Ивакин Юрий Алексеевич: другие произведения.

По ту сторону магии. Пролог. Главы 1 — отрывок 5-ой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


От автора

   Данное произведение выкладывается мной повторно. Оно было удалено в связи с тем, что у меня не было времени работать над написанием продолжения, а люди надеялись на него. Потому, дабы не давать читателям беспочвенных надежд, текст был удалён. Но я уже давненько подумывал возобновить работу над книгой и, скорее всего, в ближайшие полгода начну усиленную работу над произведением.
   В любом случае -- если кому интересно, милости прошу, читайте. Надеюсь на конструктивную критику. Под последней я подразумеваю указание автору тех мест в тексте, где нужно, по-вашему, что-то лучше проработать.
   Эта версия произведения совершенно точно будет перерабатываться. В частности, я планирую убрать из текста стихи. Кроме того, будет расширен пролог и чётче проработана магическая система. Да и география будет прорабатываться. Также планируется приложение и карта мира. Но это в будущем, а пока прошу к тексту.
  

Ивакин Ю. А.

По ту сторону магии

Я мечтою ловил уходящие тени,

Уходящие тени погасшего дня,

Я на башню всходил, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем ясней рисовались,

Тем ясней рисовались очертанья вдали,

И какие-то звуки вдали раздавались,

Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,

Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,

И сияньем прощальным как будто ласкали,

Словно нежно ласкали отуманенный взор.

А внизу подо мной уже ночь наступила,

Уже ночь наступила для уснувшей Земли,

Для меня же блистало дневное светило,

Огневое светило догорало вдали.

Я узнал, как ловить уходящие тени,

Уходящие тени потускневшего дня,

И все выше я шел, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

К. Д. Бальмонт

Пролог

--------------

   Ослепительные лучи света были перевиты непроглядными нитями тьмы. Игра сияния и мрака завораживала. Казалось, она будет длиться вечно, но бесконечность иллюзорна и всё имеет свой Конец и своё Начало. Так и хоровод сил имеет своё начало и когда-нибудь он непременно закончится. Но для каждого в своё время.

--------------

   Послышался сдавленный хрип и человек, приближавшийся к двум парням лет пятнадцати и одетый в форму городской стражи осел на землю, схватившись за сердце, которое внезапно остановилось. Один из подростков, тот, что выглядел немного старше, с темными длинными волосами и ледяными серыми глазами, устало вздохнул и вытер со лба пот.
   -- Уходи из города, -- сказал он своему товарищу, -- я зачищу следы. Тебя никто не найдет.
   -- А как же ты, Орест? -- спросил второй, имевший светло-русые волосы и выглядевший на несколько лет моложе, -- Они же поймут, что его -- и он кивнул на труп -- убила белая магия. Начнут проверять. Тебя вычислят.
   -- Это вряд ли, -- скептически хмыкнул Орест, -- Несколько свидетелей с ложной памятью и алиби готово. Ты ж меня знаешь, Мор. О себе лучше побеспокойся.
   -- Хорошо. К вечеру меня здесь не будет, -- сказал Мор, -- И спасибо. Я твой должник.
   -- Ты мой друг, -- ответил Орест, сделав ударение на последнем слове. Они попрощались.
  

Глава 1

--------------

   Одним из самых мощных заклятий боевой темной магии времен Войны Магов была так называемая "Молния Тьмы". Это заклятие было применено темными в последнем большом сражении той эпохи, получившем название "андирской мясорубки". Надо сказать, что появись это заклятие у темных немного раньше, и Орден Света (в дальнейшем преобразованный в Храм Света) проиграл бы войну почти со стопроцентной вероятностью. Что и показало упомянутое выше сражение. От сил темных к тому времени осталось около пятисот солдат, да два чародея: учитель и ученик. Против них выступило десятитысячное войско с двумя десятками полноправных светлых магов. Однако в результате погибло приблизительно девять тысяч солдат, десять магов в ранге магистров и два архимага. Темные не выиграли ту битву лишь потому, что черного мага и его ученика застрелили предатели из числа их солдат, шпионивших в пользу Ордена.

"История Войны Магов", Дементий Триэльский.

--------------

   Было раннее утро, и стольный город Линт только начинал просыпаться. Снежинки лениво кружили в пасмурном осеннем небе, чтобы, упав на землю, растаять и к следующему утру застыть гололедом. Над крышами поднимались первые дымки.
   Взошло солнце, потеплело, и снег начал таять уже в воздухе. На улицах появились торопливо спешащие по своим делам люди. Где-то залаяла собака, которой тут же ответили ее товарки из соседних дворов.
   Этот лай разбудил юношу спавшего в гостинице неподалеку. Он лежал на кровати в обнимку с миниатюрной белокурой девушкой. Стараясь не разбудить ее, он встал, подошел к висящему на стене зеркалу и с мученическим выражением на лице (имевшем зеленоватый оттенок) уставился на свое отражение. Его обычно холодные голубые глаза сейчас были красными от полопавшихся капилляров. Самочувствие было не лучше внешнего вида: сильно тошнило, дрожали руки, и болела голова.
   -- Хреново выглядишь, дружище, -- сказал он хриплым голосом. Отражение сочувственно промолчало.
   Развернувшись, он оглядел комнату, пытаясь вспомнить, куда положил вещи. Штаны обнаружились рядом с кроватью, рубашка валялась в центре комнаты, а плащ и сапоги за креслом. Он нагнулся, чтобы поднять рубашку, но тут его согнуло в приступе рвоты, и он кинулся к окну. Оно было закрыто, но он проявил чудеса сноровки и успел откинуть шпингалеты и распахнуть его. Следующие секунд двадцать он провел, перегнувшись через подоконник. Когда он, наконец, отвернулся от окна, ему стало чуточку легче.
   Ада к тому времени проснулась и смотрела на него.
   -- Уходишь? -- спросила она.
   Натан кивнул, не имея сил ответить, и снова согнулся в приступе рвоты. Но вскоре ему пришлось подвинуться -- Аде тоже было не очень хорошо. Она все еще продолжала извергать из своего желудка остатки вчерашней трапезы, когда Натан уже собирался уходить. Он посмотрел на ее обнаженную фигурку, свесившуюся из окна, и вспомнил, что она вчера вытворяла.
   Они завалились в эту гостиницу вчера вечером уже порядком пьяные и сняли трехкомнатный номер. Причиной пьянки послужил день рожденья Натана, которому исполнялось семнадцать. Алин и Боре, его лучшие друзья, со своими девчонками заняли две другие комнаты, и Натан с Адой остались наедине. Вот тогда то девушка и показала, что она имела в виду, говоря: "у меня для тебя особый подарок". Настолько замечательных подарков Натану еще никогда не делали.
   Он встряхнулся и, сбросив с себя сладостные воспоминания о прошедшей ночи, вышел в коридор. По дороге к выходу он заглянул в комнаты к друзьям. Они все еще спали, и что характерно не одни. Рядом с каждым счастливо посапывали их девушки. Натан подумал, что не только он провел эту ночь хорошо и вышел из номера.
   Он спустился в холл и вышел на улицу. Было прохладно, с неба сыпалась какая то гадость -- то ли снег, то ли дождь не поймешь. Закутавшись в плащ, он пошел в порт, где иногда подрабатывал, разгружая суда.
   Через полчаса он уже таскал неподъемные тюки. Чувствовал он себя по-прежнему плохо -- сказывался похмельный синдром. Поднимая очередной мешок, набитый какими-то заморскими пряностями, он поклялся себе, что больше никогда не будет пить. Ну, по крайней мере, так много точно.
   Закончив с разгрузкой, он заторопился домой. Хотелось есть, да и мать наверняка волновалась, хотя он ей и сказал, что переночует у Борса. Успел он как раз к обеду.

***

   -- Гниды, подонки, козлы, -- вещал Хэл, жилистый мужик лет пятидесяти с квадратной челюстью и жесткими чертами лица, расхаживая по кабинету, а точнее по маленькой комнатушке, все пространство которой занимал массивный рабочий стол, заваленный различными документами.
   Причиной его ярости послужило увеличение подоходного налога. А сии живописные эпитеты, как нетрудно было догадаться, относились к людям, побывавшим в его лавке несколько минут назад. Нетрудно также догадаться, что это были чиновники налогового ведомства Линтийского Княжества.
   Хэл выглянул в торговый зал своего магазина и взглянул на часы. Пол второго.
   "Опять опаздывает", -- раздраженно подумал он и снова принялся мерить шагами кабинет.

***

   Поев, Натан пошел в книжную лавку, где вторую часть дня работал продавцом. На подходе к магазину из-за угла вынеслась карета. Он еле успел отпрыгнуть с дороги экипажа, но при этом угодил в глубокую, по колено лужу и зло, от души выругался.
   "Не везет", -- подумал Натан и вылез из коварного водоема.
   Он и так уже опаздывал, поэтому вернуться домой, и переодеться уже не успевал. Пришлось идти на работу в мокрой и грязной одежде, что была на нем.
   Зайдя в "Фолиант", он сразу же напоролся на его хозяина, и своего работодателя, Хэла, который пребывал на данный момент в крайне раздраженном состоянии. Он демонстративно оглядел Натана с ног до головы и сказал:
   -- Ты опоздал! Все, мое терпение закончилось! Ты уволен!
   -- Но... -- попытался возразить Натан.
   -- Уволен! И за этот месяц денег ты не получишь! -- оборвал его Хэл, развернулся и ушел в свой кабинет.
   Натан постоял еще некоторое время и вышел на улицу. Ему пришлось приложить очень много усилий, чтобы сохранить хотя бы видимость спокойствия. Нельзя сказать, что Хэл был так уж не прав. Наоборот. Он уже не первый раз предупреждал Натана, что еще одно опоздание и все, но дальше слов дело никогда не шло. И вот на тебе...
   А ведь Натан так рассчитывал на эти деньги. Лар уже месяц учил его бесплатно, но ведь и учителю фехтования тоже надо что-то есть. И как бы хорошо он не относился к Натану, если тот не заплатит ему и в этот раз, учить его он больше не будет. Можно, конечно, было попытаться упросить его подождать немного, но... но Натан сознавал, насколько призрачна такая возможность. Значит, придется распрощаться с уроками фехтования. И с надеждой купить себе меч придется распрощаться тоже. Он уже давно присмотрел себе один так и просившийся в руку. Хотя он мог, конечно, и сейчас купить оружие по дешевке, из-под полы, но с таким мечом по городу не походишь. Первый же стражник при проверке обнаружит, что разрешения на ношения оружия, которое выдает при покупке любая легальная оружейная, у тебя нет. А это статья. В общем, все планы на ближайшие месяцы накрылись медным тазом.
   Натан все же решил попробовать договориться с Ларом, но из этой затеи, как он и предполагал, ничего не вышло. В итоге он вышел из дома учителя в еще более паршивом настроении.
   Чтобы хоть немного его улучшить он решил зайти к Аде. Но эта была явно неудачная мысль. Ада была гордой девушкой. Она считала, что если у кого-то проблемы, то нечего этому кому-то срывать зло на других людях. Тем более на своей любимой. Натан, в общем-то, был с ней солидарен в этом вопросе, но ничего поделать с собой не мог. Результат не заставил себя долго ждать -- разразился скандал.
   Выходя от Ады, он потирал горящую щеку. От осознания того, что незаслуженно обидел ее, хотелось завыть. Домой идти было неохота, и Натан решил зайти к Борсу. Уж он то всегда умел развеять плохое настроение и внушить что не все так хреново в этом поганом мире. Но Борса дома не оказалось, и настроение Натана опустилось куда-то в район плинтуса.
   За всеми этими хождениями незаметно подкрались сумерки. Натан подумал, что пора уже домой, но сначала решил зайти в булочную. Идя с кирпичиком хлеба в руке, он все глубже и глубже погружался в пучину депрессии.
   -- По закону подлости, -- подумал он, -- сейчас должна случиться еще какая-нибудь гадость.
   Так и произошло. Закон подлости в отличие от других законов бытия осечек не давал. Из-за очередного темного угла навстречу Натану вырулила четверка парней ведомых Крезом, его давним и единственным врагом. При виде Натана рожа сей ошибки эволюции расцвела гнусной такой ухмылочкой, мол "свиделись, наконец".
   -- Что я вижу? -- в притворном удивлении воскликнул Крез, -- Ты шляешься по моей территории не заплатив! Не хорошо, правда, пацаны?
   -- Точно, -- подтвердил один из парней, поигрывая кастетом.
   -- Давай сюда мои деньги, урод! -- заорал Крез.
   -- У меня нет, -- мрачно ответил Натан, лихорадочно ища выход из положения. Настроение у него испортилось окончательно.
   -- А если найдем? -- с угрозой протянул Крез.
   -- Попробуй, -- предложил Натан.
   Он понимал, что, вряд ли сможет что-нибудь сделать один против четверых, но и отдавать последние оставшиеся гроши не собирался. И когда Крез потянулся обыскать его, ударил того по лицу и кинулся бежать. Подручные Креза бросились вдогонку. Редкие прохожие равнодушно отворачивались и поспешно проходили мимо, а стражи, как назло, не было видно.
   Внезапно Натан поскользнулся на оледеневшем участке мостовой и упал. Преследователи мигом настигли его и начали бить ногами. Вслед за ними прибежал и сам Крез. Под глазом у него расплывался здоровенный синяк.
   -- Ах, ты ж мразь! -- прошипел он, и ударил Натана ногой по лицу с такой силой, что у того помутилось в глазах.
   Из рассеченной ударом губы пошла кровь, ненависть затопила сознание. Накопленный за весь этот неудачный день гнев достиг апогея, а в следующую секунду подчинил дремавшую в глубине его разума силу и направил ее. Странная черная молния с жутким грохотом слетела с рук Натана и снесла Крезу голову. Обезглавленное тело забилось в конвульсиях, обильно орошая мостовую кровью. Оставшаяся без главаря шайка на миг оцепенела, а мгновение спустя обратилась в бегство.
   Натан был напуган не меньше своих врагов и потому тоже поспешил убраться подальше. Только в другом конце города он остановился. Произошло то, чего он больше всего боялся -- он стал темным. Как он ощутил это, было непонятно и ему самому, но, тем не менее, он был уверен в этом на все сто. Хотя против черной магии как таковой он ничего не имел, но дело было в том, что существовал Храм Света у которого на сей счет было свое мнение, весьма отличное от его собственного. И сводилось это самое мнение к такому нехитрому постулату: "Мочи темных!". Натан знал это лучше многих -- его отец до своей смерти был магом Храма. Поэтому ему из первых рук было известно, какими методами действует эта организация. Костер без суда и следствия, за одно только обладание темной силой был гарантирован. Неплохой иллюстрацией к методам Храма Света служило и то, что только на памяти Натана было казнено не меньше двух десятков человек обвиненных в связи с темными силами и колдовстве. И среди них были даже дети\ Часто вместе с осужденными казнили и их кровных родственников, чтобы предотвратить распространение скверны, как объясняли храмовники. Так что поводы для беспокойства имелись.
   Натан хоть и недолюбливал методы жрецов, но признавал, что делать эту грязную работу кому-то надо. Ведь рано или поздно любой темный сходил с ума и начинал убивать всех подряд, а затем и сам умирал от страшных головных болей вызванных его даром. И это было второй причиной, почему он очень не хотел стать темным.
   -- Окажись я на их месте, -- порой думал он, -- Я б сам себе глотку перерезал. Храмовники ведь все равно поймают и казнят, а если они не убьют, сам помрёшь, да еще такой смертью, что ну ее на фиг. Так стоит ли мучиться?
   Однако, оказавшись таки на месте тех несчастных, кому "повезло" инициироваться ко тьме, умирать он категорически не хотел.
   Он понимал, что приятели Креза, скорее всего сейчас на пути в Храм, и, следовательно, у него оставалось около получаса, перед тем как нагрянет храмовая стража и жрецы (по крайней мере, он надеялся, что время еще есть). После чего его повяжут и в самом скором будущем отправят на костер. Выход был один -- постараться исчезнуть из города до этого. В таком случае оставался шанс уцелеть.
   Приняв решение, Натан более не мешкал и побежал домой. Искать его должны были в первую очередь именно там, но при нем не было ни денег, ни припасов необходимых в дороге. Кроме того, имелась и более веская причина: его мать вполне могли казнить, как ведьму, учитывая, что сын оказался колдуном.
   Он пробежал уже половину пути, когда внезапно у него потемнело в глазах, а голова чуть не разлетелась на куски от чудовищной боли. Словно в кошмарном сне он вдруг увидел, как человек в одежде стражника Храма пронзает мечом его мать. Очнулся он через несколько секунд на земле. Мостовая вокруг его тела была оплавлена. Голова все еще гудела, но боль уже отступила. Видение смерти матери казалось поразительно реальным, и отступать не спешило. Полный самых дурных предчувствий, он вскочил на ноги и буквально полетел вперед на крыльях вброшенного в кровь адреналина.
   К дому Натан, из осторожности, решил подойти через узкий кривой закоулок, делавший как раз перед его домом крутой поворот. Выглянув из-за угла, он поспешно отдернулся обратно. Там стояли два стражника и какой-то человек в серой одежде, по-видимому, маг.

