Ivanoff Андрей Николаевич: другие произведения.

Уу-7: Город без Солнца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для конкурса "Укол Ужаса 7". Первый набор картинок.


   Эскалатор ребристой змейкой уносил людей в подземное царство метро. В этот поздний час на платформе было немноголюдно. Гремя вагонами, подошёл запыхавшийся поезд. В вагоне было достаточно свободных мест, и Никита занял одно из них, рядом с мужчиной ещё не старым, но уже почти полностью седым. В наушниках звучала песня Цоя - "Звезда по имени Солнце". Парочка подростков шушукалась в конце вагона. Напротив кемарила уставшая женщина, поставив сумку на колени и для надёжности прижав её к себе.
  
   Семья с маленьким ребёнком возвращалась с дачи или от родственников с полными сумками яблок. Все как обычно. У всех своя жизнь. Но Никита знал: у них есть и общее в этой жизни, связывающее всех невидимой нитью. В яркой броской сумочке у девушки-подростка, в стандартной матерчатой сумке цвета хаки у отца семейства или в необъятной сумке на все случаи у дремавшей женщины, было то без чего нельзя было представить современный мир. У каждого обязательно был противогаз, разной модификации, фирмы производителя, но он был.
  
   Мир готовился к затяжному противостоянию. Уроки выживания в школах, расконсервированные ядерные бункеры; все знали, что мир летит в пропасть, но сделать ничего не могли... или не хотели.
  
   В наушниках пропал звук, и Никита покрутил разъем, пытаясь восстановить контакт. Это не помогло, он достал айфон, чтобы убедиться, что зарядки достаточно. Аккумулятор был в порядке, наполовину полон. Черт ...
  
   Он оглянулся по сторонам и увидел бесшумно плачущего ребёнка, мать с безумными глазами, не переставая, гладила испуганную дочь по волосам и теребила за рукав растерянного отца. Подростки с перепуганными лицами озирались по сторонам.
  
   Мужчина лет сорока, седой, достал из пакета противогаз и неспешна, даже как-то обречённо, стал его разворачивать. Все пассажиры, словно по команде, потянулись к своим сумкам. Никита раскрыл рюкзак и достал свой натовский М9. Не патриотично, конечно, но друзья оценили. Сквозь стекла газовой маски он увидел расширенные от ужаса глаза полной женщины, сидевшей напротив. Она как рыба раскрывала рот и показывала на Никиту пальцем, потрясая в другой руке отечественной маской ГП-5.
   "Приехали",- подумал он. Тетка раскрыла шпиона - натовца. Мягкий беззвучный толчок, и вслед за звуком стали пропадать цвета. Мир серел на глазах. На тело навалилась тяжесть. Стало трудно дышать, круги поплыли перед глазами.

***

   Когда вернулось сознание, прежних пассажиров в вагоне не было. Окна разбиты, а напротив разместилась колоритная троица. Отдалённые звуки наполнили пространство, и словно сквозь толстый слой ваты, до парня донеслись слова.
  
   - Шпрехинг зе дойч? - спросил человек в сером плаще, в противогазе с оптическими линзами вместо стёкол. Поверх резиновой маски неизвестного образца красовалась фуражка с красным околышем и звездой.
   Цвета вернулись на место, но все равно они были какими-то блеклыми.
   - А впрочем, какая разница, - поправился красноармеец, словно вспомнил что-то.
   - Мы умерли? - спросил Никита.
   - В какой-то мере,- ответил скелет, вальяжно расположившийся напротив. - Ну, я-то точно,- хохотнул он. Скелет с редкими остатками плоти на костях был облачен в древний, под стать ему, истлевший плащ. Впрочем, на голый череп была надета вполне приличная фетровая шляпа.
   Никита продолжал ощупывать себя руками.
   -Я умер? - вновь недоуменно повторил он.
   - И я тоже,- сказал парень в куртке с винтовкой в руках, чем-то похожий на персонажа из компьютерной игры "Сталкер". Тот же противогаз с двумя боковыми фильтрами, как и у военного.
   - Отключили? - поинтересовался скелет.
   - Что?
   - Мир отключили?
   - Не понял?
   - Ну, раз он здесь, значит, отключили, - вмешался в разговор Стрелок.
  
   Вагон выехал на поверхность, и сквозь разбитое стекло виднелись огни города.
   Никита вглядывался в очертания ночных силуэтов зданий.
   - Это не мой город, - сказал он.
   - Теперь уже твой. Так же, как он стал когда-то нашим.
   - Так вы не местные?
   - Я,- ответилСтарик, - уже не помню, как очутился в этом городе. Может быть, даже родился. А вот Капитан и Стрелок появились точно так же, как и ты. Из ниоткуда.
   - Капитан Ермолаев. Мой мир отключили в 1939 году в Бресте, - представился военный в фуражке и добавил с нотками сожаления в голосе: - Стрелок рассказывал мне, что его мир жил ещё сорок семь лет после моего.
   - Мой исчез в 86, я был в команде ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, - уточнил Стрелок.
   - А ты из какого?
   - Пятнадцатый.
   - Девятьсот пятнадцатый?
   - Нет, две тысячи пятнадцатый.
   - И что? Тоже отключили? Что-то, братцы, вы там наворотили, раз мир отключили, - сказал Старик и направился к выходу.
   - Приехали.
  
