Сирфидов Иван: другие произведения.

Поцелуй феи. Часть2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений Лалы и Руна. Лала осваивается с жизнью в человеческой деревне. Рун привыкает к роли жениха феи.

Перейти в первую часть


Поцелуй феи


Книга первая. Часть вторая.




Содержание

  Деревня, день первый
  День второй
  День третий
  День четвёртый
  День пятый
  День шестой и далее
  Послесловие




Деревня, день первый



Лала проснулась далеко за утро. Села на лежанке, потянулась сладко. Рун, пока она спала, оставался в доме, работы всякой мелкой накопилось за время его отсутствия. И лопаты подремонтировать, и нож поточить, и дверь в сенях стала плохо открываться, подладить бы надо. Он старался делать всё очень тихо.
- Как же хорошо спать в тепле, да на мягком, да с одеялком, - зевая, довольно проговорила Лала.
- Проснулась, любовь моя? - улыбнулся ей Рун.
- С добрым утром, суженый мой, - ласково ответила Лала. - Ты, я смотрю, хорошо вжился в роль.
- Может для меня это и не роль, - поведал он не без доли иронии.
- А что? - весело полюбопытствовала Лала.
- Ну, вроде как мечта. Мечтаю наяву.
- Так замечтался, что даже невесту не хочет обнять с утра! - с лукавым укором покачала головой Лала. - Вот так жених!
Рун подошёл к ней, она выпорхнула из лежанки, прижалась к нему.
- Прости меня, Лала, - мягко произнёс он.
Его искренний тон вызывал у неё недоумение.
- За что? - удивилась она.
- Что не был ночью подле. Уговаривал бабулю, но она кремень. Говорит, нельзя неженатым. А ты меня всё звала во сне.
- Правда-правда звала? - с милой доверчивостью ребёнка посмотрела на него Лала.
- Тяжело было от этого, зовёшь, зовёшь, а я не могу прийти. За руку уломал только бабулю, чтобы разрешила тебя держать. И всё.
- Ну, за руку тоже хорошо, - подбадривающе улыбнулась ему Лала. А затем вздохнула. - Не переживай, Рун, ничего не поделаешь. Хотя... грустно будет теперь. Ночами. Я уже привыкла. Быть счастлива, когда сплю. Прямо хоть в лес снова уходи.
Её личико, несмотря на сияние счастьем, приобрело чуточку выражение печали.
- Может нам... пожениться понарошку? - подумал вслух Рун.
- Как это? - с искренним непониманием побуравила его глазками Лала.
- Ну вот как мы помолвлены, так и пожениться. Как будто. Обвенчают нас, а мы будем знать, что это всё не взаправду. Тогда все ночи я буду твой.
Лала рассмеялась.
- Хитренький ты, Рун. Жениться нельзя понарошку. Если в храме жрец обвенчает, это будет по правде. Даже мои мама с папой не смогут такой брак не признать. Каким бы мы сами его не считали, он будет настоящий.
- Ну, тогда, Лала, я не знаю. В лесу, когда на привале, заняться-то особо нечем - хоть заобнимайся. А тут днём дела почти всегда есть какие-то. И ночью нельзя. Береги магию теперь.
- Как грустно, - жалостливо проговорила Лала. - Хочу быть счастлива. И магии. Несправедливо.
- Прости, - по-доброму молвил Рун.
Так они стояли какое-то время молча.
- Вкусно пахнет, - заметила Лала наконец тихо. - Что это?
- О, много всего, - радостно сообщил Рун. - Я бабуле объяснил, что ты ешь... как воробышек, что много не надо. Она сделала помаленьку. Зато разного. И пирожки. С начинками. И булочки. И пряники медовые. И лепёшки с ягодным сиропом. И картофельных оладий.
- Ого! - подивилась Лала. - Как же она успела?
- Рано встала. В деревнях рано встают. Часто до зари ещё.
- Сколько беспокойства из-за меня. Надо перед ней извиниться.
- Ну, Лала, фею почётно привечать. Нет беспокойства. Наоборот. Ей приятно было это делать для тебя. Переживает, чтоб понравилось.
- Пахнет очень вкусно, - искренне поведала Лала.
- Будешь есть? С чего начнёшь? - деловито осведомился Рун. - Советую пирожки и лепешки. Бабуля в них мастер. Я бы предложил тебе попробовать всё, но боюсь, ты столько не осилишь, даже понемножку.
- Рун, давай ещё так постоим. Мне хочется тепла. Соскучилась. Покушаю чуть позже, - попросила Лала.
- Ну ладо. Мне лестно. Что я тебе важней еды. Красавица моя, - порадовался Рун.
Лала разулыбалась. Неожиданно из задней комнаты послышался звук открывшейся двери, указывая, что кто-то вошёл в избу со стороны огорода. Рун смущённо отстранился от Лалы, заслужив её взгляд, полный недоуменного упрёка. В горницу вошла бабуля. В каждой руке она держала по лукошку.
- Ох, Рун, - произнесла она, качая головой. - Люд не даёт проходу. Всё расспрашивают. Правда ли, какая, что да как. И столько их там! Уж и из города народ подходит. Что будет к вечеру, подумать страшно. А ребятёшки под окнами так и толкутся. Да и взрослые иные тоже. Всё норовят заглянуть. Я даже засов заперла, хоть и не ночь. Мало ли. Ещё гостинцы начали приносить. Несут кто что, и мёды, и соленья, и стряпню. Соседи вот платок цветастый даже. И курицу, зажаренную в тесте. Я принимаю, всё-таки для феи. Не смею отказать. Про курицу уж объясняла им, что феи не едят мясного. Но они назад не взяли. Съедите сами, говорят.
- Доброе утро, бабушка, - сказала Лала приветливо.
- И тебе доброе, дитятко, - ответила старушка. - Хорошо ли спалось тебе у нас?
- Спасибо, очень хорошо и тепло, - поблагодарила Лала.
- У нас тёплый дом, - кивнула бабуля довольно. - Брать ли дары мне для тебя, доченька? А то я и не знаю, что делать.
- Ну, коли от души даруют. Конечно брать. Отказом обижать нельзя.
- Да много уж еды, - посетовала бабуля. - Боюсь, что пропадёт. Не съесть нам столько.
- Ну раздадите позже. Иль угостите всех. Но мяса всё же мне не надо. Это грустно. Вы сами кушайте, а мне не предлагайте, и людям говорите, что не кушаю.
- Да я и говорю. Мне Рун сказал с утра. Но коли принесли, не все берут обратно. Когда узнают.
- Бабушка, можно у вас кое-что спросить? - вежливо обратилась к ней Лала.
- Спрашивай, дитятко.
- Почему вы запрещаете моему суженому быть подле меня ночью?
У старушки аж слегка отвисла челюсть от удивления.
- Не должно девушке даже спрашивать такое, - осуждающе покачала она головой. - Позор это.
- Бабушка, но я не девушка, я фея, нет для феи в этом никакого позора. Мы безгрешны.
- Вы может быть. Вот только Рун не фей, - весьма рассудительно заметила бабуля. - Не говори так, доченька, плохо это. Нельзя девице даже говорить подобное.
Лала расстроено посмотрела на неё:
- Бабушка, но вы хотя бы не станете возражать, если мы иногда будем обнимать друг друга при свете дня? Мне это очень нужно.
- Надо же, как любишь его, - подивилась старушка. - Добрый он у нас, а люди этого не видят. Днём пожалуй можно, позора в том нет.
- Ой, спасибо большое, бабушка! - обрадовалась Лала.
Она пристально призывно посмотрела на Руна. Он всё же не решился подойти, и тогда она сама подлетела и обняла его. Бабушка удивлённо покачала головой.
- Когда-то и мы с мужем. Не в силах были надышаться друг на друга, - с тёплой задумчивой улыбкой поведала она. И вышла в заднюю комнату.
- Лала, - тихо произнёс Рун.
- Что?
- Феям правда нет в этом позора? Совсем? Я просто не очень представляю. Допустим, я у тебя в гостях дома в вашем волшебном мире. И вот пора спать, ты ведёшь меня в свою кровать, и твои родители даже не возразят, слова плохого не скажут? Пожелают спокойной ночи, и всё?
Лала густо-густо покраснела. Время шло, а она молчала.
- Лала, не обидел я тебя? - озадачено спросил Рун. - Если обидел, прости, я не со зла.
Лала вздохнула.
- Ах, Рун, я же не знаю, как правильно надо всё делать фее объятий. Не хотела я ей быть никогда раньше. Может я и перестаралась. В следовании своей природе. Вроде бы здесь нет ничего дурного. Но как ты сказал, это очень стыдно почему-то. При родителях. Значит дурное всё же есть. Никогда бы они не позволили такого, я уверена. Но в лесу дурного точно нет. Не чувствую я там дурного. Как-то всё запутано. Вернусь домой, всё изучу уж теперь про свою природу. Я только знаю, это было прекрасно. Спать так. Каждый раз я просыпалась счастливая-счастливая. Словно провела ночь в объятиях ангела. И оттого и днём на душе было очень тепло потом. Не может быть такое дурным никак. Рун, не мучай меня больше этими вопросами! Мы же не делали ничего плохого, правда ведь? Феи всегда следуют своему сердечку, а оно мне твердит сейчас: "я хочу этого очень-очень-очень". Если не верить своему сердечку, зачем и жить тогда. Феям сердечко никогда дурного не посоветует, Рун.
На неё снова накатило счастье, и она ослепительно засияла. Так они стояли какое-то время молча.
- Солнышко моё, - позвал Рун.
- Что, любимый?
- Давай недолго обниматься. Мне всё же надобно помочь бабуле. И в огороде. И по дому. Дров наколоть. Целых пол месяца не появлялся в деревне, дел накопилось. Ещё воды бы натаскать с реки, но боюсь, проходу не дадут сейчас люди. Потом придётся.
- Несчастная я девушка, - вздохнула Лала. - Конечно помоги, Рун. Я потерплю.
- Спасибо, Лала. Я думал, ты станешь возражать. Ты добрая.
- Все феи добрые, Рун, - ответила Лала, продолжая сиять.
- Меня интересует лишь одна фея.
- И кто она? - невинно поинтересовалась Лала.
- Ты, милая.
Лала усмехнулась.
- Нравится тебе ласково меня называть, да, мой котёнок? То солнышко, то милая, то любимая. То красавица.
- А что не надо? Или слишком часто? Или только при людях стоит это делать?
- Да нет, просто странно чуточку, Рун. Я ... несколько другого ожидала. Что будет как бы немножко в шутку. Словно бы игра. А слова-то у тебя искренние, я чувствую.
- Ну, Лала, ты мне совсем не в шутку нравишься.
- Знаешь, Рун, может так и правильно. Мы же не притворяемся женихом и невестой.
- Как это? А что же мы делаем?
- Мы жених и невеста понарошку. Это совсем другое.
- Ещё бы разницу понять.
- Притворяются для других. А понарошку, это... когда знают, что это неправда. Но всё хорошее, что в этом есть, впускают себе в сердце. Быть невестой, Рун, приятно. Даже понарошку. А притворяться нет. Есть разница.
- Хоть убей, Лала, не пойму о чём ты.
- Рун, когда мы отмечали свою помолвку, тебе было приятно?
- Да.
- А если бы мы просто изображали помолвку для кого-то, а для самих нас это было неважно, было бы тебе приятно её отмечать? Понарошку, это словно приятный сон наяву, Рун. А притворство это просто ложь, и всё.
- Но мы же всё это затевали, чтобы другие верили, что мы жених и невеста.
- Да, Рун, только вот когда мы отмечали нашу помолвку, там никого кроме нас не было. Зачем мы это делали тогда?
- Лала, мне просто нравится быть с тобой, - мягко сказал Рун. - Хоть празднуя, хоть нет, хоть женихом, хоть не женихом. Но женихом пожалуй поприятней.
- Ну вот, а мне приятней быть невестой.
- Моей?
- Рун, ну я всё же не влюблена в тебя. Просто ощущать себя ей. Чувствовать. Радостней как-то от этого на душе. Светлее. Я может лет с семи представляла себе свою свадьбу. Для меня это важно. Но ты добрый и хороший, чем не жених. И счастья столько даришь. С тобой приятно быть невестой. Когда ты меня обнимаешь, Рун, сильнее всего... ощущаю себя невестой. Уж больно много счастья. Но когда ты ласковое говоришь, пожалуй тоже сильнее кажусь сама себе ей. Слышать такое приятно. Я тоже буду теперь искренне тебя ласково называть, Рун. Ты же мой друг, я много тёплых чувств к тебе испытываю. Это не будет притворством. Это будет от сердца. Пусть это будет тебе ещё один мой дар. Мой зайка.
- Какие у нас странные и запутанные отношения, Лала, тебе не кажется? - покачал головой Рун.
- Нет, Рун. Всё так, как и должно быть. Когда ты с феей объятий.
- Ты уверена?
- Да, - кивнула она безапелляционно.
Неожиданно в дверь избы громко постучали. Лала вздрогнула всем телом.
- Маманя, это я, Яр, - раздался мужской бас снаружи.
- Не бойся, Лала, кажется это мой дядя Яр пришёл, - успокаивающе произнёс Рун. - Он тебя не обидит. Пойду впущу. Вот уж он удивится, когда увидит тебя.
- Минутку не дадут побыть вдвоём, - жалостливо проговорила Лала, и с неохотой отстранилась. - Иди уж отворяй.
Рун вышел в сени, отпер засов, толкнул дверь. На пороге действительно был его дядя.
- Здравствуй, Рун, - сказал он спокойно. - Чего у вас заперто в такой час?
- Здравствуйте, дядя Яр, - ответствовал Рун.
Дядя шагнул внутрь. Рун поспешил закрыть дверь снова, ловя множество любопытных взглядов снаружи. Дядя задумчиво посмотрел на него.
- Да-а, - вымолвил он печальным голосом, полным глубокого разочарованного непонимания. - Рун, вся округа на ушах стоит. Из-за тебя. Я даже и не знаю, что думать. Если это розыгрыш какой... тебе лучше спрятаться куда-то. И в наших краях не появляться боле никогда. Ты понимаешь, как ты далеко зашёл?! Барон собрал совет! И кажется, что ты тому виной. Ох, Рун...
Они вышли в горницу, и дядя Яр сразу онемел. Лала стояла пред ними во всей красе, расправив крылья. Улыбалась приветливо. У Яра на лице сменилось несколько колоритных выражений: потрясение, испуг, растерянность. А затем он вдруг упал на колени и поклонился Лале так низко, что лбом ударил в пол.
- Неужто я не сплю? - молвил он ошеломлённо, таращась на неё широко открытыми глазами.
- Дяденька, зачем вы на коленки опустились? - с удивлением спросила Лала. - Пред феями не становятся на коленочки. Пожалуйста, поднимитесь. Тем более, мы почти родственники уже.
- Дядя, встаньте, вы чего? - попросил Рун.
Дядя Яр послушался, медленно с трудом вернув себя в стоячее положение.
- Добрый день, - радушно произнесла Лала. - Меня зовут Лаланна.
Дядя молчал.
- А вы, я знаю, дядя Руна, Яр. Я рада познакомиться, - продолжила Лала, видя, что гость пока не в силах говорить.
- Так это правда? Вы его невеста? - сдавленным голосом выдавил он из себя.
- Да, - просто сказала Лала. - Рун мой жених.
Дядя уставился на Руна в изумлении, словно видел его впервые. Потом снова перевёл взгляд на Лалу.
- Да, Рун, - тихо проговорил он, качая головой. - А мама тут всё горевала, на ком тебя женить. Причитала: и сам не хочет даже думать, и в округе вряд ли кто пойдёт в жёны. Ну, может только нищенка какая. Хроменькая. Или сиротка.
Он расхохотался немного ошалело. Лала тоже улыбнулась.
- Дяденька Яр, может вам присесть?
- Присяду, - согласился он. Тяжело опустился на лавку.
- Дядя, вы к нам надолго? - спросил Рун озабочено. - Не можете до вечера остаться? Мне было бы спокойней. А то народ там собирается. Боюсь, как бы кто ломиться не стал. Мы вечером обещали людям показаться. Дотерпят ли, не знаю.
- Рун, я тут не по своей воле, - извиняющимся тоном поведал дядя. - Барон послал. Там в замке, знаешь ли, слегка переполох. Барон призвал к себе и рыцарей своих первых. И начальника стражи. И советника. И мага. И даже настоятеля монастыря у него видел. И глава деревенский у него тоже ошивается. Про тебя меня немного расспрашивал барон. А потом послал убедиться, что не слухи всё. Я думал, они там перебрали просто. Нетрезвые. Но и вне замка народ взбудоражен. Тогда решил, наверное ты что-то тут устроил. Наврал кому быть может невзначай. А люди и поверили. Мне надо возвращаться. С докладом. Задержусь, как бы не выпороли.
- Ну... ладно, - понимающе пожал плечами Рун.
- Водички бы попить, - смиренно попросил Дядя.
- Сейчас.
Рун быстро наполнил ковш из небольшой кадушки, поднёс гостю. Тот осушил его почти весь.
- Бабулю-то позвать? - спросил Рун. - Куда-то вышла, должно быть в огороде.
- Не надо. Намедни виделись. Скажи, что на минутку заходил. Поклон передавай ей от меня.
- Ага, - кивнул Рун.
В воздухе повисло молчание.
- Ну, я пойду, - дядя встал, всё так же пребывая в некоторой прострации. - Госпожа фея, я горд знакомству с вами. Большая честь.
- Дяденька Яр, я вам не госпожа, я Лаланна. Можно Лала. Я тоже очень рада познакомиться, - приветливо ответствовала Лала.
- До свидания, Лаланна. Поди ещё увидимся теперь.
- Конечно будем видеться, - улыбнулась она. - Дяденька, у меня есть просьба небольшая.
- Ко мне? - недоумённо посмотрел на неё Яр.
- Ну да. Вы же увидите барона. Пожалуйста передавайте ему моё глубокое почтенье. И ещё ему скажите, что я хотела бы прийти к нему с визитом как-нибудь. Быть может послезавтра. Если он не против.
- Поверье, он не будет возражать, - уверенно заявил дядя Яр. - Я передам с великою охотой! Большая честь вам послужить.
- Спасибо. И до встречи.
- До свиданья.
Дядя Яр поклонился и вышел в сени. Рун пошёл запереть за ним дверь.
- Ох, Рун! - полушёпотом вымолвил Дядя потрясённо. - Ну ты и счастливчик! Ты меня... убил. А красива-то как, бог ты мой! Это что, ты ведьминым зельем её поймал?
- Ага, дедовым.
- А мы смеялись над папашей, что он его хранит.
- Я не смеялся никогда.
- Ну, ты-то был малец. Всем его сказкам верил.
- Это не сказки были. Как видите.
Дядя Яр вздохнул.
- Похоже так. Пойду я, Рун.
Он отворил дверь, вышел. Уже за порогом обернулся, глядя на племянника с грустной неуверенной растерянностью.
- Не обижай фею-то хоть, - попросил он мирным почти извиняющимся тоном.
- Не обижу ни за что, - твёрдо заверил Рун.

Рун вернулся в комнату. Лала смотрела на него с улыбкой и молчала. Он сел на лавку.
- Лала, иди ко мне, - позвал он её.
Лала мгновенно припорхнула к нему, села рядом и прижалась к груди.
- Соскучился? - усмехнулась она.
- Я всё ж таки решил с тобой побыть сегодня, - сказал Рун тихо. - Ты так вздрогнула, когда дядя в дверь постучал. Я знаю, ты боишься. Не хочу тебя оставлять одну.
- Просто скажи, что очень хочешь обниматься со мной, Рун, - счастливо произнесла Лала.
- Ох, Лала, ты меня насквозь видишь. Ничего-то от тебя не скрыть, - с улыбкой посетовал он.
Лала вздохнула.
- Рун, мне и правда не по себе. Как подумаю про вечер, внутри аж холодеет. Почему-то когда мы были в лесу, не казалось, что будет страшно. Среди людей. Но страшно. Очень.
- Ничего уж не поделаешь, Лала, теперь. Может мы ошиблись, может надо было сразу идти к барону, просить помощи. Там всё же ты была б защищена. Хотя бы от толпы. От зевак. Когда бы в замке поселилась. Ну, если что, если будут проходу не давать, придётся идти к барону.
- Было бы странно, Рун, твоей невесте не у тебя, а у барона поселяться. И обниматься как тогда?
- Безопасность важнее объятий, Лала.
- Рун, знаешь что мне всего страшнее? - промолвила Лала напряжённо.
- Что?
- Вот выйдем мы к людям. А они станут требовать чуда. Чтоб я им совершила. А я ведь не смогу. И этим их обижу. И станут они сердиться на меня. Чувства злые ко мне испытывать. Рун, феи, когда испуганы, не могут добрые чудеса колдовать. Никак. И когда с них требуют чуда, не могут. И не могут колдовать для кого угодно. Чудо феи всегда надо заслужить. Добрым поступком, или ещё как-то. Я, Рун, для тебя легко-легко могу колдовать. Я думаю, тут множество причин. И то, что ты меня поймал. Я как бы дарована тебе небом. Поэтому и чудеса мои тебе назначены. И то, что счастлива с тобой. И что ты мой друг. И что отпустил, когда поймал. Это поступок очень значимый. Он заставляет моё сердечко трепетней относиться к тебе. И ещё ты очень добрый. Я, пока с тобой, тебя узнала. Для чистых сердцем колдовать легко. Для других я не смогу так же легко колдовать. Когда они ничем не заслужили. И я не знаю их. Вдруг среди них злодеи есть. Тогда уж точно ничего не выйдет. К тому же для толпы, как ярмарочный маг, наверное ни одна из фей творить волшебных чар не в силах будет. Меня опустошит от маленького чуда, если попробую. И чудо может и не выйти, даже маленькое. Во мне будет сопротивляться всё внутри, протестовать. Такому колдовству. Не могут феи колдовать для всех или по принуждению. Мы так устроены. А испуганной я даже и для тебя не смогу доброе колдовать. Не знаю, что делать. Испуганной я могу только защитные заклятья колдовать.
- Лала, а в чём разница между добрыми и защитными заклинаниями? - поинтересовался Рун.
- Ну, Рун, доброе волшебство направлено на то, чтобы порадовать, восхитить, вдохновить, одарить. Сделать приятное. А защитное - чтобы оградиться от зла или беды. Чтобы спастись. Иль избежать чего-нибудь плохого.
Рун задумался.
- Получается, Лала, надо как-то всем рассказать, чтоб знали, что ты не можешь и почему. Тогда не станут требовать чудес. Не посмеют. Придётся мне пойти пройтись по деревне. Все будут приставать с расспросами, стопудово. Тут я и расскажу. Только вот тебя страшно одну оставлять.
Лала оторвалась от его груди, подняв голову.
- Рун, я боюсь одна, особенно когда ты будешь где-то вдалеке. Не рядом с домом даже. Не бросай меня, - умоляюще попросила она, глядя ему в глаза.
- Не брошу, милая. Не брошу, - пообещал он. - Но надо будет что-то придумывать.
- Спасибо. Мой зайка, - произнесла она благодарно.
- Любимая, - сказал Рун с усмешкой. - Что-то у тебя у тебя не ладится с ласковыми именами. Говорила, будешь искренна, а у самой как будто с юмором звучит немного.
Лала посмотрела на него пристально как-то очень по-доброму, и вдруг сказала нежно-нежно:
- Мой зайка.
У Руна на мгновенье даже перехватило дыханье.
- Ничего себе! - проговорил он удивлённо. - Аж до печёнок проняло. Что это было, Лала?
- Вот это, Рун, и называется "девичья нежность", - просто ответила Лала, продолжая смотреть на него с ласковой теплотой.
- Да, Лала! Это страшное оружие. Скажу я, - покачал он головой, всё ещё пытаясь придти в себя.
- Ага, Рун, так и есть. Мечом девушке мужчину ни в жизнь не победить. А нежными словами раз и всё. Тебя бы я в два счёта победила, - лукаво улыбнулась Лала.
- Да я не сомневаюсь, - добродушно согласился Рун.
Она положила голову ему на плечо.
- Лала, - сказал Рун.
- Что?
- Только это тоже не искренне, - вздохнул он.
- Почему это? - удивилась Лала, сияя счастьем.
- Ну, ты ко мне такого точно не чувствуешь.
- Много ты понимаешь, Рун, в чувствах девушек, - умиротворённо произнесла она.

*****


Лала сидела за столом с довольным личиком. Перед ней стояли во множестве разные нехитрые деревенские яства.
- О, целых пол пирожка умяла! - сообщила она радостно. - Объелась, аж пузико трещит. Вкусно очень. У нас дома совсем другая выпечка. Ни капли не похоже. Ваша очень необычная. Но тоже вкусная. Замечательная!
- Да уж, Лала, - подивился Рун. - Ну ты и ешь. Знаешь, сколько я могу таких пирогов умять? Десяток точно. Запросто. А может и поболе.
- Десять? - недоверчиво посмотрела на него Лала. - Вот это да! Да как же может столько поместиться в животике? Оно не влезет.
- Ну как-то вот влезает. Ещё и остаётся место.
Лала удивлённо покачала головой.
- Не верю! Покажи. Скушай сейчас.
- Да я уже наелся, пока ты почивала. К чему зазря еду переводить. Тем более, зачем мне пироги, когда нам курицу отдали. По мясу соскучился страх как. Наконец-то поем. Сегодня вечером. Прям мечтаю.
- Прости, из-за меня тебе приходится страдать, - ласково улыбнулась Лала. - Мой рыцарь.
- Ну, я бы не назвал это страданьем, - засмеялся Рун. - Вообще-то я пожалуй впервые счастлив. Очень.
- Из-за меня? - разулыбалась Лала.
- Ага. Это ж не голод всё же. Без мяса можно обойтись. Просто немного непривычно. Я ж вроде как охотник. Уж летом мясо почитай всегда. У нас бывало. Ещё бы ты мне даровала. Допустим, ма-аленькую жертву. Как компенсацию за то, что я терплю столь страшные лишенья. Ради тебя. Совсем бы было хорошо. Ну или лучше замуж за меня. Тогда готов всю жизнь прожить без мяса.
- И курицу не стал б сегодня, коль я сейчас сказала б "да"?
- Не стал бы.
- Мой герой, - порадовалась Лала. - Рун, лишать тебя мяса совсем было бы жестоко. Феи так не поступают. Волки вот кушают других зверей, мы же на них не в обиде. Раз боги сделали их плотоядными, знать так нужно. Тебе при мне не надо убивать. Желательно вообще не убивать. Покуда я с тобой. Мне будет грустно. Очень. А кушать кушай. Но если голодно, то можешь и охотиться. Я стерплю. Что делать, коли вы такими созданы. Главное, Рун, если станешь кушать при мне плоть, делай это так, чтобы я не видала останочков и косточек. А то это тоже очень тяжёлое зрелище будет для меня. Возможно именно поэтому феи сотворены не способными влюбляться в вас, людей. Мы с вами разные излишне. Коль суженый убьёт, то будет трудно фее, коль не убьёт, то тяжело ему. Уж лучше порознь, всякий в своём мире.
- Ну может ты и права, - задумчиво промолвил Рун. - Но я бы всё же лучше предпочёл без мяса и с тобой. Чем наоборот.
- Рун, феи тоже как бы кушают мясное, - заметила Лала. - Мы любим яички. Только мы их не воруем из птичьих гнёздышек, нам курочки их несут. Сами. Если курочка снесла яичко без петушка, из него никто и не выведется, это не убийство.
- Яйцо это и есть яйцо, - возразил Рун. - Это не мясо, Лала.
- Рун, из яичка кто вылупляется? Птичка. Которая из плоти состоит. Яичко это тоже плоть, только в другой форме. В жидкой. Так что феи не столь уж различаются с людьми. Ещё, Рун, есть плоды растений в нашем мире, которые и по вкусу, и по ощущению, и по сытности, если их правильно приготовить, как мясо будут. Почти не отличишь. Поэтому навряд ли ты б страдал излишне, коль жил бы среди нас у нас. Моим супругом.
- Ну слава богу! - с шуточным облегчением обрадовался Рун. - А то я уж подумал, придётся разрывать помолвку. Когда мне после свадьбы рок сулит провесть остаток жизни без мясного.
- Мужчина есть мужчина, - улыбнулась Лала. - Все мысли только о своём желудке.
- Мои все мысли о тебе, родная, - добродушно поведал Рун.
- Спасибо, милый, - ласково ответила она.
Рун подошёл к ней, сел рядом, взял её за руку. Она с весёлым интересом уставилась не него, словно ожидая, что он предпримет дальше.
- Лала, - сказал он мягко, - Мне всё же надо как-то к деревенским выйти, чтобы объяснить им про тебя. Чтобы чудес не ждали. А если с тобой бабуля посидит, тебе всё равно будет страшно?
Лала призадумалась на мгновенье.
- Нет, Рун, с бабулечкой не будет страшно. Она хорошая и добрая. Знаешь, Рун, у меня ведь много магии. Сейчас. Я могу постоять за себя. Если кто захочет обидеть. Просто одной боязно. С бабушкой будет не боязно. Только вот с ней не обнимешься, и вряд ли она так... трепетно начнёт держать за ручку, - Лала тепло и чуть иронично побуравила его глазками.
- А как ты себя можешь защитить? - заинтересовался Рун. - Какой магией? Проклятьями?
- Ах, Рун, ну я же говорила уже тебе как будто. Что магия творится по наитью. У фей. Её можно тренировать и обучаться конкретным чудесам. Но не в защите от злодеев. Это ведь злая магия, её феям неприятно учить и тренировать. Когда я испугаюсь, то что-нибудь и сотворю. А что, сама не ведаю, почувствую лишь в миг испуга. Я слышала, одна из фей наложила временную слепоту на человека, который причинить ей зло пытался. Другая в момент опасности призвала каменного голема. Я сейчас достаточно могущественна, чтобы тоже что-то подобное сотворить. И потом, на мне защитные чары, кажется проклятье их не снимает, когда я с магией. Они очень мощные, ни клинком ни стрелой меня не ранить, огнём не обжечь. Они не спасут от пленения, от пут, от... боли при побоях. Но от оружия защитят всегда.
- А что такое голем?
- Ну, статуя ожившая. Каменный человек. Или нечто похожее. Из камня существо. Бездушное, но не злое. Зло от чёрной души исходит, в бездушных нету зла, им просто всё равно, что зло творить, что доброе. Когда они призваны феей и защищают её, они не будут без нужды жестокости учинять. Но и милосердия к врагам в них искать не стоит.
- Ого! - подивился Рун. - Каменный человек. Его же, получается, ни мечом ни копьём не возьмёшь. Он наверное способен один целые армии побеждать.
- Рун, такая магия недолговечна, - поведала Лала. - Та фея, что призвала его, могла это сделать всего на пол минутки. Она спаслась только потому, что нападавших было мало и они испугались Несколько пало от его каменных кулаков, остальные в панике разбежались. Но она опустошена была, когда его призвала. Против армии голем бесполезен.
- Я не думаю, Лала, что кто-то здесь хочет тебе зло причинять. Но может пьяный или взбудораженный сильно, нетерпеливый до чудес, начнёт ломиться. Этого боюсь, - озабоченно сказал Рун. - Особенно, что это будет кто-то из знати безземельной, не рыцарь, а наёмник там какой, иль может городской любитель вин спесивый. Не всяк посмеет знатному перечить. А они порой считают, им всё дозволено.
- У вас и так бывает? - грустно спросила Лала.
- Так может быть. Наверное. Если не повезёт.
Лала призадумалась.
- Рун, уж коли соберётся знать в деревне, наверняка и те, что благородны душой, тут будут, и кто трезв. Они и остановят негодяя. Не бойся. Ты слишком беспокоишься за меня. Не надо. Всё будет хорошо.
- Наверно так, - вздохнул он.
Лала хитро улыбнулась:
- Ну или ты можешь разрешить мне колдовать. Немножечко. Без штрафа, Рун. Тогда нужды не будет уходить. И сможешь обнимать меня сегодня. Так и быть. Иль за руку держать, если захочешь.
- А что за колдовство?
- Ты вроде говорил, у вас есть козочка.
- Да, есть, - кивнул Рун.
- Ну вот, веди её сюда, я попрошу её стать на сегодня моим глашатаем. Если у неё не скверный характер, она не откажет ни за что.
- Она ласковая.
- Ну вот и славно. Пусть ходит по дворам и всем рассказывает. Про всё, о чём нам надо.
У Руна глаза аж заблестели.
- Ого! - подивился он восторженно. - Лала, народ попадет! Все очумеют просто! У нас такого не было ещё. Чтоб козы говорили.
- Это очень хорошо, Рун. Тогда и чудо им явлю. Порадую. И расскажу что надо. И заодно от дома отвлеку. Все будут лишь за ней ходить, и про меня на время позабудут.
- Ну, я согласен. Это необходимость. Крайняя.
- Так хочется меня пообнимать? - весело спросила Лала.
- Ужасно хочется. И за руку держать. Но только при бабуле неудобно. Краснеть стану, когда зайдёт.
- Рун, ты мне будешь нравиться и красным, - улыбнулась Лала.
Она придвинулась к нему, припала к груди и вздохнула счастливо.
- Ну вот и просветлело на душе. И страх ушёл. Почти. Рун, феям всё же надо колдовать. Без этого немножечко тоскливо.
- Лала, - проговорил Рун с сожалением. - Нельзя тебе часто колдовать при мне. Магия уже раз уходила. А значит и ещё может уйти. Я чувствую, что может. Влияет она на меня. Очаровывает сильно. К тому же уговор есть уговор. Когда б я согласился на отмену, я бы утратил честь. Никак нельзя. Итак колдуешь помаленьку временами. Заметь, без штрафов.
- Несчастная я девушка, - деланно расстроилась Лала. - Жестокосердный мне попался кавалер.
- Вообще-то я жених.
- Тем более. Несчастная я фея.
- Поэтому так светишься от счастья?
Лала не ответила, лишь вздохнула с улыбкой.
- Рун, - сказала она вдруг тихо.
- Что, Лала?
- Я тебя люблю.
В её словах было много-много искренности и тепла.
- Да знаю, - добродушно промолвил Рун. - И я тебя.
- Нет, не знаешь. Сейчас в сердечке аж бушует. От чувств к тебе. Ты мой лучший друг. Ещё никто наверное мне не был столь близок.
- Ну дак, - усмехнулся Рун. - Когда мы прижимаемся к друг другу. Я тоже не был близок так ни с кем. Что аж просвета нету меж телами. Сближаешься с тем, кто так рядом, хочешь ты того или нет.
- Наверное, Рун. Только это всё не важно. В чём причины. Когда подобное чувствуешь.
- Пожалуй, - согласился он.
- Рун.
- Что, Лала?
- Знаешь. Когда мне принесли подарков столько. Встречают так радушно. Ваши люди. Я благодарной чувствую себя. И потому есть некоторый шанс, что мне теперь удастся сотворить хоть маленькое чудо при толпе. Скорей всего, я думаю, не выйдет. Но шансик всё же есть.
- А если не получится? Всё равно же магия потратится?
- Ну да, - подтвердила она виновато.
- Так может быть не надо, Лала? - с надеждой попросил Рун. - Ты ж говоришь, при толпе её много уйдёт.
- Неблагодарной быть нельзя, Рун. Тем паче, при знакомстве. Это необходимость. Крайняя.
- Так уж и крайняя? - усмехнулся Рун.
- Очень крайняя.
- Ну ладно, - сдался он. - Колдуй и здесь без штрафов.
- Ты хороший, - обрадовалась Лала.
- Или глупый. Во всём иду на поводу.
- На то и нужен кавалер, чтоб потакал любым капризам.
- Понятно.
Из задней комнаты раздался звук открывающейся двери. Рун сразу машинально отстранился от Лалы в смущении.
- Ну, Рун! - чуть расстроено и обиженно воскликнула Лала. - Ну что это такое?!
- Не привык я к подобным вещам, делать их прилюдно, страх как неловко, - извиняющимся тоном объяснил он.
- Рун, не стесняются объятий те, кто помолвлен, и кто... любит. Невеста - самое дорогое, что есть у жениха. Пойми же! Ты должен не замечать весь мир, когда я рядом.
Она снова придвинулась к нему и прильнула.
- Прости, я постараюсь не смущаться, - пообещал он тихо.
- Да ладно уж, смущайся. Это так мило, - улыбнулась Лала.
Вошла бабуля. Вид у неё был несколько озабоченный.
- Ну не дают ничего делать! - пожаловалась она. - Кричат и через ограду. И всё "когда, когда", и "какая", и что да как. И всё несут гостинцы. А народу-то, народу! На улице. И всё пребывает. Говорят, уж и весь постоялый двор деревенский забит, и в трактире не протолкнуться. Из города всё едут. Мне страшно, Рун. Столько люда по-моему и на казни у нас не собиралось никогда. И ведь ещё не вечер.
- Бабушка, можно мне у вас вашу козочку одолжить ненадолго? - попросила Лала.
- Нашу козу? - удивилась старушка. - Зачем?
- Я её немножко заколдую. Чтоб стала на сегодня моим глашатаем. Она будет ходить и всем рассказывать обо мне. То, что мне надо. Заодно и отвлечёт толпу от дома. И развлечёт. И даром станет. Моим волшебным тем, кто прибыл меня увидеть.
- По-человечьи будет говорить? - недоверчиво спросила бабуля.
- Будет. Только мне её надо видеть. Сюда её привести или мне к ней выйти.
- Нет, выходить не надо, - покачала головой бабуля. - А то народ уж не уймётся. Ещё ограду нам снесут. Сейчас приведу.
Она быстро вышла и вскоре воротилась с серой козочкой. Лала оторвалась от Руна, подлетела к козе, опустилась пред ней на корточки и погладила по голове.
- Как тебя зовут, милая, - ласково спросила она.
- Шаша, - отчётливо произнесла козочка тонким голоском.
Бабуля так и оторопела.
- Свят, свят, свят, - поражённо запричитала она, набожно сотворив в воздухе знак оберега.
Рун тоже был взволнован. Хоть и видел уже и медведя говорящего, и птичку, и русалку. Но разве к чудесам привыкнешь.
- Какое красивое имя, - похвалила Лала искренне. - Милая Шашенька, не могла бы ты сегодня побыть моим глашатаем? Будешь ходить по деревне и объявлять людям то, что я тебе скажу.
- Я глашатаем?! - ошалело переспросила козочка, словно не веря своим ушам.
- Да.
- Вот это Шаша. Ай да вознеслась, - задумчиво промолвила козочка в глубоком изумлении. - Я глашатай. Мама бы гордилась. Все будут слушать. И внимать.
- И знатный будет слушать, и простолюдин. Так ты согласна?
- Я собак боюсь, - грустно поведала Шаша. - Бывает, за ноги хватают. Больно.
- Когда мой вестник ты, тебя они не тронут. Я обещаю.
- Тогда согласна, - кротко ответствовала коза.
- Как славно! - обрадовалась Лала. - Спасибо, Шашенька. Раз так, то слушай. Ходи между дворов по всей деревне. И объявляй, уверенно и громко. Чтоб все услышали. Что ты мой глашатай. И что просила я тебя предавать всем-всем моё великое почтенье. Что выйду показать себя под вечер, как солнышко почти склонится к лесу. Пройдусь открыто, дабы все меня узрели. Но вот чудес творить наверно не смогу. Я попытаюсь, но скорей всего не выйдет. Им объясняй, что феи не умеют творить счастливой магии публично перед большими толпами народа. Что чудо феи надо заслужить каким-то добрым стоящим поступком, и с ним благоволением богов, что таковы законы волшебства, и от желанья фей то не зависит. Передавай, что я прошу прощения, за то что вероятно не смогу порадовать их взоры чудесами. Но в этом вовсе нет моей вины. Нисколечко. Запомнила, родная?
- Я всё запомнила и всё всем передам, - уверенно пообещала коза.
- Спасибо, Шашенька, - Лала приобняла козу, а потом снова погладила по голове. И отступила.
- Бабушка, - обратилась она к обомлевшей шокированной женщине. - Не хотите ли поговорить со своей козочкой? О чём-нибудь. Сейчас, пока есть шанс. Потом возможно и не будет. Мне Рун немножко запрещает колдовать без значимого повода.
Бабушка нетвёрдым шагом подошла к козе, опустилась пред ней на колени.
- Шаша, не обижаешься ли ты на меня? - сдавленным голосом произнесла она с трудом.
- Нет, совсем нет! - очень по-доброму ласково ответила коза. - Я тебя люблю.
- И я тебя, - из глаз старушки полились слёзы. - Кормилица ты моя! Подруженька верная! Не больно ли тебе, когда я дою тебя?
- Нет, вовсе нет, - опять очень тепло уверила коза. - Мне совсем не больно. Даже нравится.
- Хорошо ли я тебя кормлю?
- Хорошо. Только... Хлебца бы почаще, - мягко попросила коза. - Очень вкусный.
- Хлебушек любишь?
- Да.
- У нас, Шаша, не всегда бывает хлебушек. Но когда будет, я тебе теперь каждый-каждый раз буду давать кусочек! - пообещала плачущая старушка.
- Правда? - обрадовалась Шаша. - Спасибо.
Бабушка обняла её.
У Лалы на глазах тоже выступили слёзы. Она утёрла их кулачком.
- А ты что плачешь? - с доброй улыбкой спросил Рун у неё шёпотом.
- Трогательно очень, - тихо ответила она.
Рун подошёл к ней и обнял. Так они обнимали. Рун фею, бабушка козу. Наконец старушка поднялась.
- Пойдём, Шаша. Я с тобой пройду. Присмотрю, чтоб не обижали. Закройся, Рун, за нами понадёжней, - она была в слезах, но уже не плакала.
Она вышла с Шашей в сени, Рун поспешил за ними. Вскоре раздался скрип засова. Рун вернулся к Лале.
- А ты всё слёзки льёшь, - улыбнулся он ласково, и снова обнял её. - Ну что ты, милая.
- Рун, - сказала она растрогано. - Знаешь, феи вот ради этого живут. Ради такого. Вроде и чудо небольшое. А столько чувств хороших пробуждает. В сердцах. Поэтому феи любят ваш мир. За это. У нас, Рун, все привычны к чудесам. Фее трудно такое хорошее пробудить в ком-то столь запросто. Порадуются, да, но не расчувствуются и не удивятся. Совсем другое. Правда, ваш мир жесток. Иные феи, кто тут побывал, потом порою плачут. От воспоминаний. И не рассказывают никому, что видели. И даже надломленными иногда становятся, словно пережили то, чего не вынести. Надолго здесь фее лучше не оставаться. Но всё же у вас много есть такого, чего у нас... при фее не случится. Что в душах ей не вызвать столь легко. Простою магией.
Она тяжело вздохнула от переполняющего её светлого умиления.
- Да, бабушку мою ты сразила, - покачал головой Рун. - Прямо наповал. Да и меня всё удивляешь. А что сейчас будет в деревне. Я даже и представить не могу. Хотел бы я на это посмотреть. Жаль, не увижу.
- Рун, ты сходи, коли сильно хочешь, - предложила Лала добродушно. - Ты с феей, а чудес так мало видишь. Только недолго, а то боюсь одна.
- Нет, - возразил он с мягкой улыбкой. - Моё чудо здесь со мной. Других мне не надо.

*****


День стал клониться к вечеру. И Рун понял, что пора. В каком-то смысле это было даже облегченье. Ждать и страшиться грядущего тяжело. Но всё равно ему было не по себе. Лала тоже заметно волновалась.
- Рун, я хорошо выгляжу? - обеспокоенно спросила она.
- Да.
- А волосы как? Причесать бы. Ещё раз.
- Лала, это очень долго, не успеем. Да и зачем, они и так чудесны. Расчёсаны идеально, не сомневайся даже.
- А платьице как? Сзади ровно сидит?
- Сидит отлично. Лала, поверь мне, ты великолепна. Очаровательна, аж сердцу больно, как смотришь на тебя. Не наглядишься, сколько не смотри, я вот любуюсь, и не налюбуюсь. Никак. Наверно нету в нашем мире ничего, что бы могло по красоте с тобой сравниться. Хоть сколько-то. Хоть на мизинчик. Правда.
- Ого, как много пыла, - разулыбалась Лала. - Ты прям меня пугаешь, Рун.
- Пугаю пылом?
- Да.
- А это плохо? Когда он есть.
- Не знаю. Нет. Но просто непонятно, откуда он, ведь ты меня не любишь.
- Уж прям и не люблю?
- Ну, не влюблён.
- По мне, так очень даже я влюблён.
- А где моё могущество тогда?
- Похоже, где-то обронилось просто. Может проклятье не даёт могуществу родиться от любви, но она есть.
- Поверь мне, Рун, ты не влюблён, - уверенно заявила Лала. - Это не скрыть никак. Я бы увидела. Тогда б и пыл был постоянно. И ты бы был... как будто окрылён, всё время воодушевлён, и счастлив и страдал одновременно. Вот так примерно. Всё было бы.
- А ты откуда знаешь? Как быть должно, - поинтересовался он.
- Догадливая.
Рун усмехнулся.
- Тебя, моя голубка, не поймёшь. То жалуешься, мало комплиментов, то их пугаешься.
- Загадочные девы существа. Непостижимые для вас, мужчин. Смирись с этим. Мой зайка, - с юмором посоветовала Лала.
- Да я смирился уж давно.
- Мне было приятно, Рун. Очень - уже без шуток сказала Лала тепло. - Почаще мне такое говори. Но это глубже проникает в сердце, когда не в суете при сборах говорят, а при объятьях нежных.
- Ну то есть надо было приобнять сперва.
- Ну, может быть, - улыбнулась Лала.
Рун взволнованно вздохнул.
- Эх, бабули так и нет. Всё, Лала. Надо выходить. Готова?
Она тоже вздохнула.
- Да. Только страшно. Знаешь, Рун, если среди народа будут малыши, и я увижу их с собою рядом, я растрогаюсь, и волшебство мне станет проще для толпы свершить. Но может всё равно не выйти. Терзает меня это.
- Лала, - сказал вдруг Рун с задумчивым видом.
- Что, милый?
- А ты можешь при толпе колдовать для меня?
- Для тебя? Могу, пусть хоть весь мир вокруг сберётся. Мне для тебя легко творить.
- Так ты твори при них для меня. А они будут думать, что это для них. Вот и всё. Так выйдет?
- Ох, правда! - обрадовалась Лала. - Ты очень умный, Рун! Только...
- Что?
- Наверное нельзя так поступать, - опечалившись, промолвила она. - Я словно всех их обману тогда. Они будут считать, творю я от души для них. А это для тебя. Нечестно и немножко грубо.
- Лала, мы не их обманываем, а твою природу. Раз она препятствует тебе следовать веленью сердца, мы это обойдём вот так. Ведь для меня ты можешь творить и когда никого рядом нет. Так что это будет для всех.
- Я не могу творить для тебя, когда мы одни, ты мне не разрешаешь, - возразила Лала с деланной грустью, иронично глядя на него.
- Да почему я не разрешаю, Лала!? - с безупречно правдоподобной искренностью подивился Рун. - Я-то как раз только за. Двойная выгода. И чудеса, и жертвы. Твори когда захочешь.
- О, спасибо! Ты очень добрый. И бесхитростный. Мой суженый, - весело рассмеялась Лала. - Пойдём, Рун. А то все ждут. Давно. Ступай со мной уверенно и гордо, с достоинством. Без зазнавайства, просто с уваженьем. И к людям, и к себе. Не опуская головы. Ты всё же ныне важная персона. Теперь, когда мой будущий супруг.
- Я постараюсь, Лала, - пообещал Рун.
Он взял её за руку, и они направились в сени. Перед дверью Рун ещё раз глубоко вздохнул, собираясь с силами, отпер засов. Затем вдруг обнял Лалу. Она посмотрела ему в глаза тепло и добродушно.
- Ну, с богом, - произнёс он тихо.
- Всё будет хорошо, Рун, - ласково приободрила его Лала.
Рун выпустил её из объятий, толкнул дверь и не раздумывая шагнул вперёд, сжимая маленькую изящную ручку Лалы в своей руке. Даже сейчас, в этот миг большого волнения и тревог, он отчётливо чувствовал, как это приятно сердцу. Просто держать Лалу за руку. Быть с ней. В столь значимый и сложный момент их жизни.

На пороге Рун и Лала остановились. Из-за ограды на них немедленно уставились наверное тысячи глаз. Вся улица была в людях, просвета нет, а на ближайших домах сидели и на крышах. Вдруг резко наступила мёртвая тишина, все разговоры смолкли, и по толпе дружно прокатился вздох изумлённого умиления. Он прозвучал столь громко и явственно, словно людская масса была огромным единым живым существом. У Руна по всему телу пошли мурашки. Большим усилием воли он заставил себя сдвинуться с места, поведя Лалу дальше. К калитке. Прямо у калитки по ту сторону ограды он с удивлением увидел старого барона, вместе со старшим сыном, с рыцарями, с приближённой знатью. При бароне находились только мужчины. Эта группка пребывала на пятачке свободного пространства, рядом с ними никого не было, но только буквально шагов на пять-шесть, а далее начиналась основная толпа. Ближе всех располагались местные дворяне, средь которых виднелись порой и дамы, но совсем немного. Ну а далее топтался простой люд, и городской и деревенский, и там уж и женщины и мужчины вперемешку, деревенские вообще семьями, всяк со всеми детьми. Совсем маленьких держали на руках.
Рун отворил калитку. Вид у барона был ошеломленный, как у человека, слегка утратившего ясность восприятия. Его сынок, молодой барон, смотрел на Лалу во все глаза, с чуть приоткрытым ртом. Довольно странно было наблюдать этих господ, всегда столь важных, столь уверенных в себе и горделивых, в таком смятении. Рун поклонился барону в пояс.
- Моё глубокое почтение, ваша милость. Лала, вот это барон Энвордриано, хозяин и хранитель сих земель, наш добрый справедливый повелитель. И сын его, наследник.
Барон, несмотря на своё шоковое состояние, умело выполнил галантный замысловатый поклон по всем правилам дворцовых этикетов, остальные его спутники склонили головы в знак приветствия. Лала, ненадолго отпустив руку Руна, ответила им изящным воздушным реверансом.
- Ах, господа, милорд, большая честь, что вы ради меня сюда пришли! - радушно промолвила она. - Мне лестно очень, и почётно, не ожидала, что сам правитель здешний прибудет поприветствовать меня. Я польщена. Спасибо.
- Как мог я не прийти к вам! - с чувством произнёс барон. - Когда в моих вы землях. Это честь! Вам засвидетельствовать своё почтенье. Хоть сутки у порога здесь, хоть двое, стоять готов был терпеливо. Чтоб вас увидеть, чтобы поклониться. Я ваш слуга навек покорный! Любой каприз ваш, даже самый мелкий, любую просьбу или пожеланье, за счастие почту исполнить. Вы восхитительны, чудесны! Вы чудо сами по себе! Но ваша красота... Достойна преклоненья неба! Я уж в годах, немало видывал красавиц. За свою жизнь. Но если их поставить рядом с вами. Вы будете луна на фоне звёзд. Они все мелкие и тусклые пред вами, другие кто красивыми слывут.
- Какой приятный комплимент! И поэтичный, - порадовалась Лала. - Огромное спасибо, добрый лорд. Я к вам намерена прийти с визитом послезавтра, если позволите.
- За честь великую почту! Безмерно счастлив буду вас принять! В своём жилище скромном, - воодушевлённо воскликнул старый барон.
- Мне будет честью побывать у вас, - учтиво ответствовала Лала.
- Одно лишь здесь меня печалит, госпожа, - извиняющимся тоном произнёс барон.
- И что же это? - удивилась Лала.
- Мы перерыли все архивы, все пыльные библиотеки, но не нашли нигде упоминаний о правилах и нормах этикета касательно приёма фей. Боюсь вас чем-нибудь обидеть ненароком. По недоразуменью.
- Вы зря печалитесь, мой лорд, здесь вовсе нету затруднений, - мягко сказала Лала. - Всё очень просто. Фея в вашем мире. Всегда равна со всеми. Кто б перед нами ни был, хоть король, хоть самый бедный из простолюдинов. Всяк может обращаться словно равный. Достаточно быть вежливым, не быть настойчивым и соблюдать приличья. И всё.
- Действительно, всё просто, - признал барон. - Но всё же, дабы избежать ошибок, позорящих мой род и мои земли, что если завтра я пошлю до вас герольда, и вы с ним согласуете детали о том как надлежит вас принимать?
- Какая замечательная мысль, - тепло улыбнулась Лала. - Вы очень мудрый. Конечно присылайте, добрый лорд. Желательно с утра. Не на заре, но до полудня. Я согласна.
- Спасибо, госпожа моя! - обрадовался барон. - О, как завидую я своему герольду! Ведь будет он вас завтра видеть. А я вот нет.
- Всего денёчек подождать, и сможете увидеть, - мило ободрила его Лала. - Теперь, мой лорд, прошу у вас прощенья. Все эти люди здесь из-за меня. Должна я поприветствовать их тоже. Ведь я равна со всеми ими. И все они равны со мной.
- Не смею вас задерживать, - старый барон снова поклонился по всем правилам. Лала опять сделала свой удивительный изящный воздушный реверанс. И Рун повёл её вперёд. Они проследовали прямо к краю толпы, и уже не видели, как барон вдруг схватился за голову:
- Старый я дурень! Я ведь даже не представился! Можете вы в это поверить?! Забыл! Растерялся как мальчишка!
- Немудрено и растеряться, милорд, - произнёс его советник. - Мы все немного не в себе сейчас. У меня дрожь в руках.
- Отец, вас всё равно все знают, - заметил сын борона. - Не сомневаюсь, ей уж всё известно. Как нам известно её имя. Если задуматься, то лорду нет нужды на своих землях представляться перед кем-то.
- Сынок, тут дело не в нужде. А в вежливости и этикете, - поделился с ним мудростью барон. - Она почётный гость и дама.
- Мне кажется, отец, сейчас ей не до нас, и не до этикета.
- Быть может так, - кивнул барон. - Но всё же я забыл! В мои-то годы! Мальчишкой себя чувствовать. И сердце так колотится. Занятно.
Рун с Лалой остановились перед знатью, самыми именитыми местными дворянами. Кто был в парчу с шелками разодет, а кто в искусных дорогих доспехах с цветными гербами. Рун никогда не видел столько знатных людей вместе, да ещё в столь маленьком пространстве. Как селёдок в бочке. Ему стало очень неуютно. Любой нормальный крестьянин в подобной ситуации захочет или убежать или спрятаться. Компания господ надменных добра простолюдину не сулит. Одно было хорошо, все глаза смотрели только на Лалу. Он был от них на расстоянии вытянутой руки, но они его даже видели. Словно его и нет. И прятаться не надо. Лала сделала свой грациозный воздушный реверанс, дворяне, возглавляющие толпу, из-за скученности вынужденно ограничились сдержанными поклонами.
- Здравствуйте, добрые господа, рада с вами познакомится, - приветливо сказала Лала.
- Благодарим за честь вас лицезреть, госпожа Лаланна, - вежливо и немного растерянно произнёс пожилой дворянин в богатом величавом облачении.
Это был сэр Хидрианте, известный в прошлом рыцарь, один из самых родовитых, богатых и уважаемых жителей города. Рун призадумался, надо ему что-то говорить Лале о том, кто сей человек. Но всё же решил, что нет. Тут знатных лиц не счесть, к чему сейчас детали. Сочтут необходимым и уместным, сами представятся. Тем более, навряд ли им придётся по нраву, если он начнёт делать это за них.
- Благодарим, благодарим, госпожа Лаланна, - завторило Хидрианте в разнобой множество голосов.
- О, вы уж знаете и как меня зовут, - удивилась Лала.
- Конечно, все уж знают, госпожа, - ответствовал сэр Хидрианте. - Не сыщется в округе никого, я думаю. Кто бы не знал.
- Мне приятно, - разулыбалась Лала. - Господа. Когда бы вы немножко расступились, я бы смогла по улице пройти, и всем, кто здесь собрался, показаться.
- Дорогу фее! - требовательно объявил сэр Хидрианте. И первым отступил. По толпе сразу понеслось от человека к человеку по цепочке "дорогу фее, дорогу фее". Рун думал, это невозможно, но люди быстро как-то отхлынули в две стороны, уплотнившись, к оградам изб, и посредине меж ними образовалась свободная дорожка, вполне широкая, чтобы идти вдвоём. Лала взмахнула рукой, и вдруг на дорожке взошёл сплошным ковром сияющий ярким светом газон из красочных причудливых цветов на очень низких ножках. Толпа снова ахнула заворожённо. Рун слегка опешил, но почувствовал, что Лала хочет лететь вперёд. С трудом он заставил себя сдвинуться с места, поведя её по этому сверкающему цветущему полотну. Они следовали неторопливо, и Лала со всеми приветливо здоровалась, улыбаясь очень радушно. В ответ с ней тоже здоровались, умилённо, иные аж плакали, глаза у всех горели изумлением, восторгом и каким-то добрым светом. Пожалуй даже счастьем. Рун с удивлением понял, что все здесь, сейчас, в эту минуту, счастливы. Забыли ненадолго про свои житейские печали и невзгоды, и радуются чуду простодушно. Чем дальше Рун с Лалой отдалялись от избы, тем толпа понемногу становилась реже, менее скученной, всё чаще попадались знакомые лица деревенских, с отпрысками всех возрастов, включая самых юных, что пробуждало в Лале особенно тёплые чувства, она с безмерной добротой глядела на деток, ласково улыбалась малышам. Был тут и кузнец деревенский, со всем своим выводком. Рун до сих пор шёл молча, даже не кивнул ни разу ни единой душе, привык так, знал что его не любят и его приветствие никому не нужно. Однако кузнец другое дело, он-то как раз, единственный наверное, кто к Руну чувств недобрых не питал.
- Добрый вечер дядя Тияр, - поздоровался с ним Рун вслед за Лалой.
- Здорово, Рун! - рассмеялся кузнец чуть ошалело. - Да, вижу, не соврал, но всё глазам не верю. Ты молодец! Твой дед гордился бы.
Лала сразу приостановилась, впервые за весь путь, улыбнувшись малышке лет трёх, которую кузнец держал на руках.
- Как тебя зовут, милая?
Девочка заробела и молчала.
- Её зовут Мия. Младшенькая моя, - ответил за неё кузнец.
- Вот это, Лала, наш кузнец. Тияр. Хороший человек, большой друг моего деда покойного, - представил ей Рун своего односельчанина.
- Ох и здоровы же вы, дяденька, - покачала головой с уважительным удивлением Лала, оглядывая его могучую мускулистую фигуру.
- Да уж не обидели боги силушкой, - польщённо произнёс Тияр.
- Я бы хотела прийти к вам завтра в гости. Можно? - спросила Лала, мило улыбаясь.
- Ко мне домой? - потрясённо переспросил Тияр, не веря своим ушам.
- Хотелось бы. Я б посмотрела, как у вас живут. На кузню вашу.
- Вот это да! - Тияр был вне себя от радости. - В любое время дня и ночи! Приходите! Вас встретим, как принцессу! Как богиню!
- Ну, значит, решено. После полудня я к вам загляну. Что хочешь завтра в подарок, милая? - снова обратилась Лала к малышке.
- Мёду, - смущённо буркнула та.
- Медку хочешь?
- Не надо, - рассмеялся кузнец. - У нас всего в достатке. Мы ей просто не даём много мёда. Чтобы зубки не болели и животик. Сладкоежка она у нас.
- Папа против мёда, - извиняющимся тоном ласково сказала Лала. - Может что-то ещё хочешь?
Девочка задумалась.
- Дудочку, - проговорила она наконец.
- Ладно. Я постараюсь дудочку найти, - пообещала Лала с сияющим личиком. - До свидания, хорошая моя. До завтра, дяденька Тияр.
- Я ночь теперь не буду спать! - восторженно сообщил кузнец.
Лала одарила его радушной улыбкой, и они двинулись дальше. Вскоре попался им на пути и ещё один человек, которого Рун никак не мог проигнорировать.
- Вот это, Лала, наш жрец деревенский, отец Тай, - представил он полноватого мужчину в обряднике жреца луны.
- Приятно познакомится, святой отец, - вежливо произнесла Лала.
- Благословенны будьте, госпожа, - с достоинством ответствовал отец Тай. - Надеюсь вас увидеть в своём храме. Мне будет честью.
- Конечно, - пообещала Лала. - Завтра и зайду. Если позволите.
- Мы храм украсим празднично для вас! - обрадовался жрец. - И благовоньями душистыми окурим.
- Я буду рада получить благословенье ваше по местным правилам у алтаря, - заверила Лала добродушно.
- Наш храм был освящён самим жрецом второго ранга в день летнего солнцестоянья, - похвалился жрец взволнованно.
- Мне лестно, что смогу я посетить столь важное святое место, и прикоснуться к его таинствам духовным, - очень искренне промолвила Лала. - До свидания, отче.
Рун с Лалой отправились далее. Раньше или позже, но всё же наступил момент, когда толпа вдруг закончилась. Резко оборвалась вместе с чудесной дорожкой, и никого. Рун был в недоумении: а дальше-то что делать? Но Лала точно знала, что. Она тут же повернула обратно.
- Теперь пожалуйста, поменяйтесь местами - обратилась она к людям. - Пусть те, кто был за спинами, выдут вперёд, а те, кто впереди стоял, уйдут за спины им к оградам. Так все меня увидеть смогут вблизи и познакомиться.
Рун снова удивился, насколько быстро и послушно народ всё выполнил. По толпе сразу пошёл говор, передающий просьбу феи по цепочке, все пришли в движение - раз, и у тропки из цветов уже совсем другие персоны. Но тоже взволнованные, радостные и довольные. Рун повёл Лалу назад. И опять она всех приветствовала, всем улыбалась, и это длилось долго, бесконечно, Рун потерял счёт лицам и шагам. Дорожка под ногами их светилась и радовала взгляд сиянием цветов, придавая происходящему какое-то особое очарование. Может благодаря этой дорожке, может просто привык, но Рун постепенно полностью успокоился, шёл словно плыл по воле волн. Он чувствовал себя довольно странно. Но знал, что не забудет никогда всё, что сейчас здесь происходит. Что это очень глубоко внутри теперь останется навеки. Как нечто самое причудливое в жизни. Что с ним случалось.
Когда Рун и Лала снова достигли своей избы, уже понемногу начинало смеркаться, к тому же облачность укрыла небо, усиливая ощущенье полутьмы. Однако это лишь добавило эффектности творящемуся действу. Дорожка из цветов давала столько света, что озаряла их, как солнце в ясный день. Рун было с облегчением решил, вот и всё, отмучились, но как бы не так. Лала и не подумала поворачивать к калитке, где всё ещё топтался барон с приближёнными, просто кивнула тому вежливо с улыбкой, и пролетела мимо, продолжив движение вперёд. Дом Руна располагался на краю деревни, далее улица почти сразу оканчивалась, переходя в дорогу, ведущую в сторону леса и реки. Но на этой дороге тоже толпился народ, пусть и гораздо меньшей численностью, зато не абы какой. Опять и дворян много, в том числе судья с супругой, градоначальник, воевода, самые богатые из местных купцов. Главный жрец из храма городского. Так же не самый низкородный человек. Хоть вроде жрец есть жрец, и всё же разница в миру имеется, он ведь не сутками службы служит, бывает и в гостях, и на приёмах. Для знати он свой. Да и спесивые дворяне порой и когда молятся, предпочитают головы склонять лишь перед тем лицом духовным, в ком есть хоть капля благородной крови. С этой стороны люд стоял цельной массой, но лишь Лала приблизилась, сам расступился, давая проход, даже и просить не пришлось. Лала снова взмахнула рукой, и здесь тоже пролегла светящаяся дорожка из цветов. И опять они шли - Рун шёл, Лала летела - и она приветствовала всех, тепло улыбаясь. На сей раз толпа окончилась довольно скоро. Чуть поодаль виднелись во множестве привязанные кони, кареты, ожидающие своих хозяев. Были там и слуги, не рискнувшие подойти, бросив без присмотра транспорт господ. Таращились во все глаза. Лала весело помахала им рукой. Затем она развернулась, а народ уж снова сам всё сделал, обменялся местами без всяких просьб. Рун повёл её назад. Мелькали лица, чьи в улыбках, чьи в слезах, но все исполненные бесконечным счастьем. Сиянье под ногами веселило глаз и радовало душу. Темнело небо. Негромкий гомон множества делящихся взволнованным полушёпотом впечатлениями голосов смешивался с редким свистом стрижей и отдалённым лаем собак. Всё это было похоже на сон. Да и по сути ничем не отличалось от оного. Для яви было необычно, а вот для сна вполне б сошло за рядовое. Рун даже ненадолго забылся в этом ощущении нереальности, не совсем понимая, спит он или бодрствует. Но рядом была Лала. Её близость, её красота, подсвеченная радугой цветов, её тонкие пальчики, которые он держал в своей руке, её приятный голосок, одаряющий окружающих приязненными словами. Разве может сердце юноши в таких условиях спокойно биться, позволяя сознанию пребывать в ином месте, чем здесь и сейчас, с ней. С девушкой, что очень ему дорога.
Наконец настал момент, когда Рун с Лалой поравнялись со своей избой. И тогда уж остановились. Рун теперь-то был уверен, что всё, окончено, сейчас домой и скроются от глаз. Но как оказалось, и в этот раз ошибся. Лала снова не повернула к калитке.
- Дорогие мои, я рада была с вами повстречаться, - очень тепло обратилась она к людям. - Надеюсь, не обидела ничем. Теперь пусть те, кто с маленькими детками, выходят на дорожку, а детки ручку вытянут ладошкой вверх, и уж не убирают хоть минутку, чтобы не случилось. Пожалуйста. И подходите ближе сюда прям по дорожке, кто с детками, коли свободно место.
По толпе быстро передали её слова. С малышами были только местные деревенские. Вот они и выдвинулись во множестве на светящуюся тропку. Дети с радостным любопытством разглядывали чудесные сияющие цветочки, которые в тускнеющем обрамлении наступающего вечера казались ещё ярче и красивей. Родители стали говорить им вытянуть ручку, кому-то и помогали, сами держали как надо. Лала взмахнула рукой. У всякого малыша на ладошке появилось яичко, необычное, явно не куриное. Послышались удивлённые возгласы. Вдруг яички зашевелились и из каждого вылупилось небольшое забавное существо, у всех разное. У кого-то это был гномик в шляпе, у кого-то миниатюрный зайчик во фраке и с тросточкой, у кого-то изящная фея-дюймовочка в красивом платьице, у кого-то котёночек в сапожках, у кого-то уточка в сарафане, и т.д. И все эти существа начали танцевать на ладошках у малышей. Гномик задорно выделывал залихватские коленца, зайчик выплясывал чечётку, фея грациозно кружилась. Взрослые заахали, детишки изумлённо вылупили глазёнки и принялись весело смеяться.
- До свидания, дорогие мои, - попрощалась Лала. - Устала, отдыхать пойду. А чудо ещё несколько минут побудет с вами. А потом исчезнет. Простите коли что не так. И я хочу просить вас всех сердечно. Вы постарайтесь с завтрашнего дня поменьше обращать вниманье на меня. Не слишком сильно. По возможности. Если начнут за мной ходить гурьбой всё время, мне будет тяжело. Ещё раз до свиданья.
Люди тоже стали прощаться с Лалой растроганно и благодарить её. Лала сделала пред ними воздушный реверанс, Рун отвесил поклон. И они направились к калитке. Барон со свитой всё ещё был тут.
- А вы всё ждёте, добрый лорд. И господа, - тепло сказала Лала. - Мне очень лестно. Прошу вас, не серчайте на меня, и не сочтите за неуваженье, но я сейчас вас не могу принять. Устала, нету сил. Через денёчек я к вам прилечу. На целый день, если хотите.
- Хочу, мечтаю, грежу, жажду, на целый день, на год, на век стать счастлив чести видеть вас своею гостьей, - горячо поведал барон. - Вам не за что пред нами извиняться, госпожа. Это уж вы простите нас за то, что и мы тоже со всей толпой зевак стоим тут, утомляя вас.
- Моей усталости сегодняшней причина совсем не в том, что вы стоите здесь. Поверьте, мне приятно очень ваше внимание, - искренне и душевно заверила Лала. - До свидания, милорд.
Она сделала свой чудной воздушный реверанс, Рун поклонился в пояс господам. Господа поклонились Лале, барон расшаркался в сложном галантном поклоне.
- До послезавтра, госпожа Лаланна. И благодарю, что вы сочли возможным мои края почтить своим визитом. Большая честь.
- Милорд, - улыбнулась Лала. - То что я здесь, заслуга не моя. А вот его. Моего суженого. Руна.
Барон посмотрел на Руна с некоторым удивлением, словно впервые осознал, что оказывается тут есть ещё кто-то, причём так рядом.
- Спасибо, парень, - не растерявшись, произнёс он не без доли юмора, усмехнувшись про себя, что выражает признательность деревенщине-холопу.
А вот Руну было не до смеха, он смущённо молча снова поклонился в пояс. После они с Лалой наконец миновали спасительную калитку и вскоре скрылись от всех за дверью. Оба они остановились прямо в сенях, не в силах боле передвигаться. Лала даже опустилась с крыльев на ноги. Рун чувствовал себя полностью опустошённым.
- Устала? - спросил он тихо.
- Очень, - еле слышно ответила Лала.
- Хочешь, обниму.
- Конечно, - молвила она тепло.
Он прижал её к себе.
- Так гораздо легче, - с ещё большей теплотой проговорила она утомлённым голосом.
- Мне тоже, - улыбнулся Рун. - Осталось хоть немного магии?
- Почти ни капли, Рун. Но мне не жалко. Красиво было. И чудесно. И детки так смеялись. По-моему неплохо получилось.
- Всегда меня ты удивляешь, Лала. Своею магией. Дорожка из светящихся цветов. Забавные созданья из яичек. Такого даже в сказках не услышишь. Включая те, которые про фей.
- Ты просто не был в нашем мире, Рун. В моей стране. У меня в... дома. Там много всякого такого. Что тут никак не наколдуешь. Это счастливое колдовство. Чтобы его творить, нужно быть счастливой. Или быть рядом с тем, кто очень дорог. От кого трепетно сердечку. И нужен повод. Или праздник. Какой-нибудь. Помолвка, например, или вот детки, собравшиеся фею посмотреть впервые. Что-то особенное, значимое.
Она вздохнула.
- Хочешь прилечь? - участливо спросил Рун.
- Хочу. Но лучше постоим ещё. А то уляжемся, а тут твоя бабуля. Придёт. А я хочу объятий. Поболе, чем лежать, Рун. Мне легче в них.
- Хорошая моя, - ласково произнёс он.
- Любимый мой, - ответствовала Лала с умиротворённой нежностью.
- Довольно искренно как будто прозвучало, - порадовался Рун.
- Да искренно, мой зайка, искренно, - добродушно улыбнулась Лала.

*****


На землю опустился поздний вечер. Луна взошла, заглядывая в окна. Горели ярко масляные лампы. Барон сидел в своих покоях, задумчиво поглаживая подбородок. Недавно дети спать ушли в опочивальни, блестя восторженно глазами от рассказа о доброй фее и о чудесах её, взволнованные радостною вестью, что собирается она с визитом в замок. Приятные моменты жизни, когда тебе внимают благодарно, с счастливым изумлением на лицах, те кто тебе столь важен. Приятно было им о ней поведать. И сам как будто снова пережил. Событья удивительные эти.
- Ваша милость, - вдруг постучали в дверь.
- Входи уже, - приказал барон.
В покои вошёл советник.
- Милорд, вы меня звали?
- Звал. Садись. Что, тоже ещё не ложился?
- Да где тут лечь, милорд. Всё не приду в себя, - советник пристроился на боковом диванчике.
- Да уж, - кивнул барон. - Какие дела творятся! Я и в походах ратных в молодые годы так не был... взбудоражен. Перед глазами до сих пор стоит. Всё, что случилось. Размышлений столько. Ум переполнен. И вот что я скажу. Не жирно ль фею-то холопу?! В какой-то мере это даже унижает. Меня, мой род. Когда он будет с ней под носом жить. Её нам надо у него отнять. Что думаешь?
- Милорд, поверите ли мне, я те же мысли неотступно имею в голове последний час.
- Ну, поделись, чего надумал.
- Здесь целых три проблемы возникает. Во-первых, как отнять. Она-то не холопка. Ни силой заставишь, ни прельстишь богатством. Быть может титулом? Не знаю. Сложно. Плюс, влюблена, как говорят, в холопа, причём магически возникла та любовь. Второе - как удержать, когда её отнимем. У нас-то нету трёх желаний. Как у холопа. Нет и одного. Не пожелаешь, чтоб она осталась невестой или по иной причине. И третье - политический момент.
- Политический? - удивился барон.
- Милорд, соседи ваши. Да и сам король. Навряд ли будут слишком рады. Когда у вас есть фея. Их это уязвит.
- Что, думаешь, пойдут войной на нас? - с усмешкой посмотрел на него барон.
- Кто знает, ваша милость, - покачал головой советник. - Тут загадывать нельзя. Тем более что фея. По сути неизведанная мощь. Чем одарить способна, неизвестно. Что если силой, иль богатством? Иль вечной молодостью?
- А, глупости! - отмахнулся барон. - Когда она служить нам станет, да пусть они от зависти хоть лопнут. Никто на нас войною не пойдёт. Ведь я-то не холоп. Её у меня точно не отнимешь. Когда и у холопа отобрать столь затруднительно. Зачем же воевать тогда? Наоборот, начнут заискивать, искать контактов, дружбы. Чтоб и её почаще видеть. Монарху в милость попаду. Поверь, так будет.
- Вы мудры, милорд, - уважительно сказал советник. - Вы вероятно правы. И всё же нам подстраховаться надо. Ну, например, когда её отнимем, спрятать. И всем сказать, ушла в свой мир, домой. Иль постараться выдать её замуж. За вашего наследника. Благо, не женат. И даже не помолвлен.
- Но он уже обещан.
- Договориться можно.
- Ну да, пожалуй можно, - согласился барон, призадумавшись. - Почётно породниться с феей. Да и девица так прелестна. Что дух захватывает. На любом балу, на любом приёме все взгляды будут только на неё. Все устилаться будут перед ней. А значит перед нашим родом.
- Ещё и чудеса творить охотней станет. Когда они для собственной семьи, - заметил советник.
- И тут ты прав. Сие немаловажно, - кивнул барон. - Итак, осталась одна "мелочь". Как нам всё это провернуть. Как их женить. Советник, посоветуй.
Он не без доли иронии но в то же время с явной надеждой в глазах уставился в ожидании на подчинённого.
- Милорд, - очень серьёзно произнёс тот, - я предложить могу сейчас вам лишь одно. Пред нами крайне сложная задача. Решить которую нам мудрости не хватит. Вдвоём. Нам надобно опять собрать совет. Но только тех людей, смекалист кто и предан. Кто точно распускать язык не станет. И мысль способен дельную подать. И вот тогда быть может мы найдём, что делать. Но может быть и нет. Не просто это. Не гневайтесь милорд за прямоту.
Барон посмотрел на него пристально, так что заставил испытать холодок внутри.
- Мой друг, - молвил он спокойно, - ты должен уяснить одно. Сия девица вроде как святыня. Богиня, непорочный ангел. Отдать её холопу в жёны, чтоб с ним она делила ложе, рожала ему смердиков сопливых, это такая мерзостная скверна, которую мне тошно и представить. Я рыцарь, у меня есть честь. Я не могу остаться безучастен к беде богоподобного созданья. Её отнять нам надо точно. "Быть может" мне здесь не подходит.
- Я уяснил, мой лорд, - ответственно заявил советник. - Я вас не подведу. Одна лишь просьба.
- Говори.
- К вам фея в гости собралась. Вы, ваша милость, у неё узнайте, в беседе светской ненароком. Когда у них намечено венчанье. От этого и будем исходить. Поймём, сколько есть времени у нас. На то, чтоб свадьбу им расстроить.
- Я выясню, - пообещал барон. - Теперь ступай.
- Да сохранят вас боги, ваша милость, - склонил в поклоне голову советник и поспешил уйти. Барон же ещё долго не ложился, погруженный в волнительные грёзы открывшихся манящих перспектив.






День второй



Рун проснулся от скрипа открывающейся задней двери. Той, что выходила в огород. Вроде и скрипнуло-то негромко, но почему-то пробудился. Уж рассвело совсем. Обычно он всё же раньше просыпался. День не из лёгких выдался вчера, чрезмерно полный ожиданий, и волнений, и напряженья нервного. Даже от работы так не устаёшь, как от тревог. Вошла бабуля.
- Ты только воротилась? - удивился Рун.
Говорил он тихо, чтобы сон Лалы не потревожить.
- Да, Рун, - кивнула старушка.
- Где ты была, бабуль? Я уж и не знал вчера, что думать. И не пойдёшь искать. Не бросишь же Лалу одну. Решил, заночевала у кого-то.
- Так и есть, внучок. И не поверишь, у кого, - со значимостью произнесла бабушка.
- И у кого же?
- В городе, в хоромах у господ у знатных.
- Правда?! - поразился Рун.
- Истинная правда. Мы с Шашей обошли вчера всю-всю деревню. От края и до края. У каждого подворья побывали. Ох, Рун, ты б это видел. Сколько люду за нами хаживало. Не счесть, как муравьёв. И все-то удивлялись, и ахали. И все с таким почтением меня встречали. Очень много почёту было. Даже те, кто нос обычно задирает пред нами, все как один так вежливо, и уж не "бабка", а "баба Ида" говорили. Даже глава меня так называл и жёнушка его. А Шаше сколько перепало ласки. И все-то её гладили, и угощали, кто морковкой, кто хлебушком, кто даже пряничком. Уж она довольна была. Моя родная. Боюсь, объелась только, как бы не приболела от этого. И даже знатные господа, кто попадался, со мной здоровались.
- Здоровались с тобой? - недоверчиво спросил Рун.
- Да, - гордо ответствовала старушка. - Бабушкой меня называли. Вот один господин, разодетый весь такой, в шляпе, в вышитом камзоле, и говорит мне: "Здравствуй, бабушка". Представляешь? Да так... Ну, уважительно как будто. Я ему отвечаю с поклоном: "здравствуйте, добрый господин". А он мне: "бабушка, ты б не могла со мной проехать в город. С козой своей. Хочу, чтоб детки да супруга подивились на эдакое чудо". Сказал, что их в деревню не возьмёшь, когда тут собралися толпы, опасно и неприлично. И предложил мне за это... пять серебряных монет.
- Ничего себе! - только и смог вымолвить Рун.
- Да, Рун. Но я за вас переживала. И задумалась, соглашаться или нет. А он тогда мне "десять монет". Ну я и согласилась. Такие деньги. Да и знатному вельможе отказывать-то боязно.
- Ну да, - понимающе кивнул Рун.
- И он меня повёз. И Шашу. Не на телеге, Рун. В карете! Красивая внутри, прям загляденье. Отделана богато. Сиденья мягкие. И как будто трясёт гораздо меньше по дороге. Я в первый раз в карете побывала. За все мои года. Ну вот, привёз в свой дом. Богатый и красивый. И набежало к ним гостей немедля, всё дамы местные из знати, да детки их во множестве. Все Шашу гладили, с ней говорили, она немножко с детками играла. Меня ещё расспрашивали дамы. Про Лалу, что да как, про платье её очень интересовались, про её туфельки, как волосы уложены. Каждую мелочь хотели про неё узнать. Ну вот, а там уж и стемнело, и я со слугами у них заночевала. Потом с утра со слугами поела, и мне их управитель принёс монетки. Десять серебра, как обещалось. И поблагодарил. И один слуга ещё меня прям до деревни проводил, чтоб не ограбил кто-то ненароком.
- Вот это да! - сказал Рун. - Да мы теперь богаты!
- Не то чтобы богаты. Но при деньгах, - довольно молвила старушка.
- А что ж не спросишь, что у нас тут было? Такие чудеса происходили.
- Да я всё знаю, внучок.
- Откуда же?
- Да рассказали.
- И кто ж успел?
- Рун, сейчас все разговоры лишь об этом. Везде. Пока я со слугою шла, он всю дорогу и рассказывал, что было. Не замолкал ни на секунду. Жаль, не увидела сама такое диво. Но денежки важней, чем чудеса. Зимой-то ох как пригодятся.
- Бабуль, - смущённо посмотрел на неё Рун. - Не можешь дать немного денег? Из тех, что Шаша заработала. Сегодня Лала обещалась в гости, домой к Тияру нашему. И дочке его младшей пообещала дудочку. Но у неё нет магии. Истратила вчера почти что всю. Ей не наколдовать никак, я думаю. Сбегаю на рынок в город, покуда она спит. Глядишь за час и обернусь. Вдруг да дудочку куплю. А если нет, куплю хоть что-нибудь другое. Коровку деревянную или кота. Игрушку. А то придёт без ничего к Тияру. Девочка огорчится, будет неловко.
Бабуля улыбнулась неподдельным переживаниям, слышимым в его голосе.
- Уж так ты её любишь, внучок. Печалишься из-за подобной ерунды.
- Это вовсе не ерунда, - не согласился Рун. - Фея обещала, даже не чудо, просто дудочку. И не исполнит. Ей будет стыдно. Расстроится сильно, я думаю. Не хочется её расстраивать.
- Зачем же обещала, коли не может исполнить?
- Не знаю, может не ожидала, что магию потратит всю. А может не подумала.
- Рун, у нас теперь есть серебро. А сколько там игрушка может стоить. Медяк иль два. Ну даже если пять. Что вряд ли. У меня в узелке припрятано. Немножко меди. Скопила. Возьми оттуда... да хоть десять медяков.
- Спасибо, бабуль! Ты лучшая! - безмерно обрадовался Рун.
- Внучок, по совести-то это её серебро. Она нам заработала. И ещё продуктов столько надарили. Поэтому я как бы возвращаю ей, а не дарую, - скромно заметила старушка.
- Наверное, - согласился Рун. - Но всё равно, спасибо. Выручила. Очень.
- Только, Рун, - серьёзно посмотрела на него бабуля. - Надо ей сказать. Твоей невесте. Чтоб всё-таки не обещала никому того, что стоит денег. Ведь мы не господа поди, чтоб тратиться направо и налево. Начни лишь тратить, скоро угодишь на паперть.
- Неловко как-то ей про деньги говорить. И даже грубо. Ведь всё же гостья. Давай, если ещё раз так случится, тогда уж и скажу, - попросил Рун.
- Ну... ладно, - согласилась бабушка.
- Только ты уж с ней побудь, пока я бегаю. Я быстро. Если проснётся, а тут никого, испугается наверное.
- Я побуду, внучок. Но ты уж поторопись. Дела в огороде сами-то не сделаются. Особенно, когда без магии фея твоя.
- Ну да, не сделаются, - улыбнулся Рун. - Прости, бабуль, что всё не помогаю. Я постараюсь в скорости помочь. Не бросишь её никак. Страшно ей без меня.
- Мне тяжело одной, Рун, - немного с укором сказала бабуля. - И из лесу ничего не принёс. Ни шкурок, ни мяса, ни хоть кореньев и грибов.
- Бабуль, Лала не выносит убийств. Феи не выносят. К ней зайчики приходят на поклон. Она их гладит. И что, я должен их при ней схватить и удавить? Содрать с них шкурки? Она плакать будет. Никак.
Бабушка вздохнула.
- Я понимаю, внучок. Но и ты пойми. Ну ладно, если ты на ней женишься, тогда не пропадём, я думаю. Но ты же говорил, быть может нет, может отпустишь. И как мы зиму будем зимовать тогда? Если не заработаем, не сделаем припасов? У тебя было целых три желания! А станет ни одного. Поймал фею, и остался ни с чем. Ох, внучок, простофиля ты у меня. Как будешь жить, когда меня боги приберут. Я и не знаю.
Она покачала головой.
- Бабуль, я постараюсь сегодня уже начать что-то делать. Свожу её к Тияру, и в храм наш ещё обещала отцу Таю зайти. И во второй половине дня поди освободимся.
- И что, она будет сидеть скучать в доме, пока ты работаешь? - скептически поинтересовалась бабушка.
Рун с виноватым лицом промолчал в растерянности, не зная, что ответить.
- Ладно уж, в огороде я и сама справлюсь пожалуй. Не привыкать, - промолвила старушка. - Но воды я сама не натаскаю. А её на донышке осталось. И дождей совсем мало было. И гусениц собрать бы с посадок. Я их почти не вижу, глаза уже не те. Надо их собрать, Рун. А то сожрут всё. И останемся ни с чем. Зимой. И крышу подлатать бы. Течёт.
- Бабуль, я понял. Не позже чем завтра всё сделаю. Воду хоть ночью буду таскать, если что. Я помогу, - пообещал Рун.
- Ну ладно, - кивнула бабушка.
- Народу-то там много болтается у дома? - спросил Рун. - Поди с утра уж собираются.
- Ты что, не знаешь ничего, внучок? - удивилась она.
- Про что?
- Вчера, как вы ушли домой, барон сам лично сделал объявленье перед всеми. Сказал, кто фее станет докучать, следить за ней, ходить за нею следом, просить чудес, прохода не давать. Тому не поздоровится. И стражу ещё выделил в деревню. Там нету никого, у дома. И видимо не будет. И стражники уж ходят вдоль домов, порядок охраняя. И даже рыцарь придан им. Сюда. Начальствует над ними.
- И даже рыцарь! - подивился Рун. - Я о таком не слыхивал ещё. Чтоб рыцари в деревне караул несли.
- Простые стражники могут заробеть, коль знатный кто у дома станет ошиваться, - мудро заметила бабуля. - А с рыцарем уже не заробеют. Погонят всякого.
- Это... У меня словно гора с плеч! - безмерно обрадовался Рун. - Ай да барон наш! Мудрый человек. Как позаботился. Теперь Лала сможет смело ходить по деревне. Пожалуй даже и без меня, если захочет.
- Барон умён, - кивнула бабушка. - Но мы для него ничто. Смотри, как бы он глаз не положил на фею. А то уведёт. Невесту-то. У такого простофили. Оглянуться не успеешь.
- Лала со мной по своей воле, - ответил Рун. - Если надумает уйти, кто я такой, чтоб ей препятствовать. Но ты же видишь, она хочет быть со мной.
- Рун, - словно услышав его слова, пробормотала Лала во сне.
- Да вижу уж, - умилённо улыбнулась старушка. - Но всё же, Рун, будь осторожней.

