Исаров Алексей Валерьевич: другие произведения.

Ураган за горами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дракон смотрит на человека свысока, но легче всего проиграть недооценённому противнику. Тем более если он един, а твои сородичи - разрозненны. Выйдет ли уравнять шансы? В соавторстве с Хеллфайром


   *** Запад ***
  
   Хребты Кейтегора, покрытые побелкой мелкого рассыпчатого снега, что порою пересыпался позёмкой почти как пустынный самум, мерно загудели, стоило только в тёмно-синем небе над ними появиться голубоватому летающему аппарату. Он напоминал морского ската с винтом спереди и сзади каждого своего "крыла". Экипаж этого летоплана внимательно всматривался в местность под собою, однако, помимо общей разведывательной задачи, каждый лётчик имел и собственную функцию. Авлар - патлатый парень с широкой челюстью - ровно держал руки на двух джойстиках, не давая ведомой им машине завалиться или сбиться с курса. Крепкий мужчина с короткой бородой -- Вардей - пока что управлялся не с энергетической пушкой, а с панорамной камерой. Единственная велнарка в команде - белошёрстая рогатая Арвера, напоминавшая бескрылого мохнатого дракона - передавала отснятые данные по дальней связи, сопровождая их своими комментариями.
   - Камни, камни, камни, снег, опять камни... - бурчала она после каждого снимка. - Ещё камни... Скажи, Авлар, какого нас занесло сюда в патрулирование? Не мог добиться, чтобы вместо нас сюда кинули кого-нибудь менее расторопного?
   - Это наша обычная работа, - не отрываясь от управления ответил парень. - Патрулирование территории входит в обязанность всех воздушных дозорных.
   - Да, но ведь можно же было спихнуть её на кого-нибудь! - велнарка положила локоть на заднюю часть аппарата, немного смахивающего на подзорную трубу. - Здесь же ничего интересного - камни, снег, камни, снег, камни, драконы, камни...
   Она осеклась.
   Ведь их летоплан теперь не был в небе одинок. Следящая аппаратура выхватила отчётливые на фоне снежной пелены крылатые силуэты, двигавшиеся на меньшей высоте, чем летательный аппарат, зато с чётким намерением пересечь хребет, направляясь в сторону Базал-Турата.
   - Всё же пожаловали... - Пробормотал стрелок, рассмотревший мохнатых и чешуйчатых уже безо всяких линз, как тёмные точки. - Прав был диктатор -- нас в покое не оставят.
   - "Лазурь" говорит, - Арвера, проговорила в гарнитуру, активировав дальнюю связь. - Двенадцать драконов в семнадцать-два-пять. Фиксируем, видите?
   В ответ ей раздался лишь неприятный шум помех, впрочем, сменившийся резким голосом:
   - Сигн... Ринят... Продолжайте... Людение... Утьте осторожны... Ец связи.
   - Продолжаем наблюдение, но держим их на прицеле, - отдал приказ Авлар. - Слышал, Вардей? Аккуратнее с ними!
   - Вас понял, - насмешливо отозвался стрелок. - Я им аккуратно крылышки подрежу.
   - Огня не открывать, - с каким-то неуловимым чувством в голосе напомнил Авлар. - Не стоит проявлять враждебность.
   - Разве они уже не проявили враждебность, вторгнувшись на нашу землю?
   - Пока только ведём наблюдение, - Авлар вздохнул. - Согласно приказу.
   Арвера взглянула на него с удивлением.
   - У нас что, был приказ на такой случай?
   - Ты сама его и приняла только что от Горведа, - напомнил пилот про радиограмму. - Выхожу в зенит группе.
   Авлар потянул на себя оба джойстика, и винты немного сменили угол вращения, поднимая летоплан выше над драконами, так, чтобы шум моторов был хуже слышен, подобранный под цвет небес окрас не давал углядеть аппарат в высоком небе, зато сами разведчики могли бы наблюдать за драконами с максимальным удобством.
   - Интересно... - не отрываясь от прицела, направленного на летящую впереди всех мишень, пробормотал Вардей. - Они выдерживают строй и порядок, летят согласовано... Похоже на разведывательный отряд.
   - Рассматривают нашу территорию и пытаются выяснить наши силы? - Арвера слегка прищёлкнула когтями. - А они не дураки.
   - Никто их дураками и не считает, - с этими словами Авлар слегка поправил положение аппарата. - Странно, но за ними вроде бы никто не летит. Может, выслали вперёд свою разведку, а сами скрываются за горами? Стоило бы проверить?
   Это был вопрос, а не утверждение. Стрелок и радист-наблюдатель задумались.
   - Лучше продолжим наблюдать, - высказалась велнарка. - Мало ли что они замыслили...
   - Следуй приказу, пилот, - добавил Вардей. - Сюда в любом случае должны прислать более мощную группу - на перехват.
  
   ***
  
   - Эхо нехарактерное, - заметила иссиня-чёрная Гамаюн бело-коричнивому Финисту. Тот и сам зашевелил ушами, чтобы выяснить, что его так напрягало.
   Финист присмотрелся к небу. Лишь внимательное приглядывание вычленило в синеве небольшую неоднородность, от которой и исходил еле слышимый звук. Вслед за Финистом морды настороженно подняли и остальные драконы в отряде.
   - Что это там? - Недовольно протянула Нирна, драконесса с мутацией перепончатых крыльев - вой, ведущая отряд.
   - Собьём и посмотрим, - тут же высказался самый сильный праник отряда, алочешуйчатый Гарней, запуская в еле видный объект плазменный шар.
  
   ***
  
   - Бьют! - крикнула Арвера.
   Авлар заметил приближающийся к ним заряд и резко перешёл на задний ход - воздушный корабль дёрнулся, члены экипажа едва смогли усидеть на местах, но зато шар миновал их судёнышко и пролетел мимо. В ответ Вардей уже собирался открыть огонь, но второй энергетический снаряд, пущенный более метко, зацепил их крыло и подбросил машину вверх, заваливая её на бок. Арвера с диким воплем вцепилась в свою аппаратуру для наблюдения, пока Авлар пытался изо всех сил снизить аппарат с как можно меньшим ущербом для его команды.
   На двух еле работавших винтах машина сползала вниз, на снега, лишь большими усилиями пилота сохраняя равновесие и приземляясь не боком, а плашмя. Но посадка всё равно оказалась жёсткой, хотя не настолько, чтобы понадобилось применять катапультирование. Едва отойдя от порядочного встряхивания, экипаж летоплана обнаружил, что их борт окружают драконы, которые их и подбили, потому пилот, стрелок и радистка поспешили снять с предохранителей автоматы.
   Однако решимость отбиваться поутихла, когда в крыло машины прямо возле кабины ударил ярко-огненный луч, прорезавший металл и оставивший чёрную копоть на самой кабине. С двух сторон, соблюдая осторожность, драконы окружили подбитый аппарат, и из их рядов вышла рослая самка, вооружённая странного вида винтовкой. Её правый глаз наблюдал за пилотами через парящие над стволом линзы.
   - Выбирайтесь, - коротко рыкнула она на вполне понятном языке, её необычайной силы голос прорвался внутрь кабины. Арвера обеспокоенно положила лапу на плечо Вардея, который рванулся было с автоматом.
   - Не лучшая идея.
   Арвера уже отправила сигнал о помощи, так что подкрепление должны собирать в срочном порядке... Но пока что пограничникам оставалось лишь продержаться до прилёта помощи. И не выдать за это время ничего важного загорному народу, который всего за несколько лет внезапно поднялся из примитивной магической цивилизации в развитую техномагическую, судя по конструкции вооружения мохнатой.
   - Ты что собралась делать? - спросил пилот.
   - Поговорить с ними, - с выражением ответила велнарка. - А вы оставайтесь на местах. Если меня убьют...
   - Что значит "Если"?! - вскинулся Авлар. - Раз ты думаешь, что мы позволим тебе выйти к ним - ты потеряла рассудок.
   - Дело в том, что я похожа на них больше, чем вы, - пояснила она. - Не знаю, как эти драконы отреагируют на вас, но если и быть кому парламентёром, то только мне.
   И Арвера выглянула из-за дверцы в тот момент, когда драконы уже собирались сами вскрывать рухнувшую посудину. Велнарка действительно походила на их бескрылого собрата, но добрее от этого драконы не стали...
   Показав драконам свои передние лапы - автомат Арвера ради предосторожности оставила в аппарате - самка встала перед чужеземцами.
   - Моё имя - Арвера, - громко сказала она. - По какому праву вы вторглись на мою землю и сбили мой корабль?
   - Если эта земля только твоя, мы её захватываем по праву сильных, - в ответ на мирный жест Нирна не желала опускать собственное оружие, чтобы показать своё превосходство. - А если твоя воля принадлежит кому-то, как наша, то назови своего правителя.
   Финист хмуро посмотрел на Нирну - мутантку, чьи перепончатые крылья больше подошли бы чешуйчатому дракону, чем мохнатому, как она. Не хотелось ему начинать знакомство с подобных грубостей... Тем более, что напуганный противник скорее всего отказался бы выдавать важную информацию.
   - Эта земля моя, поскольку принадлежит моему народу, - рыкнула Арвера. - А для завоевателей вас слишком мало!
   - Тебя убить хватит, - хохотнул красный чешуйчатый, но коричневый пушистый дракон вышел вперёд, подняв лапу.
   - Мои Тёмные друзья высказалась несколько поспешно, - предупредил готовую было разразиться перепалку Финист и положил лапу на сердце. - Но на то есть основания. Я вижу ещё две души за твоей спиной - если ты честна с нами, то зачем им скрываться? А если пытаешься придумать уловку - почему они не нападают?
   Арвера хмуро взглянула на него:
   - Вы сбили нас, а не мы вас.
   - Вы угрожали нам, - чуть расправил крылья коричневый. - Я не только чувствую это, но и вижу дуло вашего орудия.
   - Вот, мы вышли, - Авлар показался вторым, за ним поплёлся и Вардей, вынужденный прекратить прятаться внутри брони летоплана, ставшей не столь надёжной перед неожиданно продвинувшимися драконами. Кто только слил этим дикарям технологию? Или они восстановили собственные древние знания?.. Как бы это выяснить, не привлекая к себе подозрения...
   - По нашим координатам уже направляется армия наших соотечественников, - Вардей вышел вперёд, смотря на Нирну так же твёрдо, как и она на него. - От вас зависит, обеспечат ли мои товарищи мирные переговоры или примутся спасать наши жизни. Мы можем ручаться за вас, если вы опустите оружие так же, как это сделали мы.
   - Не смей угрожать нам, - оскалился Гарней, однако Нирна всё же опустила ствол своего оружия. Гамаюн выдохнула с облегчением, в то время как её брат внимательно разглядывал странных существ.
   - Может, нам лучше перестрелять их и сбежать? - шепнул Гарней предводительнице.
   - Убить вас нет ничего проще, - твёрдо сказала Нирна, обращаясь к иноземцам. - Но раз вы не стреляете в нас, то и мы не сделаем больше, чем собирались. Но мы оставим за собой право убить любого, кто вздумает направить на нас оружие.
   Вардей только еле заметно повёл бровью на такое смелое заявление. Самоуверенность у драконов осталась старая. Присев на крыло летоплана, чтобы показать своё спокойствие даже в такой ситуации, стрелок продолжил постепенно приобретать своему экипажу - да и целому Базал-Турату! - права в диалоге:
   - Так я понимаю, вы прилетели в эти горы расширять свою территорию. Скорее всего, лишь потому, что не имели понятия, что здесь начинается Базал-Турат, государство с тысячелетний историей, о котором вы не слыхали лишь потому, что не летали за Кейтегор прежде. Мы давно знали о вашем существовании и не нарушали ваших границ, поэтому надеемся на ответную вежливость.
   Нирна лукаво оглянулась на своё маленькое войско. В её голове уже родился прекрасный план, как лучше осмотреть страну этих жалких созданий и выяснить их силы.
   - Не совсем так. Мы тоже не ищем войны, лишь исследуем окружающие земли, - обратилась она к пилоту, которого воспринимала как командира отряда неизвестной расы, неприглядной как кракалевны, но зато куда более статной, несмотря на небольшой рост. - Наш народ ослаб от нашествий извне, потому мы были уверены, что за горами мы встретим врагов... оттого и среагировали на вас таким образом. Но теперь я уверена, что вы не подвержены влиянию навов, и я бы хотела... - она запнулась. - Принести извинения за такую встречу. Мы надеемся на то, что ваш народ не сочтёт нужным усложнять наше положение, потому что ныне мы вынуждены бороться за своё выживание. И если разразится война, то отчаявшиеся драконы Нашара отправят в небытие множество невинных душ прежде, чем сами исчезнут в Первоматерии.
   Гарней подавлял рык до тех пор, пока не расслышал скрытую угрозу в словах воя. Но всё же гораздо проще было бы просто вырубить этих бескрылых и допросить магически! Финист зато облегчённо кивал - шаткий мир лучше твёрдой пули.
   - Мы понимаем ваш страх, - Авлар поднял пустую ладонь. - Не беспокойтесь в этом отношении. Нам повезло миновать внимание навов, они давно убедились, что к нам лучше не соваться. Вас же они до сих пор беспокоят?
   Однако, Нирна говорила такие оскорбительные вещи про свой народ не просто так. Имея своей целью сбор информации, она вовсе не собиралась выдавать своим возможным врагам собственные знания, особенно о том, какая сила была готова обрушиться на Базал-Турат.
   - А вот и ваша помощь, - мрачно заметила она, увидев в небесах след от приближающихся аппаратов. - Надеюсь, вы поможете мне не допустить кровопролития, что было бы огромным горем для наших народов?
   Получив подтверждение ленивым кивком Вардея, Арвера вернулась в кабину и воспользовалась ближней связью, передавая подлетающему звену.
   - Это парламентёры. Не стреляйте, но будьте внимательны.
   - Это драконы, а не парламентёры! - Резко отозвались с того конца линии. - Или сбить вас было дипломатическим приветствием?
   - А как бы они иначе добрались до нас?
   Нирна, услышав её, передала оружие Гарнею, который немедленно убрал его в карманное измерение, а сама подошла к Авлару и встала подле него, показывая, что не причинит зла. Финист же подошёл к носу корабля и стал внимательно разглядывать подлетевшие машины, выбирая, куда бы драконам отступить в случае, если переговоры сорвутся.
   - У нас есть приказ... - донеслось до его уха. Но тут Арвера решила, что кому-то стоило промыть мозги. У неё не было никакого веса или ранга, чтобы отдавать такие распоряжения, зато она обладала вспыльчивым характером и громким голосом.
   - Ты хочешь развязать войну, мозгоблуд? - последнее слово было драконам неизвестно, но звучало оскорбительно. - Ситуация поменялась! А теперь виси, пока я свяжусь со штабом!
   Тем временем снаружи люди занимали беседой драконов, посматривая на свои силы, которые они, напротив, всеми собственными силами старались преувеличить, чтобы усмирить излишнюю горячность крылатых.
   - Итак, вы узнали о том, кто живёт за Кейтегором. Как вы планируете поступать в дальнейшем? Не стоит ли вам слететься со своими товарищами, чтобы предупредить их о том, что с нашей стороны не стоит ожидать необоснованной агрессии, или же, если вы представляете собой всю разведывательную группу, пролететь с нами, чтобы ознакомиться с нашей страной?
   Проводить экскурсии Вардей, конечно, не собирался, и вообще сомневался, что летунов пустят куда-то дальше лабораторий и застенков. Но в его обязанности и не входило решать их судьбу.
   - О, мы бы с радостью, - покачала головой Нирна. - Но мы уж лучше дождёмся ответа от вашего командования.
   В душе она посмеивалась над тем, насколько доверчивы эти создания. Один из техномагов Инанны соорудил замечательное средство устрашения и уничтожения, которое хранилось у Гарнея и которое могло быть применено, если бы люди задумали подлость. А доверяла она им не больше, чем люди драконам.
   По счастью, Арвера развернулась к ним, смакуя приятные новости.
   - Наших гостей пригласили на базу, - объявила она. - Но им придётся сдать всё оружие.
   - На это я не пойду, - отмахнулась Нирна. - Желаете начать войну с уничтожения, - она оценивающе взглянула на небо. - Полутора десятков ваших небесных воителей - пожалуйста.
   Арвера почуяла непреклонность предводительницы крылатых и подумала, а не рухнет ли всё дело.
   - Но, - внезапно продолжила самка. - Мы можем поступить иначе. Вы трое остаётесь... В гостях у моих воинов, в то время как я, мой преданный оруженосец, - она кивнула на Гарнея. - И Финист, - светлый дёрнулся и оглянулся на неё. - Отправятся на вашу базу. Если с нами ничего не случится, то это означает, что вам можно верить.
   - Не хотите принимать наши условия - ваша воля, - пожал плечами Вардей. - Мы можем просто разлететься, пока у нас ещё целы все конечности.
   - База согласна, - снявшая наушники Арвера прервала самовольство бородатого. - Звено будет за нами присматривать, пока мы у вас поживём.
   Нирна оглянулась на драконов.
   - Оставаться на местах и постарайтесь помочь исправить тот вред, что мы причинили, - она отдала этот приказ вовсе не из-за дружественных чувств, а чтобы под предлогом помощи разобраться во вражеской технике. - Гарней, Финист - со мной.
   С этими словами она взлетела в воздух, в то время как несколько машин подлетели к ним с разных сторон, взяв в подобие куба - одна под, две над и остальные по бокам, спереди и сзади, но с таким расчётом, чтобы в случае чего не попасть под залпы друг друга, а собственным огнём отрезать путь драконов к отступлению.
   - Вот и познакомились, - сказала Гамаюн и материализовала из карманного скрипку. - Позвольте мне скрасить наше томительное ожидание лёгкой музыкой?
   - Благодарю, не стоит, - Вардей на минуту вошёл внутрь своей машины, чтобы с ней попрощаться. - Прошу вас отойти на пять рейктов, сейчас я попробую немного согреть нас, а заодно окончательно доломать нашу машину, чтобы вы могли спокойнее отдохнуть. Не беспокойтесь, я успею убежать от взрыва, как и вы.
   Однако Светлая осталась рядом с ним.
   - Если бы из-за раненного крыла Тёмные прощались бы с каждым своим собратом, то их раса давно бы вымерла, - она взглянула на повреждение. - У нас есть ещё время, а некоторые из нас обладают навыками в технике, так что зачем взрывать такой верный аппарат вместо того, чтобы попробовать его излечить?
   Если Нирна считала наивными людей, то Авлар улыбнулся простодушности драконов:
   - Мы сможем ещё сделать. Всё равно у вас нет необходимого металла, необходимых станков, чтобы зарастить такие дыры, которые вы смогли пробить своей не такой уж и слабой праной. Но раз среди вас есть техники, вы бы сделали нашу расу чуть менее уникальной, выучившись производить такие же. Хотя зачем вам - вы и так способны летать...
   - К сожалению, многие драконы теперь бояться летать, - вставила Абенасешти -- проводник из хаосистов Махаара, взятый в отряд нашаран, драконница-дарманка с кварцево-розовой чешуёй. - Небеса стали для нас не менее опасны, чем земля, после того, как навы обрушили на нас всю свою мощь. Такие машины помогли бы нам выдерживать натиск наших врагов и отражать атаки любых сил, что они вздумали бы обрушить на нас. Возможно, при сотрудничестве с вами мы бы получили шанс не просто обороняться, а наступать на тех, кто угрожает нашей... Мирной жизни.
   - В нави они не летают... - Вардей так и задержался на входе в аппарат. - Поэтому в нападении на них они бесполезны, только в защите. Или у вас есть иные враги?
   - Кто из вас техник? - Арвера прямо обратилась к драконам. - Я покажу ему, в чём наша проблема, и объясню понятными ему словами.
   Формально велнарка не сотворила ничего запретного, ведь база так и не дала указаний, уничтожить ли аппарат или начинать ремонт - сейчас у штаба появилось множество других забот. Но порою людям казалось, что их мохнатая соотечественница симпатизирует неизвестным драконам больше, чем нужно. Тем не менее, перечить было уже поздно, да и драконы не собирались покидать радиус поражения взрывателя.
   - Я всё же немного снижу вашу нервность... - Прошептала Гамаюн, упирая в грудь скрипку и поведя по струнам смычком. Лёгкая, спокойная мелодия коснулась не только ушей тех, кто находился непосредственно рядом с Тёмными, но и затронула разум пилотов, с которыми предусмотрительная Арвера оставила связь. Никто из них не ожидал, что умиротворяющая мелодия введёт их в такое состояние, что драконам не составило бы труда сбежать. Однако Гамаюн применила лишь часть сил, не настраивая мелодию на подчинение, а только убирая озлобленность и недоверие.
   - Я техник, - к велнарке тем временем подошёл синий дракон с золотыми гривой, кисточкой и пластинами. - Раяр, приятно познакомиться.
   - Арвера... - Велнарка нерешиельно подала лапу. Раяр, который хотел уже приложить к сердцу крыло, остановил свойственный драконам жест и повторил жест велнарки, вызвав у неё смешок, когда она дотронулась своей лапой до его.
  
   ***
  
   Люди давно победили навов и имели полное право глумиться над ними. Именно победе над жестокими пришельцами, которых не смогли одолеть даже учителя-драконы, и был посвящён маскарад на Бубугавай - "конец страха". Люди наряжались в затейливые костюмы чудовищ, ставших из уродливых смешными, велнары раскрашивали шерсть в яркие узоры безумных цветов, схожих с первоматерией. Никто из жителей Лонаввара, столицы Базал-Турата, ещё не знал, что мирное время окончилось, хотя многие роптали на то, что еда и напитки не раздавались бесплатно, как в былое время. Но гулянья и танцы под музыку неумолимо захватывали каждую улицу; каждый высокий и величавый дом с арками и кариатидами приукрашивался к торжеству, и многие собирались поглазеть на затейников, радовавших глаз искусством "магии ловкости" и остроумными сценками.
   Среди всей разношёрстной толпы участников особо выделялся высокий коричневый велнар, чья шкура была украшена синими, красными, зелёными полосами, а от глаз расходились жёлтые круги. Он резкими, но при этом всё же притягательными движениями перемещался по площади, лавируя между людей и других велнаров, улыбался и постепенно завоевал всеобщее внимание.
   - Возрадуйтесь, граждане Базал-Турата! Пейте и веселитесь по воле диктатора, да переживёт он всех вас! - нараспев проговорил он, поднимая золотую чашу с вином над головой. - Надо ли думать о завтра, когда заболит голова, у кого она ещё останется к тому времени? Сегодня вы сами - навы!
   - Да, но это не значит, что мы станем и внутри такими же, как снаружи? - Человек в первом ряду снял с головы громадную копну блестящего парика, обнажив собственные соломенные волосы. - Люди умеют защищаться, но нападать нам не нужно, мы же не пожиратели миров!
   - И не пожиратели душ, драконы! - Дунув на чашу, мохнатый шут сотворил из поднявшейся воды фигуру рыжей крылатой, а потом её выпил. - Кто не любит надавать тумаков от пьяной крови? Да и вино стоит кровавых денег! Прости, кровных! Лучше выбить их очевидного врага, чьи предки травили нам жизнь в прошлом веке - они же не успокоятся! Кто захочет перестать быть богом, однажды попробовав?
   - Только тот, кто знает, что входит в обязанности бога, - заметил человек. - В словах твоих есть доля истины, но чем больше льётся воды, тем скорее плодородный луг станет зловонным болотом. За столько лет - и не без помощи даров драконов, оставленных для предков наших - мы изменились, так с чего же ты взял, что сами драконы не изменятся? Или ты сам когда-то был богом, раз судишь об их доле?
   - А по-твоему судить могу, что ты бывал драконом, - усмехнулся велнар.
   - Что драконы, что велнары и люди - разумные, они рождаются и учатся. У них больше общего друг с другом, чем с навами. Нам стоит не убивать драконов, а на этот раз стать их учителями - но не в технологии, а в нравственности.
   - И нас точно так же благодарно свергнут! Нет уж, довольно этого порочного круга! Я хочу ещё одну победу - и ещё один сытный праздник! Ну что, народ, растрясём кошелёк диктатора на обновки из брони и хлопушки большого калибра?
   Толпа, сумбурная и податливая, к единому мнению придти не могла. Кто-то рвал на себе одежды, горланя патриотические песни, а с кого-то сошёл весь хмель от осознания того, что, одолев драконов и навов, народ заскучал, и начал искать новой лёгкой добычи, чтобы есть, не работая.
   Но накапливающееся всеобщее безумие было порождено не самими людьми. Недоступное человеческому глазу сияние обволакивало всё тело человека, словно золотые одежды. Велнар, напротив, был окутан рыже-красным облаком с чёрными переливами, накатывающими неустойчивыми волнами и разливающимися по толпе, сталкиваясь с золотом сияния и замирания.
   - Не так уж и трудно одолеть возомнивших о себе псевдобогов, победа над которым обусловит нам не только покой, но и процветание!
   Одного звука твёрдого, зычного голоса, отразившегося от высоких стен хватило, чтобы вся толпа разом смолкла, все недовольства и безумства остановились. Праздновавшие с почтением развернулись к обширному балкону, на который вышел широкоплечий и высокий брюнет с бледной кожой - сам диктатор Латантарея. Оба света, разлившихся было по улицам, притухли, словно надвинулась туча.
   - Базал-Турат! Храбрость - это твоя добродетель, а доблесть - твоё призвание. Плуг и меч равно служат благоденствию нашей земли. Мы - чистые души, мы любим своих ближних и помогаем друг другу! Но за горами ещё остались недоброжелатели - и драконы, и даже навы, все они тайно строят козни. Только представьте, как они ненавидят нас и друг друга, если вместо денег они используют собственные души, а вместо еды - собственные трупы? Их территория, их чистая, богатая под и над землёй природа стонет, не заслуживает таких квартирантов! Ей нужен хозяин разумный и добрый. Хозяин, кто применит землю во благо. Тот, кто умеет трудиться и чтит совесть. Тот, кому уже тесно в узкой долине трёх рек, у кого чешутся руки строить и возводить счастливые города! Кто же он, мои друзья?
   - Мы!!! - Празднующие и вовсе забыли, зачем собрались, кого слушали прежде. Их захватила идея.
   Велнар воспользовался суматохой, чтобы подойти поближе к оппоненту.
   - Пусть драконы и люди поубивают друг друга - нам же будет легче потом разделаться с ними всеми, - прорычал он, помахивая пушистой кисточкой у ног человека, но не смея прикоснуться к нему. - А ты взирай на то, как любимые тобой народы проливают кровь на землю. Может, тогда Второе Солнце наконец-то угаснет окончательно...
   - Кто только не желал этого раньше, - спокойно отвечал человек, не обращая внимания на тон велнара. Морда того передёрнулась:
   - Они не были Тескатлипокой. А ты ещё не знаешь, что это значит.
  
   ***
  
   Из многих служащих в Белом Ордене и Комитете Общественного Покоя Серарысь избрали потому, что она была одной из тех велнаров, кто соглашался мириться с политикой Латантареи. А велнары, как все признавали, были ближе драконам хотя бы по внешнему виду - значит, должны были восприниматься с большей долей доверия, чем вовсе непохожие люди.
   Серарысь наклонила голову перед подходящими к ней крылатыми:
   - Я буду рада просветить вас. Прошу за мной.
   Из административной корпуса, куда доставили драконов, они вышли на залитую солнцем дорогу, покрытую крупной бетонной плиткой. Проволочки, из-за которых "вторженцев" задержали на территории базы, заняли не менее двух часов, и потому Серарысь не стала медлить с наверняка насущным для крылатых вопросом.
   - Если пожелаете отобедать, то я могу провести вас...
   - Не желаю, - ответила Нирна несколько резковато, выходя из образа, в котором пребывала всё это время. Для того, чтобы понять, с чем им предстоит столкнуться, ей пришлось не просто наврать людям об истинном положении дел в Нашаре, но и не запутаться в собственной лжи. По счастью, изворотливый ум Нирны работал на полную мощность - иначе её бы не поставили во главе отряда. Глупые людишки возомнили, что перехитрят драконов, приставив к ним соглядатая в виде этого пятнисто-полосатого недоразумения и отправив на "отдых" на окраину своих городов. Что же, пока придётся поиграть по их правилам - главное, чтобы оставшаяся часть их отряда пока не занималась самодеятельностью, позволив ей всё завершить самой. Не будет большого труда в том, чтобы оглушить, связать или убить эту самку-велнарку и заняться разведкой по-настоящему, но пока в этом ещё не было необходимости.
   Из всей троицы проведённых на человеческую территорию не скрывал своей благожелательности разве бело-карий Финист, сейчас вовсю крутивший головой туда и сюда, стремясь получше рассмотреть и запомнить непривычный для драконов город. Дома в Хорбаре - как назвали этот город на пограничном посту, прося туда сопроводить делегацию - имели балконы, но столь узкие и с такими высокими перилами, что их никак нельзя было употребить в качестве взлётных площадок. Шиферные крыши нельзя было назвать ни плоскими, ни покатыми - так, лёгкий угол для облегчения стекания дождевой воды. Несмотря на то, что городок находился на окраине цивилизации, в сельской местности - пахучие леса голубых елей с одной стороны и рыжее поле с другой - люди и их мохнатые союзники селились в многоквартирных домах, то ли не желая вредить природе и для того собираясь компактнее, как в больших городах, то ли просто в обычаях нелетающих было селиться теснее. Несмотря на то, что ниоткуда не чувствовалось пранических потоков, у людей хватало движущихся механизмов.
   Нирна запоминала всё, что видела, слышала и чувствовала. Судя по всему, люди и их союзники сильно подотстали от драконов в одних структурах и в то же время опередили в других. С такими противниками будет трудно сладить. Ещё одним обстоятельством, пришедшимся ей не по нраву, была та скученность, на которую обратил внимание Финист. Значит, на предположительной территории - а какая она, ещё только предстояло выяснить - могло расположиться гораздо больше врагов.
   Люди взирали на драконов с удивлением, некоторые - с заметной боязнью, но это были простые жители, не солдаты. Велнары сначала не обращали внимания, но, рассмотрев пришельцев получше... Менялись в мордах, причём разительно. Даже Серарысь бросала на драконов взгляды, которые Нирна пока понять не могла, но в них не было ни страха, ни озлобленности, а что-то совсем, совсем иное. Загадок в этой стране гораздо больше, чем она думала.
   Зато Гарнея эти секреты не интересовали. Разбираться в человеческих технологиях - обязанность служителей Тьмы, что принялись за мудрствования в техномагии в последнее время. Задачей гайдуков, посланных за Кейтегор, было выполнения обещания, данного Тьме и Инанне - вернуться с душами. Или хотя бы с верными сведениями о том, как их можно добыть. А люди, хотя и слабые телом, продолжали быть разумными существами - а потому особенно ценными для сохранения не в кристалле, а в сосуде. Даже Варлад, пытавшийся было собирать "вычислительную машину", используя лишь потоки энергии, признал, что во много раз проще обходиться запрограммированным сознанием разумного, а лучше даже несколькими. Что взять с душ животных? Они мало что могут исполнить в силу ограниченности своего понятийного аппарата. Не всякое заклинание можно им поручить. Да и память их была ограничена. Для чудес техномагии, вроде духа-домового, верно служащего хозяину, или даже бестелесного призрака, способного найти жертву в любом схроне и убить её, высвободив всю накопленную в себе кипящую прану, и тем более для лучших артефактов требовались максимально разумные души.
   Рассматривая на данную роль велнаров, Гарней пришёл к выводу, что эта раса скорее прислуживала людям, чем была их равноправными союзниками. Что же, интересно будет взглянуть на то, подтвердятся ли его подозрения...
   - А имеется ли у вас книгохранилище? - внезапно услышал он вопрос Финиста, слишком простой и слишком прямой. Одно слово - Светлый...
   Серарысь оглянулась на него.
   - Вы найдёте всё, что нужно, в доме, а если потребуется что-то ещё - я вам принесу.
   "Точно - прислуга", решил Гарней. Привыкшая служить всем, по любому поводу, исполнять любые просьбы. Жалкие создания, потерявшие собственную волю.
   - Сложно сказать, что именно нам может понадобиться, - Нардея же восприняла эту услужливость, напротив, как желание контролировать самих драконов, ограничивая выдаваемую им информацию лишь той, которую местные не сочтут опасной или выдающей секреты. - Ведь мы желаем просто освоиться с обычаями вашего народа, как культурными, так и ремесленными.
   - Значит, я принесу вам книги по ремеслу и культуре, - просто ответила велнарка. - И всё, что пожелаете. Мои предки когда-то жили вместе с драконами, и поверьте, помогать вам - большая честь для меня.
   - Жили с драконами? - подал голос Гарней. Это осложняло дело...
   - В незапамятные времена, ещё до первых войн, - опустила ушки велнарка, сворачивая на широкую дорогу, ведущую на юг. - Но мы, велнары, помним о драконах гораздо большее, чем люди.
   "Стоит у тебя вытянуть, что именно..." - мрачно подумала Нирна. А вслух произнесла:
   - Тогда, надеюсь, ты помнишь, почему драконов здесь не осталось?
   - Нет, - просто ответила велнарка. - Я почти никогда не покидала Хорбара за всю свою жизнь. Во всяком случае во взрослом возрасте. Однако я могу рассказать так, как меня просят учить детей в школе. Драконы нам и подарили всю имеющуюся технологию, но при том были столь ужасными господами, что людям пришлось их свергнуть. Драконы отрицали человеческую свободу воли, да и учили их собственным искусствам лишь для того, чтобы сотворить себе умелых рабов. Но вот только собственной волей обладает любой разумный...
   - Не стоит считать, что всеми драконами управляли столь низменные мотивы, - заметил Финист. - Вы, велнары, к ним явно относитесь дружелюбнее.
   - Не все, - заметила Серарысь. - Но ты прав. Я проводила кое-какие исследования, особенно касательно древних времён. Скажу прямо - если господин проявляет по отношению к рабу такую заботу, что он чувствует себя свободным - это не рабство.
   Гарней и Нирна переглянулись. Обоих Тёмных посетила одна и та же мысль - только что Серарысь показала им всю философию велнаров, следуя которой они и опустили себя до ранга второсортного народа. Но если ум оруженосца на этом и остановился, то Нирна пришла к ещё одной мысли - велнары до сих пор тепло относились к драконам...
   - А вот здесь мы вас разместим, - показала лапой Серарысь на стоявший в отдалении небольшой деревянный домик. Место на отшибе, даже странно, что всё контролирующие люди разрешили держать своих послов далеко от всеобщего внимания. Или же люди знали о драконах больше, чем собирались показывать, но желали, чтобы они чувствовали себя как дома и расслабились? - Вольным существам, как мы и вы, лучше жить под открытым небом в живописном уголке. Впрочем, даже тот порой может надоесть, и захочется сменить место жительства, но на одну ночь этот домик точно вас приютит.
   Тройка драконов внимательно рассматривали то, куда их определили на сегодня. Невысокий, в три этажа, дом с узкими балконами и широкой входной дверью, построенный много времени назад, но ещё не совсем старый. Не самый лучший вариант, но навряд ли самый худший.
   - Защита имеется? - осведомилась Нирна.
   - Зачем она нам, и уж тем более -- вам? - судя по тону, Серарысь не пожелала развивать тему.
   - В этом ты права... - хмыкнул Гарней. - Я пойду первым.
   Быстрым шагом дойдя до дома и настороженно оглядываясь по сторонам, Гарней поднялся по лестнице и уставился на дверь. Под широкой волнообразной ручкой была дырка.
   - А это зачем? - спросил он у подошедшей велнарки. Та усмехнулась и поднялась на задние лапы, передней вытащив из-под козырька входа зазеленевший ключ. Вставив его в замочную скважину, она с усилием провернула его два раза и отошла в сторону, пригласительно махнув хвостом.
  
