Итилиан: другие произведения.

"Бетти" Хроники капитана Адамса. Часть 1: На распутье...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Рейтинг: R (за нецензурную лексику)
  Жанр: космоопера, приключения, экшен
  Размер: макси
  Статус: закончен
  Предупреждение: "Бетти: Хроники капитана Адамса" - это серия коротких приключенческих рассказов о команде космического корабля. Сколько будет частей, не скажу точно, но надеюсь, вдохновения хватит надолго.
  От автора: все, кому интересно, у автора есть своя страница на http://itilian.diary.ru/, где можно ознакомиться с персонажами и просмотреть иллюстрации к этому рассказу. Там также выложены иные ориджиналы, которые, скорей всего, не будут помещены на этом сайте.
  
  Саммари: Келлан Адамс, капитан межпланетного грузоперевозчика "Бетти", вот уже много лет летал со своей командой вдали от центральных планет Нен-Кемена, не всегда заключая законные сделки. Но привычную жизнь семерых членов экипажа внезапно нарушило неожиданное приглашение Пратта Адамса, который зовет своего племянника и его людей погостить у него какое-то время...
  
  
  
  Вместо вступления
  
  
  Вот уже несколько сот лет планета Земля являлась не единственным пристанищем человечества. В далеком ныне 2153 году Высшее Правление Слияния Людских Рас (ВПСЛР) пришло к неутешительному выводу: вскоре на планете и ее спутнике не останется ни единого клочка земли, где бы не стоял человек. На один квадратный метр приходилось триста семьдесят четыре человека. Ресурсов категорически не хватало для проживания, а потому было решено заняться осваиванием новых территорий за пределами Земли и Луны. Планеты и их спутники, которые ранее не были заселены, подвергались терраформированию, но далеко не на каждой звезде аппараты по выделению кислорода могли обеспечить колонистам полноценную жизнь - некоторые небесные тела просто не поддавались обработке из-за непригодности почвы или еще каких помех.
  
  На просторах Млечного Пути удалось терраформировать лишь три планеты и семь лун, а потому вскоре люди переместились за его пределы и принялись осваивать другие миры, такие как Галактики Антенны, Треугольника и Андромеды.
  
  В Галактике Треугольника пригодных небесных тел оказалось больше всего, а потому там образовалось сердце человеческой цивилизации - Нен-Кемен, что на едином наречии означало "рассвет жизни". Центральные планеты находились под прочным контролем Нен-Кемен и были обеспечены высокотехнологичными удобствами внутренних миров, а отдаленные поселения часто не получали дальнейшей помощи в воссоздании их цивилизаций. В результате многие пограничные планеты и спутники имели сухие, пустынные климаты, что довольно плохо сказывалось на уровне жизни их жителей. Поселенцы таких миров имели относительную свободу от центрального правительства, а потому в их быту царил хаос, граничивший с анархией.
  
  Как ни старалось Высшее Правление - а, может, попросту и не старалось! - но новая цивилизация ничем не отличалась от старой - по-прежнему между богатыми и бедными лежала пропасть, преодолеть которую удавалось далеко не каждому сотому. Жители отдаленных колоний жгуче ненавидели представителей "высшего сословия", которые бросили их на произвол судьбы, а потому с удовольствием подворовывали у них, если только подворачивалось какое-нибудь прибыльное дельце.
  
  По просторам Галактики Треугольника летали сотни кораблей различных классов, капитаны которых занимались контрабандой, удачно маскируя свой "бизнес" под грузовые и пассажирские перевозки. Однако многие ухитрялись объединять одно с другим. Им, конечно, не раз приходилось уносить ноги от патрульных кораблей Нен-Кемен, старавшихся поддерживать порядок, по крайней мере, вблизи от кольца центральных планет. Многие из них находились в черных списках Межпланетных вооруженных сил и по предписанию должны были быть уничтожены при обнаружении.
  
  Однако Келлан Адамс, капитан корабля "Бетти", за десять лет в сфере грузоперевозок еще не успел нажить себе врагов в правящем сословии. А потому занимался тем, что у него хорошо получалось, пытаясь свести концы с концами и помогая своим людям держаться на плаву.
  
  Сама "Бетти", хоть и относилась к классу Альква ("лебедь"), напоминала пирамиду с удлиненным носом. Кормовая часть судна переходила в пару своего рода крыльев, которые прерывались в середине судна, а затем продолжались до самого носа. На земле крылья убирались внутрь корабля и снова высвобождались в воздухе. Судно было разделено на две основных секции - главная палуба, где находился центральный вход и грузовой отсек с кольцевым транспортером. Две секции были разделены переборкой, которая могла быть открыта, если требовалось больше пространства для грузов.
  
  Основная модель Альквы оборудовалась гипердвигателем и четырьмя спасательными капсулами. Это была стандартная модель грузоперевозчика, а потому не вооружалась и не защищалась энергетическими щитами. Благодаря небольшому размеру, корабли этого класса были очень маневренными.
  
  А потому десять лет назад капитан Адамс потратил все свои сбережения и влез в долги, чтобы приобрести именно эту модель космического аппарата, которая, однако, к тому времени была не столь популярна и уже не отвечала требованиям Межпланетных вооруженных сил. Потому правительство Нен-Кемен списало его и распродало в качестве грузоперевозчика гражданским лицам, обзаведшись более быстрыми и лучше оснащенными кораблями класса Тинта ("искра"), которые были мощней своих предшественников и могли доставлять груз вдвое быстрей.
  
  
  Глава 1
  
  
  - Кэп, объясни наконец людям, зачем нам лететь на Ненару, если по пути у нас целая система с куда более цивилизованными лунами и планетами? - решился все же озвучить давно вертевшийся на языке вопрос механик Рихтер Копф во время скудного ужина, состоявшего из безвкусных пищевых добавок.
  
  - Да, этот вопрос и мне не дает покоя вот уже вторые сутки, - кивнул Шу Юнь Фатт, отправляя в рот очередную ложку белково-протеиновой смеси.
  
  - А разве грузчику не все равно где разгружать товар? - недовольно отозвался капитан Келлан Адамс, смерив обоих взглядом. - И, может, вы перестанете ворчать?
  
  - Кел, - мягко начала Кори Дюбуа, повернувшись к мужчине и глядя на него спокойным взглядом карих глаз, - ты знаешь, что я поведу корабль куда угодно, если только прикажешь, но команде не по душе такая таинственность.
  
  - Вот именно! - поддакнул старпом Ленс Гласс, скрестив руки на груди.
  
  - Помолчи, Ленс! - бросила ему пилот, а затем вновь обратилась к капитану. - Мы только-только сбыли товар, погрузили новую партию. Клиенты ожидают нас не раньше конца третьей недели, а пока мы могли бы хорошенько отдохнуть на какой-нибудь оживленной луне, где есть нормальные ночлежки, выпивка и развлечения...
  
  - А ведь мы это вполне заслужили, не находишь? - вновь встрял Гласс, который начинал моментально закипать при мысли, что с ним - своим первым помощником - капитан не потрудился объясниться.
  
  - Капитан, скажи, наконец, что тебе нужно на богом забытой Ненаре? - встряла в разговор и завхоз Линдси Торон. - Там мы даже не сможем нормально пополнить запасы продовольствия и горючего. Мы только свалили с Нессы, где живут одни лишь бандюганы и кучка забитых деревенщин, которым и самим-то есть нечего. А запасы еды не вечны, сам понимаешь...
  
  Капитан корабля безмолвно переводил взгляд с одного недовольного на другого, но даже и не думал раскрывать рта. После справедливого замечания Торон он остановил взгляд на молодом враче "Бетти" Брете Талионе, который попал в команду совсем недавно.
  
  Парень спокойно жевал желеобразную массу и вовсе не собирался учинять допрос. Тут он встрепенулся, услышав... точнее, ничего не услышав, так как наступила гробовая тишина: кто-то все еще буравил взглядом капитана, а кто-то просто переводил взгляд с босса на него.
  
  - Что?! - спросил Брет, быстро проглотив недожеванную смесь, и уставился на капитана, от которого всегда ожидал подвоха.
  
  - А ты чего молчишь? Давай, я жду! - резко сказал Келлан.
  
  - Чего?!
  
  - Не пойму, почему корабельный врач не поддакивает товарищам и не голосит о том, что на Ненаре нет медикаментов, которые нам могут пригодиться в дальнейшем.
  
  - А у нас запасы пока все целы. Две последние сделки прошли без стрельбы, драк или просто несчастных случаев. У меня все в порядке.
  
  - Предатель! - процедил сквозь зубы Рихтер, сплюнув на пол.
  
  - Да что такое?! Дайте поесть спокойно! - не выдержал всегда интеллигентный врач, смерив всех недовольным взглядом. - Мне все равно куда лететь, ясно?
  
  - Ясно-ясно! - отмахнулась Кори. - Кел?
  
  - Ладно, черт с вами! Помните, в прошлом году я получил конверт почтой?
  
  - Ну? - без энтузиазма отозвался Фатт, отодвигая от себя пустую миску.
  
  - Это было письмо от моих родных. На Ненаре живет брат моего покойного отца с семьей, я хочу их навестить.
  
  - Почему ты нам ничего не сказал?! - возмутилась Линдси, во все глаза уставившись на своего босса. - Трудно было?!
  
  - Я хотел сделать вам сюрприз, - бросил капитан Адамс.
  
  - И в чем он заключается?! - поперхнулся водой Брет. - Хотя нет, признание того, что у тебя есть родственники, уже для многих полнейшая неожиданность, если учесть, что о них никто не знает...
  
  - Пратт держит небольшое хозяйство, где выращивает помидоры и зелень, - продолжил капитан "Бетти", проигнорировав замечание медика, словно того и не было вовсе.
  
  - Поми... что? - не понял Фатт, вопросительно уставившись на остальных членов команды.
  
  - Эх ты, детище космоса! - улыбнулась Кори, похлопав грузчика по плечу. - Помидор - это плод, который раньше выращивали на Земле, до глобального расселения людей по Млечному Пути и близким к нему галактикам.
  
  - Ты так выпендриваешься, будто пробовала его когда-то! - отмахнулся Ленс, все еще злясь на капитана из-за его молчания.
  
  - Не пробовала, не отрицаю. Но мне рассказывала мать об этом плоде, а она - уж поверьте - его ела. Она частенько любила предаваться воспоминаниям о его незабываемом вкусе и так хорошо рассказывала, что мне со временем стало казаться, будто и я его пробовала.
  
  - Капитан, ты хочешь сказать, что у нас будет возможность попробовать настоящую еду, выращенную в земле?! - не поверила своим ушам Линдси, совсем позабыв о той баланде, которую они поглощали за все время этого разговора.
  
  - Именно, - кивнул Келлан Адамс, довольный тем, какой эффект произвел его сюрприз.
  
  - Да за один взгляд на настоящий помидор я готова продать душу!
  
  - Линд, лучше бы ты продала свое тело! А ради этого я б уж постарался добыть тебе помидор...
  
  - Копф, ты придурок озабоченный!!! - тут же вспылила Торон, вскочив с места так стремительно, что перевернула стул, забыв его отодвинуть.
  
  - Рихтер, прекрати немедленно! - ударил кулаком по столу Ленс, который все время следил за любвеобильным механиком, не умевшим держать язык за зубами.
  
  - Что я такого сказал?! - тут же возмутился он. - Я всего-то ей комплимент сделал!
  
  - Засунь свои комплименты себе в жо...
  
  - Хватит!!! - громогласно рявкнул капитан, и в столовой вновь воцарилась гробовая тишина.
  
  Линдси стояла у кухонного стола красная от возмущения и буравила взглядом нож, подавляя в себе желание метнуть его в обидчика; Ленс, сдвинув брови, пытался испепелить взглядом пошляка; Кори и Брет лишь осуждающе качали головой; и только Шу получал удовольствие - откинулся на спинку стула и со счастливой улыбкой оглядывал присутствующих, которые скрасили "его безрадостное существование на корабле".
  
  - Давайте вернемся к полету на Ненару, - предложила пилот Дюбуа. - Кел, твой дядя пригласил лишь тебя. С момента приглашения прошло больше года. Скажи, почему ты уверен, что твои родственники будут счастливы приютить у себя кучку голодных ртов, которые никогда в жизни не ели нормальной пищи и будут сродни саранче?
  
  - Если бы вы не перебили меня, то давно бы все узнали! Пратт прекрасно знает о том, что без своей команды я никуда не полечу, а потому пригласил нас всех. Думаю, у него есть план относительного нашего "нашествия".
  
  - Он явно мужик рисковый, - усмехнулся Ленс. - Ну, тогда вопросов больше нет. Прости, что мы все на тебя взъелись. Просто такая таинственность не в твоем духе...
  
  - Да ладно! - отмахнулся Келлан. - Только черта с два я вам еще раз устрою сюрприз!
  
  Капитан корабля встал с места и отнес свою тарелку в раковину, предварительно скрутив фигу и продемонстрировав ее всем присутствующим.
  
  - Все шутишь! - отмахнулась Кори.
  
  - Так, ужин окончен! Приступайте к своим обязанностям!
  
  - Но, кэп, у нас ведь сейчас нет заданий, - решил воспротивиться Рихтер, намеревавшийся распить с Шу самогон из своей фляги.
  
  - Как хотите, но последний моет посуду! - бросил Адамс, облокотившись на кухонный стол.
  
  - Дьявол, я совсем забыл проверить датчики статического давления, - вдруг "вспомнил" Рихтер и засобирался.
  
  - А у меня еще не до конца зафиксированы три контейнера, - одним махом Фатт опустошил свой стакан и вытер рукавом рубахи губы.
  
  - Надо бы проверить, нет ли на пути к Ненаре помех, - Кори моментально испарилась.
  
  - А где мой планшет с подсчетами провизии? Никто не видел? А, наверное, в каюте оставила. Увидимся позже! - Линдси в мгновение ока забыла о своей неприязни к Рихтеру и поспешила вон из кухонного отсека.
  
  - Эй, а кто будет посуду мыть?! - развел руками Брет, беспомощно оглядываясь.
  
  - Вот ты и займись этим, - бросил старпом.
  
  - А ты?!
  
  - А мне надо с капитаном поговорить.
  
  - Это можно сделать позже! - не сдавался без боя молодой человек, которому совсем не улыбалось превратиться в посудомойку.
  
  - Нет, нельзя! У нас проблемы с двигателем, сам знаешь, а потому стоит обдумать, где нам взять деньги на его ремонт.
  
  - Не морочь голову, Гласс! Мы только провернули сделку, деньги есть!
  
  - Это индивидуальная зарплата, а не общая копилка фонда в помощь двигателю "Бетти"! - огрызался как мог тот, взглядом моля капитана о помощи.
  
  - Ладно, Ленс, ты прав. Когда-то же надо это обсудить, - махнул рукой Келлан Адамс и кивком головы указал своему помощнику следовать за ним. Однако в дверях он остановился. - В конце концов, Брет, ты здесь новенький и все шишки тебе. Надеюсь, мойка посуды не заденет твое самолюбие...
  
  - Но я устраивался в качестве медика, а не юнги!
  
  - Не шуми, салага! - отмахнулся Ленс и вместе с капитаном покинул помещение.
  
  Талион ничего не ответил, борясь со жгучим желанием послать капитана и его помощника не только к чертовой бабушке, но и куда подальше. Он оглядел разоренную столовую: немытая посуда, валявшиеся по всему столу приборы, стоявшая в микроволновом ящике кастрюля, измазанная белково-протеиновой желеобразной смесью...
  
  - В конце концов, я всего только врач, с которым никто здесь не считается, - тяжело вздохнул парень и побрел к раковине за тряпкой. - Хоть бы мне помидор достался как награда за унижения!..
  
  
  Глава 2
  
  
  Еще двое суток корабль летел по направлению к луне Ненара, что находилась в Галактике Треугольника, где всегда промышляла команда капитана Адамса. Келлан пребывал в угрюмом расположении духа, озадачивая всех вокруг таким поведением, однако это не мешало членам экипажа отдыхать, наслаждаясь тишиной и свободой.
  
  За час до прибытия на орбиту Ненары капитан вошел в командирскую рубку. Пилот Дюбуа спала в кресле, забросив одну ногу на край приборной доски, и даже не открыла глаз при его появлении. Келлан неодобрительно покачал головой, но будить женщину не стал, а лишь прошел мимо нее и встал так близко к лобовому стеклу "Бетти", что кончик его носа почти соприкасался с холодной поверхностью. Некоторое время мужчина не двигался с места, а все всматривался вдаль, словно надеялся сквозь туманность, окутывавшую спутник, рассмотреть поверхность луны с ее кратерами и пещерами.
  
  - Кел, и чего тебе неймется? Не надо напрягать глаза, все равно пока ничего не видно, - вдруг раздался за спиной голос Кори.
  
  Капитан от неожиданности подался вперед и припечатался носом к стеклу.
  
  - Я думал, ты спишь, - пробормотал он, потирая ушибленное место.
  
  - За кого ты меня держишь? Я всегда ответственно отношусь к своей работе, - пожала плечами она и бросила мимолетный взгляд на экран, чтобы проверить данные. - У меня просто глаза разболелись все время пялиться в монитор.
  
  - Зачем же все время?
  
  - Хочу убедиться, что жизненные показатели луны в норме.
  
  - Но живут же там как-то люди! - сдвинул брови Келлан, не отходя от стекла.
  
  - Как-то! - фыркнула Кори. - Вот именно!
  
  - Если бы в атмосфере были отклонения, то они бы отразились на гормональном фоне колонистов. И стали бы они сущими мутантами.
  
  - Я с твоей семейкой не знакома, не могу судить.
  
  - Ты забываешься!
  
  - Я просто пытаюсь тебя хотя бы разозлить, чтобы ты перестал быть таким занудой!
  
  - А когда это я напоминал пасхального кролика, который раздает всем подарки и говорит одни приятности?
  
  - Не мешало бы иногда!
  
  - Лучше бы ты спала.
  
  - Я только что именно так и подумала. Скажи, Кел, что тебе не дает покоя? Почему ты ходишь словно тень эти два дня? И с каждой минутой приближения к звезде ты становишься все мрачнее и мрачнее...
  
  - Не важно, - бросил он через плечо, не потрудившись обернуться.
  
  - Ты хочешь увидеться с семьей, но что-то тебя беспокоит. Скажи, что стоит между тобой и дядей? Отчего ты не можешь просто радоваться предстоящей встрече?
  
  - Я же сказал, не важно! По крайней мере, тебя это уж точно не касается, Дюбуа!
  
  - Фу, как грубо! - брезгливо изогнула губы женщина, но вовсе не рассердилась на реакцию капитана. - Ладно, держи при себе свои переживания, если тебе нравится изводить себя.
  
  - С чего ты вообще решила, что я себя извожу? - с деланной отстраненностью спросил Келлан, наконец обернувшись к ней.
  
  - Я тебя не первый год знаю. Хоть твои семейные проблемы остаются для меня тайной за семью печатями, но твой ослиный характер я давно изучила.
  
  - Да ладно тебе! Что там с показаниями?
  
  - Пока все в норме. Через пять минут войдем в атмосферу, - Кори окончательно собралась и впилась взглядом в датчики, снимавшие общие характеристики луны.
  
  - Картинка поверхности есть?
  
  - Пока нет.
  
  - Доложи, когда появится, - капитан Адамс занял место за пультом второго пилота и пристегнулся.
  
  Кори включила громкую связь и приказала всем членам экипажа занять места, так как в скором времени корабль пойдет на снижение. Затем она снова склонилась над экранами.
  
  Келлан невольно залюбовался профилем своей подчиненной, на котором плясали мерцающие отблески с мониторов, делая ее невероятно привлекательной. Пилот сосредоточенно считывала показания всех высвеченных графиков, и понемногу выражение ее лица становилось расслабленными, а вскоре на губах заиграла улыбка.
  
  - Все в норме, - нарушила тишину Кори, откинувшись на спинку своего кресла и пристегнувшись. - Состав сухого воздуха не идеален, но пригоден для жизни. Азот, как и должно, превалирует - шестьдесят девять процентов, однако кислород выше обычного - двадцать семь процентов. И остальные элементы присутствуют - аргон, вода, углекислый газ, гелий, неон...
  
  - Погоди, но состав воздуха на корабле иной...
  
  - Да, семьдесят восемь процентов азота и двадцать один - кислорода, стандарт. При высадке может кружиться голова, потому не стоит делать резких движений, а просто постоять немного, так сказать, принюхаться.
  
  - Я понял. Главное, не забыть предупредить остальных.
  
  - Угу, - Кори склонилась над другим монитором, на котором только-только проявилось структурное изображение поверхности Ненары. - Ну, ничего необычного... кратеры, недееспособные вулканы, пещеры и искусственные водоемы.
  
  - Убедилась наконец? - не удержался от шпильки капитан. - Я ведь говорил, что здесь все в порядке!
  
  - Ну, от идеального порядка есть только отголосок, Кел. И нечего ухмыляться! Если бы я безоговорочно верила каждому, то, возможно, команда состояла бы сейчас как минимум из двух мутантов!
  
  - Ты все никак не можешь успокоиться после той вынужденной посадки в Дорне? Но ведь все обошлось!
  
  - Да, обошлось, когда я с жаром и страшной головной болью доползла до пульта и увидела график химического состава воздуха той дыры. Никто из вас не удосужился все проверить, зато табуном поскакали к люку, желая поскорей высадиться...
  
  - Ладно, не ворчи. Вот потому я тебя так ценю, Кори. Ты - идеальный пилот, хоть и женщина...
  
  - А вот это уже дискриминация по половому признаку, - в тон капитану ответила Дюбуа, выравнивая корабль, который теперь летел вровень с землей на высоте двухсот метров, чтобы осмотреться. - Кто сказал, что женщина не может стать первоклассным пилотом?
  
  - Первоклассным? Как тебя занесло-то!
  
  - К чему излишняя скромность? Лучше бы медаль мне купил на черном рынке...
  
  - Что тут у нас? - спросил Ленс Гласс, входя в командирскую рубку.
  
  - Да все нормально! - отмахнулась пилот. - Вот, жду, пока капитан вспомнит, где находится заветное ранчо его родственников...
  
  - Надо найти кратер Эдристона, он самый глубокий. А оттуда пять миль на север.
  
  - Поняла, - Кори вновь повернулась к приборам и монитору в поисках заветного ориентира.
  
  - А что это за туман? - через некоторое время спросил старпом, направляясь к лобовому стеклу, вид из которого застилало плотной дымкой.
  
  - Понятия не имею, - пожала плечами Дюбуа.
  
  - Где мы вообще находимся? - спросил Келлан, тоже подходя к стеклу, как и его старший помощник.
  
  - Судя по датчикам - прямо над кратером Эдристона, - послышался ответ пилота. - А туман идет с севера. Слушай, Кел, может, здесь появился действующий вулкан?
  
  - Быть того не может! Что за глупости...
  
  - В любом случае, мы на месте - ровно пять километров на север от кратера. Да что вы молчите?!
  
  Кори оторвала взгляд от мониторов и подняла голову, невольно открыв рот от удивления. Женщина отстегнула ремни безопасности, нажала квадратную кнопку на панели, и корабль, остановившись, завис в воздухе.
  
  - Какого хрена здесь происходит? - озвучил ее очередную мысль Гласс, не веря своим глазам и, однако, не отрывая их от того, что увидел в стекле.
  
  Дюбуа подошла к ним вплотную и замерла на месте, не в силах пошевелиться: клубы густого тумана под порывами северного ветра потихоньку редели, открывая обзор. Выжженная земля, остатки строений, совсем недавно поглощенные огнем, иссушенный искусственный водоем... Все черное и безлюдное, обвеваемое сгустками пепельной дымки.
  
  От увиденного капитан Адамс прильнул к стеклу вплотную, упершись в него ладонями. Мужчина мучительно застонал, не в силах вымолвить ни слова.
  
  - Кел? - тихо позвала Кори, опустив руку ему на плечо. - Кел...
  
  - Сажай корабль, - сказал тот.
  
  - Но...
  
  - Садимся, - голос капитана "Бетти" стал настойчивей.
  
  - Нет, Кел, нельзя.
  
  - Я что сказал?! - моментально взбесился Адамс, дернув плечом и скидывая руку пилота. - Это приказ!
  
  - Здесь мы не сядем! - уперто ответила Дюбуа, для верности покачав головой. - Мы все задохнемся от пепла, а корабль пропахнет гарью...
  
  - Выполняй приказ, пилот! Я здесь главный!
  
  - Нет!!! Мы пролетим пару километров на север и там высадимся. Сюда вернемся на карсиле, запасшись респираторами.
  
  С минуту капитан молчал, погрузившись в свои мысли, а пилот терпеливо ждала, не сомневаясь, что здравый смысл все-таки победит шок от увиденного.
  
  - Делай, как знаешь, - был ответ.
  
  Келлан развернулся и покинул рубку, бросившись в свою каюту.
  
  ***
  
  - Капитан, мы уже прилетели? Высаживаемся? - из коридора с каютами членов экипажа "Бетти" высунулся Шу Юнь Фатт, перегоняя во рту зубочистку.
  
  - Одевайся и скажи Рихтеру, чтобы он был в грузовом отсеке через две минуты, - бросил Адамс, не останавливаясь.
  
  - Но...
  
  - Ты оглох?!
  
  Яростный взгляд капитана заставил грузчика захлопнуть рот на полуслове и согласно кивнуть, хоть сам он не понял причины вспышки гнева своего босса, да и тот не собирался вдаваться в подробности.
  
  - Что такое?! - из-за двери в соседнюю каюту высунулась голова Линдси. - Ой!
  
  От толчка вновь пришедшего в движение корабля девушка ударилась виском о железный косяк, тихо выругавшись.
  
  - Мы снова движемся?! - из санотсека вышел Брет, поспешно надевая на мокрое тело майку. - Что случилось?
  
  - Не знаю. Капитан чем-то озлоблен, приказал мне звать Рихтера и спускаться в грузовой отсек.
  
  - И чего ты ждешь? - удивилась Торон. - Если он зол, то тебе лучше поторопиться.
  
  - Да, я пошел. А ты приготовь оружие.
  
  - Зачем это?! - удивилась девушка. - Мы же прилетели с дружеским визитом, а не грабить честных фермеров.
  
  - Честных фермеров больше нет, - в коридоре появился озадаченный старпом.
  
  - В смысле? - не понял медик, проведя по влажным волосам.
  
  - Все вокруг выжжено, видимо, пожар бушевал не один день...
  
  - Что?! Как?! - все трое озадаченно переглянулись и вновь уставились на Гласса.
  
  - Откуда мне знать? Вот сейчас спустимся и все выясним. Шу, иди за Рихтером, пока тебе капитан голову не оторвал. Линдси, снеси вниз три ствола и респираторы. Брет, хватай аптечку и дуй в грузовой отсек.
  
  - Мне надо переодеться, я только из душа.
  
  - Потом все равно придется снова отмываться... от пепла и гари.
  
  - Ясно.
  
  Все трое кинулись исполнять приказ старшего помощника капитана и уже через пять минут стояли в грузовом отсеке, ожидая, когда Кори посадит "Бетти" и откроет люк.
  
  Как только корабль опустился на землю и двигатель затих, к остальным членам экипажа присоединился капитан. На загорелом лице плотно сжатые губы выделялись белой полосой, а глаза горели лихорадочным огнем. Он остановился возле летательного модуля не самой последней модели, закрепляя на поясе пистолет, без которого никогда не покидал свой корабль.
  
  - Капитан, объясни наконец, что случилось, - как-то неуверенно спросил Фатт, ожидая очередного приступа гнева и нетерпения.
  
  - Если б я только знал, то всенепременно бы объяснил. Ты, Копф и Талион едете со мной. Полезайте в карсил.
  
  - Кто сядет за руль? - деловито осведомился Талион.
  
  - Я.
  
  - А что делать нам? - уставился на него Гласс. - Я могу поехать с вами?
  
  - Нет мест. Вы оставайтесь тут и поддерживайте связь. Ясно?
  
  - Да, - кивнули Ленс и Линдси без возражений.
  
  - Прекрасно. Открывайте люк.
  
  Капитан Адамс занял место водителя и нажал рычаг старта. Модуль взмыл над полом в полуметре, но более не двинулся с места, пока не отворился грузовой люк. Как только проход стал достаточно широким, чтобы через него мог пройти карсил, Келлан нажал на газ и аппарат с пассажирами вылетел на свет божий.
  
  Ландшафт луны Ненара, по-видимому, никогда не будоражил взор яркостью красок и буйной растительностью, а теперь - в едком облаке тумана и пепельной дымке - вообще нагонял тоску и чувство безысходности.
  
  Все нацепили респираторы и очки, обезопасив глаза и носоглотку от проникновения неприятных запахов и пепла, который все же садился на одежду и въедался в волосы.
  
  Карсил летел над землей, все увеличивая скорость. Келлан Адамс был полностью погружен в мрачные мысли и не обратил внимания, как загорелась красная лампочка на индикаторе приборной панели. Свист в ушах стоял такой, что в глазах темнело. Но капитан "Бетти", казалось, этого вовсе не замечал.
  
  - Эй, кэп! - крикнул Рихтер, сидевший рядом с ним, и дернул его за плечо. - Тормози!
  
  Мужчина вздрогнул, словно очнувшись ото сна, и повернулся к механику, вопросительно мотнув головой.
  
  - Тормози!!! - Копф накрыл ладонью руку босса, что лежала на рычаге газа, и немного потянул вниз.
  
  Модуль замедлил ход, и красная лампочка потухла.
  
  - Капитан, может, мне сесть за руль? - предложил Фатт, склонившись вперед к уху Адамса. - Мы еще жить хотим...
  
  - Все нормально. Я сам!
  
  Вскоре карсил остановился, и двигатель заглох. Пассажиры спрыгнули наземь и разбрелись, чтобы осмотреться.
  
  Келлан направился туда, где виднелись головешки балок, некогда подпиравших высокий потолок дома. И чем ближе он подходил, тем медленней и неуверенней становился его шаг.
  
  Старина Пратт... Тетка Белла... Руэл... Алда...
  
  Алда... Это имя больно резануло по сердцу. Как долго он старался выкинуть из головы красавицу Алду, которая занимала его мысли так настойчиво. Он вспомнил ее большие карие глаза, линию чувственных алых губ, покрытые легким румянцем щеки и черные как смоль волосы, обрамлявшие идеальное лицо и спадавшие вниз вдоль стройного стана.
  
  От застывшего перед глазами образа в горле пересохло и сердце забилось еще неистовей. Капитан Адамс не мог дышать и сорвал респиратор с лица. В нос ударил едкий запах гари, и пепел, подхваченный дуновением ветра, обжог носоглотку, заставив мужчину закашляться.
  
  Он остановился в том месте, где раньше находилась входная дверь, а теперь лежали головешки обугленного косяка и провалившейся крыши. С невероятным усилием он заставил себя перешагнуть через пепелище и ступить на каменный постамент фундамента. Повсюду валялись ошметки того, что раньше было мебелью, а также предметы утвари: медный кофейник, покореженные в огне алюминиевые чашки и тарелки...
  
  "Здесь была гостиная и по совместительству столовая", - пронеслось у Келлана в голове, и он тут же вспомнил чистую комнату с простой обстановкой, тетю Беллу, которая накрывала на стол в честь приезда племянника мужа.
  
  Слева располагалась кухня и санузел, а справа - спальни обитателей дома. Именно туда он и направился.
  
  Голова пошла кругом, когда его взгляд упал на обугленную фоторамку, сделанную руками хозяина дома - из-за стекла на него смотрела Алда, только низ фотокарточки вспузырился от высокой температуры пожарища. Дрожащими руками он поднял с пола портрет и впился глазами в черты некогда любимой женщины, которые не успел съесть огонь. Келлан провел пальцами по надтреснутому стеклу, очищая его от тонкого слоя гари, и тут уже слезы навернулись ему на глаза.
  