Скоро Рун вышел из дому. В кармане у него лежали завязанные в тряпицу 10 медяков. Небывалая для него сумма, и в руках-то не держал никогда. Ещё стояла утренняя прохлада, но и поднимающееся солнышко припекало, даря коже тепло. Неподалёку возвещал кукареканьем о начале рабочего дня петух, собака деловито погавкивала, слышалось мычание, чьи-то невнятные голоса, стук колуна, раскалывающего дрова, пастух вёл коров на пастбище, бабы во дворах суетились, давая корм курям и свиньям, двое мужиков на телеге ехали в сторону леса, рыбаки спешили к реке, Ниор, сосед через два дома, что женился недавно, шёл на луга, держа косу на плече и узелок с провизией в руках, старики возились в огородах, на поленнице неторопливо умывался лапкой серый кот, из кустов доносился жизнерадостный гвалт воробьёв, временами с порывами ветерка немного тянуло запахом навоза. Обычное рутинное деревенское утро. Всё как всегда. Почти. Необычного было два. Первое, это пара стражников, стоявших чуть в стороне от избы Руна, негромко перебрасываясь словами. Бывают путники в деревне, включая и в доспехах, и с мечами, но они в основном около постоялого двора или трактира, и не настолько рано. А тут на зорьке на краю деревни два воина, и никуда не движутся. Стоят. Ну а второе, гораздо более диковинное для Руна, это что все кто был на улице, мгновенно его заметили. Обычно он что есть, что нет, как будто невидимка. Окинут его равнодушным взглядом, и всё, бывает и поздороваются даже, если совсем рядом пройдут. Ито далеко не каждый. Рун так к этому привык, что ему уж и нравилось - никто не отвлекает, не обратит вниманья, что ни делай. Свободу внутреннюю какую-то ощущал от того. А тут вдруг... все смотрят с неподдельным любопытством. Рун вышел за калитку и хотел было, как обычно, быстрым шагом, отправиться по своим делам, но поравнявшийся с ним в этот момент Ниор неожиданно повернул к нему, остановившись подле.
- Здорово, Рун, - сказал он спокойно.
- Здорово, - кивнул Рун.
- Как там фея?
- Нормально. Спит ещё. Вчера устала. Переволновалась сильно.
- А ты куда?
- На рынок надо.
- Понятно.
Тут и рыбаки и подошли. Четверо мужиков. Поздоровались. Рун чувствовал себя очень странно от подобного внимания. Ответил им небольшим кивком.
- Кланяйся от нас фее, - произнес Аур, белокурый здоровяк лет 35-ти. - За чудеса её, дарованные нам. Какое ж было диво!
- И мой поклон ей передай, - вставил Ниор.
- Да, диво так диво! - покачал головой Дарий, другой рыбак, с чёрной кудрявой шевелюрой и седеющей бородкой.
- Самое дивное диво, это она сама, - пылко заметил Мьян, рыжеватый тёмный от загара парень.
- Это да! - согласился Аур. - Только платье у неё... Я прям не знал, прикрыть ли глаза своему старшему, чтоб не смотрел, или нет.
- Феи безгрешны, - сказал Рун. - Они все так ходят. Вы, когда смотрите на неё, думаете о греховном. В мире фей ни у кого подобных мыслей не возникает. Вот и вся разница. Поэтому и не смущаются. Нарядов, где ноги видно.
- По мне так это очень красиво, - заявил Мьян.
- Ну ещё бы, - усмехнулся Дарий.
- Так ты, Рун, выходит, вроде как колдун. Фей умеешь ловить, - задумчиво проронил Аур.
- Я знаю ритуал призыва. И всё. Дедушка научил, - ответствовал Рун. - Где бы я научился колдовству? В лесу у медведей?
- А свадьба когда у вас намечена? - поинтересовался четвёртый рыбак, дед Фаар.
- Не решили ещё. Не скоро видимо. У фей традиции разные надо соблюсти, да ритуалы, перед свадьбой. Нельзя так сразу, только обручились, и тотчас под венец.
- Сочувствую, - улыбнулся беззубым ртом Фаар.
- А я завидую, - молвил Мьян.
- Да все завидуют, не сомневайся, Рун, - сказал Дарий. - Ну, кроме нашего дедушки Фаара. У него всегда своё особое мнение. И где рыбу крупную искать надо, и как горестно быть фее женихом.
- Да говорю я, там весь крупняк! Я-то поболе некоторых рыбу ловлю, - загорячился Фаар.
- Неужели это того стоило? - с искренним непониманием посмотрел на Руна Аур. - Два желания потратить из трёх, чтобы сделать фею невестой. Ты мог бы такого назагадать на эти два желания. Любая б девка за тебя пошла. Эх, мне бы три желания. Уж я бы... загадал.
- Так она поди и сама колдовать для него может, без желаний, - предположил Фаар. - Или ты, Рун, третье желание вчера истратил, чтобы она народ потешила?
- Нет, она по собственной воле колдовала. Моё третье желание всё ещё при мне, - отозвался Рун.
- Вот и выходит, что Рун-то поумнее будет, чем некоторые здесь, - произнёс Фаар с усмешкой. - Женится, и всё её волшебство станет его.
- Она не очень сильная фея, - поведал Рун. - Не всё может. И магию в нашем мире ей сложно восстанавливать. Вот вчера поколдовала для вас, и магии в ней почти и не осталось. И когда восстановится, неизвестно. Наверное нескоро. Вы уж не ждите от неё чудес. А то расстраивается, знает, что ждут все, а сделать не в силах. Переживает из-за этого. И расскажите всем, чтоб не ждали. Она же чувствует, когда ждут.
- Мы всем расскажем, - пообещал Дарий.
- Она и сама такое чудо, что и не надобно других, лишь бы её видеть хоть изредка, - с чувством заметил Мьян.
- Я тоже так считаю, - кивнул Ниор.
- Согласен, - произнёс Аур.
Пока Рун с мужиками стояли, другой люд тоже начал было подтягиваться к его дому. Но тут в дело вмешались стражники, подойдя быстрым шагом.
- Что встали-то у дома феи?! - сурово воскликнул один из них, крепко сложенный молодой человек лет под двадцать пять. - Баронского указа не слыхали? Идите куда шли.
- Да мы с соседом только поздоровкаться. Уже уходим, - миролюбиво молвил дед Фаар.
Рыбаки и Ниор зашагали прочь.
- Рун, - сказал второй стражник, чуть более высокий, чем его товарищ, чуть более старший - с виду лет тридцати, с уверенной невозмутимой физиономией.
- Да? - вопросительно посмотрел на него Рун.
- Ты, зови если что, сразу придём. Даже кричи, коли надо, ну: "Стража!" Не тушуйся. Понял?
- Ага, спасибо, - вежливо поблагодарил Рун. - А правда, что тут с вами рыцарь? А то не видно.
- Да спит ещё. Чего ему в такую рань шататься, - охотно ответил стражник. - Навряд ли он будет с нами в карауле. Это не рыцарское дело. Он здесь на всякий случай. Вот когда случай этот вдруг возникнет, тогда он и вмешается. А так... ищи его на постоялом дворе. Ну или в таверне. Ежели он фее зачем-то понадобится.
- Понятно, - кивнул Рун.
- Ты-то далеко ль собрался? Чтоб знать, - молвил стражник.
- На рынок в город, скоро ворочусь.
- Ну, бывай, Рун. Помни, зови по любому поводу, даже если кто просто докучать станет.
- Спасибо, я понял, - заверил Рун.
Развернувшись, он быстро зашагал по дороге из деревни, всё так же чувствуя на себе любопытные взгляды. На душе его было легко, и как-то... солнечно. За Лалу он теперь совсем не боялся. Странно было. Всё. Стражники с ним говорили, как будто он имел значение. Мужики... разговаривали на равных, словно он один из них. Слушали его, внимали его словам. Если задуматься, это была самая длинная беседа его с деревенскими за последние годы. Что-то менялось в его жизни, и он не знал, радоваться тому или нет. Непривычно. Слишком. Но вроде ничего дурного. Наоборот, как будто бы сулит надежды. Что может кто-нибудь возьмёт его теперь в работники, иль даже в подмастерье. Когда Лала воротится в свой мир. И станет он как все. Одному... вроде тоже неплохо. Но как-то малость... безрадостно. Всегда спокойно. Что достаточно удобно. Избавлен от волнений и тревог. Вот только хорошо ли быть всегда в покое? Когда ты не покойник. Ах, если бы осталась Лала. Навеки с ним. Как было бы прекрасно. Но ей непросто жить среди людей. Пусть лучше возвращается домой. Где будет в безопасности, с родными.
Пройдя ещё немного Рун вдруг осознал, что скорее всего ошибается. Ничего не изменилось в отношении людей к нему. Это всё только из-за Лалы. Когда она уйдёт, все опять от него отвернутся. Скажут, вот дурак, поймал фею и остался ни с чем. И стража потеряет интерес. И мужики. А может его недруг, сынок главы, попакостит ещё. В отместку за удачу, за то, что красовался с феей. Он на это способен. И станет даже хуже. Готовым надо быть к обоим вариантам. И к лучшему, и к худшему. Но так или иначе сейчас всё отлично. И Лала под защитой. И односельчане приязненней себя ведут. И надежды есть. На будущее. И даже настроение... чудесное. Тепло очень на сердце. Слово лучики солнца проникают прямо в него и согревают. Ещё бы дудочку купить. Да поскорее к Лале воротиться, прижать её к себе, полюбоваться на неё, на её счастье, на её улыбку. Прямо не терпится. Поторопиться надо.
Так за мыслями Рун и не заметил, как дошёл до городка. Стоявшие на воротах стражники его вроде не признали, может не было их вчера в деревне. Посмотрели сквозь него равнодушно, и всё. И далее, пока он шёл по улицам, на него никто внимания не обращал, все были заняты своими делами. Но вот когда он достиг рыночной площади, там довольно скоро ситуация стала меняться. Он ходил меж торговыми рядами, выискивая, продаёт ли кто игрушки да поделки какие. Хоть было ещё довольно рано, на рынке жизнь уже бурлила ключом. И продавцов хватало, и покупателей - в основном слуг, приобретающих продукты для стола господ, люди торговались, ржали лошади, точильщик ножей вовсю искрил о точильный камень кухонным тесаком, мясник рубил тушу, кто-то из лоточников громко нахваливал свой товар, зазывая народ. И через все эти звуки постепенно Рун всё отчётливее начал различать негромкие фразы "кавалер феи", "жених феи", "тот Рун", и прямо кожей стал ощущать на себе взгляды множества глаз. Иногда на него откровенно пялились, некоторые перешёптываясь при этом меж собой. Он старательно пытался не замечать чужого внимания, но не замечать с каждой минутой было всё труднее. Наконец он достиг рядов, где продавали вещи, здесь торговцев было заметно меньше, за вещами покупатель обычно приходит днём, а то и под вечер, потому и торговать многие начинают позже, зато позже и уходят, когда продукты уж давно почти никто не продаёт. Рун внимательно осматривал товары, попадались ему на глаза и куколки, и резные фигурки разных животных, и глиняные свистульки, и весёлые вышитые картинки на кусках ткани, и деревянные сабельки. Вот только дудочек не было. Он уже почти совсем утратил надежду на успех, когда на задворках встретился ему тощий дед, торгующий всякими странными мелочами, среди которых лежала и вполне презентабельная на вид дудочка. Рун не первый раз на рынке, нельзя сразу выказывать интерес к нужному предмету, иначе задерут цену.
- Здравствуйте, дедушка. Почём у вас игрушки? - спросил он как бы ненароком.
Дед посмотрел на него неприязненно.
- Иди отсюда подобру-поздорову, - сурово произнёс он скрипучим голосом.
- Но почему? - искренне удивился Рун. - У меня есть деньги.
- Проваливай, кому говорят! - грубо ответил дед. - Тебе я ничего не продам. Взять за себя фею хитростью всё равно что надругаться над ней. Ты подлец. Петля по тебе плачет. Тьфу.
Он с отвращением сплюнул.
- Не брал я её хитростью. Она сама согласилась, - сдержанно попытался объяснить ему Рун, с наивной верой, что это недоразумение сейчас разрешится.
- Конечно! - саркастически воскликнул старик. - Волшебством влюбил. Волшебством заставил стать невестой. Невинное небесное созданье! Ты негодяй. Словно в душу мне нагадил. На старости-то лет! Иди отсюда, пока я стражу не позвал.
Тем временем к ним, привлечённые конфликтом, подошло несколько других торговцев.
- Парень, тебе что надо? - спросил один из них, бородатый деловитый мужичок в сером кафтане. - Я тебе продам.
- Дудочку, - вымолвил Рун чуть растерянно.
- Дудки у меня нет, - с сожалением развёл руками тот. - Может у вас, мужики, есть? - обратился он к остальным торговцам.
Все отрицательно покачали головами.
- Дед, что ты выкаблучиваешься, продай ты ему дудку, - настойчиво попросил мужичок.
- Я лучше удавлюсь, чем продам ему что-то! - яро возразил старик.
- Ну продай мне. Хоть за двойную цену.
- И не подумаю! - упёрся старик. - Ты хочешь ему перепродать, а ему я дам только вот это.
Он показал кукиш.
- Вообще-то он прав, - вдруг поддержал деда ещё один торговец, высокий дядька солидного вида. - Фею волшебством брать за себя подло. Она же дитя. Такое чистое, такое невинное, столь добрая. Наивная доверчивая наверное. Обмануть-то легко. И будет жить теперь. Вот с ним? Правильно, не продавай ему, старый. Гнать его в шею. И наподдавать хорошенько. Не помешало бы.
- Совсем вы ополоумели, - с удивлением заметил мужичок в кафтане. - Жениха феи гоните? Поколотить его хотите? И что она подумает о нас?
- Пусть знает правду. Что люди думают о нём, - упёрто заявил старик. - Может разлюбит, когда узнает. Пересчитать ему зубы надо. Все ли они у него, или каких-то уже не хватает.
- Кому это ты хочешь пересчитать зубы, доходяга, - не без юмора спросил подошедший неожиданно стражник, шкафообразных габаритов здоровяк. - Что за шум тут у вас с утра-то?
- Да вот, женишок феи пришёл, - злорадно усмехнулся дед. - Дудку ему видите ли надо. Подудеть захотел.
- Ну и в чём проблема?
- А в том, что подлец он. Фею хитростью за себя взял. Гнать его отсюда. Не продам я ему дудку. Лучше удавлюсь.
- Никого я хитростью не брал, - твёрдо возразил Рун.
Стражник с интересом пристально уставился на него.
- Зачем тебе дудку с утра приспичило?
- Лале надо. Фее. Обещала дочке нашего кузнеца подарить. Но вчера всю магию истратила, не наколдовать ей самой. Никак. Пришёл купить.
- И ты не хочешь фее дудочку продать? - удивлённо посмотрел на старика стражник.
- Фее продам, ему нет, - упрямо промолвил тот.
- Так, дед, - спокойно сказал стражник. - Или ты сейчас продашь ему дудку, или пожалеешь, что ещё не помер.
- А что, а я ничего, - сразу пошёл на попятную старик. - Пусть покупает. Мне не жалко. Для феи. Только дорогая это дудочка. Очень хорошая. Звучит красиво. Заслушаешься. Пять медяков стоит. Откуда у этого нищеброда такие деньги.
- Да ты смеёшься над нами, - развеселился стражник. - Пять монет за детскую дуделку? Дай ему две, парень. Есть у тебя две?
Рун кивнул.
- А остальное, дед, если хочешь, я доплачу тебе тумаками, - добавил стражник.
- Две так две, - буркнул старик. - Доплаты не надо.
Рун долго возился с узелком, куда были завязаны монетки, пока его развязал. Дед не без ухмылки наблюдал за этим. Наконец два медяка были уплачены и заветная дудочка получена.
- Вот что, добрый молодец, - обратился к Руну мужичок в кафтане. - Возьми-ка ты у меня ещё лошадку резную. Детки любят разные фигурки. В дудочку уметь надо дудеть, подудит ребёнок разок да бросит, а фигурками ребятне нравится играть. Пусть фея и то и это подарит.
- Да не надо, - вежливо сказал Рун.
- Это бесплатно. Бери.
- Бесплатно неловко, - возразил Рун. - Не нужно ничего, спасибо, дудочки хватит.
- Я же не тебе это дарю. А фее. Что ты за неё-то отказываешься. Не муж ещё поди. Вот она если откажется, тогда можешь и обратно принести. Если хочешь, - улыбнулся мужичок. - Я между прочим за тебя заступился. А ты подарок от чистого сердца предложенный не хочешь взять. Нехорошо как-то.
- Ну ладно, - сдался Рун. - Я возьму.
Мужичок быстро направился к своим товарам, Рун пошёл следом и скоро получил из рук в руки маленькую деревянную фигурку лошади. И это была не какая-то грубая поделка. Лошадка выглядела как живая, вырезал явно умелый мастер, и вырезал с большой любовью.
- Красивая, - подивился Рун. - Очень. Спасибо.
- Да не за что. Кланяйся фее от нас.
- Передам ваш поклон обязательно.
- Эй, паренёк, - подал голос продавец, стоявший чуть поодаль. - А от меня подари ей гребень. Фее своей. Вот этот. У неё волосы длинные, расчёсывать много наверное приходится, как раз ей пригодится.
- Ладно, - обречённо согласился Рун.

*****


Не прошло и часа после выхода из дома, как Рун воротился. В руках он держал два лукошка, наполненные продуктами и всякими разными небольшими вещичками. Лала уже проснулась, сидела рядом с бабулей с весёлым личиком. Рун поставил лукошки на стол.
- Доброе утро, суженый мой, - приветливо вымолвила Лала.
Она была само очарование. Всё в ней излучало бесконечную искреннюю радость его приходу.
- И тебе доброе, невеста моя, - улыбнулся Рун. - Смотри, сколько тебе даров надарили на рынке. Всё бесплатно. Я уж как ни отбрыкивался, но куда там. Кое-как от колбасника отбился хотя бы. Я ему твержу, не едят феи мяса, а ему хоть кол на голове теши, говорит, это она моих колбасок ещё не пробовала, вот попробует, сразу и полюбит.
- Добрые у вас люди, Рун. Все мне хорошего желают. Заботятся. Но мяса всё же не надо. Мне грустно от его вида даже. Но ты, Рун, кушай сам мясное. А то бабушка Ида говорит, ты большой охотник до него. Я не хочу тебя морить.
- Я не пропаду, Лала, не беспокойся, - заверил Рун.
- Что, Рун, удачно сходил? - спросила бабуля.
- Да, - кивнул он.
- А зачем ты, Рун, на рынок ходил? - с любопытством побуравила его глазками Лала.
- А тебе бабуля не сказала?
- Сказала, что-то по хозяйству надо.
- Ага, так и есть, - Рун с удивлением и благодарностью посмотрел на бабулю
Та ответила ему доброй улыбкой.
- Ладно, дети, пойду я в огород. Работать, - сообщила она. - Дела-то сами не сделаются. А вы тут не шалите. Рун, уберешь продукты из подарков, как вы их разберёте? Или мне это сделать?
- Пусть Лала их посмотрит, после уберу, что ей не надо.
- Ладно.
Бабуля встала. Лала тоже поднялась.
- Спасибо, бабушка, за кушанья, и за рассказы. Вы весёлая. И добрая.
- Да на здоровье, дочка. С тобой светло всё время на душе. Поэтому и весело.
Бабуля вышла. Рун с Лалой, оставшись одни, стояли и смотрели друг на друга. Рун любовался на неё. И в то же время удивлялся. Тому, насколько много разных чувств в её глазах отражено. Она глядела на него... доверчиво. И беззащитно как-то. И ласково. И мило. И тепло. И словно чуточку с упрёком ироничным. И с ожиданием чего-то озорным. И много-много было там ещё такого, чего мужскому сердцу не понять, не разобрать на точные детали, но согревает. Женственного очень. У него взволнованно затрепетало в груди.
- Ты, между прочим, меня сегодня ещё не обнимал, Рун, - с лукавым укором произнесла Лала наконец. - Вот так женихи нынче пошли.
- Виноват, готов исправиться немедля, - улыбнулся Рун. Подошёл к ней и обхватил руками. - Попалась? Которая обнималась? - сказал он с юмором.
- Спасите! Меня поймал жестокий человек и хочет заобнимать до смерти, - разулыбавшись, запричитала Лала.
- Что это ты сегодня такая... игривая? - усмехнулся он.
- Не знаю. Легче. После вчерашнего. Уже не так боюсь. Кажется, все мне рады. Барон такой учтивый. Смотри не отпусти меня, Рун, а то упаду.
- Вроде последнее время не падала. Чего вдруг снова?
- Да кабы знать. Ножки подкашиваются. Счастливая.
- Солнышко ты моё, - порадовался Рун её хорошему настроению.
- Эх, кабы не проклятье, Рун, посмотрела бы я на то, как ты бы по мне сейчас уже с ума сходил.
- Да я итак схожу.
- Ну да, - признала Лала, сияя.
- Смотри, как бы ты по мне сходить не начала.
- Ох, ох, ох, как разухарился, - по-доброму рассмеялась Лала. А потом положила голову ему на грудь и вздохнула.
- Мой суженый, - с непередаваемой нежностью тихо вымолвила она, так что Руна опять проняло до самых печёнок.
- Ну вот и начала сходить, - весело констатировал он.
- Просто... мне хорошо очень, - ответствовала Лала. - Смотри не отпусти меня только, Рун, самой никак не удержаться.
- Да не отпущу, не отпущу, милая, даже если будешь умолять выпустить, - заверил он.
- Опять звала тебя во сне? - спросила Лала.
- Звала.
- Я так и думала. Искала тебя. Всю ночь. Во снах. И так и не нашла.
- Я пытался тебя за руку держать. Но ты ворочалась. Пришлось оставить эти попытки. Чтобы не разбудить. Оттого и не нашла, я думаю.
- Наверное.
Наступила тишина. Они стояли, чувствуя тепло друг друга.
- Рун, - позвала Лала вскоре.
- Что, милая?
- А где мои цветочки, Рун?
- Какие?
- Которые ты мне нарвать бы должен. И принести с утра, раз ты жених.
- Руки были заняты лукошками, не во что было, - шутливо вывернулся Рун.
- Но ты же мне нарвёшь, правда? - мило поинтересовалась Лала.
- Хоть целый стог, если захочешь.
Лала рассмеялась весело.
- Нет, стог не надо, - произнесла она. - Букета хватит. Рун, у вас что, парни не дарят девушкам цветы? Даже когда помолвлены?
- Не слышал о подобном, - признался он. - Девушки сами рвут, это бывает, но чтобы парни... Такого вроде не случалось здесь. Вот удивятся наши сегодня. Когда я понесу цветы домой. Сейчас же все за мной следят. Заметят точно. Подумают, козе нарвал поесть.
- Да уж! - снова рассмеялась Лала.
- Лала, - промолвил вдруг Рун с некоторой озадаченностью.
- Да, мой хороший?
- А ты что, всё ещё пытаешься меня в себя влюбить? - аккуратно спросил он.
Лала чуть призадумалась, всё так же продолжая сиять счастьем.
- Хм. Возможно, - с беспечным простодушием ответствовала она. - А что? Ты против, Рун?
- Да нет. Просто... странно. Ведь я по твоей же собственной теории не могу в тебя влюбиться. Зачем же?
- Да просто так, - поведала Лала. - Я тебе верю. И знаю, что не влюбишься. И ты мой добрый друг. Поэтому могу... себе позволить. Не слишком сдерживать сердечко. Рун, ты знаешь, почему все девушки очень-очень хотят замуж?
- Откуда бы мне знать такие тайны? - полушутя заметил он.
- Тут нету тайны, Рун, нисколько. В девушках очень-очень-очень много любви. Она в нас с юности пылает, и ищет выхода. Но для неё подходит только кто-то самый близкий приблизкий. Единственный. Не родители, потому что они единственные друг у друга. Не сестрички милые, потому что и в их жизни когда-то будет кто-то единственный для них. Только на суженого можно проливать такие чувства, такую нежность. Ну и ещё на деток своих малых. И только от него получать взамен подобное же. Чего сердечко столь желает беззаветно, о чём мечтает. Тяжело постоянно сдерживать эту любовь в себе. Она всё время пытается найти пути наружу, желает вырваться, чтобы согреть кого-то. Своим теплом. А некого, пока нет суженого. Живёшь как будто ни для чего. Ни для кого. Бессмысленно. Ты стал мне очень близок, Рун. К тому же счастье мне даруешь. Поэтому сердечко забывает. Порой. Что ты жених мне только понарошку. А может дело и в моей природе. Ведь для неё естественно стремиться. Влюблять в себя. А может я дразню тебя немножко. По доброму, по-дружески, шутя. По-моему ты должен быть доволен. Тебе же нравится. Я чувствую.
- Быть может я от этого страдаю, - улыбаясь, промолвил Рун с деланным огорчением.
- И от чего же? - развеселилась Лала.
Рун призадумался.
- Ну же, - подбадривала его Лала.
- От недостачи жертв, - наконец нашёлся он.
- Ну да, такое может быть, - уже без всякой иронии признала Лала.
- Вот видишь!
- Бедняжечка! - с юмором произнесла она.
- Жестокая, - с шутливым огорчением парировал Рун.
- Ты так меня смешишь сегодня, Рун, - порадовалась Лала. И вдруг, вздохнув, подняла голову и посмотрела ему в глаза.
- Рун, ты хоть понимаешь, что это будет мой самый первый поцелуй? - уже без всякой улыбки мягко сказала она. - Ну, настоящий, с мужчиной. С парнем.
- Вот это да! - поразился Рун. - Ничего себе.
- А ты что думал, Рун? Что я целую всех направо и налево?
- Да нет, просто не задумывался об этом никогда. Действительно, большая жертва.
- Огромная, Рун.
- Прости.
- Да не за что тебе просить прощенья, - улыбнулась Лала. - Ну что ты, милый.
- И получается, она теперь зазря.
- Как это? - спросила Лала с искренним недоумением.
- Ну это же всё было ради могущества.
У Лалы дрогнули губки, и на личике появилось выражение безмерной печали.
- Это не было ради могущества, Рун, - с трудом проговорила она обиженно. - Ты отказался от чудес. Ради меня. Пошёл на жертву. Огромную. Вот ради этого.
У неё на глазах выступили слёзки.
- Лала, ну ты меня не так поняла, - ласково произнёс Рун извиняющимся тоном. - Мы пошли на обещание ради могущества. Но оказалось, из-за проклятья тебе его не обрести. А жертвы стали результатом обещанья. Когда бы знали мы, что есть проклятье, не стали б обещать, и не было бы жертв. Вот это я имел в виду. Прости.
Лала побуравила Руна глазками, но кажется успокоилась. Улыбнулась тепло. Снова положила голову ему на грудь. И вздохнула.
- Врунишка, - буркнула она счастливо.
- И в чём же я соврал? - усмехнулся Рун.
- Ты-то пошёл на обещание не ради могущества. А потому что я ревела.
- Нет, это был коварный план. Я знал, что ты пожертвуешь в ответ. И я заполучить сумею право. На первый поцелуй твой.
- Действительно, ужасно коварный план.
- И он, заметь, сработал.
- Не стыдно тебе так обманывать несчастную фею?
- Так это ты сейчас несчастна? Какая же бываешь, когда счастлива?
- Ещё счастливее.
- А так бывает?
- Кто знает.
- Лала, - произнёс вдруг Рун без тени шутки.
- Что, милый?
- Ты не жалеешь? Что обещала эту жертву. Когда она настолько велика, - спросил он мягко.
- Нет, - искренне заверила Лала. - Нисколечко. Ты так заботишься обо мне, Рун, обнимаешь всегда... столь трепетно. Я, пока с тобой, всё время счастливая-счастливая. Спасал меня не раз. Помогаешь. Утешаешь в минутки грусти. Не стал меня неволить, отпустил, когда поймал. Мне кажется, Рун, любой другой дар не был бы достаточным за то, что ты делаешь для меня. А этот будет в самый раз. У меня нет ничего более дорогого, что я могла бы подарить тебе.
- Спасибо, Лала, - тихо промолвил Рун.
- Пожалуйста, мой зайка, - ответила Лала тепло.
- Рун, - снова позвала она его через некоторое время.
- Что?
Она подняла голову и посмотрела ему просяще в глаза
- Давай присядем и посидим подольше. Ну, рядышком. Раз уж ты меня даже за ручку не держал сегодня ночью. Соскучилась. И магии бы надо. Поднакопить. А-то наобещала девочке подарок. Обычно, Рун, феям достаточно легко даётся наколдовывать игрушки. Все ж сами были детками, а в детстве колдуешь себе кукол. Но я-то слабая была всегда, не слишком много практики, мне это трудно. Не знаю, выйдет ли ей дудочку наколдовать. Или хотя бы куколку какую. Переживаю из-за этого.
- Я сие предвидел, - довольно похвастал Рун. - Поэтому сходил на рынок. И дудочку купил.
- Правда?! - обрадовалась Лала безмерно.
Рун кивнул.
- Да ты же мой хороший! - воскликнула она с чувством. Обхватила его за шею, их лица сблизились, и Лала вдруг замерла.
- Ой, - сказала она виновато, немного покраснев. - Чуть не расцеловала тебя, Рун.
- Чёрт! - в притворном огорчении вздохнул он. - Опять я нецелованный остался.
- Чем же тебя отблагодарить за дар столь ценный, за заботу, суженый мой? - ласково спросила Лала, сияя.
- Хм, - призадумался Рун, хитро прищурившись. - Ну, давай посидим рядышком. По мне вполне хорошая награда.
- Ну так и быть, - разулыбалась Лала. - Только, Рун. Помоги мне на лавочку усесться. А-то как бы не упасть.

Самым удивительным из времяпровождения с Лапой наверное было её счастье. В ней всё всегда очень нравилось Руну, но это было что-то особенное. Кто не видал счастливых людей, тот не поймёт, кто не видал счастливых девушек, не поймёт вдвойне, кто фей объятий не встречал счастливых, тот и на треть не будет близок к истинной картине в своих попытках жалких счастие представить. Это же не только её улыбка, её сияющее личико, её лучащиеся радостью озорные глазки. Это и её хорошее настроение, словно передающееся из её души прямо в твою, порождая там яркий свет, и журчащий нежный её голосок, и безмерно трогательные интонации слов. И каждый жест, и каждое движение. Всё источает гимн стремленью жить и наслаждаться прелестью добра и теплоты, дарованными небом. Ну вот что-то такое. Ну как это опишешь, нету слов. Чтоб передать те чувства. Она становится словно солнышко, только проливающее на всё вокруг не свет, а счастье. И когда счастье это вызвано тобой, когда прижмёшь её к сердцу, как что-то самое драгоценное в мире, и она начинает светиться, и с каждою минутой всё сильней, а если долго так сжимать её в объятьях, то и отпустишь, а она не угасает, всё освещает тебе душу. Как это может не согреть внутри, не пробудить там что-то самое... глубинно трепетное. Наверное это и есть истинный рай. Сравнится ли покой средь райских кущ с волнением и радостью блаженства быть рядом с кем-то, кто тебе столь дорог? И для кого столь дорог ты. Навряд ли. Пусть ангелы завидуют в эдеме, что на земле есть эдакое диво. Меж двух сердец. Как будто не влюблённых. Но упоённых близостью друг к другу. Может сегодня дело было не только в близости, не только в объятьях, в чём-то ещё. Рун не знал. Но разве это важно, в чём причины. Когда она зажглась безмерным счастьем. И озаряет им тебя и всё вокруг. Они сидели, обнимаясь. Говорили о разных пустяках. Смотрели друг на друга. И было в её взгляде столько чувств. Разнообразных сразу. И капельку насмешки добродушной, и чуточку смущенья и волненья, и много-много ласки и тепла, доверие, привязанность, надежда, немножечко кокетства, благодарность. И бесконечность милого невинного девичьего очарования. И это длилось и длилось. И не хотелось, чтобы закончилось. Жаль, что конец бывает у всего. Примерно через пол часа снаружи совсем рядом с домом послышался топот копыт и ржание.
- Похоже, герольд приехал, - тихо предположил Рун.
- Ну вот, опять нам не дают побыть вдвоём, - состроила сквозь улыбку недовольную гримаску Лала.
- Да у меня спина уж затекла, - пожаловался Рун с усмешкой.
- Да уж! - проронила Лала с деланным удивлением и осуждением. И рассмеялась, - Ох и кавалер у меня! Спрошу герольда, может он меня обнимет. Поди спина покрепче у него.
- Не надо, - улыбаясь, искренне попросил Рун.
В дверь громко постучали.
- Герольд его милости! - раздался громкий мужской бас.
Они отпустили друг друга. Рун встал:
- Пойду открою.
- Рун, - произнесла Лала добродушно, - ты можешь бабушке помочь с делами, покуда я с герольдом. Тебе наш разговор неинтересен будет. Я думаю. Навряд ли он решит меня обидеть. А-то мне уж неловко пред бабулей. Что ты из-за меня ей не помощник. Я позже тоже вам попробую помочь. Мне б было интересно поработать, как вы работаете, в вашем огороде. Хоть чуточку.
- Ладно, - согласно пожал плечами Рун.
Он вышел в сени. Отпер засов. Герольд - почётная служба, уважаемая. Его все знают, уж в округе местной точно. Рун тоже видел его сколько-то раз, но с расстояния. Теперь же тот стоял перед ним в шаге. Красивые одежды, с большим гербом барона, безупречно вышитым спереди цветными нитями, красивая же шляпа, причём иная чем у всех, какую носят лишь герольды, фамильный меч за поясом - искусный, с длинною резною рукоятью, в узорчатых посеребрённых ножнах. Ремень с серебряной пряжкой, на шее золотая цепочка, пальцы в перстнях. Благородные безукоризненно правильные черты лица. Он был не молод, но и не стар, мужчина в полной силе, достаточно высокий и широкоплечий, уверенный в себе. В глазах читались опыт, ум и собранность. Пожалуй дом бабушки Иды впервые видел на своём крыльце столь благородную и важную особу. Рун поклонился в пояс, герольд посмотрел на него равнодушно, как на помеху на пути, мешающую проходу.
- Прошу вас, заходите, господин, - почтенно молвил Рун.
Герольд молча переступил порог. Дверь за собой он не закрыл, и Руну был препятствием закрыть, поэтому она так и осталась распахнутой. Благо, особой нужды затворять её не было, сегодня никто не торчал поблизости, пытаясь высматривать фею - стража и страх нарушить указ баронский делали своё дело, и делали его на отлично, улица оставалась пуста. Рун провёл гостя внутрь, в горницу. Лала стояла на ногах, расправив крылья. Её личико до сих пор продолжало сиять счастьем. Рун невольно улыбнулся этому сиянию. Лала тоже одарила его тёплой улыбкой.
- О боже! - негромко в полном изумлении вымолвил герольд.
- Здравствуйте, сэр. Я Лаланна. Добро пожаловать в наш дом, - мило поприветствовала его Лала.
Он глубоко вздохнул, словно собираясь с силами:
- Доброе утро, госпожа Лаланна. Позвольте вам представится. Сэр Амбадосса Батриоран, герольд земель сих милостью барона.
Он снял шляпу и поклонился поклоном, какого Рун ещё не видел, не столь изящным, как обычно господа пред дамами выписывают, но вычурно и сложно, исполнено достоинством. Лала тут же ненадолго оторвалась от пола, продемонстрировав ответной любезностью свой занятный воздушный реверанс.
- Приятно с вами познакомиться, сэр Амбадосса, - радушно произнесла она, снова приземлившись на ножки.
- Мне честь предстать пред вашими очами! - с чувством сказал герольд.
- Пожалуйста присаживайтесь, сэр, - вежливо попросила Лала, указав на лавочку.
Сэр Амбадосса с некоторым удивлением посмотрел на предложенное ему место, но послушался. Уселся, чуть отставив меч. Лала подлетела к Руну, загадочно буравя его весёлыми глазками. Парила совсем рядом и молчала. Если бы они были одни, Рун бы решил, что она просится в объятья, а тут прям и не знал. Но её радость была настолько заразительна, что он разулыбался.
- Ну я пойду? - спросил он с лёгким замешательством, любуясь на неё.
- Иди, мой дорогой, - ласково и капельку с юмором произнесла Лала.
Рун поклонился герольду и вышел. Лала опустилась на лавочку в двух шагах от гостя. Сидела, улыбалась, задумавшись о чём-то, прижав ручки к груди. И молчала. Сэр Амбадосса терпеливо ждал, взирая на неё внимательно.
- Какой стеснительный попался мне жених, - со счастливой улыбкой произнесла Лала наконец. - Не хочет выражать прилюдно чувства. Вы, сэр, такой же? Все мужчины таковы? У вас в краях?
- Да боже упаси, - ответствовал герольд. - Когда б ваш кавалер имел хоть каплю благородной крови в венах, кто бы он ни был, он бы пел вам оды, я думаю. И днём и ночью под окном.
- Ну, ночью я б хотела всё же спать, - рассмеялась Лала. - А днём конечно было бы чудесно. Когда б мой Рун мне хоть разочек спел. Но он хороший очень и без песен.
- Вы влюблены, сие заметно сразу, - сказал герольд с оттенком преклонения. - Из вас любовь прямо лучится, госпожа. Подобной силы нежных чувств доселе пожалуй я ещё не видывал ни в ком. Из девушек.
- Я счастлива, - не то согласилась, не то возразила Лала. - Порой так сильно, что уже боюсь, а вдруг как надоест, пресытится, наскучит. Иль утомит всё время быть счастливой. Но нет, не может счастье надоесть, не может стать обузой. Его всё время хочется. Всё время. Поёт сердечко сладостно в груди. И мир вокруг становится прелестней. Когда оно с тобой.
Она вздохнула, всё так же улыбаясь своим мыслям.
- Какое вы прекрасное созданье! - пылко заметил сэр Амбадосса. - Вы восхитительны! И телом, и душой. Впервые я завидую плебею. Что я не он.
- Спасибо, добрый сэр, мне лестно это слышать, - мило ответствовала Лала. - Как будто мы не виделись ещё. Вас не было вчера с бароном здесь?
- К прискорбию не удалось приехать. Я знаю, вы творили чудеса. А я всё пропустил. Теперь кляну судьбу. Что обошлась со мною столь жестоко. Так редко выпадает шанс увидеть хоть что-то удивительное в жизни. Но суетность забот житейских и на него накладывает длань, смеясь в лицо. Как грустно и нелепо. И ничего не сделаешь.
- Мне очень жаль, - с искренним участием посочувствовала ему Лала. - Изволите попить или покушать?
- Благодарю, не нужно ничего, - покачал головой герольд.
- Тогда я вся в распоряжении вашем.
Сэр Амбадосса встал.
- Позвольте для начала, госпожа, вам выказать своё глубокое почтенье.
Он опустился на одно колено и склонил голову.
- Ах, сэр, к чему официоз, ведь это же не во дворце приём, вы у меня в гостях в крестьянском доме. Прошу, присядьте, - мягко попросила Лала.
- Простите, госпожа моя, - сэр Амбадосса сразу сел. Посмотрел на Лалу долгим взглядом, словно собираясь с мыслями.
- Я слушаю, - произнесла она подбадривающе, с доброй улыбкой.
- Глубокоуважаемая фея, - заговорил герольд. - Я должен подготовиться к приёму вас в замке нашего милорда. Поэтому есть множество вопросов, которые нам надо разрешить. Ведь здесь у нас в глуши никто не знает. На них ответы. Укажите, сколько из них мне позволительно задать, чтоб вас не утомить чрезмерно. Пять? Восемь? Дюжину?
- Так много? - удивилась Лала. - Вот что, сэр. Давайте, я вопросы ваши чуть предварю коротеньким рассказом об этикете, принятом у фей. Быть может вам и спрашивать что-либо нужда сама собою отпадёт.
- Я весь внимание, - ответствовал герольд.
- Сэр, в нашем королевстве дамы и с крыльями бывают и без крыльев. Поэтому и нормы этикета имеют двойственность. В которую всегда. Заложено практичное начало. Вот взять к примеру выход из кареты. Тем дамам, кто к полёту не способен, им надо руку подавать, когда выходят. Чтоб им удобней было, чтобы не упали. А дамам, кто летать умеет, руки не подают. Им просто открывают дверь, и всё. Удобней вылетать, когда тебя не держат. А вот когда сидишь, взлетать неловко, сначала нужно встать на ножки, поэтому сидящей даме, имеющей намеренье подняться, необходимо руку подавать всегда, не важно с крыльями она или без крыльев. Вы понимаете, сэр Амбадосса? Галантность служит лишь удобству. Когда по лестнице вниз барышня нисходит, той, что без крыльев, нужно руку подавать, её надо вести. А с крыльями наоборот, не надо, для ней спускаться без поддержки проще, лишь кавалер, кто фее дорог, супруг, жених иль может лучший друг, бывает, держит и на лестнице её, чтоб ей свидетельствовать трепетные чувства. И всё. Относится сие к прогулкам и к обычным, которые без спусков и подъёмов. Когда идёте вы с крылатой дамой, она не упадёт и не споткнётся, поддержки ей от спутника не надо, поэтому она захочет взяться за ручки только с тем, кто мил сердечку. А если вы настойчиво начнёте пытаться взять её под ручку сами, когда вы ей не кто-то очень близкий, то это будет грубо и бестактно. Но если она ножками идёт, пройтись решила, не взлетает, тогда тут действуют все правила и нормы, присущие для дам, кто не крылат.
- Как удивительно и интересно, - молвил герольд с задумчивым видом. - Я суть определённо уловил. Теперь, когда к себе приеду, детальнее над этим поразмыслю, госпожа моя. Ещё есть что-то важное?
- Как будто нет, - поведала Лала. - Ну, может, что не кушаем мы мясо. Сэр, знаете, я видела картину, написанную маслом, пира гномов. Они охочи к мясу, как и люди. Там на столах у них лежали туши. Оленя, поросёнка, гуся. Все без голов. И рыба с головой. Зажаренные. Всякая из фей, попав за данный стол, расплакалась бы горько, я думаю. А ежели при ней ещё и станут туши резать и косточки глодать. Это такой кошмар, который даже страшно и представить. Мы с пониманием относимся к тому, что многие созданья любят мясо. Но если вы хотите пригласить какую-то из фей к себе за стол, желательно чтобы мясные блюда не выставлялись слишком напоказ, завуалированы как-то были. Иначе ей ужасно грустно станет. И тяжело.
- Спасибо, что предупредили, госпожа, это избавит нас от множества ошибок. Что-то ещё?
- Не нужно быть настойчивым ни в чём. Настойчивость есть форма принужденья. Но я здесь не подвластна никому. Ни господам, ни лордам, ни монархам. Галантный кавалер уступит фее. Если она чего-то не желает. Даже когда того желает он.
- Вы пищи много мне для размышлений дали, - благодарно заметил герольд. - Вопросов множество сами собой отпали. Осталась ещё пара, если можно?
- Я слушаю, сэр Амбадосса.
- Как правильно к вам обращаться? Как объявлять вас? Фея? Госпожа? Миледи? Леди? Дама? Дева? Или по имени быть может? У нас никто не знает ваших правил, как обращаться к феям надлежит.
- Как вам удобней, так и обращайтесь. Что вежливым сочтёте, то меня устроит, и не обидит. Только не "миледи". Миледи - это всё же статус. Которым я не обладаю здесь.
- Тогда последнее. Какого вы сословия? Что благородного, я вижу по манерам. И речи. Но какого?
- Это совсем неважно, - мягко сказала Лала.
- Ну как неважно? - искренне удивился герольд. - Это очень важно. А вдруг вы благороднее барона? В подобном случае с почтением глубоким он будет должен относиться к вам.
- Сэр Амбадосса, я же говорила, настойчивость не надо проявлять, - снова очень мягко произнесла Лала. - Любая фея в вашем мире. Всегда равна со всеми. Но если вы другого мненья, то выберите сами, кем меня считать. Хоть королевой, хоть крестьянкой. Мне всё равно.
- Прошу меня простить великодушно, госпожа моя, - смущённо проговорил герольд. - Одна ошибка позволительна любому. Второй раз я вас так не подведу.

*****


Рун сидел на корточках, выискивая в посадках гусениц. Бабуля поодаль пропалывала грядку. Всегда работы много в огороде. Сколь бы не делал, а она всё есть.
- Рун, - позвал вдруг сзади звонкий озорной девичий голосок.
Он встал, обернувшись. Лала парила рядом c приветливой улыбкой. Он тоже разулыбался, радуясь ей и её хорошему настроению. Сверху на них светило ярко солнышко, даря тепло, ясный летний денёк наполнял окружающее пространство ощущением праздника. Лала подлетела к Руну совсем вплотную и стала весело буравить его глазками. Парила и молчала, улыбаясь чуть иронично.
- Лала, я немножко замарался, - сказал Рун извиняющимся тоном.
- Очистишься, когда меня обнимешь, - усмехнулась она.
- Соседи смотрят, вон, из-за ограды.
- Рун, ну и что? Ты вроде мой жених.
Он сдался, шагнул к ней и обхватил руками. Лала вздохнула счастливо.
- Ушёл герольд? - спросил он тихо.
- Ушёл.
- Всё выяснил, что надо?
- Вроде всё. Иль нет. Не знаю, Рун. Как будто бы это сейчас столь важно. Нашёл о чём с невестой говорить. В такую романтичную минуту.
- О чём же надо говорить?
- О чём-нибудь. Таком, что будет девушке приятно. О красоте моей. О чувствах пылких. Своих ко мне.
- Но я жених-то вроде понарошку.
- А счастье у меня по правде, Рун.
- И у меня, красавица моя.
- Ну вот, уже чуть-чуть получше. Насколько ж я красива?
- Как улыбка бога. Как пенье соловья, как утренний рассвет. Как полевых цветов благоуханье. Как радость жизни.
- Ой, - промолвила Лала в безмерном приятном удивлении. - Вот это да! Ты прям меня сразил, Рун. Спасибо, мой хороший.
- Да не за что, родная.
Лала снова счастливо вздохнула.
- Сама уже из дома вышла. Не боишься, - порадовался он.
- Ага. Закончилось моё затворничество, - ответила она тепло. - Устала уж сидеть в избушке. Хочу на волю. Мир ваш посмотреть.
- Теперь поди посмотришь. Ты слышала, барон издал указ. Чтоб за тобою люди не ходили. Ослушаться его навряд ли кто посмеет. Включая даже знать.
- Бабушка Ида говорила про указ. По-моему это немножечко жестоко. По отношенью к тем, кто здесь живёт. Ведь все хотят на фею подивиться. Наверное. А им теперь нельзя.
- Нисколько не жестоко, Лала. Иначе бы тебе народ прохода не давал. Барон наш, прямо скажем, молодец. Так выручил. Нам надо в ноги кланяться ему за это.
- Ну, феи так не кланяются, Рун. И нам так не кланяются. Мы вам не слуги и не господа. Но за заботу конечно нужно будет поблагодарить милорда сердечно.
Какое-то время они просто стояли, молча.
- Лала, - позвал Рун через минутку.
- Что, мой котёнок?
- Солнце поднимается, - промолвил он мягко. - Скоро уж и полдень. К кузнецу идти. Хоть сколько-то бы надо поработать. До этого. А то мы обнимаемся, а бабуля одна тут трудится. Обижаться будет.
- Ты нехороший, - с полушутливой печалью произнесла Лала. И отстранилась.
- Побудешь здесь, со мной? Пока я гусениц ищу, - предложил Рун. - Посмотри, что у нас растёт. У вас такие же растенья в огородах?
- Какие-то похожи, другие нет, - ответствовала Лала. - Рун, я хотела бы помочь, тоже поработать. Мне интересно. Ты поучи меня, что делать, тут я и помогу.
- Я гусениц сейчас ищу, - поведал Рун. - Их прям нашествие. Хочешь, тоже их поищи.
- Так просто всё? - обрадовалась Лала. - Рун, а находишь гусеничку, и что потом?
Она уставилась на него с простодушным наивным ожиданием.
- Ну... давишь, - сказал Рун смущённо.
- Ой, - Лала в растерянности посмотрела ему в глаза. - Рун, убивать нехорошо. Гусенички тоже жить хотят. Они же просто кушают, и всё. Они невинны.
- Лала, тут выбор-то невелик, - с сожалением пожал плечами Рун. - Или мы их убьём, или они нас. Съедят всё, и мы с голоду помрём зимой с бабулей. Что тебе больше по душе?
Лала призадумалась.
- Рун, у тебя есть вазочка? - спросила она наконец.
- А что это?
- Хм. Кадушечка хрустальная. Небольшая.
- Хрустальной нет. Есть деревянные.
- Из дерева пожалуй даже лучше. Ты можешь принести?
- Ага. Сейчас, - с некоторым удивлением кивнул Рун.
Он отошёл. Лала с интересом стала оглядывать всё вокруг. Заметила любопытные лица за оградой, радостно помахала им рукой, лица немедленно расцвели улыбками и вежливо приветственно закивали. Огород был большим. И очень ухоженным. Аккуратные грядки, растения стоят на них рядами, словно солдаты выстроились в полк. Какие-то цветут, другие нет. Над ними вьются пчёлки деловито, летают мушки да стрекозки. Пичужка рядом ищет червячков. Две яблоньки чуть в стороне стоят, с ветвями в яблочках зелёненьких неспелых. Виднеются соседские домишки, а дальше речка, лес, холмы. Для феи нет приятнее картин, чем летняя цветущая природа. Зелёных красок буйство, ароматы трав, ласканье ветерка, тепло, прозрачность неба. Всё это очень согревает душу и дарит чувство радости сердечку. Усиливая ощущенье счастья.
Рун воротился с маленькой кадушкой в руках.
- Поставь её на землю, милый, - улыбнулась Лала.
Он послушался. Лала склонилась к посадкам, стала внимательно приглядываться, увидела маленькую зелёную гусеницу, обрадовалась, подставила мизинчик прямо к гусенице, и та сразу переползла на него. Рун наблюдал за происходящим, не зная, чего ожидать. Лала поднесла пальчик с гусеницей к лицу.
- Здравствуй, моя крошка, - ласково сказала она. - Пожалуйста, расскажи всем своим подруженькам зелёным, что более на этом огороде нельзя вам оставаться. Вы заберитесь все в кадушечку вот эту. А мы вас отнесём попозже на лужок на край деревни. И выпустим там. Хорошо?
Гусеница приподняла свою переднюю часть и несколько раз сделала движение, которое никак нельзя было понять иначе, чем кивок. Рун в изумлении уважительно покачал головой. Лала опустила пальчик к растениям, и гусеница сразу переползла на них.
- Ну вот, - довольно произнесла Лала. - Готово. Теперь тебе, Рун, не надо никого убивать. Ты положи лишь травки им в кадушку, чтобы им было что покушать. Пока мы их не унесём.
- Спасибо, Лала! - взволновано с чувством молвил Рун. - Сейчас нарву. И они что, сами туда переползут? Все-все? Со всего огорода?
- Да, Рун. Только им время на это надо. Когда от кузнеца вернёмся, поди уж будут все в кадушечке сидеть.
- Ох, Лала! Не знаю как и благодарить тебя! - с бесконечной признательностью произнёс Рун. - Выручила сильно.
- Рун, феи очень любят помогать. Нам это самое приятное, - радуясь, объяснила Лала.
- Рун, зачем тебе кадушка? - не выдержав, подошла полюбопытствовать бабуля.
- Бабушка, сейчас все гусенички с вашего огорода начнут в кадушечку сползаться. А мы их позже унесём куда-нибудь и выпустим, - поведала ей Лала с сияющим личиком. - И боле они к вам уж не вернутся. Как минимум в ближайшие года.
- Да правда ли это, доченька?! - в непередаваемом удивлении воскликнула старушка.
- Всё правда, бабушка. Вы только уж смотрите теперь внимательно под ножки, чтобы гусеничек не раздавить. Пока они сползаются сюда. А то я окажусь пред ними виноватой, - попросила Лала очень мягко.
- Да благословят тебя небеса за доброту твою, доченька! - растроганно вымолвила старушка, набожно сотворив знак благодарения. А после вдруг упала на колени и поклонилась ей головой до земли. Соседи из-за ограды с изумлением следили за происходящим.
- Бабушка, ну что вы, не кланяются феям в ножки, - стала ласково уговаривать её Лала. - Поднимитесь. Тем более, мы всё же не чужие. Я уже ваша. Женою стану Руну. Когда-нибудь.
- Бабуль, вставай, а то люди вон глядят, не надо, - сконфуженно попросил Рун.
Вместе они помогли бабушке подняться. Та посмотрела на Лалу в смешанных чувствах - благоговейно, и задумчиво, и грустно.
- Я знаю, так не будет, - произнесла она голосом, полным печального смирения пред судьбой. - За Руна ты не выйдешь, дочка. Не по нему невеста. Но ничего. Ходить я буду аккуратно. Чтоб ни одну букашку не помять. Не беспокойся, Лала. И спасибо тебе за помощь. За доброту твою. За всё.
- Не за что, бабушка Ида, - тоже чуть грустно и тепло ответила Лала.
Бабуля отправилась к своим грядкам. Рун быстро набрал в кадушку трав и листочков.
- Поди достаточно? - спросил он.
Лала кивнула. Они стояли и глядели друг на друга молча. Лала на него душевно и приязненно, он на неё с душою, переполненною какими-то светлыми ощущениями от свершившегося волшебства.
- Знаешь Лала, - промолвил он вдруг тихо. - В сказках за всякий дар всегда наступает расплата. Без разницы, за добрый или злой. Всегда за всё приходится платить. А у меня какая плата будет?
Лала одарила его взглядом, наполненным доброй печалью.
- Я, Рун, уйду когда-нибудь. Ты будешь тосковать по мне. Вот в том твоя расплата. Видимо. Прости. Я тоже буду тосковать по тебе, чтоб ты знал. Очень.
Ненадолго снова наступила тишина. Набежавший порыв ветерка всколыхнул им обоим волосы.
- Между прочим, ты сотворила чудо, - усмехнулся Рун. - Причём без спросу.
- А вот и нет, - разулыбалась Лала. - Я просто гусеничке пару слов сказала. И ты б так мог, сие не колдовство. Она мне ничего не отвечала, не говорила слов. Так в чём тут чудеса, любовь моя?
- Да уж! - весело подивился Рун её изворотливости. - Вот так фея! Всегда не против объегорить простаков.
- Я хитрая коварная злодейка. Хочу похитить у тебя сердечко, - озорно сообщила она, а затем подлетела к нему совсем близко и стала буравить смеющимися глазками. Смотрела на него смешением добрых чувств - загадочно, и иронично, и просяще. И нежно. Рун крепился, сдерживался, пытаясь ей не поддаваться, но вскоре всё же не выдержал и прижал её к себе. Она вздохнула счастливо.
- Ох, Лала, - только и вымолвил он, словно журя её немножко.
- Что? - сияя личиком, поинтересовалась она, будто спрашивая "за что же ты меня ругаешь, милый"?
- Соседи, вон, опять дивятся, - поведал Рун беззлобно. - У нас наверное никто не обнимается столь часто. Ни суженые, ни женатые. Боюсь, что будут говорить об этом много. В округе все кому не лень.
- Повезло тебе, - порадовалась за него Лала. - Все будут знать, сколь дорог ты для феи. Завидовать начнут. И уважать.
- Иль ненавидеть. Мне уже сегодня хотели надавать по шее. На рынке.
- Как это? За что же?
- За то, что я тебя, наивную такую, принудил стать своей невестой.
- Наивный здесь, пожалуй, только ты, - улыбнулась Лала. - Какие странные у вас в краях бытуют представления о феях. Когда увидят, сколь я счастлива, поймут свою ошибку, Рун.
- Надеюсь, солнышко моё. Лала.
- Что, мой котёнок?
- Мне бы ещё воды натаскать. Сегодня хоть немного. До полудня. А то почти не осталось.
Лала протестующе издала невнятный звук.
- Ну, милая, ведь нечем поливать. Растения завянут в огороде. И мы с бабулей с голода помрём. Зимой. Ты же этого не хочешь, правда?
- Вы очень много кушаете, Рун, - вздохнула Лала. - Людей наверно прокормить непросто. Пойдём уж за водичкой. Только вместе. И можешь, так и быть, держать меня за ручку.
- Спасибо, Лала. Я это правда очень люблю. Держать тебя за руку, - сказал он вдруг совершенно искренне, словно делясь с ней чем-то сокровенным.
- Да знаю, Рун, - мягко промолвила Лала, так же отбросив всякие ироничные нотки из голоса. - Я тоже это люблю. Я люблю каждое твоё прикосновение.
Руну стало очень тепло на душе от её слов. А потом внезапно на секунду заболело внутри. Нестерпимо.
- Лучше б меня любила самого, - как будто с юмором посетовал он грустно.
Лала почти сразу как-то замерла, сжалась в комочек. А затем отстранилась.
- Рун, зачем ты так говоришь? - расстроено произнесла она. - Разве ты не знаешь, как я к тебе отношусь?
- Лала, ну я же пошутил, - в некотором удивлении сказал Рун извиняющимся тоном.
- Нет, Рун, вовсе нет. Я ведь тебя чувствую. И магии сразу меньше стало. Тебе кажется, ты шутил, но ты лишь высказал то, что у тебя на сердце. Считаешь, ты мне не дорог?
- Да нет же, Лала! Я так вовсе не считаю, - честно заверил он.
- Тогда что?!
Рун призадумался, глядя на Лалу виновато.
- Я не сомневаюсь, что дорог тебе, - вздохнул он наконец. - Просто...твои чувства от магии родятся, которую ты из меня черпаешь. А если уберёшь её, и что останется? Ну как тут разобраться человеку? Захочешь ли в объятия тогда? Продолжишь излучать столь сильно счастье, когда я рядом? Вряд ли, правда? Иначе станет сразу всё меж нами. Уже не буду нужен как жених. А буду просто друг, один из многих. С которым можно поболтать порой. Но слишком часто видеть - это бремя. А прикасаться - неуместная неловкость. Я, Лала, стараюсь гнать от себя подобные мысли. Но иногда не удаётся. Прости.
В глазах Лалы запылала обида.
- Рун, чего ты хочешь от меня? - проговорила она сдавленным голосом. - Я та, кем создала меня природа. И мне иною никогда не стать. Не нравится, найди себе девицу, кто будет, не влюблённая в тебя, с тобою счастлива, желать твоих объятий, и нежных слов, и быть твоей невестой. Удачи в поисках.
Она развернулась и полетела к дому. Рун поспешил за ней.
- Лала, ну прости, - взмолился он. - Я же не хотел.
Она остановилась, обернулась. Отстранённо посмотрела на него:
- За что ж прощать? Ты рассказал о своих чувствах. Ведь мы не управляем ими, Рун. Твои вот таковы ко мне. Наверно надо мне искать другого. Того, кому объятия со мной не будут столь обузой.
У Руна от этих слов не секунду аж перехватило дыхание. Лала снова полетела к дому и вскоре скрылась за дверью. Он за ней уже не пошёл.

Плебея бытие рутинно и сурово. Не терпит праздного терзания души. Как бы себя не чувствовал, работать надо. Рун хоть и был безмерно опечален, взял вёдра и отправился к реке. В груди огнём болезненно пылало, тоскливых мыслей рой сознанье угнетал. А он всё шёл, пути не замечая. Жизнь череда из радости и горя. Недавно весел был, теперь хоть волком вой. Так странно. Всё же с девушкою дружба - вещь не из лёгких. Справится не каждый. Ему сие похоже не дано. Насколько просто было одному. Ничто не беспокоит, не тревожит. А тут то счастлив, то несчастен бесконечно. Безумие. Наверно даже лучше, что Лала вознамерилась уйти. Ей у барона будет проще и надёжней. И не обидит уж поди никто. Как он не раз обидел. Там же все... галантные, услужливые дамам. Но как же сердце расставаться с ней не хочет. Прям ноет, нестерпимо, хоть топись. Рун привык не показывать никому, что у него на душе, вот и сейчас лицо у него сохраняло непроницаемое спокойствие. Может конечно односельчанам было малость и странно видеть влюблённого возлюбленного феи таким безучастным, с другой стороны, все они знали его именно таким, да и для них он просто дурачок, а дурачкам присущи странности. С ним не раз заговаривали, он что-то говорил в ответ, и сам не помнил что. Так сделал несколько рейсов за водой. Солнце поднялось уже высоко. Хочешь не хочешь, надо прерваться. Рун в последний раз принёс полные вёдра к бочке в огороде, слил туда из них воду. Постоял пол минуты, не то отдыхая, не то морально готовясь. Чудесный летний день дарил тепло. Вокруг цвела растеньями природа. А у него цвела печаль на сердце. Он собрался с духом, вошёл через заднюю дверь в дом. Зашёл в горницу. Лала лежала на лежанке, накрывшись одеялом. На его приход никак не отреагировала.
- Лала, - позвал он её негромко.
- Что? - после некоторого молчания отозвалась она спокойно грустным голоском.
- Полдень скоро. Ты к кузнецу нашему обещалась, - осторожно напомнил Рун. - Пойдёшь?
- Нельзя не пойти, - произнесла она всё так же грустно. - Это его обидит.
- Хочешь, одна пойди. Скажешь, что у меня дела. Я тебя провожу, и всё, - мягко предложил Рун. - А то заметят, что мы в ссоре, если вдвоём будем.
- Ладно, - согласилась Лала.
- А если хочешь другого искать, надо всем объявить, что мы расстались. Я уж придумал. Буду говорить, понял, что я тебе не пара, и отпустил, развеяв первые два желания третьим. Вот. Отведу тебя к барону. Поди поселит у себя, не откажет. Только я не знаю, как ты будешь объяснять всем, почему домой в свой мир не возвращаешься. Можно говорить, наш мир решила посмотреть, потому и не торопишься к себе. Ну или всё же рассказать про проклятие.
Лала не ответила. Какое-то время она лежала не двигаясь. Потом зашевелилась и села на лежанке. Уставилась на него печальными глазками.
- Рун, ты считаешь, ты мне не пара? - тихо спросила она.
- Ну... да, - честно ответил он. - Это и ежу понятно.
- И кто же мне пара по-твоему?
- Кто-нибудь галантный. С гербом и титулом. Кто сможет защитить, и обогреть, и кров дать... не столь убогий, как у нас.
- Но ты меня поймал, Рун. Я дарована тебе небом. Как бы, - заметила Лала.
- И что? Причём тут пары? Фей же ловят для исполнения желаний. Не для женитьбы. Хотя иное было бы неплохо, - чуть усмехнулся Рун. - К тому же я тебя отпустил. Значит это не был дар. Это была насмешка небес. Поймал, но остался ни с чем. Правда ты опосля вернулась. Однако это уже было твоё решение, небо тут ни при чём.
- То, что ты меня отпустил, небо тоже ни при чём, Рун, - произнесла Лала грустно.
- Как бы не так! - не согласился он. - Я не мог тебя оставить. Никак. Небо не могло не знать об этом. Значит посмеялось надо мной. Когда послало тебя мне.
- Всё, Рун, творится волею небес. Мы были счастливы. Оба. Никакая это не насмешка. Это большой дар.
- Это ещё большая насмешка, чем ты думаешь. Ты уйдёшь к другому, сильно я буду счастлив после этого? Буду ходить и благодарить небеса, какой я баловень судьбы.
- Будешь жалеть, что меня встретил?
- Ну почему же. Пусть лучше небо шутит, чем наказывает. Узнал хоть, что такое счастье.
- Значит это всё же был дар, - мягко возразила Лала.
- Ну, может и так, - пожал плечами Рун и улыбнулся. - Тебя не переспоришь, Лала.
- Рун, - вдруг посмотрела она на него просяще почти с мольбой, - давай мириться. Пожалуйста!
Болезные интонации, слышимые в её словах, отозвалась тоской в его душе. Рун бы и сам хотел. Всем сердцем. Но разве можно здесь исправить что-то. Ему казалось, их отношения навек разбиты, и не собрать осколки.
- А как? - спросил он, испытывая глубокое сожаление.
- Обнимешь меня, тут и помиримся, - с невинной верой поведала она.
- Давай, - вздохнул он.
Лала выпорхнула с лежанки, подлетела к нему. Остановилась в пол шаге, опустилась на ножки. Стояла и ждала, глядя на него. Глаза её лучились теплотой, и грустью, и надеждой. Ну как тут не прижать её к себе. Рун шагнул к ней и обхватил руками. Лала одарила его взглядом, полным нежности.
- Рун, - произнесла она взволнованно виноватым голоском. - Прости меня, мой славный, я была очень неправа. Я всё время очень счастлива с тобой. Очень-очень. Это твоё отношение ко мне. Магия объятий родится ведь от чувств мужчины к фее. Твои ко мне сильны. Сказала ненароком тебе то, что тебя расстроило, ты огорчился, а я вместо того, чтобы утешить, набросилась на тебя. Я нехорошая. Мне очень-очень стыдно. Простишь меня, любимый?
Её личико было исполнено неподдельных переживаний. Руну стало бесконечно совестно, что он причина её горести. Такое светлое счастливое созданье. И вот страдает.
- Думаю, что это всё-таки моя вина, а вовсе не твоя, - с раскаяньем проговорил он. - Я будто бы хожу по кругу, Лала. Каждый раз кажется, уже смирился с твоей природой, и принял её, и счастлив. Но вдруг снова обожжёт. Внутри. И снова тебя обижаю. Не знаю, что с этим делать. Правильно, что ты решила уйти к другому.
В глазах Лалы отразились удивление и растерянность.
- Рун, я не хочу к другому, - прошептала она очень искренне. - Я хочу быть с тобой.
У Руна болезненно защемило в груди.
- Правда? - проговорил он с трудом, словно не решаясь поверить.
- Правда. Мой зайка.
Он глубоко вздохнул, чувствуя, как уходит тяжесть из сердца. И затем ему стало светло-светло на душе.
- Ой! - промолвила Лала чуть ошеломлённо довольным голоском. - Как обухом по голове, Рун. Смотри не отпусти меня только, а то упаду.
- Да уж не отпущу, - пообещал Рун.
Какое-то время они стояли молча. Лала положила голову ему на грудь. На её личике расцвела улыбка счастья.
- А магии-то всё ж заметно меньше, чем было. Ну, до ссоры, - с деланным укором пожаловалась она, а затем добавила виновато: - Не можешь меня до конца простить, Рун? Так сильно тебя обидела?
- Ну... про другого. Мощно резануло. Внутри. Когда ты сообщила, что уйдёшь. Не пришёл ещё в себя пока, - признался он.
- Прости, любимый, чуточку в сердцах сказала. Я не со зла, не для того, чтоб сделать больно. А раз тебе так трудно. Чтобы не страдал. Освободить тебя от муки быть со мной. Вот что в виду имела. Уйти от тебя, это последнее, чего я хочу. И вообще, Рун, ты очень неправ на счёт моей природы. Она хорошая. Подумай, мы с тобой друзья, но дружим так, как ни одна девица с парнем ещё наверно не дружила. Ведь наши отношенья чувств полны, не свойственных для тех кто просто дружит. В них много нежности, и счастья. И объятий. Почти что правда как невеста и жених. И всё благодаря моей природе. А ты её совсем не ценишь, Рун. Не ценишь этого всего, что между нами.
- Я это всё очень ценю, Лала. Ты не представляешь, как, - с чувством произнёс Рун. - Но если ты думаешь, что на свете есть хоть один парень, который сможет, обнимая тебя постоянно, с тобой дружить, ты... наивная.
- Со мной нельзя дружить? - удивилась Лала. - И от чего же?
- Да оттого что начинаешь вскоре... хотеть гораздо большего, чем дружба. И это неизбежно.
- Но ты меня не можешь полюбить. Из-за проклятья, Рун, - не согласилась Лала.
- Считай, как хочешь, только я тебя люблю, - уверенно возразил он.
- А вот и нет, - мягко сказала Лала с лукавой улыбкой.
- А вот и да, - усмехнулся Рун.
- А где же моя магия? - поинтересовалась она невинно.
- Пожертвуй что-нибудь, тогда поди вернётся.
- Лягушек нет поблизости, - весело проронила Лала.
Рун рассмеялся, Лала тоже.
- Ну вот, уже получше, - буркнула она.
- Лала, - позвал он.
- Что, милый? - спросила она добродушно.
- А если ты превратишь лягушку в подобие себя, это будет прям одинаково? Ну... целовать. Я и не отличу?
- Ну, не совсем, Рун. Для лягушки ты будешь просто незнакомый чужой человек. Она к тебе ничего не будет чувствовать. А я к тебе очень много всего чувствую. Это большая разница, Рун. Для... поцелуя. Я думаю. Огромная разница.
Она подняла голову и стала глядеть ему в глаза. И столько было тепла, и ласки, и приязни, и милого очарования, и трогательной доверчивости в её взгляде. Ну где тут выдержать простоватому деревенскому пареньку.
- Ох, мамочки! - в радостном удивлении прошептала Лала. - Держим меня, Рун, только. Пожалуйста!
- Держу, держу, - успокаивающе заверил её Рун. А потом улыбнулся, - Такие у тебя слабенькие ножки. И крылышки. Любовь моя.
- Да, феи очень хрупкие созданья, - подтвердила Лала счастливо.
Время шло, а они стояли, согревая друг друга.
- Надо идти, Лала, - вздохнул Рун. - Полдень уж почти.
- Давай, Рун, чуть опоздаем к кузнецу. На пять минуточек, - попросила Лала нежным голоском. - Поди простит.
- Давай, - тихо произнёс он. - Я тоже не хочу... так скоро... отпустить тебя.

*****


Дом кузнеца располагался недалеко от избы Руна. Минуешь шесть дворов, и вот он, идти всего ничего. Рун с Лалой, держась за руки, неторопливо проделали этот путь. Лала сияла, просто лучилась приподнятым настроением, и Рун знал, дело было не в объятьях, не только в объятьях, не так уж и долго они обнимались, не столько, как ей обычно надо, чтобы зарядиться безудержным счастьем, не угасающим часы. Просто она, как и он, радовалась, что меж ними снова всё хорошо. Счастливую фею объятий не отличить от влюблённой. Как отличить, если её счастье родится от её мужчины. Всё в ней поёт внутри, когда он с ней, это не скрыть, да она и не пытается скрывать. Всяк, кто её увидит, непременно решит: вот идёт, ну или летит, девушка, со своим парнем, и она наслаждается каждым мгновеньем от близости к нему, и тем, что она любит и любима. Для деревень картина настолько сильных нежных чувств - зрелище не из частых. Крестьяне с лет младых в делах, по дому помогают и по хозяйству, присматривают за младшими детьми, а то и в работники идут куда, всё лишний кусок хлеба. Им прокормиться бы, не до любовных дел, к тому же сватают родители, стремясь пристроить чадо получше иль повыгодней. Это не жестокость, это суровый прагматизм, в богатом доме всё равно рано или поздно стерпится-слюбится, а в бедном любовью сыт не будешь сам и деток не накормишь. Девиц, бывает, сбагривают и абы куда, первому более-менее приличному посватавшемуся, лишь бы не сидели ярмом на шее. Конечно же хватает в деревнях и браков по любви, у крестьян с этим проще, многие примерно равны в плане достатка, и потому если молодые нравятся друг другу, их с удовольствием поженят. В счастливой семье и работа лучше спорится. Но далее на молодожёнов быстро наваливается тяжёлый груз забот по хозяйству. Притупляя интенсивность их амурной взаимоувлечённости. И всё же, несмотря на все заботы, глубинно всякий понимает, в чём истинная радость бытия. Она в сердечной связи с кем-то. Поэтому вид девушки, которая безмерно влюблена, и безгранично счастлива в своей любви, конечно пробуждает умиленье у окружающих, и зависть белую, и воспоминанья о собственных младых годах, когда в душе романтика пылала, и много прочих светлых чувств. Особенно когда она - премиленькая фея - созданье, поцелованное небом, почти что ангел воплоти. Всякому из прохожих, кто встречался с Лалой глазами, она улыбалась тепло, и всякий сразу начинал, хочет он того или нет, улыбаться в ответ, даже стражники, и те расплылись в улыбках. От этого создавалось ощущение, что мир вокруг переполнен добром и радостью. Ворота у кузнеца были открыты настежь, словно он ждал не двух соседей пеших, а всадников кортеж. Дом у него большой, ухоженный, красивый, не похожий на покосившуюся избёнку Руна, сразу видно, здесь живут зажиточно, в достатке. Вся семья кузнеца в сборе, одетые в самое лучшее выходное, встречали их пред воротами - сам он, жена его, их детки, его престарелая мама.
- Здравствуйте, гости дорогие! - восторженно воскликнул кузнец, как только Лала с Руном приблизились. - Добро пожаловать в наш скромный дом.
Он поклонился в пояс, а за ним и его семья. Рун, не ожидавший такой торжественной встречи, тоже поклонился, смущённый. Лала, приветливо улыбаясь, выполнила с изяществом свой обычный воздушный реверанс.
- Здравствуйте, добрые хозяева! - мило произнесла она. - Спасибо за приём ваш тёплый.
- Вам, госпожа, спасибо, что удостоили визитом! Проходите, прошу вас, - рассыпался в ответных любезностях кузнец.
Лала с Руном проследовали во двор, и старшие сыновья кузнеца, два крепких близнеца-подростка, споро затворили за ними ворота, к огорчению наблюдавшей из-за своих оград за происходящим соседской публики.
- Позвольте представить вам, госпожа, мою семью, - сказал Тияр. Его домочадцы выстроились в ряд по старшинству. - Вот это мамаша моя дорогая, наша баба Оша.
- Здравствуйте, бабушка Оша, - почтительно поприветствовала её Лала.
Мать у Тияра была совсем старенькая, но ещё бодрая старушка, в здравом уме. Смотрела на Лалу растроганно и радостно, с детским удивлением в глазах.
- Здравствуйте, добрая госпожа моя, - сердечно произнесла она. - Вот не думала, не гадала, что на старости лет увижу столь дивное диво.
- Спасибо, бабушка, - улыбнулась ей Лала. - Только пожалуйста, не надо звать меня госпожой. Я же для вас просто соседская девушка. Или вы всех соседских девушек зовёте госпожами? У вас так принято?
- Да нет... госпожа, - с некоторым замешательством ответствовал Тияр. - По именам всегда зовём их.
- Тогда и я хотела бы быть как все. Зовите меня Лала.
- Вы всё же не просто девушка, - недоумённо заметил Тияр. - Всякому должно выказывать почёт согласно тому, кто он есть. Иное было бы неуваженьем.
- Зовите хотя бы Лаланной. Это чуть более официально, - мягко попросила Лала. - Мне хочется пожить вашей жизнью. Как принято у вас в деревне меж соседями.
- Ну ладно, госпо... Лаланна, - согласился Тияр.
- Вот и славно! - порадовалась Лала. - А то вам и Руна пришлось бы называть "господин Рун", ведь он мой будущий супруг.
Она разулыбалась весело. Тияр рассмеялся, его семья тоже озарилась улыбками.
- Вот это моя жена любимая, Алра, - продолжил кузнец представлять семью.
- Приятно познакомиться, милая хозяюшка, - обратилась к ней Лала.
- Какая ж вы красавица, Лаланна! - восхищённо вымолвила Алра, крупная женщина с рыжими волосами, слегка подёрнутыми сединой.
- Спасибо, вы тоже очень красивая, - ответила Лала с искренней улыбкой.
- Была когда-то ничего, - вздохнула Алра добродушно.
- Вот это моя дочка старшенькая, Найя, - представил Тияр белокурую девушку лет 17 с миленьким личиком.
- Здравствуй, Найя, - приветливо сказала Лала.
- Здравствуйте, - пролепетала девица смущённо, глядя на Лалу во все глаза.
- Вот эти два оболтуса, Ан и Ян, моя надежда и опора, - усмехнулся Тияр, указав на близнецов-подростков.
- Все в папу, - похвалила их Лала, - такие же силачи.
- Что есть, то есть, - с гордостью кивнул Тияр. - Моя порода.
Ан стушевался и покраснел под взглядом Лалы. Ян напротив, уставился на неё с демонстративно откровенным интересом, улыбаясь ей многозначительно.
- Это наш средний сынок, Киру - продолжил Тияр. - Это Даро. Это Фунч. Эта шалунья с косичками - Буни. А эту малышку вы уж знаете. Это наша младшенькая, Мия.
Лала всех меньших детей погладила по головам, а перед Мией опустилась на ноги, присела.
- Я тебе подарок обещала, помнишь? - спросила она ласково.
Девочка молчала сконфуженно. Рун подошёл и протяну Лале дудочку. Лала передала её Мие.
- Держи, моя хорошая. Только делись с братиками с сестричками, давай им тоже подудеть, ладно?
Мия обрадовано зажала дудочку в ручках, кивнула. Лала встала.
- Такая милая малышка! - лучась радостью, произнесла она, и обернувшись к Руну добавила невинно, - Рун, ты хотел бы дочечку?
- Ну... можно, - растерянно промолвил он.
Лала одарила его тёплым ироничным взглядом.
- У нас и ещё есть подарочки, - сообщила она семье кузнеца, сияя личиком.
Рун передавал ей, а она вкладывала в ручки младших деток. Буни достался красивый гребень, Фунчу резная лошадка, Даро получил небольшую фигурку рыцаря с мечом. Ребятня была в полном восторге. Благодарили Лалу, сверкая глазёнками - после напоминания папы. Мальчики даже отвесили поклоны.
- Какие славные у вас детки, - улыбнулась она Тияру и его жене. - И так много. Вы счастливые.
- Это не все. Троих уж боги прибрали, - вздохнул Тияр.
- Мне очень жаль, - с сочувствием посмотрела на него Лала.
- Всё волею небес творится, - смиренно проговорил Тияр. - Ну, гости дорогие, прошу в дом наш. Заходите.
В деревне всякий приём гостей означает застолье. Неторопливый пир чем бог послал и добрые беседы. Так было и сейчас. Лалу сразу усадили на почётное место, Руна рядом по правую её руку, сам Тияр сел по левую, холодные блюда уж стояли, хозяйка с Найей засуетились, подавая с огня горячее. Лала смотрела на разрастающееся изобилие еды, округлив глаза.
- Неужели всё это можно скушать за раз? - подивилась она.
- Ну, если постараться, - усмехнулся Тияр. - Здесь нету мяса, не сомневайтесь, Лаланна, у нас в деревне все уж знают, что вас оно печалит. Вот каша парная, вот булочки с маком, вот калачи, творог с мёдом, мёд жидкий и в сотах, салат из зелени, варёная фасоль в приправах из душистых трав, пирог с грибами, грибки солёные, молочный напиток с ягодами, ягода лесная, овощи варёные и свежие, капустный суп, картофельная запеканка с сыром, жареный хрустящий картофель. Моя супруга - мастерица, я думал, чем будем угощать без мясного, но мне не стыдно, ей богу, за этот стол.
- Он замечательный! - произнесла Лала с чувством. - Но зачем же столько беспокойства? Мне право неудобно. К тому же феи не кушают так много. А Рун покушал уж с утра.
- Что ж ты, брат, перед гостями ешь? - пожурил Руна Тияр.
- Да у нас еды полно, - объяснил Рун. - Надарили Лале, приходится налегать, чтоб не пропало. Ещё воду надо было таскать. С пустым животом работать несподручно.
Хозяйка с Найей наконец закончили подачу блюд и уселись со всеми за столом.
- Ну, гости дорогие, - торжественно сказал Тияр, - уж раз вы к нам пришли, хотите или не хотите, вкусить придётся наших угощений. Не то обидите. Приступим к трапезе.
Он сотворил святой знак благодарения. Семья кузнеца активно застучала ложками, накладывая себе в тарелки. Тияр взял тарелку Лалы
- Я буду ваш слуга сегодня. С чего хотите начать, Лаланна?
- Я бы всего хотела отведать, дяденька Тияр, - скромно промолвила Лала. - Мне очень интересны ваши блюда. Но мне надо по чуточке, прям с ноготок, иначе не скушать, первым же блюдом обкушаюсь и уж другие не смогу попробовать. И мне бы ложечку такую же, как у деток ваших меньших. Если можно. У себя мы ещё меньшими кушаем.
- Найя, подай ложку гостье, - приказал Тияр.
Найя охотно отправилась на кухню. Тияр пока стал накладывать Лале, попросив, чтобы она указывала, сколько чего ей нужно. В одну тарелку почти всё и вошло. Все смотрели и дивились в немалом изумлении на её порции. С напёрсток кашки, капелька творога, две фасоленки, пол ломтика жареной картошки, несколько ягодок, самый махонький солёный грибочек, с мизинчик запеканки, по кусочку с мелкую монетку булочки и калача. Рун, несмотря на сытость, положил себе запеканки, чтоб не обижать хозяев.
- Да уж! - покачал головой Тияр, когда Лала получила свою тарелку назад. - Удобно с такой женой. Если бы у нас все так ели, голода бы не было никогда.
- У нас не бывает голода, - поведала Лала.
- Счастливые, - вздохнула Алра.
- Хороший у вас мир, - уважительно произнёс Тияр. - Ну, гости дорогие, приятного аппетита и вам, и нам.
Лала с Руном поблагодарили его. И все принялись есть. Лала пробовала каждое кушанье с неподдельным любопытством, вдумчиво жевала. Видно было, ей действительно очень интересно отведать здешней кухни, познать вкус местных крестьянских блюд. Сразу меж ней и хозяевами завязалась непринуждённая беседа. Рун последний раз бывал в чужих домах уж и не помнил сколько лет назад, когда дедушка ещё был жив. Нет, к дяде хаживал, конечно, временами, но это всё-таки другое. А чтоб как гостя его привечали, такого и вовсе доселе с ним не происходило - раньше был мал, потом стал всем немил. Обычно людям нравятся гулянья и празднества в сообществе знакомых, им любо за столом поговорить, повеселиться вместе. Однако это происходит потому, что равными они себя воспринимают, даря приязнь и уважение друг другу. Для тех, кого все презирают, не замечают иль не любят, зачем в компаниях бывать - загадка. Ну, может не для всех, есть множество персон, кто горевать начнёт, в изгоях очутившись. Но Рун был не из их числа. Он искренне не понимал, в чём смысл хожденья по гостям без дела, и не имел желания понять. Привык в лесу один. Сейчас дело у него было - Лала хотела видеть, как живут у них в деревне, а он её сопровождал. Но и только. Сам по себе этот визит не имел для него какого-то притягательного начала. Скорее был немного обременительной обязанностью. Да, кузнец Тияр всегда к нему относился по-доброму, без всякого негатива. Однако про его семью нельзя сказать того же. Для них Рун был пустое место. Как и они все для него. Он с ними никогда не здоровался, они с ним никогда не здоровались. Для деревни, где все друг друга знают, это очень необычно. Правда для Руна необычным было прямо противоположное. Интересное свойство быть парой фее - тебя всё равно особо никто не замечает, все глаза устремлены только на неё. Веди себя поскромнее, помалкивай, и всё становится привычным, ты словно в лесу, совсем один, словно никого из чужих рядом нет. Удобно. Вот только Лала слишком уж была невестой. И за руку возьмётся, подержится, и одарит нежным взглядом, и улыбнётся мило, поглядев в глаза, и скажет "верно ведь, любимый?", и спросит что-то у него сама, переключая внимание всех на Руна, заставляя включаться в беседу. Поначалу Рун был слегка не в своей тарелке от всего этого, но вскоре смирился с происходящим и просто наслаждался тем, что Лала с ним и счастлива. Удивлялся - почему ей это так нравится - ощущать себя невестой рядом с любящим женихом, почему так вдохновляет её, заряжает светлой радостью. И радовался такому её невинному очаровательному качеству. Порой любовался на неё откровенно. И видел - ей нравится, что он любуется ей при всех, она словно расцветала от этого, становилась ещё счастливее. Порой замечал взгляды членов семьи кузнеца, дивящихся на столь нежные отношения меж ними. И видел - Лале нравится, что они замечают и дивятся. Девушки всё же странные существа. Их делает счастливыми столько всяческих мелочей. А парень кажется счастлив лишь когда его девушка счастлива, больше ничего и не надо.
Лалу конечно же много спрашивали о её мире. Принимать фею само по себе почётно, но её рассказы - из первых уст о незнакомых далях, где людям никогда не побывать, об удивительных местах и существах, о троллях и драконах, великанах и единорогах, волшебных папоротниках и нечисти лесной, это дорогого стоит, хозяева с восторженными глазами внимали каждому её слову. Она тоже их спрашивала, а как у вас то-то и то-то, и они с удовольствием отвечали. Но и о личном вопросов было много. Когда свадьба, где собираются жить, не трудно ль фее будет вести крестьянское хозяйство, как её родители смотрят на её намеренье выйти за человека, дадут ли благословение своё, признают ли брак, коли по человеческим канонам её обвенчают.
- К несчастью в ваш мир очень сложно попадать, - поведала Лала. - Из нашего. Отсюда к нам обратно обычно легче лёгкого уходить. Наш мир нас как бы затягивает назад. Мы ему принадлежим всё же. Поэтому не испросить мне благословения, я думаю, никак. Коли за ним отправлюсь, уже не в силах буду воротиться. Иль много времени надо будет. Месяцы, может годы. Придётся без благословения. Раз воля обстоятельств такова.
- Не должно так, - осуждающе промолвила бабушка Оша, уколов Руна суровым взглядом. - И как тебе не совестно только? Обидеть ангела небесного.
- Ну, не ругайте моего суженого, бабушка, он совсем не виноват. Ни капельки, - попросила Лала по-доброму, озарив Руна ласковой улыбкой.
- Как раз он и виноват, - буркнула старушка сердито.
- Да кто бы отказался, мам, из здешних мужиков, окажись он на месте Руна! - вступился за гостя Тияр. - Думаешь, наши оболтусы не согласились бы? Оба были бы рады без памяти, поверь мне. И мы бы были рады найти им эдаких невест. И ты бы их наверно не ругала, а горда была. Что, отказались бы, Ан, Ян, на феях пожениться?
- Да хоть сейчас пошёл бы под венец! - усмехнулся Ян.
- Надо быть дураком последним, чтобы отказаться, - вдумчиво заметил Ан.
- Ну вот! - со значением кивнул Тияр. - Видишь, мама?
- Что про них говорить. Не доросли ещё жениться-то, - покачала головой бабушка Оша.
- Почти уже и доросли. Помолвить и сейчас бы можно было. Уж надо и приглядываться к невестам. Лаланна, нет у вас случайно на примете двух юных фей чуть-чуть помладше вас, чтоб их поймать в невесты? - весело спросил Тияр.
- Таких, чтоб согласились, нету к сожаленью, - улыбнулась Лала.
- А надо чтоб согласны были, когда желание загадываешь? - заинтересовался Ан.
- Мы чем-то хуже Руна? - с юмором посмотрел на Лалу Ян.
- Немножко Руну повезло, - радостно произнесла Лала. - Правда, милый?
- Думаю, "немножко" - это очень очень большое преуменьшение величины моей удачи, - ответил Рун серьёзно.
Лала разулыбалась.
- Фею поймать не каждому дано, - объяснила она. - Но если и поймаешь, ни одна не выйдет замуж за человека. Хоть по желанию, хоть нет. Не станет исполнять желаний, что ей не нравятся, тем более направленных на неё саму. Рун первый из людей, наверное, кто фее женихом смог стать.
- И как же, если не секрет, ему такое удалось? - с недоумением поинтересовался Ян.
- О, это очень забавная история. Да, дорогой? - мило уставилась на Руна Лала.
- Ага, страх какая забавная, - кивнул он.
- Расскажи им, любимый.
- Да я рассказывал всем уж много раз.
- А я не слышала ни разу, тоже бы послушала.
- Ну, Лала слабая фея, - поведал Рун. - В этом всё дело. Договорились, три желания исполнит, и я её отпущу тогда. Но что ни спросишь, не может. Говорю, желаю властелином всех королевств быть. Чего мелочиться-то. "Не выйдет", отвечает. Говорю, ну хоть захудалым королём одной какой-нибудь страны. Пусть даже маленькой. И тут никак. "Аристократом можно?", спрашиваю. Чтоб земли, замок, титул были. А она мне, "сложно очень, лет десять ждать придётся, а на успех гарантий нет". Тогда хочу дракона, говорю. Чтобы катал меня на спине вместо коня.
Лала звонко рассмеялась.
- Ох и придумщик же ты, Рун, - проговорила она весело. - Таких желаний насочинял. Драконы очень горделивы. Люди для них что мошки для вас. Стал бы ты мошке служить? Или прихлопнул бы её просто, попробуй она тебя подчинить? Даже и моги я призвать дракона, изжарил бы он тебя, проглотил, и катал бы в животике своём.
Рун улыбнулся ей в ответ.
- Ну, фею поймать трудно, - сказал он. - Чтож я, должен был ерунду какую-нибудь загадать, как в сказках обычно делают? Башмаки новые или топор, который сам дрова рубит? В общем, несколько дней я думал, что же такого попросить у неё. Стоящего. А она со мной была. И тут чувствую, всё, не могу уж без неё, нравиться стала очень. Ну и сказал, желаю, чтоб полюбила меня без памяти. Так, в шутку больше. А она раз, и исполнила.
- Надо же! - подивился Тияр. - И почему же вы исполнили, Лаланна?
- Ну, это и есть самое забавное в нашей истории, дяденька Тияр, - сияя, ответствовала Лала. - Я неловко себя чувствовала. Сильно. Когда не могла исполнить желаний. Чего Рун не спросит, а я не могу. Переживала, что же я за фея такая. А тут он загадал, и я сразу ощутила, что могу. Обрадовалась. И исполнила. И уж потом думаю: "Ой! Что же я наделала-то". Но тут мне в сердечко нахлынули чувства, я стала счастлива, и боле не сожалела ни о чём.
Рун посмотрел на Лалу с шутливым удивлением, она ответила ему довольным озорным взглядом. Семья кузнеца выглядела несколько растерянной.
- И что, Лаланна, вы совсем не расстраиваетесь? - спросила Алра недоумённо. - Ведь у вас ненастоящая любовь, и вы знаете об этом.
- Как это ненастоящая? - удивилась Лала. - Очень даже настоящая, милая тётя Алра. Она вызвана магическими причинами. И только. Если фея наколдует вам злата, вы скажете, зачем оно, оно ненастоящее? Вещи, купленные на него, плохие? Я счастлива, когда мой Рун рядом, а когда не рядом, счастлива, зная, что скоро увижу его. Любовь вообще сама по себе магия. От чего она возникает, никто не знает. Да и причины не важны. Если бы я могла заколдовать вас с мужем, чтобы в вас чувства воспылали с силой тысяч солнц, и вы бы не могли ни насмотреться ни оторваться друг от друга, вы бы прям отказались?
- Не знаю, - произнесла Алра в мечтательной задумчивости. - Тогда бы нам было не до работы. С голоду бы померли все.
- Ну не померли же в юности, - усмехнулся Тияр. - Оторваться было тяжело после свадьбы. Я её приметил ещё в 15 лет. И уж только о ней и думал. Своим сказал, ни на ком боле не хочу жениться. Но они не возражали, семья достойная, девица скромная, работящая. Хорошие были дни.
Алра вздохнула, улыбаясь.
- А зачем же второе желание понадобилось Руну тратить? - пытливо воззрился на Лалу Ан.
- Феи не выходят за людей, что влюблены они, что нет, - поведала она. - Без второго желания никак не обойтись. Может я и не должна была его исполнять. Но тогда бы исполнение первого желания стало как бы обманом. Подумала и согласилась. По чести это было. Да и самой хотелось. Замуж. К тому же это очень удобное желание. Для слабой феи. Потому что магии не требует. Надо просто сказать "да", и всё.
- Счастливчик ты, Рун, - уважительно покачал головой Тияр. - Кто бы мог ожидать от тебя такого. Вот дед-то не дожил твой. Хороший был человек.
- Лаланна, - вдруг робко промолвила Найя.
- Что, дорогая Найя? - подбадривающе посмотрела на неё Лала.
- Раз вы теперь невеста и... одна из нас. Вы бы не хотели... отметить вашу помолвку на девичнике с девушками нашими так как у нас принято?
- А как вы делаете?
- Если это летом, собираемся на лужку, наряженные, плетём венок невесте из цветочков, расчёсываем ей волосы, водим хоровод, песни поём. Ведём беседы разные девичьи. Это весело.
- Ой, я этого очень хочу! - с простосердечным воодушевлением призналась Лала, и глазки её загорелись. - Мне бы это было интересно. Очень! Любимый, можно мне пойти с девушками? Пожалуйста!
Она мило уставилась на Руна, с мягкой просящей улыбкой.
- Лала, почему ты меня спрашиваешь? - смущённо спросил Рун. - Как я тебе могу что-то запретить?
- Ты мой будущий супруг, жена должна слушаться мужа, - невинно ответствовала Лала, буравя его очаровательными глазками.
- Вот, Алра, дорогая, видишь как нужно! - шутливо обратился к супруге Тияр. - Учись у фей. Они мудры.
- Ну, я поди не фея, - засмеялась Алра.
- Конечно сходи, Лала, - ласково произнёс Рун. - Я буду только рад.
Найя с интересом пристально поглядела на него.
- Спасибо, мой хороший! - просияла Лала и перевела взгляд на дочку кузнеца, - Я согласна, Найя. Скажи, когда. В любой день. Только не завтра.
- Пусть послезавтра, если погода будет хорошей. А так можно когда хотите. Это не очень долго. Несколько часов. Во второй половине дня. Заканчивают работу пораньше и собираются.
- Как замечательно! - порадовалась Лала. - Дяденька Тияр, тётенька Алра. Мне бы хотелось дом ваш посмотреть. И двор. И кузню, если можно. Я ведь впервые в вашем мире. И нигде пока не была кроме как у Руна. Мне всё-всё здесь у вас в диковинку, всё интересно. Очень.
- Ну, кузница-то не здесь. Она на краю деревни, ближе к речке, и к вашей избе. Если хотите, свожу вас сейчас туда, но там остыло всё, лучше потом. Как услышите стук молота, заходите в любой момент, Лаланна, выкую вам безделицу какую. А по дому своему с превеликим удовольствием вас проведу и покажу всё.
- Ну тогда в кузницу лучше потом, - согласилась Лала.
Все встали из-за стола.
- Спасибо за кушанья ваши, за угощения, милые хозяева, - тепло поблагодарила Лала семью Тияра. - Всё было очень вкусно. И необычно. Буду рассказывать дома, когда вернусь... если когда-нибудь вернусь, или встречусь с родными, какие удивительные кушанья я тут отведала.
- Они обычные, совсем не удивительные, - польщённо промолвила Алра.
- Для меня очень удивительные! - горячо возразила Лала. - Солёные грибки, жареная картошечка. Я такого отродясь не кушала.
- Ну теперь-то ещё надоесть успеют, коли у нас будете жить, - заметил Тияр. - На здоровье, Лаланна.