   Вагон мягко качнулся и остановился. Они вышли на платформу, и единственный вагон на монорельсе с разбитыми стёклами исчез в темноте.
  
   Мрачный, бесцветный город принял путников в свои объятия. Противно моросил мелкий дождь. Капитан поднял воротник плаща, а Стрелок натянул капюшон. Площадь перед платформой была пустынной, и лишь одинокая парочка, заметив присутствие подозрительной компании, поспешила скрыться в ближайшей подворотне.
  
   Капли дождя залепили стекла газовой маски, и Никита сделал попытку снять ее, когда рука Стрелка остановила его.
   - Не здесь.
   Старик шёл впереди, за ним Капитан, шествие замыкал Стрелок. Никита рассматривал подозрительное место, заброшенные здания сквозь наполовину запотевшие стекла.
   Хмурый город выглядел под стать погоде - уныло и непривлекательно.
   Часовая башня с застывшими стрелками часов. Лениво разгоняющие полумрак уличные фонари. Черные проёмы окон, нависшие над узкими улицами, больше похожие на впадины пустых глазниц, подозрительно взирали на не прошеных гостей.
  
   Впереди мелькнула тень. Стрелок взбросил ружье. Помесь крысы и дикобраза размером с крупного волка остановилась на мгновение и, опалив группу взглядом трёх свирепых глаз, скрылась за поворотом.
   Старик двинулся дальше. В отличие от остальных, он двигался совершенно бесшумно, словно парил в воздухе.
  
   Сумерки сгустились. Улицы по-прежнему были безлюдными, но до слуха постоянно доносились странные монотонные звуки, похожие на крики козодоя и бормотание жаб. Одежда пропиталась влагой и неприятно липла к коже. Никита непроизвольно вздрогнул, когда резкий крик ночной птицы разорвал воздух и тень крыла проскользнула по стене дома. Внутри, в груди росло ощущение настороженной враждебности.
   Впереди показалась полуразрушенная старинная церковь. Ее обветшалая колокольня покосилась, и казалось, что она держится на вязкой подушке, утопающей в упадке и запустении.
  
   Старик в ветхом плаще проплыл над полусгнившими ступенями.
   Никита с осторожностью последовал за Стариком и Капитаном, выбирая, куда поставить ногу. Сломанная обветшалая ступень даже не скрипнула под весом парня. Он остановился на мгновение и с любопытством поставил ботинок,туда где явственно виднелся проем зияющей чёрной пустоты. Обе ноги уверенно упирались в невидимую перегородку. От изумления он даже присел, чтобы проверить оптический эффект, но Стрелок нетерпеливо подтолкнул его.
  
   - Ху-ух, - протянул Капитан и плюхнулся на старый задрипанный диван красного цвета. - Дошли! Он стянул противогаз и напялил фуражку обратно. На угрюмом, прокопченном лице с глубокими морщинами уживались подвижные, неспокойные глаза. Стрелок встал рядом с диваном, не сделав попытки снять противогаза.
  
   Старик сел рядом с капитаном, указывая парню на трёхногий стул, подпёртый обломками кирпичей. В его руках оказалась зажжённая сигарета, и он с наслаждением затянулся. Было забавно наблюдать, как табачный дым заполняет пустоту, где когда-то были лёгкие, а потом сквозь рёбра медленно просачивается наружу.
  
   - Вы здесь живете? - спросил Никита, обводя взглядом обшарпанные остатки поломанной мебели. Сдвинутые в кучу скамейки, покрытые осыпавшейся штукатуркой.
   - Нет, переночуем и пойдём дальше. Не дай Бог остаться на улице, когда ОН потушит фонари. Подтверждая слова капитана, за окнами пропал свет и наступила кромешная темнота, рассеиваемая лишь угольком сигареты в зубах скелета - Старика.
  
   Раньше Никита, наверно, перепугался бы до смерти, увидев в темной комнате висящий в воздухе череп, подсвеченный тусклым светом сигареты. Сейчас же он равнодушно смотрел на феерическое зрелище, принимая это как должное.
  
   - Фонари выключили,- сказал Капитан.
   - Я первый, сменишь меня, - обратился Стрелок к Капитану.- Старик сменит тебя под утро.
   Зелёные огоньки качнулись в темноте. Стрелок направился к выходу.
   Сигарета потухла, и Старик зажёг масляную лампу, темнота немного рассеялась.
   - Здесь ложись, - указал он на две сдвинутые вместе лавки. Капитан развалился на диване.
  
   Сон не шёл. Тело было словно чужим. Странный город. Где все жители? Никита смотрел на неподвижно сидящий в углу скелет старика с фонарём. Вот, подумал он, Старик на своём месте, словно житель склепа какого-то. А что здесь делаю я?
  