  Мужчина пытался взять себя в руки, но ком так прочно стоял в горле и рыдания с такой силой душили его, что он не сразу смог вернуться к реальности и оторвать взгляд от фотографии. Ему потребовалось минут пять, чтобы восстановить дыхание и вновь приняться за осмотр территории.
  
  Что он там искал?.. Почему образы прошлого всплывали один за другим, не давая ему сосредоточиться?.. Зачем он сюда вообще пришел, если вокруг нет ни единой живой души?.. На эти вопросы и сам Келлан не мог дать ответы.
  
  Он хотел было развернуться и уйти, когда его взгляд приковал к себе железный сундучок, лежавший на полу там, где некогда стоял туалетный столик. Недолго думая, он поднял и его, намереваясь узнать, что спрятано внутри.
  
  Но от дальнейших действий его отвлек крик Рихтера. Мужчина вскинул голову и посмотрел в сторону - в пятнадцати метрах от границы дома стояли члены его команды, а рядом с ними...
  
  Не теряя больше ни секунды, капитан Адамс бросился туда. Он остановился за спинами своих товарищей и медленно поднял голову: перед ним стояли четыре каменных надгробия, над которыми парили голограммы с изображениями похороненных там людей. Как же он сразу их не заметил?!.. Последняя надежда на спасение родных, которая все теплилась в его душе, угасла.
  
  Дядя Пратт - трудолюбивый и неунывающий весельчак - глядел на пассажиров "Бетти" с добродушной улыбкой; тетя Белла, одетая в рабочий комбинезон и с корзиной мелких помидоров, махала им рукой; Алда одаривала теплом спокойного, нежного взгляда. И, наконец, Руэл... Этот красивый молодой человек некогда занял место супруга в жизни Алды, хотя она не любила его тогда... Возможно, со временем она прониклась к нему не только симпатией, а и любовью, но только не в день их помолвки и, уж конечно, не в день свадьбы. Ведь тогда она беззаветно любила Келлана, в душе желая выйти замуж за него одного...
  
  - Капитан, это они? - тихо спросил Брет, видя потерянное выражение лица своего босса. - Это твои родные?
  
  - Да. Они. Все здесь...
  
  - Прими наши соболезнования, капитан, - похлопал его по плечу Шу Юнь Фатт. - Я помолюсь за них, обещаю.
  
  - Им это вряд ли поможет.
  
  - Им - нет, но их душам, возможно...
  
  - В любом случае, спасибо.
  
  Вновь воцарилась тишина. Молодые люди отошли в сторону, давая возможность своему командору в последний раз проститься с близкими. Они остановились в десяти шагах от Келлана Адамса, который так и застыл перед надгробиями, прижимая к груди фоторамку и серебристую шкатулку.
  
  Никто не произнес и звука, думая каждый о своем, когда тишину нарушил тихий писк, а затем шум помех. Рихтер вздрогнул и поднял руку, уставившись на серебряный браслет, служивший средством связи с "Бетти". Он нажал кнопку возле маленького экранчика, который тот час же вспыхнул, и появилось лицо Кори Дюбуа.
  
  - Рих, что там у вас? С Келом все в порядке? - ее голос звучал обеспокоенно.
  
  - Насколько это возможно, - бесцветно ответил Копф.
  
  - Кто-нибудь остался жив?
  
  - Как я понял, нет. У дома расположены четыре захоронения.
  
  - О Боже!.. Когда вернетесь?
  
  - Понятия не имею. У корабля никого нет? Туман рассеялся?
  
  - Нет, кажется, никого. А туман все обволакивает так прочно, что иногда вообще ничего не видно...
  
  - Это Кори? - спросил подошедший к мужчинам Келлан Адамс.
  
  - Да, кэп.
  
  - Скажи ей поднимать "Бетти" и ждать нас. Когда мы подъедем, пусть следует за нами. Будем искать хоть кого-то на этой луне, кто бы дал нам разъяснения о случившемся.
  
  - Кори, ты слышала?
  
  - Да, поняла. Ждем.
  
  ***
  
  Лишь через три километра от места посадки "Бетти" обнаружилось еще одно ранчо, однако и оно было уничтожено. Так катались они по прямой - но все окрестные фермы ненарских жителей были сожжены или просто разрушены, а у домов располагались захоронения некогда хозяев земель.
  
  Карсил, а за ним и грузовой корабль, преодолели уже сорок километров, когда вдали показалось небольшое селение, целое и невредимое... Так им, по крайней мере, хотелось думать. И на этот раз они были вознаграждены за столь упорные поиски и сопротивление отчаянию, которое стало закрадываться в их сердца.
  
  Селение было небольшим: приземистые дома из обожженной глины образовывали круг, в центре которого располагалась площадь. На окраине городка стояла церквушка с длинным бараком госпиталя и кладбищем в стороне.
  
  Было решено не вламываться в город на корабле, а оставить его за холмом, чтобы не привлекать внимания. Карсил тем временем, не останавливаясь, двинулся в сторону города.
  
  На шум мотора модуля, который неспешно двигался вдоль запыленной улочки, сбегались жители и во все глаза таращились на незваных гостей, непонятно откуда взявшихся на Ненаре. Келлан Адамс остановил аппарат посреди площади, и его пассажиры ступили на землю. Люди плотным кольцом окружили визитеров, но никто не выходил вперед и не пытался вступить в контакт с новоприбывшими.
  
  - И что, мы так и будем стоять посреди толпы? - тихо спросил Брет, склонившись к капитану.
  
  - Надо выяснить, кто здесь главный...
  
  - И как мы это сделаем? - нахмурился Рихтер.
  
  - Спросим, - бросил Шу и повернулся к толпе. - Кто здесь кемер?
  
  Толпа зашумела, но никто не спешил с ответом.
  
  - Они не говорят на едином наречии? - изумился Талион. - Странно...
  
  - Ничего странного. Они просто очень удивлены. Вероятно, здесь нечасто бывают гости, - пожал плечами капитан Адамс и тоже обратился к жителям городка: - Мы прибыли к вам с миром! И просим только одного - проведите нас к кемеру!
  
  - У нас нет старейшин! - выкрикнул худощавый юнец, не спеша более вступать в разговор.
  
  - Тогда кто здесь главный?
  
  - Ну, как пастырь этого города, думаю, я смогу вам помочь, - послышался голос из толпы.
  
  Люди расступились, и к незваным гостям вышел тучный господин в длинном плаще, наброшенном на плечи. Он был облачен в черные брюки и зеленую рубашку с колораткой.
  
  - Мое имя Келлан Адамс, а это мои товарищи.
  
  - Адамс? - насупил брови пастырь. - Вы часом не племянник Пратта Адамса?
  
  - Он самый. Вы знали Пратта Адамса?
  
  - Да, он был моим прихожанином.
  
  - Но семья Адамсов жила в сорока километрах отсюда! - не удержался Рихтер.
  
  - Это расстояние не мешало им раз, а то и два, в месяц посещать службы.
  
  - Простите, пастырь, но не могли бы мы поговорить с вами наедине?
  
  - Конечно, следуйте за мной.
  
  Священник Ненары только лишь кивнул головой, оглядев собравшихся на площади, как их словно ветром сдуло - все безоговорочно разошлись по своим делам, прекратив изучать визитеров.
  
  Экипаж "Бетти" в полном молчании последовал за негласным кемером города и вскоре оказался у дверей в божью обитель. Пастырь провел гостей через молельный зал и пригласил в свои личные комнаты, располагавшиеся в том же здании.
  
  Молодые люди вошли через проем за исповедальнями и оказались в длинном коридоре, из которого вели двери в хозяйственные помещения. Священник свернул в дальнюю комнату и пригласил гостей войти.
  
  Гостиная божьего человека оказалась небольшой, но уютной. Мебели было мало, но на диване и двух стульях вполне могли разместиться пятеро человек.
  
  - Не желаете ли торри? - спросил пастырь, подойдя к столику с чайничком на керосиновой горелке.
  
  - А торри - это?.. - решил уточнить Брет, не поняв вопроса.
  
  - Торри - это холодный чай из цветов липы.
  
  - Нет, спасибо, - тут же ответил Рихтер, скривившись.
  
  - А вам налить?
  
  - Если не трудно, - ответил Фатт, который был рад выпить хоть чего-нибудь и перестать чувствовать во рту вкус гари.
  
  Гости молча наблюдали за действиями священника, и только после того как он расставил стаканы с напитком на столике перед остальными визитерами и сам занял место у окна, решили озвучить цель своего прибытия в город. Хозяин гостиной все понял по решительному выражению лица Келлана и начал разговор сам.
  
  - Мое имя - Дил Мирос. Можно просто - преподобный Мирос.
  
  - Как я уже говорил, мое имя Келлан Адамс, а это Шу Юнь Фатт, Рихтер Копф и Брет Талион.
  
  - Я рад принимать вас в моем скромном доме, господа. Но позвольте спросить вас, мистер Адамс, вы уже знаете о...
  
  - Да, я знаю. Несколько часов назад мы были на том месте, где некогда жили мои родственники.
  
  - Тогда примите мои искренние соболезнования. Пратт Адамс и его родные были людьми всеми любимыми и доброжелательными, всегда готовыми помочь. И наша община глубоко скорбит вместе с вами.
  
  - Благодарю, преподобный Мирос. Но в первую очередь я хочу спросить, не знаете ли вы, что случилось... - Келлан запнулся, но взял себя в руки и все же задал вопрос: - Как случилась эта трагедия?
  
  - Сын мой, я заранее прошу прощения, если после моего рассказа у вас останутся вопросы. Одно ответить я могу точно - это был не несчастный случай.
  
  - Что?! - остолбенел Брет, не донеся стакан с чаем до рта.
  
  - Пожар начался не по чистой случайности, мистер Талион. Я правильно запомнил?
  
  - Да, преподобный.
  
  - Возможно, по дороге сюда вы видели не одно ранчо, которое пожрало пламя огня.
  
  - Да, мы видели еще три хозяйства, разрушенные и сожженные... - утвердительно кивнул Копф.
  
  - Я лишь могу сказать, что во всем виноваты люди, которые появились здесь семь месяцев назад. Они прилетели издалека, раньше я их никогда не видел. Видите ли, наша луна не столь популярна, потому почти всех пришлых, если они появлялись в городе, я помню в лицо и по сей день. Предыдущие визитеры всегда были сродни вам - членами экипажа какого-нибудь грузового или пассажирского судна. Но последние "гости" были не такими.
  
  - Что вы имеете в виду? - подался вперед Шу, раскрыв рот.
  
  - Вначале над городом два раза в день - а таких дней было четыре - летали беспилотники и сканировали местность инфракрасными лучами. Жители были напуганы безызвестностью и не знали, чего ожидать. Но вскоре явились люди, не машины. Они прилетели на Ванире.
  
  - "Богомоле"? - сразу перевел на единое наречие капитан Адамс.
  
  - Именно. Члены экипажа корабля были облачены в черные костюмы, их лица скрывали маски. Кстати, за все время пребывания здесь они не сказали ни слова - просто смотрели друг другу в глаза и кивали. Возможно, они общались невербально. Эти неизвестные вышли из Ванира первыми, а следом по трапу спустился привлекательный молодой человек в кремовом брючном костюме и в очках. Он премило улыбался и расспрашивал, как нам найти семьи Адамс, Криптон и Бэрроли.
  
  - И вы им сказали?
  
  - Да.
  
  - Зачем? Как они вообще вам представились? - недоумевал Келлан, почувствовав, как защемило в груди.
  
  - Они сказали, что прибыли по приказу Эпидемиологической Группы Нен-Кемен, чтобы справиться о здоровье членов этих семей.
  
  - Что-то я перестал понимать, о чем идет речь, - покачал головой Брет. - При чем здесь ЭГН? Чем болели члены семей?
  
  - Погодите... Мистер Адамс, так вы и ваши друзья ничего не знаете?
  
  - Не знаем чего? Я не виделся со своей семьей двадцать лет. Сразу после свадьбы моей кузины Алды я покинул Ненару и отбыл по своим делам.
  
  - Но вы ведь должны были связываться с ними! - пастырь явно не верил, что племянник покойного Пратта вовсе не интересовался жизнью родственников столько лет.
  
  - Должен был, но мы не писали друг другу. Только в прошлом году я получил от дяди приглашение приехать в гости. К сожалению, я прибыл слишком поздно...
  
  - Сразу после свадьбы Алды? - задумчиво протянул пастырь, почесав подбородок. - Только не говорите, что об Итиль вы ничего не знаете!
  
  - Итиль? Что это?
  
  - Не что, а кто! Это ваша племянница, дочь Алды и Руэла Дорз.
  
  - У тебя есть племянница? - вытаращил глаза Фатт, повернувшись к капитану.
  
  - Похоже, что так. А теперь, преподобный, начните сначала. С того момента, как Алда вышла замуж.
  
  - Ну, вышла она замуж двадцать лет назад, а через семь месяцев родила дочь. Роды были сложнейшими, она чуть не погибла.
  
  - Почему? - стараясь не выдавать волнения, спросил Келлан.
  
  - Ребенок появился на свет до срока, да и был таким крупным, что, казалось, будто носила она его больше года точно. Девочка была на удивление здоровым и крепким малышом. Такими же были дети покойных Криптон и Бэрроли. Все они родились примерно в один год. Эти дети - Итиль, Крус и Джел - никогда не болели, были необычайно оживленными и любознательными, а их уровень интеллекта намного превышал среднестатистический. Это очень заинтересовало нашего бывшего городского учителя, потому он написал другу в Дайделос об умственных способностях своих учеников. Друг был поражен результатами их тестов, которые отправил для проверки, и сразу стал ходатайствовать об их зачислении в школу столицы при Университете.
  
  - При Университете Дайделоса?! - переменился в лице Брет Талион.
  
  - А что тут такого? - не понял Рихтер.
  
  - Преподобный, вы только не обижайтесь. А ты, Рихтер, представь себе следующее... - стал тараторить медик "Бетти", пытаясь скрыть свое состояние при упоминании об Университете. - Ты живешь черт знает где, на никому не нужной - кроме ее жителей, конечно - луне. Там нет ничего, кроме ранчо, нескольких селений покрупнее и бесчисленного количества лунных кратеров и пещер. И тут тебя приглашают в школу, находящуюся в столице, которая работает при Университете. Единственном Университете в Нен-Кемен, который обеспечит тебя не только дипломом - если закончишь, конечно! - но и связями. Ведь "простые смертные" там не учатся, только детки богатейших людей Галактики Треугольника. Учиться там - мечта каждого здравомыслящего человека, который хочет стать значимым, богатым и перспективным.
  
  - Ну, я даже не думал об обучении там, - пожал плечами Копф.
  
  Фатт прыснул, а пастырь и Келлан постарались скрыть усмешки.
  
  - Как скажешь! - отмахнулся Талион, закатив глаза. - Простите, преподобный, что перебил вас. Этого больше не повторится.
  
  - Итак, я понял, что моя племянница... эммм...
  
  - Итиль, - подсказал преподобный Мирос.
  
  - Да, Итиль... Значит, она и ее товарищи таки улетели в Дайделос?
  
  - Конечно! Их родители несказанно обрадовались такой перспективе в дальнейшей жизни ребят.
  
  - И что потом? Не вижу связи с Эпидемиологической Группой...
  
  - Я как раз собирался перейти к этому эпизоду, мистер Адамс.
  
  - Простите, преподобный, - смущенно улыбнулся Келлан.
  
  - Шло время, дети прилетали лишь на три недели зимой, остальные одиннадцать месяцев они жили в столице. Выглядели они всегда здоровыми, крепкими и красивыми. Пожалуй, это три самых красивых создания, которых я когда-либо видел. Когда им исполнилось по пятнадцать лет, они окончили обучение в школе и их зачислили в Университет с направленностью в области генной инженерии.
  
  - Генной инженерии?! - подпрыгнул на месте Брет.
  
  - Да. Вам, кажется, известно об этом отделении, мистер Талион, - заметил возбуждение медика пастырь.
  
  - Да, я когда-то хотел туда поступить. Вот только связей не хватило.
  
  - Или мозгов? - насмешливо осведомился Рихтер.
  
  - Этого у меня в избытке, можешь не сомневаться, - огрызнулся молодой человек.
  
  - Они проучились там полтора года, когда внезапно в одном из студенческих корпусов, где они проживали, вспыхнула эпидемия какой-то странной и невероятно опасной болезни. Тогда погибло шестнадцать учеников Университета, но вот восемь из них выжили. В их числе были и наши три земляка. Ребят поместили в карантин, а потом отпустили на время домой. Помню, как встретил их здесь, на службе в церкви, - по лицу священника промелькнула тень. - Было в них что-то странное...
  
  - Что вы имеете в виду, преподобный? - внутренне напрягся Келлан Адамс.
  
  - Они всегда были жизнерадостными и улыбчивыми ребятами, до нашей последней встречи... после карантина. А потом я их просто не узнавал!
  
  - Я все еще...
  
  - Они, конечно, казались пышущими здоровьем, но вот их поведение... Они больше не улыбались, мало разговаривали с окружающими, всегда ходили втроем, игнорируя не только своих бывших друзей, но и родителей. Они потеряли интерес ко всему миру, кроме учебы. Эти трое просто бредили возвращением в столицу. А потом за ними прилетел корабль, который вновь увез их из родных мест. Больше их никто не видел.
  
  - А вам не кажется, что ребята просто пережили сильнейший стресс после трагической смерти своих однокурсников и единственным средством для таких одаренных богом людей было окунуться в учебу?
  
  - Я не знаю, мистер Фатт.
  
  - А их родители? Как они могли молча сносить такое?! - дивился рассказу Келлан Адамс.
  
  - Пратт говорил мне, что семья получает от Итиль письма, но крайне редко. И родные Круса и Джела жаловались на то же. Им всем казалось, что дети просто отписывались, лишь бы родители не поднимали панику. Они ничего не рассказывали о своем обучении... Нет, вру! Однажды Крус Бэрроли написал родителям об учениях на полигоне. Тогда семья сильно обеспокоилась, поделилась новостью с родителями Итиль и Джела. Никто не мог взять в толк, что за обучения на полигонах проходят студенты отдела генной инженерии. Они написали общее письмо и отправили в Дайделос, грозясь прилететь в столицу и лично проведать своих детей. Но так как здесь ни у кого нет летательных аппаратов, кроме стареньких наземных модулей, то им пришлось ждать почтового корабля... Незадолго до его прибытия сюда пожаловали члены космолета класса Ванир. Я тогда даже не подозревал, что все окончится трагедией...
  
  - Продолжайте, преподобный. Как все произошло?
  
  - Я тогда не раздумывал над всем случившимся ранее, а потому преспокойно поведал улыбчивому господину в штатском, где живут нужные им семьи.
  
  - Но зачем?! - округлил глаза Копф.
  
  - Мне стало страшно, а что если и здесь начнется эпидемия неведомой болезни! А эти люди обещали обо всем позаботиться.
  
  - Позаботились, - выдохнул Келлан, сжав кулаки. - Это они спалили ранчо с их обитателями?
  
  - Я не знаю точно, мистер Адамс. Никто ничего не видел. Тем более они улетели раньше случившегося несчастья. Но так как все эти хозяйства находятся далеко от нашего селения, то нам не сразу стало известно о трагедии. Фермер Дорвел отправился к Пратту за очередной партией петрушки, когда по дороге увидел сгоревшее ранчо Криптонов, потом Бэрроли, Кинголов, а затем уж и Адамсов.
  
  - Кинголов? А они тут при чем? - не понял Брет, который внимательно все слушал и запоминал.
  
  - Кинголы - близкие друзья Бэрроли, а потому обо всем знали. Откуда это стало известно людям с Ванира, я не в курсе.
  
  - Кто похоронил мою семью? - хриплым голосом спросил Келлан.
  
  - Мы все.
  
  - А голограммы? Откуда здесь эта техника?
  
  - Мы заказали их у жителей селения Мануэ, что в ста двадцати километрах отсюда. Этот город более продвинутый технически, нежели наш.
  
  - Спасибо вам за все, преподобный Мирос. Мы вам несказанно благодарны за рассказ и гостеприимство, - ровным голосом сказал капитан "Бетти", пожимая руку священнику, но по его лицу было видно, что он старается не показывать своего отчаяния и боли.
  
  - Я всегда рад вам помочь, мистер Адамс. Это все, что я могу для вас сделать. Возможно, вам необходимо место для ночлега?
  
  - Нет, благодарим великодушно, но мы заночуем на своем корабле. Если вы не возражаете, завтра мы бы хотели запастись провизией в дорогу.
  
  - Нет, конечно. Приходите завтра сюда, все будет готово. Я позабочусь об этом.
  
  - Еще раз благодарим вас!
  
  Распрощавшись с пастырем, четверо мужчин вышли из церкви, сели в модуль и направились в сторону "Бетти", где их с нетерпением ждали остальные члены команды.
  
  ***
  
  Кори уже полчаса маялась тяжелыми мыслями после рассказа Фатта, Копфа и Талиона о трагедии, случившейся с ненарскими семьями. Капитан в рассказе не участвовал, сразу уединившись в своей каюте, располагавшейся на нижнем уровне, дверь в которую находилась рядом со столовой.
  
  Женщина уже трижды подходила к люку, который вел в обитель командора корабля, но не решалась войти, а потому бесцельно слонялась из одного коридора в другой.
  
  - Ты еще здесь?! - удивилась Линдси, направлявшаяся в грузовой отсек, когда на пути встретила Дюбуа.
  
  - Да. Не могу найти себе места.
  
  - Волнуешься за него?
  
  - А как же иначе?
  
  - Тогда просто постучись к нему и войди.
  
  - Да он прибьет меня! Не думаю, что ему сейчас нужен собеседник...
  
  - Кори, ты - его старый товарищ. Он всегда прислушивается к тебе и сейчас не прогонит. Можешь мне поверить. Давай иди! - Торон подошла к люку каюты Адамса и трижды постучала.
  
  - Какого черта?! - задохнулась от наглости завхоза "Бетти" Кори.
  
  - Иди, говорю! - Линдси схватила пилота за руку и подтолкнула к импровизированной двери в полу. - Открывай.
  
  - Ответа на стук не было...
  
  - А ты еще раз постучи. Удачи! - девушка махнула рукой и поспешила удалиться, а Дюбуа лишь страдальчески вздохнула и постучала сама.
  
  - Кого там черт принес?! - послышался сердитый и одновременно уставший голос Келлана Адамса.
  
  - Кел, это я. Можно к тебе?
  
  - Входи.
  
  Кори открыла крышку люка и спустилась по вертикальной лестничке. Вскоре она уже в нерешительности стояла перед капитаном, не зная, как реагировать на его состояние.
  
  Келлан Адамс сидел на кровати, уткнувшись локтями в колени и опустив голову на ладони. При появлении гостьи в каюте мужчина не сменил позы, даже не взглянул на нее. Слева от хозяина каюты на покрывале лежала пустая фоторамка с обугленными краями и треснутым стеклом, а также фотокарточки красивой темноволосой женщины и его самого. Справа стоял маленький сундучок из серебристого металла, его содержимое было разбросано рядом - простые серьги, кольца, булавки и медальон. Пожалуй, из всего этого медальон и представлял особую ценность бывшего владельца сундучка.
  
  От созерцания принесенных на борт вещей ее отвлек загробный голос капитана:
  
  - Если ты пришла позвать меня на ужин, то я не пойду. Мне сейчас не до этого!
  
  - Я все понимаю и настаивать не буду, - Кори было неудобно разговаривать с собеседником, скрючившимся на краю кровати, а потому она не придумала ничего лучшего, чем сесть на пол перед другом. - Кел...
  
  - Не надо, Кори. Я не в состоянии...
  
  - А мне кажется, что тебе сейчас надо просто с кем-то поговорить, выплеснуть свою боль на кого-то еще.
  
  - Тебе это надо?! - наконец поднял голову тот.
  
  - Конечно. Я твой друг и всегда готова делить с тобой все хорошее и плохое. Ты должен выговориться, а я умею слушать.
  
  - Что-то я не заметил.
  
  - А ты никогда и не пробовал.
  
  - Возможно, ты и права. Наверное, действительно будет лучше, если я с кем-то поговорю. Только обещай мне, что...
  
  - Я никому и ничего не расскажу, только если ты сам этого не захочешь, - клятвенно пообещала Дюбуа, взметнув вверх правую руку. - Говори.
  
  - Я не знаю, с чего начать.
  
  - Ну, наверное, с того момента, как ты полюбил Алду.
  
  - Откуда?..
  
  - Мне достаточно одного только взгляда на фотографии и обгоревшую рамку. Говори, я слушаю.
  
  - Я никогда ее не замечал, потому что был увлечен учебой в военном училище, страстно желая поступить в армию и воевать за свою страну с теми поселениями, которые не хотели присоединиться к Нен-Кемен. Но однажды, перед самим поступлением в армию, мы с родителями отправились проведать дядю Пратта и его семью. И вот тогда я потерял голову... Алда была так хороша, что я с первой же минуты нашей встречи утратил способность думать в ее присутствии. И оказалось, что она, моя маленькая кузина, любила меня уже давно - вначале детской любовью, которая не угасла и до того дня. Мне было восемнадцать, а ей - шестнадцать. Это была искренняя и нежная любовь. Я прекрасно знал, что наши родители не поймут этих отношений и будут против брака, ведь мы с ней кровные родственники, а они - люди верующие и не принимающие современную раскрепощенность. Но я ничего не мог поделать с тем чувством, что захлестнуло меня...
  
  - Немудрено, ведь вы были так молоды и неискушенны, - отчего-то вздохнула Кори, понурив голову, но тут же пришла в себя и вновь взглянула на капитана. - Но, пожалуйста, рассказывай дальше.
  
  - Так продолжалось все лето, пока однажды мой отец не застал нас целующимися в лесу. Мы не делали ничего пошлого, просто обменивались поцелуем... Но он понял превратно, схватил нас за руки и потащил в дом дяди. Вечером между членами нашей семьи случился неприятный разговор, который привел к единому решению - выдать Алду замуж за городского парня, который давно поглядывал в ее сторону. Как мы ни умоляли, нам не позволили быть вместе. Нам ничего не оставалось, кроме как уступить родне, - Келлан взглянул в лицо Дюбуа и прочитал в ее глазах недоумение. - Не смотри на меня так! Я был неопытен, не имел ни связей, ни денег в кармане. Что я мог ей дать, если бы предложил бежать? Да и куда бежать, если почтовые корабли прилетали редко. Пока мы бы дождались очередного, нас бы словили и силой приволокли обратно. А на Алду все бы тогда глядели, как на гулящую.
  
  - Прости, я не то имела в виду. Я просто не поверила, что ты был таким пай-мальчиком.
  
  - Да, когда-то я был таким... Но самое страшное для меня было не быстрое расставание, а то, что мои родители настояли на моем присутствии на помолвке и свадьбе Алды и Руэла Дорза. Я боялся, что не перенесу этой пытки. А за несколько дней до их свадьбы я получил записку от Алды, в которой она назначила место и время свидания. Я примчался в тот же миг, а она уже ждала меня.
  
  - Зачем? - спросила Кори, болезненно скривившись, но постаралась это скрыть, проведя рукой по лицу, словно протирая глаза.
  
  - Она захотела быть моей до того, как ее возьмет замуж другой мужчина.
  
  - Что?!
  
  - Да, это так. Возможно, это мое признание умаляет ее достоинства в твоих глазах, но так все и было. А я... я просто не мог отказать, ведь я так... так сильно ее любил, - все эти признания давались ему тяжело, Келлан начал заикаться, закусывая губу то ли от стыда, то ли от смущения.
  
  - И что потом?
  
  - Потом была помолвка и свадьба. Утром, сразу после дня венчания, я уехал в город Мануэ, где дождался почтового корабля и улетел прочь, чтобы больше не видеть и не вспоминать свои горести, связанные с луной Ненара. Я все же пошел в армию, воевал на окраинах с недружелюбными племенами, которые не желали подчиняться законам цивилизации. Так прошло одиннадцать лет, а потом я решил покинуть службу и заняться более приятными вещами, нежели убийством себе подобных. Шло время, я не представлял, что может мне прийтись по душе... Но однажды я увидел на рынке "Бетти" и сразу влюбился в этот корабль. А дальше ты все знаешь, ведь в первую очередь я искал пилота.
  
  - Да, знаю... Скажи, Кел, ты до сих пор ее любишь? - задала Кори тот самый вопрос, который мучил ее с начала рассказа.
  
  - Я не знаю, правда. Когда я осознал, что она мертва, я думал, что сердце разорвется на мелкие части! А еще... - он запнулся, не зная, как продолжить начатое откровение.
  
  - Что? Говори, Кел!
  
  - А еще я вдруг почувствовал облегчение, что никогда больше мне не придется видеть некогда любимую женщину в объятиях другого.
  
  - Но ты ведь видел их лишь на свадьбе...
  
  - Да, но их первый поцелуй в церкви так и стоял у меня перед глазами столько лет. Скажи, я отвратителен?
  
  - С чего ты взял?!
  
  - Ведь я не должен чувствовать облегчение, когда умирает родной и дорогой человек!
  
  - Знаешь, друг мой, никто не в праве тебя судить, а особенно я. Ведь мне не доводилось быть в такой ситуации, потому однозначно не могу сказать, были ли твои мысли ужасны или нет. Я считаю, что ты - очень сильный и смелый, раз все-таки решился встретиться с семьей. Правда, мне жаль, что все так получилось...
  
  - Мне тоже, Кори, мне тоже.
  
  - Что ты думаешь? Не хочешь ли ты узнать о судьбе Итиль?
  
  - Ты запомнила ее имя быстрей, чем я, ее двоюродный дядя...
  
  - Так что, будем копать?
  
  - Я тебе больше хочу сказать - я собираюсь познакомиться и поговорить с ней. Мне нужно ее видеть, ведь она - все, что у меня осталось.
  
  - А как же твои родители?
  
  - Их нет в живых. Я еще служил, когда скончался отец от воспаления легких, а мать вскоре последовала за ним.
  
  - Мне жаль. В любом случае, я уверена, что команда поддержит тебя в решении найти Итиль. Правда, мы не знаем, как она выглядит.
  
  - Знаем, - Келлан взял в руки медальон, что лежал справа от него, и раскрыл, протягивая пилоту.
  
  - Она... очень красивая девушка... - протянула Кори Дюбуа, изучая лицо Итиль, фотография которой была вставлена внутрь медальона.
  
  - Но?
  
  - Сколько ей лет, ты говоришь?
  
  - Двадцать, судя по подсчетам.
  
  - Но выглядит она немного старше. И взгляд у нее такой...
  
  - ...отсутствующий, будто и смотрит сквозь объектив, - закончил за нее Келлан Адамс. - Я тоже заметил это. Думаю, фотография была сделана во время последнего приезда домой, когда и случились перемены в ее поведении.
  
  - Да, Фатт что-то такое говорил. Священник так ее описал вам, верно?
  
  - Да. Эти подонки, убившие мою семью, что-то с ней сделали, и я обязательно вырву ее из их лап. И, дай бог, отыщу других ребят, которые тоже остались сиротами и, вероятно, еще не знают этого.
  
  - Кел, я всегда на твоей стороне и помогу тебе в любой ситуации.
  
  - Спасибо тебе, Кори, ты - настоящий друг.
  
  - А что здесь делает твоя фотография? - женщина взяла ее в руки и с улыбкой стала изучать изображение капитана, когда тот был еще юношей.
  
  - Она хранила ее.
  
  - Кто?
  
  - Алда. Она прятала мою фотографию за своей, на прикроватном столике.
  
  - Да? - Кори посмотрела на оборотную сторону фотокарточки и увидела надпись: "Мой самый нежный и дорогой на свете человек. Я буду любить тебя всегда!"
  
  От прочитанного ее голова пошла кругом, а потому она поспешно отложила в сторону фото и встала с пола, выпрямившись.
  
  - Ты уже уходишь? - встрепенулся капитан Адамс.
  
  - Да, прости, но мне надо немного поесть, голова кружится.
  
  - Ты с утра ничего не ела?
  
  - Кусок в горло не лез, как и тебе.
  
  - Тогда пошли перекусим.
  