Лале всё было интересно в доме Тияра. И мебель, и шторки на оконцах, и утварь, и половички, и убранство спален, и детские игрушки, и даже ручки на дверях и деревянная обивка пола, всему радостно дивилась, спрашивала, что да как, где брали, покупали ли или сами мастерили. Тияр с женой охотно и с мелкими подробностями рассказывали о своих вещах, им явно и льстило и нравилось внимание феи к их быту. У Руна бедненько было в избе, особо ничего и нет, а что есть, простоватое да грубоватое, у кузнеца конечно всё солиднее, ухоженнее, красивее, разнообразнее, и полотенца-то вышитые, и стены-то выкрашенные, и двери-то резные, и плошки-то расписные. Крепкая семья, хорошо стоящая на ногах, всеми средствами созидающая себе уют и достаток. Рун как-то раньше не задумывался о своей бедности, живёшь как живётся, был бы хлеб на столе да тело в тепле, и что ещё надо. Но тут почувствовал сильную неловкость перед Лалой, жалко стало, что ей приходится ютиться с ним в такой убогости. Одно его утешало - она счастлива, и хочет быть с ним. Даже сейчас, столь увлечённая процессом знакомства с деревенскими реалиями человеческого мира, она ни на секундочку не забывала о нём - и оглянётся, одарив улыбкой, и возьмётся за руку, а если долго на месте пребывает, слушая рассказы, опустится на ножки, опустит крылья полностью, чтоб не мешали, и прижмётся к нему хоть плечиком, с намёком "ну приобними же меня, милый". И он приобнимал. И счастлив был. Тияр и Алра слегка улыбались по-доброму, видя их тягу друг к другу. Бабушка Оша поглядывала неодобрительно. Остальные члены семьи кузнеца уже занялись своими делами: Найя с Буни убирали со стола, близнецы ушли куда-то, малышам наскучили разговоры взрослых, и они убежали играть, слышны были звуки, неумело но настойчиво извлекаемые из дудочки
- Ну, не будет теперь покоя в доме, - усмехнулся Тияр в ответ на очередное дудение.
- Простите, - с милой улыбкой повинилась Лала.
- Да ничего, всё веселее, - добродушно молвил Тияр. - А двор мой не хотите посмотреть?
- Конечно хочу! - радостно кивнула Лала.
Они впятером вышли из дома. Двор у Тияра тоже сильно отличался от двора Руна. Тут вам и стойло, и хлев, и курятник, и большой амбар, и сарай, где телега есть, сани, разный полезный в хозяйстве инструмент. Живность сейчас в основном отсутствовала - корова с бычком на пастбище, овцы тоже, свинья бродит где-то за оградой, как и куры. Зато конь был в стойле, им Тияр с удовольствием похвалился, выведя его. Чёрный, с белым пятном на морде, расчёсанные грива и хвост. Красивый сильный жеребец. Увидев Лалу, сам тут же сделал поклон, отставив переднюю ногу. У хозяев и Руна от такого невиданного зрелища отвисли челюсти, а Лала обрадовано захлопала в ладошки, поблагодарила коня, погладила. Собака Тияра, привязанная, подошла к ним насколько могла, на максимум цепи, села и смотрела на Лалу призывно влюблёнными глазами, пока не получила свою порцию ласки. Курочек-наседок несколько было в курятнике на яйцах, Лала провела пальчиком по их головкам, они довольно закудахтали.
- Хорошо у вас, дядя Тияр, тётя Алра, бабушка Оша, - вздохнула Лала счастливо. - Но пора нам всё же. Спасибо за хлеб за соль, за гостеприимство ваше. За рассказы.
- Уже уходите? - расстроился Тияр.
- Есть дело неотложное, - с сожалением и участием к его печали проговорила Лала. - Надо идти. Простите, что чудес вам не являла.
- Вы сами и есть чудо чудесное, Лаланна! - с чувством сказал Тияр. - Вы хоть понимаете, сколько почёту принесли в наш дом?! Когда пришли к нам. Ко мне первому! Ни к знатным господам, ни к барону, ни к главе деревни. Ко мне! Не ведаю, за что я заслужил такую честь. Но спасибо вам огромное! Сейчас соседи все сбегутся. Поверьте. И будем уж до вечера им рассказывать о вас. И будут все внимать, разинув рты, завидуя ужасно. А мы будем горды. Тем, что нам выпала удача вас привечать. Навек запомним этот день.
- Вы были другом дедушки Руна. Поэтому пришли к вам, дядя Тияр. Вы как бы не чужой для нас, - поведала Лала тепло.
- Спасибо за столь лестные слова, - растрогался Тияр. - Да, дедушка у Руна стоящий был человек. Надёжный. Мудрый. Справедливый. Знал много. Мир праху его.
Он сотворил святой знак поминовения и посмотрел на гостей:
- Сейчас открою вам ворота.
- Да не надо, дядя Тияр, через калитку выйдем, - попросил Рун.
- Всё делать надобно как должно, - возразил кузнец. - Гостям почётным открывать ворота надлежит. Тут нету беспокойства, Рун. Это в радость. Для нас. И в удовольствие.
Он отошёл к воротам, отпер, стал открывать створки. Его жена и мама стояли с лицами, полными лёгкой светлой печали, как у людей, только что переживших нечто бесконечно хорошее, приятное и вдохновляющее. Чудесное. С чем пришла пора расстаться.
- Удивил ты меня, Рун, - заметила Алра с уважительным одобрением. - Сильно. Ходишь всегда, ни на кого не смотришь. А тут. Жених. Нормальный парень. Любящий, ласковый. Беседу поддержать способный. В компании. Не ожидала, что ты можешь... так преобразиться. Ты молодец.
- Я тот же самый, что и был, - ответил Рун спокойно. - Во мне ничто не поменялось. К чему смотреть на тех, кто мне не рад. Лала мне рада всегда. Вот в этом разница.
Алра покачала головой, весело глядя на него.
- Ты заходи к нам, если что, Рун, - молвила она чуть с юмором. - Мы тебе рады будем. И вы, Лаланна, заходите, как захотите, по-соседски.
- Коль жить останемся в деревне, конечно будем заходить, - простосердечно пообещала Лала. - И вы к нам, надеюсь, тоже. Просто мы оба ещё не знаем, чего от дней грядущих ожидать. Как наша жизнь устроится.
Алра понимающе кивнула. Найя, заметив в окно возню отца с воротами, вышла из дома, молча подошла, встала подле матери с бабушкой. Тияр наконец распахнул обе створки настежь, присоединившись к женщинам.
- До свидания, милые хозяева, - душевно произнесла Лала, сияя счастьем.
- Приходите ещё, дорогие гости, всегда ждём, - радушно улыбнулся Тияр.
Рун поклонился в пояс, Лала сделала свой обычный милый изящный воздушный реверанс, хозяева отвесили глубокий поклон тоже. Рун взял Лалу за руку, и они покинули гостеприимные владенья кузнеца. Лала была очень довольная. Глазки светились радостью, улыбка не сходила с уст. От этого и Руну было очень хорошо на душе. А ещё ему было хорошо от того, что визит наконец закончен. Словно на свободу вырвался. Из клетки.
- Ох, - выдохнул он, - столько разговоров. Даже голова как будто распухла слегка. Я как-то привык к тишине боле. Ты как, Лала? Не устала?
- Нет, - счастливо поведала она.
- Домой пойдём или в храм? Ты вроде собиралась туда.
- Рун, у нас есть дело, - напомнила Лала. - Важное.
- Правда? И какое же?
- Ну как какое? - удивлённо спросила Лала с некоторым укором. - Гусеничек надо отнести, Рун. Им же жарко в кадушечке. И кушать хочется.
- Ах, да, - спохватился он. - Прости.
- Рун, - Лала вдруг посмотрела на него пристально с шутливой улыбкой.
- Да, милая?
- А что это на тебя девица всё поглядывала?
- Какая девица? - не понял Рун.
- Ну какая-какая, там вроде одна только была. Кроме меня.
- Найя что ли?
- Найя, Найя, - усмехнулась Лала.
- Чего ей на меня заглядывать. Все смотрели только на тебя.
- Нет, Рун. Я же не слепая. Сначала да, на меня. А потом всё больше на тебя. Так и поглядывает, так и поглядывает. Между вами что-то было?
Рун от души рассмеялся:
- Ох и фантазёрка ты, Лала! Нравилась она мне когда-то. Вот и всё.
- И сейчас нравится?
- Сейчас нет. Давно уже. Ты хоть понимаешь, кто это? Это лучшая подружка старшей дочери главы деревенского, сестры самого главного моего недруга. Они гадости про меня говорили разные. Быстро разочаровываешься в том, кто подлое тебе делает.
- Она подлая? - поразилась Лала. - Вроде хорошая девушка. Феи в общем-то чувствуют сердца людей, Рун. Хотя и не всегда.
- Да у нас все хорошие. Почти. Только вот ко мне почему-то плохо относятся, - посетовал Рун с улыбкой. - Это просто неприязнь как бы. Знаешь, Лала, я подозреваю, она догадывалась, что нравится мне. В те времена думал, нет, а теперь... иного мнения. Когда все стали меня нелюбить, быть может она так пыталась доказать подругам, что я ей не по душе. Тоже говоря обо мне дурное. Чтобы над ней не стали подтрунивать ненароком. Ну там, "невеста слабоумного" и тому подобное. Но мне как-то всё равно, какие у неё были причины. Подлость есть подлость.
- Милый, может ты слишком сурово судишь? - мягко заметила Лала. - Если это произошло давно, вы же детьми были ещё. Она девочка была совсем. Что ты от неё хочешь?
- Лала, это же не шутки, - покачал головой Рун. - У меня жизнь отняли практически. В деревне просто стало невозможно находиться. Никаких надежд на будущее. Я, когда тебя поймал, я же пошёл в лес зелье испытать, с мыслью, испытаю, и отправлюсь навсегда в дальние края искать лучшей доли. Но в дальних краях сгинуть гораздо легче, чем счастье найти. Мой дедушка так говорил. Все они, все деревенские, каждый по чуть-чуть, приложили руку, чтобы помочь мне сгинуть. И она. И она поболе многих других. Давно уж мне не нравится. Даже не понимаю сейчас, чего я в ней находил.
- Она миленькая, - сочувственно промолвила Лала, чуть улыбнувшись.
- Ну... наверное, - признал Рун. - Я думаю, Лала, ей любопытно могло быть. Мы же за последние несколько лет и словом с ней не обмолвились. Ни одним. Повзрослели оба. Вот и поглядывала. Чтобы понять, каким я стал. Но мне всё-таки кажется, она, как и все, на тебя смотрела в основном.
За оградой неподалёку показалась чья-то любопытная физиономия, и Рун предпочёл замолчать. Вскоре они добрались до избы. Стражники стояли чуть в стороне, фактически за воротами деревни. Увидев Лалу, застыли на месте, пялясь с довольными лицами на неё, на её крылышки, на её ножки. Вот уж кто получал истинное удовольствие от своей нынешней работы. Рун отпер калитку.
- Входи... влетай, моя красавица.
- Ах, какой галантный у меня кавалер сегодня, - порадовалась Лала.
- И у Тияра, заметь, ел исключительно ложкой, - похвалился Рун. - Я страх какой воспитанный теперь.
Лала весело рассмеялась. А потом посмотрела на него загадочно:
- Мой зайка, давай в дом зайдём. Передохнуть. На пять минуточек.
- Давай, - пожал плечами Рун.
Передняя дверь была не на засове, они вошли, и лишь Рун затворил её, Лала приблизилась к нему совсем вплотную. Стояла и буравила его глазками иронично и ласково в полутьме сеней. Рун прижал её к себе. Она вздохнула счастливо:
- Только и мечтала об этом, пока мы были у дяденьки Тияра.
- Попросилась бы там, - усмехнулся Рун. - Тебя вроде не смущает прилюдно обниматься.
- Тебя смущает, - буркнула она. - Ты понежнее, когда мы одни. Ну и в гостях, забыв про всё на свете, в друг друге раствориться... было бы наверное невежливо. Если надолго. Сейчас хочется подольше. Хоть несколько минуточек. Соскучилась.
- Ты меня, Лала, удивила сегодня, - признался Рун добродушно.
- И чем же, милый?
- Так складно сочинила. Ну, про то, как случайно выполнила моё желание. И так правдиво говорила. Не догадаешься, что всё обман.
- Ты меня рассмешил. Когда про драконов начал сочинять. Стало радостно, оно само и придумалось. Немножечко это нехорошо Рун. Неправду говорить тем, кто тебя встречает столь радушно. Но мы не из зла это делали. Если они когда-нибудь узнают, что мы обманывали, то может и обидятся к сожалению. Но если узнают, почему мы обманывали, не обидятся ни за что. Они хорошие люди. Когда я домой ворочусь, ты им расскажи, Рун, правду. И попроси прощенья от меня.
- Ладно, - пообещал Рун.
Лала положила голову ему на грудь.
- Знаешь, Рун, - произнесла она умиротворённо, - это очень важно. То, что мы сегодня сделали. Ходить в гости. Теперь в доме дяди Тияра к тебе лучше будут относиться. Ты не будешь совсем один. Когда я уйду. Ты только береги это. Связь с людьми. Не отворачивайся от них сам. Хорошо?
- Ко мне сейчас лучше относятся лишь из-за тебя, - промолвил Рун. - Уйдёшь, наверняка всё сразу вернётся к тому, что было.
- Не обязательно, Рун, - мягко сказала Лала. - От тебя тоже многое зависит. Ты сегодня стал чуточку роднее и понятнее семье дяди Тияра. Как и они для тебя. Не забыть этого ни им ни тебе. Это в вас останется. И во мне. Они точно будут к тебе лучше относиться теперь.
- Может и так, - вздохнул Рун. - Может у меня всё и наладится. Посмотрим. Так ты из-за меня пошла к Тияру?
- Нет, Рун. Хотелось посмотреть, как у вас живут. Просто я вдруг сейчас поняла. Как это важно для тебя. Мне было очень интересно у дяди Тияра. У вас, Рун, всё-всё-всё другое, чем у нас. И дома, и мебель, и посуда, и одежда, и двери, всё-всё. Даже лошадки другие и курочки. У нас курочки поменьше и иной окраски. Кудахчут, правда, так же. Я и не мечтала, что когда-нибудь посмотрю ваш мир. Смогу в столь далёких от дома краях побывать. Это больше приключение. Удивительное.
- Нам надо как-то начинать решать твою проблему с проклятьем, - заметил Рун.
- Надо, - согласилась Лала счастливо. - Может завтра у барона спрошу помощи и совета. Или пока не буду. Сходим к магу вашему для начала. Вдруг он умел в развеивании злых чар. Представь, придём к нему и... всё. И я домой отправлюсь.
- Ты сразу же отправишься? Немедля?
- Не знаю, Рун. Наверно всё же нет. Недельку хоть побыть, чтобы всё узнать у вас. Раз уж попала в мир ваш, надо ль торопиться назад? Не будет боле шанса. Ну и тобой насытиться охота хоть сколько-то, - разулыбалась она. - Пока что не выходит. Не оторваться. Развеется проклятье, ты влюбишься. Уж за неделю точно. Ещё и могущество обрету. Как было б славно.
- Жестокосердная! Влюбить и бросить. Вот так фея! - с деланным мрачным осуждением подивился Рун.
- Совсем я не жестокосердна! - добродушно возразила Лала. - Не изменить своей судьбы, Рун. Я буду очень тосковать по тебе, когда вернусь. Может даже плакать иногда, чтобы ты знал. Ты теперь навсегда в моём сердечке. Ты мой лучший друг.
- А можно быть не лучшим, но возлюбленным? - поинтересовался Рун невинно.
- Ну, ты вообще-то мой жених понарошку, - весело напомнила Лала. - Это примерно то и есть.
- Пожалуй так, - признал он.
Лала вздохнула глубоко. И нехотя отстранилась:
- Пойдём, Рун, за гусеничками. Нужно их отнести всё же.

*****


В кадушке было столпотворенье. Только маленьких зелёных гусениц не счесть, но кроме них ещё и большие разного калибра и расцветок, и даже чёрненькие жуки с хоботками, тоже в изрядном количестве. Трава, которую Рун клал перед уходом к кузнецу, была почти вся съедена.
- Ох, сколько же вас много! - подивилась Лала. - Потерпите, букашечки мои дорогие, сейчас мы вас отнесём.
Рун взял кадушку в руки, заглянул в неё.
- Ничего себе! - сказал он ошалело. - Вот это "помощников" у нас. Как ещё вырастает что-то. Это всё с нашего огорода? Или со всех в деревне?
- С вашего, заинька мой, - улыбнулась Лала.
- Да уж! - покачал он головой, и посмотрел на Лалу вопросительно, - Куда понесём? Тут лес-то вот он, рядом. Ближе всего туда.
- Нет, Рун, им нужна травка сочная, надо на лужок, - попросила Лала.
- Пойдём к реке, - предложил он. - Там луг неплохой. И скотины нет, не затопчут.
- Правда? Как замечательно! - обрадовалась Лала. - Тебе букашечки благодарны будут, Рун. За заботу такую. Тоже ведь живые, тоже жить хотят, радуются каждому денёчку, проведённому на свете. Они помнят добро.
- Кусать реже будут? - с интересом осведомился Рун.
- Рун, они итак не кусают без дела. Только если обидишь, придавишь.
- Комары, видать, очень обижены на людей, - философски подумал вслух Рун.
Лала разулыбалась.
- Если хочешь, любимый, я могу попробовать с комариками договор заключить. Чтоб тебя не трогали. Только сложно это. Может и не выйти. Любят они... добрых людей. На завтрак, обед и ужин. Если решишь, что это крайняя необходимость, я попробую.
Рун вздохнул.
- Э-эх, искусительница ты, невеста моя милая. Заманчиво. Страх как. Теперь буду себя дураком ощущать, что отказываюсь. Но нельзя. Крайней нужды в том нет. Бесчестье будет согласиться. Могла бы ради суженого и на подвиг пойти. Без спросу договор заключить. Подумаешь, ещё одна жертва. Зато я бы некусаный ходил.
- Я же не рыцарь тебе, и не воин ратный, чтобы подвиги совершать, - рассмеялась Лала.
- Вот и вся любовь, - с притворной грустью вымолвил Рун.
Он прижал кадушку к себе одной рукой, другой взял Лалу за ручку. Лала одарила его ласковым взглядом.
- Честь блюсти, это не глупо, Рун. Моему сердечку приятно, что ты у меня такой, - произнесла она очень тепло.
- Значит если б согласился, разочаровал бы? - заинтересованно полюбопытствовал Рун.
Лала озадаченно призадумалась.
- Нет наверное, - несколько неуверенно поведала она. - Я бы пожалуй убедила себя, что это крайняя необходимость. Всё же укусы неприятны. Я думаю. Фей не кусает никто, Рун. Я могу лишь догадываться, насколько это больно. Мне же жалко тебя, суженый мой. Но мне очень нравится это в тебе. То, что ты честный. Я всё время искушаю тебя помаленьку чудесами, а ты не сдаёшься. Это мило.
- Да я сдавался уж не раз, - с сожалением признал Рун.
- Ты разрешал мне колдовать, когда мне это нужно было или хотелось очень. Не ради себя, не из корысти, ради меня. Здесь нет ущерба твоей чести, любовь моя, - заверила его Лала искренне.
- Ну, поверю тебе на слово, - усмехнулся Рун.
Они дошли до калитки, вышли за ограду. Улица всё так же оставалась безлюдной. День в разгаре, у взрослых работа, детвора бегает, кто на речке, кто по холмам у полей ягоды собирает и травки съедобные, кто помогает в огородах или по дому. Стражники только и были поодаль, теперь уж с другой стороны от избы, вглубь улицы, да мужик один с большой корзиной на дороге за деревней виднелся.
- Это надо же, - не удержался от замечания Рун. - Погляди, вообще никого. Я, честно говоря, опасался, городские всё равно торчать станут тут. На удалении. Чтобы тебя хотя бы издали видеть. Не все ж видели. А ни души. Даже господ. Боятся барона прогневать. Повезло нам, Лала, что он тебя под защиту взял.
- Строгий он у вас? Барон ваш? - поинтересовалась Лала.
Рун пожал плечами:
- Да вроде не очень. Если его не гневаешь.
Они направились по дороге из деревни. Дом Руна на самом краю её, последний. Чуть пройдёшь, буквально шагов пятьдесят, и вот уже отворот влево вниз к реке, а прямо путь к сторожке лесорубов, где они стволы превращают в брёвна да доски, а дальше прилесок. Если не спускаться к реке до конца, идя вдоль неё по обрывистому склону, тут деревьев нет совсем, вырублены все ещё в незапамятные времена, будут лужки, скот на них не пасут, упасть может с обрыва, да и лес рядом, волки порой близко подходят; когда трава слишком высокая, скашивают её, и всё, выходит почти как газон в садах знати, низкая травка, полевые цветочки, ягодки тоже часто попадаются. Вот туда Рун и понёс гусениц. Перед самым поворотом к реке они поравнялись с мужиком, нёсшим корзину. Это был дядька Мито, здешний известный балагур, большой любитель шуток и розыгрышей.
- Доброго денёчка вам, госпожа фея, Рун, - остановившись, сказал Мито, расплывшись в умилённой улыбке во весь рот. Его корзина доверху была наполнена опилками.
- И вам доброго, дяденька, - радушно ответствовала Лала, лучась счастьем. Рун ограничился кивком.
- Куда путь держите? - спросил Мито, сверля любопытным взглядом кадушку.
- Да никуда, - спокойно молвил Рун. - Вдоль речки прогуляемся просто.
- Ясно, - произнёс Мито. - А кадушка зачем? Грибы собирать?
Вряд ли Лале был понятен тонкий деревенский юмор. Откуда ей знать, что ходить по грибы с кадушкой - дикость, которая никому из сельских жителей никогда не придёт в голову. Но по оттенкам скрытой иронии в голосе Мито она почувствовала, что он шутит. И одарила его весёлым сиянием своих дивных глаз.
- Букашечек несём на лужок, - радостно поведала она.
- А! - понимающе кивнул Мито с таким видом, словно носить букашек в кадушках - обычная деревенская рутина. - Доброе дело.
Лишь по выражению лица было заметно, что он несколько озадачен.
- До свидания, дяденька, - тепло улыбнулась Лала. И они с Руном продолжили путь.
Дядька Мито ещё долго стоял, отдыхая от своей ноши, глядя им вслед.
- Здоров, Мито, - подошёл к нему шедший к реке лодочник Шим, бородатый косматый мужичок в худой одежонке. - Куда это фея отправилась?
- Здоров, - откликнулся Мито. - Золото они пошли искать.
У Шима так и отвисла челюсть.
- Золото?! - оторопело переспросил он.
- Золото, золото.
- Это клад мельника что ли?
- Ага. Его самый, - не моргнув глазом, подтвердил Мито.
- Надо же! - завистливо подивился Шим. - Фея-то поди точно найдёт. А почему с кадушкой?
- Вот ты недогадливый, - покачал головой неодобрительно дядька Мито. - Как, думаешь, они будут его искать? Фея заколдует кадушку, катнёт, та покатится, и прямо до клада их и доведёт.
- Ах вон оно что! - изумлённо проговорил Шим.
- Да. А если деньги сильно в земле испачкались, тут их и помоют в кадушке же. Двойное удобство. Ну и нести можно заодно. Тройное даже. И никто не подумает, что там клад.
- Ну да, - согласился Шим.
Он тяжело вздохнул.
- Дуракам везёт, - умело изобразив досаду, произнёс Мито. - Только нашему везёт что-то уж с перебором. Мало того, что девка собой хороша, как ангелица. Так ещё и фея. А теперь и злато. Эх, не был бы я занят, сходил бы на мельницу, не поленился, шепнул бы там. Всё же это их деньги. Если потребуют, фея вернёт поди, существо душевное, совестливое. Может вечерком и схожу. Глядишь, в благодарность и мне что-то дадут, хоть серебра немного, хоть муки задарма. Может вина бочонок. Кто знает.
Глаза у Шима блеснули жадностью.
- Пойду я, тоже дел много сегодня, - заторопился он вдруг.
- Бывай, - кивнул Мито.
Шим пошёл прочь, а Мито стоял, глядя ему вслед, и довольно улыбался.

Тем временем Рун с Лалой достигли обрывистого склона перед спуском к реке. Место красивое, Лале было интересно, поэтому они остановились оглядеться. Внизу купались ребятня, несколько мальчишек рыбачили на удочки, две бабы полоскали бельё на деревянном отмостке. По левую сторону чуть вдали крутила большим колесом водная мельница. Широкая река несла свои голубые воды, за ней, постепенно поднимаясь высоким холмом, лежал противоположный берег, открывая пространство на много вёрст во все стороны, там тоже виднелась деревенька, с обширными полями, а далее всё леса, леса, леса. Бесконечным зелёным покрывалом. Синее небо отражалось в воде вместе с облаками, дул приятный лёгкий ветерок, принося запах речной свежести, к щебету птичек да звукам деревенской жизни добавлялся шум течения.
- Как красиво! - восхищённо выдохнула Лала.
- Ага, - с нотками особых душевных чувств в голосе молвил Рун. - Вот, Лала, мои родные края. Правда родился я не здесь. Но вырос в этой деревне. Её родиной считаю. Часто и купался как раз тут, там же, где малышня, вон, плещется, и рыбачил. Искал камушки цветные неподалёку на отмели.
- Любишь эти места? - спросила Лала тепло.
- Да, конечно, - искренне ответил он.
- Какая у вас мельничка интересная, - произнесла Лала радостно. - Я таких ещё не видала, Рун. У нас они ветряные. Огромные. Или магические, магией вращают жернова, тогда не очень велики.
- Это только у нас такая, больше нигде в округе водных нет, - похвалился Рун. - В основном ветряные строят. А в соседней деревне, например, волами крутят колесо.
- Волами? - подивилась Лала. - Такого я тоже не видала.
- Там на холме деревня, - поведал Рун. - Ветра сильные бывают порой, могут порушить ветряную мельницу. А у нас тут низина как бы, и леса вокруг, ветров наоборот, маловато, тихо обычно. Водная самый раз. Зимой иногда подмерзает правда. Но у нас долгие морозы редкость. Да и к зиме всё уже перемолото.
Люди внизу заметили Лалу, она приветливо помахала им рукой.
- Пойдём подальше, - сказал Рун. - А тот тут ребятня бегает часто, затопчут твоих букашек.
- Это наши букашечки. Общие. Почти как детки, такие же невинные и беззащитные, - улыбнулась Лала.
- Ну вот, ещё не женаты, а уж целая кадушка деток, - посетовал Рун.
Лала рассмеялась весело и звонко. С её личика не сходило сияние счастья. Рун повёл её дальше, вдоль обрыва по лужкам. Приятно было просто идти с ней, осторожно сжимая её пальчики в своей руке. И волнительно отчего-то очень. И на сердце прям тепло-тепло, там тоже царило лето, как и повсюду вокруг. Так они, не торопясь, преодолели с четверть версты.
- Давай здесь, - предложил Рун.
- Давай, - кивнула Лала.
- Вытряхнуть их что ли?
- Да ты что!? - с мягким укором посмотрела Лала на него. - Просто положи кадушечку на бок, Рун, они и выползут. Дай мне её. Я сама.
- Долго ждать придётся, - пожал он плечами, передавая ей кадушку.
- Ну и пусть, - добродушно заметила Лала. - Полюбуюсь пока на края ваши. А ты на меня, если хочешь.
- Да только и любуюсь, - усмехнулся он.
Лала поднесла кадушку к лицу.
- Всё, букашечки мои дорогие, мы пришли, - проговорила она ласково. - Выползайте, пожалуйста, да разбегайтесь. Здесь вам будет хорошо.
Она положила кадушку на травку. Потом подошла вплотную к Руну и стала буравить его глазками загадочно.
- Уже опять соскучилась? - весело спросил он.
- Да, - с нежностью подтвердила она.
- Лала, тут из деревни-то видно, - промолвил он виновато.
- Ну и что, Рун, - с улыбкой произнесла Лала. - Невесту можно обнимать и на виду. И вон два кустика скрывают всё, раз уж ты так боишься. Поди не увидят.
- Ну может и не увидят, - признал он тихо. - Особенно если сядем.
- Давай сядем, если хочешь, милый, - согласилась Лала.
Рун опустился на траву, устроился поудобней, Лала уселась рядом, прислонившись к нему спиной. Стала глядеть на реку да на другой берег. Рун приобнял её.
- Прямо свидание у нас, - порадовалась она счастливо. - Красивое место, мы только вдвоём. Хорошо. День такой замечательный! Ходили в гости, спасаем букашечек. Обнимемся. Немножко ссорились с утра. Но зато и помирились. Я столько всего удивительного повидала и откушала сегодня. У дяденьки Тияра. У меня внутри аж гудит от счастья. Вот здесь.
Она прижала ручки к груди.
- Ох, Рун, - сказала она вдруг взволнованно. - А ведь это душа. Гудит. Это она поёт так. Я до сих пор думала душа... это что-то... чего не увидишь, и не почувствуешь, эфемерное совсем, но вот же она. Я чувствую. Гудит-гудит, радуется. Тому, что счастлива, тому, что ты рядом и ласковый, что я дорога тебе. Ворочается чуточку от избытка счастья, от переполняющих тёплых чувств, щемит немного. Надо же. Я только что научилась чувствовать душу. Благодаря тебе, Рун. Я кажется и раньше такое чувствовала. Но как-то не обращала внимания, не замечала, не осознавала. Не задумывалась, что это. А это душа, Рун. Прям вот она, здесь. Поёт-поёт, не смолкает. Забавная и милая. Как будто своей жизнью собственной живёт. И меня согревает. Ты чувствуешь свою душу, Рун? Она прям в груди. Ровно посередине.
- Нет, ничего такого не чувствую, - признался Рун. - У меня, когда ты рядом, словно свет зажигается в сердце. Кажется, будто сияет ярко. Слева в груди. Не по центру. Но оно... мне представляется более, я его не ощущаю, этот свет, я его словно вижу. В уме. И сейчас он есть.
- Это, Рун, у тебя так счастье представляется. Душа, она не видится, она чувствуется. Ты, Рун, если когда-нибудь заметишь, что у тебя в груди чувства отчётливые. Щемит, или ноет, или гудит, наполняя сердце теплом, или радостью, или тоской, или ещё чем-либо. Ты знай, что это душа твоя. Переполнена чем-то, и оттого становится заметна. Так научишься тоже её ощущать. Чувствовать душу - это удивительно.
- Ладно, я буду обращать внимание, солнышко моё, - улыбнувшись, пообещал Рун.
Какое-то время они сидели молча, наслаждаясь летним днём, приятными видами, друг другом. Вдали неспешно плыла лодочка, стрижи носились над водой, кружили чайки, стрекотал кузнечик - букашек славный менестрель - где-то поблизости укрывшись, под его пение изящно порхала в танце белая бабочка. Цвели нехитрые луговые травки да цветочки, наполняя окружающее пространство своими душистыми ароматами.
- Лала, а ты могла бы так жить? - спросил Рун тихо. - В нашей деревне. Всегда. Со мной.
- Мне здесь не место, Рун, - мягко промолвила Лала. - У вас, я знаю, много зла. Пока его я не видала, мне хорошо. Увижу, выдюжу ли? Вряд ли. И потом от меня пользы тут никакой. Почти. Просто... феи магией приносят пользу. Нам нравится быть полезными, это придаёт смысл существованию. А тут... жених суровый мне запрещает колдовать, да и разреши, много ль я наколдую? Я у вас лишь от тебя могу пополнять магию. Ты меня не сможешь постоянно обнимать днём, а ночью нам нельзя. Если бы не проклятье, Рун, я бы уже могущественной стала, ты бы меня полюбил, тогда бы обнял на минутку, и всё, и полная. Не надо было б столько обниматься. Но если бы я обрела могущество, домой смогла бы воротиться. И воротилась бы. Прости. Я замуж хочу, хочу семью, деток. Скучаю по дому, по маме с папой, по сестричкам. По своей привычной жизни. Хочу жить как обычная фея. А не как диковинный зверь в цирке, на которого все показывают пальчиком.
- Значит, не смогла бы, - вздохнул Рун.
- Ну почему же, милый, - улыбнулась она. - С тобой смогла бы. Знаешь какая от меня польза здесь у вас?
- Какая же?
- То, что я с тобой, Рун. Я полезна тебе. Твоя душа замёрзла от одиночества, я её отогреваю. Может, поэтому я послана сюда. Чтоб тебя согреть.
- Фантазёрка ты, Лала, - развеселился Рун. - Так уж боги обо мне заботятся по-твоему. Что аж послали мне тебя. Столько трагедий вокруг. Люди страдают от голода, от лишений, от жестокости. А тут смотри-ка ты, от одиночества меня спасти решило небо. При том, что я особо-то и не горевал от него. Да и у меня бабуля есть вообще-то. И дед был. Не сирота поди. Ты здесь по двум причинам. Первая - потому что я тебя поймал. Вторая - потому что тебя кто-то проклял и не даёт вернуться. Вот и всё.
- Рун, небо выбирает непредсказуемым образом, кого одарить, - ответствовала Лала. - Чем руководствуются боги в принятии решений, нам не постичь. Но всё творится волею небес.
- Зачем же зло тогда творится?
- Не знаю, мой котёнок.
- Ирония судьбы в том, Лала, что когда ты уйдёшь, я буду горевать. От одиночества. Которое доселе особо не тревожило меня. Хорошенький подарок от богов.
- Уж так он плох? Бедняжка, фею встретил, - рассмеялась Лала. - Значит, это твоё наказанье, Рун. Прогневал чем-то небо. Он тебе меня послало. Чтоб покарать жестоко. Страдать заставить от объятий нежных.
- Страданья закаляют волю, - невинно проронил Рун.
- Ну, закаляйся, зайка, мне не жалко, - сказала Лала ласково.

Рано или поздно, но настала им пора возвращаться. Рун взял кадушку, в которой никого уж не было, взял Лалу за руку, и они направились к деревне.
- Ну что, пойдём сразу в храм? Или отдохнуть хочешь? - спросил он.
- В храм, - промолвила Лала с улыбкой.
- А потом предлагаю по деревне пройти. Я всю её тебе покажу. Сможешь тогда сама ходить... летать. Когда хочешь куда хочешь.
- Хорошо, милый, - согласилась она.
Лала была счастливая-счастливая. Лишь они пошли, стала напевать что-то негромко. Какую-то незатейливую мелодию. Рун слушал её нежный голосок, и ему казалось, нет в мире звуков удивительней и чудесней, чтоб так ласкали слух и душу. В её пении не было слов. Просто какие-то "ла-лала-лала", но это было столь мило... Словно само счастье изливалось из её уст, добавляясь к сиянию личика. Ну где тут не забыться, не заслушаться, любуясь на это всё. Не сразу обратил он внимание на суету около их дома. Но чем ближе тот становился, тем сложнее было её не замечать. На край деревни заявилась вся семья мельника. Семейство у него небольшое, жена после третьего ребёнка не смогла боле рожать, а старшая дочь уже замуж вышла, её тут не было, зато все остальные присутствовали - сам мельник, супруга его, младшая дочка и сын. Все стояли на коленях, стражники силой рук и слова пыталась их прогнать, но безуспешно, дочка и жена мельника плакали, сынок бил поклоны, сам мельник причитал и молил. Чуть в стороне народ деревенский, человек с десять взрослых и детей, дивились на это действо. Завидев Руна и Лалу, стражники сочли за лучшее взять паузу в перепалке, просто стояли и ожидали, пока они подойдут, с молчаливым спокойствием взирая на продолжающийся подле ног "концерт".
- Рун, что происходит? - шепнула Лала чуть испугано.
- Не знаю, - покачал он головой. - Непонятное что-то.
Семейство мельника столь увлечено было мольбами, что и не замечало их приближения. Лишь когда Рун с Лалой оказались совсем рядом, мельникова дочка, уловив переключение внимания публики на фею, обернулась, крикнула отцу, и вся семейка кинулась в ноги уже им.
- Парень, не губи! Пожалей деток моих! Госпожа фея. Смилуйтесь! - очумело возопил мельник.
Его родня ему затворила с причитаниями.
- Рун, - произнёс более старший из стражников оправдывающимся тоном. - Нам было велено фею охранять от назойливости, не тебя. Этот тип хитрый жук, сообразил, говорит, к тебе дело, не к фее. Скажешь гнать, мы его погоним. Просто без пинков кажется не выйдет.
- Что происходит-то? - с недоумением поинтересовался Рун. - Дяденька Луан, чего вам надо-то?
- Деньги! Деньги мои! - отозвался мельник, чуть не плача. - Не губи, отдай хоть три четверти. Хоть две трети. Хоть половину. Потом и кровью зарабатывались. Много лет.
- Какие ещё деньги? - посмотрел на него Рун, как на помешанного.
- Отца моего покойного, вот какие, - упавшим голосом молвил мельник.
История про старого мельника каждому известна в округе. Многие пытались искать его клад тайком. Но вроде бы никто не отыскал - не было слухов, как кто-то из местных вдруг разбогател.
- А, - кивнул Рун, наконец сообразив. - А почему вы думаете, что я их нашёл?
- Все это знают, - ответствовал мельник. - Вы пошли с кадушкой деньги наши искать. Фея колдовством их нашла. Заколдовала кадушку, та покатилась, и прямо к деньгам вас привела.
- Безумие какое-то, - вздохнул Рун. - Пошутил над вами кто-то, дядя Луан. Не искали мы ваш клад. И не нашли. Вот, пустая кадушка, посмотрите. Кто ж с кадушками за кладом ходит. Встаньте уже. И вы все поднимайтесь. Тётя Зьяна. Вы чего?
- У фей всё иначе, чем у нас, - грустно заметил мельник, заглянув в кадушку, которую Рун опустил перед ним. Вставать он кажется не собирался. - А деньги вы перепрятать могли, поэтому их здесь и нет.
- Рун, скажи мне, что тут такое? - попросила Лала осторожно.
- Старый мельник боялся воров. Сильно. Закопал все свои сбережения где-то. А потом возьми да и помри. В тот же день. Не успел показать своим, куда зарыл. Думают, что мы с тобой искать этот клад ходили да присвоили, - объяснил Рун.
- Ой! - поразилась Лала. - Феи не берут чужого, дяденька. Поднимайтесь пожалуйста все. У нас нет ваших денежек.
- Ну, слышали! - рявкнул молодой стражник. - Живо поднимайтесь и проваливайте! Если вы не верите фее, значит вы её оскорбляете, лгуньей и воровкой называете. За это вам ох как не поздоровится.
Мельник торопливо поднялся. Его семья вслед за ним.
- Нет, нет, мы так не считаем, - печально проговорил он.
В его глазах были тоска, уныние и растерянность.
- Вот что, дяденька, - сказала Лала по-доброму. - Я подумаю, как вам помочь. Я не умею искать клады. Поэтому не знаю, получится ли. Вы ждите три дня. Если придумаю, как сыскать, значит найдём и вам принесём, или может сообщим, где спрятан. Ежели в течение трёх дней не придумаю, то уже и не выйдет, вы не обижайтесь пожалуйста на меня, я не всё могу.
- Спасибо, добрая госпожа! - растроганно воскликнул мельник и снова брякнулся на колени в ноги Лале, а его семейство вслед за ним.
- Спасибо, спасибо, - стали кланяться они, касаясь лбами земли.
- Ну не надо! Феям не кланяются в ножки, - принялась уговаривать их Лала. - Встаньте пожалуйста.
- Поднимайтесь, когда фея велит, хватит ей докучать, - грозно прикрикнул молодой стражник.
Мельник и компания тут же дружно подчинились. Лица у них были довольные.
- Я ведь может и не смогу помочь, а вы заранее благодарите, - произнесла Лала виновато. - Не выйдет, обижаться будете.
- Да что вы! Ни за что! - горячо заверил мельник. - Пытаться помочь, это тоже помощь, даже если не выйдет. Поэтому спасибо, добрая госпожа. От всего сердца!
- Спасибо, спасибо, госпожа, - эхом подхватили за ним его домочадцы.
Старший из стражников из-за спины Лалы, так чтобы она не видела, молча сделал им доходчивый знак рукой, мол, уматывайте уже пошустрее. Семейство мельника с поклонами попрощалось, и радостное взволнованное отправилось восвояси. Лала с тёплой улыбкой глядела им вслед. Стражник в задумчивости посмотрел на Руна.
- Парень.
- Что? - отозвался Рун.
- К тебе часто ходят семьями с визитом?
- Никогда. К бабуле подружки её бывает заходят, и всё.
- Тогда мы пожалуй будем гнать и тех, кто к тебе в гости явился. Всё равно они в действительности к фее прорываются.
- А вдруг что-то важное. Беда какая, и я могу помочь. Не надо всех гнать, пожалуйста, - попросила Лала.
- Простите, госпожа, у нас есть приказ барона. И он правильный, - почтительно возразил стражник. - Только дай слабину, и вас разорвут жаждущие чудес. Я бы тоже пришёл испрашивать чуда, чем я хуже прочих. Не защитим вас от назойливых посетителей, нас накажут. Строго. Так что я о себе всё-таки буду думать. Оберегая вас. Порют у нас жестоко. И место потерять не хочется, семью-то кормить чем тогда?
Лала расстроено посмотрела на него, не зная, как быть.
- А вы расспрашивайте, зачем приходят, да нам сообщайте, если важное что. Можете вы так делать? - предложил Рун.
- Ой, правда! - обрадовалась Лала. - Я не всё могу, но кое-что могу. Например, если в лесу детки, не дай бог, заплутают, я точно могу помочь их найти. Если тонет кто-то, тоже, сумею магией поддержать, чтобы выплыл. Я такие вещи могу. Грех не помогать в беде. Особенно когда лишь ты способна помочь. Можете вы сообщать нам, если важное что-то?
- Ладно, так и сделаем, - согласился стражник. - Будем докладывать вам обо всех важных и безотлагательных делах.
- Как славно! - разулыбалась Лала. - Спасибо, мои добрые воины.
- Рады служить вам, госпожа, - польщённо молвил стражник, не в силах сдержать ответной улыбки. Его молодой коллега тоже засиял довольным лицом.
Рун перекинул кадушку через ограду.
- Ну что, идём в храм? - обернулся он к Лале.
- Идём, мой заинька, - нежно сказала она.
Молодой стражник смерил Руна завистливым взглядом. Рун взял Лалу за руку, и они продолжили путь. Народишко, следивший за мельником, ещё не разошёлся, люди кланялись Лале, она улыбалась им, кивала приветственно, здоровалась, пробуждая блеск восхищённого умиления в глазах. Кивал им из вежливости и Рун, хотя и понимал, что его сейчас никто не видит. Лала затмевала собой всё. Миновав эту группку односельчан, Рун тотчас свернул в первый же проулок. Можно было идти и по прямой, но ему хотелось поскорее укрыться от оставшихся позади многочисленных любопытствующих взоров.
- Лала, а как ты будешь мельнику помогать? Трудно это? - тихо поинтересовался он.
- Рун, я пока не знаю. Непросто, - поведала Лала. - Домой вернёмся, подумаю. Знаешь, моя средняя сестричка, Диэя, была растеряшенька годика в три, игрушки теряла часто, положит, и не помнит где. Я сама была кроха тогда, но помогала ей, она расстроится, я помогу, она и радуется, и мне хорошо на душе. У меня большой опыт поиска. Только игрушек, не злата, Рун. Это разное. К тому же игрушки известно где, во двор... е, где-то поблизости, и не закопаны. Клад совсем иное. Да и давно не искала уже ничего. Но мне хочется помочь. Очень. Хорошее же дело. Так уж они горевали, переживали. Жалко их.
- Ну конечно, много лет работали, и все их труды... в землю зарыты. Есть от чего горевать, - заметил Рун. - Руки наверное опускаются, когда такое происходит.
- Значит надо очень постараться помочь им, милый.
- Да, любовь моя.
- Тут ещё трудность в том, Рун, что я лишь для тебя легко могу колдовать. Чудо феи надо заслужить. Это всё же не в толпе колдовство, гораздо легче, да и я привыкла немного, что здесь живу, они соседи как бы, значит чуточку роднее, для родных проще колдуется. Но всё равно. Непросто будет и поэтому.
- А ты опять для меня как будто колдуй. Так и быть, без штрафов.
- Так не получится в этот раз, к сожалению. Суженый мой. Мою природу не обмануть столь бесхитростно. В чём тут колдовство для тебя? Там было чудо для красоты, в прошлый раз, для всех, значит и для тебя. А здесь поиск. К тебе никакого отношения не имеющий.
Рун задумался.
- Мне чудеса интересны, Лала, - вскоре заметил он искренне. - Делай их чтобы меня удивить. Сотворишь магию поиска, когда я рядом, мне будет приятно подивиться на неё. На то, как ты ищешь. Тогда это будет и для меня. И ещё. Вот мы сходили к дяде Тияру. Теперь у него в дому лучше ко мне относятся. Я думаю. Благодаря тебе. Так же и тут. Поможешь семье мельника, они проникнутся признательностью к тебе, а через это и меня меньше станут недолюбливать. Как жениха твоего. Пользу мне тем принесёшь. Так, когда вернёшься в свой мир, глядишь смогу в деревне жить, уже не будут меня ненавидеть все. Появятся те, кто ко мне что-то доброе испытывает.
- Ох, Рун, а ведь так наверное выйдет! Обе причины хороши. Сразу почувствовала, что легче теперь колдовство сотворится. Для мельника. Намного. Спасибо, милый! - безмерно обрадовалась Лала.
- Ну вот видишь! Я да не обману твою природу, - довольно похвалился Рун.
- Хвастунишка, - ласково сказала Лала, сияя.
- А вот и нет, - возразил он с улыбкой. - Говорю как есть. Дважды уж нашёл как обмануть.
Лала вдруг подлетела к нему вплотную и обняла сама.
- Я тебя люблю, - промолвила она тепло-тепло.
- Как удачно, - порадовался Рун. - Как раз в храм идём. Сразу и обвенчаемся, раз такое дело.
- Нет, мой заинька, этого не будет, - произнесла Лала, с нежностью глядя ему в глаза. - Тут ты мою природу обмануть не сможешь. Я тебя люблю как друга.
- Ну, значит не сегодня. Но я всё равно найду как обмануть.
- А вот и нет, - разулыбалась она.
- А вот и да.
- Так хочешь взять меня в супруги?
- Хочу.
- А почему? Чтобы владеть моими чудесами?
Улыбка медленно сошла с лица Руна.
- Ну, это было грубовато, - заметил он с укором.
- Прости, заинька, я не нарочно, ляпнула не подумав. В шутку, - извиняющимся тоном ласково повинилась Лала. - Уж мне ли не знать, какой ты. Ты со мной совсем не из корысти.
- А почему же тогда? - усмехнулся он.
- Потому что я красивая, - хитро побуравила она его очаровательными глазками.
- Вот это в точку, - весело подтвердил Рун. - А это не корысть? Хотеть тобою любоваться?
- Нет. Это твоя мужская природа.
- Всё-то ты знаешь, любовь моя, - с юмором посетовал он.
- Феи мудрые, - поведала она счастливо.
- Пойдём, Лала, а то глазеют вон опять из-за оград, неловко, - проговорил Рун со смущением, заметив чужие любопытные лица.
- Ну и что, пусть смотрят. Разве ты не мой жених? - мягко попросила Лала. - Срази свою неловкость мечом любви ко мне, мой смелый рыцарь. Нет тут ничего недостойного, Рун. Обнять невесту на глазах у всех. Когда ей хочется твоих объятий.
- Да тебе всё время хочется, - вздохнул Рун. - За это и люблю.
- За это? - подивилась Лала.
- Ну, в том числе. Никто никогда не хотел быть со мной так сильно. Как ты. Согреваешь меня этим, - признался он. - Тянет тебя обнять, потому что знаю, ты счастлива будешь. От этого. От меня. Я люблю, когда ты счастлива.
- Спасибо, мой хороший, - тихо произнесла Лала с теплотой. Она отстранилась, взяла Руна за руку. - Пойдём уж. Не буду заставлять тебя краснеть. Мой суженый. Раз ты такой стыдливый у меня.
- Я тебе дома всё компенсирую, - пообещал он с улыбкой.
- Ну ладно, - согласилась Лала, одарив его обворожительным взглядом.
Они отправились дальше.
- Между прочим, Рун, есть много рыцарей, кто на войне бесстрашен, а с дамами теряется, робеет. Это так мило, - сообщила Лала радостно.
- Может быть, - кивнул Рун. - Я тебя удивлю, Лала, но есть много крестьян, кто и на войне теряется, и с дамами. Мне рыцарем никогда не стать. А на войну лучше не попадать. Я не знаю, каким я там буду. Вряд ли сильно смелым. Я же не воин. Я не умею толком меч держать. Смелый крестьянин на войне быстро умрёт. Это ратные люди, кто мастера в обращении с оружием, и понимают как действовать в бою, позволить себе смелость могут. Я на поле брани буду просто удобная мишень для кого-то.
- Рун, так неправильно, - промолвила Лала чуть осуждающе.
- Что неправильно, Лала?
- Принижать свою смелость. Когда ты с девушкой. Ты должен не дать ей сомневаться в своей смелости, тогда ей будет с тобой надёжно, она будет чувствовать себя в безопасности, защищённой.
- Прости, голубка моя. Я думаю, смелость сильно зависит от того, за что сражаешься. Если бы я защищал тебя, или бабулю, или дядю и его семью, я верю, я ни за что не отступил бы.
- Ну, так гораздо лучше, - похвалила Лала. - Спасибо, мой рыцарь. Мне приятно.
Вскоре они достигли храма. В деревне это просто небольшая постройка, нет в ней ничего величественного и величавого, как в больших городах, ни излишней высоты, ни вычурности архитектурных форм, ни украшающих элементов вроде лепнины, ни сияющих позолотой или ярким многоцветием куполов. Но всё же он сильно отличается от домишек вокруг. Они из круглых брёвен, он из обтёсанных в брусья, с ровными стенами, крашенными в синий цвет. У них кровли преимущественно из наколотых уложенных слоями в перехлёст, точно черепица, дощечек, у него строго четырёхугольная крыша из длинных гладких досок, выкрашенных белой краской, с башенкой-купальцем в середине. Дорожка к входу облагорожена с обеих сторон клумбами из цветов. Крестьяне у себя цветы не садят, это единственные клумбы вообще в деревне. Лалу необычные цветочки очень заинтересовали и обрадовали, но к сожалению рассмотреть их в деталях она не смогла, отец Тай словно караулил, сразу выскочил из дверей, одетый в праздничный обрядник, а с ним и все его помощники: юный ученик-послушник лет 14-ти, из монастыря присланный с год назад, старушка одинокая, давно добровольно взявшая на себя обязанности уборки у Тая и ряд его бытовых забот вроде готовки, зажиточный крестьянин Велим с женой Марой, наиболее щедрые постоянные благодетели-жертвователи храма, у них и работники, и сын старший, наследник, тоже уже женатый, за хозяйством приглядывают, позволяя частенько отвлекаться от дел земных на богоугодные. Ещё задумчивый старик без одной руки, бывший ратник по имени Мио, всегда с удовольствием берущийся за любую храмовую работу. Ну и несколько самых набожных бабушек, тоже по возможности подсобляющие Таю в уборке, стирке и прочих делах.
- Вы пришли! - радостно воскликнул отец Тай. Глаза его блестели. - Госпожа фея! Безмерно счастлив видеть вас в храме нашем. Я знал, что вы придёте, я не сомневался! Ведь феи добродетельны. А к небесам явиться на поклон. Смиренье выказать своё им. Это добродетель. Одна из главных в человеке. И в феях тоже, полагаю. Добро пожаловать. Вы веруете в Бога Небо? И сыновей его?
- Здравствуйте, святой отец, и вы все, люди добрые, - ответствовала Лала радушно. - Вы небопоклонники?
- Всё верно, - подтвердил отец Тай.
- В моей стране иная вера. Но вашу мы не отрицаем, - поведала Лала. - Мы верим в фею-праматерь. Однако её саму создали высшие силы, которые символизируют у нас примерно то же, что небо у вас, поэтому наши веры близки. В волшебном мире есть страны, где так же исповедуют небопоклонничество. Мы уважаем вашу веру. И ваших богов. Если вы позволите преклонить колени перед ними и вознести им молитву, я была бы рада. Святое место есть святое место. Душе в нём станет легче и спокойней.
- О как вы правы! - восторгу Тая не было предела. - Позвольте вам представить моих друзей, тех, кто печётся о душе сильней всего из здешней публики, они и в храме мне помощники большие, и составляют часто компанию приятную в беседах на темы о возвышенных явленьях.
Жрец быстро назвал имена, начав с Велима с Марой, и закончив учеником своим.
- Приятно познакомиться, - мило улыбнулась Лала, сделав пред ними воздушный реверанс.
Люди польщено поклонились ей, произнеся нестройным хором ответные любезности. На лицах у них было разное. У кого-то смущение, у кого-то удивление, у кого-то благоговейный трепет, умиление, восхищение. Не оставляют феи равнодушным любого из обычных смертных, тем более простоватых сельских жителей провинций.
- Прошу вас, проходите внутрь, - голосом, исполненным доброжелательности, пригласил Лалу отец Тай. - И ты, Рун, тоже заходи. Рун здесь не частый гость. Я уж и не припомню, когда появлялся. Глядишь, возьмёт с вас пример, госпожа.
- Дед говорил, храм в сердце, всегда с тобой. А боги важными делами заняты, им недосуг заниматься нами и выслушивать наши мольбы, - промолвил Рун вполне вежливо.
- Твой дед философ был. И человек достойный. Но всё же он не прав. И в храм захаживал он, между прочим. Порой, - тоже очень мирно сказал отец Тай. - Зайди и ты, хоть помолись разок. За деда попроси у неба. Чтобы его душа была покойна на том свете.
- Ну ладно, - согласился Рун.
Храмы небопоклонников - чисто обрядовые места. В них не служат мессы, не проповедуют, люди передают легенды о богах из уст в уста, из поколения в поколение, от старших к младшим, дома зимними вечерами, как нерушимое знание, берущее начало от самых стародавних истоков, от древних предков, которые были ближе к началу времён и потому лучше помнили, что послужило миру первопричиной. Углублённые сведенья при желании черпают из мирских разговоров с монахами, со святыми отцами. В храм всегда приходят по делу, по какому-то важному поводу - свадьба, похороны, поминки, испрашивание благословения, праздник, вознесение молитв. Посему в нём нет сидений. У него извечно красивое убранство, цветные шторы на оконцах, роспись и начертанья рун на стенах, в больших городах найдутся так же портреты святых, картины с изображением значимых событий истории божеств, люстры, мозаики, порой какие-то святыни, от посоха древнего старца-провидца до мощей прославившегося праведностью высокорангового жреца. В деревнях конечно ничего подобного не сыскать. Алтарный подиум (приподнятое на пол ступени место, где располагаются основные святыни) в деревенских храмах тоже несколько иной, чем в городах. Там идолы даже второстепенных богов часто в полный рост, и подле каждого свой алтарь, какой-нибудь очень особенный, мраморный или с позолотой. В деревне Руна только три больших идола - Бог Небо, Бог Солнце и Бог Луна, своих алтарей у них нет, он один общий, сбоку от них, красивый, но всё же лишь из дерева, все остальные боги располагаются на "престоле", то есть на небольшом особого вида столике, где они стоят в виде махоньких фигурок-идолов - кому хочешь, тому и молись, просто направь взгляд, или мысленно обрати на него внимание, или даже возьми в руки. А хочешь, можешь и купить идольца, непосредственно с престола, замена найдётся тут же, в монастырях неизменно есть умельцы, кто их вырезает. Иногда их так же льют из бронзы, а в столице делают и из серебра и золота, возможно отыскать и из нетрадиционных материалов, например из слоновой кости, но все эти изыски для аристократии, крестьянину не по карману и не надо, кто хочет идола в своей избе, вполне удовлетворится деревянным. И всё же идолов держать в дому у крестьянского населения не в почёте, есть святое место - храм, вот там им и место.
Лала на пороге храма опустилась на ножки и зашла внутрь пешком. Её вместе с Руном, как почтенных гостей пропустили вперёд. Отец Тай вошёл следом, а за ним и все остальные.
- Красиво! - произнесла Лала с искренним почтением. - И сразу чувствуется атмосфера. Особая святого места.
Отец Тай кивнул:
- Да, атмосфера тут всегда. Располагает к мыслям о возвышенном.
Он вдруг заметил, что его юный помощник пялится на ноги Лалы как заворожённый, отвести взгляд не в силах, и дал тому подзатыльник. Юноша смущённо опустил взгляд, покраснев как рак. Лала с удивлением обернулась.
- Но не всех, - добавил отец Тай с сожалением. - Один юный отрок из здесь присутствующих, по-моему, сегодня будет плохо спать. О феях грезя. Скажите, госпожа моя, ваше платье, столь короткое, неужто в вашем мире считается... простите за вопрос, ни сколь не нарушающим приличий?
- Ни капельки, - ответствовала Лала мягко. - Я оскорбление этим наношу вашему храму?
- Нет, - покачал головой отец Тай. - Просто так странно. Сие противоречит всем канонам, которые я знаю о приличьях.
- Вы судите меня по вашим меркам, святой отец. Но я не человек, - промолвила Лала. - Коровки у вас ходят без одежды, и свинки, и собачки. И вас то не смущает. А у меня лишь ножки на виду. Когда б я попыталась в столь длинном платье полетать, в каких у вас здесь ходят, я думаю, при приземлении легко запутаться бы в юбках ножками могла, упасть и нос себе расквасить.
- А ведь верно! - поражённо, словно открывшейся ему новой истиной, согласился отец Тай.
- К тому же мы гораздо меньше подвержены греху, чем люди, - продолжила Лала. - У нас не будут думать о греховном, увидев ножки дамы. Это просто одно из её украшений, такое же как длинные волосы, как платье. То, что делает её красивой и женственной в глазах мужчин.
- Хорошая у вас страна, - вздохнул отец Тай. - Ну чтож, пройдёмте к божествам, помолитесь, если сочтёте нужным, я вас благословлю, а далее, коль захотите, весь храм вам покажу.
- Я очень этого хочу, святой отец, - тепло заверила его Лала. - Я не была доселе в храмах ни у людей, ни у небопоклонников. Мне всё-всё-всё тут интересно.
- Я буду рад вам послужить проводником в основы нашей веры, - просиял отец Тай. - Прошу, за мной ступайте.
Он сопроводил Лалу с Руном на алтарный подиум.
- Вот этот в центре идол, это наш главный бог, Бог Небо, - поведал он. - Ему молятся в самом сокровенном, когда судьбы касается. Кстати, венчаются тоже у него, под небом. Слева, от нас, по его правую руку - это его старший сын, Бог Солнце, природой ведает. За урожаем, за погодой, за рыбой реки полные и дичью леса изобилующие к нему идут с мольбами. А справа второй сын, Бог Луна. Когда усопших провожают в скорбный путь иль поминают, это к нему. А там, на престоле за ним, все прочие божки, иные дети как Бога Небо, так и старших сыновей его. Есть за удачу, за успех в пути, за здоровье ответственные, за зачатье деток, за обереги от стрел да от мечей в войну, за торг, за то, чтоб не утопнуть, на корабле плывя, чтоб избежать пожара, разоренья. Но можно всё это простить и у Бога Небо. Обычно его просят просто о хорошем. А к ним обращаются дополнительно, если есть какая-то конкретная нужда. Скажем, те, кто долго не могут деток зачать, обязательно попросят у Богини Южных звёзд, а отправляющиеся в дальнюю дорогу просят доброго пути у Богини Северной Звезды.
- А как у вас принято молиться, святой отец? - вежливо осведомилась Лала.
- Ну, ритуалы только для жрецов, госпожа, - ответил отец Тай. - И только для особых случаев. Вы можете молиться как угодно. Это беседа между вами и богами. Не более, не менее. Обычно стараются прикоснуться к идолу. Пред молитвой, или после. Или во время её. Иной раз кланяются, когда благодарят за что-то. Обращаются мысленно, не вслух, чтоб не беспокоить тех кто рядом посторонних и не открывать излишне им свою душу. Но если нет поблизости других молящихся, то можно и вслух.
- Не становятся на коленочки?
- Бывает. Но редко. Наши боги нам не властители. Мы не рабы им и не слуги, а сыны. Они предки наши, добрые прародители. В знак почтения можно поклониться, но на колени... если только для покаяния за какой-то большой грех.
- Можно я по-нашему помолюсь, - просяще посмотрела на отца Тая Лала.
- Конечно, - кивнул тот. - Как угодно.
Лала опустилась на колени перед Богом Небо, сложила молитвенно ручки пред собой, склонила голову, закрыла глаза. Расправила крылышки. Её длинные волосы разметались по полу. Рун невольно залюбовался этой картиной. Да и все прочие тоже. Пожалуй кроме отца Тая.
- Парень, тебя дедушка уж заждался, - настойчиво напомнил он.
Рун подошёл к идолу Бога Луны, прикоснулся рукой. И стал вспоминать дедушку. Его красноватое лицо, его наполненный мудростью взгляд извечно чуть с весёлым прищуром, его голос. "О Бог Луна, будь моим проводником в стан мёртвых" - подумал он. - "Донеси слова мои до дедушки моего. Покойся с миром, дедуль. Пусть земля тебе будет словно перина пуховая. Пусть тебе ангелы поют добрыми голосами в раю. Поди рассказываешь им там истории разные, как мне когда-то. А они тебе свои. Хорошо вам. Скучаю я, дед. По тебе, по временам, когда вместе по лесам хаживали, сидели у костра вечерами. Тогда казалось обыденностью. А теперь понимаешь, насколько добрые были дни. Когда ты был с нами. И не вернуть уже. Я тут, между прочим, фею встретил. Поймал твоим зельем. Представляешь?! Она замечательная. Добрая, милая. А красавица какая! Глаз не отвести. Лалой зовут. Летает она на крыльях. Чудеса творит удивительные. Жаль что не познакомить её с тобой. Спасибо тебе, дедушка, за наследство такое, за зелье твоё. Не зря ты верил, что оно настоящее. Я, уж прости, немного сомневался. Думал, может старое оно слишком, испортилось, может ведьма та, что дала его тебе, не самой умелой была. Может не повезёт мне просто, не поймаю никого. А вот подиж ты. Поймал фею. Правда я её отпустил сразу. Плакала она, не хотела в неволю. Но она со мной осталась. На время. По прихоти небес. Я очень счастлив сейчас, пока она со мной. Надеюсь и ты счастлив там, в раю. Там ведь все счастливы, верно же?"
Лала поднялась с колен, прикоснулась с уважением к идолу Бога Небо, следом к идолу Бога Солнце, затем подошла к Богу Луне, приложила к нему ладошку, ласково глядя на Руна. А он глядел на неё, чуть улыбаясь.
- Добрый Бог Луна, передай пожалуйста от меня весточку дедушке Руна, - попросила она мягко, - Милый дедушка, у вас очень славный внук. Я его люблю. Он настоящий рыцарь, не обижает меня, оберегает, заботится, делает счастливой. Он хороший. Спасибо вам за него, за то что воспитали его таким. Спасибо от всего моего сердечка! И ещё бабушка Ида, супруга ваша, тоже очень хорошая и добрая. И домик ваш уютный. Пусть душа ваша в умиротворении наслаждается теплом и красотою райских кущ. Здесь, на земле, у вашей семьи всё хорошо. Не беспокойтесь.
Она замолчала. Стояла и улыбалась.
- Спасибо, Лала, - промолвил Рун тихо.
- Да не за что, мой зайка, - нежно ответила она. - Я говорю как есть, как чувствую. Лишь правду.
Лала убрала ладошку от идола, перешла к престолу с миниатюрными божками, поклонилась им, сложив молитвенно ручки перед собой. Затем посмотрела на отца Тая:
- Вы нас благословите, святой отец?
- Конечно! Обязательно, - обрадовано откликнулся жрец.
- Как это делают у вас?
- Если в храме, то безусловно лучше пред богами. Пройдите снова к Богу Небо. Или к другому, коль хотите. К нему спиною становитесь. А я расположусь пред вами.
- Не надо на коленочки вставать? - с некоторым удивлением спросила Лала.
- Нет, нет. Ведь я вам не судья. Я только жрец смиренный, который вас соединяет с небом.
Лала подошла к Руну, посмотрела ему в глаза с ожиданием, но он явно не понимал, чего она от него ждёт. Тогда она сама взялась за его руку.
- Давай, Рун, вместе благословение получим, как пара. Как жених с невестой. Так можно у вас? - обернулась она на отца Тая.
- А что под этим подразумевается, госпожа моя? - недоумённо уставился на неё жрец.
- Ну, просто держатся за ручки. Она и он. И их благословляют, как одно. Не по отдельности, не каждого, а сразу. Обоих.
- У вас так делают? - удивился отец Тай.
- Ну да, - кивнула Лала. - Если заходят в храм жених с невестой, всегда лишь так. Держась за ручки. У вас иначе? Так нельзя?
- У нас до свадьбы жених с невестой в храм ходят с семьями своими. Не друг с другом, - задумчиво поведал отец Тай. - Поэтому так даже и не выйдет. Не слышал о благословлении парой. Но недостойного тут нету ничего. Я полагаю. Благословлю и парой, коль хотите. Благословить вас - это честь. Для скромного служителя небес при храме деревенском. Буду рассказывать об этом. В монастыре, а может где и выше, на богословном сходе, коли призовут. А ежели ещё и столь необычно ритуал исполню. Сие пробудит интерес глубокий в умах мыслителей религиозных. Почтут за честь учёные мужи меня выслушивать. Да и жрецы простые тоже. Я думаю. Почётно. Вы этот храм прославите теперь. Не только тем, что побывали в нём. Но тем, что здесь впервые в государстве произвелось благословенье парой. История вершится в данный миг. Простите за нескромность, неподобающую носителю обрядника.
- Мне лестно, что мы с Руном станем частью местной истории, - искренне порадовалась Лала. - Немножко славы обрести желают все. Включая фей. Не из гордыни. Чтобы помнили о нас. Чтоб жить в сердцах воспоминаньем светлым. Поэтому.
- Ну, славы у вас будет много в краях людских, госпожа моя, - уверенно заверил отец Тай.
Лала с Руном встали около идола Бога Небо, держась за руки. Отец Тай принялся творить над ними святой знак благословенья. Обычные люди творят знаки просто, несколько движений и всё. Но в полном исполнении это целая наука. Есть они из пятнадцати начертаний. Есть из тридцати, из пятидесяти, и даже из ста двадцати четырёх. Считается, что боги слышат всех. Знак и из трёх простейших мановений, когда исполнен верно, без ошибок, соединит тебя на время с небесами. Но у жреца сия связь чётче, он громче слышен, а точность начертаний ещё и проявляет его почтенье к божествам, показывает им его духовность и просвещённость. Это важно. Святому человеку, искуснее умеющему начертать, они внимают чаще и охотней.
- Благословенны будьте, дети мои, - говорил отец Тай, творя знак из сорока двух начертаний, впервые настолько длинный в своей практике. - Да будет небо милостиво к вам, да обведёт от вас стороной беды и несчастья, да убережёт вас от недугов, от ненастий, от голода и холода, от меча и стрелы, от огня и воды, от несправедливости и навета, от яда и порчи, от темницы и плахи, от предательства и подлости. От зла людского и от козней дьявола. Да прибудет с вами мир и благодать, да не угаснет никогда любовь в сердцах ваших к друг другу, к родителям вашим, к братьям и сёстрам, к родственникам и друзьям, к будущим детям вашим, ко всем добрым людям. Да не покинет вас милосердие и сострадание, да не оставит вера и надежда. Пусть всегда будет тепло в доме вашем, хлеб и соль на столе вашем, пусть полны будут ваши закрома, здоров скот, пусть спорится у вас всякая работа и легко пролегает путь. Благословенны будьте, благословенны будьте, благословенны будьте.
Он замолчал, закончив творить знаки. Рун сделал пред ним небольшой поклон в знак признательности. Лала поступила так же.
- Спасибо, святой отец! - тепло поблагодарила она жреца.
- Всегда пожалуйста, дочь моя, - ответствовал тот. - Для этого я здесь.
- Святой отец, - голосок Лалы вдруг наполнился смущением и неуверенностью. - А нет ли у вас ритуалов...освобождения? От дурной магии.
- От дурной магии? - переспросил отец Тай, словно не веря своим ушам.
- Ну да. От порчи. От проклятья. Злых чар наложенных.
- Есть обряд очищения от скверны, - сообщил отец Тай с озадаченным видом. - Его используют, когда напала хворь. И от проклятий тоже. Вы знаете кого-то, кто был проклят?
Он торопливо сотворил знак оберега, его помощники дружно повторили за ним.
- Нет, нет, святой отец, - поспешила успокоить его Лала. - Но я хотела бы. На всякий случай. Чтоб надо мною провели обряд подобный. Если можно.
Её личико приобрело извиняющееся выражение. Отец Тай в полном изумлении уставился на неё.
- Ну хорошо, - сказал он с некоторой растерянностью. - Я проведу, коли хотите. Но сей обряд непрост, мне надо будет подготовиться. Хотя бы сутки дайте.
- Что если послезавтра утром?
- Да, я успею.
- А он поможет? - с надеждой спросила Лала.
- Зависит от силы веры. Как и всегда, - пожал плечами жрец. - Однако редко в ком она крепка настолько. Когда жрецы хворают, они молятся, но всё равно идут, как все, к целителям. Молитвы, проведение обрядов... лишь вспоможение. Вот например, мы можем попросить у неба содействия в работе, но делать её всё равно придётся самому, боги за нас её не сделают. Так и здесь. Это же не изгнанье беса. За избавленьем от одержимости нечистым к нам. От порчи к знахарям и магам. Но перед этим безусловно совсем не помешал бы обряд очищения от скверны и молитву вознести. От неба помощь не бывает лишней. В любых делах. Особенно в таких. Серьёзных.
- Да я на всякий случай, не пугайтесь, святой отец, и вы, добрые люди, - мягко улыбнулась Лала, пытаясь разрядить обстановку. - Немножко мне как будто не везёт. Последнее время. Хочу почистить ауру, и всё.
- Ну коли так, то ладно, - вздохнул отец Тай. - А то я и не знал уж, что подумать.
- Всё хорошо, - заверила Лала.
Ненадолго наступила тишина. Отец Тай несколько ушёл в себя, предавшись размышлениям о чём-то. Однако быстро заметил, что все его ждут. Он встрепенулся, словно сбрасывая гнёт озабоченности. На его лице снова появилось бодрое жизнерадостное выражение.
- Ну, с делами духовными мы закончили как будто, - благодушно произнёс он. - Теперь, как обещал, могу вас с храмом ознакомить, всё покажу. Если не передумали, госпожа.
- Нет, нет, я очень этого хочу! - откликнулась Лала с энтузиазмом. - Здесь всё у вас иное. И многое мне непонятно. Так интересно! Хочется узнать.
- Чтож, с превеликим удовольствием почтём за честь устроить вам экскурсию, - порадовался отец Тай.
Руну казалось, что тут показывать-то. Вроде итак всё видели. Всё ж перед глазами. Думал, несколько минут и пойдут домой. Но шла минута за минутой, и с каждой новой он всё отчётливее понимал, как ошибался. Отец Тай говорил и говорил. Не умолкая. И темы не кончались у него. Вещал про ритуальные предметы. Что руны означают на стенах. И росписи. Узоры на скатёрках. Подсвечники зачем подобных форм. И почему обрядник эдак вышит. У слуг господних всё непросто, всё имеет какой-то важный потаённый смысл, обоснование, сакральные мотивы. Наверно жрец при храме деревенском не самый просвещённый человек. Не муж учёный, знает лишь основы. Но всё же сведущ в множестве вопросов, началом уходящих в глубину истоков мироздания и веры, читал когда-то древние трактаты, пусть бессистемно и в объёме малом, учился в монастырской школе, прислуживал святому старцу, порой вступая с ним в беседы, заучивал легенды в послушанье, готовился к экзамену на ранг. К тому же Тай сейчас был вдохновлён вниманьем феи, речь вёл складно, без запинки, красноречиво, с воодушевленьем, вдруг очень ясно вспоминая то, что кажется давно уже забыл, какие-то занятные детали. Даже Рун узнал немало нового для себя, Лала же была в полном восторге. Когда экскурсия закончилась, её личико счастливо сияло. Она тоже много чего успела рассказать оторопевшим спутникам. Про храмы в их стране. Что магией изобилуют всегда, освещаются только магией, не бывает в них свечей или светильников, вокруг цветная подсветка и гирлянды с магическими фонариками во множестве, храм одно из красивейших зданий всегда в любом поселении фей. Внутри на стенах цветут ковром цветы, порхают бабочки по ним и пчёлки. Есть разные чудесные святыни и предметы культа. Службы служат только женщины, как главные носительницы доброты. Их называют святыми матерями. А идолы у них обычно делают в точном образе, они натуралистичные скульптуры. Редко где иначе, лишь самые древние многотысячелетние идолы не натуралистичны. В центральном храме столицы скульптура феи-праматери выглядит как живая, только ростом в три феи, и в праздник главный, у фей это праздник весны, она сама благословляет королей, к ним наклоняясь и перстом светящимся дотрагиваясь. Отец Тай и его свита были под чрезвычайным впечатлением. Лица раскраснелись, в глазах мечтательность и удивление. Все очень довольные. Расстроились, когда Лала всё же засобиралась.
- Уже уходите, - вздохнул отец Тай.
- Пора, мои друзья, - извиняющимся тоном произнесла Лала добродушно. - Итак вас всех от дел настолько отвлекла. Да и устала чуточку. Простите.
- Надеюсь, будете захаживать ко мне почаще.
- Ах, добрый отче, феи не грешат так много, чтобы частить с мольбами в храм, - улыбнулась Лала.
- Действительно, - весело согласился отец Тай. - Простите, не подумал.
- Как будет повод, обязательно придём. Хоть даже маленький, - пообещала Лала. - Ну и конечно послезавтра утром.
- Я приготовлю всё, будьте покойны, - заверил жрец.
- Спасибо, святой отец.
Они все вместе вышли из храма.
- Венчаться-то ко мне придёте? Иль в городе хотите? - спросил вдруг отец Тай, и добавил с грустным сожаленьем. - Там храм гораздо больше. И красивей.
- Если останемся в деревне жить, конечно к вам, - ободрила его Лала.
- Вам ваша вера позволяет выходить за иноверца? - заинтересовался он.
- Как может вера быть препятствием для брака? - подивилась Лала.
- Я слышал, так бывает в чужеземье, - поведал отец Тай. - А скоро ли венчанье? Намечено.
- Не очень, - ответствовала Лала. - Мы ж только обручились. И познакомились совсем недавно.
- У фей это считается причиной? - вопросительно посмотрел на неё отец Тай. - У нас порой бывает, посватают, и тут же к алтарю.
- Жестоко как-то, - заметила Лала с недоумением.
- Жестоко? От чего же?
- Ну, это один из самых важных периодов в жизни девушки. Быть невестой. Это же бывает только раз. Романтика пылает в ней и в нём, он ухаживает трепетно и нежно. Она чувствует себя самой красивой и желанной. И всего этого её лишить, раз и под венец? Очень жестоко. Пол года обычно должно пройти у нас в краях. Друг друга узнают пока. Это укрепляет отношения и становится залогом сильных чувств до гроба.
- А жить под одной крышей с женихом пол года, это не жестоко? - с шутливой усмешкой поинтересовался отец Тай. Старик ратник Мио вслед за ним ухмыльнулся в бороду.
- Рун мой рыцарь, он потерпит, - разулыбалась Лала. - Ему тоже нравится быть женихом. Ведь правда, милый?
- Да правда, правда, - вздохнул Рун.
Тут уж рассмеялись не только Тай и Мио, но и Велим с женой, и бабушка одна.
- Ну, до свидания, святой отец, друзья, - сказала Лала, счастливо сияя.
- Всего хорошего вам, до скорой встречи, - попрощался с ней Тай.
Его помощники поклонились, Рун поклонился им, следом и Лала сделала вежливый поклон, а затем воспарила, оторвав ножки от земли. Наконец, к облегчению Руна, они отправились домой. Тай и компания долго глядели им молча вслед.
- Что вы не говорите, а дело тут нечисто, - глубокомысленно промолвил Велим, когда Лала с Руном свернули в проулок, скрывшись с глаз.
- Что ты имеешь в виду, сын мой? - обратил на него непонимающий взор жрец.
- Обряды очищения не проводят просто так, "на всякий случай", вот что, - со значением произнёс Велим. - Я думаю, она ищет пути освободиться от своей же магии влюблённости, которую наложила на себя по его воле. Других причин не существует.
- Хм, - призадумался жрец. А потом кивнул. - Быть может. Но быть может нет. Нельзя с уверенностью утверждать. Нам неизвестно ничего о феях.
- А я как раз уверен. По мне всё очевидней некуда, - возразил Велим. - Узнала его получше, послушала людей, кто с ним знаком. И поняла, что ждёт её с таким супругом. Судьба-то незавидная.
- Всё может быть гораздо хуже, чем вам кажется, - многозначительно заявил старый ратник Мио.
Все глаза немедленно уставились на него.
- Был такой случай. Когда нас квартировали в одном городишке под столицей, - поведал старик. - Назад тому лет сорок. У мага местного имелся ученик. Как будто добрый малый. Простой и простодушный, все считали. А оказалось, чернокнижник. На кладбище поймали ночью. Откапывал покойника. Хотел попробовать его поднять. Из мёртвых, чтоб вы понимали. Не ловят фей простые дурачки. Так не бывает. Весьма возможно, он нас за нос водит специально. Прикидываясь глуповатым. У него дед был грамотный, читать умел. И с ведьмою, как говорят, водил знакомство в юности. Кто знает, чему от неё набрался. И чему научил внука. Вот фей ловить-то научил. Быть может Рун и наложил какую-то злую магию на фею. Чтоб подчинить. Ну кто б ещё проклясть её успел у нас в краях? Да и зачем? Вот так-то.
Бабулечки испуганно сотворили знаки оберега.
- Ну... это уж совсем... из ряда вон, - неодобрительно покачал головой отец Тай. - Рун чернокнижник? Смешно, ей богу. Хотя... Читать умеет, это я точно знаю. У них мужчины все в семье читали. Вон Яр, к примеру, так вообще у самого барона в писарях. А ведь не муж учёный, не монах, не жрец, не дворянин. Крестьянин деревенский. Но нет в округе никого, кто б чётче, красивее и быстрее мог буквы начертать.
- Ну вот! - произнёс старый ратник с таким видом, будто слова жреца неоспоримо подтверждали его правоту. - Вот кто ещё у нас в деревне разумеет грамоту? За исключеньем вас, святой отец.
- Я, к примеру, - отозвался Велим. - Ещё глава наш.
- Единицы! Из наиболее достойных, - кивнул старик. - И Рун. Задумайтесь над этим.
- Мой друг, вы всё-таки чрезмерно подозрительны, - рассмеялся отец Тай. - Не может Рун проклятья разуметь. Так не бывает. Он же просто... Деревенский мальчик. Фактически.
- Ага, и про того так думали, что я рассказывал. Улыбчивый такой. Всегда приветлив. А ночью... на могилах ворожил, - мрачно заметил старый ратник.
Старушки снова испуганно зачастили со знаками оберега.
- Ну полно вам, - попросил их отец Тай. - Не чернокнижник Рун. В такое я никогда не поверю. Дед научил читать. И всё. Но в то, что фея хочет освободиться от волшебством навеянной по его приказу любви к нему. В это я могу поверить. Надо будет обряд получше подготовить. За водицей святой в монастырь сходить. Испросить благословенья и совета у старцев. Помочь ей нужно. Милое дитя. Небесный ангел.
- И всё же за её женишком надо присматривать повнимательней, - упрямо сказал старик Мио.
- Быть может, мой друг. Быть может. Будем присматривать, - согласился отец Тай.

*****


Рун с Лалой зашли в горницу. В избе стояла приятная прохлада, контрастируя с жаром улицы. Рун вздохнул облегчённо:
- Уф, наконец-то дама. Устала?
- Немножко, - поведала она. - Насыщенный денёк выдался. На новое. Так много узнала уже за сегодня. О вашем мире. Так много повидала в нём. Не счесть, сколько всего. В голове не умещается.
- Да ты ещё ничего не видела. Деревню нашу лишь. И то не всю. Дом кузнеца и храм. Всего лишь.
- Ага, так мало. А уже так много. Прям переполнена впечатлениями, - похвалилась Лала радостно. - Всегда чуточку утомляешься от постиженья знаний. Но это приятное утомление. Очень.
- Приляжешь?
- Хотелось бы. Но нет. Раз здесь нельзя с тобой обняться лёжа. Ох, эта бабушка твоя. Давай присядем. Рядышком, любимый. А то я наскучалась. Пока ходили.
- Да я же был с тобой, - развеселился Рун. - Как можно наскучаться по тому, кто и не отлучался?
- Ох, как смешно, - с притворным укором пожурила его Лала.
Они сели на лавочку, Лала тут же прильнула к Руну, положила голову ему на грудь. Он прижал её к себе.
- Ужасная моя природа, - пожаловалась она с улыбкой. - Что за напасть такая, не пойму. Зачем она, и почему. Меня к тебе всё время тянет. Объятья всё же боле для влюблённых. Богами были изобретены. Хотя и с другом дороги сердечку. Когда он добрый и заботливый. Не знаю. Я счастлива. Я такова как есть. Пусть будет что назначено судьбою. Мне хорошо с тобою, мой родной.
- А мне с тобой, моя красавица, - добродушно сказал Рун.
- Рун, а тебе не тяжело со мной под одной крышей? - спросила Лала с мягким виноватым сочувствием. - А то все думают, что тяжело.
- Они считают, я жду свадьбы с нетерпеньем. А я не жду. К несчастью, - посетовал Рун шутливо. - Немного тяжело конечно. Из-за твоих запретов строгих.
- Это каких же? - невинно поинтересовалась Лала.
- А то ты прям не знаешь, - рассмеялся он. - Ни приласкать, ни жертв не принести. Сама не жертвуешь. Объятья всё же, Лала. Достаточно опасное явленье. Они всё время побуждают. К тому, чего нельзя. Что мне запрещено суровой феей. Ты милая и славная. Когда обнимаешь тебя, хочется ещё что-то сделать, как-то... ну, поделиться тем, что чувствую к тебе. А всё нельзя. Вот это тяжело. Порой бывает.
- Но ты удержишься? - в её голосе слышалась острожная надежда.
- Конечно. Тут не сомневайся. Я не хочу тебя обидеть.
- Спасибо, мой хороший, - тепло и благодарно промолвила Лала.
- Знаешь, Рун, - после некоторой паузы добавила она негромко тоном, полным доброго откровения. - Быть может я не так уж и обижусь. Коль вдруг ты не удержишься от ласки. Но всё-таки не надо.
- Ну, до сих пор удерживался как-то. Нет предпосылок что не удержусь, - уверенно заявил Рун. - Верь мне.
- Я верю! Всем сердечком! - очень искренне произнесла она.
Ненадолго наступило молчанье.
- Лала, - позвал вскоре Рун.
- Что, мой котёнок?
- А парой правильно ль благословляться? Когда мы пара понарошку. Выходит что лукавим пред богами, - предположил он с сожалением.
- Мы понарошку лишь жених с невестой. А пара где же понарошку? Когда всё время вместе, - возразила Лала.
- Ты хитрая, - усмехнулся Рун.
- А вот и нет. Хитрить перед богами я б не стала. Я от чистого сердца. Ты мне дорог. Я дорога тебе. И где же здесь лукавство? Уж боги-то прекрасно знают, что мы не женимся. Обмана нету, милый. Мы, Рун, не изображаем наши чувства к друг другу. Мы счастливы от того, что вместе. Оба.
- Ну, это да.
- А раз мы вместе, значит мы пара.
- О, логика... убойная! - порадовался он.
- Какая есть, - ответствовала Лала весело. - Мы ничего плохого не делали. Не переживай, Рун. Для феи было б очень странно назвать кого-то женихом, но не благословляться с ним. Боги не сердятся на фей за такие мелочи.
- Удобно быть любимицей богов, - молвил Рун с шутливой завистью.
- Мы, Рун, безгрешны, потому любимы. Вот даже ходим, ножки не скрывая. Нас не толкает вид их к мыслям недостойным. Грешите меньше, реже зло друг другу причиняйте. Тогда добро повсюду расцветёт в сердцах. И небо будет улыбаться благосклонно, на вас взирая.
- Пожалуй так.
- Тебя-то хоть волнуют мои ножки, Рун? - иронично спросила Лала.
- Волнуют, - просто признал он. - Вот только насчёт мыслей недостойных... Твои ножки меня восхищают, Лала. Как и всё прочее в тебе. Это недостойно?
- Нет. Это приятно. Мой хороший. Это очень мило, - сообщила Лала с теплотой.
- Не хочешь есть?
- Нет. Накушалась у дяденьки Тияра. До сих пор сыта.
- И я. Может подремлешь всё же? А я тебя за ручку подержу, - предложил он ласково.
- Я не хочу спать, суженый мой, - Лала совсем прониклась счастьем и воссияла улыбкой безмерной радости бытия. - Вот думы думаю про мельника. Как бы ему помочь.
- И что? Есть уже какие-то идеи?
- Да. Я сейчас многое могу, - похвалилась она. - Благодаря тебе. Вроде бы и магию ещё не слишком восстановила после вчерашнего. Пока что. Но когда ты рядом, мне вдохновеннее колдуется. Чувствую целых три варианта. Не знаю лишь, который выбрать. Вот например, можно мысленно воспарить над деревней и постараться клад увидеть. Там, где лежит он, будет белое сиянье. Только это всю мою магию отнимет. Без остатка. Зато это очень быстро, и ходить никуда не надо. Правда если клад спрятан глубоко или под валуном каким, его я не увижу. И всё будет зазря. Такие траты. Ещё можно сделать куколку жадного гнома.
- Жадного гнома? - подивился Рун.
- Ага. Жадного до денег. И оживить на время. Он быстро сыщет. Но за ним придётся бегать. И он немножко выйдет грубым. Жадность это порок, он будет нехорошим малость. Опасность есть, что станет сквернословить. Я уже взрослая, но всё же это гадко. Не хочется познать слова дурные. И магии на него тоже уйдёт прилично. Хоть и гораздо меньше, чем при воспарении. Наверное проще всего сделать палочку-направлялочку.
- А это что такое? - заинтересовался Рун. - Звучит забавно.
- Я так в детстве как раз делала, - весело поведала Лала. - Когда игрушечки сестричкины искала. Магии надо капельку совсем. Но денежки найдутся ли, не знаю. И много суеты. Надо будет бросать палочку всё время. Она будет падать, всегда указывая кончиком направление в нужную сторону. Так постепенно, шаг за шагом, нас приведёт к желанному предмету.
- Палочка как будто предпочтительнее, - заметил Рун. - Магию не потеряешь. Лучше её поберечь.
- Ну, да. Но время потеряем. Я, Рун, боюсь одна ходить, - с простодушной девичьей доверчивостью, смешанной с бесконечным счастьем, сказала Лала. - К тому же магия без тебя работать будет хуже. Она же для тебя как будто. Надо обязательно вместе искать. Опять не сможешь бабушке помочь. А завтра нам к барону с визитом.
- Лала, я не пойду с тобой к барону, - произнёс Рун не без доли недоумения, как будто ожидал, что это изначально само собой должно было быть очевидным для неё.
Лала отстранилась, глядя на него в безмерном удивлении.
- Как это не пойдёшь? - растерянно спросила она.
- Ну зачем мне идти? - с искренним непониманием пожал он плечами. - Ты там будешь в полной безопасности, под охраной. Как ты себе представляешь мой визит к барону? Чтоб я глаза мозолил господам? И это же не просто господа. Это правитель наш. Я не могу пойти к нему как гость. Как твой слуга быть может. Но как слуга тебе я кажется не нужен. Вот сядете, к примеру, вы за стол. А я что? Прислуживать вам стану?
- Нет! Со мною рядом сядешь, как иначе? - с чувством заверила Лала.
Рун покачал головой с сомнением.
- Ты фантазёрка, Лала, - вздохнул он. - Для семьи баронской это будет такое оскорбление, какого они ещё не ведали пожалуй. Они дворянина не каждого с собой усадят, побрезгуют, когда не родовит. Быть может тебе и не возразят, позволят, стерпят. Но ты ведь уйдёшь. Домой. Когда-нибудь. А мне тут оставаться. Они не забудут, Лала. Что я посмел. Не простят. Над ними потешаться может станут соседи, когда узнают что крестьянин деревенский был ихним гостем. Я должен быть почтительным к ним. С тобой ещё сильней, чем без тебя. Будет почтительным к ним не пойти с тобой. Ещё помочь бабуле надо. Вот завтра и буду помогать. Пока тебе не нужен. Ладно? Пожалуйста!
- Ну ладно, - промолвила она добродушно чуть с грустью. - Предлог твой благовидный. Бабулечке помочь необходимо. А я вот, нехорошая, тебе мешаю. Конечно оставайся, Рун. Я буду в безопасности, ты прав. И может быть действительно барон... не будет рад тебе. Если у вас такие здесь порядки. Но ты мой будущий супруг. Невесте не престало в одиночку без жениха ходить к мужчинам в гости. Я испрошу совета у барона на этот счёт. Как лучше поступать, чтоб не чиня обиды господам с тобой у них бывать вдвоём, когда в визитах к ним нужда возникнет.
- Спасибо, милая невеста, - Рун снова притянул её к себе в объятья.
- Да не за что, жених мой славный, - ответила она счастливо.
- Жених, который никогда не станет мужем, - посетовал Рун с шутливой печалью.
- Ну, станет, думаю, когда-нибудь. Но не моим, - заметила Лала мягко.
- Ах, бедный я, бедный.
- А меня завтра никто даже за ручку не подержит. Несчастная я девушка, - пожаловалась она.
Рун рассмеялся:
- Какие же мы горемыки оба.
- Ага, нашли друг друга. Две разнесчастные души, - тоже засмеялась Лала. - Так сладко горевать в объятьях нежных. Того, кто разделяет твои чувства.
- Да, по твоей улыбке сразу видно. Горюешь безутешно, - поиронизировал Рун.
- На себя бы посмотрел. Несчастненький, как кот у крынки со сметаной.
- Горевать тоже надо уметь с удовольствием, - проронил Рун весело.
- Ну, тут ты мастер, мой дорогой, - признала Лала с сияющим счастьем и приязнью личиком.
Они замолчали.
- Выходит, Лала, надо сегодня клад искать, - задумчиво поделился Рун мыслью вскоре. - Завтра ты к барону. Наверное надолго. Когда ты в храме нашем столько пробыла, уж в замке то поболе всего будет. Что осмотреть тебе захочется. А послезавтра у тебя девичник. И в храм ещё опять. И надо всё же к магу сходить пожалуй. Пора уже. Я к нему сбегаю, может завтра, чтобы договориться, когда он тебя примет, иль к нам придёт. Получается, сегодня самое удобное. Для поисков. До заката времени ещё полно.
- Да, милый, надо сегодня. Они же ждут. Мельник с семьёй. Надеются на нас.
- Тогда пойду за палочкой. Найду, какую скажешь. И примемся за поиск.
- Нет, Рун, давай всё делать вместе. Я не хочу одна сидеть в избушке. С тобою мне приятней.
- Давай, любимая. А палочку какую надо?
- Любую. Лишь бы удобно было бросать. И утончаться должна, передний кончик нужно чтобы был тоньше заднего. А то запутаемся.
- Ясно. Тогда нож стоит взять. И лопату ещё. И мешок. Наверное.
- Так много денежек, что надо аж мешок? - подивилась Лала.
- Я без понятия, сколько их, - ответил Рун. - Это на всякий случай.
- Рун, я быть может их и не найду. Давай пока что без мешка с лопатой. Найдём, вернёмся. А то смущать будем людей. Увидят нас с лопатой, решат, нашли уже, доложат мельнику, он возрадуется, потом узнает, что не нашли, расстроится сильно.
- Как скажешь, дорогая. Во всём я слушаюсь невесту.
- Вот так и надо, суженый мой, - похвалила Лала, смеясь. - Хороший будешь муж. Когда достанешься счастливице какой-то. Прям жаль, что ей буду не я.
- Не повезло тебе, - с юмором посочувствовал Рун.

