Иторр Кайл: другие произведения.

Путь златой секиры

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поход трех избранных воителей Четырех Королевств, имеющий целью освобождение правителей, похищенных неким колдуном; попутно, разумеется, следует порешить означенного колдуна. Как обычно, в подобных походах героев ожидают многие сражения, как обычно, они достигают своей цели... Вот только цель, как выясняется ближе к концу, не совсем та, что они себе ранее представляли.Повесть написана в жанре приключенческой фэнтези.



                           КАЙЛ ИТОРР

                       ПУТЬ ЗЛАТОЙ СЕКИРЫ





                               Жизнь была вратами, соединяющими
                              два разных, чуждых друг другу мира.
                               Сколько же рас, каждая со своими
                              радостями и горестями, надеждами и
                               отчаяньем, любовью и ненавистью,
                              прошло сквозь эти врата по дороге,
                                   ведущей из мрака во тьму?
                                      Роберт Эрвин Говард
                                       "Черный Человек"

                              Пролог

  В начале времен, говорили в минуты откровения жрецы, Боги  сот-
ворили священные орудия из священного металла - каковым всегда  и
везде считалось золото. И когда пришло время, и Боги покинули мир
Яви, эти орудия остались на земле - или, во всяком случае, в пре-
делах досягаемости простых смертных.
  Говорят, золотая цепь до сих пор обвивает старый дуб где-то  на
неведомом берегу неведомого моря; и цепь эту стережет старый уче-
ный кот, бывший спутником-фамилиаром одной из Богинь, когда та не
была еще Богиней. Говорят, золотая игла укрыта в стоге сена, при-
чем те, кто не знают, что она там, никогда ее не найдут. Говорят,
золотое кольцо лежит в глубокой океанской впадине, и лишь Морской
Владыка временами любуется его сиянием, не осмеливаясь даже приб-
лизиться к наследию Богов. Говорят, золотое копье похоронено вме-
сте со своей последней жертвой, и тот, чья рука коснется отмечен-
ного сплетенными крестами древка, станет владыкой мира, перед ко-
торым склонятся все цари и короли. Говорят, золотой телец, разби-
тый на тринадцать кусков, покоится в горячих песках Аравии, и эти
куски медленно, но неотвратимо сползаются, чтобы в конце  времени
стать единым целым.
  А еще говорят, что все это - чушь, которую не стоит даже выслу-
шивать, не то что воспринимать хотя бы наполовину всерьез.
  Тем не менее, очень многие верят в существование таких  орудий,
обладающих чудодейственной силой священного золота.
  Сколько их сотворено Богами - не знает никто. И уж подавно  ни-
кому не известно, где следует искать эти артефакты ушедшей эпохи.
О, у многих найдутся свои "единственно правильные" сведения - од-
нако, в этих сведениях достоверного еще меньше, чем в немногочис-
ленных легендах о златых орудиях...
  И лучше, если так оно и останется. Ведь кому под силу держать в
руках то, что сотворено Богами по Их мерке?
  Однако, человеческий род никогда не отличался благоразумием.  И
потому поиски продолжались, продолжаются, и наверняка будут  вес-
тись до тех пор, пока люди не разуверятся в себе. Или в Богах. Но
это если и произойдет, то не скоро...
  Ни разу за многие тысячелетия эти поиски не  завершались  успе-
хом. А если и завершались - достигшие цели не возвращались, чтобы
поделиться радостной вестью с остальными. Быть может, именно  по-
тому, что искали сознательно, поставив себе четкую цель и  устре-
мив все силы на ее достижение.
  Но - так бывает не всегда. Точнее, так бывает очень редко.
  Ибо ищущие не находят, а нашедшие не ищут. Ибо идущие не дости-
гают, а достигшие не идут. Ибо говорящие не ведают, а ведающие не
говорят. Ибо жаждущие не могут, а могущие не жаждут.
  Ибо миром правят не Боги и даже не Судьба.
  Ибо над Человеком нет иной власти, кроме самого Человека.  Если
только он, Человек, сам не пожелает подчиниться кому-либо - а же-
лающих хватает, ибо не всякому под силу нести бремя свободы и вы-
бирать собственный путь там, где другие идут по накатанной тропе.
  Но все же, есть и такие, кто носит звание Человека по праву.
  И они - способны взять златые орудия Богов и не быть испепелен-
ными нахлынувшей мощью.
  Потому что сами несут в себе не меньшую мощь, пусть и не подоз-
ревают об этом. А если подозревают - это не Люди. Это - Иные, од-
нако речь здесь пойдет не о них.
  Здесь речь - о тех, кто в своем неведеньи следовал путем Златой
Секиры сквозь кровь, хлад и смерть...


                    День первый. Черный Лес

  Украшенный осенним багрянцем лес встретил их мертвой тишиной.
  Трое пришельцев переглянулись.
  - СЛЕД не зря утерян здесь, - промолвил молодой воин, сбрасывая
связывающий движения плащ. Под плащом оказались короткие, до  ко-
лен, штаны из грубой шерсти да пояс с прямым мечом.
  - Значит, идем вперед, Бран, - заявила женщина с  красно-рыжими
волосами, убедившись, что ее сабля свободно выходит из  заспинных
ножен, крепко пришитых к облегающей кожаной броне. -  Стейн,  что
ты скажешь?
  Светлобородый, кряжистый боец в плотной зеленой рубахе и  рога-
том шлеме прадедовских времен степенно кивнул.
  - Нам туда, нутром чую.
  - Или тем, что пониже, - съехидничал Бран.
  Стейн не глядя отмахнулся громадным боевым топором.  Черноволо-
сый воин едва успел пригнуться.
  - Ах ты...
  - Парни, без шуток! - приказала женщина. - Хотите драки - скоро
вам будет драка, ставлю пять против одного в золоте.
  Пари никто не поддержал.

                              * * *

  ...Шварцвальд не баловал редких прохожих обычным для всех  про-
чих лесов шумом живности и птичьим гомоном; деревья здесь хотя  и
не были мертвыми, как во многих прОклятых землях, однако ни  одна
ветка, ни один лист на них не шевелился, какой бы ураган ни буше-
вал снаружи. Да, именно - снаружи: пересекая незримую, но  отчет-
ливо различимую черту - границу Черного Леса, - путник оказывался
в ином мире, где с начала времен не светило солнце и не  дул  ве-
тер. Почему - ведали, как обычно, лишь духи предков...
  Едва трех с половиной локтей росту, Стейн, однако, был одним из
самых могучих бойцов в Четырех Королевствах, и среди соратников -
самым опытным. Так что никакого спора о том, кому идти впереди  и
встречать возможную опасность первым, не возникло. Бран хотел бы-
ло взять на себя охрану тыла, но столкнулся с нежеланием воитель-
ницы ловить мужские взгляды своей... спиной. Кроме  того,  строго
молвил Стейн, тем самым ты ослабляешь внимание и подвергаешь  нас
опасности, хочешь того или нет. Пришлось гэлу смириться и  занять
место "маменькиного сынка" в центре маленькой группы.
  Урчание. Какое-то движение слева...
  - Берегись! - крикнул Бран, перехватывая на лету дротик,  кото-
рый вполне пришелся бы по руке какому-нибудь полумифическому  ге-
рою-великану из Легиона Зари.
  Из кустов справа от тропы выкатились две темных фигуры и,  раз-
махивая узловатыми дубинами, молча ринулись на пришельцев. Перво-
го встретил могучий удар топора, разваливший надвое и  нападавше-
го, и его дубину; второй, напоровшись на меч Брана, успел  взмах-
нуть своим неуклюжим оружием, но в этот момент воительница ударом
с разворота снесла ему полчерепа.
  - Спасибо, Соня, - бросил воин, высвобождая застрявший клинок.
  - Не увлекайся фехтованием, - посоветовал Стейн, вытирая  окро-
вавленный топор пучком травы. - Странные какие-то разбойники...
  - Похожи на полуобезьян, что некогда жили на юго-востоке Альп,
- заметила Соня, всматриваясь в то, что осталось от лиц противни-
ков. - Если это они, где-то рядом должны бродить... ага!
  После того, как два меча и топор распластали еще четырех воору-
женных подобными же дубинами громил (единственным их успехом стал
удар, скользнувший по плечу Брана), Соня закончила свою мысль:
  - Так вот, они ходят обычно группами по шестеро, носят  доспехи
из кожи и кости, дерутся палками или голыми руками.
  - Кто их владыка?
  - Да кто угодно, Бран. Это дикари, хуже даже, чем тролли.
  Стейн хмыкнул.
  - Много ты знаешь о троллях... Эй, а вот это мне знакомо! - Бо-
родатый северянин сорвал с шеи дикаря шнурок, на  котором  висело
серебряное кольцо; амулет мало помог своему владельцу в драке.
  - Что - это?
  Не удостаивая воительницу ответом, Стейн трижды встряхнул  аму-
лет и обратился куда-то в пустое пространство:
  - Малый Народец, призываю тебя - явись ко мне!  Именем  Мастера
Наковальни клянусь, что не причиню вам вреда!
  Неведомо откуда перед бойцами появился облаченный в  ярко-синие
одеяния карлик с жидкой седой бороденкой. Стейн рядом с ним  выг-
лядел просто великаном, малыш не доставал ему и до колена.
  - Что тебе нужно, Каменная Голова? - Услышав сие прозвище, Бран
хихикнул, но постарался все же скрыть усмешку. - Или тебе  просто
одиноко и захотелось поболтать с теми, кто поумнее?
  Стейн бросил амулет карлику. Без труда подпрыгнув на пару  лок-
тей, тот схватил кольцо и тут же упрятал в карман.
  - Здесь проходит СЛЕД, - северянин выделил последнее  слово,  -
полагаю, ты понимаешь, о чем я. Мне нужно знать, куда  этот  СЛЕД
ведет... или где конец этого СЛЕДА, если тебе известно.
  - Почему я должен говорить тебе это?
  - Если пообещаешь не открывать моих слов никому,  кроме  своего
повелителя, и лишь с глазу на глаз - расскажу.
  - Стейн...
  - Соня, не вмешивайся. Так как, Козлиная Борода?
  Карлик закашлялся - или фыркнул? разобрать было трудно...
  - Согласен, Булыжник. Ты меня заинтересовал.
  - Два дня назад, - нудным тоном секретаря какого-нибудь  совет-
ника начал северянин, - замок Айзенхорн, где как раз проходил Со-
вет Четырех Королевств, был атакован неизвестными силами. Короле-
ва Альмейна Герда и юный принц франков Карл взяты в плен;  король
Лотар Лоррейнский, регент франков Кольбейн и вождь арденнских гэ-
лов Карт убиты, погибли также их охранники-колдуны - все до  еди-
ного. Гуннар, ведун из Грауторма, взял СЛЕД похитителя, но дальше
Шварцвальда заглянуть не смог...
  Карлик, склонив увенчанную синим колпачком голову, изучающе по-
смотрел на троицу, затем вскочил на труп дикаря (отчего много вы-
ше, впрочем, не сделался) и ткнул пальцем Стейну в бедро.
  - А с собой этот Гуннар ничего вам не дал, чтоб по СЛЕДУ идти?
  По кивку Стейна воительница осторожно извлекла из пышной  массы
своих красно-рыжих волос плетеный ремешок с прозрачной стеклянной
(или хрустальной) бусиной и, наклонившись, показала талисман кар-
лику. Тот еще раз фыркнул (теперь это уже точно был не кашель)  и
ткнул большим пальцем себе через плечо.
  - Двигайте помаленьку на юг, мимо валунов и расщепленного дуба.
Там живет Адар, он знает о СЛЕДАХ побольше моего. Передадите ста-
рику привет от Виллена - авось и поможет.
  Стейн кивнул.
  - Благодарю. Если вам когда-нибудь понадобится моя помощь - то-
лько дайте знать.
  Карлик фыркнул еще раз и бесследно исчез.

                              * * *

  За россыпью крупных валунов, невесть сколько веков назад остав-
ленных отступающими ледниками, и вправду обнаружился расщепленный
молнией дуб - возрастом если и уступавший камням, то не более чем
на пару столетий. Но кроме дуба, там оказалась еще и засада.
  Двое громил и вооруженная большим топором амазонка бросились на
них совершенно бесшумно, не издавая обычного в таких случаях  ве-
рещания, заменявшего всем уважающим себя разбойникам боевой клич.
За такое несоответствие традициям (в своем понимании этого слова)
Бран оставил напавшего на него противника без обеих рук и носа, и
лишь потом, сжалившись, проткнул ему сердце. Стейн, не  занимаясь
подобными изысками, первым ударом вышиб из рук врага шипастую па-
лицу, а затем обратным движением смахнул с плеч его лысую  башку.
Соня обменивалась ударами с противницей целых полминуты, пока  не
нащупала брешь в ее обороне и не переправила амазонку на камни  с
расколотым черепом.
  - Странная компания, - нахмурился Стейн. - Амазонка из Загорья,
дикарь с гор и... кто там у тебя, Бран?
  - А Кром его знает, - бросил тот, вытирая клинок о шкуру,  слу-
жившую одеждой его противнику. - Похож на горца с востока, но ка-
кой-то не такой...
  - Безносый потому что, - заметила Соня, проявляя свое  странное
чувство юмора. - Ладно, где тут искать этого... старика?
  - Щас узнаем. Эй, Адар из Малого Народца! Тут Виллен тебе  при-
вет передавал!
  После минутного молчания откуда-то из зарослей терновника  пос-
лышался тонкий голосок:
  - А чем докажешь, что это он послал тебя сюда?
  - Клянусь именем моего покровителя, Метателя Молота! - проревел
Стейн - даже его железная выдержка имела свои пределы. - Мне что,
надо за уши вас вытаскивать? Не трону я никого, обещаю.
  - А логика-то - ну прямо как в твоих сагах, - усмехнулась Соня.
Северянин только отмахнулся.
  Готовый каждую секунду юркнуть обратно в кусты, пред их взорами
возник карлик Адар; от бороденки у него остались лишь пяток воло-
син, зато одежды отливали царским пурпуром и золотым шитьем.  Ес-
ли, конечно, у Малого Народца пурпур и золото являются прерогати-
вами высших классов, как у людей.
  - Что тебе нужно, Стейн Каменный Лоб? - спросил карлик.
  - Соня, покажи ему.
  Воительница вновь достала ремешок с бусиной-указателем,  покуда
Стейн в нескольких словах повторял свою просьбу.  Адар,  сощурив-
шись, всмотрелся в потускневший под его взглядом шарик, и с прок-
лятьем отпрыгнул.
  - Не хочу! Не хочу я лезть в это! Это не мое дело!.. Нет!!!
  Ого, мелькнула мысль у троих одновременно. Бран скользнул  кар-
лику за спину, отсекая его от спасительных кустов. Стейн с  преу-
величенным вниманием прищурился.
  - Так-так... и КУДА же ты не хочешь лезть? Укажи нам СЛЕД, и мы
оставим тебя в покое.
  - Не буду! - уперся Адар. - И так тут в нашем тихом лесу шаста-
ют разные... Чего им тут делать, спрашивается? Источник  у  Скалы
Рока запакостили, жить не дают...
  Соня вздохнула и вмешалась в разговор.
  - А если мы их прогоним - ответишь?
  Карлик с явственным подозрением уставился на воительницу.
  - А не обманете?
  - Придешь - увидишь сам. Однако если ТЫ нас обманешь...
  Голос Сони был таким же спокойным, но в  глубоких  серо-зеленых
глазах мелькнули огоньки. Адар отступил на шаг.
  - Ты угрожаешь, Красная?
  - Предупреждаю. Угроз не люблю. Так где эта Скала Рока?
  Карлик указал своим длинным носом на юго-восток.
  - Там, милях в трех. Запомните, обманете - из Шварцвальда живы-
ми вам не выйти!
  Увернувшись от Брана, Адар скрылся в кустах - однако не раньше,
чем эхом к его фразе прозвучали слова Сони:
  - Обманешь - и не останется ни вас, ни Шварцвальда.
  - Нельзя так с ними, - проворчал Стейн. - Это чертовски  гордый
и своевольный народец.
  - Как и я, - холодно ответила воительница.
  Больше эту тему не поднимали.

                              * * *

  Скала оказалась еще одним детищем древнего ледника; выглаженная
его холодным языком, она выглядела чужеродной в окружающем  лесу.
Обойдя скалу, Стейн отпрянул назад, чуть не сбив Брана с ног. Тот
хотел было возмутиться, однако Соня, уловив выражение лица  севе-
рянина, зажала юноше рот.
  Через пару секунд из-за скалы появилась еще одна амазонка, вос-
седавшая на странной твари, похожей на двуногую рыбу с клювом че-
репахи и шипастым хвостом неведомо кого. "Рыба" тут же  взмахнула
хвостом, однако Стейн, отбросив топор, успел прыгнуть первым. Из-
бежав острых шипов, он с лету вышиб амазонку из седла (Соня мгно-
венно пригвоздила ту к земле) и занял ее место. Тварь  дернулась,
но подчинилась новому всаднику.
  - Кто там еще? - шепотом спросил Бран.
  - Без понятия, - так же тихо ответил Стейн. - Но ставлю все что
угодно, без драки не обойдется. Подай-ка топор.
  Бран передал товарищу массивное оружие, подивившись  про  себя,
как такой штуковиной вообще можно орудовать: боевой топор северя-
нина весил фунтов тридцать самое малое! Обнажив собственный  меч,
гэл настроился на схватку. Соня, встав рядом, кивнула.
  - Ну, пошли, - выдохнул северянин и послал рыбу вперед.
  Неподалеку от Скалы Рока обнаружился родник. Деревья вокруг не-
большого водоема были изломаны, скручены и частично обожжены, не-
которые - вообще выдраны с корнями. А неподалеку от родника,  из-
дававшего весьма характерный, известный  всякому  запах  нужника,
развалились...
  - Iotnir! - ахнул Стейн, пуская рыбу "в галоп".
  Оба гиганта вскочили, хватая с земли свои громадные палицы. Ши-
пастый хвост рыбы ударил одного из них в бедро, но второй  мощным
ударом буквально смел северянина с седла. Освобожденная рыба пос-
пешила дать стрекача.
  Подпрыгнув локтя на четыре, Соня рубанула ближайшего гиганта  -
им оказался тот, второй, - по голове. Сабля наискось рассекла ли-
цо великана и застряла в районе верхней челюсти. Раненый  исполин
заревел и взмахнул палицей, но Соня оказалась быстрее и буквально
взлетела в повторном прыжке, на этот раз использовав  в  качестве
оружия свои ноги.
  "Женские ноги - страшное оружие", говорила древняя поговорка. И
видевшие эту сцену не могли бы не согласиться. Конечно, некоторое
значение имело также место, КУДА попала воительница (а удар  при-
шелся точно промеж колонноподобных ног великана). Вырвав из челю-
сти падающего гиганта свой клинок, Соня нанесла завершающий удар,
но особой нужды в том уже не было...
  Брану достался исполин, глубоко раненный в бедро, но ничуть по-
ка не ослабевший. Юноша, уклонившись от палицы, полоснул по запя-
стью гиганта; затем резанул по его второй ноге, пытаясь добраться
до сухожилий, однако не преуспел. Вновь свистнула узловатая пали-
ца; гэл снова уклонился, обошел великана сзади и всадил  меч  ему
под колено. Раненая нога подогнулась; гигант с ревом осел наземь,
выбивая у воина оружие. Отскочив от свистящей палицы,  Бран  мет-
нулся к потерявшему сознание Стейну, подхватил  его  топор,  враз
позабыв недавних сомнения, и с боевым кличем своего клана -  "Ра-
зи, О'Доннел!" - обрушил мощный удар на грудь противника. Тяжелое
лезвие боевого топора сокрушило и плоть, и кости, навсегда  успо-
коив великана.
  Отдышавшись, Бран повернулся к Стейну. Над тем  уже  склонилась
Соня, распахнув рубаху и осторожно прощупывая грудь.
  - Как он?
  - Жить будет, - ответила воительница. - Отдохнуть бы ему... или
хорошего целителя - да где найдешь такого, прах его побери!
  - Будет тебе целитель, Красная, - послышался знакомый голос.
  Адар теперь был не один; его сопровождало нечто наподобие  сви-
ты, одетой до того пестро, что у Брана зарябило в глазах.
  - Малый Народец умеет лечить раны смертных? - спросила Соня.
  - И не только раны. К утру Булыжник будет в порядке, не  беспо-
койся. А вы пока расчистили бы родник - мы не можем  восстановить
его мощь, мешает...
  - Iotunnscheiss, - усмехнулась воительница. - Конечно, работен-
ка... ниже нашего достоинства, но в благодарность за помощь - из-
вольте. Бран, за дело!