***

   Храм Света стоял в самом центре города на одноименной набережной. Обычно, утрами с реки наползал туман, который постепенно рассеивался к полудню, а с наступлением вечера снова затягивал всё окрест, совместно с темнотой создавая седую завесу сумрака, не дающую никому разглядеть скрытое за ней здание. Вот и в этот раз видимость была очень плохая. Лишь только громада Храма чернела в окутавшей всё мгле.
   Из подъехавшего к нему экипажа появился средних лет мужчина. Он зябко передернул плечами и закутался в плащ светло-серого цвета. Ни темнота, ни туман не были ему препятствием: услужливо отступив в сторону, они явили его взору величественное здание храма, устремленное вверх, к Свету, с массивными контрфорсами, громадными окнами со сложной мозаикой... Но ставшее привычным зрелище более не восхищало Адониса, и он направился к двери.
   Через некоторое время подъехала еще одна карета. Из нее вышел молодой парень лет двадцати. Его белые одежды выгодно оттеняли темно-каштановые волосы и голубые глаза. Не задерживаясь ни минуты, он взбежал по ступеням и тоже исчез внутри.
   Тем временем Адонис вошел в просторный сводчатый зал, погруженный в сумрак. Он ловко развел в камине огонь, и отблески пламени заиграли на облицованных серо-зеленым мрамором стенах, утонули в заполненных туманом провалах двух стрельчатых окон. Центральную часть комнаты занимал большой длинный стол резного дерева, вокруг которого размещались три кресла. Вдоль стен стояли полки с книгами. Адонис сидел в кресле у камина спиной к двери, когда она бесшумно отворилась. На пороге возник прибывший позже парень.
   -- Рад тебя видеть, Каин, -- произнес Адонис, не оборачиваясь.
   -- Взаимно, -- откликнулся тот и устроился в кресле напротив.
   Пользуясь моментом, Адонис исподволь разглядывал вновь прибывшего. Каин выглядел довольным и явно прибывал в приподнятом настроении.
   -- Будешь? -- спросил он и достал из воздуха початую бутыль вина. В другой руке у него появился хрустальный бокал.
   -- Давай, -- согласился Адонис. Сам он предпочитал не тратить силу по пустякам. Каин слегка повел рукой и на столе рядом с Адонисом появился еще один фужер.
   Открыв бутылку, Каин налил себе, толкнул ее по столу и поинтересовался:
   -- Что, по-прежнему силенки бережешь?
   Адонис налил себе вина, которое оказалось весьма неплохим.
   -- Хорошее у тебя вино, -- сказал он, не обратив на вопрос собеседника никакого внимания.
   -- Спасибо, -- ответил Каин, -- Не скажешь ли, зачем ты оторвал меня от дегустации этого замечательного напитка?
   Но Адонис не успел ответить. Дверь распахнулась и в комнату вошла хрупкая молодая девушка, чертами лица очень похожая на Каина. Она была облачена в темно-синее платье, на фоне которого золотом сияли ее волнистые волосы. Пронзительно синие глаза устремились на двух мужчин.
   -- Прекрасно выглядишь, Лира, -- сказал Каин, целуя протянутую руку.
   Адонис же ограничился простым кивком. Лира ответила лучезарной улыбкой и опустилась в стоявшее слева от двери кресло.
   -- Я присоединяюсь к вопросу Каина, -- сказала она, -- Зачем ты нас вызвал?
   -- Несколько часов назад поступил донос... -- начал Адонис.
   -- Обычное дело. Ну а нас то за чем потребовалось вызывать? -- перебил Каин.
   -- Если ты дашь мне договорить, то непременно узнаешь, -- раздраженно ответил Адонис.
   -- Вот именно, братик. Помолчи, а? -- поддержала его Лира и попросила продолжать, что тот и не замедлил сделать:
   -- Так вот, как я сказал, поступил донос. Доносчиками оказались трое парней. Они рассказали, что их друга убил один парень по имени Натан. И убил с помощью колдовства! Все это выглядело сущим бредом, но я все-таки решил проверить их слова, тем более что у меня сразу появились всякие нехорошие подозрения. Оказалось, что они не врали. Мы нашли труп, а на месте происшествия обнаружился темный след, -- он промочил горло вином и продолжил, -- Кроме того, в радиусе тридцати шагов от места происшествия из материи подчистую высосана сила. А такое, сами понимаете, встречается редко. Поэтому я отдал приказ никого не выпускать из города и взялся за эту тройку. Через пару минут я уже знал и фамилию новоявленного черного мага, -- здесь он тяжело вздохнул.
   -- Дай-ка я угадаю, -- воспользовавшись паузой, сказала помрачневшая Лира. -- Его фамилия случайно не Ардалион?
   -- Ты права. Это сын Ореста. А ведь я предлагал инициировать его еще в прошлом месяце, но кое-кто, -- здесь он выразительно глянул на Каина, -- утверждал, что надо еще с полгодика подождать. Ну и вот результат, дождались. Что мы теперь скажем Совету, а? Что последний потомок древнего магического рода стал темным? Я тебя спрашиваю, Каин?
   -- Что скажем, что скажем... Мы его поймаем и сожжем. Это наш, -- он криво усмехнулся, -- гражданский долг. А Совет... ну что Совет? Ничего они нам не сделают, потому что не хуже нас знают, бывают случаи, когда сторона силы заранее предопределена. Так что... отмажемся. И нечего сверкать на меня глазами, сестренка!
   -- Ты... ты просто мразь бездушная. Загубил человеку жизнь, да еще и ёрничаешь, -- высказалась Лира.
   -- Да пошла ты... -- начал Каин.
   -- А может, вы помолчите, и дадите мне закончить рассказ? -- пресек на корню зарождающуюся ссору Адонис.
   Они синхронно одарили его уничтожающими взглядами, но не сделали попыток возобновить выяснение отношений.
   -- Спасибо, -- сказал Адонис, -- Кажется, я остановился на том, что узнал фамилию преступника. Так вот...

***

   Натан прижимался спиной к стене и пытался сообразить, что же ему теперь делать. Получалось не очень. Осторожно выглянув из-за угла, он прислушался к разговору стражников и человека в сером.
   -- Нам и без того неприятностей хватает, а вы что творите?! -- говорил последний, -- На кой хрен вам понадобилось ее убивать?! Ее бы и так сожгли! Она ведьма, а ее сын колдун. Понимаете вы это или нет, кретины?! А теперь мне придется давать князю отчет о том, почему была убита добропорядочная горожанка! И кем, стражей Храма Света!
   -- Но милорд, вы ж сами сказали, что она ведьма? -- неуверенно возразил один из стражников, -- Ее ж все равно сожгут, так зачем жалеть?
   -- Потому что пока вина не доказана она ни в чем не виновата, болваны! -- заорал маг.
   Натан стоял, ни жив, ни мертв и не мог поверить, что его матери больше нет. А потом где-то в глубине его существа зародился гнев. Он затемнял сознание, гасил логику, приказывавшую немедленно уходить, он взывал к отмщению. И в каком-то ослеплении Натан вышел из-за угла и пошел на стражников. Он готов был разорвать убийц голыми руками.
   Один из доблестных стражей заметил его и открыл было рот, намереваясь что-то сказать, но захлестнувшая Натана волна ненависти облеклась еще одной черной молнией и прекратила их с напарником земное существование. Тела стражников разлетелись в клочья от страшной силы разряда. Ошметки окровавленной плоти брызнули на оставшегося в живых человека, окрасив его одежду в ярко-алый цвет. Не говоря ни слова, Натан поднял ладонь, и с нее прянула очередная черная молния. В ответ перед уцелевшим на миг полыхнуло ослепительным светом, больно резанувшим по глазам. Странная вспышка света спасла его от смерти, но не от потери сознания. Натан переступил через безвольно поникшее тело и направился в дом.
   Залитое кровью тело матери лежало в гостиной около догоравшего камина. Багровые отблески углей играли в луже крови. Натан глядел на труп и чувствовал, как душу разрывает боль, как что-то внутри него умирает. Еще теплившийся камин тем временем окончательно погас, уступив место чернильно-серому пеплу. Тогда он схватил вещи, которые ему могли понадобиться в пути, и выбежал наружу. Ему надо было спасать свою жизнь.

***

   -- Я еле сумел защититься, а когда очнулся, его уже не было, -- закончил Адонис.
   -- Понятно, -- мрачно уронил Каин, -- Надо объявить его в розыск. Мы не можем оставить в живых черного мага такой силы.
   -- Естественно, -- согласилась Лира, -- Но меня больше интересует другое: что мы скажем князю по поводу смерти его матери?
   -- Расскажем отредактированную версию событий, -- пожал плечами Адонис.
   -- Слушай, а правда, зачем этим идиотам понадобилось ее убивать? -- после непродолжительного молчания спросил Каин, -- Какой смысл?
   -- Попытались изнасиловать, -- поморщился Адонис, -- а она схватилась за кухонный нож.
   -- Ублюдки, -- прокомментировала Лира. -- Хорошо, что они сдохли, -- и продолжила безо всякого перехода, -- Ну так что, пойдемте к князю? Надеюсь, ты, Каин, уже выдумал какую-нибудь историю?
   Получив в ответ утвердительный кивок, она встала и пошла к дверям. Мужчины последовали за ней. Уже через полчаса они ожидали, когда князь соизволит их принять. Наконец, они были удостоены высочайшей аудиенции. Князь Тиар встретил их в небольшом зале для неофициальных встреч. Это был мужчина лет сорока-сорока пяти с изрезанным морщинами лицом и цепким взглядом зеленых глаз. Как только они поклонились ему, он устало попросил их переходить прямо к делу.
   Маги исполнили просьбу князя в точности, и сразу перешли к сути. Они поведали ему придуманную Каином историю, на редкость дурацкую, надо сказать. По их словам выходило, что Инесса Ардалион, обнаружив, что ее сын обладает черным даром, выдала его Храму Света. Когда же тот об этом узнал (не иначе как при помощи своей мерзкой черной магии), то в ярости убил сначала ее, а затем и подоспевших к этому времени стражников Храма. После чего скрылся в неизвестном направлении.
   Тиар тяжело вздохнул. Неужели у него на лбу крупными буквами написано: "Я дурак"? С первого взгляда было ясно, что рассказанная ему история была совершеннейшей липой, но он не мог бездоказательно обвинить во лжи представителей Храма. Тем более магов. Поэтому пришлось сделать вид, что он поверил придуманной ими истории.
   -- Требуется ли Храму Света какая-либо помощь с моей стороны? -- спросил он. Ему ответила молчавшая до того магичка.
   -- Мы просим вас отдать приказ стражникам, а также... другим службам, -- сказала она, -- найти и ликвидировать упомянутого нами колдуна. Сил Храма Света может не хватить.
   -- Приказ будет отдан незамедлительно, -- пообещал Тиар, после чего объявил об окончании аудиенции и поспешил покинуть зал, в котором два мага согнулись в почтительных поклонах, а волшебница застыла в реверансе.

***

   Князь выполнил свое обещание. Уже через несколько минут после ухода магов, из дворца вышел незаметный безликий человек, который довольно быстрым шагом направился в бедные кварталы города. Там он подошел к столь же незаметному дому, постучал в дверь условным стуком и, прошептав в замочную скважину слова пароля, исчез внутри. Открывший ему человек с повадками профессионального солдата проводил его к старенькой обшарпанной двери. Внутри находился типичный кабинет, какой имеет любая канцелярская крыса. Вновь прибывший поклонился хозяину кабинета и, вручив конверт из плотной серой бумаги, исчез за дверью.
   Тот внимательно прочитал вынутое из конверта послание, довольно ухмыльнулся и начал отдавать приказания. Хорошо отлаженный механизм тринадцатого отдела пришел в движение. Директивы, полученные от князя, недвусмысленно требовали скорейшего обнаружения подозреваемого в темной магии Натана Ардалиона. Но дальнейшие предписания сильно отличались от того, о чем просили маги Храма.
   -- Наконец-то утрем нос этим зарвавшимся недоноскам, -- подумал хозяин невзрачного кабинета, известный весьма и весьма немногим под оперативным псевдонимом Эвен, и являвшийся главой Сыскного приказа, прозванного в народе "чертовым".

***

   Натана рвало. Он не помнил толком, как добрался до какого-то заброшенного дома, где его и проняло. Его выворачивало долго и мучительно, а когда в желудке уже ничего не осталось его рвало желчью. Ему было так плохо, что хотелось немедленно умереть, лишь бы только это прекратилось. Как только ему становилось хоть немного лучше, перед ним тут же возникали видения окровавленных тел убитых им сегодня людей, и он снова сгибался в рвотном позыве. Так продолжалось несколько часов, пока он не заснул.
   Проснулся он от холода. Шмыгнув носом, он встал и огляделся. Его убежище было покинуто хозяевами лет десять назад, пол в нем прогнил, а потолок зиял дырами. Ветер выл в щелях под аккомпанемент сердито рычавшего желудка, а погода была под стать настроению -- пасмурной. В вещах, которые он прихватил из дома, нашелся теплый плащ, сапоги и немного денег.
   Он решил сходить в трактир перекусить, а за одно поразмыслить, к несчастью тем для размышлений хватало. Надев плащ, он надвинул капюшон на лицо так, чтобы его не было видно, и выбрался на улицу. Вокруг стояли старые ветхие дома, многие из которых были заброшены.
   Вскоре Натан приметил неухоженное двухэтажное здание с выцветшей вывеской, на которой была намалёвана бутылка вина. Внутри же оказалось на удивление чисто и приятно: простые деревянные столы и скамейки, небольшой камин и стойка, за которой обретался сухощавый владелец заведения. Посетителей было немного.
   -- Чего желаете? -- осведомился хозяин.
   -- Бутылку вина и чего-нибудь поесть, -- ответил Натан.
   -- Двадцать медяков.
   Натан отсчитал деньги и трактирщик удалился. Вернулся он с бутылкой дешевого красного вина и тарелкой недоваренной крупы. Натан мгновенно уничтожил кашу и принялся за напиток. Дрянная еда и не менее дрянная выпивка показались ему самым вкусным, что он когда-либо пробовал.
   Еще за несколько монет он узнал последние сплетни. Новости оказались неутешительными: за городские стены никого не выпускали, а по городу рыскали усиленные патрули храмовой и княжеской стражи.
   -- Вроде бы ловят какого-то колдуна, -- сказал по этому поводу трактирщик и, подумав, добавил, -- Видать сильный колдун, четвертый день найти не могут, а раньше, бывало, за пару часов справлялись.
   После сей не очень обнадеживающей беседы, Натан основательно призадумался. Выходило, что он проспал четверо суток. И это было, по меньшей мере, странно.
   "Ну да ладно. Над этим можно будет поразмыслить и потом. Сейчас бы выбраться из этой передряги живым" -- подумал Натан.
   Не было сомнения, что останься он в городе его рано или поздно найдут, а покинуть Линт тоже не представлялось возможным. Его взгляд бесцельно блуждал по дну пустой тарелки, мысли не шли. Он подумал, что надо бы заказать еще каши и тут... запрет покидать город не должен распространяться на корабли с продовольствием, ведь есть людям что-то надо! Если спрятаться на судне, отправляющемся за провиантом (или договориться с его капитаном), то вполне возможно получится выбраться из города. Беда заключалась лишь в том, что это решение было очевидно, а потому предсказуемо. Поэтому вполне логично было предположить, что едва ли не единственный выходящий из города транспорт будет подвергаться особенно тщательному досмотру. Но за неимением лучшего приходилось принять на вооружение этот отдающей самоубийством план, к которому еще нужно было подготовиться.
   Перво-наперво нужно было приобрести оружие на случай вполне вероятных осложнений с городской стражей, да и за пределами города меч бы пригодился. Натан пересчитал оставшиеся в его распоряжении средства и впал в задумчивость, так как у него не хватало денег даже на кинжал, не говоря уже про меч. Но тут он вспомнил о нелегальной торговле оружием, и тучи безнадеги немного рассеялись. Оружие, как и все другие товары, на черном рынке можно было купить раза в два-три дешевле. Поставляли его разбойники, а также подпольно работающие оружейники, которым было не под силу платить требуемый князем налог.
   После непродолжительного разговора с трактирщиком, в ходе которого в карман к последнему перекочевало несколько монет, Натан стоял перед старым, прогнившим на вид зданием и слушал, как тот переговаривается с кем то через щель в двери. Наконец, дверь со скрипом открылась, и подслеповато щурившийся пожилой мужик хриплым голосом пригласил Натана войти. Трактирщик же, попрощавшись с хозяином дома, пошел обратно.
   Пройдя анфиладой комнат, в которых царил страшный бардак, и спустившись через люк в подвал, Натан оказался в оружейной мастерской. Не дав ему оглядеться, мастер провел его в другую комнату, где на полках лежали груды холодного оружие.
   -- Тебе нужен меч? -- спросил он.
   -- Да, -- ответил Натан. -- И, желательно, подешевле.
   -- Ясненько. А в каких пределах? -- уточнил оружейник.
   -- Не больше пяти серебряников, -- ответил Натан.
   -- Хм, -- оружейник задумчиво поскреб подбородок, -- за такую цену найдется только несколько клинков. Вот смотри, -- и он указал на десяток мечей лежавших в углу.
   Натан был не бог весть, каким знатоком оружия, но даже он видел, что предложенные мечи были явно низкого качества: ржавые, давно не точеные и с большим количеством зазубрин. Среди всего этого металлолома выгодно выделялся меч с ромбовидным клеймом городской стражи.
   -- За сколько отдашь? -- спросил Натан, указывая на него.
   -- Четыре серебряника, -- откликнулся оружейник.
   -- Один, не больше!
   -- Два и я даю к нему ножны.
   На том и сошлись. Расплатившись, Натан повесил меч на пояс и вышел на улицу. Покладистость оружейника объяснялась тем, что стражники, как правило, добровольно со своими мечами не расставались. А отсюда непосредственно вытекало, что прежний его владелец окончил свою жизнь где-нибудь в темном переулке с заточкой в боку.
   Поскольку улицы города по-прежнему патрулировались усиленными нарядами стражи, и Натан не столкнулся с ними лишь по счастливой случайности, он решил изменить внешность. В результате он щеголял в новеньком плаще, рубашке и штанах темно-синего цвета, а лицо было покрыто короткой бородкой.
   По логике вещей теперь ему следовало дождаться ночи и под прикрытием темноты отправиться в порт, но стражники наверняка ждали от него именно таких действий, и он решил попробовать провернуть свой план днем. Ну, в самом деле, кто бы мог ожидать от преступника, которого ищет весь личный состав городской и храмовой стражи (не говоря уже о Сыскном приказе), что он, не прячась, днем пойдет в особо охраняемое место? Никто. Правда по дороге его пару раз останавливали патрули, но всякий раз отпускали, так как держался он абсолютно естественно (чем сам был немало удивлен), а на вопросы отвечал четко и без запинок -- в общем не вызывал никаких подозрений.
   Несколько раз на него обращали внимание работники тринадцатого управления, но секунду спустя забывали, что вообще его видели.
   Когда он прибыл в порт, удача дружелюбно улыбнулась ему и заскорузлым пальцем матроса указала на готовящееся к отплытию судно под самым банальнейшим из возможных названием. "Чайка" было написано на его борту. Натан поднялся на палубу и осведомился у пробегавшего мимо паренька о том, где можно найти капитана. Тот указал на представительного человека лет сорока, наблюдавшего как грузят последние ящики с какими-то товарами, и побежал дальше.
   -- Извините, -- окликнул его Натан, -- Вы капитан этого корабля?
   -- Ну, я, -- обернувшись буркнул капитан. -- Чего тебе?
   -- Э... не могли бы вы взять меня в команду? -- немного помявшись, спросил парень, -- Хотя бы на один рейс?
   Капитан хотел было ответить, что команда у него уже набрана, но, взглянув парню в глаза, внезапно почувствовал дурноту, а когда пришел в себя почему-то решил взять его.
   Таможенники же мигом удалились, получив причитающуюся им мзду. Странно, но они тоже ощутили непонятное головокружение, по истечении которого с несвойственной им поспешностью покинули судно, даже не проведя обязательной проверки. А через два часа корабль отчалил, унося на своем борту нового члена команды.

***

   Они находились в той же комнате, где беседовали перед разговором с князем, с которым, кстати, все прошло успешно. Было не похоже, чтобы он поверил в ту чушь, что рассказал ему Каин, но и обвинять их во лжи Тиар не стал. Более того, он не стал отказывать им в помощи. Но хотя на уши подняли и стражу, и фискалов результатов пока не было. Поэтому они решили попробовать магические методы поиска.
   -- Ну что Ад? Засек? -- спросила Лира у сидящего напротив Адониса.
   -- Энергии не хватает, -- ответила тот, сидевший сейчас с закрытыми глазами и выступившим на лбу потом. Лира гораздо лучше владела поисковым заклятием, но поскольку видел Натана только Адонис то и искал его тоже он, -- Нужно еще силы. Соединись с Каином и перебрасывай мне... Ага, вот так... Сейчас, сейчас... Черт! Не выходит!
   -- Похоже, он нас блокирует, -- сказала Лира.
   -- Давайте подождем, пока он заснет, -- предложил Каин, поддерживать щит во сне.
   -- Ждем, -- согласился Адонис.