   - Когда - то в городе было много людей, - словно подслушав мысли, сказал Старик. В город переезжали со всей округи. Никто не нуждался в пище и крове. Владыку боготворили.
   - Владыку?
   - Да, создателя города. Он построил купол, построил дома, снабдил улицы диковинными механизмами, поддерживающими город в чистоте и порядке. В лавках всегда был ржаной хлеб, ветчина, сыр, а в домах свет и тепло.
   Старик потушил фонарь, видимо, экономя масло, и церковь накрыла темнота. Время застыло. Монотонный голос Старика убаюкал молодого человека, и сознание провалилось в чёрную воронку небытия.
   Ему снился удивительный город с цветными каруселями. Вагончики, скользящие по монорельсам, опоясавшим весь город. Аккуратные ухоженные дома, площади с необычными скульптурами и цветами, изготовленными из искусно вырезанного или отлитого металла.
  
   Сон прервало назойливое прикосновение к лицу.
  
   Касание лапок неведомого насекомого выдернуло из забытья. Никита открыл глаза. На него в упор смотрели злые с красными прожилками глаза на сморщенном детском лице, размером с мячик для гольфа. Череп существа излучал слабый фосфоресцирующий свет. Что за... Крошечная голова ребёнка венчала мерзкоe телo то ли осы, то ли крупного тарантула. Мерзкие длинные паучьи лапки прикасались к коже лица, а уродец не мигая смотрел на парня. Никита резко сел стряхнув отвратительную тварь, которая с пронзительным визгом шлёпнулась на пол. В ярости он занёс ногу и уже предвкушал, как грубая подошва с чавкающим звуком раздавит мерзость. Неожиданно кто-то резко и крепко схватил его за плечо.
  
   - Нельзя! - твёрдо сказал Стрелок, болезненно сдавливая плечо. Никита отстранился, и этого мгновения хватило, чтобы тварь, перебирая тонкими лапками, убралась прочь.
   Он дерзко посмотрел на Стрелка и сбросил его руку. В церкви был десяток этих существ, которые поспешно убегали в щели.
  
   Шептунов нельзя убивать, - раздался голос Старика из угла. На улице вновь зажглись фонари, и сквозь разбитые окна и щели стен, сочился молочный бледный свет, придавая коже мертвецки бледный оттенок.
   -Что это за мерзкие твари?
   - Шептуны? ЕГО глаза и уши, - ответил Старик.
   - Кого его?
   - Владыки.
   - Нам надо спешить, иначе не доберёмся до выключения фонарей,- сказал Капитан.
   Все поторопились к выходу.
   - Постойте, куда мы идём?
   Стрелок нетерпеливо подтолкнул парня к выходу, но он заартачился.
   - Вам надо, вы и идите, - вызывающе сказал парень. Никите хотелось залепить Стрелку прямо между его светящихся глаз, но ничего хорошего это не сулило.
   - Мы должны тебя доставить в лабораторию.
   - Зачем?
   - Каждому вновь прибывшему даётся шанс.
   - Шанс на что?
   - Сам узнаешь, у каждого он индивидуальный.
   А что если я не пойду?
   Старик на секунду задумался, а потом, словно нехотя, через силу начал говорить.
   - Можешь ли ты представить мир, сплетённый из фобий, боли и страха? Скелет подплыл к парню, и его пустые глазницы уставились на Никиту.
   - Каждый миг существования в этом мире превращается в бесконечную пытку. Сама мысль о смерти подобна глотку свежего воздуха в изнывающих, агонизирующих, заполненных водой лёгких. Самое страшное, что ты не можешь сойти с ума и найти спокойствие в сладком забытьи безумия. Каждая клетка твоего тела, каждая фибра души отзывается на боль, причиняя неимоверные страдания. Это не похоже на самый страшный из ночных кошмаров, это квинтэссенция всего того, чего ты когда-либо боялся. Потаённые страхи обязательно вылезут из темноты сознания наружу.
  
   Скелет закурил, любуясь дымящейся сигаретой в руке и неожиданно спросил:
  
   - Ты пауков или змей боишься?
   - Да не особо. Старик кивнул.
   - Представь на секунду человека, до смерти боящихся этих созданий. В его собственном мире он засыпает и просыпается в кровати, кишащей пауками, а обнажённое тело покрывает ковёр переплетающихся в клубки змей, членистоногие касаются мохнатыми лапами лица, залезают в открытый рот и мешают дышать, а человек не может даже пошевелиться. Чёрный тесный куб поджидает в этом мире человека страдающего клаустрофобией. Стеклянный дом в поднебесье поджидает боящихся высоты. Каждый мир индивидуален - страхи по заказу.
   Если хочешь оказаться в этом мире, можешь оставаться, сказал он напоследок и пошёл к выходу.

***

   Удивительное место, людей нигде не было видно, но город функционировал и жил своей жизнью. Пока они шли, несколько пустых вагонов на монорельсе проследовали мимо, невидимые автоматы поддерживали в городе еле теплящуюся жизнь: освещение, подачу воды и даже освещённые заправки.
  