                              * * *

  Покончив с малопривлекательной работой уборщиков мусора  и  по-
дождав, пока чары Малого Народца очистят родник, воины устроились
на отдых - примерно там же, где до того лежали гиганты.
  - Иди искупайся, - предложила Соня, - я постерегу.
  - А потом - ты, - озорно ухмыльнулся Бран.
  Рыжеволосая воительница покачала головой.
  - Совсем мальчишка... тебе лет-то сколько?
  - Почти полторы дюжины, - сказал тот, - и мальчишкой меня давно
никто не зовет. Воин перестает быть ребенком...
  - Знаю, знаю, - когда берет в руки оружие для настоящего боя. -
Соня вздохнула. - Я ведь старше тебя даже не втрое...
  Бран недоверчиво посмотрел на спутницу.
  - Больше двадцати шести зим я бы тебе никогда не дал. Нет, пра-
вда - хорошо сохранилась.
  - Один из ведунов Грауторма однажды сказал, что меня подхватила
и несет за собой Река Времени; что я никогда не обрету покоя, по-
куда не отыщу цель своей жизни - но узнаю я эту цель, только ког-
да будет уже слишком поздно...
  Пытаясь уложить в своем мозгу слова Сони, гэл помотал  головой.
Впрочем, это ему не слишком помогло.
  - Не понимаю.
  - Думаешь, я понимаю? Знаю только, что где-то раз в дюжину  лет
я засыпаю в одном месте, а просыпаюсь в другом - не только месте,
но и времени. Одиннадцать лет назад это со мной в последний раз и
случилось: то был край... - воительница замялась, - под названием
Auster, и шел тогда год 1526 от Рождества Христова...
  Бран потер затылок, что-то припоминая; потом темно-синие  глаза
его расширились.
  - Но, Соня... жрец Никодемус, что читал у нас в Вердене  пропо-
ведь о Христе и его деяниях, говорил, что случилось все это семь-
сот с чем-то там лет назад!
  - Верно. Сейчас, по счету христиан, 751 год. И давай больше  не
будем об этом; я та, что есть, и иной быть не могу.
  Над поляной повисло молчание, нарушаемое лишь треском небольшо-
го костерка. Тела бойцов отдыхали, мысли же возвратились на  нес-
колько часов в покрытое кровавой тенью прошлое...

                              * * *

  Поднятый по тревоге гарнизон Айзенхорна. Паника. Неразбериха.
  Командование на себя берет Кайра, подруга и соратница погибшего
Карта Арденнского. Остатки гвардии Королевств (в основном те, кто
не был на посту в ту ночь) взлетают в седло и галопом направляют-
ся к высящемуся на юге Данмерка туманному Грауторму, серой  башне
чародеев, кудесников, волхвов и ведунов. Кайра, Мудрая клана Кан-
нингемов, прекрасно знает, что делает: сразить колдуна способен и
простой боец, а вот ОТЫСКАТЬ его может лишь другой колдун...
  Бешеная скачка сквозь ночь, сумеречное утро и дождливый день. К
вечеру загнанные кони падают замертво у серых стен цитадели. Раз-
метав караул из каких-то демоноподобных тварей, лучшие воины  Че-
тырех Королевств прокладывают дорогу Кайре, и та успевает сказать
пару слов безликому стражу следующей двери, пока хозяева Граутор-
ма не сочли это вторжение покушением на их собственные шкуры.
  Краткий отдых, а затем - приказ: троих лучших бойцов -  наверх.
В результате недолгих споров по широкой ониксовой лестнице подни-
маются низкорослый кряжистый Стейн, дальний родич похищенной Гер-
ды, молодой Бран О'Доннел, лучший фехтовальщик в гвардии Кольбей-
на, и Рыжая Соня, пришедшая в Королевства откуда-то с  востока  и
уже неоднократно доказавшая свое превосходство над многими  пред-
ставителями "сильной" половины человеческого рода.
  Ведун, представившийся Гуннаром, отдает Соне талисман,  обозвав
его "указателем пути", и сообщает, что преступником был  оставлен
СЛЕД (сей термин, хотя и был выделен многозначительным  тоном,  в
переводе не нуждался), но он, Гуннар, по указанному СЛЕДУ  спосо-
бен УЗРЕТЬ лишь Шварцвальд. Посему им, лучшим из лучших,  предпи-
сывается взять СЛЕД на месте, пройти до конца и свершить то,  что
им велит воинский долг и присяга. Да, добавил ведун,  увидев  ми-
нутное замешательство воинов, к северной границе Черного Леса  вы
попадете, переступив порог вот этой двери, - последнюю он  начер-
тил в воздухе, оставляя длинным пальцем слабо светящиеся линии.
  - Да пребудут с вами Боги и духи ваших предков, - сказала Кайра
на прощание. - Иных слов и приказаний у меня нет.
  И они - разные внешне и внутренне, но единые избранной целью, -
отсалютовали предводительнице, и вступили во врата.
  Шаг в неизвестность, во мрак; возможно, прямо к смерти.
  Иногда бывают минуты, когда грань между обычным человеком и ге-
роем - исчезает. И совсем не потому, что человек хочет  совершить
подвиг и быть отмеченным потомками.

                              * * *

  Малый Народец привел ошалевшего, но  совершенно  выздоровевшего
Стейна где-то за полтора часа до рассвета. Адар попросил  у  Сони
талисман-указатель и минут двадцать поколдовал над ним; затем  он
подбросил в костер каких-то листьев, отчего оттуда  повалил  гус-
той, с острым запахом дым. Окунув в этот дым лысую голову, карлик
оставался там минут десять. Затем, резко выдохнув, Адар  едва  не
сдул костер; искры брызнули во все стороны, дым  практически  ис-
чез, огонь начал отсвечивать голубизной утреннего неба.
  И раздался голос карлика, изменившийся почти до  неузнаваемости
- то ли из-за продымленной глотки, то ли по иным причинам.

          Когти смерти, клыки отмщенья -
          Ядом Власти отравлена суть,
          Но за гранью сна и видений
          Череп Ахха укажет Путь...

  Закатив глаза, обессилевший Адар рухнул на мягкий мох.
  - Череп Ахха? - вопрошающе повернулся Стейн к Малому Народцу. -
Это что и где?
  - На востоке отсюда - каменное кольцо Древних. Если войти  туда
и произнести вслух то, что написано на Камне-Ключе - вы... совер-
шите Переход в иное кольцо. На юго-запад оттуда - селение; тамош-
ний ворожей хранит в качестве талисмана череп Ахха, своего предка
в шестьдесят шестом колене... - Карлик в багряно-малиновых  одеж-
дах задумчиво почесал длинный нос. - Слушайте, а вы читать-то во-
обще умеете? На древнем наречии, я имею в виду?
  Бран презрительно хмыкнул, Стейн провел пятерней по бороде, Со-
ня пожала плечами.
  Видя это, карлик вздохнул.
  - И когда эти люди начнут хоть чему-то учиться... Ладно, идем -
помогу вам. Эти гиганты...
  - Iotnir, - подсказал Стейн.
  - Да зови как хочешь, мне едино. Они были защищены от нашей ма-
гии; вы помогли нам разобраться с ними, а  Малый  Народец  всегда
платит свои долги.


                    День второй. Череп Ахха

  Темные столбы менгиров, часть из которых была перекрыта  сверху
плоскими камнями-перемычками, на первый взгляд даже не отличались
от окружающего леса. Но вблизи...
  Седая древность, безмолвие, благоговение, страх - это лишь  ма-
лая часть того, что вид каменного кольца внушал зрителю. Западные
края знали много таких строений, возведенных неведомыми  народами
в неведомые времена. И хотя назначение иных вскоре было  открыто,
и ореол тайны частично исчез - ЭТО кольцо такового не потеряло.
  Неожиданно для самого себя Бран заговорил речитативом:

     Камни древние пылью покрыты,
     Серой пылью ушедших веков.
     Кто возвел их - давно все забыты,
     Все ушли в мертвый мир вечных снов.
     Но порой из-за грани столетий
     Нам слышны голоса в тишине,
     И мы верные видим ответы -
     Но увы, лишь в изменчивом сне...

     Кости мертвого прошлого камнем
     Прорываются из-под земли,
     И запретные, черные тайны
     В них орнаментом стертым вросли.
     И встает тень былого величья
     В покосившихся, старых стенАх -
     Хоть и сила, и власть безразличны
     Серым призракам мрачного сна...

  - Так ты бард? - одобрительно покосился карлик на черноволосого
воина. - Неплохо, неплохо...
  Гэл смутился.
  - Да нет... Даже не помню, чтоб когда-то слышал такие стихи.  У
нас барды баллады о героях сочиняют да песни-назидания... А это -
что-то иное...
  - Иное, - кивнул карлик. - Как-нибудь, если захочешь -  погово-
рим об этом.
  - В другой раз, - твердо сказал Стейн.
  Пройдя ко "входу" - ведущему внутрь кольца менгиров коридору из
островерхих камней меньшего размера, - Соня  принюхалась.  Клинок
сам собою оказался в ее руках.
  - Не нравится мне здесь, - заявила она.
  - Если это единственный путь, надо идти.
  - Знаю, Стейн, но все равно - не нравится.
  Карлик уверенно скользнул вперед, явно не разделяя сомнений во-
ительницы, и уже нетерпеливо приплясывал около стоящего в  центре
шестигранного камня - Ключа.
  - Встаньте лицом ко входу и возьмитесь за руки, - приказал он.
  Люди заняли нужное положение.
  - А теперь - когда я скажу "вперед", закройте глаза и  считайте
до ста. Если вам дорога жизнь - пока не закончите, не  разжимайте
рук, не дышите и не смотрите. Многие бесследно  сгинули,  нарушив
это правило.
  Соня тоскливо вздохнула и покосилась на спутников.  Бран  пере-
дернул плечами; Стейн стоял, как каменный, оправдывая свое имя.
  Почувствовав на талии руку юноши, воительница решила не препят-
ствовать; в иной ситуации посмевший замахнуться на подобное  рис-
ковал лишиться не только руки.
  - Ну, народ, - возвестил карлик, что-то неразборчиво  пробормо-
тав, - Переход начался - вперед!

                              * * *

  Холод. По телу словно ползут мириады жуков.
  Шепот невнятных голосов, говорящих на неведомых наречиях.
  Сквозь сомкнутые веки временами пробивается яркий  свет,  после
которого следует грохот, как от грома небывалой мощи.
  "Девятнадцать..."
  Лязг смыкающихся челюстей. Смрад, как в логове водяного  драко-
на. Безмолвный приказ встать на колени и взглянуть в глаза своему
Повелителю.
  Вновь - вспышка; вой ледяного ветра. Колючие снежинки ранят ко-
жу даже сквозь одежду.
  "Тридцать шесть..."
  Опора под ногами исчезает. Падение.
  Холод усиливается.
  За несколько секунд невозможно так сильно замерзнуть, и все же,
конечности словно обращаются в непослушные куски льда. Сердце все
медленнее проталкивает кровь по застывшим жилам.
  Скрип старых, заржавленных петель.
  "Пятьдесят семь..."
  Звон разбитого стекла. Шипение разъяренной змеи.
  Между лопаток - ощущение срезающего полосу кожи ледяного  клин-
ка. Стекающая по спине кровь.
  Запах и вкус тухлого мяса. Желудок взлетает к горлу. Рот запол-
няет желчь.
  "Восемьдесят один..."
  Щелканье бича, рассекающая спину огненная полоса удара. Торжес-
твующие вопли, причем голоса вряд ли принадлежат людям.
  Рокот барабанов. Он все усиливается и усиливается, грозный ритм
пронизывает все, что осталось от тела.
  Плач флейты, вырывающий мысли из разума.
  "Девяносто восемь..."
  Легкие разрываются.
  Удар, разбрызгивающий плоть по прихотливо изрезанному камню.
  Грубый, скрипучий голос: "Теперь я знаю вас."

                              * * *

  - Эй, вы как, в порядке?
  Удивляясь, что он еще жив, Бран открыл глаза. Все вроде на мес-
те, никаких ран и ожогов; даже рука все еще лежит на...
  - Убери, - сказала Соня.
  Чуть покраснев, он отодвинулся и встретил ехидную ухмылку Стей-
на. Северянин, лицо которого после Перехода еще не избавилось  от
зеленоватого оттенка, уже деловито осматривался. Каменное кольцо,
в точности подобное тому, первому, окружали пологие холмы, порос-
шие хилыми рощицами; неяркое утреннее солнце пригревало несколько
сильнее, чем в районе Шварцвальда.
  - Нам на юго-запад, значит? - уточнил он у карлика, оказавшего-
ся тут вместе с ними.
  - Во-он там, за холмом, будет тропинка, - кивнул тот. - По  ней
без труда доберетесь. А мне пора.
  - Счастливо, - бросил Стейн, но карлик уже растворился в возду-
хе, как это умеют делать только чародеи и Малый Народец.
  За холмом действительно оказалась тропинка, и на сей раз,  раз-
нообразия ради, им не встретились никакие дикари или  разбойники.
Вплоть до самого селения, обнесенного декоративной плетеной огра-
дой - явно украшением, а не защитной стеной.
  Деревянные ворота были распахнуты. Вход храбро охранял стражник
- он громко храпел, опираясь на свое копье. Неслышно пройдя прямо
у него под носом, троица оказалась в селении,  подобных  которому
без счета разбросано по всему свету. Бревенчатые избы, часть кры-
та соломой, часть - глиняной черепицей; с одного края деревни уже
виден ее центр - гладко утоптанная площадь с колодезным срубом.
  Вот только одно выглядело необычным: за вычетом спящего  страж-
ника, на улице не было ни одной живой души.
  Сообразив, что его насторожило, Стейн мигнул Соне. Та осторожно
подкралась к стражнику и тронула его за плечо. Труп сполз на зем-
лю; голова, прибитая к крепко воткнутому в дерн копью, продолжала
издавать подобный храпу звук. Воительница отпрыгнула, занося меч,
но мертвый стражник ничего не предпринимал.
  - Ад и преисподняя! - выдохнула Соня.
  - Точно, - бросил Стейн. - Что будем делать?
  - Попробуем осмотреть тут все, - предложил Бран, - авось чего и
найдем. Будь труп предостережением, он бы не притворялся  спящим;
а раз маскируется под живого, значит, есть что прятать.
  Признав безупречную логику гэла, трое воинов в прежнем  порядке
двинулись вперед, на всякий случай держа оружие наготове. В боль-
шинстве строений двери были открыты, внутри царил разгром.  Неко-
торые, однако, оказались заперты, причем изнутри; конечно,  севе-
рянину не составило бы труда высадить любую дверь, но  заниматься
грабежом и мародерством он считал делом недостойным.
  Зато на площади их уже ждали.
  - Взять! - проскрипел скелет, восседавший на двуногом  ящере  с
зеленовато-голубой чешуей и горящими оранжевыми глазами.
  Шестеро наемников, помахивая разнообразными орудиями  умерщвле-
ния, выскользнули из проходов между избами и как бы с ленцой нап-
равились к пришельцам. Скелет пихнул своего чешуйчатого "скакуна"
прикрученными прямо к костям голени шпорами, и также  придвинулся
к месту намечавшейся битвы. Походкой ящер напоминал  цыпленка-пе-
реростка, но отнюдь не выглядел смешно или хотя бы забавно.
  Взмахом топора расчистив себе путь, Стейн снова ринулся к само-
му опасному, по его мнению, противнику. Короткий разбег, прыжок -
и ящер плюнул ему в лицо сгустком какой-то едкой слизи,  ослепив-
шей северянина и заставившей его скорчиться от боли  прямо  перед
оскалившимся от удовольствия скелетом.
  - Прикрой сзади! - бросила Соня, ловким ударом отсекая руку од-
ному из противников.
  Встав спиной к спине, они дрались против пятерки оставшихся на-
емников несколько минут, парируя и атакуя; Бран, может, и не  был
равен воительнице умением, но противников превосходил, и держать-
ся так им особого труда не составляло. Но тут раздался  скрипучий
голос скелета:
  - Эй, вы! Бросайте мечи - или навеки попрощайтесь с приятелем!
  Покинув седло, скелет стоял около свернувшегося клубком Стейна,
занеся над ним короткое копье.
  Соня с отвращением сплюнула, взглянула на соратника, передерну-
ла плечами и опустила клинок. Бран последовал ее примеру.
  - Оружие - на землю! - приказал скелет.
  - Моего меча никто не получит! - отрезал гэл. Блеснув  посереб-
ренным эфесом, его клинок взмыл в воздух и упал в колодец.
  - Так! - воскликнула воительница и точным  броском  переправила
свою саблю туда же.
  - Как угодно, - согласился скелет. - Взять их!

                              * * *

  ...С трудом разлепив веки, Стейн увидел только багровую пелену.
Но слух еще служил северянину, и мысль работала по-прежнему  чет-
ко, несмотря на рвущую лицо боль.
  Пришло время сделать то, что можно сделать лишь единожды.
  Северянин до крови стиснул в ладони висящий на шее амулет-моло-
точек, и ПОЗВАЛ. Жрецы сказали бы - "воззвал", однако Стейн  тер-
петь не мог ни жрецов, ни их манеры разговаривать.
  И мысленный ЗОВ был услышан.
  Первая молния ударила прямо в него, обжигающей болью  исцеления
и ободрения. За первой последовали вторая, и третья...
  Громовержец, Метатель Молота, Сокрушитель Гигантов, Хозяин Коз-
линой Колесницы - много прозвищ имел небесный покровитель северя-
нина; в Альмейне его звали Донар, а в странах Скандинавии - Свеа-
рики, Нор-Эгр и Данмерке - Тор. Амулеты в виде знаменитого молота
Тора, железного Мьолльнира, носили на шее многие; однако немногие
понимали, какова на самом деле связь между амулетом и  тем,  кому
он посвящен. Стейн в свое время узнал это, как узнал и цену,  ко-
торую надлежит платить за подобный ЗОВ.
  И теперь, когда настал час - заплатил.

                              * * *

  Очухавшись, Бран обнаружил, что от  скелета-командира  осталось
лишь костяное крошево, а от его ящера - груда обгорелого мяса. Но
прочие противники были живы и уже ползали на четвереньках, прихо-
дя в сознание.
  Терять времени было нельзя. Подхватив выпавшую из рук  наемника
рогатину, гэл, пренебрегая всеми кодексами воинской чести, всадил
широкое лезвие сперва в спину хозяина оружия, потом в бок его со-
седа, потом... Наконец, остался лишь один из врагов; уперев  ост-
рие своего меча в землю, он едва стоял на ногах.
  Бран вышиб у него оружие и отбросил свою рогатину. Наемник  по-
пытался было пнуть его в колено, но гэл могучим свингом  в  левый
висок отправил противника в нокаут.
  - Что это было? - с трудом вымолвила Соня, держась обеими рука-
ми за стену.
  - Не знаю, - ответил Бран; голова у гэла слегка кружилась,  од-
нако упасть он уже не боялся.
  Подойдя к Стейну, он перевернул тяжелое тело - и не сдержал ис-
пуганного возгласа. Лицо северянина превратилось в маску из крови
и грязи, а темно-русая борода стала почти седой.
  Сделав несколько неверных шагов, Бран оказался у колодца; быст-
ро вытянув из глубины ведро холодной воды, он снял его с крюка  и
выплеснул в лицо недвижно лежащему Стейну. Тот шевельнулся и  вы-
давил: "Еще!"
  После третьего ведра северянин смог приподняться на локте. Вои-
тельница к этому времени уже почти пришла в себя и  рассматривала
трофейное оружие, подбирая замену утерянному клинку.
  - Так что это было, Стейн? - спросил Бран.
  - Яд какой-то.
  - Да я о молниях!
  - Ах это... Тор пришел к нам на помощь, только и всего.
  Приладив на себе две перевязи с широкими мечами, Соня подошла к
северянину и пристально всмотрелась в его лицо, вдоль  и  поперек
исчерченное свежими шрамами. Холодно блестящие серые глаза уцеле-
ли чудом.
  - Сделаешь это еще раз - умрешь, - предупредила она. - Ты поте-
рял самое меньшее двадцать лет жизни.
  Опираясь на руку соратницы, Стейн встал и размял мышцы шеи.
  - Это все равно мой последний поход, Соня. Гуннар сказал правду
- я не вернусь ни в Альмейн, ни в Данмерк.
  - Брось. Погибнуть в самом начале - какой от этого толк?
  - Будет так, как определили Норны.
  Воительница поморщилась.
  - Будет так, как решишь ТЫ. Делай, что должно - и возможно, да-
же эти твои Норны передумают.