***

   С темнотой корабль встал на якорь, а Натан лег спать. В эту ночь ему приснился удивительный сон, который, впрочем, снился ему и раньше, но никогда еще не был столь реален. Сначала во мраке вспыхнул огонь, затем по нему, поглощая пламя, побежали фиолетовые паутинки молний, пока не осталось ничего кроме тьмы и тишины. Постепенно исчезла и тьма. Ей на смену из расплывчатых невесомых очертаний проступило странное место. Легкие сияющие мостки были переброшены от одной исполинской черной колонны к другой во всех направлениях. Над головой темнел мрак, под мостами шумело и плескалось светло-багровое с рыжинкой море. Он бродил по этим мостам, взбирался по винтовым лестницам внутри колонн, подолгу стоял на опоясывавших их круглых площадках и вот уже поднялся так высоко, что океан огня под ним потускнел. Свет теперь давало только сияние мостов.
   Неожиданно Натан понял: мосты возведены из чистого света. Перед его глазами вдруг начал происходить странный сдвиг реальности. Все предметы распались для него на множество мелких кусочков, которые делились в свою очередь на еще более мелкие частицы, а за всем этим сплетались в бесконечном танце две мощнейшие энергии похожие друг на друга так же сильно, как и разнящиеся меж собой. Эти силы, стоящие за кулисами мира, формировали вселенную и приводили ее в движение, создавали основу, без которой воцарился бы хаос.
   В следующее мгновение Натан почувствовал едва ощутимое касание чужого разума, а потом вдруг осознал, что падает, несется вниз с огромной скоростью. Огонь, плескавшийся под самым нижним уровнем мостов, стал стремительно приближаться, наполняя сознание паническим страхом. Вопль полный ужаса исторгся, казалось, не только из его горла, но и из самой души, почему-то уверенной, что падение в это пламя есть полная и окончательная смерть. И вот, когда он уже ощутил лицом жар, когда до поверхности жидкого огня осталось совсем чуть-чуть, сон резким толчком прервался. Натан открыл глаза. Призрачный свет луны заливал реку серебристым сиянием, на берегу чернели размытые силуэты деревьев.

***

   Стемнело, и они решили попробовать еще раз. На этот раз все получилось. Адонис нашел Натана и едва успел понять, где тот находится, как мощный энергетический поток жестко отбросил его назад в его физическую оболочку. Испытавшее сильнейший болевой шок сознание не выдержало и погасло. Адонис был в глубоком обмороке.
   Каин позвал слугу и велел принести нашатырь. Когда Адонис очнулся, Лира налила ему вина, которое тот выпил залпом.
   -- Он сотворил какое то заклятье, -- сказал Адонис некоторое время спустя, -- Очень сильное заклятие и, по-видимому, очень сложное. Моё вмешательство исказило потоки силы. И мне очень повезло, что я до сих пор жив. У него же шансов практически не было.
   Но проверить не помешает.

***

   Он полежал еще некоторое время, приходя в себя. Мысленно прокрутив сон, который он помнил очень отчетливо и, честно говоря, мало походивший на простое сновидение Натан вспомнил касание чужого разума, послужившее причиной падения. Почему-то, когда он вспоминал это прикосновение, у него в памяти всплывал образ того человека, что сумел отразить его молнию, там около дома. И что-то подсказывало ему, что с корабля пора убираться.
   А еще он сам не мог понять, почему он решил, что то странное ощущение, испытанное им во сне, было прикосновением чьего-то разума. Ведь он никогда не испытывал ничего подобного, да и вообще не думал, что можно коснуться чужого сознания. Так откуда же такие познания там, где их быть не может? М-да... вопросик. Пообещав себе, что он еще разберется с этими непонятками, Натан решил внять гласу интуиции, во всю глотку вопившей о том, что пора сваливать.
   Он встал и, поеживаясь от холода, разделся. Затем сложил все свои вещи в сумку, которую прихватил из дома и тихо выскользнул за борт, стараясь держать ее над водой. Он боялся, что его могут услышать часовые, которых наверняка выставил капитан, но все обошлось.
   Через пятнадцать минут, посиневший и дрожащий, он выбрался на берег и, торопливо одевшись, устремился к видневшейся невдалеке деревне, но заходить в нее не стал. Вместо этого он обошел весь стороной и устремился по выходившей из нее дороге.
   Он шел не останавливаясь, пытаясь согреться быстрой ходьбой. Когда небо на востоке посветлело, он уже еле переставлял ноги и поэтому решил передохнуть. Свернув с дороги в лес, он подстелил плащ и, укрывшись всем, чем только можно, моментально заснул.

***

   Вставшее солнце осветило стоящую на якоре "Чайку". Ничто не шевелилось на качающемся на волнах корабле, хотя давно было пора сниматься с якоря. Шли часы, а корабль все также стоял погруженный в безмолвие, нарушаемое лишь тихим плеском волн.
   К обеду выше по течению показалось средних размеров судно, быстро приближавшееся к застывшему кораблю. Посланные оттуда на шлюпке матросы вернулись бледные как мел. На "Чайке" не было ни единого живого человека.
   Вскоре на месте погибшего корабля полыхал огонь. Перепуганные моряки решили, что имеют дело с какой то заразой.
   В первом же порту с этого корабля сошел человек и направился в местный храм. Он доложил, что на "Чайке" не осталось живых.
   Получив это известие, Адонис и компания облегченно вздохнули. Храм Света перестал искать Натана Ардалиона. И только в недрах тринадцатого управления, в маленьком кабинете больше подходящем мелкому чиновнику не поверили в столь скоропостижную кончину предполагаемого Великого Мага Тьмы.

***

   Был полдень, когда его разбудило поскрипывание старой, нагруженной какими-то свертками телеги неспешно катившей по дороге. Ей правил старик лет шестидесяти, коренастый и широкоплечий, с черными кустистыми бровями и нечесаной копной седых волос, а также суровым взглядом вечно прищуренных глаз.
   Закашлявшись, Натан закутался в плащ -- его морозило. Он понял, что если не попадет в тепло, то, скорее всего, умрет от банальной простуды. Плюнув на то, что оставит следы, он вышел из леса и неспешной походкой направился к телеге, давая старику возможность разглядеть себя. Тот глядел настороженно, но без страха.
   -- Извини, отец, до села не подбросишь? -- простывшим голосом спросил его Натан.
   -- Садись, -- ответил старик. И больше за все время пути не сказал ни слова. Только когда они подъехали к деревне с говорящим названием Тихая, он снова обратил на Натана внимание, -- Я еду в Лиар, если тебе по пути я мог бы взять тебя охранником. Заплачу хорошо. Уезжаю завтра утром. Если надумаешь, я в таверне. Спросишь Прокла, -- короткими рублеными фразами проговорил он.
   -- Спасибо, я подумаю, -- ответил Натан, слезая с телеги и направляясь в сторону ближайшей и единственной в селении таверны.
   Старик, назвавшийся Проклом, задумчиво смотрел ему вслед.
   Потратив почти все оставшиеся деньги, Натан снял себе комнату, в которой и сидел погруженный в раздумья. Если раньше все его помыслы занимало только то, как бы унести ноги из города, то теперь, избежав костра, ему надо было решить, что делать дальше.
   Сперва, понятное дело, надо было убраться из родного княжества. Далее -- устроиться на работу. И, наконец, найти способ не сойти с ума подобно другим черным магам и волшебницам.
   Первые два пункта осуществить было относительно просто. Но вот третий... с третьим были определенные проблемы. Дело было в том, что с момента пробуждения дара у новоявленного мага оставалось от шести месяцев до нескольких лет для того, чтобы пройти Обряд Становления, а иначе... иначе можно было готовить гроб.
   Суть этого явления заключалась в том, что после первичного использования магических способностей (читай инициации, происходившей в моменты сильных эмоциональных всплесков) в организм будущего мага начинала вливаться сила -- утративший значительную ее часть организм начинал рефлекторно поглощать рассеянную в пространстве энергию, стараясь восполнить потерянное. Но, не зная меры, не останавливался даже тогда, когда человек уже не мог принять ни капли. Переизбыток силы приводил к очень сильным головным болям, и, в конце концов, к смерти.
   Положение человека попавшего в такую ситуацию можно было сравнить с плотиной сдерживающей постоянно увеличивающийся поток воды. То есть до некоторого времени он мог держаться, но, в конце концов, неизбежно погибал сметенный половодьем энергии, если не предпринимались меры для того, чтобы этот поток направить в другое русло.
   А для этого требовались совместные усилия самого адепта и еще одного мага, который должен был помочь прервать поступление энергии хотя бы на несколько секунд, после чего организм, лишенный возможности черпать силу извне, вновь переходил на сомообеспечение (при посредстве адепта, разумеется). Собственно в этом и заключался Обряд Становления.
   И Натан, если хотел остаться в живых, должен был разыскать какого-нибудь мага, который согласился бы помочь ему. Учитывая же, что темных магов не осталось, а светлые бы его тут же прибили, вздумай он обратиться к ним с подобной просьбой, ситуация, в которой он оказался, была, мягко говоря, дерьмовой. Мягко говоря, потому что если для беленьких злоключения с их даром после проведения вышепоименованного обряда заканчивались, то у темных все обстояло иначе.
   Им он помогал только на некоторое время, а затем начиналась, так сказать, вторая фаза пробуждения дара, которая была гораздо хуже первой. Здесь начинались слуховые, зрительные и тактильные галлюцинации, провалы мыслей, судороги и другие не менее "замечательные" вещи. Несколько тысячелетий назад черные маги как-то умудрялись преодолевать все эти "прелести" и не сходить с ума, но в настоящее время их знания были утеряны и все вновь инициировавшиеся темные были обречены на безумие и смерть.
   Натан не был исключением, и его ждала та же участь, что и сотни других темных, но он не собирался полагаться на милость судьбы. Ведь были же когда-то самые первые маги, которые сумели выжить сами и придумать все то, что впоследствии помогало безболезненно преодолевать Перерождение, как на сленге магов назывался процесс пробуждения дара и сопутствующих ему психических и физиологических изменений, всем последующим поколениям. Значит и он сможет.
   Но в данный момент Натану надо было справиться хотя бы с первой стадией, шедшей полным ходом, что подтверждал приступ боли, сваливший его на пути к дому. В связи с этим, кстати, у него возникли еще кое-какие сомнения. По идее, время, отпущенное от инициации до первых головных болей, зависело от силы мага (которая в свою очередь определялась по скорости и количеству поглощаемой им из внешней среды энергии). У сильных магов головные боли начинались быстрее, нежели у их более слабых собратьев, но он что-то не слышал о том, чтобы они возникали через четверть часа после инициации. Тут было два варианта: либо он должен был стать поистине крутым магом, либо это было очередное различие между темными и светлыми, ведь все данные, которыми оперировал Натан, были получены им от его отца, бывшего светлым магом.
   Ну и еще, был во всем этом один относительно благоприятный для Натана и очень опасный для окружающих момент. В этот период маг начинал рефлекторно сбрасывать силу вовне через шлюзы своих переживаний и тревог. И все было бы ничего, если бы он скидывал сырую, ненаправленную энергию, неотягощенную информацией и, следовательно, безвредно рассеивающуюся в окружающем пространстве. Но сила, сброшенная не умеющим ее контролировать человеком, информационный вектор имела. А что нужно для заклятия? Энергия и направляющий ее информационный каркас. В данном случае в роли такого каркаса выступали страхи и бессознательные желания неофита. Обиделся, скажем, человек на кого-то и пожелал ему сдохнуть, а тот возьми, да и откинь копыта по-настоящему.
   В приложении же к истории Натана данный эффект объяснял все те странные явления, которые произошли с ним в процессе бегства. Это и то, что он увидел как убивали его мать, не находясь дома физически, и то, как потом убил двух стражников, и то, как отводил глаза шпикам и таможенникам, и, наконец, то, как поплавав в ледяной декабрьской воде и проспав после этого ночь под открытым небом, чувствовал себя сейчас почти полностью здоровым.
   -- Дело ясное, что дело темное, -- пробормотал он, так ни до чего путного и не додумавшись, и решил сосредоточиться на более насущных проблемах, таких как, например, определение конечной цели своего бегства. В смысле географически.
   Ему требовалось спокойное место за пределами Линтийского Княжества, где он смог бы заработать на жизнь и имел бы доступ к различным письменным источникам. И тут даже думать было не о чем -- этим местом мог быть только Андирский Дворянский Университет.
   -- Ну что ж, пора навестить профессора Мора, -- решил Натан и отправился в общую залу перекусить.
   Сбежав по лестнице, он позвал хозяина, и, заказав себе немного мяса, хлеба, сыра и пива, уселся за первый попавшийся стол. Ожидая пока ему принесут его заказ, он, от нечего делать, оглядывался по сторонам. Увиденное его немного насторожило -- трактир был практически пуст. Да и в деревне, если уж на то пошло, было чересчур тихо. Люди с подозрением поглядывали друг на друга, на улице не было видно детей, казалось, что даже собаки и те гавкали как-то приглушенно и испуганно. В общем, происходило что-то донельзя странное. Но тут ему принесли еду и все тревожные мысли мгновенно испарились из его головы. В конце концов, ему-то какое дело до того, что здесь происходит?
   Допив пиво, он поднялся к себе в комнату и, как только коснулся головой подушки, мгновенно погрузился в объятия Морфея. Последняя его мысль была о том, что надо будет принять предложение Прокла.
  

Глава 2

--------------

Краткая сравнительная классификация магических способностей темных и светлых магов, а также лиц обладающих какой-то одной или несколькими сторонами магического

таланта.

Темные

   1. Люди, владеющие начальными способностями для контроля над энергией (телепаты, психокинетики, пирокинетики, психометристы и т.д.): обладают какой-то одной из указанных способностей; сила воздействия средняя; продолжительность жизни около 30-и лет; мутации минимальны.
   2. Ведьмы/колдуны: магические способности проявляются спонтанно и фрагментарно, обычно во время чтения заговоров, заклинаний и т. д., либо совершения других ритуальных действий призванных сосредоточить внимание на выполняемом магическом обряде; сила воздействия выше средней; продолжительность жизни около 100-120 лет; мутации средней степени выраженности.
   3. Темные маги/волшебницы: сила воздействия максимальна; продолжительность жизни около 250 лет; мутации высокой степени выраженности.
   4. Пророки: сила воздействия неизвестна; потенциальная продолжительность жизни неизвестна; мутации -- полная перестройка нервной системы.

Светлые

   1. Люди, владеющие начальными способностями для контроля над энергией (телепаты, психокинетики, пирокинетики, психометристы и т.д.): обладают какой-то одной из указанных способностей; сила воздействия минимальна; продолжительность жизни обычная; мутации отсутствуют.
   2. Священники, экстрасенсы и другие: магические способности проявляются спонтанно и фрагментарно, обычно во время молитвы, медитации, либо другого вида сосредоточения; отличаются от первого вида наличием больше чем одного дара; сила воздействия средняя; продолжительность жизни обычная; мутации отсутствуют.
   3. Светлые маги/волшебницы: сила воздействия максимальна; продолжительность жизни около 140-190 лет; мутации минимальны.
   "Темные и светлые маги (история противостояния, сходства, различия, возможность мирного сосуществования)", Эрхард Паралда.
  
   Серебряный шнур (нить, цепь, линия, канат, струна, лента и т. д.) -- это луч, соединяющий физическое и астральное тела. Начинается в области лба физического тела, заканчивается в районе пупка астрального, цветовая гамма меняется от бледно-дымчатого до переливающегося. Некоторые люди видят серебряный шнур, другие - нет. Именно поэтому до сих пор ведутся дебаты о том, существует ли он в действительности или является воображаемым объектом. Бытует мнение, что разрыв серебряного шнура означает неминуемую смерть.

"Большая Энциклопедия Андирского Дворянского Университета".