   До здания лаборатории оставалось не более ста шагов, когда свет фонарей погас. В кромешной тьме плавали зелёные огоньки-диоды Стрелка. По всей видимости, темнота не мешала ему. Прибор ночного виденья? Стрелок взял его за руку и он, спотыкаясь, последовал за ним, вытянув вторую перед собой. В голове сложилась картинка слепца с поводырём. "Мне бы гусли"-, подумал Никита. Сотрясание мостовой и нарастающий гул рассеяли комическое видение. Шаги приближались.
   Резкий толчок повалил его на землю.
   - Сиди не двигайся, - прошептал Стрелок. - Укройся с головой. Никита почувствовал, что ему суют какое-то прорезиненное плотное одеяло. Он не заставил себе повторять и набросил покрывало на себя.
  
   Отчётливый звук передёрнутого затвора. Сухой выстрел. Шаги остановились, и в ответ раздалась серия выстрелов, похожих на крупнокалиберный пулемёт. Осколки камня с мостовой, куски кирпичей попадали на землю. Звон разбитого стекла. Снова одиночный выстрел, теперь в метрах тридцати. Шаги приблизились к Никите, и снова уханье пулемёта, пустые гильзы сыпались совсем рядом, метрах в пяти. Он вжал голову в плечи. Ему хотелось сдернуть одеяло и бросится прочь. Совсем рядом металлический лязг то ли гусениц,
то ли сервомеханизмов, и снова пулемётные очереди.
  
   Вдалеке вновь прозвучали винтовочные выстрелы. Три подряд. Визг рикошета пуль от металла. Позади него послышалась возня и щелчки пистолетных выстрелов. Снова шум моторов, и сквозь одеяло обдало жаром раскалённого металла, даже сквозь противогаз Никита почувствовал еле уловимый запах машинного масла. Машина развернулась, и пули забарабанили в том месте, откуда только что раздались пистолетные выстрелы. Снова кашлянье винтовки, и опять три выстрела. На этот раз один рикошет, и две пули вошли куда-то с глухим звуком. Послышался треск электричества. Скрип механизмов, и вдруг все стихло. Через секунду ночной город разродился грохотом обрушившейся рядом горы железа. Никита не шевелился. Его кто-то аккуратно тронул за плечо. Он вздрогнул. Сняли одеяло.
  
   - Идём.
   Они прошли оставшиеся злосчастные пятьдесят шагов. Скрип поворота замков и открываемой двери. Тусклые красные фонари внутри лаборатории, больше похожей на бункер ярко сияли после уличной тьмы. Все его спутники были целы. Стрелок перезаряжал винтовку.
   Путники вошли и плотно закрыли за собой массивную дверь.
   Запах затхлого воздуха обдал Никиту, как только он снял свой противогаз.
   - Вот ёлки - палки, угораздило нарваться на Жандарма, - посетовал Ермолаев. - Реагирует на тепловое излучение человека. Старика в упор не видит, а из нас мог сделать решето, - пояснил он парню.
  
   Никита внутренне чувствовал, настороженность своих спутников, которые осторожно продвигались вперёд. Стрелок шел, держа винтовку наготове, а Капитан сжимал маузер. Спереди раздался шелест, и Стрелок взбросил винтовку ... никого. Под ногами хрустели осколки стекла. Они вошли в комнату заполненную различными приборами. Жгуты толстых кабелей переплетались, как жирные змеи, распадаясь на разноцветные жилы-щупальца, присосавшиеся к неизвестным приборам. Группа проследовала в конец комнаты и уперлась в закрытую дверь. За дверью послышался еле слышный детский плач, Никита хотел сказать об этом, но Стрелок жестом показал молчать. Капитан намеревался открыть дверь, когда Стрелок оттолкнул его и указал на еле видимые светящиеся капли на створке двери. Ермолаев отдёрнул руку как ошпаренный.
   - Гидра!? - воскликнул он.
   - Я пойду, - сказал Старик.
   Стрелок и Капитан отошли от двери, Никита встал позади Стрелка.
   Старик распахнул дверь, и в тот же момент чернильная тень обволокла его, просачиваясь сквозь скелет. Он закричал, его тело, оторвалось от пола и повисло над полом. Мгновение он висел в воздухе, потом тело безвольно упало, словно рассыпались костяшки домино. Тень заметалась по комнате. Стрелок вжался в стену.
  
   Закрой глаза, идиот! - прошептал он.
  
   Никита с силой зажмурился. Надо было не снимать противогаз, подумал он, когда почувствовал на лице болотное дыхание, от прикосновения воздуха зашевелились волосы. Парень замер без движения, чувствуя, что липкий пот стекает по спине, а в жилах стынет кровь. Еле слышный, шипящий звук над ухом пронзил мозг подростка. Он сильнее сжал веки. Это нечто смотрело прямо на него. Никита чувствовал, что его тело одеревенело, а пальцы на руках немеют. Мерзкий холодок пополз по лицу, то ли холодный воздух, то ли прикосновение ледяных пальцев прикоснулись к его затылку, парализуя волю. Кролик перед удавом, который через мгновение заглотит безвольную тушку. Никита не мог заставить себя вдохнуть воздух, и разноцветные пятна стали расползаться перед глазами. Ледяные щупальца проникли в мозг, ощупывая каждый нейрон, копошась в его памяти. Парализующий страх подавлял волю к жизни. В тот момент, когда он был уверен, что мозг не выдержит и сознание оставит его, невидимые тиски неожиданно разжались, и его тело безвольно сползло вниз.
  