                              * * *

  Продолжать поход они пока не могли: во-первых, Стейн до сих пор
не восстановил силы, во-вторых, неизвестно было, что делать даль-
ше: ведь ни Черепа Ахха, о котором говорили карлики, ни его хозя-
ина-ворожея так и не нашли.
  - Утро вечера мудренее, - махнул рукой Бран. - Разберемся.
  - Да уж надеюсь... - проворчала Соня. - Кстати, что ты себе по-
добрал взамен своего меча?
  - Щит и рогатину. По крайней мере, добротно сработаны. Взяла бы
и ты щит, есть ведь лишние; полезная штука, когда бьешься не один
на один.
  Воительница покачала головой.
  - Я не умею пользоваться щитом.
  Гэл чуть не подавился куском вяленого мяса. Щит в левой руке  и
меч, топор, палица или копье в правой - это же  основы  воинского
мастерства, так обучают пеших солдат по всей Европе!  В  Испании,
Иберии, Галлии, Италии, Лоррейне, Альмейне - это везде так, меня-
ются лишь некоторые приемы! И Рыжая Соня, одолевавшая лучших бой-
цов Королевств, Севера и Запада, носившая странный восточный  ти-
тул herojinya - не умеет этого делать?
  - Обоерукая, да? - раздался хриплый голос северянина, прекрасно
слышавшего беседу. - Это умение работать двумя руками одновремен-
но, - пояснил Стейн, увидев, что Бран не понимает названного тер-
мина, - требует немалого умения и ловкости.
  - И это тоже, - кивнула воительница. - Хотя мне больше нравится
двуручный меч или сабля.
  - Так принято у вас на Востоке? - поинтересовался гэл.
  Соня пожала плечами.
  - Не могу сказать. Вряд ли. Скорее это моя привычка. С  двуруч-
ным оружием удар точнее и сильнее, если умеешь с ним  обращаться;
кроме того, сам клинок служит тебе защитой, не нужно ни доспехов,
ни щита.
  - Не верю, - покачал головой Бран.
  Северянин ухмыльнулся в бороду.
  - Эй, юнец, три кроны против одной, что ты ошибаешься.
  - Я не хочу тебя грабить, - возразил гэл, - и кроме того,  тебе
отдыхать надо, а не оружием махать...
  - А "махать" будем мы. - Соня пружинисто поднялась и переброси-
ла Брану его щит и рогатину, для себя же подобрала полуобгоревший
шест локтя в три длиной, держа его за один конец. - Представь се-
бе, что это - большой меч; как там у вас говорят  -  clayheamore,
что ли?
  - Claidhneah more, клеймора, - поправил гэл. - Не очень похоже,
ну да ладно.
  - Пускай клеймора. Один удар, пришедшийся не вскользь - и  счи-
тай, ты убит: ни щит, ни кольчуга против прямого удара двуручника
не помогут. А теперь - защищайся!
  Удар. Второй. Третий...
  - Ладно, сдаюсь. - Бран бросил рогатину и потер синяк на плече.
- Но почему же большой меч носит лишь один боец из полусотни?
  - Многие ли могут сутки напролет таскать на плече двадцать пять
марок железа, помимо брони и прочего снаряжения, да еще и  орудо-
вать такой хренотенью в долгом бою? - ворчливо осведомился Стейн.
- Ну, я - могу, так я и ношу большой топор. Таких, как у меня,  в
Данмерке только два есть, да еще не то два, не то три в  Нор-Эгр.
А ведь мы, северяне, не из слабаков.
  - Гэлы - тоже! - обиделся юноша.
  - Знаю, но я не о том. Ты прикинь сам, для чего  нужны  большие
мечи или топоры.
  Вспомнив только что закончившийся бой, гэл ответил:
  - Разрубать броню и щиты. Ну и прикрывать хозяина, если тот до-
статочно ловок.
  - А кому нужен большой меч, когда по-настоящему хорошая броня -
такая, что выдержит удар обычного клинка и вдобавок защитит  зак-
люченное в нее тело, - имеется в лучшем случае у правителя да па-
ры-тройки полководцев?
  Соня хмыкнула.
  - Стейн, ты опять? Мы как-то уже говорили об этом...
  - Говорили, и не помню, чтобы ты меня убедила, - парировал  се-
верянин. - Подумай, Бран. Мне можешь не говорить, а вот ей - поп-
робуй доказать. То, чему она сейчас учит тебя - не для войн чело-
века с человеком. Это для битв с кем-то вроде  вчерашних  iotnir.
Не так ли, herojinya? За что ты получила свой титул, а?
  Не отвечая, воительница завернулась в свой плащ и устроилась  у
костра. Мужчины с понимающими усмешками переглянулись и  последо-
вали ее примеру.
  Сторожить нужды не было: нюх на опасность у них, ветеранов мно-
гих походов, навострился до такой степени, что даже юнец Бран  во
сне мог учуять врага за двадцать шагов. Стейн же как-то  хвастал,
что способен ощутить угрозу за добрых полмили, и хотя это, скорее
всего, было преувеличением - но лишь в вопросе расстояния...

                              * * *

  Выспаться как следует им не удалось: в середине ночи  обнаружи-
лось, что половина строений охвачена огнем. Очевидно, виной всему
были молнии Стейна (точнее, Тора) - и странное дело, обычно пожар
возникал сразу после попадания небесного огня в то, что могло го-
реть, на сей же раз между ударом молнии и пожаром прошло чуть  ли
не полдня.
  Продираться сквозь огонь необходимости не было: пожар застиг их
на площади у колодца, достаточно далеко от пылающих стен и  крыш,
чтобы не бояться ожогов. Северянин было пожаловался на жару, пос-
ле чего Бран с озорной усмешкой вылил ему на голову ведро  холод-
ной колодезной воды; той опасность нагреться не грозила.
  Подняв сноп искр, рухнула одна изба... вторая...
  - Если кто из местных выжил, потом отстроятся на очищенном мес-
те, - молвил Стейн в ответ на собственные мысленные упреки. - Ес-
ли же нет - это будет им погребальным костром.
  - Скорее второе, - бросила Соня, задумчиво уставившись в пламя.
- И я очень надеюсь, что тот скелет - единственный в своем  роде.
Потому как иначе нам предстоит сразиться с  колдуном-некромантом,
а это... не самый легкий из противников, скажем так.
  - Негро... кем? - переспросил северянин.
  - Некромант, - повторила воительница, - это на языке павшей Им-
перии. Обозначает что-то наподобие "повелителя мертвых". Все они,
сколько их было с начала времен, на одно лицо: грезят  о  мировом
владычестве, для завоевания коего собирают себе армии из восстав-
ших мертвецов.
  - Бред, - заметил гэл. - Разве из мертвецов получится армия? Ну
ладно солдаты, а командовать-то кто будет?
  Соня хмыкнула, и Бран с запозданием вспомнил, что не далее  как
вчера встретил скелета, командовавшего несколькими наемниками...
  Тут одно из строений осело с таким грохотом, словно то была  не
деревянная постройка, а огромная каменная башня. Несколько  голо-
вешек взрывом отбросило к колодцу. Стейн небрежным движением сбил
пламя с той, что едва не попала ему в голову - и с проклятьем от-
скочил, нашаривая топор. Увидев, ЧТО прилетело из горящей  дерев-
ни, Соня и Бран также повскакивали на ноги.
  - Не бойтесь, - прозвенел обугленный череп своей бронзовой  че-
люстью, - я не причиню вам вреда, ах-ха.
  Гэл осторожно ткнул череп острием своей рогатины.
  - Эй, больно! - возмутился тот. - Ах-ха, а если тебя так?
  Усмехнувшись, северянин перехватил топор поудобнее:  того,  кто
чувствует боль, уж точно можно убить!
  - Что ты такое, во имя неба? - спросила воительница.
  - Ах-ха, так-то лучше, - проворчал череп, -  а  то,  понимаешь,
сразу за оружие хватаются... Вы слышали такое имя - "Череп Ахха"?
  Переглянувшись с Соней, Стейн сказал:
  - Ну, допустим, слышали...
  - Ну так это я и есть, - "представился" их странный собеседник,
- и готов служить вам в меру своих способностей; если вы,  ах-ха,
в свою очередь, сделаете кое-что для меня.
  Сплюнув, воительница демонстративно отвернулась, не желая иметь
никаких дел с разными говорящими черепами. Бран, однако, оказался
менее привередлив (или менее опытен в общении с живыми  мертвеца-
ми), и поинтересовался:
  - Чего именно ты желаешь от нас?
  - Ах-ха, да сущий пустяк, - ответил Череп Ахха, - отнесите меня
в одно место, только и всего. Это в нескольких милях отсюда.  Сам
я, как вы понимаете, ах-ха, передвигаться не могу.
  Гэл пожал плечами.
  - Быть может, и отнесем. А чем ты можешь помочь нам?
  - А что вам нужно?
  - Умеешь ли ты брать СЛЕД?
  - СЛЕД? Ах-ха, проще пареной репы. Давайте-ка сюда указатель, я
вас в момент направлю к цели.
  Соня тут же передала юноше бусину на ремешке, не желая вступать
в контакт с тем, что смертельно ненавидела (или чего втайне  боя-
лась, как ни странно это звучало для всякого, знакомого с  воите-
льницей). Бран поднес амулет к "лицу" Черепа Ахха; в пустых глаз-
ницах зажглись синеватые искры, челюсть сухо клацнула.
  - Ах-ха, ну и задачку вы мне подсунули...
  - Ты видишь СЛЕД?
  - Вижу, вижу... ах-ха, не следовало бы мне лезть в это, но долг
платежом красен. Возьмите меня и идем.


                    День третий. Железные Врата

  Брезгливость - качество, которое у воина (у настоящего воина, а
не у расфуфыренной дворцовой болонки в перьях со шпилькой  вместо
оружия) встречается не чаще, чем косолапость  у  вора-карманника.
Однако прикасаться голыми руками к черепу - в особенности, к  че-
репу говорящему и явно обладающему как минимум подобием разума, -
не желал никто. Хотя гэл и северянин втихомолку подсмеивались над
Соней, полагая некоторые ее предрассудки чистым суеверием, сейчас
они сочли более разумным последовать примеру воительницы.
  В конце концов, Стейн закатил череп в одно из пустых деревянных
ведер, что валялись у колодца. Бран тут же плеснул туда воды; по-
булькав немного, череп согласился на умывание, однако в ведре ле-
жать отказался наотрез - "ах-ха, да как же мне путь-то  указывать
оттуда?". Тогда Соня взяла вчерашний шест и без лишних  церемоний
насадила на него Череп Ахха. Такой вариант устроил всех.
  - Куда идти? - спросил гэл, которому торжественно вручили полу-
чившийся "жезл предводителя" и пропустили вперед.
  - На восток, прямо по тропе... пока, ах-ха. Потом  повернем,  я
скажу, когда.
  Тропинка, начинавшаяся у ворот сгоревшей деревни, вела не  сов-
сем чтобы на восток, заворачивая то к югу, то к северу,  медленно
перебираясь с одного бугра на другой. С каждым разом бугры стано-
вились все выше - дорога явно приближалась к предгорьям.
  - Так, а вот здесь - свернуть налево, - нарушил молчание череп,
- и идите осторожнее, мост на соплях держится...
  Бран посмотрел налево, затем на соратников. Те ответили  такими
же непонимающими взглядами.
  - Какой еще мост? Здесь ни реки, ни оврага...
  Череп Ахха издал звук, судя по всему, заменявший ему вздох.
  - Ах-ха, ну хоть кто-нибудь из вас, живых, умеет видеть  дальше
своего носа? Yin be'art Eskrim fa-Thain!
  Мир вокруг содрогнулся, словно отражение в спокойной воде, если
бросить в нее камешек - чуть поодаль. Только, в отличии от  отра-
жения, мир после этого изменился. И сильно.
  Тропинка осталась почти прежней, разве что выглядела чуток  по-
уже. Но петляла она теперь по горным кручам, оставляя внизу  про-
пасти, дно которых терялось во тьме. Как раз там, где стояли  лю-
ди, тропинка раздваивалась, и левая через полсотни  шагов  упира-
лась в подвесной мост. Последний помнил если не зарождение  Импе-
рии, то уж ее падение - точно.
  - Колдовство! - буркнул северянин, прекрасно сознавая, что выг-
лядит несколько глуповато.
  - Иллюзия, морок, - уточнил череп. - Ах-ха, дурное здесь место.
Очень старое. Но ваш СЛЕД ведет туда.
  Не любивший высоты Бран пробормотал несколько заковыристых  ру-
гательств. Много легче ему не стало.
  - Идем по одному, - твердо заявила Соня. - Веревка есть у кого?
  Запасливый Стейн расстегнул пояс и после некоторой возни размо-
тал с себя шагов сорок с лишним тонкой, но крепкой веревки.
  - Держи. Обвяжись покрепче - и ступай.

                              * * *

  Древний мост предательски потрескивал, но и воительница, и  гэл
перебрались на ту сторону без неприятностей. Северянин  аккуратно
перебросил им шест с черепом - тот во время краткого полета выдал
такую серию непроизносимых звукосочетаний, что даже Стейн, знаток
по части ругани, был поражен. Затем, раскрутив вокруг себя  тяже-
лый топор, северянин швырнул его туда же.
  - А еще говорят "плавает как топор", - усмехнулась Соня. - Если
уж топоры летают, так плавать они как-нибудь научатся.
  - Летают, - согласился Бран, - но уж больно низко. И ведь это -
с его силищей! Многие ли могут метнуть тридцать фунтов  на  трид-
цать шагов? Я что-то таких больше не встречал...
  Покончив с переправкой всего снаряжения, Стейн перебрался и сам
- на четвереньках; он никогда не верил в храбрых Героев, что даже
по подземным ходам троллей следуют с гордо задранной  головой,  а
то и верхом на лошади. Мост угрожающе заскрипел под немалым весом
северянина, но выдержал.
  - Ну, череп, а куда теперь? - спросил Стейн, отряхиваясь и сно-
ва заполучив в руки любимый боевой топор.
  - Дальше, дальше... до Железных Врат недолго осталось.
  Действительно, осталось недолго - примерно через треть мили ка-
менистая тропинка ушла прямо в скалу. Для проверки, не  очередная
ли перед ними иллюзия, гэл ткнул в камень сперва древком  рогати-
ны, потом, вспомнив о некоторых чудесных свойствах холодного  же-
леза - острием. Скала оставалась скалой.
  - Если внимательно посмотрите наверх, - объявил Череп Ахха, - в
двадцати восьми с половиной локтях от основания скалы вы  увидите
нечто наподобие вороньего гнезда.
  Бран прищурился. Яркое полуденное солнце мешало, но все-таки  в
указанном месте он действительно разглядел что-то похожее.
  - Ну и что с того?
  - Ах-ха, там лежит Ключ. Если хотите идти дальше, добудьте его.
  Взбираться по почти отвесной каменной стене - дело нелегкое,  к
тому же в скалолазаньи ни один из них не был специалистом.
  - Там, локтях в десяти, вроде расщелина... можно попробовать, -
пробормотала воительница.
  Стейн опустил наземь топор, знаком приказал спутникам избавить-
ся от лишней тяжести, подошел вплотную к скале и уперся в нее ру-
ками и лбом.
  - Бран, на плечи. Соня, наверх - и вперед.
  - Погоди... - Она распустила шнуровку и сняла сапоги. - Вот те-
перь порядок.
  - И то верно, - Бран скинул свои башмаки, - так легче  держать-
ся. Стейн, готов?
  Северянин что-то утвердительно пробурчал. Гэл вскарабкался  ему
на плечи и также постарался прилипнуть к скале. Следом на могучую
спину Стейна влезла воительница; опершись на колено Брана, она  в
два счета оказалась уже у него на плечах.
  - Черт, - с досадой бросила Соня, - не дотянуться. Еще бы  хоть
локоть-полтора...
  Внизу раздалось кряхтение. Бран опустил взгляд, и челюсть у не-
го отвисла: стиснув его лодыжки, багровый от натуги Стейн выжимал
на одних руках их объединенный вес! Это же добрых триста  пятьде-
сят фунтов, поразился гэл!
  - Ап! - выкрикнула воительница, и в этот самый миг давление  на
плечи Брана ослабело. Бросив взгляд вверх, он убедился, что  Соня
закрепилась в расщелине и медленно ползет по скале, продвигаясь к
"гнезду".
  - Эй, а тебе особое приглашение надо? - послышался голос снизу.
  Гэл тут же спрыгнул, виновато посмотрев на предводителя, но тот
лишь, покряхтывая, разминал себе спину и плечи.
  - Не самая легкая работенка, - бросил северянин. - Приготовься,
ловить будем.
  Еще несколько минут три взгляда (два живых и один мертвый) наб-
людали за распластавшейся на скале рыжеволосой женщиной. Наконец,
оторвав от камня левую руку, Соня осторожно,  рассчитывая  каждое
движение, дотянулась до "гнезда", извлекла оттуда нечто, блеснув-
шее лазурью, и сунула в поясной кошель.
  - Есть!
  - Отталкивайся и прыгай, - сказал Стейн, - мы поймаем.
  - Отталкивайся? Было бы чем... - раздалось сверху.
  Северянин широко ухмыльнулся.
  - Эх, Бран, надо было тебе лезть. Уж ты бы оттолкнулся...
  Серия щелчков, перемежавшихся легким хрустом старых костей, по-
казала, что Череп Ахха оценил шутку по достоинству.
  - Мужикам бы все похихикать... - недовольно молвила Соня. - Ай,
ну вас к демонам! Держите!
  Разжав пальцы рук, она откинулась назад, еще ниже... и уже  па-
дая, с силой оттолкнулась ногами, совершая в воздухе нечто  вроде
сальто-мортале. Приняв на вытянутые руки летящее тело, гэл и  се-
верянин не устояли и рухнули наземь, позволив  Соне  сравнительно
благополучно шлепнуться сверху.
  - Все целы? - спросила она, вставая и отряхиваясь.
  - Ах-ха, частично, - откликнулся со своего шеста явно забавляю-
щийся череп.
  Воительница, как обычно, проигнорировала слова умершего невесть
когда колдуна. Достав из кошеля кристалл величиной с крупный каш-
тан, она залюбовалась игрой солнечных лучей в лазурных гранях.
  - Осторожно! - предупредил Череп Ахха. - Это опасно, девочка!
  Опустив камень, Соня фыркнула.
  - Для таких, как ты, может, и опасно... А для меня - это просто
красивая игрушка.
  - Играйся, играйся... Ах-ха, будешь мне потом завидовать.
  - Ладно, - прервал сей содержательный диалог Стейн, - Ключ  до-
были. Что теперь?
  - Дай его сюда... ах-ха, правильно, вставь мне в глазницу,  вот
так. А теперь приготовьтесь, проход будет открыт недолго.
  Некоторое время Бран, подчиняясь указаниям черепа "Выше", "Пра-
вее", "Ниже", "По спирали... ах-ха, ну как раковина улитки" и все
в таком роде, елозил по скале шестом во все стороны, чувствуя се-
бя при этом преглупо. Наконец, их странный  проводник  удовлетво-
ренно прищелкнул отсутствующим языком.
  - Ах-ха, ну теперь вроде порядок. Se'zaam!
  Краткий приказ заставил скалу пойти волнами и обратиться в  пу-
зырящуюся массу непрозрачного серо-синего тумана.
  - Вперед! - приказал Череп Ахха. - Не дышать и никуда не свора-
чивать, лучше держитесь друг за друга. Тринадцать шагов - и мы на
месте.
  Держа шест правой рукой, Бран вновь обвил левой талию Сони. Во-
ительница не стала препятствовать, но мысленно пообещала предпри-
нять что-то по этому поводу - а то ведь привыкнет паренек, и  по-
том так и не поймет, за что ему голову оторвали.
  Стейн без лишних церемоний ухватился за пояс гэла, и три  живых
воина, предводительствуемые черепом мертвого колдуна, вошли в Же-
лезные Врата.

                              * * *

  Шаг.
  Холод. Сырость. Скрипящий привкус ржавчины на зубах.  Промокшая
насквозь одежда прилипает к телу.
  Шаг.
  Ветер - пронизывающий до костей, отдирающий кожу от мышц. Запах
фосфора, соли и чеснока.
  Шаг.
  Серый туман наполняется образами прошлого, которого не было,  и
грядущего, в которое не хочется верить.
  Шаг.
  Под ногами - хруст тонких, похожих на птичьи костей. Зловещий и
глумливый вороний грай.
  Шаг.
  Сырость заметно усиливается; возрастает и сопротивление, словно
движешься в толще воды.
  Шаг.
  Глаза щиплет чем-то соленым и едким; хочется моргнуть, но  веки
словно приклеены.
  Шаг.
  Щупальца неведомых тварей скользят по коже, не замечая ни одеж-
ды, ни брони.
  Шаг.
  Вой и стенания, лязг цепей, визг раздираемого живьем пса.
  Шаг.
  Треск пламени и явственный запах дыма, однако теплее не  стано-
вится ни на грош. Туман чуть отступает, сквозь него виднеется ог-
ненное кольцо - смоляно-черное, источающее холод Нижнего Мира.
  Шаг.
  Скрещивающиеся огненные клинки - голубой, багряный  и  зеленый.
Звон металла о металл. Явственно различимый возглас - "Нет!!!"
  Шаг.
  Туман исчезает окончательно. Открывается черная бездна с огонь-
ками мерцающих вокруг звезд; тропинка из похрустывающего под  но-
гами стекла плавает в ней без всякой опоры.
  Шаг.
  Пещера. Каменный трон с восседающей на нем мумией древнего вла-
дыки. На голове его - рубиновый венец, на коленях - покрытая пау-
тиной и плесенью медная палица.
  Шаг.
  Змея, кусающая себя за хвост. Песочные часы. Гонг. Хриплый, ме-
таллический голос: "Пришел ваш час!"