   ***
  
   - Ваш приказ выполнен, диктатор Латантарея. По снимкам горных местностей составлены карты, отловленные ящерицы окружены нашими силами и готовятся к допросу. Мы все с нетерпением ожидаем ваших поручений насчёт тактики захвата планеты. От имени всех войск Чёрного Ордена и Комитета Внешней Политики я, главнокомандующий Эроки Ренатер, выражаю благодарность за предоставленную честь участия в величайшем историческом событии Базал-Турата.
   Латантарея прервал пафосную, но бесполезную тираду своего ставленника с дурацкой причёской молчаливым жестом и склонился над картой Нашара, разостланной по всему столу. Одинокие - теперь одинокие: без союзников, без свободных колоний - драконы словно жались к бухте Марлона, опасаясь залетать вглубь своей бывшей страны. А когда-то ты был могущественным, Даркан: под тяжёлыми взмахами твоих крыльев дрожала вся планета, где дракон насаждал свою тираническую философию. По твоему мнению, Даркан, дракон есть совершеннейшее создание между звёзд, а совершенней ничего никогда и не появится на свет. Дракон, не желая признавать равных себе, возомнил себя богом: вольным карать и миловать, прощать и наказывать. Лишь того, кто отпевал тебя дифирамбами, ты брал к себе под крыло, однако же рано или поздно выжимая все соки из поддавшихся. Что же другим? - незавидная доля: отыщешь ли себе противника более ослеплённого яростью, чем жестокий дракон? Но теперь он сполна собрал урожай всех притеснений, всего зла, что он подарил миру.
   Но, может, всё иначе было бы, если бы Норар - ваш гений, великий учёный - не продал ваши души за тень бессмертия? Ценой многих лишений - и духовных в первую очередь - ты одарил потомков лживой вечностью. Ты знал, Норар, на что идёшь. Но сможешь ли ответить, зачем? Или даже великие ошибаются, туманят разум свой тщеславием? И кто из Тёмных драконов осознаёт, что проклят? Проклят на все бесконечные вечности чёрного мрака без мысли, который ожидает отдавших свою волю Тьме?
   У кого темна душа, того нельзя обратить к свету. Только стереть с лица материи, ибо такие создания потеряны для мира.
   Латантарея всю жизнь свою питал ненависть к ящерам. Он, словно чёрная дыра, вобрал в себя всю ненависть всех погибших в когтях драконов, и эта тёмная мощь вела его к власти, чтобы наконец взорваться и погрести в себе недостойных ни жизни, ни смерти драконов; но когда власть получена, наступило время развязать самую масштабную и кровавую в истории войну - войну за окончательное освобождение от гнёта драконов.
   Но в каждой стычке - в крупной ли, малой - чёрная дыра испарялась, тратя невиданную мощь ради своего дела. И настал миг, когда от неё остался лишь холодный расчёт.
   Сейчас людям не был нужен Нашар ради мести -- для неё было достаточно свергнуть бывших наставников, не желавших, чтобы их "дети" взрослели и становились самостоятельными. Этот вопрос исчерпан.
   Дети так же выросли из колыбели. Нынешние территории Базал-Турата уже не могли удовлетворить всех аппетитов растущих населения и экономики. А это значит, кому-то придётся потесниться.
  
   ***
  
   Вардей понимал, что ему несказанно повезло - захватившие его и товарищей в плен драконы, устрашённые количеством подлетевших летопланов, уступили уговорам подождать дипломатов не на морозе горного склона, а в тепле военной базы, оснащённой удобствами. Заодно подоспевшие ремонтники смогли отогнать от повреждённой машины техников драконов, при этом поставив летоплан "на крыло". Так что теперь из узников в лапах драконов экипаж стал, скорее, надзирателями в камерах. Об этом и желал поговорить с Вардеем начальник базы - штабс-полковник Бенект.
   Этот высокий человек, рано поседевший от работы и привычки орать на подчинённых, находился в своём кабинете, дверь в который всегда представляла определённую опасность для служащих - она могла открыться в любой момент, открыться в коридор, а учитывая её вес, то попавшему под дверь не поздоровится. Сейчас же дверь уже была открыта, в кабинете, кроме Бенекта, носившего бежевую штабную форму, находилось человек шесть охраны - четверо рядовых и пара погононосцев - но ни одного велнара. Писарь Пятрук куда-то исчез.
   - Нам бы таких воинов, - сам офицер сейчас стоял у окна и через бинокль смотрел на плац, на котором сейчас, озираясь, расхаживались драконы, поражённо осматривающие ангары, людей с причудливым для них оружием и самих солдат, пристально за ними наблюдавших. - Сильные, верные и умные... Но, к сожалению, они не в моём лагере и вообще не в юрисдикции Базал-Турата.
   - Они рассказывали, что от их страны почти ничего не осталось после нападения навов. Если они перейдут под командование диктатора - за службу нам и поддержку нас мы сможем решить их проблему.
   - Не пойдут, - заметил Бенект, повернувшись к подчинённому. - У этих драконов своя философия, и своё командование, которое послало их на разведку. Это не отряд беженцев, это организованная группа. Вопрос в одном - что они пытались здесь найти? - он выдержал небольшую паузу. - Навряд ли помощь.
   - Свободную землю? - предположил Вардей, учитывая, что никто из окружения штабс-полковника не открывал рта.
   - Возможно. А возможно - что и нет, - Бенект вернулся к столу и постучал пальцами по листу бумаги, украшенному алой печатью. - Этих драконов приказано задержать и перенаправить Синему Ордену на объект ЦИМА для последующего изучения. Постараемся, чтобы прошло всё мирно, а пока - вы с командой присмотрите за ними.
   - Мы? - Вардей постарался не выдать недовольства. - Моя должность -- лейтенант авиации, я не обучен внедрению.
   - Вы вошли с ними в контакт. Они вам по-своему доверяют, - Бенект присел в своё кресло. - По вашему же рапорту, вас эти драконы обстреляли, но они и без оружия будут очень опасны. На чужаков, на распоряжения от офицеров базы, они могут отреагировать так, что принесут вред и себе, и нам. Я не хотел бы без крайней необходимости рисковать здоровьем и жизнью подчинённых, потому мы не можем рассказать о том, что собираемся отправить их в Центр Исследования Магических Аспектов. Вам следует убедить драконов, что мы всего лишь задерживаем их на срок оформления необходимых бумаг. Каких - не их дело.
   - Что же, если они организованная группа, они должны понимать, что воля начальства - это воля начальства, - Вардей понял, как именно сможет оправдаться перед зубастыми существами.
   - Если что, мы вас поддержим со стороны, - Бенект прервался, когда у него на столе загудел говоритель, извещая о входящем вызове. - Б-Б на связи.
   - Гостей ждём завтра в четыре, - слегка обрадованно сообщил искажённый помехами голос. - Пока вам следует расспросить их, имеют ли они связь с мятежниками, что готовят у нас переворот.
   - Расспросим, но что мы уже знаем? - Бенект отодвинул стул и сел.
   - Пока ничего особенного, кроме того, что мятежники используют драконью магию связи с ноосферой. Сейчас мы обрабатываем одну из повстанцев, Ларьяну.
   Вардей, не сумев сдержаться, встал. Его сестра...
   - Сядьте, - коротко произнёс Бенект и ответил. - Вас понял. Исполняю, - погасив связь, он посмотрел на Вардея. - Мне жаль, но это был её выбор. Вы слышали приказ, - он взглянул на офицеров. - Как и вы. Обеспечьте стопроцентную безопасность пилотам, но в бой вступайте только в том случае, если драконы решат сбежать. Покидать территорию барака они не должны. Все свободны.
   Вардей, плохо отдавая отчётность своим действиям, поднялся с места и вслед за офицерами вышел из кабинета. Двое охранников остались внутри, двое вышли вслед за ним - дверь загудела и автоматически захлопнулась: звук удара, громом разошедшийся по корпусу, вернул Вардея к действительности.
   - Выбор у всех есть, только к чему он приводит, - произнёс один из задержавшихся охранников, светловолосый и с открытым взглядом.
   Вардей посмотрел на него медленно и крайне странно:
   - Не надо об этом.
  
   ***
  
   - Что же это получается... - хмуро проговорил Гарней, ворочаясь на неудобной для крылатых кровати. - Мы здесь спим в тепле, а наши друзья мёрзнут в горах под дулами?
   - Наша судьба не лучше... - Привстала на ложе Нирна. - Если ты не видишь оружия, это не значит, что оно на нас не наставлено.
   - Подтверждаю, - Финист поскоблил когтем деревянную стену, выковыряв из неё небольшую металлическую детальку.
   Нирна хмуро взглянула на него и знаком велела положить на место. Финист продемонстрировал решётку на детальке.
   - Так они слушают.
   - И что же нам делать? - спросил Гарней, когда передатчик треснул под пальцами Финиста и, раскрошенный в труху, упал на пол.
   - Для начала - потише разговаривать, - фыркнула Нирна. - А потом... Надо узнать побольше о велнарах через нашу знакомую.
   - Не вздумай применять насилие, - охладил её пыл Финист. - Я займусь книгами и выясню как можно больше о людях, а вы по-дружески поговорите с Серарысью.
   Гарней оскалился:
   - Ты думаешь, она по-дружески нам всё выболтает?
   - Велнары - тупые и бесхребетные существа, - внезапно вставила Нирна. - Но они уважают нас. Вспомни ту, что была в сбитой летающей штуковине. Я думаю, мы сможем получить ответы на многие вопросы, не вызвав никаких подозрений.
   - Да, но Серарысь поддерживается человеческими начальниками... - напомнил алый дракон. - Уверена ли ты, что она не за этого диктатора, о котором нам так и не рассказали? Нельзя ли считать её податливость попыткой нас расколоть и выяснить наши настоящие намерения?
   - Какие у нас могут быть намерения, пока мы ничего не знаем о людях? - Нирна вовсе встала с кровати. - Что нам о них думать, что решать по их поводу? Велнарам, конечно, стоит обрести собственную волю, но вот у людей она есть. И не в их воле перед нами раскрываться.
   - В этом случае, - Финист прищёлкнул когтями. - Стоит мне и тебе поговорить с ней, а Гарнею заняться поисками остальных устройств, которыми этот дом наверняка напичкан. Как ты знаешь, у Светлых существуют некоторые методы добычи информации, которые помогут нам.
   - Интересно, какие? - оскалился Гарней. - Будешь просвещать её своими обширными знаниями?
   - Всё зависит от того, насколько она сильна по своей природе, - отмахнулся крылом дракон и пристально посмотрел на Нирну. - Ты слышала, что ей приходится взаимодействовать с людьми, учить их детёнышей. У неё наверняка нет времени ни на личную жизнь, ни на развлечения. Немного алкоголя, несколько правильных слов - и она превратится в лучшую энциклопедию по миру людей.
   - Я бы с большим удовольствием стянула с неё шкуру и пошла бы добывать информацию сама... Но твой план пока больше подходит, - Нирна задумалась. - Действуй.
   - Благодарю за доверие, - фыркнул Светлый.
  
   ***
  
   Охранники, постоянно маячившие около пленников - как самих драконов, окончательно потерявших чувство безопасности, так и их заложников - были неразговорчивыми. Зато "Гости драконов", силой оружия товарищей быстро превратившиеся в "хозяев", выспрашивали у крылатых о родине в холодном любопытстве, замаскированным под скуку. Арвера, правда, проявляла настоящий интерес, и даже рассказывала кое-что о себе - из личной жизни и даже немного из общественной. Велнарку особенно занимал Раяр - она сидела к нему гораздо ближе, чем люди, расположившись на розовом пуфике, а дракон, невзирая на взгляды собратьев, вальяжно устроился перед ней прямо на полу, положив одно раскрытое крыло на пол и предаваясь рассказам о Нашаре. По счастью, ему хватило ума поддерживать легенду Нирны, но всё равно столь близкое общение вызывало раздражение у Абенасешти. Та уже убедилась в том, что разведчики угодили в ловушку, но хаосистка пока не могла придумать, как из неё выбраться. Пожалуй, единственным, кто сейчас сохранял спокойствие вместе с Раяром, была Гамаюн. Даже наоборот, Светлая выглядела что-то очень возбуждённой, прохаживала из угла в угол, на расспросы не отвечала, а иногда и вовсе замирала на месте, жмурясь, как будто от яркого, но приятного света, и выпадала из реальности. Она могла бы сейчас сыграть охранникам нечто снотворное, но пока не находила в этом большой нужды. Отряду никто не угрожал, парламентёрам тоже, как она надеялась.
   В тихий час, когда притушили свет, никому не хотелось спать. Люди чисто психологически страшились драконов, а те благоразумно опасались людей. Арвера до сих пор предавалась разговору с Раяром, перелетевшим на шёпот. Поскольку к нему уже, утомлённые, не прислушивались, никто не мешал обсудить друг с другом ремесло - сами инженеры считали, что для науки не должно быть границ.
   Они же первыми и заметили светловолосого молодого человека, спокойно подошедшего к представителям двух разных цивилизацией.
   - Не говорите о нём и не показывайте никому, кроме своих друзей, - негромко произнёс он, пресекая расспросы, и сунул в лапы Арверы сложенный в несколько раз листок бумаги. После этого он так же неторопливо отошёл от драконов.
   Велнарка и Тёмный одновременно подались вперёд, склонившись над бумагой. Через минуту велнарка отправилась к людям, чтобы затем вернуться к Раяру и передать письмо ему. Скрыв бумагу под крылом, тот отошёл к драконам. А они по-очереди подходили к нему и заглядывали за крыло, медленно читая в темноте, всматриваясь округлившимися зрачками в символы, замерцавшие золотым светом и перешедшие в хорошо различимые руны:
   <b>Завтра вас собираются отправить на опыты. У вас есть шанс спасти не только себя, но и других невинных пленников, что поддерживают вас, драконов, в этой стране. Как только вы окажитесь в исследовательском центре, вам нужно найти Ларьяну (Варьяр знает, кто это), а вместе с нею вырваться из здания. Там вас уже встретят благожелатели, что помогут скрыться и воссоединят вас с вашими друзьями: Финистом, Нардеей и Гарнеем.</b>
   Раяр со своего места взглянул на Арверу. Велнарка и двое людей не спускали глаз с драконов, но теперь, кроме страха, в их взглядах можно было распознать и ещё что-то...
   Хаосистка тоже почувствовала это. Подняв письмо, она отправила его себе в пасть.
   - Всем спать, - произнесла самка, полностью уничтожив все следы разговора. - Нам предстоит тяжёлый день.
  
   ***
  
   Финист, вышедший из спальни в гостиную, застал Серарысь бодрствующей, хотя и подуставшей. Она сидела за столом в центре комнаты и исписывала бумагу оставляющим тёмный след стержнем. Несколько разбросанных подле тетрадей с корявыми рунами незнакомого наречия праговора должны были помогать сотворить образ учительницы, проверявшей домашнюю работу, но Финист был скорее склонен теории, что на деле Серарысь скорее составляет отчёт о своих "гостях".
   Он неслышно подступил к самке и заглянул через её плечо. Нет. Дракон ошибся - хотя письменность была ему незнакомой, картинка под нею показывала, что Серарысь и вправду думает сейчас о драконах - только с иной стороны.
   На рисунке был изображён - и достаточно неплохо - высокий дарман, чешуйчатый самец с гривой и рогами, возлежащий на берегу озера и смотрящий в даль печальным взглядом. Мордочка получилась островатой, но в целом было нарисовано совсем не плохо.
   - Красиво, - произнёс Финист, чем до смерти перепугал Серарысь - та вскрикнула и резко обернулась, едва не свалившись на пол.
   - Как ты меня напугал... - задыхаясь, проговорила самка. - Вас, драконов, мало того, что не услышать - не учуять...
   Странно, что люди упустили эту деталь... И несколько иных. Впрочем, если знать, сколькими устройствами мог быть напичкан дом, живой охранник мог иметь скорее значение символическое - или служить проверкой честности самих драконов.
   - Это кто-то определённый? - Финист попробовал разговорить велнарку, указав на её рисунок.
   - Наверное, пока по наброску этого не видно, иначе ты бы должен был узнать... - Серарысь немного отставила стул, подобрав хвост. - Его звали Азиморик Воискан. Когда навы одолели родину драконов, Даркан, он возглавлял беженцев из неё - тех, кто нашли спасение за Кейтегором. Драконы обучили здешние племена людей и велнаров своей технологии, а особенно приближённых к ним - и своей магии. Но вскоре эти драконы возгордились, почувствовав себя богами, и захотели для себя ещё большего подчинения - чем и обрекли собственных слуг совершить революцию и свергнуть их. Вот к чему приводит гордыня.
   - Странно, что при этом велнары до сих пор относятся к нам с симпатией, - уныло заметил Финист.
   - Были и другие драконы, - успокоившаяся велнарка взглянула на Светлого тёплым взглядом. - Их звали не господами, а покровителями. Здесь не слишком жалуют вас, но есть люди, для которых драконы остаются богами - или хотя бы чем-то великим.
   Она осеклась, догадавшись, что только что выдала пару военных секретов. Финист же продолжал оценивать самку. Она была молодой, её жизненного опыта явно не хватало для общения с ними. Почему же её поставили следить за драконами? Либо она не знает ничего ценного, либо людям неизвестно о привязанности велнаров к драконам, или, по крайней мере, не известна степень привязанности.
   - Мне не следовало этого говорить... - произнесла Серарысь. - Среди нас тоже есть те, кому вы ненавистны, или просто не интересны. Но в моей семье сказания о драконах Даркана живут до сих пор. Мы знали, что вы не ушли навечно.
   - Мы вернулись... Однако мне кажется, что нас не встретят столь же тепло, как в прошлый раз, - Финист присел подле стола на пол - воспользоваться стульями для бескрылых он не решался. - В любом случае, дарканцев можно простить - должно быть, они были последними выжившими из страны, полностью разорённой навами. У них не было прошлого, земли, куда можно вернуться, родственников... Им было проще забыть, кем они являются. Мы же большими стараниями возвели государство. Но без всего того древнего знания, что сохранили и сберегли вы.
   - Возвели государство? - самка оскалилась, но не злобно, а добродушно. - Я думала, оно уничтожено.
   - Разорено и сожжено, - быстро, но не слишком, поправился Финист, вспомнив о легенде Нирны. - Чтобы разрушить мир, его ведь нужно сначала построить. Не так ли?
   Глаза самки застала печальная пелена.
   - Навы - беда для всех. Люди это понимают, потому и приняли вас.
   - В этом мире есть вещи и похуже навов, - ответил Финист. - По крайней мере...
   Финист не закончил. Вместо этого он осторожно протянул лапу и погладил самку.
   - ...Не будем об этом. Главное, есть вещи и получше.
   - Если есть что-то хуже навов, лучше быть готовым к этому, - Серарысь сняла лапу, хмурясь. - Тогда сохранится и всё... хорошее. Тем более что люди вряд ли отправятся помогать вам безвозмездно.
   - Да... судя по моим наблюдениям, скорее они безвозмездно вытянут из нас всё, что мы знаем, - Финист немного приукрасил действительность - будь всё так, ему б предоставили не мягкую постель, а дыбу.
   - Мысли людей ходят тайными тропами, - пожала плечами самка. - У них хватает и отваги, и ума, но иногда безумие словно поглощает их. Но я уверена, что если у вас всё так плохо, как вы рассказываете - люди придут к вам на помощь. Или хотя бы предоставят приют. Здесь помнят о временах до революции, как помнят и то, из-за чего она произошла.
   Внезапно Серарысь умолкла и навострила уши.
   - Сюда идёт ваша самка.
   Финист обернулся к двери из спальни, но, однако же, даже через несколько десятков мигов , оттуда никто не вышел.
  
   ***
  
   Перемахнув через окно, Нирна пригнулась в траву и поползла к кустарнику на краю леса. Днём он был бы слишком жиденьким для того, чтобы скрывать огромную хищницу, но в темноте предоставлял достаточное укрытие - главное, не шуметь листвой.
   Впрочем, Нирна не встала бы во главе отряда, не обладай она множественными умениями, из которых скрытно перемещаться - далеко не самое бесполезное. Глубоко вдыхая ночной воздух, она быстро кралась сквозь лес, забирая поглубже в заросли, но при этом стараясь держаться так, чтобы видеть и то, что происходило сбоку от неё. В карманном измерении Нирна содержала ту самую вещь, на которую уповала ещё при расколе отряда - сокрытый Гарнеем маленький кристалл с разрушительной энергией нескольких душ. Достаточный для того, чтобы разнести половину военной базу - но, не говоря уже о том, что выжить в случае взрыва у неё самой шансов выжить не так уж и много, воспользоваться им предводительница решила либо в самом крайнем случае... Либо когда придёт черёд уходить. А пока уходить не следовало, слишком мало им было известно.
   Городок сонно светил ночной иллюминацией. Непосредственно к домам было сложно подобраться незамеченной. Хоть в этом люди не сглупили - если им так тяжело видеть в темноте, стоило бы осветить подступы к "посольскому домику", да и выставить нескольких стражников снаружи. Ну а так... создавалось впечатление, что драконам не особо мешали вылететь ночью. Занятная теория... хотя... среди велнаров могли иметься свои доброжелатели, решившие облегчить крылатым жизнь. Только с утра получат они от начальства взбучку, соразмерную с тем, что сама Нирна успеет сейчас натворить.
   Она медленно продвигалась дальше, когда внезапно заслышала, как в одном из домов гудел разговор при потушенном свете. Это было низкое здание на самой окраине, не слишком старое, не слишком новое, полудеревянное-полукирпичное. Но что интересно - драконница ощутила, что там находится скопление... Чего-то непонятного. Как будто туда Светлый залетел... Странно. Зато удобно подкрасться. Нирна быстро перепорхнула к приземистому домику над кустами, чтобы не шелестеть листвой. Приземлившись на скошенный газон под окнами, драконесса осторожно заглянула в окно, пытаясь рассмотреть что-то в темноте через стекло
   Собрание в просторной комнате, которое занимала почти всё пространство домика, включало в себя как велнаров, так и людей, большая часть из которых сидели на выставленных ровными рядами стульях, а двое стояли, отстранясь, перед ними, если не подводит зрение - белая велнарка с густой шатеновой гривой и светловолосый человек, толкающий приглушённую оконным стеклом речь:
   - То, что мы собираемся по ночам почти без опаски и нас не хватает Красный Орден, уже говорит о том, что у нас перед Девятью Комитетами и самом Диктатором Латантареей есть неоспоримое преимущество. Но даже если мы будем вынуждены таиться серьёзнее, станем разрозненными, мы не впадём в разобщённость, потеряв единство. И нас будет связывать не только подключённость к ноосфере, но и общее стремление к свободе и миру. Жизнь достаточно интересна и многогранна, чтобы сконцентрироваться на тех её областях и радоваться тому, что не потребует вреда другим разумным. Никто нас не держит в оковах, никто не заставляет делать то, что нас не радует - даже Латантарея. Драконы счастливы потому, что живут лишь своим умом, слушают только своих приказов. Добровольное сотрудничество и единство с ноосферой это одно, но исполнение предписанного лишь из страха перед начальством - иное. У нас совершенно иная дисциплина. Даже если мы не хотим себе вечной жизни, точнее сказать, вечной осознанности, нам не должно быть стыдно за свою жизнь, что её прожили не мы, а Латантарея.
   Увиденное достаточно сильно удивило Нирну - в окружении людей, внимавших в почтительной тишине, стоял молодой златовласый человек в белых одеждах... Вот только исходившее от него свечение не могло принадлежать человеку. В нём угадывалось что-то, очень близкое Светлым, да ещё и настолько сильное, что Нирна помотала головой - не наваждение ли? Но нет, человек, мало чем отличающийся от других слушателей, среди которых, правда, мелькнули уши и морды двух-трёх велнаров. Интересные речи - если среди людей начинается разброд, Нашару это только на лапу, особенно если выйдет скоординировать нашаран с местными революционерами.
   И всё же впечатление какой-то проверки гложило Нирну. Дом без охраны, столь открытое собрание, тайное лишь фигурально, в непосредственной близости от непроверенных иностранцев...Разве может всё складываться так удачно в реальности? Впечатление того, что люди продолжают контролировать каждый шаг и взмах крыла, усилилось до чёткого осознания, когда светловолосый произнёс:
   - Драконы сейчас ближе, чем мы думаем. Они наблюдают за нашей реакцией и думают, как заполучить нашу поддержку, притом не подвергнув себя риску. Поймите, что даже драконы могут бояться, опасаться предательства, поэтому прежде им проще всё изучить и выверить.
   Нирна едва удержалась от желания смотаться побыстрее. Это уже было слишком - либо у них ведётся наружное наблюдение, и её давно обнаружили, либо... Он просто вынес такое верное предположение. Как бы то ни было, Нирна заставила себя оставаться на месте. Скроется сейчас - и эта загадка останется неразрешенной. А на крайний случай... Половиной деревни больше, половиной - меньше, невелика потеря. Вся обратившись в слух, самка напряжённо ждала продолжения "проповеди". Хорошо, что её не перебивали шаги выбегавших "на перехват" драконессы солдат.
   Дальнейшую речь повела уже белошёрстая веларка - когда её уши двигались, в левом звенела серьга:
   - Мирдал, мы знаем, что ты покидаешь нас, поэтому просим напоследок решить хотя бы одну проблему... Синий Орден захватил нескольких из твоих верных и пытается выпытать из них, как подключаться к ноосфере. Боюсь, что они могут выдать так же и то, где и когда мы собираемся, и дать им поймать остальных. К тому же, Чёрный Орден отловил нескольких драконов...
   Это известие заставило Нирну позабыть об осторожности - она приподняла голову, выглядывая из кустов, и внезапно замерла, пригвождённая к себе взглядом синих глаз человека в белых одеждах. Смотрел он без удивления или страха, но и без особого интереса.
   - Постучись - и тебе откроют, - произнёс он и отвернулся. - Пусть головой ты походишь на велнара, но привлечёшь ненужное нам внимание.
   Выдала! Нирна едва удержалась, чтобы не заехать себе лапой по лбу, но теперь уж делать нечего. Быстро оглядевшись, она поплелась к двери - по счастью, перемещения драконнесы никто не заметил, а открывший дверь человек отошёл в сторону, позволив Нирне быстро скользнуть в дом.
   Нирне стало ещё более стыдно, когда собравшиеся, разом к ней повернувшись, суматошно встали, загудев от переполненности эмоциями - удивлением, поражением, радостью, страхом, почтением, уважением... Такого почитания не получала даже сар-волод, произнося речи перед народом, что уж до простых воев...
   - Не бойся, - златовласый задёрнул занавесь окна и посмотрел на драконницу уже гораздо более внимательным взглядом. - Если ты захотела послушать - могла бы и подойти раньше, а не прятаться в кустах. Впрочем, винить тебя не за что.
   - Что там с "Чёрным Орденом", драконами и вообще, какого Хаара здесь происходит? - громко спросила Нирна.
   Белоснежная велнарка коротко взглянула на проповедника и встала с места.
   - Я рада увидеть дракона из легенд - но совсем не рада тому, что всё происходит в таких обстоятельствах, как сейчас, - произнесла самка, после чего ещё раз оглядела собрание. Мирдал кивнул, разрешая ей продолжить.
   - В чём тебе всё же повезло, так это в том, что ты узнаёшь обо всём от нас, тех, кто за драконов, а не против них. Базал-Туратом правит диктатор Латантарея, а ему подчиняются девять Орденов. Чёрный Орден - это армия, Красный - полиция. Поскольку драконы не подчиняются Латантарее, вряд ли он смирится с их существованием. По счастью, мы обладаем той магией, которой не обладает он - она позволяет нам пользоваться всем существующим во вселенной опытом и обходить каверзы его сторонников. Но, однако же, ему всё равно удалось захватить некоторых из нас... И из вас!
   - Наверное, ты говоришь о моём отряде, - произнесла Нирна, хорошо понимая, что если это всё-таки ловушка, то враги о нём уже уведомлены. - Мы были вынуждены разделиться.
   - Разделившийся отряд всегда легче одолеть, - рыкнула белошёрстная. - Эти драконы были доставлены на военную базу неподалёку отсюда. Хотя их и не стали заковывать в цепи, они всё равно - в плену. Латантарея в скором времени вытащит из них всё, что можно.
   - Страх подчиняет разум, - неожиданно заговорил Мирдал. - Среди людей есть и те, кто запомнил от драконов только хорошее. Среди велнаров - те, кто помнит только зло. Но и тем, и другим известен страх. Если диктатор сыграет на нём, то своей властью погонит целые армии на Нашар. Даже если это и не приведёт к самому худшему, драконам придётся бежать и переселяться на морские острова, не говоря о том, что много невинных погибнет с обеих сторон. Единственная возможность помешать этому - предотвратить саму войну, а значит, сорвать и вашу миссию.
   - Сорвать? - Нирна оскалилась. - Откуда ты...
   - Играя в шахматы, следует предугадывать действия противника на несколько шагов вперёд, - властным движением руки Мирдал заставил её замолчать. - Инанна ослеплена, но будь она зрячей - то всё равно пустила бы в ход клыки, только чтобы показать свою силу. Латантарее тоже выгодно, чтобы драконы нанесли удар первыми, поскольку тогда он сможет объявить об агрессии с их стороны. Но ещё есть шанс завершить эту партию даже без потери пешек. Это возможно только в том случае, если не дать противникам совершить первый ход.
   - Он уже сделан, - хмуро заметила Нирна. - А тот, кто ходит первым, обычно проигрывает.
   - Нет, - последовал ответ. - Это лишь видимость хода. Сейчас игра ведётся на другой доске и между другими противниками.
   - Речи твои туманны...
   - Их смысл известен нам, а тебя они касаются только в общем, - заметила белошёрстная. - Нам нужно выручить твоих друзей, а вам - вернуться в Нашар и уговорить Инанну повременить с ударом, ссылаясь на то, что люди сильны - и на то, что среди них есть те, кто не считает вас врагами.
   - Извини, - Нирна фыркнула. - Но вас больно мало...
   - А речь не только о нас. Мы не только в этом городе... И не только в городах. Как ты то ни было... Спать в вашем домике не безопасно. Хотя вы должны были в этом убедиться сами. Пока есть такая возможность, вам стоит временно перебраться к нам. А потом... Через помощь нам предотвратить смерти многих ваших и наших соотечественников, - Мирдал, останавливая гомон толпы, отошёл к выходу, намереваясь покинуть собрание, но потом обернулся: и завершил свою речь: - Не беспокойтесь за пленников Латантареи. Им есть, кому помочь.
  