Они ещё с четверть часа провели в объятьях, а потом всё же покинули избушку. Вышли за ограду. С отыскиванием палочки проблем не возникло, тут же неподалёку у оград росло деревце, дикая ранетка, цветёт красиво по весне, но есть её плоды лишь ребятня способна, да птичья братия. Кислющие и мелкие, с горох. Не жалко срезать ветвь. Рун выбрал попрямее, небольшую. Обрезал, обстрогал от ответвлений и листочков. Тем временем к ним подошли уже знакомые два стражника.
- Могу ли я узнать, что вы делаете? - очень вежливо спросил тот, что постарше. - Я не из любопытства. Когда мы в курсе ваших дел, нам легче охранять вас. Это важно.
- Палочку-направлялочку мастерим. Чтоб клад искать, - приветливо поведала Лала. - Вы только пожалуйста не обнадёживайте мельника, коли увидите. Быть может мы и не найдём.
- А вам охрана не нужна ли? Раз вы за кладом собрались, - задумчиво посмотрел на них стражник. - Сопровождать вас?
- У вас могут ограбить фею?! - поразилась Лала до глубины души.
- Не знаю, - смущённо молвил стражник. - Вряд ли. Но подстраховаться не помешало бы.
- Я всё же магией наделена. Я могу себя защитить, - заметила Лала чуть опечаленным голоском. - Но если что, если мы клад найдём и он будет далеко от дома. Быть может и попросим. Пока не надо, спасибо, добрые воины.
- Ну хорошо. Не будем вам мешать.
Стражники отошли, сели на лавочку поодаль у соседнего двора и стали с интересом наблюдать за Лалой. Рун передал ей ветку.
- Лала, а ты правда сможешь за себя постоять? - с сомнением поинтересовался он. - Помнишь, как ты грозы испугалась, и растерялась полностью? Когда волосами зацепилась. Мне кажется, иногда... женщины переоценивают свою возможность защищаться. У меня бабуля... несколько раз слышал от неё... она почему-то думает, если кто нападёт, а у неё будет палка, она как даст, он и покатится. Она представляет это так себе. Ну с какой силой старушка может ударить? Мужчина и не поморщится пожалуй. И потом. Я видел однажды. В детстве. Как муж с женой дрались. Когда вы напуганы, вас охватывает дрожь, как в ознобе, трясутся руки, вы теряетесь. И ничего не можете. Совсем. Какая уж тут палка. И меч не выручит. Прости, может у фей всё иначе, я не знаю.
- Ты тоже полагаешь, меня у вас могут ограбить? - расстроено спросила Лала.
- Нет, - с уверенностью покачал он головой. - В деревне точно нет. Просто... я ведь не воин, Лала. Меча нет, да и не умею им пользоваться толком. Я могу умереть за тебя, это кажется всё, что я могу. Ты сможешь себя защитить, если что? От злых людей?
- Не знаю, Рун, - она тяжело вздохнула. - Ежели сильно испугаюсь, аж до паники, может и не смогу. Но обычно как раз наоборот. От испуга магия защитная и оберегающая гораздо легче творится. Что сейчас я не в состоянии даже помыслить наколдовать, само собой наколдуется и не потребует слишком много волшебства. Феи так устроены. Мы колдуем по наитию. От чувств, от сердца, от души. Не разумом. Я, Рун, грозы боюсь сильнее, чем людей. Люди всё же хорошо к феям относятся. Даже плохие. Обычно. К тому же на мне защитные чары. От молнии у меня нет колдовства, а от чужого зла... имеется. Я думаю, мне ничего не угрожает всё же. Не бойся за меня. Пока тебе я дорога, пока ты магию даруешь мне, я буду в безопасности. Мой рыцарь. Ты меня защищаешь, Рун. Именно ты моя главная защита. И тебе не нужен для этого меч. Любви достаточно.
- Ну ладно, коли так, - буркнул Рун с улыбкой, чуть смущённо.
Лала снова повеселела. Почему-то это его смущение тронуло её очень и вернуло ей счастье. Внутри согрело, что он беспокоится о ней, переживает. Она разулыбалась. Поднесла к себе правую руку, в которой сжимала веточку, задумалась ненадолго, затем левой рукой прикоснулась к веточке двумя пальчиками, засиявшими синим светом.
- Палочка, палочка, укажи нам пожалуйста путь-дороженьку к кладу, дедушкой мельником зарытому, - произнесла она просяще.
Рун посмотрел на неё с ожиданием. Лала ответила ему неуверенным взглядом:
- Всё. Теперь надо проверять.
- А как? - заинтересовался он.
- Ну, просто бросить несколько раз. Если будет всегда в одну сторону ложиться кончиком, значит работает. Хочешь, возьми, брось.
- Нет, лучше ты. Я понаблюдаю, - мягко отказался Рун. - Ты знаешь как правильно.
- Всё просто, милый. Она должна вращаться. Вот так.
Лала взяла веточку за серединку пальчиками, и крутанула, отпустив. Веточка, быстро кружась, упала наземь.
- Видишь, куда указывает кончиком, - сказала Лала. - Если будет всегда туда же, значит работает, значит там клад. В том направлении.
Она подняла веточку, снова крутанула, отпустив. Веточка упала совсем иначе.
- Ой! - разочарованно произнесла Лала. - Не работает.
- И что теперь? - вопросительно уставился Рун на неё.
- Ещё попробуем наверное. Магии мало тратится, можно хоть десять попыток сделать. Но надо что-то поменять. Рун, ты хочешь этот клад найти? Тебе интересно его искать?
- Да ты что, Лала! - удивлению Руна не было предела. - Я клады не искал никогда. Да ещё и магией. Это страх как интересно. Я очень хочу и найти, и искать его. Вместе с тобой. Твоя магия удивительная. Прямо завораживает.
- Палочка-направлялочка завораживает? - развеселилась Лала.
- Ну конечно! - подтвердил он искренне. - Чудо чудесное! И сама она, и поиск ей. Клада. Разве мечтал я о таком? О поиске сокровища?!
- Ой, спасибо, мой хороший! Мне легче будет колдоваться, зная, что тебе это столь по сердцу, - обрадовалась Лала. - Я и сама никогда не искала кладов, между прочим. Прямо чувствуешь себя героиней романа какого-то.
Глазки её загорелись задором. Она подняла палочку и снова коснулась двумя пальчиками, озарившимся синим сиянием:
- Палочка, палочка, ну пожалуйста, покажи нам путь к кладу дедушки-мельника, видишь как мой дорогой Рун хочет отыскать его. И я этого тоже очень-очень хочу! Искать с ним этот клад. И найти. Пожалуйста!
Веточка озарилась ненадолго синим огнём. Лала протянула её Руну.
- Держи, теперь ты попробуй, - попросила она ласково.
- Ну ладно.
Он сделал всё, как ранее Лала. Крутанул веточку и отпустил. Та упала, указывая на их избу.
- Наверное не сработало, - предположил он не без доли огорчения. Поднял веточку и повторил. Она снова указала на избу.
- Ой! - промолвила Лала с затаённой надеждой. - Кажется работает.
Рун третий раз поднял веточку и бросил. И четвёртый. Результат был одинаков. Лала радостно захлопала в ладошки.
- В лесу похоже клад, - сказал Рун взволновано. - За лопатой идти?
- Не надо. Давай сначала убедимся. Найдем место, - ответила Лала, сияя.
- А что может быть не так? - поинтересовался Рун с удивлением.
- Мало ли, милый. Вдруг он очень далеко. И мы не дойдём. А мельник переживать будет, коли сообщат ему, что мы с лопатой в лес ушли. А что если этот клад кто-то нашёл да выкопал уже? И увёз в дальние дали. Тогда мы до него точно не дойдём. А что если палочка разрядится, и зарядить её повторно у меня не выйдет?
- А она может разрядиться?
- Конечно. Такая магия... слабенькая. Недолговечна. Пол дня продержится в лучшем случае. А может и час-другой всего.
- Ну ладно. Если что, ножом выкопаю поди, - кивнул Рун.
Они направились по дороге из деревни. Попутно поздоровались с соседкой, с реки идущей, Лала улыбнулась приветливо двум девочкам-малышкам, буравящим её восторженными глазёнками издали. На краю улицы Рун повторил эксперимент с палочкой. Она всё так же указывала в лес. Рун вдруг посмотрел на Лалу виновато и опечаленно.
- Что такое, милый? - ласково спросила она с удивлением.
- Боюсь я, Лала, - признался он, вздохнув. - Чувствую, очаровывает меня сильно это чудо. Как тогда, при заключении договора со зверями. Азарт какой-то охватывает. Опасаюсь, как бы ты опять без магии не осталась.
Лала рассмеялась добродушно, подлетела вплотную, прильнула к нему.
- Нет, - счастливо произнесла она. - Магии полнёхонько. Пока ты так переживаешь за меня, Рун, она не может исчезнуть. Пойми, когда я договор со зверями заключала, мы знали друг друга сколько всего? Денёчек? Теперь мы дороги друг другу. Ну да, чуть-чуть её уменьшилось, сейчас ты увлечён не только мной, но и сокровищем. Однако её много всё равно. А как закончим поиски, тут и вернётся на прежний уровень. Это нормально, мой хороший. Но ты переживай, всё верно. Когда ты так волнуешься за меня, она ни в жизнь не уйдёт. К тому же это мило. Очень.
Рун лишь вздохнул снова, теперь уже облегчённо, успокоившись. Прошло с пол минутки и Лала сама отстранилась от него.
- Искать надо, мой заинька, не до объятий. Пока палочка не разрядилась, - с нежным сожалением поведала она, лучась улыбкой.
Рун взял её за руку, они направились за дома и вскоре углубились в прилесок. Прилесок - это низкий редкий лес. Высокое всё вырублено, и столь давно, что стало зарастать по новой. Тропинок множество протоптанных, тут и ягоды собирают, и грибы, и чай-траву, и корешки съедобные, в нём больше света, полянок разных, лучше всё растёт, цветочки попадаются, каких в лесу дремучем не увидишь. Правда сейчас ягод здесь почти не найти, ребятня всё уж повышарила, далеко в чащу дети не ходят, а в прилеске им раздолье. Настроение у Лалы было лучше некуда, она опять стала мурлыкать негромко какую-то незатейливую мелодию, лаская слух Руна очаровательным голоском. Где-то в стороне стучал дятел, сверчки с кузнечиками пели песни то там, то сям, зайчишка подбежал к Лале и жизнерадостно попрыгал вокруг, она обрадовалась, погладила его, почесала за ушком. Постепенно прилесок сменился на полноценный лес, дерева вокруг стали большими, полянок мало, солнышко редко где пробивается сквозь гущу ветвей. Но всё же это близ деревни, непроходимых зарослей нет, отчетливые тропки не исчезли, по одной из них Рун с Лалой и передвигались.
- Интересно, - промолвил Рун. - Прям по тропинке ведёт нас палочка.
- Наверное дедушка-мельник по ней же и шёл, - заметила Лала.
- Пожалуй так, - согласился он. - А как мы узнаем, где именно клад зарыт?
- Так и узнаем, - добродушно отозвалась Лала. - Как пройдём мимо него, палочка ровно в обратную сторону начнёт указывать. Придётся почаще её бросать. Надо найти место, где шаг шагнул, и направление меняется на противоположное. Там и будет клад.
- Понято, - проговорил Рун со смесью уважения и удивления, впечатлённый её познаниями в деле магического поиска.
- Немножко суетливо палочкой-направлялочкой искать, - улыбнулась Лала. - Правда когда с женихом ищешь, ей ведомая, это похоже на свидание. Просто гуляем вроде как по лесу. Здесь хорошо.
Рун бросил палочку очередной раз.
- Ой! - воскликнула Лала тихо.
- Ага, повернула, - кивнул Рун взволнованно. - Надо же, лишь заговорили об этом. Только...
- Что?
- Она не назад указывает. А назад и в сторону.
- Может разрядилась? - предположила Лала.
Рун несколько раз поднял и бросил палочку. Направление не менялось.
- Значит клад совсем близко, Рун, - сообщила Лала радостным голоском. - Когда предмет, который ищешь, прям рядом, палочка куда угодно может указывать. Потому что быстро смена направления происходит.
Они переместились шагов на пять, Рун бросил палочку. Она указывала всё туда же. Они проделали ещё пять шагов. Тот же результат. Проделали десять шагов. Ничего не изменилось. Двадцать. Ещё двадцать.
- Лала, мы назад уж пошли, - посмотрел на неё Рун с недоумением.
- Непонятно, - в замешательстве покачала головой Лала. - Это странно. Очень. Так не должно быть. Давай, Рун, пройдём, куда она нас ведёт, да посмотрим.
- Давай, - пожал он плечами.
Они шли, шли - Рун шёл, Лала летела - Рун кидал палочку, направление не менялось. Вот уж и прилесок кончился, они оказались за деревней на обрывистом лужке пред рекой.
- Указывает на тот берег как будто, - молвил Рун с разочарованным недоверием. - Что делать будем? Я тут не переплыву. И тебя одну не отпущу лететь. Лодочника просить?
- Не знаю, - растерянно ответила Лала. - Так не бывало раньше. Она ведь работает, Рун, ведёт нас, ты же видишь.
- Да вижу, - подтвердил он чуть с грустью.
Они приблизились к самому краю обрыва, остановились. Рун бросил палочку последний раз.
- Ой! - поражённо произнесла Лала.
Рун бросил палочку ещё раз. И ещё, и ещё. Направление было одно и то же. Указывая теперь точно на деревню.
- Что происходит, Лала? - спросил он оторопело.
- Рун, я не знаю, - призналась Лала виновато. - Но следовать за ней боле нет смысла. Палочка-направлялочка как будто шутит над нами. Должна вести к сокровищу. А она нас за нос водит. Намеренно, это уж очевидно. Я бы могла предположить, что кто-то, силой магической обладающий, не хочет дать нам найти клад.
- И кто бы это мог быть? - озадаченно полюбопытствовал Рун.
- Ты меня спрашиваешь, Рун? - удивилась Лала. - Я тут не знакома ни с кем. Ты мне скажи.
- Про магов здешних я тебе говорил, в городе вроде умел, уважают его, деревенский наш скорее фокусник. Ведунья есть ещё одна. Грыжу заговаривает на раз. Какими-то способностями колдовскими она обладает, это точно. Вот и всё. А если ведьма иль чародей злой вдруг завелись в округе, они скрывать будут себя, не прознаешь про них.
Лала призадумалась.
- Возможно, Рун, дело не в людях, - поведала она вскоре. - Палочка-направлялочка очень слабая магия. Вдруг тут есть природные магические силы, искажающие её. Давай пробовать более сильную магию. Жадного гнома. Он-то нас точно не станет обманывать. Сыщет, я думаю. Если можно сыскать, он сыщет.
- А магии очень много надо? - с сомнением посмотрел на неё Рун.
- Не досуха осушит. Но прилично, - кивнула она. И улыбнулась. - Всё будет повод у тебя оправданный прижать меня к себе. Мой дорогой. Надолго-принадолго. Чем плохо?
- А мне нужен повод для этого? - подивился он с усмешкой.
- Нужен, - сказала она иронично. - Тебе же надо бабушке помочь. А так не будет мучить совесть.
- Да будет всё равно, - вздохнул Рун.
- Рун, мы сейчас благое дело делаем, - отбросив всякую шутливость, промолвила Лала мягко. - Надо эти денежки найти. Помочь надо людям. Раз уж мы взялись. Если они много лет трудились, зарабатывая, и весь заработок потеряли, жестоко это. Я вас с бабушкой не оставлю в беде, Рун, тоже помогу чем-нибудь, как вот с гусеничками. Я много пользы могу принести. Когда есть преданный и ласковый жених, готовый согревать в объятьях нежных.
- Ну ладно, - сдался он. - Честно говоря, страх как интересно посмотреть на жадного гнома. Что это такое.
- Ах, Рун, гном это не что, а кто, - покачала головой Лала с сожалением. - Обычно куколки милые. Но она будет другой, я её немножко побаиваюсь. Она будет обуреваемой страстью до денег. Хотя и достаточно невинной, я думаю. Милой она не будет точно.
- Но на нас-то не набросится? - осторожно поинтересовался Рун.
Лала от души залилась смехом, звенящим, словно колокольчик.
- Ты меня так смешишь иногда, Рун, - весело произнесла она. - Ни одной фее подобное никогда бы и в голову не пришло. Набросится! Как ты это себе представляешь?
- Я пока что вообще не очень себе её представляю. Его. Гнома этого, - улыбнулся Рун. - Он большой?
- С ладошку.
- Тогда ясно.
- Я же говорю, он невинный будет. Только может грубоват на язык. Поможешь мне его сделать?
- Говори, что надо, милая, всё исполню, - с готовностью отозвался Рун.
- Не жених, а золото, - порадовалась Лала. - Мне надо веточек срезать. Несколько раздвоенных вилочкой. Одну побольше, вот такую, чуть более ладошки длиной. Это будет его тельце, а вилочка - ножки его как бы. И две веточки с вилочками поменьше, это буду его ручки. Вот такусенькие.
Она показала пальчиками, какой должен быть размер.
- Как загадочно, - с задумчивым удивлением вымолвил Рун. Глаза его были полны детским ожиданием чуда. - Сейчас всё сделаю.
Он быстро направился к прилеску. Лала осталась на лужке, внимательно осмотрелась. Нашла длинной жёсткой травки, сорвала несколько стебельков, принялась скатывать из них клубочек. Скатала, сорвала жёлтый одуванчик, примотала травинкой поверх клубочка. Тут и Рун воротился с тремя палочками.
- Пойдут? - протянул он их ей.
- Ага, в самый раз. Спасибо, мой заинька, - похвалила его Лала.
Она принялась приматывать травинкой маленькие палочки-вилочки к большой палочке. Рун с недоумением, любопытством и волнением наблюдал за происходящим, словно за великим таинством волшебства.
- А зачем это надо? - тихо спросил он.
- Магией сложно создавать что-то из ничего, Рун. Преобразовывать легче, - с охотой пояснила Лала. - И чем ближе одно к другому, чем более похоже, тем проще колдовать. Я делаю куколку, чтоб хоть сколько-то выглядела человечком. Тогда, глядишь, смогу преобразовать в гномика. Я чувствую, что смогу. Сейчас смогу.
- Понятно, - кивнул он.
- Я сама раньше ничего подобного не колдовала. Слаба была, - призналась Лала. - Но моя младшая сестричка, Улла, в этом дока, я часто видела, как она куколок мастерит, да жизнь в них вдыхает. У меня выйдет. Кажется.
Она наконец справилась с приматыванием палочек, насадила на верх большей палочки клубочек из травы. Аккуратно положила результат своей работы на землю. Выглядел тот весьма неказисто. Но всё же формой напоминал нечто с ручками, ножками, головой. Тельце существа. Одуванчик символизировал волосы. Лала была довольна.
- Это куколка? - с сомнением посмотрел на сие странное рукоделие Рун. - И она оживёт? Станет ходить на палочках?
- Я её преобразую, если выйдет. В жадного гномика, человечка из плоти и крови, - ответствовала Лала. И улыбнулась, - Ты готов, Рун? Сейчас будет вершиться магия. Но попыток у меня только две, не более. И если не выйдет со второй, то уже всё. Придётся оставить затею с поиском клада. Немножко боязно.
- Хочешь обниму, - предложил он по-доброму.
- Хочу, - просто сказала она.
Рун шагнул к ней, Лала прильнула к нему, и её личико озарилось светлой радостью.
- Сразу и успокоилась, - поведала она тепло. - Спасибо, милый, так легче будет колдовать. Это сложное колдовство. Для меня.
- Мне, Лала, очень хочется посмотреть, как ты сотворишь столь дивное диво, - мягко и искренне произнёс Рун, подбадривая её. - Очень-очень. Я видел уж немало твоих чудес. Но это будет одно из самых удивительных. Жаль, конечно, что без штрафа. Ну да ладно, и так неплохо.
Лала вздохнула счастливо.
- Я постараюсь явить его тебе, от всего сердечка, суженый мой, - пообещала она простодушно.
Прошла минутка и Лала нехотя отстранилась.
- Нельзя долго, - с сожалением сказала она, сияя. - А то чувствую, разомлею. А надо собраться. Спасибо, любимый.
Лала опустилась на колени перед куколкой. Закрыла глаза ненадолго. Сложила молитвенно ручки пред собой, мысленно попросила фею-праматерь о помощи. Затем открыла глаза, накрыла ладошкой правой руки куколку. Её кисть озарилась синим сиянием. Она убрала руку. И тут же разулыбалась обрадовано.
- О боже! - изумлённо прошептал Рун.
На травке вместо куколки лежал махонький человечек. С жёлтыми волосами, в тёмной рубашке, штанишках, на ножках ботиночки. Выглядел он совсем взрослым, даже зрелым, с усиками под носом, эдакий мужичок. Глазками осмысленно взирал на Лалу, словно стараясь понять, кто она. Затем перевёл взгляд на Руна, тоже не без интереса вгляделся в его лицо. Посмотрел на небо. Втянул ноздрями воздух глубоко, полную грудь, выдохнул ртом.
- Как славно быть на свете, - проговорил он удовлетворённо тоненьким голоском. - Столько чувствуешь всего и сразу. Приятно. Зачем я здесь?
- Помочь нам денежки найти, дедушкой-мельником зарытые, - приветливо и ласково сообщила Лала. - Он их спрятал, а после скончался, никому не успел сказать, куда. Помоги нам пожалуйста отыскать их, малыш.
- О, деньги! - вожделенно промолвил гномик. - Как я их хочу! Прямо жажду! Чудесно! Чую их, чую, чувствую, где-то здесь они.
Он вскочил на ножки. Повертел головой. Вокруг него был трава.
- Какие заросли, - подивился он. - Как бы осмотреться?
- Могу на ручки взять, - предложила Лала. - Или вот сюда выйди, тут тропиночка, нет травки.
Гномик быстро побежал в указанном направлении, пока не очутился на тропинке рядом с обрывом, под которым располагалась прибережная полоска песчаного пляжа, а далее текла река. Он замер, заворожённый зрелищем её вод, простора, холмов и лесов на том берегу. Застыл, не в силах оторвать взгляд. Лала подлетела к нему, опустилась на ножки рядом. Рун тоже приблизился. Сказать что он был удивлён, это не сказать ничего. О гномиках немало существует сказок. Но кто их видел наяву? Возможно и никто доселе из жителей окрестных королевств. Бывает люди, те кто самый смелый, плывут на кораблях через моря, или идут с торговым караваном в далёкие походы в чужеземье. Аристократы, рыцари, купцы, паломники, искатели сокровищ - рискуя жизнью в путь пускаются опасный. Так постигая мир и таинства его. Лишь им, тем избранным немногим, героям подлинным, дано, если ужасно повезёт, увидеть чудо. По возвращению они ведут рассказы, бывает истину, бывает привирают. И обыватель им внимает, с открытым ртом, в безмерном изумленьи. Никто не выбирает кем родиться. Крестьянам уготовано судьбой в земле копаться да в лесу искать съестное. И всё. Стезя героя не для них. У них надежды нет увидеть чудо. Иначе чем в мечтах. Однако он, обычный деревенский парень, уж столько повидал чудес, что и со счёта сбиться можно. И вот сейчас очередное чудо. С ним происходит. Рун был очень взволнован.
- Красиво! - покачал головой гномик восхищённо. - Но денег хочется почему-то. Словно зовут они меня. Манят. Нет сил терпеть. Где же вы, где же, где, денежки мои. Ага, кажется знаю!
Он стремительно бросился в сторону леса, побежав прямо под Лалой, она потеряла его из виду, обернула голову, боясь повернуться сама, чтобы не затоптать его, не увидела где он, тогда воспарила и посмотрела под себя. Гномик стоял прямо под ней, задрав голову.
- Милые трусики, - сказал он таким непринуждённым тоном, словно говорил дежурный комплимент.
Лала ахнула, покраснев чуть ли не до кончиков волос, отлетела в сторону, опустилась на ножки, прижав юбочку ручками к бёдрам. На личике её отразилась смесь бесконечного стыда и невыразимой печали.
- Я тебя накажу, - промолвила она, чуть не плача.
- За что же? - невинно осведомился гномик. - За то, что я мал ростом?
- За то, что ты нехороший, - выговорила она с трудом.
- И как же меня можно наказать? - посмотрел на неё гном спокойно. - Лишить одушевлённости обратно? Убить? Ногою растоптать?
Лала не ответила, надувшись.
- Сколько мне хоть времени-то бытия отведено? - спросил он.
- Час, - буркнула Лала.
- Час?! Щедро! - с сарказмом подивился гном. - Впрочем... побыть и час на свете дар судьбы бесценный. Тому, кто не рождён и быть не должен жив. Спасибо. Искренне. Дайте пожить хоть этот час. Дышать приятно. Видеть любопытно. Ласкают звуки слух. И деньги хочется найти безумно. Хотеть... столь наполняет жизнью. Внутри зудит как будто неуёмным пылом.
- Заглянешь ещё раз под юбку, мне придётся... развеять заклинание досрочно, - сказала Лала грустно. - Помоги нам лучше. Пожалуйста.
- Не буду заглядывать. Обещаю, - твёрдо заверил он. - Пожить охота. К тому же я сейчас вдруг понял, мне не по нраву ваше огорченье. Оно мне в тягость. Я его не стану вам боле доставлять. А трусики чудесны всё же. Правда.
Лала вздохнула беспомощно, залившись новой волной краски.
- Так, деньги, деньги, чую! Чувствую! О, скоро они будут мои! - с вожделением проговорил гном.
Он сорвался с места, резво бросившись в сторону прилеска. Рун с Лалой поспешили за ним, благо, что резво для гномика, всего лишь немного быстровато для людей. В траве его самого было не разглядеть, но по колебанию стеблей отчётливо различалось, куда он движется. А кончился лужок, его и вовсе стало прекрасно видно. Забавно семеня махонькими ножками, он уверенно бежал вглубь леса.
- По-моему он нас туда же ведёт, куда и палочка, - вскоре произнёс Рун озадаченно негромким голосом.
- Кажется да, - кивнула Лала. - Значит палочка верно нам путь указывала поначалу.
- Он точно не может ошибиться? - с сомнением поинтересовался Рун.
- Не должен, - ответствовала Лала коротко.
Прошло ещё немного времени, и гномик неожиданно остановился. Вид у него был ошеломлённый.
- А? Что? Где? - забормотал он. - Как же так?!
Он резко помчался в другую сторону. И тут же снова встал как вкопанный. И снова рванулся в другую сторону, и снова встал. Вдруг заметался, схватившись за голову, крича что-то невнятное. Лала с Руном наблюдали за ним в полном недоумении.
- Ага, нашёл! - обрадовано воскликнул он с алчностью. И побежал назад, к реке. Лала и Рун поспешили за ним.
- Обратно нас повёл, - заметил Рун разочарованно.
- Рун, я не понимаю, что происходит, - пожаловалась Лала. Личико у неё было удручённое.
- Может клад всё же у реки, - приободрил её он.
- Хорошо бы, - опечалено отозвалась Лала.
Гномик не останавливался, пока не вернулся ровно на то место, откуда они отправились, на тропинку у прибрежного обрыва. И тут опять застыл на месте, вращая головой ошарашено.
- А? Что? Куда? Как же это? - забормотал он.
Его тоненький голосок был полон глубокого растерянного непонимания. Он заметался, как безумный, в разные стороны, кружа на одном пяточке земли. Но внезапно остановился, полностью успокоившись. Вид у него был, как у человека, лишившегося надежды. Потерянный и печальный.
- Что случилось, малыш? - с ласковым тревожным участием обратилась к нему Лала.
- Я всё понял, - проговорил гномик сокрушённо. - Мельник ваш. Не упокоился он. Дух его. Охраняет свои денежки. Не хочет, чтобы их нашли. Он хитрый. Может я и отыскал бы их, будь у меня денёк-другой. А может и нет.
- Он не упокоился?! - поразилась Лала с испугом.
- Ага.
- Это точно?!
- Точнее некуда.
Гномик рухнул на землю и заплакал горько-пригорько.
- Я так их хотел, так жаждал! - запричитал он жалостливо сквозь слёзы. - Почему я такой несчастный? Разве это столь большая мечта? Найти немного денег. Теперь так и умру. Зря прожил на свете свой час.
Лала совсем расстроилась. Она опустилась рядом с гномиком на колени, склонилась над ним. Из глаз её выступили слёзы.
- Не печалься, мой хороший, - по-доброму попросила она очень мягко. - Они тебе совсем не нужны. Эти денежки. Вот нашёл бы ты их, и что?
- Мечта бы сбылась, - отозвался гномик горестно. - Ушёл бы в мир иной счастливым.
- Это не мечта, это страсть, - виноватым голоском сказала Лала. - Страсть застилает глаза, ослепляет. Не даёт тебе по-настоящему ни жить, ни мечтать, ни чувствовать. Подумай, зачем тебе денежки, которые ты даже не смог бы ни на что потратить?
- Любовался бы на них, - поведал гномик простодушно. - Прикасался бы.
- Но они же просто монетки, бессмысленные кусочки металла. Даже не красивые. Разве вокруг мало того, на что можно полюбоваться?
- Много всего, - грустно признал гномик, перестав плакать.
- Вот видишь, мой славный.
- А ведь верно, - с удивлением произнёс гномик. - Ничего вокруг не замечал кроме желания найти. Теперь, когда знаю, что не найти, словно освободился. Прозрел. Так легче. И безмятежнее. Внутри.
- Прости меня, это я создала тебя таким, - повинилась Лала.
- Да ничего, - ответствовал гномик. - Был бы я другим, это был бы уже не я, а кто-то ещё.
Он совершенно успокоился. Сел у края обрыва, стал смотреть на реку, да на просторы за ней. Рун понял, что кажется поиски окончены. Он тоже уселся подле Лалы наземь, чувствуя некоторую растерянность и свою долю ответственности за переживания маленького существа.
- И что теперь? - тихо спросил он.
Лала утёрла слёзки ладошками.
- Не знаю, Рун. Видимо я помочь не смогу. Раз тут неупокоенный дух. Даже искать эти денежки грешно. Ежели он против. Они же ему принадлежат. Можно попробовать было бы уговорить его. Духа этого. Или узнать, почему он не хочет денежки вернуть семье своей. Но я боюсь привидений. К тому же это надо идти ночью на кладбище, на могилку к нему. К дедушке-мельнику. Я ни в жизнь не пойду туда ночью. Я там умру со страху. Феи не ходят ночами по кладбищам.
- А я могу сходить с ним поговорить как-то? Я бы один сходил, - предложил Рун. - Если это без магии можно сделать, поговорить просто, я бы сходил.
- А ты не побоишься? - неуверенно посмотрела на него Лала. - Призраки это страшно.
- Стерплю как-нибудь, - пожал плечами Рун. - Или он может мне причинить какой-то вред?
- Ах, Рун, я не знаю, феи не очень связаны с потусторонним миром. Он уже обижал кого-нибудь у вас? Или пугал?
- Нет. У нас даже никто не в курсе, что он... духом стал. Мельник. Уж больше года как помер.
- Тогда он видимо не злой, - вздохнула Лала. - А раз так, вряд ли он станет вредить. Но всё же это жутко.
- А что делать-то надо? На кладбище, когда придёшь?
- Самое простое, Рун, просто попросить. На его могилке. Сказать, так мол и так, ваша семья клад хочет ваш отыскать, не мешайте нам пожалуйста найти его. Объяснить, что для них ищем, не для себя.
- И всё? - подивился Рун.
- Да. Но мало надежды, что поможет. Лучше всего его призвать. Чтоб он прям появился пред тобой. И спросить, где он клад зарыл. Тогда и искать не придётся.
- А как его призвать?
- Магией, Рун.
- Выходит, это я не смогу.
- Быть может я в силах временно наделить тебя магическим даром.
- Ну, значит, решено, ночью схожу на кладбище. Получится, призову дух мельника да порасспрошу. Не получится, просто выскажу над его могилой просьбу, чтоб не мешал нам.
- Рун, тебе не надо доказывать мне свою смелость, - попросила Лала мягко. - Я итак знаю, что ты смелый. Ты в лесу один гулял, зверей не боясь. Не ходи, милый, не надо. Мало шансов, что поможет.
- Лала, дело не в смелости, - поведал Рун чистосердечно. - Ты столько магии истратила, мы искали долго. Всё зазря что ли? Теперь уж странно будет отступить. Проверим последний путь к кладу. А там уж и отступим, коли не выйдет.
- Ну ладно, - сдалась Лала.
Гномик повернулся к ним:
- Найдите пожалуйста эти деньги. Если вы их найдёте, значит я жил не зря. Помог вам. Про дух, вот, рассказал.
Физиономия у него была умиротворённой, и кажется даже счастливой, но всё же с грустинкой в глазках. Лала одарила его тёплым взглядом.
- Мы постараемся. Очень, - по-доброму заверила она.
- Ты же моя мама, да? - спросил вдруг её гномик с какими-то особенно душевными чувствами.
- Я твой создатель, - ответила Лала ласково. - Наверное это почти одно и то же. Пожалуй что да, мама.
- А это мой папаша что ли? - кивнул гномик на Руна с сомнением.
- Он мне помогал. Мы вместе тебя создавали. Без него я бы не смогла вдохнуть в тебя жизнь, - подтвердила Лала. - Твой папа, да. Он хороший. И добрый. И смелый. У тебя замечательный папа.
- Понятно, - проговорил гномик успокоено. - А как меня звать?
- Да ты так торопился найти клад, что мы и не успели тебя наречь, малыш, - извиняющимся тоном сказала Лала. - Давай назовём тебя... Тано.
Гномик призадумался на мгновенье.
- Хм... Мне нравится. Красивое имя, - искренне произнёс он. - Мама, папа, вы побудете со мной? Не бросайте меня. Не хочу умереть в одиночестве.
В его словах слышались одновременно надежда и смирение.
- Ни за что не бросим, - дрогнувшим голоском пообещала Лала. - Хочешь, я тебя на ручки возьму?
- Хочу, - молвил Тано.
Лала подставила ему ладошку, дождалась, пока он заберётся, поднесла руку к себе, прижала к груди, чтоб легче было держать ровно.
- Мам, ты прости меня, - посмотрел на неё Тано с раскаянием.
- За что, милый?
- За то, что под юбку заглядывал. Да гадости говорил. Ну, про трусики. Я тогда только родился. Несколько минут от роду. Молодой был, циничный, казалось это забавным. Не понимал многого. И на деньгах был зациклен. Ни о чём не думал кроме них. Не осознавал, что ты мне мама. Сейчас, оглядываясь на всё с высоты прожитых минут, сожалею.
- Да ничего, я не срежусь на тебя, малыш, - улыбнулась Лала.
- Спасибо.
Тано сел на край ладошки, стал беспечно побалтывать ножками, глядя на тот берег.
- Сколько у меня времени бытия осталось? - поинтересовался он спокойно.
- Думаю, с треть часа, - вздохнула Лала.
- Целая треть жизни ещё. Неплохо, - порадовался Тано. - Можно, я её здесь доживу? На родине хочу умереть.
- Конечно, - всхлипнула Лала.
- Да не плач, мам, - попросил её Тано по-доброму. - Я прожил неплохую жизнь. С родителями провёл её. Искал клад, было захватывающе. И хорошо что не нашёл. Так бы не увидел ничего. Не полюбовался бы напоследок на мир. Не поговорил бы с вами. Всё на деньги бы глядел на дурацкие. Зачем они мне? Вот же наваждение. Хорошие были минуты. И сейчас замечательные. Я счастлив. Правда. Жить приятно. Так красиво вокруг.
Руну стало очень тоскливо на душе. В голоске Тано столь отчётливо слышалась неутолимая жажда бытия... Вкупе с пониманием неизбежности скорого скорбного финала. Тяжело быть подле того, кто, пусть и мужественно, но готовится к смерти.
- Хочешь, у меня тоже посиди на руке, - предложил он грустно.
- Ага, пап, - тепло отозвался Тано.
Рун подставил ладонь, и Тано перебрался к нему. Сел, свесив ножки.
- Хорошо с вами, - искренне промолвил он. - На душе легко. Совсем не страшно умирать. Когда не один. Похороните меня здесь, на родине, ладно? Тут красиво. Птички поют. Кузнечики. Речка шумит успокаивающе. Тут хорошо будет покоиться.
- Ладно, - пообещал Рун негромко.
Лала снова утёрла слёзки ладошкой.
- Между прочим, - сказал Тано благодушно, - часть плоти свежего покойника - прекрасный ингредиент для зелья вызова духов. Усилит всякую магию точно. Не знаю, откуда я это знаю. Но я знаю. Я чувствую.
- Я же не некромант какой, чтобы покойных откапывать да их плоть использовать, - с удивлением произнесла Лала.
- Так я же умру. Чем не покойник, чем не свеж, - улыбнулся Тано. - Возьмите часть меня, я этого хочу. Мне будет гораздо легче умирать, веря, что клад вы найдёте. Так вы найдёте его наверняка.
- Ты не из плоти, малыш, - с участливым сожалением объяснила Лала.
- Мне кажется, это не важно в данном случае, - заметил Тано.
- Я так не могу, - покачала головой Лала опечалено. - Взять часть тебя, это надругаться над телом. Это... неправильно.
- Но я этого хочу. Хочу, чтоб моя жизнь не была напрасной. Возьмите. Пожалуйста! - очень мягко попросил он.
Лала молчала. Над берегом повисла трагическая тишина. Рун стало от неё тягостно.
- Я сделаю это, Тано, - дал слово он с твёрдостью. - Возьму твою частичку.
- Вот спасибо, отец! - обрадовался гномик. - В таких делах лишь на мужчин можно положиться.
Личико его совсем просветлело. Он сидел, побалтывая ножками, наслаждаясь летним днём, зрелищем просторов, близостью родных людей. Своим бытием. Кажется, ему действительно было хорошо.
- Тано, а хочешь полетать? - ласково предложила Лала. - Я бы тебя могла поднять, покатать по небушку.
- А можно?! - воодушевился Тано. - Вот это да! Я и не мечтал о таком.
Рун передал Тано Лале. Она встала. Рун тоже. Она одарила его добрым доверчивым взглядом.
- Ты уж, Рун, не смотри вверх пока, ладно?
- Ну конечно, - кивнул он. - Не в первый раз поди взлетаешь при мне. Не посмотрю ни за что.
Лала улыбнулась ему благодарно.
- Прощай, отец, - тепло сказал Тано. - Было приятно быть здесь с тобой. С вами.
- Прощай, Тано, - тоже с теплотой ответил Рун. - Ты удивительный. Я рад, что узнал тебя.
Он отвернулся к речке, сел наземь, стал смотреть на воду. Услышал удаляющийся шелест крыльев. И затем остался один на один с природой и своими мыслями.

Похороны состоялись уже через пол часа. Лала плакала. Рун выкопал ножом на лужку ямку, положил туда куколку, взяв от неё одну веточку-ручку. Сотворил над могилкой знак упокоения. Закопал. Сходил за прутиком, поставил над холмиком три небольших его кусочка, символизирующих трёх идолов. Снова сделал знак упокоения. Поднялся с колен, сделал третий раз знак упокоения. Вид у него был мрачный.
- Покойся с миром, Тано, - произнёс он со вздохом. - Ты был необыкновенным. И кажется хорошим. Мне жаль, что тебя больше нет.
Лала сложила молитвенно ручки, закрыла глазки и стояла так, шевеля губами, неслышно произнося что-то. Через минутку она закончила, в очередной раз отёрла слёзы кулачком. Подошла к Руну. Он обнял её.
- Лала, это какой-то перебор, - проговорил он расстроено. - Словно сына похоронили. Это ненормально как-то. И ведь не скажешь, что всё игра, не отмахнёшься. Оно хотело жить, и оно умерло. Тано хотел жить. Очень. Гадко как-то. Получилось.
- Не знаю, Рун. Что-то не так вышло, - печально молвила Лала. - Слишком много души вдохнулось. В Тано. Опыта не хватает мне. Магия дело сложное и ответственное. Чуть ошибёшься, вместо добра сотворишь зло. Или причина в том, что я уже взрослая. Маленькие феи-девочки делают весёлых куколок, детской радостью наполненных, которым и в голову не придёт предаваться размышлениям о жизни и смерти, а у взрослых девушек может и должны выходить куколки, зрелые думы и чувства имеющие. Всему своё время. Больше я никогда не стану оживлять куколок. Это жестоко. Или надо только куколок зверюшек оживлять. Кто не осознаёт себя и потому не переживает. Или куколок-куколок, кто всё равно остаётся куколкой, когда оживёт. Гномиков точно не стану больше.
- Но он рад был побыть живым. Тано. Ты не права, - заметил Рун.
- Нет, - не согласилась Лала. - Нельзя давать столь краткую жизнь тому, кто так жаждет бытия. Жестоко это.
- Пойдём домой, Лала, - попросил Рун тихо. - Что-то устал я сегодня.
- Пойдём, родной, - прошептала она.

*****


Происшествие с Тано сильно выбило Лалу из колеи. Она грустила, и объятия помогали приободрить её ненадолго и лишь отчасти. Рун предложил ей поспать хоть часок, она послушалась, легла, он держал её за руку, пока она засыпала, она улыбалась ему благодарно и ласково. Рун и сам был бы не прочь прилечь, но дела не ждут, пошёл помогать бабуле. Всё же более пол месяца отсутствовал, бродя по лесам. И не принёс ничего. Лес неплохое подспорье, зиму да весну потом гораздо легче пережить. Грибы можно сушить и солить, орехи прекрасно хранятся, как и некоторые лесные съедобные коренья, ягоды больше едят сразу, мясо они старались менять у деревенских на муку, сами-то пшеницу не садят, не растят, а хлебушка да пирогов хочется. В деревне много кто наоборот, не охотничает, до мяса же охочи все, оно сытнее других продуктов, от него легче работается. С обменом проблемы никогда не было, только приноси. Шкурки с радостью принимают у барона в качестве подати. Недаром бабуля никогда особо не пеняла Руну, что он в огороде мало ей подсобляет, тоже делом важным занят, ну и глаза деревенским реже мозолит, всё меньше конфликтов. А тут вот почти три недели, и ничего, никакой от него пользы. Правда козочка принесла им прибытка в 10 серебра, благодаря Лале, сумма немалая, с лихвой компенсирует все потери от столь длительного безделья. Но это не значит, что можно себе позволить и далее бездельничать. Жизнь у крестьян сложная, случится неурожай, наступит голод, и никакое серебро тебя не спасёт. Работать надо всегда. Рун как обычно озаботился в первую очередь тем, что бабуле делать не по силам или неудобно. Сейчас сперва забрался на крышу, посмотреть, где и почему течёт. Кровля - шутка непростая, а если ты не мастер-кровельщик, непростая вдвойне, а то и втройне. Когда нет очевидных для глаза повреждений, поди попробуй разберись, в каком месте она прохудилась. Благо в этот раз очевидное повреждение было, одна дощечка рассохлась и треснула, Рун решил, проблема именно в ней. Но менять пока не стал, отложил до завтра, чтобы шумом не беспокоить Лалу. Поточил обломком точильного камня инструмент огородный: лопату, серп, мотыгу. Потом раздумывал, окучивать картошку или ходить за водой. Выбрал первое, не хотел отлучаться со двора, отдаляться от Лалы. А то встанет, не увидит его, расстроится ещё сильнее. Часа полтора поокучивал, тут и Лала проснулась, прилетела к нему и сразу попросилась в объятья. Руну до сих пор было трудно привыкнуть, что обнимать её можно в каком хочешь виде, пусть ты в земле, грязный, а она в своём красивеньком платьице, но прижмёшь её к себе, и это не она замарается, а ты очистишься.
- Ну что, полегче тебе, милая? - спросил он добродушно.
- Полегче, - улыбнулась она. - Всё равно болит немножко. Сердечко. Но полегче.
- Смотри-ка ты, я снова чистый, - подивился Рун. - Даже из-под ногтей земля исчезла. Надо бы оштрафовать тебя немножко. За такие дела. Волшебство, как-никак. Без спросу.
- Такова природа фей объятий, суженый мой, - лукаво ответствовала Лала. - Я этим своим свойством не управляю. Если ты считаешь, оно нарушает наш уговор, это ты нарушитель. Не обнимай меня, и останешься в земельке.
- Ну, раз я нарушил, я могу и расплатиться, - невинно поведал Рун.
- И как же ты хочешь расплачиваться, заинька? - мило побуравила его глазками Лала.
- Известно как. Жертвами.
- Ах вон оно что! - с юмором произнесла Лала. - Не велика ли плата будет? За столь малюсенький проступок?
- Мне для тебя ничего не жалко.
- Спасибо, милый, - порадовалась Лала. - Только в чём же твоя жертва? Объясни, не пойму. По-моему это для меня жертва. А для тебя награда.
Рун посмотрел на неё с притворной серьёзностью:
- Вообще-то это будет мой первый поцелуй. С девушкой. Может я его берёг для будущей невесты. А подарю тебе. Но я щедрый, так и быть, забирай.
- Ой! - удивилась Лала без тени шутки. - А ведь верно. Выходит, это и для тебя жертва.
- Наивная ты, Лала, - усмехнулся Рун.
- Тебе всё равно, кому отдать первый поцелуй, Рун? - посмотрела она на него с растерянным недоумением.
- Он для той, что будет всех других дороже. А это ты, - сказал он просто.
- Спасибо, мой хороший, - просияла Лала счастливо.
- Да не за что.
- А помнишь, ты радовался, что я не фея поцелуев, - промолвила она с улыбкой. - Не хотел моих жертв. Напрочь.
- Глупый был.
- А теперь прям поумнел? - развеселилась Лала.
- Раз хочу. Выходит поумнел, - кивнул он, тоже улыбаясь. - Сейчас у нас всё наоборот. Для меня это дар. А для тебя жертва.
- Рун, это не жертва лишь для невесты по правде. А для невесты понарошку жертва. Для любой девушки, не только для меня. Пойми же, милый, - мягко попросила она.
- Да я всё понимаю, Лала, - заверил он со вздохом.
Они постояли немного молча.
- А бывают феи поцелуев? - полюбопытствовал Рун вдруг.
- Нет, мой котёнок. Если только в фантазиях у юношей, - отозвалась Лала с ироничным сочувствием.
- Жаль.
- А что, променял бы меня на фею поцелуев, коли встретил бы?
- Кто знает, - проронил он загадочно.
- Изменщик! - с деланным негодованием воскликнула Лала.
- Да не променял бы, не променял, - смеясь, поспешил оправдаться Рун. - Но жаль. Что ты не она. Как было бы чудесно.
- Да уж! - только и смогла вымолвить Лала, немного покраснев.
- Поработать бы мне ещё, солнышко моё, - испытывая неловкость, извиняющимся тоном проговорил Рун. - Может ты немножко... Ну... Посидишь, подышишь воздухом вон, на лавочке. Давно бабуле не помогал. А вечерком перед сном уж я тебя обниму. Надолго.
- Ладно, - сказала Лала добросердечно. И отстранилась. - Буду ждать вечерочка теперь. Очень. Только я не хочу сидеть просто, Рун. Чем мне помочь? Скажи, я помогу.
Рун призадумался.
- Я мужские дела делаю, для тебя они тяжелы будут, - поведал он. - Пойдём у бабули спросим. Она здесь командир.
Бабушка поодаль пропалывала грядки. Заметив приближение Лалы и внука, поднялась, разулыбалась умилённо, глядя на сияющее Лалино личико.
- Бабуль, Лала помочь хочет, - просяще обратился к ней Рун. - Дай ей работу, которую она сможет делать. Она городской житель, в огородах раньше не трудилась, ей всё внове тут.
- Да как же можно работать в таком платьишке, - покачала головой старушка. - В нём только во дворцах расхаживать, пожалуй. Отдыхай, дочка.
- Бабушка Ида, оно не может замараться. Я же фея, - приветливо произнесла Лала.
Старушка глядела на неё с полным недоумением. Рун взял с грядки горсть земли.
- Лала, можно я ей покажу? - предложил он.
Лала поняла, что он хочет, кивнула. Он размазал землю по её платью на животе.
- Батюшки мои! - поразилась бабуля.
Платье продолжало блистать безупречной чистотой.
- Видишь, - со значением посмотрел на неё Рун. - Феи не мараются, бабуль. Некоторые. Лала не может замараться. Очень хочет помочь нам. Позволь ей.
- Ну хорошо, - согласилась старушка, пребывая в лёгкой растерянности. - Помогай мне полоть, дочка. Я буду подкапывать травку. А ты её выбирай с корешками, да в кучку складывай. Быстрее дело пойдёт.
Лала просияла обрадовано.
- Ну я пошёл тогда, - обернулся Рун к ней. - Дальше делать.
- Иди, мой хороший, - одарила она его нежной улыбкой.
Он не удержался от счастливой ответной улыбки. На душе ещё долго было очень тепло от этих её слов, от искренности заключённых в них её приязненных чувств к нему. Легче работалось. До него периодически доносились голоса Лалы и бабули. Они о чём-то переговаривались непринуждённо, иногда смеялись. Им было хорошо. И его это словно согревало. Рад был, что Лале хорошо. С Бабушкой. И с ним.
Время летит быстро, когда сердце увлечено приятными переживаниями. Рун вроде бы и оглянуться не успел, как уж и вечереть начало. Наступила предзакатная прохлада. Лала с бабушкой закончили трудиться, направились мимо него к избе.
- А мы пошли кушать готовить, - похвалилась Лала довольно, как только оказалось рядом. - Бабушка будет меня учить овощную похлёбку варить. Как здорово!
Её глазки восторженно сияли.
- Я ещё поработаю, - добродушно сказал Рун, улыбаясь. - Зовите, как сготовите. А то есть хочется. Страх как.
Лала подлетела к нему вплотную и стала буравить глазками загадочно. Он хотел было её обнять, но она увернулась со смехом:
- Нет, мой дорогой. Когда вернёшься, это будет тебе награда. Работай.
- Жестокая, - укорил её Рун с деланным огорчением.
- Я хорошая, - возразила она весело. - Чем сильнее будешь хотеть. Тем счастливее мы будем потом. Когда обнимемся. Мечтай пока об этом.
- Да только и мечтаю, - вздохнул он.
Лала рассмеялась тепло. И они с бабушкой отправились в избу. А Рун остался. Работал под угасающим вечерним небом и улыбался, вспоминая её радостное личико и её смех. И ему было светло-светло от этого внутри, словно в ясный полдень.

Наконец хлопотный день был закончен, и они все собрались за столом. На ужин у них была похлёбка, настоящая, густая, а не из кореньев и грибов, как в лесу, вдобавок с хлебом, что необычно для летнего времени в их семье. Но фее чего только не дарят, вот и хлеба преподнёс свежеиспечённого утром кто-то из соседей. Рун, отправив в рот первую ложку, изумлённо посмотрел на бабулю с Лалой.
- Вот это да! - произнёс он уважительно. - Это правда овощная похлёбка?
- Лала довольно кивнула.
- И даже без мяса, - поведала бабуля. - Лала мастерица. Что сделала, не ведаю. Только вкус стал... сама отродясь ничего подобного не едала.
- Ага! Без колдовства-то не обошлось тут явно! - восторжествовал Рун.
- А вот и нет! - озарилась улыбкой Лала.
- А вот и да, - возразил он. - Бабуль, она колдовала? На руках сияние появлялось?
- Бабушка Ида, мой строгий жених запрещает мне колдовать, - весело пожаловалась Лала. - Вы уж не выдавайте меня ему. А то он меня накажет. Жестоко.
- Так уж и жестоко? - усмехнулся Рун.
- Ну, может нежно, - ответствовала она с юмором. - Но жестоко.
Бабуля с некоторым недоумением смотрела на них обоих.
- Сиянья не видала, - заявила она.
- Вот спасибо, добрая бабушка! - порадовалась Лала, одарив Руна озорным взглядом.
- Чёрт! - притворно расстроился Рун. - Сговорились против меня?
- Ты кушай, кушай, милый, - ангельски невинно промолвила Лала. - Для тебя же старались. На риски шла великие. Всё для тебя.
- Ну спасибо! - искренне сказал он.
Перед Лалой стояла махонькая плошечка с похлёбкой. И даже ту она не осилила. А у Руна была большая тарелка, до краёв наполненная. И очень быстро пустела. Лала смотрела на процесс опустошения с радостным удивлением, как на диво дивное.
- Ох, и горазд же ты кушать, суженый мой, - улыбнулась она. - Всё не могу привыкнуть.
- Кто как работает, тот так и ест, - ответил он местной поговоркой.
- Значит я бездельница по-твоему? - немножко огорчилась Лала.
- Нет, ну что ты! - поспешил заверить её Рун мягко. - Даже с гусеницами только и то вон как помогла нам. Просто это про людей поговорка. К феям она не относится. Если бы я съел мало, это бы означало, плохо потрудился. Прости, любимая.
- Ну ладно, - проговорила Лала с довольным личиком.
Рун справился с остатками похлёбки. Бабушка тоже уж доедала. Крестьяне долго не рассиживаются за столом, когда не праздник и не гулянка.
- Спасибо, бабуля, Лала, - произнёс Рун благодарно. - Наелся! Знатно. Похлёбка... удивительная. Бабуль, пойду, Шашу с лужка домой приведу.
- Да я сама за ней схожу, сынок. Уж не бросай невесту-то, - добродушно молвила старушка. - Но вы тут не шалите без меня, дети.
Она поднялась из-за стола. Прибрала горшок с похлёбкой.
- Бабуль, - посмотрел на неё Рун.
- Что, внучок?
- Я сегодня ночью воду поношу. Хоть несколько часов. Ты не пугайся, коли шум услышишь на дворе, или дверь скрипнет, ладно? Это я буду.
- Хорошо, - кивнула она.
Она вышла. Рун встал. Лала буравила его глазками в ожидании.
- Где лучше? - улыбнулся он. - Здесь на лавочке? Или на улице на лавочке?
- Здесь, - ответствовала она сразу. - До улицы идти долго.
- Два шага всего, - усмехнулся он.
- Долго, - не согласилась Лала.
Рун сел на лавочку, Лала тут же подлетела к нему, прижалась.
- Наконец-то, - буркнула она обрадовано. - Ну что за мука такая! Только и думаю об этом. И о тебе.
- Несчастненькая моя фея, - ласково произнёс он.
- Счастливенькая, - вздохнула Лала. - Только проклятая. Глупое проклятие не даёт тебе меня полюбить. Не даёт мне наполниться. Поэтому всё время хочется. Глупое, глупое проклятье. Но я счастлива.
- Лала, - позвал он.
- Что, милый Рун?
- А если бы бабуля сказала, что видела сиянье, что тогда?
- Я бы сказала, что колдовала при ней, а не при тебе, и для неё, а не для тебя. Ты добрый, ты бы согласился, - поведала Лала простодушно.
- Пожалуй так, - задумавшись на мгновенье, признал Рун. - В смысле, согласился бы. Это действительно было не при мне, и формально можно утверждать, что для бабули. Но ты, моя невеста, не строй иллюзий на счёт моей доброты. Уж своего я не упущу, когда дашь повод неоспоримый.
Его шуточный тон оставлял ей надежду, что он всё же не всерьёз. Скорее просит не нарушать, чем угрожает наказаньем.
- Суров. Но справедлив, - промолвила Лала смиренно. И добавила с нежностью, - Мой рыцарь.
- Даже не пойму, ты посмеиваешься надо мной или подхваливаешь меня, - посетовал он весело.
- И то и другое, мой хороший, - разулыбалась Лала.
Они сидели какое-то время молча, наслаждаясь друг другом.
- Рун, - позвала Лала.
- Что, солнышко моё?
- Ты ночью собрался работать? А кто же меня за ручку будет держать?
- Я подержу, пока заснёшь. А потом и пойду. Так удобней. Мне же ещё на кладбище идти. Бабуля будет думать, что работаю. Чего старушку пугать. Лучше ей не знать об этом. Сколько-то ведер принесу прежде. Воды тоже надо.
- Ты не передумал идти на кладбище? - спросила Лала с сожалением, чуть омрачившись.
- Как я могу отступить теперь. Надо, - твёрдо произнёс он.
- А тебе, Рун, очень страшно идти туда?
Рун призадумался.
- Ты, Лала, ставишь меня в сложное положение. Меня ещё с утра ты подучала, что смелым надо выставлять себя пред дамой. И тут же задаёшь вопрос про страх. Как будто к откровенности взывая. Теперь у меня трудный выбор. Сказать как есть, или как надо?
- Ну, ты уж сам решай, мой заинька, - счастливо проронила она.
- Знаешь, Лала, - молвил Рун. - Я настолько смелый, что нипочём мне ни призраки, ни даже мертвецы, из горбов вставшие. Пусть только попадутся мне под руку. Уж я им покажу.
- Хвастунишка! - развеселилась Лала.
- Ну вот, - притворно огорчился он. - Скажешь как есть, ты трусишка, скажешь, как нужно, хвастунишка. Вопрос коварный был, выходит.
- Коварный-приковарный, - подтвердила Лала, сияя.
Они помолчали немного.
- Рун, кто ничего не боится, тот глупый. А смелый тот, кто преодолевает свой страх, - поведала Лала тепло.
- Ну тогда я сегодня буду прям смельчак, - констатировал Рун. - Лала, прости, я тебя сейчас немного расстрою. Но как ты будешь делать зелье... из Тано?
Счастье немедленно ушло с личика Лалы.
- Может не надо? - попросила она печально.
- Ну я же обещал ему. Надо, если это поможет. Он этого хотел, - вздохнул Рун.
- Я, Рун, не некромант, я не умею делать зелья для вызова духов, - проговорила Лала упавшим голоском.
- И как же быть?
- Если Тано не ошибался, его частичка усилит любое волшебство, направленное на взаимодействие с мёртвыми. Тут много способов, как это можно сделать. Я буду держать её в руке, когда тебя стану даром наделять. А ты её ещё потом с собой возьми да на могилку мельника положи. Пред тем, как его дух вызывать. Выйдет двойное усиление.
- Ну хорошо. А то я боялся, что мне зелье пить придётся. Из Тано сделанное.
- Нет, этого не нужно. Совсем, - грустно сказала Лала.
- А когда лучше дух вызывать? В какое время? Или без разницы, лишь бы темно было?
- Наверное в полночь. Я думаю. Если будет полная луна, то совсем хорошо.
- Понятно.
Лала зевнула.
- Устала за сегодня, - произнесла она. - День был... бесконечный. Столько всего произошло, столько всего узнала. С тобой тепло. В сон клонит. Надо сейчас колдовать, Рун. Сонная я хуже буду это делать.
- Хорошо, веточку только принесу. От Тано.
Лала нехотя отстранилась. Рун вышел в заднюю комнату, и вскоре воротился, держа в руке маленькую раздвоенную палочку. Протянул её Лале. Она взяла с печальным видом, зажала в кулачке, прижала к груди ненадолго. Её губки дрогнули.
- Ты готов, Рун? - промолвила она расстроено.
Он посмотрел на неё пристально, шагнул к ней и обнял. Лала вздохнула.
- Сделай это для меня, родная, - попросил Рун по-доброму. - И для Тано. Ведь он так этого хотел. И для мельника и семьи его. Они счастливы будут. Надели меня даром магическим. Чтобы я мог вызывать духов неупокоенных.
- Спасибо, мой славный, - ласково ответила Лала. - Я постараюсь. Очень!
Рун отступил от неё на пару шагов. Лала улыбалась ему благодарно и любяще. Они глядели друг другу в глаза. Вдруг её личико стало сосредоточенным, правая рука засияла синим светом, Лала взмахнула ей, и Рун почувствовал, словно по его телу прошла волна свежести.
- Всё, - поведала Лала тихо. - Только я не знаю, сработает или нет.
Он снова подошёл к ней и обнял.
- Красавица моя.
- Боюсь я за тебя немножко, Рун, - пожаловалась она обеспокоенно. - Я такую магию никогда не творила. Может мне с тобой пойти на всякий случай?
- Не надо, всё будет хорошо, - заверил он. - Знаешь, Лала. Хоть мы с тобою договаривались, чтоб ты не колдовала. Я уж столько видел чудес, пока ты со мной. Аж голова кругом.
- Хочешь жертву за это? - в её голоске слышалось грустное смирение.
- Нет, что ты, - возразил он очень мягко. - Я о другом. Столько видел чудес уже. Многие за всю жизнь и одного не видят. А я уж столько. Не сосчитаешь.
- Ну... не знаю, - проговорила Лала задумчиво. - Если я не смогу вернуться домой, Рун. То это только самое начало. Из того, что ты видел. Фея без чудес не может. Так или иначе они будут.
- Главное чудо моей жизни это ты, милая, - улыбнулся он.
- Мой заинька, - нежно промолвила она с умиротворением.

*****


Когда бабушка воротилась, Лала уже спала. На дворе почти совсем стемнело. Рун держал Лалу за руку, на её личике виднелась счастливая улыбка. Бабушка тихонько подошла, встала рядом.
- Заснула? - спросила она полушёпотом.
- Ага, - ответил Рун. - Устала. День у нас был сегодня... суматошный немного.
- Милое созданье такое, - произнесла бабушка умилённо. - А уж ласковая, а уж добрая. Ангел небесный. В огороде правда никогда не работала. Сразу видно. Но старалась, когда помогала мне. Рученьки беленькие. Словно у графини. Я бы решила, что она дворянка. Да уж больно проста, и нос пред нами не задирает совсем. С тобой милуется не стесняясь.
- Она городская. В столице их жила. Большой город. Огромный. Мы с ней много говорили. Крестьянской жизни не знает. Совершенно. Но конечно она простолюдинка. Как мы. Ты же видишь. Просто феи не работают руками. Они колдуют. От них от этого самая большая польза. Вон как она гусениц всех убрала. Сколько бы мы руками трудились, их обирая? А она словами обошлась, одна фраза, и всё.
- Женился бы ты на ней всё же, Рун. Мы бы горя не знали, - промолвила старушка.
- Ты же говорила, нельзя создание небес колдовством брать, - напомнил Рун.
- Говорила, да, - кивнула она. - Но ей вроде с нами хорошо. Тебя любит. Зла не будет и взять, мне кажется. О себе тоже иногда надо подумать.
- Этого не будет, бабуль, - посмотрел на неё Рун с сожалением. - Я бы хотел. Но я ей не пара. Помогу ей. И отпущу. И ей не место среди людей.
- Что же ты с ней милуешься так, коли жениться не собираешься, - укорила бабушка аккуратно. - Всё только и воркуете.
- Некоторые феи без ласки не могут, бабуль, - поведал Рун. - Устроены так. Она такая. Поэтому хочет объятий. Постоянно. И слов добрых. Доверят мне, знает, что не сделаю ей дурного. Вот и позволяет. Я не причиняю ей бесчестья этим. Ей этого хочется от меня, неважно, жених я или нет. Феи не такие как мы.
- Мне этого не понять, Рун, - призналась старушка. - Не обидь её только. Верит тебе, сердешная. Не обмани её веру. Грех будет. Великий.
- Ни за что не обману! - твёрдо сказал Рун.
Бабушка вздохнула.
- Пойду посуду приберу. Да спать. Темнеет уже. Как ты воду-то будешь носить в эдакую темень?
- Да будто первый раз ночью хожу. И в лесу бывало хаживал, тут-то не заблужусь поди, - ответствовал Рун.
Он осторожно выпустил ручку Лалы. Её улыбка тут же угасла, сменившись на умиротворение. Бабушка, заметив это, покачала головой удивлённо и растрогано.
- И во сне всё к тебе тянется, - подивилась она. - Ангел есть ангел. Женился бы ты всё же внучок. Ей богу. Когда тебя так любят, грех не взять.
- Уже и грех? - развеселился Рун. - А если она любит под магией? Грех взять или не взять?
Бабушка немного помолчала.
- Взять, - признала она с неохотой.
- Ну вот. Пойду я, бабуль.
- Храни тебя боги, - бабушка сотворила над ним знак оберега.
Рун вышел через заднюю дверь в огород. Смеркалось, на улице стояла вечерняя приятная свежесть, было тихо, даже собаки помалкивали, народ уже готовился ко сну. Крестьянам дорого освещать свечами, а от лучины много ли осветишь? Все спать ложатся по темну. Лишь он один сейчас не спал как будто. И главное, даже в сон-то не клонит совершенно, хотя обычно в это время он тоже начинал уж клевать носом. Перспектива предстоящего рандеву с покойником навевала волнение. Простолюдины народ суеверный, мёртвых все побаиваются, а уж привидений бояться до дрожи. Конечно же бывают смельчаки, способные на кладбище пойти без стоящего повода и ночью. Однако это неизменно те, кто призраков считает редкостью великой, которую навряд ли повстречать. Пусти лишь слух, что там есть призрак, и смельчаки переведутся тут же. До полуночи оставалось ещё несколько часов. Рун не умел бояться слишком заранее, характер такой, вроде бы уж скоро и в гости к призраку отправляться, но покуда до этого ещё есть время, покуда не повернул стопы к кладбищу, страх не накатывает. Совсем. Просто какая-то тревожность внутри, и всё. По деревне в полутьме ходить тоже не очень приятно, тем не менее это не сравнить с брожением среди могил, да и не раз уж бывало, когда с охоты или с рыбалки возвращался в потёмках. Не привыкать. К тому же в лесу ночевал постоянно. Один. Правда в лесу ночью неизменно костерок - какой-никакой, а свет. И нечисть у них округе не водится. Призраки по лесам точно не шляются. Рун вздохнул глубоко, взял коромысло с вёдрами, прошёл до калитки, вышел на улицу. Поодаль на лавочке сидели два стражника. Завидев его, поднялись, направились к нему неспешно. Он пока поставил вёдра наземь, запер калитку. Обернулся к стражникам, дожидаясь их. Когда они приблизились, стало видно их лица. Это были другие стражники, не те что раньше, незнакомые. Один с усами и бородкой, другой выбритый.
- Куда ж ты, парень, на ночь глядя с вёдрами? - весело спросил усатый стражник.
- Днём занят много, - объяснил Рун. - Лале всё внове, всё надо показать. Работать некогда.
- Понятно. А мы уж решили, ты за кладом. Раньше с кадушкой ходил, говорят. Теперь вот с вёдрами.
Оба стражника засмеялись.
- Нет, клад не нашли пока, - ответствовал Рун спокойно. - Лала не всё может. Шансы ещё есть, что найдём. Но много ли их, я не знаю. Может и не найдём.
- Ты-то уже свой клад нашёл, - с улыбкой сказал усатый стражник. - Фея чем не клад.
- Ну да, - согласился Рун.
- А правду говорят, что твой дед зелье призыва, которым ты фею поймал, от ведьмы получил, да хранил пятьдесят лет? - спросил безусый стражник.
- Ну, не пятьдесят. Но больше тридцати, - кивнул Рун. - Она ему сказала хранить столько, зелье крепость должно было набрать.
- А где сейчас та ведьма?
- Да она уж померла давно поди. Что, тоже хочешь зелье призыва? - усмехнулся усатый стражник. - Тридцать лет выдерживать. Ты столько не проживёшь.
- Это была очень умелая ведьма, - с уважением произнёс безусый. - Не то что здешние шарлатаны. Магами себя зовущие. У ведьм всегда от матери к дочерям передаются знания и способности. Если у неё осталась дочь, я бы к ней сынка сводил полечить. От хвори.
- Да, ведьма была знатная, - признал усатый.
- Я не знаю, где она, и не знаю, кто она, - развёл руками Рун. - Она была моложе дедушки, может и жива ещё. Он рассказывал, тогда падёж скота случился. Люди искали виноватых. Решили, она. Порчу наводит. Избили сильно. Он её спас, выходил. Она ему зелье подарила, и потом ушла куда-то в другие земли. И было это тоже не здесь, не в наших краях.
- Ведьма, делающая зелья, способные призвать фею, не может быть злой, - заметил безусый стражник. - Это ведунья всё же. Умелая. Зря её обвинили явно.
- Дедушка считал, тамошний знахарь на неё науськивал народ. Потому что к ней охотнее ходили лечиться, - поведал Рун. - И ещё один жрец за ней пытался ухлёстывать. Красивая была. А она ни в какую. Тоже на неё стал наговаривать дурное.
- Ну, понятное дело, - неодобрительно промолвил усатый.
- Вы что же, и ночью нас охраняете? - вежливо осведомился Рун с некоторым удивлением.
- Так велено, - ответил безусый.
- А ты думаешь, не надо? - иронично поинтересовался усатый.
- Да вроде нет никого. С тех пор как барон приказал людям не мешать Лале, - пожал Рун плечами. - И днём не видать, не то что ночью.
- Гнали уж не раз, потому и не видать, - со значимостью сообщил усатый. - Народишко из города правдами и неправдами ищет, какие бы здесь неотложные дела выискались, чтобы поторчать с вашим домом поблизости. Тут уж и мечи обнажались, если ты не в курсе, парень.
- Мечи?! - поразился Рун.
- Ага. Прискакал спесивый господин. Не очень трезвый. Но достаточно, чтобы оружие твёрдо в руках держать. Фею возжелал увидеть срочно. Ему путь преградили, а он за меч. Благо, оказался из тех, кто считает ниже своего достоинства вступать в схватку с простолюдинами. Не расступились пред ним, он плюнул и уехал. А так могла бы и кровь пролиться. Сейчас вроде его арестовали, в темницу на пару недель упрятали, чтоб получше протрезвел там. Барон насчёт охраны феи очень строг. У нас приказ кого угодно гнать в шею не смотря на чин и родовитость.
- Тогда спасибо, что вы здесь, - с искренней благодарностью сказал Рун. - Лала говорит, что способна себя защитить. Но мне будет спокойней, когда вы рядом.
Он поднял вёдра.
- Зови нас по любому поводу, - доброжелательно посмотрел на него усатый. - И если с феей куда идёте, можем вас сопровождать, только скажи. Мы здесь ради неё, её охраняем в первую очередь, и уж потом порядок в деревне. А если заранее предупредишь, то и рыцаря получите в сопровождение. Он за честь почтёт, не сомневайся. Её сопровождать для любого честь.
- Ладно, - кивнул Рун несколько ошарашено. Мысль, что его, крестьянина, мог бы сопровождать настоящий рыцарь, была настолько фантастична и удивительна, что вызывала оторопь. Конечно, тот сопровождал бы Лалу, но всё же и его, их вместе. Быть с феей само по себе пожалуй чудо. С тобой без всякой магии начинает происходить то, чего не может быть на самом деле.
- Долго ты собираешься воду носить? - полюбопытствовал усатый напоследок.
- До полуночи наверное, - ответил Рун.
- Ну, бог тебе в помощь.

Оказалось, у ночной работы есть свои преимущества. Главное из которых - не жарко. Днём Рун упарился бы таскать. Семь потов бы сошло. А тут почти и не взмок. Тьма конечно не самый лучший помощник в ношении ведер - запнёшься, и всё, и без воды, зря сделал рейс. Но путь до речки относительно короткий, и каждая кочечка знакома, а вскоре и луна взошла, стало неплохо видно. Ещё приятный бонус ночи тому, кто нелюдим - на улицах в деревне нету ни души, никто не смотрит, не отвлечёт вопросом, разговором. Комфортно. Словно ты один. Словно в лесу. Возникает ощущение, будто мир вокруг принадлежит тебе. Не в смысле владения, а в смысле некоей внутренней свободы. Чувство свободы всегда приятно сердцу любого существа. Главная проблема ночного труда - сон. Пока ходишь, вроде бодр, но попробуй присесть на отдых, и тут же начнёт одолевать сонливость. Рун несколько раз устраивал себе перерыв на пять минут, и в последний из них чуть не вырубился, после чего решил не рисковать, не делать более сидячих пауз, переводя дух стоя. А ведь носить приходилось вверх, от берега в подъём с полными вёдрами в гору. Ноги-то устают. Когда молод, всё нипочём, сил хватает делать дело несмотря на усталость. Однако утомлённые ноги начинают слушаться хуже, чаще спотыкаются в потёмках, в результате приходится передвигаться осторожнее, медленнее. Дольше несёшь, сильнее натруживаешь ещё и плечи. В теории был вариант ходить не к речке, а к колодцу, путь до него несколько длиннее, зато дорога без спусков и подъёмов. На практике ночью колодец не самый разумный вариант, скрипа и стука не избежать, собаки разлаются неизбежно, к чему беспокоить народ. Да и носить дальше, сэкономишь ли силы? Не факт. А время потратишь больше. Принесённую воду Рун выливал в большую бочку, стоящую у дома в огороде. К полночи ему удалось наполнить её всего лишь где-то наполовину. Гораздо меньше, чем он рассчитывал. Вот когда пожалеешь, что в хозяйстве нету лошади. Люди позажиточнее грузят пару бочек в телегу, едут к реке, наполняют, и к дому. За час-другой обеспечивают себя водой, почти не затрачивая физических усилий. Правда лошадь требует ухода, сена. Когда у тебя нет большой семьи, может она и ни к чему. Рун последний раз слил воду. Подумал-подумал, чуть стукнул дверью сараюшки. Если стражники услышат, решат что он домой зашёл, а услышит вдруг бабуля, как раз не сочтёт, что он вернулся. Поход на кладбище ему хотелось оставить в тайне. Про неупокоенный дух ни к чему, чтобы народ узнал. Люди пугливы, многим станет не по себе. Как ему было сейчас. Рун постоял в ночи, морально готовясь к неизбежному. Ночь жила своей жизнью, пели сверчки, летучая мышь невидимой тенью летала где-то над головой, наполняя воздух резким цоканьем. Мерцали звёзды, обрамляя небо бесчисленными цветными огоньками, луна желтым глазом взирала, наблюдая за землёй. Немного шумели деревья. Деревня мирно спала. Так хорошо вокруг. Но где-то там бродит призрак. От неизбежности встречи с которым пробирает холодок по спине. Может сказать Лале, что сходил, а магия не сработала? Рун разулыбался такой своей мысли. Нет, всё же есть в жизни вещи, пугающие гораздо сильнее, чем приведения. Например, смотреть Лале в глаза и понимать, что ты трус и обманщик. Никак от похода на кладбище не отвертеться. Ох, этот чёртов мельник. Выжил дедушка из ума, схоронил деньги, а ты теперь отдувайся.
На кладбище ночью Рун до сей поры не бывал ни разу. В детстве некоторые мальчишки, он знал, ходили, на спор, дабы доказать свою смелость. У него же было не в характере доказывать что-либо кому-либо. Если тебя подбивают пойти, в противном случае грозя обзывать трусом, это манипуляция, послушаешься, значит тобой можно управлять столь нехитрым образом, играя на гордости и угрозе утратить уважение. Рун это с малых лет отчётливо осознавал. Спрашивается, кто вы такие, чтобы добиваться вашего расположения? Просто соседские пацаны. Не хотите водиться, идите лесом. Вроде бы и проверить себя хочется. Свою смелость. Но, видя как манипулируют другими, послушаться - значит не пройти собственную проверку в чём-то ином, тоже очень важном. Впрочем, как раз его никто никогда не подбивал к ночным кладбищенским посещениям. Видимо друзья были иные. В детском возрасте безусловно гораздо страшнее сидеть во тьме средь могил. Особенно с учётом любви ребятни рассказывать друг другу местные страшилки о мёртвых. Вот только есть разница - идти на кладбище, надеясь там никого не увидеть, и идти туда в гости к неупокоенному духу. Тут уже проверка не смелости, а здравомыслия. Мало бы кто пошёл и из взрослых наверное. Но ради девушки чего не сделаешь.
Рун последний раз посмотрел в небо на луну. Вздохнул. И направился к дальнему краю огорода. Пролез сквозь поросшую травой дыру в ограде. За их домом был небольшой луг, а чуть дальше прилесок. Туда он и повернул стопы. Решил, лучше через прилесок подойти к кладбищу, с противоположной от деревни стороны, всё меньше шансов, что кто-то заметит. На лужке глядел под ноги внимательно, народ где только скот не пасёт порой, как бы не наступить в лепёшку коровью. А оказавшись в прилеске пошёл быстрее, тропинки при луне более-менее видно. Каждый новый шаг приближал его к цели. И с каждым ему становилось всё более неуютно. Где-то вдали завыл волк. Рун вздрогнул, по спине у него побежали мурашки. Чуть-чуть рассердился сам на себя, волки же друзья теперь, чего вздрагивать-то? Но потом рассудил, может дело и не в волках, а именно в вое. Ночь, дух неупокоенный бродит поблизости. Этот протяжный тоскливый звук словно предвестник. Чего-то таинственного и зловещего. Попробуй не вздрогни. От таких мыслей у него снова побежали мурашки. Вдруг откуда-то сверху раздалось уханье совы. Рун почувствовал, как волосы у него на голове становятся дыбом. Он вздохнул тяжело. Пугаться не очень приятно. Уязвляет самолюбие. Вот же проклятая птица, чего ей не сидится молча. Сколько раз в лесу слышал её крик. А тут смотри-ка ты, страшно. Каждая лесная тварь будто бы предупреждает о грядущем недобром. Зря наверное пошёл через прилесок. Надо было по деревне тихонечко, поди никто бы и не заметил. Благо идти и здесь было всего ничего. Минут через пять Рун наконец вышел из прилеска прямо на кладбище, встретившее его тишиной. Лишь сверчки пели свою нехитрую песню, словно убаюкивая мёртвых. От луны надгробья бросали длинные тени. Мирно было вокруг. Он немного успокоился. На кладбище Рун всегда чувствовал себя по-особому. Как и все наверное. Место скорбного упокоения, где вечным сном спят люди прошлого, предки, далёкие и не очень. Много-много поколений. Где когда-то будет спать каждый. И тебе здесь тоже уготован пятачок земли, уже ждёт. Терпеливо. Своего часа. Для начала Рун прошёл к могилке дедушки. Раз оказался здесь, как не поклониться. Поклонился, сотворил знак поминовения.
- Дедуль, прости, что ночью беспокою, - повинился он полушёпотом. - Со мной такое происходит! Много разного. С тех пор как встретил Лалу. Вот и по кладбищам хожу ночами. Ради доброго дела, ты не сомневайся. Я бы тут с тобой посидел, но боюсь засну, или увидит кто. Худое подумают. Покойся с миром.
Он ещё раз сотворил знак поминовения. Присутствие рядом дедушки придавало уверенности. Пусть и усопший, но самый родной человек. Будто и не один здесь находишься. Немного полегче стало как-то. Теперь ему надо было отыскать могилу мельника. Дело на первый взгляд крайне непростое. Если не сказать, невыполнимое. Тут и при свете дня попробуй разберись, где кто чужие лежат. А уж в потёмках тем более. Но с мельником, слава богам, всё иначе. В соответствии с местными традициями на могилках допускается ставить разное. Наиболее характерно для деревни - три столбика, символизирующие главных богов. Однако можно и один столбик, с лицами идолов с трёх сторон, и плиту с изображениями идолов и надписью с именем усопшего. Семья мельника зажиточная, своих хоронят с помпой. Не поскупились на плиту главе семейства. Плит на деревенском кладбище раз-два и обчёлся, кому были поставлены, все хорошо знают, к тому же Рун умел читать. Он бродил средь могил, выискивая во тьме плиты. Ориентироваться ночью тяжелее, видно недалеко. Нашёл одну. Нет, не та. Нашёл другую, и эта не она. Вдали снова тоскливо провыл волк. Рун снова вздрогнул. Вздохнул тяжело. Продолжил брожение, заприметил ещё одну плиту. Приблизился к ней, и обнаружил, что его поиски завершены. Старого мельника кто не знал. Недавно ж помер, год назад примерно. Плита у него красивая, пусть и деревянная, не из керамики, как ставят для своих усопших купцы да мелкие дворяне, и уж тем более не камень, не мрамор, и не металл с позолотой, как у высшей аристократии. Но и имя вырезано вычурными фигурными буковками, и идолы умело, и даже картинка мельницы есть. Узорами да рунами расписано по периметру. Делал хороший мастер. Выстрогано из цельного куска дерева доброй породы, не скоро сгниёт.
Когда ищешь то, чего не жаждешь найти, успех в поисках всегда приносит некоторое разочарование. Сколько-то времени Рун стоял на месте в нерешительности, собираясь с духом. Теперь уж ему так мирно казалось на кладбище. Тишина и покой. Ну зачем вызвать какого-то призрака? Хотя тот может и не явится, есть надежда. Тогда останется лишь попросить мельника над могилкой не мешать искать клад. И свободен. Рун достал из кармана веточку от Тано. Положил прямо перед плитой. За спиной ему почудился шум. Он быстро обернулся, напряжённо вглядываясь во тьму. Постоял, замерев, слушая звуки ночи. Но нет, всё было спокойно. Он снова обратился лицом к могиле, вздохнул несколько раз глубоко, пытаясь прогнать страх, и затем произнёс негромко, но как можно более твёрдо и уверенно, как учила Лала:
- Дух дедушки мельника Оруга, если ты здесь и слышишь меня, проявись передо мной.
Ничего не произошло. Рун ждал, терзаемый сразу двумя прямо противоположными надеждами - что получится, и что не получится, а заодно мыслью, нужно ли пробовать повторно, если не получится. Решил, надо пытаться, а то стыдно будет перед Лалой. И она расстроится, коли волшебство её не сработает. Уже было собрался ещё раз произнести те же слова. Как вдруг почувствовал, будто кто-то есть позади него совсем рядом, шагах в нескольких, а по спине у него повеяло могильным холодком. Он с искажённым от страха лицом медленно повернулся, мечтая никого не увидеть. Но мечтам его не суждено было сбыться. Дух дедушки-мельника, полупрозрачный, сияющий синим светом, в похоронных одежах, взирал на него равнодушно холодным взглядом, паря над землёй, почти касаясь её ногами.
- Кто смеет нарушать мой покой?! - грозно провещал дух заунывным голосом.
Руна прошиб холодный пот, ноги сделались ватными и мгновенно пересохло во рту. Первой его мыслью было убежать, но тело предательски оцепенело.
- Э... э... это я, - проговорил он, заикаясь.
- Кто "я"? - всё так же заунывно растягивая слова, требовательно поинтересовался дух.
- Р... Рун.
Дух подлетел к нему вплотную, вгляделся пристально.
- Эй, парень, ты что, обделался? - совершенно спокойно и даже участливо спросил он вдруг без всяких заунывных интонаций.
- Н... нет. Но почти, - ответил Рун с трудом.
- Пошутил я, не бойся, - очень мирно сказал дух. - Забавно просто, не удержался. Уж так вы боитесь мёртвых. Извини. Кто ты такой-то хоть? Лицо вроде знакомое. И имя. А не пойму никак.
- Я Р... Рун. На краю деревни живу. С бабулей. Ида её звать, - напомнил Рун, пытаясь хоть сколько-то взять себя в руки. Пот по его спине так и тёк.
- А, точно, - обрадовано кивнул призрак. - Забывать уже стал. Лица некоторые. Да и подрос ты с моей смерти. Это ты меня пробудил?
- Ну... да, - подтвердил Рун неуверенно.
- Хм. Тебя дураком считали все. Вроде. А ты вон на что способен оказывается, - подивился дух.
- Да это просто дар магический. Временный. Это не моё волшебство. Дали. На одну ночь.
- И зачем ты меня пробудил, если не секрет?
- Семья ваша хочет клад найти. Что вы зарыли, - поведал Рун. - А не выходит. Даже с помощью магии. Решили, ваш дух... вы не упокоились, и мешаете отыскать.
- Надо же! - одобрительно произнёс дух. - Упорные. Всё ищут, не сдаются. Даже меня нашли как пробудить. Уважаю. Да ты присядь что ли. Хоть на могилку мою. А то бледный такой, как бы не упал ненароком.
Рун послушался, медленно, чтобы не потерять равновесие из-за плохо повинующегося тела, опустился на могильный холмик. Дух мельника сел рядом.
- Знаешь, почему я не обрёл покой? - с грустью промолвил он.
Рун отрицательно покачал головой.
- Как раз из-за денег этих проклятых.
- А эти деньги что, прокляты? - испуганно посмотрел на него Рун.
- Нет, я проклят из-за них. Ну, как бы проклят. Упокоиться не могу. Поэтому они считай как проклятье для меня. Тяжело быть неупокоенным. Дел никаких нет, и всё время точно в полудрёме. Ни одной мысли в голове. Просто маешься, и всё. День изо дня, ночь из ночи. Месяц из месяца. И всё на этом кладбище, тянет к своему праху. Мёртвому нечего делать на земле. Покоя хочется. Безумно. Это натуральный ад. Мучение. Тягучее и бесконечное.
Он вздохнул.
- Сейчас, пробужденному, всё полегче, нет такой маяты, особенно когда рядом кто-то и можно поговорить. Ты надолго меня пробудил? Это временно?
- До первых петухов, - извиняющимся тоном сообщил Рун. - Если не развеивать.
- Не развеивай, ладно, Рун? - с тоской попросил дух старого мельника. - Отдохну хоть от маяты.
- Ладно, - пообещал Рун.
- Ты добрый малый, - благодарно заметил дух. - Так чего же ты от меня хочешь, молодой человек?
- Чтоб деньги не мешали найти. Ну и если можно, помочь вам упокоиться. Если есть способ.
- Так ты моему семейству помогаешь? - воззрился на него дух испытующе. - Точно?
- Ну да, - подтвердил Рун.
- Чего же ко мне ты пришёл, а не они? Решили, ты достаточно глуп, чтобы согласиться духа пробуждать? - усмехнулся призрак. - Сами боятся?
- Нет, - простодушно ответил Рун. - Тот, кто им помогает, колдунья одна. Девушка. Она мой друг. И нравится мне очень. Поэтому. Ей самой боязно ночью на кладбище. Ну и привидений конечно тоже боится. Я рад сделать для неё что-то полезное.
- Понятно, - дух отвёл от него взгляд, уставившись в черноту ночи. - Вот что, друг мой, ты должен знать. Меня здесь держат только эти деньги. Много лет тяжёлым трудом зарабатывались, не по совести будет, если семья их не унаследует, если сгниют они просто. Грех это будет. Большой. Найдёте их, я и упокоюсь.
- Но вы как бы мешаете их найти. Не выходит, - поведал Рун. - Вы это нарочно делаете? Или нет?
- И да и нет, - отозвался дух. - Я же говорю, когда я не пробужден, я словно в дрёме. Не управляю собой. Действую велением души, не разума. А в глубине души я не хочу, чтобы их нашли. Ты ведь знаешь про внучка моего дорогого? Все ведь знают? Сел на шею родителям, и слезать не собирается. Работать не хочет, а жить желает на широкую ногу. Если найдут деньги, он их прокутит, и всё. То же самое, как если бы они сгнили. Не для того я горбатился, их зарабатывал. Не хочу я, чтобы так было.
- И что же делать? - спросил Рун с растерянностью.
- Ну, сейчас-то я не сплю. Могу и разумом действовать против воли сердца. До петухов надо решить. Устал я, Рун. Хочется упокоиться уже. Как бы мне убедиться, что ты мои деньги себе не заберёшь, а отдашь моим?
- Никак, - с сожалением пожал плечами Рун. - Могу только дать моё честное слово. Но слову чужого глупо верить. Вы же меня не знаете практически.
- Про тебя много чего говорили, парень, - заметил дух мельника. - Правда всё как-то не про честность. Твой дед честным был, хороший человек.
- Давайте я сбегаю, кого-нибудь из ваших сюда приведу, - с готовностью предложил Рун. - Правда... ночь на дворе, и они не знают, что я к вам пришёл, и что вы не упокоились, знают только что клад ищу. Как бы собак не спустили.
Дух мельника задумался.
- Вот что. Схожу-ка я сам к ним, - произнёс он с улыбкой. - Поговорю по душам. Надеюсь, не помрут со страху. Но ты побудь здесь, ладно? Вдруг так испугаются, что не станут слушать. Если не смогу открыть им, где мои деньги, тогда тебе расскажу, и будь что будет. Надо это сегодня закончить как-то.
- Я подожду, - твёрдо заверил Рун.
- Ты славный малый. Спасибо, - сказал дух с теплотой. - Сейчас я исчезну на время, невидимым сделаюсь, чтобы никого не напугать по дороге. Не теряй меня. Я вернусь, точно.
- Хорошо, - кивнул Рун.
Призрак встал, воспарил, его фигура поплыла к деревне, медленно тая в воздухе. И вскоре исчезла совсем. Рун остался один. Чувствовал он себя взволнованным и словно немного оглушённым. И опустошённым как будто. Но и облегчение какое-то испытывал. Страх от него отступил. Он сидел на могиле, сияла луна, а вокруг была только тишина и тьма.