--------------

   Деревня Тихая не оправдывала свое название. Натан проснулся на рассвете от воплей толпы, собравшейся под окнами трактира. Наскоро одевшись, не выспавшийся и сердитый, он спустился в общую залу и подошел к хозяину заведения, подпиравшему итак забаррикадированную дверь своим внушительным пузом.
   -- Что тут у вас происходит, почтеннейший? -- обратился он к трактирщику.
   Тот открыл рот, чтобы ответить, когда с той стороны в дверь ударили чем-то тяжелым, и кто-то заорал:
   -- Харл! Отдай ведьму, тебя не тронем.
   -- Папаа-а... -- раздались из угла придушенные рыдания дочери трактирщика, молодой красивой рыжеволосой девушки с зелёными глазищами в пол-лица, -- не отдавай меня и-им-м-м...
   Все стало ясно и без объяснений.
   -- Вот дерьмо, -- подумал Натан, выглянув в щель между закрытыми ставнями и наблюдая за тем, как сельский священник что-то воинственно втолковывает людям, явно подбивая их на расправу с "кошмарным порождением мрака", испуганно хныкавшим сейчас за спиной Натана.
   Те, слушая его, постепенно зверели: крики становились громче и если сначала за вилы и тому подобные орудия хватались весьма и весьма немногие, то теперь ситуация медленно, но верно менялась в противоположную сторону.
   Натану было жаль девчонку, и он хотел ей помочь, тем более что знал по себе, каково быть на ее месте, но влезть сейчас в разборки с селянами значило оставить по себе та-а-кую память, что после этого инцидента не выследит его только слепой. Поэтому он задавил в себе благородное, но неразумное желание прийти на выручку дочери трактирщика и поднялся в свою комнату.
   Минут через двадцать раздался треск входной двери, злобный вой толпы и отчаянный девчоночий крик. А секунду спустя все эти звуки переместились на улицу, после чего визг "ведьмы" стал еще отчаянней. Выглянув в окно, он увидел, как ее бросили на землю, и стали насиловать. Через некоторое время она затихла, по-видимому, потеряв сознание, но достойным борцам с мраком в целом и колдунами и ведьмами в частности, была неинтересна безжизненно лежащая и не подающая признаков жизни жертва. Поэтому ее быстренько привели в сознание, со всего размаху влепив пощечину, после чего продолжили насиловать.
   Но тут она взвизгнула особенно пронзительно, ее зрачки резко расширились и всех кто находился поблизости ударило какой-то невидимой силой, отшвырнув на несколько десятков шагов. Единственным, кто смог устоять на ногах, был священник. Он, не мешкая, подскочил к ней и ткнул в горло кинжалом. Та же сила, что отбросила насильников, буквально разорвала его на куски, но дочка трактирщика тоже умерла, захлебнувшись в собственной крови.
   Натан отвернулся от окна и с большим трудом разжал руку, мертвой хваткой вцепившуюся в подоконник. Он приказал себе успокоиться и, сделав несколько медленных вдохов и выдохов, спустился в общую залу на поиски трактирщика. Тот лежал на полу с разбитым в кровь лицом и пребывал в совершенно невменяемом состоянии. На вопросы о том, в какой комнате остановился некий Прокл, он не реагировал, впрочем, как и на все остальные внешние раздражители. Выругавшись, Натан поднялся на второй этаж и стал по очереди стучать во все двери, спрашивая старика по имени. В ответ его несколько раз обматерили, а один раз даже послали в весьма экзотические края, но он не растерялся и не менее "вежливо" отказался, пригласив оппонента сходить на три буквы.
   В конце концов, он все же нашел комнату Прокла, который, к слову сказать, уже собирался уезжать.
   -- Я согласен, -- с порога сказал ему Натан.
   Тот кивнул и велел через пятнадцать минут быть во дворе вместе с вещами. Когда Натан, быстренько сбегав в свою комнату за сумкой, появился на улице, Прокл уже ждал его, сидя на облучке своей телеги. Так что, как только парень запрыгнул в нее, тот щелкнул вожжами, и они поехали.
   Большинство жителей деревни после расправы над ведьмой попрятались по домам, и только староста, да небольшая горстка мужиков посмелей, пытались собрать фрагменты тела священника. К трупу же девчонки-колдуньи они старались не прикасаться и даже не смотреть на него.
   Проезжая мимо этой команды могильщиков Прокл одарил их далеким от кротости и всепрощения взглядом, и снова щелкнул вожжами, подгоняя лошадь. Натан этого не заметил. Он сидел погруженный в мрачные размышления о своей безрадостной участи и кутался в теплый меховой плащ, прихваченный им из дома. Расправа над девчонкой очень наглядно показала ему его возможную судьбу и напомнила об Аде и его друзьях, увидеть которых он вряд ли когда-нибудь сможет.
   Через час неторопливой езды еще больше похолодало, и в морозном воздухе закружились редкие белые хлопья, к обеду превратившиеся в настоящий снегопад.
   Натан все это время провел в телеге, лишь изредка вылезая из нее, чтобы размять ноги и согреться или вытащить ее из очередной ямы, которыми так изобиловала дорога. Именно когда он, в который уже раз, спрыгнул подтолкнуть повозку, на него обрушилась волна боли, заставившая его в судорогах скорчиться на земле, схватившись за голову. Он пришел в себя через несколько минут от легкого похлопывания по щекам. Над ним склонился обеспокоенный Прокл.
   -- Ты как, парень? -- спросил он.
   -- Нормально, -- соврал в ответ Натан.
   Лицо старика расплывалось у него перед глазами, голова болела еще вполне ощутимо, да и все остальное тело словно превратилось в один большой синяк. С трудом поднявшись на ноги, и опираясь на плечо Прокла, он доковылял до телеги и, повалившись на нее, погрузился в дрему, заполненную совершенно бредовыми обрывками снов, плавно перешедших в виденную им на корабле грезу.
   Все те же черные исполинские колонны, казавшиеся овеществленными тенями, все те же лучики мостов, повисшие над тем же самым морем багрового огня. Правда в этот раз сновидение стало гораздо более глубоким, наполнилось множеством мелких деталей, отсутствовавших в первый раз, приобрело остроту и стало абсолютно неотличимо от яви.
   Натан осознал себя лежащим на одной из платформ, опоясывавших колонны. Разум его был кристально ясен и спокоен. Он встал, и снова, как и в тот первый раз, принялся бродить по этому странному, завораживающему своей холодной красотой и гармонией месту. И вновь реальность разложилась перед ним на мельчайшие, элементарные частицы летавшие в пустоте наибольшей плотности материи -- вакууме. Опять перед ним предстали те две силы, что создавали энергетическую матрицу, согласно которой эти частицы становились в строго определенном порядке. Две силы, два принципа строения взаимодополняющие друг друга: теневая материя мира, теневой объем и то, что являлось светлой, более доступной осмыслению, но в то же время не менее сложной, частью мироздания. Он долго вглядывался в их пляску и даже не заметил, когда сознание подернулось пеленой обычного здорового сна.
   Пробуждение было неприятным. Резкий запах нашатыря ударил ему в нос, заставив поспешно отдернуть голову в сторону от его источника, небольшого пузырька в руке Прокла, который, увидев, что Натан пришел в себя, тут же его убрал.
   -- Где мы? -- задал закономерный вопрос парень, массируя виски, чтобы унять головную боль, и осматривая незнакомую маленькую комнату с двумя кроватями, столом и несколькими стульями, в которой они находились.
   -- В трактире деревни Лопухи, -- ответил старик. -- Когда ты потерял сознание, я погнал лошадей и к вечеру успел добраться сюда, -- он взял со стола кружку и протянул ее Натану. -- На-ка, выпей. Полегчает.
   -- Вряд ли, -- с сомнением ответил тот, но отказываться не стал, изрядно отхлебнув из кружки пахнущую травами жидкость. -- Это не лечится.
   -- Поверь мне, я знаю, что говорю. Настойка действительно поможет, -- заверил его Прокл и, тяжело вздохнув, добавил, -- Хоть и ненадолго, -- после чего вышел из комнаты.
   Натан проводил его изучающим взглядом.
   "Неужели он знает, что со мной? -- крутилась в его голове мысль, пока он допивал лекарственный напиток, -- Но если так, то почему не сдал?"
   Ведь любой нормальный человек тут же побежит с доносом в Храм, даже если тот, в ком он заподозрит темного, его молодая жена, с которой у него вот прямо сейчас должна быть первая брачная ночь. И дело здесь не в подлости и повальном лицемерии, хотя и без этого, конечно, тоже не обходится, а в глубоко въевшемся, укоренившемся в сердцах людей чувстве страха перед безумцами, наделенными магическим даром и применяющим этот дар направо и налево.
   Нет, встречались, конечно, и такие, которые узнав о темном даре своих близких принимались покрывать их, но это было редкостью и такие истории заканчивались, как правило, весьма и весьма плачевно -- смертью самих укрывателей, укрываемого, а также еще кучи народа, которую человек с чёрным даром успевал перебить прежде чем Храм Света его устранял.
   Поэтому поведение Прокла было довольно странным, а в свете того, что Натан не был связан с ним родственными или иными узами, вообще удивительным явлением.
   "Нет, вряд ли, не может он этого знать" -- решил парень.
   Он полежал еще некоторое время, пока его не сморил сон. В эту ночь ему ничего не снилось.
   Следующее утро началось с того, что Прокл заставил его выпить еще несколько настоек, после чего, поинтересовавшись у него самочувствием, оказавшимся просто замечательным, велел идти запрягать лошадь, чем сразил наповал.
   Ну ладно помочь приболевшему спутнику, ну ладно довести его до ближайшего населенного пункта, но после всего этого еще и тащить с собой!? Натан с самого начала подозревал, что старику не нужна была никакая охрана, и Прокл предложил ему работу исходя из каких-то совершенно других побуждений. Теперь же он окончательно в этом убедился. Ну, в самом деле, кому нужен больной охранник, которого в любой момент может прихватить очередной приступ? Вот-вот. Никому он не нужен. И в свете этого, а также того, что старик похоже знает о том, что он, Натан -- темный, но при этом не спешит выдавать его Храму Света, возникает еще куча вопросов, главный среди которых звучит следующим образом: "А на кой хрен ему все это надо?"
   Задаваясь этим вопросом, Натан отправился исполнять поручение Прокла. На улице стояла жутко мерзопакостная погода: шел снег, стоял густой туман, а, кроме того, было невыносимо холодно. Более паршивых метеоусловий чем эти, Натан припомнить не мог. К тому времени как он запряг лошадь, его пальцы онемели и сильно болели.
   Вскоре появился и Прокл. Он, как и вчера, занял место возницы, и они тронулись. Через полчаса пути зубы Натана, несмотря на теплый плащ, выбивали чечетку. Через два часа он жалел, что не умер во время вчерашнего приступа боли, а к вечеру, когда они добрались до еще одной деревни, он натурально превратился в сосульку.
   Зато как же приятно было посидеть в тепле жарко натопленного трактира и поесть горячей пищи после целого дня проведенного на морозе! Да и еда была, прямо скажем, отличная: жареное мясо, какой-то восхитительного вкуса соус к нему и нежный, хрустящий, ароматный хлеб только что вынутый из печки. Все это запитое хорошим молодым вином превратилось в приятную тяжесть в желудке и не менее приятный шум в голове.
   В процессе потребления спиртного он познакомился с несколькими местными парнями, в компании с которыми и продолжил квасить. Прокл к тому времени давно отправился на боковую и потому прекратить пьянство своего "охранника" не мог. А Натан отрывался на всю катушку, словно задавшись целью разом забыть в алкогольном опьянении все то, что произошло за последнее время и хотя бы на время оказаться в том уютном состоянии, когда над тобой постоянно не висит призрачная, но от того не менее реальная, тень сумасшествия и смерти.
   Дойдя до кондиции, они решили "сходить по бабам", для чего около часа шатались по деревне и орали под окнами девушек. В итоге, не оценившие благородного порыва их сердец, желавших скрасить грубое мужское общество женской заботой и лаской, родители барышень несколько раз спустили на них собак. Вследствие чего замерзшие и местами покусанные (Натан, правда, избежал подобной участи) они направились в сторону трактира, где намеревались продолжить заливать за воротник.
   По дороге они наткнулись на другую группу парней, так же как и они, пьяных в хлам. Кому-то из новых товарищей Натана не понравился косой взгляд брошенный "во-о-н тем козлом" и началась драка. Месились знатно, но, из-за того, что крепко на ногах итак уже почти никто не стоял, недолго. Закончилось все тем, что обе компашки помирились и пошли отмечать это знаменательное событие.
   Что происходило потом, Натан помнил наутро смутно и все больше какими-то отрывками...
   -- ...люди опять начали исчезать, -- с таинственным видом рассказывал рыжий лопоухий парень, которого звали... черт, как же его звали-то? Кир, да, точно. Его звали Кир. -- Староста Каплунов даже запретил в одиночку ездить к нам. Поговаривают, что в округе завелся упырь.
   -- Да не может быть, брешут поди, -- не поверил другой.
   -- Точно тебе говорю, -- заверил рассказчик.
   -- ...Лалка, Мельникова дочка, забрюхатела от Дрина. Отец ейный ему говорит, женись мол, а он не буду и все, что хошь, говорит, делай, хошь пытай, хошь убей, а не буду. Ну, мельник наш мужик горячий, еле оттащили, а то и впрямь убил бы ...
   -- А Дрин то, Дрин что?
   -- А он взял да на Нерке женился. Представляешь?!
   -- ... а-а-а да-а-авай ище выпьем? Как?! Уже нет?!! Пошли ко мне, у меня на хате самогона ну-у-у просто завались...
   -- ...а эта дура вдруг как заорет: "Насилуют!" Нет, ну ты прикинь, чтобы эту, ну, того, насиловать? Не-е-е, я столько не выпью...
   -- ...тут я ему, гаду такому, в морду к-а-а-к тресну! Руку себе чуть не вывихнул, а ему хоть бы хны, разозлился только, ну и мне так припечатал в ответку, что я потом неделю отлеживался.
   -- Да мы ему за тебя... Да мы... А ну пошли, сейчас эта тварь узнает, как наших лупцевать!..
   Когда он в очередной раз немного пришел в себя и, отказавшись от тут же подсунутой ему под нос кружки с чем-то высокоградусным, отправился в длинный и многотрудный путь в свою комнату, его посетило странное ощущение силы, которая, казалось, наполнила каждый дюйм его существа легкостью и свирепой мощью разгулявшегося ветра. Его сознание как будто потащило куда то вверх, перед глазами замелькали картины прошлого, а все существо охватила та особенная печаль, что нападала на него, стоило лишь задуматься о смысле жизни и тому подобных вещах. Словно в ответ на это чувство среди мелькавших картинок его жизни появился один ничем не примечательный вечер, который, однако, был переполнен грустью под завязку.
   Он всмотрелся в пролетающий перед его сознанием визуальный образ и вдруг в его ушах возник нарастающий гул, завершившийся резким щелчком. Сознание погасло, тело повалилось на пол рядом со столом, за которым сидел Кир. Когда Натан пришел в себя, то обнаружил, что находится в только что виденном воспоминании. А затем оно поглотило его...
   ...наступил тот неуловимый момент, когда сумерки еще не перешли в ночь, а солнце не исчезло за горизонтом. Сквозь перистые облака пробивались последние розовато-золотистые лучи отбрасывавшие бархатистые тени.
   Все вокруг дышало какой-то... уникальностью. Но большинство людей не замечали этого. Они были поглощены своим мелкими, сиюминутными делами и заботами. Они не задавались вопросами бытия, не хотели достичь божественных вершин. Им хватало их маленького уютного мирка.
   Натан сидел в кресле перед раскрытым окном. В руках у него была гитара. Он смотрел на этот неповторимый пейзаж, и пальцы его наигрывали тихую печальную мелодию.
   -- Тоска -- лишь одиночество в толпе, но оно хуже всего.
   Он взял перо, лист бумаги и написал:
  

Свежий воздух, мысли ясны.

Аккорды бытия просты.

Полумрак. Звуки музыки слышны --

Полные щемящей, безысходной тоски.

И сердце требует, надеется и ждет,

Но чуда не произойдет!

Закрою глаза и вздохну --

С разбитой душой в повседневность шагну.

Но надежда осталась...

  
   Миг хрупкого равновесия дня и ночи закончился, а Натан еще долго сидел, наслаждаясь вечерней прохладой и покоем...
   .. .тишина...
   Шум волн...
   Холод камня под лежащим на нем телом...
   И тьма...
   За ее пологом серебристый свет мостов и успокаивающий мрак колонн...
   Тишина... и острое чувство боли в глубине души...
   И свет... и тьма... там... за изнанкой мира... тишина...
   Покой...
   Тьма... Безмерная и бесконечная, полная, абсолютная тьма... Она проникает в самую суть... Она растворяет в себе... Страх... Нет ничего кроме тьмы... Умиротворение...
   Тьма... тьма и вечность...
   ...тишина...
   Призрачная тень беспокойства колыхнулась серебристой нитью, вызвав зыбь тревоги на спокойной глади его сознания. Его снова куда-то потащило с непреодолимой силой, и уже через какую-то долю секунды он снова был в трактире. Он висел в воздухе, а под ним лежало его тело. Оно валялось около стола, за которым сидел тот самый парень, что толковал о вурдалаке. Чувство волнения безо всякой на то причины, на взгляд Натана, нарастало.
   Ничего особенного не происходило: еще не упившиеся до состояния полного нестояния парни, с которыми он выпивал, продолжали все так же спокойно и деловито глушить самогон, переговариваясь о чем-то пьяными голосами. Но тут рыжий рассказчик как-то нелепо взмахнул рукой, пытаясь жестами что-то показать своему собеседнику и случайно задел рукой нож, лежавший на столе и от этого толчка заскользивший к тому его краю, рядом с которым лежало тело Натана. Казалось, время замедлило свой ход, нож замер на самой кромке, немного покачался, балансирую, и, кувыркаясь, полетел вниз. Он падал тускло посверкивая в свете горящих в трактире ламп прямо на лицо Натана. Еще один оборот и лезвие перевернувшегося ножа впивается в глаз...
   Судорожный вопль сознания, наполненный океаном энергии тьмы, и кажется, что время послушно замедляет свой бег, а затем начинает идти вспять.
   ... когда он в очередной раз немного пришел в себя и, отказавшись от тут же подсунутой ему под нос кружки с чем-то высокоградусным, отправился в длинный и многотрудный путь в свою комнату, его посетило странное ощущение силы, которая, казалось, наполнила каждый дюйм его существа легкостью и свирепой мощью разгулявшегося ветра. Его сознание как будто потащило куда то вверх, перед глазами замелькали картины прошлого.
   Он всмотрелся в один из пролетавших перед его сознанием образов: свет, тьма, огонь, мощь... и вдруг в его ушах возник нарастающий гул, завершившийся резким щелчком. Сознание погасло, но перед этим он еще успел сделать несколько шагов, а затем повалился на пол у лестницы, которая вела на второй этаж. Когда Натан пришел в себя, то обнаружил, что находится в...
   ...сила...
   Шум волн... огонь...
   Холод камня под лежащим на нем телом...
   И тьма...
   За ее пологом серебристый свет мостов и успокаивающий мрак колонн...
   Тишина... и острое чувство боли в глубине души... и сила...
   И свет... и тьма... там... за изнанкой мира... тишина...
   Покой... сила...
   Тьма... Безмерная и бесконечная, полная, абсолютная тьма... Она проникает в самую суть... Она растворяет в себе... Радость... Темный ветер...
  

Темный ветер, вихрь из Тьмы,

Сила Света, сила мольбы.

Вечная мгла окутает нас,

Сила во мне, сила в каждом из вас...

Тьма и вечность -- вот мера вещей,

Мрака нежность -- песня мечей.

Тихие своды, звук тишины...

Выпей свободы из пепла луны.

Кровь в бесконечность тенью течет,

Сила жестока -- слабых убьет.

Мрачная сила -- властная Тьма,

Ждет нас могила, что Мраком дана.

   ...сила...
   Серебряная нить задрожала от потекшей по ней тьмы. Некоторое время его сознание сопротивлялось, но все же было смыто потоком мрака и отключилось.
   А в зале трактира тем временем ничего особенного не происходило: еще стоявшие на ногах парни, с которыми Натан выпивал, продолжали дуть самогон, споря о чем-то. Кир взмахнул рукой, что-то показывая жестами своему оппоненту и случайно задел рукой нож, который от этого толчка заскользил к краю стола, замер на самой кромке, немного покачался, балансирую, и, кувыркаясь, полетел вниз. Когда он с глухим стуком воткнулся в дерево пола, тело Натана, лежавшее около лестницы, начало вздрагивать, как если бы ему снился плохой сон. Но мгновения спустя оно прекратило дергаться, и он открыл глаза.
   Слабый свет больно ударил в расширенные зрачки, заставляя щуриться. Все только что приключившееся оставило в его памяти какое-то смутное ощущение нереальности, еще более усиленное общим сонным состоянием. Он даже решил сначала, что это был просто бредовый сюрреалистический сон, но когда, по прошествии нескольких минут, продолжил путь в свою комнату (хотелось хоть немного нормально поспать), он обратил внимание на то, что теперь спокойно видит в темноте. Но это лишь слегка поколебало его уверенность, окончательно же убедила его в реальности случившегося сама собой открывшаяся дверь, опередившая посланный в руку мозговой импульс.
   Уже ничему не удивляющийся Натан лишь пожал плечами, видя такое дело и, зайдя в комнату, плюхнулся на кровать.