   ***
  
   Как вырваться, драконы понятия не имели. Конвоировали их со всем прилежанием. Сверху - несколько летопланов, сбоку - шагающие машины - некоторые с пилотами или водителями, некоторые без. Вардей, однако, шёл с невероятно каменной миной - даже для себя. Авлар чувствовал, что это письмо его тронуло. Вернее, не письмо, а правительство, ополчившееся против его сестры - без разницы, за кого была она, брат был готов её защищать.
   Сам же Авлар сейчас разрывался на части. С одной стороны у него были долг, честь и мораль солдатаь. С другой - друзья, с которыми он прошёл огонь, воду и драконов. Вардей явно не собирался отступать. Арвера... Сейчас самка так смотрела на шагатели, громыхающие трёхпалыми лапами и сверкающие на солнце, как механик смотрит на любопытную, но опасную игрушку, которую ему предстоит разобрать. Нервы у всех были на пределе. У людей и велнарки не имелось оружия, у драконов оно было убрано в карманные измерения, да и что они могут сделать против такой силы? Даже их хвалёные способности абсолютно бесполезны против брони и пушечного огня. Впереди же уже показались тёмно-серые купола лабораторий, увенчанные многочисленными антеннами, тарелками связи, наружными генераторами. Дежурившие на входе две гусеничные платформы с установленными на них счетверёнными скорострельными универсальными пушками мигом взяли колонну пленников и конвоиров на прицел.
   Варьяр поднял руку, отмахнувшись ею от сердца, отдавая честь: постовые отсалютовали оружием. Такое приветствие дало Варьяру психологический повод подойти к ним и обратиться, тщательно подбирая слова:
   - Штабс-полковник Бенект отдал мне приказ не для проводной связи. Нужно проверить теорию о ноосфере, через которую драконы связываются с возможными революционерами. Этих драконов приказано отвести сразу в лабораторию, и туда же - захваченных мятежников.
   - Будет сделано, - коротко ответил зелёненький лейтенант с вьющимися чёрными кудрями и кивнул двум рядовым, которые немедленно отправились с ним. Конвой распался - летающие зависли над лабораторией, шагатели выстроились подковой, и драконам не оставалось ничего иного, кроме как под дулами орудий пройти между створок крепких металлических дверей. Вардей, Арвера и Авлар последовали за ними, но кроме них только Гамаюн оглянулась на дневное небо. Тёмные прошли в здание с высоко поднятыми головами.
   Интерьер его был неприукрашенным и пустым, дабы ничто не мешало дисциплине и сосредоточению. За непрозрачными дверьми нельзя было догадаться, что находится в комнатах, поэтому воображение драконов распалялось, предлагая самые ужасные версии жутких допросов, где с живых людей и велнаров снимали кожи и шкуры. Однако то, что драконы имели представление о собственной судьбе и о том, что ещё не всё потеряно, придавало им надежды и храбрости. Слабым звеном они считали не себя, а товарищей-людей.
   Вот только внезапно сначала Гамаюн, а затем и остальные Тёмные ощутили могучее влияние на себя. С дальнего конца коридора появились трое людей - двое ничем не примечательных охранников, а вот третий...
   Высокий седовласый мужчина в строгом синем костюме, с золотыми часами на правой руке, взирал на драконов с презрительным спокойствием. Раяр поморщился - он прекрасно видел, как этого человека окутывает могучая энергия, и мало того - она полностью подчинялась ему. Эта энергия словно второй одеждой обтягивала его тело, но особенно сильно была сосредоточена на циферблате часов.
   - Интересно... - шепнул дракон себе под нос. - Он праник или кобник?
   - Приветствую, моё имя Дейрес Хатрататер, - произнёс человек для драконов, смотря на Вардея, - комната для переговоров уже готова, позвольте вас сопроводить.
   Дождавшись вымученного ответного приветствия от драконов, он без слов развернулся и повёл группу вглубь здания.
   Именем отца могли называть себя лишь Творцы, служащие в Цветных Орденах - Авлар это знал, и даже несколько раз встречал их на высших должностях армии. Если так, то шансы на побег резко снижались, даже учитывая магию драконов. При помощи Творений эти люди могли блокировать даже навов, чем и обезопасили от них Базал-Турат.
   Под контролем Творца драконов ввели в обширное круглое помещение, в центре которого находилась конструкция из множества колец, над которой поднимался мерцающий белизной купол.
   - Здесь блокируется магия, - заметила Гамаюн, оглядываясь по сторонам.
   - Естественно, - ответил маг, окинув взглядом вовсе не драконов, а людей и велнарку. - Вам здесь делать больше нечего.
   - Разрешите остаться, - Варьяр встал по струнке. - Хотя бы посмотреть на сестру.
   Дейрес опустил брови:
   - Я не провожу два эксперимента за раз. Подвергнем твою верность проверке позже. Выйдете за дверь все трое, - он обратился уже ко всем сопровождающим.
   Авлар кивнул на дверь своим друзьям - им, по сути, не оставалось иного под наблюдением Творца и нескольких охранников. Действовать действительно нужно было позже, когда Ларьяну приведут в лабораторию из неизвестной камеры. Двери бесшумно закрылись за их спинами.
   - Гениально, - хмыкнула Абенасешти, посмотрев на мага. - И зачем же мы тебе?
   - Я буду откровенен, - маг спокойно взглянул в глаза драконницы. - Сейчас нас больше беспокоите не вы, а те ничтожества, что организовали свои собрания. Если не подавить растущий мятеж сейчас - то потом будет поздно. Так что... Если вы не желаете проблем своему народу и надеетесь ещё получить укрытие в нашей стране, вам придётся сотрудничать с нами.
   - И что от нас требуется? - спросил один из драконов.
   - Покажите, как вы устанавливаете связь с ноосферой.
   - Ты кажешься сведущим в магической материи, - заметила Гамаюн. - Как мы используем свои способности, если здесь блокируется... Магия?
   - Как только к нам приведут ещё одну подопытную, я сниму блокировку, а пока вам есть чем заняться.
   При помощи пульта, появившегося в руке словно из карманного измерения, а на деле прежде спрятанного во внутреннем кармане рукава, Дейрес вмиг запер драконов в клетке из вырвавшихся из пола толстых прутьев, выдвинувшихся до потолка. Сам маг и его охранники предусмотрительно стояли у стен, потому их не задело, а вот драконы оказались в ещё больших ограничениях и под лучшей охраной, чем были миг до того.
   - Крепкие, - изрёк Раяр, попробовав один из прутьев на прочность своим хвостом.
   - Хорошо же вы обращаетесь с парламентёрами, - рыкнула Абенасешти, хмуро взглянув на мага.
   - Скорее - со шпионами, - невозмутимо ответил тот. - Хотя вы можете доказать свою преданность, выдав тех, кто сопротивляется нам. Вашему народу ведь требуется убежище? Тогда жизни этих негодяев не должны вас беспокоить...
   Гамаюн сунула морду между прутьев и усмехнулась.
   - Ты не делаешь или не знаешь разницы между Светлыми и Тёмными, а потому боишься нас одинаково. Странно, ведь сейчас мы твои пленники.
   - Нельзя недооценивать врага, - ответил маг, но от внимательного взгляда Гамаюн не укрылось, как на мгновение изменилось его лицо. Да, он боялся их. - Оружие на изготовку. И приведите предательницу.
   Ларьяна, которую доставили двое подопечных Дейреса, походила на своего брата как плотной, но подтянутой фигурой, так и слегка широким носом, но носила каштановые волосы до лопаток. Хотя, ведомая под обе руки, она смотрела в пол, её губы кривились в презрительной усмешке. Её поместили в отдельную клетку, много меньше. После Дейрес снял спрятанный за синей рубашкой кулон, такой же бело-золотистый, как и часы. Положив его на руку, Дейрес дунул на него: кулон вдруг развеялся синеватым дымом, пропав вместе с той силой, что ограничивала драконов. Охрана, однако, не давала им шанса быстро сотворить чары, держа на прицеле.
   - Начинайте, - коротко приказал Творец. - Но не советую пытаться сбежать. При первой же попытке вы будете уничтожены.
   Гамаюн взглянула на Ларьяну. Внутренне драконница улыбнулась - разница между Светлыми и Тёмными этому болвану и вправду неизвестна. А значит, у них ещё оставался маленький шанс.
   - Нам нужен настрой, - произнесла она, смотря на девушку. - Невозможно установить связь без внешней поддержки. Потому, - она оглянулась на Тёмных. - Отойдите назад и не мешайте.
   Маг нахмурился, когда понял, что драконница открывает карманное измерение, но появившийся в её лапах предмет выглядел вполне безвредным, хотя и явно служил для магических дел. Впрочем, это была всего лишь скрипка, по струнам которой Светлая провела смычком, извлекая неземные, чарующие звуки.
   - Вы сосредотачивайтесь, а нас музыкой не отвлекайте, - Дейрес повернул ещё несколько рычагов, большинство из которых отвечали за регистрацию магических параметров, но для стоявших снаружи клеток солдат очевидным был лишь резко отрубленный звук скрипки. Ларьяна же зажмурилась, а Дейрес довольно прищурился на экран регистратора.
   Гамаюн только этого и ждала.
   Перехватив смычок в лапу, она вставила его в скрипку и выпустила из импровизированного лука, угодив магу прямо в плечо. Застрявший смычок засветился, будто раскалился, и белая дымка энергии потекла с него в клетку к самке. Дейрес успел оборвать поток, вытащив из себя обратившийся в серебристую иглу смычок и отшвырнув прочь, но он успел потерять достаточно много сил, а Гамаюн - приобрести их.
   Автоматчики застыли под волевым и подавляющим взглядом Раяра, кобника, удерживавшим их сознания в ступоре. Абенасешти же проявила в лапах небольшую баночку, радужно искрившую, и разбила её о прутья, растворившиеся без дыма и шипения. Дейрес нажал на кнопку на своём пульте, активируя сирену тревоги, одновременно выстреливая в лапу застывшего Раяра из пистолета.
   Остолбеневшие солдаты пришли в себя от зрелища вырвавшихся на свободу драконов. Кто-то открыл огонь и почти перерубил очередью тело хаосистки, затрясшееся в кровавых плевках плоти из-под пуль. Но тут же один из солдат вспыхнул и рассыпался в прах, а второй оказался прибит к стене лапой Раяра. Гамаюн налетела на мага и прижала его к земле задними, сжав лапой горло.
   -- У меня на тебя нет времени, -- рявкнула она, отбросив человека от себя, словно куклу. Вот только Раяр не был столь благороден -- прыгнув на стену, он отскочил от неё и на лету откусил магу голову, подмяв под себя тело. Но оно даже без головы ещё неведомым образом держалось, пырнув вытащенным из рукава ножом дракона в живот. Крылатому пришлось вылечиться, добив человека выдёргиванием души через чудовищную рану на перекусанной шее.
   Раяр, быстро перепрыгивая через труп Абенасешти, схватил отброшенный пульт мага. Имея достаточно хорошие память и внимательность, он двинул нужный рычаг в обратном направлении, высвобождая Ларьяну.
   -- За нами на выход! -- Гамаюн подобрала смычок и заиграла новую композицию.
   -- Убегать, так с музыкой! -- рявкнул Раяр, остановившись подле девушки. На таких конечностях далеко не убежишь -- так он решил, принимая ошеломлённую Ларьяну, которая догадалась залезть ему на спину и вцепиться в золотую гриву. Раяр тут же сорвался места, внутренне молясь, чтобы кто-нибудь из собратьев придумал, как им выбраться. Он прекрасно помнил о том, сколько бронетехники и пехоты находилось снаружи. Да и где гарантия, что у врага не окажется более умных и могущественных праников?
  
   <i>Смертный лишь приносит смерть.
   Гремят войны там и здесь
   До тех пор, как все умрут -
   Дети снова бой начнут.</i>
  
   Умиротворяющие переливы отражались от гладких стен коридора, резонируя по всему комплексу. Солдаты, выбегавшие навстречу беглецам, безвольно роняли оружие и опускали голову, пряча слёзы за ладонями. Абенасешти просто отпихивала тех, кто стоял на её пути. Гамаюн, однако, понимала, что радиус действия у музыки был небольшим - стоило ей затихнуть, и эффект не будет столь сильным - вот почему она так надеялась на обещанную помощь со стороны, когда они выберутся из тюрьмы.
  
   ***
  
   На базе воцарился полный хаос. Чёрный планер парил в небесах, маневрируя между хлещущими очередями и сбрасывая на землю дымовые бомбы, заволокшие всё зеленоватым газом, совершенно безвредным, но мешавшим видеть и прицеливаться. Две гусеничные установки на входе походили на груду беспорядочно нарезанного и подожжённого каким-то безумцем металла, от других летающих машин не осталось и половины, а к тем, что уцелели, невозможно было подойти из-за всё того же парящего в небесах предателя. Точнее, трёх предателей.
   - Аккуратнее, Вардей! - крикнул Авлар, слегка наклоняя машину. - Не посеки людей!
   - Да знаю я! Стараюсь! - последовал ответ.
   Арвера, скрючившаяся на своём месте, вглядывалась в землю. Когда она увидела вымахнувшую из здания Абенасешти, слёту поразившую одного из шагателей, из её груди вырвался радостный крик, только усилившийся после того, как все разведчики вылетели из лаборатории. Вардей ничего не кричал, лишь хмуро улыбнулся, увидев на спине синего дракона девичью фигурку.
   - Сбылись-таки слова твоего блондина, - услышал он в наушниках голос Авлара. - А теперь уходим отсюда, пока кого-нибудь не убили!
   Драконам пришлось вложить в полёт немало энергии, чтобы отрываться на той же скорости, на которой шёл летоплан. Замедляться было нельзя - на хвост уже присели несколько других воздушных машин, без всякого сожаления обстреливавшей предателей вместе с захватчиками.
   - Нам нужно на север, - произнесла Ларьяна, зажмурившись. - Там нас встретят.
   Раяр приблизился к летающей машине, замедлившей ход и четыре пары глаз встретились - Раяра с Арверой и Ларьяны с Вардеем. Девушка указала рукой по направлению лапы дракона, и пилоты кивнули в ответ.
   - На север? - удивился этому решению Авлар. - Интересно, и кого они там ожидают встретить?
   - Выбора у нас всё равно нет! - заметил стрелок. - Мне с ними не справится, а драконы явно не горят желанием нам помогать!
   - Связался я с вами! - выругался Авлар, но машину всё же развернул. Драконы, перестроившись в перевёрнутый клин, в центр которого влетели Раяр и Ларьяна, последовали за ними.
   Погоня покидала границу Базал-Турата, углубляясь во всё более высокие и крутые горы, покрытые лесом. Некому было оценить их безмятежную красоту - кто-то улетал, кто-то гнался... Но один Светлый дракон всё же находил время на то, чтобы довольно вдыхать чистый воздух.
   Финист, стоявший на лишённой деревьев, но не мха и травы скалы, заметил приближавшиеся машины и фигурки драконов давно, но пока он ждал, когда они подберутся на необходимое расстояние, он предпочитал наслаждаться миром, а не волноваться и напрягать себя. Расслабление полезно для магии.
   Но когда острое зрение дракона уже смогло различить черты морд товарищей, Финист, полностью удостоверившийся в правоте Мирдала, помог тому осуществить его план. Светлый захватил пастью раструб уулы, чей мешок он подхватил крылом, а две трубы - тонкую длинную и короткую басовую - в лапы, тут же принялся нажимать на клапаны.
   Горы выступили лучшим залом для древней песни, узнавшие союзника драконы - лучшими слушателями протяжного гула, а повалившиеся летопланы преследователей - лучшими овациями мощной фуги.
  
   *** Восток ***
  
   Инанна, только завидев ауру Светлого, настолько яркую, что её золотое сияние просвечивало даже в реальный мир, рефлекторно направила на него Жезл. Только лапа Маррут, перехватившая её, остановила агрессию:
   - Пользуйся своим варетом, Инанна. Откуда ты знаешь, что перед тобою враг?
   - Ожидал подобной встречи, - не столько вопрос Маррут, сколько этот мягкий голос заставил Инанну медленно опустить Жезл. Золотое сияние чуть поутихло, зато златошёрстный дракон теперь встал перед Инанной и приложил лапу к сердцу, выражая своё подчинение.
   - Как ты вообще сюда вошёл? - Инанна твёрдо захватила за запястье Маррут и медленно сняла её лапу со своей. Маррут этому не воспротивилась, но после положила другую свою лапу на охряное крыло:
   - Я пропустила Мирдала, так как ему можно доверять.
   - Это решать не тебе, - Зорат с большим осуждением посмотрел на придворного маготехнолога, чем на прилетевшего Светлого с золотыми шерстью и гривой. Его можно было понять - он вполне вписывался в образ посла со старого материка, откуда когда-то уплыли предки нашаран, стремясь защитить свою свободу от нападок дисциплины и жёстких законов правителей тех земель. А драконоподобная машина слишком много самоуправства проявляла, чуть ли не показывая, что она способна решать, что правильно, а что нет, лучше саров. Но Маррут уже получила упрёк, Зорат не стал на этом акцентироваться, и перелетел на более почтительный диалог с официальным представителем Хардола - так назывался "старый материк" драконов. - Приятно знать, что, очутившись в столице, ты сразу заглянул к нам, это характеризует тебя как исполнительного и ответственного посланника. Мне более удивительно то, что твоя страна вспомнила о нашей после стольких лет.
   - Почему же ты решил, что перед тобою не один из беглых? - золотой вопросительно наклонил голову.
   - Потому что ты уже был в Нашаре. Но возвращался назад, - Зорат продемонстрировал свою осведомлённость. И не всегда понятно было, получил и он определённые сведения от своих агентов или напрямую от Вселенной как кобник. - Беглым незачем возвращаться.
   - Настоящее добро не привязывает себя лишь к одному континенту. Оно должно быть везде, - Мирдал кивнул Инанне, собиравшейся было возразить или вставить собственную колкость, - и во всех формах. Пока ты выступаешь за благополучие своего народа без нужды убивать соседей ради душ, ты действуешь из добрых побуждений.
   - Скорее, я действую по велению разума, - коротко ответила Инанна, не собираясь раскрывать перед Светлым все свои планы. Особенно - об экспедиции, что должна была разузнать о местности далеко за горной грядой. - Но это не ответ на мой вопрос. Что <b>ты</b> здесь делаешь? Нам хватает проблем и без пропаганды Светлых.
   - И одна из них - это треск нашего щита. Клянусь хвостом, я едва не врезался в него! Приветствую вас, Светлейший и сар-волод! - Хотя последние слова и прозвучали с оттенком благоговения, весь тон указывал на то, что вскакавший в тронный зал техномаг Агнар обеспокоен. - Маррут, клан подземных уже уничтожил Храм Тьмы. Ты ждёшь, когда кто-то другой решит заявиться прямо во Дворец Сталагмитов? - продолжал сине-красный дракон.
   - Не волнуйся за щит вокруг Утгарда, Агнар. Теперь он ограждает столицу и снизу. Но это не значит, что я откажу подземным в личном визите... Удачи тебе, уверена, ты справишься, - Маррут подмигнула Мирдалу, выходя с Агнаром, оставив Светлого, успевшего лишь приветственно распахнуть крыло в замешательстве. Мирдал не ожидал такого поведения от стальношёрстного существа, похожего на зверодракона, чьё неестественное происхождение выдавало отсутствие ауры.
   - Вы трое знакомы? - озвучила беспокоящий её вопрос сар-волод.
   Мирдал коротко оглянулся на хвост выходившей Маррут:
   - Нет, - ответил он немного более хмурым тоном, но Зорат определил, что Светлый говорил правду. - Будь мы хорошо знакомы, Маррут не была бы в ответ столь дружелюбна. У нас существуют разные взгляды на одни и те же вопросы. В частности... - Светлый выдержал паузу. - Касательно твоей агрессии, Инанна.
   - Агрессии? Против кого же?
   - Загорье, - Мирдал заметил перемену в тоне Инанны и принялся наступать. - Ты давно уже смотришь туда, вдохновлённая "завещанием Аменемхата" - завоевать весь новый материк. Но драконы не контактировали с людьми, живущими за Кейтегором, со времён Герусет. Полагаться лишь на её записи о них, планируя военный поход -- слишком самонадеенно. Если ты не остановишься, то это приведёт к ужасным последствиям.
   - Распиши же мне ужасы. Расскажи мне, чем это мне таким плохим обернётся, - Инанна приняла скучающее и ждущее выражение морды, показав этим, что не особенно верит неизвестно откуда объявившемуся представителю изначально враждебного народа.
   - И мне казалось, что Светлые в принципе против нашей агрессии, почему Маррут за? - Зорат, напротив, заинтересовался ещё сильнее. Светлый же вздохнул и присел на пол, готовясь к разъяснениям.
   - Во-первых, Маррут не Светлая. Во-вторых, и она, и номинальные руководители Хардола не считают агрессией военные действия против "лишённых неба". А в третьих... Ты не задумывалась, Инанна, почему так долго не возвращаются твои разведчики, улетевшие на запад?
   Когти драконницы отбили дробь по подлокотнику:
   - Разведка на то и существует, чтобы приносить сведения - или жертвовать собой, пытаясь их добыть.
   - Ты не представляешь, что ждёт тебя там, за горами. Возможно, ты и победишь, но заплатишь за это многими жизнями. Тебе стоило получше изучить людей и понять, что...
   - Что люди бывают разные, - нетерпеливо отмахнулась рыжая и поднялась с трона. - Но ты не прав - я знаю достаточно. Например, о том, что среди них сохранились те, кто в древности и поныне считает нас, драконов, своими покровителями, в то время как другие бояться нас. То, что разведчики не вернулись - лишь подтверждает мои мысли.
   - Чем же подтверждает? - Мирдал вновь встал, не способный сидеть спокойно. - Будь это так, они бы этим похвастались! Нынешнее же положение дел говорит скорее о том, что их держат в плену, если не хуже...
   - В таком случае это бы всё развязало войну, которую ты, кажется, стремишься не допустить... - Зорат вдохнул и выдохнул. - Кстати, ты так и не ответил, почему.
   - Потому что вы сильно недооцениваете людей... Они выжили в борьбе с навами - одно это должно нам сказать, что они умеют обороняться.
   - Они выжили, а мы победили, - изрекла Инанна. - Если они умеют обороняться - что же. Я заставлю их наступать, заманю и разобью.
   - Гениальная идея, - хмыкнул Зорат. - Лучшего я не ожидал от тебя услышать.
   Скепсис в его словах обжёг Инанну. Чтобы её сар-волх поддерживал возомнившего о себе Светлого...
   - Война разразится всё равно, рано или поздно. Когда-нибудь люди перейдут горы и нападут на нас. Ты так уверяешь меня, что борьба с людьми может дорого обойтись моему народу - а что будет, если они сами её начнут?
   - Начать недолго, - Мирдал опустил уши. - Закончить сложно.
   - Помирился бы ты с Герусет? - последовал ответный выпад.
   - Да, после её лечения в нужном месте. При ней таких не было, но ты повелела создать одно такое, я слышал... - Мирдал намекнул на нынешние занятия Радины. - Ты зачем-то решила мириться с Агнаром, хотя у тебя была возможность его убить - и в результате получила союзника и друга. Кто знает, не получила бы ты подругу в Герусет, если бы уготовила ей судьбу помягче?
   - Если бы она с тобою сделала то же, что со мной... Вряд ли бы ты смог называть себя Светлым, - Инанна запустила когти в волосы, медленно расчёсывая гриву в тяжёлой задумчивости, но Мирдал, вопреки её настроению, улыбнулся:
   - Что она такого с тобою сделала? Если я правильно знаю местную историю, Эрекцар был куда более жесток к тебе, чем Герусет. Поверь мне, я претерпевал подобное, и это меня не ужесточило.
   - Возможно, потому что ты - не я, - ответила Инанна. - Тебя не было в Нашаре и ты не знаешь, что происходило здесь. Если бы Герусет оставалась при власти, конец наступил бы и для драконов, и для людей - и для тебя.
   - Но ведь не это причина твоей... - начал было золотой, но не успел закончить. Радужный меч оказался у его горла быстрее, чем Светлый успел опомниться. Острый кончик прикоснулся к его горлу.
   - Не пытайся разбередить мои раны, - с лёгкой печалью, прорывавшейся сквозь завесу злобы, сказал рыжая драконница. - Если ты захочешь узнать мою историю - я уделю тебе время.
   - Вот так и подобает держать ответ перед нашими врагами, - слегка посмеиваясь, в тронный зал вошла Намира, не сразу проступившая из дальних теней. - Ты меня радуешь, Инанна! Ты следуешь путям Тьмы.
   - Если путь Тьмы - выполнять волю Инанны, - Зорат единственный из присутствовавших не стал удивлённо и недовольно оборачиваться на голос. - Тем не менее, мы слетели с темы. Мирдал, если ты столь осведомлён о положении дел у людей, расскажи нам о них и предложи нам действенный план по предотвращению войны, если он у тебя есть.
   - Война нам нужна, - Намира назидательно, как ребёнку, пояснила, - Мы же не можем позволить себе тратить души сородичей на свою магию. А без магии мы станем слабы, нас сможет завоевать любой человек.
   Но она зря искала поддержку в сар-володе. Если раньше Инанна была готова оспаривать мнение Мирдала, то сейчас у неё появилась иная цель.
   - Маррут предложила технологию без использования энергии душ, а пара моих техномагов уже смогли реализовать нечто подобное, - Радужный меч исчез в её карманном измерении.
   - Варлад уже развил и внедрил гораздо более надёжную и быстродействующую технологию на душах, зачем нам возвращаться в век когтей и зубов? - почти удивилась Намира.
   Рыжая угрюмо взглянула на самку.
   - Просто напоминаю об альтернативах.
   - Если души - не твоя цель, то зачем война? - вставил Мирдал, косо взглянув на Намиру. - Решение уничтожить противника быстрее, чем он тебя, вместо того, чтобы заключить выгодный союз?
   - Тьма не нуждается в союзниках, - хлёстко заявила Намира. - С душами она сильнее, чем с бесполезными приживалами.
   - Если Тьме не нужны служители, а только души, зачем ей понадобилось говорить через тебя и остальных? - спокойный голос Зората на миг заставил всех троих обратить внимание на чёрно-красного, на чьей морде восстановилось знакомое ехидное выражение.
   - Тьма там, где Тёмные, значит, и в этой комнате, - Намира не раздумывала, что бы ответить. Но в тот же момент раздался новый вопрос:
   - Какие грязнули, мы не сорим так своим покровителем!
   - Нав?.. - Инанна даже привстала со своего сидения, доставшегося ей от прежней сар-волод. - Чего ради тогда ты сюда заявился, если не подраться...
   - Я соблюдаю свой договор со Тьмой, - Кьлеменетот оглядел и Мирдала, и Намиру. - Мне уже незачем нападать на Нашар, да и, к тому же, вам ли понять мои мотивы... Тем более если я сам вам союз предложу.
   - Всё понятно, - победно усмехнулась Воплощение. - Ты идёшь на союз от слабости, ведь теперь ты не нав, а обычный дракон! Это видно как по твоему облику, так и по ауре. Но мы не дружим с навами.
   - Союз и дружба - разные вещи... - Зорат прервал Намиру, прежде чем речи Последовательницы организуют ещё один межнациональный конфликт. - Чего ты тогда у нас ищешь, бывший нав?
   Кьлеменетот коротко глянул на него и перевёл взгляд на Инанну.
   - Вклада в общее дело, - ответил он, пристально наблюдая за реакцией рыжегривой. Та чуть нахмурилась:
   - И в какое же?
   - Ананту терзает безумный страх потерять ту призрачную власть, что она приобрела, сослав меня сюда, - Кьлеменетот выставив вперёд лапу и перед ней появилась извивающаяся полупрозрачная змея. - Она собирается развязать новую войну с вами для того, чтобы упрочить своё положение.
   - Я с нею разберусь, зачем вам тратить время на разговоры с <b>бывшими</b> навами, - Намира, не посмотрев на присутствовавших, просто вышла из зала, не заботясь о том, что о ней скажут остальные. А, между прочим, Кьлеменетот одарил её благодарным кивком, прокомментировав, уже когда она покинула помещение:
   - Вот кто делает, а не болтает. Долгие разъяснения вообще не в обычаях Тьмы.
   - Ты прилетел сюда только за местью Ананте? - Инанна от скуки материализовала меч и принялась о него точить когти.
   - Не местью, и не Ананте. Став твоим союзником, хотелось бы помогать в полную силу. В полную силу нава.
   Зорат покачал головой с улыбкой:
   - Занятно... Обращаться к Тёмным не убивать навов, а плодить их. И всё ради дела!
   По шерсти Кьлеменетота словно пробежала волна - драконы моргнули, когда черты нава вдруг стали расплываться, чего уж точно не могло быть, раз он лишился сил.
   - Что ты сделаешь, сар-волод, когда навы решат отомстить тебе за прошлое поражение? И скольких своих подданных ты готова принести в жертву ради очередной победы?
   - Мне счесть это угрозой? - Меч перестал заниматься бездельем и был приведён в боевое положение, однако в боковом зрении Инанны засияло золотое крыло.
   - Кьлеменетот, - Мирдал выговорил навье имя без запинки с первого раза, - Скажи, что именно ты от нас хочешь, прямыми словами. Тёмные не привыкли ни к куртуазности Светлых, ни загадкам навов.
   - Мира, - последовал весьма лаконичный ответ.
   - Многозначное слово, - Зорат наконец поднялся на лапы. - Все хотят править миром. Нам на радость, говори свой план и не увиливай, как привык. В отличии от меня, Инанна нетерпелива.
   - Плохо же вы меня слушаете... Что же, повторюсь - я желаю вновь стать навом. Меня будут держать те же клятвы, что и раньше, так же, как и моих слуг. Но не слуг Ананты, что готовы продолжить мстить вашей стране. Однако, чтобы ей противостоять, принять удар на себя, мне нужна вся моя былая сила. Если ваша магия может превращать навов в драконов, полагаю, она способна сделать и обратное?
   Теперь уже настала очередь Инанны коротко взглянуть на Зората. Тот медленно покачал головой.
   - Как тебе уже было заявлено, наших сил хватит, чтобы справиться с вашей угрозой, - подчеркнув "вашей", произнесла она, внутренне оценив здравость изречения Кьлеменетота. Но ей необходимо было поддержать свой статус уверенного правителя - не соглашаться же на сделку с каким-то бывшим навом сразу!
   Кьлемененетота, однако, её ответ ничуть не смутил.
   - И погубить сотни или тысячи душ?
   Инанна едва удержалась, чтобы не растопырить когти, осознав, какой промах она допустила.
   - Он прав, - неожиданно пришёл на помощь наву Светлый. - Ананта на данный момент представляет большую... угрозу. К тому же, помочь ему - в моих силах, сар-волод, если на то будет твоё разрешение.
   Инанна, заинтересовавшись магией Светлого, согласно качнула копытом. Её немного успокоило то, что Мирдал не спорил с тем, что последнее слово остаётся за хозяевами земли. Ну а Мирдал проявил из карманного измерения отрубленный тёмный отросток с присосками.
   Лёгкая улыбка, впрочем, не несущая и оттенка злорадства, появилась на морде Кьлеменетота.
   - Думаю, это подойдёт, - произнёс он, но тут Зорат решил, что пришла пора вмешаться.
   - А где гарантии того, что ты будешь соблюдать своё слово, когда обретёшь свой прежний облик? - резко спросил он.
   - Да, гарантии вам потребуются... - нав слегка сощурился. - У меня есть одна вещь, которая будет полезна не только явно, но и скрытно, поскольку повысит твой статус в глазах народа, Инанна. И она тоже относится к одной из загадок навов, которые вы, драконы, так не любите.
  
   ***
  
   Если сама Тень встречала Нажара безмолвием, то ощущения подарили ему гораздо больше информации. Передние лапы копытного дракона коснулись мягкой земли, но острый нюх дракона ощутил странное сочетание запахов, подобных которым он никогда не ощущал. Нахмурившись и закрутив головой, серошёрстный увидел, что находился посреди равнины, лишённой всякой растительности. Слева от него вздымались горы, к немалому удивлению дракона парящие над землёй безо всякой опоры, тогда как справа текущая вдаль река внезапно изгибалась и текла в обратном направлении по тому, что должно было бы быть небом... Вот только назвать это небом язык не поворачивался.
   В нём не было ни звёзд, ни солнца, ни облаков, только контрастная чернота, которая не освещала пейзаж под собой, а словно вытягивала из него свет, заставляя сиять на потребу чёрному провалу над головой. Взлетать было страшно, но Воплощения, которых подземные неведомым образом умудрились пленить, именно это и сделали разом, двигаясь с одинаковыми жестами, даже шерсть, казалось, трепалась от ветра схоже. Нажар побоялся, что и сам станет подобным, потеряв всякую индивидуальность, но стоять на месте в неизвестном мире он не желал, потому и последовал за Тёмными:
   - Милостливые господа, по моему скромному мнению, телепортироваться в Утгард или хотя бы на мой борт стало бы более разумным решением. Вас ждёт Инанна, весь Утгард, особенно прихожане вашего храма!
   - Если ты пожелаешь вернуться в Утгард, то мы отправим тебя туда, - заявила Намира, не удостоив дракона и взглядом. - Тебе здесь не место.
   Нажар дёрнул ушами, услышав подозрительный шум. Тьма неба обволакивала его тело, словно пытаясь вобрать в себя его душу, и от испуга Нажар проявил свой меч. Воплощения замерли. С гудением разрезав воздух, Нажар взял Разидуш в обе лапы и поднял перед собой.
   - Чего ты боишься, Нажар? - прорычал он и вдруг ответил сам себе. - Неужели то, чему служишь?
   - Есть лишь один способ не бояться Тьмы, - Арма остановилась в полёте, даже не махая крыльями. - Стать ею.
   - Ты недостоин, - в той же позе остановился Александр.
   - Матери нужны сыновья, - заключила Намира, чьи жёлтые глаза здесь светились ярче всех остальных объектов. - Тьме нужны последователи. Инанна, начав во благо своему народу и его хозяйке, в последнее время слишком возгордилась. Подземные жители неразумны, их ждёт смерть за непочтение или непочтение за смерть. Навы будут полностью уничтожены, как и навь. Мне это по силе.
   Нажар не осмелился подняться повыше, но развернулся к ним. Разидуш был частью Тьмы, он пока что защищал его разум - но не уши.
   - Что ждёт Инанну? - хрипло спросил он. - Если она продолжит идти по такому пути?..
   - Тёмный летит, а не идёт. Инанна - не Тёмная, если пойдёт с теми, кому не даровано небо, - Александр, обычно молчаливый, в своих речах стал понятен не более. - Тьме принадлежит либо твой разум, либо твоя душа. Инанна может выбрать.
   Нажар опустил меч на уровень пояса - этим троим ничего не стоило прихлопнуть его, почувствуй они хотя бы намёк на глупую выходку.
   - Инанна многое сделала для Нашара. Если у вас есть свои миссии, то поручите мне предупредить её и сделать всё, чтобы вернуть на истинный путь.
   - Ложь в твоих словах диктует страх, - заметила Намира.
   - Но не за себя, - добавила Арма. - А за Нашар.
   - Для Тёмного высшая ценность - воля, - осторожно проговорил серый. - Такими нас и создали.
   - Служить Тьме - вот на что должна быть направлена твоя воля, - Намира протянула лапу и проявила в ней чёрный медальон в виде руны Нажара. - Когда пожелаешь возвратиться в Утгард - сломай.
   Она слегка пошевелила пальцами и руна упала прямо на подставленную ладонь Нажара.
   - Есть разница между волей и эгоизмом, - Варлад продолжал поучать растерянного капитана. Голос самца был более похож на голос живого дракона, чем у самок, но это не особенно обнадёживало Нажара. - Ты же не пойдёшь против просьб своей Матери.
   - Мне не привыкать ослушиваться слишком заботливых матерей, - заметил Нашар. - Если бы я внимал советам своей кровной матери, то сейчас бы сумасшедший нав выполз бы на берег Нашара и пожрал много душ, прежде чем отправился в Ничто, а Инанна откинула бы копыта ещё до того, как они у неё появились. Тьма всеведущая, разве ей не известно, что только допуская поблажки процессе воспитания можно привязать к себе детей? Иначе ничего, кроме ненависти и страха, в их душах и не взрастёт!
   - Что же, играйтесь, пока взрослые работают, - Арма вздохнула первой.
   - Возраст и взрослость это разное, - Варлад возразил ей. - В любом случае, Тьма не контролирует всё подряд, зная о том, о чём ты говоришь, Нажар. Если бы Тьма повелевала всем и ей нельзя было возразить, её бы возненавидели. Но мы любим Тёмных, оттого не желаем им смерти ни от навов, ни от других рас. Если Инанна желает того же, она не может вести союз с этими коварными народами, как она вознамерилась. Почему, посылая убивать Отмирвала, Инанна попустила вернуться в полную силу Кьлеменетоту? Не веришь нам - можешь спросить у неё самой... Уверен ли ты, что если Инанна любит Нашар, она любит Тёмных?
   - Я верю в это так же, как и в то, что ты ошибаешься насчёт Инанны, - ответил Нажар. - Нет и не будет лучшего правителя для Нашара, пока стоит мир. И дело не в её мировоззрении или силе. Она обладает волей, которую никому не удастся сломить или подчинить. Эта воля не выбирает между Светом и Тьмой - она ищет путь на то, чтобы привести свой народ к благополучию.
   - Для драконов благополучие - во Тьме, - изрекла Намира. - Предательство Инанны будет дорого ей стоить, если она решится на него.
   - Она решится, если это пойдёт на пользу Нашару. Она и так уже пожертвовала для него всем.
   - Значит, ей предстоит пожертвовать и самой собой. Как и нам. Вас создала я, а не Инанна. Если воля Инанны в том, чтобы помогать мне строить вам дома, отбиваться от навов, собирать души - пускай это делает. Но миром владеет не его правитель.
   - Ты даже не знаешь, что такое этот мир, - вторила Намире Арма. - Погляди вокруг! Это Тень. А что это за Тень? Тень чего? Ответ - это Нашар вторичен, а Тень первична. Так же, как Тьма первична всем вашим умам. Поэтому это не Тень Нашара, это у вас - Нашар Тени. Но даже Тень - ещё не Тьма, а только её преддверие.
   - Вселенная везде, - продолжила Намира, - Значит, кроме вселенной нет ничего. И всё существующее - вселенная. И ты, и мы. И даже навы, хотя они пытаются это отрицать. Но есть нечто за пределами как вселенной, так и вашего понимания. Это и есть Тьма. Ты думаешь, что ты лучше знаешь, что нужно Нашару? Думаешь, если бы твоё сознание размазали по всей вселенной, ты смог бы ею управлять лучше? Ты не видишь всей картины, но что-то требуешь и что-то спрашиваешь. Ты даже не знаешь, что спрашивать, но если бы ты задал всего лишь один правильный вопрос - то получил бы ответ на все остальные.
   - Почему мир существует? - Арма сама его высказала.
   Нажар слегка развернул Разидуш и посмотрел на его лезвие.
   - Мне этот вопрос не интересен. Я не пророк, не учитель и уж тем более не волод. Я всего лишь воин, и мне этого хватает, - он взглянул на воплощения. - Мне не интересно то, что находится за пределами этого мира, потому что мне хватает и его. А если это место, - он обвёл клинком вокруг себя. - И вправду преддверие ко Тьме, то позвольте мне осмотреть его самому. Я думаю, что если опишу Инанне то, что ей неизвестно, мне будет легче вернуть её под власть Тьмы.
   - Воин, который не исполняет приказы... - Александр поиграл ушами, но первым отлетел. А за ним последовали и остальные, кроме Нажара, что опустился на пепельную землю, глядя на руну в лапе:
   - Всё правильно. Их называют пиратами...
  