  - Кел, посиди тут, если хочешь. Я тебе принесу ужин сюда, - Кори сама не знала почему, но ей все меньше сейчас хотелось видеть Келлана, который был так увлечен мыслями о своей бывшей возлюбленной.
  
  - Я не могу сидеть один. И ты оказалась права, мне надо было с кем-то поговорить. Спасибо тебе! - он порывисто встал и заключил ее в крепкие объятия. - Теперь мне легче!
  
  Непрошеные слезы выступили на глазах пилота, но она смахнула их незаметно, чтобы капитан ничего не видел и не догадался об обуревавших ее в ту минуту чувствах.
  
  - Ладно, пошли, капитан!
  
  - Нет, прекрати. Зови меня только по имени, не иначе. Слышишь?
  
  - Хорошо, Кел, пойдем. Наверное, все ждут только нас одних.
  
  - Да, пойдем.
  
  
  Глава 3
  
  
  - Через несколько часов мы войдем в кольцо центральных планет Нен-Кемен, - заявила Кори, входя в столовую, где уже собрались остальные члены команды на завтрак. - Приятного аппетита!
  
  - Спасибо, - буркнул Фатт, не до конца отошедший ото сна.
  
  - Итак, я хочу в последний раз спросить вас, все ли добровольно отправляются со мной на Дайделос? - решил в который раз уточнить капитан Адамс, обводя взглядом команду. - Нет ли у кого возражений?
  
  - Нет, - пожал плечами Копф. - Если учесть, что мы - честные и законопослушные граждане Нен-Кемен, то нам вовсе бояться нечего. Другое дело, если бы мы состояли в розыске.
  
  - Согласна, - поддержала корабельного механика Линдси.
  
  - Тем более, на Дайделосе есть первоклассные бордели с их прекрасными порочными обитательницами, - закончил свою мысль Рихтер, будто его и не прерывали, а затем повернулся к девушке. - Линд, ты, главное, не ревнуй. Ну, не могу я хранить целомудрие, пока ты еще самой себе не призналась, что я - твоя судьба...
  
  - Да иди ты! - бросила в него куском кукурузного хлеба Торон, брезгливо скривившись.
  
  - Уговаривай-уговаривай себя, что ты в меня не втрескалась с первого взгляда!..
  
  - Рихтер, закройся с той стороны! - строго посмотрел на мужчину Ленс Гласс.
  
  - Капитан, к чему вообще был этот вопрос о поддержке твоего решения? - наконец оторвал взгляд от своей тарелки Брет Талион, который все эти дни был неразговорчив и замкнут.
  
  - Мне важно, чтобы вы все согласились добровольно. Я не знаю, что за сволочи убили мою семью и похитили Итиль, но ясно одно - с ними шутки плохи.
  
  - Допустим, кто-то откажется. Что тогда?
  
  - Брет! - недоуменно уставилась на парня Дюбуа, уже заняв свое место подле капитана. - Что за новости? Ты передумал?
  
  - Кори, не надо ни на кого давить, - остановил пилота Адамс. - Если кто-то откажется, мы высадим его на одной из лун по пути к Дайделосу, а потом вернемся.
  
  - И без обид? - недоверчиво посмотрел на командора корабля Талион.
  
  - Без обид.
  
  - Так какое твое решение? - спросил Копф, неприязненно глядя на молодого человека.
  
  Медик "Бетти" сидел, склонив голову и мысленно борясь с голосом разума, который просто приказывал ему сойти с корабля до остановки в столице. Остальные же молча ждали, видя в каком смятении находится "новенький".
  
  - Я остаюсь, - тихо ответил тот, послав голос разума как можно дальше, а затем громче и уверенней добавил: - Да, я в деле.
  
  - Молодец! - похлопал его по плечу старпом Гласс. - Если будет туго, медик нам уж точно понадобится.
  
  - Погодите, мы ведь пока не знаем, что нас ждет. Чего вы сгущаете краски? - пожал плечами Шу. - Возможно, все с капитанской племяшкой хорошо, и она решит остаться в столице по собственной воле.
  
  - Да, правильно, - кивнула Кори.
  
  - Знаете, ребята, я даже не знаю, как вас благодарить за поддержку. Мне...
  
  - Кэп, ты просто угости нас рюмкой дорогого вискаря в столичном баре, и мы будем в расчете, - подсказал капитану Рихтер.
  
  - Дамы? - Адамс вопросительно посмотрел на Кори и Линдси, которые редко участвовали в попойках команды, да и то - только в поддержку командного духа.
  
  - Хм... Дорогой вискарь, говоришь? - протянула Дюбуа и вопросительно взглянула на завхоза, подмигнув.
  
  - Мы в доле, - ответила Торон. - Грех отказываться от такой роскоши!
  
  - Вот это я понимаю, взаимоподдержка, - усмехнулся Фатт. - Обожаю вас, девочки!
  
  - И кто смеет нас не обожать?!..
  
  ***
  
  Брет уже час сидел на одном из контейнеров в грузовом отсеке, пытаясь опоить внутренний голос бутылкой какой-то убийственной смеси, купленной Копфом на Ненаре. Он то проклинал себя за малодушие, когда хотел остаться на луне за кольцом центральных планет, то истязал совесть за желание "спасти" Итиль Дорз и поддержать капитана. Он разрывался на части, совершенно запутавшись в приоритетах, и проклинал прошлое за то, что оно сделало с ним. Он предчувствовал, что посадка на Дайделосе ничем хорошим не закончится... по крайней мере, для него самого.
  
  - Талион, какого хрена ты выжрал весь тайвир?! - вдруг раздался гневный рев Рихтера над ухом, когда тот увидел в руке парня бутылку спиртного.
  
  - Эта дрянь называется тайвир? - тупо спросил Брет, не заметив, как его инстинкт самосохранения куда-то испарился. - Вот же дерьмо какое!
  
  - Это от тебя сейчас останется одно дерьмо за то, что без спроса взял мои запасы!
  
  - Ой, да отвали, Рихтер!
  
  Врач "Бетти" попытался сделать еще один глоток, отмахнувшись от назойливого механика, когда был вмиг схвачен за грудки, оторван от контейнера и припечатан к стене.
  
  Копф был известным громилой, при виде которого у неподготовленных появлялось желание бежать и скрываться. Раньше Брет старался держаться от него подальше, лишний раз не заговаривать без особой на то причины, да и вообще было бы лучше никогда его не знать. А сейчас выпивка так расслабила парня, что ему стало все равно, что с ним сделает корабельный механик. Он просто висел в полуметре от земли, придерживаемый сильными руками, и легкомысленно улыбался.
  
  - Ты что, бессмертный, Талион?! - совсем рассвирепел Рихтер, схватив парня одной рукой за горло, а другую занес для удара, желая врезать наглому "вору" по интеллигентской мордашке.
  
  - Стой! Копф, отпусти его немедленно! - вдруг послышался крик за спиной механика.
  
  - Линдси, не лезь! - прорычал тот, мысленно проклиная вездесущего завхоза.
  
  - Я что сказала? Или мне позвать капитана? Ты ведь знаешь, он запрещает рукоприкладство на своем корабле! - еще настойчивей сказала Торон, подойдя ближе.
  
  - Ничего, Линд, мы просто болтаем о жизни, понимаешь ли... - сдавленно сказал Брет, а затем закашлялся, так как воздуха уже не хватало, а на глаза стали наворачиваться слезы. Он все также был прижат к стене на высоте полуметра одной рукой механика "Бетти", который явно не желал расставаться с зарвавшейся добычей.
  
  - Я так и поняла... Копф, я зову капитана!
  
  - Ладно, крошка, твоя взяла. Забирай этого покойничка! - Рихтер разжал пальцы и отошел на несколько шагов.
  
  Талион, которого "беспрекословно" отпустили, рухнул на колени и закашлялся еще сильней оттого, что воздух, ворвавшийся в легкие, больно резал глотку.
  
  - Рих, иди к себе. Так будет лучше! - настоятельно порекомендовала Линдси, приблизившись к Брету и склонившись над ним, желая помочь подняться на ноги.
  
  - И чего только все бабы обожают смазливые рожицы? - буркнул Копф, направляясь в сторону двери из грузового отсека.
  
  - Я что, действительно смазливый? - невинно поинтересовался Брет, вставая на ноги, и пьяно подмигнул Линдси.
  
  - О, если бы ты только знал, насколько! - искренне улыбнулась Торон. - Сядь и переведи дух.
  
  - Так я и собирался сделать, - коротко кашлянул молодой человек, стараясь игнорировать боль в горле.
  
  - Скажи, что вы не поделили с Рихтером?
  
  - Бутылку тайвира, которую я без спроса позаимствовал из его запасов.
  
  - Это было необдуманно. Ты ведь знаешь - все, что лежит в его каюте, неприкосновенно для посторонних, - покачала головой завхоз корабля, устроившись рядом с Талионом. - И какого черта ты вообще решил напиться?
  
  - Душа просила праздника, - уклонился от ответа врач.
  
  - Она его получила... Брет, я заметила, как после решения команды лететь на Дайделос, ты сник и замкнулся в себе. Что тебя мучает, расскажешь?
  
  - Нет.
  
  - Почему?
  
  Талион помолчал несколько секунд, обдумывая дальнейшие слова. Линдси терпеливо ждала ответа, внимательно глядя на выражение лица собеседника, который вновь стал мрачен.
  
  - Ты не поймешь, Линд.
  
  - А ты проверь... Что такого произошло с тобой в столице, что ты стараешься даже не думать о возвращении туда?
  
  - Это связано с Университетом.
  
  - Ах, это! Фатт сказал, что в гостиной преподобного Мироса ты проболтался, будто хотел когда-то поступить на то же отделение, что и Итиль Дорз. Генная инженерия, кажется...
  
  - Да, туда я и хотел поступить, - уклончиво сказал парень, молясь, чтобы этот разговор поскорей закончился.
  
  - Расскажи, Брет. Думаю, я смогу понять тебя.
  
  - Если настаиваешь... - Талион тяжело вздохнул и начал свой рассказ, тщательно подбирая слова. - Мы с семьей жили на планете Гвенья, третьей по величине в этой галактике. Отец был врачом в городской больнице, а потому мне с детства внушали, что я должен последовать по его стопам. Я с отличием окончил школу и был готов учиться дальше, сделать все, чтобы родители мной гордились. Они долгие годы собирали деньги на мое обучение, а потому сразу после выпуска было решено отправиться в столицу, где я мог бы пройти вступительные тесты в Университет. Они длились три недели. Я жил в столичной гостинице, готовился к экзаменам, знакомился с городом и людьми. Поступающих было немного, но мы все сдружились за этот короткий срок и уже строили планы на будущее, когда объявили результаты... - он сделал паузу, чтобы создать видимость всплеска негодования и отчаяния при мысли о своих прошлых неудачах.
  
  - И? - спросила Торон, прекрасно зная ответ.
  
  - Все мои новые товарищи поступили, а я - нет. Я не был самым тупым из абитуриентов, только кого-то взяли на мое место, а меня вышвырнули. Мне даже не сказали количество набранных мною баллов...
  
  - И нельзя было пересдать? - наивно поинтересовалась девушка, никогда не сталкивавшаяся с системой образования, так как была самоучкой в своем деле.
  
  - Нет, нельзя. Понимаешь, для меня это было ударом. Я не представлял себе, как смогу смотреть в лицо отцу, когда скажу, что завалил поступление, которое стоило стольких его сил и денег. Для меня это был конец!
  
  - Погоди, ты что, не вернулся домой?!
  
  - Да, я не смог вернуться и остался в столице. Когда деньги стали заканчиваться, я купил билет до восьмой планеты от Дайделоса, где располагалось училище для второсортных врачей. Туда-то я поступил без экзаменов, по собеседованию. Для них я оказался очень хорошо подготовленным. Проучившись шесть лет, я получил диплом и стал работать в местной клинике. Но однажды, во время отпуска, когда мы с коллегами поехал в столицу, чтобы развеяться, мне повстречались мои бывшие товарищи, которым посчастливилось остаться в Университете. Встреча была радостной и веселой...
  
  - Что такое? Почему ты замолчал?! - забеспокоилась Линдси, увидев выражение глубокого отчаяния на лице корабельного врача.
  
  - Все было хорошо, в общем, пока они не узнали, что я закончил совсем не элитное заведение и работаю простым врачом в больнице... Больше они мне не звонили и не предлагали встретиться...
  
  Рассказ получился хорош! Если бы не присутствие Торон и этот ее сочувствующий взгляд, Брет бы сейчас расплылся в широченной улыбке, гордый собой до безобразия. А ведь как правдоподобно все звучало!.. Ну, по крайней мере, Линдси повелась...
  
  - Разве это друзья?! - вдруг воскликнула девушка, вскакивая с контейнера, на котором они сидели, и принялась мерить шагами грузовой отсек. - Нет, ну какие сволочи! У них, понимаешь ли, есть связи, а тот, у кого их нет - мусор! Вот подонки!
  
  - Ладно тебе, Линд, прекрати! Все уже в прошлом...
  
  - Но эта несправедливость до сих пор не дает тебе покоя. Ты перешагнул через все и решился-таки помочь капитану. Но знаешь, что я тебе скажу? Иди расскажи ему все и задержись пока на одной из лун, чтобы не впасть в депрессию!
  
  Брет только успел представить, как вся команда дружно гогочет над его несуществующими "детскими страхами", и категорически отверг про себя предложение Торон, да и вслух хотелось дурным голосом крикнуть: Нет!!!
  
  - Линдси, откуда ты только взялась такая добрая и понимающая?.. - мягко улыбнулся Талион. - Я безмерно благодарен тебе за то, что ты выслушала меня, поняла и прониклась моей болью, но оставить капитана в такую трудную минуту я не могу. Не могу просто сбежать, потому что прошлые неудачи не должны преследовать меня всю жизнь. Я обязан их побороть и начну с сегодняшнего дня. Я ступлю на землю Дайделоса и выброшу из головы отголоски моей юности.
  
  Пафосно получилось, конечно, но зато Линдси, кажется, вот-вот падет ниц перед героем, готовым на самопожертвование ради спасения неизвестной ему девушки. Молодой человек заметил, как у Торон застыли слезы в глазах.
  
  - Ты... ты просто... просто... герой! Нет, героище!!! Молодец! - завхоз не удержалась и бросилась на шею "страдальца", показывая этим свое одобрение и поддержку.
  
  - Спасибо тебе, что поверила в меня, Линд! Для меня это очень важно...
  
  Так, пора заканчивать затянувшийся спектакль! Еще не хватало, чтобы она влюбилась в этакого принца! Наивная ведь, неискушенная... Хотя, что он вообще про нее знает? Может, она еще та кокетка и покорительница сердец... Да какая, блин, из нее кокетка?! Смех да и только!.. И вообще, хватит о бабах думать. Не до них сейчас!
  
  - Помни, ты всегда можешь мне рассказать о своих переживаниях, а я постараюсь сделать так, чтобы ты больше не чувствовал себя угнетенно... - продолжала на своей волне Торон.
  
  - Линд, только пообещай, что никому не расскажешь то, что услышала от меня.
  
  - Конечно-конечно... Но скажи, почему?
  
  - Пойми, не у всех здесь такое доброе сердце, многие могут не понять моих переживаний и начнут издеваться... Я и так здесь сравнительно недавно - шутки и все такое, а теперь вообще сгнобят, к чертовой бабке!
  
  - Да-да, конечно, я поняла. Можешь на меня положиться... Ну что, боль в горле прошла?
  
  - Да. Но от горяченького пойла, гордо именуемого чаем, я бы не отказался...
  
  - Тогда пошли. Я приготовлю.
  
  - Вот спасибо!
  
  Прекрасно, в качестве бонуса будет еще и опека этой малышки! Нет, все-таки, несмотря ни на что, вранье иногда бывает крайне полезным...
  
  
  Глава 4
  
  
  "Бетти" получила разрешение на посадку в космопорте Дайделоса лишь после того, как всех членов экипажа и сам корабль пробили по базе данных и удостоверились, что никто не числится в розыске. Как только судно село на посадочную полосу и люк был открыт, на борт поднялись шестеро вооруженных дозорных из службы безопасности с целью проверки груза и подтверждения его законности.
  
  Когда все формальности были улажены, а члены команды ступили на землю столицы, к ним подошел худощавый тип в форменной робе работника космопорта и протянул Келлану планшет с беспроводной ручкой-манипулятором.
  
  - Капитан Адамс, прежде чем вы выйдете в город, я прошу вас подписать некоторые бумаги, - сказал мужчина, не представившись.
  
  - И что это? - спросил командор "Бетти", даже не взглянув на протягиваемые электронные "бумаги".
  
  - Это ваше соглашение с правилами пребывания на Дайделосе.
  
  - Чего?! - скривился Копф. - Какие еще правила? Ну, грабить и убивать мы точно не собираемся...
  
  - Рихтер, помолчи, - одернул механика Ленс Гласс. - Капитан сам разберется.
  
  - Пункты о грабеже и нападении на лиц, живущих ныне в столице Нен-Кемен, тоже присутствуют. По большей части это касается городских секторов... - работник космодрома нетерпеливо поправил уродливые очки без дужек, крепко сидевшие на переносице, и тяжело вздохнул. - Вы что, впервые на Дайделосе?
  
  - Да.
  
  - Тогда я прошу вас всех прослушать правила и отнестись к ним крайне серьезно. В противном случае, при нарушениях, вы будете схвачены и помещены под арест в отделение службы по охране общественного порядка и борьбе с преступностью.
  
  - Мы поняли. Объясните, что именно нам запрещено.
  
  - Город разделен на семь секторов. В секторах "А" и "Б", расположенных в центре города, проживают представители высшего сословия. Туда вы можете попасть лишь в том случае, если предъявите именные приглашения на пропускном пункте. В секторах "В", "Г" и "Д" вы вольны свободно перемещаться в зависимости от ваших потребностей.
  
  - Ага, там живут холуи, мы поняли, - насмешливо усмехнулась Кори Дюбуа, опустив руки в карман комбинезона.
  
  - Если вам угоден этот эпитет, пусть будет по-вашему, - бесцветно отозвался работник космопорта. - В секторе "Е" сосредоточен больничный комплекс, где вы сможете получить медицинскую помощь в случае необходимости...
  
  - А остальные два сектора? - выглянула из-за плеча Брета Линдси.
  
  - Сектор "Ж" - университетский комплекс, где расположены студенческие корпуса и исследовательские центры. Не думаю, что вам необходимо будет идти туда...
  
  - А, может, я решил поступить в Университет? - пожал плечами Фатт. - Что тогда?
  
  - В этом случае вы подаете заявление на рассмотрение вашей кандидатуры и дожидаетесь приглашения. Но не думаю, что вам стоит пробовать, - брезгливо скривился рабочий, оглядев Шу с ног до головы.
  
  - Если эта наглая рожа сейчас не перестанет ухмыляться, то в скором времени в секторе "Е" появится еще один желающий вылечиться от сотрясения мозга, - понизив голос, заметил Рихтер.
  
  Стоявшие рядом Линдси и Брет согласно кивнули, удивившись их с механиком единомыслию. Гласс лишь закатил глаза и ткнул Копфа в бок.
  
  - ...Сектор "З" - военная база, - продолжил экскурс очкарик. - Думаю, не стоит объяснять, что туда вход категорически воспрещен.
  
  - Да, мы поняли, - кивнул капитан Адамс, протягивая руку и беря планшет.
  
  - Там также есть пункт о том, что вы берете на себя полную ответственность за действия вашей команды на протяжении всего пребывания в столице Нен-Кемен. На вашем месте, я бы подумал, стоит ли соглашаться с этими условиями, - мужчина неприязненно оглядел с головы до ног громилу Копфа, который буравил его ненавидящим взглядом.
  
  - Вы не на моем месте и в ваших советах я не нуждаюсь, - Келлан, не раздумывая, поставил свою подпись в необходимой графе и вернул планшет.
  
  - Благодарю за сотрудничество, - без тени улыбки отозвался работник космопорта. - Вот ваши пропуска в сектора "В", "Г", "Д" и "Е". Желаем вам приятного времяпрепровождения на Дайделосе.
  
  А потом, не дожидаясь ответа, мужчина зашагал прочь.
  
  - Это что же получается? Здесь все живут обособленно друг от друга?
  
  - Естественно, Линдси. Сильные мира сего отгородились от своих холопов и не желают иметь с ними ничего общего. Вот тебе и равенство населения, - кивнул Шу Юнь Фатт, забрасывая баул со своими вещами за спину.
  
  - Итак, Кел, что дальше? - повернулась к капитану Кори. - Куда теперь?
  
  - Надо осмотреться. Мы должны поселиться в каком-нибудь неприметном квартале, чтобы не светиться лишний раз. Как только найдем место для ночлега, подумаем, как быть дальше.
  
  - Согласна. Пошли? - быстро ответила Линдси, сгоравшая от нетерпения осмотреть столицу Галактики Треугольника.
  
  - Да, пойдемте.
  
  Компания двинулась к воротам из космопорта и вскоре стояла посреди широкой улицы, по которой сновали жители Дайделоса, подгоняемые своими заботами.
  
  Сектор "В", в котором они сейчас находились, видимо, был одним из самых благополучных мест для тех, кто не относился к "господам". Высоченные стеклянные здания различных форм - обтекаемых, дугообразных, овальных или же прямых - вздымались ввысь, и, если кто-то пытался рассмотреть верхние этажи, перед глазами начинало кружиться уже через несколько секунд. Над головами людей парили рекламные голографические дисплеи, вещавшие о преимуществах новинок рынка над устаревшими товарами или же об открытии очередного развлекательного комплекса.
  
  Летательные аппараты всех размеров, моделей и предназначений проносились мимо, уворачиваясь от преград в виде небольших строений, людей и животных. Иногда мимо проскакивали приземистые роботы-уборщики, чтобы подобрать только что выброшенный ребенком фантик от конфеты или принесенный ветром окурок, выпавший из урны.
  
  Команда "Бетти" с интересом вертела головами, чтобы все подробно рассмотреть. Для гостей Дайделоса были в диковинку чистота и порядок, царившие в столице. На дальних планетах Нен-Кемен, где обычно промышляла команда Адамса, не было столь цивилизованных городов, там люди не жили, а выживали: строения были выполнены из камня, глины и бревен, а про муниципальный транспорт и роботов-уборщиков вообще говорить не приходилось...
  
  - Так, этот район нам не подходит, - прервал тишину Келлан, возвращая своих людей к реальности. - Видимо, тут вполне привычная градация жилых секторов.
  
  - В смысле? - спросила Кори Дюбуа, остановившись у витрины одного из магазинов и разглядывая обтягивающее красное платье на манекене.
  
  - Если сектора "А" и "Б" предназначены для богачей, то этот - для среднего класса. Поэтому нам надо посетить сектор "Г", а еще лучше "Д". Думаю, последний подойдет нам лучше всего.
  
  - С чего такая уверенность? - пожала плечами Торон, встав рядом с пилотом и с не меньшим восторгом разглядывая алый наряд.
  
  - Да! Необязательно думать, что все города во Вселенной одинаковы. Может, в столице нет бедного квартала, - заметил Шу Юнь Фатт, наблюдая, как маленькая девочка поучает робота-собаку, рычавшего на Копфа.
  
  - Послушай себя! - фыркнул Брет. - Это в принципе нереально. Где жируют богатые, всегда пресмыкаются бедные. Это закон людского общества.
  
  - Да уж!.. Капитан, вон висит указатель! Сектор "Г" находится через пять кварталов прямо, а "Д" - влево и до самого пропускного пункта.
  
  - Уверен, нам не стоит даже идти в сектор "Г", там, думаю, будет похуже, чем здесь, но не так как в "Д".
  
  - Ты даже не представляешь насколько, - передернул плечами Талион, скривившись.
  
  - Чего? А ты откуда знаешь?! - подозрительно прищурился Рихтер, все еще ненавидевший парня за воровство спиртного.
  
  - Я здесь уже был, когда поступал в Университет. Помнишь, я говорил об этом, когда мы были в гостях у преподобного?
  
  - Нет, не помню.
  
  - Ты никогда меня не слушаешь!
  
  - Угадал! - ехидно скривился Копф. - И не собираюсь.
  
  Молодые люди уже дошли до наземного перекрестка, когда вдруг поняли, что кого-то не хватает.
  
  - Дьявол! Линдси и Кори потерялись! - выругался Ленс, первым сообразивший, что же не так.
  
  - Да конечно, потерялись! Пройди пятьдесят метров назад, и ты увидишь их у той витрины с красным платьем на манекене, - усмехнулся Фатт.
  
  - Вот пройди пятьдесят метров и подгони их! - приказал капитан, и грузчик "Бетти" не стал спорить, зашагав прочь. - И зачем вообще женщинам все эти тряпки?
  
  - Чтобы выглядеть привлекательными и нравиться мужчинам! - со знанием дела ответил Брет. - И это вполне нормально!
  
  - Это неприродно. Рядиться в тряпки, наводить боевой раскрас, напяливать высоченную обувь, на которой не умеешь передвигаться... Это все очень глупо.
  
  - Это твое мнение, кэп! Я же обожаю, когда вокруг меня вертятся крошки в миниатюрных платьишках, сексуальном бельишке и обязательно на каблуках... Это так заводит!
  
  - И часто эти крошки вокруг тебя вертятся? - с издевкой улыбнулся Брет.
  
  - Каждый раз, как закрывает глаза и засыпает, - бросил Гласс.
  
  - Каждый раз, как я вхожу в бордель или стрипклуб на мало-мальски приличной планете. А ты, Ленс, лучше бы не в ванной запирался всякий раз перед сном, а почаще шастал по блядям. Глядишь, стал бы раскрепощенней, что ли...
  
  - Ах ты ж, извращенец! - протянул старпом, покачав головой. - Вот скажи, нахрена тебе подглядывать за мной, когда я всякий раз ухожу в ванную перед сном? Знаешь, держись от меня подальше!..
  
  Но договорить он не успел, так как на его спину тяжело "лег" рюкзак механика, заставив помощника капитана согнуться пополам и застонать.
  
  - Еще раз так пошутишь, вгоню в асфальт по колени! - прорычал Рихтер, сплюнув на землю.
  
  В мгновение ока он чуть было не был сбит андроидом, спешившим стереть плевок с поверхности тротуара, а потому компании пришлось отойти в сторону. Завязавшийся спор был прерван посторонним вмешательством, но когда механик и старпом вновь начали выяснять отношения, капитану стоило только пристально посмотреть в глаза обоим, и мужчины затихли.
  
  Тут вернулись Фатт и две представительницы прекрасного пола команды "Бетти".
  
  - Почему так долго? - недовольно сдвинул брови Келлан Адамс, смерив взглядом завхоза и пилота.
  
  - Представляете, когда я вернулся, они уже успели обшарить полмагазина! - усмехнулся Шу. - Еле вытащил их оттуда.
  
  - Я же просил вас не отставать. Кори? Линдси?
  
  - Капитан, тебе не понять! - отмахнулась Торон. - Там столько красивых вещей!
  
  - В которых ты будешь выглядеть по-идиотски на борту "Бетти"...
  
  - Капитан! - обиделась девушка.
  
  - Кел, иногда так и хочется хорошенько тебя стукнуть! - скрестила руки на груди разгневанная Дюбуа. - Ты бы извинился!
  
  - И не подумаю! Пошли!
  
  Адамс направился на другую сторону улицы, а команда медленно побрела следом.
  
  ***
  
  -Это наши апартаменты?! - рявкнула Линдси, когда компания остановилась у одноэтажного полуразрушенного дома. - Я туда не пойду!
  
  - Капитан, и здесь мы будем жить?! - у Брета отвисла челюсть при виде "гостиницы", которую им посоветовал облезлый пьянчуга возле свалки. - Да тут клопов в одной кровати, наверное, больше, чем людей во всей Галактике Треугольника!
  
  - Я, кажется, предупреждал, что шикарных номеров не будет. Ты вообще мог остаться на какой-нибудь луне, а не тащиться сюда...
  
  - Начинается! - закатил глаза парень.
  
  - Но, Кел, это уже слишком! - вышла из себя Кори. - У нас достаточно денег, чтобы поселиться в месте, которое бы не провонялось мочой и гнилью! Посмотри сам, тут так грязно!..
  
  - Дюбуа, хватит ныть! Взгляни на Копфа и Фатта! Им-то все равно!
  
  - Да меня просто паралич разбил. Не обращайте внимания! - отмахнулся Шу, придя в себя.
  
  - Капитан сказал, что мы будем жить здесь, так что привыкнете, - поддержал своего командора Гласс.
  
  - Да сюда ни одна цыпочка не придет! - наконец дошло до Рихтера. - Это же помойная яма!
  
  - Зато никто другой тоже не сунется! Пошли внутрь.
  
  Келлан решительно преодолел расстояние до двери и вошел в холл. За стойкой администратора у дальней стены никого не было, а в подсобном помещении, отгороженном стеклом, в кресле спал сморщенный старичок перед включенным телевизором, оставшимся явно со времен Земной эпохи.
  
  - Господи, какая дыра! - покачал головой Талион, оглядывая темное помещение, освещенное лишь одной дорожкой неоновых лампочек над стойкой.
  
  Облупившаяся краска на стенах и потрескавшийся потолок, с которого хлопьями висела штукатурка, добили врача "Бетти" окончательно. Это же надо было так попасть! Кэп прав! Надо было остаться на луне и горя не знать...
  
  К реальности его вернула ругань Рихтера, который вступил во что-то черное и вязкое. Потревоженное нечто сразу издало малоприятный аромат и заставило всех шарахнуться в стороны от корабельного механика.
  
  - Фу, блин, Копф! Ты бы хоть под ноги смотрел! - зажал нос Шу и принялся судорожно дышать ртом.
  
  - Это что, дерьмо?! - тупо спросил Рихтер, поднимая ногу с запачканным ботинком.
  
  - Нет, блядь, вишневая помадка! - кашлянула Дюбуа и тут же уткнулась носом в рукав свитера. - Иди на улицу! Протри подошву!
  
  - Спешу и падаю! - Копф на одной ноге отпрыгнул в сторону на несколько метров и вытер ботинок о тряпку, которая занавешивала окно и явно служила портьерой.
  
  - Ну и манеры! - покачал головой Брет, отходя к стулу и бросая на него свой увесистый баул.
  
  К тому моменту проснулся потревоженный криками старик и проковылял в холл, чертыхаясь на чем свет стоит.
  
  - Чего вам? - грубо спросил он, смерив взглядом вошедших.
  
  - А помягче можно? - скривилась Торон, которую уже откровенно тошнило от этого заведения. - Вижу, у вас тут редко бывают постояльцы. И неудивительно, если учесть, какой у вас сервис, да и...
  
  - Вам комнаты нужны? Если нет, то проваливайте! - не стал слушать старик, опершись на стойку с видом крайнего недовольства.
  
  - Нам четыре двуместных номера с раздельными кроватями, желательно рядом, - сказал капитан, склонившись к хозяину гостиницы, и ему в нос сразу ударил запах перегара, потому пришлось тут же выровняться.
  
  - С горячей водой?
  
  - Конечно! А может быть иначе?
  
  - Да, с холодной дешевле.
  
  - Нам с горячей.
  
  - Как скажете...
  
  - Простите, а откуда здесь это? - решил уточнить Гласс, указывая на растоптанную массу на полу, чтобы представить себе примерное состояние комнат, в которых они вот-вот разместятся.
  
  - Оттуда! - старикашка указал скрюченным пальцем в сторону, где на низкой табуретке развалился худющий кот. - Из прямой кишки!
  
  - Меня сейчас стошнит!
  
  - Линд, умоляю, держи себя в руках! - попросила Дюбуа, которой стало казаться, что еще чуть-чуть, и она позорно сбежит из этого зловонного ада.
  
  - Пошли! - приказал Келлан, взяв четыре ключа, и указал в сторону двери, что вела в коридор.
  
  Длинный узкий ход больше бы подошел подвальному помещению, нежели гостиничному коридору. Он также не слепил глаза ярким светом, а был мрачен, как и холл.
  