***

   -- Собирайся, сестрёнка, мы отправляемся в Вирну! -- торжествующе сказал Каин, входя в комнаты сестры.
   -- С чего бы это? -- изогнула бровь Лира, расчесывавшая в этот момент волосы.
   -- Только что пришло послание от главы Совета, -- ответил Каин. -- Великий Магистр архимаг Стриар приглашает мага Адониса Сейра, а также Каина и Лиру Илиаров занять почетные места личных советников Его Магического Достоинства!
   -- Это, конечно, замечательно, -- откликнулась девушка, -- но почему нас вдруг повысили с простых кураторов до советников архимага?
   -- А ты пораскинь мозгами, -- заговорщицким тоном ответил её брат, -- Какое у нас было последнее дело?
   -- Натан Ардалион? -- с сомнением поинтересовалась Лира.
   -- Именно! -- подтвердил Каин.
   -- Но ведь мы фактически провалили все дело. Наш подопечный сначала инициировался ко тьме, а затем мы его и вовсе убили, за что, кстати и получили коллективный выговор со стороны Совета.
   -- Вот-вот, -- согласился парень. -- А теперь вспомни, кем становились выходцы из рода Ардалионов? Вспомнила? Почти все представители этого дома обладали колоссальным даром и, как следствие, занимали главенствующие роли в Совете и, очень часто, возглавляли его. А нашему архимагу, уважаемому Стриару, как ты понимаешь, не хочется покидать свой пост. Вот он и отблагодарил нас за устранение будущего конкурента.
   -- Понятно, -- хмуро сказала Лира. -- Когда выезжаем?
   -- Завтра.

***

   Эвен сидел в тиши своего кабинета и курил трубку. Как он и думал поймать Ардалиона "по горячим следам" не получилось, но было не похоже, чтобы это хоть сколько-нибудь расстраивало начальника Сыскного приказа. Идти-то парню, в сущности, было особо некуда, а зная его (подчиненные хорошо поработали, предоставив в распоряжение шефа, кроме всего прочего, еще и психологический портрет Натана), глава службы безопасности был уверен, что смириться со своей неизбежной гибелью тот не сможет и попытается что-нибудь придумать, чтобы избежать смерти. Для этого ему, прежде всего, понадобится информация. Где эту информацию можно найти? Таких мест не так уж и много и все их легко поставить под наблюдение. Да и из этого малого числа легко выделить то единственное, где вероятность его появления наибольшая. Кроме того торопиться теперь не надо -- эти идиоты из Храма сработали на редкость непрофессионально, на взгляд Эвена, решив, что парень погиб не имея на руках его трупа и больше не будут мешать работать.
   "Кажется, у меня есть в Андире подходящий человечек" -- подумал он.

***

   -- Куда прешь?! Перстень покажи! -- дюжий стражник преградил худощавому пареньку дорогу, не пропуская его внутрь университета.
   -- Гилл, пропусти! -- тихо попросил его тот, -- Я только на минутку к Алевтине заскочу.
   -- Перстень показывай! -- пуще прежнего заорал стражник, а затем также тихо ответил парню, --- Не могу, Лин, проверка. В другой раз.
   Опечаленный парень, всем своим видом показывая крайнюю степень уныния, побрел прочь, а стражник продолжил следить за тем, чтобы в университет проходили только те люди, у кого на пальце имелось серебряное кольцо с гербом этого достославного учебного заведения.
   Через два часа его смена подошла к концу, и он отправился домой. На углу Университетской и Свечной улиц он, походя, кинул нищему две мелкие монетки и скрылся за углом.
   На следующий день попрошайка восседал на прежнем месте, только одежда его стало еще более грязной и от него просто нестерпимо смердело выгребной ямой.
   Проходившая мимо него девушка поморщилась и ускорила шаг. Вскоре перед ней выросло здание университета. Показав стражнику перстень, она беспрепятственно зашла внутрь. Сегодня у них было всего две пары. Честно отсидев их, она неторопливо направилась в городской парк, где зашла в редко кем посещаемый закуток и, устроившись на скамейке, прикрыла глаза. Ее пальцы опустились вниз и достали из-под лавки конверт, который был прикреплен к ней снизу. Быстро спрятав его под лифом платья, она поднялась и, не торопясь, удалилась.

***

   Прокл проснулся посреди ночи разбуженный шумом в соседней комнате, которую занимал его спутник. Оттуда слышались какие-то невнятные стоны, звуки ударов и какой-то возни, обычно сопутствующей дракам. Кряхтя и бормоча себе под нос проклятия, старик поднялся и отправился в комнату Натана, держа в одной руке обнаженный меч, а в другой зажженную свечу. Когда он осторожно открыл дверь в комнату парня, ему предстала совсем не та картина, которую он ожидал увидеть. Вместо обычной сцены драки с целью ограбления он увидел бьющегося в судорогах Натана.
   Тихо выматерившись сквозь зубы, Прокл метнулся в свою комнату, где принялся рыться в дорожной сумке. Найдя искомый пузырек с какой-то прозрачной жидкостью, он вернулся обратно и, оторвав кусок ткани от своей рубашки, пропитал его содержимым склянки, после чего приложил к носу Натана. Вскоре судороги прекратились, и тело парня обмякло. Прокл вздохнул с облегчением и поставил рядом с кроватью, на которой лежал Натан, табуретку, намереваясь, судя по всему, присматривать за ним остаток ночи.
  

Глава 3

--------------

Вампиризм

   Все виды вампиризма подразделяются по степени выраженности на:
   а) невыраженный;
   б) слабо выраженный;
   в) ярко выраженный.
   Кроме того, вампиризм бывает врождённый и приобретённый.
   Выделяют также три основных вида вампиризма:
   1) Энергетический
   Врождённый энергетический вампиризм чаще всего возникает у детей наркоманов и алкоголиков, а также людей с ослабленным иммунитетом. Риск рождения энергетического вампира также возрастает в несколько раз у курильщиков. Такие вампиры не являются ни темными, ни светлыми и скорее относятся к категории просто больных людей, способных, тем не менее, выпить даже не слишком сильного мага. При условии того, конечно, что вампиризм у них ярко выражен (что значит, им нужны большие объёмы энергии для поддержания жизни) и они хорошо умеют пользоваться своими способностями, так как большинство энергетических вампиров не осознают свою зависимость.
   Приобретённый энергетический вампиризм присущ как светлым, так и темным. Он возникает после проведения обряда Становления в случае, когда организм не может перейти на самообеспечение из-за каких-то функциональных, либо органических повреждений, либо по причине общего ослабления. Дефицит энергии восполняется за счет заимствования её из наиболее доступного источника -- людей. В результате чего происходит привыкание, и организм адепта становится не способен вырабатывать необходимое для жизни количество энергии самостоятельно. Магические способности у энергетических вампиров сохраняются, но вследствие острой нехватки энергии резко ограничены.
   Признаны умеренно опасными для общества, поэтому состоят на учёте в Храме Света.
   2) Биологический
   В целом биологический вампиризм характерен только для тёмных.
   Врожденный биологический вампиризм возможен только в случае если оба родителя были такими вампирами. Биологический вампир подобного типа отличается от человека по целому ряду параметров: повышенная сила, регенерация, скорость реакции, очень сильно выраженные телепатические способности. Вследствие того, что для поддержания жизни они нуждаются в употреблении человеческой крови в среднем не реже чем раз в два дня, признаны чрезвычайно опасными для общества. При обнаружении подвергаются немедленному уничтожению.
   Приобретённый биологический вампиризм возникает в результате чересчур обширного контакта с энергией тьмы при наличии у мага определенной комбинации генов, которые под её воздействием мутируют. В остальном никаких отличий от урождённых биологических вампиров нет.
   3) Смешанный
   Об этом типе вампиров известно очень мало. Они нуждаются как в энергетической подпитке, так и кровяной. Предполагается, что они обладают сильными магическими способностями. Признаны чрезвычайно опасными для общества. При обнаружении подлежат немедленному уничтожению.
   Из диссертации архимага Олиса Рейно "Патологические ветви энергоинформационного развития (характеристики, сопутствующие процессы и явления, причины возникновения)". Строго секретно. Только для служебного пользования. Разглашение данной информации карается блокировкой магических способностей и пожизненным заключением в тюрьме строго режима.
  
   Инициация должна проводиться в строго определённом возрасте, когда большинство систем организма и черт личности уже сформировались. Для мужчин это 18-20 лет, для женщин 15-17. Причины такого положения вещей довольно просты. В более раннем возрасте в случае инициации организм просто не справляется с той нагрузкой, которую оказывает на него контакт с одной из Сил. В результате возможны различные недоброкачественные мутации и психические отклонения, которые в совокупности делают адепта чрезвычайно опасным для окружающих.
   Хотя истории известны и исключения из данного правила выведенного, кстати сказать, чисто эмпирическим путём. Например, архимаг Терей Ардалион, инщиировавишйся в пятнадцать лет, стал одним из могущественнейших магов когда-либо почтивших мир своим присутствием и никаких анормальных изменений в его организме или психике не наблюдалось.
   Из учебника по "Общей начальной теории магии" под редакцией Карнейна Паннократа, профессора Вирнской Академии Светлой Магии.

--------------

   Лира уныло вздохнула и, закрыв книгу, выглянула в окно кареты. Сидящий напротив Адонис, тоже не отрывавший глаз от толстого чёрного тома с золотым тиснением на обложке, спросил:
   -- Что, надоело читать?
   -- Ага, -- кивнула девушка, -- Когда мы, наконец, приедем?
   -- Ещё дней десять, -- прикинул маг.
   Волшебница поморщилась и попыталась погрузиться в чтение, но вскоре опять отвлеклась на проплывающий мимо ландшафт.
   -- Прокатиться что ли верхом, как Каин? -- задумчиво произнесла она.
   -- Думаешь это хорошая идея? -- поинтересовался Адонис. Лира снова выглянула наружу: шёл снег.
   -- Да нет, ты прав, наверное, не стоит, -- сказала она, представив, что к скуке, которую она испытывала добавиться промокшая одежда, -- Слушай, а почему мы не воспользовались порталом?
   -- А ты представляешь, сколько энергии он жрёт? -- задал встречный вопрос маг и сам же на него ответил, -- До хрена. И это даже при условии, если открывать его на месте пересечения энергетических контуров. Про местность не богатую силой я вообще не говорю... Ты, кстати, и сама всё это прекрасно знаешь.
   -- Знаю, -- согласилась Лира, -- Просто иногда мне кажется, что уж лучше истратить кучу энергии, чем две недели переться по этой грязи безо всяких удобств.
   -- Будут тебе удобства. Сегодня мы остановимся в Клиэне, а там хороших гостиниц хватает, -- утешил он девушку, и уткнулся в книгу.
   Минут через десять дверь кареты открылась, пропуская внутрь Каина. У него был очень замерзший и усталый вид, да и одежда сухостью не отличалась.
   -- Где-то через часок, думаю, подъедем к городу, -- сказал он.
   -- Это хорошо, -- откликнулась его сестра.

***

   Вечер уверенно переходил в ночь, заливая Клиэн темнотой. На одной из грязных окраинных улиц около стены дома скорчился двенадцати-тринадцати летний парень. Он был одет в рваньё, которым побрезговал бы и последний нищий, а худющие ноги и руки больше походили на конечности скелета, нежели живого человека. Его лежащая без движения фигура со стороны напоминала кучу хлама, который кому-то лень было дотащить до мусорника.
   Видимо поэтому проходивший мимо припозднившийся горожанин средних лет и, по виду, такого же достатка не обратил на него никакого внимания. Как оказалось зря. Оборванец напал на него, запрыгнув сзади на спину и впившись в шею неожиданно длинными клыками. Что удивительно, жертва этой странной атаки не оказала ни малейшего сопротивления, а ведь это был крепко сбитый мужик, который при желании мог надавать по шее десятку-другому подобных мальчишек, даже особо не напрягаясь.
   Вскоре на земле лежал труп незадачливого прохожего, а над ним стоял стремительно наливающийся силой и плотью парень. Он до сих пор выглядел очень худым, но на дистрофика уже не походил, а на всё ещё бледном лице возник слабый румянец. Затащив мёртвое тело в близлежащие кусты, он поспешил покинуть место преступления.
   Самочувствие в этот момент у него было настолько замечательное, насколько паршивыми были ощущения, терзавшие его последние сутки. Всё началось с того, что он подрядился за пару монет провести одного приезжего на нужную тому улицу. Ничего необычного, он всё время так подрабатывал на городском рынке. Странности начались тогда, когда они оказались в пустынном дворе на полпути к указанному месту. Наниматель, молчаливый мужик закутанный в плащ, внезапно положил на плечо парня руку и развернул его лицом к себе, а другой схватил юнца за горло, и сдавил его, не давая закричать. Вскоре в глазах у мальчишки потемнело, и он потерял сознание. А когда пришёл в себя, рядом никого уже не было. Так бы он и забыл про это происшествие, если бы не появившаяся через день слабость и постоянная жажда, не отступавшая несмотря на то, что он просто обпился воды в попытке заглушить её.
   Через день он уже не мог стоять -- ноги тряслись и не выдерживали его веса. А потом начались галлюцинации, в напарники к которым набились пронзающие время от времени всё его тело судороги и врывающиеся в сознание голоса. Под конец он уже почти не приходил в сознание и совершённого им нападения не помнил совершенно, осознав себя стоящим над свежим трупом. Именно тогда неглупый парень и догадался, разглядев перегрызенную глотку и ощутив что-то липкое на своём лице, что с ним происходит. Всё указывало на то, что его сделали вампиром. Тем самым кровососом, которыми мамаши пугали своих детей и в существование которых он, практичный трезвомыслящий мальчишка по прозвищу Лис, не очень-то верил.
   И что теперь делать он тоже не слишком-то представлял. Но тут о себе напомнила немного притуплённая, но не утихшая окончательно жажда, и он решил сначала найти ещё одного "донора", который мог бы поделиться с ним кровью, а после уже разбираться с тем, как теперь жить. Около получаса он безуспешно подыскивал подходящую жертву, пока вдруг у него в голове не раздался жалобный женский голос что-то бормотавший по поводу того, как хочется есть.
   Быстро оглядев улицу, на которой он находился, парень заметил сидящую у мусорных баков грязную уличную девчонку, молча глядевшую в пространство перед собой. Голос явно исходил от неё, но ведь она молчала, разве нет? Поразмыслив, Лис пришёл к выводу, что, скорее всего, он слышал её мысли. Кто-то когда-то рассказывал ему, что вроде бы вампиры наделены телепатическими способностями. Когда он подошёл к ней, она испуганно сжалась и собралась убежать, но парень сделал какое-то трудноописуемое мысленное усилие, и девчонка застыла словно загипнотизированная. Он чувствовал сейчас, что она находится в полной его власти. Приказав стоять смирно, он нащупал сонную артерию и, прокусив шею, стал пить кровь. Осушив девчонку до последней капли, он почувствовал удовлетворение, жажда, не оставлявшая его ни на мгновение, исчезла.
   Пнув на прощание безжизненное тельце ногой, он направился прочь, на ходу размышляя о новой способности подчинять людей своей воле. Она могла ему очень пригодиться. Для начала Лис решил провести ночь с большим комфортом, чем он это делал последние несколько месяцев. Поэтому он отправился к Крысе. Этот субъект держал нечто вроде притона, в котором можно было и переночевать, и выпить, и снять шлюху, и переждать облаву, да что угодно -- только плати. А славилось его заведение тем, что там всегда царили порядок и спокойствие. Даже самые отъявленные головорезы, случись им зайти туда, или вели себя вполне благопристойно или вылетали на улицу от хорошего пинка, отвешенного здоровенными вышибалами, увешанными оружием с ног до головы. В общем, это было замечательное место, но и услуги Крысы стоили тоже недёшево. Поэтому Лису не доводилось бывать там прежде. Теперь же он хоть и не стал богаче, но зато хотел опробовать свои новые способности.
   Безошибочно отыскав в паутине улиц нужную, он устремился ко входу в вертеп, находившемуся в большом двухэтажном здании. На скрип отворившейся двери мгновенно отреагировали упомянутые выше вооружённые здоровяки, так что вошедший парень сразу оказался под прицелом двух арбалетов. В связи с этим мальчишка решил, что дверь скрипела вовсе не случайно.
   -- Хрена надо? -- грубо осведомился у юноши один из охранников.
   -- Мне бы с Крысой поговорить, -- неуверенно ответил Лис, пробуя взять любопытствующего под контроль и внушить ему мысль, что этого посетителя ни в коем случае нельзя выпроваживать, а, наоборот, нужно как можно скорее отвести, куда он просит.
   Видимо у парня получилось задуманное, потому что глаза у вышибалы на несколько секунд обессмыслились, а затем он кивнул и, указав на дверь, ведущую из прихожей вглубь здания, приказал "топать" туда. Сам он при этом шёл следом и говорил куда идти, а его арбалет всё также смотрел в спину подростка. Наконец, оказавшись перед закрытой дверью, охранник обратился к обретающемуся, судя по всему, за ней владельцу заведения:
   -- Хозяин, тут какой-то мальчишка к тебе припёрся, примешь?
   Несколько мгновений стояла тишина, а потом раздался чуть хрипловатый голос Крысы.
   -- Впускай, -- велел он.
   -- Заходи, -- охранник кивнул Лису на дверь.
   Тот толкнул её и, перешагнув порог, увидел лысоватого худого мужика, чем-то неуловимо похожего на грызуна давшего ему прозвище.
   -- Чего тебе? -- спросил он парня.
   -- Мне бы комнату, отсидеться пару суток, -- ответил юноша, потихоньку подтачивая волю Крысы и заставляя его забыть об оплате.
   -- Ладно, будет тебе комната. Слышь, Леший, -- обратился хозяин к вышибале, -- отведи его в четвёртую.
   -- Хорошо, -- кивнул тот и, не спеша опускать арбалет, указал им Лису на выход. Если он и удивился необычайной сговорчивости своего шефа, даже не заговорившего о деньгах, то виду не подал. Да ещё и парень решил не пускать это на самотёк и постарался внушить ему, что этот факт не достоин внимания.
   Проводив юношу в упомянутую Крысой "четвёртую", он спросил, не надо ли тому чего и, услышав в ответ: "пожрать бы", пообещал, что еду сейчас принесут. А Лис остался в комнате. Полы здесь покрывал ковёр, стены были задрапированы синей тканью, из мебели присутствовали кровать, стол и несколько кресел. И всё это освещалось несколькими свечами. Такой богатой обстановки всю жизнь проведший на улице парень никогда ещё не видел.
   Поесть действительно вскоре принесла служанка. За ней ещё даже не закрылась дверь, как Лис уже уничтожил почти половину снеди. А минуты через две на подносе не осталось вообще ни следа пшеничной каши и крылышка жареной курицы. Кружка с чаем тоже очень быстро опустела. Парень улёгся на кровать и, лениво подумав, что ему нравится быть вампиром, уснул.
   Первым, что он ощутил проснувшись, была затаившаяся на задворках сознания жажда. Она ненавязчиво напоминала о своём присутствии, не давая забыть о том, кем он стал и намекая, что где-то через день понадобится новая порция крови. Но по этому поводу Лис не волновался. Найдёт ещё каких-нибудь лиц без определённого места жительства, из-за пропажи которых не обеспокоятся ни власти, ни родственники, и всё. Перед ним во весь рост встал другой вопрос: что делать дальше? Со своими новыми способностями, полный перечень которых ему, кстати, был неизвестен, он мог многое. Например, можно подкарауливать богатых людей и внушать им подать милостыню бедному сиротке без мамы, без папы в размере всей имеющейся наличности. Парень обдумал эту мысль так и этак, и она ему очень понравилась. Так что он решил сегодня же опробовать её на практике.
   Съев принесённую пока он спал гречневую кашу, юноша направился к выходу. Выйдя на улицу, он понял, что не всё так уж замечательно в его нынешнем состоянии. Тусклое зимнее солнце, казалось, давило на него, жгло кожу и щипало глаза. Не то чтобы это было очень уж болезненно, но всё же довольно неприятно.
   "Хорошо хоть не убивает" -- подумал Лис и заспешил в тот район города, где селилась знать и прочая публика финансами не обделённая.
   Там он встал неподалёку от ювелирного магазина, поджидая того, кто на сегодня должен был стать его спонсором. Эта незавидная роль выпала пожилому мужчине лет пятидесяти из тех, которые обычно безответно любят молоденьких девушек, на их увядшую "красу" не реагирующих, но зато обожающих различные драгоценные побрякушки. Парень сосредоточился и, полностью выключив сознание своей жертвы, приказал подойти и отдать ему все деньги. Получив в своё распоряжение внушительный кошель с исключительно золотыми монетами, он поспешил уйти подальше.
   Минут через пять после его ухода обобранный мужик пришёл в себя. Странный провал в памяти его, конечно, обеспокоил, но не так чтобы очень. И только выбрав в магазине золотое колечко с бриллиантами, он обнаружил отсутствие денег. К несчастью для Лиса пострадавший обратился не в стражу, где могли годами тянуть с каким-нибудь делом. Он поймал экипаж и немедленно отправился в Храм Света, справедливо заподозрив, что без магии дело не обошлось.
   На входе в административное здание, он поздоровался с дежурившим там солдатом храмовой стражи и устремился к кабинету Рилла Эниара, девяностолетнего седовласого мага выглядевшего на сорок-сорок пять и являвшегося главным куратором Клиэна.
   -- Нест, дружище! Ты чего такой бледный? Случилось что? -- встретил тот гостя.
   -- Привет, Рилл, -- немного натянуто поздоровался в ответ мужчина, -- У тебя вина или чего покрепче нет?
   -- Так, -- мгновенно посерьёзнел маг и, достав из кармана серебряную фляжку, протянул её собеседнику, -- Рассказывай, что такое произошло, что ты за бутылку хватаешься.
   Тот кивнул и, отхлебнув оттуда оказавшееся весьма неплохим коньяком содержимое, начал:
   -- Ну, иду я, значит, в ювелирный...
   -- Погоди, -- прервал его куратор, -- Что за ювелирный-то, где расположен?
   -- На Ратушной.
   -- Это тот, где Риэнс заведует, что ли?
   -- Он самый. Мне продолжать? -- спросил Нест и, дождавшись кивка, стал рассказывать дальше, -- Да, так вот, иду я значит туда, Милолике что-нибудь прикупить, и вдруг, уже у самого магазина, как обухом по голове кто огрел -- в сознании сплошная чернота. Длилось это, судя по всему, не больше двадцати минут. Я, как в себя пришёл, хоть и обеспокоился, но большого значения этому провалу в памяти сначала не придал -- отправился спокойно дальше. Но когда собирался денежки достать и за присмотренное колечко заплатить, обнаружил полное их отсутствие, -- он снова приложился к фляге, -- Вот и всё. Надеюсь, ты знаешь, что делать.
   -- Провал в памяти, говоришь, -- задумчиво протянул Рилл и, склонив голову набок, несколько мгновений пристально вглядывался в приятеля, -- Повезло тебе, что только пропажей золота отделался. Это-то дело поправимое, ещё наторгуешь. Вот глотку разорванную склеить гораздо труднее, -- он прикрыл глаза и что-то прошептал себе под нос, -- Посиди-ка до моего возвращения здесь, ладно? -- и, не обращая больше на Неста внимания, покинул кабинет.
   Снаружи его уже должны были ждать практиканты, но как всегда, когда они были нужны, эти бездельники где-то пропадали.
   -- Где вы были? -- холодно поинтересовался у подошедших через десять минут парней главный куратор, -- У нас тут ЧП, а вы опять по бабам шляетесь?!
   -- Нет, сэр. Мы выезжали на место преступления. Нам доложили, что найдены два обескровленных тела... Сэр, похоже, в городе появился вампир, -- ответил один из юношей, бывший на вид потолковее другого.
   -- Сам знаю, -- буркнул Рилл, -- Этот гад уже успел ограбить одного моего хорошего знакомого, применив при этом внушение, телепат хренов. Сейчас как раз надо побывать там, где это произошло. Так что пойдёмте, -- и он направился к выходу из здания.
   Погрузившись в ожидавший их на улице служебный экипаж, они поехали к ювелирному магазину, расположенному на Ратушной улице. Оказавшись на месте, куратор поинтересовался:
   -- Ну, что, чувствуете что-нибудь?
   Парни переглянулись и синхронно ответили, что ничего не ощущают.
   -- И чему вас только в Академии учат? -- поразился Рилл, -- Вы что, информационные следы читать не умеете?
   -- Умеем, -- хором ответили практиканты.
   -- Ну, так чего тогда ждёте? Вам зачёт по практике нужен? Или вы думаете, я его вам просто так поставлю?
   Молодые маги поспешно сосредоточились и принялись пристально разглядывать улицу. Вскоре один из них немного испуганно произнёс:
   -- Сэр, здесь поработал вампир смешанного типа.
   -- Правильно, -- согласился куратор, -- А ещё что скажешь?
   -- Ну, -- замялся тот, -- Похоже, что он совсем недавно инициирован, слишком уж грубо он воздействовал на вашего знакомого.
   -- Молодец, и это верно, -- одобрил Рилл, -- Что-нибудь ещё?
   -- Странно, но, кажется, он уже немного того, -- сказал молчавший до этого парень, со сосредоточенным видом вслушивающийся во что-то нематериальное.
   -- И это верно, -- вздохнул куратор, клявший про себя смывшихся в отпуск коллег, по вине которых ему придётся разбираться с этим делом в одиночку. Ну, в самом деле, не этих же сопливых мальчишек брать в помощники? -- А это значит, что он очень молод и силён. Поэтому вы идёте обратно в Храм. Вам ещё рано связываться с таким опасным противником.
   Практиканты и не подумали возражать. Только один из них спросил:
   -- А можно нам навестить остановившихся в "Полдне" магов?
   -- Каких таких магов? -- заинтересовался Рилл.
   -- А вы не знаете? Да они тут проездом. Двое мужчин и одна волшебница. Часов пять назад приехали, -- ответствовали ему всегда бывшие в курсе свежих сплетен парни, -- Так можно?
   -- Нет, отправляйтесь в Храм, -- ответил куратор.
   Молодые маги скорчили недовольные рожи, но возражать не посмели, и направились к экипажу.
   -- Пешком, -- остановил их голос Рилла, -- Карета мне самому нужна.
   Лица юношей погрустнели ещё больше, и они поплелись куда было сказано. Куратор же забрался внутрь не доставшегося им средства передвижения и приказал кучеру ехать к одной из самых дорогих гостиниц города под названием "Полдень".