   Резкий запах нашатыря привёл в чувство парня, и он открыл глаза.
  
   - Невероятно! - сказал Капитан, поправляя фуражку на взмокшем лбу. - Гидра его пропустила.
   В конце комнаты маячил Старик, он с трудом передвигался, но был живой, если так можно сказать о скелете. Старик приблизился и достал сигареты из кармана плаща.
   Протянул раскрытую пачку.
   Парень взял сигарету дрожащими пальцами и жадно затянулся.
   - Кто или что это было? - спросил он, пытаясь скрыть нервно подрагивающие пальцы.
   - Гидра - противная тварь, сгусток вибраций и энергий. Если пройдёт сквозь плоть - хана, клетки восстановлению не подлежат,- ответил Стрелок, впервые произнеся предложение больше чем из двух слов.
   - Даже на старике нет лица, - пошутил Капитан, смотря на старика, который прилаживал на место выбитый при падении зуб.
   - Нет плоти, нет проблем! - прошепелявил Старик. - Но не советую попасть в объятия Гидры, я - старый, меня она не любит. Череп Старика, похоже, улыбался.
   - А вот тебе явно повезло, - заключил Капитан. - Тебя не тронула.
  
   Люди привели в порядок после стычки с Гидрой и осторожно вошли в комнату. Из-под ног, злобно пища, прыснули в разные стороны шептуны.
   Сопровождаемые шептунами, которые непостижимым образом быстро перемещались вертикально по стенам и даже по потолку, мы вышли в просторный зал. Лаборатория была уставлена пыльными сосудами с внутренними органами существ. Попадались и крупные банки наполненные мутной жидкостью с диковинными животными и мутантами. Коллекция хитиновых панцирей красовалась на стене.
  
   Капитан и Старик с интересом рассматривали образцы. Стрелок встал у входа. В углу комнаты Никиту привлекло несильное свечение, и он подошёл поближе. Поразительно красивая серебряная паутина висела в воздухе, поблёскивая переливающимся камнем в самом ее центре. Никита зачарованно рассматривал неизвестный минерал, не отдавая себе отчёта, он протянул руку, чтобы взять и рассмотреть восхитительный камень. Пальцы руки пронзило током, и в воздухе запахло горелым мясом. Три пальца, аккуратно срезанные, упали на пол. Парень был в ступоре, смотрел на руку, лишённую трёх пальцев, и орал. Стрелок бросился к нему, посмотрел на руку и вдруг отвесил чувствительную оплеуху. Это возымело эффект, Никита оторвал взгляд от руки и посмотрел на Стрелка.
   - Чего орёшь?
   - Рука, пальцы! - лопотал парень.
   - Болит?
   Он замешкался на секунду, рука совсем не болела, словно отмороженная.
   - Нет, - ошарашенно ответил Никита.
   - Ну, так и не ори! - раздражённо сказал Стрелок, отступая обратно к двери.
   - Завтра отрастут, не надо совать руки, куда не следует, - отвернувшись, добавил старик, разглядывая, уродца со стрекозиными крыльями.
   -Переночуем здесь, - сказал Стрелок. Возражений не последовало, похоже, Капитан и Старик, доверяли интуиции Стрелка в делах безопасности.
  
   Стрелок сдвинул вместе несколько стульев, снял куртку и, подложив ее под голову, растянулся на самодельном лежбище. Никита прошёл несколько раз мимо него, он лежал неподвижно, газовая маска плотно сидела на лице. Зелёные неоновые огоньки потускнели, но непременно вспыхивали ярче, когда он проходил мимо него. Парень следил за грудью Стрелка, пытаясь понять, дышит ли он, но грудная клетка оставалась без движения, от чего у него стали закрадывается подозрительные мысли.
   Старик и Капитан затеяли игру в карты. Никита подсел ближе.
   - Никакого караула сегодня? - спросил он, вспоминая меры предосторожности в церкви.
   - Поздно опасаться,- азартно кроя пикового валета королём, ответил Старик. - Мы зашли слишком далеко. Развеять нас в прах, отправить в нижний мир не составит труда тем, кто здесь обитает. Но пока ОН заинтересован в нас, нас не тронут.
   - ТОТ, кто выключает фонари?
   - Он самый! - ответил Капитан, довольно подкидывая двух королей Старику.
   - Пригодится,- браво ответил Старик, сгребая карты в кучу.
   - А вы... - парень замешкался. - Вы, не боитесь, что ли?
   - Отбоялись своё,- Старик тасовал карты. Глядя на него, нельзя было сказать, то ли он прикрывается бравадой, то ли действительно ему было все равно.
   - Кстати, а чего нам боятся? Пока ты с нами, нас никто не посмеет тронуть. Если уж Гидра спасовала, вряд ли Слепень осмелится.
   - Так что же произошло с городом? - спросил Никита, вспоминая разговор в церкви.
  