  Молодые люди насчитали всего двадцать комнат, четыре из которых заняли они сами. Взяв у капитана ключи от своих номеров, члены экипажа разошлись, чтобы привести себя в порядок и обжиться на новом месте.
  
  ***
  
  - Ну, не сектор "А", конечно, но жить можно, - заметила Дюбуа, выходя из душа, завернувшись в полотенце. - Линд, хватит убиваться, иди прими душ!
  
  - Зачем? Я хочу умереть, а для этого не надо быть чистым, - приглушенно простонала девушка, лежа на кровати и уткнувшись лицом в подушку. - Вот сейчас пытаюсь задохнуться от нехватки кислорода...
  
  - Ладно тебе, чего расклеилась? - пилот "Бетти" села на край своей кровати, взяла расческу и принялась расчесывать спутанные мокрые волосы.
  
  - Кори, я впервые вижу столицу Нен-Кемен... вообще столицу... И в этот первый раз я живу в берлоге, где все провоняло кошками, бомжами и еще бог знает чем! - девушка резко села в кровати, досадливо отшвырнув подушку в дальний угол.
  
  - А чего ты хотела? Мы ведь не на экскурсию приехали, сама знаешь.
  
  - Да, но ведь можно было бы и не так жестоко!
  
  - Послушай, у Келлана сейчас более важные задачи, чем благоустраивать своих людей. Мы сами вызвались ему помочь, и нам нечего капризничать и устраивать бойкоты.
  
  - Да, но...
  
  - Все, иди в душ!
  
  - Ладно-ладно!.. Полотенца хоть есть?
  
  - Как ни странно.
  
  - Хоть что-то радует.
  
  Девушка сползла с кровати и, расстегивая на ходу комбинезон, побрела в ванную комнату.
  
  Сказать, что она удивилась увиденному, было нельзя, так как ждала даже худшего. В тесной комнатушке стоял надтреснутый унитаз, над которым висела полка с серыми, хоть и чистыми, полотенцами, а в углу располагалась душевая кабинка с низким бортиком, без дверей, отгороженная лишь полиэтиленовой занавеской.
  
  Ругаться уже не было сил, а потому Линдси быстро стянула комбинезон, футболку и нижнее белье и залезла в душ, включив краны. Горячие струи потекли по голове на спину, и она сразу поняла, как устала. Девушка уперлась руками в стену, не двигаясь с места. Потихоньку злость и досада улетучивались, глаза стали закрываться, и страшно захотелось спать, пусть даже на неудобном матраце.
  
  Периодически до ее почти отключившегося сознания доходили какие-то причмокивающие звуки и тихие стоны, но она не придавала значения, пока в стену, с той стороны, где располагался соседний номер, не ударилось что-то тяжелое. Завхоз "Бетти" встрепенулась и уставилась в плитку, которой была облицована ванная комната, словно пыталась разглядеть, кто ее вытянул из дремы. Вдруг женские стоны стали громче - почти срывающимися на крик, а потом раздался и мужской голос:
  
  - Да, детка! Еще! О Боже!
  
  Прекрасно! Только еще трахающихся соседей не хватало!.. И так тошно, а тут вдруг проснулась черная зависть. И как только люди умудряются получать удовольствие в этой дыре? Хоть бы отсыпали дури, которой обкурились!..
  
  Нежиться под горячей водой совсем расхотелось, а потому Линдси быстро намылила мочалку и принялась стирать с себя все недовольства этого дня. Закончив вытираться, она бросила мокрое полотенце в корзину для грязного белья, обернувшись сухим, и вышла в комнату.
  
  - Что там за вопли? - спросила Дюбуа, до которой донеслись непрекращающиеся дикие стоны соседей, когда Торон открыла дверь.
  
  - Кто-то приятно проводит время.
  
  - Блин, везет же людям!.. Смотрю, настроение у тебя не поднялось после горячего душа.
  
  - Я оглохла и обзавидовалась, тут все что угодно опустится ниже нуля.
  
  - Понятно.
  
  - Эй, дамочки, к вам можно? - послышался голос Брета и стук в дверь.
  
  - Если не боишься быть изнасилованным... - ответила Кори, натягивая ботинок.
  
  - А что, есть риск?! - Талион тут же появился в дверном проеме, сияя лучезарной улыбкой. - Кто тут говорил о сексе?
  
  - Эх, как тебя понесло! - усмехнулась Линдси, отходя к окну и поднимая с пола брошенную ею ранее подушку.
  
  - Блин, ну сами же грозились!.. Эх, женщины, верить вам нельзя!
  
  - Короче, красавчик, чего надо? - решила прояснить Дюбуа, стараясь не смотреть на парня, который выглядел так, словно родился заново, в то время как ее состояние можно было назвать суицидальным.
  
  - Мы тут с Глассом посовещались и решили свалить из этой дыры, чтобы провести вечерок в баре и отвести душу, залив ее чем-нибудь горячительным.
  
  - С кем?! - вытаращила глаза Линдси, решив, что ослышалась. - С нашим пай-мальчиком Ленсом? Да он и не пьет даже!
  
  - От вида наших апартаментов он начал серьезно рассматривать алкоголизм в качестве нового хобби.
  
  - Ясно. Ну, я согласна! Вот только переоденусь, - Торон в мгновение ока схватила первое, что подвернулась под руку и умчалась обратно в ванную, чтобы переодеться.
  
  - Но у тебя волосы мокрые, простудишься! - напомнила Кори, покачав головой.
  
  - Я зальюсь так, чтобы никакой сквозняк не пробрал, - был ответ из-за закрытой двери.
  
  - А ты? - повернулся к пилоту Брет. - Идешь с нами?
  
  - Конечно, кто же будет тащить упитое тело Линдси в номер?
  
  - Отлично. Капитана бы позвать...
  
  - Вот пока мы одеваемся, зови. Уверена, он у себя.
  
  - Знаешь, - замялся вдруг молодой человек, запустив руки в карманы и пряча взгляд, - я тут подумал... Почему бы тебе не позвать?
  
  - Боишься, как бы он не послал, да еще и приказал сидеть тут?
  
  - Ну, что-то типа того...
  
  - Понятно. Ладно, поговорю.
  
  - Ты - чудо!
  
  - Да знаю я!
  
  ***
  
  Чтобы найти приличное место для вечерней вылазки, пришлось покинуть сектор "Д". Хотя почему "пришлось"? Все были только счастливы сделать это. Даже капитан Адамс как-то приободрился, когда в секторе "Г" отыскался небольшой бар в полуподвальном помещении... чистый и уютный.
  
  Компания из семи человек разместилась за одним столиком, подальше от остальных посетителей, и Келлан Адамс сделал заказ:
  
  - Бутылку "Бермудса", семь стопок и грамм триста серку.
  
  У официанта округлились глаза, собственно, как и у остальных членов команды "Бетти".
  
  - Вы уверены, сэр? - решил уточнить парень.
  
  - Я что-то не так сказал? "Бермудс" - это ведь виски, верно?
  
  - Да.
  
  - Семь стопок - это семь рюмок?
  
  - Да, но...
  
  - А серку - это вяленое мясо буйвола?
  
  - Да, сэр.
  
  - Тогда что не так?
  
  - Вы в курсе, сколько это стоит?
  
  - Слушай, парень. Я сейчас не в настроении. Просто принеси заказ.
  
  - Простите, но я должен убедиться, что вы в состоянии заплатить.
  
  - Договоримся так: ты приносишь заказ, а я тут же за него расплачиваюсь. Окей?
  
  - Уже несу, сэр!
  
  Парня как ветром сдуло.
  
  - Слушай, кэп, я, когда говорил о рюмке дорогого вискаря, вовсе не хотел, чтобы ты разорился, - заметил Рихтер, повернувшись к Адамсу.
  
  - Да, Кел, это реально... нереально стоит! - выдохнула Кори.
  
  - Прекратите, все в порядке. Уговор есть уговор! - улыбнулся командор корабля.
  
  - Нет, капитан, это круто даже для тебя... Давай сделаем другой заказ, менее дорогой, - предложил Ленс Гласс.
  
  - Оставим все как есть, - вдруг прервал спор Брет. - Я хочу попробовать этот чертовски дорогой виски!..
  
  - Талион, это грабеж, а грабим мы собственного капитана! - воскликнула Линдси, не веря своим ушам. - Это...
  
  - Линд, ты не дала мне договорить. Капитан, я хочу разделить с тобой счет.
  
  - Нет, я уже решил...
  
  - Ничего не знаю, я плачу за серку.
  
  - И я! - воскликнула Кори.
  
  - Я тоже в доле! - вставил Фатт, оторвавшись от созерцания фосфоресцирующей наколки на лопатке брюнетки за соседним столиком.
  
  - Ладно, давайте так: мы скидываемся на мясо, а ты, Кел, платишь за виски. Договорились? - Дюбуа мягко улыбнулась командору.
  
  - Но я хотел лишь извиниться за неудобства, которые вы терпите из-за меня, пребывая в ночлежке, у которой даже нет названия.
  
  - Капитан, мы уже остыли. Так что, по рукам? - улыбнулся Гласс.
  
  - Да.
  
  Тут вернулся официант, расставив на столе заказ и посуду, не забыв, однако, протянуть чек. Счет был тут же оплачен, и он поспешил испариться, чтобы не мешать клиентам отдыхать.
  
  - Ну что, выпьем за удачное разрешение нашей проблемы? - провозгласил тост Ленс Гласс, когда Фатт разлил выпивку по рюмкам.
  
  - Выпьем!
  
  Стопки с глухим звоном соприкоснулись, но никто не спешил их опорожнять залпом. Члены команды медленно поднесли их к губам и понемногу отхлебнули дорогущий напиток. Горло приятно обожгло, в нос ударил восхитительный аромат кофе - главная составляющая этого сорта виски после ячменя - и тут же стало тепло, словно накрыло пуховым одеялом.
  
  - Боже мой, как вкусно! - восхитилась Линдси, облизав губы, на которых еще остались капли бесценной жидкости.
  
  - Я и не подозревала, что в наше время еще производят такой алкоголь, - согласно кивнула Кори, закрыв глаза и наслаждаясь кофейным привкусом.
  
  - Настоящий напиток богов! - счастливо улыбнулся Шу, откинувшись на спинку диванчика. - Такой вкус абсолютно не хочется заглушать вяленым мясом.
  
  - Не обязательно закусывать сейчас. Мы можем выпить виски, а потом заказать еще чего-нибудь, чтобы попробовать и серку.
  
  - А вот тут я согласен, - кивнул Рихтер.
  
  - Может, мы пока обсудим планы на будущее, а потом сможем просто отдыхать в свое удовольствие?
  
  - Вот за что я люблю тебя, Ленс, так это за твой потрясающий дар обламывать кайф! - улыбнулась Торон, но было видно, что она не против.
  
  - Прекрасно. Так что, капитан, с чего начнем? Есть соображения?
  
  - Кори? - Келлан повернулся к пилоту и сделал приглашающий жест.
  
  - Мы тут с капитаном побеседовали наедине, и я предложила обратиться к брату моего бывшего парня. Дилан работает охранником в Университете, поэтому, возможно, сможет нам что-то рассказать, хотя бы подтолкнуть к какому-нибудь плану, - принялась объяснять Дюбуа.
  
  - Прекрасно, - одобрил Фатт.
  
  - Хоть что-то, - пожал плечами Брет. - Лучше, чем головой в прорубь.
  
  - Верно, - кивнул Рихтер. - Погоди, Кори, а этот твой Дилан знает, что мы здесь?
  
  - Да, мы с ним связывались несколько дней тому. Завтра днем я ему позвоню и назначу встречу. Он не откажет, я уверена.
  
  - А кто пойдет с вами?
  
  - Идем только я и Кори. Вы же можете побродить по городу и немного расслабиться.
  
  - Супер! - разулыбалась Торон, которой вечер начал нравиться все больше.
  
  - Тогда нам остается только ждать.
  
  - Давайте выпьем за то, чтобы эта встреча принесла свои плоды, - предложил Гласс, которому, кажется, действительно хотелось залить глаза до отказа.
  
  - Давайте! - все выпили и совсем расслабились.
  
  Однако Талион попросил еще налить, снова выпил, только залпом, и бодренько поднялся.
  
  - Ладно, девочки и мальчики, мне придется вас покинуть.
  
  - Не понял, - вытаращил на него глаза Копф. - Ты таки решил слинять?
  
  - На сегодня - да. Видишь ли, я заметил, как две прехорошенькие девушки скучают за барной стойкой, и сердце кровью обливается при виде такой несправедливости, - невинно улыбнулся молодой человек, машинально поправляя волосы.
  
  Все, как по команде, обернулись и стали разглядывать "прехорошеньких девушек", которые на поверку оказались самыми настоящими красавицами - высокие, стройные, грудь размера третьего-четвертого, обе жгучие брюнетки...
  
  - Ха, парниша, расслабься! Ты их ни за что не обломаешь! - вальяжно раскинулся на диване Копф, положив локти на спинку, с видом заправского сердцееда. - Они не купятся!
  
  - Как знаешь. В любом случае, всем спокойной ночи. Вернусь утром. До скорого!
  
  Талион сделал ручкой и уверенной походкой ушел в направлении объектов своего повышенного внимания, а члены команды все не желали возвращаться к беседе, пристально наблюдая за Бретом.
  
  Каково же было их удивление, когда спустя минут десять троица расплатилась за выпивку и покинула бар. По пути к выходу Талион, придерживая обеих красоток за талии, обернулся и нагло подмигнул, давая понять, что Рихтер сильно обманулся в его способностях охмурять девушек.
  
  - Охренеть! - присвистнул Фатт, забыв подобрать отвисшую челюсть со столешницы. - Он только что свалил с двумя самыми жаркими девицами, каких я когда-либо видел.
  
  - Типа того, - протянула Дюбуа, от шока не думавшая даже разозлиться тому факту, что ее и Линдси только что не засчитали в списки "самых жарких".
  
  - Как? - только и выдавил из себя Копф, невидяще глядя перед собой.
  
  - Очень просто. Такие "смазливые рожицы", как ты сам некогда выразился, всегда нравятся девушкам, - заметила Линдси, залпом опустошив рюмку виски, все еще находясь под впечатлением.
  
  - Хм, - пожал плечами Келлан, покачав головой.
  
  - Мне надо срочно выпить! - сделал вывод Ленс.
  
  - Да, блин, не помешает! - сразу подхватил Шу и вновь разлил остатки бутылки в стопки товарищей.
  
  
  Глава 5
  
  
  - Кстати, как вчера повеселился? - спросила Торон Брета, когда следующим вечером, в отсутствие капитана и пилота, члены команды "Бетти" решили немного прогуляться по городу.
  
  - В принципе, неплохо...
  
  - В принципе, неплохо?! - округлил глаза Ленс. - И все?! Ты провел ночь с двумя богинями, и все, что ты можешь ответить - это "в принципе, неплохо"?
  
  - Знаешь, я не думаю, что подробности группового секса - это приятная тема для женских ушей. Правда, Линд?
  
  - Ну, да... - как-то неуверенно ответила девушка.
  
  - Фу, Линдси! Ты меня удивляешь!
  
  - А что такого? Например, у меня еще не было секса втроем... - пожала плечами завхоз, попутно буравя взглядом витрину с тем самым красным платьем, которое увидела вчера.
  
  Молодые люди решили даже не заходить в сектор "Г", а тем более не исследовать сектор "Д", потому сразу отправились туда, где началось их знакомство со столицей Нен-Кемен.
  
  - Да говори уже, не выпендривайся! В общих чертах, конечно! - сказал Ленс Гласс, вдруг став необычайно оживленным.
  
  Рихтер Копф шел молча, но уши навострил, чтобы ничего не пропустить.
  
  - Скажу одно - впечатляет! Я не ожидал от них такой изобретательности. А, может, просто потому, что до сегодняшней ночи у меня три месяца не было секса...
  
  - Мне бы твои проблемы! - выдохнул Фатт.
  
  - Кто тебе виноват, что при высадке на Раннон ты не удосужился даже в бордель сгонять?! - уставился на грузчика Копф.
  
  - Это ведь мне пришлось отсортировывать товар, пока вы все весело проводили время!
  
  - Ничего подобного! - запротестовала Линдси. - Я же весь день тогда провозилась с поиском оружия, пытаясь найти что-нибудь на замену сдохшего Б843...
  
  - Ты у нас вообще молодец, пчелка! - Рихтер подмигнул девушке и послал воздушный поцелуй.
  
  Та только покачала головой, решив не замечать этой фамильярности.
  
  - Так, Брет, продолжай. Что это ты замолчал? - напомнил товарищу Шу Юнь Фатт, проводив взглядом длинноногую блондинку с миниатюрным песиком-андроидом под мышкой.
  
  - Так что они с тобой делали? - абсолютно серьезно спросила Линдси, внимательно глядя на парня, словно собираясь запомнить каждое слово.
  
  Но ответа не последовало, так как Брет остановился посреди тротуара как вкопанный, уставившись в одну точку.
  
  - Да что такое?! - недовольно сдвинул брови Шу, пытаясь проследить за его взглядом.
  
  Пока грузчик "Бетти" вертел головой, Талион медленно переместился за спину Копфа, якобы давая проход другим пешеходам, а сам внимательно следил за остановившимся на перекрестке черным модулем бизнес-класса. В окне частного аппарата он рассмотрел профиль темноволосой девушки, которая глядела прямо перед собой и механически кивала в ответ на быстрый монолог молодого человека в кремовом костюме и затемненных очках.
  
  В груди больно кольнуло при виде разговорчивого парня, а сердце бешено забилось, но оторвать взгляд было невозможно, хоть меньше всего на свете Талиону хотелось быть замеченным им.
  
  Только этой встречи ему и не хватало! А ведь он знал, чувствовал, что пребывание в столице может закончиться для него фатально. Что ж ему так катастрофически не везет?
  
  Тут, словно почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, девушка повернулась и принялась внимательно изучать цепким взглядом людей вокруг.
  
  Брет только успел наклонить голову и сделать вид, что ищет что-то в кармане армейских брюк. И чем он думал?! Если его заметили, то убежать не удастся... по крайней мере, от нее... А встреча с франтом в костюме вообще могла стать для него роковой.
  
  - Эй, Талион!.. Оглох, что ли? - недовольно сдвинул брови Рихтер. - Чего ты трешься возле меня?
  
  - Не льсти себе, ты не в моем вкусе, - медик исподлобья посмотрел на дорогу и увидел, что частный модуль скрылся из вида, продолжив путь после смены цвета светофора, парившего в трех метрах от земли. Молодой человек выпрямился и кротко улыбнулся. - У меня закружилась голова... Я думал, что в кармане найдется капсула анекрупита.
  
  - Может, нам стоит вернуться в гостиницу? - заволновалась Торон, сочувственно глядя на молодого человека.
  
  - Нет-нет, все в порядке...
  
  - Что, затрахали тебя бабы? - усмехнулся Фатт. - А выпендривался, словно сможешь еще и не раз...
  
  - Вообще-то сегодня я снова иду к ним с ночевкой.
  
  - Да ладно!
  
  - Я серьезно. И так будет каждый вечер, пока мы отсюда не свалим. Пардон, но в той берлоге, где заставил нас жить капитан, я не хочу спать и минуты.
  
  - Бля, а можно с вами? - с надеждой в голосе спросил Рихтер, завидовавший врачу черной завистью.
  
  - Прости, но секс вчетвером - для меня уже перебор, - покачал головой тот. - Хочешь, я спрошу у них, не найдется ли и для тебя какой-нибудь подружки?
  
  - Нет, благодарю, сам справлюсь.
  
  - Ну, смотри! Ребята, вы меня не подождете? Надо зайти в магазин.
  
  - Зачем? - спросила Торон.
  
  - Возможно, там есть аптечный киоск.
  
  - Ладно, мы будем здесь.
  
  Через десять минут Талион вновь вернулся к компании, которая уже проклинала парня за медлительность.
  
  - Брет, ты что, решил покончить жизнь самоубийством, заглотив весь пакет медикаментов? - улыбнулась Линдси, взглянув на увесистый бумажный сверток в его руке.
  
  - Типа того, - ответил тот, а затем повернулся к Копфу, попутно извлекая из бумаги две бутылки спиртного. - Рихтер, это тебе компенсация за то, что я без спроса рылся у тебя в вещах и выпил всю бутылку тайвира.
  
  - Но ты выжрал всего одну. А тут их две, - немного опешил механик, обнимая бутылки, словно самое дорогое в своей жизни.
  
  - Одна - взамен выпитой, а вторая - чтобы задобрить тебя.
  
  - Я все равно тебя ненавижу, Талион, - криво усмехнулся Копф.
  
  - Рихтер! - укоризненно взглянула на него Торон. - А ты, Брет, молодец!
  
  - Я знаю, - просто ответил молодой человек, лучезарно улыбнувшись ей. - А это вам с Фаттом.
  
  Он протянул обоим по плитке настоящего шоколада, которым те слишком редко баловались в своей жизни. Этот щедрый подарок произвел на грузчика и завхоза такое впечатление, что они с округлившимися глазами смотрели на сладости и не верили в происходящее.
  
  - Не надо было. Он, наверное, стоит очень дорого! - протянул Шу.
  
  - Это откупные за то, чтобы вы оставили меня в покое и больше не заставляли рассказывать вам подробности моей сексуальной жизни. Честно говоря, вы меня смущаете...
  
  И это было правдой! То, что у него всегда получалось подцепить любую красотку, совсем не означало, что ему приятно обсуждать процесс своих постельных игрищ... Хоть похвастать и было чем.
  
  - Идет, - согласилась Торон. - Ребята, пойдем дальше. Судя по ориентирам, за углом того здания должен быть парк! Я так хочу увидеть буйную зелень...
  
  - Идем!
  
  Молодые люди прошли до следующего перекрестка и сразу за зданием на углу увидели невероятных размеров площадь с турбинной пятиуровневой транспортной развязкой под огромным стеклянным куполом, который ограждал внешний мир от шума летательных аппаратов. А под куполом, что высился над землей на добрых метров тридцать, как и первый уровень трассы, находилась парковая зона - забетонированная площадка со стеклянным покрытием, под которым росла трава. Всюду стояли металлические скамьи со столиками, урны и щиты с рекламой и правилами поведения в зоне отдыха.
  
  - Обалдеть! - выдохнул Шу Юнь Фатт, пытаясь охватить взором открывшийся вид. - Вы когда-нибудь видели, чтобы трассы располагались пятью уровнями на высоте минимум тридцать метров и уходили ввысь еще неизвестно на сколько?
  
  - Никогда, поверь, - покачала головой Торон. - И прямо под развязкой находится... эммм... парк. Брет, это ведь парк?
  
  - Да, он самый.
  
  - Знаешь, не так я представляла себе место, где можно посидеть в тишине и спокойствии под сенью деревьев... Точнее, я не могла представить себе это место без деревьев, кустов и клумб.
  
  - Ну почему же, трава здесь растет, но только под стеклянным настилом, вниз на двадцать сантиметров, - ответил парень, виновато улыбнувшись, словно это был его проект.
  
  И почему ему вдруг стало стыдно? Жаль, что Линдси так расстроилась. Наверное, надо было ее вначале предупредить...
  
  - Знаете, я не любитель потаращиться на живописный ландшафт, но мне больше нравится пейзаж даже самой отдаленной планеты или луны, - заметил Рихтер. - Пусть там не будет буйства красок и зелени, но вот чтобы и травинки не было - это неслыханно!
  
  - Согласен. Даже пустыня смотрится более живо, - кивнул грузчик "Бетти".
  
  - Я передумала, - вдруг сказала Торон, окончательно расстроившись. - Мне не нравится столица нашей цивилизации.
  
  - Это почему? - удивленно приподнял соболиную бровь медик.
  
  - Здесь все словно неживое, понимаешь? Здания сплошь из стекла и металла, нет ни одного земельного участка, но зато все закатано асфальтом. У них даже животных нет настоящих! Одни роботы сплошные...
  
  - Да уж. Но это здесь, в секторах для обычных граждан. Хотя, в секторе "Д" водятся крысы, коты и клопы, сами видели. Совсем другое дело - в престижных районах, а их аж два - "А" и "Б". Там и дома из сверхпрочного камня, сады с зеленью, парковые аллеи, и даже некоторые богачи держат у себя неандроидных домашних животных - генетически улучшенных собак, морских свинок, лебедей...
  
  - Охренеть! - покачал головой Рихтер.
  
  - Вот бы взглянуть! - у Торон загорелись глаза, но тут же огоньки померкли. - Но это, вероятно, нереально.
  
  - Нереально, факт. Вон, видишь, тот высокий шпиль на фоне спутника?
  
  - Да.
  
  - Там начинается земля аристократов. А огорожена она высоченным забором, чтобы заслонить жизнь толстосумов от такого мусора, как мы с вами.
  
  - Все, с меня хватит. Пошли в сектор "Г", перекусим где-нибудь. А потом будем двигать к себе в гостиницу.
  
  - Да, к восьми вернутся кэп с Кори.
  
  ***
  
  В девять часов вечера по столичному времени вся команда собралась в номере Талиона и Гласса, чтобы обсудить насущную проблему. Молодые люди расставили на столике, выдвинутом на середину комнаты, немудреные съестные запасы, опять таки состоявшие из протеиновых смесей - натуральные продукты питания в Дайделосе стоили сумасшедших денег! - и одну бутылку спиртного, что Брет подарил Копфу. На пол были брошены подушки со стульев, принесенные из других спален.
  
  - Итак, начните сначала, - сказал Ленс, закусывая первую рюмку водки белковой подушечкой.
  
  - Если честно, то Дилан ничего конкретного нам не рассказал, - замялась Кори, будто считала себя виновной в этом. - Понимаете, он работает всего лишь охранником в Университете и дальше внутреннего двора не ходил ни разу.
  
  - А что он вообще смог рассказать? - спросила Торон, по-свойски облокотившись на Брета, который совсем не выражал протеста.
  
  - Во-первых, он показал нам самое главное - карту всего университетского городка. И что бы вы думали? Там сосредоточены не только учебные и студенческие корпуса...
  
  - А что еще тогда? - не понял Копф. - Университет в любой галактике останется университетом!
  
  - Не совсем, - покачал головой Келлан Адамс. - Оказывается, там есть несколько строений, отведенных под исследовательские центры.
  
  - Что? Разве университетский городок прилегает к больничной зоне "Е"?
  
  - Нет, но он соприкасается с военной базой сектора "З". Видимо, к медицинским исследованиям это не имеет никакого отношения. А теперь я хочу спросить тебя, Брет, знаешь ли ты что-нибудь об этом?
  
  - Откуда?! - может быть, слишком резко огрызнулся тот, но, кажется, никто не принял это во внимание.
  
  - Ты собирался поступать на отделение генной инженерии...
  
  - И что, капитан? Меня-то не взяли. И вообще, вряд ли при поступлении передо мной открыли бы все двери в университетском комплексе.
  
  - И то верно, прости. Я просто надеялся, что тебе хоть что-то об этом известно.
  
  - Погодите, а что говорит этот ваш Дилан? - спросил Шу, вертя головой из стороны в сторону в поисках салфетки.
  
  - Он сам толком ничего не знает, как и остальные работники периметра. Правда, периодически случались странные вещи, - пожала плечами Дюбуа.
  
  - Например?
  
  - Помните, священник с Ненары рассказывал о трагедии в студенческом корпусе?
  
  - Конечно, там вспыхнула эпидемия и погибли люди! - энергично кивнул Рихтер, сам удивившись своей памяти.
  
  - Верно. Именно с того момента в секторе "Ж" и открыли исследовательский центр. Тогда Дилан еще подумал, что там искали причину появления вируса и способы его устранения, - кивнул командор "Бетти". - Эти корпуса отгородили забором и поставили там вооруженную охрану. Вот скажите, что может такого происходить в центре, чтобы привлекать военных?
  
  - Понятия не имею. Но, может, информация о неизвестном вирусе столь ценна, что они побоялись утечки и воровства данных? - предположил Фатт.
  
  - Не знаю... - Кори Дюбуа немного помолчала. - В течение двух месяцев после трагедии не происходило ровным счетом ничего. Сотрудники Университета только принимали привезенную технику и занимались обустройством центра. Студенты преспокойно учились, забыв о произошедшем. Тех ребят, кто выжил и прошел карантин, вернули на время домой.
  
  - Но вот в начале лета, когда остальные студенты разъехались на летние каникулы, исследовательский центр ожил, словно потревоженный улей...
  
  - И что стало причиной? - спросил Брет.
  
  - У меня другой вопрос! Прости, Брет, - перебила парня Линдси, нахмурившись. - Вы после визита к ненарскому пастырю говорили, что Итиль и двое других ребят приезжали домой лишь на неделю зимой. Почему же их держали в Университете все лето, если занятий не было?
  
  - Это и странно! Летом в корпусах жили только студенты отделения генной инженерии. Администрация объяснила обслуживающему персоналу, что эти ребята учатся по особой продвинутой программе, которая требует беспрерывной учебной деятельности, - ответил Келлан Адамс. - И этот факт очень настораживает.
  
  - Еще как! Но продолжайте!
  
  - Теперь отвечу на твой вопрос, Талион, - капитан повернулся к молодому человеку. - Причиной переполоха стал неизвестный господин, которого даже по имени никто не звал, со своей свитой. Это был элегантный молодой человек в кремовом костюме и в солнцезащитных очках, которые никогда не снимал.
  
  - А с ним приехали люди в черном, чьи лица скрывали маски? - догадался Ленс Гласс, также хорошо запомнивший рассказ преподобного Мироса.
  
  - Совершенно верно!
  
  При упоминании о мужчине Талион сразу вспомнил черный модуль бизнес-класса, где сидели темноволосая девушка с цепким взглядом и ее спутник. От промелькнувших тут же воспоминаний своей юности медик "Бетти" скрипнул зубами и плотно сжал кулаки.
  
  - Эй, Брет, что с тобой? - обеспокоенно спросила Торон.
  
  - Все в порядке! Головная боль только усиливается. Извините, я постараюсь сдерживаться.
  
  - Может, выпьешь что-нибудь? Анекрупит, например. Или что там у тебя еще есть?..
  
  - Спасибо, капитан, не хочу глотать таблетки. Копф, налей мне водки.
  
  - А вот это по-нашему! - сразу оживился механик и вновь наполнил уже пустые рюмки. - Ну, вздрогнули!
  
  - Капитан, продолжай! - "разрешил" Фатт, вытирая губы рукавом свитера.
  
  - Так вот, неизвестный франт стал заправлять исследовательским центром, а затем взял под свою опеку вернувшихся назад восьмерых выживших вундеркиндов.
  
  - Он следил за их здоровьем?
  
  - Не совсем так, Ленс. В первую очередь, эти студенты обосновались в одном из зданий центра и обучались отдельно от остальных учащихся. Долго их не было видно ни за территорией университетского комплекса, ни внутри. И только через четыре месяца они стали выходить наружу, да и то исключительно в компании неизвестного.
  
  - Однако Дилан как-то ночью видел, что все восемь гениев вышли из исследовательского центра и через калитку попали на территорию военного комплекса. Что им там понадобилось, а, главное, как их туда пропустили, остается загадкой, - добавила Кори.
  
  - И на этом факты заканчиваются? - поднял бровь Копф, расслабленно откинувшись на кровать, стоявшую позади него.
  
  - Да... то есть нет, - капитан, казалось, вспомнил еще что-то. - Он сказал, что после четырех месяцев затворничества они вдруг принялись выходить за пределы сектора "Ж" под конвоем людей в черном. Это происходило крайне редко, но зато длительно...
  
  - Какие-то охранники еще рассказывали Дилану, что в их смену бывали напряженные часы, когда внезапно ночь разрывали сирены модулей скорой помощи, которые мчались в сторону центра и опять-таки в сопровождении черных аэромобилей, которыми частенько пользовались телепаты.
  
  - Кори, ты уверена, что это были именно телепаты? - спросил Брет, пытаясь придать своему голосу поменьше заинтересованности.
  
  - Да там все уже уверены, только боятся подать вид, что знают об этом.
  