***

   Лира как раз отмокала в ванной, когда к ней в номер беспардонно вломился её братец и сказал, чтобы она поторопилась. На вполне закономерный вопрос возмущённой до глубины души девушки насчёт того, что он себе позволяет, Каин ответил, что появилось какое-то срочное дело, с которым без неё никак не разобраться, а потому приходится пренебречь приличиями. Когда же она резонно возразила, что он мог бы просто отправить к ней служанку, тот гнусно ухмыльнулся и заметил, что такое важное задание нельзя было поручить никому постороннему.
   После этого высказывания девушка поняла, что он опять начал свою любимую игру под названием "как достать старшую сестру с милой улыбкой на лице".
   "Ох уж эти младшие братья" -- вздохнула она и велела ему выметаться из её апартаментов.
   Каин притворно расстроился и, ещё раз напомнив, что её ждут, вышел из комнаты. Напоследок он заявил:
   -- А грудь-то у тебя обвисла, знаешь? -- и ехидно заржал за дверью ванной.
   Лира чуть не зарычала от злости. С трудом справившись с собой, она позвала служанку, которая помогла ей вытереться, одеться и причесаться. Так что в покоях Каина она появилась во всём своём великолепии. Там, помимо самого хозяина комнат, её уже ждал Адонис и какой-то незнакомый седой маг. То, что мужчина был их коллегой, она определила по его ауре, которую тот, понятное дело, в их присутствии и не думал маскировать. Вежливо поздоровавшись с девушкой, он представился как Рилл Эниар, главный куратор "этого задрипанного городишки", по его же собственному выражению.
   Когда он закончил расшаркиваться с девушкой, Адонис попросил его переходить к делу.
   -- Не буду ходить вокруг да около, -- сказал Рилл, -- Мне нужна ваша помощь. Я бы не стал вас о чём-либо просить в обычной ситуации, но двое моих помощников как раз сейчас ушли в отпуск, а у нас тут как по заказу обнаружился вампир смешанного типа. Скорее всего, я справлюсь и сам, но мало ли что... на всякий случай стоит подстраховаться.
   -- Если я правильно понял, то вы просите нас прикрыть вас в предстоящей операции по ликвидации упыря? -- уточнил Каин.
   -- Да, вы всё верно поняли, -- согласился Эниар.
   -- Тогда не подождёте ли вы нас снаружи? Нам нужно посоветоваться, -- вежливо попросил Адонис.
   -- Конечно, -- согласился куратор Клиэна и покинул комнату.
   -- Ну что, поможем ему? -- поинтересовалась Лира.
   -- Да на фиг надо?! Это его дело, пусть сам и разбирается, -- высказался Каин.
   -- А я всё же думаю, что надо помочь, -- не согласился Адонис.
   -- Согласна с тобой, -- поддержала его после некоторого раздумья Лира, -- Только не бесплатно. Пусть он нам за это портал до Вирны организует. В конце концов, помогать ему мы не обязаны.
   -- Ну, разве что так, -- сказал её брат, -- А-то у меня это путешествие уже в печёнках сидит.
   -- Значит, поможем, -- подвёл итог Адонис и, выглянув за дверь, пригласил Рилла войти.
   -- Так каков будет ваш ответ? -- поинтересовался куратор.
   -- Мы вам поможем, -- откликнулась девушка, -- Но и с вас тогда ответная любезность. Нам нужен портал до Вирны. Сможете открыть?
   -- Не проблема, -- решил по некотором размышлении Эниар, -- Ну, а раз мы с этим разобрались, тогда займёмся вампиром?
   Ни у кого не было возражений. Поэтому они тут же отправились к ювелирному магазину, где Рилл без всяких проблем встал на след кровососа.

***

   Получив в своё распоряжение кучу денег, Лис первым делом отправился в магазин готового платья. Это было маленькое недорогое заведение в том районе города, где жили в основном ремесленники и другие не слишком зажиточные люди. Привычный к небогатому контингенту своей клиентуры хозяин всё же удивился, когда увидел на своём пороге одетого в лохмотья пацанёнка, и сначала хотел вытолкать его взашей, но когда тот показал ему целый золотой, мигом подобрел и обслужил его со всем тщанием.
   Купив нормальную одежду, Лис пошёл к цирюльнику, который подровнял его висящие до плеч патлы. После этого он окончательно стал похож на человека, хотя оным больше и не являлся. Ещё он зашёл к одному оружейнику известному тем, что у него можно было купить любое, даже запрещённое к ношению оружие, и приобрёл у него добротный кинжал. Так, на всякий случай.
   Потом ему захотелось перекусить, и он решил сходить в один очень дорогой ресторан, в котором раньше даже не мечтал подзакусить. Там он просидел около часа, наслаждаясь отличной кухней и попивая вино. А когда вышел оттуда в сгущающиеся сумерки, то решил ещё и кровушки хлебнуть для полного счастья.
   Выловив по дороге в заведение Крысы какого-то чумазого мальчугана, смахивавшего на него самого недельной давности, он как раз собирался тяпнуть немного алой жидкости текущей в жилах паренька, когда вдруг услышал быстро приближающиеся шаги. Отшвырнув несостоявшуюся жертву, он оглянулся на помешавших его трапезе людей. Их было четверо: двое средних лет мужчин, один довольно молодой парень и девушка. Вокруг всех них можно было разглядеть что-то вроде золотистых ореолов, похожих на нимбы, что изображают у святых.
   Шедший впереди мужчина поднял руку, и с неё сорвалась ослепительная молния. Но Лис, каким-то звериным чутьём ощутивший опасность, успел отпрыгнуть чуть раньше, и его не зацепило даже краешком.
   "Храм Света!" -- мелькнула в его сознании паническая мысль, и он кинулся бежать.
   Маги заспешили следом. Чтобы не отстать им пришлось воспользоваться магией, ускорившей их движения до скорости равноценной той, с которой двигался молодой вампир. Они настигли его в оканчивающейся тупиком улице. Он обернулся к преследователям и, оскалившись показавшимися из-под верхней губы клыками, достал кинжал и приготовился драться.
   Метнувший молнию маг, не мешкая, повторно ударил небесным огнём, но Лис, как и в первый раз, увернулся. Тогда от рук чародея к парню понеслась стена колеблющегося как в жаркий день воздуха. Юноша не знал, что это за гадость такая и не горел желанием выяснять, что с ним случится от столкновения с ней. Поэтому он, сам не понимая, что делает, представил вокруг себя светящуюся синеватым светом сферу. Когда воздушная волна докатилась до него, из неё ударили сотни электрических разрядов, но все они увязли во вдруг вспыхнувшем коконе ярко фиолетового огня, окружившем его фигуру со всех сторон.
   -- Что съели?!! -- заорал он магам и швырнул в стоящего рядом с девушкой парня кинжал, надеясь отвлечь внимание.
   Те не обратили на это никакого внимания -- уж от обычного-то оружия они защитились с самого начала. Но клинок пробил на секунду вспыхнувшее мягким сиянием защитное заклятье и поразил Каина в ногу, отчего тот озверел и, вскинув руки перед грудью, резко двинул их по направлению к вампиру, словно швыряя что-то. С кончиков его пальцев сорвались полыхнувшие мгновенной вспышкой лучи света, не оставив на том месте, где стоял Лис, даже горстки пепла.
   Из окна одного из домов за этими событиями наблюдал закутанный в чёрный плащ мужчина. В тот момент, когда Каин привёл в действие своё смертоносное заклятие, он сделал резкий жест рукой, как бы разрывая что-то невидимое и, шагнув в искривившееся перед ним на мгновение пространство, не превышающее по размерам обычного дверного проёма, исчез без следа.
  

Глава 4

--------------

   Сон -- это физиологическое состояние человека и животных, характеризующееся обездвиженностью и почти полным отсутствием реакций на внешние раздражители. Различают нормальный физиологический (или естественный) сон и несколько видов патологического (наркотический, медикаментозный, летаргический). Состояние естественного сна наступает периодически в соответствии с внутрисуточным биоритмом активности-покоя.
   Естественный сон включает в себя две фазы: 1) медленный сон (спокойный, без быстрых движений глаз) и быстрый сон (парадоксальный, с быстрыми движениями глаз). При засыпании человек погружается в медленный сон, последовательно проходя четыре стадии: 1) дремоту; 2) поверхностный сон; 3) сон умеренной глубины; 4) глубокий сон. Психическая активность в медленном сне представлена обрывочными неэмоциональными мыслями. У молодых здоровых людей поверхностный сон занимает около половины времени всего ночного сна, а глубокий сон -- 20-25%.
   Медленный сон завершается сменой позы, после чего следует резкий переход в фазу парадоксального сна, в котором расслабляются все гладкие мышцы тела и возникают быстрые движения глаз. Кроме того, наблюдается неравномерность пульса и дыхания, подергивания лицевых мышц, пальцев, конечностей, у мужчин (любого возраста) возникает эрекция. При пробуждении во время парадоксального сна испытуемые в 80% случаев сообщают о переживании эмоционально окрашенных сновидений (не обязательно эротических). Фаза парадоксального сна занимает около 20% всего времени сна.

"Исследование сна и сноподобных состояний", Селина Наир.

   Аура -- это совокупность различных энергетических полей, окружающая все неодушевлённые предметы и живые организмы, уникальная для каждого конкретного объекта. Неотъемлемыми качествами ауры являются плотность и цветовая гамма.

"Большая Энциклопедия Андирского Дворянского Университета".

   Разбой (то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия), совершенный:
   а) группой лиц по предварительному сговору;
   б) неоднократно;
   в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, -- карается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества.

Статья 162 Уголовного Кодекса Линтийского Княжества.

--------------

   Был хмурый холодный день. С самого утра поднялся сильный ветер, и его кинжальные удары пронизывали насквозь. После полудня погода совсем испортилась -- пошел густой снег. Два бородатых мужика вооруженных луками и ножами всматривались в скрывающую дорогу белую пелену. Несмотря на то, что поверх тулупов на них были теплые шерстяные плащи, оба стучали зубами от холода.
   -- Дерьмо! -- ругнулся один из них, -- Похоже, мальчишка нас кинул. Уже два часа тут торчим, а их всё нет. Пошли отсюда, пока я себе яйца не отморозил.
   -- Тихо! -- перебил его другой, -- Слышал?
   -- Ничего я не слышал. А что едут? -- оживился первый.
   -- Похоже на то.
   Они замолчали, прислушиваясь, и действительно различили в тишине чуть слышное поскрипывание плохо смазанных осей телеги и стук копыт лошади.
   -- За мной! Быстро! -- прошептал призывавший не шуметь мужик и устремился к давно присмотренному месту расположенному недалеко от дороги и словно созданному для того, чтобы вести оттуда прицельную стрельбу по проезжающему по дороге транспорту.
   Добравшись туда, они натянули тетивы своих луков и стали ждать. Вскоре из-за поворота появилась повозка, на передке которой сидел похожий на отставного солдата старик лет шестидесяти и совсем ещё зеленый паренек вряд ли разменявший второй десяток. Когда они подъехали на оптимальное для выстрела расстояние, оба мужика разом выпустили стрелы, одна из которых сразу же нашла свою цель -- того самого деда-отставника. Но вот вторая...