   ***
  
   - Кто бы знал только... - Инанна произнесла, ставя своё копыто на дно глубокой шахты, ведущей из "Зева Бездны" в подземный Утгард, - Прячет у всех нас под носом.
   - Хоть сейчас пригодилась эта идиотская дырка, - Зорат проявил меч с светящимся почти как солнце лезвием, чтобы осветить коридор, ведущий в зал с колоннадой, из которого отходило множество кривых переходов и древних, тяжёлых стальных дверей. - Почему ты её не заделала сразу, как стала саром?
   - Чтобы не расслаблялись мои подданные, - Инанна материализовала свой клинок, переливавшийся радужной плёнкой. - Нашару нужен враг, потому что мы должны брать у кого-то души.
   - Тогда почему ты не взяла её у Кьлеменетота? - вопросил сар-волх, сверяясь с картой. - Почему ты вообще поверила, что он не заманивает тебя в ловушку?
   Инанна тоже бросила взгляд на прикреплённое к её левой лапе - и не только лапе - устройство-варет. Красных точек-недругов на ней не отмечалось, что её радовало.
   - Он слаб - это раз. И он сам пришёл ко мне - это два, - сказала рыжая драконесса, не оглядываясь на своего сар-волха. - Ему невыгодно предать нас сейчас. Впрочем, Маррут позаботится о том, чтобы Кьлеменетот не покинул Дворец, пока мы не вернёмся.
   Чёрно-красный покачал головой.
   - Вот именно. Он слаб, следовательно, ему проще расправиться с нами при помощи ловушек, чем лично. И он прилетел к нам, чтобы мы точно узнали про этот клад.
   - А я ему и не верю. Я верю только в то, что без нас ему не обойтись, - вдруг мордочку драконессы изменила лёгкая улыбка. - Или ты просто боишься, Зорат? Не волнуйся, я смогу тебя защитить.
   Дракон ничего не ответил, скрывая под маской спокойствия свои чувства. Но Инанна слишком хорошо знала его, чтобы купиться на эту уловку.
   - Посторонись, а то мне уже надоело выручать тебя из бед и плена, - решительно заявил Зорат, отстраняя Инанну крылом и шагнув вперёд, но осторожно. Подземные тоннели скрывали много тайн.
   Карта рассказывала об одной из них - о переходе в древнем бункере дарканцев, который не мог показать даже варет, так как создан он был позже, а спрятан отменно. Ведь деструкторы умели прятаться, когда желали этого. Зорат недолго пробирался, озираясь, по душным коридорам, прежде чем нашёл верный путь к тайному порталу, или же карману в изнанку пространства... Нав не многое открыл сарам, мотивируясь спешкой.
   Определив нужное место по пометкам в карте и просто благодаря интуиции, воспринимавшей такие неочивидные знаки от Вселенной, на которые не могла реагировать даже совершенная магоника варета, Зорат остановился в нужном месте посреди гулкого зала и произнёс пароль, указанный на карте:
   - Они явно знали, как оградить проход от чужаков. <i>Бааллм е шга во хаар.</i>
   Перед глазами драконов мир закрутился и вдруг принялся меняться - возникло ощущение, будто бы они резко погрузились под воду, на дно глубокого озера, а то и целого моря. Очертания подземелья поплыли, лёгкость наполнила обоих драконов, неведомая сила подбросила их куда-то вверх и... Внезапно по самую грудь утопила во влажном и мягком синем мхе. Именно утопила - сары приземлись на головы, и лишь чудесная природная подушка, да вовремя расправленные крылья спасли их от свёрнутых шей. Зато не спасли от мха, в котором они застряли и который настойчиво забивался в пастьки и ноздри саров. Работая лапами и крыльями, Зорат первым выбрался на поверхность подушки, чихнул, сбросил с мигом вымокшей морды оставшийся мох и схватил в обе лапы хвост Инанны, бесцеремонно выдернув драконницу из ловушки.
   Только деструктору могло бы хотеться жить в таком помещении! Зорат так и не понял, находилось ли оно где-то в глубинах Подгорода или же и в самом деле представляло из себя отдельное пространство, но его вычурную причудливость игнорировать не мог. Драконы, наконец откашлявшись, восстановив какое-то равновесие в мшистой каше, осмотрелись в тёмной пещере, освещаемой лишь огнями из башни на бледно-зелёном, покрытом куцей травой островке среди живого озера. Башня эта состояла из нескольких сужающихся к вершине этажей, каждый из которых обладал ненужной в подземелье крутой крышей-козырьком. На воротах, стоявших на краю острова и лишённых забора или стены, да и даже дверей, висела табличка: "Обитель Онмёжи".
   - А хозяин не лишён вкуса, - заметила Инанна, покрепче сжимая в лапе меч. - Он выбрал себе неплохое местечко для того, чтобы пережить мир.
   - А почерк на знаке как у истерички, - бесстрастно заметил Зорат, которого больше интересовало, какими свойствами обладает растущий повсюду мох. Возможно, он уже отравляет здешний воздух каким-нибудь парализующим испарением, а то и просто передаёт сигналы Онмёжи, что сидит, как ист в энергопаутине.
   - Тогда предлагаю нанести визит и всё увидеть самим, - Инанна бросила взгляд на башню. - Зайдём через парадный вход или влетим в вон то слуховое окошко?
   - Ты сначала попробуй... Вырвись... - Зорат махнул "замшелыми" крыльями, однако поверхность застоявшегося до полного цветения пруда не отпускала дракона так просто.
   - Дурак, - фыркнула Инанна, резанув вкруг себя мечом и подтолкнув себя праной в воздух. Мох действительно её отпустил... На полразмаха, не больше, а потом вновь затянул в свои мягкие, но неприятные объятия, потянув за копыта. Зорату пришлось вылавливать свою подопечную повелительницу во второй раз:
   - Вот так Онмёжи встречает незваных гостей... Ручаюсь, Кьлеменетот знал об этой ловушке.
   - Нет, просто навы, в отличие от драконов, способны дематерилизоваться, - с паузами профырчала Инанна, в бессильной злобе кромсая мох. Зорат спокойно дожидался, пока она выпустит пар. - А мы с тобой теперь застряли! Это место подошло бы златошёрстной свечке!
   - Чтобы он всё тут сжёг? - Зорат повернулся к башне, чуть расправил крылья, чтобы устоять на месте, и задумчиво почесал когтями бородку шерсти. Его взгляд метнулся на меч Инанны, снова перенёсся на башню и внезапно глаза дракона сузились. - У тебя не найдётся той замечательной верёвки, что ты всегда носишь с собой для связывания подданных?
   - Я поняла твой план. Передай мне свои дежурные наручники, и я их закреплю, как кошку, на той навской арке.
   Сказано - сделано. Если прямой телекинез не мог высвободить драконов, то подтягивание по верёвке постепенно подвело к берегу крылатых, обрадованно вступивших, наконец, на твёрдую землю. Обход чудной башни позволил обнаружить лишь раскиданные тут и там камни на песчаных дорожках, значит, обитатель башни, если он тут и был, оставался внутри строения, не выйдя встречать неурочных посетителей.
   Приготовившись рубить всё, что ни кинется ей под копыта, Инанна переступила порог башни и вошла внутрь, настороженно оглядываясь по сторонам. В первую очередь её взгляд наткнулся на каменные стеллажи с многочисленными книгами, которые располагались у стен. Они громоздились друг на дружку до самого потолка, но при этом содержались в порядке и чистоте. На полу нижнего этажа башни был расстелен пушистый ковёр с длинным ворсом, а на потолке сверкала тускловатым светом лампа, представлявшая собой охваченный переплетением мха многогранный кристалл.
   - Не мгу пове-рить, что у менья будьют сегодня гостьи! - неожиданно раздался чей-то мягкий, но неприятный своей громкостью и выговором голос. Зорат, прикрывавший спину Инанны, слегка расправил крыло, ограждая им драконессу от существа, что спускалось по лестнице. Внешне оно походило на бронзового чешуйчатого дракона, побывавшего в тайных лабораториях Герусет и вытянутое до невообразимого состояния - казалось, что оно состоит из одной шеи, хотя у него имелись короткие задние и передние лапы. Их было восемь штук, маленьких четырёхпалых конечностей, оканчивающихся длинными неострыми когтями. Хвостов существо имело девять, все жёлто-красно-рыжие, с примесью пламенного цвета. Не лишённая приятности, а оттого ещё более странно смотревшая на таком теле мохнатая голова с пышной гривой цвета меди буквально светилась приветливой улыбкой. Крыльев у него не было, зато вся спина была покрыта маленькими гребешками.
   После недружелюбного измазывания во мхе какое-либо желание вежливо разговаривать с деструкторами, даже если они знали Кьлеменетота, у Инанны пропало. Так и не дематериализованный меч был поднят в замахе, но Зорат успел удержать Инанну от атакующего прыжка. Хотя и сам отнюдь не проявлял дружелюбия.
   - Ты встречаешь гостей как врагов. С чего нам к тебе относиться лучше?
   - А и не надо!!! - Онмёжи рванулась бронзовой молнией.
   Как не готовились драконы к неожиданностям, всё равно странное существо оказалось быстрее. Меч выпал из разжавшихся пальцев Инанны, когда Онмёжи обернулась вкруг неё и Зората, сковывая драконов в кольца собственного тела и запуская многочисленные когти своих лап к их животам, чтобы дать прочувствовать всю остроту положения, в котором очутились сары. Зорат сдавленно захрипел, когда змеедракона описала четвёртую петлю, надёжно сковав собою лапы и крылья Тёмных.
   И такое Инанна уже не смогла простить, бесцеремонно вонзив свою лапу в длинную изогнутую шею Онмёжи, выдирая позвоночник, слишком гибкий для того, чтобы противостоять грубой силе. Кровь брызнула на рыжую шерсть новым гейзером, зато хаосистка обмякла.
   Инанна вытащила Зората, обляпанного во вражеской крови из мёртвых колец Онмёжи и поставила его на подрагивающие лапы, хотя и сама от усталости почти падала.
   - Кьлеменет явно знал, что мы тут встретим... Так ли он хотел нас благодарить? - Зорат пытался отдышаться.
   - Надеюсь только, мы получим больше, чем отдали... - Несмотря на то, что всю работу по "исцелению" нава проделал за саров Мирдал, Инанна ещё не до конца была уверена, что то щупальце ей самой бы не пригодилось.
   - Надеюсь, что на этом пути нам больше не встретится подобных... помех, - Зорат с некоторым омерзением взглянул на изуродованное тело Онмёжи, однако преодолел брезгливость и подошёл к ней. Даже Инанна скорчилась, когда чёрно-красный наклонился к телу и извлёк из чёрных кишок погибшей твари посверкивающий золотом и рассветной краснотой многогранный кристалл. Ключ. Крутанув его на пальце, больше для того, чтобы избавить от нечистот, Зорат обернулся к спутнице, словно ожидая от неё похвалы.
   Однако та лишь вопросительно прираспахнула крылья и округлила глаза, показывая на распотрошённое тело и на сверкающий камень:
   - Не буду спрашивать, зачем она его съела. Лучше спрошу, что он делает.
   Зорат помахал кристаллом прямо перед носом рыжей.
   - Не думал, что ты ни разу в жизни не видела самый обыкновенный энергоключ, - ехидно заметил он. - Скажем так, это та вещь, которой обычно закрывают двери, сундуки, сокровищницы...
   - И пояса верности! - прошипела Инанна и забрала ключ к себе таким резким движением, что чуть не сломала дракону палец. - Пойдём наверх и посмотрим, отчего он! Деструкторовы лестницы...
   Несмотря на жалобы, Инанна смело направилась к лестнице, выставив кристалл перед собою, осветив им тёмный второй этаж башни Онмёжи. Он был поменьше не только из-за сужения башни к вершине, но и за счёт множества шкафов и сервантов, хранящих за прозрачными стенками уже не только книги, но и несколько занятных трофеев, большинство из которых представляли интерес лишь для деструкторов...
   Хотя Инанна и среди них присмотрела для себя парочку вещичек. Одно белоснежное создание давно желало познать те стороны Тёмных, что были ей неизведанны, а другой мелкой и наглой жительнице Нашара не повредило бы на несколько часов занять свою пастьку чем-то иным, чем побудой или отваром из пьянящих трав, запасы которых в магазинах Утгарда уже поуменьшились. Зорат, со свойственной ему предусмотрительностью и осторожностью, на всякий случай прекратил заинтересованные поиски Инанной всякой всячины, и не зря, потому что в одном из сервантов обнаружился скелет. В буквальном смысле - разрезанная на части самка зверодракона, судя по некоторым особенностям самого скелета, злобно скалилась на собратьев угольками-кристаллами в своих глазах. К ним кристалл-ключ потянулся сам, словно магнит.
   Сняв поле, Инанна протянула лапу и сорвала с трупа плащ, ожидая какой-нибудь подлости, однако... Ничего не произошло. Драконница подтянула к себе плащ и встряхнула его, рассматривая полосы рун, складывающихся в различные надписи.
   - Примеришь обновку позже, когда выберемся отсюда, - сказал Зорат, но Инанна уже закинула плащ за спину и защёлкнула застёжку. Чуть расправив его полы, она повернулась, осматривая обновку, затем поднялась на задние лапы и вдруг выгнулась дугой, а её мордашка страшно исказилась. Опешивший от неожиданности Зорат не сразу среагировал, увидев, как плащ пускает серебристые отростки прямо под шкуру Инанны, опутывая её, словно какое-то жутчайшее хищное растение. Однако уже через миг сияние потухло и исчезло, лишь продолжая слабо отсвечивать в энергетическом зрении. Значит, артефакт подключился к новому владельцу.
   - Он ко мне привязался... - Инанна довольно рыкнула.
   - Взаимная фамильярность к символам государства, - Зорат покачал головой, вернувшись к осмотру комнаты.
   Вдруг и он позабыл об осторожности, заметив что-то намного более сильное по энергетике, чем трофей Инанны. Сощурившись и чуть оскалившись, из-за чего его морда приобрела какое-то надменно-хитрое выражение, Зорат быстро подошёл к стоявшему неподалёку серванту и извлёк из него толстую книгу в чёрно-бело-синей обложке. Но, раскрыв её, он обнаружил на листах не символы рун и не рисунки, как во всех прежде встреченных томах. Каждая страница - будто окно в объёмное ночное небо, полное звёзд, чьи сочетания и взаимное положение образовывали странный, сложный для восприятия текст.
  
   ***
  
   В тот день, когда соглашение между подземными и поверхностными драконами было достигнуто, и Инанна, развалившись на своём троне, рассылала Амрафету, Малреке и Зорату сообщения, полные тонких намёков, Варлада занесло в центральные земли Нашара. Участие в новейших разработках отнимало у Александра много времени, особенно учитывая, что далеко не все его знания нужны были драконам в том виде, в котором он их подавал. Уничтожение Храма на время так всколыхнуло жизнь в Нашаре, что черношёрстный получил неожиданный отпуск, в ходе которого он решил немного отдохнуть... И, не теряя времени даром, приняться за сбор уже известных знаний. И клан Истов в этом плане мог представить много нового... Если бы только не его личная неприязнь к народу, который сумел преодолеть его инстинкты. Хотя на данный момент основную опасность предоставляли даже не они... а негативные тенденции, внушённые навами, что новой волной поразили весь Нашар. Отчаявшись уничтожить драконов при помощи кракалевн и деструкторов, навы принялись воздействовать на разум всех обычных драконов - более незаметно, но не менее разрушительно. Даже Инанна отвращалась от Тьмы, что уже говорить об изначально отданных навам подземных... Намира, кто и сообщила Варладу об этом недуге, уже размышляла над созданием специальной службы Последователей, посвящённой контролю личной жизни Тёмных и борьбе с навами в сокровенных мыслях крылатых, но пока что Александр решил самостоятельно разобраться с корнем проблемы - возможно, она решается проще и безболезненнее? Да и ознакомиться с народом своих... противников поподробнее, перенять их возможности в технологиях, а, если повезёт, и избавить их от вредной практики рабства, ведь каждый дракон должен быть равен в своём служении!
   Добиться встречи с Амрафетом, единственным на первый взгляд нормальным подземником - насколько нормальным мог быть рабовладелец и лидер подобных мутантов - было достаточно трудно, но ему повезло. Мелкая самка по имени Малрека, обладающая устройством-варетом, договорилась о встрече, на которую он сейчас и спешил - встречу на земле, у берегов лесного озера, где им никто не смог бы помешать и никто не заметил бы их присутствие. Во всяком случае, на это стоило надеяться.
   Вот только когда Варлад приземлился в тень развесистой кроны какого-то гигантского дерева, он сразу понял - что-то не так. Все чувства черношёрстного обострились, он нахмурился и быстро огляделся по сторонам. Спокойные воды озера, кустарник, растущий по его травянистым берегам, лесные деревья не грозили никакой опасностью, но он знал, что на диких землях Нашара она могла поджидать в самом неожиданном месте. Чёрточка на лбу дракона углубилась ещё больше, пока он продолжал обводить окрестности настороженным взглядом.
   - Пока вы прохлаждались в подземелье, Дом со Звёзд уже вернулся ко своим владельцам, - проговорила кто-то шипящим сопрано сзади. Варлад обернулся настолько быстро, насколько позволяла его реакция, но увидел не Амрафета, а драконессу, которая была настолько искорёжена, что являлась либо хаосисткой, либо даже самим навом. Эта чешуйчатая сильно напоминала Александру драконью версию Медузы Горгоны - вместо гривы, хвоста, с нескольких мест на теле свисали живые змеи, смотрящие во все стороны, пока сама зелёная чешуйчатая прямо глядела на благословлённого Тьмою.
   "Может, ей пройти пластическую операцию ?" - размышлял Александр, косясь на Ананту. Её облик не мог пробудить в нём ничего, кроме чувства опасности и непонимания. Симпатичная самка, поддавшаяся Хаосу и получившая силу, это одно, и страшилище, получившее силу, это другое...
   - Какая встреча... - натянув приветливую улыбку, Александр лихорадочно пытался выдумать выход из этой ситуации. - И что же из этого? Один раз вас уже побили, побьют и второй.
   - Если бы в мои планы входило уничтожение Нашара, я бы расправилась с тобой, пока ты стоял ко мне своим милым хвостиком, - глаза навьей самки сверкнули, а изогнувшие головы змеи уставились на дракона, попеременно высовывая языки.
   - Конечно, Нашар вам и самим нужен. - Варлад тоже не расслаблялся, стараясь смотреть не только на появившуюся, но и вокруг, чтобы быть внимательным к другим последователям Хаоса. - Так это ты смущаешь умы крылатых несвойственными им желаниями?
   - Деструкторы - изобретение Баотаса, - хаосистка приласкала когтем одну из змеек, свисающих с головы. - Прямые, как его неумелые щупальца.
   - Ты понимаешь, о чём я... - Произнёс Варлад со смесью раздражения и смущения.
   - Нет. Честно, - змейки посмотрели в разные стороны, вослед расправляемым крыльям. - Мне тебе незачем сейчас лезть в голову, учись выражать свои мысли.
   - Это ты так повлияла на подземных и некоторых надземных, что они отпали от Тьмы? -- попытался выдать Александр погрознее. Драконесса сипло рассмеялась всеми своими пастями:
   - Если бы я могла такое, вся реальность и вся навь давно бы стали моими! Но нет, моё могущество, хотя и велико, не настолько безгранично. Видимо, на то их воля. Но я готова помочь с этим вопросом... Если вы, кто называет себя Тьмой, поможете мне. Это странно, но мы имеем общие интересы... в уничтожении других навов.
   Варлад изумлённо уставился на неё, силясь переварить то, что крутилось в его голове.
   - Других навов? Всех?
   Самка коротко рассмеялась, шипение её змеек наполнило всё вокруг.
   - Власть приходит к тем, кто её достоин. Я власти достойна, но есть те, кто готовы ей помешать. И я не собираюсь делиться с ними.
   - А с Тьмой? Неужели ты хочешь меня убедить, что не станешь мешать Тёмным спокойно жить в Нашаре?
   Ананта взяла несколько змей в лапы и погладила их коготками по головам.
   - Кьлеменетот был такой же прямолинейный, как Баотас, смотря только в одно место. А я готова упустить небольшой клочок твёрдой земли ради всей остальной нави. Ты даже представить не сможешь, сколько у нас там будет работы. Но вы можете даже не помогать мне абсолютно во всём... Только в том, что вам самим помешает. И такого наберётся достаточно.
   - А конкретнее? - Александр не поверил себе, но он действительно начал прислушиваться к речам навы.
   - Очень конкретно. Я буду вам рассказывать о разных навах, о том, где они живут, помогать долететь до них и в некоторых случаях, когда это в моих силах, даже одолеть... Не того ли желает Тьма?
   Это предложение поразило дракона едва ли не больше, чем всё, что самка говорила ранее.
   - Моё имя - Ананта, и я уверяю тебя, что оно не будет скоро забыто, - прошипела самка. - Так что же ты решил?
   - Я не могу принимать такие решения в одиночку, - как можно мягче сказал он. - Но оно стоит того, чтобы быть услышанным. Я передам твои слова тем, кто ответственен за процветание Нашара.
   - Надо же... - Ананта опять нежно погладила одну из своих змеек. - Тогда зачем я с тобой встречалась, если в тебе нет никакой пользы?
   Но дальше Александр слушать не стал, одним прыжком добираясь до нава в желании скорей отделаться от её наглости. Образы из памяти сложились с новоприобретёнными знаниями в причудливый узор, порождая инстинктивный план действия. Когти разорвали самую шуструю зелёную змею из массы, в которую сейчас превратилась Ананта. Сам Варлад оттолкнулся крыльями, чтобы уйти в сторону от пути комка, лишь немного напоминавшего очертаниями драконессу, и успел наградить его взрывом сгустка энергии, фонящей Тьмой.
   Нужного эффекта, как и ожидалось, не последовало, нав лишь грозно зашипел, восстанавливая недостающих рептилий.
   "Выбить из тела...", внезапно в голову пришла странная идея. Артефакт, всё ещё лежащий во внепространственном кармане, служил на руинах устройством для отпугивания либо развеивания созданий из иного мира. Можно зарядить его и вышвырнуть Ананту куда подальше.
   Правую руку окутала тёмная дымка, в левую удобно лёг увесистый жезл. И Варлад метнул его в Ананту, совершенно не целясь куда-то конкретно. Вот только эффект оказался вовсе неожиданным. Коснувшись "тела" нава, жезл снова превратил её в переплетение змей, и, углубившись, кратковременно вспыхнул, отчего пространство пошло волнами - явно ощущались потоки энергии, извергающиеся со стороны нава. А потом драконесса со змеевидными отростками, громко вскрикнула и рухнула на землю, неподалёку же упал артефакт, но уже не серебристый, а иссиня-чёрный.
   Никакого неприятного фона или чувства опасности. Протянув руку, Варлад призвал жезл обратно в "карман" и осторожно стал приближаться к лежащей крылатой. Та странно дёргалась, как в припадке или в путах. Осмелев, дракон подошёл ближе, и увиденное заставило на мгновение забыть об осторожности - Ананта боролась... сама с собой. Хвост обвился вокруг шеи и сейчас пытался задушить хозяйку общего тела, другие змеи дёргались из стороны в сторону, царапая чешую на шее. При этом в глазах нава читалось непонимание реальности, пополам с ужасом. Встретившись взглядом с тёмным, она вытаращила глаза, тщетно что-то пытаясь сказать... Он же просто стоял и смотрел на странное существо, чей облик стал немного симметричнее, но оставался таким же хаотическим из-за дополнительных наростов на теле, сейчас подчиняющихся собственным, отдельным от остального инстинктам...
   Короткий выпад вперёд - и в лапе крепко зажато горло той, что недавно грозилась властвовать и подчинять...
  