*****


Старому однорукому бывшему ратнику Мио не спалось. Проснулся посреди ночи, и всё. Бессонница. Обычно у него так бывало от ломоты в костях перед сменой погоды, но тут кости молчат, а не спится. Похоже виной всему беспокойство. Одолевали мысли нерадостные. Народишко у них простоват, наивен, думают, раз провинция, какие тут могут быть чернокнижники. Но им и нужны подобные места. Где тихо, где никто не заподозрит, не спугнёт. Если человек может поймать фею, это подозрительно. Будь он маг, знахарь, просвещённый учёный муж или дворянин, иное дело. Но тут дурак. Дурачок деревенский. Смешно. Если человек дурак, он и есть дурак. Как сможет он изучить ритуалы призыва, заключение магических договоров? А как сможет фею заставить выйти за себя? Святой отец довольно светлый ум. Но допускает, что по силам дураку взять и премудрость чтения освоить. Так не бывает, добрый отче. Вы просто мало повидали в жизни. Рун словно насмехается над всеми. Смотрите, сколь я глупый! Верьте в это! Вопрос, зачем ему так поступать? Какая выгода казаться идиотом? Одна лишь. Если с дьяволом связался. И тайно что-то делает ночами. Тут два плюс два сложить легко. Не каждый маг читать умеет. Не каждый жрец. Но чернокнижник всякий. Всегда обучен грамоте. Вот так-то. Дед Руна с ведьмой в юности якшался. Читал, по слухам, лучше всех. Быстрее всех. Откуда научился так, зачем крестьянину подобные науки? Ответ напрашивается сам собой. От ведьмы пристрастился к тёмным книгам. И внуку передал свои познанья. Приди сейчас, положим, с обыском в их дом. Прямо уверен, что под полом иль за печкой найдутся точно книжицы у них, из тех, что добрый человек хранить не станет. Но кто пойдёт искать, когда там фея? Тут и без феи посмеются только. Мол, выжил старый Мио из ума, подозревая слабоумного парнишку в могущественной магии. Хитёр проклятый чернокнижник. Не подберёшься. Но может всё неправда, всё навет? Лишь чудится? Кто знает. Но навряд ли. Застукать бы на кладбище с лопатой. И стражу потихоньку привести, благо она теперь под самым носом. Тогда поди уже б не отвертелся. И фея спасена б была. И люди остальные все в округе.
Мио ещё полежал немного в раздумьях. Сна не было ни в одном глазу. Он встал тихонько. Одел штаны. Стараясь не шуметь, вышел во двор через заднюю дверь. Если кто из домашних услышит, решат, по нужде, человеку в возрасте ночью часто надо бывает. Никто ничего не заподозрит. Главное, чтобы соседи на улице не увидели. Подумают, вор, шум поднимут. И объясняйся потом. Стыда не оберёшься. Но ради доброго дела рискует. Как славно, что дом их не слишком далеко от края деревни, один лишь переулок минуешь, и ты снаружи. Наверное это знак. Желают боги, чтоб изловил он негодяя. Мио тихо прошёл меж домами. Одна собака у соседей вяло гавкнула, и всё. Подошёл к выходу из деревни, прилип к оградам, приглядываясь, нет ли кого. Ни души, как и положено. Все смотрят сны давно. Луна сияла ярко, не самый лучший вариант для тайной ночной миссии. Мио порадовался своим навыкам разведчика. Свернул сначала к овражку, где любили лежать свиньи. Там всегда сыро, землица влажная. Зачерпнул горсть грязи и щедро размазал по лицу. Улыбнулся на секунду, вспомнив молодость. Кожа отсвечивает, видно издалече, закрой её чем-то, и ты станешь гораздо менее заметен в ночи даже при луне. Особенно если пригнуться. Мио был в годах, но не скрючен, как иные старики, всю жизнь отработавшие в поле. И в спине сила ещё была, и в ногах. Присев в коленках как можно ниже, бесшумно ступая, он направился к кладбищу, иногда опираясь на землю единственной рукой. Тяжело конечно, не двадцать лет поди. Но если не слишком быстро, то терпимо. Рука попала во что-то мягкое. В недобрых предчувствиях поднёс её к носу. Ну конечно навоз. Скривился, выругался про себя беззвучно с отвращением. Вот же народ, зачем тут скотину водят. Отёр руку о траву. И дальше.
Кладбище от деревни вроде рукой подать. Совсем близко. Но крадучись на карачках и такое расстояние преодолеть для пожилого человека - подвиг. Пришлось отдыхать несколько раз. Когда Мио достиг наконец первых могил, ноги у него очень устали. Он с облегчением залёг меж могильных холмиков, пару минут просто отдыхал, глядя на звёзды. Затем чуть приподнялся, стал вглядываться во тьму и слушать. Соседство покойников его не пугало. Кто видел смерть товарищей, кто отнимал чужие жизни мечом, и стрелами, и с помощью ножа, не очень-то боится мёртвых. В земле лежащих без движенья. Живых бояться надо боле. Конечно, всякое бывает. Истории про оживлённых трупов ему послушать доводилось. От тех, кому он доверял. Вот только сам труп не восстанет. Его должны поднять. Живые. Труп глупый инструмент, лишь тень былого человека. Мечом его разрубишь, вот и всё. А чернокнижник-то мудрёных знаний полон, хитёр, коварен, изворотлив. Правда меча-то нет теперь. Зато есть ночь. Сейчас она союзник. Кто не увидит, тот не нападёт. Вокруг всё было тихо. Другие, помоложе, понаивней, могли бы счесть, что зря пришли, засомневаться, разочароваться. Только не Мио. С годами обретаешь мудрость, а к ней терпение в придачу. Засада есть засада, нужно ждать. Никто не явится, прекрасно, спокойной выйдет ночь, а явится, поплатится голубчик. И так и так неплохо. Ведь всё равно ж бессонница. Когда уверишься, что нет в деревне зла, и спаться крепче будет.
Мио сел спиной к одному из надгробий, дабы максимально силиться с окружающими предметами. К тому же так удобней. Ночью сильнее всего выдаёт движение, не шевелись, будешь незаметен. И только он успел усесться, как вдалеке как будто мелькнула чья-то тень. Он замер, уставившись в то место неотрывно. Могло и показаться, так бывает. Но нет, тень снова ненадолго осветилась луной. Там точно кто-то был. Бродил меж могилами неторопливо. Мио вжался в надгробья, взволнованно задышав. Тень вроде бы остановилась, голос негромко зазвучал, слова почти не долетали, было не разобрать. Но голос явно молодой. Мио сделал знак благодарения богам, за то что привели его. И знак оберега.
- Я знал, я знал! - прошептал он пересохшими губами.
Тень кажется опять пришла в движение. Человек бродил по кладбищу, это уж было очевидно. Вот только кто он, не видать во тьме. Бежать за стражей? Надо. Но вдруг там пьяный просто. Из города излишне припозднился, и возвращаться опасается домой, пока не протрезвеет. Мио и сам не раз попадал в подобную ситуацию. Суровые бывают жёны. У тех, кому не повезёт. И скалкой может встретить. Вот над ним все будут смеяться, если это и правда пьяный. Нельзя звать стражу. Нужно убедиться, кто он, и нужно дождаться, пока начнёт копать. Мио тоскливо посмотрел на небо, сделал ещё один знак оберега. Лёг наземь и пополз ближе к тени. Подползёт, приподнимется, приглядится. И дальше. Тень снова остановилась. Её уже было более-менее видно. По фигуре как будто молодой парень. Спиной стоит. Вроде бы твёрдо на ногах. Не пьяный. Ну Рун же, кто ещё бы мог здесь быть?
- Ах ты, проклятый чернокнижник! - с ненавистью проговорил Мио беззвучно.
Человек, словно услышав, обернулся. Мио припал к земле, замер. Затаился. Тут надо ждать и надеяться, что не замечен. Высунешься слишком рано, если не отвернулся выслеживаемый, и всё. И погубил себя. Терпение и вера здесь потребны. Разведчик всякий это знает. Через минутку человек заговорил. Как будто обращаясь к кому-то ещё. Вот только сердце у Мио так колотилось, что отдавало в ушах, мешая разобрать слова. Он решился привстать. И обомлел. Рядом с человеком отчётливо виднелся... светящийся призрак. Полупрозрачный, полыхал в ночи могильным светом. От неожиданности у Мио оглушающе зазвенело в голове. Он упал наземь, затрясшись, словно в ознобе, дрожащей рукой стал творить знаки оберега.
- Господи, господи, бог наш великий, Небо, спаси и сохрани, спаси и сохрани, - шептал он беззвучно. Глаза его были полны ужаса. Всей душой он хотел сейчас ползти назад. Но силы его оставили. Он обречённо стал смотреть на небо, своего бога. На бога Луну, на богинь звёзд. Время шло и шло, ничего не происходило. Постепенно Мио снова обрёл веру. В спасение. Не решившись ещё раз посмотреть туда, где был призрак, он тихонечко-тихонечко пополз прочь, чувствуя слабость во всём теле. Плохо соображал, куда ползёт и зачем. Главное было уползти подальше.

*****


Тихо было на кладбище. Ночь и тишина, царствие тьмы и мёртвых. Неожиданно в воздухе проявился движущийся синий свет, быстро сформировавшись в фигуру человека. Дух мельника Оруга проплыл к своей могиле. Улыбнулся открывшейся картине. Прямо на его могильном холмике спал мирно юноша.
- Эй, парень, - негромко позвал дух.
Безрезультатно. Дух попробовал тронуть юношу за плечо, но рука свободно прошла в тело. Дух склонился над юношей.
- Рун, - произнёс он чуть громче.
Юноша зашевелился, открыл глаза. Протёр их руками. Сел.
- Ну ты даёшь! - подивился дух со смехом. - Спишь на кладбище. Ты смельчак.
- Устал просто, - честно признался Рун, зевнув. - Нечаянно заснул.
- Спасибо тебе за всё, - тепло и сердечно посмотрел на него призрак. - Поговорил я со своим семейством. Вот уж перепугались поначалу. Повеселили меня. Но жажда денег чего не сделает. И страх побеждает.
- Рассказали им, где клад?
- Открыл, - кивнул призрак. - Побежали копать. Сейчас найдут уже. И я исчезну. Упокоюсь.
- Я рад, - искренне молвил Рун.
- Спасибо, добрая душа. Я всем говорил, в лесу он. А по правде в свинарнике зарыл.
- Хитро, - заметил Рун с уважением.
- Внучка своего навестил заодно. Пригрозил ему хорошенько. Сказал, либо станешь самым почтенным самым работящим сынком родителям своим, либо вернусь и утащу тебя в ад!
- Ну, это вы уж перегнули палку, дедушка, - вздохнул Рун. - Я бы в штаны пожалуй надел от такого.
- Он и наделал, - довольно сообщил призрак. - Запахов я не чую, но звук был отчётливый и громкий. Так пукнул, что наверное у соседей было слышно. Нельзя непочтительным быть с родителями. Заслужил. Не помер же. Штаны отстирают поди.
- А если бы он с ума сошёл? От страха.
- Ах, Рун, - с сожалением покачал головой призрак. - Коли он за ум не возьмётся. Уж лучше пусть обезумит. Тогда внучка старшая мельню унаследует. Она умница, и муж работящий. При них дела в гору пойдут. Ты хоть понимаешь каково, когда твой внук отца родного поносит прилюдно, словно паршивого работника, а тот молчит. Это такой позор. Тьфу! Ты уж не рассказывай никому, что я упокоился. Пускай боятся, что вернусь. Ладно?
- Хорошо, - пообещал Рун.
- Добрый ты парень.
- Тогда я пойду? Раз всё закончено, - осведомился Рун вежливо.
- Побудь со мной, - попросил призрак мягким тоном. - Неохота без единой живой души отойти. Последние минутки мои на земле. Так хотел покоя. А поди ж ты. Всё равно по жизни тоскую.
- Ладно, - с пониманием отозвался Рун.
Старый мельник сел рядом.
- Жить хорошо, Рун. Цени бытие, пока жив. Не твори злого. Дело не в аду и не в раю. Так душе легче. Хотя и в ад конечно не хочется. Тёмный он, мрачный. Как будто.
- Вы видели ад? - робко поинтересовался Рун.
- Нет. Я как бы чувствую. И его, и рай. Тёмную сторону и светлую. Думаю, это ад и рай. Ад сумрачный. Страшный. Не хочется упокоиться там.
- Каково это? Быть мёртвым? - поглядел на него Рун с осторожным любопытством.
- Сложно объяснить, - задумчиво ответствовал призрак. - Никак. И тоскливо. Неупокоенным быть, во всяком случае. Вот как-то так. Это не очень поддаётся описанию словами. Скоро сам всё узнаешь.
- Я что, скоро умру? - голос Руна дрогнул от испуга.
- Всё умрут, Рун. Довольно скоро. Всего каких-то лет 40-60, и ты уже точно будешь в земле. Это быстро. Оглянуться не успеешь.
- Понятно, - успокоился Рун.
- Знаешь, парень, наверное я тебе должен сказать. Пока не ушёл ещё, - поведал призрак с сожалением. - Грядёт что-то тёмное. Неспокойно нынче в аду. А в раю, напротив, тревожное затишье. Что-то будет. Что-то очень злое.
- И что же? - на лице Руна снова отразился страх.
- Не знаю. Может война большая. Может мор. Великий. Может голод. Может пожарище. Огромное. Не ведаю. Но что-то будет скоро. Я думаю. Я чувствую.
- И когда примерно? Скоро, это через неделю? Через две?
- Ох, парень, - покачал головой призрак. - Для мёртвых и десять лет скоро. Когда умираешь, время по-другому начинаешь считать. В течение ближайших десяти лет. Я так предполагаю.
- Ну, дедушка, вы даёте, - подивился Рун. - Десять лет! Да у нас всегда что-то происходит. За десять лет уж точно какая-нибудь беда случится. Я сам могу такое предречь. И пророком быть не надо.
- Пожалуй так. Но тут беда большая. Грядёт, Рун, что-то грядёт. Злое. Я пожалуй даже рад, что уже умер.
Рун тяжело вздохнул.
- Могу и ошибаться, кстати, не переживай. Я тоже не пророк поди, - участливо приободрил его призрак мельника. - Просто будь готов. На всякий случай.
- Ну ладно. Только если я кому расскажу, вряд ли мне поверят.
- Я тоже думаю, что вряд ли, - согласился призрак. - Когда не знаешь, чего и когда ожидать, проще жить как ни в чём не бывало. Люди все одинаковы. Это мой личный дар тебе. Сие предсказание. Что делать с ним, сам решай.
- Дар так дар, - улыбнулся Рун чуть грустно.
- Мрачноватый, - тоже ответил ему улыбкой старый призрак. - Прости, приятель, других у меня нет. Ты, кстати, вроде неплохой малый. Разумный, вежливый. Зачем ты пакости деревенским строил? Открой тайну, всё равно унесу в могилу.
- Это не я, - тихо произнёс Рун.
- А кто же?
- Сын главы деревенского. Я его поколотил хорошенько, он решил мне мстить. Пакостил и сваливал на меня. А его приятели ему помогали. Ваш внук тоже немало руку приложил. Они ж друзья закадычные. Смеялись надо мной вместе.
Призрак призадумался.
- Что-то не верится, - признался он откровенно.
- Ну, я вам незнакомый человек. Практически. Глупо верить мне, когда про внука плохое говорю. Но мне всё равно, - заметил Рун спокойно.
- Про внука я как раз очень худого мнения. Испортили родители. Мальцом вроде был смышлёный и славный. Однако это всё же другое. Все только на тебя указывали всегда. Был момент, хотели из деревни гнать.
- Думайте, что хотите, - пожал плечами Рун равнодушно.
- Ну не обижайся, юноша, - примирительно попросил призрак. - Я же сейчас уйду. Жаль раньше не узнал, поинтересовался бы у внучка, заставил признаться бы. Всё, Рун, нашли, нашли. Откопали. Прощай что ли?
Он встал. Рун тоже.
- Покойтесь с миром, дедушка Оруг, - по-доброму сказал Рун, сотворив знак оберега. - Пусть вам будет хорошо в раю.
- Спасибо, сынок, - тепло и тоскливо молвил призрак, сотворив над Руном знак благословления. Он начал медленно подниматься в небо, тускнея. - Будь счастлив. Жаль, что плохо знал тебя при жизни. Но кажется ты в деда пошёл. Тоже стоящий человек. Я тебе верю. Дорожи честью, Рун. Не делай зла. Не верь жрецам особо. Ничерта они не знают о богах, так же как и мы, просто кормятся от нас, кормя нас выдумками. Ну и смотри в оба. Грядёт что-то, Рун. Грядёт. Что-то очень злое.
Он померк, из фигуры превратившись в небольшое облачко, которое ускоряясь, быстро воспарило ввысь и исчезло где-то во тьме ночного неба. Остались только луна да звёзды. И тишина. Рун стоял, глядя в черноту перед собой, в расстроенных чувствах. "Вторая смерть сегодня. Как бы", - думал он. - "Вторые проводы на тот свет. Грустно. Ещё это предсказание. От которого дрожь пробирает. Даже если это правда. Десять лет. Как тут убережёшься, коли не знаешь от чего? Только страху нагнал, а пользы никакой. Может лучше жить в неведении? Беды всегда были, есть и будут. Знать бы что конкретно. Ито непонятно, что даст. От войны спрятаться в лесу? На десятилетие? И пусть другие мрут, защищая родной край? От голода запасы сделать? Тут бы зиму прожить, да весну выдюжить, на десять лет пищи не запасёшь. А от пожара куда спрятаться, если вокруг леса? Переехать в далёкие края, где лесов нет, степи да горы? Ну, может быть. Только пожар, это не зло, это стихия. Если не подожгли специально. Хотя дедушка Оруг говорил не о зле, а о злом. Стихия сулит злую долю многим. Но даже если точно знать, что пожар, никто не бросит свой дом, своё добро, трудами нажитое, и не помчится за тридевять земель. Гораздо проще не поверить, либо надеяться на авось, что лично твою семью минует лихая доля. Нет смысла рассказывать никому. О предсказании".
Рун вздохнул. И отправился наконец домой, чувствуя усталость во всём теле. Длинный-длинный был день. Бесконечный. Столько событий разных. Столько чудес. Столько страхов. Столько счастья от Лалы. Безумная мешанина. Быть с феей странно. И удивительно. Жизнь наполняется разнообразием. Да ещё каким. От которого голова кругом идёт. Исключить бы походы на кладбища. Ночами. Совсем бы было хорошо. Хотя кажется уже и не страшно.
Внезапно он споткнулся обо что-то. Посмотрел под ноги. Пред ним на земле, не двигаясь, лицом вниз лежала тёмная фигура. Явно человеческая. Волосы на голове у Руна зашевелились, челюсть отвисла, глаза округлились, сердце бешено заколотилось. Он застыл на месте как вкопанный. "Покойник вылез", - промелькнула у него обдавшая волной ужаса мысль. Впрочем почти сразу пришло осознание, что тело-то не в похоронных одеждах. Может кто-то забрёл на кладбище и помер? Преодолевая страх, Рун, словно во сне, не очень понимая, зачем это делает, прошёл к голове человека, склонился над ним и медленно перевернул, взявшись за плечо. В глубине души он очень наделся, что сейчас к своему облегчению увидит просто кого-то пьяного из местных. Однако открывшаяся картина превзошла самые худшие его ожидания. Вместо знакомой нетрезвой физиономии в свете луны он узрел чёрное-чёрное лицо, клацающее зубами и блестящее безумно вращающимися белками глаз. Рун взвизгнул, отпрыгнув, существо с жутким воплем вскочило и стремглав дало стрекача в сторону деревни. Рун тоже рванул наутёк, влево, к своему дома, не чуя ног под собой, не оглядываясь, под лай пробудившихся деревенских собак, бежал, и бежал, и бежал, один раз споткнулся во тьме, упал, прокатился кувырком через голову, но это даже не сбило ему темп, вскочил по инерции и снова бежал, бежал, бежал, пока не оказался у двери избы. Только тут он упал без сил, тяжело дыша. И долго ещё лежал, приходя в себя. А собаки в округе всё лаяли.






День третий



Рун проснулся поздно. Почти в полдень. Встал, удивляясь, что не разбудили. Дома никого. В животе урчало. Он умылся из ведра, вышел в огород. Бабуля трудилась под палящими лучами. Прошёл к ней меж грядок. Она подняла на него голову.
- Встал, внучок?
- Что не разбудила-то? - с недоумением спросил Рун.
- Лала просила не будить, - поведала старушка. - Да так...уж так за тебя просила. Как ей откажешь. Обещала.
- А она где?
- Уехала. Барон прислал карету. С охраной, рыцари, в доспехах богатых. Словно принцессу её повезли. Рун, нам мельник целый мешок муки привёз. Я испугалась, думаю, ошибка какая, а потом скажут, украли, или денег затребуют, а он говорит, это подарок. Я всё равно боялась, говорю, не надо, но он ни в какую. Сам занёс мешок. Сказал, именем отца покойного поклялся, что отблагодарит. Тебя, сынок. А лицо у самого... словно не в себе слегка. Но счастливый. Прям довольный. Очень. Я удивлялась, потом уж люди объяснили. Соседи. В деревне говорят, вы с Лалой клад Оруга искали. И кажется нашли.
- Ага, нашли, - кивнул Рун.
- Что же ты мне не рассказал ничего? - с укором чуть обиженно посмотрела на него старушка.
- Мы его сами-то не откапывали, - объяснил Рун извиняющимся тоном. - Установили место лишь, и всё. Не знали, правильно иль нет. Нечего было рассказывать. Значит, правильно. Да и у Лалы, бабуль, всегда какие-то чудеса. Чтож, бежать всякий раз обо всём докладывать? Ты вроде и сама рядом с ней, видишь. Как гусениц например убрала из огорода.
- А что она ещё делала, какие чудеса? - глаза бабушки засветились детским любопытством.
Рун призадумался.
- Да вот, гномика недавно живого сделала.
- Гномика?! - бесконечно поразилась старушка.
- Ага. Вот такусенького, - Рун показал руками размер. - С виду человек и человек. Только махонький. Помогал нам клад искать. Да не смог помочь. Потом умер. Магия ненадолго его оживляла. На час всего. Печалился сильно, что скоро умрёт. Грустно это всё. Лала расстроилась, не ожидала что он так переживать будет. Не очень-то приятно рассказывать подобные вещи. Вот и не рассказывал.
Бабуля вздохнула.
- Значит, целый мешок, - покачал Рун головой. - Это много.
- Это очень много, внучок. Мы теперь точно перезимуем, с голоду не помрём. Даже если на огороде всё плохо уродиться. С хлебушком будем зимовать.
- Не слишком-то правильно за помощь награды брать. Да ещё так много, - посетовал Рун виновато.
- Сынок, он ни в какую. Не возьмёт назад. Мельник. Незачем человека обижать. Да и о себе надо подумать. Если помог, нет греха награду взять.
- Это Лала помогла вообще-то. А награды мы получаем. Её колдовство клад позволило найти.
- Ну так она же наша, - рассудительно заметила старушка. - С нами живёт. Какая разница?
Рун промолчал. Что тетерь говорить. Если дедушка Оруг наказал отблагодарить, мельник точно не возьмёт муку назад. Не рискнёт просто слово нарушить, призраку данное. Кто бы рискнул? Выгодно иметь фею в хозяйстве. Ох как выгодно.
- Пойду поем. И после крышу починю, - сказал он. - Ты, бабуль, буди меня, если что, в следующие разы. Какой смысл ночью работать, а днём спать потом?
- Наивный ты, внучок, - улыбнулась старушка. - Уж так просила Лала, так просила. Не будить. Любит тебя. Как ей откажешь-то? Мы теперь и с денежками, и с мукой. Спи уж сколько хочешь, не переживай. Не помрём. Ты фею поймал, это многих работ стоит.
- Просто мне надо ей объяснить, что когда ты работаешь, а я сплю, это не очень правильно.
- Ты работал ночью, а я спала, - весьма здраво возразила старушка.
- Ну да, - вынужден был согласиться Рун.
Он постоял немного с задумчивым видом.
- Там нам опять понадарили, внучок, снеди разной, - не то похвалилась, не то пожаловалась бабуля. - Я уж и не знаю, что с этим делать. Не идти же в город нищим раздавать. Далёко. Ты уж побольше ешь, чтоб не пропало.
- Ладно, - кивнул Рун, дивясь про себя странным перипетиям судьбы. Не раз бывали дни голодные у них. Но чтобы утро начиналось с проблемы съесть излишки пищи. Такого он чего-то не припомнит. Проблема так проблема. Чудны твои дела, бог Небо. И твои шутки иногда... забавны.
Снеди и правда было много. И мясом неразумный народ всё продолжал одаривать, кто-то баранины копчёной не пожалел, добрый кусок положил. Пока Лалы нет, можно душу отвести. На баранине Рун и сосредоточился. Странно было без Лалы. Уже привык к тому, что они вместе почти всегда. А тут ни полюбоваться на неё, ни порадоваться её счастливому личику, ни обнять. Он улыбнулся своим воспоминаньям о ней, тому, что хочется прижать её к себе. Вздохнул. Вернётся. Может днём, может вечером. Но обязательно. Хотя... Вот побудет она в замке. Там всё такое... солидное, красивое. Светло, просторно, величаво. Вокруг галантные вельможи. Захочет ли в избу потом назад? А что как встретит там кого-то, в ком магии поболее, чем в нём? Баронского сынка, к примеру? Она чудесная, к ней привязаться просто, и полюбить легко. А он-то что? Простолюдин, бедняк, один из многих. Она же не жена и не невеста ему, чтоб верность сохранять. Он друг. У ней в друзьях весь мир. Ей рады все. И если это так, то хорошо ли держать её с собою, в нищете, когда ей всех дворцов открыты двери? Эгоистично это, прямо скажем. Природу фей объятий не постичь простому смертному. Лишь друг ей человек, с которым она жаждет обниматься, иль нечто большее? По сути всё же друг. Но дружба тоже разною бывает. Иные жизнь за друга отдадут. Иные не дадут и чёрствой корки, приветливы с приятелем, и всё. Не разобраться, кто он для неё. Но может разбираться и не надо. Она в беде, он будет помогать, пока ей нужен. И надежду сохранять, что не уйдёт. А коль уйти захочет. Как друг он должен отпустить её. По-доброму, без грусти, без упрёков, не дав причины для переживаний. И если вдруг заметит, что она им стала тяготиться, но скрывает сие и терпит, не желая обиду причинить своим уходом. То тоже должен сразу отпустить. Найти слова, причины, аргументы, которые бы дали ей уйти без угрызений совести, спокойной. Жаль, феи не влюбляются в людей. Надежды просто нет. Не быть им вместе. Бог Небо, ты жестокий иногда. В какой-то мере это сходно с Тано. Дать на мгновенье и потом отнять. И всё же Тано рад был быть живым. А он рад ей, тому что её встретил. Ну как не радоваться чуду дружбы с ней. Подумаешь, как вечером вернётся, обнимешь, она счастьем озарится, посмотрит ласково. И сразу на душе светло-светло, и сердце начинает взволнованно удары бить в груди. Заранее нет смысла горевать. Тем более, о том, что неизбежно. К примеру, все умрут. И что теперь, сидеть и плакать все оставшиеся годы от осознания печального финала, который поджидает впереди? Никто не плачет. Так и здесь. Уйдёт когда-то. Но не ушла ж ещё. Вот истинное счастье. Нежданное, подаренное небом. Спасибо, боги, за подобный дар. Вы добрые.
Закончив трапезу, Рун занялся крышей. Взобрался наверх, оценил фронт работ. Всего-то надо заменить одну дощечку. Но это непросто. Кровля сделана без гвоздей, дощечки с локоть длиной лежат слоями, перекрывая друг друга точно чешуйки у рыбы. Каждый следующий слой прижимает предыдущий, а на самом верху всю эту конструкцию венчает округлый брус, служащий ей гнётом, за счёт сцепления она держится очень надёжно, вот только что-то заменить в одиночку задачка непростая. Особенно, когда у тебя нет специального инструмента, как у кровельщиков. Для начала старую прохудившуюся дощечку надо как-то выбить. В хозяйстве из подходящих подручных средств имеются только топор и обломок большого ножа. Вот ими Рун и воспользовался. Сначала выскреб глубокую канавку в дощечке. Потом вставил туда обломок ножа и стал бить по нему обухом топора. Времени угробил на это чёрт знает сколько. Более часа пожалуй. Упарился весь. Далее надо было подобрать дощечке замену. В сарае лежало несколько примерно таких же дощечек, не первый раз крышу чинить приходится, запас есть, но все чуть больше, чем исходная прохудившаяся, надо отпиливать, а пилы у них в доме тоже нету. Когда-то было голодно, бабуля поменяла инструмент, что от дедушки остался, на съестное. Вариант просить у соседей Руну не нравился, сейчас может и дали бы, из-за феи, но осадок былых неприязненных отношений не располагал к контактам. Пришлось всё делать ножом. Процарапал канавки, долго углублял их. И далее отбил по ним топором. Намучился страх как. Но в конце концов добился чего хотел, придал нужные размеры. Затем оставалось только вбить новую дощечку в кровлю на место старой. Это было самое простое. Хотя тоже потребовало усилий. Вроде вышло всё неплохо, Рун остался доволен результатом.
Возня с доской может не такая уж и тяжелая работа, но суетная. За эти несколько часов всё равно притомился. Рун позволил себе минут десять отдохнуть. Просто сидел в тенёчке у избы, глядя на то, как букашки деловито летают по цветочкам. Тоже трудятся не покладая лапок и крылышек. Затем взял коромысло с вёдрами. И за водой. На речке, как всегда, женщины стирали, ребятня купалась. Рун всё никак не мог привыкнуть, что его все замечают. И женщины поздоровались, глядя с любопытством, и дети уставились, радостно переговариваясь меж собой. Ни в одном взгляде не чувствовалось неприязни. Некоторая отчуждённость пожалуй присутствовала, и даже осторожность какая-то и настороженность, но он точно не был для них, как раньше, тем, кого вынужденно терпят. Деревня снова из негостеприимного приюта превращалась в уютный дом. Когда для тебя людское неуважение на годы становится неотъемлемой средой обитания, когда ты в нём купаешься, как в море, оно родным воспринимается как будто, естественным, находишь точку равновесия внутри себя и держишься за неё, постоянно сохраняя незыблемую невозмутимость духа, а если кто-то вдруг выкажет уважение, вот это странно. Нарушает внутренний баланс, раскачивает лодку спокойствия, пробуждая мысль "а надо ли мне это"? Однако жить изгоем бессмысленно, ни будущего нет, ни перспектив. Так невозмутимым и помрёшь в конце концов в одиночестве. Находясь постоянно один в лесу, о многом размышляешь. Рун прежде подумывал покинуть деревню, дабы обрести перспективы. Теперь же отчётливо почувствовал, кажется более в том нет необходимости, он снова свой для всех, не белая ворона. На душе определённо легче от этого, даже радостнее как-то. Нужно лишь привыкнуть к своему новому положению. Но нужно ли? Когда Лала в свой мир уйдёт, вернётся ли людская неприязнь? Иль не вернётся? Не известно.
Он зачерпнул воды одним ведром, затем вторым.
- Что же ты, Рун, невесту-то одну к баронам отпускаешь? - рассмеялась одна из женщин, по имени Сана, иронично посмотрев на него. - Молодой барон хорош собой аки принц, да и старый ещё в силе, жених хоть куда. Останешься с носом.
- Когда такой я раскрасавец, зачем соперников бояться? - спокойно заметил Рун.
Вроде ничего смешного-то особо и не сказал, пошутил лишь немного, но женщины к его удивлению прыснули со смеху, одна аж бельё чуть не уронила в реку.
- Весёлый ты оказывается парень, - похвалила его Сана, улыбаясь.
- Денег-то много было у мельника? - полюбопытствовала рыжеволосая тётушка Дита.
Рун пожал плечами:
- Не знаю. Мы только место нашли, где спрятан клад, да указали мельнику. Сами не откапывали.
- И где он был?
- Прям у них же. В свинарнике.
- А наши мужики-то! Всё по лесам искали год назад, - насмешливо подивилась Дита. - Вот же остолопы. Высматривали, где есть землица свежеразрытая.
Рун поднял коромысло на плечо и пошёл к дому. У калитки ещё издали увидел дядю Яра. Тот тоже его заметил, не стал заходить один, подождал. Открыл калитку, когда Рун приблизился.
- Здоров, Рун, - произнёс он.
- Здравствуйте, - ответствовал Рун. - Бабуля в огороде должна быть.
- Да я к тебе вообще-то. По делу, - сообщил дядя Яр с чуть озабоченным видом.
- Ко мне? - удивился Рун.
Дядя утвердительно кивнул, глядя на него как-то странно:
- Давай в дом зайдём что ли. Там и поговорим.
Они прошли в калитку, дядя затворил её, Рун опустил вёдра наземь.
- С Лалой что-то случилось? - вдруг встревожился он, испугавшись недобрым предчувствиям.
- Да нет, - поспешил заверить его дядя. - Я думаю, что нет. Я, Рун, сегодня не был у лорда. Там... суматоха, в замке. Большой приём. Твоей невесты. Не до писаний господам. Спровадили заранее всех лишних, чтоб не мешались. Мне дали выходной до завтра.
Рун сразу успокоился. Они вошли в избу, прошли в горницу. Дядя опустился на лавку, Рун сел рядом. Дядя смотрел на него с задумчивым видом, словно не зная, как начать разговор. Рун терпеливо ждал.
- Вот что, племянник, - заговорил Яр наконец. - Зелье папашино, которым ты фею поймал. Это ведь было его наследство.
- Не пойму я, о чём вы, дядя, - признался Рун с недоумением.
- Ну о чём, о чём. Это было наследство. Наследство делится между детьми. Оно было общее. И моё. И братьев всех моих. И сестёр. Ты внук, тебе оно не принадлежало. Меж внуками наследство не делят. Ну только если детей живых не осталось, тогда лишь. А ты его себе забрал.
- Оно вроде не нужно никому было, - озадаченно молвил Рун. - И кажется подразумевалось, что моим станет. Дед предполагал, что может не дожить, слишком уж долго выдерживать ведьма наказала. Меня учил, как правильно использовать. Вам это никому неинтересно было. Вот книги же забрали, когда дед умер. А про зелье что-то даже и не вспомнил никто. Хотя оно в том же сундуке, где и книги, лежало.
- Забыли просто, Рун. В суматохе. Это ты у нас беззаботно живёшь. Тогда похоронами нужно было заниматься. Горб заказать, стол организовать, поминки, обряды погребальные. Дел много было.
- Так я и не пойму, к чему вы клоните, - посетовал Рун с сожалением. - Уже истрачено зелье, нет его. И что, вы пошли бы ловить? На семь дней в древний лес, как ведьма наказывала?
- Это было очень дорогое зелье, Рун. Его можно было продать хотя бы. А ты его забрал, - произнёс дядя обвиняюще.
- Оно ничего не стоило, - не согласился Рун. - Никак же нельзя проверить, пока не истратишь. Да и истратив, гораздо больше шансов, что не поймаешь ничего. Или поймаешь что-то бесполезное. Никто бы его не купил даже за медяк. Никто ж не верил. Что оно настоящее.
- Ну, теперь-то мы знаем, что оно было ценное. Бесценное. Много злата стоило, я думаю. А ты его забрал.
Рун вздохнул. Разговор получался, как у глухого со слепым.
- Дядя, чего вы хотите? - спросил он с искренним непониманием. - Истрачено уже зелье, нет его.
- Рун, ты поймал фею, - сказал дядя с нажимом. - Три желания получил. Благодаря зелью. Может на одно желание ты и имел право. Внук всё же, и поймал ты. Ты истратил два. На ерунду, честно говоря. Истратил и истратил, ничего не поделаешь. Но третье ты должен отдать мне. По совести это будет.
У Руна от неожиданности аж вытянулось лицо. Сколько-то времени он сидел, не зная что ответить.
- Почему вам? - тихо поинтересовался он наконец. - Почему не всем детям дедушкиным?
- Ну, их здесь нет, - развёл руками Яр. - Да и разве не я приютил вас, как вы погорели, дом свой старый вам передал? Другие что-то вас не приняли. Отдай его мне, Рун. Третье желание. Сделай, как по чести и совести надлежит.
Рун призадумался с удручённым видом.
- Может в чём-то вы и правы, дядя, - грустно признал он. - Но всё же кажется, не очень. Не нужно вам было это зелье, никому не нужно, я точно знаю. Мне было дедом завещано. И я не могу пойти к Лале и потребовать у неё желание для вас. Не посмею ни за что. Не смогу просто.
- То, что оно не нужно было никому кроме тебя, это твои личные домыслы, - возразил Дядя жёстко. - То, что тебе папашей завещано, лишь твои слова. Может ты и веришь в это, но как было по правде, мы не знаем. Я сомневаюсь, что он сказал: "Рун, это только твоё наследство, бери и владей". Он умер, у него теперь не спросишь, ты мог и перепутать что-то. А что касаемо желаний, два для себя ты уже истребовал, да ещё какие, а с третьим вдруг не смеешь? Смешно! Отдай его мне, просто объясни фее, что оно моё, я сам ей загадаю.
- Не могу я так поступить никак, - с опечаленным сожалением молвил Рун.
- Ты живёшь в моём доме, - произнёс дядя с укором. - Носишь мою одежду. Я вам помогаю, чем могу. Когда тебя выгнать хотели из деревни, кто за тебя вступился? Я ходил к главе. Угрожал ему даже. Отдай мне это желание. По совести, ты должен отдать. Сделай как должно. Не становись... бесчестным. Разве этому тебя отец учил?
- Я не могу отдать вам желание, - вздохнул Рун. - Прикажете покинуть ваш дом, мы с Лалой уйдём. Я могу лишь обещать, если когда-нибудь разбогатею из-за Лалы, обязательно с вами поделюсь. Но может я и не разбогатею. Отпущу её, и всё. Развею третьим желанием первые два, и отпущу.
- Совсем с ума сошёл!? - воскликнул Яр в неописуемом удивлении. - Отпустит он! Не вздумай даже! Отдай мне желание сначала, и потом делай всё что заблагорассудится.
Рун сидел молча, мрачный. Дядя Яр встал.
- Вот что, племянничек. Из дома я тебя не гоню. Но желание ты должен отдать. Я тебе даю три дня на раздумья. Через три дня, ежели не отдашь, сам изложу всё фее. Наверняка признает мою правоту. А если ты ей не позволишь отдать мне желание. Или не дай бог истратишь его за эти три дня. Я в суд обращусь. Не обессудь. Это моё желание. По праву. Суд будет на моей стороне. Потому что правда за мной.
- Судиться будете с феей? - изумился Рун.
- Не с феей, Рун. С тобой. Стыдно тебе будет. Лучше отдай его сам, не позорь себя.
Рун посмотрел на него удручённо:
- Поступайте как хотите, дядя.
- Подумай, Рун, подумай хорошенько, - посоветовал Яр вполне мирно. - Три дня у тебя. Надеюсь на твою совесть всё же. И на благоразумье. Прощай.
Он вышел. Скрипнули половицы в сенях, стукнула входная дверь. Рун сидел в расстроенных чувствах, не зная, что делать. Доля правды в словах дяди есть. И всё же про зелье его слова - лукавство. Не нужно оно было никому. Никто не верил. Все посмеивались только. К тому же Лала это не зелье. Её он отпустил. Нет никакого права требовать с неё чудес даже у него самого, не то что у дяди. И ведь дядя-то не глуп, на мелочи не станет размениваться, загадает что-то большое, на что магии много надо. Как быть? Непонятно.

*****


В замке наступило обеденное время. Вся семья барона собралась в столовой. Лалу усадили на почётное место, во главу стола, где обычно сидит хозяин, она немножко смутилась, пыталась возражать, но её уговорили.
- Не обижайте нас отказом, дорогая гостья, - попросил барон добродушно. - Мы все хотим на вас полюбоваться. Здесь вас ничто не будет оттенять. Уважьте нас пожалуйста.
- Ну хорошо, мой друг, - мягко улыбнулась Лала.
Барон галантно подвинул за ней стул, сам расположился от неё по правую руку, его старший сын Саатпиен по левую, за бароном уселись два его младших сынка - Ундараошхе и Ландомгноп 13-ти и 10-ти лет от роду, две дочки сели за Саатпиеном, девицы на выданье, восемнадцатилетняя Эминетэра и шестнадцатилетняя Фаанселина. Прежде чем усесться, младшие сыновья помогли со стульями сёстрам. Ландомгноп делал это столь старательно и неловко, что Лала разулыбалась в умилении.
- Приучаю быть кавалерами, - весело объяснил ей барон, заметив её реакцию на потуги сына.
- А слуги тогда зачем? - с искренним непониманием молвил Ландомгноп. - Кавалер должен делать благородные вещи. Ну там под руку вести, и всё такое. Сопровождать в поездке, охраняя. Для стульев есть прислуга.
Барон рассмеялся.
- Вы не правы, милый Ландомгноп, - ласково сказала Лала. - Когда вы помогаете даме, вы так показываете ей, что она для вас важна. Она будет чувствовать себя защищённой при вас. Ей будет приятно и спокойно.
- Ну... если так, то ладно, - пожал плечами Ландомгноп.
- Разумный мальчик, - похвалился барон. - Всё подвергает осмыслению. Критическому.
- Молодец, - одобрительно кивнула Лала.
Она с интересом осмотрела свои столовые приборы. Узорные, из серебра, начищенные до блеска, они разительно отличались от нехитрой крестьянской утвари.
- Фамильное серебро, - поведал барон. - Старинное. Немного грубовато по современной моде. Зато с историей богатой. Уж много поколений моих предков в руках его держало.
- Они чудесны. Мне почётно ими пользоваться, - вежливо ответствовала Лала. С удивлением обнаружила, что у неё две чайные ложки, а столовой нет. - Ой, вы даже знаете, что мне нужна маленькая ложечка вместо большой?
- Конечно знаем, дорогая леди, - довольно произнёс барон. - И думаю, что все в наших краях уж знают тоже. Разве может быть иначе? Поймите, вы теперь у нас в округе главный предмет для обсуждений. У всех на языке лишь вы. Любое ваше действие иль слово мгновенно слухом разлетается повсюду. Всем любопытно знать о вашей жизни. Включая, не прогневайтесь, и нас. Я полагаю, каждому из местных уж ведомо о чём вы говорили с семьёю кузнеца у них в гостях. И так же в храме. И что клад искали. Посредством магии.
- Мне очень лестно, что я столь интересую всех, - с доброй улыбкой промолвила Лала чистосердечно.
- Чтож, приступим к трапезе, - барон сотворил над столом знак благодарения. - Спасибо, небеса, за эту пищу, что вы послали нам. И ещё боле спасибо за великую отраду делить её с чудесной гостьей нашей.
Слуги немедля засуетились, подавая господам. Один подошёл было и к Лале, но барон сделал ему знак рукой, тот понял и отступил.
- Позвольте мне за вами поухаживать, леди Лаланна, - предложил барон учтиво.
- Благодарю, мой добрый друг, - одарила его очаровательным взглядом Лала.
На первое был суп. На столе стояла прикрытая крышкой расписная фарфоровая супница, из неё и наливали в тарелки. Пред всеми тарелки были нормального размера, а Лале барон совсем немного плеснул из поварёшки в малюсенькое блюдечко.
- Ой, вы даже знаете, сколько я кушаю! - радостно подивилась Лала.
- Конечно! - отозвался барон не без доли мальчишеской горделивости на физиономии. - Я специально посылал человека к деревенскому кузнецу, дабы точно выяснить, какие порции для вас удобны.
- Милорд, вы очень милый и заботливый. Мне совестно, что вы так беспокоились из-за меня, - чуть смущённо посмотрела на него Лала.
- О, что вы, что вы. Это честь для нас. Вас принимать. Честь не бывает беспокойством, - любезно заверил её барон.
Все стали есть, Лала с первой же ложечки не удержалась от восторженного восклицания:
- Ой, как вкусно! И необычно! Что это?
- Какой-то суп, - сообщил барон. - Нам тоже незнакомый. У нас же всё как правило из мяса. Впервые пробуем суп без него. Но вкус хорош. Насыщенный, глубокий, яркий. Благодаря вам, дорогая гостья, и для себя откроем что-то новое. Мой повар человек иной эпохи. Ещё папаше моему служил. Уж еле ходит, глуховат. И всё равно способен на подобные шедевры.
- Передайте ему пожалуйста моё глубокое почтение, - попросила Лала.
- Я передам, - пообещал барон. - Пусть он и холоп. Но заслужил, ей богу, нашу милость. Вознагражу его.
- Это суп из овощей с обжаркой на ореховом масле, с пряностями и лесными травами, папа. Я узнавала на кухне, - произнесла Фаанселина негромко.
- Ну вот, хорошая хозяйка уж подросла, всё знает, - похвалил её отец.
- Хорошая, - присоединилась к похвале Лала.
Личико Фаанселины покрылось лёгким румянцем.
- Наверно скоро замуж? - поинтересовалась Лала.
- Сосватаны уж обе, - кивнул барон. - Немного засиделась в невестах Эминетэра. Зато достойного сыскали жениха. Наследник титула и замка. Станет лордом. Когда-нибудь. А она соответственно миледи. Отличная партия. Чего ещё может желать отец для дочери?
- Допустим, графа. Или принца крови, - невинно проронила Эминетэра.
- Боюсь, сие невыполнимо, - усмехнулся барон. Он посмотрел на Лалу задумчиво. - Леди Лаланна, мы слышали, у вас свадьба через пол года назначена. Верно ли это?
Все кроме младших сыновей барона перестали есть, воззрившись на Лалу в ожидании ответа.
- Да. Где-то так. Не раньше, - подтвердила она.
- Довольно долго, - заметил барон. - Для тех, кто обручён. В наших землях обычно лишь если имеются какие-то особые обстоятельства, срок может быть столь велик. Например, невесту издалече сосватали, и надобно дождаться, пока сберётся, доедет, довезёт приданое.
- У нас традиции такие, - простодушно поведала Лала. - Конечно же по-разному бывает. Но коли нет причины торопиться. Тогда и не торопятся со свадьбой. Невестой быть приятно. И почётно. К тому же что труднее получить, то боле ценят, это всем известно. Когда мужчина женщину возьмёт чрезмерно быстро в жёны, у него поверхностнее чувства будут к ней, не столь красивы, менее глубоки. Да и само приготовленье к свадьбе у нас довольно хлопотное дело. Необходимо выбрать день удачный, созвать гостей, украсить дом и храм. Придумать чары дивные на праздник. Сшить платье, подобрать меню. На всё необходимо время.
- Ах, как мне жаль вас, леди Лаланна, - вздохнула вдруг Эминетэра.
- Почему же это, милая баронесса? - удивилась Лала.
- Вам приказали полюбить. Это гадко. Это насилие над чувствами. Да ещё и замуж. За...
Барон строго посмотрел на Эминетэру. Она не осмелилась закончить фразу, лишь снова вздохнула.
- Ах, вот вы о чём! - приязненно отозвалась Лала. - Вы зря переживаете, друг мой. Я счастлива. Жених мой очень славный. Здесь нет насилия ни капельки. Феи, если не в договоре, исполняют желания на своё усмотрение. Да и в договоре такое желание ни одна бы не стала исполнять. Когда б сама не захотела. Знать мне хотелось замуж. И любви. Вот вас родитель выдаст за кого-то. И вы ведь подчинитесь. Неизбежно. А я как будто выбрала сама. Себе свою вторую половинку. К любви к несчастью очень сложен путь. Она не гарантируется деве. В замужестве. Не всякой стать счастливой. А я вот счастлива. Безумно, бесконечно. У вас сейчас, а думаю о нём. Скучаю. Хочется к нему. Он милый. Правда.
Едва заговорив о Руне Лала расцвела столь тёплой улыбкой, что словно озарила всё вокруг. Семья барона в растерянности молчала, наблюдая это сияние.
- Действительно, любовь ваша безмерна. Сие заметно, - вымолвил барон наконец. - Нам, смертным людям, не дано постичь. Причины, по которым фея, приворожив свою любовь к плебею, тому столь рада. Впрочем нам и ни к чему, быть может, их постичь стараться, пока они устраивают вас. Это лишь ваше дело, но не наше. Вы только знайте, дорогая леди. Если когда-нибудь случится так, что вам потребуется наша помощь, любого рода, в чём угодно. Лишь прикажите и мы всё исполним. Мой замок вам всегда открыт. В нём вы найдёте неизменно защиту, пищу, кров и дружескую руку поддержки.
- Спасибо, добрый лорд Энвордриано! И вам друзья, - с чувством сердечно выразила признательность Лала.
Эминетэра смотрела на неё неуверенно.
- Мне говорили, ваш жених... жестокий. И... - начала было она.
- Уймись, Эминетэра, - строго прикрикнул на неё барон.
Девушка покорно опустила глаза, замолчав.
- Милорд, не гневайтесь на дочь. Она переживает за меня, - вежливо попросила Лала. - Я могу об этом говорить. Меня не затруднит ответить. И не расстроит. Милая Эминетэра, в моём мире я слышала, что люди жестоки бывают. Что вы иные, чем мы. Но если бы ваши соплеменники были все как Рун. Я думаю, вы бы могли спокойно жить средь фей, и феи бы не только не боялись, но были б рады. Он очень добрый. Нету зла совсем. Меня он не обидит точно.
- Но вы же влюблены, леди Лаланна, - включился в разговор старший сын барона Саатпиен. - Когда влюблён, тот, кого любишь, воспринимается идеальным. Не замечаешь недостатков. Вы не можете быть объективны и верить своему восприятию, разве не так?
- Как вы все за меня беспокоитесь, - порадовалась Лала. - Вы правы, так и есть, молодой лорд. Только зло от добра я отличу даже влюблённая, я же не безумна. Корме того, мы были вместе несколько дней до моих чар, и всё равно он мне казался добрым. Он добрый, феи в этом разбираются, поверьте.
- Надеюсь, что вы правы, леди Лаланна, - с сомнением произнёс Саатпиен.
- Мы слышали, вы ищете пути развеять магию дурную над собой, - не сдавалась Эминетэра. - К жрецу ходили с этим. Всё думают, хотите чары снять своей любви, чтоб от неё избавиться.
- Уже и про просьбу к жрецу все знают, - с удивлением покачала головой Лала. - Нет, дорогая Эминетэра, тут другое. Чуть-чуть неблагосклонны небеса ко мне с недавних пор как будто стали. Пока по лесу до деревни шли, в беду довольно часто попадала. Мой Рун меня спасал. Причина может в том, что мир мне совершенно незнаком ваш. Но может в невезении каком-то. Вдобавок нужно вспомнить, что меня поймать магической ловушкой удалось. Это ведь тоже признак неудачи. Вот почему просила провести на всякий случай ритуал ваш местный, который бы очистил от несчастья. Лишь в этом дело. К слову, мои чары молитвой не развеять ни за что. И они добрые, а я от зла просила меня очистить. Я же вам не ведьма. Я злого не колдую.
- Ну хватит мучить нашу гостью допросами, - безапелляционно повелел барон. - Дайте ей покушать. Простите, дорогая леди Лаланна, нас великодушно. Мы правда беспокоимся за вас. Наверное поэтому мои, всегда такие вежливые, дети. На этот раз утратили учтивость.
- Всё хорошо, - тепло ответствовала Лала. - Я понимаю ваше беспокойство. Оно мне льстит, благодарю, друзья. Сказать по совести, я даже рада. Что состоялся этот разговор. И я смогла открыть вам правду о любимом. Теперь, мне кажется, у вас уже не будет причин, чтоб за меня переживать. И чтоб о моём Руне думать плохо. Я счастлива здесь, в вашем мире. Очень. Пока все люди добрыми лишь были. Кто мне встречался.
Барон сделал знак слуге подавать второе. Тот снял крышку с серебряного подноса, под которой обнаружилось нечто продолговатое батонообразное с зажаристой корочкой. Слуга ловко нарезал это нечто на части, разложил по тарелкам, полил тёмным соусом из стоявшей рядом небольшой соусницы. Лалу обслужил тоже он, подав ей совсем небольшой кусочек. Барон с любопытством и недоумением взирал в свою тарелку.
- Ну, дочери, а это что такое? - спросил он не без доли юмора.
- Капустный рулет с пюре из кабачков и моркови, с маринадом и сливовым соусом, - сообщила Фаанселина.
- Молодец, - довольно похвалил её барон. - Не слыхивал о блюдах о подобных, признаюсь честно. Надеюсь, вам оно по вкусу будет, дорогая гостья.
Все стали с интересом пробовать.
- Очень вкусно! - искренне восхитилась Лала. - А аромат какой! И соус... безупречный. Приятный. Чуть с кислинкой, чуть сладкий, в меру острый, есть пряный привкус. Замечательно!
- На удивление недурно, - согласился барон. - Не думал, что морковное пюре съедобным может быть. Но это просто прелесть. Ах повар, ах шельмец! Порадовал.
- Действительно неплохо, - кивнул Саатпиен.
- Чудесный вкус, - поддержала всех Фаанселина. - Леди Лаланна, можно вас спросить? Я не о женихе, папа, я о пустяках.
- Конечно можно, друг мой, - отозвалась Лала с готовностью. - Коли смогу, я вам отвечу.
- Ваше платье. Из чего оно? И кто вам шил? И долго ль шили? И дороге ли оно по вашим меркам? И почему совсем нет украшений у вас? Даже колечка не видать.
- Ну вот, затараторила, - неодобрительно посетовал барон. - Вопросов-то немало задала. В одну секунду.
- Ах не ругайтесь, добрый лорд, - улыбнулась Лала. - Я же в гостях у вас. В гостях ведут беседы. Мне любопытно как у вас живут, вам как у нас. Хороший разговор приятные мгновения лишь дарит. Мне тоже интересны ваши платья, милые барышни. У нас в таких не ходят. Они прелестны. Моё платье из чего, я точно и не знаю. Но как будто оно из шёлка лунных мотыльков. Его не шили, я его наколдовала. Любая фея может волшебством создать себе наряд. У нас и шьют, но всё же волшебством колдуют чаще. Бывает, что и шьют посредством чар иные мастерицы. Я не мастер в этом. Мне помогали дома. Только здесь учусь сама творить себе одежды. К несчастью в вашем мире крайне сложно восполнить магию. Я не могу её чрезмерно часто тратить. Мой жених меня немножечко журит, когда колдую без стоящей причины. Посему приходится ходить, без всякой смены, в одном и том же платье много дней. Но не пугайтесь, дорогие дамы. Я замараться не могу. Совсем. Таков мой дар магический. Оно всегда как новое. Хоть год его носи, всё будет словно только что от прачки. Наичистейшим. Что до украшений. Летать труднее в злате, чувствуется вес. Все феи любят лёгкость. И к тому же златые вещи сложно колдовать. Гораздо тяжелее, чем наряды. Колечки обручальные лишь носят. У нас, кто замужем. Другие украшенья по праздникам бывает надевают. И всё.
- Вы магией их создаёте? - поразилась Фаанселина. - Выходит что бесплатно. Из столь безукоризненного шёлка. У нас из шёлка злата нужно много. Приходится выпрашивать у папы. А вашем мире, значит, ходят все? Любая фея? И простолюдинки?
- Конечно все. Он лёгкий и удобный. Совсем в полёте не обременяет. Все-все.
- Счастливые, - промолвила Эминетэра. - Эх, мне б такое платье. Чтоб идеальный шёлк и ножки на виду. Все-все мужчины были бы моими. Смотрели б только на меня одну. Тогда бы и за принца, полагаю, не трудно было б выйти.
- Наивности девиц нету предела, - усмехнулся барон. - Ты думаешь, принц не видал ног женских? Мужчины бы смотрели, тут не спорю. С великою охотою любые. Но и смеялись бы, дивясь бесстыдству. Что позволено Юпитеру, не позволено быку, дорогая моя дочь. Ты не фея.
- Но перед мужем в опочивальне в подобном же ходить бы можно было? - полувопросительным тоном предположила Фаанселина.
- Пред мужем сколько хочешь, - кивнул барон.
- Я бы хотела хоть пред мужем. Оно красивое. Значит, вы сами его смастерили магией, леди Лаланна? И придумали сами? Покрой, расцветку, стиль, узоры, образ?
- Как будто да, сама, - подтвердила Лала. - Но я же много платьев повидала. Возможно позаимствовала что-то. Какие-то идеи и решенья. С уверенностью трудно утверждать.
- Вы мастерица, - уважительно произнесла Фаанселина. - Мы только вышивать умеем. Шить платья нет.
- Мы же не швеи, чтоб шить-то, - заметила Эминетэра.
- Сестрица, это интересно, создать такую красоту, - возразила Фаанселина.
- Покажете мне ваши вышиванья, милые барышни? Мне очень хочется увидеть, - попросила Лала.
- Конечно! С удовольствием! - воодушевилась Фаанселина.
- Леди Лаланна, а вы состоите в каком-нибудь ордене? - учтиво обратился к Лале Ландомгноп.
- В ордене? - удивилась Лала. - Я же девица, а не рыцарь. Нет, славный мой, не состою. А у вас иначе? Девицы в ордена вступают?
Баронские дочки разулыбались весело.
- Нет, - отрицательно покачала головой Ландомгноп. - Но вы же великая волшебница. У нас все стоящие маги в магических орденах состоят. Я вот хочу в Королевский орден магов вступить. Или в орден Маро. Не знаю, какой лучше.
- Мальчишка грезит магией, - поведал барон. - Наверное отдам его в ученье. Примерно через год. В школу при ордене. Не обнаружит к волшебству талантов, так может станет просвещён в науках. Друзей себе полезных заведёт средь сверстников. От обученья польза будет всё равно. Раз рвение есть и интерес, пусть учится.
- Учиться нужно, - одобрительно сказала Лала. - У нас нет магических орденов. Только рыцарские. Но многие рыцари у нас так или иначе с колдовством связаны. Кто-то меч заговорённый имеет, кто-то боевую магию умеет использовать. Я не великая волшебница, хороший мой Ландомгноп. Я очень слабая по нашим меркам. Но феи учатся тоже. Обязательно. Кто-то в школах, кто-то у учительниц дома. Магия сложна и опасна, вред может причинять в бездумном применении.
- Какой же вред? Вы же фея, вы доброе колдуете, не злое, леди Лаланна, - полюбопытствовал Саатпиен.
- Я добрая. Но мир бывает зол. Всё дело в этом, друг мой, - с сожалением объяснила Лала. - Особенно ваш мир. У нас легенды ходят. К примеру, что одна фея одарила бедного человека богатством. А он был простодушный. Стал радоваться и всем рассказывать. Вскоре к нему в ночь пробрались грабители. И всю его семью... Это очень грустно. Ужасно. Другая фея подарила человеку волшебную корову. Которая всего лишь давала много-много молока. Не передоишь. Ему позавидовал местный трактирщик. Обвинил его в воровстве коровы, заплатив судье. Его бросили в темницу, а корову получил трактирщик. Всё чересчур непросто тут у вас. Вот я вчера была у кузнеца в гостях. Думала, не попробовать ли зачаровать дочке его младшенькой дудочку. Чтобы сама играла. Но подумала, и не стала. Это бы кончиться могло печально. Дудочку могли бы украсть. Можно было бы сделать так, чтобы дудочка играла сама только в ручках этой девочки. Но тогда могли бы украсть и девочку. Я знаю, у вас так может быть. Или забрал бы кто-то знатный её к себе, чтоб развлекала его. Её судьба бы изменилась. Скорее всего в худшую сторону. Фее надо быть очень осторожной в колдовстве. Даря дары. Вот этому нас учат. Чтоб не вредили никому. Чтоб думали, кому и что дарить. Хорошо тем феям, которые в целительстве сильны. Леченьем сложно причинить дурное. Но даже здесь сие не невозможно. Допустим, фея исцелила душегуба. Не ведая, что он злодей. Когда бы он не выздоровел, то и несчастья уж не принёс бы никому.
- Надо же! - задумчиво подивился барон. - У всех свои житейские проблемы. Даже у фей.
- А вы, Ундараошхе, кем думаете стать? - полюбопытствовала Лала.
- Рыцарем конечно, - отозвался подросток. - Я уж и мечом владею довольно хорошо. По мне так магом скука быть. Жизнь проводить уткнувшись носом в книжки. К тому же магов стоящих почти и нет. Что означает, стать им мало шансов. Таланты к чарам очень редкий дар. А рыцарю нужны отвага лишь и сила. Всё это у меня как будто есть.
- Ещё бы скромности немножко, - улыбнулась Фаанселина.
- Любой нормальный рыцарь ищет славы. Скромностью её не снискать, - беззлобно ответил Ундараошхе.
- Это правда, - кивнул барон.
Лала наконец покончила со своим кусочком рулета.
- Ох и накушалась! Спасибо за угощенье! - молвила она довольно. - Пока я в вашем мире нахожусь, столь много уж попробовала яств мне совершенно незнакомых. Это целое гастрономическое приключение. Удивительно.
- Как накушались?! - опечалился барон. - У нас ещё три смены блюд. И под конец десерт. Для вас старались.
- Ах, добрый лорд, у вас столь вкусно всё. Что очень много скушала уже. Не удержалась. Может быть ещё одно смогла б попробовать какое-нибудь блюдо, в знак уваженья к вам, и то уж будет лишним, обкушаюсь. Вы кушайте, друзья, я с вами посижу, беседовать продолжим. Мне тут приятно находиться с вами за столом.
- Одно лишь? Чтож, тогда десерт я предлагаю вам отведать. Кондитера специально пригласил. Он клятвенно заверил ради вас нам сделать изумительное что-то. Фаанселина, что он приготовил?
- Тортолетки из хрустящих вафель, с карамелью, кремом, добавлением заморских ароматических специй и цельного пустынного ореха, - бойко отчиталась дочь.
- Ай да умница, всё знает! - похвалил её барон.
Фаанселина польщённо зарделась. Барон перевёл взгляд на Лалу:
- Отведаете тортолеток? Должно быть очень вкусно.
- Звучит ужасно аппетитно, - призналась Лала. - Все феи чуточку сластёны. Я с удовольствием попробую, мой друг.
Барон пристально посмотрел на одного из слуг.
- Милорд, сию минуту, - виновато проговорил тот. - Их в погребе держали, чтоб остыли. Сейчас доставим.
Он быстро вышел.
- Простите за подобные накладки, госпожа моя, - с сожалением промолвил барон.
- Всё хорошо, - заверила Лала добродушно.
- Пока мы ждём, могу ли я спросить? - обратился к ней барон, изобразив смиренное почтенье на лице.
- Я слушаю.
- В день нашего знакомства. Я видел дом, в котором вы живёте. Он...
Барон замолчал, словно подбирая наиболее приличные эпитеты.
- Уютный, - улыбнулась Лала.
- Уютный? Может быть, - усмехнулся барон с таким видом, словно оценил шутку. - Ещё вы не жена пока. Невесте... не совсем престало жить с женихом под крышею одной. Быть может не сочтёте за... бестактность, коль предложу вам жить до свадьбы в замке. Я выделю вам лучшие покои. Здесь безопасно, здесь охрана, слуги. Мне было бы спокойнее за вас, когда бы у меня вы поселились. Потом это же стыд какой! Позор! Что про меня подумают соседи? Вы мой почётный гость, а я вас не приветил. Ютитесь в старенькой малюсенькой избе. Мне тягостно и грустно представлять, как вы там обитаете.
- Милорд, спасибо за заботу. Вы очень добрый, - мягко произнесла Лала. - Мне совестно вам отвечать отказом. Но мне придётся. Не держите зла. Когда тот дом впервые я узрела, то испугалась даже. Но потом. Привыкла. Да, темноват он, бедненько внутри. Зато в нём замечательные люди. Мне с ними жить приятно и тепло. Я с женихом побыть хочу, поймите. Мне даже на минутку тяжело с ним расставаться. Что касается приличий. Безгрешны феи, всем известно это. Дурные люди заподозрят лишь дурное. Все остальные не осудят ни за что. К тому же мы ведь не вдвоём живём. У Руна моего есть бабушка. Она сурова. Не разрешает ничего такого. Что чудится ей неприличным.
- Да, бабушки порой бывают строги, - рассмеялся барон, показывая всем своим видом, что тема исчерпана и далее настаивать он не будет. - У них не забалуешь. Чтож, раз так, смиренно принимаю вашу волю. Она закон для нас. Но коли передумаете вдруг. Или нужда возникнет. Всегда вас ждём.
- Благодарю сердечно, - с искренней теплотой ответствовала Лала. - Ещё хочу сказать огромное спасибо. За стражу, что деревню охраняет. И за приказ ваш людям местным, им запрещающий преследовать меня. Быть может он немножечко жесток. Ведь все хотят увидеть чудо. Но если бы не он, я б не могла из дома выходить. Мне бы не дали просто. Сидела бы всё время взаперти. Боясь любого шороха. А так могу ходить легко куда хочу. Меня никто не трогает. Спасибо!
- Всегда к услугам вашим, - довольно отозвался барон.
В двери вошёл слуга, аккуратно держа в руках серебряный поднос, на котором треугольной пирамидой возвышалась гора из сложенных друг на друга небольших вафельных шариков, покрытых карамелью и глазурью. Поднос бы помещён на стол, слуга специальными серебряными щипчиками стал отрывать шарики от пирамиды, кладя в тарелки господам. Первой взял блюдечко для Лалы.
- Мне две, пожалуйста, - попросила она вежливо.
Получив своё блюдечко, Лала осторожно разрезала одну из тортолеток ножичком, половинку отправила ложечкой в ротик. И тут же расцвела восторженной улыбкой:
- Какое изумительное! Изысканный и утончённый вкус. Волшебный аромат. Хрустящее, нежное, тает во рту. Орешек придаёт пикантности. Чудесно! Восхитительно!
- Действительно прелестно! - поддержала её Эминетэра.
- Очень вкусно! - обрадовано вымолила Фаанселина.
- Со всеми соглашусь, - кивнул барон. - Достойно королей такое блюдо. Всяк ради вас усилий не жалеет, себя превосходя, леди Лаланна. Нас так не баловал ещё кондитер местный.
- Поблагодарите пожалуйста его от моего имени. И похвалите, он великий мастер, - сказала Лала.
- Всё сделаю, и от вашего имени и от своего, - пообещал барон. Увидел, что младший сын ест руками, целиком заталкивая тортолетки в рот, покачал головой чуть разочарованно. - Вот вам и воспитание.
- Детям можно, - улыбнулась Лала. - Так же вкуснее.
- Раз вы не возражаете, то ладно, - смилостивился барон. - Но всё же мне придётся с гувернёром поговорить на этот счёт потом. Дабы манеры за столом исправить. У некоторых здесь.
Лала съела вторую половинку тортолетки. Вздохнула вдруг, задумавшись.
- Так вкусно, что даже стыдно чуточку, - поведала она виновато.
- Отчего же? - подивился барон.
- Я тут одна столь удивительные сладости вкушаю. А мой жених и не попробует. Не захотел идти со мной. Я по наивности считала, что вы вдвоём нас пригласили. Раз мы жених с невестой. А он сказал, что нет. Что будет оскорблением для вас, если он к вам придёт как гость. И из почтенья не пошёл. Он прав? У вас считалось бы ущербом чести, когда бы он со мной явился?
- Для чести нет пожалуй, - серьёзно ответил барон. - Но в остальном он прав. Неглупый парень. Завистников у лордов пруд пруди. Узнают в обществе, что привечал плебея, поднимут на смех, станут потешаться. И что крестьянину здесь делать? Он разговора поддержать не сможет. Вести себя достойно не обучен. Не видывал столовые приборы. Сам оконфузится и оконфузит нас. Вам интересно посмотреть мой замок. Ему навряд ли интересно будет. Вы не горюйте, мы ему пошлём сих сладостей, чтоб он отведал тоже. Раз вас это волнует, госпожа.
- Ох, правда?! - безмерно обрадовалась Лала. - Спасибо, добрый лорд! От всей моей души спасибо! Мне так гораздо легче будет. А то неловко перед женихом.
- Не за что, гостья дорогая, - разулыбался барон.
- Милорд, я испросить хотела у вас совета. Примерно на ту же тему, - просяще посмотрела на него Лала.
- Я весь внимание.
- Вы мудры. Вы знаете все здешние порядки. Скажите, как мне быть. Раз я невеста, я не должна ходить одна без жениха. И не хочу. Особенно к мужчинам в гости. Но если кто-то знатный приглашает. То не захочет нас принять вдвоём. Раз здесь так принято. А ежели начну отказываться приходить без Руна, то как бы стану принуждать хозяев нас приглашать вдвоём против их воли. Обиду этим причиняя им. Я в замешательстве. Что делать? Непонятно.
- Хм. Вопрос сей очень деликатный, - заметил барон. - Его так сразу не решишь. О нём мы поразмыслим на досуге. И как найдём приемлемый ответ, немедля сообщим вам. Я постараюсь что-нибудь придумать. Я обещаю.
- Благодарю, милорд, - одарила его Лала тёплой улыбкой.

*****


Ещё не вечерело, но вечер был уже не за горами. Рун вскапывал свежеполитую грядку. Почти весь остаток дня после встречи с дядей так и провёл: сначала наносит сколько-то воды, потом её истратит на полив, и сразу вскапывать, чтоб влага лучше сохранялась. Суха землица, дождей мало было в деревне за последние недели. В бочке не слишком воды прибавилось. Про дядю Рун решил пока не говорить Лале. Три дня - немало, вдруг да поможет ей жрец или маг, она уйдёт в свой мир, и проблема разрешиться сама собой. К магу Рун тоже счёл за лучшее повременить с визитом. Договориться заранее, когда бы он мог принять Лалу, конечно неплохо было бы. Но что ему ответить, коли спросит, зачем понадобился ей. Наврать чего-нибудь? Сказать "не ведаю"? Иль той же сказкой накормить, как и жреца, что с невезением столкнулась, и потому желает убедиться в отсутствии злых чар над ней? С натяжкой сказка-то. Маг не наивный. Муж учёный. Он умён. Вдобавок все тогда прознают, что фея и у мага ищет средств от злого колдовства. И слух пойдёт, пугая люд в округе. Спешить не стоит, маг под боком, рядом, сходить к нему недолго. Вдруг жрец поможет. Навряд ли, но кто знает.
- Что же ты не встречаешь меня, суженый мой? - раздался вдруг позади него весёлый девичий голосок. - Али не соскучился совсем?
Рун обернулся. К нему летела Лала, жизнерадостно сияя личиком.
- Вернулась? - расплылся он в радостной улыбке чуть устало. - Вот не слышал. Думал, будет слыхать лошадей.
- Они не торопясь везли, чтоб не трясти. Это ж карета, милый, - Лала подлетала вплотную и замерла, буравя его глазками, в ожидании.
- Я грязный, - с добрым сожалением сказал Рун.
- Так обними скорее, и очистишься, - мило посмотрела она на него.
Он шагнул к ней, прижал к себе.
- Наскучалась, - тихо пожаловалась Лала. И вдруг подняла на него глаза, полные удивлённого непонимания, отстранившись. - Рун, ну что такое!? Где моя магия?! Я тебя что, опять обидела чем-то? Меня же не было.
- Что, нет магии? - расстроился он. - Совсем?
- Ну... есть. Но гораздо меньше. Чем было раньше. В чём дело, Рун?
У неё на личике стала проступать грусть.
Рун вздохнул.
- Лала, ты не обидела. Ни капельки.
- А что тогда?
- Прости, - повинился он удручённо. - Я... просто когда ты рядом, я обо всём забываю. А когда нет, начинаю думать. Я же понимаю... что мы не ровня. Ты создана быть в замках и дворцах. А я чтобы копаться в огороде. И ничего не изменить. Никак. Болит от этого внутри. От этих мыслей. Но ведь это всё правда.
- Понятно, - печально проговорила Лала. А затем озарила его лукавой улыбкой. - Сейчас, Рун, я тебя немножко растормошу. Я тебя верну обратно, вот увидишь.
Она обняла его сама, глядя прямо в глаза с невыразимой нежностью.
- Рун, милый, любимый мой, мой зайка, мой котёнок, ну ты что, верь в меня, мой хороший, мы друзья, ты мне очень дорог, - её голосок был переполнен искренностью и лаской.
Наступила тишина. Лала стояла и смотрела на него, ничего не говоря. Не в ожидании чего-либо от него, а словно даря ему через взгляд свои добрые бесконечно приязненные чувства. Одаривая его ими. Смотрела, смотрела... А потом расцвела счастьем, положив голову ему на грудь успокоено:
- Ну вот, всего-то и надо было, - довольно и расслабленно молвила она. - Только не отпусти меня, Рун. А то упаду.
- Вернулась магия? - спросил он с надеждой.
- Вернулась, милый.
- Ох эта магия, - посетовал он облегчённо. - Так боюсь всегда тебя подвести, оставив без неё.
- Рун, дело давно уже не в магии. Не в ней одной, - поведала Лала, сияя. - Она отражает силу твоих чувств ко мне. Не хочется так просто это терять. То, что есть между нами.
- Не знаю, что делать, Лала, - тихим голосом признался Рун виновато. - Как бы это не повторилось. Мысли сами приходят. Когда тебя нет рядом... тяжело.
- Бедненький, - улыбнулась Лала. - Значит мы более не должны расставаться, Рун. Вот и всё. Будем всё-всё делать вместе. Знаешь, если бы ты меня держал за ручку, когда я замок изучала у барона, мне было бы счастливее гораздо. И приятней. С тобой хочу.
- Боюсь, барон того же вряд ли хочет.
- Мне всё равно. Не хочет, пусть не приглашает. Ты мне важней. Он звал меня ещё. И в замок, и чтоб город показать ваш. Я без тебя теперь не соглашусь к нему идти.
- А вы уже милуетесь опять, - благодушно сказала бабушка, подошедшая из дальнего края огорода. - Добрый вечер, дочка.
Лала осторожно отстранилась от Руна, придерживаясь за него рукой.
- И вам добрый, бабушка Ида, - поприветствовала она старушку радостно.
- Как тебе погостилось у барона нашего?
- Очень хорошо. Он добрый. И детки его. В замке его красиво. И удивительно. Между прочим, барон вам с Руном гостинцев послал.
У бабушки аж отвалилась челюсть.
- Гостинцев?! Сам барон? - пролепетала она потрясённо.
- Да, - излучая бесконечное счастье, подтвердила Лала. - Сам-сам. Я положила на крылечке. Это десерт. Его кушают последним, когда уже накушались почти. Последним блюдом. Он сладкий. Это очень вкусно.
- Сам барон! - старушка не могла поверить. - Соседи от зависти помрут, когда узнают. Почётно. Пойду, приберу с крыльца. Да готовить буду.
На лице у неё застыло выражение растерянной ошарашенности.
- Бабушка, можно Рун на сегодня закончит работу? Я наскучалась по нему, - попросила Лала жалостливо.
- Да, доченька, - кивнула бабуля с видом плохо соображающего человека.
Она направилась к избе нетвёрдой походкой. Лала перевела задорный взгляд на Руна.
- Опять ты мою бабушку сразила, - усмехнулся он. - Все очумеют, когда узнают. Чтоб сам барон послал в деревню дар кому-то. Такого не бывало до сих пор. Это правда нам? А то может тебе всё же?
- Нет, вам, - сообщила она довольно. - Немножко я расстроилась, что без тебя вкушаю столь дивные яства, барон и говорит: "а мы пошлём гостинец". Вот так всё было.
- Да, удивительно, - покачал Рун головой.
- Любимый, ты слышал, на сегодня твоя работа закончена, - напомнила Лала, сияя. - Бабушка разрешила.
- Прям здесь, или на лавочке? - спросил он с юмором.
- Сначала здесь, потом на лавочке, - мило ответствовала она, придвинувшись к нему вплотную.
Он снова прижал её к себе:
- Солнышко ты моё.
- Так наскучалась, прямо не могу отогреться, - произнесла она с безмерной теплотой. - Рун, давай правда не расставаться больше. Так надолго. Пожалуйста!
- Лала, я бы хотел. Ужасно. Но есть одна проблема.
- Какая же?
- Коль расставаться мы не станем, то я в злодеях окажусь.
- Как это? - удивилась Лала.
- Ну вот смотри. Меня более пол месяца не было в деревне. Дел накопилось. С дождями ещё не заладилось в этом году. Уйду с тобой к барону, буду веселиться, а бабуля вкалывать. И кто я тогда буду? Как есть злодей. К тому же некоторые дела ей просто не по силам. Скажем воду натаскать.
- Тогда, Рун, я с тобой останусь тут. Стану помогать вам.
- Лала, я же понимаю, ты отродясь в наших краях не была. Для тебя это приключение, всё в диковинку, всё интересно. Как я могу держать тебя здесь, когда ты столько можешь ещё увидеть. Вдруг завтра путь домой отыщешь. И что ты скажешь, когда твои у тебя спросят, что ты видала тут у нас. Что видела капусту в огороде? С бароном ты в безопасности, мне за тебя спокойно. Ты ходи к нему, раз он зовёт. Разлуку стерпим. Этож ненадолго. Будем сутра подольше обниматься. И вечером ещё.
- Но ты утрачиваешь чувства ко мне, мой дорогой, когда меня не видишь долго, - посетовала Лала. - Что как они уйдут совсем? Они бесценный дар. Не хочется такое потерять.
- Нет, не уйдут, - заверил Рун. - Я потерплю, я постараюсь гнать все мысли. А если не получится, то ты опять мне скажешь что-то нежно, посмотришь ласково, и я поди уверую обратно. Что важен для тебя.
Лала призадумалась.
- Нет, Рун, - молвила она. - Рисковать я боле не хочу. К тому же это как-то неправильно. Когда один в работе, а другой в веселье. Мы всё же пара, пусть и понарошку. Должны всё разделять, и радость, и труды.
- Ну, тогда я не знаю, что делать, - с сожалением признался Рун. - Чего не выбери, чтоб нам не разлучаться, всё буду я злодей. Иль для тебя, иль для бабули.
- Ну я-то знаю, - лукаво сообщила Лала. - Любимый, нужно колдовать. Тогда всё выйдет. Только без штрафов, Рун. Это необходимость.
Рун вздохнул.
- Ну почему всегда без штрафов! - с чувством сказал он. - Лала, вот ты меня хоть заштрафуй, я был бы счастлив только.
- Какой бесхитростный, - рассмеялась Лала.
- Эх, Лала, столько раз ты уж колдовала. А всё неоштрафованная ходишь, - покачал головой Рун с деланным бессильным укором. - Никак не удаётся. Хитра ты для меня.
Лала посмотрела ему в глаза как-то особенно беззащитно.
- Рун, я признаю, что может быть хоть на один штрафчик уже наколдовала, - проговорила она дрогнувшим голоском. - Если ты будешь настаивать... я соглашусь и на второй поцелуй.
Её слова прозвучали искренне и приязненно, но личико стало чуточку грустным.
- Лала, милая, я же шучу, - мягко объяснил Рун. - Ты колдовала редко и понемножку. Это не заслуживает столь тяжкой кары. Как вторая жертва.
Лала вздохнула.
- Откуда ты взялся такой добрый? - тихо произнесла она.
- Из лесу вестимо.
- Это не тяжкая кара, Рун. Это дар. Просто это... это...
- Да всё хорошо, Лала. Одна жертва тоже неплохо. Пойдём на лавочку, родная. Притомился что-то сегодня. Удержишься на крылышках? А то давай донесу, если что.
- Удержусь, заинька, - улыбнулась Лала. - Сейчас удержусь.
Рун аккуратно отпустил её. Лала взяла его за руку. Не торопясь они проследовали до лавочки, стоящей в огороде у избы, уселись оба. Рун думал, она сейчас спиной к нему прижмётся, но Лала наоборот, полуобернулась, прижавшись плечиком, глядя ему в глаза:
- Милый, ну расскажи же мне, что было на кладбище. Знаешь как мне любопытно! Встала утром, а он всё спит. Сонюшка мой. И спит и спит, и спит и спит. Так и уехала к барону, не обнятая, не ведая, что было. Знаю только, что нашёлся клад.
- Ох, Лала, такого страха я натерпелся. Ты не представляешь, - пожаловался Рун. - Чтоб я ещё раз пошёл ночью на кладбище. Да ни в жизнь!
- Ты видел призрака? - спросила Лала, побледнев.
- Ага, видал. Но он-то как раз не очень страшный оказался. Сначала, конечно, струхнул малость. Он сзади появился. Я думал, предо мной возникнет, и тут вдруг голос строгий позади, прям рядом: "кто посмел нарушить мой покой"?!
- Ой! - вырвалось у Лалы.
- Это он так шутил, Лала, не бойся. Увидел, что я испугался, сразу перестал пугать. Я, когда дедушка Оруг был жив, особо-то и не знал его. Так, поздороваешься, и всё. А тут поговорили. Он хороший человек оказался. Сказал, что деньги его и держат в этом мире. Как их найдут, так он и упокоится. А не давал их нам найти, потому что не хотел, чтобы внук его их прокутил. И решил он, пока твоя магия его пробудила от полудрёмы, в которой призраки обычно пребывают, сходить к своим и рассказать про клад. И внука припугнуть, чтобы за ум взялся. Призраков боятся, он наделся, внук не посмеет нарушить слово, данное покойнику. Из страха. Вот так и сделал. Слетал домой. Я подождал его на кладбище. Он вернулся, довольный. Сказал, всё получилось, и внука припугнул, и указал своим, где деньги закопал. Они в свинарнике зарыты были. Тут деньги его нашли, и он упокоился. Только, Лала, ты не рассказывай никому, что он упокоился, ладно?
- Почему? - удивилась Лала.
- Он не хотел, чтобы узнали. Иначе внук бояться перестанет. Поэтому.
- Хорошо, не расскажу, - пообещала Лала.
- И вот, Лала, - тон Руна приобрёл нотки многозначительной таинственности, - пошёл я по кладбищу домой. Иду с облегчением. Что всё закончилось. И тут. Вдруг... запинаюсь обо что-то. Смотрю, а это тело. Человек. Лежит ничком, не шевелясь.
У Лалы на личике стал проявляться испуг.
- У меня всё похолодело внутри, - продолжил Рун. - Зачем-то стал переворачивать его. Как будто против собственной воли. Чтоб посмотреть кто это. Перевернул... а у него лицо... чёрное. Глаза вращаются безумно, зубы клацают.
- Ох, мамочки! - произнесла Лала шёпотом.
- Я думал, это чёрт. Душа в пятки ушла. И тут он как вскочит. Как завопит. Как побежит.
Глазки Лалы округлились от ужаса.
- Я тоже, Лала, дал стрекача. Бежал, не чуя ног, - поведал Рун. - Не помню, как до дома добрался. Упал перед дверями и лежал. Ни жив ни мёртв. Вот так. Потом, пока лежал, сообразил. Это человек был, не чёрт. Картина-то как перед глазами отпечаталась. Знакомая борода. Рука. Я знаю, кто это был. Только не представляю, зачем он это делал. Я теперь бояться его буду, Лала.
- Ты очень храбрый, Рун, - с большим уважением и сочувствием промолвила Лала.
- Ну, я храбро убегал, - признал он с улыбкой.
- Нет, правда. Я бы там умерла, если бы такое увидела! Хороший мой, столько пережил всего.
Она вдруг погладила его нежно ладошкой по щеке.
- Мне нравится, как ты меня жалеешь. Приятно, - порадовался Рун.
Лала улыбнулась, придвинулась чуть плотнее, положила голову ему на грудь. Рун почувствовал, как её тело расслабляется.
- Напугал меня, - пожаловалась она добродушно. - Аж дрожь внутри.
- Прости, - повинился Рун с теплотой.
- Ты правда очень смелый, Рун, - её голосок был полон искренности.
- Ты преувеличиваешь, милая, но спасибо, - усмехнулся он.
Рядом с ними открылась дверь. Из избы вышла бабушка. Увидела их, сидящих в обнимку, покачала головой с полушутливым осуждением:
- Идите есть, дети. Хватит уже миловаться. Я не стала разготавливать. Еды полно. Надо подъедать, чтоб не пропала.
- Через минуточку придём, добрая бабушка, - просяще посмотрела на неё Лала.
- Ох, дети, - бабушка снова покачала головой. - Женились бы вы, в самом деле. Раз жить не можете без друг дружки.
Она ушла в избу.
- Жестокосердная старушка, пытается нас пищей разлучить, - не без доли юмора буркнула Лала, деланно омрачившись.
- Она знает, Лала, что мы не женимся. Ещё как-то позволяет. Вот это, - поведал Рун тихо.
- Ты всё ей рассказал про меня? - чуть разочарованно спросила Лала.
- Нет. Сказал лишь, что не женимся. Что не возьму тебя... по волшебству. Отпущу потом, и всё. Что у тебя дела есть в нашем мире, а как закончишь их, так и отпущу, развеяв первые два пожеланья третьим.
- Понятно, - вздохнула она. - Не хочется расставаться. Но придётся. Когда-нибудь. Быть может очень скоро. Мне здесь не место, Рун.
- Смотри, воротишься домой, потом жалеть начнёшь, - весело заметил он. - Где ты ещё себе такого жениха сыщешь? И ладного, и смелого. У вас-то нет таких поди. Локотки станешь кусать. Да поздно будет.
- Ох, стану кусать, - согласилась Лала счастливо. - Подобных женихов у нас и правда нету.
Они немного помолчали. Вечерний ветерок дарил прохладу, лаская кожу. Стрижи стремительно летали в вышине. По небу плыло облачко.
- Лала, - позвал Рун.
- Что, милый?
- А ты от кавалеров вашего мира не можешь магию получать из объятий?
- Злая ирония в том, что нет, мой заинька, - с сожалением ответствовала она. - Не знаю почему всё так устроено. Достаточно жестоко. Если замуж выдадут за того, кого полюблю, то ещё ладно. Всё равно буду счастлива с ним. Очень. А если нет? Зачем это богам понадобилось делать с феями объятий? Не ведаю. Лишь от людей мы магию способны черпать. Иного не бывает. Какой-то высший смысл здесь есть наверняка. Но вот какой? Нам не дано постичь. Быть может это нужно, чтоб к людям нас влекло, чтоб дороги вы становились нам, чтобы мы вам помогали. Иль это просто был божественный каприз. Иль шутка. Как тут угадаешь. Никак.
У Руна в животе вдруг недвусмысленно заурчало.
- Ну вот, - развеселилась Лала. - Теперь и твой животик нас разлучить пытается. Урчит, веля идти нам кушать.
- То не живот урчит, - сообщил Рун невинно.
- А что же это?
- Это мурлычет сердце от любви.
Лала рассмеялась звонко:
- Ах вот оно что! Я верю, милый. Наверно так и есть. Но всё-таки пойдём покушаем. Мне тоже хочется уже.

Вскоре они уж сидели все втроём за столом. Еды было много, всякой разной, даже не считая, что всё без мяса, ешь не хочу. Бабушка заварила чай-траву, от которой стоял душистый аромат. На центральном месте стола возвышалась красивая расписная квадратная посудинка с лежащими в ней рядками тортолетками. Бабуля смотрела на них с благоговением, всё не могла поверить.
- Сам барон! Сам барон! - приговаривала она. - А тарелка-то какая! Да с крышкой. Наверное надо вернуть её барону-то. Дорогая небось.
- И как ты себе это представляешь, бабуль? - поинтересовался Рун. - Думаешь, барон сидит, выглядывая в оконце, и причитает: "ах где же эта баба Ида, почему не несёт мою тарелку"?
- Слугам отдать, - предложила старушка.
- Они скорее всего не поймут, чего ты от них хочешь. Ещё погонят палкой ненароком.
Бабушка вздохнула.
- Не переживайте, бабушка Ида, - приободрила её Лала. - Это подарок. Сладости скушаются, а он останется на память. Всегда можно будет показать гостям, похвалиться. И сами вспомните не раз, как на глаза вам попадётся. Я думаю, это значимая часть подарка. Раз он вам важен, то и память о нём важна. Барон умён.
- Сам барон! - покачала головой старушка, не переставая изумляться. - Почётно. Как почётно!
- Когда же вы их отведаете наконец? - спросила Лала с вежливой улыбкой. - Я думаю, они долго не хранятся. Вкус станет хуже. Скушайте их. Я жду, понравится вам или нет. Они чудесные.
- Ну, можно и попробовать уже, - кивнул Рун. - Наверное надо разделить. Три рядка. Как раз каждому по шесть штук.
- Рун, мне не нужно шесть, - мягко посмотрела на него Лала. - Мне две только. И то будет много. Обкушаюсь.
- Завтра доешь.
- Не надо, милый. Сегодня лучше сами скушайте. Мне будет приятно. Пожалуйста! Я столько яств удивительных отведала в замке. А это вам.
- Ну ладно, - сдался Рун.
Он осторожно взял один шарик, осмотрел его с интересом, отправил в рот. Разжевал. На его лице немедленно проявилось бесконечное радостное удивление.
- Боже ты мой! - произнёс он. - Я думал, нет ничего вкуснее пряников на древесном сахарном сиропе. Но пряники и близко не стояли вот с этим!
Бабушка тоже протянула руку за одним шариком. Попробовала.
- Амброзия, - пробормотала она растроганно. - Божественная пища! А знатные едят такое каждый день?
- Не каждый, думаю, - поведала Лала. - Знаете, это блюдо достойно королевского стола. Я точно говорю. Вот если бы в нашей стране у короля подобный десерт подали. Он восхитился бы. И вся его семья.
- Надо же, - только и смогла выговорить бабуля.
Лала на мгновение задумалась, не воспользоваться ли ложкой, но всё же решила делать как все, поднесла тортолетку к ротику пальчиками, откусила половинку.
- Немножечко растаяло уже, - сообщила она довольно. - Должно быть твёрже, когда остывшее. Но всё равно чудесно.
Рун взял ещё два шарика, отправил в рот сразу оба.
- Зачем так торопиться, милый? - с доброй улыбкой пожурила его Лала. - У тебя же никто не отберёт. Кушай с удовольствием, по одной, жуй медленно. Тогда до конца насладишься вкусом. Это же не рядовая пища. Когда ещё у тебя будет шанс её откушать.
Рун послушался. Но что по одной, что по две. Привычки трудно изменить. Крестьяне не рассусоливают за столом, за исключением гулянок, едят быстро. Лала с интересом наблюдала, как то Рун, то бабушка тянулись за очередной тортолеткой. Рун жевал с простодушной радостью на лице, бабушка причмокивала, всем своим видом показывая, как наслаждается, качала головой восхищённо. Лала едва осилила свои два шарика, а ничего уж и не осталось.
- Да, мы горазды кушать! - сказала она с весёлым личиком. - Всё скушали!
- Спасибо, доченька, тебе и господину барону, - промолвила старушка с глубоким почтением. - Так угостили нас, таким чудесным яством! Вот не думала, не гадала, что на старости лет смогу отведать блюдо королей.
Рун облизал пальцы. Лала с удивлённой улыбкой наблюдала за этим действом.
- Присоединяюсь к словам бабули, - кивнул Рун. - Спасибо и тебе, милая невеста, и господину барону. Знаешь, Лала. Когда ты рядом, всё время происходят чудеса. И с магией, и без. Разве не чудо, что нам барон послал гостинцы? Чудо как есть. Разве не чудо, что они столь вкусны? И это чудо. Я словно в сказке дивной нахожусь, с тех пор как мы с тобою вместе.
- Я рада, дорогие мои, что вам понравился дар милорда. Который я всего лишь вам передала, и только, - скромно заметила Лала, сияя счастьем. Посмотрела с видом сорванца на Руна, и тоже облизала свои пальчики, наверное впервые с далёкого детства. Правда никто не оценил удали её проделки.
- Идите милуйтесь дальше, дети, - добродушно проговорила старушка. - Я сама посуду приберу, и на лужок схожу за Шашей.
- Ой, спасибо, бабушка! - безмерно обрадовалась Лала. - Пойдём, Рун, снова на лавочку. Там хорошо.
- Пойдём, - с охотой отозвался он.