                              * * *

  - Ах-ха, да очнитесь, наконец! Плесень арийская,  волчья  сыть,
бараний помет - живые, проснитесь же! Ах-ха, да что ж это я, вме-
сто вас драться должен?!
  С трудом разлепив веки, Соня сбросила с талии руку осевшего на-
земь Брана, вырвала из ножен оба меча и с криком прыгнула вперед.
Точнее, попыталась прыгнуть: ноги слушались лишь частично, их яв-
но не хватало на бросок "ветер красного дракона" (как когда-то, в
иной жизни, окрестил один из любимых приемов воительницы -  стре-
мительный прыжок и полет, заканчивающийся сдвоенным ударом ног  в
голову или грудь противника - молчаливый желтолицый отшельник от-
куда-то с Дальнего Востока). Вместо прыжка получился только вялый
шажок. Да и язык заплетался, как у наемника после особо  удачного
дня - последнее, впрочем, Соня знала лишь по слухам; несмотря  на
обширнейший опыт войн, битв и сражений, самой  ей  напиваться  до
бесчувствия ни разу не приходилось. Ладно хоть, подумала она, что
руки в порядке...
  Обтянутые шагреневой кожей рукояти мечей были достаточно  удоб-
ны, чтобы провести одну штуку, которую даже среди опытных  бойцов
многие почитали за колдовство. Позволив двум амазонкам с топорами
и щитами взять себя в клещи, воительница резко выдохнула,  и  ос-
трия ее клинков вычертили в воздухе две свистящих, непонятным об-
разом скрученных петли. Удар - лязг отлетевшего топора, ошарашен-
ное лицо противницы справа - удар, "кланг" - то же  выражение  на
лице ее напарницы... Кланг - кланг - клинг-кланг...
  Веерная защита, так когда-то один из знатоков назвал этот трюк;
самой Соне, в общем-то, никогда не было особого дела до названий.
Кланг... клинг-кланг... Стена свистящей стали окружила ее,  прик-
рывая лучше любого щита или кольчуги. Клинг-кланг... хрясь!
  Четверть сломанного клинка упала на землю. Амазонка рассмеялась
и выразительно тряхнула топором, зазубренным, но вполне пригодным
для дела. Воительница зло сплюнула и вновь взмахнула мечами, чув-
ствуя, что ноги постепенно оживают. Еще немного...
  На сей раз она не воздвигала стального барьера, а атаковала са-
ма. Амазонки умело орудовали круглыми щитами и не упускали момен-
тов, когда можно было нанести удар. Левое плечо и правый бок Сони
покраснели, но одна из противниц уже заметно припадала на  ранен-
ную ногу, а второй периодически приходилось стряхивать заливающую
глаза кровь из рассеченного лба.
  - Ах-ха, осторожно - сзади!
  Не собираясь проверять, что там - сзади, воительница взвилась в
прыжке. "Ветер красного дракона" смел в пропасть охромевшую  ама-
зонку, швырнув ее через парапет (лишь сейчас Соня  заметила,  что
дрались они на какой-то площадке, обнесенной резным каменным  па-
рапетом в два локтя высотой); почти одновременно  раздался  звук,
похожий на сильный выдох, и вторая амазонка пронзительно  завопи-
ла. Вопль этот чертовски напоминал предсмертный, и перекатившаяся
через голову воительница рискнула обернуться. В восьми  шагах  от
нее находился черно-желтый двуногий ящер, подобный тому, на кото-
ром в Селении Ахха ездил скелет. Здесь седоком была обычная  ама-
зонка, зато ящер не плевался ядовитой слизью, а выдыхал огонь.
  Соня метнула в голову противницы обломок меча. Та небрежно  па-
рировала его щитом, и в этот момент острие пущенного вслед второ-
го клинка пробило ей ребра. Не веря своим ощущениям, амазонка по-
смотрела на меч, затем на воительницу. Глаза ее  закатились,  изо
рта потекла кровь; тело сползло со спины ящера и  мешком  рухнуло
наземь. Что-то неразборчиво квакнув, ящер развернулся  и  куда-то
ускакал.
  Только тогда Соня ощутила, что совершенно обессилела, и появись
в тот миг новый враг - скорее всего, ей пришел бы конец. С трудом
доковыляв до соратников, так и не пришедших в сознание (за исклю-
чением, естественно, черепа), воительница развязала мешок Стейна,
извлекла оттуда флакон эликсира, что выдали им в Грауторме  перед
походом, и сделала небольшой глоток.
  Краткое мгновение (казавшееся вечностью) она ощущала себя одно-
временно подвешенной на мясном крюке, поджаренной на костре и за-
стрявшей между мельничными жерновами. Затем все прошло;  осталось
лишь легкое головокружение, да раны, исцеленные почти без послед-
ствий. Вопреки здравому смыслу, Соня поморщилась: колдовства (а с
ним также и алхимии, некромантии, демонологии, тавматургии и про-
чих чародейских словечек) она на дух не выносила.
  Закрыв флакон, она аккуратно убрала его на место, а затем  при-
цельно пнула Брана в бок. Потом той же экзекуции подвергся Стейн;
воительница работала так до тех пор, пока соратники не начали по-
давать признаки жизни и хвататься за оружие.

                              * * *

  - Не слишком обнадеживающе, - подвел итог северянин. -  Впереди
еще будут такие... Переходы? - обратился он к черепу.
  - Ах-ха, не совсем такие... но один - точно будет. До  Цитадели
Эддара иначе не добраться.
  - Эддар? Это имя Врага?
  - Нет-нет, - возразил череп, - Aed'dar - это слово на одном  из
забытых за ненадобностью наречий, на ваш язык переводится  как...
"рожденный ради удачи", что ли. Некогда один чародей возвел в да-
леких краях замок, который должен был, ах-ха, предохранить его от
нападения со стороны врага. Защита сработала, и ту битву он выиг-
рал... ах-ха, но пожалуй, вам эта история ни к чему. В  общем,  в
Цитадель Эддара иначе как Тропою Ястреба не пройти.
  - Но к чему нам эта Цитадель? - не понял Бран.
  - Ах-ха... верно, я забыл сказать. В нее ведет ваш СЛЕД. Но кто
его оставил - не имею представления.
  - Почему же ты тогда не хотел вмешиваться? - подняла бровь  Со-
ня; хотя колдунов она и не любила, но пообщалась с ними достаточ-
но, чтобы уметь ловить моменты, когда оный колдун пытается  изме-
нить неприемлемое для него направление беседы. - Если бы  ты  уз-
нал, с кем связываешься, и не пожелал рисковать - понятно; но раз
ты даже не ведаешь, что за противник у нас...
  - ЧТО за противник, я как раз представляю. - Череп Ахха изобра-
зил хмурый и ворчливый тон. - А уж КТО он... это для меня, ах-ха,
значения не имеет. Будь он моим врагом - дело иное, я бы не пошел
на приступ Цитадели, не выяснив все до конца. Вам же это не помо-
жет в любом случае... Ах-ха, у вас, воинов, есть некоторые  преи-
мущества - вам не нужно о многом задумываться.
  Стейн поморщился.
  - Ладно, а что за Тропа Ястреба?
  - На нее мы выйдем сегодня к вечеру, если не помешают... ах-ха,
нет, похоже, не выйдем...
  Все трое резко развернулись. Северянин схватил топор и встал  в
боевую стойку, крепко сцепив зубы и сверкая серыми глазами из-под
кустистых седых бровей.
  - Iotnir!
  Два гиганта, как братья-близнецы похожие на тех, из  Шварцваль-
да, приближались неторопливым шагом. В отличие от своих  родичей,
они носили не набедренные повязки из мамонтовых шкур, а нечто ти-
па лат или брони - правда, более половины наростов и шипов играли
скорее устрашающую роль. На плечах оба исполина держали  кувалды,
весом по два пуда самое малое.
  Пытаясь нашарить рукоять отсутствующего меча, Соня тихо выруга-
лась. Перекатившись в сторону, она ушла под удар кувалды, попутно
пнув гиганта в лодыжку, скользнула к трупу амазонки и, не пытаясь
выдернуть застрявший промеж ребер меч, схватила клинок убитой.
  Бран метнул в рожу исполина бесполезный щит (против кувалды это
все равно не защита), подскочил и пырнул рогатиной в бедро - выше
не достать. Лезвие шириной в ладонь и длиной почти в локоть вошло
в плоть йотуна (как называл гигантов Стейн) по самую крестовину -
и застряло. Сверху на гэла рухнул молотоподобный кулак,  но  удар
не был верен, так что Бран отделался онемевшей правой рукой и  от-
скочил назад, споткнувшись о труп сожженной амазонки...
  Северянин, не надеясь на промах гиганта, подождал, пока тот за-
несет над ним кувалду, и лишь когда та пошла вниз, нанес  могучий
режущий удар по ногам, одновременно отодвигаясь влево. Кувалда  с
лязгом грянула оземь, а Стейн еще раз взмахнул окровавленным  то-
пором, целясь в руки нагнувшегося исполина. Промахнувшись,  севе-
рянин продолжил движение и кувыркнулся промеж ног йотуна,  волоча
за собой топор; встав на колено, Стейн развернулся и  одновремен-
но рванул свое громоздкое оружие вверх, раздирая  острыми  углами
нижней части лезвия лодыжки и икры противника. Исполин взревел от
боли и попытался растоптать кусающегося "клопа", однако тот  ока-
зался проворнее, и боевой топор еще раз впился  в  ноги  гиганта,
поражая наилучшую для низкорослых (по сравнению с йотунами) людей
мишень - сухожилия. Тяжело рухнув на колени, великан, однако,  не
сдался и также махнул кувалдой, но пригнувшийся северянин избежал
удара и с силой ткнул пробойником - заостренным концом  железного
топорища - куда-то в район йотунского брюха, выпиравшего из  гру-
бых доспехов. Выпад был не совсем точным; кованое острие с вязким
хрустом пронзило латы и погрузилось в подбрюшье, напрочь разворо-
тив все, что там у гиганта содержалось.
  Соня тем временем, бегая кругами вокруг раненного Браном второ-
го исполина, примерялась к мечу амазонки. Похожий на клин, он был
шириной почти в ладонь у крестовины, но двуострый клинок, в отли-
чие от большинства европейских мечей, имел почти такое же острие,
как у кинжалов и стилетов. Время от времени нанося короткие уколы
и порезы противнику, воительница наконец поймала нужный баланс, и
взлетела в прыжке, игнорируя просвистевшую рядом кувалду. Взмах -
и у йотуна через все лицо пролегла кровавая полоса, лишившая  его
левого глаза. Вой гиганта прервал подскочивший с  другой  стороны
Бран, с размаху погрузив сзади в его шею чуть обгоревший, но впо-
лне еще боеспособный топор амазонки.
  - Ах-ха, весьма ловко проделано, - похвалил со своего шеста Че-
реп Ахха, - хотя и с лишним шумом.
  Гэл одной левой рукой (поскольку правая безжизненно  болталась)
с чмоканьем вырвал из йотунской шеи топор и занес над не  в  меру
разболтавшимся черепом.
  - Критик нашелся!
  - Все-все, молчу, - сменил тон череп, - ах-ха, горячий гэльский
парень, не делай того, о чем можешь пожалеть.
  Соня рассмеялась, Стейн также ухмыльнулся в бороду.
  - Ладно уж, - уступил Бран, действительно в легком угаре  после
такого боя. - Так куда дальше?
  - Очень осторожно - туда, откуда приперлись эти... И при первых
же признаках опасности - назад! Ах-ха, чует мое сердце...
  - Чего-чего чует? - переспросила воительница, уже успевшая ста-
щить с амазонки ножны, вложить в них клинок и прицепить трофей  к
своей старой перевязи. - Откуда это у тебя вдруг появилось  серд-
це, мертвяк?
  - Ну обмолвился, ах-ха, с кем не бывает...

                              * * *

  Сложенное из неровных каменных глыб строение можно  было  отли-
чить от окружающих скал, только лишь подойдя к нему вплотную. Ис-
кусно замаскированная ветками и дерном, кованая железная дверь  в
десять локтей высотой и соответствующей ширины прочно преграждала
вход. Окон, разумеется, не было.
  - СЛЕД ведет мимо, - сообщил череп, - но вам не помешает загля-
нуть туда, ах-ха.
  - Iotunnheim. - "Жилище гигантов" прозвучало проклятьем в устах
Стейна, явно имевшего личные обиды на весь род йотунов.
  - Да, весьма похоже на то, - кивнула Соня, - но коли мне не из-
меняет память, в их домах при толике везения можно добыть по-нас-
тоящему полезные вещи. Попробуем, попытка не пытка. В худшем слу-
чае потеряем часок.
  Под объединенным нажимом всех троих дверь отодвинулась примерно
на локоть и застряла. Первым протиснувшись внутрь, Бран с  отвра-
щением зажал нос.
  - Факел нужен, - заявил он.
  - Не надо, - молвил Череп Ахха. - Yin Shirr'akh!
  Вокруг шеста, зажатого в руке гэла (поврежденное плечо Соня уже
ему вправила), распространился бледный свет; яркостью он  уступал
солнечному или ясному лунному, однако факел прекрасно заменял,  и
естественно, не давал ни дыма, ни копоти.
  Поиски могли продолжаться и больше часа - жилище исполинов было
действительно большим, и укромных местечек, где могло быть  упря-
тано нечто ценное, в нем имелось больше, чем в сокровищнице иного
замка. Но как раз через час "факел" погас, и череп не пожелал за-
жигаться вторично. Так что все трое выбрались наружу, чтобы чест-
но разделить добычу.
  Стейн прихватил показавшийся ценным короткий меч гэльской рабо-
ты; Бран, увидев его, пришел в чрезвычайное возбуждение, а разоб-
рав знаки на лезвии, издал победный клич клана О'Доннел.
  - Это же "Рассекающая Камень", легендарный клинок Ниала Длинно-
рукого, сокрушителя фоморов! О Ллау Эрайнт, да с таким оружием  и
против Червя не страшно выйти!
  - Ладно, - ухмыльнулся северянин, - держи, раз уж этот  ножичек
для тебя так много значит. Соня, а ты что откопала?
  Развязав бечевку, воительница развернула толстую, мягкую  ткань
и показала небольшую серебряную статуэтку в виде крылатого драко-
на, сжимавшего в передних лапах нечто вроде груши.
  - А зачем тебе это? Ну, красивая штуковина, и быть может, доро-
гая... но нужно ли это сейчас?
  - Пригодится. Жрецы лунной богини носили похожие медальоны, а в
этой штуковине даже я чую силу.
  Череп Ахха нервно щелкнул бронзовой челюстью.
  - Держи ее от меня подальше!
  Соня улыбнулась и завернула статуэтку, однако закрепила бечевку
таким узлом, чтобы сверток можно было в случае необходимости рас-
крыть одним движением.
  - А я вот что нашел, - сказал гэл, извлекая из кошеля полдюжины
красных камешков размером с орех.
  - Ах-ха, это нашел я, - уточнил череп. - Разделите их между со-
бой. Если попадете в переделку, швыряйте в противника. Ах-ха, та-
кая штуковина при удаче взбесившегося мамонта убьет.
  - Полезно, - с неохотой признала воительница, забирая свою пару
камешков. - А для нас это опасно?
  - Ах-ха, в этом мире не существует ничего безопасного, - с  фи-
лософским юмором заметил Череп Ахха, - так что лучше  при  броске
стоять подальше от врага. Падать на них тоже нежелательно, ах-ха,
или тебя потом по кусочкам придется собирать...

                              * * *

  Огибая высеченное в скале жилище йотунов, усыпанная мелкими ос-
трыми камешками тропинка вела к крутой лестнице. Чересчур широкие
и высокие, ступени выглядели довольно новыми и даже чистыми,  чи-
ще, чем строения и сооружения во многих городах и поселениях.
  Долгий спуск прошел без происшествий; внизу обнаружилось что-то
вроде кузницы, также пригодной по размеру для исполинов.
  - Уж не Йотунхейм ли это? - прошептал Стейн, имея в виду на сей
раз мифическую родину ледяных и холмовых великанов, извечных вра-
гов богов и людей.
  - Ах-ха, нет, - сообщил череп, - но живет здесь и вправду племя
тех, Пришедших Первыми... Лучше не связываться с ними.
  - Поздно, - сказала шедшая впереди Соня.
  Лязгая металлом лат, из-за кузницы возник воин. Но какой! Обла-
ченный в тяжелые пластинчатые доспехи, какие помнили лишь знатоки
вооружения времен Империи, с имперского же образца большим  щитом
и широким мечом с золоченой рукоятью - и все это было изготовлено
в точном соответствии с ростом воина, слегка  превышавшим  девять
локтей! Гигантам он, пожалуй, уступал габаритами,  зато  двигался
куда быстрее и грациознее, несмотря на тяжесть снаряжения.
  - Дальше пути нет, - прогудел противник на наречии Карпат (лишь
Соня узнала этот диалект, с которым познакомилась давным-давно, в
иной жизни). - Проваливайте - или умрите.
  Люди переглянулись. С врагом, который нападает, даже не пытаясь
ничего сказать, разговор возможен лишь на языке оружия. А  вот  с
таким, что ставит какие-то условия, вполне можно договориться,  и
уж всяко можно - попробовать решить дело миром...
  - Поведай, о воитель, своею ли волею ты охраняешь сию дорогу? -
Соня не очень понимала, почему вдруг заговорила "высоким штилем",
да еще и на архаичном наречии, которое и в лучшие-то времена зна-
ла с пятого на десятое. - Коли служба в тягость тебе, рука судьбы
может снять сей неправедный груз.
  Исполин опустил меч.
  - Недосуг мне тут болтать с разными проходимцами, - сказал  он,
но уже значительно более мирным тоном.
  Воительница в прежней изысканной манере (которую всю жизнь пре-
зирала) продолжила разговор:
  - Всякому делу найдется место и время. И коли призван ты блюсти
чистоту пути сего, и не допускать на него тех, чьи души запятнаны
неблаговидными деяниями, а сердца отягощены темными намерениями -
способен ты и решить, кто вправе ступить на охраняемую тобой  до-
рогу. Решить своею волей, не слушая чужих приказов. Коли ты Страж
- служба твоя почетна и добровольна, и над тобою нет никого и ни-
чего, кроме вечного неба и тебя самого; но коли ты всего лишь ис-
полняешь чью-то волю, ты тем самым обращаешь себя  в  марионетку,
куклу на веревочках - и тогда не добровольная служба это, но раб-
ство без надежды на освобождение...
  Череп Ахха со стуком вернул на место отвисшую челюсть. Это раз-
рушило магию слов Сони, которую она и сама-то как следует не  по-
нимала.
  Исполин что-то буркнул (шлем мешал разобрать слова), и внезапно
поднял меч. Воительница отпрыгнула - и с немалым удивлением узре-
ла, что движения исполина теперь какие-то резкие и заторможенные,
м впрямь напоминающие покачивания марионетки на ниточках  неопыт-
ного кукольника. Но, подумала она, если это и в самом деле так...
  "Рассыпаться, бить с двух сторон, слегка, не разить наповал!" -
на немом языке наемников приказала Соня. Стейн кивнул; мгновением
позже то же сделал и Бран. Состоявшегося разговора они не поняли,
но о странных познаниях спутницы хорошо знали по опыту.
  Заставляя исполина кружиться на одном месте, воительница с тор-
жеством отметила, что движения его становятся все более  беспоря-
дочными. Топор северянина уже пару раз прошелся по доспехам;  бей
Стейн во всю мощь - лежать бы могучему воителю с перебитыми  реб-
рами. Бран своей "Рассекающей Камень" также несколько раз рубанул
по ногам исполина; клинок, очевидно, и впрямь  оказался  магичес-
ким, так как латы пробивал почти без труда, по поскольку удары не
были сильными, большого ущерба противник не претерпел. А сама Со-
ня, ухватив нужный момент, высоко подпрыгнула, и ударом обеих ног
в нагрудник великана повергла его наземь. В  следующее  мгновение
над закрытым, с одной только смотровой щелью шлемом зависло  одно
острие, второе ткнулось исполину в подмышку, а  двуручный  боевой
топор был готов обрушиться на живот.
  - Сдаешься? - спросила воительница. Тон ее был спокойным и мир-
ным, словно на обычной тренировке (другой вопрос, что Соня крайне
редко принимала участие в подобных разминках). Давая понять,  что
считает только что состоявшийся поединок чем-то вроде развлечения
или демонстрации боевого искусства, воительница добавила: - У те-
бя прореха в обороне: ты наклоняешь щит несколько ниже, чем  нуж-
но, и не совсем под верным углом. Перенося вес на правую ногу для
рубящего удара сплеча, ты теряешь равновесие, и даже более мелкий
противник в этот момент способен сбить тебя с ног.
  Исполин расхохотался - эхо внутри шлема превратило его голос  в
подобие отдаленного камнепада.
  - Блестяще! Нечего сказать, компания героев-мстителей,  следую-
щих своим путем к великой цели спасения мироздания!
  - О чем он, Соня? - нетерпеливо молвил Бран.
  - Помолчи, - отмахнулась воительница, - потом объясню...
  Великан внезапно замолчал, а затем, совсем иным тоном, спросил:
  - Sonja? Herojinya Sonja? Это и вправду ты?
  - О, да ты известна в этих краях, - заметил Стейн.
  Языка Альмейна, на котором они общались между  собой,  исполин,
похоже, не понимал; воительница, однако, жестом приказала северя-
нину заткнуться, а затем сказала (на наречии Карпат):
  - Я - Соня, herojinya; иногда меня еще называют Рыжей Соней. Но
что тебе известно обо мне? И откуда, если не секрет?
  Исполин шевельнулся.
  - Позволь мне встать, уж больно неудобная поза для беседы.
  - Пожалуйста.
  Соня чуть отступила, Бран и Стейн последовали ее примеру. Вели-
кан, лязгнув доспехами, поднялся; щит и меч его остались на  зем-
ле, секундой позже к ним присоединился шлем и латные рукавицы.
  - Так-то лучше. Отвечая на твой вопрос: herojinya Sonja -  пер-
сонаж полудюжины наших легенд; она весьма похожа на тебя, вот то-
лько обычно вооружена Лунным Мечом, всегда действует в  одиночку,
защищает закон и справедливость в своем понимании этих слов;  ни-
когда не призывает никого на помощь (хотя многие считают за честь
оказать ей услугу), и - правда, в это верят только малые дети,  -
бессмертна, ибо Река Времени течет мимо нее...
  Череп Ахха звучно откашлялся со своего воткнутого в землю шеста
- разговор он прекрасно слышал, и язык Карпат, судя по всему, по-
нимал, ибо заговорил именно на нем:
  - Ах-ха, я не то чтобы великий знаток древних легенд,  но  пос-
ледняя деталь...
  - Последняя деталь, которая про Реку Времени, - чистая  правда,
- раздраженно заметила Соня, забыв перейти на другой,  непонятный
великану язык.
  Глаза исполина стали квадратными.
  - Но тогда... ты действительно исполнишь великое пророчество  и
освободишь наш род!
  Воительница со стоном сжала пальцами виски.
  - О нет!.. Опять!!! Да когда ж это, наконец,  кончится,  хотела
бы я знать... - и вспомнив о своем проклятьи, сама же и ответила:
- Да-да, я знаю - когда будет слишком поздно.
  Великан тем временем восторженно излагал указанное пророчество,
каковое было составлено согласно всем правилам канона - в стихах,
где рифмованного тумана, ритмического течения мысли,  философских
иллюзий и изящных образов было куда больше, чем здравого (или  не
очень здравого) смысла.