   ***
  
   Корабль "Азнавела" был красой и гордостью не только всего флота Нашара - сама Инанна испытывала приятные чувства, разглядывая его изысканный силуэт, мощные орудия, высокие мачты. Зорат, следовавший за сар-володом, умело прятал свои чувства под маской непроницаемого спокойствия, тогда как Зерая поглядывала на Инанну едва ли не с завистью. Великолепное судно - и отлично вышколенная команда, построенная для встречи саров - волода, волха и гачтаря - перед которой расхаживал чёрный чешуйчатый дракон, оглядывавшийся на подходивших драконов.
   - Лапы прямо, крылья прижать и если кто из вас хоть чихнёт - буду использовать вместо якоря! - пальнул он, сам разворачиваясь мордой к трапу для приветствия капитана и его спутников.
   - Это как? Зароете в землю? - Инанна расправила одно крыло, увидев своего старпома и рулевого. Менее формальный жест, чем прикладывать крыло к сердцу и тем более наклонять голову. - Кстати об этом... расскажи нашим спутникам о характеристиках своего корабля. Жалко, Нажар не услышит, впрочем, с другой стороны, я не хочу, чтобы он умер в трактире от горького пьянства или захотел угнать у меня эту птичку.
   Дайвет - а это был он - приосанился, желая видеть сейчас перед собою скорее Агнара с Радиной, унижавших его в прошлый раз, когда он владел кораблём похуже:
   - Три мачты, два крыла, четырнадцать орудий, способных стрелять как Чёрным Огнём, так и снарядами. В качестве силовой установки - генератор энергии на душу в сто мигов, но возможно и дополнительное вливание. И, что самое главное - левитирующий двигатель. Ни один пират не обладает таким, благо такие производятся только на вашей военной мануфактуре, сар-волод.
   - Хороший корабль, - сухо заметил Зорат. - А что с командой?
   - Преданные своему делу драконы, сар-волх, - Дайвет оглянулся на экипаж. - Каждого я подбирал сам, выбирал из нескольких кандидатов и убеждался в их преданности делам Нашара и лично сар-володу. Они готовы воспротивится самой Тьме, если этого потребует наш командир. Что до моего мнения, - он обернулся к чёрно-красному и чуть расправил перепончатые крылья. - Я полностью удовлетворён нынешним составом.
   - Способность противиться Тьме в нынешних реалиях особенно ценна... - тихо произнесла Зерая. Инанна мысленно ей кивнула - она сама хотя никогда и не была светлой, но дела этих мутных, теневых Тёмных всё меньше ей нравились. Хотя они и готовы были поддержать крылатых в наступающей войне, но чем они при том лаповодствовались и чего желали достичь?
   - Тем не менее, сейчас не об этом. Мы оправляемся в Язар, и не по реке Варе, а по воздуху. Не хочу плыть мимо болот Нелы сейчас - рисковать нам не надо.
   - Насколько я разбираюсь в данной технике, - Зорат поднял нос на вымпел с флагом, на котором была изображена руна Нашара, - сопоставимые скорости на воде и в воздухе требуют разной затраты энергии.
   Дайвет слегка улыбнулся.
   - По счастью, с этой проблемой мы разобрались. Нам удалось снизить потребление энергии во время полёта благодаря работе наших техномагов, а также консультированию со специалистом по полётам, как же его... - он прищёлкнул когтями. - Кажется, её зовут Перугоста. Благодаря вкраплённым в борта и днище артефактам, а также разработанному Перугостой составу, в воздухе "Азнавела" не столько летит, сколько скользит. Большие затраты энергии требует только отрыв от земли и активное маневрирование.
   - Так что, - Инанна дёрнула носом Зорату, чтобы тот не умничал, - взлетаем и ложимся на крыло. А пассажиры - держитесь. Долетим быстрее, чем на своих двоих, если вас ветром не снесёт.
   Сама же сар, казалось, не собиралась следовать своим же советам, заскакав по палубе, проверяя лично готовность и добротность работы, пока другие сары, высунув головы за фальшборты, наблюдали, как выдвигаются из борта и раскладываются перепончатые крылья с металлическим каркасом.
   По правде говоря, Инанна изучила все функции своего корабля только на том уровне, на котором ей полагалось их знать. В плане воздухоплавания она во всём полагалась на Дайвета, который заслужил её доверие после битвы с Отмирвалом. Но уж во всяком случае с орудиями она прекрасно разобралась - энергомагического типа, они снабжались мощными артефактами, которые преобразовали энергию душ в энергию для совершения выстрела. Кроме того, снабжённые специальными сглаживающими артефактами, орудия не имели отдачи, а потому "Азнавела" обладала ещё одним важным достоинством перед другими кораблями - возможность вести огонь из всего своего мощного вооружения сразу всем бортом. А пушки на палубе, особенно мощная носовая, плавно, но быстро могли как разворачиваться, так и поднимать ствол вверх, если вдруг понадобится дать отпор другому парящему кораблю или летающему монстру.
   Драконов на борту немного придавило к палубе от резкого, но не слишком сильного ускорения, когда без всякого движения крыльями судно поднялось в воздух вертикально, за несколько десятков мигов набрав высоту до взлётного балкона Дворца, и тут же, уже оставив под собою крыши домов и верхушки деревьев, двинулось восточнее северо-востока, прямо над гладкой поверхностью озера, темневшего отражением летучей махины.
   - Великолепно, - прищёлкнула языком Инанна, обрадованная такой демонстрацией скорости и мощи своего флагмана. Дайвет слегка тронул её за крыло, и, когда рыжая оглянулась, почтительно склонил перед ней голову.
   - Не желаете ли осмотреть свою каюту, госпожа?
   - Желаю, - важно объявила Инанна и мельком взглянула на Зората. - И ты иди с нами. А то вдруг в каюте спрятался убийца?
   Зорат не обратил внимания на насмешливый тон, восприняв просьбу серьёзно.
   - Что, меня уже не возьмёшь? - Зерая расправила крылья вверх, желая стать позаметнее, Инанна только от неё отмахнулась хвостом:
   - Если хочешь, можешь привязать себя к мачте, если так глаза разбегаются. Или иди в собственную каюту, когда вид надоест.
   - Для уборки здесь присутствует отдельный дух, - дождавшись конца перепалки, Дайвет довёл Инанну до дверей в каюту на юте и отдал ей её ключ, - так что в ва... - глянув на Зората, чешуйчатый отрычался, вновь обращаясь к Инанне, - твою каюту до тебя никто не заходил.
   Инанна отворила огромные красные двери, украшенные золотым узором из переплетений цветов, листьев и множественных фигур драконов, и первой прошла в капитанскую каюту. Под стать характеру Инанны, она вобрала в себя не только роскошь, но и практичность. Широкие доски пола были закрыты огромным бордовым ковром, по которому струились золотистые замысловатые узоры, причём не один ни повторялся. На правой стене висела карта Нашара, омывающего его берега Вейндала и земли за территорией страны, но уже исследованные. Ближе ко входу высился шкаф с различными напитками, а рядом стояла тумба, над которой располагались крепления для Радужного Меча, если бы вдруг володу захотелось повесить его на стену, а не таскать в своём карманном. Слева в стенной нише находилась роскошная громадная кровать, укрытая белоснежным одеялом, с несколькими большими, но мягкими подушками, а ближе к корме в амбразуру высовывалась небольшая лафетная пушка с искусно украшенным фигурами драконов и позолочённым стволом. В центре каюты к полу был прикручен треугольный стол, к которому были пододвинуты стулья с мягкой обивкой и высокими спинками. Занавески в задней части каюты были раздвинуты и открывали вид на удалявшийся Утгард. Зорат, пройдя чуть вперёд, с интересом посмотрел на скрещённые с задней стороны ниши шпагу и магический пистолет - в один момент встав с кровати, волод могла воспользоваться этим оружием, хотя оно скорее играло роль элемента интерьера.
   Инанна, заботясь о красоте, никогда не забывала о безопасности - и это касалось не только обстановки, но и политики. Эта комната, как и весь Утгард, раскрывала суть Инанны, которую она, хоть и могла скрыть на словах, выдавала каждым своим действием. Зорат даже почувствовал что-то, пробившееся через его постоянную серьёзность и желание жить лишь ради дальнейшего развития, без оглядки на настоящий момент, которым воспользуются те, кем ты руководишь и перед кем держишь ответственность, но что не достанется тебе самому, пока ты летишь дальше, строишь дорогу для тех, кто желает ходить, а не летать.
   Инанна, между тем, присела на кушетку у окна, с тяжёлым выдохом опираясь о подоконник и вполоборота провожая столицу усталым, но любящим взглядом. Вся отдаваясь народу, стараясь при том жить и самой, сар тратила много своей энергии, в том числе и той, которой нельзя восстановить чужыми душами. Но, прежде чем Инанна окончательно угробит себя, Зорат желал ей помочь - а через неё и всему Нашару.
   - Я вижу, тебе жаль расставаться с Утгардом, - произнёс он чуть более мягким голосом, чем обычно. Инанна слегка дёрнула крыльями и обернулась к нему. В глазах её мелькнуло что-то, чего сар-волх давно не видел.
   - Я думаю о том, что в наше отсутствие город и его жители менее защищены, чем обычно.
   - Незачем скрывать любовь к дому за деловым тоном, - назидательно произнёс чёрно-красный и опустился на один из стульев. - Ты не так уж и часто покидаешь Утгард.
   - Но не в такое время, - возразила Инанна.
   - Время... Время не имеет значения само по себе. Вся суть в том, как мы его используем.
   Рыжая усмехнулась:
   - Тебя потянуло в философию?
   - Я вижу, что с тобой происходит, - продолжил наступление Зорат. Его хвост обвил одну из передних ножек стула. - С момента гибели Герусет и по сей день на тебе лежит тяжёлое бремя.
   - Я с ним вполне справлюсь, - отмахнулась рыжая. - Моя страна процветает, мои подданные довольны положением дел.
   Зорат поборол в себе желание спросить, "довольна ли ты сама". Определённо довольна, не об этом же речь. Жизнь куда сложнее, чем сумма всех желаний - каждый момент мы радуемся одним вещам и печалимся о других, пусть даже большая часть этого задвинута в подсознание. Но Шуя Норая выступает за трезвый взгляд на всё одновременно. В том числе и на то, что ты пытаешься задвигать далеко. Как Инанна - свою усталость.
   - Пока мы летим, находимся не в Утгарде и не в Язаре, а тебя никто не донимает, я предлагаю тебе снять с себя большую часть ответственности и пожить без этого груза, - Зорат перешёл к бару, выбирая нечто не слишком возбуждающее. Инанна и без того в постоянном накале. - Всё равно пока что никто не ждёт твоих приказов и не становится в очередь с донесениями.
   - Ты так думаешь? - Инанна не возражала против того, что Зорат роется в её вещах. - Уверена, что сейчас сюда вломится Дайвет или Зе...
   Она осеклась. Зорат, держа в лапе ключ, подошёл к дверям каюты и запер их.
   - Наше непродолжительное отсутствие на палубе они переживут.
   - А тебя не беспокоит то, о чём они подумают? - рыкнула Инанна. - Ты и я, вместе в каюте...
   Она внезапно замолчала, сообразив, что своими опасениями выдала и свои желания.
   - Тебе нужно расслабиться, - Зорат наконец-то выбрал напиток и поставил на стол непрозрачную бутылку. Затем он хвостом выудил ещё одну - на этот раз совсем маленькую, с красноватой жидкостью внутри. - Когда я только начинал познавать свой путь, этот простой рецепт позволил мне успокоить сознание и чувства. Как раз то, что нужно тебе сейчас.
   - Вроде бы ничего опасного, даже странно... - Инанна заметила, что это всего лишь два заранее проверенных напитка, ни один из которых не изменял сознания, ни распалял тело. Хотя, может, хватит по себе судить?
   - Это грильяж, - Зорат достал два больших бокала, разливая в них вино и добавляя специй, разогревая оба коктейля праной из своей же души. - Просто выпивать мне не вкусно. Потому что от этого приходит простое опьянение и отключение мозгов, а они мне ещё нужны, как и тебе.
   Он протянул один из бокалов Инанне и та с некоторым сомнением взяла его. Зорат внутренне вздохнул и первым пригубил напитка, показывая, что он вовсе не собирается травить сар-волода сомнительными рецептами. Взболтнув грильяж, Инанна последовала его примеру, сделав всего один большой глоток и быстренько облизнувшись.
   - Тебе нужно было стать корчмарём, а не сар-волхом, - она отпила ещё, ощущая, как разжимаются невидимые тиски. Зорат улыбнулся, наблюдая за тем, как спадает печаль с её мордашки.
   - Я рад, что ты не говоришь Зарфире в "Зеве Бездны" ровно наоборот и признаёшь мои старания, - сар-волх присел подле, сам совершая более медленные и задумчивые глотки. - Ну а нам приходится многое знать и многое уметь - никогда не знаешь, что именно пригодится Нашару сегодня. Так получилось, что даже хорошая готовка может внести свой вклад. Потому, будь уверена, тебе нужно уметь отдыхать, когда это необходимо. Неуёмные пиры и прочие судорожные развлечения не дают успокоиться и восстановить силы - от них ты устаёшь так же, как от работы.
   - Никогда не чувствовала себя более бодрой, чем после очередного приёма, - фальшь в голосе Инанны царапала уши Зората.
   - Я вспомню только один случай, когда ты смогла по-настоящему отдохнуть, - покачал головой красно-чёрный. - И то он был сопряжён с твоими прямыми обязанностями. А отдыхом тела нельзя ограничиваться - нужно отдыхать и душой.
   - Я передохну, когда Нашару будет обеспечено процветание и безопасность, но не раньше, - отрезала Инанна.
   - Этого никогда не будет, прости, - Зорат распахнул противоположное крыло от Инанны. - Не в эти тысячу лет. Ты хочешь добиться за собственную жизнь того, что обычно строят веками.
   - Думаешь, что мне это не удастся? - Инанна сначала стукнула стаканом о столик, дотянувшись до него в тесноте каюты, но потом решила долить себе по второй.
   Зорат мягко опустил свою лапу на бутылку, не дав рыжей взять её.
   - И снова ты пытаешься уйти от проблемы.
   - Не лезь мне в душу, не твоя, - фыркнула драконница.
   Сар-волх усмехнулся.
   - В конце концов, я эту душу не раз выручал из беды. Как и всё остальное.
   - Будем считать, сколько раз кто кого спасал? - Инанна зыркнула на морду чёрно-красного.
   - Знаешь, а мне нравится идея, - Зорат тоже долил себе грильяжа. - Предлагаю за каждый раз, когда другой вспомнит момент, когда спасал чужую шкуру, делать глоток, а потом и посмотрим, кто опьянел больше. Итак, я не дал тебе улететь далеко от Утгарда, чтобы ты не умерла лесной разбойницей, прибил безумную технохаосистку Катлакат, которая бы справилась со всею твоей ватагой и не поперхнулась бы, воскресил после боя с Алиандрой и её домом-големом, открыл тебе Дворец Сталагмитов, сняв с него смертоносную защиту, вытащил тебя из объятий самой Герусет, ну и, что не менее важно, не дал тебе отдать твою душу Тьме, когда ты это пыталась сделать. Так что с тебя шесть глотков, а я выпью за то, как ты отбила мою голову у Пенеаша, - и Зорат с довольной ухмылкой пригубил на зубок.
   Однако, реакция Инанны удивила его. Рыжая вдруг подняла бокал на уровень мордашки и медленно опустила.
   - Ты прав. Без тебя я бы со всем этим не справилась, - заявила она и поспешила опрокинуть напиток в пасть. Немного поражённый такой откровенностью Зорат отставил бокал в сторону, пока самка утёрла лапой мордашку и фыркнула.
   - Слабовата твоя взвесь, почти не пьянит.
   - Не думал, что ты скажешь подобное, - заметил Зорат, имея ввиду вовсе не качества напитка. А насчёт него Зорат предупреждал и повторять не собирался. Инанна же поняла коллегу-правителя правильно:
   - Мне ли отрицать твои факты? В них тебя не перебороть. Что ты собираешься делать дальше, споив самку?..
   - Ты даже не опьянела, как ты сама сказала, так что просто расскажи, что тебя мучает на самом деле... - Зорат аккуратно взял хвост Инанны, чтобы погладить его без страсти, просто для облегчения.
   Рыжая не стала отдёргивать хвост, но и признаваться не собиралась.
   - А вот это - моё дело, - она помахала пустым бокалом. - Всё, что выпадает на мою долю, я должна преодолевать сама.
   - Это ты так решила или подсказал кто? - Зорат осторожно помял кончик хвоста между пальцев. - Всё сказанное тобой не покинет пределов этой каюты.
   - Предлагаешь мне со всем этим жить?
   - Предлагаю тебе от всего ЭТОГО избавиться, - с ударением парировал дракон.
   Инанна окинула взглядом свою каюту, пытаясь понять, что именно Зорат имел в виду. Разумеется, он говорил о чём-то глубоком и всеобъемлющем. Он об этом рассуждал даже работая "личным трактирщиком", это было во всех его действиях. Странно ощущать, что просьба передохнуть и побездельничать, посплетничать и рассказать про душевные раны, о которых знать чужим не нужно, тоже может быть на благо народа. И Зорат это лишь подтверждал:
   - Я пообещал Дайвету, да и не только ему, тебя защищать. Но защита не ограничивается лишь физическим телом. Мне нужно защитить тебя и от духовных передряг и неприятностей. Оттого я и хочу узнать, с какой стороны больнее. Поверь, использовать это против тебя мне не нужно, ведь ты давно меня знаешь и мы до сих пор работаем сообща.
   Не ответив, Инанна вышла из-за стола и воплотила в своей лапе меч. Сделав шаг вперёд, она размахнулась им так, что лезвие описало замысловатую фигуру в воздухе, пока Инанна разворачивалась на копытах, слегка наклонив тело, она сделала быстрый выпад и отступила, повернулась, расправив крылья, и... С треском скрестила клинок с мечом Зората.
   - Здесь не место для уроков фехтования, - заметил он. - Слишком узко.
   Он отошёл назад, опустив клинок. Инанна сделала то же самое.
   - Ты прав ещё в кое-чём - мира Нашару не видать ещё долгое время, - произнесла она, - но это не есть единственная причина твоих тревог. Как сар, я стремлюсь делать всё правильно. Но мне кажется, что в жизнях других я хочу забыть то, что моя собственная - так себе. Если отнять у меня все титулы, что во мне остаётся? Отец продал меня насильнику, которого я убила, потом Герусет надо мной издевалось, а дальше... Порою мне кажется, что я сама становлюсь Герусет, с той лишь разницей, что я выполняю свои прихоти за счёт других крылатых так откровенно. Что я делаю, кроме руководства? Разве что сплю, ем и трахаюсь. Даже если я смотрю в окно, я не вижу мир, я вижу лес, в который можно пустить охотиться драконов, или же монстров в нём, от которых лес нужно зачистить. Вижу не город, а то, как драконы создают семьи, работают и живут, взаимодействуя друг с другом. Где тут что-то вселенское? Ведь они просто живут зачастую, без идей, без глубоких смыслов, не думая ни о чём... Высоком.
   - То есть, ты хочешь рассмотреть себя... Без себя? - Зорат придвинулся к пересевшей Инанне. - Я слышал, что на другом материке есть народ крылатых, члены которого, если находили в жизни призвание, выжигали в шкуре татуировку, символизирующую это занятие. Потому как в их философии дело и творец неразрывны. Всё станет легче, Инанна, когда ты поймёшь, что ты и есть свой народ. И ты делаешь всё ради него лишь в Тёмном эгоизме, желая жить самой хорошо. Не за счёт других, потому что ты тоже - Нашар. Светлые, даже самоотверженные и праведные, редко бывают счастливыми, делая это из страха наказания высшей силой. А Тёмный творит хорошие дела, чтобы жить в хорошем мире. Чтобы самому быть хорошим миром, значит. Ты лучше Герусет хотя бы потому, что действительно вся в Нашаре. Но не забывай о себе.
   Инанна молча притронулась к бутылке, но даже не наклонила её, собравшись убрать лапу. Зорат не дал ей этого сделать, взяв её в свои и поворошив шёрстку между пальчиков. Инанна внезапно отвела взгляд - и предстала перед Зоратом тем, что долгое время скрывала от своих подданных. Ни одна другая самка и уж точно не всякий самец могли выдерживать то, что приходилось терпеть Инанне. Внезапно та ощутила лёгкое покалывание и увидела, как от её лапы аура перетекает на Зората.
   - Что ты делаешь?
   - В Нашаре достаточно Светлых, чтобы я смог перенять от них кое-какие знания, - заметил он, перенося на себя что-то, что окутало его лапу чёрной перчаткой. Зорат протянул другую лапу к бокалу и чернота перетекла в него, застыв поблескивающей маслянистой массой.
   - Вот это то, что ты держишь в себе, чтоб не расплакаться. Если не хочешь плакать, убирай свои тяжёлые эмоции хотя бы так, - рогатый черношёрстый распахнул окно при помощи того же ключа, что и дверь открывал, да вылил жижу наружу, в пересекаемое Азнавелой болото. Тому хуже явно не станет - лишь добавится перегноя.
   Инанне действительно стало легче в одном отношении... Но в другом она разозлилась на Зората, пусть даже он ей помог - только это обстоятельство снижало желание придушить за показ недостатков. О которых он знал и так.
   - Зачем ты спрашиваешь меня о том, почему мне плохо, если сам знаешь лучше? - Инанна сама захлопнула окно, проветрившее каюту свежим воздухом высоты. Зорат же прилёг на кровать поверх покрывала, защищавшего бельё от пыли:
   - Чтобы ты ответила для себя, себе точно нет причин не верить!
   - Ты... - рыжая вцепилась когтями передних в коврик. Зорат махнул лапой.
   - Продолжай.
   - Абсолютный дурак! Мне не нужно ни твоё сочувствие, ни твоё участие, ни твоя помощь! Мне требуется от тебя только подчинение! Только делать то, что я скажу, и ничего больше! Словами ничего нельзя сделать и ничего не решить!
   - Именно так, - не стал спорить Зорат.
   - Ты и понятия не имеешь... - она выдохлась и просто указала лапой на двери. - Уходи, Зорат. Немедленно.
   Чёрно-красный не спеша поднялся с кровати, но вместо того, чтобы пойти к двери, направился прямо к Инанне. Та отстранилась, не зная, что ей предпринять, когда дракон внезапно прижал её к себе и накрыл крыльями.
   Инанна разревелась ему в плечо.
   Это произошло инстинктивно и в ином случае, даже просто смотря со стороны, сар-волод крайне удивилась бы такому внезапному и неестественному проявлению эмоций. Но, видимо, властная над целым Утгардом, Инанна не владела собственную душой целиком. Недаром говорят, что внутренний мир столь же обширен, сколь и внешний - а завоевать целую вселенную пока ещё не удавалось ни одному полководцу. Даже Зорат уронил одну слезинку на рыжий нос, переворачивая ею всё то, что Инанна о нём знала. Оттого рёв утихал, но лапы подкосились, Инанне пришлось и самой присесть на кровать, падая, но не грохаясь благодаря помощи лап самца.
   - Этого не должно остаться даже в пределах каюты, - шмыгнув носиком, произнесла она.
   - Это останется только между нами, - подтвердил Зорат. - Так мне... Уйти?
   Инанна оглянулась на запертую дверь, после чего подобрала копытца на кровать и устроилась на коленях Зората, прикрыв глаза. Черношёрстный откинулся на стенку и стал тихонько поглаживать гриву мерно дышавшей Инанны.
   А она... Сейчас ей действительно не приходилось думать за всех. Да и за себя даже. Наверное, она не позволяла себе такого отстранения и приятной пустоты в мыслях с самого детства.
   - Я устаю меньше лишь потому, что не напрягаюсь, - хотя тон Зората убаюкивал, утешая эмоции, слова его обращались к разуму Инанны, питая тем и его, и душу. - Делаю то, что нужно для выигрыша, а не размышляю о проигрыше. Если у тебя самой скованность, тебе надо раскрыться, а не сковывать самцов.
   - А если и то, и другое? - Инанна подняла уши.
   Зорат усмехнулся и перешёл от гривы к крыльям, когтями пролезая под пёрышки и слегка почёсывая драконницу. Та заворочалась, перевернувшись на живот и посмотрев на самца внимательным взглядом.
   - В таком случае мне не остаётся ничего другого, кроме как признать себя дураком и сдаться на твою милость, - Зорат подмигнул одним глазом. - Должна же ты реабилитироваться в статусе властной самки.
   - Властных самок оставим для Герусет, - последовал её ответ.
   - Я понимаю, она, как "властный самец", таких любит, - рогатый поймал передними копыта, чтобы растереть бабки и пясти, снимая с Инанны ещё одно напряжение - мышечное - волной, от которой тело дёрнулось перед облегчённым расслаблением. - Тем более, что ты обычно даже во время секса перенапрягаешься, либо следя, чтобы твой партнёр не выбрался, либо метаясь в оковах самой. Мой отец любил, сидя на кушетке и нюхая мыслодум, рассуждать о комплексах своих гостей, исходя из их предпочтений, и про тебя бы он сказал, что ты никак не можешь расстаться с прошлом, где тобою пользовались и держали в неволе, и великие цели ты себе ставишь, потому что переносишь внутреннюю борьбу на внешнее окружение. Интересно, ты бы тоже поспешила от него смыться, не доев обед, или вызвала бы его на магическую дуэль ударом без предупреждения?
   - Я бы ответила, что он старый больной поносом сплетник, который не хочет на себя посмотреть... - Инанна еле смогла передать возмущённый тон через блаженство от массажа.
   - На себя он уже насмотрелся. К тому же, он был превосходным учителем... Во всяком случае, для меня. Он меня и научил понимать крылатых сразу и без ошибок.
  
   ***
  
   Теневое море показалось Нажару куда менее приветливым и зовущим, чем Вейндал. Не вода, а некая чёрная маслянистая жидкость, в которой перегнивали густой массой множество отдельных конечностей. Моряку чудилось, будто все трупы, что он видел скинутыми в море за все свои рейсы, разом прибило течением на пляж с пеплом вместо песка. Тьма будто корила пирата за то, что он вначале рубил сородичей по приказу взбалмошной сар-волод, а потом - по собственной воле.
   Кривая башня, что стояла на утёсе не так далеко от берега, давно бы рухнула, будь применимы к Тени обыкновенные законы физики - настолько искорёженной и потресканной она воспринималась. Но это было первое здание, что Нажар обнаружил в этом мрачном измерении.
   Неся в своей душе развполощённый ключ от дома, дракон, придерживая меч под протезированным крылом, осторожно двинулся вперёд. Хотя живых существ за исключением Воплощений ему пока не встречалось, чутьё подсказывало дракону быть настороже. Мало ли, что скрывается в этом странном измерении.
   Он и сам не знал, почему не покидает его. Природное любопытство? Нажар не был ему привержен. Но верность Инанне, принявшей разгульного капитана под своё крыло, подталкивала его изучить этот мир. Он мало знал о военных планах Инанны касательно земли, но кое-что ему было известно. А потому дракон счёл своим долгом сообщить Инанне о том, что находится в измерении Тьмы - не самого верного её союзника.
   Мерзкая жидкость ничего хорошего не предвещала - от одного её запаха становилось плохо. Потому Нажар, поправив меч на перевязи, поднялся в воздух, добираясь по нему до высившейся за заливом кособокой башни. По мере приближения к утёсу стали различимы остовы кораблей, выпиравшие деревянными костями и металлическими панцирями тут и там, но в особенности - около строения, манившего тёмным маяком.
   Впервые ему довелось переживать столь мрачный полёт. С силой взмахивая крыльями, он едва не задохнулся от ударившего в нос зловония, когда на "воде" вспучился и лопнул чёрный пузырь. Мерзкое место - так решил дракон, опускаясь возле башни. Лапы его скользнули по "земле", так что дракону пришлось расправить крылья и вонзить меч в землю, чтобы удержать равновесие. Облегчённо выдохнув, поскольку перспектива искупаться в этой гадости его не радовала, капитан без корабля взглянул на вершину башни. Интересно, хозяева дома? Сложно сказать. Окна и верхние входы темнели, словно вместо стекла в них вставили ночную черноту. Наземный вход - арка, изображавшая широкую пасть демонического дракона - хоть и не имел дверей, но темнота за ним была куда гуще, чем в глотке Отмирвала.
   - Тёмные любят сидеть в темноте... - прошептал капитан, пытаясь себя приободрить, но сжимая рукоять Разидуша до перетирания шкуры. Верный и острый друг нагрелся, приближаясь к оплоту неведомых ужасов, и своей теплотой спасал Нажара от морозной стужи, от которой дыбилась шерсть. - Но сар не понравится, что от неё что-то скрывают в другом измерении. Значит, нечиста ваша совесть!
   Глубоко вдохнув, словно собираясь нырять в ледяную воду, серошёрстный прошёл через арку, вливая в Разидуш прану. Меч вспыхнул ярким золотым светом, озарившим всё вокруг на расстоянии двух клинков - слишком мало, чтобы разглядеть помещение. Он шкурой ощутил, а потом и узрел чьё-то присутствие - а присутствующие, по счастью, не почуяли его. Тощие тела, из-под шерсти видны кости, сама шерсть торчит неровными клочками на почти голом теле, длинные уродливые пасти с четырьмя ноздрями украшали мерзкие хелицеры, а раздвоенные хвосты были подняты параллельно спинам. Глаз у существ не было, зато головы украшали кожистые щиты. В общем-то, они мало походили на драконов...
   Нажар не искал драки - вряд ли именно эти существа обитали в башне... Они больше походили на охрану, или, скорее, на сторожевых животных, чьей задачей было почуять вторженца, а убьёт его уже сам хозяин из энергооружия. Жалко, что копыта не способствовали скрытному перемещению, но Нажар уже приспособился, вымудрив подобающую случаю хитрость. Из карманного пират проявил пару тряпичных обмоток, стараясь действовать крайне аккуратно, беззвучно... и без запаха страха.
   Существа, до того стоявшие спокойно, вдруг дёрнулись, и Нажар замер на месте, уже решая, на чью шею обрушить своё стальное крыло, а на чью - меч. Но пока стражи не проявили никакой иной активности, а потому дракон, тихо взмолившись - и кому! Инанне! - проскользнул мимо чудовищ.
   "Выберусь отсюда - слетаю к рыжей и расцелую..." - пронеслось в его голове. Цветастая просьба, пронёсшаяся у него в голове за минуту, сменилась не менее яркой фантазией, но Нажар быстро прогнал все мысли и продолжил бесшумно следовать во тьме.
   Лестница, опоясывавшая замызганный первый этаж, привела капитана в контрастно-чистый... Похожий на огромный лекторий, напомнивший Нажару судоходную академию... непременно в пору экзаменов, судя по мрачности. Но как-то Нажар сильно сомневался, что здесь учили чему-то... Полезному, доброму, нужному.
   - А ты пришёл сюда за уроком... - Нажар вдруг услышал стылый и равнодушный бас из-под потолка. Он быстро приподнялся на задние, наклонившись вперёд, чуть расправив крылья для защиты спины и отступив в сторону. В золотом свете клинка появился высокий безрогий чешуйчатый дракон, чьи крылья показались Нажару мантией. В правой лапе он держал нечто вроде скипетра, состоявшего из множества металлических обломков, труб и шестерёнок, собранных в сложную конструкцию, оканчивающуюся замысловатой руной, обозначавшей то ли имя владельца, то ли его ранг.
   - Меня уже многому обучили, - заметил Нажар, держа противника на расстоянии меча. Чёрный дракон дотронулся до лезвия и золотой свет чуть померк.
   - Я вижу, - показал когтем свободной лапы дракон на Нажара. Только сейчас серый заметил, что у чёрного не было глаз, вместо них в глазницы были вставлены два чёрных бриллианта. - Клинок Соборной Алусарры. Ты смог его добыть у Погибшей Демиургессы, снять с трупа после Битвы за Небо... Я не поверю, что она отдала бы его тебе добровольно.
   - В те времена меня и не было... - признался Нажар. - Но в истории моей семьи много пятен. Как белых, так и чёрных, - он осторожно отвёл меч и направил его в землю. - Что это за место?
   - Ты нездешний, - заметил странный дракон. - Это место сочетает и вбирает в себя всю мощь Тьмы. Редко кому мы позволяем зайти сюда...
   Его коготь с внезапной быстротой кольнул дракона у сердца и тот пошатнулся, а когда выпрямился, увидел в лапах у чёрного свою печать. Тот "взглянул" на неё своими драгоценными глазами и вернул Нажару.
   - Следуй за мной. И оружие убери. Тьма сама решит, стоит ли тебе что-либо увидеть или нет.
   - С ним... спокойнее, - Нажар уговорился убрать меч на пояс, но лапу с рукояти не убирал. Но странный Тёмный действительно не проявлял агрессии, вместо этого он повёл гостя ещё на этаж выше, в большую, но не просторную лабораторию. В центре той стоял громадный ледяной куб в два драконьих роста. В нём застыло кляксой что-то тёмное и размытое, словно заморозили воду, в которую капнули много чернил.
   - Ответь, мне, Нажар, - хозяин дома сел на чёрную с синими ниятми подушку подле ледяного куба. - Сколько лет ты планируешь жить?
   - Какой приятный вопрос, - Нажар сжал лапохват. - Столько, сколько потребуется, пока не приду к цели.
   - А какова же твоя цель? - полюбопытствовал чёрный.
   - Пока же я в её поисках, - мрачно изрёк серый, отметив, что вокруг куба что-то перемещается. Души? - Я уже многое совершил и многое собираюсь сделать.
   - Я всё же задал тебе конкретный вопрос.
   Но вместо ответа дракон внезапно понял одно обстоятельство.
   - Откуда тебе известно моё имя? Я же его не называл!
   - Ты отправил сюда множество душ, не упокоенных ни в море, ни в двигателях кораблей. А с учётностью у нас нет проблем, - дракон разложил крылья на полу.
   - Хорошо... Тогда как мне обращаться к тебе? Или... - Нажар поднял нос к тьме под потолком. - К вам?
   - Все здесь - Тьма. Но меня ты можешь называть Дивр.
  
   ***
  
   Стены Язара, сложенные из чёрного камня, достигали высоты в четверть Дворца Инанны, а зубчатые шпили башен поднимались и вовсе до половины. Что примечательно, город имел эти стены и вдоль набережной, хотя там и было гораздо больше ворот - иначе стало бы сложно протаскивать грузы из порта в кварталы. По сравнению с высотою стены дома в Язаре выглядели коротышками, либо же целым стадом угловатых хрюков, упавших в ловчую яму. Да и шума Язар производил не меньше - настолько, что скрежет и гомон доносились до небес, где парила Азнавела.
   С борта корабля открывался великолепный вид на залив Марлон. Добрая пятая часть всех кораблей, бороздивших Вейндал, собирались у Язара. Здесь стояли на якорях или дрейфовали боевые корабли, отличимые по хищным обводам корпуса и множеству орудий, транспортные суда, стремительные сторожевые и неповоротливые грузовые. Отдельным фоном смотрелись флотилии рыбачьих лодчонок и одномачтовых баркасов, занимавшихся промыслом у мысов Марлона, освободив основную воду для прохода судов. Кроме грозной береговой батареи и гарнизона, призванных пресечь всякие непотребства, у входа в гавань дежурили суда без мачт и двигателей - баржи, утыканные орудиями и набитые пробкой, что вообще исключало возможность их потопления, да ещё и окружённые мощными защитными заклятиями. Когда "Азнавела" чуть снизилась, со стен города и с палуб кораблей на неё уставились жерла орудий, пушкари которых хотя и увидели опознавательные знаки, но предпочитали выполнять свою работу качественно, чем потом оказаться с вывороченной душой. По приказу Дайвета флагман дал холостой выстрел и убрал стволы орудий в портики - в то же время со стороны Язара громыхнуло эхо. Режущий глаза ярко-голубой луч взвился в небо, сигнализируя о снятии защиты.
   - Летим сразу к Гелдесу, - приказала Инанна.
   - Зря ты надеешься найти с ним общий язык, - Зорат, подлетев к ней на полубак, встал возле у бортика. - Много раз я говорил о том, что волх Язара считает, что ты его бросила одного сражаться с пиратами и морскими навами. Да и не он здесь заправляет делами, ведь тут не Утгард, чтобы волод мог пригрозить кому-то лишь острым мечом.
   - Я ему не помогала?! - Инанна взлетела над палубой корабля, швартубщегося к верхней площадке главной башни городской стены. - Я делилась своими разработками ради их вооружения! Я прибила за них Отмирвала!
   - Строго говоря, всё это делал Агнар, - Зерая, тоже взлетев, сразу приземлилась на башню, не дожидаясь посадки.
   - А кому служит Агнар? - рыкнула Инанна. с этими словами она спикировала вниз, в сопровождении своих подданных - Зоратом слева и выше, Зераи справа и чуть ниже. Навстречу им уже вышли волод и волх Язара - последним являлась Свамира, серая самка с чёрными крапинками на спине. Именно она вышла навстречу Инанне и встала перед ней, не высказывая никаких знаков почтения.
   - Тебе не рады здесь, сар-волод, - неожиданно произнёс Гелдес.
   Инанна ничуть не смутилась.
   - Ты прячешься за хвостом своего волха вместо того, чтобы заявить мне это прямо?
   Быстрее даже чем белый с чёрными лапами Гелдес успел нахмуриться, он проявил в поднимаемой передней пулевой пистолет и послал разгоняющим телекинезом снаряд прямо в Инанну, еле успевшую загородиться лезвием меча:
   - Прямей не бывает, копытная. Я слушаю, с чем прилетела.
   - От моего ты не защитишься, - Инанна, приземляясь на задние с цокотом, погрозила Жезлом, но применять его не стала, вместо этого развернулась боком, откинувв плащ. - Я тебе не помогала не оттого, что ленилась или не любила, а потому что с гор прилетает не меньше опасностей. Но мне удалось кое-что сделать того, что вы не смогли.
   - Опозорить наш флаг, - Свамира, чуть отступив, шепнула Гелдесу так, чтобы все подлетевшие расслышали.
   - Это уже вина деструкторов, - Зорат вновь расправил крылья и сложил. - Вспарывать кройку и вешать на флагшток дырявое знамя стало бы дальнейшем бесчестьем для древнего символа. К тому же, знаменосец не должен с ним расставаться и всегда лететь первым в бой, не так ли?
   - Ты больно умён, настолько, что уже глуп, - Свамира высказалась бы в обратной последовательности, если бы не собиралась скрывать истинные впечатления, зато Гелдес достаточно потеплел, чтобы развоплотить оружие.
   - В бою я тебя ещё не видел, но посмотрю на тебя при дворе Ясы. Если ты прилетела не только ради примирения со мной, чему пока не бывать -- не от чего.
   - Может, тебе стоит напомнить о том, благодаря кому ты оказался на этом месте? - сдержанно спросила Зерая. - Ты сидишь здесь, как перепуганная птица в гнезде, окружив себя кучкой стражей и боишься окинуть взглядом море...
   Инанна бросила на неё многозначительный взгляд, но Зерая не собиралась отступать.
   - Как ты смеешь оскорблять меня в моём доме? - Гелдес удержался от того, чтобы вернуть оружие в лапу, но тон его стал угрожающим.
   - По долгу службы, - бросила сар-гачтарь. - Насколько я понимаю свою работу, ты получаешь неплохие проценты от пиратов, которые сбывают свои блага твоему гачтарю. А тебе ли не знать, каким способом они их добывают.
   Обвинение было столь неприкрытым, что Свамира решила прийти на помощь своему володу.
   - Мы стремимся обрести мир, тогда как вы не приложили к этому и когтя...
   - Вы только наживаетесь на этом, - нахмурилась Зерая. - Почему наш флот стоит на якорях, когда в Вейндале бесчинствуют навы и негодяи всех мастей?
   - Ты об Отмирвале? - Гелдес усмехнулся. - Стоило бы этому тупице подойти к Марлону, как...
   - Как ты заныл бы, что тебя опять бросают на произвол судьбы с навами, - отразила его выпад Зерая и снова перешла в наступление. - А как насчёт твоих наземных сил, великий флотоводец, как насчёт кораблей, которые могли бы помочь в битвах с навами, кракалевнами, деструкторами? Было ли тебе дело до чего-нибудь, кроме как набивать склады Язара товарами Вейндала, а затем продавать их втридорога тем, кому они и предназначались!
   - Ты кровью смоешь это обвинение... - рыкнул Гелдес. Теперь уже Свамира беспокойно посмотрела на своего волода.
   Инанна хмыкнула одним взглядом, проведя ладонью по лезвию своего так и не развоплощённого меча. Кровь Инанны пролилась с куда меньшей болью, чем до того её слёзы.
   - Клянусь, что если это не так и ты честен перед своим городом, главенствовать в нём отныне станешь ты, а не Яса. А теперь все летим к ней, - не желая слушать иного мнения, лишь усугублявшего ссоры, Инанна встала на крыло и отправилась в город, выискивая с высоты самое вычурное и дорогостоящее строение - не станет же гачтарь богатого города себя обижать так же, как Зерая в "нищем" Утгарде. Язар всё же - самый восточный крупный порт Нашара, в глубоководном заливе Марлон, закрытом двумя мысами с юга и севера. Это наиболее удобный выход как на архипелаги, так и на Хардол. Поэтому, как в крупном торговом центре, наибольшее влияние тут должен иметь гачтарь. Так же из-за близости к границе тут имелся больший процент как "вольных странников", так и "вольных светлых". Из тех, кто не зазрится вести дела с демонами.
   Искомое здание нашлось очень быстро - благодаря даже не собственной архитектуре, как некто нашёл бы Дворец Сталагмитов, а из-за сада вокруг. Или даже не сада, а целой площади из самоцветов вперемешку с чёрными камнями. Из-за яркой энергии первых и чернильной тьмы вторых казалось, что дворец Ясы парит в ночном небе со множеством разноцветных звёзд.
   - Здесь установлена мощная защита, - заметил Зорат.
   - Для меня это не проблема, - Гелдес обогнал Инанну и направился прямо ко дворцу, когда внезапно его движения стали чуть более заторможенными. Зорат подметил это - остановив остальных движением крыльев, он бесцеремонно ухватил Гелдеса за хвост и выкинул его прямо к волху, которая предпочла оттолкнуть его и потому волод по-смешному крутанулся через голову, пока не принял вертикальное положение.
   - Хозяйка дома никого не хочет видеть, - произнесла Свамира. - Придётся постучать.
   Зорат кивнул ей.
   - Наших сил хватит для того, чтобы открыть проход.
   - Моего ума хватит на то, чтобы этого не делать, - высокомерно бросила самка. - Зачем ломать стену, если можно всего лишь позвать...
   Она не договорила. Инанна двинулась вперёд так уверенно, что Зерая не посмела её остановить. Темнота зримо натянулась, искусственное звёздное небо стало деформироваться, в то время как сар-волод безо всякого сопротивления пролетела прямо к дворцу, оставляя за собой достаточно широкий проход, чтобы остальная четвёрка попарно двинулась за ней - язарцы следом, Зорат и Зерая замыкающими.
   - Мне сейчас не легче, чем когда мы входили к Онмёжи, - Зорат то ли поддел Инанну, то ли действительно чувствовал в пределах территории дворца что-то не то. Но в само здание крылатым не довелось зайти, потому как хозяйка дома вышла к ним сама, не желая их пропускать ещё и в свою обитель.
   Яса имела соломенную гриву и рыжую шерсть с чёрными полукруглыми полосами, мордочку достаточно дружелюбную и приветливую, хотя и немного расстроенную незваным вторжением:
   - Я всегда готова тебя встретить, но предупреждай в следующий раз!
   - Другого раза может и не представиться, - вырыкнула Инанна.
   Яса молча взглянула на её плащ, с которого ещё слетала разрушенная магическая защита, клочками тёмной материи поднимавшаяся вверх, и слегка нахмурилась, что сделало её мордашку ещё более привлекательной.
   - Неужели я в чём-то провинилась?
   - В том, что решила присваивать себе чужое, - ответила Зерая, становясь рядом с рыжегривой. - Нам известно о том, что ты столковалась с пиратами Вейндала.
   Зерая не упоминала, что эти сведения она получила от вполне достоверного источника - Нажара - и теперь ожидала реакции Ясы на её слова. Всё упиралось в один вопрос - насколько нахальной была Яса в своих "торговых операциях", ведь фактически торговля с пиратами в Нашаре не запрещалась - до изгнания навов, они были силой, сдерживающей кракалевн и деструкторов.
   Но, как опытный гачатрь, Яса имела представление о своих правах.
   - Как мне без надлежащих опознавательных знаков определить, который из заплывающих на рынок кораблей пиратский, а который принадлежит честным караванщикам? Флаги Нашара и порта приписки может поднять любой обманщик. Даже Амрафет в подземном Эрешкихале, опасаясь повторения налёта на свою тюрьму с преступниками против Тьмы, богохульно утверждающими, что они и есть Воплощения, вводит систему опознавания не только по ауре, но и выдаваемым каждому исту пластинам-документам. Что же, если вы готовы и нам предложить альтернативу... Хотя мы сами стали больше бы рады чертежам вашего прелестнейшего парусника. Какая нам разница, пират, не пират, пока, торгуя, он платит подоходную пошлину и не стреляет по стенам и жителям? А такие хулиганы к нам приплывают порою... Но с ними мы не разговариваем.
   - В твоих словах есть правда, - покачала головой Зерая. - Но отнюдь не вся. Тебе стоит ответить, что тебе было выгоднее не осведомляться о портах отплытия и приписки, не проверять судовые журналы, не проводить таможенный контроль товара и не интересоваться, откуда на одиночных хорошо вооружённых кораблях военного флота вдруг оказываются неучтённые грузы.
   - Что касательно пиратов, - взял слово Зорат. - Где гарантия, что упомянутые тобой чертежи не будут переданы им же для организации воздушной атаки?
   - На нас же? Нет... - Яса покачала головой медленно и с опущенными ушами. - Пираты не признают товарищества. Я сдам им чертежи - и они нападут на мои же корабли. Нет, я лучше оставлю их для себя, чтобы оборонять корабли Нашара. В том числе и ваши. Вы ведь рассчитываете на то, что мы будем под вашим надзирательством, госпожа сар-волод?
   - За этим я и прилетела... - когда Яса пыталась убеждать логикой, Инанна -- давлением собственной воли и устрашением. - Проверить, всё ли на месте.
   - Что же, если вы готовы нам помогать, мы этому только обрадуемся. От Герусет мы дожидались лишь тумаков и приказов.
  