На лавочке Лала сразу устроилась поуютней, положив голову Руну на плечо. Он приобнял её. Небо ещё было хорошо освещено, но в облаках уже начинали проступать первые багряные краски.
- Красиво! - произнесла Лала с чувством.
- Ага, - согласился Рун с улыбкой. - Особенно глаза. Хотя и остальное тоже. И крылышки, и ножки. Всем прекрасна. Не налюбуешься.
- Я о закате, Рун! - рассмеялась Лала.
- А я о тебе.
Лала вздохнула счастливо.
- Устала, - поведала она тихо. - Столько сегодня видела всего. Столько узнала. У вас всё-всё другое, Рун. Так интересно. Хоть что возьми, каждая мелочь у вас иная, чем у нас. Даже посуда, даже стулья. Ковры, обивка, окна, полы. Всё. Замок барона... такой мощный. Стены толстущие. Решётка страшная над воротами. С зубьями заострёнными. Словно оружие какое-то. Это специально, чтоб как оружие использовать?
- Ну да, наверное, - подтвердил Рун. - Если неожиданно враги прорываться будут, пока не закрыта. Опустится и под весом пригвоздит вместе с конями.
- Суровый у вас мир.
- Не без этого.
- Платья такие красивые у юных баронесс. Пышные. Расшитые. Длинные. Для феи, подозреваю, тяжеловаты бы были, я бы летать в них не смогла, мне кажется. Но примерить было б интересно. Ты бы хотел меня увидеть в здешнем платье знатной дамы?
- Ага, - признался Рун. - Очень. Тебе бы было к лицу, я уверен. Хотя с короткой юбкой по-моему красивей всё же. Одежды это ведь лишь обрамленье. Той красоты, что спрятана под ними. Чем меньше спрятано, тем лучше.
- Смотри ты, как заговорил, - развеселилась Лала. - Прямо философ.
Рун тоже не удержался от смеха.
- С тобой так хорошо, - произнесла Лала расслабленно. - Знаешь, Рун, я почему-то сильно устала сегодня от разговоров. Сама много говорила, мне много говорили барон и детки его. А с тобой сколько не говорю, не устаю, наоборот, словно отдыхаю. Я думаю, когда мы с тобой разговариваем, мы обмениваемся не только словами, но и чувствами. У нас сердечки рядом-рядом. Душа от этого наполняется светлым. Вот и не тратишь силы, только черпаешь их из друг дружки. Ты же не устаёшь от бесед со мной, правда?
- Не замечал за собой подобного. Мне, Лала, страх как нравится твой голос. Как можно утомиться от того, что услаждает слух? И слушал бы и слушал. Хоть век.
- Спасибо, милый. Между прочим, Рун, мне надо платьице давно сменить. Ну сколько я могу летать в одном? Уже неловко. И тебя порадовать охота.
- Я был бы только за, но как ты себе это представляешь, Лала? - спросил Рун со значением.
- Ну как-как, так и представляю. Возьму да и сменю, - иронично ответствовала она.
- А если не получится? И что мы делать будем? Бабулю удар хватит, коли увидит, как я обнимаю тебя... без ничего.
- Ох, Рун, прикинется прям наивным! - усмехнулась Лала. - Ты сильно-то не мечтай. Мы не в лесу, тут нет нужды быть... без ничего. Даш мне, пусть, свою рубашку какую-нибудь подлиннее. Накину на себя, и всё.
Рун призадумался.
- Нет, Лала, всё равно так не получится, - сказал он с сожаленьем. - Даже в рубашке это будет странно. И неприлично. Как я бабуле объясню причину, почему ты в одной моей рубашке, и мы в объятиях? И это ведь надолго. Тут надо обниматься не минуту и не две. Никак не выйдет.
Рун прямо кожей почувствовал, как Лала огорчилась.
- Что же я, по-твоему, должна теперь в одном платьице всегда летать? - с растерянным недоумением поинтересовалась она.
- Ну, не печалься, моя красавица, - попросил он ласково. - Найдём выход. Знаешь, самое простое, это накопить много магии. Чтобы было на несколько попыток платье сделать. Тогда риск будет минимальный. Потерпи два-три денька, не сотворяя чары. Вот и всё.
- Что-то не получается у меня копить магию, - с сожалением посетовала Лала. - Всё время нужна зачем-то. Ты не забыл, любимый, что ты мне разрешил наколдовать для бабушки твоей, дабы ей помощь твоя меньше потребна была, и ты б мог быть со мной? А это, Рун, много магии уйдёт. Тут простое чудо не подходит. Нужно нечто очень значимое. Такое, чтобы бабушке твоей гораздо легче стало, и чтобы она воодушевлена была, тогда не будет обижаться на тебя, когда не помогаешь. И ещё чтобы совесть твоя тебя не мучила. Большое чудо необходимо. Какой-нибудь глупой лейкой, в которой водичка не заканчивается, тут не обойдёшься. Хотя и лейку такую наколдовать непросто. Навеки я наверно в этом платьице.
- Оно тебе ужасно идёт! Не налюбуешься! - заверил Рун очень искренне.
- Спасибо, мой хороший, - разулыбалась Лала. - Ты хитренький. Но всё равно приятно.
- Я правду говорю. Кроме того, возможно ты уж воротишься домой через день-два. Два дня можно стерпеть и в одном платье.
Лала вздохнула.
- Хорошо бы воротиться, Рун. Но я не уверена, что выйдет. Сильный кто-то проклял меня. Могущественный. Иначе фею не проклясть.
- Ну значит дам тебе свою рубашку. Будешь в ней форсить, - невинно промолвил Рун. - Все привыкнут, что ты в подобном виде разгуливаешь, тогда хоть заобнимайся и в рубашке. Тебе страх как пойдёт. Я тебя уж и представляю в ней. Как волосы по спине да плечам рассыпаются. И ножки будет отлично видно заодно. Разве не здорово?!
- Главное, без рубашки меня не представляй, - проронила Лала шутливо.
- Хорошая идея, - порадовался Рун.
- Рун, не надо, - мягко попросила Лала.
- Не буду, - серьёзно ответил он.
Они замолчали ненадолго.
- Может тебе здешнее платье завести, как у женщин наших? - предположил Рун. - Будет на всякий случай, если магией не вышло.
- Коли я у вас надолго, наверное так и придётся поступить, заинька мой, - произнесла Лала умиротворённо. - Или лучше попробовать наколдовать постоянное запасное платьице. Но тут другая магия нужна, это гораздо сложнее. Домой хочу.
- Ну вот, и Рун уже не нужен, - деланно огорчился он.
- Ты нужен. Я может даже плакать буду от разлуки, - поведала Лала грустным голоском. - Но мне не место здесь. И соскучилась уже по маме с папой, по сестрёнкам. По дому. Тоскую капельку.
- Завтра после храма схожу обязательно к магу городскому, попрошу его придти к нам, - пообещал Рун. - Только я не знаю, что говорить, если он спросит, зачем он тебе.
- Да что угодно, Рун. Скажи, о магии хочу узнать о местной.
- Действительно. Ты не горюй только. Он неплохо своё дело знает.
- Я не горюю, глупенький мой, - улыбнулась Лала. - Я счастлива.






День четвёртый



Рун открыл глаза, избавляясь от остатков сна. За окошечками было светло. Почти рассвело уже. Он повернулся в сторону лежанки Лалы, дабы удостовериться, что у неё всё в порядке, что спится ей спокойно и удобно. Да и увидеть её хотелось. Но она не спала. Лежала на бочку с открытыми глазками, глядя на него. А личико грустное-грустное.
- Доброе утро, солнышко моё, - приветливо улыбнулся Рун. - Уже пробудилась?
- И тебе доброе, суженый мой, - тихо ответствовала Лала.
- Давно ли не спишь?
- Не очень.
- Что же ты печалишься так, Лала? - спросил он ласковым тоном.
- А вот догадайся, - произнесла она многозначительно, глядя на него с мягким укором.
- Наверное домой очень хочешь, - предположил Рун весело.
- Ты нехороший, - промолвила Лала с милым притворным недовольством, но грусть в глазах разбавилась радостным блеском.
- А обниму, стану хорошим? - усмехнулся Рун.
- Станешь, - подтвердила она, наконец разулыбавшись. А потом посмотрела на него просяще: - Рун, может я к тебе прилягу? На минуточку. Бабушка вышла.
- Никак нельзя, любимая, вдруг зайдёт снова. Это её разочарует страшно. Горевать будет, - объяснил он с сожалением.
- Вот вы какие, - вздохнула Лала. - Стоите друг друга. Что бабушка, что внук. Только бы фею обижать.
Рун поднялся на ноги, потянулся с удовольствием. Лала села на лежанке.
- Ну иди же ко мне, обиженная моя красавица, - позвал он её добродушно. - Уж я тебя утешу.
Лала немедля выпорхнула и через миг оказалась подле него. Рун обхватил её руками. Она сразу вспыхнула счастьем.
- Ну, полегчало тебе, милая? - поинтересовался он с теплотой.
Она кивнула, буравя его очаровательными глазками.
- Я, между прочим, страдаю из-за тебя, - продолжил Рун. - Приходится и дома всё время спать одетым.
- Спасибо, мой герой, - шутливо отозвалась Лала. - Только чего тебе переживать? Лишь прикоснёшься ко мне, и на тебе всё словно постиранное. Свежее свежего.
- Так ночи-то тёплые. И ветерка нет в избе, - посетовал Рун. - Жарковато малость.
- Ты рубашку можешь и снимать, любовь моя, - поведала Лала. - Штаны лишь оставляй.
- Да как-то неловко. Тем более, когда ты в шаге от меня спишь.
- Ах, Рун, - Лала мягко посмотрела ему в глаза. - Меня не взволнует твой голый торс, поверь. Люди не привлекают фей. Только обниматься так не надо. И всё.
- Кое кто страх какая нетерпеливая. Лишь встанешь, требует объятий. А так придётся ждать, пока рубашку натяну, - невинно заметил он.
- Я потреплю, мой заинька. Ты спи как тебе удобно, - попросила Лала.
Её личико излучало безмерное счастье.
- Лала, - позвал он.
- Что, мой хороший?
- А у вас мужчины что, сильно непохожи на нас сложением?
- Навряд ли. Я, собственно, не знаю, Рун. Но мы почти во всём подобны людям. И ростом, и устройством тел, насколько мне известно.
- Тогда почему тебя не взволнует? Мой торс.
- Потому что феи не влюбляются в людей, глупый, - произнесла она нежно. - Я тебя люблю как друга. Иного не дано.
Рун вздохнул.
- Немного непонятно, - молвил он. - Но как скажешь. Поверю на слово.
- Тебе хочется, чтоб взволновал?
- Почему бы и нет.
- По правде говоря, любимый, ещё я не видала до сих пор вблизи мужчин полураздетых иначе чем на картинах и в скульптурах древних мастеров, - призналась Лала. - Вы не похожи на девиц. Широкоплечи, мускулисты. Удивительные. Поэтому быть может и взволнует. Даже твой торс. Человеческий. Но только капельку. Немножко.
- Ну слава богу, хоть немножко, - порадовался Рун.
- Надеешься, что столь томиться стану по тебе, что замуж выйду? - улыбнулась она.
- Кто знает.
В прихожей скрипнула дверь. Рун машинально попытался отстраниться, но Лала схватилась за него ручками, и не позволила.
- Да что ж это такое, Рун! - пристыдила она его.
- Прости, - ответил он смущённо.
Из сеней в горницу вошла бабушка. В каждой руке она держала по лукошку.
- Каждое утро одно и то же. Несут подарки, с самого ранья, - посетовала она неодобрительно. - Я сдалась, пусть делают что хотят. Куда столько девать? Ума не приложу. А вы уже милуетесь опять?
- Бабушка Ида, - жалостливо обратилась к ней Лала. - Почему Рун, как вас в дверях заслышит, пытается тот час же отойти от меня? У вас в семье все таковы мужчины? Ваш муж стеснительным был тоже?
- Мой муж покойный был пылкий кавалер. По молодости, - поведала старушка.
- Вот видишь, заинька! - Лала со значением посмотрела на Руна.
- Но только после свадьбы, - добавила бабуля. - До супружества мы друг на друге так не висели.
- Ну здесь же нету ничего дурного, бабушка Ида? - с надеждой спросила Лала.
- Не знаю, доченька. Вы слишком много милуетесь. И на ночь, и с утра, когда не глянь. Как бы люди чего не стали говорить.
- Вы наверное просто не жили с мужем в одном доме и до свадьбы, - предположила Лала. - Иначе как тут удержаться? Да и зачем? Раз нет дурного.
- Да, не жила. Быть может и не удержались бы, - задумчиво промолвила старушка.
- Если вы нам запретите обниматься, мы не станем, - упавшим голоском произнесла Лала. - Но мне будет очень плохо тогда.
- Так уж ты его любишь, дочка, - подивилась бабушка. - Милуйтесь уж. Раз феи без греха. Доверюсь твоей чести.
Личико Лалы озарилось безмерной радостью.
- Спасибо, милая бабушка Ида! - очень тепло проговорила она. - От всей души спасибо!
Старушка аж растрогалась. Покачала головой умилённо:
- Чудные вы созданья. Феи. Скоро будем завтракать, дети. Потерпите немного. Творог нам дали, надо съесть вперёд, чтоб не пропал, творожничков нажарю. Уберёшь, внучок, продукты в погреб?
- Ага, сейчас, - ответил Рун.
- И грабельки бы ещё поправить.
- Сделаю, - заверил он.
- И дров бы поднаколоть.
Лала вздохнула обречённо.
- Подрублю, - пообещал Рун, улыбнувшись Лале с ласковым ироничным сочувствием.
Бабушка вышла. Отправилась готовить на двор. Летом в деревне печку стараются не топить в избе, чтобы жар не нагонять, у всех на улице есть что-то для готовки - у кого-то летние кухни - полноценные постройки, у тех кто победнее, как Рун с бабушкой, просто небольшая неказистая наружная печечка.
- Ну не расстраивайся, невеста моя дорогая, - попросил Рун по-доброму. - Ничего не поделаешь. Тем более, вроде вчера вечером я был весь твой. Довольно долго. Сегодня вечерком снова повторим, если хочешь.
- Хочу, - буркнула Лала.
- Я тоже.
Он отстранился осторожно.
- Рун, чем тебе помочь? - посмотрела на него Лала с энтузиазмом.
- Да вроде пока нечем, - пожал он плечами. - Дела все мужские.
Личико Лалы погрустнело.
- Ты выйди на двор, к бабуле, - предложил он. - Спроси у неё. Чтоб бабуля, да не нашла тебе работы. Так не бывает. Может готовить ей поможешь. А после в огороде.
- Хорошо! - обрадовалась Лала. - А в храм когда? На обряд?
- Чуть позже. Не с самого утра. Отец Тай так рано не встаёт. Как солнышко поднимется на половину до полудня, так и пойдём.
- Ладно.
Лала одарила его на прощанье милым загадочным взглядом и чарующей улыбкой. А затем полетела к выходу в огород.
- Лала, - позвал он её вдруг.
- Что, любимый? - обернулась она.
- Ты смени платьице, коли хочешь. Если не выйдет, я бабуле расскажу, что ты пыталась переодеться, а магии не хватило. Тогда ей не будет казаться странным или неуместным, что ты в рубашке моей или в чём-то ещё.
- И правда, Рун! - глазки у Лалы засияли. - Спасибо! Только мне пока магия нужна, чтобы вам с бабушкой помочь. А после обязательно сменю теперь. Мечтай об этом.
- Уже мечтаю, - кивнул он добродушно.
Лала рассмеялась негромко и снова полетела к выходу. А Рун ещё долго стоял, с улыбкой глядя ей вслед. Даже когда она скрылась из виду, даже когда раздался звук затворившейся за ней двери, он продолжал стоять и смотреть. Чувствуя себя очень счастливым.

*****


Заря ещё только-только отыграла алыми красками, а у барона в кабинете было достаточно многолюдно. Присутствовали сам он, сын его старший Саатпиен, советник, настоятель монастыря, начальник стражи и старый маг из города. Барон собственными руками плотно затворил дверь. Уселся в кресло. Остальные расселись тоже, глядя на него с ожиданием.
- Не все из находящихся здесь знают, зачем я вас призвал в столь ранний час, - начал барон, внимательно оглядев собеседников. - Вопрос великой важности. В котором жду помощи от вас и мудрого совета. Как вам известно, во владения мои по прихоти небес явилась фея. И замуж вознамерилась пойти... за дурака-плебея-нищеброда. Её нам надо у него отнять. Кому-то может показаться странным, что здесь собрался представительный совет из важных уважаемых людей из-за какого-то, смешно сказать, холопа. Глупее не придумаешь причины. Но дело не в холопе, дело в фее. Магическом волшебном существе. Отнять её задача не из лёгких. Причём задачка-то из двух частей. Во-первых, как отвадить от холопа. И во-вторых, как ей не дать уйти в свой мир, как у себя её оставить. Я к выводу пришёл, разумнее всего мне с феей попытаться породниться. Я думаю, сын мой, тебе пора жениться. На ней и женишься. Осталось лишь решить "сущий пустяк". Как это всё устроить. Нам нужен чёткий эффективный план. Без всяких "может быть не выйдет". Высказывайтесь.
- Отец, вы не шутите? - посмотрел на него в бесконечном удивлении Саатпиен.
- Здесь шутки неуместны, сын, - спокойно ответствовал барон. - Подобный шанс чтоб выпал, нужно чудо. Оно произошло волей богов. Теперь с умом распорядиться надо. И будем королями мира. Упустим - в дураках себя оставим.
- Но она же фея. Как можно замышлять худое против неё? Почти как святотатство, - не сдавался Саатпиен.
- Да где же здесь худое? - с искренним недоумением поинтересовался барон. - Наоборот, мы благо ей творим. Для ясности хочу добавить. Что фея рода знатного. Она скрывает это почему-то. Но кто не слеп, тот сразу различит. Манеры безупречны, речь, осанка... всё выдаёт высокородную особу.
- О боже мой! - вырвалось у настоятеля.
- Вот именно, - кивнул барон многозначительно. - Позволить смерду взять её в супруги. Это уму непостижимо! Она в беде. Огромнейшей. Великой. Я сам бы насадил его на меч. За столь ошеломительную дерзость. Не пожалел бы замарать в крови его холопской грязной свой клинок. Но как? Когда она под чарами влюблённости к нему. Она нам не простит.
- Потому-то, милорд, она и скрывает своё происхожденье. Чтоб избежать позора, - уверенно поведал настоятель. - Сама стыдится этих отношений.
- Вы правы, отче, - согласился барон. - Других причин как будто бы и нет.
- Отец, я вашу волю выполнить готов. Но не хотелось бы чинить обиды фее, - смиренно заявил Саатпиен. - Кроме того, мы тоже ей не ровня. Она богоподобное созданье. Быть может ровня ей король. Не знаю. Но знаю, стоит ей лишь захотеть, и принц за честь сочтёт пойти с ней под венец. И будет королевой. Не нашего полёта птица.
- Сынок, к чему эти слова? - с недовольством молвил барон. - Итак мы королю налоги платим. Ещё и фею отдавать? С чего бы? Ты вот подумай, если не вмешаться, то она выйдет замуж за холопа. Ты этого желаешь для неё? И мало бы того, что он холоп. Я спрашивал о нём, не поленился. С прискорбием хочу вам сообщить. Все говорят одно. Что он дурак и изверг. Обречь её его супругой быть... поистине граничит с изуверством. Ты рыцарь, благородный кавалер, ты даму защитить в беде обязан. По долгу чести, сын. Так вот, она в беде. Спасать бедняжку надобно. Немедля.
- Спасти это одно, но взять женою. Совсем другое, - мрачно возразил Саатпиен. - Это же как бы силой. Или обманом. Она... невинна. Это неправильно. Я подчинюсь, коли прикажете, но я так не хочу.
- Вот же заладил! - досадливо покачал головой барон.
- С таким настроем юному барону сложно будет сердце-то завоевать девицы, - заметил маг.
- Ничего, настрой поправим, - пообещал барон.
- Ваша милость, так может вам самому на ней жениться? - предложил советник. - Уж хватит во вдовцах ходить. Супружницу оплакали давно.
Барон рассмеялся весело, словно услышал хорошую шутку.
- Ну, я конечно не настолько стар. Но всё же и не молод, - произнёс он с сожалением. - Уж за меня-то фея не захочет.
- Вот вы представьте, ваша милость, вот вы, и вот деревенщина-холоп, - советник был совершенно серьёзен. - Если вас с ним сравнить, он выйдет что пустое место. Уж если он для неё хорош, вы будете вообще за принца.
- Ну если эдак рассуждать, то да, - задумчиво признал барон. - Тут никакого сравнения даже нету. Я и холоп. Смешно, ей богу. Любая выберет меня.
- Вот и славно. Раз отпрыск не желает, женитесь сами.
Барон сильно призадумался.
- Эх! Да! Попробовать-то стоило бы. Пусть так и будет. Раз не дорос сынок. Придётся самому... спасать девицу. Тогда вопрос, а как её отбить? Эй, маг, можно как-то рассеять её заклятье, чтобы перестала любить холопа?
- Навряд ли вы отыщете кого-то, кто был бы на подобное способен, - честно ответствовал старичок. - Здесь нужен маг неординарной силы. Великий. Мне такие неизвестны в наших краях. Есть кое-кто умелый, но далече. Покуда доберёшься, покуда привезёшь. Она уже и замуж выйдет. Да и захочет ли он помогать? Иль вознамерится себе присвоить фею? Могучие волшебники опасны. Им своенравие присуще.
- Разрушить чары можно и иначе. Нет человека, нету и проблемы с влюблённостью в него, - проронил начальник стражи.
- Всё верно, только здесь одна загвоздка, - развёл руками барон. - Как сделать так, чтобы его не стало? Его же в воровстве не обвинишь и не отправишь под шумок на плаху. Она нам не простит.
- Вообще-то тут есть много вариантов, - сказал советник. - Несчастный случай. Или вдруг злодей какой стрелу засадит в спину. Или исчезнет просто.
- Ну то есть душегубство? Ты предлагаешь своему барону? - усмехнулся барон.
- Ну да, спасать-то как-то надо, - без всякого смущения кивнул советник. - Заслуживает смерти негодяй. Посмел обманом фею, знатную особу, принудить стать его невестой. Поганый смерд. Сие не душегубство. Сие возмездие. Обидел ангела, небесное созданье. Потом, мы же не будем сами рук марать. В тавернах много шляется людишек, за пригоршню монет на всё согласных. Не сложно будет отыскать.
- Да вы с ума сошли! - воскликнул настоятель монастыря. - Убийство есть убийство! Смертный грех! Судите, если он виновен. Приговорите к казни. Но так... Нельзя! Вы в ад хотите?! Тем более, она же фея! Не божество, но около того! А вы её пытаетесь обидеть! Одумайтесь, пока не поздно!
- Святой отец, вы пыл-то поумерьте, - с нажимом посоветовал барон. - Смотри как разошёлся! Прежде чем здесь проповедовать, вставая в позу, подумайте о милостях моих, которыми живёт ваш монастырь. Ведь милость моя может и иссякнуть. Тут в вашей помощи нуждаются, а не в нравоученьях. В беде девица. Раз она почти что божество, как можно допустить чтобы она была осквернена каким-то смердом?! К тому же извергом и идиотом. Помыслить жутко! Вот где смертный грех. Оставить всё как есть и не вмешаться. Нас боги проклянут за это.
Настоятель сразу присмирел, успокоился. Задумался как будто ненадолго.
- Ну, если сей холоп и правда изувер, - произнёс он глубокомысленно, - то фею надобно действительно спасать. И безусловно здесь все средства хороши, когда мы о её печёмся благе. Ведь мы не осуждаем палачей, что головы срубают негодяям. Наоборот благословляем их пред этим правосудным делом. И топоры их тоже осеняем святыми знаками извечно. Тут вроде сходный случай. Если нужно, я сам благословлю того, кто героически возьмется избавить фею от злой доли, не побоявшись небо прогневить пролитьем крови.
- За что люблю жрецов, так это за благоразумье, - улыбнулся барон.
- Не богохульствуйте, - строго посмотрел на него настоятель.
- Не буду, не буду, - смеясь, пообещал барон. - Благословлять пожалуй никого не нужно, святой отец. Вы просто помолитесь там за нас. У алтаря. Чтоб нам сей грех простился. Одна проблема вроде решена. Теперь вопрос: как удержать, чтоб не ушла в свой мир, когда его не станет? Как сблизиться?
- Милорд, уж это самое простое, - промолвил жрец. - Она будет в печали. Ей нужен кто-то будет, чтоб утешить. Вот вы и утешайте. Тут и сблизитесь. Скажем ей, что надо все обряды невесте соблюсти. В знак уважения к усопшему. А это сорок дней. Достаточно, чтобы навести мосты.
- Пожалуй да, - обрадовано кивнул барон. - Вселяет оптимизм. С меня дары, святой отец, вашей обители.
- Воздастся ваша щедрость вам сторицей богами, - просиял настоятель.
- Ваша милость, прошу простить меня за прямоту, - сказал вдруг маг, - Но вы тут все в плену у заблуждений. Опасных. Вы хоть понимаете, что замышляете?
- Надумал мне дерзить, старик? - удивился барон.
- Да что вы, ваша милость. Хочу вас уберечь.
- И от чего же? От греха?
- Ни в коей мере. Я бы не посмел. Я же не жрец. От беды. Вы все тут к сожалению совсем не понимаете, кто такие феи.
- Ну просвети же нас, - воззрился на него барон недовольно.
- Когда вы делаете злое человеку. Допустим, магу. Если он захочет отомстить, он должен будет много сил потратить. Сначала надо выяснить виновных. А это трудно иногда и долго. Потом собрать все нужные снадобья. Быть может и вещицу раздобыть обидчика, иль прядь его волос. Неделями готовить ритуалы. Ждать нужного расположенья звёзд. Порой всё это занимает годы. А фея просто сделает вот так, - маг поднял руку и щёлкнул пальцами, - и скажет "пусть на всех, кто виноват, падут неисчислимые проклятья". - Он выдержал паузу и многозначительно добавил, - И всё.
- И всё? - недоверчиво переспросил барон.
- И всё.
Барон вздохнул:
- Какая неприятность. Так вроде всё сходилось хорошо. Старик, ты прям уверен в этом?
- У меня дома есть трактат о феях, древний, там всё описано, могу перечитать, чтобы ещё раз убедиться. Но да, уверен.
- Перечитай. А лучше принеси его сюда. И почитай нам.
- Почту за честь.
- Я знаю, что почтёшь. Давай поторопись.
- Я мигом, ваша милость.
Маг спешно вышел.
- Умеют же некоторые всё испортить, - с сожалением посетовал барон.
- Возможно он нас спас, милорд, - заметил начальник стражи.
- Возможно, - кивнул барон, - и всё же у нас был отличный план. И вот теперь всё снова начинай. Какие есть идеи?
- Нужна какая-нибудь хитрость. Это очевидно. Чтобы испортить их отношения, - произнёс советник.
- Например?
- К примеру, подослать ему девицу, чтоб соблазнила, - молвил настоятель.
- Когда у него фея, захочет ли глядеть он на девиц? - засомневался барон.
- Ну фея-то безгрешна, - поведал настоятель. - До свадьбы ничего у них не будет. Вот грешницу к нему и подослать. Тем более, он деревенщина и глупый, неопытный в таких делах.
- Ну да, довольно интересный вариант, - согласился барон. - Пожалуй стоит попытаться.
- Феи добрые, можно на доброте её сыграть, чтоб их поссорить, - предложил советник.
- И как? - осведомился барон заинтересованно.
- Так сразу не могу сказать. Но точно придумаю, я вам обещаю, ваша милость, - заверил советник. - Доброта это её самая главная слабость, как я полагаю, надо сюда и бить.
- Надеюсь на тебя, не подведи, - требовательно посмотрел на него барон.
- Не подведу, милорд.
- Ещё начать его опаивать вином неплохо было бы, - высказал мысль начальник стражи.
- Вот это очень мудро, - похвалил барон. - Вина не переносят феи. Совсем. Информация по ним скудна в моей библиотеке. Но про вино там чётко говорилось. Не любят ни само его, ни тех, кто пьян. В деревне есть у нас свой человечек. Её глава. Смышлёный вроде. Можно давать ему задания подобные. Пусть и следит за смердом заодно. Я думаю, нашу конечную цель он поймёт так или иначе. Тут догадаться-то не сложно. Но это даже хорошо, будет проявлять ретивость, чтоб нам помочь. Я знаю этаких людишек. Полезные.
- Стражники в деревне тоже приглядывают смердом и феей, и всё мне докладывают, - сообщил начальник стражи.
- Отлично. Что ещё? - спросил барон.
- Отец, хотела фея своего холопа водить с собою по гостям. Вот пусть и водит. К нам, - взял слово Саатпиен.
- И зачем? - искренне удивился барон.
- Тут выгод сразу несколько. Во-первых, она у вас совета испросила на этот счёт. Вы ей ответ дадите, такой что ей придётся по душе, а значит более в доверие войдёте. И во-вторых, когда смерд будет здесь, она всё время сможет наблюдать ту разницу, что есть меж ним и нами. Заметней будет ей на нашем фоне, какой он неотёсанный, и грубый, и некультурный, и аляповатый. Ей очевидно станет стыдно за него. И чувства поуменьшатся быть может. Если любовь магически возникла, ведь это же не значит, что она всегда в одной поре будет по силе. Наверняка способна изменяться, слабее становиться, остывать. Вдруг чувства феи сами и пройдут, и нечего нам делать не придётся. Греховного.
- И что ж, его за стол садить с собой? Как ты себе такое представляешь? - покачал головой барон.
- За стол конечно не хотелось бы, - согласился Саатпиен. - Но что вы ей ответите, отец? Совета ждёт от вас. Здесь ставки высоки. Я потерпел бы ради высшей цели.
- Терпенье это добродетель, - улыбнулся барон. - Жаль что не всем она присуща. Как ты сестриц своих уговоришь трапезничать в компании со смердом?
- Прикажете им.
Барон одарил его весёлым взглядом.
- Наивный юноша. Но в чём-то ты и прав. Ответить то, что ей придётся не по нраву, самоубийственно для наших планов. А ей под чарами любви охота, чтобы он был с ней. По правде говоря, она просила вовсе не совета. Это была замаскированная просьба пускать его сюда. Сколь ни прискорбно, но мне придётся согласиться. Пусть если хочет, то берёт его с собой. За стол его конечно не посадишь. Предложим ей кормить его отдельно от нас, однако в точности как гостя, с обслуживанием слугами, с подачей того же самого набора блюд. Она дворянка, думаю оценит сей шаг наш доброй воли благородный. Ей нужно сообщить наше решенье.
Он посмотрел на советника.
- Сделаем сегодня же, - заверил тот.
- Когда смерд будет здесь обедать, ему еду подсаливать обильней надо, а из напитков только вина подавать и ром, - промолвил настоятель.
- Ай да святой отец! - похвалил барон. - Хитёр! Придумано великолепно. Так мы и станем поступать. Хотя бы пользу извлечём для себя из того, что надо привечать плебея. Не будет столь противно.
- Вообще это выгодно, ваша милость, вытаскивать его сюда, - отметил советник. - Когда он сидит безвылазно в своей деревне, с ним трудно что-то делать. Хорошо, что фея хочет брать его с собой.
- Пожалуй так, - кивнул барон. - Ещё какие будут предложенья?
- Я помолюсь богам, - сообщил настоятель. - Вдруг да пошлют для вас, милорд, удачу. И он умрёт сам по себе. Отравится грибами, скажем. Иль заболеет. Иль несчастный случай.
- Я сомневаюсь, что это поможет, - с сожалением признался барон. - Но попытайтесь. Коли сам подохнет. О, я сумею отблагодарить. И вас, и монастырь ваш.
- Веруйте! - со значимостью изрек настоятель. - И воздастся вам.
- Мой лорд, - произнёс начальник стражи, - несчастный случай можно и подстроить. Так риски все для нас сведём на нет. Если действительно поверит фея, что всё произошло по воле неба, не будет у неё и поводов для мести.
- Мысль дельная, - задумчиво отозвался барон. - Но всё же для начала, пожалуй, стоит изучить трактат. И после уж продумаем конкретно, как безопасней смерда извести.
- Его надо занять чем-то, - предложил советник. - Чтоб был почаще вне своей деревни. Работу в замке дать.
- Позвать учиться ратному искусству, - поддержал его начальник стражи. - Все юноши об этом грезят. А если не захочет, сделаем намёки, что фею нужно защищать уметь. Когда вокруг мечи и арбалеты, легко несчастью скорбному случиться. К тому же будут рядом с ним лихие парни. Кто до вина охоч и до девиц. Помогут и ему к грешному пристраститься.
- Боюсь, у феи могут быть иные планы, на то, как жениха пристроить, - посетовал барон. - Тогда она воспримет негативно, как грубое вторженье в свою жизнь, любые наши инициативы по поводу его занятий. Тут надо осторожность проявить. Узнать сперва, чего она сама желает насчёт него. Потом уж что-то делать. Хотя конечно было бы неплохо определить его кадетом в гарнизон. И под рукой бы был всегда, и не мешался. Удобно.
Наступило молчание. Барон обвёл всех пристальным взглядом:
- Смотрю, иссякли в вас идеи, господа. А у меня вот есть ещё идейка. Нам надо слухов несколько пустить. Слух первый, что он снова клад нашёл. Другой, не мельника. И этот клад припрятал. Что он довольно состоятельный теперь. Второй слух, что он сердится на фею, за то что не пускает его в ложе к себе до свадьбы. И пытается найти девицу посговорчивей. Слух третий, что по безмерной глупости своей про клад не один раз уж проболтался, и если подпоить его получше, наверняка расскажет где зарыл.
Барон снова оглядел всех, ожидая реакции собеседников
- Про слухи я, признаться, не подумал, - извиняющимся тоном сказал советник. - Великолепно, ваша милость. Девицы станут липнуть сами. Или хотя бы глазки строить. У феи пробуждая ревность. Найдётся множество глупцов, кто будет подпоить пытаться. А нам и делать ничего не надо.
- Я бы добавил к вашей мысли, мой лорд, ещё четвёртый слух, - промолвил начальник стражи. - Известно, что он зол. Вот пустим слух, мол, он на фею злится, что она до свадьбы не пускает его в ложе, и уж поколотил её однажды. Она же, будучи магически влюблённой, даже когда он бьёт её, не может сердечных чувств своих к нему преодолеть, что видели, как он её ударил, она упала, и ползла к нему, в слезах, и всё твердила о любви своей безмерной. А он смотрел на это и смеялся.
- Вот это да! - выдохнул барон в восхищении. - Так живописно ты всё расписал, мой друг. У меня прямо картина перед глазами встала. Как он ударил, а она ползёт. И плача шепчет о любви. А он хочет злобно. Пожалуй, все поверить могут. Особенно, в столь ярких красках услышав эту небылицу. Возненавидят его люто. А чем сложнее им живётся, тем легче нам на них влиять. Молва великое оружье. Когда оно в руках умелых. Изрядно покалечить может. И даже жизнь отнять порой.
- Нельзя подобный слух пускать, милорд, - заметил настоятель осторожно. - Ведь фея почитай что бог. Её обидеть святотатство. Придёт толпа и растерзает смерда.
- Ну и прекрасно, - порадовался барон. - Нам не придётся рук марать.
- Никак нельзя, - возразил настоятель. - Ярость толпы кого угодно напугает. Увидит фея это зверство, уйдёт немедленно в свой мир. Ничем уж не прельстишь. Людей бояться станет.
Лицо барона приобрело разочарованное выражение.
- Вы правы, отче, - нехотя признал он. - А жаль. Красивая задумка.
- Нам всё же стоит её использовать, милорд, - обратился к нему советник. - Просто надо её смягчить. Без ярких красок, скажем, обижает, и всё. Пускай народ его невзлюбит.
- Согласен, - кивнул барон.
Наступило молчание. Барон встал из кресла, потянулся.
- Всё, больше никаких идей? - поинтересовался он у присутствующих.
Советник с виноватым видом развёл руками.
- Тогда ждём мага и его трактат, - произнёс барон. - Я вас покину ненадолго. А вам, скажу, чтоб принесли вина. Вы поразмыслите ещё. Получше. Времени у нас в обрез. Надо действовать очень быстро.
- Пол года аж до свадьбы, - напомнил Саатпиен. - Как будто времени полно, отец.
- Ах, сын, - покачал головой барон, словно пеняя ему на недальновидность. - Тут дело-то не в свадьбе. О фее слухи быстро полетят. Во все концы державы нашей. Соседи станут набиваться в гости. Не всякому посмеешь отказать. Начнут мешаться, путая нам карты. А там уж и король прознает. Пришлёт сюда каких-нибудь вельмож. С отрядом рыцарей. А то и сам приедет. И если фея в тот момент не будет мне женой. То заберёт, никак не удержать. У нас два месяца есть где-то на всё дело. От силы три, не более того. Нам надо очень-очень торопиться.
- Милорд, тогда вы съездите сегодня сами к фее. Чтоб сообщить ей спрошенный совет, - предложил советник. - Так ей покажете своё расположенье. Начнёте наводить мосты. Раз ею повод дан для личной встречи, грех не воспользоваться. Ну и заодно уговорите снова замок посетить.
Барон задумался.
- Спасибо, друг, ты прав. Так и сделаю, - промолвил он. - Повод действительно она как будто бы мне дала сама. Глупо его упускать. Сказать по правде, очень хочется увидеть её снова. Прелестница.
На последних словах он улыбнулся. Советник и настоятель с пониманием вежливо улыбнулись в ответ. Барон вышел, затворив за собою дверь. Настроение у него было взволнованное и приподнятое. В глазах отражалось бесконечность сладких грёз.
"Да", - размышлял он с радостным удивлением. - "Надо же! Жених. И коли выгорит жениться... тут дело даже не в её волшебных чарах. Не только в них. Чертовка хороша! Как хороша! Любых усилий стоит. К тому же ангельски невинна. Это тоже влечёт к ней чрезвычайно почему-то. Хотелось б её бросить на кровать. И целовать, и целовать. Пусть даже против её воли. Вот так мечты. С ума схожу я что ли? В мои-то годы".

*****


Время похода в храм быстро приближалось. Лале пришлось перестать помогать бабушке, чтобы заняться своим внешним видом. Да, она не могла замараться. Но ползанье на коленках по грядкам всё равно проблема для девушки с очень длинными волосами. Они немного спутываются, в них застревают сухие травники. Лала сидела на лавочке рядом с домом, расчёсывая свои пряди гребешком. Рун неподалёку колол дрова. Лала поглядывала с озорным видом на него, он с улыбкой на неё.
- Нравится мне очень наблюдать, Лала, как ты расчёсываешь волосы, - признался он вдруг. - Что-то волшебное в этом есть. Завораживающее. Не знаю, как сказать правильно, что ощущаю.
- Тут есть секретики свои, - чуть иронично посмотрев на него, поведала Лала. - Надо сесть пограциознее. Чтоб подчеркнуть изгибы тела. Кавалеры всегда тают от подобной картины. Да и сами длинные волосы на вас действуют неотразимо. Когда за ними ухаживаешь, на вид их выставляешь, вот вы и воодушевляетесь. Они придают обличью больше женственности. А женственность притягательна для мужчин.
- Так ты меня поддразниваешь как бы? Когда расчёсываешь?
- Ну что ты, милый, - по-доброму молвила она. - За столь длинными волосами и правда уход нужен. Это непросто. Даже для феи. Но раз их надо расчесать, почему бы и тебе не сделать приятное. И себе. Ведь это же приятно, когда твой суженый на тебя смотрит в восхищении. Пойми, хороший мой, такие моментики и придают отношениям очарование. Привносят в них романтику. Я делаю нечто простое и обыденное для себя. А ты мной любуешься. Словно чудо какое-то лицезришь. Это согревает мне сердечко.
- А это ничего, что ты мне выдаёшь великие девичьи тайны? - поинтересовался Рун весело.
Лала рассмеялась.
- Это не великие тайны, Рун. Это секретики. Знаешь в чём тайная суть секретиков? Когда делишься ими с кем-то, это тебя с ним сближает. Ты теперь мой. Давно уже. Если бы я тебя завоёвывала, раскрывать тебе секретик про расчёсывание волос может и не следовало бы. А сейчас наоборот. Ты будешь понимать, что я стараюсь сделать тебе приятное. Что ты мне дорог. Это тоже будет сближать нас.
- Всё-то ты знаешь, милая. Об отношениях. Каждая мелочь по полочкам, - подивился Рун. - Ты умная.
- Ах, Рун, я же девушка, - улыбнулась Лала. - Девушкам дано такое понимать. Потому-то мы и крутим парнями как хотим. Вы не очень-то догадливы, когда речь идёт о сердечных делах. К тому же я фея объятий. Мой дар - умение влюблять в себя. Я подобные вещи просто чувствую.
- Значит ты крутишь мной? А-я-яй, как не стыдно, а ещё фея, - покачал он головой с шутливым укором.
- Я очень хорошая, - лукаво глядя на него, поведала Лала. - Я это говорила в общем. Про девушек. Не про себя. Я тобой совсем-совсем не кручу.
- Охотно верю, - усмехнулся Рун.
- Вот и правильно, заинька мой, - похвалила Лала. - Галантный кавалер не позволяет себе высказывать вслух сомнения в правдивости дамы. Рун, хочешь мои волосы порасчёсывать?
- А можно? - неуверенно спросил он.
- Пожалуй да.
Рун воткнул колун в чурку для рубки дров, сел рядом с Лалой на лавочку. Она подала ему свои золотистые пряди и гребешок. Сама прижалась к нему плечиком. Рун принялся очень осторожно водить гребешком по волосам.
- Что-то даже разволновался малость, - проговорил он смущённо. - Такие у тебя мягкие волосы. Словно шёлк.
- Как ты осторожно расчёсываешь, - порадовалась Лала. - Ни разу не дёрнул. Спасибо, любимый.
- Да не за что, дорогая невеста. Какие ты мне ещё секретики отроешь? Расскажи, мне интересно.
- Не знаю, - Лала призадумалась. - Да вот хотя бы о ласковых именах. Нам очень повезло, Рун, что мы стали называть ими друг друга.
- Что ты имеешь в виду? - удивился он. - В чём здесь везение?
- Мы решили пользоваться ими волей случая. Вот в чём. Я не осознавала, как это важно. Лишь сейчас догадалась. Начав их использовать, мы словно перешли черту в близости. Которую иначе никак не пересечь. Мы практически родные теперь.
- Немного не понимаю, о чём ты, - признался Рун. - По-моему как ни называй, всё едино. Ничего не меняет. Главное, что чувствуешь.
- Ты мужчина, Рун, мужчинам это трудно воспринимать. Столь тонкие моментики. Но на сердечко твоё они действуют, уж поверь мне. Оно их различает. Чувства хотят выхода, хотят проливаться на кого-то. Тебе нельзя меня приласкать рукой. Но можно ласковыми именами. И ты ласкаешь, и тебе нравится ласкать. Мы так выказываем, что дороги друг другу. И зная там, внутри, сердечком, что дороги, всё больше доверяем. Ты мне, а я тебе. Сближаемся.
- Могла бы позволить и рукой ласкать. Чуть-чуть, - деланно омрачался Рун.
- Могла бы, мой котёнок. Если бы мы были парой не понарошку. Для понарошку этого всё же нельзя. Ты вон итак мне волосы расчёсываешь. Ты, между прочим, первый из мужчин, кто это делает. Кому я разрешила.
- Ну ладно, коли так, - утешился он.
- Всё, Рун, теперь моя очередь, - заявила Лала радостно.
- Очередь чего? - не понял Рун.
- Тебя причёсывать.
Рун рассмеялся, словно услышал нечто очень забавное.
- Я серьёзно, - поведала Лала весело.
Они смотрели друг другу в глаза, и по её взгляду он всё больше понимал, что она и правда не шутит.
- Я же не девица, - усмехнулся Рун.
- Мужчины тоже причёсываются, суженый мой. Вся знать. Рыцари. Ты же хотел быть рыцарем?
- Не надо, - попросил он.
- Надо, - мягко но настойчиво возразила Лала.
- Буду глупо выглядеть.
- Нет, будешь красавец. Ну пожалуйста, любимый. Не упрямься.
Она мило буравила его очаровательными глазками. Рун вздохнул обречённо.
- Ну ладно. Меня и так все дурачком считают. Хуже не будет, я думаю. Крутишь мной, да?
- Должна же я быть настоящей девушкой, - ответствовала Лала довольно.
Он передал ей гребень. Лала встала пред ним, осмотрела его голову. Рун имел небольшую надежду, что это всё же шутка, и она сейчас сядет обратно. Но Лала и правда принялась водить гребнем по его волосам. Ему оставалось только смириться. Рун вдруг ощутил, что происходящее ему приятно, ему нравится её забота о нём, нравится то, что она делает с ним и для него, как могла бы делать мама, или сестра, или жена. Кто-то самый родной.
- Между прочим, ты тоже первая, кто меня причёсывает. Не только из девиц. Вообще, - проронил он.
- Я уже заметила, - рассмеялась Лала. - Эта шевелюра расчёски не знавала, сразу видно.
Она расчёсывала очень старательно. И с одной стороны, и с другой, и спереди, и сзади, придирчиво осматривая результат своих действий.
- Что-то подозрительно, - проговорил Рун с сомнением. - Гребень зацепится, и вдруг раз, как по маслу идёт дальше. Ты там случаем не колдуешь?
- Всё может быть, - радостно отозвалась Лала. - Но этого наверняка ты не узнаешь, мой дорогой.
Наконец она закончила. Осмотрела его голову последний раз с удовлетворением:
- Ну вот, так гораздо лучше. Ты симпатичный. Как бы не отбили.
- Мне почки? Мужики? За глупый вид? - пошутил он.
- Соперницы, Рун, - улыбнулась Лала.
- Ты думаешь, они у тебя есть?
- Всё может быть. Теперь обними меня, заинька. И надо бы уже пожалуй в храм идти, - попросила Лала.
Рун встал, прижал её к себе. Она мгновенно расцвела счастьем. Вздохнула умиротворённо.
- Чудо ты моё крылатое, - молвил он нежно.
- О, что-то новое придумал, как меня назвать, - порадовалась Лала. - Мне нравится, милый.
- А мне нравишься ты.
- Ты мне тоже. Очень.
- Сильно странно выгляжу? - добродушно спросил он.
- Ну нет же, Рун, нет, что ты, - ласково-ласково произнесла Лала. - Ты пойми, я тебя люблю. Ты мой кавалер. Мой жених. Я хочу тобой гордиться. Всем-всем, и внешним видом, и опрятностью. Мне приятно. Так правда лучше. Верь мне. Я никогда не сделаю тебе дурного, не выставлю в глупом свете, тем более в шутку или из прихоти. Ты мне дорог. Наоборот, я забочусь о тебе. От всего сердечка.
- Спасибо, славная моя, - сказал он тепло. И с усмешкой добавил, - Только меру в заботе тоже надо знать.

Ещё приближаясь к храму, Рун с Лалой услышали исходящий из него странный шум. Они переглянулись недоумённо, на вопросительный взгляд Лалы Рун молча пожал плечами, показывая всем своим видом, что сам не понимает, отчего сей шум происходит. В этот раз никто их пред дверями храма не встречал. Они зашли внутрь и тут же слегка оторопели от открывшейся картины. В храме собралось с дюжину священнослужителей, одни в обрядниках жрецов луны, другие солнца, третьи неба, четвёртые северной звезды, южных звёзд, звёзд. В общем, были жрецы всех мастей. Но самое поразительное заключалось не в этом, не столь представительной компании посвятивших себя богу людей, а в том, что сеи святые отцы активно мутузили друг друга. Кто-то таскал кого-то за бороду, кто-то за космы, кто-то колотил по голове томиком псалмов, сидя сверху, кто-то махал кулаками. Всё это сопровождалось воем, воплями, сопением, выкриками отдельных коротких фраз вроде "вот тебе" или "познай кару божью". У Лалы от увиденного отвисла челюсть. Рун тоже слегка впал в ступор. Дерущиеся были настолько увлечены своим занятием, что не сразу заметили приход новых лиц. Но как только заметили, немедленно застыли как вкопанные, в тех позах, в которых были, сидя друг на друге, сжимая зажатые в кулаках чужие волосья. Все дружно уставились на Лалу, и физиономии святых отцов, расцарапанные, в свежих ссадинах, у некоторых с фингалом под тем или иным глазом, расплылись в улыбках умилённого изумления.
- Что тут происходит? - спросила Лала чуть испуганно и расстроено, с растерянностью.
- Ве... ведём... научный диспут. Об аспектах обряда очищенья, - кое-как выдавил из себя самый ближний к ним из священнослужителей, в обряднике жреца солнца, посмотрел с недоумением на свой кулак, в котором был зажат клочок чужой бороды, разжал кулак. Клочок бороды упал на пол.
- Это диспут? - поразилась Лала. - Даже боюсь представить, как проходят у вас консилиумы или конференции.
Жрецы отпустили друг друга, стали спешно приводить себя в порядок, со смущением. В то же время они продолжали неотрывно таращиться на Лалу, не в силах отвести от неё взгляды, словно пытаясь убедиться, не сон ли она, и с трудом веря в её реальность. Кто-то выглядел потрясённым, кто-то ошеломленным, кто-то пребывал в смятении, кто-то светился наивной детской радостью.
- Простите нас великодушно, увлеклись, - виновато извинился всё тот же жрец солнца взволнованным голосом. - Некоторые научные дилеммы... сложны для разрешения. В горячке спора перешли границы. Уж очень все хотели вам помочь, госпожа наша.
- Спасибо, добрые святые отцы, - подбадривающе улыбнулась Лала. - Мне лестно. Но драться всё же некрасиво. Особенно служителям богов. Вы ж не мальчишки.
- Ещё раз просим нас простить, - вздохнул жрец солнца, тоже улыбнувшись.
Тем временем отец Тай осторожно вылез из-за идола Бога Небо, приблизился к Лале и Руну.
- Святые отцы, почему вас здесь так много? - мягким тоном поинтересовалась Лала. - Неужто это нужно для обряда?
- Здравствуйте, госпожа, - произнёс отец Тай. - Нет, достаточно одного жреца. Святые старцы и наиболее просвещённые учёные мужи из местной обители, заслышав о вашем желании подвергнутся обряду очищения, настоятельно вызвались помочь, дабы провести его безупречно и безошибочно.
- Доброе утро, отче, - поприветствовала его Лала. - Я понимаю, что всем хочется оказать помощь фее. Но и вы меня поймите, добрые святые люди. Общение с богами, это интимно. Я пришла к ним, а не на смотрины. Я хочу немножко уединения. Давайте, здесь останется отец Тай и ещё кто-то один, кто наиболее умел в проведении обряда. А остальные всё же удалятся. Прошу вас, не обижайтесь.
- Ваше слово для нас закон, госпожа, - смиренно заявил жрец солнца.
- Только уж пожалуйста, выясняйте, кто наиболее умелый из вас, без... кулачных диспутов, - мило разулыбалась Лала.
Жрецы ответили ей негромким нестройным смехом, стараясь показать, что оценили шутку.
- Думаю, отец Геон самый лучший в проведении обряда очищения, - высказал своё мнение жрец солнца.
- Воистину так, - кивнул стоящий поблизости от него жрец неба.
Остальные одобрительно завторили:
- Пусть будет Геон.
- Геон хорош.
- С его трактовками я не согласен. Но боги благоволят ему. Пусть будет он.
- Значит, решено, - подытожил жрец солнца.
- Благодарю вас, братья мои, за доверие, - отозвался священнослужитель в обряднике жреца южных звёзд, на вид наиболее молодой из собравшихся, совсем без седины в бороде и на голове, высокий, худощавый, черноволосый, с умными внимательными глазами, впрочем, один из которых легкомысленно обрамлял смачный синяк. - Я приложу всю веру, все силы и всё старание, чтоб боги снизошли до феи и ниспослали ей благодать.
Жрецы сотворили над ним знак благословения. Затем над Лалой тоже.
- Чтож, мы пожалуй удалимся, госпожа, - обратился к ней жрец солнца. - Простите нас за недостойное зрелище, которое вам довелось увидеть. Сие от рвения лишь в жажде вам помочь, переусердствовали.
- До свидания, добрые святые отцы, - ответствовала она тепло. - Была рада встретить вас. Я не помыслю о вас дурно ни за что, усердие бывает и чрезмерным, я это понимаю, и ценю, ведь вы ради меня старались. Не обижайтесь, пожалуйста, что попросила вас меня оставить. Если позволите, возможно, когда-нибудь обитель вашу навещу.
- Визит ваш был бы честью нам огромной. Но лучше воздержитесь, госпожа, - учтиво попросил жрец солнца.
Лала с удивлением посмотрела на него.
- Поймите, - продолжил он чуть с юмором, - немало наших братьев подолгу не были в миру. Девиц не видели кто пять годов, кто десять, есть и поболе. Когда они узреют вас, столь распрекрасную, столь дивную собой, в подобном... очень смелом облаченьи. Боюсь, покой и сон утратят. И будут думать много о греховном. Помимо своей воли.
Лала разулыбалась.
- Действительно, - промолвила она мягко. - Я не подумала. Тогда прощайте, дорогие святые отцы. Быть может свидимся ещё когда-нибудь.
- Благословенны будьте, госпожа.
Жрецы снова сотворили в её сторону знаки благословенья и дружно потянулись к выходу. Вскоре дверь закрылась за последним, оставив в храме только Руна, Лалу, отца Тая и отца Геона. Наступила тишина. Лала выжидательно глядела на святых отцов, словно вопрошая "что дальше"? Отец Геон молчал, будто в забытьи, взирая на неё. Отец Тай имел озабоченный вид, переводя взгляд то на Лалу, то на коллегу.
- Думаю, вас надо представить друг другу, - заметил он наконец. - Госпожа моя, это отец Геон, монах обители местной. Учён, талантлив, уважаем, известен своим даром целителя. От рядовых обычных хворей он не лечит. С простудой и подагрой ни к нему. Но если хворь особая, такая, что непонятно в чём она, порой способен от неё избавить. А это, отец Геон, фея Лаланна, посланница другого мира, вершительница добрых чар. Часть из которых я и сам имел огромнейшее счастье наблюдать. И с ней поймавший её отрок Рун, её жених.
- Приятно познакомится, отче, - вежливо сказала Лала.
- Мне честь служить вам, госпожа, - взволнованно проговорил отец Геон. - Я... я в смятеньи полном, если честно. Все знают, в нашем мире множество чудес. Изобретательности неба нет предела. Но видя вас... О боже!
Он замолчал. Лала смотрела на него с доброй улыбкой, спокойно ожидая.
- Можно я на вас полюбуюсь хоть минуту? Дабы запечатлеть вас и сей момент нашей встречи навсегда в своём рассудке, - смущённо задал вопрос Геон с виноватым видом. - Когда начнётся обряд, мне придётся полностью сосредоточиться на нём, и вас уж я не очень буду замечать, госпожа. Мне станет не до лицезренья.
- Конечно, - мягко ответила Лала. - Любуйтесь, я всё понимаю.
Снова наступило молчанье. Отец Геон глядел на Лалу, поначалу с растерянным интересом, но постепенно на его лице всё более проявлялось выражение смеси радости, тоски и благоговения. Наконец он вздохнул:
- Спасибо, добрая госпожа. Я запомню нашу встречу навсегда. Так странно. Сидишь в обители годами, не помышляя даже и в мечтах увидеть чудеса. И вдруг судьба сама тебе устраивает встречу с волшебным существом из сказок. Чудны дела твои, Бог Небо.
- Быть может это вам награда за праведность, - предположил отец Тай.
- Спасибо, брат мой, но всё же есть много праведников гораздо достойнее меня, - скромно возразил Геон. - Чтож, приступим. Сейчас всё приготовлю. Минуточку.
Он отошёл к алтарному подиуму, достал из сумки, стоявшей там, верёвку ярко жёлтого цвета. Разложил её перед подиумом в фигуру, напоминающую круг, но не замкнутый до конца. Достал из сумки аккуратно свёрнутую расшитую золотом плащаницу, изобилующую узорами и изображениями рун, развернул, разложил внутри круга. Достал серебряную чашу треугольной формы, тоже поставил внутри круга. Достал миниатюрный изящный серебряный кинжал, положил рядом с чашей. Там же вскоре оказались два овальных гладко обточенных камушка из белого мрамора, совершенно одинаковые на вид, величиной с перепелиное яйцо, и квадратная тряпочка размером чуть более носового платка, подобно плащанице богато расшитая.
- Это всё святыни большие, - тихо поведал Лале отец Тай. - К примеру плащаница, ей уж за 80 лет, её святой древний старец Маэль освещал собственной кровью, к ней прикасались короли. И вот теперь она лежит в моём храме прямо на полу. Немыслимо! Я рад, что обратился к братьям. Они, как и я, считают, что вы госпожа, достойны самого лучшего.
- Для меня это очень-очень большая честь, - полушёпотом отозвалась Лала со смущённым личиком. - Но зачем же столько... беспокойства, отче? Я думала, вы сами проведёте обряд, ну... как бы... по-домашнему. А тут и дюжина монахов просвещённых, и святыни великие. Чрезмерно. Не нужно было.
- Простите, я с вами не соглашусь, дочь моя, - уважительно возразил отец Тай. - Поймите же, вы чудо! У нас все только рады вам помочь, хоть как-то оказаться вам полезны. Что до святынь, я думаю, отныне их станут ещё боле почитать, когда они соприкасались с феей. В обители гордиться будут этим. Предмета святость ведь не в нём самом, а в том, что было с ним, кому он был потребен. Мне ваша скромность очень по душе, вы добродетельны, сие весьма отрадно. Но в данном случае отсутствуют причины, чтоб вам её излишне проявлять. Вы только осчастливили здесь всех - меня, наш храм, обитель, моих братьев - нас честью одарив обряд для вас исполнить. Надеюсь, он вам пользу принесёт.
- Спасибо, добрый отче, - тепло поблагодарила его Лала.
Тем временем отец Геон достал из сумки бутыль, налил из неё воду в чашу, после чего убрал бутыль обратно в сумку. Сумку он вынес из круга, поставив в стороне.
- Всё готово, - сообщил он сдержанно, вернувшись к остальной троице. Сотворил над Лалой знак благословления. - Пройдёмте со мной, дочь моя.
Лала послушно отправилась за ним. Рядом с разложенной на полу верёвкой отец Геон остановился.
- Здесь нужно вам разуться и войти в круг, не переступая его, через его разрыв, - попросил он.
Лала скинула туфельки, прошла внутрь круга меж несомкнутыми концами верёвки.
- Ступайте прямо на плащаницу, - промолвил отец Геон.
Лала послушалась. Отец Геон тоже разулся, вошёл вслед за ней в круг, присел и сомкнул оный, завязав концы верёвки в узел. Круг был достаточно большой, чтобы внутри него свободно перемещаться. Отец Геон поднял два белых камня, лежащих около плащаницы, окунул их в чашу и протянул Лале.
- Возьмите в каждую руку по камню, зажмите в кулаки и уж не разжимайте до самого конца обряда, пока я не скажу.
Лала всё выполнила. По её личику было видно, что ей и любопытно, и волнительно.
- Вы можете лежать на спине, дочь моя, вам крылья не мешают? - озадачился отец Геон.
- Нисколечко не мешают, - ответствовала Лала.
- Тогда ложитесь на плащаницу на спину, головой к алтарному подиуму.
Рун думал, сейчас крылышки Лалы опадут, став мягкими к удивленью жрецов, но удивила она его самого, просто расправив крылья и прижав к телу, в результате, когда она легла, они распластались под ней и были видны во всей красе, словно обрамляя её, подчёркивая её собственную красоту. Не залюбоваться невозможно.
- Отведите руки от тела на небольшой угол, - повелел отец Геон.
Лала чуть расставила руки в стороны.
- Ещё, - сказал отец Геон. - Ещё, ещё. Вот так. Идеально! Теперь лежите спокойно, ни о чём не волнуясь.
Он сел на колени напротив ступней Лалы, стал творить над ней знак покаяния, бормоча молитву. Отец Тай с интересом подсчитывал число знаков. А Геон всё творил, и творил, и творил.
- Восемьдесят! - шепнул отец Тай Руну, когда Геон всё же окончил начертание. - Восемьдесят знаков! И это читая молитву. Как можно делать это, читая молитву, и не сбиться, я не знаю. Отец Геон великий мастер!
Геон тем временем поднялся, взял чашу, подошёл к правой руке Лалы, присел рядом на колени, полил кулачок Лалы с зажатым камушком водой, зачерпнув ту в горсть рукой. Потом прошёл к левой руке, сделал то же самое. Вернул чашу на прежнее место, принялся медленно ходить вокруг Лалы по часовой стрелке, бормоча молитву и сотворяя над ней знак испрашивания благодати. Отец Тай снова озаботился подсчётом начертаний. К своему безмерному огорчению он несколько раз сбился, но тем не менее приблизительное количество определить смог.
- Больше ста! - в неописуемом изумлении сообщил он. - Больше ста! Вот что значит сила просвещенья! Великий муж учёный. Одаренный талантами богами.
Отец Геон снова взял чашу, прошёл с ней к стопам Лалы, сел на колени, полил сначала правую стопу, затем левую. Встал, вернул чашу обратно. Теперь уж принялся ходить против часовой стрелки вокруг Лалы, бормоча молитвы и творя знак очищения. Отец Тай более не пытался считать, просто смотрел на всё это действо с восторженным благоговением. Лала лежала, чуть разомлевшая, словно убаюканная происходящим. На её личике было умиротворение. Отец Геон закончил творить знаки, взял чашу, прошёл к голове Лалы, сел рядом на колени.
- Закройте глаза, дочь моя, и пока не открывайте, - попросил он.
Лала послушалась. Он немного полил ей лоб. Поставил чашу рядом с собой. Взял расшитую рунами тряпицу, опустил в чашу, дал ей пропитаться водой. Вытащил её, отжал неторопливо, развернул, положил Лале на лицо. Далее начал водить над головой Лалы руками, делая круговые движения во все стороны и читая молитву, бубня её громче, чем прежде, но столь монотонно, что слова сливались, затрудняя разобрать их.
- Ой! - проговорила Лала вдруг удивлённо и радостно.
А Геон всё продолжал бубнить и выполнять пассы руками. Этот длилось долго. Может пять минут, может десять. Его голос не то чтобы усыплял, но слегка отключал сознание ровным размеренным звучанием. Рун на какое-то время будто выпал из происходящего. Вроде бы и не спит, однако и полноценным бодрствованием сие состояние сложно назвать. Странно себя чувствовал. Словно частично не здесь сейчас.
Рано ли, или поздно, но настал момент, когда в храме воцарилась тишина, вернув Руна в реальность. Отец Геон замолчал. Сложил руки на коленях с усталым видом. Вздохнул облегчённо. Снял с лица Лалы тряпицу, свернул, положил рядом с чашей. Взял кинжал, поднялся, прошёл к противоположной части круга, со стороны ног Лалы, разрезал его, развёл концы верёвки. Вышел через образовавшийся проход.
- Открывайте глаза и поднимайтесь, дочь моя, - сказал он.
Лала встала. Личико её было немного потерянным, но при этом сияло детским восторженным воодушевлением.
- Пройдите ко мне через разрыв в круге, - позвал её отец Геон.
Лала неуверенной походкой проделала необходимые шаги, оказавшись подле него. Отец Геон протянул к ней руки ладонями вверх:
- Передайте мне камни.
Лала положила ему камушки на ладони.
- Вот и всё, дочь моя, - поведал отец Геон. - Как вы себя чувствуете?
- Удивительно! - отозвалась Лала радостно. - Очень... необычно. Сначала... в начале обряда... мне просто спокойно стало. А потом. После того, как вы тряпицу мне на лицо положили. У меня вдруг горячо сделалось в животике. Словно печечка там. И через всё тело от ног к голове прошёл луч света. И мне стало хорошо-хорошо! И до сих пор так. И печечка греет, и луч светит, и хорошо. Что это?
Отец Тай подошёл к Лале и Геону. Рун последовал его примеру.
- Это у меня дар такой, - пояснил Геон. - Когда я был юношей в послушниках ещё, обнаружился. Не на всех и не всегда действует, но ежели действует, то именно так. Все описывают свои ощущения примерно как и вы, госпожа. Это значит, боги обратили на вас свой благодатный взор. Иногда исцеляются после. Иногда просто бодрыми становятся. И всех, на ком мой дар сработал, воодушевление охватывает.
- У вас очень-очень редкий дар, дорогой отец Геон, - с глубоким уважением произнесла Лала, улыбаясь. - Поразительный! Благодарю вас от всего сердечка!
- Рад услужить вам, дочь моя, - польщёно молвил Геон.
- А это насовсем? Я так буду чувствовать себя? - с интересом посмотрела на него Лала.
- Нет, временно, - отрицательно покачал он головой. - У всех по-разному бывает. У кого-то через четверть часа уж проходит. У кого-то, бывает, и пол дня держится. Но не более того.
- Я должна вас отблагодарить, святой отец, - заявила Лала мягко.
- О нет, этого не нужно, - вежливо возразил отец Геон. - Мой дар нельзя ради награды применять. Всегда лишь бескорыстно надлежит его использовать во благо людям.
- Поймите, святой отец, я фея, у фей так полагается, благодарить. Тут нет корысти с вашей стороны. Вы мне поможете исполнить своё предназначение. Мой подарок будет невелик. Дайте мне ваши камушки снова.
Очарованию феи трудно что-то противопоставить. Отец Геон, вздохнув, протянул ей белые камни. Лала зажала их в кулачках, чуть взмахнула руками, озарившимися синим светом. И возвратила камушки отцу Геону. Он взял их, с недоумением воззрившись на Лалу.
- Небольшое чудо, полезное в хозяйстве, - ответила она с довольным личиком на его немой вопрос. - По отдельности они будут просто камушки, как и раньше. Но если их соединить вплотную, то воссияют ярким светом, не породив огня, не нагреваясь. Так сможете без свечек вечерами покои озарять свои. И это станет вам напоминаньем добрым о том, что здесь случилось, обо мне.
Отец Геон осторожно попробовал поднести камни друг к другу. Лишь только они соприкоснулись, вспыхнули ярче десяти свечей, заставив всех слегка прищуриться. Руки Геона дёрнулись от неожиданности, камни разъединились и погасли.
- Боже мой! - проговорил отец Тай поражённо полушёпотом.
- Вот это да! - вырвалось у отца Геона. - Спасибо, госпожа моя! Это бесценный дар!
- Нет, просто маленькое чудо, - разулыбалась Лала.
- А они долго могут светиться? - глаза у отца Геона блестели восторгом.
- Сколько угодно, - сообщила Лала. - Пока камни целы, пока их кто-то не расколет, они не утратят магию.
- Бесценный дар, бесценный! - растрогался отец Геон. - Теперь мы с братьями сможем читать в библиотеке вечерами. Хоть всю ночь! Нас настоятель ругает сильно, коль свечи жжём. Большой подарок! Как вы догадались, что дар сей будет столь полезен для обители?
- Феи творят по наитию, святой отец. Сердечком чувствуя, что ценно для того, кому даруют чудо. Я рада, что как будто не ошиблась, - просияла Лала.
- Вам все в обители будут безмерно благодарны! Не только я, все-все! - с чувством поведал отец Геон. - Не смею вас более задерживать, госпожа. Помочь вам обуться?
- Мне суженый мой поможет, - вежливо отказалась Лала. - Придержи меня пожалуйста, Рун.

Не прошло и нескольких минут, как Лала с Руном вышли из дверей храма. На улице никого не было, лишь вдалеке шла женщина с корзинкой, да двое мальчишек прутиком гнали свинью. Лала вздохнула:
- Ох, Рун, до сих пор не могу в себя до конца прийти. Очень необычно себя чувствую. Удивительно. Отец Геон редким даром обладает. Даже у нас в мире таких как он единицы. Кто не магией, а связью с небом чудесное творит.
- Снялось проклятье? - спросил Рун. В голосе его одновременно слышались нотки и надежды, и страха.
- Нет, мой хороший. Кажется нет, - покачала головой Лала. - Домой придём, попробую уйти в свой мир. На всякий случай. Но думаю, не выйдет. Я, Рун, могу сначала мысленно волшебство представить, и если оно должно получиться, я это чувствую. Но тут... ничего. Ощущаю лишь пустоту. Значит не выйдет. Есть шанс, что ошибаюсь. Но махонький.
- Но всё же существует вероятность, пусть небольшая, что уйдёшь? Сегодня.
- Совсем крохотная, любовь моя, - ласково ответствовала Лала. - Ты хочешь, чтоб ушла, иль чтоб осталась?
- И то, и то, - признался Рун с сожалением. - Хочу тебе помочь. Но расставаться страх как не охота. Но я готов к этому. Пойдём домой, родная.
- Пойдём.
Лала воспарила, оторвав ножки от земли. Рун взял её за руку. Не торопясь они отправились в сторону своей избы.
- Ты меня удивила сегодня, Лала, - заметил Рун.
- И чем же, дорогой?
- Так уверенно со старцами себя вела. Раз, и выставила всех.
- Рун, милый, для меня они такие же люди, как и всё прочие. Нет разницы, - объяснила Лала. - Они тоже пришли на фею подивиться. Оправдывая это мыслью мне помочь. Когда речь идёт о феях, все люди становятся как дети. Почти все. Даже святые старцы. Ты видел как они подрались? Натурально дети.
- Такого я ещё не видывал доселе. Чтобы святые старцы разодрались, - поведал Рун.
- Я тоже, если честно, - разулыбалась Лала. - Так и стоит перед глазами, как они за бороды друг дружку таскают. Вот расскажу дома об этом происшествии. Изумляться будут. Может, конечно, это было чуточку невежливо с моей стороны... попросить их удалиться. Но мне бы было очень неуютно обряду подвергаться под взором пристальным целой толпы мужей учёных. Надеюсь, они всё же не в обиде.
- Когда ты им даровала светящиеся камни? Они будут в восторге, Лала. Ещё одна святыня теперь у них.
Лала вдруг остановилась. Рун обернулся, с недоумением посмотрев на неё. Она ответила ему робким жалостливым взглядом:
- Рун, ты не будешь меня... штрафовать?
- За камни? - усмехнулся он.
- За них. Фея не может быть неблагодарной. Отец Геон что-то больше для меня сделал. Что-то значимое. Я должна была отплатить ему.
Личико её было чуть испуганным и грустным, ожидая его ответа, как приговора.
- Лала, ну что ты, - очень мягко произнёс Рун. - У нас же уговор. При крайней необходимости тебе колдовать можно. Эту необходимость я признаю крайней. Раз не могла быть неблагодарной, значит так тому и быть. Я тебе верю.
- Спасибо, - расцвела Лала обрадованной улыбкой.
Они продолжили путь.
- Ты прям меня за злодея какого-то держишь, невеста моя ненаглядная, - с шутливой обидой попенял Рун. - За дело я тебя оштрафую, тут не сомневайся. Но я не ищу повода тебя штрафовать. Всё должно быть по справедливости. Если будет справедливым взять с тебя лишнюю жертву. Я возьму. Уж прости. Тут справедливо будет её не взять. А вообще, ты рисковая. Сначала колдуешь, потом спрашиваешь, оштрафую или нет.
- Рун, я бы всё равно наколдовала, даже если бы ты сказал, что точно оштрафуешь. Я не могла иначе, пойми же, - промолвила Лала. - Между прочим, ты бы мог закрыть глаза или отвернуться, когда я колдовала. Тогда это было бы не при тебе и не для тебя.
- Тоже верно, - признал Рун. - Лала, а почему моё слово главнее твоего? Ты можешь настаивать на том, что это была крайняя необходимость, если я требую штрафа. Вот и всё.
- Нет, мой заинька, так не выйдет, - добродушно возразила Лала. - Нас только двое, кто же нас рассудит, коли мы заспорим? Не в суд же обращаться. Кто-то один должен принимать решения. Ты мужчина, правильно это делать тебе. Я тебе доверяю, Рун.
- Хитра! - подивился он с усмешкой.
- И чем же это, мой дорогой? - весело посмотрела на него Лала.
- А тем. Если самой определять, кто прав, надо по совести сие делать. А Рун знаешь что пожалеет.
- Ты умный, Рун, - похвалила Лала с улыбкой. - Сам раскрыл ещё один девичий секретик. Только ты не понимаешь, что это не из выгоды делается. Это же очень приятно. Я вверяю себя своему рыцарю, он трепетно заботится обо мне и моих чувствах, уступает мне, как галантный кавалер. Это и есть романтика.
- Какая-то невыгодная романтика. Для кавалера, - с юмором посетовал Рун.
- Очень выгодная, - не согласилась Лала. - Ты же счастлив со мной. Я вижу, я знаю. Я чувствую. Не в жертвах счастье, милый. Счастье вот в этом... хорошем, что между нами.
Рун вздохнул.
- Может и так, - кивнул он задумчиво. - Но знаешь, с жертвами я бы посчастливее был всё же.
- Не переживай, любовь моя, я тебя как-нибудь утешу, - Лала одарила его взглядом, полным нежного очарования.
- Спасибо, милая, - порадовался Рун. - Прям жду не дождусь уже, как придём домой, и ты будешь меня утешать.
- Тебе бабушка работу быстро сыщет, и утешения на этом закончатся до вечера, - заметила Лала чуть иронично.
- Так и будет, - рассмеялся он.
- Рун, - Лала снова остановилась, глядя на него серьёзно. - Со мной что-то происходит. Из-за отца Геона. Ты не представляешь! Во мне магия бушует. Её не стало больше. Но она... Я словно вдохновением охвачена. Безмерным. Мне сейчас любое колдовство легко-легко будет даваться. Надо немедля идти к твоей бабушке. Пока у меня печечка в животике не угасла. Я смогу её чем-то очень значимым наделить. Тогда ей твоя помощь уже не будет столь нужна. Ты согласен, ты готов к этому, милый?
- Ну... да, - неуверенно ответил он. - Плохого же здесь нету ничего? Лишь бы бабуля не заартачилась.
- Ваша жизнь изменится после этого, Рун. К вам люди по-другому относиться начнут. К ней по-другому станут относиться. Слава про неё пойдёт, говорить о ней много будут. Даже когда я уйду от вас. Магический дар это и дар, и ноша.
- Ну, Лала, так можно сказать, что и кошель со златом ноша, - засмеялся Рун. - Но почему-то все хотят её носить. Если твой дар поможет нам не помереть с голоду зимой, всё остальное ерунда, переживём как-нибудь. Зато я буду с тобой. Мне тоже хочется, чтоб ты знала. Вдруг уйдёшь скоро. Так хоть всё побольше времени вместе проведём.
Лала разулыбалась счастливо.
- Хороший мой. Тогда пойдём чары на бабушку накладывать. Пока печечка не угасла.

Бабушка была в огороде. А где ей ещё быть.
- Ох, эта травка проклятущая, - пожаловалась она, когда Рун с Лалой приблизились к ней. - Чем больше полешь, тем скорее растёт как будто. Так бы урожай рос. Ну как сходила в храм, доченька, всё ли хорошо?
- Удивительно, бабушка Ида! - радостно сообщила ей Лала. - Там был муж учёный из обители. Он обряд проводил. Чудо сотворил чудесное, словно печечкой меня согрело изнутри, слово светом осветило, и до сих пор я себя так чувствую. Магия во мне бурлит прямо да наружу рвётся.
- Надо же! - бабушка сотворила знак благодарения.
- Его зовут отец Геон, - поведал Рун. - Чудотворец какой-то.
- Я слыхала про отца Геона, - молвила старушка. - Говорят, одна госпожа в городе совсем хворая была, три года с постели не вставала, а он над ней прочитал лишь молитвы, и сразу вскочила здоровёхонька.
- А Лала в благодарность заколдовала отцу Геону два камушка, - продолжил Рун. - Теперь ежели соединить их вместе, вспыхивают они ярким светом без пламени, озаряя всё вокруг, так что и свечей не нужно, чтобы дом освещать.
Старушка покачала головой изумлённо.
- Какая же ты волшебница у нас, дочка. Жаль что не увижу сама это диво дивное.
- Бабушка Ида, я вам какое-нибудь другое чудо явлю, обязательно. Может даже очень скоро, - многозначительно пообещала Лала.
- Бабуль, мы к тебе по делу как бы пришли, - произнёс Рун неуверенно.
- По делу? - в полном недоумении воззрилась на него старушка.
- Скорее с просьбой, - мягко извиняющимся тоном уточнила Лала. - Вы знаете, что мой Рун немножечко печалится.
- Не замечала такого, - улыбнулась старушка. - По-моему довольный всё время с тех пор, как ты с нами, дочка.
- Понимаете, - тоже с улыбкой ответила Лала, - он теперь нужен и мне, и вам, и это его терзает. Когда он со мной, ему стыдно, что он не подсобляет вам, бабушка, а когда с вами работает, печалится, что я одна без него томлюсь. Я бы могла помочь ему. И вам. Магией. Если вы разрешите. Позвольте мне одарить вас магическим даром, чтобы вам меньше трудиться надо было. Тогда и мой суженый сможет чаще бывать со мной.
- Магическим даром? - в бесконечном удивлении пролепетала старушка.
- Да, бабушка Ида, - кивнула Лала.
Бабуля растерянно замолчала.
- Это очень хороший дар. Он вам поможет. Вам легче станет, - по-доброму заверила её Лала.
- Боязно, - призналась старушка с виноватым видом.
- Я же добрая фея, я вам злого не причиню, - принялась уговаривать её Лала просяще.
- Бабуль, чего бояться-то, - сказал Рун. - Разве лучше вкалывать с утра до вечера? Или голодать весной? Лала... не всегда будет здесь. А дар этот останется. Тебе чудо предлагают, за просто так, любой бы прыгал от радости. А ты сомневаешься. Ты переживала, что я зря два желания израсходовал. Вот тебе считай как третье желание. Полезное. Задаром.
- Ты, сынок, третье желание на это истратишь? - поинтересовалась бабушка осторожно.
- Нет, бабуль, этого Лала желает. Чтоб мы были почаще вместе. Ну и помочь нам с тобой. Для себя она может без желаний колдовать.
Наступила тишина. Бабуля не отвечала. На её лице отражалась смущённая нерешительность.
- Бабушка Ида, пожалейте меня, мне плохо без Руна, - жалостливо взмолилась Лала. - Он то земельку копает, то водичку носит, а я одна сижу. Вы добрая, соглашайтесь.
Старушка вздохнула.
- Хорошо, - молвила она робко. - Я согласна, дочка.
- Ой, спасибо вам большое, бабушка! - безмерно обрадовалась Лала, и протянула к ней руки ладошками вверх. - Тогда возьмитесь за мои ручки.
Бабушка неуверенно посмотрела на неё, но послушалась. Их руки соединились. Несколько секунд ничего не происходило, Лала словно бы задумалась. Вдруг личико её стало очень сосредоточенным.
- Добрая бабушка Ида, - провозгласила она воодушевлённо. - Нарекаю вас королевой огородов этой деревни, великой повелительницей посадок и грядок!
Руки Лалы засияли синим светом, он быстро распространился на бабушку, охватив всю её фигуру. И через мгновенье погас.
- Ох, - удивлённо выговорила старушка, глядя на Лалу в некотором ошеломлении. - Что это?
- Это в вас магия вошла. Вы теперь волшебница тоже, - радостно сообщила ей Лала, отпуская её руки. - Вы стали королевой огородов.
- Королевой? - очумело переспросила бабуля.
- Да, - подтвердила Лала, сияя довольной улыбкой. - Можете повелевать любыми грядочками. Они будут вас слушаться. Стоит вам провести над грядочкой рукой, как земелька на ней станет ровно такой, как вам надо. Взрыхлённой насколько вы хотите, влажной насколько хотите, прополотой полностью, все сорняки тут же исчезнут. А если морозец подморозил или град побил посадки, они тут же поднимутся. Вам лишь садить придётся растения самой, и урожай собирать самой, всё остальное будет вашей волей твориться посредством магии.
Бабушка недоверчиво глядела на неё с растерянностью.
- Грядочки будут вас слушаться не только в вашем огороде, но и в любом другом в этой деревне, - продолжила Лала. - Вы можете помогать односельчанам. Правда есть условие. В чужих огородах ваша магия сработает только когда твориться добровольно и бескорыстно, не за награду, не по приказу и не по принуждению. И если к вам кто-то чувства недобрые питает либо неуважительно относится, тоже не сработает. Вы сможете помогать лишь тем в деревне, кто вас не обижает, и кому сами хотите помочь от чистого сердца. Попробуйте, бабушка Ида, задумайте над грядочкой, какой бы вы хотели её сделать, насколько подрыхлить, как сильно полить, насколько очистить от сорняков, и после проведите над ней ручкой.
Старушка вздохнула взволнованно. Посмотрела на грядку рядом с собой. Осторожно провела рукой над ней. Там, где она вела, под рукой грядка тут же менялась: сорняки исчезали, земля становилась рыхлой и влажной. Бабуля сделала несколько шагов вдоль грядки, держа руку вытянутой. Пройденный участок тоже изменился. Рун смотрел на происходящее с открытым ртом. Бабушка обернулась к Лале, подошла. По лицу у неё катились слёзы.
- Матушка ты моя родная! - она заплакала, упала Лале в ноги, поклонилась, лбом задев землю. - Спасибо тебе! Не знаю, как и благодарить тебя за чудо такое, за дар столь бесценный. Не ведаю, за что ты так одариваешь нас. Но спасибо!
Лала тоже опустилась пред ней на колени, обняла её, улыбнулась мягко:
- Бабушка Ида, ну не плачьте. А то и я сейчас разревусь. Вы с Руном теперь моя семья, я рада вам помочь. Я тоже очень вам благодарна. Вы приняли меня к себе, накормили, обогрели. Так хоть сколько-то отплачу вам.
- Тут нет нашей заслуги, дочка, - чистосердечно ответствовала старушка, всхлипывая. - Тебя любой бы принял в свой дом. Это счастье, когда фея хочет у тебя жить.
- Может и так, - согласилась Лала. - Только это всё не важно. Мне хорошо у вас. Вы хорошие. Вот что важно. Между прочим, ваш внук очень горазд обниматься, бабушка Ида. Не думаю, что с ним кто-то сравнится. Я очень счастлива с ним.
Старушка разулыбалась сквозь слёзы:
- Я не ожидала, что он может быть таким. Он добрый, но на девиц до тебя даже не смотрел. А тут столь ласков с тобой, доченька. Это твоя магия?
- Нет, - покачала головой Лала. - Он и был таким, бабушка. Мужчине всегда нужна женщина, чтобы раскрыть до конца свои чувства. Иначе никак. Давайте я помогу вам подняться. Вы можете теперь пойти передохнуть. Вы теперь можете много отдыхать, если захотите.
Старушка с трудом встала, поддерживаемая Лалой. Вытерла глаза рукой.
- Нет, я ещё в огороде побуду. Мне интересно, - тихо проговорила она.
- Но Руна мне можно забрать? - просяще посмотрела на неё Лала с надеждой.
- Забирай, забирай, - улыбнулась бабушка. - Дрова пока есть, водица есть, в огороде он мне кажется боле не нужен. Он весь твой, дочка.
Личико Лалы озарилось детской радостью.
- Пойдём, мой дорогой, - сказала она Руну, взяв его за руку. - Посидим на лавочке. Я смотрю, тебе тоже надо прийти в себя.
- Такого я и представить себе не мог, Лала, - признался Рун, с трудом произнося слова. - Одарила так одарила!
- Ой, бабушка! - обернулась Лала. - Забыла предупредить. Этот дар не любит гордыни. Если сильно возгордитесь собой, начнёте на людей свысока смотреть, оттого что он у вас есть, он перестанет вас слушаться. Но не бойтесь, он всё равно при вас останется, лишь усмирите гордость, и он снова заработает. Лучше всего каждый новый денёк с утра напоминать себе, что дар был дан для помощи, а не для гордыни. И у вас всё будет хорошо.
- Я поняла, дочка, - кивнула старушка. - Я буду стараться не дать волю гордости.
- А ежели кому поможете, и он будет одаривать вас чем-то в ответ от чистого сердца, вы можете принимать. Главное, не позволять себе думать, что люди обязаны вам дарить, и не требовать с них даров. Иначе это будет корысть, а корысти мой дар тоже не переносит.
- Спасибо, доченька, я запомню твои наказы, - пообещала старушка. - Непросто, я смотрю, даром-то владеть.
- Очень просто, бабушка Ида, - подбадривающе улыбнулась ей Лала. - Это дар доброго сердца. Сохраняйте своё сердечко добрым, какое оно у вас сейчас. И он всегда-всегда будет вас слушаться. Пойдём, милый.
Она потянула Руна в сторону избы, к лавочке. Бабушка принялась ходить медленно вдоль грядок, держа над ними руку. Вздыхала в растроганном удивлении, утирала слёзы.
- Ох, Лала, ты уж столько нам даров надарила. Мне с тобой не расплатиться никогда, - заметил Рун чуть расстроено.
Лала рассмеялась:
- Это, Рун, бескорыстно, за это не нужна плата. Это как твоя магия. Был бы ты корыстен до моих чудес, она бы исчезла, и нечем мне было бы вас одаривать. Мы не платим, а дарим друг другу. Потому что дороги друг другу.
Они сели на лавочку. Лала прильнула к его груди.
- Как хорошо! - произнесла она расслабленно. - Наконец-то ты мой.
- Лала, не уменьшилось от меня магии? - виновато спросил Рун.
- Ну, поуменьшилось, - с доброй улыбкой поведала она. - Но не переживай, милый. Скоро вернётся. Ты сейчас под впечатлением. Рун, пойми, ты девушку прекрасную обнимаешь. Свою невесту. Разве я не важнее какого-то там волшебства?
В её голоске была бесконечность искренности и приязни, проникающих глубоко в душу. Руну сразу стало не до чудес.
- Важнее, - с теплотой отозвался он.
- Ну вот и вернулась, - порадовалась Лала. - И сердечко прям так застучало у тебя. Мне приятно.
Они сидели молча, глядя, как бабушка бродит, точно зомби, меж грядок, которые преображаются на глазах.
- Много магии потратила? - участливо осведомился Рун.
- Более половины, - поведала Лала. - Но это очень мало для такого чуда, Рун. Это поразительно! Я ничего подобного никогда не колдовала.
- А как же договор со зверями? Вроде бы похоже, - заметил Рун.
- Совсем не похоже, милый. Одно дело со зверюшками договориться, и совсем другое наложить мощные постоянные чары на человека, причём не на того, кому дарована небом, а на его родственника. Такое даже для очень сильной феи сотворить непросто. Не знаю, как я смогла. Это всё отец Геон и его печечка. Из-за неё магия творится вдохновенно и с намного меньшими затратами. Я сейчас как будто многократно сильнее стала, пока печечка пылает в моём животике. Хочешь, ещё что-нибудь удивительное тебе наколдую. Если без штрафов.
- Ну, есть чудо, которого я очень желаю, - признался Рун.
- Какое? - оживилась Лала.
- Чтобы одна фея перестала избегать штрафов.
Лала рассмеялась:
- Боюсь, подобные чудеса мне не по плечу, милый.
- Тогда замуж за меня.
- И тут я бессильна, заинька мой.
- Какая-то мне слабая фея досталась, - деланно огорчился Рун.
- Сильные не ловятся, Рун. Влюбись в меня, стану самой могучей в мире.
- Так ты тогда домой уйдёшь, какая мне в этом польза? - с юмором поинтересовался он.
- Исполню самые твои сокровенные желания. Какие захочешь, - простодушно ответствовала Лала, сияя счастьем.
- Несмотря на штрафы?
- О боже мой! - простонала Лала сквозь смех. - Спасите!
- Я, Лала, открою тебе сейчас свою страшную тайну, - не унимался Рун. - Вот ты фея объятий. А я человек поцелуев. Меня делают счастливым только поцелуи неравнодушных ко мне фей.
- Рун, ну пожалуйста! - взмолилась Лала, продолжая смеяться.
- Ну так и быть, - смилостивился он.
Лала вздохнула.
- Фу, насмешил меня, - проговорила она, утерев слёзки. - С ума ты сходишь уже по мне, Рун.
- А ты по мне нет? В лесу так часто не хотела обниматься. Днём.
- Хотела, - возразила Лала. - И в лесу мы по целой ночи проводили в объятьях. Это мне очень помогало. Меньше хотеть днём. Легче переносить было, что ты меня редко обнимаешь.
- Редко?! - подивился он весело. - Это было редко по-твоему?
- Очень редко, - не моргнув глазом заявила Лала.
- Особенно, наверное, когда на берегу целый день провели.
- Какой замечательный был денёк, - тихо промолвила Лала с мечтательной улыбкой. - Ещё хочу такого.
- Я тоже бы не против, - кивнул он.
Лала вдруг отстранилась. Рун посмотрел на неё с удивлением. Она ответила ему добрым ироничным взглядом:
- Жаль от тебя отрываться. Но пока печечка горит, раз уж ты от моих чудес отказываешься, суженый мой, надо платьице сменить. Сейчас это самое безопасное. Какое хочешь платьице, Рун? С корсетиком, юбочку попышнее? С открытой спинкой?
- Я, Лала, в этом не разбираюсь, - признался он. - Хочу, чтобы не менее красиво было, чем сейчас. Сделай мне сюрприз.
- Хорошо, - озарила Лала его очаровательной улыбкой.
Они сидели какое-то время, глядя друг на друга. Личико Лалы светилось счастьем, Рун, наблюдая это, тоже чувствовал себя счастливым.
- Ну я пойду? - Лала встала. - Может юбочку покороче?
- А можно ещё короче? - недоверчиво поинтересовался Рун.
- Можно, - озорно подтвердила она. - Ладно, не буду, пожалею тебя. И мужчин местных.
- Интересный у вас мир, - проронил Рун.
- Ага, тебе бы понравилось, - поведала Лала лукаво.
- Лала, - сказал он, неожиданно став серьёзным.
- Что, мой хороший? - озабоченно спросила она.
- Тебе наверное надо сначала попробовать домой вернуться. Раз у тебя сейчас магия легко твориться. Зачем тебе переодеваться перед уходом?
- Прямо какой самопожертвовательный, - развеселилась Лала. - Предлагает, а глаза-то испуганные. Не бойся, любовь моя, не могу я домой воротиться. Не пускает меня. Вот смотри.
Она взмахнула рукой, озарившейся синим светом, и произнесла просяще "домой". Ничего не произошло. Рун вздохнул облегчённо.
- Видишь, глупенький, - ласково произнесла Лала. - Проклятья не проходят сами по себе. И на молитвы тут сложно надеяться. Ежели ты не великий святой. Я знала, что вряд ли поможет. Здесь магия нужна. Или ворожба белая. Или зелье.
- Как жаль, - улыбнулся он. - Лала, ты закрой дверь переднюю на засов, прежде чем переодеваться. За эту дверь не беспокойся, я не зайду. Коли услышишь, что открылась, значит это бабуля. Ну а если тебе всё же не повезёт, рубашку мою в сундуке найдёшь, в горнице.
- Спасибо, любимый, я поняла, - кивнула Лала.