   Старик приподнял свою шляпу и погладил голый череп. Степенно водрузил шляпу на место и ответил:
   - Его погубила одна маленькая девочка.
   - Девочка? - недоуменно переспросил Никита.
   - В городе существует легенда о солнечной девочке,- сказал Капитан, отложив карты. Старик рассказывает ее всем новоприбывшим.
   - Откуда она и как попала в город, никто не знает, - начал своё повествование Старик.
   -Ее приютила одна добрая семья, у которой не было детей. Но девочка не переставала плакать. И однажды девочка, сбежала из дома. Ее нашёл случайный прохожий, девочка стояла неподвижно на центральной площади, задрав голову в непроницаемое чёрное небо-купол.
   - Что ты делаешь, дочка? - спросил ее прохожий.
   - Я жду, когда взойдёт Солнце.
   Никита только сейчас вспомнил, что в городе всегда ночь и постоянно идёт дождь.
   - Солнце? Какое Солнце?
   - Оранжевое блюдце, которое несёт нам свет и тепло.
   - Но разве тебе, холодно и темно? - удивился прохожий.
   - Свет от фонарей не греет меня, - ответила девочка. Прохожий пожал плечами и ушёл, но на следующий день снова увидел девочку на том же месте. Тогда он решил узнать, что же такое Солнце.
  
   Старик закурил и окутался облаками дыма. Капитан собрал карты в колоду и тоже с интересом слушал старую легенду.
  
   Прохожий нашёл самого древнего старика и узнал, что действительно существует Солнце. Оно согревает землю и наливает яблоки соком. Прохожий не знал, что такое яблоки и никогда не видел землю, весь город был вымощен добротной брусчаткой. Старик был полуслепой и, наверное, сумасшедший, потому, что каждый знал, что живые растения могут быть опасны и разве они могут быть такими же красивыми как созданные Владыкой кружевные деревья. Но ему не спалось в эту ночь или день, поскольку все ложились спать, когда выключали фонари и он пошёл на площадь и стал ждать вместе с девочкой. Люди подходили к ним, расспрашивали, что они делают и уходили. А через неделю вместе с девочкой стояли десять горожан, ещё через неделю сотня.
  
   - Ладно, хватит на сегодня. Иди спать, завтра будет тот ещё денёк,- прервал историю Старик, отворачиваясь и всем своим видом давая понять, что разговор закончен.
   Множество вопросов роилось в голове, но Никита осознавал, что ответов ему сегодня не дадут.
   Он выбрал скамейку подальше от серебряной паутины, и стараясь не замечать шептунов, время от времени снующих через комнату, устроился на ночлег.
  
   Сразу провалился в сон. Измочаленный впечатлениями, мозг смилостивился над бесчувственным телом.
  
   Ему снилось море, песок и Алена.
   Отпуск на берегу моря, безлюдный на закате пляж, полуобнажённая Алена в его объятиях на розовом песке, казавшимся красным в лучах заходящего солнца. Манящая улыбка, белоснежные зубы на загорелом лице сводили его с ума, а страсть переполняла молодое тело.
   Ее трепетные губы отвечали его поцелуям, а тело отзывалось каждой ласке, каждому прикосновению.
   Распущенные, мокрые волосы, пахли морской водой, а застрявшая травинка морских водорослей была вместо украшения.
   Никита любовался ее юным телом в лучах заходящего солнца, когда вдруг почувствовал, что его правая нога по колено погрузилась в песок, словно попала в трясину. Он дёрнул ногой, но песок все настойчивее затягивал ногу. Алена рассеялась как мираж, а он все судорожно, паникуя, пытался вытащить ногу из зыбучего песка. Он стал звать на помощь и с невнятным мычанием проснулся от накатившего кошмара.
  
   Онемевшая нога свешивалась со скамейки. Штанину обволокло непонятное существо, переливающееся всеми оттенками розового цвета. Никита опять попытался освободить ногу и хотел встряхнуть ею, но она не реагировала на команды мозга.
   - Помогите, - в панике крикнул он.
   - Старик и капитан зашевелились и подошли к нему.
   - Студня прикормил,- почему-то улыбнулся Ермолаев.
   - Эта зараза жрёт мою ногу,- взорвался парень, пытаясь отлепить пиявку от своей ноги.
   - Пш шш шёл эротоман,- зашипел Капитан и ткнул во впадинку на теле аморфного существа. Пиявка сразу сдулась, почернела, скукожилась и отпала.
   Капитан подобрал затвердевший сгусток. Неожиданно, он оторвал кусок и положил себе в рот. Никита брезгливо поморщился.
   Он протянул ему кусочек, скукожившийся плоти, тот отодвинулся.
   - Зря. Выглядит непривлекательно, но вкус отменный. Студень, как известно, питается эмоциями, чем сильнее эмоции, тем сильнее его распирает. Вреда не причинит, напитается и отвалится.
   - Судя по цвету, ты кормил его клубничкой, - вмешался Старик.
   - Ууу ещё какой, - поддержал Капитан. Он ведь не только напитывается чувствами, а делится ими, если не брезгуешь вкусить его бесформенного тела. Какая девушка, - закатив глаза, сказал Капитан.
   -Хватит, прекратите, это личное, - запротестовал парень. Он продолжал с отвращением очищать штанину от налипшей слизи.
   Дежурные фонари постоянно горели в бункере-лаборатории и было трудно определить, день или ночь.
   - Чем займёмся,- спросил Капитан потягиваясь, - все одно сон прошёл.
   - Мы идём дальше? - спросил Никита, готовый продолжить путь.
   - Нет,- ответил Старик, мы уже на месте. Вон за той дверью, - Старик указал на неприметную дверь сливающуюся со стеной, - обитает Владыка. Тебе туда.
   Никита замешкался, и было видно, что он волнуется.
   - А что если я не пойду туда? - он чувствовал себя быком, которого ведут на заклание.
   - Не иди.
   - Я могу туда не идти?- переспросил сбитый с толку парень.
   - Можешь.
   - Зачем же мы добирались сюда?
   - Когда ты будешь готов, ты сам войдёшь в дверь.
   -Какая-то ерунда, незачем мне туда идти. Капитан и Стрелок несговариваясь пожали плечами.
   Прошло не менее двух часов. Старик время от времени курил. Стрелок любовно разобрал винтовку и тщательно смазывал все механизмы. Капитан походил по комнате и снова сел играть в карты.
  