   ***
  
   Аната лишь гадать могла, для чего оставили её в живых Тёмные. Если бы они были навами, она могла бы предположить их логику - использовать существо из другой реальности для опытов. Но драконы оставались для Ананты нелогичными и дурными существами даже не смотря на то, что она присматривала за их подземной страной и имела близкое родство с Амрафетом. А, быть может, с неё не стали тут же расправляться, поскольку Ананта сейчас взращивала в себе от него дитя? Но пережило ли оно трансформацию в единственный, оформленный облик?..
   Даже навам присуще чувство материнства и беспокойство за потомство.
   Да, развоплотится пока не получится - она ещё пребывала в оформленном теле зверодракона. И высвободиться из металлических оков, намертво прицепивших самку к железному лежбищу, тоже не выйдет.
   - Удивительно, как иногда слабы сильнейшие.
   Голос, прошуршавший позади неё, заставил Ананту задрать голову, буквально впечатываясь затылком в металл. За ней стояло красно-бурое создание, отдалённо напоминавшее дракона, с шестью парами рогов, причём направленные вперёд рога на лбу были короткими, на затылке - чуть длиннее, и два длинных рога выдавались по бокам головы. В левой лапе, или точнее конечности, существо держало прямоугольный щит, начищенный до блеска зеркала, в правой - широкую трубку, отстёгнутую от поясного ремня. Задние лапы существа были широко расставлены в стороны, а хвост, увенчанный шипастым кожаным колёсиком, помахивал из стороны в сторону.
   Ананта узнала сородича и проявила свою радость, обернувшись к нему всеми змеями сразу. Владелица уже обвыкла со своими материальными отростками, они больше не протестовали её приказам:
   - Всё меняется, Тескатлипока, кроме перемен.
   - Как бы не так! - Тескатлипока поднял трубу к цепям, из неё под давлением клубистой струёй повалил тёмно-серый дым в резких разноцветных искрах - сырая Первоматерия, разъевшая даже теневые оковы, созданные сторонниками Тьмы. - Мои враги всегда проигрывают. А теперь у меня появился повод идти против драконов.
   - Какой же? - Ананта попыталась тут же встать на лапы, но вышло лишь быстро вскочить. От мгновенного перемещения пришлось отказаться...
   Тескатлипока положил свой щит на пол и шагнул в него со скрытным смехом:
   - Ненавижу блондинов, - и провалился прямо за зарябившую поверхность. Ананту не нужно было приглашать за собой, чтобы она поняла, как ей удастся сбежать.
   Навка вновь зарычала боли и неудобству неизменной телесной оболочки. На этот раз оттого, что из портала она вышла под иным углом к гравитации планеты, чем вошла, и в результате упала на острые и мелкие камни, расцарапавшие чешую. Тескатлипоке же было всё нипочем - он только принял в лапу висевший в воздухе щит, тем самым заращивая разлом в реальности.
   - Чем дольше мы тут задержимся, тем большее расстояние пролетят Воплощения со страшной одышкой, прежде чем поймут, что мы отсюда свалили, - не слишком заботясь о сохранности временного вместилища Ананты - а она на это надеялась! - Тескатлипока помог ей подняться. Сила другого нава показалась змеедраконе непривычно резкой, но от второго падения Ананта себя удержала.
   - Храм Баотаса?.. - она начала медленно поворачивать голову, осматривая порушенный интерьер прежде величественного сооружения, в котором уже начала проклёвываться быстро растущая трава, цветущая на разложившихся служителях навов. - Почему не сразу в навь?
   - Потому что Баотас давно ждёт похорон, а ты - дня рождения, - поток Хаоса из трубки оказался направлен на огромный валун, постепенно его растворяя. - Своего... и своего ребёнка.
   - Да, при такой жизни от него лучше избавиться побыстрее, - кисло заметила Ананта.
   - Конечно же, - согласился Тескатлипока и прошёл к валуну, а точнее к луже, что от него осталась. Погрузив конец трубки в жижу, он осторожно вобрал в неё немного "валуна", после чего преклонил одно колено и стал выдувать из трубки большой сверкающий пузырь. Ананта поморщилась - где-то под грудью у неё зарождалось болезненно ощущение, которое охватывало самку всё сильнее, по мере того, как раздувался пузырь. Внутри него при этом появлялся тёмный, почти чёрный силуэт, который постепенно становился всё более чётким, но при этом блёклым, сливаясь по цвету с самим пузырём.
   - Если тебе нравится, я готов его обменять, - Тескатлипока оборвал процесс перед самым его завершением, внезапно обернувшись к Ананте.
   - В смысле? - Аната посетовала уже не только на форму тела, но и на наполнение его мозгов. Мысли стали заторможенными и вялыми, а суждения - глупыми.
   - Неужели я помогаю тебе просто так, даже при всей неприязни к драконам? Нет, дорогуша. Мне нужно от тебя кое-что ещё. Твой ребёнок, когда он появится. Не волнуйся, тебе будет чем заняться вместо его воспитания... Например, местью Кьлеменетоту и получению его владений. Пока ты отмокала с Тёмными, многое успело измениться... Или же вернуться на круги своя - как сказать! Кьлеменетот, например, снова стал навом, да ещё и заключил союз с Инанной. И всё с одобрения Светлых из Хардола!
   Одна поражающая новость вслед за другой падали метеоритным на голову Ананты. Тескатлипока не был бы навом, если бы не умел шокировать.
   Прикрыв глаза, Ананта задумалась. Обмен казался ей разумным - но... Нечестным, что ли? Ананта не относилась к категории безмозглых навов, ровно как не была и совершенно бесчувственным куском рациональности. Хотя разум её и был заторможен, всё-таки острый ум сравнительно быстро нашёл нужный ответ.
   - В таком случае я предлагаю тебе такой вариант - я отдам тебе своего потомка, но только после того, как буду убеждена, что с ним всё в порядке. Тёмные немного помяли меня, когда схватили - навряд ли будет честно, если тебе достанется нежизнеспособная особь.
   - Интересная заинтересованность в детёныше... - хмыкнул Тескатлипока.
   - В конце концов, это первый полунав, которого я могу упомнить на своём отрезке существования, - змейки Ананты выжидающе изогнули шеи. - Идёт?
   - Бежит как угорелый!
   По мановению жезла чёрная сфера, от переполнения выпускавшая лучистые отростки, перелетела на Ананту и с плюхающим басовитым звуком облепила её тело, растекаясь по нему толстым слоем маслянистой жижи. Тело сначала лишь стояло чёрной статуей под нефтеподобной субстанцией, а потом начало разрастаться... Или даже заменяться материей Хаоса, раньше принадлежавшей Баотасу. Центральный узел утончался, зато отростки удлиняясь, извиваясь бодрее под довольный смех Тескатлипоки.
  
   ***
  
   Покончив с делами в Язаре, Инанна в глубоком удовлетворении осушила кое-что из своих запасов и прилегла отдохнуть, потому командование над "Азнавелой" перешло в лапы Зората. Впрочем, особый присмотр не требовался - взмыв повыше, Дайвет выпустил нескольких драконов и по их наставлениям вводил "Азнавеллу" по восходящим потокам, минимизируя затраты энергии. Близость Вейндала шла только на пользу - пролетев немного вдоль береговой линии и выправив курс, он направил корабль кратчайшим путём в Аат.
   Башни древнего города показались ещё до того, как Инанна вышла из каюты, сладко позёвывая и потягивая крылья. Не обладающий столь роскошным портом, он всё же был окружён полукольцом плавучих рынков - барж без парусов и двигателей, на которых стояли палатки, навесы и хижины, где менялись заморскими товарами. Вместо дежурного флота вдоль барж проплывали небольшие парусные суда, а вместо батарей в гавань уставилась горящими глазами статуя пернатого-мохнатого дракона, опиравшегося на двуручный меч. У подножья статуи зрели сады невысокого колючего кустарника, ближе к городу поднимающегося и переходящего в настоящий лес из неприятных на вид колючих растений, между которых было проложено несколько дорог. Плющ и вьюны оплетали древние башни внешней стены, змеясь по ней к самим воротам, массивные створки которых сверкали вкраплёнными в них защитными чарами. Но зато в остальном город напоминал скорее старый, но уютный жилой квартал, в котором плиты дорожек давно поросли мхом, а между ними проклёвывалась трава. Не было заметно какого-либо особенно выделяющегося здания, что могло быть дворцом или администрацией, что заметно запутало сар-волод. Даже статуя была монументом, без входа и взлётных балконов.
   - И как тут искать правителей, а?.. - Инанна, на всякий случай вставшая и набросившая плащ на правую переднюю лапу, медленно подошла к борту и посмотрела вниз. Несколько драконов взмывали в небеса, распались на два отряда по пять голов в каждом и полетели к "Азнавеле".
   - Стопори! - крикнул Дайвет. - Малый вперёд! К встрече незваных гостей - готовься!
   Зорат не позволил себе улыбнуться, хотя его и порадовала вышколенность команды - кто навёл маг-ружья, кто схватился за мечи, причём больше половины взбудораженных приказом драконов поспешили ускорить своё тело посредством праны. Инанна не приняла никаких иных приготовлений, терпеливо дожидаясь, пока отряды подлетят поближе.
   - Тут нас получше встречают, чем в Язаре, - заметила Зерая, подходя к другим сарам. - Может быть потому, что не так надеются на свои стены.
   - Долгое время никто на них не надеялся... - Инанна улетела в размышления, ожидая подлёта стражи. - Тёмные привыкли упражняться в постоянной внимательности, подвергать себя риску намеренно, чтобы помнить, что ты не можешь быть в безопасности в один миг, даже будучи в надёжном логове. Больше надежд на себя, чем на стены. Аат - первый город Нашара, наши предки пристали именно тут. Из-за сильной связи с корнями перемены даются местным тяжело, - завершив монолог, сар-волод развернулась к приземлившимся с обоих бортов на палубу крылатых, на которых команда посматривала с нескрываемой осторожной неприязнью. Язар действительно был городом посвободнее - корабль не то, что не досмотрели, но даже не проинспектировали на глаз.
   - Кто вы такие? - осведомился высокий длинномордый самец-дарман, проявляя в лапе нечто среднее между косой, копьём и молотом. Жутковатое оружие Дайвет оценил в нечто статусное, но бесполезное в бою, а потому вышел вперёд.
   - Сар-волод Нашара прибыл в Аат, а его встречают подобным образом?! - презрительно осведомился он. - Я уже начинаю к этому привыкать, но мне это совсем не нравится.
   Грубость Дайвета не подействовала на дракона. Он посмотрел на Инанну и на Зората, затем оглянулся на своих подчинённых.
   - Да, это точно вы. Что же... Волод Неята желает увидеть Инанну Нингаль и Зората Сурта. Всем остальным следует остаться на корабле.
   Зерая лишь всплеснула крыльями: кажется, не только в родном городе гачтаря не воспринимали кем-то ответственным.
   - Нас трое. Так же, как и в вашем городе, - Инанна для значительности встала на копыта. - Хотелось бы видеть так же ваших гачтаря и волха, как и с нашей стороны собраться всем. Тогда мы не станем времени тратить на пересказ друг другу решения, к которому мы пришли, и каждый сможет высказать своё мнение.
   - У Тёмных мнение общее, - вой прищурил один глаз. - Мнение нашей Матери, которую одни отпавшие и разругавшиеся потомки называют Тьма, а другие - Хаос. Потому нашим правителям нет нужды присутствовать всюду сразу втроём, ведь город постоянно требует внимания. Не меньше, чем дорогие послы.
   - Я не посол, - Инанна проявила в лапе жезл, - я и есть ваш правитель.
   - У тебя прав на престол Нашара меньше, чем у большинства из нас. Мы сами отвоёвывали Нашар вместе с Аменемхатом, потому Нашар - наш. Мы потрудились, чтобы его получить. Вам же Нашар достался по благости Матери и по рождению.
   - Вы получили Нашар, а я его удержала, - Инанна прирасправила крыло, чтобы трепнуть свой плащ. - Так что у нас прав больше раза в два. Но мы не мериться благородством сюда прилетели, а поговорить с вашими начальниками.
   - Я уже сказал - Неята вас примет, - дракон посмотрел на гачтаря. - Если она желает, то может полететь на свой страх и риск.
  
   ***
  
   Лодка, что шла против течения из Язара в Утгард, не имела ни паруса, ни энергетического контура. С того времени, как Велеяр, бывший сар-волх Утгарда, покинул Нашар, драконы начали забавляться с различными механизмами, разбазаривая с их помощью природные запасы страны с гораздо меньшей долей полезного действия, чем предоставляли старые, проверенные веками способы. Это судно, например, работало на дровах. Команда порою слетала с борта, чтобы магией срубить какое-нибудь дерево на берегу Вары и затолкать его в топку механического привода винтов, не только задействуя энергию опосредовательно там, где её можно было вложить напрямую, но и изувечивая превосходную панораму берегов.
   Многие драконы, коих Велеяр расспрашивал, рассказывали, что при Инанне стало лучше и проще жить. Если это и было так, то лишь потому, что нынешнее поколение поглупело и, забыв о прошлом, закрыло глаза и на будущее.
   На это чихающее и гремящее судно Велеяр наверняка бы махнул хвостом, если бы только не одна особенность - перемалывая воду винтами, оно довольно быстро и нагло резало реку, посверкивая серебристой фигурой под носом, изображающей дракона, держащего в лапах собственную отрубленную голову. Судя по улыбке и прищуру, дракон потере головы нисколько не расстроился, но и сам факт наличия такой статуи не показался бы обычным. Какого же было удивление Велеяра, когда он распознал исходившее от фигуры беловатое поле разряженной энергетики, указывающей, что некогда этот дракон был живым.
   - Эй, кто тут у нас? - хотя Велеяр и заметил одного из лесорубов, он не обратил на него внимания, а этот высокий дракон с медной шерстью уже подошёл к нему поближе с парой дружков. - Как ты здесь очутился?
   - Подсел до Утгарда, - Велеяр отдал в рефлекторно вытянувшуюся лапу капитана судёнышка прозрачный гранёный камень, наполненный жизненной силой его сородича. Что бы не менялось в мире, а энергия всегда останется в цене - даже на полностью механических лодках. - Как здоровье нашей сар-волод, господин...
   - Хорбар, - медношёрстый капитан с более светлого оттенка носом и кругами вокруг глаз сразу отдал часть наполнения камня своим товарищам - видимо, на этом борту было принято делиться долями сразу. Значит, скорее вольные крылатые, чем гайдуки Инанны. Это хорошо, можно выслушать новости без оттенка пропаганды.
   - Сар-волод сходит с ума, - заговорил дракон, взглядом отослав подчинённых подальше. - Носится по городам на своей летающей посудине, да ещё и собирает армию. Слышал, небось, как подземным всыпали? Так эта дура вместо того, чтобы истребить их, союза добивается. И добилась! Так скоро дойдём до того, что с навами подружимся...
   Он мгновение оценивал Велеяра и, не встретив ни протеста, ни согласия, продолжал.
   - ...Ходят слухи, что за горы собралась. А я так думаю - жили, как живём, и пусть бы дальше так было. При госпоже Герусет я хотя бы никаких обязательств не имел. Так теперь меня во флот тащат, грузоперевозками заниматься. Откинуться можно! Недохаосистка с манией величия, наверняка всю свою жизнь положила на то, чтобы казну Утгарда заполнить, да только не для жителей, а для себя. Насмотрелся я на таких, только у них хотя бы яйца были!
   - Кто-то забыл завещание Аменемхата, - Велеяр сильнее вцепился когтями в бортик на носу, вновь присматриваясь к носовой фигуре. - "Завоевать Нашар для свободных драконов". Ключевое слово здесь - "свободных". Предки уплыли с Хардола не для того, чтобы заменить свою волю властью саров. Аменемхат гордился тем, что не делал иного, кроме как организовывал войска и предлагал драконам свой ум для того, чтобы соображать действенную тактику. Он переносил свой престол из Аата в Язар, из Язара в Утгард - навстречу стадам кракалевн, хотя мог бы осесть на первом же тёплом бережку, подминая под себя гарнизон. Вот почему все разумные крылатые его уважали и разрешали ему командовать.
   Хорбар выслушал Велеяра, но понял его по-своему.
   - Что и говорить, в этой рыжей мне одно нравится - она остановила навов. Можно прыгать с места на место, словно тебя под хвост ужалили, а можно развернуться и дать бой. Это в ней единственный плюс. Хотя... - тут он подмигнул Велеяру. - Быть может, скоро придёт на её место тот, кто Нашара больше достоин. Неята давно желала с Инанной встретиться, а уж у неё побольше и силы, и воли, и ума. Так что, быть может, из своего паломничества Инанна в Утгард и не вернётся.
   - Да? Было бы забавно, после всех её кичливых выходок, - Велеяр усмехнулся, вспомнив сплетни, свежуемые в язарских корчмах. - Шутка ли? Инанне в подвиг вменяют то, как она ловко отбила "дружественный удар", будто она девчушка на тренировке, а не сар, поражавшая навов! Вопрос лишь в том, кто из ныне живущих сможет занять её место без смуты и пререканий? Наследника у неё нет - ни по крови, ни по наставничеству.
   Лодочник фыркнул:
   - Да кто угодно! Разве не народу это решать? Прервётся линия Инанны - посадим на её трон кого-то, кто будет больше заботится о воле драконов и о соединю с Великой Тьмой. Тьма, в конце концов, и даровала драконам свободу - а Инанна даже не смогла предотвратить удар по Храму!
   - Я слышал, сейчас как раз трое Воплощений... - Велеяр отошёл от борта, рассматривая бурляющую за кормой воду - по сравнению со степенными парусниками на душах эта лодка выглядела яростно брызжущим слюной грубословом. - Почти что знак Безначальной, если бы я не верил в совпадения чисел.
   - И, по большой иронии, всех троих по приказу Инанны и спасли несколько её воинов... бросив на произвол судьбы остальных пленников. Такое впечатление, что Инанна сговорилась с подземными гораздо раньше того, как объявила о том официально. Во всяком случае, выглядит всё как осознанная операция против Тьмы... точнее, против её доброй репутации.
   - Тьма во всех Тёмных, а не только в Воплощениях. Над её репутацией нужно работать всему народу, а не нескольким кобникам.
   - Возможно, в твоих словах есть правда... - размеренно произнёс Хорбар. - Слушай, у меня в каюте есть прекрасная бутылочка терпкого напитка и молодой дил в средней прожарке. Может, составишь компанию? А потом я доставлю тебя, куда пожелаешь - летать на своих крыльях быстрее, да только не больно удобно, да и не думаю я, что ты жаждешь предстать перед другими драконами. Такие славные самцы обычно долго не живут!
  
   ***
  
   Неята, чьи мутации, полученные ещё в Хардоле вводили в страх Светлых её старой родины и вызывали уважение Тёмных, ныне выглядела вполне обычной мохнатой драконессой с белой шерстью, каштановыми перьями и гривой и длинным костяным хвостом. Но статность бывшей повелительницы Нижнего Слоя никуда не пропала. Если стража просто не оказывала почтения к сарам, то волод Аата смотрела на подлетевших свысока, даже стоя во дворе своего невзрачного дома, не выделявшегося на фоне других. Ведь, в самом деле, не внешними образами Тёмный должен превосходить окружающих, а лишь самим собой.
   - Я владела Дворцом Тысячи Башен на Хардоле, так что я заберу твой Дворец Сталагмитов, если этого захочу. Знаешь, почему мне этого не нужно? Потому что Тёмные прилетели сюда за свободой, а не за подчинением кому-то.
   - Разительная перемена для той, кто прежде обладала домом в целый город и правила целым материком не мягче, чем Герусет, - не поддалась Инанна попытке занизить свой авторитет. - Могу ли я проникнуться той же мудростью, что и тебя на это сподвигла?
   - Если поживёшь с моё, - Неята не стала развивать тему.
   - Свобода - понятие относительное, это я усвоила уже сейчас, - Инанна разглядывала Неяту с таким выражением, с каким смотрят на невиданный ранее, но не очень приятный предмет. - Если тебе знакомо как править народом, то ты должна понять, почему я веду Нашар к единению. Навы принесли нам достаточно бед, но впереди Тёмных ждут ещё большие испытания. Преодолеть их мы сможем только вместе, - она оглянулась на Зората. - И лишь под общим руководством, потому что раздробленные и разобщённые земли всегда легче покорить, чем собранные воедино.
   - Ты умна не по годам, - Неята расслабила напряжённую морду. - По уму я бы дала тебе десять теплот, не больше. Ваша проблема в том, что вы потеряли прежний объединяющий принцип - знания, что сплачивало драконов без превосходства одних над другими. Но зачем нам сары, если есть настоящая хозяйка не только лишь Аата или Нашара, но и всей Вселенной?
   - Я ей в этом помогу. Ведь Тьма присутствует во всех Тёмных, не так ли? - Инанна попробовала поговорить с религиозной драконессой, используя её понятийный аппарат. - Тем более в тех, кого её Воплощения одобрили.
   - Воплощения тебя одобрили, но я посмотрю, одобрит ли тебя Хаараглаш, - Неята в ожидании улыбнулась.
   Инанна успела заметить ехидную ухмылочку Неяты, но среагировать уже не смогла. Зерая и Зорат шарахнулись в стороны, когда выдвинувшиеся из под земли жуткие чёрные лепестки надвинулись на неё и захлопнулись, обхватив тело драконессы. Плащ вместе с радужным мечом выпали на землю, в то время как чёрный цветок закрутился, свернулся и ушёл под землю, уволакивая с собой рыжую. В следующее мгновение Зераю стражи повалили на землю -- Зорат, успевший развернуться и выбить душу из воя в самом буквальном смысле, внезапно очутился нос к носу с Неятой, которая схватила его за передние лапы и притянула к себе.
   - А теперь поговорим об условиях вашей капитуляции, - проворковала она.
   - Наша победа, - Зорат внезапно начал мигать, и через миг уже просто пропал, растворился неведомо где.
   Зерая, высвободив крылья, хлопнула ими над своею спиной с неожиданным грохотом, от которого полегли оглушённые стражники, а всё ещё шокированная неведомым волшебством Неята отступила на шаг, материализуя глефу и хлёстко ударяя в строптивую пленницу твёрдым хвостом, удлинившимся до трёх размахов и почти выбившего косу, которой Ланра закрылась.
   Отпрыгнув в сторону, Неята с ненавистью взглянула на Зераю, осмелившуюся нанести ей такое оскорбление.
   - Зорат сбежал, но тебе этого не удастся! - воскликнула Неята, покрутив головой для того, чтобы побыстрее прийти в себя.
   - Нападай, - последовал короткий ответ.
   Взмахнув глефой, Неята упёрла её в землю и вдруг резко рванула вперёд, пустив поток кипящей праны в противницу, которая немедленно взмыла вверх, увернувшись от столь расточительного, но убийственного заряда.
   Зерая использовала косу редко, так как сар-гачтарь предпочитала не подпускать к себе врагов близко. Но Неята была слишком стремительна для того, чтобы стрелять в неё из арбалета. Её приходилось пересиливать вплотную - а в ближнем бою Неята превосходила Зераю как вооружением, так и опытом. Но не помощниками.
   Зорат на самом деле никуда не исчезал - либо внушил всем присутствующим свою пропажу, либо лишь ненадолго отлучался, заставив Неяту отвлечься на слабую, но юркую самку, чтобы самому очутиться в тылу волода Аата. Подпрыгнув над с большой инерцией махнувшим хвостом, сар вцепился когтями в спину Неяты и вонзил ей свой меч в хребет.
   Поверженный противник рухнул к задним лапам дракона. Когти Неяты прочертили по земле глубокие борозды и замерли.
   - Какая ценность, - заметила Зерая, достав кристалл для сохранения души, но Зорат остановил её.
   - Нет, она нам ещё понадобится, - сказал он, вытаскивая из карманного измерения бутылку с широким горлышком. - Опыт пиратов Вейндала нам пригодился - они предпочитают сохранять души в бутылках, чтобы оставлять сознание врага.
  