Время шло, Рун терпеливо ждал. Он не беспокоился, не в первый раз, переодевание Лалы - это всегда долго. Сходил к бабуле, которая всё никак не могла остановиться, продолжая увлечённо экспериментировать со своей новой магией.
- Смотри, сынок, - с сияющим лицом молвила она, когда Рун подошёл.
Она провела рукой над участком грядки. Тот мгновенно подсох, цвет земли изменился на более светлый. Провела ещё раз, почва стала мокрой, местами появились лужицы. Ещё раз, и лужицы исчезли, а земля около растений сформировалась в бугорки, словно окученная.
- Да! - искренне восхитился Рун. - Вот это волшебство. Даже воды, выходит, уже не надо.
- Надо. Немного. Для дома, - заметила старушка. - Попить, помыть, постираться. Для огорода не надо.
- Для дома это ерунда. Горя знать теперь не будем, похоже, - пожал плечами Рун.
- Не простой это дар, внучок, - вздохнула бабушка. - Как бы не ушёл. Трудно будет от гордынюшки-то уберечься. Уже чувствую, как грожусь немного. Тобой, собой, тем что мы фею привечаем.
- Да гордиться-то можно по-моему. Все чем-то гордятся, - поделился с ней мыслью Рун. - Главное нос не задирать перед людьми. Кажется Лала об этом говорила.
- Дай то бог, - ответствовала бабушка. - Где она, кстати? Невеста твоя.
- Переодеваться пошла. Платье себе другое хочет наколдовать.
- Надо же.
- Бабуль, может тебе отдохнуть пока? - предложил Рун. - А то выглядишь... бледной. Куда теперь торопиться? С такими чарами минут пяти хватит, чтобы весь огород обработать.
- Сильно растревожена, сынок, не задремать.
- Ну посиди просто в тенёчке. Водички попей.
Бабушка призадумалась.
- В город схожу. К подружке своей, давно у неё не была. Проведаю, не померла ли она там ещё. Весной всё болела. Да на рынок загляну. И к Яру зайду заодно. Невестку хоть повидать. Стыдно уже, столько не ходила к ним. Всё дела, дела. Про фею ей расскажу, она рада будет. Так чудно, Рун, так странно, что в огороде ничего делать не надо. Как же чудно!
Она рассмеялась. Рун посмотрел на неё задумчиво:
- Бабуль, может к магу заглянешь в городе, раз уж там будешь?
- Зачем это, сынок? - с любопытством уставилась на него старушка.
- Передай ему, фея хочет с ним поговорить. О магии. Поди не откажется. Желательно, чтобы он к нам сам пришёл. Я всё же опасаюсь Лалу в город вести. Народу там много, как бы не увязались. Пусть скажет тебе, когда ему удобно будет прийти, а я, если что, завтра с утречка к нему забегу, конкретнее договориться.
- Хорошо, сынок, - пообещала бабушка. - Первым делом к магу зайду.
- Спасибо, бабуль.
- Не грязна ли я сзади, сынок? - бабушка повернулась к Руну спиной. - Не знаю, переодеться мне али нет.
- Бабуль, - усмехнулся он, - тебя Лала недавно обнимала. Её объятья очищают. Ты словно только что помылась, и всё на тебе точно свежепостиранное.
- Какие ж чудеса, какие чудеса, - в бесконечном удивлении растроганно покачала головой старушка. - Пойду я, сынок.
- Ага, - кивнул Рун.
Она неторопливо побрела в сторону ворот. Рун вернулся на лавочку. На душе у него было очень хорошо. Беззаботно. Просто сидел и ждал. Улыбался чему-то, сам не ведая чему. Наверное своим ожиданиям. Как тут не улыбаться, когда Лала скоро выйдет, и снова озарит его своим счастьем, согреет объятьями, приласкает словами. Нету в мире светлее существ, чем феи. Пожалуй и ангелы не сравнятся. Ангелы, они кажется просто добрые. А фея это смесь доброты и радости бытия, это совсем другое, это несопоставимо. Взглянешь на них, и у самого душа радоваться начинает. Сколько бы не любовался, не налюбуешься.

Долго ли Рун сидел или не очень, но ход его мечтательности прервал звук скачущих лошадей. Приблизился, и смолк, раздалось ржание. Кто-то явно приехал, и именно к их дому. Хочешь не хочешь, надо пойти посмотреть. Рун отправился к калитке. За оградой, прямо около неё, виднелись три лошади, и рядом с ними два человека - знаменосец барона и рыцарь. Сам барон тоже был здесь, чуть поодаль, разговаривал со стражниками. Один из стражников сразу заметил Руна, сказал что-то, барон тут же обернулся, властно махнул рукой, требуя подойти. Рун быстро вышел за калитку, дошёл до барона, поклонился в пояс. Тот посмотрел на него равнодушно:
- Доложи леди Лаланне, что я приехал дать ей ответ на её вопрос. Покорнейше прошу её принять меня.
- Я доложу, милорд, только обождать придётся, - извиняющимся тоном вежливо произнёс Рун. - Она переодевается. Это надолго обычно. Я не могу зайти в дом, сказать ей о вас, пока она не одета. Можно постучать и сообщить через дверь, но если Лалу поторопить, она разволнуется, ещё дольше выйдет скорее всего.
- Вот незадача, - посетовал барон.
Наступило молчание. Рун стоял, в ожидании, барон с задумчивым видом глядел сквозь него.
- Ну, веди, где можно подождать, что встал столбом-то? - приказал он наконец с недовольной миной на лице.
- Простите. Идите за мной, милорд, - виновато молвил Рун.
Они с бароном прошли за ограду, Рун довёл его до лавочки за домом:
- Вот здесь, милорд, лучше всего ждать. Лала сюда выйдет, как закончит. Садитесь пожалуйста.
Барон брезгливо осмотрел лавочку. Но всё же уселся. Рун не решился сесть рядом, отошёл чуть в сторонку, оставшись стоять на ногах. Шла минута за минутой. Лалы всё не было. Барон вздохнул:
- Садись что ли, хватит перед глазами маячить.
Рун подчинился.
- Как фея, всё ли у неё хорошо? - поинтересовался барон спокойно.
- У неё всё в порядке, милорд, - кивнул Рун.
- Как обряд очищения прошёл?
- Хорошо. Лале понравилось. Проняло её прямо.
- Даже проняло?
- Да. Обряд монах проводил из обители. Отец Геон. Повлиял как-то на Лалу. Она под впечатлением осталась.
- Отец Геон? - барон усмехнулся. - Тогда понятно. Даровитый жрец. Только его из обители не вытащишь обычно. А тут смотри-ка ты, сам прибежал.
- Пришло из обители целых дюжина святых отцов, самых мудрых, - поведал Рун. - И они аж передрались меж собой, решая, как Лале помогать.
- Сильно дрались? - недоверчиво спросил барон.
- Бороды друг дружке повырывали.
Барон от души расхохотался:
- Да уж! Ай да святые люди!
- Лала попросила их уйти, оставив лишь одного самого умелого. Они решили, это отец Геон, - продолжил Рун. - Лале так понравилось, как он провёл над ней обряд, что она одарила его магическим подарком, наделила его обрядовые камни способностью светиться, заменяя свечи.
Барон Энвордриано уважительно покачал головой.
- Сама чудесна, и чудеса творит. - Он посмотрел на Руна с болезненным сожалением. - Думаешь, ты её достоин?
Это был именно вопрос, без угрозы, без упрёка, скорее с вызовом на откровенный разговор.
- Нет, - ответил Рун честно.
- Зачем же тогда держишь её с собой?
- Я не держу, - возразил Рун. - Она вольна. Она сама хочет со мной быть.
- Так уж и вольна? А коли решит уйти?
- Отпущу. Развею первые два желания третьим. В любой момент, как она того попросит.
- А она это знает?
- Да, милорд.
Барон замолчал. "Вот же дурак!" - подумал он. - "Того и гляди, отпустит, она уйдёт в свой мир. И останусь я с носом. Ох, не зря говорят, простота хуже воровства. Как верно подмечено. Благо, фея под магической влюблённостью, сама уходить не желает. Но надо поторапливаться всё же".
- Ну, раз боги её тебе послали, знать так надо, - заметил он мирно. - Я не буду препятствовать вашему браку. Я тебе даже благодарен. Фея ведь не только твоя невеста, но и моя гостья, раз в моих землях объявилась. Почётно, когда она здесь будет жить. Славу принесёт краям нашим. А то и процветание. Так что я вам даже помогу. Перед свадьбой поставлю дом новый, или подарю каменный в городе, если пожелаете. Дам тебе работу какую-нибудь доходную. Одену поприличнее, коня пожалую. Я о вас позабочусь.
- Спасибо, милорд, - промямлил Рун в некоторой растерянности.
- Ты-то сам как? Хочешь на ней жениться? - уставился барон на него пристально.
- Конечно, ваша милость, - уверенно кивнул Рун. - Только об этом и мечтаю.
Барон рассмеялся, скорее наивности собственного вопроса, чем ответу. Он успокоился. Фея кажется никуда не денется, а что смерд простофиля, это только на руку.
Более разговор не продолжился. Барон сидел, занятый какими-то своими мыслями, полностью потеряв к собеседнику интерес. Рун уважительно помалкивал. Наконец дверь избы отворилась, и Лала, в новом облачении, появилась перед ними, заставив обоих встать, в восхищении глядя на неё.
- Ой, - проронила она, увидев барона. Подлетела вплотную к Руну. - Добрый день, милорд.
- Добрый день, госпожа моя, - отозвался барон, позволив себе не сдерживать пылкие интонации.
Лала озорно буравила Руна глазками, улыбаясь добродушно и иронично, словно ожидая от него чего-то. Он любовался на неё и на её улыбку, позабыв обо всём на свете. Барон озадаченно наблюдал за этим действом. Лала вздохнула счастливо, переведя на него взгляд:
- Что привело вас к нам, добрый лорд? - спросила она мягко.
- Простите что без приглашенья, леди Лаланна, но у меня был повод. Благовидный, - поведал он чуть с юмором. - Вчера вы испросили у меня совета. Я обещал ответ. Вот, с ним приехал. Решил, послать слугу вместо себя будет неуваженьем к вам. Хотя быть может просто не смог пред искушеньем устоять вас снова повидать. Надеюсь, вы милосердие проявите ко мне, и гневаться не станете за это.
- Ну что, вы, милый лорд Энвордриано, я только польщена визитом вашим. И смущена, мне совестно, что вас как будто вынудила к нам явиться, - заверила Лала.
- О нет, прекраснейшая фея, вы здесь совсем не виноваты. Я вам не смог ответить сразу. Моя вина, за что прошу прощенья, - расшаркался в галантных любезностях барон. - Позвольте выразить вам свой восторг. Вы совершенство! Вы богиня. Услада для очей. Наряд ваш новый вас красит, как огранка бриллиант. Подчёркивая вашу прелесть, изящество и ослепительность. Вы словно солнце красоты, взошедшее над серым миром, вы освещаете его присутствием своим, расцвечивая яркими цветами безмерного очарования. Вас лицезреть и честь, и счастье, душа как будто попадает в рай, когда вы пред глазами предстаёте.
- Спасибо за столь добрые и столь приятные слова, мой друг, - разулыбалась Лала, и перевела взгляд на Руна. - Видишь, милый, как надо комплименты говорить? Учись у лучших. А то мне ни словечка не сказал о том, как выгляжу.
- Я, Лала, дар речи потерял, когда ты вышла, - простодушно повинился Рун. - Ты как всегда прекрасна. Так хороша... что аж болит внутри. Как смотришь на тебя.
- Спасибо, славный мой, - Лала обняла его на мгновенье, а потом обернулась к барону. - Милорд, пройдёте в дом к нам?
- Почту за честь побыть у вас в гостях, - с достоинством произнёс тот.
- За честь почтёте побывать в нашем скромном крестьянском домике? - улыбнулась Лала.
- Там, где живёте вы, почётно быть любому, - с чувством заявил барон.
- Прошу вас, следуйте за нами, - Лала взяла Руна за руку.
Едва зайдя в избу, барон, казалось, слегка оторопел от открывшейся ему картины, а когда его провели в горницу, лицо его и вовсе приобрело болезненное шокированное выражение.
- Боже мой! - промолвил он тихо. - Это вы так живёте?
- С милым рай в шалаше, - искренне поведала Лала. - Я, в первый раз сюда попав, прям испугалась. Но уже привыкла. С хорошими людьми приятно вместе быть. И чем теснее, тем уютней. Я счастлива, поверьте.
Барон её словно бы и не слышал. Он всё так же озирался с расстроенной физиономией.
- Я прикажу немедля привезти вам мебель. Ещё перину, шторы, скатерть. И плотников пришлю. И маляров. Так жить нельзя.
- Милорд, не нужно, - сказала Лала мягко. - Мне хочется пожить, как все здесь. Как девушки крестьянские живут. Мне это даже интересно.
- Настаивать я не посмею, но я прошу вас, - произнёс барон, глядя на неё с печальным сочувствием. - Примите скромный дар от друга. Не должно так существовать. Столь знаменательной особе. Я от души помочь хочу. Грех не принять. Раз не хотите у меня в замке поселиться.
Лала призадумалась. Посмотрела на Руна с доброй ироничной улыбкой:
- Прости, мой котёнок, сейчас я буду колдовать.
Она отпустила его руку, отлетела от него на шаг, подняла правую ручку, сделала ей взмах, и обернулась вокруг себя, рассмеявшись негромко. От неё вспыхнуло яркое сиянье, на мгновенье озарив всё вокруг, а когда исчезло, дом полностью преобразился. Пол стал ровным, выложенным цветными узорами, потолок поднялся выше, просветлев от свежей побелки, стены из бревенчатых превратились в гладкие, обрели нежную окраску и покрылись росписью, а перекос в них исчез, окна увеличились, лавочка трансформировалась в резную изящную с расшитой мягкой обивкой, стол тоже обрёл изящество форм и засверкал полировкой, табуреточки, наволочки на подушках, даже сундук в углу - всё-всё сделалось новым и красивым. Горница заблистала безупречной стилистикой и вкусом, каких и в замке не сыскать. Барон застыл, потрясённый. Рун тоже впал в лёгкий ступор. Лала подлетела к нему, улыбнулась подбадривающе, снова взяла за руку. Он вздохнул глубоко.
- Ну вот, милорд, теперь вы убедились, я думаю, что беспокойство ваше по поводу меня и моего жилья безосновательно, - тепло обратилась к гостю Лала. - Я знаю, вы мне друг. Когда мне нужно будет что-то, действительно необходимо, то я сама вас попрошу, не постесняюсь, но почту за честь принять от вас подмогу. Пока что в ней отсутствует нужда. Я очень счастлива, неужто вам не видно по мне?
- Простите, - только и смог выдавить из себя барон.
- Я магию старалась приберечь для добрых дел каких-то иль на крайний случай, - продолжила Лала. - Но если это успокоит вас, то мне не жалко и на свой уют её потратить. Зато теперь красиво в нашем доме. Присядьте, милый лорд.
Барон послушался, неуверенной походкой подошёл к лавочке, опустился на неё.
- Я слышал о волшебниках великих. Но и они на это не способны. На то, что вы сейчас наколдовали, - промолвил он с глубоким уважением.
- Феи и маги-люди по-разному волшебство творят, милорд, - заметила Лала. - Я тоже не могу многое, что они могут. К тому же я сейчас под действием обряда очищения. Когда окончится его эффект, я снова стану очень слабенькой феей.
Она одарила Руна нежным извиняющимся взглядом, отпустила его руку, тоже направилась к лавочке. Присела чуть поодаль от барона. Посмотрела на него радушно.
- Быть может вы желаете покушать нехитрых деревенских яств, милорд? Или попить? У нас водичка есть и козье молочко.
- Водицы бы испил, - кивнул барон. - Во рту, признаюсь, пересохло. От волненья.
Рун быстро принёс воды в ковше. Барон отпил, отдал ковш обратно.
- Чтож, я здесь не без причины, - сказал он с некоторой растерянностью. - Пора исполнить то, зачем пришёл. Готов ответить вам на ваш вопрос по поводу совета, дорогая леди Лаланна.
- Мужчины сразу переходят к делу, - улыбнулась Лала. - Мне очень любопытно вас послушать, любезный лорд. Какой же вы дадите мне ответ?
- Надеюсь, он вам по сердцу придётся, - молвил барон. - Я долго размышлял, и понял, что как правитель здешний, всем людям должен сам подать пример. Тут требовать не выйдет и бестактно. Но коли все увидят, что сам я вас привечаю вместе с женихом, то призадумаются, и уже навряд ли решатся по-другому поступать. Иначе говоря, теперь мой замок обоим вам открыт. Когда я приглашаю вас, то это значит и его, не сомневайтесь. Лишь два условия. Пусть он себя ведёт как подобает. Скромно и учтиво, в беседы наши с вами не встревая, когда его не вопрошали. И второе, я не могу его садить с собой за стол. Но я готов кормить его отдельно. В одной из комнат ему будут накрывать. Обслуга будет, блюд набор такой же. Со всем почётом, словно он из знати. Как гостя настоящего.
Лала призадумалась.
- Это очень благородно с вашей стороны. Так поступить, - произнесла она с удивлением и благодарностью. - Признаться честно, сама я не видела никакого выхода, когда испрашивала у вас совета. Думала, придётся просто не ходить ни к кому знатному. Я понимаю вашу жертву. Она велика. И я её приму, как помощь друга. Спасибо, добрый лорд. От всей души спасибо!
- Я рад, - повеселел барон, кажется полностью придя в себя после свершившегося пред ним волшебства.
- Любимый, ты согласен на данные условия? Кушать отдельно у милорда? - осторожно осведомилась Лала, повернувшись к Руну.
- А это обязательно? - с сомнением поинтересовался он. - Почему я не могу дома поесть?
- Это обед, Рун, когда днём кушают. Не бежать же тебе домой подкрепиться, когда ты в гостях.
- Да я днём вообще могу не есть, - пожал Рун плечами. - Утром и вечером вполне достаточно. Бывает и один раз в сутки ешь, и ничего. Можно мне не есть в замке?
- Брезгуешь что ли? - изобразив суровость, поглядел на него барон с юмором.
- Нет, что вы, ваша милость, - поспешил заверить его Рун. - Не хочу обременять. Я вполне обойдусь.
Лала разулыбалась.
- Значит мы согласны, милорд. И принимаем ваше предложение со всем почтением и признательностью. Только у меня есть одна просьба. Можно мы тогда не будем слишком много вести беседы за столом? Не хочу расставаться с суженым надолго.
- Всё, что пожелаете, прекрасная госпожа моя, - угодливо отозвался барон.
- Как хорошо! - возрадовалась Лала. - Спасибо, милый лорд.
- Я счастлив бесконечно, что теперь вам мил, - воодушевился барон. - Осталось разрешить ещё одну проблему. Раз должен я подать другим пример, то важно чтобы он осуществился. Вам нужно снова замок посетить. Допустим, завтра. Как вы смотрите на это? Признаюсь, тут немного хитрость есть моя, чтоб заманить опять к себе вас в гости.
Лала рассмеялась.
- Ваш хитроумный план на славу удался, добрейший лорд, я заманюсь к вам с удовольствием. Но всё же сначала мне б хотелось городок ваш посмотреть. Его ещё я не видала, а в замке уж была. Мне очень интересно.
- Вот и чудесно! - кивнул барон. - Я предлагаю вам, прекраснейшая леди, побыть с утра у меня в замке. Дабы подать я мог пример, продемонстрировав народу свои терпимость и расположенье к вашему будущему мужу. А во вторую половину дня свожу вас лично в город на своей коляске. И покажу его.
- Это было бы замечательно! - преисполнилась энтузиазмом Лала, и обратила взор на Руна. - Дорогой, пойдем завтра к милорду в гости? Ты не против?
Её голосок был полон милой просящей надежды. Руна развеселило, что она как будто спрашивает у него разрешения.
- А у меня есть выбор? - спросил он с улыбкой. - Я, Лала, буду счастлив сходить с тобой куда угодно. Куда захочешь, в замок, в город. Хоть на край света.
Личико Лалы просияло.
- Мы принимаем ваше приглашение, любезный лорд Энвордриано, - радостно сообщила она барону. - Почтём за честь побыть у вас в гостях и в город вместе с вами съездить.
- Мне будет честью вас принять! Благодарю вас, госпожа моя! - восторженно ответствовал он.

Барон ушёл примерно через пол часа. Не засиделся, но и слишком рано их не покинул. Всё ровно в меру. Он был красноречив, доволен, Лале кажется нравилось с ним говорить. Рун был польщён побыть в такой компании. Одно дело, когда ты с правителем среди толпы челяди, и совсем другое, когда он у тебя, и никого из слуг, из служащей ему знати, вы фактически лицом к лицу. Ты словно полноценный собеседник для него. Он тебя даже замечает, порою что-то говорит тебе. Сидит неподалёку. В твоём жилище. Почётно. Хотя ощущение очень странное. Как будто ты имеешь смысл, как будто значим для вселенной. Рун с Лалой вышли за калитку, провожая гостя, смотрели вслед ему и его спутникам, как пыль летит из-под копыт удаляющихся лошадей. Затем вернулись в дом. Едва оказавшись в горнице Лала тут же обхватила Руна руками.
- Вот я тебя поймала! - сказала она ласково с детской радостью. - Наконец-то мы одни.
- Не вырваться, - улыбаясь, посетовал он, и тоже обнял её. - Солнышко ты моё ненаглядное.
Лала вздохнула счастливо.
- Такой добрый лорд Энвордриано, такой умный. Заботливый. Хороший человек, - заметила она искренне.
- Да вроде бы, - согласился Рун. - Только немного недогадливый. Ты на меня так поглядывала... призывно. А у него на лице было недоумение.
- Мог бы и при милорде меня обнять, не заставлять томиться, - с милым упрёком посмотрела на него Лала.
- Прости, когда-нибудь насмелюсь.
- Я так домой ворочусь, пока ты насмелишься, Рун, - буркнула она.
- Ну, дело же не в том, кто видит наши отношенья. А в том, как мы относимся друг к другу, - промолвил Рун.
- Рун, важно всё, - не согласилась Лала, сияя. - Ты должен на свершения идти, на подвиги ради своей невесты. Чтобы доказывать ей трепетные чувства хоть каждый миг, хоть каждое мгновенье. Всегда-всегда. Преодолеть своё смущенье ради любимой тоже подвиг. Так совершай его почаще, мой храбрый рыцарь.
- Я постараюсь, родная, - тихо пообещал Рун.
- Скажи хоть что-нибудь про платьице-то, Рун. Я ж для тебя старалась, - лукаво улыбнулась она, буравя его очаровательными глазками.
- Лала, твоё платьице... ты прям меня убила! Очуметь можно! - ответил он с простодушным восхищением, - Оно тебе страх как к лицу! И ленточки в волосах. Красиво, очень.
- Ой, как приятно, - Лала даже слегка порозовела от столь пылкого комплимента. - Спасибо, мой хороший.
- Барона ты кажется тоже сразила. Наповал, - весело сообщил Рун.
- Мне это не важно, Рун. Мне важно, чтобы ты сражён был.
- Повержен, Лала. Уж поверь.
Лала одарила его нежным взглядом.
- Давай присядем, мой котёнок. А то немножко в ножках дрожь.
- Давай.
Рун помог ей добраться до лавочки. Она уселась. Он с интересом осмотрел обивку лавки, попробовал рукой. Осторожно сел тоже. Лала сразу прильнула к его груди, вздохнула умиротворённо.
- Милая, - произнёс он многозначительно с усмешкой.
- Что, дорогой? - невинно спросила она.
- Вот эта лавочка, и всё вокруг. Таким роскошным стало вдруг. По-моему мне кто-то наконец тут задолжал, - шутливо восторжествовал он.
- А вот и нет, - разулыбалась Лала.
- А вот и да.
- Неужто хочешь требовать оплаты со слабой беззащитной дамы? Вот это кавалер, - с притворным осуждающим удивлением иронично постыдила его она.
- Ну... я бы хотел. Потребовать. Если можно. Тут нарушение бесспорное.
- Это была необходимость, Рун. Крайняя, - добродушно поведала Лала уже без тени шутки.
- Необходимость, это когда обойтись нельзя, - осторожно возразил Рун. - Тут она отсутствовала. Пусть бедно у нас... было. Но бедность не порок. Мы были счастливы и в бедности.
- Рун, здесь другое, - мягко заметила Лала. - Милорд помочь хотел нам с обстановкой в доме. Отказать ему было бы грубым. А принять я не могла. Вдруг я скоро уйду. Ворочусь в свой мир. Тогда выйдет, что он одарил тебя, а не меня. Это его обидит, а может и уязвит. Если уж ему даже пустить тебя вместе со мной в замок - тяжёлое решение. Он бы мог на тебя осерчать, Рун. Да и я, вышло бы, словно его обманула, раз не сказала, что планирую уйти. Выставляла себя пред ним твоей невестой. Рисковать нельзя. Он правитель, а ты простолюдин. Он же не сам будет наказывать, отдаст распоряженье своим слугам. Буквально несколько своих секунд потратит на тебя. И всё, и ты пропал.
- Прости, ты права, - молвил Рун задумчиво извиняющимся тоном. - Я не подумал.
- Вот так-то! - просияла Лала. - К тому же, милый, не откажись я от помощи милорда, то набежали бы сюда люди его работные, и нам уединиться бы не дали. А ты такой стеснительный. Аж две необходимости здесь было.
- Ошибся, признаю, - покаялся он весело.
- Опять не удалось тебе, бедняжка, меня оштрафовать, - посочувствовала ему Лала.
- Да, не везёт, - посетовал он. - Но, зная твою тягу к колдовству, я всё равно без штрафов не останусь, любимая моя невеста.
- Посмотрим, милый мой жених, - рассмеялась Лала.
- Магии-то хоть сколько-то осталось? - озаботился Рун.
- Нет, - беспечно ответствовала она. - Только то, что ты мне сейчас даёшь, мой заинька. Больше почти ни капельки.
- Ох, Лала, - Рун покачал головой.
В этот момент в дверь громко постучали.
- Хозяева! Это стража, - раздался голос снаружи. - Тут маг приехал из города. Уверяет, что вы его вызвали.
- Ну что же это такое! - жалостливо простонала Лала. - Не успела порадоваться, что у бабулечки наконец тебя отбила. Как гости зачастили задперёд.
- Быстро ж он примчался, - с удивлением шепнул Рун. - Я бабушку просил к нему зайти, договориться о встрече. Думал, на завтра. А он уж тут как тут. Не переживай, красавица моя. Спровадим его поскорее. И далее я весь твой буду до самого девичника. Если захочешь.
- Хорошо, - тепло проговорила она.
Рун осторожно отстранился. Сделал два шага по направлению к двери, но вдруг остановился.
- Что как маг тебе поможет прямо сейчас? - произнёс он с напряжённым лицом. - И ты сразу домой?
- Нет, ну что ты, мой славный, я с тобой ещё денёчка два побуду, - заверила Лала мягко.
Он облегчённо выдохнул.

Городского мага все знали в округе. Седовласый пожилой дяденька с белой неизменно очень аккуратно подстриженной бородой. Как правило, носит одежды, традиционные для магов - расшитые звёздами мантия и высокий островерхий колпак. Но не всегда, порой облачается и в обычные светские одеяния, особенно в ветреную погоду. На груди большой серебряный кулон в виде эмблемы ордена Маро - луны, с вписанным в неё глазом. На лице извечная задумчивость. Роду знатного, но безвестного, потомственный мелкий дворянин, отпрыск рода, у которого на много поколений вглубь веков ни земель, ни герба, ни титула, ни рыцарской славы. В ордене Маро не принято излишне кичиться происхождением, принадлежащие ему маги часто ещё в юности в послушание берут себе имена с меньшим числом слогов, всего в три или даже два. Так и городской маг, урождённый Буданданай, почти никогда не представлялся этим именем, называя себя Будай. Рун поклонился ему в пояс, он ответил лёгким кивком.
- Проходите в дом, фея вас ждёт, - сказал Рун вежливо.
Маг молча пошёл за ним, пригнувшись, дабы не зацепиться колпаком за косяк. Но едва оказался за порогом, как вся его невозмутимость разом исчезла. Лала изменила внутри весь дом, даже сени, вот ими Будай и заинтересовался. Осмотрел стены и пол с удивлённым видом. Застыл на месте, размышляя о чём-то.
- Проходите, - пришлось Руну позвать его далее в горницу.
Лала как всегда, встречала гостя во все красе, расправила крылышки, на устах милая радушная улыбка. Маг забыл и про стены, уставившись на неё. Впрочем, когда он заговорил, голос его был вполне уверенным и спокойным:
- Моё почтение, госпожа фея. Мне передали, вы желаете со мною встречи. Большая честь для старого волшебника вам быть полезным в чём-нибудь. Позвольте рекомендовать себя, Будай, маг второй ступени ордена Маро.
- Здравствуйте, добрый маг Будай. Меня зовут Лаланна, - приветливо отозвалась Лала. - Спасибо что откликнулись на зов мой. Простите, что побеспокоила.
- Я и мечтать не смел о подобном "беспокойстве", - бесстрастно заявил маг. - Мне будут многие завидовать теперь. И в ордене, и из народа здешнего. Скажите, эта обстановка, эти стены... то ваша магия?
- Она, - подтвердила Лала.
- А это временно или постоянно?
- Вы много знаете о феях, - уважительно произнесла Лала. - Обычно мы такое временно творим. Всё в полночь возвращается обратно. Но я сегодня несколько в ударе. Творится вдохновенно с необычной силой. Всё, что вы видите, таким и будет постоянно. Назад не обратится.
- Огненный дождь мне на голову! - изумлённо промолвил Будай. - Вы сильны. Необычайно. Подобной магии ещё я не встречал. Да и не слыхивал о ней. Можно мне посмотреть поближе?
- Пожалуйста, смотрите сколько нужно, - кивнула Лала доброжелательно.
Будай опустился на коленки, потрогал пол рукой, попробовал поскрести ногтем. Подошёл к стене, внимательно изучил узоры на ней. Заинтересовался лавочкой, приподнял за край, осторожно надавил на обивку.
- Потрясающе! - он был действительно сильно впечатлён. - Это даже не наложение иллюзий. Всё абсолютно материально.
- Да, так и есть, - Лала указала ему на лавочку. - Присаживаетесь, пожалуйста.
- Позвольте вам заметить, вы прекрасны. И ваши новые одежды и у принцессы вызвали бы зависть, - промолвил маг учтиво.
- Благодарю вас, друг мой, - одарила его Лала доброй улыбкой.
Он сел. Ещё раз потрогал под собой обивку. Покачал головой, выражая тем всю гамму переживаемых сейчас глубоких чувств: удивления, уважения, преклонения пред мощью магии, сожаления, что не каждому дано быть столь могущественным, даже из тех, кто все года свои науке посвятил. Лала тоже уселась чуть поодаль.
- Вы видели меня в другом наряде? - поинтересовалась она.
- В тот день, когда вы перед всеми появились. Я был в толпе, вы шаге от меня прошли, госпожа, - поведал маг.
- А я вас не запомнила, - извиняющимся тоном проговорила Лала. - Как странно. У вас одежды выделяются. Колпак-то видно издалече должно быть.
- Я был в мирском. Не в этом облачении, - объяснил Будай. - Пришлось спешить, переодеться не успел, когда сюда поехал.
- Чего-нибудь хотите? Кушать, пить?
- Это всё лишнее, благодарю, не нужно. Хочу услышать, чем же я могу для вас полезен быть. Томлюсь в неведеньи, - признался старый маг чистосердечно.
Лала призадумалась. Маг спокойно ждал, взирая на неё.
- Насколько вы сильны в искусстве волшебства? - спросила она неуверенным голоском.
Будай развёл руками.
- Когда б я был действительно силён, я б не сидел в провинции в глуши. Все стоящие маги нарасхват. Но я не шарлатан, как многие мои коллеги. Имею честь в ордене Маро состоять. А это кое-что да значит. Прошёл в сём ордене курс обученья полный. Окончил школу, университет. Я дипломированный маг второй ступени.
- А что сии ступени означают? - полюбопытствовала Лала.
- Первая, что член ордена просто сведущ в науках и зельях. Вторая, что наличие магических талантов доподлинно подтверждено компетентной комиссией ордена, что маг способен творить чары, пусть и достаточно слабые. Все следующие ступени отражают силу волшебства вкупе с учёностью, позволяющей указанной силой распоряжаться. Самые великие маги ордена достигали 14-ой ступени, и даже 15-ой.
- И что вы можете? Какое колдовство?
- Лечу. Особенно зубные боли хорошо снимаю. Гадаю малость. Почти всегда умею точно предсказать, сынок родится или дочка. Изготовляю обереги. От сглаза и от порчи избавляю. По звёздам вычисляю дни удачные для важных дел. Ну и, само собой, господ увеселяю в праздничные дни, к примеру их детишек в именины. Хотите, покажу вам, госпожа?
- Конечно! - зажглась Лала неподдельным интересом. - Очень хочу.
Будай порылся в своей наплечной сумке, достал оттуда перо, чернильницу. Открыл последнюю, опустил в неё перо. Лала следила за его действиями с радостным недоумением, не ведая чего ожидать.
- Позволите мне вашу руку, госпожа. Ладонью вверх, - попросил он. - Не бойтесь, ничего дурного не произойдёт. Я обещаю.
Лала послушалась, пересела к нему чуть ближе, протянула свою ручку. Будай принялся пером водить ей по ладошке.
- Это не чернила, это малиновый сироп загущенный. Легко сотрётся, не беспокойтесь, - заверил он
- Хорошо, - улыбнулась Лала доверчиво.
Вскоре на её ладони появился рисунок бабочки. Довольно ладно исполненный: крылья ровно начертаны, есть брюшко, голова, усики. Маг убрал чернильницу и перо, наклонился близко над рисунком и стал шептать мудреные слова на непонятном языке. Шептал, шептал, наверное с минуту. Потом посмотрел Лале в глаза с довольным видом и подул ей на ладонь. Бабочка тут же "ожила". Не по настоящему, ожил именно рисунок, стал меняться, бабочка замахала крылышками, зашевелила усиками, словно полетела, немного перемещаясь по ладошке. Глазки у Лалы восторженно заблестели.
- Ой! - воскликнула она с весёлым удивлением. - Какое диво! Красиво! И забавно. Очень милое волшебство. У нас такого не умеют. Я не встречала ни одну из фей, кто б так могла. Даже не слышала о чём-нибудь подобном.
- Спасибо за столь лестный отзыв о моём скромном колдовстве, - маг аж слегка растрогался. - К несчастью это интересно первый раз. Второй быть может, или даже третий. Потом уже со скукою глядят. Но деткам нравится. Особенно поменьше которые.
- Любимый, посмотри! - обернулась Лала к Руну с сияющим личиком, выставив ладошку.
Он встал с табуретки, приблизился, вгляделся в движения картинки. Покачал головой уважительно:
- Диво дивное.
- Ах, если бы, - скромно вздохнул маг. - Простое волшебство для развлеченья малышей. Недолговечное. Сейчас уже угаснет.
Бабочка перестала порхать, остановилась на месте, неспешно складывая и разводя крылышки. Всё медленнее и медленнее. И вскоре застыла совсем. Маг достал платок:
- Позвольте вытереть вам ручку, госпожа.
Лала охотно протянула ему свою ладошку. Рун вернулся на табуретку. Маг смахнул рисунок, убрал платок в карман.
- Спасибо, добрый маг Будай, за вашу магию, - тепло поблагодарила его Лала. - Она очень милая. Вот расскажу своим сестрёнкам когда-нибудь. Уж они дивиться будут.
- Благодарю вас, госпожа Лаланна, - с улыбкой молвил маг. - Заслужить похвалу от феи дорогого стоит. Мне лестно. Так чем же я могу помочь вам, расскажите.
Лала неуверенно посмотрела на него.
- Вы... порчу хорошо снимаете? И сглаз? - поинтересовалась она осторожно.
- Как будто да, - кивнул маг, ответив ей взглядом, полным удивлённого недоумения. - Но это дело субъективное во многом. Народец суеверен. Обычно пару раз не повезёт, и вот уж думают, что порча. Прочти над ними что угодно, не заклинание, а даже хоть стишок скабрезный, на языке им незнакомом, тут им полегчает. Истинный сглаз приредкостная штука. И трудно выявляемая.
Лала сидела с погрустневшим личиком, ничего ни говоря словно в раздумьях. Маг ждал.
- О, я понимаю, куда вётры дуют! - изумлённо проговорил он вдруг. - Сначала обряд очищения, теперь про сглаз меня вопрошаете. Вы думаете, проча на вас наложена?
Лала продолжала сохранять молчание в растерянности.
- Хотите, чтобы я выяснил, есть она иль нет? - предположил он с осторожностью.
- Нет, - произнесла Лала расстроено робким голоском. - Хочу, чтоб вы её сняли.
Будай взволнованно взялся за бороду, потеребил её в задумчивости.
- То есть вы уверены, что порча есть? - он пристально поглядел Лале в глаза.
Она кивнула.
- Огненный дождь мне на голову! - промолвил Будай ошарашено. - Дела!
- Но вы не говорите никому, пожалуйста.
- О нет, конечно нет, госпожа моя, - заверил он. - А что вас заставляет так считать?
- Я бы не хотела вдаваться в детали, добрый маг, - попросила Лала.
- К сожалению, дорогая госпожа моя, здесь важны именно детали, - извиняющимся тоном сказал Будай. - Я не могу помочь сам не ведаю от чего. Я же не жрец, а это не религиозный обряд. Это магия, точная наука. Мне надобно знать каждую мелочь - когда началось, в чём выражается, есть ли подозреваемые в наложении. Многие, кто несведущ, путают порчу, сглаз и проклятье. Но это совсем не одно и то же. Совершенно разное. Почему вы уверены, что это именно порча?
- Я думаю, это проклятье, добрый маг, - опечаленно сообщила Лала.
- Тем более! - ответствовал Будай. - Проклятья очень разными бывают. Можно проклясть ворожбой, тогда это вмешательство в гармонию светил небесных, звёзды вашей судьбы искажают свой свет и перестают вам благоволить. Можно созданием тёмной звезды неудачи. Можно магией, наложенной на предмет - разрушь его, и нет проклятья. Можно магией, наложенной на карму человека. А можно на него самого. В каждом случае нейтрализация проклятья требует абсолютно иных мер, чем в прочих. Я должен знать, о чём идёт речь. Вы можете мне довериться, я сохраню вашу тайну.
Лала вздохнула тяжело.
- Я не могу воротиться домой, - поведала она расстроено.
- В каком смысле? - не понял Будай.
- В самом прямом. Мне мой Рун не запрещает отправиться домой в волшебный мир, а я не могу. Моя магия не срабатывает. Вся остальная работает, а эта нет.
Будай озадачено нахмурился, теребя бороду.
- Очень странно, - произнёс он. - Возвращение призванных существ не их собственная магия. А скорее магия вашего мира. Нельзя проклясть мир. По-моему это что-то другое. Не проклятье. Вы уверены, что не можете вернуться?
- Да.
- И давно?
- С тех пор как в ваш мир попала. Уж две недели. Тогда пробовала, сегодня пробовала. Не уходится.
Маг вдруг сильно разволновался. Аж вспотел.
- Как любопытно, как любопытно, - забормотал он себе под нос с отсутствующим видом, размышляя о чём-то.
- Ещё меня стало возможно ранить, когда у меня заканчивается магия, - продолжила Лала. - Фей нельзя ранить оружием или предметом, мы под магической защитой. А меня можно. И ещё у меня... затруднилось восполнение магии.
Будай совсем ушёл куда-то вглубь своих мыслей. Лицо его стало отстранённым. Лала молчала, ожидая его ответа.
- Пожалуй это всё-таки проклятье, - тихо признал он наконец. - Но очень необычное. Оно вмешивается в магические отношения между вами и природными силами. Надо обладать определённой гениальностью, чтоб сотворить нечто подобное. Хотя я в общем-то представления не имею, каковы маги и чародеи вашем мире. Быть может они все способны на такое?
- Фею очень сложно проклясть, - покачала головой Лала отрицательно. - Это и по нашим меркам чрезвычайно могущественное колдовство.
- Возможно прокляты не совсем вы, госпожа, - поделился мыслью старый маг. - Мне кажется, тот кто это сделал, нашёл обходной путь причинить вам зло чарами. Он очень умён. А значит и очень опасен. Как вы считаете, чего он добивается?
Лала пожала плечиками.
- Моей погибели, - предположила она.
- А зачем?
- Не ведаю, - проговорила она удручённо. - Феи не злые, народ в нашей стране очень добрый. Нет ни у кого причин желать мне смерти. Меня все любят.
- Да уж, - вздохнул Будай. - Когда я к вам поехал, всё думал, для чего я вам. Не ожидал подобного услышать. Вы не переживайте, госпожа. Я попытаюсь вам помочь. Но это времени потребует. Немало. Недели, может месяцы. Мне нужно прочитать много чего, исследования произвести. И обязательно необходима ваша частичка.
- Частичка? - удивилась Лала.
- Ну да. Допустим, волос. Возможно след злой магии смогу найти на нём. И изучить её.
Лала взяла одну свою прядь ручкой, выбрала из неё волосок, дёрнула, её пальчики осветились синим светом.
- Вот пожалуйста, добрый маг Будай.
Она протянула волос гостю. Тот завернул его в платок, спрятал.
- Я думаю, госпожа моя, вам боле нечего бояться, - сказал он спокойно. - Вы под защитою барона, никто не причинит вам зла у нас в краях. Вы не погибните никак. Мне с возвращением немного непонятно. Вы вроде замуж собрались.
- Я бы хотела дома побывать, - осторожно пояснила Лала. - Чтоб знали папа с мамой, где я и не волновались. Благословенья испросить. Я знаю, что смогу сюда вернуться. Быть может время сколько-то займёт. Но Рун согласен потерпеть. Он добрый.
От необходимости лгать её ушки и щёчки слегка порозовели.
- Понятно, - кивнул Будай. - Чтож, поспешу к себе. И сразу за исследования. Я всё сделаю, чтобы вам помочь, в лепёшку расшибусь. Надейтесь, госпожа.
- Спасибо, друг мой, - тепло поблагодарила его Лала.
Она вместе с Руном проводила его до дверей. Рун прошёл с ним до калитки, чтобы закрыть оную после. Чуть поодаль за оградой всё ещё стояла карета, на которой маг приехал. К ней он и направился.
- Надо же, надо же! Не может воротиться! - шептал Будай одними губами взволнованно сам себе. - Ох, милорд, как же благоволят вам звёзды. Задача упрощается. Надеюсь, не забудете того, кто вам принёс столь важное известье. Вот это новость!
Он подошёл к извозчику:
- В замок! Гони как молния. Плачу двойную цену.

Рун вернулся в избу. Лала сидела на лавочке. Личико было грустным-прегрустным. Он сел рядом:
- Лала, иди ко мне.
Она сразу прижалась. Вздохнула тяжело.
- Расстроилась? - спросил он участливо.
- Да, - тихо ответствовала Лала. - Я здесь надолго. Я так и предполагала. Но всё ж таки в душе надеялась на другое.
- Зато наобнимаемся, - добродушно улыбнулся Рун.
- Соскучилась по дому, - поведала Лала уставшим голоском. - По маме с папой, по сестричкам. По всем.
- Угораздило же меня тебя поймать. Прости, - повинился он искренне.
- Ты не виноват, Рун. Виноват тот, кто проклял меня. Зачем он это сделал? Не понимаю.
- Если бы не я, ты была бы сейчас дома. С мамой, с папой, с сестричками.
- Рун, ты меня отпустил, - промолвила Лала с теплотой. - Я этого никогда не забуду. Никогда-никогда! Нет здесь твоей вины. Тебе меня даровало небо. Может это не проклятье, может небо просто не хочет, чтобы мы расстались?
- А зачем ему не давать мне в тебя влюбиться? - усомнился он.
- Влюбишься, я обрету могущество. И смогу уйти. Поэтому.
- Хм, - Рун озадачился столь стройной теории. - А зачем делать тебя уязвимой, лишать защиты от ранений? Лось может и убить, знаешь ли. Тебе повезло тогда в лесу.
- Не ведаю, - призналась Лала опечаленно.
Некоторое время они сидели молча. Несмотря на объятья Лала оставалась грустна. И всё же её личико постепенно чуточку просветлело, стало умиротворённее.
- Ты-то хоть доволен? - поинтересовалась она беззлобно. - Слышал, я с тобой на недели, а то и на месяцы.
- Устану обнимать, - посетовал он с юмором.
Лала даже нашла в себе силы улыбнуться.
- Не устанешь, - возразила она. - Ты и меня пожалуй в этом обойдёшь, мой дорогой. Почему ты так любишь обнимать меня, Рун?
- Потому что люблю тебя, глупенькая, - ласково отозвался Рун. - Потому что ты счастлива от объятий, а люблю, когда ты счастлива. Знаешь, Лала, я хочу, чтобы ты домой вернулась. Я ведь переживаю за тебя. Мне не хочется с тобой расставаться. Но я всё сделаю, что от меня зависит, чтобы вернуть тебя. Будай маг второй ступени, а по его словам бывают и 15-ой. Можно не ждать месяцы. Попросить барона, чтобы отвёз тебя в столицу. Или в какой-нибудь большой город, где есть стоящие чародеи. Ты можешь даже у короля помощи попросить, он тебе наверняка не откажет. Призовёт лучших магов страны.
- Опасно всё это, Рун, - тихим голосом заметила Лала. - Раз у вас снятие проклятий - точная наука, требующая деталей, значит придётся каждому магу открывать, что я воротиться не могу. Я стану очень уязвима, когда все про это прознают. Подождём, что сможет сделать господин Будай. Посмотрим.
- Как скажешь, солнышко моё.
- А сам-то рад без памяти, я чувствую. Что я застряла тут у вас, - буркнула Лала с шутливым мрачноватым укором.
- Я рад тому, что ты со мной. Здесь, сейчас. А не потому что застряла, - поведал он чистосердечно.
Лала вздохнула.
- За что меня так покарали боги? За что?! - с горестным непониманием произнесла она. - Боги любят фей. Чем я провинилась?
Из глаз её вдруг покатились слёзы.
- Лала, ну не плачь, - очень мягко стал уговаривать её Рун.
Но она была безутешна. Даже объятья в этот раз совсем не помогали. Он вдруг понял, что никогда не задумывался, каково ей. Одна, оторванная от семьи, от своего мира, проклятая. Вынужденная обнимать чужого человека. Она всегда была счастлива, и потому всегда казалось, что у неё всё хорошо. Хотя это далеко не так. Не позволяла себе унывать, храня надежду на скорое возвращение. Теперь у неё не стало и надежды. И ничем не поможешь. Чем он может ей помочь?
- Не горюй, славная моя, - ласково попросил он. - Всё равно вернёшься когда-нибудь. Обнимешь маму с папой. И всё это забудется, как дурной сон. Так будет. Обязательно.
Лала лишь всхлипнула в ответ. И ещё долго слёзки всё текли и текли по её щёчкам.

*****


Рун сидел у окошка, подшивая подкладку у куртки. Всё какое-то полезное занятие. Куртка в общем-то пока не особо и прохудилась, но ежели вовремя не подлатаешь наметившиеся прорехи, потом расползутся, и шить придётся на порядки больше. Лала спала чуть поодаль. Её лежанка, как и всё в избе, после волшебства преобразилась - красивая богато расшитая подушечка, тёплое покрытое узорами одеялко, вместо старой тряпичной подстилки тонкая мягкая белоснежная перинка. Прежде чем лечь, Лала немало времени провела в объятьях. Вроде бы и успокоилась, но всё равно счастья ни в одном глазу. Зато и чрезмерная горесть от неё ушла. Даже грустная улыбка нет-нет, да и озаряла уста. В конце концов её разморило, голова стала клониться, Рун, заметив это, предложил ей пойти подремать, и она согласно кивнула. С тех пор не один час уж миновал. Сначала он держал её за ручку, и она улыбалась от этого, ему было приятно, что она рада ему в своих снах. Но потом она перевернулась на другой бочок, пришлось её отпустить.
Пока шил, Рун всё размышлял, как же помочь Лале вернуться домой. Когда ты крестьянин и ни в чём ни сведущ, какой от тебя прок в подобных делах? Никакого. Если она тут останется на месяцы, теперь, при отсутствии нужды работать в огороде, что если месяц её и прообнимать? Может тогда ей хватит магии развеять проклятие самостоятельно? Станет она достаточно могущественной? Зная Лалу и её страсть колдовать, навряд ли. Есть сомнения, что она сумеет накопить, всё равно потратит куда-нибудь. Сколько уж обнимались, и где та магия? Ну и обниматься месяц наверное будет тяжело даже для неё. Живые хотят жить, что-то видеть, что-то делать, узнавать. Не получится. В общем, думай не думай, надежда только на кого-то ещё. На мага, на барона. На короля. Но это не повод расстраиваться, чувствовать себя беспомощным или бесполезным. Надо помогать ей от души всем, чем способен. Если она будет счастлива с ним, этого достаточно.
Лала зашевелилась. Повернулась в его сторону. Уставилась на него, с доброй грустинкой в глазах.
- Проснулась, милая? - улыбнулся он ей.
- Проснулась, - тихо промолвила она.
- Ну как ты? Полегче тебе?
- Немножко легче.
- Хочешь, обниму? И буду держать до самого девичника, - предложил Рун. - А то как ты там веселиться будешь с таким настроением? Надо тебе его исправить. Срочно.
- Только и ищет повод, чтобы меня обнять, - с деланным осуждением буркнула Лала.
- Надо же мне извлечь пользу из твоего бедственного положения, - шутливо заметил он.
Личико Лалы совсем просветлело.
- Лучше ты иди ко мне, Рун, - позвала она, одарив его ироничным взглядом. - Приляг хоть на минутку. Перинка мягенькая.
- Искусительница, - усмехнулся он. - Никак нельзя, любовь моя.
- И почему же, заинька? Бабушки кажется нет.
- Вдруг придёт.
- А мы её не пустим.
- Вот так фея! - подивился Рун со смехом.
Лала тоже рассмеялась.
- Рун, я страдаю, - сказала она. - Соверши подвиг ради несчастной дамы.
- Есть разница, стоя обниматься или лёжа?
- Есть, милый. Хочу вспомнить былые денёчки. И ночечки. В лесу. Как это было. И чтоб ты на подвиг пошёл великий. Али ты не мой рыцарь?
- Ох, Лала, подведёшь ты нас под монастырь, - вздохнул Рун.
Он подошёл к лежанке. Лала быстро подвинулась. Он улёгся. Она тут же прижалась, положила голову ему на плечо, расцветя счастливой умиротворённой улыбкой.
- Как же хорошо, - произнесла она довольно. - Ты уютный. Соскучилась по этому.
- Если тебе так легче, то я рад, - Рун приобнял её.
- Гораздо легче, милый.
- Я, Лала, не знаю, чем тебе помочь, - признался он с сожалением. - До деревни я тебя довёл, с магом познакомил. Кажется это всё, что я могу. Если только приворотное зелье на мне испытать. Ты вроде подумывала. Я готов, если что. Испытывай. Ты можешь его изготовить?
- Я? - удивилась Лала. - Я нет. Я надеялась, у вас тут кто есть. Ворожея какая-нибудь. Или ведунья.
- Ведунья имеется одна. Но умеет ли она такое или нет... Я сомневаюсь, что умеет, - промолвил Рун.
- Давай подождём, мой котёнок, несколько денёчков. Ежели вестей не будет от дедушки Будая, начнём думать, что делать далее, - предложила Лала, сияя.
- Быстро ты в этот раз впала в счастье, - порадовался Рун, глядя на её жизнерадостное личико. - Я боялся, что опять тебя не проймут. Мои объятья.
- Вот видишь. Всего-то надо было просто прилечь, - весело сказала она.
Неожиданно послышался звук открывающейся задней двери. Рун кубарем выкатился с лежанки, вскочил на ноги. Лала села, с испуганными глазками.
- Батюшки вы мои! - донёсся до них растерянный голос бабули.
Рун быстрым шагом направился в заднюю комнату. Бабушка сидела прямо на полу, с видом изумлённого младенца осматривая новую обстановку.
- Что это, сынок? - пролепетала она заплетающимся языком.
- Лала наколдовала, - мягко пояснил он. - Бабуль, ну не в первый же раз чудеса, привыкнуть пора. Вставай.
Старушка послушалась. Он помог ей подняться. Тут подлетела и Лала.
- Бабушка Ида, ну что вы, - улыбнулась она с теплотой. - Не пугайтесь. Это доброе волшебство. Я хочу чтоб мы все в красивеньком жили. Так же приятнее, правда?
Бабуля вздохнула.
- Это очень красиво, - заметила она растрогано. - Точно во дворце каком. Как же в такой красоте жить? А если испачкается?
- Очистим, - приободрила её Лала.
Бабушка лишь покачала головой.
- Как сходила, бабуль? - спросил Рун с мыслью отвлечь её хоть немного.
- Хорошо, - отозвалась она, продолжая таращиться вокруг себя. - К магу зашла, всё передала. К подружке зашла. Ей полегче вроде. Поболтали. У невестки была. Она всё про Лалу выпытывала. Любопытная. Про зелье ещё, которым ты ловил. Очень интересовалась им почему-то. Девушки меня по дороге встретили. Просили передать тебе, дочка, что скоро зайдут за тобой. А потом говорят, дом-то ваш боле не кривой. И как будто выше стал. И барон у вас был. Вот я обомлела. А тут ещё такое. Диво дивное. А зачем барон к нам приезжал?
- Я, бабушка Ида, испрашивала у него совета, когда была в его замке. Как быть, если я по гостям хочу с женихом своим ходить. Даже в знатные дома. А он пообещал подумать и дать мне ответ, - поведала Лала. - Вот решил что ответить, и сам приехал сообщить. Сказал, чтобы я с женихом ходила куда хочу. И сам нас пригласил к себе на завтра. И меня, и Руна.
Старушка аж пошатнулась. Рун поддержал её.
- Бабуль, может тебе прилечь? - предложил он участливо. - Чтоб прийти в себя. А то вон какая бледная. Приляжешь?
- Нет, сынок, не хочу, - возразила бабушка. - Где тут улежать, когда так дивно в дому. Хочу всё оглядеть.
Она направилась в горницу, и вскоре уже оттуда раздались её удивлённые причитания.
- Ну что, чем займёмся? - посмотрел Рун на Лалу с улыбкой.
- Погрей меня ещё немножко, любимый. На улице на лавочке, - попросила она тихо.
- Пойдём, - кивнул он.
На лавочке было хорошо. Тенёк от избы, тепло от летнего ясного денька, ласковый ветерок, ароматы трав. Ну чем не рай? Особенно когда ты с тем, кто дорог. Лала придвинулась, Рун обхватил её руками. Она стала буравить его глазками нежно.
- Кажется ты совсем отошла от своей печали, - порадовался он.
- Смирилась, мой котёнок. Ничего не поделаешь. Ты неплохая компенсация за мои несчастья, - произнесла Лала с глубокой приязнью.
- Только надо всё же без лежачих компенсаций обходиться. У меня чуть сердце не выпрыгнуло, когда бабуля пришла.
- Ох эта бабушка! - грустно посетовала Лала. - Как будто караулит. Не успели прилечь, как она тут как тут.
- Разве плохо сейчас? Вот так, сидя?
- Так хорошо, - признала Лала, очаровательно улыбнувшись. - Когда глаза в глаза особенно. Романтично очень. Сердечко бьётся у тебя. Взволнованное. Мило.
- Ты красавица, - вздохнул Рун. - Когда на тебя столь красивая дева смотрит так приветливо. На расстоянии... поцелуя. В груди хочешь не хочешь, ёкнет. Не привыкнуть к этому, Лала.
- На расстоянии поцелуя? - развеселилась Лала. - Ты уже и расстояния в поцелуях начал мерить, суженый мой? Не только штрафы?
- Смейся, смейся. Но я всё правильно сказал, - добродушно ответствовал Рун. - Когда так близко... двое. Обычно они делают сие для жертв. Чуть наклонишься, и она случится.
- Ох, нескоро ты теперь жертву получишь, - посочувствовала Лала с иронией.
- Ну да, похоже на то, - деланно огорчился он. - Могла бы и сейчас расплатиться. К чему такая жестокость.
Лала залилась негромким счастливым переливистым смехом.
- Ну потерпи, мой дорогой, - ласково попросила она. - Уговор есть уговор. Или давай его отменим. Если мне станет можно колдовать, тогда сейчас расплачусь.
- Ты не шутишь, Лала? - с острожным недоверием осведомился Рун.
Она ненадолго задумалась:
- Нет, заинька, не шучу. Правда я знаю, что ты не согласишься. Даже не сомневаюсь. А зря. Поцелуй феи, это нечто особенное. Я бы была очень нежной.
- А что как возьму да соглашусь? - усмехнулся он.
- Расплачусь, - поведала Лала с простодушной искренностью.
Рун посмотрел на неё пристально, выдержав многозначительную паузу, словно раздумывая. И вздохнул:
- Хотелось бы. Но нет. Никак нельзя.
- Я знала, я знала, - порадовалась Лала.
- И вообще, любимая, тебе надо прекратить чудеса творить для нас, - с полушутливым осуждением молвил он. - А то бабулю удар хватит. Пожалей её. Да и на меня они влияют. Я чувствую. Как бы магия снова не пропала из объятий. Остановись с дарами. Мой главный дар - это ты. Не хочу чтоб стало иначе.
- Ну, милый, я же творила только вынуждено. Ты сам это признал. Не ругай меня, - просяще произнесла Лала, сияя.
Она положила голову ему на плечо.
- Наконец-то ты счастливенькая. Как раньше, - заметил Рун тепло с облегчением. - А то я уж не знал, что делать, когда горевала. И объятья не помогали. Непривычно, когда не помогают. Странно от этого. И тоскливо. Жалко тебя, а помочь нечем. Даже приласкать запрещено.
- Я тебя люблю, - проговорила Лала тихо.
- Кто любит, тот целует, - буркнул он с юмором, изображая сомнение.
Лала рассмеялась.
- Это когда влюблены, целуют. И то если помолвлены. Не понарошку, - возразила она.
- Смешно ей. А я в печали, - притворно омрачился Рун, не очень правдоподобно, потому что глаза его светились весельем, выдавая его истинное настроение.
- Отмени уговор, тут я тебя и утешу, - лукаво предложила Лала.
- Нет.
- Значит, сам виноват.
- Да уж! - подивился он её хитрости, улыбаясь.
Лала вздохнула счастливо.
- Мне хорошо, Рун, - сказала она искренне. - Мне снова очень хорошо. Потому что у меня есть ты. Даже не хочется с тобой расставаться из-за девичника. Может ты со мной пойдёшь? Превращу тебя в девицу. Ты будешь симпатичная. И миленькая.
- А ты можешь превратить? - заинтересовался Рун.
- А ты б хотел?
- Хм, - Рун призадумался. И покачал головой отрицательно. - Стыдно это пожалуй. И вроде незачем. Просто... не представляю себя таким. Глазки парням строить, наряжаться, плакать по пустякам. Ужас.
- Вот она, мужская гордость, да? - мягко укорила его Лала, чуть опечалившись. - Быть девушкой так плохо?
- Нет, что ты. Я не об этом, - заверил он извиняющимся тоном. - Вы другие. Поэтому и нравитесь. Очень. Но я как-то привык быть парнем. Я же всё равно останусь внутри собой, в кого ты меня не преврати. А для парня это всё стыдно и... болезненно. Стать вдруг... женственным. Не обижайся, красавица моя.
- Я поняла, - ответствовала Лала беззлобно, сразу оттаяв. - Я пошутила, Рун. Я не могу тебя превратить в девицу. Это плохое колдовство, неправильное. Потрясением для юноши будет. Есть шанс, что не оправишься до конца потом. Не колдуют феи подобное. Мы творим чары по наитию. Добрые чары. Эти чары точно не добрые. Может они и не слишком злые, но фее их не сотворить. Если только в наказание. Скажем, фея мести пожалуй могла бы превратить в девицу злодея, который любит обижать женщин. И всё. Но мне бы хотелось посмотреть, какая из тебя вышла девица. Ты был бы премиленькой. Представь, стал бы мне лучшей подружкой. Подружки тоже обнимаются. Делились бы с тобой секретиками, парней обсуждали да дела сердечные. Это весело. Разве не здорово?
- Нет, спасибо, - рассмеялся Рун.
Неожиданно откуда-то сверху слетела пёстренькая птичка и села прямо ему на плечо, дальнее от Лалы.
- Ой! - вырвалось у него с удивлением.
Лала подняла голову, обрадовалась:
- Здравствуй, милая пташка. Что это ты не ко мне, а к Руну? Понравился?
Птичка посмотрела на неё одним глазом и вдруг запела.
- Ты нам песенки поёшь?! Спасибо, хорошая моя, - умилённо поблагодарила её Лала.
- Чего она мне в ухо-то орёт? - поморщившись, улыбнулся Рун. - Так и оглохнуть недолго. Аж в голове отдаётся.
- Хочет тебя порадовать, - сообщила Лала, сияя.
- Ничего себе радость. Почему меня?
- Не знаю, мой котёнок.
- Это твоя магия?
- Нет, милый. Возможно это природа фей, - весело поведала Лала, забавляясь от картины, как птичка с энтузиазмом издаёт трели Руну в ухо. - Животные видят, насколько ты мне дорог. И так понимают, что тебе можно доверять. Что ты хороший. Плохой человек не станет дорог фее. Не обижай их, и они будут чаще к тебе сами подходить, я думаю.
- Аж слышу, как сопит, так близко, - пожаловался Рун со смехом. Он осторожно повернул голову к птичке. - Пой чуть в сторону, а?
Но птичка не унималась.
- Она тебя не понимает, Рун. Пока я её речью не наделю, она не сможет тебя понять, - объяснила Лала, улыбаясь. - А наделить я не могу. Ведь нету крайней в том нужды. А мне запрещено без крайней. Это прям любовь у неё. Даже обидно чуточку. Что не ко мне.
- Спасите! - взмолился Рун тихо. Очень осторожно поднял руку, зажал пальцем ухо, вздохнул с облегчением. Поглядел на птичку. - Смотри, не накакай на меня, дружище.
- Не переживай, дорогой, в моих объятьях сразу всё исчезнет, немедля станешь чистеньким опять, - успокоила его Лала.
Рун вздохнул от переполняющих его светлых чувств.
- Я очень счастлив с тобой, Лала, - произнёс он с теплотой. - Стыдно признаться, но в глубине души я рад без памяти, что ты ещё долго со мной побудешь. Прости.
- Ничего, мой славный. Я тоже очень счастлива с тобой, - по-доброму сказала Лала. Снова положила голову ему на плечо. - Может быть и я... в глубине души рада. Не хочется расставаться.
Они ещё долго сидели на лавочке, в тени избы, под безоблачным летним небом. А птичка всё пела и пела. Словно исполняя гимн всему хорошему, что сейчас происходило меж ними.

*****


- Хозяева, хозяева, отворяйте ворота, - раздался дружный хор жизнерадостных девичьих голосов со стороны улицы.
Лала сразу разволновалась, её щёчки покрылись румянцем, глазки загорелись восторгом.
- Зачем тебе это всё? - поинтересовался Рун добродушно, видя её состояние.
- Хочется, - доверчиво ответила она с невинной трогательной мечтательностью. - У нас такого нет. Может в сёлах и есть. В городе, в столице, где я живу, нет. Мне никто не устроит девичник перед свадьбой. А это так мило. И душевно. От этого себя невестой ощущаешь. Это... удивительно. И приятно очень.
- Ты даже не настоящая невеста, - усмехнулся Рун. - Вроде как обманываешь их.
- А вот и нет, - озорно возразила она. - Я невеста понарошку. Это считается. А если нет, тебе придётся меня боле не обнимать.
- Признаю, признаю, ты права, считается, - поспешил согласиться Рун, смеясь.
Он взял её за руку и повёл к калитке. Когда они обогнули дом, бабушка тоже уж вышла с переднего входа, встала на пороге, невозмутимо глядя на столпившихся за оградой девушек. А их было много. Человек пятнадцать. Ради феи чего не сделаешь, отпустили родители, несмотря на то, что у всех в хозяйстве работы полно. Разнаряженные, красивые, волосы в косы у многих заплетены. На устах играют улыбки. Есть на что залюбоваться.
- Кто к нам явился и зачем? - спросила бабушка с притворным но очень правдоподобным любопытством, словно всё происходящее было для неё полной неожиданностью и никого из сих барышень она не знала.
- Пришли девицы красные, увести невесту прекрасную, - сообщили девушки весёлым хором.
- Куда ж вы хотите её от нас увесть? - теперь бабушка изобразила недоумение.
Рун даже удивился, что бабуля настолько "в теме", знает как себя вести, что делать, явно подыгрывает. Всё же старые люди мудры, им многое ведомо. А может просто она сохранила в памяти всё с тех пор, как сама ещё была юна.
- На зелёный лужок, где стоит стожок, - теперь уж говорила одна из девушек, выдвинувшись чуть вперёд остальных. - Будем водить хороводы, чтобы устроить проводы жизни её незамужней. Да порасспросим о суженом.
- Ну коли так, то ладно, - смилостивилась бабуля. - Только верните обратно.
Рун подвёл Лалу к ограде, открыл калитку.
- Ну, ступай, веселись, красавица моя, - улыбнулся он.
Вместо того, чтобы вылететь наружу, Лала обернулась к нему, подлетела совсем вплотную, стала мило буравить его глазками с ожиданием. Он понял, хочешь не хочешь, не отвертишься, придётся преодолеть неловкость и сделать это перед всеми. Уже пора идти на подвиги. Обхватил её руками и прижал к себе. Личико Лалы сразу расцвело счастьем.
- Наконец-то, - буркнула она довольно.
- Ну, иди, хорошая моя, - он отступил от неё.
- До свидания, мой дорогой, - произнесла Лала с любовью.
Едва она вылетела наружу, девушки сразу вязли её под ручки и весёлой гурьбой повели прочь, говоря ей, кто приветствия, кто о восхищении платьем, кто просто что-то радостное. Рун закрыл калитку и какое-то время смотрел вслед этой удаляющейся оживлённой компании. Затем поднялся на крыльцо, к бабушке, которая стояла в задумчивости.
- Ну как ты, бабуль? Всё хорошо? - обратился он к ней.
- Богато теперь у нас сынок. В дому. Воров боюсь, - вздохнула старушка. - Залезут, обкрадут.
- Не полезут они, бабуль, не бойся, - покачал головой Рун. - Ты видала, какое у нас стало всё? Такого нет нигде. Если украдут, сразу будет понятно, что краденное. Да и стража здесь. И не лазают воры в деревне. Давно не слыхать, чтобы кого-то обокрали. Это в городе они промышляют. К тому же воровать у нас всё равно что у феи. Барон к ней благоволит. Гневаться станет. Поймает, не пощадит. Не рискнёт никто.
- Дай то бог, - молвила бабушка. - Пойду я, Рун, по подружкам своим пройдусь. Помогу им с огородами. Да поболтаю. Может к соседям к кому загляну ещё.
- Сходи, - одобрительно отозвался Рун. - А я и не знаю, чем лучше заняться. В лес бы, хоть хвороста набрать. Грибов, ягод, корений. Да разве уйдёшь. А то воротится Лала, а меня нет. Испугается.
- Уж так она радуется быть твоей невестой, внучок. Так радуется. Не пойму я этого, - призналась старушка с некоторой растерянностью. - Ты хороший, но мы никто. Перед ней вон и барон устилается. Почему она так радуется?
- Потому что феи весёлые добрые существа. Всё доброе ей нравится. А быть невестой - это доброе. Ты же была невестой. Приятно это было?
- Приятно, внучок. Только я выходила за ровню себе.
- Для неё все люди одинаковы. Феи не различают человечьих сословий, - объяснил Рун.
- Так не бывает, - с сожалением заметила бабушка.
- У людей нет. А у фей да. Вот скажем, для бога есть разница, крестьянин человек или принц?
- Для бога нет.
- Ну а фея считай полубог. Поэтому и ей без разницы. Ей главное, добрый человек или злой.
- Ежели так, тогда понятно, почему она радуется. У тебя душа светлая, внучок. Знаешь, может фея даже лучше бога, - вдруг высказала старушка крамольную мысль. - Бог вроде нам отец, но строго судит. А она ласковая и сердечная. Я бы померла со страху, если бы у нас бог поселился. На неё же как не взглянешь, лишь улыбаешься, и всё. Пойду я, внучок. Ты дров пока можешь ещё наколоть, всё удобнее, когда в поленнице лежат, а не чурками. Или воды принеси. Для огорода она не нужна, но для дома лишней не будет. Стену в сарае надо бы починить. Погреб почистить. Делов много. Всех не переделать.
- Ладно, понял, - кивнул Рун.
Бабуля спустилась с крылечка, направилась за ограду на улицу и вскоре скрылась из виду. Рун задумался, прикидывая, чем заняться разумнее всего. Решил, тем, что требует отлучаться со двора - водой. Дрова можно колоть и при Лале, это не мешает ни говорить с ней, ни даже обнять в любой момент, прервавшись на минутку, если ей вдруг сильно захочется, а коли у неё опять возникнет нужда пойти куда-то одной, как сейчас, вернувшись не потеряет его, сможет легко найти. С девичника она быстро не вернётся точно. Время есть.
Он сходил за вёдрами, вышел за калитку. Два стражника, снова другие чем прежде, незнакомые, поодаль о чём-то переговаривались с рыцарем в лёгких чрезвычайно искусных доспехах. Вся троица обернулась, оглядев Руна, он отвесил им поклон. Мимо проходили две женщины с корзинами белья - тётя Нази и бабушка Яста. Здороваться не стали, лишь посмотрели колко. В прошлом Руна просто не замечали, к тому, что с ним никто не здоровается, он привык, можно было бы предположить, не все в деревне оттаяли к нему из-за феи, и удовлетворится этим объяснением произошедшего, если бы не парочка странных "но". Вообще-то сейчас его как раз заметили, но вместо обычного равнодушия в глазах наблюдался явный негатив. Руну по большому счёту было всё равно, чужие люди, от их отношения ни горячо ни холодно. Слегка озадачило, и всё. Вероятно завидуют. На развилке дороги перед спуском к реке он пересёкся ещё с одним односельчанином. Лесоруб Джех возвращался со сторожки.
- Здоров, феелов, - сказал он, остановившись.
- Добрый день, дяденька, - ответил Рун.
- Всё ли хорошо у феи?
- Да, - пожал Рун плечами.
Джех вздохнул:
- Отпустил бы ты её, парень. Не бери греха на душу. Она... невинна. И ещё девочка совсем. Несмышлёная. Нельзя её принуждать.
- Я её не принуждаю, - промолвил Рун спокойно.
- Принуждаешь, - возразил Джех, осуждающе глядя на него. - Подумай, кто есть ты, и кто она. Не порти ей жизнь.
- Вы бы поймали, вы бы отпустили? - поинтересовался Рун скептически.
- Я бы взял три законные желания. А потом отпустил. Трёх желаний достаточно. За глаза. А так, как ты, поступать греховно, - сурово поведал Джех. - Пожалей её.
- Я подумаю, - пообещал Рун.
Джех кажется не поверил. Выражение его лица стало ещё суровее. Даже мрачным. Он, более не слова ни говоря, пошёл своей дорогой. А Рун пошёл своей.
На реке в этот раз не было ни ребятни, ни взрослых. Никого. Лишь лодочник Шим причаливал к отмостку, перевозя какого-то воина с того берега. Знатного, хотя и не самого родовитого, одет в ладные кожаные доспехи, без особых изысков вроде гербов и вышивки, за поясом меч и кинжал в посеребрённых узорчатых ножнах. Ножны и выдавали статус этого человека, как имеющего некоторый вес и значимость. Не всякий путник возьмёт с собой в путешествие дорогое оружие. Побоится грабителей. Надо иметь уверенность в себе и в своих боевых навыках, чтобы взять.
- А это как раз и есть тот самый женишок феи, - донесся до Руна тихий голос Шима.
Воин оценивающе смерил Руна взглядом, выбрался из лодки и сразу подошёл. Рун как раз зачерпнул второе ведро.
- Бог в помощь, юноша, - непринуждённо произнёс воин.
- Спасибо, - кивнул Рун.
- Говорят, ты жених феи.
- Я тоже слышал об этом, - отозвался Рун спокойно.
- О, да ты серьёзный малый, - улыбнулся воин. - Постой, не уходи, давай поболтаем.
- О чём? - посмотрел на него Рун с лёгким недоумением.
- О фее конечно.
- Я вас не знаю, зачем мне с вами говорить о ней? - заметил Рун. - Тут всё равно всем известно о нас, вам всё охотно расскажут в таверне здешней, или на постоялом дворе. Или любой местный, кого ни спросите.
- Ты же местный, вот и расскажи, - с усмешкой промолвил воин.
- Я как раз исключение, - объяснил Рун. - Фея моя невеста, если я буду о ней говорить, выйдет, как будто докладываю постороннему, кого впервые вижу, о её жизни. Это будет странно. И неправильно.
- Надо же. Какой рассудительный, - подивился воин не без юмора. - А если я тебе заплачу, коли расскажешь мне о ней да покажешь?
- Не надо, - покачал головой Рун равнодушно.
- Пять серебра.
- Нет.
- Десять.
- Оставьте себе.
- Ты умеешь торговаться, - похвалил воин весело. - Двадцать.
Рун призадумался. Двадцать серебряных монет - огромная сумма. Прямо деньжищи.
- Зачем вам это? - обратился он с искренним непониманием к собеседнику, словно взывая к его благоразумию. - У любого расспросите здесь. Вам бесплатно с удовольствием всё расскажут. Сплетничать народ любит, хлебом не корми. А увидеть, где-нибудь поодаль от дома моего подождите, чтобы стража не погнала, всё равно увидите рано или поздно. Мы же выходим. Она выходит.
- Эх, друг, люди много языками чешут не по делу, мне нужна информация из первых уст, - поведал воин со значением. - Я, собственно, мимо проезжал, даже не знал, что у вас тут такое творится. В моих краях ещё не знают, я думаю. Придётся отложить поездку, вернусь домой, доложу лорду своему. Это важные сведенья. Не хочу его в заблуждение ввести хоть в мелочи. Поэтому из первых уст. Ну и посмотреть обязательно, собственными глазами убедиться, а то может привязали крылья к девице, чтобы дурить простофиль.
- Она летает вообще-то, ногами земли не касаясь. У неё крылья не просто так.
- Увижу, поверю. Как рассказывать лорду, коли сам не видел? Несерьёзно это, - резонно ответствовал воин. - Так ты согласен? Двадцать серебра. За чуток болтовни. Ты вообще понимаешь, насколько это много за такой пустяк?
Рун молчал, не зная, как поступить. Вроде и соглашаться неправильно. И не согласиться глупо. Это же не мелочь, от которой можно просто отмахнуться. Нельзя сказать, что он впал в алчность. Рун с самых младых лет привык ничего не хотеть. Ещё совсем малышом, лет в пять, спокойно ходил даже на ярмарке вдоль лотков со сладостями и игрушками. Другие дети вокруг бывало капризничали, выпрашивая то или иное, а он оставался равнодушен к окружающему буйству соблазнов. Чувствовал, что дедушке с бабушкой не по карману, и не позволял желаниям пробуждаться. И это даже не требовало от него каких-то усилий воли. Деньги же опьяняют возможностями только тех, кто эти возможности примеряет на себя, думает о них, мечтает, жаждет. Однако есть ещё насущные потребности. Прохудится одежда, и в чём ты будешь ходить? Сломается инструмент, и чем работать? Наступят, не дай бог, чёрные дни, когда ты захвораешь либо останешься без урожая. И как тогда выживать, если у тебя ни гроша за душой? Причём речь идёт не только о себе, но и о близких. О бабуле. Может и о Лале - не всё и не всегда она способна наколдовать.
- Я вам не буду специально невесту показывать, она не медведь не ярмарке, - произнёс он наконец. - Но попрошу стражников, чтобы не гнали вас, сможете на лавочке рядом с домом посидеть, дождаться её. Расскажу вам всё, что можно, но не всё. И некоторое из того, что я расскажу, не будет правдой. У феи есть свои секреты, которые чужим знать не положено. Если вас устраивает, я готов. Только деньги вперёд.
- Ну, кажется выбора у меня нет, - смиренно развёл руками воин. - Твои условия принимаются, молодой человек. Вон, лодочник будет свидетель, что ты это серебро не украл. Будешь свидетелем?
- Буду, - кивнул Шим оторопело, пребывая в шоковом состоянии от размера обещанной Руну суммы.
Воин достал кошель, отсчитал двадцать белых монеток, протянул Руну. Затем достал два медяка, сунув их Шиму:
- Вот тебе награда. А теперь плыви отсюда. Этот разговор не для твоих ушей.
Лодочник послушался. Рун дрожащей рукой торопливо спрятал монеты в карман. Минут пять он потратил на рассказ. Говорил всё то же самое, что и остальным. Поймал дедовым зельем, обещал отпустить за три желания. Пока решал, чего бы загадать, полюбил, в шутку загадал, чтобы и она полюбила, а она и исполнила. Третье желание ещё не потрачено. Но фея может колдовать для себя и без желаний. Поведал про то, как дорожку из цветов и яички с существами сотворила, как дом исправила да обстановку, а монаха одарила светящимися камнями. Упомянул и про дар бабули. Все же узнают, и очень скоро, так есть ли смысл скрывать от данного человека? Открыл, что свадьба не ранее чем через пол года. Если у воина и были какие-то свои вопросы, он о них запамятовал. Вид у него был немного потрясённый. Когда Рун закончил, он молчал озадачено.
- Пойдёмте к избе, скажу про вас стражникам, - напомнил Рун, поднимая коромысло на плечо.
Воин без слов зашагал подле. Лишь почти у самого дома к нему вернулась речь.
- И как ваш барон относится к тому, что ты женишься на фее? - осведомился он сдержанно.
- Сегодня приезжал сюда, мы с ним как раз об этом говорили, - поведал Рун. - Обещал дом подарить перед свадьбой и всячески помогать.
Воин посмотрел на него в задумчивости, и даже как будто с жалостью.
- Я бы на твоём месте уши особо-то не развешивал, - посоветовал он негромким голосом.
Рун ответил ему взглядом, полным непонимания:
- Вот моя изба. Можете тут на лавочку у ограды сесть, если хотите. Лала ушла с девушками местными, думаю, вернётся через час-другой.
Воин сразу уселся. Рун, поставив вёдра у калитки, направился к стражникам. Рыцаря подле них уже не было. Поздоровавшись, Рун быстро объяснил им, в чём дело, мол разрешил путнику на лавочке посидеть, дабы увидеть фею вблизи.
- Не положено это, - строго сказал один из стражников непререкаемым тоном.
- Ну как не положено? - растеряно произнёс Рун. - Если вы его погоните, мне придётся его в дом пустить, чтобы там ждал. Я ведь ему слово дал Лалу показать. Мне бы не хотелось его в дом заводить, я его не знаю.
- Пусть сидит, - смилостивился второй стражник. - Но ты, друг, будь поумнее в следующий раз. Если видишь, что знатный кто, кому боишься отказывать, посылай к нам, говори, мы решение принимаем. А мы его погоним. Не давай себе на шею садиться. А не то тут скоро очередь будет в версту длиной из желающих на твоей лавочке посидеть.
- Ладно, - пожал плечами Рун.
Первым делом он зашёл в дом. Нужно было спрятать деньги. Достал бабулин узелок, схороненный на дне сундука под старым тряпьём. Развернул, выложил туда свои двадцать монеток, пересчитав их прежде ещё раз. Вздохнул взволнованно. Тридцать серебра уже в сумме скопилось! И горсть меди. На эти деньги много чего можно купить. Даже коня. Не самого лучшего, но и не клячу старую еле ходячую. Прямо богатство у них. Солидная кучка монет. Снова завязал узелок, убрал обратно. И потом ещё долго сидел, не в силах продолжить работу из-за внутренней взбудораженности, погружённый в задумчивость. Только сейчас он начал осознавать, насколько Лала меняет их с бабушкой жизнь. В какую-то иную удивительную недостижимую доселе сторону достатка и благополучия, о которой и не мечталось. Ранее он не видел для себя будущего, теперь же оно появилось. Пугающе светлое. Пугающе, потому что пока у тебя ничего нет, нечего и терять. А теперь есть что. А не хочется. Вот оттого и страшно. Немного, самую малость.

Рун успел сделать за водой ещё всего три рейса. Сходил первый раз, вернулся, воин перебрасывается словами о чём-то неторопливо со стражниками в сторонке. Сходил второй раз, он им рассказывает что-то, они смеются. Сходил третий, воин сидит на лавочке с ошеломлённым выражением лица. Стражники стоят поблизости.
- Пришла твоя, - сообщил один из них Руну. - Мрачна... как туча! Не в духе сильно. Обидели её что ли? Мы не посмели спросить. Узнай, если обидели, укажи нам, кто виновный. Мы накажем.
Рун выслушал это с удивлением и поспешил в дом. Лалу он нашёл в горнице. Она расхаживала взад-вперёд, сжав кулачки, в глазках её сверкал гнев.
- У-у-у, нехорошие! - промолвила она с негодованием.
- Милая, что случилось? - обратился к ней Рун обеспокоенно.
Лала остановилась. На её личике была смесь разочарования и осуждения.
- Они нехорошие, девушки эти, вот что, - заявила она раздосадовано. - Стали мне про тебя дурное говорить. Прямо на девичнике, Рун!
- Только и всего? - подивился он.
- Ничего себе "только и всего"! Разве можно так поступать?! - она снова принялась расхаживать. - У-у-у!
Рун рассмеялся:
- Лала, прости. Ты столь мило сердишься. Из-за подобного пустяка. Кажется милее нет картины, чем сердитая фея. Так и хочется тебя обнять.
- Ну так обними! - сурово посмотрела она на него. - А то ишь какой! Даже не обнимет!
Он быстро подошёл к ней и прижал к себе. Она была вся напряжена.
- У-у-у, нехорошие! - снова вырвалось у неё c обидой.
- Расскажи подробно, что было, красавица моя, - попросил Рун очень ласково.
Лала вздохнула.
- Сначала всё шло чудесно. И венок мне сплели из цветочков, и песенки пели, и меня учили их петь, и игры были разные забавные, и хоровод. А потом... мне стали вопросы про тебя задавать. Ну так полагается вроде у вас на девичнике, у невесты вопрошают про жениха. А она им хвалится. Это приятно. Но что-то я замечаю, у них лица странные, когда я рассказываю, какой ты у меня славный и хороший. И тут вдруг начали отговаривать выходить за тебя. Злое про тебя стали твердить. Я им говорю, это неправда, феи разбираются в людях. А они меня даже не слышат. Все наперебой, мол, вы его знаете всего ничего, а мы всю жизнь, и такой он, и сякой, и бить будет наверняка после свадьбы. Мол, вы из-за своего волшебства влюблённости не видите, какой он на самом деле, а наступит прозрение после венчания, поздно будет. Я... Я... Не выдержала этого всего. И полетела от них домой. Они что-то мне кричали, пытались догнать. Но я в сердцах на них... немножко медлительности наложила временно на передвижение. Они и не догнали. Вот. Испортили мне всё. И девичник, и настроение. У-у-у, какие!
- Ну, Лала, они о тебе беспокоились, искренне, не гневайся на них, - мягко принялся увещевать её Рун. - Бог с ними. Я уже привык к этому, мне кажется, так и должно быть. Что тут сделаешь.
- Даже если они обо мне заботились, они всё равно нехорошие, - грустно произнесла Лала. - Нельзя жениха ругать при невесте. Тем более, в её праздник.
- Ну прости их, любимая, - улыбнулся Рун добродушно.
- Теперь я лучше понимаю, как к тебе люди относятся, раньше не понимала до конца, это сложно понять, - поведала Лала с сожалением. - Кстати, Найя помалкивала. Другие хором про тебя дурное, Рун, а она молчит. Вот.
- Ну, хоть у одной совесть проснулась, - порадовался он.
Но Лала не разделила его радости.
- Признавайся, что между вами, - уставилась она на него пристально с подозрением.
- Лала, не сходи с ума, - рассмеялся Рун. - Ты же это не серьёзно, да?
- Очень даже серьёзно.
- Разве была бы магия в объятьях, коли бы мне другая нравилась вместо тебя?
Лала призадумалась ненадолго.
- Наверное нет, - чуть успокоившись, неуверенно ответила она.
- А сейчас магия есть?
- Даже много, - её голосок заметно потеплел.
- Ну вот видишь. К тому же ты красавица. Найя по сравнению с тобой... Ну как тут можно сравнивать!? Ты хоть понимаешь, насколько ты прекрасна? Она просто немного миленькая, и всё. Заурядно недурна. А на тебя... глаз не оторвать, Лала. Сердце так и поёт, когда ты со мной. И потом, ты не забыла, что мы с ней не в ладах? Пусть сейчас она помалкивала, раньше было иное. Такие вещи не располагают к симпатиям. Она мне вообще не нравится, совершенно. Давай забудем про неё наконец, про них всех. И сосредоточимся на том, что здесь и сейчас.
- На чём ты хочешь сосредоточиться? - с любопытством посмотрела на него Лала.
- На всём.
Лала продолжала буравить его глазками с весёлым невинным очаровательным недоумением.
- Хочется чтоб поласковее была, - объяснил он полушутливо. - А то жених тут, рядом, обнимает, а она всё сердится на кого-то, и на него ноль внимания.
- Да ты же мой хороший, - промолвила она нежно-нежно, словно жалея его. - Плохая невеста досталась? Так бывает с особо несчастливыми юношами.
- И не говори, - посетовал Рун. - Так не повезло. Ведь моя невеста за меня не выйдет.
На последних словах его тон приобрёл нотки совсем нешуточной лёгкой печали. Лала вздохнула умиротворённо:
- Давай на лавочку хоть сядем. Уж я тебя утешу. Мой заинька.
На лавочке Лала сразу прильнула к нему сама, лица их сблизились, она стала глядеть ему в глаза. И столько было ласки, и приязни, и милой доверчивости, и доброты, и много-много всего очень светлого в её взгляде. Рун аж выдохнул, будто пытаясь продышаться, чтобы придти в себя.
- Как ты это делаешь, Лала? - подивился он тихо. - Даже ничего не сказала, а меня проняло... до внутренностей до всех. Согрело. Что это?
- Это мои чувства к тебе, Рун, - радуясь, поведала Лала. - Я тебя люблю. Я хорошая невеста, чтоб ты знал.
- Да хорошая, хорошая, - искренне согласился он.
Лала разулыбалась, положила голову ему на плечо.
- Ну вот ты меня и исцелил от дурного настроения, от чужих обидок, - сообщила она счастливо. - Спасибо.
- На то и нужны женихи, - усмехнулся Рун.
- Ага, так и есть. Иначе зачем и замуж.
- Ты тоже меня исцеляешь. Всегда, от всего дурного, - произнёс он с теплотой.
Наступила тишина. Часто бывает, когда двое вместе, молчание нагнетает неловкость, но с Лалой у Руна так никогда не было. Она млеет, сияя, он счастлив, что она счастлива от его объятий, любуясь на это её сияние. И что ещё надо? Но говорить с ней, конечно, приятно.
- Лала, - позвал он вскоре.
- Что, мой котёнок?
- Сегодня со мной кое-что произошло. Пока тебя не было.
- И что же?
- Мне заплатили. Много. За тебя, - повинился Рун грустно. - Предложили кучу денег, чтобы я просто рассказал сам о тебе. Я предупредил, что часть моих слов не будет правдой. И рассказал лишь то, что и всем остальным, что итак все знают. Ты не обидишься?
- Почему я должна обижаться, Рун?
- Я на тебе денег заработал. Это... неправильно. Мерзко как-то. Но уж больно много предложили. Целых двадцать серебряных монет. Деньги... они лишними не будут. Я же должен и о тебе подумать, и о бабуле. Спокойнее, когда они есть. Прости.
- Двадцать серебряных монеток - это много? - поинтересовалась Лала беззаботно.
- Это огромная сумма, - кивнул Рун. - Для нас с бабулей. Мы таких деньжищ и не видели никогда.
- Рун, делай как считаешь правильным, - тихим приветливым голоском молвила Лала. - Я тебе доверяю. Ты этот мир лучше знаешь. Коли думаешь, так надо, так тому и быть. Только смотри чтобы тебя жадность не обуяла. Иначе чувства твои ко мне померкнут. Неизбежно. Будь осторожен.
- Лала, для меня все деньги мира ничто по сравнению с тобой, - признался он простосердечно.
- О-о-о, какой приятный комплимент! - порадовалась Лала. - И главное, от души сказан, это правда. Феям дано подобное различать. Спасибо, славный мой.