     Россыпь осколков сверкающих звезд
          на черной накидке небес -
     Словно слова ускользающих грез,
          сказанные не здесь.
     Вслед за закатом - приходит рассвет,
          вслед за рассветом - закат;
     И тот, кто желает увидеть свет,
          не должен смотреть назад.

     Сзади остался мир смерти и лжи,
          мир поражений и зла.
     Мир, где нет места для хрупкой души,
          где погибают тела.
     Мир древних сил и предвечных Богов,
          мир Их жестокой игры...
     Звездное небо - пролитая кровь
          и Старого Мира костры.

     Путь Уходящих - безлунная ночь
          и серый, бессолнечный день.
     Все сожаленья отброшены прочь,
          как больше не нужная тень.
     Путь Уходящих - уводит за Грань,
          что дальше - нам знать не дано.
     Для вас, остающихся - кровь наших ран
          пусть будет в иной мир окном!

  Череп с наслаждением крякнул.
  - Ах-ха, блестящий образец!
  - Блестящая муть, - зло бросила Соня, - коль уж ты такой умный,
объясни, при чем тут я?
  - Ну как же, - сказал череп, - ах-ха, это ведь  очевидно!  При-
шедшие Первыми - одни из детей Старого Мира, и часть  их  некогда
покинула сей мир и... ушла, ах-ха. Эти же - тогда остались, а те-
перь хотят последовать за сородичами. Я прав?
  - Точно, Мертвая Голова, - кивнул исполин, - так говорили  наши
мудрецы. Помоги нам, herojinya - а мы поможем вам!
  Криво усмехнувшись, Соня повернулась к соратникам.
  - Ну, что, народ, - молвила она, обрисовав ситуацию, - как  бу-
дем действовать?

                              * * *

  Пришедших Первыми, рожденных в Старом Мире, люди знали под мно-
гими именами и обликами; некоторые были частично верны, но полно-
стью - ни один. Этот род великанов стремился лишь к одному:  идти
своей и только своей дорогой. Однако, поскольку  Земля  оказалась
слишком мала для них и людей, предстоящая война казалась неизбеж-
ной. Пусть не сейчас, пусть через тридцать или триста лет,  но  -
неизбежной. Если только, как гласило старое пророчество  (точнее,
позднейшие комментарии к нему), не будет открыта Дверь, в которую
пройдут все желающие следовать Пути, отличному от земного.
  Троица воинов не разбиралась и не желала разбираться в  тонкос-
тях Путей, Дверей, неизбежностей, пророчеств и прочей  магической
белиберды. Однако они, будучи персонами весьма независимыми, все-
гда уважали тех, кто стремится к свободе; и хотя им было не  сов-
сем понятно, почему исполины не могут найти свободы там, где  они
находятся, люди предоставили бы им посильную помощь в  достижении
этой цели. Если бы свободно располагали собой и своим временем.
  - Мы чрезвычайно торопимся, - наконец сообщила воительница  ве-
ликану, ожидавшему решения. И объяснила, почему время не  терпит.
- Вот когда вернемся, тогда...
  - Но ведь можете и не вернуться, - заметил исполин.
  Соня пожала плечами. Никто не знает бренности жизни лучше живу-
щих с оружием в руках.
  - Это не задержит вас надолго, - продолжил великан, - утром  вы
снова отправитесь в путь. Но Ключ... ключ требует твоей руки.
  - Суеверие.
  - Даже если так. Мы просим немногого.
  - "Мы"? Ты обладаешь властью говорить за весь свой род?
  - Властью - нет. Правом - да. Этот вопрос был решен давно, aye,
очень давно...
  - Соглашайся, - проскрипел Череп Ахха на языке Альмейна, - ведь
с ними спорить, все одно что головой о стенку биться. Ах-ха, гра-
нитную стену лбом не прошибешь...
  - А это смотря чей лоб и смотря кто кого будет бить, - без тени
улыбки вставил Стейн.
  Обреченно вздохнув, Соня кивнула.
  - Хорошо. Что конкретно нужно сделать?


                    День четвертый. Тропа Ястреба

  Воительница вернулась под утро, едва переставляя ноги. На плече
она тащила двуручную секиру, лезвие которой в предрассветном сум-
раке отсвечивало бледным золотом.
  - Тебе оружия мало? - спросил северянин, пряча ухмылку в густой
бороде.
  - Это подарок, - выдохнула Соня, - не обижать же их было...  да
и эта штука полегче, чем кажется. Отдохну как следует, возьму се-
бе секиру. А меч тебе пригодится, Бран.
  - Не откажусь, - сказал гэл, - но на отдых времени особо нет...
  - Дайте мне хоть пару часов поспать, и буду в норме.
  Подложив под голову свернутый плащ Брана, она уснула мгновенно.
Обменявшись одинаковыми усмешками, гэл и северянин потихоньку на-
чали собираться.
  - Стоп, а где череп? - вспомнил вдруг Бран. - Его ж Соня с  со-
бой унесла...
  - Ты себе как хочешь, а я лично будить ее не стану, - отозвался
Стейн. - Мне еще жить не надоело. Проснется - спрошу. А пока взял
бы ты, действительно, ее клинок, да потренировался бы в обоеруком
стиле. Я помогу.
  Гэл последовал мудрому совету. Получалось, по  его  собственным
ощущениям, нечто среднее между фокусами пьяного жонглера и  ибер-
ским фехтованием на парных ножах. Северянин сообщил, однако,  что
со временем все получится, главное - дать рукам волю, ибо они со-
ображают куда лучше, чем его, Брана, тупая голова.
  Сам Стейн тем временем взял подаренную воительнице секиру и по-
пытался разобрать знаки, вырезанные на топорище (последнее оказа-
лось сделано, как ни странно, скорее из камня, чем из дерева  или
металла). Попыхтев минут пять, он бросил сию гиблую затею, и  за-
нялся изучением боевых качеств оружия. Одностороннее лезвие напо-
минало искаженный лунный серп; верхний его край походил на острие
лоррейнской глефы, нижний же был снабжен дополнительным  кольцом,
вцепившимся в топорище на полторы ладони ниже обуха. Под  лезвие,
таким образом, было удобно в случае чего просунуть руку и  орудо-
вать секирой в ближнем бою.
  Интересно, подумал Стейн, и перехватил оружие так,  как  привык
держать собственный топор. Секира Сони была раза в два легче, и с
лучшим балансом - северянин с изумлением обнаружил, что ею  можно
даже фехтовать, словно мечом! Подойдя к высохшей березе  толщиной
у основания приблизительно в пол-локтя, Стейн размахнулся - и ру-
банул сплеча. В первое мгновение он решил, что каким-то невозмож-
ным, нелепым образом промахнулся. Затем услышал треск и отскочил,
на свое счастье, в сторону. Срубленное дерево рухнуло в  точности
туда, где он только что стоял; линия среза была ровной и гладкой,
словно от острого ножа на головке сыра.
  - Ну-ну, - раздался сзади голос Брана, - ты уже с деревьями во-
евать стал?
  Не отвечая, северянин махнул ему - подойди сюда, мол. Узрев во-
очию, КАК срезано дерево, гэл изумленно выругался, помянув в  од-
ной тираде полдюжины богов своего племени и с десяток  сопредель-
ных, ни разу при том не повторившись.
  Везет же некоторым, не без зависти вздохнул Стейн.  Разумеется,
не оружие делает героя, но...
  Он демонстративно вернулся к лагерю, положил секиру подле  спя-
щей воительницы, и занялся сбором немудреных пожитков и приготов-
лением завтрака. Последнее свелось к нарезанию ломтями куска вет-
чины и разогреву их на огне вместе с парой ячменных лепешек - что
составляло обычный сухой паек наемников. В тех нечастых  случаях,
когда этот сухой паек вообще был.

                              * * *

  Проснувшись от запаха горячей еды, Соня первым делом потянулась
к остывающей лепешке с ветчиной, осушила флягу воды и лишь  затем
протерла глаза.
  - Все в порядке? - спросила она.
  - Вроде как, - молвил Стейн. - Ты куда, кстати, вчера череп де-
вала? Без проводника нам худо будет...
  - Придет, никуда не денется.
  - То есть как - придет?!
  Потянувшись, воительница поднялась, приладила секиру  на  пере-
вязь за спину, и мотнула головой куда-то на север.
  - А вон, смотри.
  Из-за кузницы великанов показалась фигура, от которой у северя-
нина мурашки по спине забегали. Увенчанная знакомым черепом,  она
до жути напоминала человеческий скелет где-то локтей в пять высо-
той; "кости", издававшие при движении легкий скрип и  почти  нес-
лышное позвякивание, цветом походили на молодую весеннюю траву.
  - Это... что? - выдавил Бран.
  - Тело - голема en Keeb'org, ну а голова - моя, - ответил Череп
Ахха своим прежним голосом. - Ах-ха, как же приятно иметь возмож-
ность двигаться самому! Замечательные у них мастера, люди на  та-
кое не способны... Теперь я ваш должник, ах-ха - вы сделали  куда
больше, чем мы вначале договаривались.
  - Ну, СДЕЛАЛИ - местные... Мы лишь доставили тебя сюда.
  - С ними я уже рассчитался, с вами - нет. Не люблю быть в  дол-
гу, ах-ха. Так что придется провести вас прямо в Цитадель Эддара,
а то и помочь в битве.
  - Так идем! - заявил Стейн. - Поговорить и в дороге можно...
  Сказано - сделано. Встали да пошли, вот и все сборы.
  - Слушай, а как тебя называть-то теперь? - спросил Бран. - "Че-
реп Ахха" как-то неудобно...
  - Ах-ха, раньше это вас не беспокоило. Да и имя мое вам без на-
добности.
  - Как скажешь, Ахх, - согласилась Соня.
  Череп лишь скрипнул зубами...

                              * * *

  Дорога была вымощена плоскими белыми плитками, однако благодать
сия продлилась всего лишь до небольшой, но бурной речки. За  под-
весным мостом (в отличие от своего собрата у Железных Врат,  этот
был вполне надежен) тянулась неровная и каменистая тропинка,  ка-
ких в горах - тринадцать на дюжину. Тропинка спиралью  взбиралась
вверх, порою приходилось буквально ползти на четвереньках.
  - Это и есть Тропа Ястреба? - поинтересовался Бран возможно бо-
лее вежливым тоном.
  - Еще нет. Доберемся через пару часов, ах-ха...
  - И ты хотел протащить нас здесь вчера ночью, в темноте?!
  - Ну, вы ведь так спешите... Ах-ха, живые всегда спешат, я пом-
ню; но до чего же это подчас раздражает, если бы вы знали!
  На этой ноте гэл благоразумно предпочел прервать дискуссию. На-
реканий со стороны Ахха не поступило.
  Через два с небольшим часа, как и было обещано, тропинка закон-
чилась. Действительно закончилась - у самого края пропасти. Опре-
делить глубину последней не было возможным: отвесные стены в  по-
лусотне шагов от края уходили в плотный серо-бурый туман  неведо-
мого происхождения.
  - Выглядит чертовски неприятно, - изрекла Соня.
  - Ощущения - еще хуже, ах-ха, - "утешил" ее проводник. - Но...
  - Да-да, знаю - "СЛЕД ведет туда". Ну и как спускаться?
  - Проще не бывает. Прыгай, и все тут; Переход - внутри.  Ах-ха,
разбиться ты не разобьешься... если выживешь.
  - Прыгаем вместе? - спросил Бран.
  - Не советую, ах-ха, - возразил голем. - Поодиночке больше шан-
сов уцелеть, авось один и доберется. Мне-то ничего не  грозит,  я
со Смертью уже рассчитался... ах-ха, но вы - иное дело.
  Соня сплюнула в пропасть. То ли ей показалось, то ли туман чуть
приподнялся навстречу плевку, и тут же отпрянул на прежнее место.
Положительно, ей не нравился этот способ путешествия...
  - Эх, - выдохнул Стейн, - два раза не умирать!
  - Ах-ха, я бы этого не сказал...
  - Ну так отправляйся первым!
  - Как угодно. - Оттолкнувшись от края металлическими  конечнос-
тями (трудно было назвать их "ногами" или "лапами"), Ахх  ринулся
вниз и спикировал в жадно сомкнувшийся за ним туман,  словно  это
были прозрачные, спокойные воды южных морей, куда многие так  лю-
бят нырять с высоты - не затем даже, чтобы добыть из глубин  дра-
гоценный жемчуг или кораллы, а просто ради удовольствия...
  Покачав головой, воительница последовала его примеру. Северянин
и гэл задержались лишь на пару мгновений.

                              * * *

  Скорость. И ветер, как крупный песок, небо швыряет в лицо. Пти-
ца усвоит полета урок, едва лишь покинув яйцо. Для человека  ж  -
иные пути в небо открыла судьба; крылья ему помогла обрести  дер-
зкая похвальба.
  Скорость. И ветер, бьющий в глаза, похож на струю воды. Воды не
той, что чиста, как слеза - но той, что мутна, словно дым. И жаж-
ду водой этой не утолить, она пьянит, как вино - отрава для  тех,
кто рожден не был жить меж небом и твердой землей.
  Скорость. И ветер ударом меча срезает слова с языка.  И  рвется
одежда по швам у плеча - в крыло обратилась рука. Воздух - опора,
прочнее скалы, пронизывающий плоть; летящим не  надо  даров  дней
былых, их дар - это сам полет!

                              * * *

  Глаза Брана казались осколками вечернего неба, глаза  Стейна  -
клочками снежных облаков. Соня, вздохнув, отвела взгляд, понимая,
что сама выглядит примерно так же... не от мира сего.
  - Ах-ха, смотрю я, этот Переход вам дался куда легче. Потихонь-
ку привыкаете?
  Скрипучий голос уничтожил очарование без следа.
  - Не дождешься, - отрезала воительница. - Куда нам дальше?
  - На восток, - сообщил проводник, - ах-ха, и держите оружие на-
готове - рубежи влияния Цитадели в двух шагах отсюда.
  Последнее было видно невооруженным взглядом: за их спиной  рав-
нина была покрыта обычной желтовато-зеленой степной травой,  впе-
реди же (не в двух шагах, но действительно невдалеке)  начиналась
земля, покрытая высокой, на вид довольно жесткой синевато-зеленой
травой и того же цвета колючим кустарником.
  Соня пристроила свою секиру на плечо, в точности как Стейн (се-
верянин, правда, выглядел куда комичнее: на пол-локтя ниже и поч-
ти на локоть шире воительницы, он тащил оружие вдвое  более  мас-
сивное; но впрочем, говорить вслух о комичности его вида стал  бы
разве что полный идиот). Бран с улыбкой положил левую руку на ру-
коять "Рассекающей Камень", вырезанную в виде человеческой фигур-
ки; длинный меч висел у него на поясе справа, но гэл не собирался
обнажать клинка, пока не найдет достойной цели.
  Сине-зеленая трава действительно оказалась очень жесткой,  вдо-
бавок острые ее края до крови царапали незащищенную кожу. Высокие
сапоги Сони и Стейна служили им достаточной защитой, а вот  Брану
в его башмаках из козлиной шкуры приходилось туго. В конце концов
он оторвал от плаща пару широких полос и обмотал ими ноги от  щи-
колоток до колен.
  - Точно как у древних готов, - заметил гэл с усмешкой.
  - Ага, тебе б еще набрать пуда два с половиной, отрастить боро-
ду в две косы, взять медвежью шкуру на плечи да шипастую булаву в
руки - и копия, - рассмеялась Соня.
  - И глаза перекрасить, - добавил северянин.
  - Ах-ха, а заодно вплести в волосы несколько железок  и  костей
вместо шлема, - внес свою лепту Ахх.
  Покуда, паче чаяния, дело не дошло до отращивания рогов и хвос-
та, Бран быстро перевел разговор на иную тему:
  - Слушайте, это не Цитадель там, к северу?
  - Нет, - проводник даже не соизволил взглянуть в указанном нап-
равлении, - это лишь старое, ах-ха, давным-давно заброшенное лун-
ное святилище.
  Воительница остановилась.
  - Что ты сказал?
  - Ну вот, - громко шепнул Стейн Брану, - сейчас начнется... Как
до боя дойдет, лучше напарницы и желать нельзя, но вот с этими ее
лунными заскоками сам на луну выть начинаешь. А уж если  сказочки
о самой себе и Богине Луны травить начнет...
  - Кажется, одна такая сказочка тебе некогда очень  понравилась,
- не оборачиваясь, заметила воительница.
  - А как же, - не стал отрицать северянин, - это когда ты у  нее
отбила четверых из семи мужей, а потом на коленях умоляла забрать
обратно, потому как они тебя...
  Гэл расхохотался.
  - Соня, чего ж ты мне этой истории не рассказала?
  - Времени не было, - совершенно спокойно ответила та, -  Стейна
я просто дольше знаю. Так что ты там насчет Луны говорил, Ахх?
  Проводник со скрипом передернул плечами.
  - А чего говорить, ах-ха? Старое, заброшенное святилище.  Стоит
тут испокон веков. Никому не мешает, никому не помогает, ах-ха,  и
никому даром не нужно.
  - Мне - нужно. Ночью, конечно, лучше бы, да ждать времени  нет;
так что давайте прогуляемся туда. Или подождите меня здесь.
  - Ах-ха, это же просто глупо...
  - Ты еще помнишь, что говорил насчет тех великанов? -  злорадно
ухмыльнулся Стейн. - С Соней это верно вдвойне. Когда чего-то ре-
шила - кол на голове теши, не отступится.
  - Ты мне тоже нравишься, - кивнула воительница. - Ну так как?
  - Ладно, прошвырнемся чуток...