  - Почему? - удивилась Торон.
  
  - Был один охранник, очень любопытный и неосторожный. Он пробрался в центр и увидел там что-то такое, чего, вероятно, видеть не стоило. Он бежал со смены, заперся в своей квартире и только раз позвонил Дилану. Он был страшно напуган и все время лепетал, что его вот-вот убьют.
  
  - И что Дилан?
  
  - Он ему не поверил тогда. А через два дня после телефонного звонка он пропал. В квартире его не обнаружили, но вот беспорядок выдавал следы борьбы. Теперь понимаешь, Линдси, почему они боятся лишний раз раскрывать рты?
  
  - Ну, значит, твой паренек сумасшедший, раз решил проболтаться.
  
  - Это по старой дружбе. Тем более, никто ведь не знает...
  
  - Будем надеяться, - мрачно ответил капитан Адамс. - Я тут подумал и решил, что единственный способ хоть что-нибудь узнать - пробраться в корпуса центра в качестве обслуживающего персонала.
  
  - Например? - спросил Рихтер, вновь залпом осушив рюмку своего "подарка".
  
  - Одного охранника и уборщика.
  
  - Ну, охранником могу быть я. А уборщиком, точнее уборщицей, Линдси.
  
  - Нет. Мы посоветовались и решили, что идти стоит мне в любом случае, - покачала головой Дюбуа. - Уборщицей буду я. Ну, а если ты еще не передумал, то охранником вполне сможешь пройти.
  
  - А почему Брет не может? Он ведь раньше там был и знает примерное расположение корпусов. Ему было бы легче.
  
  Проклятый Фатт! Вот только этого Брету сейчас как раз не хватало - столкнуться нос к носу со своими воспоминаниями. Иногда так и хочется сжать пальцы на его горле... Талион, однако, своих страхов и негодования не показал, а лишь вопросительно посмотрел на капитана.
  
  - Нет, именно потому, что он там уже был, рисковать нельзя. Возможно, в базе данных он и всплывет. Мне туда путь тоже заказан, так как, скорей всего, у этих уродов есть что-то и на меня.
  
  - Откуда? - не понял Гласс.
  
  - Я - родной дядя Итиль, смекаешь? Уверен, они знают о своих студентах все, что только возможно собрать.
  
  - Да, верно. Но как туда вообще можно пробраться?
  
  - Очень просто. Именно эти две вакансии сейчас свободны. О подделке документов мы будем договариваться завтра, - стала объяснять пилот "Бетти". - Дилан обещал нас свести с одним типом, который занимается фальшивыми, но крайне правдоподобными документами.
  
  - Отлично! Я в деле! - кивнул Рихтер, внимательно прислушиваясь к последним словам женщины. - Надо же как-то развлекаться в этой дыре!
  
  - Но встал другой вопрос - как нам изменить внешность, - Дюбуа сокрушенно покачала головой и понурилась.
  
  - Чего? Мне и моя внешность нравится!
  
  - Знаешь, мне моя тоже подходит... Я имею в виду временные изменения!
  
  - Я могу помочь, - тихо сказал Брет, лихорадочно перечисляя в голове нужные компоненты "коктейля".
  
  - ...Я все равно против! - орал Копф.
  
  - Тогда какого хрена ты вызвался помогать?! Или ты решил, что в случае нашего обнаружения и - если повезет! - удачного побега, твоя фотография не будет маячить во всех новостях Нен-Кемен? - вызверилась Дюбуа.
  
  - Да тихо, вы! - вдруг рявкнул Келлан Адамс, закатив глаза, а затем повернулся к своему медику. - Талион, что ты только что сказал?
  
  - Я, наверное, смогу помочь. Я пока не уверен, но мне нужно время на составление формулы и оборудование... ингредиенты кое-какие...
  
  - Как?! - вдруг прервал поток его мыслей вслух Шу Юнь Фатт, решив, что ему почудилось.
  
  - Прости, но я не смогу тебе объяснить, как мне это удастся провернуть, но...
  
  - Нет, я имел в виду в общих чертах, конечно.
  
  - Ну, надо просто составить препарат, который поможет сокращать и расслаблять мышцы лица так, чтобы человек, принявший его, на время изменил внешние черты. Говорю заранее, с деформацией тела я вряд ли что-нибудь смогу сделать без...
  
  - Брет, спасибо тебе! - капитан впервые назвал парня по имени и крепко пожал ему руку, выражая признательность.
  
  - Пока не стоит, - отмахнулся тот. - Я, пожалуй, пойду к себе...
  
  - Зачем?
  
  - Подумаю над формулой.
  
  Медик встал на ноги и направился к двери.
  
  - Погоди, но ведь это ваша с Глассом спальня! - воскликнул Келлан. - Иди в мою. Там тебе никто не помешает.
  
  Мужчина бросил парню ключи от своего номера, и тот поспешно удалился, погруженный в свои мысли.
  
  Наконец! Наконец его мозгам будет достойное применение, а не лечение порезов и ссадин, коими он занимался последние три месяца пребывания на "Бетти". Прямо как в старые добрые времена... Нет, отставить старые времена! Лучше бы о них вовсе не вспоминать...
  ***
  
  Остаток вечера Талион с энтузиазмом трудился над поставленной им самим задачей, да так крепко обосновался в спальне капитана, что Келлану пришлось задержаться, а, возможно, и заночевать в номере со своим старшим помощником. Каково же было удивление капитана, когда ночью он вошел в свою временно бывшую спальню за зубной щеткой, а молодого человека не увидел. Он, правда, решил, что тот отправился проветриться и подумать над решением формулы на свежем воздухе.
  
  Мужчина только-только собрал все необходимое, чтобы привести себя утром в порядок, когда дверь открылась, и появился Брет с рюкзаком за спиной.
  
  - Эм-м-м... капитан? - замер он на пороге, не успев войти. - Ты решил вернуться сюда? Прости, я, наверное, пойду...
  
  - Нет-нет, все в порядке. Если тебе нужно личное пространство для работы, то я уже ухожу, - заверил его командор "Бетти".
  
  - Ты уверен?
  
  - Вполне... Кстати, где ты был? - Келлан Адамс покосился на рюкзак, который, казалось, вот-вот лопнет от переизбытка содержимого.
  
  - Да вот, приобрел кое-что для опытов.
  
  - Не понял. В такое время?
  
  - Ну... да.
  
  - Брет, ты что, занялся воровством?
  
  - Ну, в больничном комплексе этих препаратов тонна, да и не сильно они расстроятся, ведь финансирование столичного госпиталя идет хорошо.
  
  - А если ты наследил, и завтра тут будут люди из отдела правопорядка?
  
  - Не переживай, капитан. Я был аккуратен.
  
  - И как тебе это удалось?! - скептически посмотрел на врача командор "Бетти", скрестив руки на груди.
  
  - У меня свои секреты.
  
  - Похвастаться не хочешь?
  
  - Нет, - просто ответил парень, снял с плеча рюкзак и вывалил его содержимое на кровать.
  
  - Твою мать, Брет! Нас завтра точно схватят! Как ты вообще смог пробраться в больничный сектор?!
  
  - Капитан, просто верь мне и не задавай вопросов, если хочешь, чтобы формула была составлена и решение найдено. Я обещаю, нам ничего не грозит.
  
  - Мне очень хочется верить тебе, правда, но я переживаю за нашу безопасность.
  
  - Давай будем за нее переживать, когда Кори и Рихтер поступят на работу в университетский комплекс. Насчет Дюбуа я полностью уверен, а вот Копф - лошадка темная...
  
  - В данный момент темная лошадка - это ты! - все не успокаивался капитан Адамс. - А то, что Рихтер идиот, и так всем ясно. Зато он силен как буйвол и не раз спасал наши задницы.
  
  - Да, а вот мою чуть не стер в порошок... И не раз! - молодой человек уже сидел на краю кровати и перебирал украденные препараты, откладывая в сторону те, которые, как он предполагал, вполне подойдут для начального опыта.
  
  - А как ты собираешься синтезировать все это? Уж не здесь ли?
  
  - Для начала мне понадобится только таз, вода и лед. Много льда. И когда я приближусь к своей догадке настолько, что мне придется прибегнуть к профессиональному оборудованию, я вновь посещу больничный комплекс ночью, чтобы закончить опыт.
  
  - О, Боже! Ты сведешь меня в могилу! Когда ты вновь пойдешь больницу, я буду рядом.
  
  - Не годится! Я работаю один, - твердо, но без нажима, ответил молодой человек и достал из бокового кармана рюкзака очки. - А теперь извини, но мне работать надо...
  
  - Да кто ты вообще такой?! - совсем растерялся Келлан Адамс, видя полнейшее спокойствие и непоколебимую уверенность в себе молодого врача.
  
  - Я - твоя надежда...
  
  Больше Талион не сказал ни слова. Он просто отгородился от внешнего мира и начал вести себя так, будто в комнате был только он один.
  
  Капитану "Бетти" ничего не оставалось, как пожелать ему удачи и покинуть свой номер, в котором обосновался этот удивительный парень.
  
  
  Глава 6
  
  
  Вот уже два часа Кори и Келлан бродили по закоулкам сектора "Д", пытаясь найти ту дыру, где обитал специалист по поддельным документам.
  
  Это было отвратительно! Никогда они не видели ничего страшней этой помойки... И где? В центре цивилизации! Здания здесь были невысокими, облупившимися, немного покосившимися. Люди - все сплошь оборванцы - шныряли туда-сюда, либо просто отсиживались в грязных углах на кучах старого, вонючего тряпья. Если в других секторах был строгий порядок в планировке улиц, то этот район будто задумывался в качестве зловонного лабиринта.
  
  Наконец, войдя в какой-то темный переулок, молодые люди увидели обшарпанную, выгоревшую на солнце надпись "Пошив одежды на любой вкус", и направились к двери, что вела в подвал.
  
  Что это был за муравейник! Многочисленные коридоры тянулись во все стороны, перемежаясь между собой без какой-либо логики. Двери то распахивались, то захлопывались. Всюду сновали или проползали - в прямом смысле слова! - жильцы, кричали и матерились, мучительно блевали или просто все еще заливались до нужной кондиции, когда все нипочем...
  
  - Когда мы уже придем?! - почти истерично воскликнула Дюбуа, отчего две скрюченные старухи в рубищах зашикали на нее, словно гам вокруг был просто звенящей тишиной. - Простите!
  
  - А давай спросим у этих премилых леди, где нам найти Кэя, - предложил Келлан Адамс.
  
  - Вот ты и спрашивай! Я к ним даже подходить не собираюсь, боюсь сдохнуть от зловония.
  
  - Ладно. Я сам, - мужчина сделал несколько шагов к старухам, и те тут же набычились, словно собирались в случае чего дать отпор. - Простите, что побеспокоили вас...
  
  - Да отвали ты, хуй чесоточный! - тут же отозвалась одна из "леди", обладательница прекрасного однозубого оскала.
  
  - Но я просто...
  
  - Ты че, пидорок, не расслышал? Проваливай на хуй! - поддержала свою подругу вторая "дама".
  
  - Пасти закрыли, обе! - процедил сквозь зубы капитан "Бетти", потеряв терпение и остатки такта. - Слушайте сюда, суки старые, вы сейчас же мне скажете, где найти Кэя, не то порежу нахрен на ремни. Все, блядь, ясно?
  
  При этом "словесном художественном творчестве", вылетевшем из уст друга, Кори открыла рот и округлила глаза так, что вмиг стала похожа на глубоководного краба. Однако старухи - надо отдать им должное! - нисколько не растерялись и, переглянувшись, кивнули, словно прочитав мысли друг друга, а затем первая сказала:
  
  - Ладно, не пизди! Пять этнов.
  
  - Блядь, какого хрена здесь вообще творится?!
  
  - Пять этнов каждой или иди в жопу! - отчеканила вторая.
  
  С минуту Адамс исподлобья оглядывал обеих своих собеседниц, пытаясь отогнать видения их мучительной смерти, а затем опустил руку в карман и извлек оттуда мелочь.
  
  - Хрен с вами, подавитесь! - он опустил в протянутые ладони по пять этнов и выжидающе уставился на них.
  
  - Первый поворот налево, потом три перехода прямо, снова налево, на первом же "перекрестке" вправо и на третьем стыке вторая дверь слева.
  
  - Чего?! - совсем обалдел от услышанного капитан.
  
  - Идем, пока я запомнила, - Дюбуа схватила мужчину за руку и потянула за собой.
  
  Хорошо, что у пилота была такая замечательная память, не то сам Келлан долго бы блуждал в этом чертовом клоповнике, потерявшись еще после второго поворота налево!
  
  Кэй открыл четко после первого стука и без слов отстранился, давая посетителям возможность войти в его жилье. Ну, не стоит, наверное, даже упоминать, в каком хаосе жил этот подозрительный тип столь болезненного вида, что хотелось срочно вызвать неотложку, а еще лучше - сразу заказать место на кладбище.
  
  Захлопнув дверь, он пошел недлинным узким коридором куда-то вглубь квартиры, а после первого же поворота налево они оказались в затхлой комнатушке, заваленной чем только можно было себе представить. У дальней стены стоял компьютер, обложенный бумагами и дисками, а также остатками еды, грязными носками и шерстью неизвестного животного.
  
  - Деньги принесли? - коротко спросил "специалист", садясь в единственное кресло.
  
  - Аванс дам только после того, как увижу, что первая половина твоей работы сделана, - твердо ответил Келлан, пристально глядя ему в глаза.
  
  - Договорились, - нервная улыбка Кэя обезобразила и так неприятное лицо.
  
  - Прекрасно. Показывай.
  
  Хозяин "апартаментов" кивнул, повернулся к монитору, его пальцы застучали по клавиатуре, и вскоре на экране показался документ с досье, в котором не хватало лишь фотографии.
  
  - Итак, это дело Клинта Стенвика. Описание детства и юности ничем не примечательны, однако служил в армии Нен-Кемен на отдаленных лунах. Спустя семь лет честной службы уволился по собственному желанию из-за усилившейся боли в позвоночнике - следствие тяжелого ранения. Через год реабилитации поступил на службу в исследовательский центр "Симплициссимус", который располагался до своего закрытия на луне Ренкар, что в Галактике Антенна. После полугода безработицы решил попытать счастья в Галактике Треугольника. Три месяца работал охранником в ювелирном магазине, пока его хозяин не разорился.
  
  - Отлично. Но что если наши новые работодатели проверят? - оставалась серьезной Кори.
  
  - Обижаешь, дамочка! - отмахнулся тот. - Мне не составит труда взломать базы данных всех "мест работы" и вписать в них нашего вымышленного Клинта Стенвика. Я специально выбирал те учреждения, которые уже не функционируют. Думаю, одной базы данных будет достаточно. А даже если ваши новые боссы захотят спросить тогдашних сослуживцев, то никто и не вспомнит, работал ли такой или нет.
  
  - Логично, - удовлетворенно кивнул капитан "Бетти". - Второе дело?
  
  - Досье Мии Куапанаваре. Родилась, воспитывалась, бла-бла-бла... Это неинтересно. Работала три года на бельевой фабрике до момента ее закрытия, вернулась на родину, на богом забытую луну Пикаторо, где прожила на ферме родителей пять лет, пока не скончался отец и не заболела мать. С того момента работает на низкооплачиваемых должностях с целью заработать на лечение матери. Сейчас в активном поиске работы.
  
  - Годится! - капитан вынул из внутреннего кармана куртки пачку денег и протянул Кэю. - Когда будут готовы фотографии, придем снова. И тогда мы бы хотели забрать все. Нет времени оттягивать.
  
  - В данный момент оттягиваете вы - я могу закончить работу хоть к завтрашнему утру.
  
  - Превосходно. Тогда до связи... И еще. Нарисуйте нам примерный план этого здания, чтобы в следующий раз мы не петляли так долго.
  
  - Не вопрос, - Кэй тут же выполнил просьбу и протянул им листок бумаги с чертежом.
  
  - А скажите, что здесь раньше было? Неужели с самого начала это общежитие так и задумывалось? - решила прояснить для себя Дюбуа.
  
  - Нет. Раньше тут располагалась швейная фабрика, потом в ней отпала нужда, и предприятие закрылось. Спустя некоторое время правительством было решено облагоустроить этот подвал для дешевого жилья. Мебель и оборудование вывезли, цеха разбили на отдельные комнатушки, прорыли еще несколько туннелей. Теперь это наш "милый дом".
  
  - Ясно. Ну что ж, до связи.
  
  - Да, пока! Выход сами найдете, - Кэй тут же потерял всякий интерес к своим посетителям и уткнулся в монитор.
  
  Келлан и Кори переглянулись, пожали плечами и поспешили покинуть этот маленький - да какой там маленький! - ад.
  
  ***
  
  Лишь на закате третьего дня работы Талион нашел-таки решение. Он уже четверть часа сидел на кровати в номере капитана, вертя в руках шприц с коктейлем собственного изготовления.
  
  Ему надо было во что бы то ни стало опробовать препарат на каком-нибудь добровольце, но вот на ком? Кто из команды захочет стать лабораторной крысой?
  
  В первую секунду он, не желая терять ни минуты, чуть не вколол полученную дозу себе, но вовремя опомнился. А вдруг он что-то напутал?.. Хотя такой гений медицины - что уж мелочиться, коль это чистейшей воды правда - как он, не мог напортачить. Однако инстинкт самосохранения не поддавался на уговоры гордыни и самоуверенности. Надо срочно найти того, кто смог бы ему помочь в тестировании...
  
  Придя к выводу, что сам не справится, молодой человек вскочил на ноги, надел куртку, вложил в рюкзак все, по его мнению, необходимое, не забыв о шприце, и покинул номер.
  
  Он прошел всего метров двести от гостиницы, где команда "Бетти" маялась вот уже пять дней, когда, свернув в переулок, увидел щуплого парня, блевавшего у стены, опершись о нее руками. Брету хватило всего пары секунд на препирательство с внутренним голосом, который что-то самозабвенно плел о человеколюбии. Решительно тряхнув головой, он бесшумно, по-кошачьи, подкрался к юному алкоголику и одним четким ударом в точку между лопатками вывел свою жертву из строя, заставив потерять сознание. Талион снова огляделся, нет ли поблизости свидетелей, а потом легко поднял парня за ремень штанов и закинул себе на плечо.
  
  Где бы теперь обосноваться? Нельзя же его тащить в номер, капитан не поймет. А потом объяснений не избежать, да у Келлана и так множество вопросов из-за того воровства в больнице...
  
  Брет посмотрел на часы - было начало восьмого вечера - а затем поднял голову вверх, чтобы удостовериться, не летит ли над ним полицейский "дозорный" из числа воздушных андроидов. Его взгляд упал на выступ крыши, с которого свисала какая-то тряпка.
  
  Вот оно! Крыша! Надо туда попасть...
  
  Недолго думая, он подошел к пожарной лестнице здания и принялся взбираться вверх, периодически подхватывая парня, который в бессознательном положении все норовил сползти вниз, чтобы разбиться об асфальт.
  
  Оказалось, что без ежедневных тренировок тяжеловато тащить на себе груз, превышавший всего-то пятьдесят килограммов. Нет, все-таки стоило опять заняться собой. Да и девчонки любят спортивных парней. Одной лучезарной улыбкой тут не обойдешься...
  
  Через десять минут он все же влез на крышу здания и остановился, чтобы передохнуть, да и осмотреться не мешало бы.
  
  Отлично, вентиляционная труба! То, что нужно!
  
  Молодой человек перенес свою ношу к трубе и усадил рядом, привалив к ней спиной. Затем он снял рюкзак и извлек оттуда моток веревки, крепко привязав жертву, чтобы не попыталась удрать. Потом он похлопал все еще бессознательного парня по щекам, отчего тот заворочался и начал медленно открывать глаза. Чтобы у него не было возможности рассмотреть лицо похитителя, Талион одним ловким нажатием больших пальцев на глазницы ослепил алкоголика, молниеносно зажав ему рот рукой. Крик боли получился достаточно приглушенным, но Брет убирать руку не спешил.
  
  - Значит так, убивать тебя я не собираюсь. Но если только вздумаешь заорать, сдержать своих порывов я не смогу, потому мне придется тебя придушить. Думаю, не стоит говорить, что я знаю все болевые и смертельные точки на теле человека, поэтому смогу отправить тебя к праотцам мгновенно. А твоя слепота пройдет через часов пятнадцать-двадцать. Потерпишь. Все понятно? - тот кивнул, не переставая выть и слепо таращить глаза. - Прекрасно. Нам с тобой сидеть тут до утра, так что давай познакомимся. Мое имя Росс. А как тебя звать?
  
  Талион отнял руку от губ жертвы, обрадовавшись, что тот не стал кричать, сообразив все с первого раза.
  
  - Блядь! Какого хрена было меня оглушать и ослеплять, если все, чего ты хочешь - это потрахаться?! - возмутился тот, недовольно сдвинув брови. - Мог бы просто попросить! Я сам недели две без секса, яйца уже лопаются...
  
  - Эй, погоди, парень! Я не... - Брет был просто шокирован новым поворотом событий.
  
  - Ну и что, если у тебя нет денег? Мы бы просто помогли друг другу, так сказать... Или нет! Я понял! Ты любишь извращения? Сейчас отшлепаешь меня и будешь долбить, пока я наизнанку не вывернусь?.. Так это не меняет дела, сам такое практиковал со своими бывшими...
  
  - Уж не поэтому ли у тебя две недели недотрах? - выдавил из себя Талион, проведя рукой по лицу, пытаясь выкинуть из головы мысли о своем сексе с этим юным педиком-алкоголиком.
  
  Фу, блин, бывает же такое! Еще не хватало поймать озабоченного придурка и коротать с ним ночь. Хорошо, что он привязан к трубе, еще бы целоваться полез на радостях! Свезло, ничего не скажешь...
  
  - А ты не шути! Ну, не понимают люди, что я от этого кайф получаю. Кстати, меня зовут Тумкос. Можно просто Тум... Я безработный, в вечных поисках себя и своей второй половины, которая тоже предпочитает нестандартный секс. А ты, я посмотрю, еще тот извращенец, да?
  
  - Да-да, еще какой! - не стал спорить Брет, достав из рюкзака шприц и сняв с иглы колпачок. - И ты сейчас в этом убедишься!
  
  Не дав парню осмыслить сказанное, врач "Бетти" схватил его за волосы на затылке, чтобы не вырывался, и вогнал иглу до основания шприца под подбородок.
  
  Раз, два, три... Тумкос хотел было закричать от резкой боли, но Брет снова закрыл ему рот рукой, а потому тот продолжал сдавленно хрипеть, пока...
  
  Все лицевые мышцы молодого человека пришли в движение - одни сокращались, другие расслаблялись. Губы стали подрагивать, становясь более тонкими, щеки еще больше впали, нос из мясистого превратился во вздернутый, глаза, до сего момента узкие, стали увеличиваться, придавая жертве удивленный вид, а подбородок заострился, приняв сердцевидную форму.
  
  Пока длились внешние изменения, Тумкос продолжал стонать и извиваться, но как только трансформация завершилась, затих. Прошло еще несколько минут, когда Талион решился отнять ладонь от губ подопытного.
  
  - Вот такой я извращенец, Тум, - улыбнулся он, дольный своей работой. - И никакого секса...
  
  - Да иди ты на хуй, урод! - прохрипел тот, тяжело дыша. - Ты что, блядь, больной?
  
  - Можно и так сказать. Люблю, знаешь ли, преображать уродливых парней на время, - не поднимая глаз, ответил медик, делая записи в прихваченном из гостиницы блокноте. - Так, деформация успешно завершена... Голова болит?
  
  - Я сказал, пошел на хуй!
  
  - Ответ неправильный! - Брет легонько приложил парня головой о кирпичную трубу, к которой тот был все еще привязан.
  
  - Ай! Больно, блядь!
  
  - Голова болит?
  
  - Теперь да!
  
  - А до этого? После укола?
  
  - Нет, кажется, - обидчиво ответил тот, невидяще моргая.
  
  - Тошнота?
  
  - Нет.
  
  - Еще какие-то болезненные или просто непривычные ощущения?
  
  - Нет.
  
  - Прекрасно...
  
  - Хотя, погоди! - вдруг сказал тот.
  
  - Да? Что ты почувствовал? - заволновался Талион, внимательно оглядев его.
  
  - Гаденькое чувство наеба!
  
  - Значит, все в норме, - констатировал Брет, не переставая писать свои наблюдения в блокнот. - Теперь осталось только проверить, сколько времени продлится это состояние. Думаю, у нас есть долгие одиннадцать часов.
  
  - Твою ж мать! Ты хочешь заставить меня сидеть здесь столько времени и просто ждать, когда действие этой адской хреновины закончится?!
  
  - Совершенно верно. Да не переживай, за неудобства я тебе денег дам.
  
  - Сколько? - сразу заинтересовался Тумкос, забыв о своем положении жертвы.
  
  - Сто этнов.
  
  - Совсем охренел? Как минимум пятьсот!
  
  - Ну, не хочешь сотню, дело твое! Мне деньги самому пригодятся, - пожал плечами Талион, сняв куртку, расстелил ее на полу и сел напротив подопытного.
  
  - Ладно-ладно, согласен на сто! - передумал торговаться Тумкос.
  
  - А вот хрен тебе! Семьдесят пять, и ни кату больше!
  
  - Блядь!
  
  - А теперь помолчи немного. Мне надо кое о чем подумать...
  
  - Мы еще и в тишине должны сидеть? Я тут привязан, ослеплен, обезображен...
  
  - Я бы сказал, преображен. Сейчас ты выглядишь намного приятней, нежели полчаса назад.
  
  - Очень сомневаюсь!..
  
  - Помолчи!
  
  - Хер тебе!..
  
  Брет подался вперед и хорошенько стукнул парня по лбу, чтобы тот ненадолго забылся.
  
  ***
  
  - Твою мать, Брет, ты где был двое суток?! - накинулась на молодого человека Линдси, выскочив из двери гостиницы.
  
  - Оу, тихо! Эй, Линд, хватит меня бить! - Талион схватил подбежавшую девушку за плечи, пока ее маленький, но достаточно сильный, кулачок вновь не ударил его в солнечное сплетение.
  
  - Я тебя сейчас прибью, нахрен! - начала вырываться завхоз "Бетти", пытаясь лягнуть его ногой. - Я всю ночь глаз не сомкнула, все выглядывала тебя в этом вонючем холле!..
  
  - Прости...
  
  - Сейчас вымещу на тебе негодование, а потом подумаю над этим! Где ты был, гад? Мы весь вчерашний день и эту ночь искали тебя!..
  
  Удар под коленную чашечку был последней каплей, а потому молодой человек сгреб Линдси в охапку и что есть силы стиснул в объятиях. Через пару секунд девушка перестала извиваться и затихла.
  
  Объятия были сильными, а потому Торон почувствовала, как в грудной клетке быстро заканчивается воздух, и сил на сопротивление совсем не осталось. Тут она ощутила легкий поцелуй в макушку и услышала тихий шепот:
  
  - Правда, прости!
  
  - Тебя не было тридцать девять часов, - уже спокойно сказала она, устало прижавшись к его груди. - Ты ушел позавчера вечером и пропал! Ребята оббегали все три сектора...
  
  - Мне действительно жаль. Но теперь я могу с уверенностью сказать, что мой препарат действует.
  
  - Что?! - просияла Линдси. - Как?!
  
  - Я его... протестировал позавчера, а сегодня ночью довел до ума.
  
  - Ты тестировал на себе?!
  
  - Ну... да.
  
  В очередной раз врать этой милой девочке совсем не хотелось, но и признаваться, что он смог подвергнуть угрозе ни в чем не повинного человека, тоже не было идеальным решением.
  
  - Ты рехнулся?
  
  - Наверное... Но не в этом дело. В медицинском центре, куда я пробрался ночью, нашлось все, чтобы удачно синтезировать "коктейль". И теперь я могу предоставить капитану результат моей работы...
  
  - Ты мог предупредить!
  
  - Не мог. Тогда бы точно кто-то из вас вызвался идти со мной в больницу. Согласись, одному пробраться туда легче, чем толпой...
  
  - Да, соглашаюсь, - кивнула Торон. - Ладно, отпускай меня и пошли внутрь. Наши, наверное, уже готовятся совершить очередную вылазку.
  
  - А ты драться больше не будешь?
  
  - Обещаю.
  
  - Тогда пошли!
  
  Не успели они войти в номер капитана, где сидел не только он, но и все члены экипажа "Бетти", как Копф сорвался с места, мгновенно придя в себя от удивления, с четким намерением надрать задницу "пропаже". Брет едва успел увернуться от хука механика и отпрыгнуть в сторону, чтобы и второй кулак не уложил его на месте.
  
  Остальные вскочили на ноги, раскрыв рты от возмущения и злости при виде целого и невредимого медика.
  
  Рихтер вновь ринулся было на парня, но капитан остановил его, подходя ближе:
  
  - Стой на месте, Копф!
  
  - Кэп, дай мне его хоть за горло подержать!
  
  - Я сказал, оставь его!
  
  - Ладно, как скажешь...
  
  - Спасибо, капи...
  
  Но не успел Талион договорить фразу, как его лицо встретилось с кулаком самого Келлана Адамса, что, признаться, было не менее больно, чем если бы его уложил Рихтер. Парня качнуло, и он осел на стул у двери.
  
  - Блядь! Как больно! - он схватился за нос, на глаза навернулись слезы.
  
  - Будет больней от нового удара, если ты, гаденыш, не скажешь, где шлялся полтора дня. Мы уже думали панихиду заказывать!.. - все не приходил в себя от злости командор "Бетти".
  
  - Да все ясно! Он прошлялся все это время по бабам, пока мы с ног сбились, чтобы его найти! - отмахнулась Кори. - Скотина!
  
  - Вы что, правда меня искали?! - попытался изобразить удивление Брет, усмехнувшись.
  
  Ему действительно было приятно, что команда проявила заботу, и он не смог сдержаться, чтобы не спросить об этом вновь, хоть и с совсем лишней улыбкой на губах.
  
  - Чего лыбишься?! - огрызнулся Фатт. - Мы думали, тебя копы замели или подрезали какие-то уроды в темной подворотне!
  
  - Нет, все было намного банальней! - Талион окончательно пришел в себя от удара и теперь ощупывал переносицу на предмет перелома или ушиба.
  
  - Кори угадала? Это были те две дамочки? - сверкнул глазами Гласс, скрестив руки на груди.
  
  - Нет. Он выполнил твое задание, капитан, - встала на защиту парня Линдси.
  
  - В смысле? - не понял Келлан.
  
  - Я закончил. У меня есть препарат.
  
  - Как?! - подпрыгнул на месте Копф. - Уже?!
  
  - Да. Позавчера я ушел из гостиницы, чтобы протестировать его на себе, - начал свой рассказ Брет, безбожно привирая. - Пришлось мне это сделать на крыше одного здания этого сектора, который был ближе всего к больничному комплексу. Это на тот случай, если бы мне стало плохо.
  
  - С ума сошел? Почему никому не сказал?
  
  - Кори, я просто не хотел рисковать, вводя его себе здесь, в эпицентре этого гниющего муравейника. Я бы мог и не дотянуть до больницы. Но все прошло хорошо. Лицо приняло иные черты, побочных эффектов не было выявлено, а действие продлилось от предполагаемых одиннадцати до двенадцати часов двадцати трех минут. Думаю, такой результат вас устроит, капитан?
  
  - Эммм... Да, пожалуй! - теперь Келлану стало немного стыдно за то, что ударил молодого человека, который все же оправдал его надежды.
  
  - Отлично. Сегодня ночью при помощи профессиональной техники я синтезировал препарат и разделил его на четырнадцать равных доз. Это на тот случай, если мы здесь задержимся.
  
  - А что делать, если понадобится больше времени на разъяснение ситуации? - спросила Дюбуа, оправившись от шока при сообщении радостной новости.
  
  - Значит, больничный комплекс приютит меня и в третий раз. Но надеюсь, что этого не произойдет. Поскорей бы свалить уже с Дайделоса.
  