   ***
  
   Инанна уже была за пределами реального мира. Перевернувшись на спину, драконница с озлоблением пыталась выцарапать или выбить себе проход в чёрных лепестках, но внутри фосфорецирующего фиолетовым светом цветка у неё не оставалось никаких особых способностей, так же, как не хватало вмиг сдёрнутого плаща и, уж тем более, так необходимого сейчас меча. Упираясь крыльями в стенки своей тюрьмы, слишком узкой для неё, Инанна вскоре совершенно выдохлась... Нет, не выдохлась - внутри ловушки недоставало свежего воздуха, он становился перенасыщен выдохами самой Инанны.
   - Этого ещё не хватало... - пробормотала драконница, прижимаясь спиной к одной из стенок. Древняя карга придумала неплохой способ казни возомнившего о себе сар-волода - медленно задыхаться в этом живом - а живом ли? - мешке. С отчаянием Инанна попробовала укусить лепесток, но тут же отпрянула и защёлкала пастью, слипшейся от фиолетовой мерзко пахнущей слизи. Ещё одна жестокая выдумка. Она не задохнётся от нехватки воздуха, быстрее помрёт от вони этой гадости!
   Заискрившая в темноте субстанция, начав сочиться из оборванных краёв, сначала залилась по стенкам, а потом и начала затоплять и без того ограниченное пространство мешка, что должен бы был распираться от никуда не выходившего из него воздуха, но вместо того только больше сужался, заставив Инану замереть в той позе, в которой она отшатывалась и отбивалась... ну а склизкая жидкость очень быстро обволокла всё тело, не оставив непокрытыми даже пасть и ноздри белой самки.
   Но зато открыв глаза. Пространство не давало Инанне как следует осмотреть себя, зато его было вполне достаточно, чтобы воображение нарисовало остальное - драконница застыла в полуприседании, расставив задние, широко расправив крылья и заведя за голову передние, при этом задрав хвост и чуть подняв мордашку. Мало того, что тело от такой позы сразу заболело, но рот и ноздри драконницы ещё не были свободны, а переведя взгляд на окружение, Инанна осознала, что находится в тёмном, будто в звёздную ночь, обширном помещении, которое можно было бы назвать дворцом, если бы не отсутствие всяких украшений и архитектурных изысков. Но, несмотря на это, неверные тени и редкое посверкивание стен производили гнетущее и давящее впечатление - или же просто начали сказываться скованность и отсутствие кислорода.
   - Прояви почтение Хаару и освободишься.
   Очень трудно было выказывать уважение, находясь в подчинении, но будь Инанна сейчас свободна, её ответ остался бы не изменен. Драконница лишь сощурилась, чтобы неизвестный не увидел, как начинает зарождаться страх в её глазах - слишком внезапно застигнутая смыканием своей ловушки, она не успела накопить достаточно воздуха, и теперь уже ощущала сильное желание вдохнуть - хотя ещё не настолько сильное, чтобы начинать всасывать носом эту странную гадость и биться в безуспешных попытках раскрыть челюсти. Но лёгкая дрожь её тела, единственное, что пока ещё было ему доступно, выдавало, какими усилиями она удерживала себя в лапах.
   - Забавно знать, что ты считаешь себя не способной сломаться, - по воле владетеля голоса мешок сузился до обтягивающего костюма, который втянулся в ноздри и рот, что с хрипом пытались вдохнуть. Теперь Инанна едва могла удержать равновесие в таком положении. Сердце застучало в ушах, всё тело задрожало - она замотала головой, но затычки в носу и в пасти сидели крепко, последняя прижимала язык и вызывала боль в челюстях, которые одновременно и сжимались, и пытались разжаться. Воздуха оставалось крайне мало, её животик, и так прижатый, вжался ещё сильнее, из-под материи донёсся глухой полустон, прозвучавший необычно глухо. Внезапно, подчиняясь грубой силе, она развернулась мордой к своему похитителю.
   Голос, оказывается, принадлежал худощавой, но высокой самке с белоснежной, почти светящейся серебристым шерстью, прикрытой лёгкой полупрозрачной накидкой, и длинной волнистой шатеновой гривой. Своими когтями, более длинными, чем обычно бывали у драконов, распорола чёрную упругую ткань, что тут же растрескалась и распалась, но Инанна не успела перевести дыхание, как оказалась обвязана алыми лентами, ничуть не менее крепкими, чем чёрные у Герусет.
   - Но ты не сомневайся... Найду способ, чтобы ты начала мне поклоняться.
   Ленты крепко, до очень сильной боли сжали тело Инанны, впивались в шкуру и заставив драконницу крутиться на месте. От её движений давление словно бы ослабло, но стоило самке замереть, как она поняла всю безнадёжность своего положения - ленты плотно обматывали её тело, превращая Инанну в настоящую алую мумию. Почувствовав прикосновение к шее, Инанна с силой втянула в себя воздух... И прокляла всё на свете, когда лента замерла над ней, не надвигаясь и дожидаясь выдоха.
   - Никогда! - успела выпалить Инанна перед тем, как ленты обмотали её голову, сжав челюсти и захлестнув ноздри.
   - Здесь тебя будут убивать медленно и долго... - красные глаза засияли с садисткой ложной добротой, - но не мучительно.
   Самка кивнула вышедшему из тени чёрному алогривому самцу, в месте с которым они подхватили на лапы бессмысленно извивавшуюся Инанну и переложили её на постамент в вогнутым краем, что не давал обмотанной даже перекатиться. И Инанне, неспособной сейчас ни колдовать, ни пользоваться артефактами, ни даже высказаться наглецам в морды, оставалось только биться и выгибаться - но лапы недобрых похитителей тут же возвращали сара на место. Прижатая ими, она едва не задохнулась, когда ленты отпустили её, но не покинули тело, а заструились по нему, обхватив задние лапы выше копыт и под коленками, и разведя в стороны передние, притянув их к стенам постамента. Самец не спеша влез на неё и поставил лапу на грудь, тогда как самца вытянула хвост Инанны и помахала его кончиком.
   - Признайся, ты же всё равно не выдержишь долго, - заявила она. - Всего одно слово - и ты сама сможешь решить, умереть тебе или уйти отсюда.
   Инанне явно не хотелось ни того, ни другого - только высвободиться и разорвать обоих, выдернуть им конечности! Но сар сейчас не была властна даже над собственным телом. Даже хвост, обвязанный до самой кисточки, был управляем белошёрстой, ну а остальное тело попытался захватить себе чёрный самец, раздвинувший не менее длинными, чем у своей подруги, когтями, ленты на животе Инанны, открывая втянутый, дрожащий животик, так легко отзывавшийся на острые кончики когтей. Инанна заворочалась под их ласками, которые вскоре перешли в щекотку - да, эти чудовища придумали очень изощрённый способ убийства! Смеявшаяся в вернувшиеся алые полоски Инанна не смогла подготовиться к третьей волне удушения, когда лента внезапно опоясала и сжала её горло, заставив драконницу выпучить глаза и высунуть язык из пасти. Задние её забились, кончик хвоста, сокрытый тёмной материей, отчаянно задрожал.
   - Признай нас, - почти ласково шепнул самец, поглаживая рога Инанны.
   Однако та даже не знала, кого признавать, тем более уж опуститься до того, чтобы поддаться кому-то... Но беспорядочное кивание головы, вызванное удушением, достаточно удовлетворило самку - особенно учитывая, как дрожало в страхе всё остальное тело. Потому она прекратила пытку на миг, велело то же и самцу, потянув его за хвост. Обжимающая полоса поднялась с шеи на пасть Инанны, стягивая её челюсти, но пока только поглаживая по носу, не закрывая ноздри.
   - Когда говорят о Тьме или Хаосе, - белая подвинула крылом чёрного и сама заняла его место, - то подразумевают меня, Альдару Хаараглаш. И увести всех вас в Нашар было моей идеей. Раньше мне не было дела до того, кем считаешь себя ты, пока ты действовала лишь в рамках отдалённого городка и не встревала в мои дела, даже изрядно помогала Нашару... Но, полагаю, теперь ты достойна узнать об истинной хозяйке этой земли.
   Инанна внезапно рассмеялась. Её булькания вызвали недоумение у самки, которая слегка ослабила полоски и уставилась на Инанну.
   - И что же тебя рассмешило?
   - Знала бы ты... Сколько драконов и навов... Могут поспорить с тобой за это! - сквозь проговорила рыжая, дёргая копытами. - Но у меня есть к тебе предложение! Поцелуй под хвост Катлакат!
   - В прямолинейности тебе не откажешь... Искренность - это добродетель настоящей Тёмной, - Альдара нажала ладонью на нос вновь обмотанной до ноздрей Инанны. Шерсть белой загорелась ярче и вздыбилась, словно развеиваемая под водой, грива тоже затрепетала, как под медленным ветром, а поток её ауры сшиб сознание алошёрстной, затопляя его чуждой детской радостью и ещё большим ощущением беспомощности перед великой силой.
   Инанна вжалась в своё ложе, ощущая, как её затопляет сознание собственного ничтожества. Она была жалкой пленницей, опозоренной и беспомощной, под властью, которой нет ни конца, ни края... Её разум был захвачен этой силой, которая заняла все остальные её мысли, вытесняя их прочь из сознания драконницы и выбивая все воспоминания.
   Кроме тех, что не касались тьмы.
   "Раз ты есть Тьма и Хаос - где ты была, когда твой народ погибал под ударами навов? Где ты была, когда Герусет распространила своё влияние на весь Нашар? Где ты была, когда я призывала тебя?"
   Лапа Альдары слегка задрожала. Нахмурившийся самец вонзил когти в плечо Инанны, но красные ленты уже трепыхались в диком переплетении энергии, вырываемой из самой души рыжей. Раня себя о чужие когти, драконница выгибала голову, отклоняя ладонь Альдары.
   - Моя воля сильнее... - рыкнула она и, движимая ярким и едва ли не самым болезненным воспоминанием, вцепилась зубами в лапу Альдары.
   Брызнувшая кровь была почти не заметна на алых лентах и будто бы раскалившейся шерсти Инанны, зато на будто выбеленной шкуре прорычавшей Альдары они выделялись контрастно. Самец, чья шерсть встала дыбом, проявил в лапе тонкую, но крепкую саблю, но сама Альдара остановила его здоровой передней, пока её хвост резко провёлся под челюстью Инанны, вынудив открыть пасть от щекотки и выпустить проткнутую насквозь ладонь, кровь из которой прекратила течь очень быстро после целительного вливания праны, но красные пятна остались.
   - Раз так, тогда поборись сама с собой, - Альдара взмахнула лапой, зачерпнув с чёрного алтаря пригоршню дымчатой субстанции, будто твёрдый камень был плотным туманом, и вложила этот комок прямо в рогатую голову упёртого сара.
   Инанна взвыла от того. что в её сознании словно взорвали солнце. Ленты больше не держали её - скатившись с постамента, драконница упала на колени, не успев даже подставить лапы-копыта.
   - Куда же ты? - Хрипло рассмеялся прежде молчавший самец, захватывая передние Инанны и отводя их назад, стягивая за спиною хвостом самой же копытной.
   - Всё возбуждение - от головы, - хохотнула белая, погладив щёку Инанны, но на этот раз успев отдёрнуть лапу от щёлкнувших зубов.
   Инанна замерла, позорно капая слюной себе между копыт. Лишённые даже проблеска сознания глаза подёрнулись пеленой и она высунула язык.
   - Твоей воли больше нет, - усмехнулась Альдара. Под нажимом самца Инанна рухнула перед ней на колени и заскулила. Альдара подняла её морду, щёлкнула большим пальцем по носу и посмотрела на самца.
   - Сделаем с ней всё, что захотим.
   - И ты не будешь меня ругать?.. - Чёрный игриво укусил белую за шею, не собираясь поранить, а только проявляя к ней звериную нежность... И поддразнивая обезумевшую Инанну. Альдара задышала тяжелее, косясь на собственную жертву и медленно поглаживая рослое тело своего партнёра:
   - Я оступилась, Ярр... меня тоже нужно наказать... Но так, чтобы она не смогла этим воспользоваться.
   Самец схватив взвизгнувшую самку за гриву и приподнял её.
   - Я знаю, как тебя наказать, - объявил он то ли рыжей, то ли белой, после чего поставил безвольного сар-волода на задние. Проявив в лапе саблю, он заставил её повиснуть под ней, поддерживаемую специальным заклятием, и развернул лезвием вверх, так что самке пришлось встать на кромку копыт, только бы уберечь себя от прикосновения металла. Сама же Альдара с любовью взглянула на Ярра. В этот момент злоба и жестокость отступили от них - они подошли друг к другу и соединили головы, накрыв крыльями, чтобы ощутить тепло совместных душ. Инанна слегка пошевелилась. И заскулила от острого наскока на почти распиравшее лезвие - повезло, что она наткнулась на тупую часть сабли, но она, не поранив, всё равно ткнулась сильно.
   - Ка-ак это... - Альдара задрожала в объятиях Ярра ещё сильнее, почти так же, как задыхавшиеся Инанна. - Я-а-аррр... Убей меня, пожалуйста...
   - Может, что-то помягче... - не менее заведённый Ярр водил носом по носу белой, облизывая его неторопливо.
   Его лапа мягко погладила грудь Альдары и перешла на треугольник под её горлом, нежно нажимая на него коготками, пока Альдара не начала отклонять голову, а затем и вовсе завалилась перед драконом на спину, позволив тому взойти на неё. Инанна снова поднялась на копыта, вся трясясь от возбуждения, но при этом постепенно теряя из глаз призрачную пелену.
   Ярр перевалил белоснежную и прижался к её щеке, ощущая поглаживая боков прикосновения нежных пальчиков под крыльями, его хвост мелко задрожал от переполнявших его чувств. Почти задыхаясь от желания, он надвинулся на самку и мягко вошёл в неё, вызвав радостный стон у Альдары и болезненный - у Инанны, которая не смела опуститься на опасную сталь, но и не могла сдерживать себя, подёргивая передними лапами и хвостом, жадно пожирая самца и самку глазамию Но резкий цокот копыт всполошил обоих, они развернулись на Инанну резко, подняв уши.
   Спрыгнув с лезвия, когда её пленители отвлеклись, теперь она врезалась в драконов, повалив на пол и пытаясь взобраться на Ярра, прижимая его к полу и стремясь добраться до драконьей гордости. Взбешённая этим Альдара, к тому же охваченная диким возбуждением, подхватила саблю в лапу, когда Ярр сомкнул собственную правую на горле Инанны.
   - Да успокоится эта Тёмная или нет?! - прорычал он и внезапно с удивлением осознал, что Инанна смотрит на него всё ещё затуманенными, но вполне сознательными глазами.
   - Нет...- прохрипела она, по движению лапы Ярра падая на колени. - Не остановлюсь... И не в этом... - она быстро облизнулась. - Смысле...
   - И сейчас? - Альдара попыталась вонзить саблю в спину доставшей её Инанны, но на этот раз уже Ярр остановил её лапу:
   - Мне нравится эта игрушка. Мы можем поразвлечься с нею вместе.
   - Сначала поместим её в нечто покрепче, чем ленты, - Альдара отдала саблю Ярру, а Инанну, хватив за шкирку, кинула прямо в "алтарь" и утопила в его на миг податливом камне... Заперев самку в твёрдых, монолитных оковах, оставив снаружи лишь задние от пяток и до копыт.
   Инанна попробовала двинуться, но такого стеснения она ещё никогда не испытывала. Камень давил на неё со всех сторон и единственное, на что она была способна - это задрыгать копытами, которые драконы разделили между собой. Ярр, присев на постамент, стал когтями растирать правую бабку Инанны и подлезать внутрь копыта, прикасаясь только самыми кончиками когтей, пока Альдара свесила хвост и пустила его в ход против левого копыта. Драконница, замурованная в камне, не могла и пискнуть в ответ, едва не взрываясь от охватившей её щекотки.
   Живот мог только втягиваться, и всё - даже дрожать не давал твёрдый камень, тем более выдохнуть или вдохнуть... Даже не дёрнуться или прираскрыть пасть, хоть удовлетвориться втягиванием резины в ноздри... Нет. Дрожали только кончики крыльев, выпиравшие из каменного блока, и бесновались копытца, что будто отыгрывались за всё остальное замурованное тело. В их движениях сливалась дрожь от удушения и щекотки.
   Оба дракона вдохновлялись на новые проделки при виде страданий своей пленницы, неспособной ни вдохнуть, ни пошевелиться, зажатой в камне на их волю и на их желания. Ярр перенёс лапы на свою драконницу, теперь щекоча копты Инанны хвостом, а та в свою очередь не убирала хвоста от левого копыта, заставляя Инанну до боли вжиматься в камень. неспособная противостоять такому насилию, рыжая едва снова не потеряла рассудок. У неё не оставалось никаких сил и никакой надежды, только одна лишь щекотка и нехватка воздуха, которую нельзя было восполнить даже психически, потому что камень не давал ей втянуть даже пустоту.
   Камень вполне мог стать Инанне могилой, если только пленители над нею не сжалятся... Но Альдара и Ярра даже не собирались этого делать, лишь глотая слюнки от зрелища копыт, потерявших контроль разума и переданных в полную власть агонии. Теперь Инанна лишилась даже иллюзии движения, абсолютно подчинённая лапам своих врагов. Воздуха не оставалось совершенно и сознание драконницы начало плыть.
   - Хотелось бы... И на всё тело... Посмотррр... - прорычал Ярр.
   - Можно... - Альдара облизнулась, отстраняясь от постепенно замиравших копыт. - Если желаешь, чтобы она тебе отомстила.
   Не дожидаясь даже полного прекращения судорог, белошёрстная заставила камень сжаться сильнее, чтобы передавить в себе тело Инанны до трухи. В камне хрустнуло, выступающая часть лап сначала обвисла, а потом и отпала на пол, неспособная удержаться на костяной трухе.
   Ярр хлопнул в ладони:
   - Кровожадно, - он указал на отпавшие лапы. - Но грязновато.
   Альдара ухмыльнулась и подняла копыта, покачав их на ладони.
   - Ты всё ещё можешь их использовать, если тебе так хочется.
   - Обойдёмся, - он презрительно взглянул на то, как Альдара выдувает костяную пыль, взмывшую между них в едва уловимом свечении, имевшем форму тела Инанны. - Теперь-то она точно находится в нашей власти. И что ты собираешься с ней сделать?
   - Вернуть телесную оболочку, перестроив сознание, - Альдара установила копыта на постамент и перенесла труху-ауру на них. - Её воля достаточно крепка. С неё и начнём.
   - Ты думаешь, смерть сделает её покорной?
   - Я думаю, что она будет вынуждена стать покорной, -рассмеялась драконнница, указав на мерцающий силуэт.
   Алое зарево души Инанны поплыло к белым лапам, одна из которых до сих пор была покрыта коркой несмытой крови. Альдара вновь засветилась сильнее, шерсть её вновь затрепалась от мощного потока выделяемой праны, помогавшей перебороть слишком крепкую волю мёртвого сара:
   - Своею волей я, Альдара Хаараглаш, создатель этого мира и разум всех душ, велю оставить собственные устремления и служить мне!
   Алая энергия лишь больше взъярилась от такого, и после гибели тела подсознательно не желая отдавать себя в чью-либо власть. Ярру пришлось срочно покрыть душу щитом на пределе своих возможностей, чтобы призрак не навредил его повелительнице:
   - Это не простая душа. Её учил сын самого Сурта. Ей может не хватить одной смерти.
   - Сломаем, - бросила Альдара. Злобно посмотрев на душу Инанны, она выпростала вперёд лапу и направила свою энергию на то, чтобы вернуть ей тело. Ярр был в чём-то прав - так она будет чувствовать всю боль и безысходность своего положения. Как ни сильна её воля, защищающая разум, ей всё равно придётся сдаться. Так или иначе.
   - Приготовь цепь, - рыкнула она, перенаправляя энергию на то, чтобы проявить тело рыжей драконницы и резким взмахом отправить его на пол. Ударившаяся Инанна завопила, но не от этой боли, а от того, что запомнила в последний миг перед гибелью. Пока она корчилась, Ярр не спеша обошёл её кругом и наложил на крылья толстые звенья, покрытые множеством длинных шипов - теперь рыжая взвизгнула уже не от прошлого, а от настоящего, когда цепи вонзились в её тело.
   - Хотела царствовать Нашаром? - Альдара проявила в лапе цепь поменьше, сомкнула её концы и подошла к драконнице, которую Ярр поставил на колени. - Так получай же свою корону!
   На этот раз Инанна лишь с огромным трудом сдержалась, когда шипы вонзились ей в лоб, в затылок, в уши, а кровь заструилась по морде.
   - И это всё?
   Она оборвалась собственным криком, когда шипы забили прямо ей в мозг слабыми, но от того не менее мучительными разрядами, заставившими всё тело биться в конвульсиях, а из пасти идти пене. Однако процесс этот длился недолго... для тех, кто наблюдал снаружи. Для Инанны его длительности было достаточно, чтобы пережечь всю волю, а адскому устройству - овладеть подкоркой сознания Инанны и заставив её, безумно пуча глаза, подняться по приказу самоназванной "создательницы мира".
   - А вот теперь мы посмотрим, насколько ты сильна, - улыбнулась Альдара.
   Инанна вдруг осознала, что это уже было. Давным-давно, с насильником, которому она откусила одну ненужную часть перед тем, как вцепиться в глотку. Только теперь Альдара могла отвлекаться, сколько ей влезет, потому что "корона" цепко удерживала Инанну в своей власти.
   - Жалко... - Ярр еле проговаривал слова от восхищения.- что нельзя будет так оставить её навсегда...
   - Оставим... - Альдара погладила носом рога и длинную гриву Инанны. - Только уже без короны! Нам придётся... кому-то перепоручить Аат.
   Но видя, как наслаждается Ярр её видом новой пленницы, Альдара внезапно резко поднялась и схватила Инанну лапами за горло, почти без труда подняв драконницу.
   - На тот раз тебе уже не удастся схитрить... И тебе придётся умереть ещё раз, - завершила Альдара и вцепилась Инанне в шею, падая с нею на пол. Придавленная её весом и ощущая остроту зубов, пока прокусивших только шкуру, Инанна затрепетала под повелительницей, вопя от боли в крыльях. Её дрожь действовала на Альдару не слабее, чем зелье на бывшего сар-волода, заставляя ощущать ни с чем не сравнимое возбуждение.
   - Не заиграйся... - сказал Ярр, но его голос заставил самку сжать зубы, и вкус крови Инанны вскружил голову Альдаре. Тело пленницы охватила агония, она отчаянно забилась и замерла. Альдара сняла уже ненужный венец с кровоточащих висков подвластной ей драконессы, вновь возвращая ей жизнь прежде, чем душа испарится. Это было теперь значительно проще, так как не приходилось восстанавливать тело с нуля, тем не менее Альдара уже не чувствовала себя на высоте из-за усталости. Ей нечасто приходилось воскрешать, навыка в том она имела мало, потому и энергии на это тратилось порядочно - лишь почти безграничный запас праны позволял такое расточительство.
   - Мы будем проделывать это снова и снова, пока ты не покоришься, - вымученно улыбнулась Альдара. Инанна двинула копытами, пытаясь отползти, и это движение стало первым сигналом для белой - сар-волод начинала сдаваться. - Твои мучениям будут продолжаться до тех пор, пока ты сама не взмолишься о пощаде!
   Ярр присел к задним лапам Инанны и поднял её правое копыто.
   - И какого тебе жить с такими конечностями? По-моему, они явно лишние!
   Ущипнув рыжую шерсть, он поднялся и с высоты роста смотрел на двух самок, одна из которых забавлялась мучениями другой:
   - Надо оставить на память больше таких, - поглядев на валявшиеся обрубки у алтаря, Ярр чуть отстранил крылом Альдару и замахнулся на Инанну саблей, чтобы срезать ей задние прежде, чем та, подавленная многочисленными убийствами, успеет их отстранить. Но клинок выпал из его лапы на секунду позже, чем в его спину вонзилась отравленная стрела из многозарядного арбалета Зераи. Вторая почти сразу же угодила Альдаре в шею.
   Инанна с трудом соображала, что происходит, когда чёрные лапы подняли её на копыта, по которым, к счастью, не попала выпавшая сабля.
   - И снова твоё спасение в мою копилку, - заметил Зорат, направив энергию собственного варета на рыжую и снимая с неё воздействие извращённых драконов. Инанна закашлялась и едва не упала. Зерая, не спуская прицела с врагов, спиной подошла к ним.
   - Что мы будем делать с ними?
   Зорат не ответил - скинув цепи и проявив плащ Инанны, он накинул его на плечи рыжей драконницы и та внезапно ощутила лёгкую боль - плащ снова пустил "корни" в её тело, но уже через секунду боль сменилась силой. Подарок Кьлеменетота быстро восстановил то, что потеряла Инанна в этой схватке.
   Радужный меч привычно лёг в её лапу, вернув если не силы, то уверенность в себе.
   - Тебе решать, - негромко сказал ей на ухо Зорат, незаметно от рыжей расформировав отрубленные копыта на энергию, которую влил в свою подыстощённую ауру.
   - Что... С Неятой? - Приподнимаясь на три лапы - сейчас это было проще - и держа Радужный в четвёртой, Инанна, стеля по полу крылья и подол плаща, подошла к вырубленным волху и гачтарю.
   - Пока что мертва, но всё в твоей воле, - Зерая показала стеклянную сферу, что содержала душу и сознание волода Аата.
   - Где мы? - Инанна сразу же перелетела на другое, нервно озираясь. Урон, нанесённый душе и разуму, даром не проходил.
   - В нави, - Зорат и ухом не повёл, - эти двое управляли городом отсюда. Неята была лишь их посредником, по сути.
   - Тогда... Теперь будем моим. А этих... - Инанна некоторое время боролась, раздумывая, как поступить со столь жестоко обошедшимися с ней. - Я бы их тут и заперла, только лишив их всей магии. И подарила бы Кьлеменетоту в благодарность. Если со времени Герусет ему не разонравились такие подарки. Или лучше Намире? Показать ей, что я стала сильнее Тьмы и Хаоса, либо же всяких выскочек, кто ими себя именуют?
   - Не пытайся получить того, что тебе не нужно, - назидательно произнёс Зорат. - Ты уже можешь противостоять любому своему врагу и то, что им не удалось одолеть тебя - тому доказательство.
   - Удалось, - Инанна махнула на белую. - Она убила меня.
   - Но не смогла сломить, - заметил чёрно-красный.
   - И что же ты мне посоветуешь?
   - Рассей их энергию, - Зорат открыл книгу в синем переплёте. - Пусть лучше от неё ничего не останется, чем если она перейдёт к нашим врагам или изменит нас самих.
   - Такое расточительство... - поёжилась Инанна. - Нельзя подобное позволить в нынешние времена.
   - Можем использовать её, чтобы взорвать здесь всё, - предложила сар-гачтарь, будучи очень практичной, но соглашаясь с тайными опасениями Зората.
   - Это благоразумнее, чем отдать её Кьлеменетоту, - заметил Зорат. - Но стоит ли эта сила твоей воли? Ты смогла победить Герусет и навов, не прибегая к такой материи.
   - А они победили меня, - ответила рыжая. - Нам противостоят такие враги, с которыми не справиться без подобной силы.
   - Сила измеряется не только в количестве, но и в качестве, - чёрно-красный презрительно посмотрел на спящих врагов. - У них была сила - и к чему она их привела?
   - Тогда... Готовьтесь уводить нас отсюда, - Инанна, отставив в карманное меч, встала на задние и раскинула передние, выводя из них свою энергетику в безвольные тела. - Их разорвёт от собственной гордыни.
  
   ***
  
   Велеяр покидал Утгард в изгнание вместе со своим сыном и предполагал, что неокрепший юнец вернётся в вольную цивилизацию раньше - юных проще распалить, но и остужаются они быстрее. Но вот с кем в странствиях Варшан познакомится - представить себе не мог...
   Маррут оказалась миловидной и любящей самочкой, что всегда была подле мужа. Её серебристый мех отлично подчёркивал её плавные поджарые изгибы фигуры своим блеском, а золотистая прямая грива и кисточка на хвосте привлекали внимание своей ухоженностью. Движения Маррут были плавными, а её манеры - вежливыми. К членам семьи и особенно к мужу она была очень доброжелательна и полна любви и заботы.
   Тем подозрительнее этот голем.
   - Разве Варшан не рассказывал тебе, что Инанна его изгоняла? Вместе со мною... - Велеяр вошёл во свой старый дом, стараясь не глядеть на подросших детей, преданных убийце сестры, с неприязнью.
   - А почему вы разделились? - насыщенно-синие глазки с белым вертикальным зрачком в буквальном смысле слова светились, приковывая к себе взгляды любых наблюдателей. - Как так вышло, что Варшан не был с тобой и ты даже не пытался найти его?
   - Повздорили, - Варшан последовал вслед за остальными в вестибюль, что в высоту занимал два этажа. - Отец не считал, что Нашару нужно помогать, пока правит Инанна. Странно, что сейчас ты переменил своё мнение, Велеяр...
   - Без меня Нашар погибнет, судя по нынешним слухам, - Велеяр провёл пером по перилам парадной лестницы. - Инанна погрязла в разврате, Светлые зарятся на эти земли и их независимость.
   Маррут фыркнула:
   - Я помогаю Инанне, в том числе могу указать на некоторые ошибки...
   - Что ценнее, она её слушает, - Варшан заметил, что даже считавшаяся мудрой сар-волх задумывалась над советами его самки.
   - И в чём именно ты ей помогаешь? - Заинтересованно поднял уши Велеяр.
   - В обустройстве защиты Нашара, - блеснула Маррут как шерстью, так и кругозором, - в технологическом прогрессе, а так же в ликвидации врагов: религиозников и всех тех, кто мешает свободному развитию крылатых.
   - Пожалуй, это действительно самые серьёзные враги... - Велеяр едва не захохотал от столько неконкретного перечисления, - но считаешь ли ты, что Инанна потворствует свободе?
   - Да. Она умная и доброжелательная, - Маррут показывала себя любознательной и позитивной, порой наивной как чибик. - Сейчас она заботится о крылатых больше, чем раньше.
   Сам Велеяр скорее считал, что на деле робот скрывает свои истинные мотивы:
   - Можно ли счесть заботой желание почти поголовно милитаризировать драконов, поклоняться себе как полубожественной фигуре и, тем более, платить ей налоги, из которых населению ничего не перепадёт?
   - Я стараюсь помочь ей с изменением этого... - несмотря на то, что порой Маррут жёстко проявляла себя перед врагами, она достаточно чутко воспринимала всё от близких и порой становилась ранимой и умела грустить.
   - Помоги ей измениться самой, - Велеяр надвинулся на Маррут, не опасаясь глядеть ей прямо в энергетические глаза власто и решительно. - Она обещала меня поставить сар-волхом Утгарда, но предпочла своего Зората... А меня изгнала.
  
   ***
  
   Мерно посапывая во сне, Инанна спокойно дремала и не слышала, как Зорат прошёл в её комнату. Печально посмотрев на драконницу, он приблизился к ней и осторожно, чтобы не разбудить, провёл лапой по гриве.
   - Мне жаль подвергать тебя такому испытанию, но, надеюсь, оно пойдёт тебе на пользу, - произнёс он и распростёр над телом драконницы крыло. Инанна слегка поморщилась во сне, вытягивая задние лапки и поджимая копытца, в то время как перья Зората засветились в темноте бледным светом, передавшемся и на шерсть сар-волода.
   Зорату больно было смотреть на печаль Инанны, отравлявшую ей дни, и чувствовал, что, несмотря на всю волю сар-волод, она от неё не избавится, считая частью себя. Значит, следовало убедить её в обратном.
   Ровно летящая Азнавела лишь едва ощутимо покачивалась в воздушных потоках, убаюкивая своего капитана, а Зорат слил свою энергию с душой столь ценимой им драконессы - так, чтобы проще стало слить и сознания под его частичным контролем.
   "Спящее сознание уязвимо," - так учила Дурака мама, - "потому во сне дракон особенно нуждается в защите".
   Или же в исцелении.
  
   ***
  
   Инанна раскрыла глаза и сначала не поняла, где она находится - её взгляд упёрся в каменный потолок, с которого на неё взирал пустыми глазницами скелет дракона, прикованный за крылья и лапы. Инанна поморщилась и приподнялась, оглядевшись по сторонам -- она очутилась в широкой зале, где единственной мебелью являлось каменное ложе под скелетом.
   - Мрачновато... - заметила рыжая.
   Зелёные камни, мерцавшие по стенам, были куда тусклее, чем в "родном" дворце, отнятом у Герусет, поэтому, не желая навернуться на что-то копытами, Инанна, прежде чем слезть, попыталась зажечь огонёк поярче. Но не вышло. В этой тёмной дыре она, кажется, не владела праной...
   - Как раз в моём вкусе, - от этого голоса у рогатой шерсть встала дыбом, - как ты о нём думаешь.
   Она обернулась и едва устояла на лапах. Позади неё стояла чёрно-белая самка с красными кончиками волос гривы и хвоста, с устрашающими красными когтями и красной окантовкой белых перьев. Она стояла на задних лапах, сжимая в передней посверкивающий цилиндр.
   - Неужели ты думала, что так просто от меня избавишься, бунтарка? Я неуязвим, как сама Тьма!
   - Я даже её сегодня убила! - Неведомым образом Инанна всё же смогла проявить свой переливавшийся всем спектром меч. - Вместе с Хаосом заодно! Так что это хорошая новость! - Опережая удар луча из нацеливаемого жезла, Инанна перекатилась к своему давнему врагу, собираясь и в этот раз успокоить её, зарубив до смерти. Но в следующий миг в левой лапе Герусет возник ещё один клинок. Рукоять его выглядела из оплетающих жуткий столб драконов, чьи тела пронзали острые иглы, а длинное лезвие изгибалось на кончике. Полыхнув золотым пламенем, клинок столкнулся с Радужным мечом, а затем Герусет лёгким поворотом лапы обезоружила противницу и вонзила жезл ей в живот. Инанна задохнулась от охватившей её боли, отлетев прочь от ненавистной самки.
   - Ты ошиблась в своих мыслях, Инанна, - объявила Герусет. - Я не стал Тьмой. Я уже вне её.
   Инанна тоже была уже вне всего от боли, захватившей её сознание совсем не так, как от обычных ран. То ли из-за жестоких, прежде не испытанных ран в печени и кишках, то ли от свойства самого пронзившего меча, но боль не оставалась лишь в области, из которой изливалась потоком кровь - боль так же нахлынула по всему организму, быстро лишая сознания.
   В которое Инанна вернулась уже исцелённой... но во власти той, кому бы никогда не отдалась своей волей.
   Она лежала на всё том же каменном постаменте - проклятие, кто их строит-то! - но уже не просто так. Её вытянутые передние и задние лапы обвязывала верёвка, притянутая к двум жутким колёсам, по которым переливалась серебристая энергия. Сливаясь в один поток, она подходила к рукоятке меча, вонзённой в пол Герусет.
   - Я пришёл предложить тебе перемирие. Смерть немного меняет перспективу... - чёрно-белая оскалилась. - Я хочу только одного - снова встать во главе.
   - Во главе списка на повешение! - Инанна мотнула хвостом - точнее, его кисточкой, так как он сам был так же примотан на колесо, как и задние. - Ты уже там, даже мёртвая!
   - Повешу я тебя позже... а для начала стоит проснуться, размяться и потянуться! - Герусет, ожидаемо не дождавшаяся иного ответа, немного повернула по часовой меч.
   Инанна поморщилась, ощущая, как верёвка впивается в конечности и тянет - каждое колесо на себя. Герусет, оставив меч, приблизилась и прошлась коготками по животику самки.
   - Я заставлю тебя принять решение. Твоя воля ослабнет со временем - через боль и страдания. И тогда твои враги раздавят тебя... - она бесцеремонно прикоснулась лапой к лону Инанны и сунула внутрь средний палец, коготком зацепив кнопочку, - или ты станешь сильнее, объединившись со мной.
   Рявкнув, Инанна попробовала вырваться снова, но так натягивание, и без того до предела напрягшее каждый мускул, вовсе вытянуло их в струнку, таким не очень приятным образом заменяя одно напряжение другим. А когда алые когти прошли по надутому животу... Инанна и вовсе превратилась в туго настроенный инструмент, на котором Герусет могла играть, вызывая тонкий беспомощный хохот. От щекотки даже дёрнуться было нельзя, только вжать животик, но это не спасало! А бедная щель только шире открылась, принимая в себя тёршийся там белый палец...
   - Не дёргайся, - Герусет обернулась на меч и вытянула лапу. Тот медленно продолжил вращение и Инанна завопила от боли, затмившей даже присутствие второго пальца, глубоко вошедшего в неё. Глаза рыжей наполнились слезами, которые слизнул язык Герусет. Возвысившись над своей пленницей, она вытащила лапу и теперь сунула обе к подмышкам Инанны.
   - Боль ты пытаешься терпеть, а как насчёт смеха?! - воскликнула чёрно-белая. - Я слышала, что это гораздо более худшая пытка!
   Худшая! Ведь Герусет не понадобилось крутить колесо для того, чтобы Инанна растягивала себя сильнее и сильнее, всё равно не спасаясь от ворошивших в ямочках когтей. Смех пробивался и через боль растянутости - Герусет явно отыскала особенно чувствительный нерв, который не только изводил непрекращающимся смехом лёгкие Инанны, но и, судя по блестевшей щёлке, её саму...
   - Давай не будем больше с тобой ругаться... - Герусет погладила кисточкой под животом и ещё немного ниже, меняя тональность плаксивого хохота.
   - А-ах... Давай я просто отправлю тебя обратно - и закончим на этом! - воскликнула Инанна, которой даже примерение с Герусет казалось ей оскорбительным. Но Герусет её непокорность неожиданно совершенно не тронуло.
   - Ты действительно сильна, - покачала она головой. - Но я сильнее тебя. И если ты хочешь драться со мной - что же, тогда я раздавлю и уничтожу тебя. Но я дам время подумать. Когда ты почувствуешь, что уже не можешь сохранять свою власть, когда Тьма и Свет станут для тебя молотом и наковальней... Ты сама придёшь ко мне!
   - Если! - взвизгнула рогатая, когда красно-чёрный хвост махнул над её копытами.
   - Не путай волю и упрямство, - Герусет вторым пальцем надавила на клитор, пока первый всё потирался в нежных глубинах. - Наш конфликт давно исчерпан, а ты всё желаешь порождать новые. Ты желаешь лишь уничтожать чужую силу вместо того, чтобы сделать её своей.
   - По-моему это ты... Хочешь использовать меня... - рыкнула Инанна.
   - Именно так, - согласилась Герусет. - Наше противостояние продолжится после того, как мы одолеем внешних врагов. Тьма не помогла ни мне, ни тебе, Свет не устраивает нас обоих...
   - А-а-а-ар! - Инанна выгнулась под нажатием пальца, причиняя себе только ещё большую боль.
   - Но вместе мы одолеем их.
   - Я...
   Не давая ей продолжить, Герусет сжала клитор дракошки двумя пальцами.
   - У тебя всё то, что у меня было, даже больше! Отчего тогда ты до сих пор меня бежишь, чему во мне завидуешь?
   - Ч... ч-то ты от меня хочешь?.. - Инанна теряла голову от сплава удовольствия с разрывавшей болью. - Ты и так можешь делать со мной всё, что угодно!
   - Это только тело. Даже душа - такое же тело, инструмент для использования... Только воля имеет значение, и ты это знаешь!
   - Моя воля сильнее... - едва удерживая слёзы, выдала Инанна.
   - Потому-то ты мне и нужна, - последовал ответ и новый поворот меча. Теперь совсем немного - но натяжение было таким сильным, что и этого оказалось достаточно для нового вопля Инанны. - Ещё полоборота - и ты расстанешься со своими лапками, - заметила Герусет, - потому я дам тебе минуту на размышление.
   Она влезла на пленницу и вонзила когти ей в груди, а изогнувший хвост положила на створки и медленно, медленно всунула между них самый кончик.
   Только грудью и животом Инанна и могла сейчас трепетать. Остальное уже даже натягиваться не могло... Инанну будто бы уже разделывали на раме, чтобы снять с неё шкуру или просто выломать кости. Протестовать и думать становилось сложно, а ужас настолько заполонил сознание, что стал уже не помехой, а помощником, протаривая в мозгах новые мыслительные дорожки.
   - Даже Неята... признала меня сар-володом... если признаешь и ты... то можешь вернуться.
   - А признали ли тебя твои собственные подданные? - чёрно-белая оскалилась. - Я знаю о тебе достаточно много, больше, чем ты можешь себе представить, Инанна Нергал. Но кем ты станешь - мы решим после того, как скрестим клинки.
   И она повернула меч... В другую сторону, снижая растяжение и одновременно ещё глубже просунув хвост, до острой боли.
   - Искалечить тебя я могу и так! - раздался вопль чёрно-белой самки. - Решай же - кто ты! Самовлюблённая тиранша или что-то, чего ещё не было за историю Нашара!
   - Ты сама не следуешь собственным советам!.. - Инанна не смогла внятно ответить до те пор, как не опустилась крупом на пол, а хвост внутри не остановил своё ворошение, постепенно доставлявшее больше блаженства, чем мучений.
   - Как я могу, если ты меня убила?.. Но Нашар в твоих лапах, значит, тебе и решать как свою судьбу, так и его! Признай, что вдвоём нам будет проще, чем тебе одной...
   - С тобой я договора заключать не стала бы... - Инанна прервалась, ощутив, как хвост слегка двинулся назад. - Только если ты признаешь мою... Волю...
   - Мне нечего признавать, она у тебя и так есть. А у меня есть то, чего всегда не хватало тебе... - внезапно покинувший Инанну хвост развернулся и петлёй захлестнул её горло. Драконница вцепилась в него когтями, но Герусет даже не поморщилась - её левый глаз внезапно потускнел, с черепа слезла полоса кожи, обнажив мышцы, кровь забила из-под шерсти на разных участках тела. - Сила.
   - Сила без воли... - тихо, но твёрдо прохрипела рыжая, скалясь почти так же, как обнажившийся череп её противницы. Да, праны её лишили... но силы намерения не могли. А оно, как знают все кобники, может управлять не только собственным телом, но и собственной жизнью - стоило только преодолеть свои ограничения. Свои же запреты.
   Герусет продолжала взирать на неё с ожиданием, когда внезапно ощутила, как пространство вокруг неё уплотняется и сам воздух зажимает тело в тиски. Левый глаз полыхнул злобой и... Удивлением.
   - Неплохо... - с трудом двигая пастью, выдавила она. - В тебе есть способности...
   - Без них сдохла бы раньше тебя! - выпалила Инанна и со всей силы отбросила Герусет прочь. Сар-володу уже не нужна была прана, чтобы контролировать мир вокруг себя и чужие действия. Стоило лишь только забыть, что они не твои. - Я могу объединиться с тобой... на этих условиях, - Инанна, с каждым шагом навстречу мучительнице становясь всё твёрже, давила на её сознание собственным, стараясь перехватить над ней управление, как это делал Зорат со слабовольными слугами.
   Но попытка одолеть Герусет "душевно" провалилась. Потому что омертвевший взгляд бесстрастно смотрел на самку, пока чёрно-белая зашлась в неприятном смехе.
   - Мой плюс перед тобой в том, что души у меня уже нет! - выпалила она и щёлкнула челюстями, единственное действие, на которое ещё была способна. - Потому я уже вне Тьмы и Света. А тебя ждёт поражение - или вечное блуждание в лабиринтах своего безумия!
   - Но так ты хотя бы не будешь больше надо мной измываться! А то наш диалог как-то не шёл, - Инанна сама удивилась, что уже не была настроена рвать Герусет на кучу мясных лоскутков - и это при том, что она только что обходилась с нею ещё жёстче, чем при предыдущей встрече!
   - Да? И что ты решила, в таком случае?.. - Герусет поймала в вытянутую лапу подскочивший к ней меч за рукоять.
   - Я посмотрю, на что ты... - Инанна умолкла, потому что тут мягкие лапы приподняли её и посадили. Тряхнув головой, Самка огляделась по сторонам - она была в своей каюте, а лапы принадлежали Зорату. смотревшего на неё с беспокойством.
   - Ты ушла гораздо глубже, чем я мог предположить. Мне с трудом удалось тебя разбудить.
   Ещё не отошедшая драконница снова осмотрелась. Никакой Герусет, никакого каменного помещения.
   - Разбудить... Что? А, тогда... Всё ясно... - неуверенно проговорила она, протирая глаза тыльной стороной лапы.
   Нет. Ещё ничего не ясно. Чем это было - сном или чем-то иным?
   И тем более загадка, чего желал её советник...
   - Я попытался вызвать наружу твой страх, - Зорат виновато опустил уши, принимая в свои лапы ладонь Инанны. - Но понял, что дело не только в тебе. Однако у Герусет получилось то, что не вышло у меня.
   - Связать меня и пытать? - Инанна разлеглась на мягкой постели, блаженно размякая на перине, ощущая, что её ничего не разрывает в разные стороны, а все мышцы расслабляются.
   - Нет, научить кобничеству.
  
   ***
  
   Первый храм Тьмы в Утгарде был возведён с разрешения Инанны и на её средства. Но точно так же, как преданность Инанны Тьме поколебалась и сошла на нет, так и храм этот был разрушен врагами Тёмных. Александр подозревал даже, что с её одобрения.
   Чтобы вещь не ломалась и не старилась, она должна быть вечной. Чтобы дом не рушился, он должен быть возведён из такого материала, который будет прочнее любого камня, даже магически укреплённого.
   Тьма вечна, в отличии от временных правителей драконов. Тьма владеет душами, когда вся роль саров, по сути, заключается лишь в распределении средств из казны на общеполезные дела. Зачем тогда крылатым отдавать свою волю тем, кому она не принадлежит?
   Воплощения твёрдо решили, что Тьма вернётся в Нашар - и уже нерушимая, такая же, как новый храм, что сам собой встаёт на очищенном от обломков месте старого. Ночные тени сгущаются и сплетаются друг с другом в диковинный узор, плетение чёрных витражей главного купола и пристроек. Новая постройка станет прекраснее и живее пафосного гигантского Дворца - величие не в размерах раздутого самомнения, а в красоте и мощи, в завораживающей простоте и филигранных изысках, наложенных друг на друга.
   Этой ночью лишь волей Тьмы из ничего воссоздан новый храм - лучше прежнего. И Тёмные из тех, кто предпочитает следовать солнцу, а не жить под звёздами, проснувшись, не удивятся, а обрадуются тому, что их мать бессмертна. А, значит, бессмертны и дети.
   Забудьте про безумие, что более хаосистам пристало, чем Тёмным, нашаране! Вы долгое время жили без наставника как народ, и уже отвыкли от обучения, превращаясь в варваров, среди которых правит агрессия и похоть. Но теперь у вас снова есть не только физический дом, но и духовный, где вы сможете получить доброе наставление Тьмы. Нелапотворный храм, воздвигнутый по её же воле, изысканный и гармоничный фасадом так же, как и своей философией. Можно ли теперь продолжать вести беспутную жизнь, если, каждый раз пролетая над городом, будешь продолжать натыкаться взглядом на обитель Тьмы? Для того она тут и поставлена - будить спящих духовно и напоминать о том, что Тьма вездесуща. А власть мирских правителей - высока, но не всеобъемлюща. Сары должны помогать народу организовываться, а не приказывать, что делать... Для последнего есть воля Тьмы. Её и исполняли Воплощения... но вскоре будут не только они. Весь народ должен вспомнить о мисси своей жизни.
  