***

   Вокруг была чистая ничем незамутненная тьма. Она давила со всех сторон, норовя раздавить, смять, уничтожить. Но даже не это вызывало у Натана страх. Всё дело было в странном пугающем ощущенье слияния с этой тьмой. Он чувствовал себя сосудом, в который вливается нечто грозное и донельзя могущественное, что-то изменяющее саму его суть.
   Когда он уже почти превратился в частицу этой вселенской тьмы, в его сознание воткнулась раскаленная игла ослепляющей боли. Миг стал вечностью, но когда он закончился, Натану стало немного легче, и он понял, что лежит на спине, глядя в светлеющий в рассветных лучах потолок. Боль прошла, но глаза всё ещё нестерпимо жгло от этого тусклого света. Он закрыл их и слабо застонал. Раздался звук шагов, и кто-то положил ему на лоб что-то мокрое и холодное, по-видимому, компресс. С трудом подняв веки и сфокусировав взгляд, он увидел над собой усталое лицо Прокла, а потом снова вырубился.
   На этот раз не было никакой тьмы. Вместо этого Натан снова попал в то самое место со множеством колон и мостов, что снилось ему уже не раз. От нечего делать он опять принялся бродить по нему. Поднявшись на пару ярусов вверх, он заметил зашедшую в колонну девушку, которая показалась ему смутно знакомой. Через пару секунд за ней юркнула закутанная в чёрный плащ мужская фигура с зажатым в руке мечом.
   Учитывая, что мужчина был вооружен и явно старался подобраться к представительнице слабого пола незаметно, замышлял он, несомненно, нечто нехорошее. Натан вытащил из ножен свой клинок и, пробежав через мост, нырнул внутрь колонны, где они скрылись. Там его ждал сюрприз -- пустой зал без малейших признаков как этой странной парочки, так и лестницы, или другого выхода по которому они могли покинуть помещение. Зато посередине этой просторной комнаты находился небольшой бассейн. В нём текла и переливалась какая-то тёмная субстанция, вызывавшая ассоциации с тьмой из предшествовавшего сна (если это, конечно, был сон) и по виду напоминавшая чёрные чернила.
   Натан подошёл и, облокотившись о бортик, заглянул внутрь. Оттуда на него взглянуло его собственное отражение, скалящее зубы в злобной ухмылке. В глазах двойника из Зазеркалья горел какой-то мрачный огонь, не позволивший Натану, случайно заглянувшему в них, отвести взгляд. А потом его голова против воли начала медленно дюйм за дюймом приближаться к поверхности сгустившейся тьмы. И чем ближе он становился к ней, тем ярче разгорались огоньки в глазах отражения.
   В тот момент, когда его лицо опустилось в тёмную субстанцию, его пронзило странное, почти болезненное ощущение облегчения и свободы, усиливающееся по мере дальнейшего погружения. Когда же с тьмой соприкоснулись отказывающиеся закрываться глаза, оно достигло пика. На мгновение он потерял способность видеть, а когда обрёл её вновь, то оказался в совершенно другом месте.
   Это была Печная, обычно довольно оживлённая, а сейчас пустынная улица, на которой жила Ада. Очутившись здесь, он понял, почему девушка, преследуемая неведомым убийцей, показалась ему знакомой. Она была чертовски похожа на его девчонку. Натан удивился, как это он раньше упустил из виду столь очевидный факт, но сейчас, наконец-то осознав его, он встревожился ещё сильней и мучимый самыми нехорошими подозрениями рванул к её дому на повышенной скорости.
   В тот момент, когда он подбежал к нему оттуда раздался женский крик, что придало ему ещё большее ускорение. Влетев сначала во входную дверь, а затем, взбежав по лестнице на второй этаж в комнату Ады, он стал свидетелем изнасилования. Точнее того чем оно закончилось -- незнакомец в чёрном плаще, закончив своё дело, использовал меч по его прямому назначению, после чего выпрыгнул fokho.
   Натан последовал за ним с намерением снести негодяю башку. Но тот проявил завидную резвость, вследствие чего догнать его никак не получалось. Погоня продолжалась минут пять и к тому моменту, когда злоумышленник вбежал в старый одноэтажный дом с левой стороны улицы, Натан уже выдохся. Тяжело дыша, он отворил скособоченную скрипучую дверь и перешагнул порог здания. За ним его встретил знакомый интерьер комнаты снятой Проклом в трактире деревни Тихая и истошный крик дочери Харла, раздающийся из общей залы.
   Чуть не вышибив дверь, он выскочил в коридор, по пути обнажая клинок, и практически слетев с лестницы сходу напал на наконец-то настигнутого ублюдка, который как раз замахивался мечом, чтобы снести голову многострадальной "ведьмочке", чей отец лежал тут же в постепенно увеличивающейся луже крови. Убийца легко парировал и в свою очередь атаковал Натана, который всё ещё не пришёл в себя после погони и потому отбил довольно техничный удар с большим трудом. Они обменялись ещё несколькими выпадами, и по руке юноши потекла кровь.
   Понимая, что проигрывает Натан начал отступать, когда заметил на одном из столов слева кухонный нож. Резко отпрыгнув назад, он рванулся к нему и, схватив, швырнул в оппонента, рассчитывая отвлечь того хоть ненадолго и попытаться этим воспользоваться. На попадание он и не надеялся, потому что, во-первых, не умел метать ножи, а во-вторых, даже если бы и умел, чем бы ему это помогло в ситуации с обычной несбалансированной железкой, которой трактирщик резал хлеб и прочие продукты? Вероятность успеха была мизерная, но, тем не менее, она осуществилась. Убийца осел на пол, держась за торчащую из горла ручку, на которой до сих пор ещё виднелись кусочки лука и укропа, и пытался остановить бьющую из пробитой артерии кровь.
   Спрятав меч в ножны, Натан повернулся к дочери трактирщика. Та смотрела на него круглыми от ужаса глазами.
   -- Ты чего? -- удивленно спросил он.
   Испуганно пятясь, она кивнула на неподвижную фигуру. Во время падения капюшон упал с лица убийцы, и открыл его, Натана, искажённое злобой лицо. Он попытался подойти поближе, но тут у него потемнело в глазах, и он упал на пол. Дало о себе знать ранение, нанесённое двойником, и потеря крови им вызванная. Дочка трактирщика прошмыгнула мимо него к выходу, но уже через несколько минут вернулась вместе с взволнованной толпой односельчан, ведомой, как и следовало ожидать, священником, вопившем что-то по поводу нечистой силы, её представителей и того, что с оными нужно бороться путём сжигания их на костре.
   Двое самых здоровых крестьян подхватили Натана под руки и потащили куда-то к центру деревни. Там уже суетились, обкладывая хворостом вкопанный в землю столб, ещё несколько селян. Мужики быстренько сдали свой окровавленный груз этим активистам и отступили, предоставив действовать дальше им самим. Последние оправдали оказанное им высокое доверие, с завидной сноровкой привязав "нечисть проклятую", как выразился поп, к этому врытому перпендикулярно земле бревну. Потом священник быстренько прочитал полагающиеся в таких случаях молитвы и дал знак поджигать.
   Дым первый добрался до своей жертвы, забивая легкие и вызывая слёзы на глазах, а затем подоспел и жар от огня. Это было очень, просто до невозможности больно и Натан закричал, вкладывая в этот вопль всю ту боль, что терзала его сейчас и всю ненависть, что он испытывал к этим тупым людишкам, потащившим его на костер, не имея на то никаких особых оснований кроме собственного испуга. Этот крик стал чем-то большим, нежели просто колебание воздуха. Сила тьмы, которой он напитался во время одного из своих снов, помноженная на злость и желание отомстить отшвырнула толпу прочь, погасила огонь и разорвала его путы, а затем сгустилась в руке тонким прямым клинком.
   Ненависть, что он испытывал мгновением раньше, полностью ушла на совершённое им магическое действие, но желание отплатить той же монетой осталось. И Натан стал убивать в панике разбегающихся селян. Размеренно и хладнокровно он рубил их мечом и с каждой новой отнятой жизнью в него, казалось, вливалась сила. Лишь одна сумела избежать расправы -- рыжеволосая дочка трактирщика, которую он спас от своего злобного двойника. Он рыскал в её поисках по селу, но не находил. И когда он уже решил плюнуть на её поиски и заняться каким-нибудь более интересным занятием, в окне одного из домов промелькнула рыжая шевелюра.
   "Попалась" -- злорадно подумал Натан и вломился туда, пинком открыв дверь, за порогом которой возник какой-то странный пейзаж ничуть на внутреннее помещение дома не похожий.
   Сгустки тьмы перемежались яркими дорожками света. По ним-то от него и удалялась смутно видимая женская фигурка. Он осторожно последовал за ней, стараясь не отставать. Но когда он уже почти догнал её, она, словно почувствовав это, резко свернула к большому пятну мрака и мгновенно растворилась в его недрах. Пришлось и ему последовать за ней. Ощущения от погружения в изначальную стихию остались на редкость приятные, хотя при этом он лишился на несколько секунд не только зрения, но и всех остальных чувств.
   Зато, появившись после этого на улице, бывшей местом проживания его девушки, он пару секунд не мог прийти в себя, удивлённо рассматривая окружающий мир, ставший вдруг удивительно ярким и насыщенным. Ему было так хорошо, что он вдруг решил даже не преследовать рыжеволосую гадину, по вине которой ему пришлось пережить несколько не самых приятных минут на костре. Вместо этого он решил отправиться в гости к Аде. Но, зайдя к ней, он увидел такое, что мигом заставило его растерять всё благодушие.
   Она лежала на полу с перерезанным горлом, а над ней стояла дочь трактирщика с зажатым в кулаке кинжалом. Его буквально затрясло от ненависти, и он напал на неё, выбив оружие из рук. Ему захотелось уже не просто убить её, а попросту растоптать как личности, лишить самоуважения и желания жить. Поэтому он не стал её сразу умерщвлять. Для начала он разорвал на ней одежду и, не обращая внимания на попытки сопротивления, стал грубо и жестко насиловать её. Никакого удовольствия, кроме мстительного садистского наслаждения от криков боли, вырывающихся из её горла, он не получал. Когда же она стихла и даже стонать перестала, он достал меч и снёс ей голову.
   В этот миг дверь в комнату распахнулась, и на её пороге появился человек с очень знакомыми чертами лица. Но кто это такой он вспомнить не смог, тем более что и времени хоть что-то сообразить у него не было -- тот обнажил клинок и бросился на него. Натан, уже успевший надеть штаны и подхватить ножны со своим оружием, не стал связываться с так неожиданно объявившимся противником и с разбегу сиганул в окно, как-то умудрившись при этом не порезаться о разбившееся стекло.
   Приземлившись, он задал стрекача, изредка оглядываясь назад на последовавшего за ним парня. Вскоре тот начал отставать, а сам Натан вообще не чувствовал усталости. После омовения во тьме он был просто переполнен энергией. И кстати, возможно именно из-за повлиявшей на его восприятие тёмной силы он и не смог узнать своего преследователя, ведь видел он теперь немного не так, как раньше.
   Через некоторое время он заметил впереди дом, входная дверь которого немного светилась, выделяясь на общем фоне. В мозгу Натана непонятно откуда появилась уверенность, что стоит шагнуть за неё, и ты попадёшь не внутрь этого здания, а перенесёшься куда-то в совершенно другое место, что было бы ему сейчас очень кстати. Поэтому он прошёл через неё и попал в трактир, который находился в деревни Тихая. А если быть более точным, то в комнату Прокла. Поскольку Натан боялся, что его преследователь может последовать за ним и сюда, он не стал в ней задерживаться и поспешил в общую залу, откуда можно было выйти на улицу.
   Когда он спустился по лестнице и уже направлялся к выходу, из кухни вдруг вышла дочь Харла, живая и здоровая. Несколько секунд он непонимающе смотрел на девушку, а затем в его сознании вспыхнула догадка о том, как эта мразь умудрилась избежать смерти. Она была хоть и не инициированная, но, тем не менее, ведьма, а это означало, что ей ничего не стоило навести морок и сделать так, чтобы кто-нибудь другой (например, Ада) выглядел некоторое время в точности как она.
   "Тварь!" -- в бешенстве прошептал Натан и, достав клинок, стал приближаться к ней. По её вине он сначала изнасиловал, а затем и убил свою собственную девушку.
   Дочка трактирщика заорала, зовя на помощь отца, и стала пятиться. Тот, выскочив на её крик из какого-то подсобного помещения, в одно мгновение оценил ситуацию и бросился к столу, на котором лежал нож. Натан не стал медлить и, заступив ему дорогу, одним движением вспорол брюхо, а затем поднял меч, готовясь отрубить голову его дочери, но тут на него напал сбежавший по лестнице преследователь, про которого он уже успел забыть. Они обменялись выпадами, и он сумел зацепить тяжело дышащего после бега противника, который стал отступать, а потом резко отпрыгнул назад, схватил тот самый нож, к которому стремился Харл, и швырнул его прямо в Натана. Уклониться парень не успел и через несколько секунд почувствовал обжигающую боль в шее. А затем у него перед глазами стало стремительно мутнеть.
   Метатель ножей, тем временем, о чём-то перемолвился со спасённой и бросил взгляд на его лицо. Натан поймал взгляд своего убийцы и начал тянуть из него энергию жизни. Как он это делал, было непонятно и ему самому, но это работало. И если взор его жертвы с каждым мгновением всё сильнее затуманивался, то он сам чувствовал себя всё лучше и лучше. В тот момент, когда он практически вычерпал его до дна, перед глазами у него мелькнула вспышка света, он моргнул и уставился в опустевший бассейн, в котором до этого плескалась тьма, и где он увидел своего злобного двойника.
   "Неужели это всё шуточки этого странного места?" -- подумал Натан и направился к выходу из колонны.
   Стоило ему ступить за её пределы, как перед глазами у него поплыло, и он обнаружил, что лежит в кровати, рядом с которой дремлет на табуретке Прокл. Комнату освещал окрашенный багряным свет заката.
   "Сон, это всего лишь сон!" -- с облегчением подумал юноша и, вытерев со лба пот, резко встал с кровати, разбудив при этом старика.
   -- Ты как, парень? -- спросил тот.
   -- Нормально, -- определил Натан, на секунду прислушавшись к ощущениям, -- Только есть хочется.
   -- Ну, это не проблема. Пойдём в общий зал или тебя сюда принести?
   -- Пойдёмте в зал, -- ответил юноша и направился к двери.
   Прокл последовал за ним. По дороге, а потом и во время еды, Натан размышлял над причинами, толкнувшими деда помогать ему. Ну, зачем ему такая морока: больной какой-то гадостью парень, да, кроме того, возможно, ещё и тёмный? Бросив взгляд на старика, сидящего рядом и лопающего крылышко зажаренной курицы, он как бы невзначай поинтересовался:
   -- Давно хотел спросить, почему вы мне помогаете?
   Тот внимательно посмотрел в ответ, выпил немного пива и только потом ответил, уставившись в кружку с напитком мрачным тоскливым взглядом.
   -- У меня был сын. Он был очень похож на тебя и болел точно таким же недугом. Я пытался ему помочь, изучил массу зелий и кое-чего всё-таки добился, но это помогало лишь временно. Однако, я уверен, что у меня бы получилось в конце концов помочь ему. Мне было нужно лишь немного больше времени, но... моя жена... она донесла на собственного сына в Храм Света. Его сожгли, -- Прокл залпом допил кружку и некоторое время молча смотрел на Натана, -- А когда я увидел тебя, то сразу понял, что ты тоже обладаешь тёмным даром. Да-да, и не возражай, есть он у тебя, есть. Я это точно знаю, потому что сам не совсем лишён магических способностей. Я вижу ауры, и спутать ауру тёмного с чем-нибудь другим не смогу даже при всём желании. Но не бойся, я никому ничего не скажу, и уж тем более к священникам обращаться не буду.
   -- Понятно, -- задумчиво ответил Натан. История, рассказанная стариком, его впечатлила.
   -- Если ты всё ещё хочешь путешествовать вместе со мной, то завтра утром мы уедем отсюда, а пока я пойду спать, -- дед встал и пошёл в свою комнату, оставив юношу один на один с полным бокалом вина.
   Он уже почти допил его, когда к нему за столик подсел знакомый по совместной пьянке парень по имени Кир. Именно он, как помнил Натан, рассказывал про заведшегося в округе вампира.
   -- Привет, -- поздоровался рыжий, -- Ты как, решил у нас немного задержаться?
   -- Да нет, завтра уезжаю.
   -- Жаль, -- опечалился рассказчик, -- А как могли бы погулять...
   Они ещё немного посидели, а потом разошлись каждый в свою сторону. Натан пошёл спать, а Кир отправился домой. Там он залез в свою голубятню и, накарябав пару строк на
   куске бумаги, отправил кому-то послание с птицей.