   - Что же произошло дальше? - спросил Никита, нарушив тишину, которую прерывало только шлёпанье карт. Старик прервал игру, словно ждал вопроса.
  
   - Так вот: весь город собрался на площади ждать восхода солнца. Привели безумного старика и стали слушать его полоумные повествования о Солнце. Тех немногих книгочеев, которые разыскали многовековые законы о том, что горожане не должны говорить о Солнце, никто не слушал. И однажды бургомистр и горожане решили пойти к Владыке и попросить, чтобы он вернул Солнце.
   Старик, ловко перебирал карты костяшками пальцев.
   - И что же сказал им Владыка? - нетерпеливо спросил Никита.
   - Он очень сильно разгневался. Он выгнал их и приказал никогда не возвращаться с такой просьбой.
   Капитан закивал головой, словно он присутствовал при тех событиях.
   -Но они ослушались его и пришли на следующий день. Тогда Владыка решил наказать горожан и отключил фонари. В городе началась паника, впервые пропала еда и вода, люди стали драться и убивать друг друга. Тогда впервые появились шептуны и жандармы.
  
   Владыка решил, что достаточно наказал горожан и включил фонари, но горожане вместо того, чтобы отблагодарить Владыку, теперь все вышли на улицы. Теперь они хотели убить Владыку и вернуть Солнце. "Мы не хотим жить по чьей - то прихоти" - кричали люди. И тогда Владыка постановил: если людям не нужен город, то и городу не нужны люди. И в один миг почти все жители исчезли. Остались немногие, в том числе и я, - закончил своё повествование Старик.
   - А почему тебя не убили? - спросил парень.
   - Наверное, именно потому, чтобы кто-нибудь мог рассказать эту историю тем, кто попадает в наш город, в назидание глупцам. Теперь к нам попадают не из соседних городов, а из других миров. Когда исчезли люди, в город хлынули твари, которые сбежали из лаборатории Владыки, они расплодились и населили город.
   -Теперь он требует тебя!
   - Зачем?
   - Не знаем, - сказал Капитан. - Из нас у Владыки был только Стрелок.
   - И что?
   - Три пулевых ранения. Еле Стрелка собрали по частям.
   - А что случилось?
   - Стрелок - отличный снайпер, по крайней мере, я не видел, чтобы он промазал, - сказал Капитан. - У него был отличный шанс, расправиться с Владыкой. Он успел сделать три выстрела и три пули получил в ответ.
   - То, что он не убил Владыку неудивительно, - вмешался Старик, - я вообще считаю, что его нельзя убить. А вот почему Владыка, не уничтожил Стрелка - удивительно.
  
   Дни текли безобразно медленно и уныло. От безделья, глупые мысли непрерывно лезли в голову. Два дня подряд он засовывал руку в паутину и меланхолично смотрел на культяпки пальцев, которые за ночь отрастали. Он пытался уловить тот момент, когда пальцы начинали расти, но все было бесполезно, стоило ему на миг закрыть глаза, и пальцы восстанавливались в следующую секунду. А если всю руку? А если голову засунуть?
  
   Однажды, бесцельно слоняясь по лаборатории, Никита наткнулся на скрытую дверь, ведущую в подсобное помещение. Он осторожно перешагнул порог, и в тот же момент стены комнаты осветились, выхватывая из темноты образцы на полках, точно на выставке в музее.
  
   Никита, внутренне содрогнулся, когда заметил, что выставочные экспонаты представляют собой коллекцию человеческих лиц, застывших в тягучей карамели, словно жуки в янтаре. Подавляя страх любопытством, он остановился перед небольшим хрустальным кубом, в котором покоилось лицо ребенка. Длинные тёмные ресницы, казалось, вот-вот раскроются на милом детском лице-маске, и девочка очнётся ото сна. Неужели Солнечная девочка... Наверное, удобно наблюдать за жителями города, скрываясь за маской старика -лавочника или женщины - молочницы... Безумная догадка пронзила мозг, и в тот же миг неведомая сила, оглушила его и, оторвав от пола, буквально вышвырнула из комнаты. Очнувшись, он не обнаружил даже намёка на когда-либо существовавшую дверь. Начались слуховые галлюцинации. Казалось, что он стал понимать шелест и говор шептунов. Они перешёптывались между собой и осуждали Никиту.
  