  - И не говори! - покачал головой Фатт, садясь в кресло у окна. - Ты заставил нас здорово понервничать!
  
  - Ну, простите. Я, правда, не подумал, - виновато улыбнулся тот, оглядывая пришедших в себя и вновь заулыбавшихся товарищей.
  
  - В следующий раз хоть записку оставь, - проворчал Рихтер, тоже сменивший гнев на милость.
  
  - Нет, следующего раза нам не надо, - покачал головой Келлан. - Значит, сразу после завтрака вы, ребята, введете препарат, сфотографируетесь, а к вечеру у нас на руках будут новые документы.
  
  Кори и Рихтер вздрогнули при мысли о преображении, но возражать не стали.
  
  - А теперь пойдем поедим немного.
  
  - Да, пошли.
  
  
  Глава 7
  
  
  Потребовалось еще три дня, чтобы Мию-Кори и Клинта-Рихтера пригласили на собеседование относительно работы в университетский сектор столицы Нен-Кемен.
  
  Однако каково же было их удивление, когда им поручили той же ночью выходить на работу! Оказалось, что на территории комплекса людей из обслуживающего персонала работало очень мало - видимо, чтобы меньше болтались без дела - а вот с предыдущим охранником, на место которого взяли Стенвика-Копфа, случилось какое-то несчастье, и он больше не смог работать.
  
  Два дня молодые люди усердно трудились и, казалось, понравились своему начальству, которое не сводило с них глаз.
  
  Клинт-Рихтер с внешностью матерого солдата - черты Копфа после деформации все же не стали более интеллигентными - и с выражением полного безразличия на лице быстро вписался в круг своих новых сослуживцев. Он даже умудрился сдружиться со своим напарником, "тоже" бывшим офицером. За кофе и просмотром телевизора механик "Бетти" потихоньку вытягивал из Удо любую информацию об университетском комплексе, который тот только мог дать.
  
  А вот Мия-Кори не могла похвастаться тем же: все остальные уборщики были угрюмы и необщительны. Ее первичным заданием была мойка полов коридора крайнего здания университетского центра, где все двери герметично запирались и за обе ночи не было слышно ни единого звука, кроме тех, что производила она сама. Ее даже ни разу не проверили и нигде не висели камеры наблюдения, четко давая понять, что в том здании нет ничего интересного, просто подсобные помещения.
  
  ***
  
  В середине третьего дежурства она, правда, стала свидетелем странного оживления со стороны соседнего корпуса. Куапанаваре-Дюбуа только вышла из здания и хотела было направиться в каптерку охранников периметра, где собиралась выпить кофе в компании Клинта-Рихтера и Удо, когда прожекторы на территории центра ярко вспыхнули, заставив ее ослепнуть на несколько секунд. Женщина инстинктивно подалась назад, спрятавшись за угол, но через несколько минут осторожно выглянула из своего укрытия, куда не доставали лучи фонарей.
  
  До ее слуха донесся вой сирены, и тут же она увидела, как к третьему корпусу стремительно приближался модуль скорой помощи в сопровождении нескольких черных па́рингов бизнес-класса. Из здания в тот же миг выбежали люди в белых халатах и принялись суетиться, помогая врачам опустить на землю носилки. Кто лежал на каталке, она разглядеть не смогла - расстояние превышало двести метров. Тем более люди все время сновали туда-сюда, пытаясь помочь пострадавшему.
  
  А из парингов уже вышли восемь мужчин в черных костюмах и масках, скрывавших лица, и, окружив медицинский модуль, принялись следить за периметром, вероятно, чтобы обнаружить нарушителя, если тот вдруг вздумал подглядывать.
  
  Кори вмиг оставила слежку и только собиралась развернуться, чтобы снова войти в свой корпус, когда на ее плечо легла рука. Сердце пилота ухнуло куда-то в пятки и тело покрылось испариной ужаса.
  
  - Тебе нельзя здесь находиться! - услышала она женский голос, а потом незнакомка схватила ее за запястье и потянула за собой, внутрь здания, за которым они прятались.
  
  Так как Мия-Кори пыталась прийти в себя от шока, ей даже в голову не пришло упираться и наброситься на неизвестную женщину с расспросами. Она опомнилась только тогда, когда оказалась в коридоре, который почти домыла.
  
  Перед ней стояла взрослая женщина лет пятидесяти, в робе уборщицы, как и она сама, и оглядывала "новенькую" пристальным взглядом.
  
  - Ты здесь недавно? - наконец произнесла она.
  
  - Да. А вот тебя я что-то не припомню.
  
  - Я болела последние полторы недели и потому на работу не ходила. Сегодня - первый день после больничного... Лайвли Хантер.
  
  - Мия Куапанаваре, - машинально ответила Кори, поздравив себя с тем, что не представилась своим настоящим именем.
  
  - Короче, Мия. Боюсь, твою фамилию мне не выговорить, - впервые Лайвли улыбнулась, и у Дюбуа отлегло от сердца. - Зачем ты подглядывала?
  
  - Я не подглядывала! - запротестовала девушка. - Просто шла себе на перерыв к проходной, когда случилось... это!
  
  - Как ты думаешь, что там произошло?
  
  - Понятия не имею... Что-то страшное?
  
  - Не знаю, что на этот раз, но в последнее время неприятностей стало больше, - Хантер перестала ее разглядывать и села на пол, так как коридор был абсолютно пуст.
  
  - О чем ты? - изобразила легкое непонимание Дюбуа, чтобы не казаться слишком заинтересованной.
  
  - Не знаю, стоит ли тебе говорить...
  
  - Можешь не говорить, я не настаиваю. Со временем, уверена, сама пойму! - Кори сделала шаг в сторону, будто собралась уходить.
  
  - Погоди ты! - остановила ее на полпути Лайвли, не сдвинувшись с места. - Останься!.. Ладно, пока ты сообразишь сама, возможно, успеешь вляпаться в нехорошую историю. Сколько уже таких было!
  
  - Что ты имеешь в виду? - Дюбуа встала у другой стены, напротив собеседницы.
  
  - Я здесь работаю уже год и насмотрелась такого, что иногда хочется бежать без оглядки.
  
  - Я не...
  
  - Не перебивай, ради бога!
  
  - Извини!
  
  - Раньше это был просто университетский сектор, где располагались лишь учебные здания и общежития для студентов. Но в один прекрасный момент здесь случилась большая неприятность - вспыхнула эпидемия и шестнадцать студентов с факультета генной инженерии погибли. Неизвестный вирус не коснулся лишь восьмерых детей, которых, правда, сразу поместили в карантин, а со временем отправили домой для реабилитации, - Хантер сделала паузу, улыбнувшись самой себе. - Я помню этих ребят до эпидемии! Такие живые, энергичные, веселые... Они всегда здоровались и частенько останавливались, чтобы перекинуться со мной парой фраз, иногда даже отвлекая меня от уборки, чтобы я могла передохнуть. Это были дети обычных рядовых граждан Нен-Кемен, вундеркинды, неиспорченные и незаносчивые, не то что остальные - избалованные отпрыски толстосумов!
  
  - Были? С ними все в порядке? - пилот "Бетти" еле сдерживалась, чтобы не показать своего волнения и испуга.
  
  - Можно и так сказать.
  
  - Я не понимаю...
  
  - Сразу после вспышки эпидемии они перестали быть собой. Что-то было в том вирусе... У меня даже сложилось впечатление, что это не трагическая случайность, а целенаправленное заражение.
  
  - С чего ты взяла?
  
  - За неделю до выявления первых признаков болезни у Терри МакКуинси всем двадцати четырем студентам сделали полную диагностику организма, а затем восьмерым из них - догадайся, кому? - назначили капельницы для поднятия иммунитета, который у них был якобы ослаблен. Тем, кому капельницы не назначили, скончались...
  
  - Если ты все это знаешь, то почему не сообщишь в соответствующие инстанции?
  
  - Боже сохрани! Там все в курсе, я уверена. А меня за донос сотрут с лица земли.
  
  - Какой кошмар! И что такого стало с выжившими?
  
  - Мне кажется, они перестали чувствовать - радоваться и грустить, смеяться и плакать... Они были словно зомби!
  
  - Не может быть! - сделала страшные глаза Дюбуа для вящей убедительности.
  
  - А ты поверь. Сразу после их отъезда по домам на территории Университета стали строить исследовательский центр. Тогда-то и появился этот проклятый Элджин!
  
  - Кто?
  
  - Ты его вряд ли видела. Красивый, высокий молодой человек, обладающий способностью понравиться, если сам того пожелает, или же быть редкой скотиной, если понадобится. Ходит в костюмах коричневых тонов, подтянутый, элегантный. Но есть у него одна особенность - он всегда носит солнцезащитные очки, которые только скрывают от всех его идеальные черты. А свита его - просто ужас. Никто никогда не видел их лиц и не слышал от них ни звука. Они телепаты...
  
  - Теле... кто? - совсем состроила из себя деревенщину Кори, войдя в роль.
  
  - Телепаты - это люди, которые могут передавать мысли и образы другому человеку на расстоянии, не слов.
  
  - Ааа, понятно!
  
  - Именно этот Элджин и заправлял постройкой центра, даже лично следил за обустройством комнат для выживших студентов, которые вернулись спустя некоторое время. И понеслась!
  
  - В смысле?
  
  - Ребят поместили в изоляции от остальных учащихся Университета, обучаются они отдельно, в своем блоке, где и проживают. А с некоторых пор они занялись усиленными тренировками на территории военной базы. Я даже знать не хочу, зачем это нужно Элджину, но факт остается фактом - из них делают солдат.
  
  - Солдат? Ну, тут ты явно перегнула.
  
  - Подумай сама! Вирус, который "убил" их сущность, физические подготовки. А потом начались длительные выезды, и все в компании этих безликих людей Элджина.
  
  - Они выезжали все вместе?
  
  - Нет, по отдельности. Максимум парами. Уверена, у них были какие-то задания. Элджин с них глаз не спускает, все время трется рядом. Иногда эти задания заканчиваются плохо - видимо, не такие уж они пока совершенные. А месяц назад у парнишки по имени Крус начались серьезные проблемы.
  
  - Не поняла... Со здоровьем? Его ранили, как этого... которого сегодня привезли?
  
  - И со здоровьем тоже. Но больше по части мозговой деятельности.
  
  - Какой ужас!
  
  - Когда я убирала в центре диагностики, краем уха услышала, что причиной его состояния стал электрический заряд, который "перезагрузил" его мозг. Теперь он страдает расстройствами, вспышками воспоминаний, все время пытается сбежать...
  
  - Боже ж мой! Они ведь сделали из парня инвалида!
  
  - Да, но никто не сможет им помочь, к сожалению, - Лайвли замолчала, задумавшись. Тут она встрепенулась, мотнула головой, словно отгоняя воспоминания, а затем улыбнулась. - Слушай, давай я тебе помогу домыть полы, и пойдем уже пить кофе. Как на это смотришь?
  
  - Положительно. Только вот мне как-то неудобно, что ты будешь напрягаться, - запротестовала Кори относительно первого пункта.
  
  - Ерунда! Давай-давай, вставай!
  
  Уже через час обе женщины сидели в каптерке охранников и отдыхали, наслаждаясь тишиной - если не считать анекдотов Удо и взрывы громогласного хохота Клинта-Рихтера - и горячими напитками с бутербродами. Мия-Кори все никак не могла понять, почему ее новая знакомая так просто выдала первой встречной правду о том, что знала. Возможно, ей просто не с кем тут поговорить, поделиться, поплакаться, наконец... Или же она просто переживала за новенькую, жизнь которой теперь тоже могла подвергнуться опасности при малейшей утечке информации.
  
  ***
  
  В начале пятого утра в каптерку охранников вошел невысокого роста мужчина в белом халате и оглядел присутствующих.
  
  - Хантер, ты мне нужна!
  
  - Зачем, сэр?
  
  - Надо убрать во втором корпусе центра. Мы там немного... наследили.
  
  - Знаю я ваше "немного", - проворчала Лайвли, неохотно поднявшись. - Мне опять придется провозиться там до самого полудня? И где мне сейчас найти дневную сиделку для бабушки?
  
  - Я не знаю, - растерялся работник исследовательского центра, а затем повернулся к Кори-Мие и с сомнением ее оглядел. - Мисс, вы уже закончили уборку в первом корпусе?
  
  - Да, сэр, - кивнула та, насторожившись и ставя чашку с кофе на столик.
  
  - Тогда не могли бы вы помочь коллеге с уборкой? Ей не придется задерживаться на работе, и она сможет вовремя вернуться домой.
  
  - Да, конечно! - Дюбуа была только рада помочь Лайвли в обмен за откровенность и помощь в уборке коридора.
  
  - Мия, ты не обязана... - Хантер попыталась запротестовать, но тут же замолчала, увидев решительное выражение лица девушки. - Спасибо.
  
  - Всегда готова помочь! Куда надо идти?
  
  - Прошу за мной.
  
  Обе уборщицы молча следовали за мужчиной в халате, не решаясь заговорить. Вскоре они остановились у дверей во второй комплекс центра, куда совсем недавно доставили раненого на модуле скорой помощи.
  
  - Что надо сделать? - деловито осведомилась Лайвли у работника центра, доставая из кармана перчатки и связку ключей.
  
  - Все как обычно. Довести коридоры до стерильности и вымыть операционную. У одного студента вновь открылось внутреннее кровотечение. Он забыл сообщить нам о том, что почечные боли вернулись к нему. Эти дети, после борьбы с вирусом, стали очень слабы, а их иммунитет все никак не может восстановиться, - стал объяснять неизвестный в халате, явно придумывая на ходу. - Вот почему им противопоказано покидать корпус, во избежание ухудшения здоровья.
  
  - Бедные ребята! - покачала головой Лайвли.
  
  Мия-Кори стояла с отсутствующим выражением лица, давая понять, что это не ее дело и лишних вопросов задавать не собирается.
  
  - Итак, Хантер, ты занимаешься операционной, а мисс...
  
  - Куапанаваре, сэр.
  
  - ...Куапанаваре уберет коридор. Все ясно?
  
  - Да, сэр, - хором ответили женщины и проследовали внутрь здания.
  
  Куапанаваре-Дюбуа ожидала увидеть такой же длинный, безжизненный корпус, как и в соседнем здании, вверенном ее заботе, но ошиблась. Коридор был намного шире, тут и там стояли металлические скамьи, рядом с которыми возвышались стеклянные колбы с росшими в них деревцами. Двери в некоторые помещения были закрыты, а кое-где сидели люди в белых халатах, не потрудившиеся запереться изнутри, и общались на пониженных тонах.
  
  Лайвли Хантер подошла к неприметной двери слева от входа, открыла ее ключом из своей связки и вошла внутрь. Это было подсобное помещение, где находились моющие средства и дополнительные хромированные стулья, сложенные на стеллажах в дальнем конце комнатушки. Женщина выдвинула в коридор два ведра, из которых торчали швабры с распылителями моющего средства, дополнительные тряпки для влажной уборки, несколько щеток и полотенца для протирки пыли.
  
  - Зачем столько всего? Всего-то надо вытереть пол от следов грязной обуви! - не поняла Кори-Мия, оглядывая комплекты для уборки.
  
  - Сейчас все увидишь, - просто ответила Лайвли. - Не стоит питать иллюзий относительно "немного наследили". Крови боишься?
  
  - Нет, но...
  
  - Отлично. Пошли! - Хантер взяла в руки тряпки и салфетки, а ногой принялась толкать одно из ведер.
  
  Пилоту "Бетти" ничего не оставалось, как проследовать за ней.
  
  - Осторожно! Не наступи! - Лайвли одним движением заставила новенькую замереть на месте и кивком головы указала на пол, на стеклянной поверхности которого виднелась дорожка из бурых капель, что вела дальше по коридору, а затем скрывалась за поворотом.
  
  - Это?..
  
  - Да, кровь того парня, - одними губами ответила та, а затем кивнула. - Идем. Я покажу, откуда тебе стоит начать.
  
  - Хорошо.
  
  Странно, но если учесть, что совсем недавно сюда был привезен потерпевший, то по логике вещей люди не должны были преспокойно бродить из двери в дверь, будто ничего не случилось. Однако именно так все и выглядело.
  
  За поворотом оказался еще один коридор, поуже и без всякой мебели. Именно там Лайвли и оставила новенькую, подробно объяснив, как лучше вымыть кровь, чтобы она не въелась в трещины полового покрытия. Сама Хантер прошла в дальний его конец, скрывшись за одной из дверей по правую сторону.
  
  Мия-Кори тяжело вздохнула, смочила одну из тряпок в ведре и опустилась на корточки, принявшись оттирать запекшиеся капли крови с пола...
  
  Прошло чуть меньше часа, когда она взялась за кровавую дорожку в главном коридоре и уже отмыла метров пять от его начала, как перед носом девушки вдруг появились два черных военных ботинка. Она устало уставилась на них, прекратив елозить тряпкой по полу, и задумалась над тем, что у их обладателя слишком маленькая ножка для солдата нен-кеменской армии. Тут она моргнула и медленно подняла голову, осматривая камуфляжные штаны, а затем и футболку, под которой угадывалась небольшая женская грудь. Когда ее взгляд остановился на лице "солдата", ее рот сам открылся от удивления и неожиданности.
  
  На нее смотрела девушка с темными волосами, собранными в тугой хвост. Черные миндалевидные глаза, пухлые губки, круглые щеки, небольшой точеный нос... Где Кори уже видела эти черты?.. О, Боже! Итиль!
  
  Не успела она сказать хоть слово, как племянница капитана Адамса механически, словно робот, склонила голову, внимательно оглядывая скрюченную на полу фигуру уборщицы.
  
  - Я тебя здесь раньше не видела, - ровным, ничего не выражающим голосом сказала Итиль Дорз, не переставая изучать незнакомку.
  
  - Да, я работаю в секторе "Ж" всего три дня, - Дюбуа медленно поднялась с корточек, бросив тряпку в ведро. - А здесь я впервые.
  
  - Где Лайвли?
  
  - Она убирает в операционной. Мое имя Мия Куапанаваре. А как тебя зовут?
  
  Девушка выпрямила голову и, казалось, задумалась над ответом. Однако, может, она и не забивала этим голову... По ней трудно было что-либо прочесть - взгляд не выражал ничего, лицо было спокойным, словно и не лицо вовсе, а маска без эмоций.
  
  Итиль открыла было рот, чтобы что-то сказать, но звук шагов остановил ее.
  
  - Я жду тебя уже десять минут, дорогая, - прозвучал приятный баритон за спиной Мии-Кори. - Я начал волноваться!
  
  - Я прибыла, как только доложили о вашем приказе, - Итиль вытянулась в струнку, вот только честь не отдала.
  
  - Прекрасно. Почему ты не прошла ко мне, а разговариваешь с уборщицей? - мужчина приблизился, а потому Кори больше не смогла стоять к нему спиной и обернулась - перед ней стоял Элджин, вездесущий незнакомец в светло-коричневом костюме и черных очках, скрывавших его глаза.
  
  - Я заметила, что она здесь новенькая, и потому пришлось указать на прорехи в ее работе, - спокойно ответила Дорз.
  
  - И какие же? - Элджин перевел взгляд с Итиль на Мию-Кори.
  
  - Три капли крови все еще остались в двадцати сантиметрах от угла коридора, в отдалении от основного их скопления, которые, правда, сейчас почти не видны.
  
  "Новенькая" повернулась в указанном направлении - да, действительно три капли. Как она их не увидела? А этой девчонке хватило всего какие-то доли секунды, чтобы их заметить и оценить расстояние от двери... И что значит "почти не видны"? Никаких размытых следов после ее уборки нет!
  
  - Лично я, кроме пропущенных отметин, не вижу разводов от протирки основной дорожки. Отличная работа, мисс.
  
  - Куапанаваре, - решила уточнить девушка, растерявшись и не понимая, почему Итиль соврала красавчику.
  
  - Не важно! - довольно резко оборвал ее он. - Мне все равно. Вернитесь и вытрите остатки у стены, а потом продолжите работу и постарайтесь больше не пропускать никаких участков. Это в ваших же финансовых интересах, если вы понимаете, о чем я.
  
  - Да, сэр. Извините, сэр. Уже иду! - Кори почувствовала себя некомфортно возле этого элегантного типа, паскудный характер которого резко контрастировал с привлекательной внешностью.
  
  Она подхватила ведро с тряпкой и поспешила ликвидировать брак своей работы.
  
  - Отличная наблюдательность, Джи Ти Семь. Я бы даже не разглядел этих пятнышек... Какой у них диаметр? - вдруг начал допрос Элджин, а Кори навострила уши, чтобы ничего не пропустить.
  
  - 2,7; 4,5; 7,3 миллиметра.
  
  - Замечательно. Я смотрю, глазная операция по улучшению аккомодационного аппарата прошла успешно...
  
  - Да, сэр. Считывание элементов намного выше.
  
  - Я рад. Но я не для того тебя вызвал. Мне надо поговорить с тобой об Эл Ви Три.
  
  - Что-нибудь случилось, сэр?
  
  - Да, он снова вышел из строя, - красавчик по-свойски обнял Итиль за плечи и увлек за собой в одну из комнат, что находилась прямо перед ответвлением коридора, где сейчас работала Мия-Кори. - Прямо посреди задания он вновь потерял связь с настоящим, поддавшись каким-то нелепым фантазиям, а потому не предпринял попытки отразить удар телохранителя... Закрой дверь, пожалуйста!
  
  Послышалось еле уловимое шуршание подошв о гладкую поверхность пола - и это в армейских ботинках! - и Кори-Мия сделала вид, что увлечена работой. Но в последний миг подняла глаза, встретившись с безразличным взглядом Итиль, которая толкнула дверь и заперла ее изнутри. Большего услышать она не смогла. Да и зачем? У Кори и так, казалось, мозг вот-вот взорвется от случившегося за ночь.
  
  ***
  
  В сектор "Д" она вернулась чуть позже Рихтера, который покинул Университет раньше и уже успел принять душ и переодеться.
  
  - Ну что? - спросил Копф, как только девушка оказалась на пороге капитанского номера, где сидели остальные члены экипажа "Бетти".
  
  - Это какой-то психоз! - покачала головой Кори. - Еще немного и я попаду в дурдом от переизбытка информации!
  
  - Рассказывай, - попросила Торон, сидя на подоконнике и попивая кофе.
  
  Около часа с лишним Дюбуа выкладывала то, что ей удалось узнать. У капитана, да и всех остальных, были такие лица от услышанного, будто их оглушили.
  
  Девушка старалась ничего не забыть, описать все, что видела, да и поделиться своими умозаключениями.
  
  - Ей сделали глазную операцию? - воскликнул Келлан, в отчаянии закрыв лицо руками. - Какой ужас.
  
  - И как она выглядит? - спросил Гласс. - Ей изменили цвет или разрез глаз?
  
  - Нет, он что-то сказал про аккомодационный аппарат...
  
  Все как по команде повернулись к Брету, который со вздохом принялся объяснять:
  
  - Аккомодационный аппарат глаза обеспечивает фокусировку изображения на сетчатке, а также приспособление глаза к интенсивности освещения. Он включает в себя радужку с отверстием в центре - зрачком - и ресничное тело с ресничным пояском хрусталика.
  
  - Ах, ну да! Как я мог это забыть?! - не удержался от сарказма Адамс, хлопнув себя по колену. - Этому же нас учили в первом классе церковно-приходской школы на задрипанной луне в жопе цивилизации!
  
  - Что? - не понял Талион такого выпада.
  
  - Брет, из всего, что ты нам разъяснил, мы поняли только слово "глаз", - с улыбкой ответила Линдси, посмеиваясь.
  
  - Такая операция позволяет человеку лучше познавать действительность, приспособиться к любым изменениям освещения, даже видеть в кромешной темноте, а также различать любые особенности предмета - цвет, размер, вес и так далее.
  
  - Ты хочешь сказать, что они сделали зрение Итиль лучше? - уточнил Фатт, не веря услышанному.
  
  - Совершенней, я бы сказал...
  
  - Значит, ничего плохого с ней пока не сделали, - констатировал капитан Адамс. - Уже радует.
  
  - Ну, да. Если не считать эмоциональной сферы. Она у нее просто отсутствует, - кивнула Дюбуа, поежившись при воспоминании о пустом взгляде капитанской племянницы.
  
  - Поясни, - попросил Талион, заранее зная ответ.
  
  - За все то короткое время, что она говорила со мной и Элджином, тембр голоса Итиль не изменился ни на секунду - ровный, спокойный... неживой. У меня сложилось впечатление, что она ничего не чувствует. Нет удивления, радости, грусти, непокоя... ничего!
  
  - А вот это хреново! - покачал головой Копф. - Человек не может так существовать.
  
  - Лайвли уверена, что этих ребят подвергают экспериментам, чтобы вывести новое поколение людей - солдат без страха и сомнений. Я сразу не поверила ей, решила, что она слишком сгущает краски. Но теперь, когда я видела Итиль своими глазами, у меня самой закрадываются такие предположения.
  
  - Тогда надо срочно ее оттуда забирать, не то может быть поздно.
  
  - По-моему, капитан, уже ничего не изменишь, - заметил Брет. - Я не знаю, обратим ли этот процесс. Что то был за вирус, которым заразили этих восьмерых, неизвестно. Правда, ясно одно - это не передается, раз пока никто не заразился.
  
  - У тебя есть хоть какие-то предположения? - умоляюще посмотрел на врача Келлан.
  
  - Есть, но они противоречат друг другу и являются из области фантастики!
  
  - Говори.
  
  - Судя по описаниям Кори, у Итиль поражены периферические нервы, что называют невропатией. Но вирус подействовал не на весь организм, что просто пугает. Если такая формула найдена, то скоро из обычных людей не останется никого - все будут сродни зомби.
  
  - Вернись к медицине и фактам, - попросила Кори Дюбуа, устало опустившись на стул возле капитана.
  
  - Выделяют шесть признаков невропатии. Первый - боли по ходу пораженных нервов. Кори говорит, что Итиль выглядит здоровой, значит, этот пункт мы можем откинуть. Второй - потеря чувствительности. В этом случае человек не ощущает прикосновений, уколов, воздействия холодом или теплом... Возможно, этот вариант нам подходит. Третий пункт тоже маловероятен - извращенная чувствительность. Это когда вместо укола чувствуется прикосновение - называется это парестезией, а слабые воздействия ощущаются как очень сильные, то есть гиперестезия.
  
  - Ты прав, это маловероятно, - кивнул Шу, начавший хоть немного понимать сказанное. - Четвертый признак?
  
  - Снижение мышечной силы в мышцах, которые иннервируются пораженными нервами.
  
  - Иннерви... А я поняла, прости! - Торон захлопнула рот, сообразив, что он имел в виду.
  
  - О снижении мышечной силы мы не знаем. Давай дальше.
  
  - Хорошо, капитан. Далее идут смешанные признаки - сенсорно-моторные. Здесь мы не можем ничего сказать, так как по четвертому пункту у нас нет наблюдений. И последнее - снижение рефлексов, когда при нанесении возбуждения на сухожилия нет адекватного мышечного ответа.
  
  - Это мы тоже не можем проверить, так как никто Итиль не избивал или же просто толкал, - заметил Ленс Гласс.
  
  - Верно.
  
  - Что-нибудь еще, Брет? - перевел взгляд на медика капитан.
  
  - Ну, мозговая деятельность...
  
  - Что ты можешь сказать по этому пункту?
  
  - Здесь можно перечислять до потери сознания... По крайней мере, вашего.
  
  - А ты попробуй! - с вызовом сказал Копф, претендуя на звание "Великого ученого".
  
  - Ну, ладно, посмотрим, насколько тебя хватит, - с усмешкой ответил молодой человек, покачав головой. - Я думаю, что вирус привел к частичному энцефалиту головного мозга. Я имею в виду изменения поведения. Вирус был направлен на то, чтобы подопытные стали безразличны к окружающему миру - семье, работе, учебе...
  
  - Вероятней всего, - заметил Фатт. - Опять-таки если учесть рассказ преподобного Мироса об отсутствии у них интереса к родным и близким людям.
  
  - Именно. Теперь об эмоциях. Состояние ребят можно описать как эмоциональную тупость. Это характеризуется значительным снижением яркости и живости эмоциональных реакций вплоть до безразличия, при этом снижение эмоциональных проявлений касается как высших социальных эмоций, так и эмоций, связанных с инстинктами. Возможно, вирус повлиял на работу миндалевидного тела...
  
  - А вот я сейчас ни хрена не понял! - покачал головой Рихтер. - При чем тут миндаль?
  
  - Не миндаль, а миндалина, - поправил Талион, пытаясь не рассмеяться.
  
  - В чем разница?
  
  - Миндалевидное тело или миндалина - это область головного мозга, расположенная внутри височной доли. В мозге млекопитающего две миндалины - по одной в каждом полушарии. Миндалина играет ключевую роль в формировании эмоций, является частью лимбической системы...
  
  - Все-все, загрузил. Я сдаюсь! - поднял вверх руки Копф, давая понять, что с него хватит потока умных слов.
  
  - Интересно, можно ли вернуть ребят в нормальное состояние, излечив от вируса, или же этот процесс необратим? - спросила Линдси, которая молча слушала и вопросов не задавала.
  
  - Я не знаю. Без тестов и анализов сложно сказать. Я больше чем уверен, что это не простое заражение, здесь что-то большее...
  
  - Возможно. В любом случае, надо вытащить оттуда Итиль, пока она не превратилась в бездумного зомби, исполняющего приказы, - заметил Келлан Адамс.
  
  - И как нам это сделать? - с сомнением посмотрел на капитана Ленс Гласс.
  
  - Понятия не имею, но все равно следует что-то предпринять. Для начала я намерен встречать Кори каждое утро у пропускного пункта сектора "Ж", чтобы осмотреться.
  
  - В качестве кого? - с сомнением спросила Дюбуа. - Тем более, ты сам говорил, что тебе светиться не стоит.
  
  - Я тоже испробую "коктейль от Талиона" и на время превращусь в твоего поклонника, с которым ты совсем недавно познакомилась.
  
  - Ну да, - пилот "Бетти" покачала головой, но спорить не стала. Тут запищал ее часовой браслет на запястье. - Ой, простите, мое время на исходе!
  
  - В смысле? - не понял Рихтер, но ответа не последовало, так как Дюбуа уже вскочила с кровати и умчалась в ванную комнату.
  
  - Преображение заканчивается. Сейчас она вновь станет собой, - пояснил Брет. - Ты сделал укол раньше, так как на работе должен быть к десяти, потому на час раньше сменил облик. Ей же вчера назначили на одиннадцать. И только сейчас пойдет обратный процесс...
  
  - Блядь, как больно! - послышался сдавленный стон из-за двери в санузел. - Господи, почему я согласилась?!
  
  - Потому что ты - мой лучший друг! - напомнил ей Келлан без тени улыбки, так как явно переживал за ее состояние.
  
  - Да иди ты! - всхлипнула Кори, а затем раздался звук льющейся воды.
  
  - Талион, можно будет уменьшить дозу, чтобы я не преображался больше, чем на три часа? - повернулся к медику капитан.
  
  - Конечно. Я просто вгоню тебе четверть дозы.
  
  - Отлично! Ладно, расходимся. Можете заниматься своими делами, а Рихтеру и Кори надо поспать.
  
  - Окей.
  
  Все мгновенно исполнили приказ и покинули спальню командора "Бетти". Последней оттуда вышла Дюбуа, вытирая лицо полотенцем.
  
  
  Глава 8
  
  
  Еще два дня на территории университетского корпуса не происходило ничего, чтобы могло привлечь внимание Мии-Кори и Клинта-Рихтера. Они спокойно работали на своих сменах, исполняли все поручения, которые входили в обязанности. И ни разу они не видели, чтобы корпуса исследовательского центра покидал хоть кто-то из восьмерых студентов.
  
  Келлан остался верен своему плану и каждое утро встречал Куапанаваре-Дюбуа на выходе из сектора "Ж". На третье утро Адамс не растерял энтузиазма - явился перед самым окончанием смены девушки. Кори в своем новом обличье вышла из ворот, как только часы на руке капитана показали восемь утра.
  