                              * * *

  Святилище действительно было заброшено невесть когда - не оста-
лось и следа от резных деревянных и костяных статуй и масок Боги-
ни, серебряных светильников, обрядового инвентаря жрецов...  Лишь
вытесанная в алтарном камне чаша была наполнена чистой водой.
  - Подождите снаружи, - бросила Соня через плечо, - к тебе, Ахх,
это относится в первую очередь.
  Скрип металла был единственным ответом.
  Отложив оружие, воительница медленно разделась донага,  набрала
в горсть воды, смочила губы и опрокинула остаток себе на голову.
  Прошло много лет с тех пор, как она впервые встретилась с Боги-
ней Луны. Разные народы (и не только люди, кстати говоря) называ-
ли ее по-разному, и одни воплощения Богини казались им добрыми, а
другие - наоборот; Соня не считала себя причастной к высшей  муд-
рости, оставляя сии тонкие материи магам и жрецам, но хорошо зна-
ла, что в жизни все имеет свои темные и светлые стороны  (включая
в первую очередь саму жизнь).
  Богиня Луны для нее не являлась ни идеалом, к которому надлежит
стремиться всем сердцем, ни кумиром, которого надо установить  на
пьедестал и регулярно смазывать различными (желательно дорогосто-
ящими) приношениями, ни повелительницей, которая направляла бы ее
шаги и думы, ни покровительницей, которая защищала бы ее от опас-
ностей и снабжала оружием и знаниями.
  Нет, все было куда проще, хотя многие наверняка  сочли  бы  сие
положение вещей (равно как и рассказ о нем) ересью  и  поношением
светлого образа божества.
  Соня всего лишь некогда оказала Богине услугу, и с тех пор сот-
рудничала с нею. Возможно, конечно, что оказанная услуга и  обра-
тила ее в неприкаянную странницу меж миров и времен; но даже если
так, воительница не сожалела об этом.
  Развязав сверток, она положила на алтарь свое приношение - ста-
туэтку серебряного дракона. И произнесла Слова, смысла которых не
понимала никогда, но правильно выговаривать - за столько-то  раз!
- научилась.
  Хотя снаружи стоял ясный день, Соне показалось, что небо потем-
нело, на нем зажглись точки далеких звезд, а сквозь отсутствующую
крышу в святилище заглядывают серебристые лучи луны. Еще  мгнове-
ние - и она твердо уверилась, что это не было иллюзией.
  Потому что перед нею, как много раз до того, стояла Богиня.
  "Облик - не стар, не молод, вечная мудрость в глазах, и серебро
в волосах; вокруг же - небесный холод. Сила ее велика и власть не
знает пределов - но только преданных делу коснется ее рука. Доро-
гой своею идет Хозяйка Полночного Света, и быть не нужно  поэтом,
чтоб в небе увидеть ее..."
  Эти слова принадлежали одному из менестрелей прошлого, которому
выпало на долю повстречаться с Богиней в светлом ее облике Лунной
Леди. Сходство не было абсолютным, однако достаточным, чтобы  Бо-
гиню в случае чего узнали бы и те, кто не видел ее, а слышал лишь
стихи...
  - Здравствуй, дитя мое. Ты выглядишь усталой.
  - Это случается. Ничего страшного.
  - Ты принесла мне дар?
  - Если пожелаешь принять его. Мне кажется, эта фигурка имеет  к
тебе какое-то отношение.
  - Ты не ошиблась, Соня. Это Лунный Дракон и Плод Забвения, ключ
от страхов былых времен и памяти времен грядущих. Я принимаю дар.
А теперь расскажи, что за обет сейчас на тебе - я вижу Знак.
  - О, история проста. Мои друзья и я должны вырвать двух пленни-
ков у очередного... колдуна, или кто он там. Главный бой - сегод-
ня, быть может, завтра. Иного обета на мне нет.
  - Но вокруг тебя - иные Знаки... Тебе предстоит войти во  Врата
Смерти, и Река Времени, по которой ты столь долго плыла, на  этот
раз может забрать свою добычу.
  - Мне не на что жаловаться, - слабо усмехнулась Соня, - я  про-
жила хорошую жизнь. Однако никто и ничто никогда не сделает  меня
своей добычей, пока - нет, если! - не одолеет! И кстати, благода-
рю за предупреждение.
  - Не стоит, дитя мое. Мне хотелось бы помочь тебе...
  - Не хочу обижать тебя отказом, но я всегда справляюсь сама.
  - Вот, возьми это, - в руке Богини Луны возник крошечный,  едва
в пол-пальца, пузырек. - Внутри - Вода Жизни. Тебе известно,  что
с ней делать в случае нужды.
  - Благодарю еще раз, - молвила Соня, принимая подарок. - И  кто
теперь у кого в долгу?
  - Для ровного счета пусть будет ничья, - улыбнулась Богиня, ис-
чезая вместе с серебристым сиянием и статуэткой дракона.

                              * * *

  - Ах-ха, и как ты ухитрилась заставить святилище действовать? -
встретил ее вопросом проводник.
  - Уметь надо, и иметь нужные... знакомства.
  Воительница прекрасно знала, что это не было объяснением, но не
могла позволить себе потерять такой случай пустить против колдуна
стандартные козыри колдунов же - умолчание, игру слов и полуправ-
ду. С лязгом закрыв челюсть, Ахх деловито повернулся к  развалив-
шимся на траве Брану и Стейну; те, как опытные воины, использова-
ли для отдыха всякую свободную минуту.
  - Ах-ха, если вы закончили прохлаждаться, можно идти.
  Некоторое время они продвигались молча. Степь оставалась  неиз-
менного сине-зеленого цвета; вокруг не было не то что живой души,
но даже следов, что здесь когда-либо имелись таковые. Заскучавший
Бран начал тихо насвистывать какой-то мотивчик. Словно откликнув-
шись, земля задрожала. Гэл прекратил свист, но дрожь усилилась, и
где-то вдалеке послышался топот.
  - Та-ак, - протянула Соня, - кажется, приплыли.
  - Ты о чем?..
  - Камешки приготовьте, и молитесь, чтобы это сработало.
  Ахх с высоты своего роста издал скрежещущий звук.
  - Herojinya, у тебя отменная интуиция, ах-ха. Или тебе уже при-
ходилось сталкиваться...
  - Попадала я в пару-тройку переделок, - кивнула воительница,  -
ну и кого на нас сейчас несет?
  - Увидишь через минуту. Ах-ха, да вот и они...
  В облаке пыли на северо-востоке показалась черная полоса. Каза-
лось, на заднем плане мелькают вспышки пламени, но топот множест-
ва ног сбивал все ощущения в два плотных комка, заткнувших уши.
  Бран, расстегнув свой пояс, помял его в руках, взмахнул на про-
бу - импровизированная праща вроде бы годилась  для  своей  цели.
Вложив в нее один из камешков, гэл с силой крутанул полоской кожи
над головой - и метнул снаряд в приближающуюся стену острых рогов
и твердых копыт. Взрыв разнес на куски двух диких быков и  заста-
вил отпрянуть еще нескольких; Бран немедля метнул второй камешек,
и третий, и четвертый (их быстро передали спутники)...
  А потом наступил ад.

                              * * *

  Никогда и никому еще не удавалось остановить орду  взбесившихся
туров, фактически, голыми руками. Одного - да, даже полдюжины; но
в таком количестве - невозможно. Тем более, без охотничьих  копий
и без лошадей, позволивших бы держаться в стороне от смертоносных
рогов...
  Однако они - держались. Размашистые удары топора и секиры вали-
ли разъяренных животных налево и направо, мечи быстрыми  выпадами
добивали упавших... Люди и сами не понимали, каким образом им так
быстро удается работать оружием, почти при этом не уставая. Брану
даже начало казаться, что он - один из героев Легиона Зари, сдер-
живающий атаки Орд Хаоса: розовое зарево окружает его тело, древ-
ний гимн звучит в такт разящим ударам, резкий запах серы и фосфо-
ра бьет в ноздри, но лишь подогревает и без того кипящую от ярос-
ти кровь...
  Гэл моргнул. Ну точно! И острый запах серы с фосфором, и слабый
розовый свет... Музыки, правда, не было, но все остальное -  один
к одному!
  - Да бей же, ах-ха, - проскрипел Ахх, - чары недолго продержат-
ся! Не останавливайтесь, ах-ха... Yin Khast, Khast, Khast, ar'Gor
zoom-en Rysh!
  Резкие слова хлестнули, словно плеть, и окровавленные мечи сно-
ва взялись за работу - грязную, но необходимую...
  - Прорвемся! - яростно выкрикнула Соня, швыряя в огромного быка
последний свой камешек. Взрыв, волна жара - и пыль рассеялась,  а
перед людьми, залитыми с ног до головы кровью, как чужой,  так  и
своей, вновь открылись небо и степь!
  А также - с десяток знакомого вида черно-желтых ящеров, которые
своим огненным дыханием и пригнали сюда стадо туров. В седлах си-
дели вездесущие амазонки, вооруженные длинными  пиками.  Одна  из
всадниц подняла оружие, что-то выкрикнула (наверняка нечто  вроде
"Убить их!") - и пустила ящера в атаку.
  Но если она полагала, что измотанные бойней противники не  ока-
жут сопротивления, это было последней ошибкой амазонки...
  Уже зная о возможностях огнедышащего ящера, Соня мгновенно пре-
вратилась в "ветер красного дракона", выбивая амазонку из седла и
занимая ее место. Свист залитой кровью золотой секиры - и  второй
ящер, обезглавленный, покатился по земле, придавив свою  наездни-
цу. Стейн подрубил ноги третьему ящеру,  пришиб  кулаком  упавшую
амазонку, уклонился от струи пламени и боковым ударом  разворотил
неосторожно приблизившейся четвертой чешуйчатой твари весь правый
бок. Бран, подхватив с земли два копья, одно сразу метнул в  над-
вигавшуюся противницу (та хоть и успела увернуться, но  при  этом
свалилась со своего "скакуна", который не замедлил дать деру),  а
второе использовал вместо шеста и в прыжке вышиб из седла очеред-
ную амазонку. Три остававшиеся несколько позади всадницы перегля-
нулись, преувеличенно медленно отсалютовали своими  пиками,  раз-
вернули ящеров и ускакали к северу.
  - Ффух, - выдохнул Стейн, опираясь на окровавленный топор, - не
хотелось бы мне заниматься этим каждый день...
  - Никогда... - устало сказала Соня, покачиваясь в седле, - дос-
тань-ка флакон, там на три глотка осталось...
  Северянин кивнул и, покопавшись в мешке, извлек подарок чароде-
ев Грауторма. Глоток - и у него аж борода затопорщилась от прили-
ва сил. Узрев такое чудо, Бран, прихрамывая, проковылял к  Стейну
за своей долей эликсира. Сделав глоток, гэл со сверкающими  новой
энергией глазами передал флакон воительнице; та  допила  остатки,
выбросила пустой сосуд и похлопала по шее дернувшегося ящера.
  - Ну что, народ, мне отпустить этого цыпленка? Или в случае че-
го изобразить, что он мне полностью подчиняется? Сомневаюсь,  что
удастся заставить его плеваться огнем...
  - Отпустить всегда успеешь, - разумно решил Стейн. - Коли  слу-
шается уздечки - езжай на нем. Авось пригодится.
  - Ладно, уговорил. Ахх... эй, ты где?
  Метнувшись назад, Бран с трудом выволок из высокой травы скеле-
топодобное тело. Металл конечностей вроде был невредим, но... Да,
это "но" все меняло - последний натиск диких быков опрокинул  Ах-
ха, и одно из тяжелых копыт раскрошило череп,  неведомом  образом
столько лет хранивший разум умершего колдуна.
  - Нелепая смерть, - нарушил молчание Стейн.
  - Он был верным соратником, - проговорила Соня.
  Надо было знать воительницу, чтобы оценить глубину краткой эпи-
тафии погибшему колдуну, одного из тех, кого она не переносила.
  - Пойдем, - наконец сказал северянин, - отыщем Цитадель по сле-
дам - ящеры их достаточно оставляют...
  - А зачем искать? У нас же тут живые "языки" под руками, - ука-
зал гэл на оглушенных амазонок. - Очнутся - расспросим.
  - Эти... девочки не особо разговорчивы, - предупредил Стейн,  -
тем паче, в плену. Знавал я когда-то таких...
  - У меня - заговорят, - недобро улыбнулась Соня.
  Не поверить ей было трудно...

                              * * *

  Из шести пленниц в сознание пришли четыре, причем почти  однов-
ременно. Впрочем, предусмотрительный Бран заранее связал их, что-
бы не стоять с ножом у четырех шей сразу.
  - Говорить будем? - спросил северянин, старательно водя оселком
по лезвию топора (действительно, впрочем, нуждавшемуся в правке).
Но фокус не удался: амазонка лишь озлобленно смотрела на него, не
произнося ни слова. Стейн попробовал язык Загорья, диалект готов,
захвативших Италию три столетия назад, и щелкающую речь Византии;
успех был не бОльшим.
  - Дай-ка я попробую, - отстранила его воительница и спросила на
языке Загорья: - Ты меня понимаешь?
  Молчание.
  - Понимаешь. Мужиков ты, если хочешь, можешь держать  за  идио-
тов, они часто даже хуже таковых. Но меня не обманешь.
  Молчание.
  - Народ, отвернитесь-ка на минутку и заткните уши, -  попросила
воительница. - Я ей тут кое-чего растолкую насчет правил вежливо-
го общения...
  Синхронно передернув плечами, гэл и северянин выполнили  прось-
бу. Спустя несколько минут в зажатые ладонями уши ворвался истош-
ный женский визг.
  - Можете повернуться, - раздался голос Сони.
  Крови и трупов не было; более того, на вид к пленницам за  пос-
ледние минуты никто пальцем не притрагивался. Однако три  сидящие
поодаль амазонки выглядели откровенно зеленоватыми, а та, которой
только что "растолковывали насчет правил вежливого общения", была
бледной как смерть.
  - Ну, теперь поняла? - спокойно молвила воительница. -  Отвечай
сразу и без уверток, если не хочешь повторения. Сообщишь полезные
сведенья - получишь свободу. Надеюсь, я достаточно хорошо  владею
языком Загорья?
  Молчание.
  - Отвечай на вопросы.
  - Да, - выдохнула пленница.
  - А вот теперь спрашивай, Стейн.
  ...Ставшие сравнительно покладистыми, амазонки указали местона-
хождение Цитадели (четыре-пять часов на северо-восток быстрым ша-
гом), но о Хозяине они, всего лишь рядовые наездницы,  не  ведали
ничего. Кое-что наверняка известно их царице, заметила потом  Со-
ня, но охотиться еще и за той - это уж чересчур. Так что действо-
вать в основном предстояло наугад.
  Как всегда.

                              * * *

  Вечер опустился быстро. В темноте продолжать путь было бессмыс-
ленно, так что Бран спутал ящеру ноги, чтобы не удрал, после чего
Соня наконец смогла покинуть седло.
  - Огня не разводим, - твердо молвил Стейн, - обойдемся холодной
едой. Лучше чуток померзнуть, чем проснуться с головой на пике.
  - С головой на пике ты не проснешься, - усмехнулся гэл.
  - Тем более. Но хотел бы я знать, почему у Врага, - по  неглас-
ной традиции, не зная ни имени, ни прозвища главного  противника,
его называли "Врагом" с большой буквы, - служит столько этих ама-
зонок? Женщины-воины - редкое явление...
  Соня демонстративно откашлялась.
  - Редкое, редкое, - северянин почесал бороду, - уж кому  знать,
как не тебе. Не многие женщины желают вступить на эту тропу...
  - Ты, надеюсь, помнишь старую мудрость - "если женщина  чего-то
хочет, ей надо это непременно дать, ведь иначе она возьмет сама".
- Воительница очаровательно улыбнулась, мгновенно уменьшив  види-
мый возраст на несколько лет. - К воинскому ремеслу это относится
в той же мере.
  - Да кто спорит! - махнул рукой Стейн. - Но смотри сама, они же
все были в похожей одежде, почитай что армейская форма. Как раз в
Загорье я лет двадцать назад столкнулся с племенем женщин, возне-
навидевших мужскую половину человечества и поклявшихся  вовек  не
иметь с ними (с нами то бишь) никаких дел.
  - Блеск! - подался вперед Бран. - А как же...
  - А никак.
  - Но...
  - МНЕ можешь не говорить. Вон, у Сони лучше  спроси,  насколько
это реально.
  - Сдвинутых везде хватает, - пожала плечами воительница, -  что
среди баб, что среди мужиков. У вас это просто заметнее; мы, жен-
щины, куда лучше управляем собой. Я вполне могу допустить, Стейн,
что такие вот... чокнутые сбились в одно племя - может, даже и то
самое, что ты двадцать лет назад повстречал. Но тогда... -  глаза
воительницы расширились, - но тогда они ни за какие  коврижки  не
подчинились бы мужчине!
  - Значит, - проворчал Бран, - Враг - это не "он", а "она". Лич-
но мне от этого не легче.
  - Или - "оно". Не человек.
  - Herojinya, даже эльфы Альбиона, которые называют себя Рожден-
ными-под-Звездами, делятся на мужчин и женщин.
  - Тролли и цверги - тоже, - добавил Стейн.
  - Никто из нас не знает всех рас, что пришли из Старого Мира. -
В низком, внезапно охрипшем голосе Сони зазвенел металл. - И  вот
это - действительно Враги. С большой буквы. Даже с йотунами можно
договориться, если припрет; с ними же - мир невозможен.
  - Наги-змеелюди? - хмуро спросил Бран. - Или род Червя?
  - ВСЕХ старых рас не знает никто, - с нажимом повторила  воите-
льница. - Для всех живущих будет лучше, если они уйдут  навсегда.
Потому что те, кто ищет мудрости и знаний Старого Мира,  получают
их вместе с черным ядом, который выжигали наши предки  в  Великой
Войне, да так и не выжгли до конца...
  Продолжать беседу не хотелось никому - каждый и сам был  спосо-
бен додумать очевидное. То, с чем спокон веку сражались герои ми-
фов, саг и легенд - Старый Мир, давно мертвый, но упорно  тянущий
за собою чужие жизни, - было и оставалось самым сложным и серьез-
ным из препятствий, самой страшной угрозой, самым жестоким и  ко-
варным врагом. Потому что Старый Мир, стертый с лица земли  много
веков назад, существовал теперь только в разумах отравленных  его
зловещим искусством - чернокнижников, как называли таких  иногда,
а также - нелюдей, которых не добили во время Великой Войны. Пос-
ледняя завершилась так давно, что ни один из мифов седой древнос-
ти не упоминал этого названия; но все же это имя, этот образ нес-
ли в своей крови все, кто хоть раз посмотрел в глаза Иным. И  не-
даром все меньше Иных оставалось среди людей - ведь даже те,  кто
не враждовал с человечеством, не способны были вынести волн обжи-
гающего презрения и леденящей ненависти, когда люди, ведающие,  о
чем говорят, произносили слова "Старый Мир"...


                    День пятый. Цитадель Эддара

  Утро пробудило их холодным, противным осенним дождем. Ящер  за-
мерз и время от времени чихал, выпуская клубы багрового  дыма;  в
первый раз Соня едва не свалилась от сотрясения, но потом притер-
пелась. Двигались без излишней спешки, внимательно следя за гори-
зонтом - который оставался девственно чист.
  Наконец на северо-востоке возник шпиль Цитадели. Через  некото-
рое время можно было разглядеть и основание - строение  выглядело
не слишком большим, примерно с трехэтажный дом. Для обители  кол-
дуна, в общем-то, сущий пустяк; тот же Грауторм был  величиной  с
небольшое селение и высотой локтей под сто. Впрочем, как  гласило
одно из правил упомянутых колдунов (и это правило борцы с  порож-
дениями колдовства не стеснялись использовать) - "вещи не  всегда
таковы, какими кажутся".
  Приближались осторожно. Ни звука, ни единого движения. Цитадель
словно вымерла.
  Вокруг стен - ров, некогда заполненный водой, но давно пересох-
ший. Дно покрывал толстый слой ила и грязи. Мост - поднят, ворота
- закрыты, и решетка перед ними - опущена. Скорее всего, сие дол-
жно было обозначать готовность Врага к осаде.
  Соня попыталась было направить ящера в ров, но тот  заартачился
и издал протестующее шипение. Хватив "скакуна" кулаком по голове,
воительница все же настояла на своем; ящер неохотно ступил в  сы-
рую грязь, с каждым шагом увязая по колено, и подобрался к  самой
стене. До ближайшего окна (точнее сказать, узкой бойницы) было не
менее тридцати локтей.
  - Стейн, крюк есть?
  - Щас сварганим, - проговорил северянин, привязывая к своей ве-
ревке пару сломанных пик - трофеев вчерашней битвы. - Так,  вроде
держится, - наконец объявил он, опробовав самодельную "кошку"  на
прочность. - Бран, запусти-ка ее в окно - у тебя глаз точнее.
  Раскрутив за веревку неуклюжий снаряд, гэл метнул его в  бойни-
цу. С пятого броска наконечники пик прочно зацепились за внутрен-
нюю сторону подоконника.
  - Ну, я полезла, - молвила Соня. - Кстати, ящер так и не приго-
дился, - добавила она, когда освобожденный от ее веса  чешуйчатый
скакун, разбрызгивая грязь по сторонам, дал деру.
  - Плевать. Смотри, осторожнее там.
  - Нашел... кого учить... - выдохнула воительница, взбираясь  по
веревке.
  Внутри ее встретило мертвое молчание. Знаком  приказав  друзьям
следовать за ней, Соня осторожно, держа наготове секиру, загляну-
ла в ближайший коридор.
  - Добро пожаловать, herojinya, - сказал высокий  женский  голос
на языке Загорья.