***

   Прокл разбудил Натана за несколько часов до рассвета. Вставать страшно не хотелось, но он всё-таки смог перебороть себя и, позевывая, стал одеваться. Вода для умывание принесённая служанкой оказалась ледяной и заставила его проснуться окончательно.
   Когда они покидали деревню, все ещё спали, было тихо. Даже собаки гавкали как-то сонно и неохотно, создавая атмосферу ирреальности. Вообще Натан заметил, что в последнее время граница между сном и действительностью в его сознание стала потихоньку стираться. И это ему очень не нравилось. Были все основания полагать, что это последствия пробуждения его дара. Он начинал понимать, как другие тёмные сходили с ума. Они просто переставали различать сон и явь.
   Чтобы отвлечься от мрачных дум на тему собственного психического здоровья он попросил Прокла научить его видеть ауры. Старик этой просьбе очень удивился, но отказывать не стал. В пути всё равно делать нечего, а так хоть какое-то занятие.
   -- Главное тут, -- начал с вводной лекции новоявленный педагог, -- особым образом посмотреть. Маги, кстати сказать, называют эту способность истинным зрением. Умение это очень полезное. Чем? Ну, например, можно понять говорит ли человек правду или лжёт -- на ауре это всегда отражается. Хотя срабатывает такое только с обычными людьми, с колдунами этот фокус не пройдёт -- они умеют маскироваться. Ещё можно многое узнать о характере, состоянии здоровья, наличии магических способностей и так далее. Несмотря на относительную лёгкость этого искусства, владеют им немногие, исключая магов, разумеется. Эти осваивают подобное в самом начале обучения. Так, что ещё? А, ну да, я же не сказал, как всё это определяется. Так вот, аура неоднородна не только по плотности, но и по цвету. Красный, например, отвечает за жизненную энергию, сексуальность и агрессию, а синий за холодность, спокойствие и разум. Но чтение и интерпретация ауры штука очень уж специфичная и каждый учится этому сам, потому что невозможно предугадать, как будешь воспринимать её именно ты, а не кто-то другой. Никакого стандарта здесь не существует. И если я вижу твой магический дар как ореол фиолетового света, то кто-то может увидеть вместо этого зелёный или ощутить что-то с помощью обоняния. Ну, с теорией, пожалуй, закончим, -- и он принялся излагать, собственно методику по овладению истинным зрением.
   Практическую часть вопроса он осветил очень путано и непонятно, но Натан всё же уразумел, что надо делать. Все инструкции сводились приблизительно к следующему: поместить предмет, чьё биополе намереваешься увидеть, на однородную светлую или тёмную поверхность и, расфокусировав взгляд, смотреть как бы сквозь него, обращая при этом внимание на пространство непосредственно рядом с объектом. При правильном выполнении через некоторое время можно заметить лёгкое свечение его окружающее.
   Натан решил попробовать увидеть биополе своей руки. Для этого он улёгся на телеге на спину и поднял растопыренную ладонь к пасмурному небу. После нескольких безуспешных попыток у него действительно что-то получилось. Вокруг руки возникло зеленоватого цвета сияние. Но стоило несколько раз моргнуть, как оно погасло.
   -- Кажется, у меня что-то получилось, -- возбужденно обратился к старику юноша и описал увиденное.
   -- Молодец, парень, -- похвалил его тот, -- Теперь тебе надо просто упражняться почаще и со временем ты сможешь делать это легко, ни капли не напрягаясь.
   Натан не стал откладывать тренировки в долгий ящик (делать-то всё равно было решительно нечего) и несколько часов к ряду только тем и занимался, что разглядывал ауру старика, свою собственную и даже биополе лошади. С каждым разом получалось всё лучше и лучше.
   А однажды он случайно глянул на местность справа от дороги и заприметил среди деревьев окружающего леса нечто очень интересное. Это было похоже на сгустившийся вибрирующий столб воздуха шириной шагов в пять, рассеивающийся на высоте в два человеческих роста над землёй.
   -- Что это? -- спросил он у Прокла, показывая на привлёкшее его внимание явление рукой.
   -- Это-то? -- откликнулся старик, -- Слышал что-нибудь об энергетических жилах? Нет? Ну, их ещё иногда контурами называют?
   -- Да нет, не приходилось.
   -- Ну, так вот это такая жила и есть, -- пояснил дед.
   -- А что она из себя представляет-то? -- решил уточнить Натан.
   -- Да откуда ж я знаю? В этом только маги и разбираются, -- пожал плечами Прокл.
   -- Ясно, -- расстроился парень (ему очень хотелось узнать об этой штуке поподробнее) и продолжил упражняться в чтении ауры.
   Через несколько часов, когда невидимое из-за косматых серых туч солнце взобралось в зенит, показывая полдень, они остановились перекусить. К окончанию трапезы пошёл редкий снежок, по прошествии нескольких минут превратившийся в настоящий снегопад. Натан, уже переставший упражняться, но иногда всё же посматривающий с помощью истинного зрения вокруг, был совершенно очарован этим, казалось бы обычным, явлением природы. Каждую снежинку окружало легкое голубоватое свечение, что создавало просто непередаваемо красивую картину.
   Так он и глазел по сторонам, когда из густого ельника в них полетели две охотничьи стрелы. Непонятно как, но, услышав хлопок отпущенной тетивы, парень успел увернуться от летящей в него смерти, а вот Прокл похвастаться такой фантастической реакцией не смог. Результат был закономерен -- из груди старика торчала ушедшая по самое оперение стрела. Натан не стал мешкать и бегом устремился в ту сторону, откуда прилетели смертоносные гостинцы, на ходу доставая меч.
   Разбойникам парень виделся какой-то смазанной тенью -- так быстро он двигался. И защититься от него с помощью ножей они не сумели, а на то чтобы натянуть лук повторно он просто не дал им времени. Но и совсем без боя они тоже не сдались -- один из них сумел таки задеть его руку. Правда, вряд ли это могло послужить хоть каким-то утешением их трупам.
   Натан, покачиваясь, пошёл к повозке с лежащим на ней телом Прокла. Не дойдя несколько шагов, он вдруг упал на снег, потеряв сознание. Из пораненной руки текла кровь, пятнающая девственную белизну снега.
   Прошло что-то около десяти минут, когда рядом с истекающими алым останками бандитов появилась высокая человеческая фигура. Она склонилась над одним из них и, приникнув к ране, стала пить рубиновую жидкость. Некоторое время тишину нарушал лишь хлюпающий звук, с которым кровосос поглощал её. Когда же он, наконец, насытился, его внимания приковал к себе лежащий без чувств Натан. Пристально посмотрев на него, он кивнул каким-то своим мыслям и, подхватив его на руки, скрылся в чащобе.

Глава 5

--------------

   Пророк -- последняя известная на сегодняшний день стадия эволюции тёмных. Достоверных данных о пророках практически нет. Предполагается, что они обладали очень мощными и незаурядными магическими способностями, одной из которых является предвидение. Собственно именно из-за неё они и получили свое название.
   Пророки очень редки. За всю историю документально зафиксировано всего трое: Лернак Наэл, Рина Антеола, Кларр Энспир. Все они были архимагами и в разное время возглавляли объединение тёмных магов известное под названием Магической Гильдии, прекратившей существование в ходе последней Войны Магов, результатом чего стала утрата знаний связанных с обучением людей, имеющих тёмный дар.
   Из трудов по психоистории Кинта Киэра известно, что в психологическом плане эти три архимага имели сходные характеристики. Данный факт дал толчок к разработке теории Эволюционно-Типового Развития, суть которой заключается в том, что стадия энергоинформационной эволюции является определяющим фактором в формировании психотипа и личности в целом. Согласно этой теории, например, все пророки являются интровертами, имеют творческий склад личности и высокий коэффициент интеллекта.

"Большая Энциклопедия Андирского Дворянского Университета".

   Лучи Света -- заклятие седьмого уровня. Одно из мощнейших в арсенале боевой светлой магии. Запрещено к использованию, как чрезвычайно опасное для жизни и здоровья заклинателя.
   Извлечено из приложения к учебнику по "Общей начальной теории магии" под редакцией Карнейна Паннократа, профессора Вирнской Академии Светлой Магии.

--------------

   -- Дерьмо! -- ругнулся Адонис, лихорадочно шепча себе под нос заклинания и водя над распростёршимся на земле телом Каина чуть светящимися приятным золотистым сиянием руками.
   Рядом с обеспокоенным видом стояли куратор Клиэна и Лира, сосредоточено следившие за действиями мага. Сразу же после того, как Каин уничтожил вампира, он потерял сознание и не спешил до сих пор в него возвращаться -- для наложения использованного им светлого заклятья требовался непосредственный контакт с соответствующей первостихией, то есть оно было завязано на энергию Света и без неё бы просто не сработало. А все контакты с упомянутой силой (равно как и с её противоположностью) заканчивались для людей, как правило, весьма и весьма печально. Хрупкий человеческий организм просто не выдерживал такого мощного тока энергии, проходящего через него, и мог сильно пострадать. Поэтому неудивительно, что брат волшебницы до сих пор находился в отключке -- все энергетические каналы его тела были искорёжены до неузнаваемости и Адонис был занят приведением оных хотя бы в относительный порядок.
   Вернув основные потоки силы на отведённые им места, и таким образом устранив возможность летального исхода, он тяжело вздохнул и вместе с Риллом потащил его в подъехавшую карету, с возчиком которой Эниар связался с помощью телепатии. На ней они отправились в гостиницу. Оказавшись в номере Каина, они положили его на кровать, после чего Адонис продолжил лечение.
   Теперь взору Лиры, встревожено наблюдающей за исцелением с помощью истинного зрения, вместо грубых выбросов энергии, которыми маг пользовался до этого, предстали тонкие потоки силы, истекающие из его пальцев. Лёгкими точными касаниями они приводили в порядок мелкие энергетические каналы, постепенно возвращая биополе неосторожного заклинателя в нормальное состояние. Эта кропотливая работа растянулась на несколько часов.
   По её окончании бескровные поначалу щёки брата магички порозовели, а работавшее с перебоями сердце застучало чётко и уверенно. Адонис же наоборот был теперь чрезвычайно бледен, и если бы не помощь клиэнского мага, поделившегося с ним силой, наверняка бы ощутил на себе все сомнительные прелести энергетического истощения. С трудом добравшись до кресла, он практически упал в него и произнёс что-то очень нелицеприятное об одном идиоте разбрасывающемся запрещёнными заклятиями такой силы. Некоторое время после этого высказывания все молчали, а затем слово взяла Лира.
   -- Вы ничего странного не почувствовали, когда Каин убил вампира? -- спросила она, -- Мне кажется, я ощутила колебания силы похожие на те, которые сопутствуют открытию портала.
   -- Вообще-то, я тоже почувствовал что-то подобное, но решил, что мне это показалось, -- высказался Рилл, вопросительно посмотрев на Адониса.
   -- Нет, я ничего такого не заметил, не до того мне было, -- недовольно взглянув на лежащего без сознания брата Лиры, ответил тот, -- Но, думаю, вам стоит ещё раз сходить на место происшествия и хорошенько во всём разобраться. А я пока с этим деятелем посижу.
   Волшебница и клиэнский куратор согласно кивнули и, не откладывая в долгий ящик, сразу же покинули гостиницу. У выхода их ждала служебная карета. Забравшись в неё, они уже через десять минут оказались в том самом переулке, где и был ликвидирован упырь. Там они принялись тщательно сканировать окружающее пространство на предмет использования заклятия портала.
   Сначала довольно долго ничего обнаружить не удавалось, и Лира с магом стали склоняться к мысли, что им показалось, и в действительности никакой посторонней магии никто здесь не применял. Но когда они уже собирались уходить, девушка случайно бросила взгляд на стоящий неподалёку ничем не примечательный дом и уловила слабые следы волшбы. Они были настолько малозаметны на общем фоне местной энергетики, что если бы она специально не приглядывалась, то нипочём бы не заметила.
   -- Рилл, -- позвала она коллегу, -- кажется, я что-то нашла.
   Эниар, в этот момент исследовавший само место схватки, быстрым шагом подошёл к ней и внимательно уставился туда, куда она указывала.
   -- Так-так-так, -- пробормотал он себе под нос, -- Ну что же, пошли, навестим хозяев этого домика. Глядишь, и узнаем что-нибудь интересное.
   Они направились к добротной, хотя и давно некрашеной двери, ведущей внутрь заинтересовавшего их здания. На стук довольно долго никто не отзывался, но минут через пять, когда Рилл уже потерял терпение и собирался попросту вломиться внутрь (его полномочия в исключительных случаях это позволяли), за ней послышались звуки шаркающихся шагов, и дребезжащий старушечий голос осведомился чего им надо.
   -- Храм Света, откройте, пожалуйста, -- стандартной формой ответил чародей.
   За дверью завозились, что-то щелкнуло, и она отворилась. На пороге, подслеповато щурясь на них, стояла типичная бабушка божий одуванчик.
   -- Нам надо осмотреть верхний этаж вашего дома, -- непререкаемым тоном сказал Рилл.
   Хозяйка понятливо и немного испуганно закивала, предложив им следовать за ней. Все прекрасно знали, что Храм занимается делами непосредственно связанными с чёрной магией, но народная молва утверждала (и надо сказать небезосновательно), что довольно часто, либо когда не могли найти настоящих преступников, либо в случае если требовалось устроить показательную казнь, чтобы, скажем, свалить вину за голод или ещё какое-нибудь бедствие на "врага рода человеческого, колдуна мерзопакостного", этого самого "колдуна" находили среди первых подвернувшихся под руку людей, которыми вполне закономерно становились свидетели и прочие "лица" проходящие по делу, пускай и не в качестве обвиняемых. После чего на таких козлов отпущения вешали всех собак. Поэтому проявленное старушкой рвение было вполне естественным -- видимо ей всё ещё хотелось пожить на этом свете и она опасалась угодить в разряд вышепоименованных копытных. Очень шустро для своего почтенного возраста она засеменила вперёд.
   Для того чтобы попасть на верхний этаж магу и волшебнице пришлось подняться вслед за ней по поскрипывавшей лестнице с резными перилами. По дороге они узнали, что сама хозяйка уже с полгода живёт в доме сына, а этот сдаёт. Недавно у неё появился новый постоялец, который снял освободившуюся перед этим комнату на втором этаже. На вопрос, как он выглядел и каким именем назвался, старушка ответить не смогла, жалуясь на склероз.
   Открыв дверь в указанное хозяйкой дома небольшое помещение, всю меблировку которого составляли кровать, стол и стул, они обнаружили там безжизненное тело, бывшее ещё совсем недавно молодым здоровым парнем. На шее у него виднелись две аккуратные дырочки -- след от клыков вампира.
   -- Вот чёрт! -- высказался Рилл, -- Это работа явно не того кровососа, которого мы успокоили.
   -- Нет, не того, -- согласился с ним незнакомый голос, раздавшийся с первого этажа. Вскоре перед ошарашенным Эниаром и не менее поражённой Лирой предстал подтянутый пожилой человек с пронизывающим до костей взглядом серо-стальных глаз, -- Это работа одного молодчика, умудрившегося проучиться в Вирнской Академии Светлой Магии пять лет, успешно скрывая свою сущность.
   -- А вы, собственно, кто? -- в ответ на его речь поинтересовалась волшебница.
   -- Ах да, я забыл представиться. Триен Стайр, спецотдел по борьбе с особо опасными тёмными. Как вы понимаете, этот случай находится под моей юрисдикцией.
   "Тьма!" -- тоскливо подумал Рилл, -- "Только особистов мне для полного счастья и не хватало!"

***

   С момента пробуждения дара Натана, казалось, преследовали всякие неприятности. Он притягивал их словно магнитом. Вот, например, раньше он никогда не терял сознание, а теперь это стало практически нормой его бытия. Да и смертями его жизнь не изобиловала. Единственный раз, когда он участвовал в похоронах, была смерть его отца, погибшего, как им сообщили в Храме, при невыясненных обстоятельствах. А теперь? Сначала убитый им Крез, потом стражники, которых, кстати, он с удовольствием прикончил бы ещё не один раз, если бы это было возможно, затем бандиты, напавшие на них с Проклом и застрелившие старика.
   Помимо этого начали твориться всякие странные вещи с незыблемой прежде реальностью. Чего стоит хотя бы тот случай с почти воткнувшимся ему в глаз ножом? Брр... ужас, да и только. Но что страшно это хрен с ним, а вот как это понимать? Неясно, но есть подозрение, что он сходит с ума...
   Да ещё сны эти, где он бродил по тому странному месту... А последнее сновидение? Это же просто жуть какая-то!
   Ну а дополняли весь вышеперечисленный букет кое-какие интересные физические способности, тоже появившиеся совсем недавно: он научился видеть в темноте не хуже совы, стал способен при нужде двигаться с огромной скоростью и, наконец, его реакция улучшилась в несколько раз.
   Так что неудивительно, что после всего пережитого первым его словом после возвращения в сознание стало нечто непечатное. Открыв глаза, он увидел над собой еловые ветви. Где-то рядом потрескивал костёр.
   -- Неплохо излагаешь, -- оценил его высказывание кто-то находящийся рядом. Натан мигом насторожился и, со всей доступной ему скоростью вскочив на ноги,
   достал из ножен меч. По другую сторону костра, на самой границе освещенного пространства спокойно сидел кареглазый черноволосый парень, приблизительно одного с ним возраста и считал деньги, извлечённые из валявшегося тут же в компании себе подобных кошелька. Причём, как заметил Натан, приглядевшись повнимательней, кошель этот принадлежал Проклу.
   -- Ты кто такой и откуда здесь взялся? -- спросил он любителя "изящной словесности".
   -- Вир Тьерэн, -- представился юноша, -- Кстати, можешь убрать меч, я не сделаю тебе ничего плохого. Если бы я хотел тебя убить, то сделал бы это, пока ты был без сознания. Что же касается второй части твоего вопроса, то дело в том, что я просто шёл по дороге и наткнулся на несколько трупов и тебя, лежащего без сознания.
   Натан неохотно спрятал оружие в ножны, признав, что новый знакомый абсолютно прав.
   -- Перекусить не хочешь? -- спросил меж тем Вир, закончив считать монеты и ссыпав их в свой кошелёк.
   -- Хочу, -- буркнул Натан, только сейчас заметивший висевший над огнём котелок.
   -- Тарелок у меня нет, -- сказал Тьерэн, вручив Натану ложку, -- Поэтому придётся есть прямо из котла.
   Некоторое время после этого оба сосредоточенно поглощали еду -- сваренную вперемешку с кусочками колбасы пшеничную кашу. Насытившись, Вир достал трубку и прикурил от взятого из костра уголька.
   -- Как себя чувствуешь? -- спросил он, затянувшись, -- Ты потерял порядочное количество крови.
   -- Неплохо, -- признал Натан, осмотрев перевязанную какими-то тряпками руку. На самом деле он вообще не испытывал никаких неприятных ощущений и было у него подозрение, что под повязкой уже нет и следа раны, -- Это ты?
   -- Я, -- улыбнулся в ответ Вир, -- Но можешь не благодарить, в конце концов, ты помог мне разжиться золотом, -- он кивнул на оттягивающий его пояс кошелек, набитый монетами из драгоценного металла.
   -- Хорошо, не буду. Кстати, где мы сейчас?
   -- Неподалеку от того места, где на вас напали. Я подумал, что не стоит там задерживаться. Лично мне неприятности с местными не нужны. Знаю я этих крестьян -- чуть что, сразу либо на костёр тащат, либо камнями закидывают.
   -- Это да, -- кивнул Натан, вспомнивший о печальной судьбе дочери Харла. Они немного помолчали, а затем Тьерэн поинтересовался:
   -- Слушай, Натан, а ты куда, собственно, направляешься? Может нам по пути?
   -- Ну, вообще-то я иду в Андир. Хочу поступить в тамошний университет, -- ответил тот, подозрительно посмотрев на него.
   -- Правда? Я тоже держу путь именно туда, -- обрадовался Вир, -- Не возражаешь против моей компании?
   -- Да нет, не возражаю, -- пожал плечами Натан, размышляя о том, кто такой этот парень и не имеет ли он отношения к страже или тринадцатому управлению. Иначе с чего бы это он вдруг так дружелюбно к нему отнёсся?
   -- Ну и замечательно, а то мне жутко надоело путешествовать в одиночестве, -- добродушно произнёс Тьерэн.
   На этом разговор окончился и Вир, завернувшись в одеяло, как ни в чём не бывало, захрапел. Натан ещё некоторое время сидел, молча глядя в огонь и позволяя своим мыслям течь свободно, ни на чём конкретно не останавливаясь, но вскоре заметил, что совершенно непроизвольно смотрит на мир истинным зрением.
   "Ещё одна странность" -- подумал он, -- "Ведь я научился этому только вчера, а такое ощущение, что свободно пользуюсь этой способностью уже, по крайней мере, несколько лет".
   Тяжело вздохнув, Натан укрылся одеялом и вскоре спал без задних ног. Но перед тем, как погрузиться в мир сновидений он посмотрел на Вира через призму истинного зрения. Ему открылась довольно любопытная картина. У его нового знакомца была весьма странная аура. Очень большая и плотная, состоящая из какого-то мутного месива энергий, в котором практически невозможно было выделить нормальные упорядоченные участки, она создавала совершенно хаотическую картину, как если бы какой-то сумасшедший художник-абстракционист, смешав кучу красок, вылил их на холст.
   "Что за фигня?.." -- подумал парень, перед тем как сон сморил его.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Андир -- большой независимый торговый город. По форме управления феодальная республика.
   Дементий Триэльский -- известный историк и маг, специалист по истории Войн Магов. Родился в Триэльском княжестве. Учился, а затем и преподавал в Андирском Дворянском Университете.
   "История Войн Магов" -- книга, которая является упрощённой версией диссертации "Боевое чародейство эпохи Войн Магов" того же автора.
   Войны Магов -- общее название целого ряда вооружённых конфликтов, имевших место в промежутке между 143-им и 496-им годами от пришествия Иса Светоносного.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Касс "Избранница последнего из темных"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"