  - Цветы?! - усмехнулась Дюбуа, подходя к мужчине, которым оказался ее босс под воздействием "коктейля" Брета Талиона.
  
  - Да, цветы, - немного смутился Келлан, протягивая ей маленький букетик генномодифицированных незабудок ярко-алого цвета. - Я не придумал ничего лучшего...
  
  - Да ладно, расслабься! - отмахнулась пилот "Бетти". - По-хорошему, от тебя никогда не дождешься знаков внимания.
  
  - А с чего мне дарить тебе цветы? - искренне удивился Келлан.
  
  - Капитан, тебе никогда не говорили, что порой ты бываешь самой настоящей задницей? - сдвинула брови Кори.
  
  - Нет, но все равно я не понимаю, зачем мне дарить тебе цветы в открытом космосе. Да и где бы я их достал, даже если бы решился на такое?..
  
  - Ой, забей! В любом случае, спасибо!
  
  - По-моему, я снова сделал что-то не так.
  
  - О, нет-нет, все как всегда. Не бери в голову!
  
  - Ладно. Что-то интересное за ночь?
  
  - Нет. Уборка, уборка и еще раз уборка...
  
  - Ничего примечательного?
  
  - Нет. Вот только десять минут назад, когда я проходила мимо третьего корпуса, где живут эти ребята, послышались крики и звон разбитого стекла, а так...
  
  - Что там происходит? - Келлан уже несколько секунд пристально смотрел через плечо собеседницы сквозь высокий забор из сетки-рабицы, наверху которой были накручены мотки проводов под напряжением.
  
  - Где?
  
  - Обернись!
  
  Девушка резко развернулась и теперь только увидела, как из третьего корпуса, мимо которого она совсем недавно прошла к выходу из сектора, выбежало несколько человек. Все были перепуганы и сосредоточено глядели на высокого молодого человека, стоявшего к Келлану и Кори спиной и прикрывавшегося словно щитом кем-то в белом халате.
  
  Он что-то кричал, но слов нельзя было разобрать, однако было ясно, что он угрожает и позиции сдавать уж точно не собирается. Молодой человек со своим заложником медленно отходили к секторному ограждению.
  
  - Иди сюда! - капитан Адамс схватил ее за руку и потянул за угол соседнего жилого здания на территории сектора "Г".
  
  - Зачем?
  
  - Нас не должны видеть, а мы все сможем рассмотреть отсюда.
  
  - Что он собирается делать? - шепотом спросила Дюбуа, боясь, что ее могут услышать случайные прохожие.
  
  - Понятия не имею...
  
  ***
  
  Клинт-Рихтер преспокойно сидел в своей каптерке, не желая уходить раньше, чем доест бутерброд, принесенный для него Удо, который в эту ночь не дежурил, а выходил в день. Он только сварил себе восхитительный крепкий кофе, которым не каждый день можно побаловаться на "Бетти", забросил ноги на стол и уже открыл было рот, чтобы впиться зубами в сэндвич, когда рация на его поясе ожила и мужской голос строго приказал срочно бежать к третьему корпусу центра. Вставать совсем не хотелось, но и подчиниться приказу он не мог, потому с тяжелым вздохом Копф отложил бутерброд обратно на тарелку, вскочил с места и бросился в заданном направлении.
  
  На середине пути, стало ясно, что ситуация явно вышла из-под контроля: посреди небольшой площади, позади студенческих корпусов - благо учащиеся были на занятиях! - уже собралась нешуточная толпа людей в халатах, перед которой маячил паренек, державший своего заложника одной рукой за горло, а второй, крепко сжимая рукоять пистолета, водил перед толпой, давая понять, что выстрелит в любого, кто посмеет приблизиться.
  
  - Эл Ви Три, отпусти доктора Шервуда! - настоятельно рекомендовал худощавый приземистый мужчина, все же не решаясь выступить из толпы хоть на полшага.
  
  - Меня зовут Крус Бэрроли! И я не робот, чтобы ко мне обращались по серийному номеру! - рявкнул в ответ молодой человек, плотнее сжав пальцы на шее своей жертвы, которая глухо застонала и совсем застыла, боясь пошевелиться.
  
  - Хорошо, Крус, я понял. Только прошу, не убивай доктора Шервуда...
  
  - Все зависит от тебя, доктор Купер.
  
  - Чего ты хочешь? - осторожно спросил "парламентер", исподлобья глядя на нарушителя порядка.
  
  - А то ты не понимаешь!
  
  - Сбежать? Но далеко ты не уйдешь, сам знаешь. Крус, это глупо. Тебе здесь некуда идти, планету ты не покинешь...
  
  - Это мы еще посмотрим. Элджина и его псов сейчас нет, потому я могу рискнуть. Мне терять нечего...
  
  - Кроме жизни, я полагаю. Если хочешь бежать - вперед! Ты знаешь, что никто из нас не сможет тебе помешать.
  
  - Без Джела и Итиль я не уйду. Позови их сюда!
  
  - Ты понимаешь, что они не послушают тебя? В отличие от тебя, Крус, они - преданные ребята. Теперь мы их семья!
  
  - Я что сказал?! Живо веди их сюда! - Бэрроли совсем потерял терпение.
  
  Рихтер видел, каким лихорадочным блеском горят его глаза - этот парень был способен на все. Лучше бы доку поторопиться, не то заложник умрет незамедлительно... и не только он.
  
  - Хорошо, воля твоя. Бриг, позови сюда Джи Ти Семь и Икс Уай Шесть!
  
  - Но, сэр... - растерялся еще один доктор.
  
  - Я что сказал?!
  
  - Уже бегу! - Бриг на всех парах припустил к жилому корпусу центра, чтобы исполнить приказ, хоть его и одолевали неприятные предчувствия.
  
  - Джи Ти Семь и Икс Уай Шесть никогда не ослушаются приказа и не пойдут за тобой, какой бы силой убеждения ты не обладал. Они здоровы, а ты болен! - продолжал переговоры доктор Купер.
  
  - Они запутались, заражены этим вашим вирусом! А я излечился!
  
  - Не говори глупостей! Ты поврежден, понимаешь? Твой мозг дал сбой, мысли путаются... Ты перестал ощущать, где правда, а где иллюзия, порожденная твоим воображением. Тебе нужна помощь... наша помощь!
  
  - Вот именно этого я и хочу избежать - вашей помощи! Вы убили во мне личность... во всех нас! - сорвался на крик парень.
  
  - Крус, ты заговариваешься. Здесь есть люди, которым наши дрязги знать необязательно!
  
  - Почему же? Боитесь огласки? А разве это не проект самого правительства?
  
  - Крус, замолчи немедленно! - на лбу доктора Купера проступила испарина.
  
  Запутавшийся в потоке аббревиатур, цифр и непонятных обвинений мозг Рихтера уже перестал что-либо понимать, а потому он лишь тупо переводил взгляд с мужчины на парня.
  
  Внезапно перепалку оборвали расступившиеся доктора, образовывая проход через толпу. Мимо них преспокойно прошли двое молодых людей: еще один парень - высокий, с копной шелковистых волос и, возможно, даже красивый, если бы не маска безразличия на лице - и темноволосая девушка, ниже своего приятеля на целую голову.
  
  - Итиль! - прошептал Копф, сопоставив описания внешности племянницы капитана со слов Кори с самой Дорз.
  
  Новые действующие лица встали перед толпой, выйдя всего на два шага вперед, и теперь буравили взглядом своего товарища, но никаких действий не предпринимали.
  
  - Джел? Итиль? - неуверенно позвал молодых людей по имени Крус, явно не зная, что делать дальше.
  
  - Сэр? - не оборачиваясь к доктору Куперу, спросил парень.
  
  - Джел, что с тобой?! Тебе не нужны приказы этого сумасшедшего! Ребята, пойдемте со мной! Здесь нам делать нечего! - Бэрроли так разволновался, что ослабил хватку, а заложник, увернувшись, бросился бежать от своего неуравновешенного похитителя.
  
  - Сэр? - в той же манере, что и ее товарищ, спросила Итиль, не отрывая взгляд от Круса и пистолета, который он продолжал сжимать в руке.
  
  - Взять его! - как псам приказал доктор.
  
  Никто не смог до конца осознать происходящего, когда прогремел выстрел и доктор Купер, схватившись за живот, упал на колени.
  
  - Икс Уай Шесть, немедленно отнеси доктора Купера в операционную, - спокойно приказала Дорз, обернувшись. - Я догоню Эл Ви Три.
  
  - Хорошо, - кивнул парень, которого до этого Крус назвал Джелом. - Я буду позже.
  
  - Да, - Итиль резко повернулась, заметив, что между ней и дезертиром расстояние стало стремительно увеличиваться, и начала погоню.
  
  Копф не верил своим глазам: скорость бега обоих ребят была столь высока, что, казалось, быстрей их нет никого во всем мире. От увиденного он снова прирос к земле, не зная, как поступить.
  
  ***
  
  - Что там, блядь, происходит?! - вытаращила глаза Кори, увидев, как стрелявший парень мчится к заграждению из сетки под напряжением.
  
  - Хрен его знает! - Келлан не мог понять, как можно было развить такую сумасшедшую скорость.
  
  Но тут ему стало совсем нехорошо: его племянница, маленькая и хрупкая девушка, разогналась не меньше своей жертвы и уже стремительно настигала пытавшегося сбежать парня.
  
  В следующее мгновение произошло что-то совсем из ряда вон выходящее: в трех шагах от ограждения дезертир оторвался от земли, словно оттолкнувшись не от асфальта, а батута, взмыл в воздух и одним рывком перемахнул через четырехметровую сетку. Он приземлился так легко, будто проходил школьный норматив на дальность прыжка, вскочил на ноги и быстро - да что там, со скоростью света! - помчался прочь, вглубь сектора "Г".
  
  Только капитан и пилот "Бетти" перевели взгляд на заграждение, как то же проделала Итиль - взмыла в воздух, перепрыгнула сетку и как кошка опустилась на корточки, одной рукой коснувшись земли для сохранения равновесия. Девушка, не видя ничего вокруг, выпрямилась, проследила траекторию нарушителя и бросилась наперерез.
  
  - За мной! - крикнул Келлан Адамс в самое ухо Кори, схватил ее за рукав и побежал следом за обоими.
  
  - Какого хрена?! - взвизгнула девушка, но бега не замедлила.
  
  - Потом!
  
  Они петляли по переулкам сектора, отыскивая путь по ошеломленным лицам прохожих, которые все оборачивались, пытаясь рассмотреть стремительно пробегавших мимо ребят.
  
  Когда они завернули за очередной угол, Дюбуа, опередившая капитана, остановила его, насильно затолкав под прикрытие мусорных баков.
  
  В маленьком переулке, чистом и безлюдном, стояли Итиль и сбежавший из центра парень, буравя друг друга взглядом.
  
  - Сегодня ночью был дождь? - вдруг спросила Кори, заметив, что молодые люди стояли почти по щиколотку в воде.
  
  - Нет, кажется... - ответил Келлан, тоже заметивший эту особенность. - Может, трубу прорвало?
  
  - Не похоже...
  
  - Ладно, попробуем подобраться ближе. Следуй за мной, - Кори шагнула в узкий проход между стеной и баками с отходами, пытаясь производить как можно меньше шума.
  
  Они остановились в пяти метрах от молодых людей, прямо у кромки большущей лужи. Оттуда им было не только все видно, но и слышно.
  
  - Тебе не убежать от меня, Эл Ви Три, - ровным голосом сказала Дорз, а ее лицо по-прежнему не выражало ничего, кроме равнодушия. - Вернись в центр.
  
  - Итиль, ты не понимаешь! - чуть ли не прокричал молодой человек, имени которого ни капитан, ни пилот не знали. - Я не могу туда вернуться!
  
  - Успокойся. Мы даром теряем время.
  
  - Выслушай меня! Пойдем со мной. Нам помогут сбежать с этой планеты... Нельзя здесь оставаться.
  
  - Ты ошибаешься, Эл Ви Три...
  
  - Меня зовут Крус! Да вспоминай же, черт тебя подери! Крус Бэрроли!
  
  - Эл Ви Три, я не хочу причинять тебе вред. Пойдем со мной в центр. Там тебе окажут помощь, - гнула свое Итиль, пропуская все слова парня мимо ушей. - Элджин восстановит тебя.
  
  - Твой Элджин спишет меня как брак! И ты тоже можешь оказаться на моем месте!
  
  Не дав ему договорить, девушка молниеносно бросилась вперед, в прыжке развернулась и с ноги ударила молодого человека в плечо. Но тот только отпрянул на шаг, а затем сам нанес удар - ей в лицо. Голова Итиль мотнулась назад. Казалось, после такого отпора ни один человек не выдержит боли и повалится без чувств. Но она устояла на ногах и только равнодушно смахнула кровь, брызнувшую из ноздри.
  
  В следующую секунду удары с обеих сторон посыпались одновременно - в грудь, по ногам, в лицо, по позвоночнику. Дерущиеся явно знали технику боя в действии, умело отражали нападения и тут же наносили свои. Один из них рано или поздно оказывался на земле, придавленный противником, но в следующую секунду позиции менялись.
  
  В одно из мгновений Крус блокировал очередной удар соперницы, схватил ее за пояс камуфляжных штанов, как пушинку поднял над головой и отбросил к стене. Девушка, пролетев метра четыре, с невероятной силой приложилась спиной о каменную кладку, мешком упала на землю, и уже через несколько секунд вновь встала на ноги, как ни в чем не бывало.
  
  - Хватит, Итиль! Я больше не могу драться с тобой...
  
  - Вот видишь, ты стал слаб...
  
  - Нет, не физически. Я больше не могу бить своего друга, тебя!
  
  - У меня такой проблемы, как видишь, нет.
  
  - Это потому, что Элджин сделал из нас бездушных солдат, готовых беспрекословно выполнять его приказы. Мы не знаем боли, страха, сожалений, угрызений совести... - не переставал взывать к здравому смыслу Крус, схватившись за ушибленную руку и болезненно скривившись.
  
  - В этом вся прелесть. Сейчас тебе больно, а я ничего не ощущаю. Я могу продолжать так бесконечно, а ты рано или поздно сдашься, - вновь стала надвигаться на него Итиль.
  
  - Как знаешь! - вызверился Крус, отскочил к стене и вцепился в пожарную лестницу, поджав под себя ноги. - Билли, давай!
  
  Не успели Кори и Келлан и глазом моргнуть, а Итиль лишь вскинула голову, когда откуда-то сверху упал электрический кабель... прямо в ту лужу, по щиколотку в которой стояла девушка.
  
  Послышался устрашающий треск, из кабеля вырвался сноп ослепительных искр. На глазах у "зрителей" дочь Алды и Руэла Дорз вздрогнула всем телом, получив первый электрический заряд, а затем еще один, еще и еще...
  
  Эта пытка продолжалась несколько секунд, которые показались шокированным капитану и пилоту вечностью, пока они смотрели, как потерявшая сознание девушка повалилась на землю, продолжая биться в судорогах. Ее тело покрылось волдырями, от волос валил пар...
  
  Как только потерпевшая замерла на боку, не двигаясь, а кабель прекратил шипеть и больше не плевался искрами, Крус разжал пальцы и спрыгнул в лужу.
  
  - Бэрроли! - только и успел крикнуть тот самый мужчина, что сидел все время в засаде с кабелем в руке, как из-за угла показался высокий длинноволосый парень.
  
  - Эл Ви Три, не двигайся, - предупредительно сказал он, но тут его взгляд упал на обмякшее тело Итиль. - Ты убил Джи Ти Семь?
  
  - Нет, она жива. Теперь она не такая как вы, Джел! Она вновь стала настоящим человеком... я надеюсь.
  
  - Сдавайся. У меня приказ вернуть тебя живым или мертвым. А после убийства Джи Ти Семь ты умрешь незамедлительно, и тогда доктора разберут тебя на органы, - в мгновение ока молодой человек сорвался с места и бросился на Круса, который не стал раздумывать ни минуты и побежал прочь с места страшных событий, какие только что развернулись на глазах обмерших Адамса и Дюбуа.
  
  - Н-надо... - пришла в себя Кори, проведя дрожащей рукой по глазам, отгоняя дурноту.
  
  - Да, пошли, - Келлан на негнущихся ногах вышел из-за мусорного бака и приблизился к тому, что некогда было его племянницей.
  
  Обгоревшее тело девушки было покрыто ужасными ожогами, глаза безжизненно смотрели в небо, а рот удивленно приоткрылся.
  
  - О, нет! - простонал капитан "Бетти", упав на колени и прижав девушку к груди. - Господи, что я наделал?! Я не смог спасти ее!
  
  - Келлан! - в ужасе прошептала Кори, не отрывая взгляда от Итиль.
  
  - Я убил ее! Я не спас ее раньше, тем самым убив!
  
  - Кел! - Кори больно сжала его плечо, заставляя прийти в себя. - Кел, она дышит!
  
  Адамс как во сне перевел взгляд с пилота на племянницу, и его сердце остановилось на несколько мгновений - глаза были уже закрыты, а грудь несчастной медленно, натужно вздымалась... Она действительно дышала!
  
  - Не может быть!
  
  - Может. Она жива! Давай унесем ее отсюда. Если вернется тот громила, нам самим не выбраться, понимаешь?
  
  - Да, точно. Пошли! - Келлан снял с себя плащ, надел на бессознательную Итиль, а потом аккуратно перебросил ее через плечо, поддерживая под колени. - Будешь идти рядом и возмущаться, что наша "дочурка" вот так напилась уже с самого утра.
  
  - Хорошо.
  
  - Тогда поспешим.
  
  ***
  
  До гостиницы молодые люди добрались без приключений - ранним прохожим, опаздывавшим на работу или по своим делам, было плевать на мужчину и женщину, которые выдернули девчонку из очередной забегаловки и теперь волокли домой, чтобы проспалась.
  
  По пути в номер капитана, Кори постучала в комнату Брета и Гласса, приказав первому срочно собрать все необходимое для оказания первой помощи и поспешить в спальню командора "Бетти".
  
  - Твою ж мать! - вырвалось у Ленса, когда они с Талионом буквально ввалились в номер Келлана Адамса, на кровати которого лежал труп, покрытый ужасного вида волдырями и ожогами третьей степени.
  
  - Брет, приступай! - ледяным тоном приказал Адамс, не отходя от племянниц ни на шаг.
  
  - Кто это? - выдавил из себя медик, на ходу раскрывая сумку со всем необходимым.
  
  - Итиль.
  
  - Что?!
  
  - Да, это она. Ее ударило током. Реанимируй ее!
  
  - Но она, должно быть, мертва...
  
  - Она дышит... пока.
  
  - Брет, не теряй ни минуты! Сделай же что-нибудь! - сорвалась на крик Кори, чувствуя, что еще чуть-чуть, и она упадет без сознания от переживаний этого утра.
  
  Талион распаковал шприц с пятнадцатисантиметровой иглой и на минуту замер - хватит ли дозировки адреналина для того, чтобы поддержать в Итиль жизнь хоть ненадолго, или же следует увеличить ее в два, а то и три раза.
  
  - Чего замер?!
  
  - Не ори на меня, Ленс! Я думаю! - огрызнулся Брет.
  
  - Умоляю, Брет, миленький, думай быстрей, - подгоняла его Дюбуа и вдруг согнулась пополам, закрыв лицо руками. - О, нет! Только не сейчас!
  
  - Что случилось?! - подпрыгнул на месте Гласс.
  
  - Мое лицо... Оно... - острая боль пронзила мышцы лица пилота, и она упала в обморок.
  
  - Блядь, Гласс, отнеси ее в ванную и умой холодной водой, чтобы пришла в себя! Капитан, держи Итиль за плечи!
  
  - Зачем? - испугался мужчина, когда ему пришла в голову мысль, что от его прикосновений нестерпимая боль пронзит обгоревшее тело племянницы.
  
  - Я не знаю, как ее организм отреагирует на адреналин, ведь у нее нет ни анафилактического шока, ни асистолии!
  
  - Это может ее убить?
  
  - Нет, но ощущения будут малоприятными. Ну, чего стоишь? - Брет рывком распахнул плащ капитана, разорвал футболку на груди Дорз и замахнулся для удара.
  
  В этот момент дверь в номер распахнулась и влетела Линдси, проснувшаяся из-за криков в спальне босса.
  
  - Торон, закрой дверь и держи ее ноги! - приказал Келлан Адамс, а затем с силой придавил Итиль к кровати. - Давай!
  
  Талион, не медля больше ни секунды, вонзил иглу в тело девушки, пробив грудную клетку, и быстро ввел все содержимое шприца. Тело Итиль неестественно выгнулось, потом забилось в судорогах и так же быстро затихло.
  
  - Она не пришла в себя, - удивился Келлан. - Разве она не должна прийти в себя?!
  
  - Ее организм в шоке от удара током... - машинально ответил Брет, а тихо добавил: - Капитан, долго она не протянет. От таких ожогов еще никто не выживал. Единственное, что ей может помочь, - это медицинская помощь и пересадка кожи после частичного выздоровления организма...
  
  - Нет! Из больницы ее снова заберут в центр и превратят в чертового зомби.
  
  - Она может скончаться, капитан! - пришла на помощь медику Линдси, отпустив ноги Итиль и подходя ближе к изголовью кровати, чтобы рассмотреть черты лица умиравшей, которые были полностью скрыты ожогами. - Бедная девочка! Кто это сделал?
  
  - Потом расскажу, - отмахнулся Келлан и вновь перевел взгляд на свою юную родственницу.
  
  - Да, прости.
  
  - Брет, сделай все, чтобы она не умерла. Умоляю!
  
  - Капитан...
  
  - После того, как ты изобрел "коктейль преображения", я верю в то, что ты найдешь выход...
  
  - Ладно, допустим. Но в этой дыре нет оборудования.
  
  - А на "Бетти"?
  
  - Там я хоть как-то смогу снизить риск остановки жизнедеятельности ее организма.
  
  - Прекрасно, нам надо улетать с этой чертовой планеты.
  
  - Но как?!
  
  Не успел Адамс даже задуматься над ответом для Торон, как дверь ванной комнаты распахнулась, и оттуда вышел Ленс, поддерживая за талию Кори.
  
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил Адамс, обращаясь к своему пилоту.
  
  - Как в прекрасной сказке... Брет, что это было?
  
  - Видимо, побочный эффект. Вероятно, один из компонентов препарата плохо влияет на возбудимость организма после стресса, потому тебя вырубило при обратном преображении в привычное состояние. Прости, я не знал...
  
  - Все нормально. Но больше никаких препаратов. С меня хватит! - Кори посмотрела на тело девушки, и ее лицо еще больше помрачнело. - Как она?
  
  - Не знаю. Мы ввели адреналин, но у нас нет аппаратуры, чтобы проверить сердечный ритм и другие показатели.
  
  - А на "Бетти" сможешь что-нибудь сделать?
  
  - Да, но как туда пробраться? Мы не можем запросто пройти контроль космопорта с телом умирающей девушки на носилках!
  
  - Значит, надо придумать, как ее перенести.
  
  - Заморозка, - ответил Брет. - Я бы мог ее "законсервировать". Но придется приобрести холодильную камеру, поместить туда Итиль, обложив льдом.
  
  - Тоже вариант. Значит так, ты продолжай наблюдать ее состояние. Мы с Глассом отправимся по магазинам, чтобы купить холодильник, а потом Копф переоборудует его в двухкамерный, чтобы спрятать Итиль. Уверен, на таможне захотят его осмотреть.
  
  - Ладно, идите. Кори и Линдси мне помогут.
  
  - Кстати, а где Фатт? - сдвинул брови Келлан.
  
  - Пошел купить чего-нибудь к обеду, - ответила Линдси. - А вот где делся Рихтер? Уже почти одиннадцать, и скоро препарат перестанет на него действовать.
  
  - Здесь я, - дверь за спинами присутствующих открылась, и вошел Копф, еще не сменивший фальшивой внешности. - Еб твою!..
  
  Он остановился как вкопанный, во все глаза глядя на обугленное тело в постели капитана.
  
  - Да войди ж ты, наконец! - Линдси втянула его в комнату, заперев дверь.
  
  - Ты почему так долго? - спросила Кори. - Тебя задержали?
  
  - Да, после ранения доктора, побега того парня и погони нас вызвал к себе начальник охраны, плел какую-то чушь про студента-наркомана Бэрроли, у которого случилось помутнение рассудка. Будто никто из нас не видел, как он и Итиль перемахнули через четырехметровый забор, словно это был шлагбаум!
  
  - Через четырехметровый забор? - переспросил Ленс, решив, что ослышался.
  
  - Да! Вы бы это видели!
  
  - Мы это и видели, - мрачно ответил Келлан Адамс. - Что еще сказал начальник охраны?
  
  - Ничего. Но Удо, мой кореш, слышал, как вернувшийся паренек по имени Джел, которого все почему-то называют Икс Уай Шесть, доложил, что дезертир скрылся с посторонней помощью, а тело Джи Ти Семь исчезло... Погодите! Это Джи Ти Семь?! - воскликнул Рихтер, ткнув пальцем в бессознательную девушку.
  
  - Это Итиль Дорз, моя племянница, а не Джи Ти Семь! - прошипел капитан. - И лучше громко не произносить ее имени, пока мы здесь!
  
  - Да, прости... Вот блядь!
  
  - Рихтер, нам нужна твоя помощь, - Келлан отвел в сторону своего механика и в двух словах рассказал план побега с планеты. - Сможешь переоборудовать холодильник? Рихтер?
  
  Копф стоял перед ним молча, и только мышцы на его лице одновременно пришли в движение, возвращая мужчине его прежнюю внешность. Он изо всех сил старался сдерживаться и оставаться спокойным, но под конец не выдержал и застонал:
  
  - Блин, кэп, за такие муки, - выдохнул он, - мне надо было требовать с тебя не рюмку виски, а ведро!.. Ооох!.. И да, я смогу переоборудовать холодильник. Но мне придется пойти с вами.
  
  - Как скажешь. Это даже лучше.
  
  - Мы будем ждать вас здесь, Келлан, - сказала Кори, присев на край кровати и погладив Итиль по руке поверх одеяла, судорожно вздохнув.
  
  - Да! Кто-нибудь встаньте на шухере в холле, чтобы заранее предупредить Фатта, когда он вернется, о нашем "прибавлении", - заметил Ленс. - Он у нас самый ранимый, сами знаете.
  
  - Хорошо, - кивнула Линдси. - Я пойду.
  
  Не прошло и получаса после ухода капитана, старпома и механика, когда Торон, не спускавшая глаз с площадки перед гостиницей заметила три военных модуля в сопровождении черного паринга, которые неотвратимо приближались. Ей хватило нескольких секунд, чтобы оценить ситуацию, после чего она стремительно скрылась за дверью в коридор.
  
  ***
  
  Хозяин гостиницы только смог задремать как следует, когда входная дверь с грохотом открылась и в холл его заведения ввалились десять солдат, вооруженных до зубов, их лейтенант и... девушка! Миловидная блондинка застыла посреди проходной и безразличным взглядом, от которого почему-то хотелось убежать, обвела помещение, а затем кивнула лейтенанту.
  
  - У нас есть санкция на обыск каждого здания в секторе "Д", - предводитель отряда сунул под нос старика планшет с документом, в углу которого красовалась печать прокуратуры столицы.
  
  - Причина? - скучающе спросил хозяин, стараясь не встречаться взглядом с блондинкой.
  
  - Поимка государственного преступника.
  
  - Милости просим! - старик сделал приглашающий жест в сторону двери в коридор, даже не думая сопроводить военных.
  
  Лейтенант кивнул, и его подчиненные, соблюдая дистанцию, направились в указанном направлении.
  
  Они проверяли каждый номер. Предварительно они не забывали стучать, прося жильцов открыть по собственной воле, а если те не подчинялись или ответа не следовало, просто выбивали двери и входили сами.
  
  Двое рядовых первыми вышли из пятнадцатого номера и направились к соседней двери, из-за которой были слышны потоки громкой музыки. Один из них коротко постучал, но ответа не последовало, потому второй, недолго думая, вышиб дверь с ноги.
  
  Они в нерешительности замерли на пороге, разглядывая самозабвенно целующуюся парочку в постели...
  
  
  Глава 9
  
  
  Линдси так увлеклась поцелуем с Бретом, что не сразу увидела возникших на пороге людей в военной форме, а когда заметила постороннее присутствие, оттолкнула Талиона и истошно завизжала, натянув одеяло до подбородка. Врач "Бетти", оглохнув от крика девушки, встрепенулся, скользнул на другой край постели и глупо уставился на вошедших, машинально выключив приемник на прикроватной тумбочке.
  
  В номере стало тихо, если не считать все еще кричавшей Линдси.
  
  - Что здесь происходит?! - наконец выдавил Брет, придя в себя. - Кто вы такие?!
  
  - Простите за вторжение, сэр, но на стук никто не ответил, - залился краской стыда один из рядовых, за спиной которого уже маячили остальные его сослуживцы, прибежавшие на крики.
  
  - Какое право вы имеете врываться в номер?
  
  - У нас приказ осмотреть все помещения гостиницы на предмет выявления государственного преступника, - машинально ответил второй рядовой, который явно не знал, как поступить, - войти или ретироваться.
  
  - Так осматривайте и валите отсюда! Милая, не кричи! - Брет повернулся к Торон, которая не переставала визжать и возмущаться.
  
  - Да заткните ее, сэр! - не выдержал кто-то в задних рядах военных.
  
  - Милая, умоляю, помолчи. Это их работа! - стал сюсюкаться с девушкой Талион, не двигаясь с места.
  
  - В ванной кто-то есть? - спросил кто-то, услышав плеск воды.
  
  - Да.
  
  - Кто?
  
  - А вы проверьте!
  
  Не успел один из рядовых ступить и шагу, как краны тут же выключились, дверь в ванную открылась и перед блюстителями порядка предстала Кори Дюбуа в нижнем белье, что еле скрывало ее стройное тело. Она замерла на месте и пронзительно закричала от неожиданности при виде непрошенных гостей.
  
  - Молчать! - грубо рявкнул лейтенант, протиснувшись в номер через толпу своих подчиненных. - Медоуз, осмотри ванную! Дирк, проверь шкаф! Живо!
  
  Парни, чьи имена только что прозвучали, бросились выполнять приказ, а затем вернулись, отрицательно покачав головами на немой вопрос командира отряда.
  
  - Уходим! - бросил лейтенант. - Простите за вторжение. Мы всего лишь подчиняемся приказам.
  
  - Нет проблем! - пролепетал Брет, умело изобразив испуг.
  
  Он только успел увидеть промелькнувшее лицо белокурой девушки за спинами рядовых, которые старались, как можно быстрей убраться из номера, и возблагодарил небеса за то, что ее не было в комнате в момент осмотра.
  
  Уже через четверть часа военные и их странная спутница сели в свои модули, чтобы отправиться на поиски вымышленного преступника - Круса Бэрроли, который, как они думали, похитил тело покойной Джи Ти Семь.
  
  ***
  
  Все время, пока отряд вооруженных сил Нен-Кемен обыскивал оставшиеся четыре номера, Линдси, Кори и Брет не двигались с места.
  
  Торон продолжала сидеть в постели, а Талион и Дюбуа застыли посреди номера. Пилот так увлеклась прослушиванием обстановки в коридоре, что забыла надеть хоть что-нибудь, дабы прикрыть почти голое тело.
  
  Только звук сирены затих вдали, медик "Бетти" подлетел к кровати.
  
  - Линд, слезай!
  
  - Да-да, прости... Не думала, что присутствие военных может ввести в такой ступор!
  
  - Может, и еще как! - отмахнулась Кори. - Блин, я замерзла!
  
  Девушка провела пальцами по голым плечам и только теперь вспомнила, в каком виде стоит перед парнем, хоть тот и не собирался на нее пялиться. Она молниеносно схватила валявшиеся на стуле вещи и принялась надевать их, путаясь в брючинах от волнения.
  