                              * * *

  - Ты?!
  - Я.
  Высокая, превосходившая воительницу на добрых пол-локтя амазон-
ка, улыбалась - и ни тепла, ни холода в этой улыбке не было.  Так
могла бы улыбаться пустая резиновая кукла, без малейшей тени под-
линных чувств и мыслей. Темно-бронзовая кожа и черные глаза  ама-
зонки образовывали странный контраст с почти белыми (не седыми, а
именно белыми) волосами, стянутыми в узел на затылке; в  покрытой
тонкими шрамами правой руке она держала длинный трезубец, опущен-
ный остриями вниз, а в левой, также отмеченной множеством  старых
рубцов - туго свернутую сеть.
  Соня знала эту странную женщину, повелительницу амазонок  Заго-
рья, владевшую почти забытым боевым искусством имперских  гладиа-
торов-ретиариев. Хотя встречались они более девяти лет назад, обе
без всякого труда узнали друг друга. Впрочем, особой дружбы между
ними не было; равно как и вражды.
  - Ты - Хозяйка Цитадели, Клео? - Названная в честь одной из ца-
риц Кемт, рожденная на побережьи Красного Моря амазонка предпочи-
тала сокращенную форму своего имени. Возможно, по причине  полной
своей непохожести на хрупкую, слегка сумасшедшую  и  использующую
секс в качестве оружия Клеопатру.
  - Нет. Пока - нет.
  - Каковы твои приказы?
  - ПРИКАЗЫВАТЬ мне не властен и Хозяин. Никто не может  приказы-
вать носящей венец. Пусть это и не Венец Власти, но я все-таки  -
царица, и он об этом хорошо знает.
  - Хорошо, о чем вы с ним договорились?
  - О защите его персоны от незваных гостей вроде тебя и тех, кто
ползет за тобой. Но тебе известно, что всякий договор можно нару-
шить - если в том есть необходимость.
  - Я бы не нарушила своего слова, необходимость там или нет.
  - А я слова и не давала. Ну так как, Соня? Что ты можешь  пред-
ложить мне в обмен на мое невмешательство в ваши дела?
  - А что тебе нужно, Клео?
  - Пеня за тех, кого вы сразили...
  - За смерть в бою, с оружием в руках, пеня не положена. Дальше.
  - Цитадель и все, что в ней находится - мое.
  - Нас не интересуют сокровища, мы пришли сюда за двумя  пленни-
ками. Одна - женщина средних лет, желтоволосая, с карими  глазами
и узким подбородком, по имени Герда. Второй - паренек лет десяти,
темноволосый и сероглазый, весьма заносчив; зовут его Карл.
  - Шарль, - педантично поправила Клео, - он ведь все-таки  франк
родом. Да, знаю я их. Не понимаю, что от них нужно Хозяину  -  но
они при нем постоянно. Сидят на цепи в Зале Удачи.
  Соня скрипнула зубами. Рабства и его атрибутов - хлыстов, цепей
и ошейников - она вообще терпеть не могла; а уж держать особ  ко-
ролевской крови, как последних шавок, на цепи - это такое поноше-
ние, за которое следует вырезать весь род оскорбителя до  шестого
колена. Не то чтобы воительница так преклонялась перед теми, кого
судьбе приспичило возвести на трон (ей, многое повидавшей  стран-
нице меж времен и миров, хорошо было известно, каковы подчас  эти
"носящие венец"...) - но король был связан со своим народом столь
же тесно, как голова связана с телом. В сущности говоря, ведь ко-
роль (ярл, вождь, конунг, царь, князь, фараон, басилевс,  кесарь,
император - разные народы называли своих  правителей  по-разному,
суть от этого не менялась) и являлся головой народа.  Изначально,
титул "глава государства" отнюдь не был пустым славословием...
  - Значит, договорились? Я отхожу в сторону и оставляю вам Хозя-
ина. После этого вы, если выживете, забираете пленников и спокой-
но уходите куда пожелаете. Цитадель Эддара остается мне.
  - Я не возражаю. Посмотрим, что скажут соратники.
  Амазонка презрительно скривилась.
  - Власть должна принадлежать женщинам! Мужики думают лишь  тем,
что у них между ногами, и только об этом!
  - У нас власть не принадлежит никому, - равнодушно сказала  Со-
ня, - мы просто делаем общее дело. А мною, как тебе известно, ни-
кто - ни мужчина, ни женщина - не командует без моего позволения.
  - Женщины всегда договорятся между собой. С мужиками же...
  - Чушь, Клео. Попадались мне такие бабы, что с самым  тупоголо-
вым и самовлюбленным мужиком проще поладить, чем с ними... ну  да
мы уже об этом спорили. Не будем наступать на старые грабли.
  Шорох. Воительница резко развернулась, занося секиру, и остано-
вила удар в волоске от головы Брана.
  - Не подкрадывайся сзади, - резко заметила она, - не люблю.
  ...Стейну пришлось тяжелее всех; превосходящий соратников весом
на добрый пуд, да еще с массивным топором за плечами, он вдобавок
почти не умел лазить по веревке. Однако, как говорила старая  по-
говорка, нужда всему научит... В конце концов вскарабкавшись  на-
верх, северянин застал "военный совет" в самом разгаре. Предложе-
ние Клео гэлу в принципе понравилось, но он нутром чуял, что  тут
что-то не так, и потому цеплялся к каждой мелочи. Стейн  выслушал
все аргументы, пожал плечами и заявил:
  - Хочешь отойти в сторону - пожалуйста. Мы позволим уйти и  те-
бе, и всем, кто того пожелает. А вот если требуешь большего, нап-
ример, Цитадели - изволь потрудиться. Присоединяйся к нам в  бою,
и когда мы этого Хозяина порешим - Цитадель твоя.
  Амазонка покачала головой.
  - Это уже будет предательством.
  - Предательство - уже то, что ты сейчас с нами  разговариваешь,
а не пытаешься прирезать.
  - Вы ведь не убивать Хозяина пришли, а освобождать пленников. Я
не обещала стеречь здешнее имущество и рабов. Только самого Хозя-
ина.
  - Но это значит, что ты атакуешь нас со спины, стоит только нам
попытаться поднять на Хозяина оружие? - спросил Бран.
  Клео молчала, скрестив руки на груди.
  Соня, взглянув на амазонку исподлобья, недобро сощурилась.
  - Так-так... Значит, правда. Неплохая ловушка;  молодец,  Бран,
правильно соображаешь. За это, Клео, ты должна сейчас ответить на
пару вопросов. Или - помнишь, надеюсь, что причитается за  подоб-
ную... подставку?
  - Какие вопросы?
  - Что тебе известно о Хозяине? Облик, происхождение,  привычки,
любимое кушанье его прабабушки - выкладывай все, что раскопала за
время службы. И не пытайся солгать - ты меня знаешь!..

                              * * *

  Обмотав царицу амазонок ее же собственной сетью и выкинув полу-
чившийся сверток в наполненный грязью ров (выживет,  но  помешать
уже не сможет), они пробирались сквозь полутьму коридоров и лест-
ниц, пока не достигли входа в Зал Удачи, как Клео - и сам  Хозяин
- именовалм центральную комнату Цитадели. Дверь заменял пурпурный
занавес из плотного, изрядно запыленного бархата; охраны не было.
Впрочем, согласно словам Клео, из стражи на всю Цитадель была то-
лько она да ручная горилла Хозяина, также сидевшая в Зале. Горил-
лу звали Дэльра (почему, амазонка не знала, да это  никого  и  не
интересовало), а Хозяина - Эддар (доберись их проводник до  Цита-
дели, он бы наверняка заявил нечто вроде: "ах-ха, это же  верней-
ший признак неуверенности в себе и своих собственных силах -  на-
зывать себя по имени места чужого могущества, ах-ха...").
  - Готовы? - шепотом спросил Стейн.
  - Да.
  - Пошли.
  Когда Клео сообщила им, как выглядит Хозяин, даже Соня не пове-
рила, хотя и почувствовала бы, попытайся амазонка солгать. Теперь
всякий мог убедиться в правдивости сказанного.
  Эддар в основном выглядел человеком, то бишь имел две руки, две
ноги и одну голову. Лицо его полностью скрывал темно-красный  ка-
пюшон, в точности подобный рабочему головному убору палача; прик-
рывавший бедра красный передник также наводил на мысль о  заплеч-
ных дел мастерах. Да и массивный бронзовый топор, мирно возлежав-
ший поперек коленей восседающего на троне Эддара, вполне  подошел
бы экзекутору, как именовали в Империи палачей. Вот только  росту
в Хозяине Цитадели было добрых шестнадцать локтей; огромная  чер-
но-серая обезьяна, развалившаяся у ног Эддара в качестве  коврика
для вытирания ног, выглядела рядом с ним комнатной мартышкой.
  Хозяин указал топором на прикованных к дальней стене пленников.
  - Вам нужны они?
  Неожиданно тонкий, чуть ли не писклявый голос говорил на  языке
франков, но с чудовищным акцентом. Разобрать слова было практиче-
ски невозможно.
  - Нам нужен ТЫ, - делая шаг к трону, осклабился северянин в на-
илучшей своей манере берсерка.
  Эддар властно простер левую руку, указывая согнутым  указатель-
ным пальцем на Стейна. Железный венец, который Хозяин надел поче-
му-то поверх капюшона, загорелся малиновым светом. В тот же  миг,
с раздирающим уши кличем О'Доннелов, вперед ринулся Бран; обнажив
длинный меч, он перебросил его в левую руку, а правая тем  време-
нем метнула в грудь Врага короткий клинок (и "Рассекающая Камень"
отскочила от бледной кожи Эддара). Безмолвно бросившаяся на  про-
тивников Дэльра напоролась на секиру Сони, щедро окропив  золотое
лезвие алой кровью; провернув и выдернув оружие,  воительница  на
всякий случай ударила повторно, отсекая голову обезьяны (с  этими
тварями она ранее встречалась, и знала невероятную их живучесть).
  Раздался вопль, от которого задрожали стены Цитадели. Вопила не
обезьяна - мертвые не имеют привычки производить излишнего  шума;
крик смертельной боли и безумия издал сам Хозяин.
  Удивить опытных бойцов нелегко. Но сейчас - три вздоха  удивле-
ния слились в один.
  Потому что на теле Эддара, словно по волшебству, появилось  две
рубленые раны: первая рассекала верхнюю часть живота и нижнюю ле-
вую сторону груди, вторая почти отделяла голову от  туловища.  Не
успев ни поднять свой чудовищный топор, ни произнести более  дей-
ственное заклинание, неуязвимый Хозяин покинул мир живых.
  Первой догадалась Соня - и неудивительно, ведь именно ей  дове-
лось больше всех повоевать против колдунов...
  - Фамилиар!
  - Чего? - хором спросили Стейн и Бран.
  - Ну, макака эта - она была его фамилиаром, спутником!  Колдуны
часто заводят себе зверушек, что помогают им в заклинаниях, и эти
звери каким-то образом связаны со своими хозяевами - убивая фами-
лиара, можно убить колдуна! Идиотизм, по-моему... но работает.

                              * * *

  Северянин подошел к стене, могучим рывком выдрал из камня брон-
зовые цепи, без большого труда разомкнул мощными пальцами бронзо-
вые же ошейники - и лишь после этого опустился на одно колено пе-
ред своей королевой. Истощенная и изможденная, с ввалившимися  от
усталости и пережитого напряжения глазами, Герда, однако, была  в
относительном порядке.
  - Благодарю тебя, родич, - с трудом проговорила она, - и вас, о
воители. Это было...
  Герда судорожно вздрогнула. Стейн успокаивающе  положил  ладонь
ей на плечо, пренебрегая всеми правилами дворцового этикета; сей-
час перед ним была не властная королева Альмейна, а всего-навсего
дочка его двоюродного брата Барна Свартхеда, которую северянин  в
детстве, бывало, качал на руках...
  - Тихо, малышка, - прогудел северянин, - все уже позади...  Те-
перь ты в безопасности. Мы спокойно доставим тебя домой...
  - Нельзя, - прошептал Карл, с закрытыми глазами привалившийся к
стене. - Нельзя... оставлять Врата...
  - О чем ты бормочешь? - раздраженно спросил Стейн.
  - Тихо. - Бран присел на корточки перед мальчиком. - Что ты та-
кое говоришь, принц?
  - Врата... он ушел, но может... если не перекрыть дорогу... се-
кира, подобная златому ключу... талисман Йинь, зеленое сердце ха-
оса... расшатаются опоры... свет, нельзя впускать туда свет!..
  - Бредит. Бедный паренек... - проворчал гэл. - Ну ничего страш-
ного, проспится - живо в себя придет. Соня... эй, что с тобой?!
  У воительницы в лице не было ни кровинки.
  - Это судьба, - бесцветным, мертвым голосом молвила она.
  - Ты же не веришь в судьбу, - поддел Стейн.
  - Не верю. Давно уже не верю. Потому что - ЗНАЮ.
  Подойдя к трону Эддара, Соня с ожесточением занесла секиру -  и
сильным ударом сплеча разрубила массивное сооружение из  слоновой
кости и красного дерева. Еще удар, и еще...
  - Лезвие испортишь, - неодобрительно сказал северянин, - да и к
чему теперь это?
  - Вот к чему, - прежним, безразличным ко всему на свете голосом
произнесла воительница.
  Воздух позади трона наполнился серебристыми искорками; холодный
ветер из ниоткуда взметнул портьеры и настенные гобелены. Пламя в
больших медных светильниках не дрогнуло.
  - Уводите их, - не оборачиваясь, приказала Соня, - и прощайте.
  - Какого... - Стейн во мгновение ока оказался рядом с ней. - Ты
что, спятила?! Мы же победили, все кончено!
  - Все только началось... - теплом тон воительницы был равен вы-
сочайшим вершинам Альп. - Уводите Герду и Карла, говорю, и живее!
Это - Врата Смерти, и что будет, если их не закрыть ОТТУДА -  вам
должно быть известно!..
  Северянин издал рык, какого не постыдился бы пещерный медведь.
  - Так, значит?! Бран, слушай последний приказ: уводи пленников!
Доставишь их в Королевства. Прихвати из Цитадели чего-нибудь цен-
ного, если сможешь, а нет - рвите когти!
  - Но, Стейн...
  - Молчать, молокосос! Мы должны исполнить наш долг. И учти, ес-
ли с ними что по дороге случиться - я приду за тобой даже из цар-
ства Хель, если мне не суждена Вальхалла!
  Подобрав свой топор, северянин повернулся к Герде.
  - Не бери в голову, племянница, - попытался улыбнуться он, - не
всякому выпадает возможность умереть как герою.
  - Я не могу тебя остановить, Стейн... но если мое благословение
что-то значит, прими его! - Королева Альмейна попыталась  встать,
и с помощью гэла ей это удалось. - Да направят твое оружие Тор  и
Тир, да прояснит твой взор Хеймдаль, да укрепит твою волю Один, а
сердце - Фригг! Да пребудут с тобой удача Фрейи, здоровье  Фрейра
и неустрашимость Ньорда! Да озарит твой путь свет Бальдра!..
  Северянин отсалютовал тяжелым топором.
  - И да помогут вам силы Истинного Бога, - добавил Карл: в отли-
чие от большинства франков, принц, как и его рано  погибший  отец
Пепин, был христианином. - Что бы там ни было - да пребудет с ва-
ми воинство Небес, и вы одолеете!
  - Благодарю, принц, - сказала Соня, наклонив голову. - Бран, не
теряй времени. Уходите.
  Кусая губы, гэл подхватил мальчика на плечо, и, поддерживая ша-
тающуюся от слабости Герду, прошел к выходу.
  - Они доберутся, - тихо, но уверенно молвил Стейн. - Бран хоро-
ший боец и, если надо, просто прорубит путь.
  - Доберутся, - кивнула воительница. - Пусть он не слишком  опы-
тен по молодости - под командой Герды это поправимо. А теперь мо-
жешь забыть обо всем. Навсегда.
  Ветер стал ураганом, смерчем, взбесившимся торнадо. Стены  зала
заколебались и расплылись в сером, одуряюще холодном вихре. Отку-
да-то издалека донесся грохот падающих камней, и последней мыслью
было - это наконец разрушается Цитадель Эддара...

                              * * *

  Путешествие Брана, Герды и Карла обратно в Королевства  продли-
лось около двух месяцев; прошло более трех недель, прежде чем они
достигли краев с признаками цивилизации (этим признаком  оказался
пограничный византийский форт), и хотя обузой гэлу его  венценос-
ные спутники не были - но не могли оказать и большой помощи.  Тем
не менее, поход завершился на удивление благополучно.
  Возвращение королевы и принца стало чуть ли не народным  празд-
неством; как выяснилось позднее, ведуны Грауторма передали  весть
об успехе экспедиции уже на следующий день после разрушения Цита-
дели Эддара, но одно дело - сообщение от каких-то там чародеев, а
совсем другое - собственными глазами узреть чудом вернувшихся  из
колдовского плена правителей...
  В должный срок взойдя на престол, Карл сделал Брана своей  пра-
вой рукой; принять христианство гэл напрочь отказался, верный за-
ветам предков и клана, но согласился носить изобретенный христиа-
нами титул "паладин". Много лет спустя, когда образовалась  Новая
Империя, созданная Карлом Франкским - в равной степени военным  и
мирным путем - на основе Четырех Королевств (с добавкой некоторой
части земель гэлов, готов-италийцев, горцев Альп и Карпат, визан-
тийцев и Варяжского Берега), переступивший полувековой рубеж Бран
сложил с себя звание командующего армией Империи и ушел в  стран-
ствия - откуда уже не вернулся.
  Карл, прозванный потомками Магнусом, так и не узнал, почему пе-
режил столь странное приключение в детстве, что послужило  причи-
ной его похищения и убийств прочих властителей Королевств. До са-
мой своей смерти не выяснила этого и Герда, хотя и считалась  на-
деленной некоторым провидческим даром... Ну а чародеи  Грауторма,
если что-то и проведали, хранили неодобрительное молчание в ответ
на все расспросы посланцев императора Магнуса...


                    День шестой. Царство Смерти

  Безмолвие. Мороз, ставший почти привычным. Резкие,  пробирающие
до печенок порывы ветра.
  Треск. Боль. Волосы по неведомой причине встают дыбом.
  Беззвучный грохот. Волна неведомой силы отбрасывает в сторону.
  Содрогание всего окружающего мира, корчащегося в эпилептическом
припадке. Желудок выворачивает наизнанку.
  Вонь гниющей рыбы, смешанная с приторной сладостью патоки.
  Солоноватый привкус крови во рту.
  От удара в челюсть глаза застилают крутящиеся хороводом искры -
единственный свет вокруг. От удара под ребра остатки воздуха  вы-
рываются из груди.
  Звон разбитого стекла разрезает тишину.
  И завершает Переход - сиплый, простуженный голос, произносящий:
"Оставь надежду всяк сюда входящий..."