   ***
  
   Инанна, к собственному сожалению, уже привыкла, что Маррут, пользуясь безнаказанностью, врывается к ней в любой момент с нагловатой улыбочкой: "ты меня не убьёшь, а я тебя могу, но не хочу!" Но увидеть в своей ванной комнате, где сар-волод чистила зубы и мыла шерсть перед народным выступлением, Велеяра...
   Как давно она не видела прошлого сар-волода Утгарда, свергнутого вместе с Герусет.
   - Откуда ты здесь взялся? - рыкнула она. Дракон не обратил на неё никакого особого внимания.
   - Домой пришёл, - ответил тот, расчёсывая шерсть на щеках. - А у тебя хорошая щёточка. Спасибо, что одолжила!
   Инанна дёрнула крыльями. Что ей делать - заорать на него, дать по шее или отобрать щётку с визгом "Моё"?
   - Плохо же работает щит Маррут, если пускает ко мне всяких прохожих!
   - Инанна, Велеяр, в отличии от Герусет, изгнания не заслуживал... ты слишком жестока ко своим врагам, - робот наклонила голову, смотря холодно горящими зрачками из-под серебристой чёлки. - Тем более, что, по моему мнению, которое ты всегда принимала, он желает добра драконам так же, как и ты. Я считаю, что вы зря поссорились, и если бы не твоё обещание Зорату, то вы бы и вовсе не вздорили. Но у меня есть идея, как сделать так, чтобы все исполнили свою волю - Зорат остался сар-волхом, а Велеяр продолжил помогать крылатым.
   Зората здесь не было, потому глаза Инанны свернули интересом.
   - И что же это за предложение? Интересно выслушать вас обоих, перед тем как вышвырнут отсюда.
   - Если хочешь попытаться - попробуй... - Велеяр улыбнулся Маррут, но та не разделяла перебранки Тёмных и не желала принимать в ней участие:
   - Ты вернулась из дипломатической поездки, и теперь ты владеешь всем Нашаром. У тебя теперь появилось очень много дел - присматривать за тремя крупными городами и множеством деревень... Стоит перепоручить основные заботы об Утгарде тем, кто очень хорошо его знает. Тем, кто поддержит тебя как добродетеля. Тем, кто заботится о крылатых. Ну а ты сама более не будешь отвлекаться от правления всем Нашаром городскими буднями.
   Инанна поднялась на задние, распушив крылья.
   - Дельное предложение. Передать власть над Утгардом тому, у кого я её когда-то отняла.
   - Времена меняются, - последовал ответ Велеяра. - Разве я чинил тебе какие-либо препятствия? Пытался тебя свергнуть?
   - Не будь Зоратом, - вставила Маррут. - Только он видит во всём интриги и подвохи. Неужели ты думаешь, что сможешь одновременно выполнять столько дел и обязанностей?
   - Если я буду служить тебе, мне незачем будет измышлять планы, как тебя свергнуть, - Велеяр говорил резко, но честно, как и привык. У Тёмных, как и у Светлых, есть добродетели, и хотя среди них не было вежливости, эта потеря компенсировалась лишь большей честностью. Даже в интригах. - У меня есть множество планов на улучшение жизни теперь, когда мне не мешает сестра, и за них скорее всего будут помнить в веках тебя, а не меня. Ты так часто перелетаешь с места на место, что зачастую теряешь из виду то, что происходит под твоими стенами. А так недалеко до того момента, когда все леса вырубят на дрова, или Тьма построит себе второе святилище грандиознее прежнего. Тебе есть чем заняться, кроме Утгарда - а мне нечем.
   Инанна нахмурилась, раздумывая.
   - Да будет так. Но у меня есть условие. Небетхет не должна будет убить Нингаль, мою мать, которая долгое время скрывалась от неё, но теперь примется хозяйствовать над Утгардом вместе с вами.
  
   ***
  
   На момент начала собрания зал под Куполом Тьмы пустовал, хотя и нельзя было ожидать, что сразу после восстановления Храма в него набьётся много народа. Даже в старый, разрушенный храм не набивались крылатые - так, редкие волевые индивиды, пересилившие самих себя или же слухи о Тьме, временами пролетавшие по городу. Кто-то не желал показывать Тьму как силу, что желает помочь крылатым...
   Но пока что Воплощения собрались в помещении наверху, в стенах которого хватало ловушек против желающих нарушить покой Тёмных. Зал, предназначавшийся лишь для высших иерархий, самых достойных служителей.
   Осмотрев для собственного успокоения защитные чары, Варлад присоединился к самкам, что наконец-то решили вплотную заняться ныне властвующими фигурами.
   - Меня порой коробит поведение нашей дорогой правительницы, - Арма, сейчас кажущаяся сгустком тьмы, подкрашенным кровью, решила всё расставить по местам. - Или за сотни лет у крылатых вошло в норму то, что до власти дорываются крылатые с надломленной психикой?
   И от этого невозможно уйти, сталкиваясь с атмосферой во дворце и городе в целом. Где бы не побывала Инанна, всюду оставались следы далеко не мудрых и скромных решений. Намира, наоборот, сохраняла свойственное для неё спокойствие. Варлада не раз посещала мысль: именно она и есть Тьма, а он с Армой нужны для поддержки Тьмы, но никак не для усиления.
   - Хочешь свергнуть её? - вопрос Намиры был адресован алогривой крылатой. Та наклонила голову, всматриваясь в жёлтые глаза Воплощения.
   - Я бы не прочь, но вне храма это могут не понять. Должно случиться нечто странное и опасное, чтобы развернуть всех к Тьме ушами, а не хвостом. А пока мы можем лишь собирать веру и искать влияние в Нашаре.
   - А ты? - вопрос прозвучал в сторону самца, что задумчиво рассматривал кончик своего хвоста.
   - Хаосисты в городе нам помогут, но я не вижу смысла, - Варлад сжал кисточку, заставляя показаться чуть изогнутое жало, - во дворце пока есть, кому подхватить власть. Зорат должен был предусмотреть данный вариант и отметить потенциальную замену Инанне. Жаль, Маррут нельзя вытеснить из Дворца или хотя бы избавиться от её пристального внимания, стоит нам подойти к сар-волод.
   - При всех опасностях, что будут для Нашара напоминанием о Тьме как заботливой матери, драконы и их достижения не должны пострадать, - Намира развила тему. - Инанна нападает на людей, стремясь пожрать их души как ресурс для бесконечно голодной промышленности. Но если бы мы приобрели людей как союзников и младших братьев по материку, то могли бы воспользоваться некоторыми их методиками.
   - Что ты имеешь в виду? - Арма, хотя и была едина с Намирой в Тьме, не могла читать мысли Тёмной.
   - Для начала - хотя бы обеспечить себе победу в войне и как можно меньше жертв среди драконов. Пока ими правит Инанна, а людьми - Латантарея, добиться этого невозможно. Итак, ты, Варлад, отправишься к людям, вспомнишь о том, что значит - быть человеком, и обеспечишь Тьме проигрыш этого диктатора.
   Вот и снова на Александра свалилась грандиозная, неподъёмная задача. Посылали в чужую страну только потому, что он когда-то был человеком! Варлад только успел забыть свою прошлую жизнь, как сама Тьма, отнявшая её, напомнила о ней и возвращает к ней. И не простым инженером, а каким-то шпионом. И, кроме Тьмы, помочь Александру в этой миссии некому...
   Но когда Варлад услышал, что Намира поручила другому Воплощению Тьмы, он успокоился - задачи потяжелее поручили другим.
   - А ты, Арма, подготовь свержение Инанны... и её преемника. Он должен любить крылатых, Тьму - и никого больше.
  
   ***
  
   После возвращения в Утгард для Инанны не было большей радости, чем опуститься на трон - пусть и неудобный, он, по крайней мере, отгонял воспоминания о том, что произошло в Язаре и Аате. Драконница почувствовала себя на своём месте...
   Но внезапно раздавшийся с улицы вопль нескольких глоток заставил рыжую выпорхнуть из облака блаженства. Возникшая в дверях Маррут бешено горящими глазами взглянула на Инанну и под воздействием этого взгляда сар-волод поднялась с места.
   - Тебе стоит на это взглянуть, - рыкнула самка и быстро вышла за дверь. Чувствуя, что происходит нечто неординарное, Инанна расправила крылья и пролетела над ковром, перейдя на лапы только у самых дверей.
   На улицах Утгарда поднялась паника - драконы глядели в разом потемневшее небо, указывали когтями и крыльями на то, что парило в нём. У Дворца Сталагмитов отряд гайдуков выстраивался под хлёсткими командами самого Зората, поднимая длинноствольные магические ружья и нацеливая на вторгнувшегося в город противника, для которого не стал препятствием щит Маррут. Инанна, изготовившая было меч для встречи незваных гостей, замерла, словно пустив корни в землю.
   Этот корабль поражал воображение. Огромный, как две "Азнавеллы", он парил в небесах на чёрных костлявых крыльях, между которых была натянута кожаная перепонка. Корпус имел цвет грозовой тучи, с золотыми полосами от оскаленной морды-бушприта, похожего на морду тупорылого дракона, искажённую предсмертными муками. Из четырёх пар глаз выглядывали жуткие крючья гарпунов. Пушечная батарея была представлена двенадцатью высунувшимися в портики орудиями, дула которых представляли собой опутанные цепями человеческие тела с изувеченными страданием лицами, из гипертрофированных ртов которых и вёлся огонь. Мачты охватывали карабкающиеся вверх похожие на бескрылых драконов велнары, рвущих друг друга когтями и зубами, вцепляющихся в глотки и лапы. Паруса были темны, но прозрачны. На квартедек поднималась алая лестница с перилами из золотого вьюна. Орудий верхней палубы всего две пары - похожие на арбалеты, стилизованные под тела драконов, но уже не мучающихся от боли, а выражавших безграничную ярость. А на корме, крепко держа в лапах штурвал, стояла серая фигура пушистого дракона.
   - Портмейстер, крепи швартовы! - Знакомый голос капитана Нажара произнёс вместо приветствия, а с корабля тут же прыснуло чёрными длинными канатами, похожими то ли на толстую паутину, то ли на сгнившие лианы. Они в пару витков переплелись вокруг выступающей из дворца башни. Инанна еле успела остановилась Зората, что собирался продырявить корабль слаженным залпом несмотря на то, что он знал прибывшего. Слишком уж подозрительным были обстоятельства его появления.
   Инанна перепорхнула на балкон поближе к капитанскому мостику:
   - Ты что творишь? Где ты был после освобождения Воплощений?
   Трап, ударивший прямо в балкон, заставил драконессу отпрянуть назад. Нажар ступил на палубу, но... Теперь в нём что-то изменилось. Гордо выпятив грудь, сверкая чёрным стеклом монокля, он ступал по металлу трапа серебряными копытами, высекая яркие красные искры. Меч он держал у пояса, холодно разглядывая своего адмирала.
   - Это - только задаток, - мрачно изрёк он. - Ты многих прогневала, Инанна. Тьма желает подчинить тебя себе - или уничтожить, если ты попробуешь сопротивляться...
   Он внезапно скользнул по трапу, и Инанне пришлось скрестить с ним клинки, чтобы уберечь шею от меча. Внизу громыхнул залп, но Нажар выставил крыло, об которого лучи срикошетили безо всякого вреда для владельца.
   - Ты думаешь, мой брат не защитил меня от своих же изобретений? Или что если бы этот корабль мог заставить меня изменить тебе, я бы не воспользовался моментом? - усмехнулся Нажар, убирая меч и склоняясь перед Инанной. - Я до сих пор предан только тебе, сар-волод.
   - Насколько верен? - Зорат, подлетевший на защиту Инанны.
   - Ты даже не знаешь, как сильно... - намеренно проговорился Нажар, поднимаясь с колен по знаку отмахнувшейся хвостом Инанны.
   - Полагаю, у тебя есть разговор не для улицы. Идём. Зорат, ты тоже, и не ревнуй там, где не нужно.
   Маррут, мимо которой Нажар проходил, кивнула сарам. Инанна почувствовала, что потеря варета, хотя и значительно облегчила ей лапу, лишила множества возможностей, которыми она так и не успела насладиться.
   Доклад Нажара был короток и мрачен.
   - Эта Тень - промежуточное измерение, - закончил дракон, показывая сарам сломанную печать. - И я готов дать второе крыло на отсечение, что Тьма получает оттуда много ресурсов. Я ощущал там потоки энергии, которые трудно вообразить. Это даже не души. Это... - он щёлкнул когтями. - Структура самой Тени, что ли...
   - Если Тень - преддверие Тьмы, как её слуги отпустили тебя? - хмуро спросил Зорат.
   - Я умею быть искренним, - усмехнулся дракон. - Причём у меня в мыслях действительно была идея подлететь к Утгарду на этом корабле и взять тебя в плен, сар-волод, - морду Инанны исказила злоба, но Нажар не обращал на это внимания. - По счастью, мы с братцем - не какие-нибудь простые Тёмные. И эти копыта - наша плата за нашу волю.
   - Скорее, за её пластичность, - вставил Зорат в рефлекторной хохме, тяжело задумавшись над новостями.
   - И ты сомневалась в том, что Тьма имела против тебя нехорошие намерения? - Маррут покачала головой. - Я предостерегала тебя об этом с самого начала.
   - Как же мне надоели эти сектанты... - Инанна со вздохом взвесила своё лезвие. - Хочу быть такой же гадиной, как Тьма.
   - Не надо так о себе, сар-волод, - Маррут опустила уши и строго свела брови. - Ты лучше.
   - О, я не сомневаюсь, - Инанна благодарно, но с возвышенной хитростью глянула на Нажара.
   Серый указал лапой на балкон.
   - Этот корабль теперь твой, поскольку принадлежит мне, а я принадлежу тебе, сар-волод. И я использую его только на благо Нашара, - его глаза сверкнули. - Но у меня ещё остаётся одна миссия. Сломав печать и покинув мир Тени, я оказался чуть в стороне от Утгарда и в горах встретился с той, кого не ожидал встретить. Радина просила тебя посетить её лабораторию... Как только у тебя появится достаточно времени.
   - Непременно... Но вначале я выполню несколько обещаний, - Инанна многозначительно поправила плащ.
  
   ***
  
   Народ, собравшийся на площади у пирамид, уже давно не видел жертв ради победы над деструкторами, что совершались всеми тремя сар-володами до тех пор, как Инанна не создала лучшую замену трате душ разумных. Хотя казни ещё совершались и души преступников тратились на создание наиболее сильных заклинаний, техномаги уже вовсю работали над созданием "бездушного" магического интеллекта.
   А народ, изголодавшийся по зрелищам, почтительной тишиной приветствовал приземлившихся на Речевую площадку саров. Инанна подошла к краю, складывая крылья и снимая с себя плащ, показывая его, держа перед собой.
   Знамя переселенцев-предков нашаран считалось потерянным в битвах против кракалевн, но так надругаться над ним могло хватить извращённой фантазии лишь деструкторам. Ныне под руководством Инанны окончательно поверженным.
   - Знамя вернулось к нам, пускай изменившееся, - Инанна вернула на плечи плащ. - Но и мы сами не остались прежними. В отличии от глупых любителей менять всё подряд, свою суть все мы оставили прежней - жить так, как нам того хочется. Среди нас уже нет деструкторов, потому все мы желаем благополучия и достатка. Вместе мы имеем больше, чем порознь, потому наша воля стала сильнее воли разрозненных навов. Только для того, чтобы взлететь выше и не разбиться, нам требуется ещё больше сплочённости. Я, как сар-волх, больше не могу отвечать лишь за Утгард. Я чувствую необходимость присматривать за всем Нашаром. Поэтому власть над столицей я передаю в лапы самых преданных нашей расе и самых умудрённых в своих областях крылатых.
   Инанна слетела в толпу, расступавшуюся, чтобы дать пространство для приземления. Рыжая драконесса, ступив на плиты, подошла к очень похожей на неё самке, только более старой и лишённой копыт:
   - Мама моя Нингаль, довольно прятаться в страхе того, что ты сделаешь меня уязвимой. Хватит быть моей слабостью, будь моей силой. Ты отныне волод Утгарда.
   Нингаль, скрывая слёзы, обняла свою дочь, пряча нос в её гриве. Погладив её по ушам, Инанна перешла к темношёрстным Небетхет и Аменемхату:
   - Велеяры, вы были одними из немногих, кто не забывал о нашаранах во времена тирании Герусет. Вы нисколько не хуже своего и столь же мудры, новые волх и гачтарь Утгарда!
   Потом Инанна перешла к металлически сверкавшей в рассветных лучах мохнатой и чёрно-белому дракону подле неё:
   - Маррут и Варшан, хотя вы не всегда были с нами, за короткое время вы показали нам самую твёрдую преданность, надёжную защиту и щедрость в предоставлении знаний. Отныне вы волх и волод Аата.
   Тепло и благодарно улыбнувшись, Маррут поклонилась:
   - Оправдаю оказанное доверие, мне радостно вам помогать!
   Инанна кивнула ей:
   - После моей речи вылетай в свой новый домен, и защити его не хуже, чем Утгард! - А потом вновь взлетела на пирамиду Света За Пределами, обращаясь уже ко всему народу -- судя по взгляду, устремлённому в даль, не только к собравшимся.
   - Хотя я стремлюсь исполнить завещание Аменемхата и велю нападать на врага за горами ради душ, ради вас, перед кем я ответственна, я готова на всё. Пусть война на границах не помешает жить в мире в глубине наших территорий. Но помните, крылатые -- чтобы обезопасить себя, мало лишь жить спокойно... Кто-то из вас должен вылететь за душами. Чтобы бескрылые расы не перевалили за горы и не сеяли разруху, первый удар должен принадлежать нам, хищникам. Я не заставляю вас лететь и погибать -- кто желает, может расти и развиваться в мирных городах Нашара. Но среди вас многие желают добывать почёт и богатства силой, и тем более зверством было бы мне запрещать это! Я лишь прошу отнимать не у сородичей, а у рас врагов. Зачем вам драться с равным на улицах и в лесах, занимаясь разбоем, зачем друг другу вредить, когда общими усилиями вы добудете у людей гораздо большее? Тёмный дракон -- это не только агрессия в крови и желание побеждать, это ещё и разумное существо, которое умеет направлять ярость в полезное русло. Пусть те, чья воля -- убивать, не только получают удовольствие и прибыль от этого, но и почёт за помощь Нашару! Наградой я ещё никого не обижала, а люди тем более не обидят трофеями!
   - Совет Светлого ты не выслушала... - неслышно в радостном гомоне толпы произнёс Мирдал. - Войну не остановить.
  
   ***
  
   - Мой отец очень любит сваливать на меня свою работу. Так же как на него - Инанна, - пробурчала Артара, подлетая под низкими, но не дождливыми облаками к бывшей лаборатории Катлакат, ныне занятой Радиной. - Почему они сами не могли прилететь, а посылают нас, беззащитных детей, которым может навредить даже простой патруль подземных?
   - Ты уже взрослая самка, если у тебя есть самец, - по-доброму подначивал Алгамир. - Инанне всюду летать не по статусу, а моему учителю - не по самомнению.
   - Сказал тот, кто... Сколько раз я уже тебя спасала? - усмехнулась самка.. - Кстати, не только тебя...
   К ним поднялась золотая чешуйчатая драконница, одетая в лёгкую жилетку травяного цвета.
   - Почему я должна лететь впереди? - надувшись, спросила она.
   - А кто тебя вытащил из колодца, Арнона? Кто спас от гнева твоей же начальницы? - наполнила Артара. - Я знаю Радину. С неё станется подстроить нам очередную ловушку!
   - Ну, теперь-то мы с ней разберёмся, - заметил Алгамир. Сложив свои перепончатые зелёные крылья, он опустился пониже. - С твоим мечом и моей винтовкой...
   - Винтовкой, - фиолетовая фыркнула. - Радине удавалось пленить даже Инанну с Зоратом, по рассказу Малреки - помнишь?
   - Чего этой пьянчужке не привидится... - Алгамир оборвал себя.
   Странное здание, тёмное и с укреплёнными стенами, без взлётных балконов, уже показалось в просвете подступавшего к нему лесу, разросшегося после дождливого сезона. Новая хозяйка лаборатории, переоборудовавшая её под лекарню душ, или, попросту говоря, психбольницу, не следила за внешним окружением, не создавала засек против подкрадывавшихся врагов. Ведь сейчас она имела гораздо лучшую оборону.
   Алгамир материализовал из карманного измерения магическую винтовку, три разноцветные прицельные линзы которой взмыли над стволом, Артара проявила в лапе изысканный изогнутый меч, а Арнора продолжила полёт, чувствуя себя наживкой для большой и зубастой рыбки. И её опасения не замедлили проявиться наяву.
   Тройка драконов только опускалась перед зданием, как с неба на них упала стремительная тень. Артара опередила самца - взмахнув крыльями, она взлетела вверх и скрестила мечи с белой пушистой самкой, сжимавшей в лапах странного вида, но достаточно устрашающее копьё.
   - Катайла! - взвизгнула Артара, отлетая назад. Её противница, отставив переднюю левую лапу в сторону и заведя копья за спину, криво усмехнулась.
   - Мы ожидали Инанну, а не двух юнцов... - взгляд Катайлы переместился на золотую. - А это ещё кто?
   - Сейчас ты пожалеешь о том, что Радина тебя выпустила! - рыкнул Алгамир, беря противницу на прицел. - Агнар был прав, когда убил тебя!
   - Стоять.
   Резкий приказ ужасающей силой прошёлся по драконам. Не устоявшая на лапах Арнора повалилась на землю, Алгамир выронил ружьё и лишь Артара продолжала висеть в воздухе. Слева от своих друзей она увидела белую самку с красными полосами в гриве и заскрипела зубами - похоже, эти двое сработали на пару. Зажатый в правой лапе Радины серебристый талисман горел ровным белым светом - не зря Катайла раньше была добытчицей всевозможных артефактов, она увеличила запасы обезоруживающих устройств и ловушек Радины.
   - Лично я об этом не жалею, - та усмехнулась, накрыв вещь ладонью второй лапы. Подчиняясь её чуть заметным поглаживаниям, привязанные к артефакту души потащили захваченных драконов к надземному входу, уже разверзнувшемуся ниже уровня земли, в конце проявившейся лестницы.
   - Теперь вы меня не спасёте, - прошипела Арнона через стиснутые телекинезом челюсти, но Алгамир хмуро пробубнил:
   - Нам снова поможет какая-нибудь забулдыга, ночевавшая в бочке.
   - Очень позитивный ход мысли, но вредить вам мы не собираемся, - вставила в диалог своей добычи хозяйка Лабораторий. - Это лишь меры для того, чтобы вы выслушали нас до конца. А потом сами приняли решение. Просто из-за нашей репутации вести с нами диалог может быть не только скучно, но и отвратительно - но на этот раз мы действительно скажем вам кое-что стоящее.
   - Это было бы стоящим для Инанны, - Катайла перехватила удобнее своё оружие - Кесен, - но эти чибики ничем нам не помогут. Они ни на что не влияют.
   - Депрессивное заявление, - Радина вновь дала психологическую оценку, - впрочем, вполне в духе деструкторов. Тёмные, к которым ныне принадлежим и мы с тобой, знают, что каждый разумный нашаран может влиять на политику. Тем наша страна и отличается от всех других!
   - Не на этот раз, - кто-то уверенно и твёрдо произнёс из темноты помещений. Но потом слабо и болезно закашлялся.
   Троицу втащили в просторный зал, где на наспех собранном из всякой рухляди троне сидела фигура в коричневом драном плаще с капюшоном. Грязные до черноты когти царапали подлокотники, хвоста у сидящего то ли не было, то ли он был просунут в спинку трона.
   Катайла сложила оружие пленников в сторонке, пока Радина быстро и со знанием дела связала им лапы, накинув на шею зачарованную верёвку и другим её концом обвязав кисти. После чего сильным пинком все трое оказались на коленях, упираясь ладонями в металлический пол бывшей лаборатории.
   - Кто ты такой? - рыкнула Артара, гневно посмотрев на фигуру в плаще. - Если ты так желал встретить сар-волода - уверена, ты бы уже не сидел вот так! А отправился бы в приятное путешествие - последнее!
   - Дерзкая, - произнёс голос, снова срываясь на кашель. - Словно её отец.
   - Ты знаешь господина Агнара? - изумился Алгамир, которому Радина поставила заднюю лапу между крыльев, не дав подняться.
   - Мне многое рассказали о всех вас, ученик, превзошедший учителя... В провалах.
   - Эй! - теперь и Катайле пришлось положить свою лапу на спину другого, а именно Артаре, пресекая её попытки подняться. - Старая развалина! Не смей оскорблять моего отца!
   - На самом деле, если он похож на брата, то достоин уважения, Артара, - под капюшоном злорадно сверкнули красные глаза. На кашель не осталось и намёка, зато тон звучал ещё более издевательски. Следующие слова незнакомца относились к самкам. - Они подойдут. Завяжите глаза чешуйчатым, а дочь Агнара пусть подойдёт ко мне.
   Артара больше опасалась за своих друзей, чем за себя, да и наглость самоназванного "правителя" её больше злила, чем пугала. Поэтому сиреневая не стала ждать, пока её подпихнут, а поковыляла к самодельному креслу сама. По приближению она смогла лучше разглядеть того, кто таился под капюшоном. Или ту - сложно было понять, настолько свалялась шерсть. Зато еле приметное красное пламя перенасыщенной энергетики чётко просматривалось в глубине зрачков, которые окантовывали серо-серебряная мутная и ярко-золотая радужки.
   - "Отец" никогда не рассказывал, почему Мирдал отдал ему тебя? Почему он так редко с тобой разговаривает? Почему его мутация не передалась тебе?
   - Кто ты такая? - нахмурилась Артара. Внезапно поднявшая лапа блеснула вмиг покрасневшими когтями и грубо взяла самку за нижнюю челюсть, заставив наклонить голову набок. Другая же лапа смахнула капюшон и Артара увидела чёрную спутанную гриву, волосы которой к своим кончикам приобретали красный цвет, хищные острые треугольные уши и чёрно-белую морду, на которой застыл хищный оскал.
   - Отвечай на мой вопрос, - рыкнула самка.
   - Никогда... Я не думала.. Об этом... - с трудом выговорила юная дракошка, хватая скованными лапами самку за запястье. - Отпусти... ГРРР!
   - Вот почему, - вторую лапу израненная... всё-таки самка... положила на лоб Артары и буквально вдавила в её сознание несколько образов.
   Это было похоже на то воспоминание, которое она прочла из кристалла, найденного в отцовской комнате. Только намного более чёткое и не столь яркое, несколько мрачное. Артара воспринимала мир как бесплотный дух, витавший над её собственным телом - только тело это принадлежало ей в очень раннем детстве, когда она умещалась на передних Агнара, что заботливо нёс её через лес к Утгарду, что на тот момент был несколько меньше и не столь богат.
   Мирдал шёл подле, посматривая на спящую девочку и тихо рассказывая:
   - В Артаре достаточно Тьмы, чтобы её приняли. Почти вся она сродна с Ней. Но вложенной мной искры Света хватит, чтобы она проросла и изменила всю Её. Гомеопатические дозы лекарств меняют больного к лучшему, и он выздоравливает. Слишком большие дозы могут стать ядом и быстро... Вывестись из организма.
   - Ещё одно слово - и я прокушу тебе глотку, - мрачно рыкнул Агнар и перевёл взгляд на драконочку. - Для меня это слишком большая цена.
   На секунду остановившись, синешёрстный тревожно оглянулся назад и зашагал быстрее... Артаре очень хотело повернуться и посмотреть, копыта ли у её отца или лапы, но была не властна над своим положением.
   - Я отдаю на благо Нашара самое ценное, что у меня есть, - продолжал дракон, при этом поговаривая будто бы сам с собой. - После этого на мою помощь можешь не рассчитывать. Я покину Аат и перелечу поближе к ней. Здесь неподалёку есть одна деревня... Думаю, если мне удастся привести в порядок какое-нибудь жилище... Может, удастся когда-нибудь на неё посмотреть...
   - Если всё выйдет, ты будешь видеть её довольно часто, как и весь Нашар, - утешающая лапа Мирдала была отбита синем крылом:
   - Ты понимаешь, что я не этого хочу! Желай я славы себе и дочери, я бы сверг безумную и глупую Альдару и сел бы на её место. Многие бы сказали, что так было лучше, но... Не нужна мне такая слава. И дочери моей тем более не нужно постоянно опасаться похищений, шантажа, подлиз, будущих фаворитов, женишков, которые не будут её любить, и всего прочего, что окружает потомство вождей!
   В следующий момент воспоминание дрогнуло, картинка перед глазами самки поплыла, а затем сменилась - теперь юную драконницу Агнар передавал чёрной самке, а та, проснувшись, вцепилась в шерсть его лап своими крохоткими коготками.
   - Папа... - раздался писк, режущий само сознание Артары. - Зачем ты меня им отдаёшь? Я не хочу! Папа!
   Её крылышки дрожали. Намира чуть нахмурилась, дёрнув Артару, тогда как Агнар наконец-то смог отцепить её от себя.
   - Наконец-то, - произнёс он и посмотрел на черношерстную, в чьих лапках забилась её дочь. - Цапучая... Позаботься о ней для меня, хорошо?
   - Не беспокойся.
   Синий кивнул, быстро развернулся, опустившись на все четыре лапы, и зашагал прочь.
   А подарившая эти видения самка отняла лапу ото лба, прекращая поток образов.
   - Я видел это, потому что на тот момент был мёртв, - нет, наверное всё же самец. - И я этому сочувствовал. Если ты знаешь Герусет, то можешь понять, что её убили не за её ошибки, а лишь потому, что навы желали испортить Тьму, подселив в неё своего заранее заготовленного представителя. Мою душу заменили ещё до рождения, даже не озаботившись проверить, какого пола будет моё тело. Я долгое время слушал приказы, до тех пор, пока на себе не понял, к чему они приведут. Так что тебе повезло, что ты сбежала из Храма прежде, чем совершила бы мою ошибку.
   Алгамир и Арнона дёрнулись. Зелёный повернул голову туда, откуда доносился голос самки.
   - Ты - Геру... Ай! - он умолк от подзатыльника Радины.
   - Я слышала о тебе, - нахмурилась Артара, хотя внутри неё всё клокотало и готовилось взорваться от нахлынувших чувств, а глаза уже заблестели от накатывающих слёз. - Ты... Ты была настоящим чудовищем!
   - О драконах судят по поступкам, - заметила Герусет. - Считаешь ли ты чудовищем своего отца?
   Фиолетовая замолчала и тогда самка поднялась перед нею. Артара даже попятилась, когда внезапно осознала, что тело Герусет почти не излучает энергии - как будто бы из этой драконницы вытряхнули души, а взамен всунули лишь маленький кусочек, только для того, чтобы функционировали разум и мышцы.
   - Но Тьма предала меня так же, как и тебя, - вновь твёрдым и решительным голосом произнесла самка с душою самца. - Теперь я куда сильнее, чем кажусь благодаря этому неправильному телу, к тому же пережившему немало невзгод. Я оказался достаточно силён, чтобы воскреснуть без чьей-либо помощи... - обернувшись, Герусет завела лапу за спинку трона. - И вырвать клинок у самой смерти.
   Артара попятилась от полыхнувшего мертвенно-бледным светом лезвия, вставленного в рукоятку, которую сплели тела борющихся драконов, кусающихся и дерущихся. Этот клинок, плавно описав дугу, плашмя опустился ей на плечо и больно обжёг шею, оставив на ней неглубокую, но жгучую царапину.
   Боль была не острой - нервы прижглись слишком быстро. Скорее, шпарящей... И выжжевшей в душе что-то.
   - Обычно считают, что величие - это приобретение. Но на самом деле это потеря - потеря собственной слабости и всего, что мешает. Потеря лени, ложного милосердия, сентиментальности, боязни ушибиться. Всего того, что делает тебя живой. Я умер, и оттого я сильнее и умнее себя прошлого, а главное - не обязан следовать тому, что закладывали в меня навы. Они меня больше не учитывают - никто не учитывает, и в этом мой плюс.
   - Что тебе нужно от меня? - дрогнувшим голосом спросила Артара. - Ответь...
   - Смерть открыла мне много интересного, - Герусет отвела меч, но не убрала его в карманное, а вонзила в пол рядом с собой. Сталь лезвие пробило безо всякого труда. - Ни Тьма, ни навы больше не будут властвовать над драконами. У меня уже есть первые последователи - теперь мне требуются союзники. Твои друзья помогут мне встретиться с Инанной и Зоратом Суртом. А что касается тебя...
   Она шагнула вперёд и наклонилась к самой морде Артары.
   - ...Не пора ли тебе перестать быть жалкой пешкой в играх Светлых и Тёмных? Я вижу, что ты способна на большее. Тьма приняла тебя, но ты сумела отринуть Тьму. Мирдал надеялся использовать тебя - что же, теперь ты сможешь воспользоваться им, и не только им. Я предлагаю тебе встать вместе со мной!
   - Вместе... С тобой? - в голосе Артары слышались нотки не то гнева, не то презрения. - Я...
   - Подумай хорошенько, - Герусет отступила назад, прикрыв "живой" глаз и холодно взирая на Артару серым. - Чего ты хочешь от этой жизни? Отец предал тебя - дважды, послав сюда с этими недомерками. Если бы он любил тебя по-настоящему - стал бы он так рисковать? Что ещё? Преданность Инанне? Да она навряд ли помнит о твоём существовании! А Алгамир? - зелёный встрепенулся. - Сними с него повязку - и ты увидишь страх в его глазах!
   - И что с этого! Если в остальном я тебя понимаю, то не бояться чего-то глупо, даже вернувшимся мёртвым. Даже их можно отослать обратно. Если ты желаешь моей помощи и считаешь себя такой же, как я - то считай равной себе! - Артара поднялась с колен, столь же твёрдо взглянув в мертвенную красноту в зрачках. Герусет же, не долго сомневаясь, прикоснулась лезвием к верёвкам - этого хватило, чтобы они истлели и рассыпались пеплом, не повредив шкуре.
   - Можешь развязать своих друзей - тех, кому доверяешь.
  
   ***
  
   На нос Агнара, задумчиво сидевшего на крыше таверны и хмуро провожавшего солнце, упала снежинка, быстро растаяв от тепла тела.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Соул "Публичный дом тетушки Марджери" (Любовное фэнтези) | | С.Елена "Ученица особого назначения" (Любовная фантастика) | | Д.Дэвлин, "Забракованная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | М.Славная "Мы созданы друг против друга" (Современный любовный роман) | | О.Адлер "Сначала кофе" (Современный любовный роман) | | Жасмин "Несносные боссы" (Романтическая проза) | | О.Обская "Проснуться невестой" (Любовное фэнтези) | | И.Максимовская "Грешница по контракту" (Женский роман) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | С.Доронина "Стёртая грань " (Современная проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"