***

   Дверь бесшумно отворилась, Никита стоял на пороге обиталища Владыки. Шептуны в ужасе разбежались, словно тараканы на свету.
  
   В полутёмной комнате спиной к нему сидела сгорбившаяся фигура в монашеском облачении. Никита крепче сжал потными ладонями воронённый ствол винтовки, которую он взял у Стрелка. Фигура неподвижно сидела не дальше чем в трёх шагах. Даже он не сможет промазать.
  
   Вернуть Солнце в город, вернуть всех жителей, нужно только спустить курок. Он поднял ставшую весить тонну винтовку и посмотрел в прицел. Голова, скрытая капюшоном, в перекрестье. Лоб покрылся испариной. Может, он умер? Тем более пуля уже ничего не решит.
  
   Никита присмотрелся: перед монахом в воздухе над столом в невесомости парили серебряные бусинки, образуя странный узор. Ему показалось, что это паутина, которая была в комнате, но вот шары слегка содрогнулись, и узор изменился.
  
   Рука Владыки оторвалась от стола и потянулась к одному из шаров. Это было так неожиданно, что Никита чуть было не выронил винтовку. Монах дотронулся до шара, и он из серебряного - светящегося превратился в тускло - серый шар. Владыка взял шар, и узор вновь пришёл в движение.
   Никита ещё раз посмотрел в прицел, сжал винтовку так, что пальцы побелели, зажмурился и прикоснулся к курку. Ему казалось, что он жмёт изо всех сил, но палец не двигался. В бессилии он отшвырнул винтовку, которая с грохотом ударилась об стенку. Владыка не пошевелился.
  
   Никита рванул вперёд, чтобы руками задушить чудовище, виновное в смерти и исчезновение жителей города. Он не посмел душить сзади и обошёл стол.
  
   Шары отбрасывали блеклый свет на сидящего за столом.
  
   Болезненный спазм, сжал желудок в тугой комок, и тошнота подкатила к горлу от увиденного кошмара. Безобразная личинка в бесформенном балахоне монаха восседала за столом. Непропорционально большая хитиновая голова держалась на подрагивающем студенистом теле, перетянутым кольцами мембран. Четыре пары развитых жвал, непрерывно шевелились, а у ротового отверстия, равномерно покрытого костяными отростками, застыл комок выделений белесой массы. Все тело затрепетало, увидев новую жертву. Брюшная полость пришла в движение. Мелкие щетинки волной заходили по телу. Коротенькие пары когтеобразных ножек, возбуждённо задвигались, а роговые наросты, раскрылись, обнажая ядовитые шипы по всему корпусу.
  
   Никита готов был сцепить пальцы, в месте, где виднелся неприкрытый хитиновым панцирем подрагивающий участок незащищённой плоти. Перекрыть ядовитую железу. Фасеточные глаза чудовища неподвижно смотрели на Никиту, дробя на сотни секций отражение парня с протянутыми руками и перекошенным лицом человека готового растерзать зверя.
   Неожиданно его руки замерли на полпути, пелена ненависти спала с глаз, и тогда в глубине капюшона он увидел, вместо отвратительного монстра испуганные глаза ребёнка. Существо, не моргая смотрело на Никиту. Большие глаза отражали свет шаров, и казалось, наполнены многочисленными сверкающими искорками. Парень убрал руки, и ужас на лице ребёнка сменился благодарностью. Мысль проскользнула в голове Никиты: это все иллюзия, убей чудище. И в тот же момент льдинка страха снова отразилась в глазах ребенка.
   Никита устало опустился на стул напротив.
   Существо подняло руку и указало на узор из шаров. Залюбовавшись переливающимися шарами, парень на секунду даже забыл о монахе-личинке-ребёнке. Тот протянул руку и вновь коснулся шара, который мгновенно потускнел и погас. Существо убрало его к другим шарам, лежавшим на столе.
   Ребёнок вновь пригласил жестом принять участие в игре. Глаза горели задорством и детской радостью.
  
   Никита протянул руку к одному из шаров и почувствовал пульсацию и энергию, исходящую от шара. Он готов был прикоснуться к нему, но в последний момент передумал и указал на один из потухших шаров на столе. Удивление отразилось в детских глазах блюдцах, но чадо протянуло ему шар, на который он указал. Никита взял потухший холодный шар и интуитивно встроил его в комбинацию из других шаров. Ребёнок протянул руку и коснулся мёртвого шара, который вновь засиял, переливаясь цветами, словно мыльный радужный пузырь.

***

   Никита зажмурился от яркого солнца, когда вышел из стеклянных дверей метро. Из наушников доносилось: "... прожитых под светом звезды по имени Солнце".
  
   Он смотрел на солнце, будто видел его впервые, а в голове крутилась непонятная фраза: Владыка дал тебе шанс сохранить мир, в котором светит Солнце и горят фонари.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"