                              * * *

  Холод. Пыль. Мрак.
  - Дыши аккуратно, неглубоко, - сказала невидимая во тьме воите-
льница, - иначе задохнешься. Нечего облегчать Смерти работу...
  - Ты уже была здесь. - Стейн не спрашивал, а утверждал.
  Соня коротко кивнула.
  - Однажды. С меня хватило.
  - Чего можно ждать?
  - Чего угодно.
  - Что надо найти?
  - Ты же слышал, о чем говорил Карл - зеленый талисман Йинь.  А,
будь оно проклято!.. Я думала, он уничтожен навсегда...
  - Это сделала ты. - Северянин сказал это с абсолютной уверенно-
стью. - И именно это ввергло тебя в Реку Времени.
  - Не совсем... хотя, может, ты и прав. Ладно, пес с ним. - Вои-
тельница встряхнулась, ее голос вновь стал живым. - Талисман  по-
хож на крупный, где-то с локоть в диаметре, колючий каштан из зе-
леного хрусталя. На свету он мерцает и тихонько шипит - не приве-
ди небо нам такое увидеть; многие века назад это чуть не разруши-
ло мир. Отыщешь - не смей прикасаться, мужчины от этого обращают-
ся в ничто. Лишь женщина может держать сердце хаоса в руках...
  - Тогда чего бояться? Эддар вроде как мужик...
  - Не уверена. Он ведь не человек, а явно из какого-то великань-
его рода. Как Йинь действует на нелюдей - я не знаю.
  - Лады. - Стейн махнул рукой. - Но как тут что-то искать?  Тем-
но, как в заднице у йотуна...
  - Закрой глаза, - совершенно серьезно посоветовала Соня. - Зре-
ние - обычное зрение - здесь бесполезно. Только внутренний взор.
  - Я тебе что, ворожей?
  - Ты живой. Здесь этого достаточно.
  С сомнением покачав головой, северянин все же сомкнул веки. Не-
которое время перед ним была все та же кромешная тьма; однако за-
тем, медленно, но уверенно, от этой тьмы стали отслаиваться линии
реальных предметов. Вот черный металл Врат, вот его спутница...
  Стейн аж поперхнулся от неожиданности: для "внутреннего взора",
чем бы он там ни был, одежда не являлась преградой. Нет, сконцен-
трировавшись, он мог заметить серую дымку как раз в  тех  местах,
где должна была быть потертая кожаная броня воительницы. Но  если
не присматриваться...
  - Сам ты выглядишь точно так же, - заметила она, - и не советую
отвлекаться.
  - Ты за собой следи, - ухмыльнулся северянин, - голых баб я по-
видал за свою жизнь достаточно.
  - Я тоже, - кивнула воительница, - как и мужиков. Ну ладно, хо-
рош языком-то чесать - двигаем. - Взмахом золотой секиры она раз-
несла хрупкую металлическую конструкцию, разом уничтожив и Врата,
и возможность возвращения обратно.

                              * * *

  Пропасть. Слева - узкий выступ, по которому можно пройти,  если
плотно прижаться к стене (взявшейся невесть откуда - еще  мгнове-
ние назад ее тут не было). Отличное место для ловушки, молча  пе-
реглянулись люди.
  Несколько шагов - и из темноты всплыло нечто, в некотором  роде
смахивавшее на ловушку. Это был вбитый в стену железный крюк,  на
котором, подвешенный на манер фонаря, покачивался череп, лишенный
нижней челюсти.
  - Та-ак, - проговорила с чуть искривленной улыбкой воительница,
- ах-ха, ну и встреча...
  - Теперь ты скажешь, - заметил северянин, - что услышать  слова
местных обитателей можно только зажав уши.
  - А это идея!
  Соня заткнула пальцами уши - и через несколько секунд  услышала
знакомый скрипучий голос:
  - ...несет, ах-ха?!
  - Повтори, пожалуйста, - попросила она.
  - Говорю, ах-ха, куда вас несет-то! Охота помирать раньше срока
- так глотку бы перерезали, или еще чего! Ах-ха, если живущие бу-
дут бродить по Царству Смерти как у себя дома - этому миру недол-
го останется существовать...
  Воительница демонстративно открыла уши, оборвав излияния  Ахха,
и кивнула Стейну:
  - Это он.
  - Ну и что будем делать?
  - Есть у меня одна идейка... - Соня полезла в кошель и извлекла
подарок Лунной Богини. - Это - Вода Жизни, она возвращает мертве-
цов к жизни. Даже если остался только скелет; вот только не  уве-
рена, что хватит черепа безо всех прочих причиндал. -  Она  снова
зажала уши. - А ты что скажешь? Попробовать тебя воскресить?
  Череп Ахха после недолгого молчания изрек "Да!" совершенно дру-
гим, чуть ли не вежливо-просительным тоном. Усмехнувшись,  воите-
льница аккуратно сняла череп с крючка, сделала знак Стейну отойти
назад, для надежности вернулась с выступа на более широкое прост-
ранство - и, положив череп в пыль, выплеснула ему на темя  светя-
щуюся жидкость из пузырька.
  Раздался жуткий, нечеловеческий вопль, а затем...
  А затем, вбирая в себя воздух, пыль и мрак, в ореоле белого си-
яния возник череп, потом скелет; потом его покрыл слой плоти... И
через несколько минут живых в Царстве Смерти оказалось уже трое.
  Скорчившийся в позе эмбриона третий с трудом поднялся на  ноги,
пошатнулся, но устоял. Затем сделал шаг, второй... осмотрел  вна-
чале себя (с закрытыми глазами), затем спутников...
  - Ах-ха, поразительно, - сказал он. - Никогда не верил  в  спо-
собность богов переходить ЭТИ границы.
  - Я тоже в это не верю, - ответила Соня. - Не верю, потому  как
знаю. Боги сами по себе некоторых пределов перейти не могут, зато
при помощи человека - сколько угодно. Но об этом как-нибудь позд-
нее... Ахх, ты знаком с Царством Смерти лучше нас обоих - где  мы
можем отыскать талисман Йинь?
  Колдун с присвистом втянул в себя воздух и резко выпрямился  во
весь свой немалый рост (а было в нем почти пять локтей).
  - В который уже раз, ах-ха, ты меня удивляешь... Об этом талис-
мане никто из живых не знает добрых двадцать тысячелетий!
  - Уже знают. Так тебе известно это или нет?
  - Нет, однако могу разведать... Ах-ха, и я вновь в долгу  перед
вами, так что располагайте мной как хотите.
  - Принято, - кивнул Стейн. - Поможешь найти талисман -  считай,
что мы квиты.
  - Посмотрим, ах-ха... Так, хорошо - идите за мной. И глаз лучше
не открывайте, да и об оружии забывать не советую. Жители Царства
Смерти не всегда обладают бессмертием; а если и обладают,  ах-ха,
магию острой стали им превозмочь трудно...
  Обменявшись понимающими усмешками, воины вскинули на плечи свои
топоры и последовали за тощей и неуклюжей, идущей словно в нарко-
тическом сне фигурой воскрешенного колдуна...

                              * * *

  Блуждания по лабиринтам Царства Смерти (если так можно было на-
звать эти совершенно бессвязные повороты, подъемы и спуски; каза-
лось, мир здесь свернут и перекручен самым невообразимым образом,
и кратчайшим путем между двумя точками далеко не всегда  является
прямая...) длились довольно долго - сколько именно, ни Стейн,  ни
Соня сказать не могли, совершенно утратив ощущение времени.  Нес-
колько раз им приходилось отражать нападения различного рода неу-
покоенных мертвецов - скелетов, зомби, упырей, мумий, гниющих  на
ходу трупов, и других персонажей "Книги Мертвых", совместно напи-
санной тремя ушедшими на покой Истребителями Нечисти. К  счастью,
запаха вся эта бродячая нежить была лишена напрочь; или, что  бо-
лее вероятно, это они лишились обоняния, пройдя Врата Смерти. Ахх
то и дело нырял в темноту, с кем-то (или с чем-то) перебрасывался
словами на неведомых живым наречиях, возвращался оттуда либо сум-
рачный, либо сияющий от удовольствия - в отличие  от  практически
всех колдунов, каких видела за свою долгую жизнь Соня, воскрешен-
ный Ахх не скрывал своих эмоций под маской хладного бесстрастия.
  По крайней мере, не скрывал перед ними.
  - Ах-ха, готово, - наконец объявил он, - задачку вы вновь  под-
кинули мне первостатейную. Хорошо, что подобные навыки не забыва-
ются, ах-ха; тот, кто при жизни был мастером, останется им и пос-
ле смерти.
  - А ты был? - спросил Стейн.
  - В некотором роде. Лучшим - нет, пожалуй, ах-ха, однако и  да-
леко не худшим из своего племени. А мы были знакомы с  Искусством
лучше людей... ах-ха, много лучше...
  - В другой раз расскажешь, - прервала Соня. - Где талисман?
  - На острове посреди огненной реки, за старой каменной  стеной.
Ах-ха, если ты из Меж-Странников, ты должна помнить те места... -
Меж-Странниками Ахх явно называл для краткости тех, кто не привя-
зан жизнью к одному месту и времени, скитающихся среди  различных
эпох и миров...
  - Помнить их я не могу - мои странствия проходили вне моего вы-
бора, я была в отключке... Однако, что такое эта огненная река, я
вроде припоминаю. Кажется, на ее берегах не действует магия?
  - И это тоже, ах-ха... Там все обретает свой истинный  возраст,
так что я туда и близко не подойду. Ах-ха, да и тебе, Соня, очень
не советую...
  Воительница пожала плечами.
  - От старости я вряд ли умру, даже если сейчас стану такой, ка-
кой должна быть. Женщины моего народа редко умирали своей смертью
ранее ста лет, а мне нет и шестидесяти пяти.
  - И много там навоюет старуха? - резко, но справедливо  заметил
северянин. - Колдун прав, тебе лучше не соваться...
  Соня сверкнула глазами.
  - Стейн, не тебе меня останавливать! Надо будет - я  не  только
подойду к реке, но и войду в нее! И даже вдохну огня!..
  Ахх издал сдавленный хрип.
  - Будь ОЧЕНЬ осторожна с обещаниями, ах-ха! Они способны сбыва-
ться, в особенности - ЗДЕСЬ.
  - Знаю. И я готова испытать судьбу в очередной раз. Идем.

                              * * *

  К стене из старых, покрытых вековой паутиной камней вело множе-
ство тропинок, и в мягкой серой пыли отпечатались многие  десятки
следов. Против обыкновения - идущих в обе стороны.
  - Ах-ха, сюда иногда заглядывают маги-смертные из тех, что  по-
сильнее, - сообщил Ахх в ответ на невысказанный вопрос, - и  иные
из них возвращаются с обретенными знаниями; ах-ха, на время,  по-
нятное дело. Жаждущие долгой жизни, познав мудрость Врат  Смерти,
ах-ха, получают очень неприятный сюрприз...
  - Нам это не грозит, - бросил Стейн. - Так где тут можно  пере-
лезть?
  - Да где угодно, ах-ха... но лучше бы поближе к огненной  реке.
Отсюда я, быть может, смогу помочь вам...
  Вскарабкавшись на плечи северянина, Соня заглянула через стену.
  - Еще немного вперед, шагов на тысячу, - сказала она, -  я  уже
различаю пламя.
  Нужное расстояние было отмерено в молчании. Воины использовали,
возможно, последние мгновения своей жизни для того, чтобы мыслен-
но приготовиться к битве - также, вероятно, последней. Ну а о чем
думал колдун, знал лишь он сам...
  - Здесь, - остановился Стейн.
  - Думаешь?
  - Смотри. - Он осторожно вытер рукавом пыль и паутину с плоской
глыбы в основании стены. Камень оказался подобен тем, что на  Се-
вере зовут "руническими стелами": его покрывала прихотливо  изви-
вающаяся змея острого рунного письма.
  Ахх заинтересованно склонился, затем с досадой щелкнул языком.
  - Можете прочесть, ах-ха? Я этого языка не знаю...
  - Можно попробовать, - с сомнением молвил северянин: он немного
знал руны, но как следует читать так и не выучился.
  Проведя пальцем по вырубленным письменам, Стейн внезапно понял,
что там написано. И мгновенно, хотя никогда не был  поэтом-скаль-
дом, перевел эти слова на язык Альмейна - в четких стихах:

     Смерть - не конец,
     Смерть - для овец,
     Для стада послушных баранов.
     Смерть - это дверь:
     Просто поверь -
     И ты воскреснешь за Гранью.

     Тьма - не венец,
     Тьму - лишь мертвец
     Считает Чертою, пределом.
     Тьма - это путь,
     Где свою суть
     Ты испытаешь на деле.

     В смерти и тьме -
     Как на войне;
     Не с кем-то - с самим собою.
     Выбрал - иди,
     Знаешь - веди,
     А можешь - пробьешься в герои.

     Тот не пойдет
     В смертный поход,
     Кто лучшим себя считает.
     В зеркале тьмы -
     Мертвые сны:
     Такие, каких не бывает...

  - Ах-ха, хотел бы я найти это самое Зеркало Тьмы... - задумчиво
проговорил колдун.
  - В другой раз, - хмыкнула Соня. - Если только эта хреновина не
там же, где наш талисман - тогда ее тебе уже не видать...

                              * * *

  Песок был, как и все вокруг, серым и холодным. Словно пепел  от
давно погасшего костра... а быть может, это и был пепел.
  Сапоги северянина оставили на нем свои четкие отпечатки.  Через
некоторое время следы налились черным багрянцем.
  - Ах-ха, тебе разрешено идти дальше, - прозвучал со стены голос
Ахха.
  Не нуждавшийся ни в чьих позволениях, Стейн фыркнул и ступил на
призрачную пленку моста, зависшего над огненной бездной. Пламя не
согревало, но все же внутри у него стало теплее и свободнее. При-
чину северянин определил, когда бросил взгляд на свою бороду: се-
дина практически исчезла - он вновь выглядел на свои четыре дюжи-
ны лет, потрепанный, но ничуть не ослабевший...
  А к границе серого берега медленно подходила Соня. Красно-рыжие
пряди густых волос внезапно, словно по мановению кисти художника,
окрасили пятна седины, по лицу и рукам пробежали морщины.  Воите-
льница взмахнула секирой, отсалютовав неведомо кому.
  Ее следы позади окрасились золотом.
  - Тебе разрешено отступить, вернув все утраты, -  сообщил  кол-
дун, восседавший на краю стены. - Ах-ха, в этом нет трусости.
  - Я не отступаю просто так, - мрачно заметила Соня  изменившим-
ся, но узнаваемым голосом.
  И шагнула вперед, к мосту.
  Но призрачный настил растаял перед ней. Стейн обернулся, что-то
выкрикнул, однако помочь соратнице не мог ничем.
  - Возвращайся, ах-ха!
  - Нет!
  Воительница сделала еще шаг. И еще.
  Оранжево-красные языки жадно слизали ее одежды, волосы  скрути-
лись от огня - но этот огонь возвратил им прежний цвет; исчезли и
старческие морщины, обнаженное тело вновь была гладким и  чистым.
Соня шла по поверхности огненной реки, танцуя между  вырывающихся
из пучины багряных протуберанцев, рассекая секирой встающие на ее
пути алые вихри, постепенно приближаясь к островку, на котором...
  На котором, в зеленоватом мерцании, исходившем от колючей сферы
талисмана Йинь, стояла гигантская фигура Эддара, уже изготовивше-
гося к бою. Бронзовый топор, занесенный над могучим плечом  испо-
лина, хищно скалился в отблесках пламени.

                              * * *

  На островок они ступили одновременно. С неожиданным проворством
ринувшись влево, Эддар нанес удар Стейну - северянин парировал, и
от отдачи чуть не выронил свое оружие, впервые за последние трид-
цать пять лет. Воительница попыталась было напасть сзади,  однако
бывший Хозяин Цитадели двигался быстрее, и не только  отразил  ее
удар, но и атаковал сам. Уклоняясь, Соня зигзагами приближалась к
зеленому сиянию талисмана. Что-то прорычав, Эддар  выбросил  сво-
бодную левую руку ладонью вперед - и в грудь воительницы  полетел
сгусток алого огня. Не думая, она отмахнулась секирой, и  золотое
лезвие, поглотив мощь смертоносного заклятья, рассыпалось в  ржа-
вую пыль. Сама Соня от удара упала на колени.
  В этот момент Стейн с разбега прыгнул на спину гиганта,  всажи-
вая топор ему в район крестца. Тяжелое стальное лезвие, сокрушав-
шее лучшие кольчуги и панциря, как будто нехотя рассекло кожу - и
застряло, не причинив Эддару сколь-либо серьезного вреда.
  - Что, не берет? - риторически вопросил гигант, резко  развора-
чиваясь и пинком сшибая северянина. - Железо не страшно рожденно-
му в Железных Горах...
  Бронзовый топор взлетел над поверженным, и тут раздался возглас
воительницы:
  - Эй, лови!
  В исполина, разбрызгивая вокруг себя искры зеленого света,  ле-
тел талисман Йинь. Эддар без труда поймал колючий шар левой ладо-
нью, не обращая внимания на вонзившиеся в плоть шипы, и с  недоу-
мением взглянул на Соню.
  - Ну поймал, а дальше?
  Сердце ее сжалось: вопреки собственным словам и чувствам,  Соня
надеялась, что прикосновение к сердцу хаоса уничтожит принадлежа-
щего к мужскому полу Эддара. Надежды, увы, не оправдались...
  - Наивная, - хохотнул гигант и вновь занес оружие над  оглушен-
ным Стейном.
  - Yin Art'uano! Yin Arm'agett! Yin Aed'dar ac-cal!
  Слова Ахха, уже не восседавшего в безопасности на гребне стены,
а стоящего у серой кромки берега, свершили невозможное - они зас-
тавили огненную реку на краткое мгновение погаснуть, обнажив тем-
ное русло, заполненное чем-то вроде спекшегося обсидианового кро-
шева. А затем...
  А затем окрашенный кровью Эддара талисман стал из  бледно-зеле-
ного - пронзительно-алым. Камешек Стейна взорвался прямо у него в
кошеле; северянин умер мгновенно, топор исполина упал  наземь,  а
его самого отбросило в темное русло опустевшей реки. В  следующее
мгновение огонь вернулся, и Эддар, не успев даже вскрикнуть, сги-
нул в бушующем пламени.
  Красно-оранжевые валы встали на дыбы, грозно зависнув над  ост-
ровком. Земля под ногами Сони задрожала.
  - Ах-ха, если сумеешь - пройди по пламени, как тогда! - с  над-
рывом прокричал отползающий к старой каменной стене колдун, с ко-
торого под напором сил взбесившейся огненной реки медленно слеза-
ла плоть, обнажая кости - подобно тому, как под солнечными лучами
тает покрывающий ветви деревьев снег...
  По-прежнему держа в руках украшенное неведомыми рунами каменное
топорище, воительница отдала ему последний салют, молча благодаря
за помощь. В следующее мгновение бурлящие багряно-рыжие волны за-
хлестнули островок и напрочь стерли его.

                              * * *

     Мертвые - вниз по теченью по мертвой реке плывут.
     Мертвым - к чему сомненья? Не изменить маршрут:
     Жизнь - с колыбели до гроба, смерть же проходит там,
     Где путь выбирают ноги - по предков стертым следам.

     Мертвые - вниз по теченью плывут по реке судьбы.
     Время, твое леченье - навек обо всем забыть.
     Те ж, кто забыть не может, те, кому знать - важней, -
     Вскоре со смертного ложа уходят в страну теней.

     Мертвые - вниз по теченью плывут, не зная забот.
     Им же навстречу - тени гребут, оседлав свой плот.
     И сделан он не из бревен - из их же собственных тел;
     И воды окрашены кровью избравших иной удел.

     Мертвые - вниз по теченью, тени - к истокам реки;
     Плыть им сейчас - раздельно, в единой воде тоски.
     Но час придет - и встретят рожденные снова тех,
     Кто, не поверив смерти, вернулся к жизни, наверх.

     Мертвые - вниз по теченью плывут, и забвенья волна
     Смывает все краски и тени - следы рокового сна,
     Что жизнью зовется... Однако, волна не касается их,
     Отмеченных сумрачным знаком средь царства смерти - живых.

     Мертвые вниз по теченью плывут. Их начертан удел.
     Тени же - сами бремя рока несут, предел
     Пути своему не поставив... И вечен их вечный путь,
     И вечна игра без правил, что заменяет им суть...

  Возможно, именно это и было начертано на рукояти златой секиры.
Наверняка не знает никто.
  И в конце концов, это не имело уже никакого значения...


                              Эпилог

  Тот, кто хочет знать - не узнает. Тот, кто хочет отыскать -  не
найдет. Тот, кто хочет понять - вскоре бросит сию гиблую затею.
  Ищущий горных вершин сам становится основанием скалы.  Издыхаю-
щий от жажды глотает песок. Грезящий о кровавых битвах умирает  в
собственной постели, ни разу не прикоснувшись к оружию.
  Мудрые забывают. Сильных одолевают слабостью. Мастера  уступают
в умении худшим ученикам.
  И лишь видящие - по-прежнему видят.
  Хотя предпочли бы не видеть.

                            К О Н Е Ц

 ЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂЂ
                             КАЙЛ ИТОРР
                         ПУТЬ ЗЛАТОЙ СЕКИРЫ
     Пролог .................................................  1
     День первый. Черный Лес ................................  2
     День второй. Череп Ахха ................................  8
     День третий. Железные Врата ............................ 15
     День четвертый. Тропа Ястреба .......................... 26
     День пятый. Цитадель Эддара ............................ 35
     День шестой. Царство Смерти ............................ 41
     Эпилог ................................................. 47


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"