  Тем временем Линдси уже соскользнула с постели, завернувшись в простыню, а Брет полностью откинул одеяло - посреди кровати лежала все еще бессознательная и обезображенная Итиль Дорз.
  
  И именно в этот момент в дверь коротко постучали, а затем в номер вошел Шу Юнь Фатт, не дожидаясь ответа.
  
  - Что произошло? - спросил он, прикрывая за собой дверь. - Впечатление такое, что здесь пронесся торн...
  
  Тут он замолчал на полуслове, выронив пакеты с едой на пол. Его таки парализовало на месте при виде полуголых Брета, Линдси и Кори, которые с округлившимися глазами смотрели на него, а на кровати лежал... Труп!!!
  
  Вот чего Фатт боялся больше всего на свете - так это мертвецов. Их бледная кожа, безжизненные глаза, почерневшие губы, темные пятна на теле... Но это тело было просто... просто... Нет такого слова, которое могло бы выразить одновременно ужас, отвращение и брезгливость, появившиеся на лице грузчика.
  
  Шу почувствовал острый приступ тошноты, но ноги так крепко приросли к полу, что он просто наклонился вперед и выплеснул из себя то, чем успел перекусить до выхода из гостиницы.
  
  - Блядь, прекрасно! - всплеснул руками Талион, покачав головой, а затем склонился к груди своей бесчувственной пациентки, чтобы проверить, дышит ли она, не побрезговав коснуться ухом обожженной кожи.
  
  Шу Юнь Фатт только выпрямился, чтобы перевести дух, но при таком зрелище вновь согнулся в три погибели, окончательно избавившись от незатейливого белково-протеинового завтрака.
  
  - О, Боже! - прокашлялся он, сплюнув на пол.
  
  - Вот и я говорю! - закатила глаза Дюбуа, стараясь не глядеть на художества грузчика "Бетти". - И, кстати, что бы ты ни думал, все на самом деле не так, как выглядит...
  
  - Я и не сомневаюсь... Брет, умоляю, отойди от трупа!
  
  - Типун тебе на язык, идиот! - воскликнула Линдси, наскоро одевшись и придя на помощь Талиону, чтобы переместить Итиль повыше, уложив на подушки.
  
  - А что?!
  
  - Она жива.
  
  - Да кто это вообще?!
  
  - Это и есть Итиль Дорз, - прошептала Кори. - Она сильно пострадала от удара током, но жизнь теплится.
  
  - А я решил...
  
  - Ой, да помолчи! - махнула рукой Линдси. - Кори, думаю, ее стоит во что-нибудь переодеть, чтобы снять прилипшую к коже одежду.
  
  - Согласна! - Дюбуа вмиг выскочила в коридор, чтобы принести из своего номера сменную одежду.
  
  - Вы хотите отдирать вещи от обугленной кожи? - бесцветно спросил Фатт, отгоняя новую волну дурноты, сев на стул.
  
  - Именно. Линд, ты права. Лучше это сделать незамедлительно, - кивнул Брет. - Фатт, раз ты у нас такая неженка, чтобы присутствовать при этом, сгоняй в магазин и купи пару простыней, несколько мотков марли и стопку полиэтиленовых пакетов.
  
  - Зачем пакеты?
  
  - Чтобы не замазать кровью ковер.
  
  - Кошмар какой! - протянул молодой человек, но спорить не стал и поднялся, чтобы отправиться за покупками всего необходимого.
  
  - Да! Еще зайди в аптеку и возьми несколько банок перекиси водорода!
  
  - Ладно!
  
  Только он вышел, вернулась Дюбуа со стопкой чистой одежды в руках.
  
  - Во всех наших номерах тоже выбиты замки. Хозяин сказал, что через минут десять прибудут мастера и вставят новые.
  
  - Тогда будет лучше перенести Итиль в ванную, чтобы не привлекать внимания, - сделал вывод Талон. - Линдси, ты побудешь с ней, пока мастера починят двери?
  
  - Да, конечно. А ты?
  
  - Я пока схожу в космопорт, чтобы взять с "Бетти" кое-какие инструменты и препараты для подсушивания ран. Не думал я, что придется прибегнуть к скальпелю и "шитью".
  
  - Шитью? - переспросила Кори.
  
  - В некоторых местах кожа полопалась, а потому придется ее зашить или склеить дермогелем.
  
  - Я поняла. Возьми только в тумбочке ключ от люка.
  
  - Какой код доступа? - спросил парень, вертя в руках пластиковую карточку.
  
  - 785ПС14. Запомнил?
  
  - Да, - был ответ. - Где моя одежда?
  
  - Вот, - Кори протянула ему брюки и футболку, все еще лежавшие на полу в углу комнаты.
  
  Перед уходом врача, молодые люди осторожно перенесли Итиль в ванную комнату, аккуратно уложив на пол, поверх сложенного одеяла и подушек.
  
  Он дал необходимые рекомендации пилоту и завхозу на случай осложнений в состоянии больной и ушел, не теряя ни минуты.
  
  ***
  
  Только к вечеру в гостиницу вернулись Келлан и Гласс. Во дворе их встретил Фатт, остановив на полпути.
  
  - Чего так долго?
  
  - Еле нашли подходящий холодильник.
  
  - А где Рихтер?
  
  - Мы просили Дилана, друга Кори, предоставить его гараж для переделки камеры, потому всю сегодняшнюю ночь Копф провозится с ним, доводя до ума, - ответил капитан Адамс.
  
  - А ты почему здесь бродишь? - удивился Гласс. - Остальные с Итиль?
  
  - Ну... да...
  
  - Что?! Что с ней? - заволновался Келлан, пытаясь ринуться в здание, но Шу его остановил, схватив за руку.
  
  - Они там...
  
  - Да говори ты, черт! - занервничал даже Ленс.
  
  - Они решили ее переодеть. Но для этого понадобились скальпели и хирургические ножницы, куча полиэтиленовых пакетов, чтобы не запачкать ковер, простыни для обертывания и марля для пропитки крови... Ой, мне опять нехорошо!
  
  - Блин, Фатт! Там две девчонки, помогающие Брету в таком сложном и малоприятном деле, а ты мне тут бледнеешь и закатываешь глаза? - рассвирепел капитан. - Иди и помогай!
  
  - Они сами выставили меня, потому что я в очередной раз заблевал ковер, когда увидел твою племянницу, с которой сняли на тот момент только твой плащ и ее куртку.
  
  - Я должен быть там! - решительно сжал губы Келлан, вновь делая шаг по направлению к входу в гостиницу.
  
  - Нет! Они просили не пускать никого, даже тебя. Они решили, что ты не должен этого видеть.
  
  - Но...
  
  - Капитан, - тихо сказал Ленс. - Возможно, так будет лучше. Когда они закончат, ты сможешь войти, а пока давай лучше присядем и перекурим.
  
  - Ладно, - нехотя согласился Адамс, давая увлечь себя в сторону скамьи.
  
  - Расскажите мне, что здесь вообще произошло, пока я бегал за едой. Мне так никто и ничего не рассказал, - потребовал грузчик, первым садясь.
  
  ***
  
  Они просидели на улице чуть меньше двух часов, когда Келлан не выдержал и вскочил на ноги.
  
  - Все, не могу больше. Пойду к ним! - решительным шагом он вошел в проходную гостиницы, кивнул старику-хозяину, который приветствие проигнорировал, а затем вышел в коридор, направившись к себе.
  
  Однако как только он оказался перед дверью в свой номер, его решительность испарилась. Он занес руку, чтобы постучать, но на пороге уже стояла Дюбуа, сделав приглашающий жест рукой.
  
  - Входи. Мы уже закончили.
  
  - Спасибо...
  
  Мужчина шагнул внутрь и увидел, как бледная Линдси складывает в мусорный пакет полиэтиленовый настил, окровавленные простыни и куски марли с какими-то прилипшими к ней черными ошметками.
  
  - Капитан, сегодня тебе придется ночевать либо у нас с Глассом, либо с Рихтером и Фаттом, - заметил Брет, снимая грязные перчатки и бросая в пакет, который держала Торон. - Кори, надо помыть инструменты... Хотя нет, я сам. С вас, думаю, на сегодня хватит!
  
  - Да, я переночую в постели Копфа. Он всю ночь будет работать над холодильником... - машинально ответил капитан и медленно перевел взгляд с медика на кровать.
  
  Вначале он просто не понял, на что смотрит. Поверх одеяла лежал небольшой кокон из простыней и бинтов, повторявший очертания человеческого тела. Спустя несколько минут до него все-таки дошло, что это - его племянница. И эти тряпки теперь заменяли ей кожу...
  
  И тут страшная действительность пронзила его сердце и разум: ей, такой юной и некогда красивой девочке, теперь придется всю жизнь кутаться в длиннополые одежды с надвинутым до подбородка капюшоном. Что она скажет ему, что выкрикнет в обвинение, когда очнется и поймет, на что он, Келлан Адамс, обрек ее, когда не дал ученым из центра все исправить, пока было не поздно?!..
  
  Эта мысль пошатнула его уверенность в правильности своих решений. Может, надо переступить через себя? Может, следует отвезти ее немедленно, сей же час обратно в университетский комплекс? Может, там ей было лучше, до его вмешательства?
  
  - Келлан? - дошел до его слуха тихий и обеспокоенный голос пилота "Бетти", а затем на плечо легла теплая рука и мягко провела от шеи до самого локтя.
  
  - Что? - словно отойдя ото сна, Адамс перевел свой взгляд с Итиль на Кори.
  
  - Что с тобой, Кел?
  
  - Я...
  
  - Мне кажется, тебе надо побыть с ней наедине...
  
  Тут только капитан понял, что из комнаты испарились Брет и Линдси. И когда они только успели? Сколько он вообще простоял вот так, тупо уставившись перед собой невидящим взглядом?
  
  - Нет, Кори. Побудь здесь с нами, пожалуйста!
  
  - Да, конечно, - с готовностью и пониманием ответила женщина, подводя его к кровати и усаживая на стул, приставленный ею раньше. - О чем ты думал?
  
  - Я?.. Я только сейчас осознал, что мы сделали!
  
  - В каком смысле? Мы ничем ей не повредили, поверь. Брет очень бережно высвободил ее из одежды, которая прилипла к коже. Он молодец! Я даже не догадывалась, что такой молоденький мальчик может так хорошо обработать столь серьезные раны...
  
  - Я не в том смысле, Кори.
  
  - Да что тогда? Говори же! - Дюбуа аккуратно села на край кровати, чтобы не задеть Итиль, и заглянула капитану в глаза.
  
  - Мы забрали ее сюда, когда ученые из центра могли вернуть ее к жизни... Нормальной жизни, понимаешь? Они смогли бы сделать пересадку кожи, восстановить ее организм... А что могу дать ей я? Чем помогу?
  
  - Но...
  
  - Я вторгся в ее жизнь, без предупреждения и просьбы о помощи. Что если она была рада своему пребыванию в центре?
  
  - Келлан, ты сейчас убит горем и осознанием действительности. И это затмевает твой разум. Она не могла быть счастлива там, поверь! Никто не захочет самовольно стать бездумной машиной для убийств и еще бог знает чего! Ты видел, как она дралась, с какой силой набрасывалась на того парня, а ведь он выше ее, тяжелее. А в ней самой всего-то пятьдесят килограммов! А главное, с каким выражением лица она это делала...
  
  - Без всякого выражения, равнодушно...
  
  - Именно! Не думаю, что, поступая в Университет, она мечтала именно об этом, Кел. Все ее существо было подвергнуто изменению и извращению человеческой природы. Она не жила, а просто существовала...
  
  - Зато теперь, обезображенная и обозленная на целый мир, она полюбит жизнь! Да ради бога, о чем ты?! - мужчина покачал головой и закрыл лицо руками, уперев локти в колени. - Я не знаю, как мне быть... Что мне делать, Кори?
  
  - Ты сделал свой выбор еще там, на Ненаре, помнишь? Не дай самому себе сойти с намеченного пути!
  
  - А вдруг я ошибся? Вдруг это решение повлечет за собой немыслимые, тяжелейшие последствия?..
  
  - Знаешь, всегда и во всем человек стоит на распутье - какой дорогой ему пойти. Кто-то выбирает путь наименьшего сопротивления и течет по жизни, не живя по-настоящему... Кто-то берет от жизни все, не задумываясь о последствиях... И лишь немногие выбирают ту дорогу, по которой сложней всего идти, - дорогу самопожертвования. Путь, по которому ты следуешь не ради одного себя, а ради людей, которых любишь. Ты здесь не для собственной выгоды, а ради близкого тебе человека...
  
  - А нужно ли это близкому человеку?
  
  - Я уверена, что нужно. Она все поймет, поверь. Она признает, что это твое решение было правильным...
  
  - Я очень на это надеюсь, Кори... Очень надеюсь...
  
  Вечером того же дня на собрании членов экипажа "Бетти", на котором отсутствовал лишь Копф, единогласно было решено, что Кори должна вновь вернуться в университетский сектор, чтобы не вызывать подозрений. Девушка долго отпиралась, но в итоге ей пришлось смириться и подчиниться общему мнению.
  Рихтеру же было поручено отправить сообщение начальнику охраны с просьбой срочной замены, так как он приболел и не сможет с высокой температурой отдежурить ночь вахты.
  
  ***
  
  Ближе к обеду следующего дня в гостиницу вернулся смертельно уставший Рихтер и перед тем, как забыться тяжелым сном, сообщил, что холодильная камера к транспортировке Итиль Дорз готова. Пока механик отдыхал и набирался сил и энергии, Фатт и Гласс отправились по магазинам, чтобы накупить провизии и неимоверного количества выпивки, которая будет находиться в верхней части холодильной камеры, установленной над той, где поместят племянницу капитана Адамса.
  
  Вечером того же дня Келлан и Брет подъехали к дому Дилана в арендованном модуле, до отказа набитом мешками со льдом.
  
  Они вошли в гараж, открыв его ключом, оставленным специально для них хозяином, и увидели тот самый модернизированный холодильник, который теперь состоял из двух ярусов - нижнего, в который будет помещена Итиль, и верхнего - с выпивкой.
  
  Мужчины вынули из камеры верхний ярус и высыпали на дно холодильника весь лед, аккуратно разбросав его равномерно по всей поверхности.
  
  - Брет, как ты себе это представляешь? Она не задохнется там? - с сомнением посмотрел на молодого человека Келлан.
  
  - Нет, капитан, с ней все будет в порядке. Я могу частично приостановить мозго-сердечно-легочную деятельность в целях достижения летаргии при помощи стениомеза.
  
  - Это что еще за хрень?
  
  - Препарат такой. Его составляющие ни о чем тебе не скажут, поверь.
  
  - Охотно. Но мне интересно, как она сможет дышать?
  
  - При помощи кислородного баллона, разумеется.
  
  - Баллона хватит на несколько часов. Мы собираемся опустить ее в холодильник ранним утром, а на "Бетти" сможем попасть не раньше десяти. Смекаешь?
  
  - Капитан, это ты не понимаешь выражение "частично приостановить мозго-сердечно-легочную деятельность". Это сродни летаргическому сну, когда человек крепко засыпает, а все его жизненные функции сводятся к минимальным показателям. Дыхание в первую очередь в несколько раз замедляется, а потому баллон, которого хватает обычно на сто восемьдесят минут, можно использовать в течение девяти, а то и одиннадцати часов. Смекаешь?
  
  - Не кривляйся!
  
  - Извини. Просто меня удивляет, что после всего, сделанного мной на благо нашей миссии, ты все еще подвергаешь сомнению мои методы.
  
  - Да, это так. Но я просто не могу не интересоваться здоровьем...
  
  - Я все понимаю, потому не обижаюсь. Прошу всего лишь одного - доверься мне и в этот раз, капитан, - Брет широко улыбнулся.
  
  - Оставь свои фирменные улыбочки и ангельский взгляд для какой-нибудь цыпочки из бара. На меня они не действуют!
  
  - Я не претендую!
  
  - Ты тоже не в моем вкусе.
  
  - Заметано!
  
  - Смотри сюда. От поверхности льда до дна второго яруса остается тридцать сантиметров. Хватит?
  
  - Вполне. Благо, у тебя очень хрупкая племянница.
  
  - М-да, хрупкая...
  
  - Ну, я имел в виду габариты, а не сокрушительной силы удар правой.
  
  - Ну да, я так и подумал. Скажи-ка, друг, зачем нам столько льда? Она не умрет от переохлаждения?
  
  - Опять-таки нет. Лед поможет снизить ее температуру тела настолько, что ни один теплодатчик, если им решат проверить камеру, не покажет положительного результата, кроме конденсатора, который находится слева, в данном случае - в ногах Итиль. Все знают, что конденсатор - единственное устройство холодильной камеры, который нагревается при работе. Никто не станет проверять, я уверен.
  
  - Будем надеяться.
  
  - Это все, что нам остается. Ну, кажется, мы закончили. Завтра останется поместить сюда Итиль, накрыть вторым ярусом, всыпать в него еще льда и закинуть всю ту батарею алкоголя, что вы купили, - Брет закрыл крышку камеры и нажал кнопку экономного режима.
  
  
  Глава 10
  
  
  Ровно в пять утра следующего дня молодые люди подвезли холодильную камеру к гостинице и оставили ее прямо у окна в номер капитана, чтобы перенести в нее Итиль Дорз, не привлекая лишнего внимания.
  
  Рихтер и Гласс аккуратно вынесли бессознательную девушку через оконный проем и поместили на дно нижнего яруса. Брет установил кислородный баллон у головы Итиль, надел на трубку тройник, а на два его свободных конца - стерильные катетеры, предварительно смазанные на носовом конце вазелиновым маслом. Затем он медленно ввел катетеры через нижние носовые ходы в носоглотку, зафиксировал завязками у крыльев носа капитанской племянницы и повернул вентиль на баллоне, чтобы началась подача кислорода в дыхательные пути своей пациентки.
  
  - У меня все, - сообщил он, отходя на шаг от камеры. - Закрывайте!
  
  - Может, надо было подстелить одеяло? - спросила Линдси, сочувственно глядя на замотанную бинтами с ног до головы Дорз. - Она не замерзнет?
  
  - Линд, все сделано правильно, поверь. Температура тела должна опуститься настолько, чтобы ни один датчик ее не обнаружил. Она не замерзнет, а, скажем, "законсервируется". А на "Бетти" я приведу ее в чувство специальным согревающим коктейлем через капельницу. Все будет хорошо, - успокоил девушку всегда уверенный в себе медик.
  
  - Ладно, вы слышали, ребята. Закрывайте! - капитан Адамс кивнул Фатту и Рихтеру, которые тут же опустили на специальные подпорки второй ярус, чтобы он не придавил Итиль.
  
  - Дальше что?
  
  - Засыпайте лед и кладите в него бутылки.
  
  - Ладно.
  
  Мужчины сделали все, что просил их босс, а затем закрыли камеру, активировав экономный режим работы конденсатора.
  
  - Теперь, пожалуй, надо собрать вещи, - заметила Кори, выглянув из окна номера капитана.
  
  - Согласен, - кивнул Ленс. - Но возле холодильника будем дежурить посменно. Райончик здесь вшивый, поди знай, какому отморозку захочется спереть холодильник, который можно выгодно толкнуть на рынке и заработать на наркоту и выпивку.
  
  - Ты прав. Кто первый?
  
  - Ну, я с Линдси могу подежурить, - с идиотской улыбкой сказал Рихтер и подмигнул завхозу. - А, Линд?
  
  - Нет, спасибо. Мне надо собрать очень много вещей. Да и тебя одного, пожалуй, хватит.
  
  - Вот так всегда! Как мы можем быть вместе, если ты меня игнорируешь?
  
  - А с чего ты решил, что мы можем быть вместе? - Торон совсем обалдела от наглости механика, забыв проигнорировать это замечание.
  
  - Ну, во-первых...
  
  - Так, хватит! - прервал их диалог Адамс, закатив глаза. - Линдси, полезай в номер и иди к себе. Остальных это тоже касается. Я подежурю с Копфом.
  
  - Хорошо, - никто больше спорить не стал, и все вернулись в гостиницу через оконный проем, желая побыстрей убраться из столицы Нен-Кемен.
  
  ***
  
  В начале одиннадцатого арендованный грузовой модуль космопорта подлетел к люку "Бетти". Его пассажиры спрыгнули на землю и принялись разгружать вещи, а также аккуратно выкатили холодильную установку.
  
  К тому моменту к кораблю подошел все тот же очкастый работник космопорта.
  
  - Вы уже улетаете? - осведомился он.
  
  - Как видите, - повернулся к нему капитан Адамс, сбросив на Брета свой баул с вещами.
  
  - Вам понравился отдых в столице?
  
  - Понравился бы, если б он был нам по карману.
  
  - Ну да, - презрительно скривился тот, вертя в руках планшет с очередными "бумагами".
  
  - Простите, что вы имели в виду?
  
  - Я согласен с вами. В столице цены самые высокие по сравнению с остальными планетами и лунами. Но я смотрю, вы все же купили холодильную камеру...
  
  - Да, корабельная совсем ни к черту.
  
  - Ну, эта тоже достаточно быстро выйдет из строя, могу заверить.
  
  - На что денег хватило, то и купили.
  
  - Могу ли я проверить ее на наличие контрабанды?
  
  - Конечно!
  
  - Откройте, пожалуйста!
  
  Фатт подчинился кивку капитана и беспрекословно откинул крышку холодильника.
  
  При виде неимоверного количества спиртного у работника космопорта, казалось, глаза полезут через линзы очков.
  
  - Вы собираетесь это выпить?
  
  - Нет, этим мы думаем заправлять двигатель, - иронично отмахнулся Келлан Адамс. - Конечно, пить! Дорога домой дальняя, будет чем заняться...
  
  - Воображаю! Ну, в любом случае желаю вам приятной дороги... домой. Не могли бы вы сдать свои пропуска?
  
  - Да, конечно.
  
  Все члены экипажа вложили пластиковые карточки в протянутую руку очкарика, а затем вновь вернулись к разгрузке.
  
  - Должен ли я что-то подписать? Или оставить свои комментарии и пожелания? - спросил Келлан, покосившись на планшет.
  
  - Нет. Я прошу вас поставить все сумки на землю и отойти, пока их проверят сканнером.
  
  - Не вопрос, - Адамс сделал приглашающий жест.
  
  - Благодарю за сотрудничество, - работник космопорта нажал на ушную гарнитуру и вызвал таможенную группу.
  
  Вскоре команда из четырех человек внимательно изучала багаж каждого, следя по теплодатчикам и металлоискателям на предмет нарушений установленных норм. Когда они приблизились к холодильнику, вся команда "Бетти" внутренне напряглась, а некоторые, казалось, вообще перестали дышать.
  
  Когда один из таможенников провел датчиком по левой стороне камеры, в ногах спрятанной в ее недрах Итиль, прибор истошно запищал.
  
  - Что там? - недоуменно спросил молоденький парнишка, расширенными глазами следя за цифрами, явно превышавшими стандарт.
  
  - Кон-ден-са-тор, - пожал плечами Копф с таким видом, словно перед ним стояли гамадрилы.
  
  - Чего?
  
  - В бытовых холодильниках применяются ребристо-трубные конденсаторы, в которых нагретый в результате сжатия хладагент остывает, отдавая тепло во внешнюю среду, и при этом конденсируется, то есть превращается в жидкость, поступающую в капилляр. Потом путем невероятных превращений, которые вам, кажется, не понять, он превращается в холодный пар, что и позволяет нам замораживать продукты питания и напитки.
  
  - А, ну понятно, - сделал умный вид второй таможенник. - Но если вы так хорошо разбираетесь в холодильных установках, может, скажете, почему стенки моего холодильника дома горячие? Уж не поломан ли он?
  
  - Я только что неясно выразился? Ладно, попробуем объяснить проще. Слушайте внимательно...
  
  - Понеслась! - кивнул головой Ленс, видя, что механик может продолжать болтать достаточно долго, чувствуя себя в своей тарелке.
  
  - ...В некоторых холодильниках, конденсатор встроен в заднюю или боковые стенки холодильного шкафа. Процесс получения искусственного холода в компрессионном холодильном агрегате обязательно сопровождается сильным нагревом конденсатора, соответственно, нагреваются и стенки холодильника.
  
  - А это не то же самое, что вы нам только что объяснили? - пролепетал сбитый с толку парнишка, выключив теплодатчик.
  
  - Именно! - вышел из себя обладатель уродливых очков, потеряв терпение. - Все, вы свободны, ребята!
  
  Таможенники кивнули, простились с экипажем "Бетти" и отправились по своим делам.
  
  - Итак, ваш груз законен, нарушений не наблюдалось, оплата стоянки произведена вовремя, потому вы свободны.
  
  - А скажите, кому я могу оставить ключ от арендованного модуля?
  
  - Мне.
  
  - Прекрасно. Спасибо!
  
  - Вы можете подниматься на корабль и дожидаться разрешения покинуть планету.
  
  - Еще раз спасибо, - улыбнулась Линдси и первой побежала к люку, чтобы поскорей попасть на любимый корабль.
  
  Очкарик лишь кивнул, простился и был таков.
  
  В течение четверти часа груз был помещен в отсек "Бетти", Кори уже сидела за штурвалом, а остальные ждали той минуты, когда они очутятся в открытом космосе.
  
  ***
  
  - Может, уже стоит достать Итиль из холодильника? - как-то неуверенно спросила Линдси, когда она и Брет направлялись в сторону командирского мостика, чтобы узнать время взлета.
  
  - Нет. Пока мы не будем в открытом космосе, никто не гарантирует ее безопасность, - покачал головой молодой человек. - Тем более, сейчас будет трясти, нельзя рисковать.
  
  - Да-да, я просто очень нервничаю!
  
  - Капитан, мы взлетаем? - спросил Талион, заглянув в рубку, где сидела лишь Дюбуа.
  
  - Да, только что дали разрешение. Вы бы пристегнулись! - ответила пилот.
  
  - А где капитан?
  
  - Они фиксируют холодильник, чтобы он не двигался при взлете.
  
  - Понятно, - Линдси опустилась в кресло второго пилота, пристегнувшись.
  
  Талион просто сел на ступеньку перед площадкой у лобового стекла.
  
  - Брет, лучше ухватись за что-то. Может трусить очень сильно, и тебя отшвырнет к стене... - предупредила Кори.
  
  - Ты же знаешь, у меня нет проблем с равновесием. Меня даже с места не сдвинет.
  
  - Да, помню, загадочный мальчик!
  
  - Ну, приготовьтесь! - Кори включила громкоговоритель. - Пристегнитесь, ребятки. Мы взлетаем!.. Рихтер, двигатель готов к старту?
  
  - Да, - послышалось в ответ.
  
  - Прекрасно. Итак, начинаю отсчет. Три, два, один! - Дюбуа надавила на рубильник до упора и взялась за штурвал.
  
  Послышался все нараставший шум двигателя, крылья медленно и бесшумно высвободились из фюзеляжа, и корабль взмыл в воздух, все отдаляясь от посадочной площадки космопорта.
  
  Дюбуа выровняла траекторию полета, войдя в свободный воздушный коридор. Дайделос становился все меньше, и вскоре корабль оказался за пределами планеты. "Бетти" стремительно пронеслась мимо военных истребителей на орбитальном причале, проскользнула между сторожевыми кораблями и другими более медленными транспортными средствами на переполненных космических дорогах около луны-спутника.
  
  - Как красиво! - выдохнула Линдси, глядя на проплывавшие мимо корабли всех видов и размеров, и все это на фоне далеких звезд и мелких лун-спутников.
  
  - Вот потому-то я и стала пилотом, - усмехнулась Дюбуа, поворачивая штурвал, и загруженная орбитальная станция планеты в смотровом окне начинала плавно плыть в сторону.
  
  Корабль стал медленно двигаться к внешней системе.
  
  - Ну, пожалуй, пора заняться делом, - сказал Брет, наглядевшись в лобовое стекло.
  
  - Тебе помочь?
  
  - Да нет, отдыхай, Линд. Капитан и Фатт помогут перенести Итиль.
  
  - Если понадобится помощь в обработке ран, зови!
  
  - В ближайшие три дня разматывать бинты нельзя. Дерматологическому гелю нужно время, чтобы заживить отставший кожный покров. Мне остается лишь подключить ее к аппаратуре и сделать кое-какие анализы, чтобы установить курс лечения. Но в любом случае, спасибо.
  
  - Я всегда готова помочь, - мягко улыбнулась девушка.
  
  - Я знаю, - только и ответил Брет, поцеловал ее в лоб и покинул командирскую рубку.
  
  - У вас с ним что, любовь? - с усмешкой спросила Кори, не отрывая глаз от приборов.
  
  - Нет, что ты!
  
  - Чего так категорично? А ну признавайся!
  
  - Даже если мне он и нравится, то я уж точно не в его вкусе... - неохотно ответила Торон, пряча глаза.
  
  - Это он тебе сказал?
  
  - Нет! Ты же сама видела тех девчонок из бара, просто идеал женщины. И теперь посмотри на меня - маленькая, худощавая, плоская, с детским личиком и извечно наивным взглядом на жизнь.
  
  - Ты к себе несправедлива, - заметил Келлан Адамс, бесшумно появившийся в проеме двери в рубку. - Я бы перефразировал все иначе - хрупкая, нежная, милая, чистая и всепрощающая.
  
  - Ого, капитан! - воскликнула Линдси. - А я думала, что ты меня всегда идентифицируешь не иначе как бесполое существо, разбирающееся в оружии, всегда знающее, где и что лежит на твоем же корабле, и сующее нос не в свои дела с глупыми комментариями.
  
  - Эй! Это несправедливо!
  
  - Неужели? - девушка встала с кресла второго пилота и потянулась. - А помнишь, что ты мне сказал, когда я захотела купить то красное платье?
  
  - Извини, я ошибся - твою характеристику "всепрощения" я исправлю на злопамятность, - он рывком притянул ее к себе, обняв, и поцеловал в висок. - Но больше я не собираюсь изменять своего мнения о тебе.
  
  - Да ладно тебе, капитан! Откуда эти телячьи нежности? - рассмеялась Линдси, не возражая таким его проявлениям дружбы, что бывало крайне редко.
  
  - Сам не знаю, - пожал плечами Келлан. - Но скажу одно - не смей даже думать о Брете, он разобьет тебе сердце.
  
  - Да, такого парня, как он, я не смогу удержать, согласна.
  
  - И даже не пытайся. Это приказ!
  
  - Слушаюсь, капитан! - девушка отдала честь, шутливо подмигнув. - Ну, с вами тут хорошо, но мне надо работать. Я еще не составила ревизию наших запасов еды и всего остального.
  
  - Да, иди! - Келлан провел взглядом девушку, а затем повернулся к Дюбуа, которая смотрела на него во все глаза с улыбкой на лице. - Чего?
  
  - Да нет, я просто в шоке видеть тебя в хорошем расположении духа. Это меня пугает!
  
  - Да ладно тебе!
  
  - Ну что, Кел, куда летим?
  
  - На Зим. У нас еще груз не сбыт, помнишь?
  
  - Ах да, груз!
  
  - Сможем прибыть туда без опозданий?
  
  - Ну, не знаю. Я, конечно, попробую сократить путь, но ничего обещать не могу.
  
  - Ладно уж, как будет!.. Но ты постарайся!
  
  - Да постараюсь!
  
  - Я тебя обожаю, Кори!
  
  - А кто меня не обожает?!
  
  Вдруг ожил громкоговоритель, и послышался недовольный голос Талиона:
  
  - Капитан, мы тебя ждем уже десять минут! Я даже лазарет подготовил.
  
  - Вот черт! Уже бегу! - Адамс вмиг испарился из командирской рубки.
  
  - Остынь, Брет, он сейчас будет.
  
  - Ладно, отбой!
  
  Рация издала треск, а в следующую секунду в рубке воцарилась гробовая тишина.
  
  - Наконец-то можно отдохнуть! - Кори расстегнула страховочный пояс, немного съехала вниз, забросила ноги на приборную доску и умиротворенно закрыла глаза.
  
  
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"