*****


Вечер вступал в свои права, однако до заката ещё оставался час-другой, и никаких дел на остаток дня ни у Руна ни у Лалы впервые за последние время намечено не было. Они неспешно болтали в удовольствие о разных пустяках, сидя рядышком в горнице. Рун уже собирался предложить Лале прогуляться, может снова до реки, может по деревне, может сводить её в поля, показать, как у них растят пшеницу. Но тут пришла бабуля. Вид у неё был взбудораженный.
- Сынок, говорят, тебе пять десятков монет серебряных господин заплатил из чужеземья. Это правда? - взволнованно спросила она, едва успев войти.
- Вот уж и пять десятков, - подивился Рун. - Хорошо хоть не мешок, а то как бы я донёс. Серебро-то тяжёлое.
- Так врут люди?
- Двадцать заплатили. Не пятьдесят, бабуль. Двадцать серебра.
- Батюшки вы мои! - безмерно изумилась старушка. - Да как же это?!
- Теперь мы точно богаты, - заметил Рун. - И заплатил-то, считай, ни за что. Просто попросил меня пересказать о Лале всё, что все итак знают. Я положил в сундук к остальным монеткам, бабуль. Распоряжайся ими как хочешь.
Бабушка вздохнула растерянно.
- У нас, сынок, никогда столько денег не было. Даже в лучше дни, - поведала она с немного испуганным видом.
- Я тоже странно себя ощущаю, зная, что у нас такая сумма, - отозвался Рун. - До сих пор не верится.
- Значит то, что я тут, тебе не странно, милый, а что какие-то двадцать монеток, странно? - с сияющей улыбкой посмотрела на него Лала.
- Их тридцать там всего вообще-то, - ответил он ей добродушно. - Мы с тобой долго уже. Привык. А они впервые у нас там лежат. Так много. И дня ещё нет. Я счастлив, что ты со мной, а на них просто удивляюсь, и всё. Почувствуй разницу.
- Ну ладно, - смилостивилась Лала с довольным личиком.
- Сынок, говорят, вы ещё клад нашли. Другой, помимо мельника. И тот схоронили. Это правда? - продолжила допрос старушка. В глазах её читалось много чего. И готовность принять эту новую реальность со множеством денег. И чуть-чуть обиды - за то, что от неё утаивают столь важные вещи. И капельку страха. И детская вера в чудеса.
- Кто придумывает всякие небылицы, не пойму, - покачал головой Рун с недоумением. - То ли людям нечем заняться? Не находили мы клада иного помимо мельниковского, бабуль. Наврали тебе.
- Бабушка Ида, я бы не стала чужой клад искать без спросу, - мягко объяснила Лала. - Поймите, если клад спрятан, это не значит, что он ничейный. Кто его схоронил, тому он и принадлежит. Найди я его, вышло бы, что украла. Феи не крадут. Кабы знать, что ничейный клад, давно зарыт и не осталось его владельцев, тогда можно было бы искать. Но как это узнать? Магией я такого не могу. Не умею.
- Ну и слава богу, - с облегчением молвила старушка.
Она немого успокоилась.
- Ох и наговорилась я сегодня, - поведала она чуть устало. - Двум подружкам огороды поправила. Обе ошалели прямо. Плакали даже. Так расчувствовались. И они сами, и их родня. Всё благодарили, и меня, и тебя, доченька, за дар такой, за подмогу. От стольких работ нас избавила! Спасибо тебе, родненькая ты наша!
Старушка поклонилась ей в пояс.
- Да не за что, добрая бабушка Ида, - улыбнулась Лала радушно. - Мне приятно было вам помочь.
- И все-то расспрашивают про тебя, доченька. Все-то расспрашивают. У одной родня меня всё пытала. Пошла к другой, и там то же самое. Потом в деревне пока идёшь, всякий спросит что-нибудь. И все с уважением таким. Ни разу бабкой никто не назвал даже. Почёту много.
Лала разулыбалась, радуясь бабушкиному маленькому счастью от учтивого отношения окружающих. Старушка присела напротив них на табуреточку с изящными ножками и красивой обивкой.
- Ох, дети, мне тоже новостей разных порассказали. Удивительных. Говорят, одного господина очень знатного из города арестовали по приказу барона. За то, что он к фее прорывался. Причём нетрезвым. Выхватил он меч, прямо тут, у избы нашей, пред стражниками. Да они не заробели, прогнали его. А уж потом к нему пришли в дом, и в темницу. На месяц. Чтоб неповадно было.
- Ой! - испугано произнесла Лала.
- Ага, я это тоже уже слышал, - кивнул Рун. - Мне стражники сами же и рассказали, как прогнали его.
- Правда? - поразилась Лала, и посмотрела ему в глаза чуть обижено. - А ты мне ничего не сказал, Рун.
- Я же не думал, что тебе это интересно, солнышко моё, - повинился он ласковым тоном. - Так бы обязательно рассказал. Я просто понял, что стража тут совсем не зря. Хорошо, что барон у нас такой. Мудрый.
- А ещё говорят, сын мельника изменился с тех пор, как клад нашли, - продолжила старушка со значимостью, словно вела речь о чём-то необычайном. - Стал почтительным с родителями прямо с того дня. И на мельню трудиться прибежал ни свет ни заря, за всё вперёд работников хватается, и только спрашивает, что ещё, где чем помочь.
- Вот что деньги с людьми делают, - усмехнулся Рун, вспомнив про себя призрак дедушки Оруга.
- Лодочник Шим затеял дело своё: договорился с соседями нашими и принялся возить из деревни с того берега народ к ним, - озвучила следующий слух бабуля. - Люд, чтоб на Лалу подивиться, а стражу и барона не гневить, стал у них за оградой прятаться, у соседей наших, да наблюдать, сквозь щелки. Платили им по 10 медяков с человека за день, а они с Шимом делили напополам. Только соседи быстро смекнули, что Шим им не нужен, стали знать городскую к себе брать. И уже по пол серебра с носа просят, а отбою нет от желающих.
- Значит, за нами теперь в каждую щелочку наблюдают? - подивился Рун.
- Да, сынок, так и есть.
- Вот те раз, - промолвил он смущённо. А потом обратил взор на Лалу. - Интересные они картины видели, правда, любимая?
Лала ответила ему милой озорной улыбкой.
- А Эмма, Эмма-то что учудила, дочка печника Кану! - рассмеялась бабуля. - Задрала юбку, зашила высоко, и говорит "я теперь как фея"! И пошла так по деревне. Тут на неё все стали глазеть. А отцу как сообщили, он прибежал, схватил жердину, и давай её гонять, и кричит "я тебе покажу фею"! Уж там визгу было, шуму!
Бабушка так весело рассказывала, сама хохоча, что и Рун засмеялся.
- Да уж, наивная она! - покачал он головой. - Это в пятнадцать-то лет. Ей пятнадцать кажется?
- Всё верно, сынок, - подтвердила бабушка.
Лала слушала их с абсолютным непониманием в глазах. А затем личико её чрезвычайно омрачилось.
- Это вы смеётесь над подобным? - спросила она поражённо расстроенным голоском.
Рун с удивлением посмотрел на неё. Она ответила ему взглядом, полным грустного укора:
- Девушка по неопытности решила мне подражать, её избили, унизили, она наверное сейчас от стыда сгорает, сидит плачет. А вам это смешно?!
- Лала, мы же не над её бедой смеёмся, - очень мягко пояснил Рун. - Наоборот, мы как бы... с симпатией к ней. Просто... возомнила себя феей. Помочь-то мы ей всё равно ничем не можем. Чего бы не улыбнутся её простодушию. Меня дедушка тоже порол, бывало, вон бабуля свидетель. Ничего страшного. Правда я мал был, баловался. Столь взрослым не порол.
- Рун, так нельзя, - сказала Лала опечаленно.
Он сидел, с виноватым лицом, чувствуя, что она возможно права.
- Давай к ней сходим! - осенила вдруг его идея. - Ты её утишишь, она обрадуется тебе, и все её печали как рукой снимет. Ещё люди узнают, что ты у неё была, и смеяться над ней уж не станут, станут завидовать. А значит ей снова не стыдно будет на улицу выходить. Даже гордость испытывать начнёт, я думаю. Вот и поможем ей, её беду обратим в удачу.
Глазки Лалы немедля вспыхнули воодушевлением, восхищением и восторгом.
- Ой, как замечательно! - она даже захлопала в ладошки. - Спасибо, мой хороший! Так мы и поступим.
- Надеюсь, её папаша пустит нас к ней. Он строгий. Поди не откажет фее, - подумал вслух Рун. И с улыбкой добавил. - А если откажет, позовём стражу.
Лала вспорхнула с лавочки:
- Пойдём, суженый мой. Заодно прогуляемся.
Рун поднялся.
- Только вы слишком не задерживайтесь, дети, - попросила бабушка. - Я сготовлю чего-нибудь. Чтоб горяченького вам поесть. А то мне ещё за Шашей надо сходить да подоить её до темна.
- Ладно, - пообещал Рун, беря Лалу за руку.

На улице было немного пасмурно. Солнышко, клонившееся к закату, выглядывало краем из-за облака. Дул ветерок. С крыльца было видно, как мужики идут с охоты, за поясом тушки птиц да зайцев. Лала вздохнула тяжело.
- Расстроилась? - спросил Рун тихо с участием.
- Немножко, - кивнула она. - Не переживай за меня, Рун, я стерплю. Все кушают друг друга, кроме фей, даже в нашем мире. Животные в лесах. Птички ловят жучков да бабочек, жучки охотятся на букашек помельче. Странно мир устроен, жестоко очень, но ничего не поделаешь.
- Хочешь, обниму? - предложил он добродушно.
- Конечно, - ласково посмотрела на него Лала.
Он прижал её к себе:
- Видишь, знаю, что от соседей сейчас на нас со всех щелочек в ограде глазеют, а обнимаю, - похвалился он с юмором.
- Мой герой, - произнесла Лала тепло и очень искренне.
- Ненасытненькая, - усмехнулся он.
- Мне сейчас нужно утешение, а не магия. Вот, - ответствовала Лала жалостливым голоском, всё так же без тени шутки.
- Приятно быть твоим утешением, - признался он по-доброму. - Знаешь, Лала, хорошо что мы сейчас в дому были. Раз за нами все следят. Не поймут, чего мы столько времени в объятиях проводим. Надо поосторожней с этим быть. Чтоб не призадумался народ.
Лала снова вздохнула.
- Пойдём? - осведомился он мягко.
- Да, - промолвила она.
Они спустились с крылечка, вышли за ограду. Вдали мужик с собакой гнали свинью, дедушка нёс на спине вязанку хвороста. С другой стороны три девочки вели стайку гусей, ехала телега с сеном. Кот на соседской крыше замер, уставившись на Лалу круглыми глазами. Виднелись две женщины, разговаривавшие о чём-то. Стражники неустанно несли караул поблизости - снова другие, новые, которых Рун здесь ещё не встречал, опять сменились уже. Один из них махнул рукой приветственно, Рун им кивнул.
- Нам на другой край деревни идти, заодно и посмотришь её там наконец, - сказал он.
- Хорошо, - отозвалась Лала с сияющим личиком.
Кажется к ней снова вернулось приподнятое настроение. Что и не удивительно, с учётом, сколь долго они прообнимались за последние часы. Рун повёл её вдоль по улице. Вскоре они поравнялись со стражниками. Те расплылись в умилённых улыбках, поклонились в пояс. На физиономиях у обоих детское удивление несмотря на возраст - оба суровые мужики, далёкие от понятия детства. Фея, безусловно, картина завораживающая для всякого, особенно кто впервые видит её вблизи, их можно было понять. Рун тоже поклонился им в ответ с искренней благодарностью. Настолько спокойнее, когда они подле избы, не передать словами. Лала одарила их радушной улыбкой:
- Спасибо, добрые смелые воины, что охраняете нас. Мне ни капельки не страшно теперь в деревне, когда вы здесь.
Они разулыбались ещё сильнее.
- Рады стараться, госпожа, - бодро отрапортовал один из них.
- Вы, ежели что понадобится, водицы испить, или покушать, или ещё что-нибудь, заходите к нам в дом, - произнесла Лала сердечно.
- В том нет нужды, добрая госпожа, - заявил другой. - Мы здесь на постоялом дворе имеем комнату со всем обеспечением. Почётно быть вам полезными. Это честь для нас.
- Спасибо, - ещё раз обворожительно улыбнулась им Лала.
Рун повёл её дальше. Не успели они поравняться с домом кузнеца Тияра, как Найя выскочила на улицу, словно караулила их. Она была очень взволнована.
- Здравствуй, милая Найя, - вполне обрадовалась ей Лала.
- Лаланна, - умоляюще проговорила Найя, глядя на неё исполненными глубоким переживанием глазами. - Простите ли вы нас? Девушки плакали, когда вы ушли. Нам было очень стыдно, что мы вас обидели. Мы не хотели, правда.
- Мне очень-очень жаль, что я стала причиной ваших слёз, - грустно поведала Лала. - Но я не виновата. Разве можно ругать жениха при невесте? На её девичнике! Ну как же так? Прости меня, Найя, за всё, и девушкам другим передай, что я сожалею. Не хотела их расстроить. Не держите на меня зла, хорошо? Я уже совсем-совсем не печалюсь, мой Рун меня утешил, я снова счастлива. Я вас прощаю, и вы простите меня, пожалуйста. Ладно?
- О, мы на вас совсем не обижались! - горячо стала убеждать её Найя. - Вы правы, мы не должны были так себя вести. Простите.
- Прощены, - с дружеской приветливой улыбкой заявила Лала. - Я всё понимаю, вы хотели мне помочь. Но вы ошибаетесь насчёт Руна. Он хороший.
Рун вздохнул. Найя побуравила его глазками растерянно.
- Так может снова устроим девичник? - с надеждой спросила она. - Мы теперь ни за что не скажем ничего... огорчительного для вас, Лаланна. Мы постараемся. Это будет весело.
Лала посмотрела на неё с сожалением.
- Спасибо, добрая Найя, но нет. Не хочется. Мне жаль. Не вызывает это во мне боле радости. Наоборот, печалит. Мне в общем-то понравился девичник. Большая его часть. Было приятно. Второй раз не нужно.
Найя понуро опустила голову.
- Ну, Найя, дорогая, не горюй так, - участливо обратилась к ней Лала. - Лучше что-нибудь другое. Что вы ещё с девушками делаете?
- Мы? Купаемся, бывает, вместе, - оживилась Найя. - В праздники игры устраиваем. Ещё по воскресеньям гуляем... с парнями. В лес по ягоды иногда ходим. Много всего.
- Вот и славно. Может я когда-нибудь присоединюсь к вам, коли возьмёте, - приободрила её Лала. - Феи любят купаться. И на праздник было бы здорово. Обязательно ещё что-нибудь сделаем вместе. Мне понравилось быть с вами. Это и правда весело. Пока моего жениха не ругают.
Личико Найи осветилось счастьем.
- Мы боле никогда вас не огорчим! - пообещала она воодушевлённо.
- До свидания, милая, передавай моё почтение батюшке, матушке, бабушке, братцам и сестричкам.
- До свидания, Лаланна, обязательно передам, - кивнула Найя, лучась улыбкой.
Рун с Лалой отправились дальше. Найя стояла, глядя им вслед. Когда они отдалились от неё, Лала озабочено вздохнула.
- Что-то не так? - поинтересовался Рун.
- Не так, - чуть мрачновато подтвердила она.
- И что же?
- Найя. Всё поглядывала на тебя да поглядывала. На чужого жениха! Ишь какая!
Возмущённый голосок Лалы точно указывал Руну, что она не шутит.
- Странная ты всё же, красавица моя. Что же ей и посмотреть на меня нельзя? - удивился он.
- Нельзя. Ты мой, и она это знает.
Рун всё же не удержался от улыбки.
- Мне даже приятно... в какой-то мере. Что ты так меня оберегаешь от чужого внимания. Только не пойму, чего ты боишься. Думаешь, она ворожея, взглядом приворожит?
- Кто знает, - серьёзно заметила Лала. - Некоторые девы горазды строить глазки. Именно так и завлекают. Неопытных юношей.
- А ты мне строила? - усмехнулся он.
- А как же.
- Правда?!
- Ну, заинька, тут нет ничего плохого, если ты уже не занят, не чей-то жених, - мягко пояснила Лала. - Глаза это главное оружие девушки. Иногда словами нельзя передать, что чувствуешь. Например, потому что неловко, или стыдно, или неуместно. Или вы недостаточно знакомы. Тогда через взгляды это передают. Показывают, что нравишься, что интересен, что сердечко волнуется, когда ты рядом. Моё всегда волнуется от тебя с тех пор, как мы подружились. Тут нет лукавства. Я же не притворяюсь.
- Ну спасибо, - промолвил Рун с теплотой.
- Не за что, мой котёнок.
- Знаешь, Лала. Я думаю, эта девица на меня дивится оттого, что я, полное никто по её представлению, могу быть чьим-то женихом. Глазам не верит, вот и поглядывает, - предположил он. - Ты же поняла, какого мнения тут все обо мне.
- Ах, Рун, ты сильно всё упрощаешь, - покачала головой Лала с сожалением. - Бывает, девушка сама не может разобрать, что у неё в сердечке. Кажется, ненавидит, а по правде влюблена.
Рун призадумался.
- Довольно странно, если честно, - признался он. - И это точно не про меня. А наоборот бывает? Кажется что любит, а по правде ненавидит?
Лала рассмеялась весело и звонко от всей души.
- Ох, Рун! - произнесла она. - Вот же насмешил! С тобой не соскучишься. Нет, так точно не бывает, милый.
Её личико снова засияло счастьем. Через ограду с правой стороны на них таращились с любопытством несколько пар глаз. Лала поздоровалась, ей радостно ответили тем же.
- Лала, - обратился к ней Рун негромко, лишь они отошли от людей.
- Что, суженый мой?
- Я бы... не советовал тебе... идти купаться. Здесь с девушками, - поведал с некоторым смущением.
- Почему же это?
- Есть шанс что будут подглядывать. Парни. Может и мужики.
Лала вся залилась краской.
- У вас так делают? - расстроено спросила она.
- Кажется бывает. Доходили слухи. Ты всем интересна. И красавица. Для тебя опасность выше будет наверное. Обычно старушка какая или мать чья-то следит, пока купаются. Но разве уследишь. Мы с пацанами подглядывали как-то, когда нам лет по семь было. Зачем это делали, не ведаю. Хихикали глупо, наблюдая из кустов, как девицы резвятся в воде да на берегу. В конце концов нас всё же заметили, вот мы удирали. Но нас узнали, дружкам моим потом всыпали хорошенько. А дед меня не стал, постыдил просто.
- Вы нехорошие были, - улыбнулась Лала.
- Я думаю, за тобой и взрослые могут захотеть подглядеть, - предупредил Рун.
- Милый, я же фея. Тут даже много магии не надо, чтобы защититься. Птичек попросить, они сразу и заметят, коли кто подойдёт.
- Ну да, - кивнул он смущённо. - Всё забываю о твоих возможностях.
- Беспокоишься обо мне, спасибо, - порадовалась Лала.
Они миновали храм, попутно поздоровавшись ещё с несколькими людьми, и теперь пошли по той части деревни, где Лала до сих пор не бывала. Деревня Руна довольно обширная, всё же у города, у замка, у большой дороги, тут вам и постоялый двор, где можно заночевать без нужды проходить за крепостные стены через запираемые на ночь ворота, получить перекладных лошадей - что весьма удобно для путешествующих с того берега, особенно если они спешат, не имея времени на хлопоты по перевозке коней в больших челнах. Есть и трактир, где гости и местные крестьяне могут побаловать себя вином и перекусить. Но это всё на другой улице, справа, сейчас Рун вёл Лалу прямо. Здесь жили относительно богатые семьи - хорошие большие дома, ладные изгороди, красивые ворота, порой украшенные резьбой или кованными металлическими фигурками. Лала с любопытством всё разглядывала на ходу, вертя головой.
- Значит, у тебя, Рун, раньше было много друзей? - поинтересовалась она.
- Ну, не много. Но несколько было закадычных. В детстве.
- А где они теперь?
- Да здесь же. Только знаться со мной боле не хотят. Как и все.
- Как жаль, - с сочувствием посмотрела на него Лала.
- А мне нет, - спокойно ответил Рун. - Если они такие друзья, на кой чёрт они мне сдались?
Лала вздохнула.
- Строго ты всех судишь, мой хороший, - осторожно произнесла она. - Иногда кто-то просто ошибается. Или смелости не хватает идти против большинства, против мнения взрослых. Они же дети были.
- Никого я не сужу, любимая, - возразил он с улыбкой. - Им нет дела до меня, мне до них. Вот и всё. Судят для наказания, у меня к ним нет зла. Есть безразличие, и всё. Чужие люди. Кстати, видишь, дом строится? Это будет дом главного недруга моего. Фиора, сына главы деревенского. Говорят, женится осенью. Знаешь, Лала, в лесу нечего делать, часто размышляешь о разном. Вот например, для меня Фиор подлец и негодяй. Но скажем для его родителей он добрый хороший сынок. Для деревенских уважаемый интересный сосед. Для местных девушек привлекательный парень. Для его невесты красивый желанный достойный кавалер. И ведь для них это так и есть, они не притворяются. У каждого своя правда. И она правда на самом деле. Странно конечно. Но моя правда ничем не хуже ихней. Для меня вся эта семейка. Довольно мерзкие люди. От которых хочется держаться в стороне.
- Надо будет сегодня тебя как-нибудь утешить. Понежнее, - ласково промолвила Лала, глядя на него с тёплым участием, очень искренним, хотя и не без капельки юмора. Впрочем, юмор её относился именно к части утешений, к тому хорошему, что предвкушалось вечером, что они опять будут обнимать друг друга, Рун это отчётливо чувствовал. Она не насмехалась, она радовалась предстоящей нужде нежно утешать. Он разулыбался, ощущая себя счастливым.
Неожиданно из проулка рядом вышла целая орава детворы, да так и встали как вкопанные, увидев Лалу. Девочка постарше держала на руках махонького годовалого мальчонку, а с ней было ещё три мальчика и две девочки возрастов от трёх до десяти лет. Они находились совсем близко, буквально шагах в пяти, Лала тут же подлетела к ним, обрадованная.
- Ой, какие вы хорошенькие! - воскликнула она. - Здравствуйте, детки!
Старшие дети заробели и молчали, а младшие смотрели на Лалу во все глазёнки. Мальчик трёх лет сразу подошёл к ней, она склонилась над ним, погладила по головке.
- Тётя бабоцька, - проговорил он удивлённо, указывая пальчиком на крылья Лалы.
- Это фея, - поправила его старшая девочка.
- Куда путь держите? - полюбопытствовала Лала с приветливой улыбкой.
- За маманей идём. Бабушка послала, - объяснила старшая девочка озабоченно. - Ушла к подруге соли одолжить, и с концом. Скоро батя явится, задаст ей, коли сготовлено не будет.
- Так вы торопитесь? - спросила Лала с сожалением.
Девочка кивнула.
- Можно малыша подержать? Я не долго, - попросила Лала почти умоляюще.
- Он боится чужих. Испужается, плакать станет, - извиняющимся тоном поведала девочка.
- Фей малыши не боятся. Ни за что не заплачет, - заверила Лала.
- Девочка с некоторым недоверием в глазах всё же протянула братика. Лала аккуратно взяла его на ручки. Мальчонка сразу разулыбался во весь ротик.
- Ой, и правда! - с изумлением проронила девочка.
- Мой ты хороший! - безмерно умилилась Лала. - Какой же ты крошечка!
- А-ла-ла, - пролепетал кроха.
- О, ты даже знаешь как меня зовут, - ласково похвалила его Лала. - Я Лала, всё верно. А тебя как величать?
- Это Буят, - сказала старшая девочка.
- Сколь мужественно звучит, - одобрительно отозвалась Лала. - Будет отважным воином, я думаю.
- Будет в поле работать всю жизнь, как батя, - рассудительно молвила девочка.
- Всякая работа достойна, коли честно делается, - заметила Лала. Поцеловала малыша в лобик, и вернула девочке. - Вот, теперь он поцелован феей. Это чего-то да стоит в вашем мире. Надеюсь, счастье ему принесёт.
У девочки в глазах прямо вспыхнули гордость и воодушевление. Кажется мысль про поцелуй её очень впечатлила.
- Спасибо, добрая фея! - с бесконечной благодарностью проговорила она растроганно.
Лала на прощанье переобнимала всех малышей:
- До свидания, славные мои.
- До свидания, - ответил ей хор довольных детских голосков.
Старшие мальчики чинно поклонились. Лала с Руном двинулись дальше.
- Тоже хочу деток, - пожаловалась Лала с улыбкой. - Даже не представляю, как это - держать малыша, и понимать, что он твой. И твоего суженого. Это самое удивительное, что может быть в жизни.
- Выходи за меня, будут тебе детки, - усмехнулся Рун.
- Нет, - весело заявила она.
- Ну тогда никак, извини. Я правильно воспитан, - поведал Рун с юмором.
- Ты прямо рыцарь у меня, - порадовалась Лала.
- Ага, я такой.
Лала вздохнула счастливо.
- Суровая девочка, - произнесла она. - Сначала с недоверием смотрела. Дистанцию держала. Потом всё же оттаяла.
- Потому что ты фея, - поделился с ней мыслью Рун. - Феям легче доверять. У них вся семейка... чужих сторонятся. В смысле, тех, кто им не родня. Разговаривают всегда словно одолжение делают. А ты их... разулыбала за минуту.
- Она за братика обрадовалась, что я его поцеловала. Поэтому оттаяла, - возразила Лала с доброй улыбкой.
- Может и так, - кивнул Рун. И обернулся к ней с задумчивым лицом. - Лала.
- Что, мой хороший?
- А мне тоже счастье принесёт? Когда ты со мной расплатишься? - поинтересовался он невинно.
- Тебе что, мало счастья со мной, заинька? - рассмеялась Лала, с ласковым шутливым участием глядя на него.
- Нет. Но ты же уйдёшь, как расплатишься. И я стану несчастен. Мне бы счастье не помешало, как компенсация, - деланно опечалился Рун.
- Поцелуй феи не имеет магической силы, - с мягким сожалением объяснила Лала. - Это просто поцелуй, Рун. Он особенный, потому что редок в вашем мире. Благодаря чему и поцелованного делает особенным в каком-то смысле. Может воодушевить, пробудить уважение и белую зависть в окружающих. Даст душевных сил на какие-то добрые дела. Ну и ещё подтвердит чистоту сердца. Фея не каждого станет целовать. А как тебе обещано, вообще никого, из людей, чтоб ты знал.
- Мне будет дорог твой поцелуй, Лала, потому что ты мне дорога. А не потому что ты фея. Чтоб ты знала, - молвил он серьёзно.
- Да я знаю, милый, - очень тепло ответствовала Лала. - Я же помню, как упрашивать тебя пришлось, чтобы согласился принять мою жертву. Вот расскажу дома мамочке и сестричкам, какой ты у меня. По секретку от папы. Ему не расскажу про жертву.
- Накажет?
- Не знаю. Не поймёт. Не оценит... мою жертвенность. Мужчинам не всё можно рассказывать, любовь моя.

- Вот мы и пришли, - сообщил Рун, остановившись пред оградой большого ладного дома.
Печник - профессия доходная, уважаемая, печь всякому нужна, и сложить её - целая наука. Бывают те, кто думают иное, и пытаются по наивности выкласть сами, рассчитывая сэкономить. Но это всегда кончается не очень хорошо. Неумелая печь чадит внутрь, не позволяя находиться в жилище, совсем скверная того и гляди развалится не в тот момент, и погоришь. Лала с интересом разглядывала аккуратное крылечко, узорчатые ставенки на окнах, покрашенную крышу, опрятный ухоженный двор. Чёрный крупный пёс на цепи увидел её, уселся подле конуры и провыл что-то мелодичное, явно приветственно. Рун только покачал головой с удивлением. Лала радостно помахала псу ручкой. Рун постучал в ворота как можно громче. Пёс, вместо того чтобы залиться лаем, как ему положено, снова мелодично взвыл, словно вызывая хозяев.
- Ох, Лала, - произнёс Рун уважительно. - Как чудно собака воет. Это магия?
- Нет, славный мой. Это просто свойство фей. Животные нас любят, - поведала Лала. - Доверяют нам, знают, что не обидим. И сами не обижают. Даже когда магии в фее нет, не обидят. Кажется только я исключение, сам знаешь, из-за чего. Лось меня обидел в лесу. Птичка та пела тебе на ухо без магии, Рун. Я совсем-совсем не колдовала. Правда.
- А ежели колдовала, призналась бы? - с иронией спросил он.
Лала посмотрела на него ласково.
- Я, Рун, иногда пользуюсь твоей добротой. Потому что это приятно, когда ты... ну, прощаешь меня. Но я никогда не лгу тебе. Немножечко слукавлю порой. Бывает. Только я ведь особо не скрываю тогда, что слукавила. И уж ты сам решаешь. Если ты прям потребуешь честного ответа, на полном серьёзе, да или нет, ты всегда его получишь. Даже если это грозит... дополнительными жертвами. Ты сейчас требуешь честного ответа?
- Лала, прости, я же шучу, - повинился Рун.
Она подлетела вплотную и стала буравить его глазками с милым очарованием:
- И ты меня прости, мой котёнок. Я тоже немножко шучу.
Он попытался обнять её, но Лала увернулась.
- Не поймал, не поймал, - чуть поддразнивающе рассмеялась она нежно, с сияющим личиком.
- Вот ты какая! - притворно омрачился Рун.
- Про животных я тебе чистую правду сказала, Рун, - поведала Лала, глядя на него с простодушной искренностью. - Некоторые из них теперь будут тебе доверять, хорошо относиться. Я сама не ожидала такого, но я чувствую, они тоже тебя воспринимают... моим возлюбленным. Поэтому верят тебе. Испытывают к тебе симпатию.
Дверь дома открылась, и собака мгновенно смолкла. На пороге появилась девочка лет девяти, сразу заметила Лалу.
- Ох, мамочки мои! - произнесла она тихо, всплеснув руками.
- Фея Эмму хотела бы повидать, - объяснил Рун через ограду.
Девочка ни слова не говоря убежала снова в дом, и из-за двери тут же послышался её взволнованный вопль "мама"! Рун с недоумением посмотрел на Лалу, пожав плечами, мол, сам не понимаю ничего.
- Подождём, - проронил он.
Лала подлетела к нему, опустилась на ножки, взяла его за руку. Из проулка неподалёку вышел юноша 17 лет по имени Одо, застыл на месте, уставившись на Лалу, разулыбался с глупым выражением лица. Лала улыбнулась ему в ответ. Тут на крыльцо из дома печника выскочила хозяйка, тётя Юфа.
- Здравствуйте, - обратился к ней Рун. - Мы к вам, если можно. Фея хотела бы Эмму повидать.
- Здравствуйте, здравствуйте, госпожа фея! - возбуждённо затараторила Юфа, резво метнувшись к калитке. - Вот, нежданно негаданно-то. А мужа с сыновьями дома нет. Камин делать взялись в городе. Сегодня им предложили, они и ушли с ночевой. Только мы с дочками да малышами. Зачем же вам Эмма нужна?
Она открыла калитку, чуть отступила, приглашая этим гостей внутрь.
- Здравствуйте, тётенька, - приветливо отозвалась Лала. - Слышала я, Эмму наказали, как будто по моей вине, за то, что она мне немножко подражать пыталась. Вот, хочу её утешить, как смогу, да поговорить по дружески.
- Вот те раз! - безмерно удивилась Юфа. - Вы утешать Эмму пришли? Ох и опозорила же нас. Вам-то можно так ходить... с ногами на виду. А нам это не по рангу. Стыдобища-то какая! Пятнадцать лет девице! Глупенькая ещё она у меня. Проходите, проходите, это честь для нас. Может останетесь с нами поужинать? Мы скоро накроем.
- Нет, спасибо, добрая тётенька, мы ненадолго, поздно уже. Я только с Эммой поговорю, - очень вежливо отказалась Лала. - Можно ли с ней повидаться где-то наедине?
- В комнате задней вас оставим, и дверцу затворим, - с готовностью кивнула Юфа.
- Вот спасибо, - Лала прошла во двор первой, за ней Рун, сам закрыл калитку за собой.
Юфа быстро завела их в дом.
- Эмма! - закричала она ещё в сенях, да так громогласно, что Лала аж вздрогнула от неожиданности. - Выходи, доча, к тебе фея пришла!
Они зашли в горницу. Там уже собрался выводок печника - пятеро деток. Эмма была самой старшей из них, кудрявая барышня с каштановыми волосами и чёрными глазами в простом поношенном домашнем платье. Выражение личика у неё было растерянное, изумлённое и радостное одновременно. Рядом с ней находились две её сестры, Глэя и Мими, девяти и восьми лет, и ещё два мальчика, Тарин и Шаум, шести и трёх лет от роду.
- Добрый вечер! - весело поприветствовала их Лала.
Дети ответили "здравствуйте" нестройным хором голосов, у кого робким, у кого восторженным, у кого ошеломлённым.
- Поклониться надо, - строго сказала им мать.
Они послушались, все за исключением трёхлетки отвесили поклон в пояс. Лала разулыбалась и продемонстрировала пред ними свой обычный воздушный реверанс.
- Вот она, моя Эмма, - указала Юфа на старшую дочь. - Эмма, доча, это к тебе. Представляешь? Госпожа фея хочет с тобой поговорить. Наедине. Идите в заднюю комнату.
- Со мной? - испуганно почти в предобморочном состоянии пролепетала Эмма.
- Ага, доча.
- А зачем? - осведомилась Эмма дрогнувшим голоском.
- Не бойся, Эмма, - мягко обратилась к ней Лала. - Я слышала, тебе нравятся коротенькие платьица. Мне тоже. Хочу об этом поговорить. О платьицах. Раз только мы с тобой в них понимаем толк.
Эмма сначала недоверчиво уставилась на Лалу, а затем её личико засияло радостно и польщённо.
- Ну, веди гостью в заднюю комнату, доча, - напомнила ей мать.
- Идёмте за мной, - вежливо позвала Эмма с воодушевлением.
Лала одарила Руна на прощанье нежным озорным взглядом, и полетела за ней, попутно озарив доброй улыбкой остальных деток. Они скрылись. Наступило молчание. Хозяйка и её дети переглядывались с озадаченным видом.
- Вот это да! - выдохнула Глэя. - Может это сон?
Она с неуверенностью воззрилась на мать.
- Тогда проснись, - усмехнулась та. - Готовить надо. Дожарь всё за меня, Глэя. А ты ей помоги, Мими. И за братиками присмотри, забери их. Я с гостем переговорю.
- Мне тоже любопытно, мам, - просяще произнесла Глэя.
- И мне, и мне! - присоединилась к ней Мими.
- Кыш на кухню! А то стемнеет, голодными ляжем. Братиков кормить надо, - с юмором но безапелляционно приказала Юфа. - Я вам потом всё-всё расскажу.
Девочки неохотно вышли, взяв мальчонок под ручки.

* *


Эмма с Лалой сидели на кровати, глядя друг на друга. Обе молчали, Эмма ждала, что скажет гостья, Лала думала, как лучше начать.
- Я слышала, Эмма, тебя папа строго наказал. За короткую юбочку, - промолвила она наконец опечаленно.
- Вся спина в синяках, - с грустью подтвердила Эмма. - Он раньше меня так сильно не колотил. Никогда. Очень разгневался.
Лала вздохнула.
- Мне так жаль, милая Эмма. Так жаль. Очень тебе больно?
- Да, - кивнула Эмма.
В глазах её стояла тоска. Лала взяла её за руки:
- Хорошая моя Эмма. Это немножко моя вина. Прости. Я хожу... как принято у нас в мире, а не у вас, и тем чуточку смущаю умы народа здешнего. У меня есть оправдание. В длинных юбочках летать труднее и приземлятся неудобно. Я фея, Эмма. Я не человек. Я похожа на человека, и потому людям порой хочется равняться на меня. Не надо, Эмма. Мы не выбираем, кем родиться. Я рождена феей, и потому поступаю как фея. Ты рождена человеком, и потому правильным для тебя будет делать, как человеку надлежит. Как у вас принято. Раз у вас в краях принято не ходить в коротеньких юбочках, значит поступая иначе, ты огорчаешь маму, папу, многих людей. Длинные платьица тоже очень красивыми могу быть. Просто феям они неудобны.
Наступила тишина. Эмма сохраняла молчание, страдательно поджав губки. Однако личико её постепенно просветлело, сменив печаль на доверительное умиление от присутствия рядом чудесного существа из сказок.
- Мне очень нравятся ваши платья, - тихо призналась она. - Я в жизни ничего красивее не видала.
- Тебе надо посмотреть в зеркальце. И ты там увидишь одну очень хорошенькую девушку, - засмеялась Лала. - Как сказал мой жених, одежда лишь обрамление той красоты, что спрятана под ней. Главное, чтобы было, что обрамлять. Парни-то поди заглядываются?
- Двое проходу не дают, - покрывшись румянцем, пожаловалась Эмма.
- А тебе нравится, что они не дают прохода, или нет? - добродушно поинтересовалась Лала.
- Ну... это лучше, чем когда никто не замечает, - со смущённой улыбкой произнесла Эмма.

* *


- Садись, Рун, чего стоять, - Юфа указала на стул. - В ногах правды нет.
Он послушался. Воцарилось молчание. Юфа глядела на него задумчиво.
- Как бабушка? - спросила она вдруг.
- Хорошо, - пожал плечами Рун.
- Ваш дом, я слышала, изменился.
- Ага, и внутри, и снаружи. Лала постаралась.
- Как же чудно с ней стало. Столько разговоров о ней, Рун. Столько слухов. О тебе много говорят тоже.
- Кто бы сомневался, - с сожалением сказал Рун. - Обо мне и раньше болтали всякое.
- Говорят, ты её обижаешь.
Она пристально уставилась на него. Он ответил спокойным взглядом:
- Ну, ссоримся иногда. По пустякам. Быстро миримся. Она умеет мириться.
Юфа вздохнула. На её лице появилось осуждение.
- Не женись, на ней, Рун. Не бери греха на душу, - убеждающим тоном попросила она. - Не губи невинное дитя. Не по тебе она. Был бы путёвым... как все, и то... Разве она для крестьянской жизни? Но ты... ты же сам знаешь, кто ты есть. Погубишь её, и всё.
Рун внутренне помрачнел, хотя внешне остался совершенно невозмутимым. Будь он один, просто встал бы и ушёл, но как уйдёшь, когда тут Лала.
- Не думаю, что мне интересно и дальше вас слушать, - произнёс он равнодушно.
- Обиделся что ли? - подивилась Юфа. - Я с тобой откровенно беседую, как есть. Как со взрослым. Тебя все в деревне сторонятся. Ты делал... разное. Девушки боятся до смерти. Эмма, вон, один раз пришла вся белая. С тобой столкнулась потому что, и никого рядом. Это путёвое по-твоему? Чего уж тут отрицать.
Рун молчал со скучающим видом.
- Фея, это святое, Рун, - продолжила Юфа. - Нельзя её осквернять. Да тебе и не позволят. Мужики уж тут обсуждали... Тебя. Что делать. Некоторые тебя ненавидят, Рун. За неё. Злятся очень. Как бы до греха не дошло. Мой муж и сам гневается. Хорошо, что его здесь нет. Повезло тебе.
- Ваш муж... не очень-то крепкого сложения. Как известно, - проронил Рун. - Что он мне сделал бы? Я не девица, я не позволю себя просто так колотить. Отвечу.
- Он же не единственный на тебя сердит. Соберутся все, и что тогда? - мирно и даже с некоторым сочувствием поинтересовалась Юфа. - У нас есть лихие мужики. Скажем, Мио. Пусть и стар, и без руки, но умелый воин. Многих врагов отправил в мир иной. Утверждают, более дюжины. Ему жизнь отнять что нам чихнуть. И он тоже против тебя. Сильно, прямо лютует. По фее сокрушается. Есть и другие.
Рун вспомнил ночь на кладбище, человека с чёрным лицом и безумными глазами, и у него по спине прошли мурашки. Сумасшедший старик. Если он на такое способен, неизвестно, чего ещё от него ожидать. Из задней комнаты до их слуха долетел едва различимый весёлый смех двух девушек.
- Кажется поладили, - обрадовано заметила Юфа с тёплой улыбкой. - Эмма всё грустила, я думала, чем помочь, как приободрить. Говорила с ней, а она лишь плакала. А фея... несколько минут и... Чудеса! Добрая она, пришла утешить. Надо же! Фея есть фея. Знаешь, Рун, все ведь рады, что ты её поймал. И привёл к нам. Зачем ты придумал на ней жениться? Так бы тебе благодарны все были. Глядишь, и простили бы былое. А теперь только сердятся ещё сильней. Не бери её за себя. Попроси, может она сумеет вернуть те два желания. Это же ЖЕЛАНИЯ, Рун! Разве этого мало?! Вот бы мне их. Загадай нравиться девушкам, в конце концов. Найти достойную невесту. Хороших девушек много. Вон Эмма например, и красива, и работящая, и характер покладистый. Только её не загадывай, ладно?
Миролюбивый тон Юфы всё же смягчил настроение Руну. Ему было привычно, что люд о нём плохого мнения, а тут человек просто честен, без всякого негатива. Бог с ней.
- Я подумаю. Может и не женюсь, - отозвался он. - Только я хотел бы закончить разговор на эту тему.
- Спасибо, Рун. Я даже не ожидала от тебя... что ты... меня услышишь. Ты повзрослел. Может расскажешь мне о волшебстве феи? Всё равно же ждём. За беседой и время быстрее летит. Какие последние чудеса она сотворяла? Ты сказал, она и внутри дом изменила? А как?
Женщину прямо распирало любопытство. Рун решил, зачем скрывать то, о чём всё равно завтра будет знать каждый. Описал ей сначала богатую обстановку в избе. Глаза Юфы засверкали восхищением и завистью. Затем поведал про то, что бабуля теперь королева огородов. Это окончательно добило хозяйку, ввело в состояние полу-шока. Особенно слово "королева" её прямо сразило.
- Господи! - произнесла она растерянно. - До чего же вам повезло! Это ж... Тут работаешь с утра до ночи, без продыху, без просвета. Спины не разгибая. Все рученьки, вон, в мозолях.
У неё на лице явственно отразились разочарование в жизни, усталость, жалость к себе. Рун с сожалением понял, что чужая удача может делать других несчастными.
- Мы сканудим всю жизнь, считай нищие, а вы вон как живёте, и скотины у вас полон двор, и дом большой, и деньги водятся, - напомнил ей он. - У каждого своя удача, вы очень удачливые, если честно. Многие вам завидуют.
- Ну да, мы-то получше большинства, - согласилась Юфа, немного повеселев.
- Господа благородные в роскоши купаются, и не работают никогда, ни в огородах ни по хозяйству, - продолжил Рун. - Вот кто счастливыми родились. Нам теперь лишь полегче будет. Может хоть чуть-чуть к вам приблизимся, к вашему уровню. Только и всего.
Юфе полегчало ещё сильнее.
- Всё верно. Я рада за вас, - смилостивилась она, успокоившись.
Из открытого окошка стал доноситься звук бубенчиков.
- Пастух стадо ведёт, - озаботилась Юфа. - Надо корову встречать.
- Не вовремя мы пришли, - извиняющимся тоном посетовал Рун. - Простите.
- О, нет, Рун, спасибо вам огромное, - возразила Юфа искренне. - Фея в гости, почёт в дом. А корова что, чуть позже подоим, не стемнеет ещё поди.
Тут послышался звук открывающейся двери, и вскоре девушки вошли в горницу. Обе улыбались, у Эммы личико счастливое-счастливое, прямо светится. Лала тоже была в хорошем приподнятом настроении.
- Вот спасибо, вылечили мне дочу от печали, вон какая довольная! - обрадовалась Юфа. - Чудеса да и только.
- Мне было очень приятно побыть у вас, поговорить с Эммой, - ответила Лала чистосердечно. - Спасибо, что приняли нас у себя.
- Всегда рады. Приходите в любое время, - промолвила Юфа очень душевно. - Большая честь вас принимать. Жаль что ненадолго. Может останетесь с нами поужинать? У нас рагу, - с надеждой предложила было она, но вдруг осеклась, добавив разочарованно, - с мясом.
- Нет, спасибо большое, нам уже бабушка Ида приготовила, расстроится, если не покушаем, - одарила её улыбкой Лала. Взяла Эмму за руки. - До свидания, славная моя. Не грусти больше. А папе своему передай, фея просила его более не наказывать тебя столь сурово. Хорошо?
Эмма кивнула, покрывшись румянцем. Лала отпустила её, подлетела к Руну, стала буравить его глазками с невинным очарованием. Он улыбнулся ей смущённо, подумал-подумал, и взял за руку. Она вздохнула, изображая разочарованное смирение. Хотя глазки её жизнерадостно блестели.
- Пойдём, мой дорогой, - сказала она счастливо.
Юфа с Эммой проводили их до калитки. Стадо уже подходило, впереди шёл пастух в соломенной шляпе, с посохом в руке, рядом бежала собака. Увидев Лалу пастух выпучил глаза, собака его приветственно гавкнула очень необычным образом, коровы дружно закачали головами, совершенно синхронно, так, что бубенчики, которые были на некоторых из них, зазвонили точно в такт. Юфа с Эммой удивлённо открыли рты, наблюдая эту картину. Лала помахала ручкой пастуху и коровам, попрощалась с хозяевами, Рун отвесил небольшой поклон, и они отправились домой. С личика Лалы не сходило сияние.
- Ну вот, хорошее дело сделали. И даже совсем без магии, - радостно заявила она.
- Поэтому ты такая довольная? - спросил он с теплотой, чувствуя, как от её счастья и его душа наполняется светом.
- Не только, - поведала Лала. - Девушкам иногда надо посекретничать друг с другом, поделиться тем, что на сердечке. Тут нам и веселее становится. У меня же подружек нет совсем. Без подружек, без мамочки, тяжело.
- Ну вот. А я думал, тебе меня достаточно, - посетовал Рун в деланном разочаровании.
- Ну, Рун, с кем же мне обсуждать, какой ты у меня хороший? Это же одна из самых приятных вещей в отношениях с парнем. Рассказывать о нём, делиться сладкими переживаниями. Не стану же я рассказывать тебе, какой ты у меня.
- Почему нет? Я послушаю, - усмехнулся он.
- Потому что ты мужчина, суженый мой. Мужчины не всё могут понять, есть нечто только женское, что вам не доступно. Так же как и у вас есть своё, что дамы чувствовать не способны.
- Всё-то ты знаешь, любовь моя.
- Я умная, - похвалилась Лала озорно.
- Вот не повезло... твоему будущему супругу. Мужчинам нравятся глупенькие, - шутливо посочувствовал Рун. - Смотри, а то так замуж не выйдешь.
- Ну, не найдётся других желающих, тогда за тебя пойду, мой дорогой, - рассмеялась Лала, одарив его очаровательным взглядом. - Благо уже и сватал.
- Ну да. Мне уж не отвертеться, - признал он с юмором.
Лала вдруг остановилась. Руну пришлось сделать то же самое. Она подлетела к нему вплотную и стала буравить глазками. И столько было разных чувств приветливых и светлых у неё на личике, и счастье, нежность, и невинная радость бытия, и доброта, и бесконечное тепло, и доверие. И вера, что она дорога ему.
- Ты мне глазки строишь? - поинтересовался Рун добродушно.
Она с улыбкой подтверждающе кивнула, всё так же глядя на него, в трепетном ожидании.
- Только не уворачивайся, ладно? - попросил он тихо. И обхватил её руками.
Лала вздохнула счастливо.
- Нет, мой хороший, не буду, - ласково прошептала она.

*****


Было совсем уже темно. Луна светила в окошко. Лала мирно спала на своей новой пуховой лежанке. Ей кажется очень понравилось, что у неё теперь перинка. Хоть и без кроватки, что пожалуй странно для перины - магия Лалы лишь преобразовала то, что было - как лежанки её и Руна располагались на полу, так и остались, просто стали иными. Бабуля спала на печи, теперь и на печке была аккуратная тоненькая перинка - невидная странность для деревни. Вообще для здешних мест. Вечером после ужина Рун с Лалой провели в объятьях совсем недолго, Лалу мгновенно разморило, да и притомилась она за день, это тоже сказывалось. Он предложил ей лечь, она протестующе укнула что-то сонно, но всё же он её уговорил. И лишь она прилегла, как тут же и отключилась, с довольным личиком, пробормотав что-то вроде "ой как мякенько, приятно". Рун подержал её ещё какое-то время за ручку, а потом тоже лёг. Подумал, подумал, снял рубаху. Вроде бы ничего неприличного в этом нет. Тут его ждал довольно странный сюрприз - на столь мягком он спать не привык, кажется и удобно, но не засыпается. Он слышал как легла бабуля. И после слушал, как она ворочается, тоже без сна. А как свет луны заглянул в окно, осветив горницу тусклым светом, тут она и вовсе встала, сходила на двор, а вернувшись уселась на табуреточку, в задумчивости. Рун переместился в сидячее положение, зевнул.
- И тебе не спится, сынок? - тихонько произнесла бабуля.
- Непривычно очень, - полушёпотом признался он. - На перине-то. Вот же странно.
- Ты из-за этого не спишь? - поинтересовалась бабушка.
- Ага. А ты нет?
- Нет, сынок. Думы всё думаю.
- И о чём же ты думаешь по ночам? - с удивлением спросил он.
- Обо всём. О нас. О тебе. О денежках, - бабушка вздохнула. - Рун, с такими деньгами... мы могли бы купить тёлочку, поросяток, цыплят поболе, утяток. Ягнёнка. Зажили бы...припеваючи. Только... стара я уже. Мне большое хозяйство тяжело будет вести. Да и зачем оно нам вдвоём? Нужна молодая хозяйка. Жениться тебе надо. Завёл бы деток. Вот жизнь бы наступила! Как сыр в масле бы катались. И веселее было бы. Я ещё в силе, пока детки малы, присматривала бы, помогала нянчить, после бы подросли, стали помощниками, надёжей нашей. Так все живут, Рун, в такой жизни есть... прок. А какой прок одному быть? Для чего жить-то тогда? Меня не станет, и что с тобой будет? Женись, Рун. Если не на фее, то хоть на ком другом. Возьмём из бедной семьи, они отдадут, особенно теперь. В бедных семьях девицы работящие всегда, старательные, смирные. И с доброй душой. Пусть без приданого, ничего, у нас вон всё как стало богато. Главное, чтоб ты не один был.
- За меня никто не пойдёт здесь, бабуль, - заметил Рун спокойно. - Девицы меня особенно не любят... почему-то. Словно я им сделал что. Боятся, думают, я жестокий.
- Возьмём из другой деревни. Где о тебе не знают.
- Узнают, как будем сватать. От местных. И не захотят.
- Про тебя, внучок, столько слухов сейчас ходит. Что ты клад нашёл. Что разбогател. Отдадут. И у нас найдутся, кто отдаст. Бедным семьям взрослая девица лишний рот. Бесприданницу с радостью отдадут.
- Местные девицы меня ненавидят, я же говорю. Зачем мне такая жена?
- Ну из другой деревни возьмём.
- Бабуль, я как бы и не отказываюсь. Я теперь... понимаю, зачем женятся. С тех пор, как Лалу встретил, - поведал Рун. - Но. Лалу я взять в жёны не могу. Не для меня она. Пока она здесь, я жениться и на других не могу. А она пока не может вернуться домой. Вероятно не один месяц у нас пробудет. И потом. Я жениться не хочу абы на ком. Это я тоже понял благодаря Лале. Девушка должна нравиться. И рада мне быть. Тогда будет в радость домой к ней возвращаться, в удовольствие работать, чтобы её обеспечивать. А если этого нет, супружество превратится в пытку. Станет каторгой. Лучше уж одному, чем так.
- Ах, внучок, не зря же говорят "стерпится-слюбится". Ты добрый, узнает тебя жена получше, обязательно полюбит. Так всегда бывает, - молвила старушка. - Брак, это на всю жизнь, только дурачки всю жизнь ненавидят друг друга, потому что будет бедность и разлад. Сердце всё равно прикипает к тому, кто честно с тобой роднится. Даже супротив воли. Просто надо хорошую девушку искать, без гонора, без зла в душе. Более ничего и не нужно, остальное всё само приложится, само придёт.
- Посмотрим, бабуль. Я больше не хочу быть один, - спокойно ответил Рун, и добавил с сожалением. - Но я люблю Лалу. Как брать другую девушку, если у меня сердце занято. Это ей обиды причинит. И мне будет тяжело.
Старушка покачала головой осуждающе:
- Нету на тебя деда, внучок. Он бы заставил тебя остепениться. Нашёл бы невесту сам. Люди женятся, потому что так надо.
- Не заставил бы, - возразил Рун. - Люди женятся чтобы на шее не сидеть. В больших семьях. У нас семья - ты да я. Я никого не обременяю.
- Ложись, внучок, утро вечера мудренее, - вздохнула бабуля. - Всё само придёт со временем, надеюсь. Женишься ещё. Все же женятся. Хотелось бы дожить только. На свадьбе твоей погулять. Невесту твою узнать, кто она, какая. Мечтаю об этом.
Рун опустился обратно на перину. Закрыл глаза.
- Ты лишь пойми, сынок, ещё одну фею ты себе не найдёшь, - сказала старушка мягко. - Тебе либо надо жениться на этой, либо спуститься с небес на землю и смириться с тем, что девушки обычные люди. Не ангелы, как она. Но они тоже хорошие. Много хороших есть.
- Я всё понимаю, бабуль, - отозвался Рун, зевнув. - Ты не жди, что я завтра женюсь. Не скоро это будет наверное. Но я более не хочу быть один. Знай это просто.
- Ну, хоть что-то, - буркнула старушка. - А то раньше и слышать не желал. Спокойной ночи, сынок.






День пятый



Рун пробудился очень рано. За окном ещё только светлело. Лала безмятежно посапывала. Он полежал, полежал минут пять, глядя на неё. И поднялся. Бабули в избе уж не было. Он потянулся, зевнул, натянул рубаху, вышел через заднюю дверь в огород. Никого. Умылся из бочки. Прошёл до небольшой сарайки, где летом они оставляли ночевать Шашу. Бабушка была там, доила козочку.
- Проснулся, сынок? - произнесла она спокойно.
- Ага.
- Ты рано сегодня.
- Не спится. А ты чего рано встала? Работы теперь поди меньше, можно и поспать.
- Работы всегда хватает, - поведала бабуля. - Просто теперь можно другое делать, до чего рученьки не доходили. Шерсть попрясть Шашину и лён. В лес сходить, ягодок насушить да травок душистых, чаёк-то зимой приятно будет попить. Постираться, заштопать одежонку. Убраться в дому. А то у нас вон как красиво стало, надо чистоту блюсти, чтобы не пачкать ничего. Перебрать в погребе что осталось. Почистить у курочек. Сыр поставить делать. Хворосту набрать бы, дрова-то жалко почём зря жечь. Палочек найти для колышков в огород. Ещё можно теперь на рынке попробовать продавать что-то, время есть там сидеть, ту же ягодку или грибочки, всё лишняя денежка. В храм сходить тоже надо, давно не заглядывала. Попросить за тебя у неба, помянуть всех своих усопших, помочь чем отцу Таю. Это важно. Да и в огороде, сынок, не всё само делается. Завязи лишние удалить и листики больные, подвязать стебельки. Я только землицей повелеваю, остальное надо рученьками.
- За хворостом-то не ходи хоть, а то вот стыдоба будет, потащишь вязанку, когда внук есть, - попросил Рун. - Я схожу. Давай завтра. Бабуль, скоро Лала посмотрит всё тут у нас, город, замок, и тогда... не знаю, что будет. Может с ней вместе станем иногда в лес ходить, по ягоду, по грибы. Заниматься-то чем-то надо. Всё равно будем что-то делать.
- Ладно, за хворостом не пойду, - пообещала старушка. Поглядела на Руна с сожалением и вздохнула. - Ох, сынок, без охоты твоей плохо. Раньше и мясо приносил, и рыбу. Можно было менять. Дрова, продукты, нитки... И другое. Мясо всем надоть. Теперь только за деньги. А денежки лишь начни тратить, ничего и не останется.
- Ну что тут сделаешь? - развёл Рун руками с извиняющимся видом. - При Лале охотиться никак. Она нам взамен вон как много пользы принесла. Мешок муки, тридцать серебра. Это сколько мне зайцев надо поймать, чтобы столько выменять? А ещё дары магические, а ещё изба. Подумаешь, охота.
- Ну да, - признала старушка.
- Если что, трать серебро, чего его беречь. Раз оно взамен моей охоты, - предложил Рун.
- Нет, сынок, пусть лежит, это тебе подъёмные будут после женитьбы. На хозяйство, - не согласилась бабушка.
- Когда она будет-то? Женитьба моя. Мы до неё доживём? - с сомнением молвил Рун.
- Доживу ли я, не знаю, но ты точно доживёшь. Пусть лежат, - твёрдо ответствовала бабуля. - Я всё же надеюсь на рынке поторговать, глядишь медяков наскребём на дрова-то. На нитки. Может и на одежонку.
- Дрова я и сам мог бы нарубить, - заметил Рун.
Бабушка покачала головой, осуждая его ребячество:
- Без лошади, без телеги, одним худым топором. До самой зимы и будешь рубить, внучок.
Рун постоял молча в задумчивости.
- Пойду я, бабуль, со двора ненадолго. Ты, если Лала проснётся, скажи, скоро ворочусь, пусть не беспокоится.
- А куда ты, внучок? - с любопытством уставилась на него старушка.
- Обещал ей кое-что сделать.
- А что?
Рун вздохнул.
- Цветов нарвать, - ответил он нехотя, зная что бабушка не поймёт, и вопросы продолжатся.
- А зачем?
- Ну хочет, чтобы я ей их подарил.
- Они же ничейные, как можно дарить то, что ничьё? Можно помочь собрать. И зачем они ей?
Рун вздохнул снова.
- Ну, у фей так принято. Жених собирает для невесты цветы и дарит. Ей приятно от этого.
Бабушка глядела на него с абсолютным непониманием.
- А цветы-то ей зачем? - спросила она недоумённо.
- Они красивые. Феям нравится получать их от жениха. Не знаю почему, бабуль. Мне главное сделать ей приятное, и всё.
Старушка, кажется, смирилась, что эту тайну бытия ей не постичь.
- Чудные всё же они создания, - подивилась она.
- Ага. Но это очень милая их черта, - кивнул Рун с улыбкой. - Ты только не говори ей, что я за цветами пошёл, ладно? Хочу чтобы неожиданностью для неё стало.
- Не скажу, внучок.
Рун направился к калитке. Вышел на улицу. Вдалеке шла девушка с коромыслом. На лавочке неподалёку сидели два стражника. И боле никого. Рань ещё. Рун прикинул, что на другом конце деревни прямо за ней есть местечко, где всегда растут яркие крупные оранжевые цветы, и ещё синенькие пушистые небольшие, решил, стоит пойти туда. Не сильно приятно будет возвращаться через всю деревню с цветами, все заметят, станут гадать, зачем да для чего. Но альтернативой были лишь мелкие полевые цветочки на лужках поблизости или блуждание по прилеску в поисках цветущих полян. Небо наполовину затягивали облака, дул относительно сильный ветер. Петухи кричали задорно задперёд то тут то там, возвещая о начале нового дня. Откуда-то доносилось беспокойное похрюкивание свиньи. Пёстрый кот неторопливо вышагивал вдоль ограды. Как всегда весело пели и шумно чирикали пичужки. Пахло дымом. Вроде почти и не души, а жизнь кипит вокруг. Рун поравнялся со стражниками, чуть поклонился им, один из них поднялся.
- Куда собрался? - поинтересовался он миролюбиво сквозь зевоту.
- Дело есть, скоро вернусь, - объяснил Рун, приостановившись.
- Как фея?
- Всё хорошо.
- Ну ладно.
Стражник снова сел. Рун посмотрел на обоих стражников, в раздумьях.
- Мы...Лала сегодня к барону поедет. На весь день, я так подозреваю. Вам наверное можно отдохнуть, некого охранять будет до вечера.
Стражник снова зевнул неторопливо.
- Наше дело выполнять приказы, парень. Нам за это платят, - поведал он спокойно. - Если не будет здесь дел, значит найдутся где-то ещё. Отдыха нам всё равно не дадут. Так уж лучше здесь. И потом, не все же знают, что фея отлучится, вдруг кто полезет к вам в дом. Это её дом. Охранять велено, значит и будем. Гнать народ, чтоб не ошивался поблизости.
- Спасибо, - очень искренне поблагодарил его Рун.
Стражник кивнул. Рун продолжил путь. Он шёл, погруженный в свои мечтания. Настроение было хорошее. С Лалой всегда так, всегда светло на сердце. Знал, что она порадуется, когда получит цветы. И будут ласковые слова, и приветливые улыбки, и конечно объятья, куда ж без этого. Много-много объятий. Если карета рано не приедет. И радовался, что их будет много. Счастье испытывал. Даже перспектива ехать к барону нисколько не омрачала. В замке Рун бывал, пусть и достаточно редко, там дядя - и служит, и живёт. Самый ближайший родственник как-никак, почти одна семья, он помогает им с бабушкой, они чем могут ему. Но замок большой, родню слуг пускают лишь в места для слуг. Покоев баронских Руну видеть не доводилось. То есть вроде бы и нельзя сказать, что он не был в замке, и не скажешь, что прям бывал, в том смысле, который вкладывают в сие "бывать" аристократы. Был в периметре замка, за стенами, за воротами, в крыле для слуг. Вот и всё. Стать гостем барона... многие из деревенских ошалели бы от восторга, случись с ними подобное. Гордиться бы начали. Но чем тут гордиться? Только чтоб нос задирать перед односельчанами? Когда тебя никто не любит, всем всё равно, насколько задран твой нос. Рун точно понимал, что в замке он не нужен, нежелаем, его будут терпеть. А заставлять терпеть правителя простому крестьянину... чему уж тут восторгаться-то? Но и горевать не о чем, потому что есть Лала. Милая и славная. Неважно где ты, когда ты с ней. Важно что с ней. От этого так хорошо. Что улыбаешься против своей воли. Лишь вспомнишь её весёлое личико, добрый приветливый приязненный взгляд её дивных глаз. Вот же напасть, почему так приятно быть в её компании? Тянется душа к ней, и всё тут. Интересно, причиной сей тяги то, что она девушка, или что фея? Как ни крути, определённо первое. Это Рун чётко осознал. Будь на её месте волшебник, мужик-фей, много ли отрады для сердца находиться подле него? Ноль. Станет ли оно взволнованно и счастливо трепетать? Как бы не так. С чего бы? Просто фея - наиболее девушка из всех девиц в мире, самая милая, самая добрая, самая очаровательная, переполненная женственностью, изяществом и любовью ко всему на свете. Или это лишь ему кажется, потому что она ему нравится? Не важно. Суть в том, что она девушка, самая славная для него. Но конечно с феей душе намного спокойней, не предаст и не обманет, можно в ней не сомневаться, можно ей полностью доверять даже самое сокровенное, а это и есть истинная близость. Которая труднодостижима меж неродными людьми, для достижения которой с простыми смертными нужна любовь, дабы довериться сначала из чувств, отбросив всякую осторожность. С феей этого не надо, она доверчива в силу своей природы, а ей не доверять глупо, она практически богиня доброты. Вот и выходит, что с феей истинная дружба для парня будет очень похожа на любовь. Довольно забавное открытие. Тогда тому, кто раньше не влюблялся, как разобрать, влюблён он в фею или просто дружит? Она утверждает, что он не влюблён. Но если счастлив с ней всё время, если хочется всё время её видеть, хочется обнимать, все мысли только о ней? Хочется всегда быть вместе. Что же тогда такое любовь, если это не то? Играет ли он роль жениха, притворяясь нежным, или притворяется играющим роль жениха, позволяя своим истинным чувствам проливаться на неё в ласковых словах и объятьях? Он-то точно не играет, ласков потому что испытывает это к ней. Она вроде тоже. Где граница между дружбой и любовью в таких условиях? По идее дружба с девушкой должна предполагать дистанцию, а тут её нет. Совсем. Впрочем, всё это не важно. Важно, что он скоро вернётся к ней, подарит цветы, она обрадуется, обязательно, счастлива станет, они обнимутся. И потом целый день будут вместе. И ещё много-много дней судя по всему.
В мечтаниях о Лале Рун разулыбался своим мыслям.
- О, какие люди! - услышал он вдруг знакомый не самый приятный голос позади.
Он повернул голову на ходу. Его неприятные ожидания оправдались. Это был сын деревенского главы, первейший его недруг, Фиор.
- Здорово, Рун, - с усмешкой сказал Фиор. - Постой. Поговорить надо.
Рун остановился.
- Чего тебе? - спросил он сухо.
- Ну... - Фиор задумался, подбирая слова. - Хотел сказать... мы уже не дети. Давай забудем старые обиды. Глупо это всё. Чего ж нам всю жизнь держать зло друг на друга из-за ребяческой ссоры? Ты меня...отделал-то неслабо тогда. Сёстры... боялись на меня смотреть в те дни, страшно им становилось, как у меня рожа распухла. Плакали даже.
- Как будто меня не отделали. Ты это затеял. И ты не один на один был, с дружками.
- Я же с тобой не на рыцарский поединок шёл. А проучить. Какой смысл мне был это делать один на один, если физически ты был крепче? - подивился Фиор с искренним недоумением. - У тебя не было таких дружков. Поэтому ты был слаб. Но не хотел понимать своё место. Ты, Рун... слишком прямолинейно мыслишь. Дело не в том, кто прав или нет. А в том, кто сильнее. Мы же подчиняемся господам, потому что мы крестьяне. Каждый должен знать своё место. Но это всё дела прошлых дней. Давай забудем. Я такого не ожидал, но ты высоко поднялся. Возвысился над всеми нами. Недостижимо. Ты теперь гораздо выше, я это признаю. И принимаю. Потому что я здравомыслящий. Поэтому смиренно прошу снизойти и простить, ей богу, глупые детские обиды. Повздорили, с кем не бывает? Зол был на тебя, помстил малость потом. Но уже давно перестал. Ты же знаешь. Так что скажешь? Забудем былое? Я-то уж и забыл, оставил в далёком прошлом, а ты кажется нет. Давай, прости, друг, малы мы были, в ребяческом гневе чего не сделаешь.
Здравое зерно в его словах как будто имелось. Рун никогда не задумывался, что можно взять и помириться с главным недругом. Даже в голову не приходило. Просто так не бывает. И потом человек-то довольно подлый. И себялюбивый. От таких лучше держатся на расстоянии. С другой стороны, ведь и правда были детьми. Оба выросли. Оба изменились так или иначе. Разумно, живя в одной деревне, хотя бы не враждовать. Иллюзий питать насчёт предложения этой якобы дружбы не стоило, это всё из-за Лалы, уйдёт она когда-нибудь домой, и снова станешь для таких людей пустым местом. Но и негатив испытывать к нему вряд ли есть смысл. Кто он такой, чтоб придавать ему столько значения, пусть и отрицательного?
- Я в общем-то не держу на тебя зла, - спокойно признался Рун. Его равнодушный тон подразумевал нечто вроде "мне, собственно, нету до тебя никакого дела". Вежливые люди не всё доносят словами. Но тон такая вещь, которую можно и не заметить, и не понять, и проигнорировать при желании.
- Вот это дело! Спасибо, друг! - одобрительно похвалил его Фиор. - Тогда пойдём, отметим окончание нашей ссоры. В таверну. Я угощаю. Дела есть, но я отложу ради такого. Я же женюсь, брат! Представляешь!? Уже осенью. Давай отметим и это. Невеста - красотка, из другой деревни, достойная семья, достойное приданое. Другая жизнь начнётся. Совсем. Прощай свобода и вольная воля. Я через год дитё своё уж буду нянчить. Можешь ты себе такое вообразить?! Я пока нет. Выпьем за это доброго вина. Чтоб сын родился, здоровым и крепким.
- Я не пью вина, - вежливо отказался Рун.
- Да я же тебе не ту мочу предлагаю, что местная рвань употребляет, - стал убеждать его Фиор. - Лучшего вина поставлю. Денежки-то водятся, мне не жалко.
- Я никакого вина не пью, - ответил Рун.
- Не любишь? - удивился Фиор. - Ну поставлю тебе эля. Или пива. Или даже ром заморский. А ещё есть брага. И даже алхимическая жидкость, "спирт" зовётся - забористая шутка, один местный муж учёный делает да продаёт, четверть кружки гарантированно с ног валит, почти любого.
- Я не пью ничего такого, от чего хмелеют, - объяснил Рун, с сожалением понимая, что разговор может и затянуться. - Не пробовал, и не собираюсь.
- Ты что, не мужик что ли? - с непониманием посмотрел на него Фиор.
- Ну, если быть мужиком означает валяться под оградой в своей рвоте, я лучше в юношах побуду.
Фиор покачал головой озадаченно:
- Странный ты. Все пьют. Думаешь ты умнее всех?
- Ну, поди поумнее тех, кто в рвоте под оградами лежит, - упёрся на своём Рун.
- Под оградами валяются только самые неудачники. Чего себя с ними сравнивать?
- У моего дедушки брат не был неудачником, - поведал Рун. - Жил богато. Хорошо очень. Но как-то запил. И всю жизнь потом боролся с тягой к вину. Сколько раз семью чуть по миру не пускал. Сколько раз с ним случалось дурное. Дедушка мне о нём рассказывал. Так и помер в конце концов. Уснул в сугробе зимой. После стал кровью кашлять... и всё. Дедушка мне признавался, у него и самого был период, когда он почти каждый день к кружке прикладывался. Кое-как переборол. Я не пробовал ни разу, мне и не хочется. Я не знаю, что это, поэтому не могу хотеть. Поэтому свободен от тяги, от желания. Я свободен. Главное не попробовать ни разу, и так и останусь свободен. Навсегда. Я желаю, чтобы твой будущий сын крепким и здоровым уродился. Но пить за это не стану. Извини.
- Да уж, - промолвил Фиор с задумчивым удивлением. - Не зря говорят, что ты с причудами. Я с тобой помириться хотел. От души, по-человечески. А ты вот так? Пойдём выпьем, кому говорят, хватит дурака валять. А иначе мы с тобой во врагах так и останемся. Я тебе не прощу, что ты за моё дитя отказался со мной выпить.
- Нет, - твёрдо сказал Рун, окончательно потеряв к собеседнику интерес.
- Пойдём, - не сдавался Фиор. - Я полезный друг и плохой враг. Ты же знаешь. Моя семья... мы главные в деревне. Без нас ничего не решается. Соглашайся, последний раз прошу. Вот же чудак человек, ему выпивку предлагают задарма, а он выкаблучивается. А то ведь, коли будем мы враги, придётся мне вспомнить старые времена. Это было весело, между прочим, пакости разные делать. Зная, что мне ничего не будет, что тебя будут за них костерить. Развлекались мы с дружками по полной. Всё это может снова начаться. Давай мириться, друг.
- Вот что, друг, - вполне миролюбиво ответил Рун, смерив его пристальным взглядом. - Не подходи ко мне больше. Никогда. Ещё раз заговоришь со мной, я пожалуй не пожалею на тебя третье желание. Фея для меня итак колдует. Чего бы не потратить на хорошего человека. Загадаю, чтоб ты пах всегда словно мертвечина. Или какал змеями. Живыми. Как тебе такой вариант? Или за тобой черти приходили по ночам и резвились в твоей постели. Я для тебя что-нибудь особенное придумаю.
У Фиора лицо исказилось испуганной гримасой, он стал бледен как полотно, развернулся и торопливо пошёл прочь, почти бегом, спотыкаясь. Рун вздохнул. Пока Лала здесь, о Фиоре можно боле не беспокоиться, а уйдёт она, что тогда? Но как с этим человеком поладить, если он пытается ладить запугиваниями? Интересно, где граница между гордостью и самоуважением? Не подчиниться - это гордыня? Их семья и правда здесь главные. Но пить по требованию - перебор. Не настолько они главные, чтобы подчиняться в подобном. Когда у тебя есть враги, это данность, от которой никуда не деться. С этим надо просто смириться. Может Лалой угрожать не очень правильно. Вроде как прячешься за неё. "Ну, будем считать, то была не угроза, а шутка. Это же неправда, никогда бы я такого не загадал. И желаний у меня нет", - утешился Рун.
Погружённый в подобные размышления, он сам не заметил, как дошёл до края деревни. Цветы росли за оградами, не вплотную, но вблизи, относительно скромным по площади очажком природной красоты. Откуда они здесь и почему, неизвестно, но они всегда здесь были, сколько он себя помнит, каждое лето. Коровы их не едят, свиньи тоже равнодушны, ребятня не трогает, поживится-то нечем, рядом ни ягод ни хотя бы ранетки какой или корешков сладких. Рун стал рвать цветы, выбирая самые крупные и ровные, без повреждений или повядших лепестков. Сорвал один, второй, третий, только тут заметил, что на одном из этой троицы сидит небольшой шмель. Как будто никуда не торопится, просто посиживает, не шевелясь. В былые времена Рун стряхнул бы его, и всего делов, но после Лалы, после того, как они носили гусениц, совестно стало. Тоже ведь живое существо. Рун попытался осторожно пальцем пошевелить насекомое, чтобы оно испугалось и улетело. Но шмель вместо этого тут же перебрался ему на палец, уселся там, принялся деловито чиститься, как ни в чём не бывало. Рун разулыбался, наблюдая за ним. Может шмель так поступил из-за Лалы, как она предсказывала, что животные станут охотнее подходить к нему. А может это была случайность. Но доверие невинной твари всё же приятно. Со шмеля на палец в заметном количестве падали крохотные частички земли.
- Ну ты и чушка, - подивился Рун весело. - Где ж ты так испачкался? Лети уже давай.
Шмелёк перестал чиститься, расправил крылышки, пожужжал ими немного на месте, словно испытывая, взмыл в воздух и не спеша полетел прочь. Встреча с ним почему-то улучшила Руну настроение. Тут же забылся весь негатив от разговора с Фиором. Рун сам удивлялся этому, и пока рвал цветы, и пока возвращался домой. Словно от Лалы и он научился радоваться простым вещам. Счастье заразительно? Или просто счастлив от того, что Лала есть, и потому любое мелкое доброе происшествие возвращает в это состояние? Невдалеке от дома он пересёкся с соседом Ниором, вышедшим со своего двора с косой. В прошлом прошёл бы мимо не глядя, теперь вроде как неловко, люди стали добрее к нему, нужно отвечать тем же. Поздоровался. Ниор посмотрел на него с неприязнью и промолчал. Но Руну было всё равно. Отметил про себя, что с Ниором боле не здороваться - не хочет, так зачем беспокоить его и унижаться самому. Делов то.
Лала всё ещё спала. Бабуля уж и курям дала корма, и огород обошла весь со своей магией. Сейчас она готовила на летней печечке у избы. Еды у них и без этого оставалась много, той что народ надарил, кажется, готовить и ни к чему. Но фею кормить вчерашним зазорно, всё же почётная гостья. С утречка бабушка решила попотчевать её горяченьким.
- Хочешь, Шашу на лужок отведу пока? - спросил Рун у неё, не зная чем себя занять.
- Не надо, сынок, я позже сама её отведу, да в лес сразу всё же схожу, по ягодку, - ответствовала старушка.
- Погреб тогда почистить?
- Отдыхай, Рун, - добродушно молвила бабуля. - Ты сегодня к барону идёшь. Как гость. Почётно. Такого ещё не бывало. Ни с кем средь родни нашей. Да и в деревне, я думаю. Особенный день. Не работай в него. Будешь как господин.
- Что за фантазии такие у тебя? - рассмеялся Рун.
Бабушка тоже улыбнулась.
- Ты, Рун, молодой ещё, не понимаешь, что с тобой происходит. Сегодня. Потом будешь детям своим рассказывать. И внукам. Про этот день. Сам будешь изумляться.
- Я, бабуль, понимаю. Просто пока со мной Лала, всё остальное по сравнению с ней... мелочь. Что мне барон, когда есть она? Чужой мужик, вот и всё.
- Про фею, внучок, твои детки не очень поймут. Это надо увидеть, чтобы понять. А про барона. Все рты раскрыв будут слушать. Легендой станут передавать из поколения в поколение потомки твои. Как ты был гостем в замке.
- Глупости это всё, - пожал плечами Рун. - Меня же принимать будут не из-за меня самого. А из-за Лалы. Терпеть будут. Если бы меня барон прям возжелал гостем видеть, сам бы привечал, поклоны бил. Вот это я понимаю.
- Поклоны бил! - развеселилась старушка. - Ох и выдумщик ты, внучок. Ещё похлеще своего деда. Даже он о таком не помыслил бы. А ты рассказывай своим деткам будущим, как барон тебе кланялся да прислуживал. Они ж правды не узнают. Выйдет, словно это и есть правда.
- Ну, как только народятся, так сразу и поведаю им, - усмехнулся Рун. - Но чего мелочиться-то тогда? Скажу, сам король в ногах валялся. А боги сошли с небес и умоляли о милостях.
Бабушка фыркнула со смеху и лишь покачала головой. Похоже, у неё настроение тоже было приподнятым. Беззаботность некая присутствовала впервые в их жизни. Не нужно было чересчур волноваться о завтрашнем дне, о зиме, о весне. Будущее из неопределённого стало определённо радужным. Хорошим. Как минимум на ближайший год. Рун вернулся в избу. Лала всё так же мирно почивала. Он лёг на свою лежанку, положил букет себе за спину. Стал любоваться на невесту свою ненаглядную, как она спит. Благо она лежала на боку личиком к нему. Подумал, не взять ли её за ручку. Ей бы счастливее стало в её снах. Но так хотелось просто расслабиться и смотреть на неё. Рун, испытывая некоторые угрызения совести, пошёл на поводу у своих желаний. Лежал, и смотрел. И всё дивился - насмотреться невозможно, сколько не гляди. И сердце так и радуется, так и радуется. Ненаглядная и есть, как ни крути.
- Рун, - позвала Лала сквозь сон грустно.
Он вздохнул. Всё ищет его, похоже.
- Лала, - очень тихо позвал он её в ответ ласково.
Она будто услышала, личико её просветлело, озарилось лёгкой улыбкой. А потом опять погрустнело. Он не выдержал, поднялся, сел рядом с ней, положил ей руку на плечико. Она сейчас же разулыбалась счастливо. И открыла глазки. Лежала, взирая на него, и сияла.
- Прости, красавица, разбудил тебя, - повинился он добродушно.
- Наконец-то нашла, - сообщила она, довольная.
- Я так и понял, - отозвался он весело.
- Как же хорошо было спать в лесу, ты не представляешь, - она вдруг заметила цветы на его лежанке. - Ой, а что это там у тебя, Рун?
- Цветочки, - похвалился он.
- Это мне?
- Ага. Сходил нарвал с утра, - он быстро повернулся, взял букет и протянул ей. - Прими его, как дар моей любви, невеста дорогая.
Лала мгновенно села.
- Да ты же мой хороший! - расцвела она безмерным счастьем. - Спасибо, Рун! Какие красивые! И необычные. А пахнут!
Глядя на неё, Рун осознал, что этот подарок стоил в сто крат затраченного на поход за ним времени. Вроде бы такая мелочь. А ей бесконечно приятно. Она встала, прижимая букет к себе. А сама так и светится, так и светится вся. Радуется.
- Рун, спасибо большое! Куда бы их поставить? Кадушечку бы махонькую. С водичкой.
- Сейчас, - он быстро вышел в заднюю комнату, взял там кадушку, плеснул в неё воды. Вернулся, поставил на стол. - Вот.
Лала погрузила букет в кадушку, стлала поправлять, чтобы распределить цветы ровно. Напевала при этом свою обычную незатейливую мелодию: "ла-лала-лала, ла-лала-лала", что-то очень детское и невинное, но почему-то Руну всегда эти звуки были словно бальзам на сердце. Настолько милое. Не передать словами. Лала добилась от букета, чего хотела, подлетела к Руну, обняла его.
- Наконец-то соизволила прижаться, - буркнул он с юмором. - А то из-за цветов и жених не нужен.
- Очень нужен, - возразила она, сияя. - Мне ещё кавалеры не дарили цветочков. Это мой первый букет. Спасибо, Рун.
- Я тебе цветок дарил в лесу, - напомнил он.
- Ну да. Но тогда мы только познакомились. Ты не был мой кавалер. Мой жених. Это был просто небольшой галантный дар. Это другое.
Она так и источала тепло и нежность.
- Ну слава богу, хоть угодил, - улыбнулся Рун.
- Очень угодил, заинька. Я думала, ты забыл, что обещал их.
- Нет. Немного непонятно, почему они столь много радости тебе доставляют. Но это неважно. Важно, что доставляют.
- Какие вы, мужчины, всё же странные, - подивилась Лала. - Как можно не понимать таких простых вещей? Любой девице они ясны с рождения практически.
- Ты хочешь, чтоб я был девицей? - усмехнулся он.
- Нет, - засмеялась Лала.
- Вот и славно. Между прочим, я сегодня спал без рубахи. А ты даже не видала меня полураздетого. Эх ты! Соня, - постыдил он её.
- Как жаль, что я такое проспала, - озорно посетовала она. - А то б разволновалась. И замуж захотела.
- Могу сейчас снять.
- Не надо.
Наступила тишина. Они стояли, наслаждаясь моментом.
- Какой хороший сегодня день, - произнесла Лала счастливо. - И букет, и в замок вдвоём поедем. Как замечательно!
- Немного страшно, - признался Рун. - Бабуля, вон, гордится мной, что я буду гость барона. А мне не по себе.
Лала посмотрела на него по-доброму:
- Рун, ты не переживай ни о чём. Главное, мы будем вместе. Всё остальное не имеет значения.
- Пожалуй так, любимая, - согласился он.

*****


Карета в сопровождении четырёх рыцарей неторопливо катила по сельской дороге. Небо было всё в тучах, накрапывал мелкий дождик. Внутри кареты сидели Лала и Рун, напротив них сэр Амбадосса, герольд барона. Лала держала Руна за руку, прижавшись к нему плечиком, личико было довольное-довольное, полное радости и светлых ожиданий. Она улыбалась, сэр Амбадосса, глядя на неё, не мог сдержать улыбки. Один Рун был серьёзен - потому что сидел подле Лалы, а не напротив, и соответственно не мог лицезреть её счастье, столь заразительное. Сэр Амбадосса вздохнул.
- Всё бы отдал, чтобы меня так любили, - поведал он с доброй шутливой печалью. - А некоторым задаром достаётся. Все феи любят столь безмерно? Иль это ваша лишь черта, госпожа моя?
- Не знаю, все ли или нет, - беспечно ответствовала Лала. - Возможно все. Ведь феи следуют своим сердечкам. А наши кавалеры добрые. Им можно доверять. Их можно не бояться. Не обидят и не воспользуются.
- Ну да, у нас с этим сложнее, - вынужден был признать сэр Амбадосса. - Истинных рыцарей... мало. Знавал я рыцарей, кто за спасенье дамы... потом с неё оплаты требовали. И не деньгами, чтоб вы понимали. А благосклонностью.
- Если даму спасли, она итак будет благосклонна к своему спасителю. Зачем этого требовать? - подивилась Лала.
Сэр Амбадосса посмотрел на неё по-отечески, как на дитя:
- Вы простодушны, госпожа. Под благосклонностью иное понимаете. Речь не о дружбе. А о чём-то большем.
- Ой-ёй-ёй! - ужаснулась Лала. - Но вы же не такой, сэр Амбадосса?
- Нет. Герольдом не становятся просто так, - объяснил Амбадосса. - Это требует признанной безупречности чести. У нас много и достойных рыцарей. Но есть разные. Доверять всякому, не зная кто он, нельзя. Вы недавно в нашем мире, плохо знакомы с ним, поэтому вам важно понимать... такие вещи.
- Спасибо, добрый сэр, - тепло поблагодарила его Лала. - Мне в общем-то известно про людей. Феи почему-то неравнодушны к людям. Мы словно созданы одаривать вас. Так пожелали боги. Люди нам интересны, мы про вас многое знаем. Что есть и злые, и хорошие. Но мне с самого начала попался очень хороший. Мой дорогой Рун. Я по нему узнаю людей. А если судить по нему, кажется, что нет прекраснее существ, чем род ваш.
Рун вздохнул.
- Ну не смущайся, милый, - одарила его Лала нежной очаровательной улыбкой.
- Лала, я не настолько хороший, как тебе кажется, - с сожалением сказал он.
- Мне, Рун, не кажется, я знаю наверняка, - рассмеялась Лала. - Ты делал что-то дурное?
- Бывало.
- И что же?
- Да разное. Ты многое уж знаешь. И дрался. И... ну... подглядывал. И баловался в детстве. С пацанами лазали в чужие огороды. Я обычный. Как все у нас. Животных обижал порой, когда мал был. Я не осознавал, что обижаю. Камнем там кинешь, или ещё что.
- Дети есть дети, Рун. Даже у нас бывает зло творят животным. Не различают ещё, что хорошо, а что плохо. И балуются. И не слушаются. Мальчишки и дерутся иногда, как без этого? Я сама озорничала.
- Любовь всепрощающая, - философски промолвил Амбадосса. - Такие мелкие провинности она и не заметит. Как же ты так приворожил фею, парень? В чём твой секрет?
Рун пожал плечами, всем своим видом показывая "не ведаю".
- Он не хотел со мною быть. Поначалу. Вот этим, - весело сообщила Лала.
- Не хотел быть? А что это значит, госпожа? - с недоумением воззрился на неё Амбадосса.
- Именно то и значит, сэр. Прогонял меня. Говорил "иди домой". Я ему твержу: "должна же я тебе что-то подарить за то, что отпускаешь", а он мне: "оставь меня, это будет мне лучший подарок".
Сэр Амбадосса расхохотался так, что аж слёзы брызнули из глаз.
- Неужто это правда, госпожа моя? Или вы меня разыгрываете, - спросил он сквозь смех, не в силах остановится.
Лала разулыбалась.
- Нет, сэр, не разыгрываю. Это я уломала его на три желания. Кое-как уговорила принять.
У Амбадоссы это вызвало ещё одну волну хохота.
- Боже ты мой, - произнёс он, утирая глаза. - Давно я так не потешался. Простите. Вы нашли себе необычного кавалера. Это бесспорно. Теперь-то хоть не прогоняет?
- Теперь нет, - довольно поведала Лала. - Теперь мы оба хотим никогда не разлучаться.
Сэр Амбадосса лишь покачал головой, глядя, как она сияет счастьем.
- Желание, достойное поэмы. И оно сбывается, как я вижу. Такого, чтоб крестьянин был гостем у барона, мне слыхивать ещё не доводилось. Хотел бы я на это посмотреть. Да лорд мой слишком ревностен до вас, госпожа. Когда вы у него, закрыты двери его замка для всех. Не хочет беспокоить вас нашим присутствием. Он прав, людей у него служит много. Только пусти, толпа бы принялась ходить за вами по пятам.
- Ах, я боюсь толпы, мой друг. Она меня пугает, - призналась Лала.
- Я понимаю, - кивнул Амбадосса.
Лала вдруг с удивлением посмотрела на Руна.
- Заинька, ты что, обиделся? - обратилась она к нему растерянным извиняющимся тоном. - Я же любя про тебя рассказывала. Ой, какой ты бледненький.
- Не обиделся, - с трудом ответил Рун. - Что-то мне нехорошо, Лала.
- Побледнел как полотно, - подтвердил Амбадосса. - Укачало что ли?
- Что значит "укачало"? - не понял Рун.
- Первый раз в карете?
- Ага.
Амбадосса привстал, открыл окошечко спереди вверху, свистнул кучеру:
- Эй, стой!
- Тпру-у-у! - раздалось громко снаружи.
Карета остановилась.
- Пойдём, милый, на воздух, продышишься, - позвала Лала участливо.
- Платье промочите, госпожа, - заметил Амбадосса. - Я с ним постою, если хотите.
- Не промочу, добрый сэр, - возразила Лала. - Фей дождик не мочит.
Рун с Лалой вышили. Вокруг дороги был лес, деревья шумели листвой под небольшими порывами ветра. Мелкие капельки падали на землю, оставляя на ней еле заметные следы.
- Сейчас полегчает, любовь моя, - нежно произнесла Лала. - Через минутку-другую. Потерпи.
Рун вдохнул воздух шумно несколько раз.
- А что это? Со мной, - поинтересовался он.
- Тебя укачало. Когда едешь в карете... покачивает, от этого может подташнивать начать. Так с детками иногда бывает в основном. Но ты впервые едешь, не привык, поэтому тоже укачало.
- Понятно. А я думал, отравился чем.
- Нет, заинька.
- Уж лучше в телеге по-моему. Чем так. Мягко конечно, и удобно. И не трясёт практически. Но... чёрт, как же мне плохо.
- Сейчас пройдёт, мой славный.
Один из рыцарей сопровождения подъехал узнать, в чём дело.
- Укачало парня, - успокоил его Амбадосса, выглянув из кареты. - Пару минут обождём.
Лала прильнула к Руну. Он обнял её.
- Так легче, - шепнул он. - Ты моё целебное снадобье.
- Прости, любимый, я не умею подобные вещи магией исцелять, - посетовала Лала смущённо.
- Как жаль, - деланно огорчился он. - Мне бы как раз не помешала лишняя жертва.
- И ты бы взял? За то что я о тебе забочусь? - с недоверчивым ласковым удивлением посмотрела на него Лала.
- Взял бы, - весело подтвердил Рун.
- Ты нехороший, - улыбнулась она.
- Только что нахваливала, какой хороший, и вот уже и испортился, - подивился он с юмором.
Лала рассмеялась тихо.
- Как же приятно, что ты со мной, - промолвила она с лучистым умиротворением на личике. - Так радостно сердечку. Спасибо, что поехал со мной, Рун. Я счастлива.
- Я в общем тоже. Ещё бы не тошнило.
Они стояли, где-то в вышине громко каркал ворон. Тоже своего рода птичье пение, только не очень приятное. Лошадь заржала беспокойно.
- Ну что, парень, полегчало тебе? - высунулся из кареты Амбадосса.
Руну всё ещё с трудом верилось, что такие люди с ним говорят, замечают его. Вот же небывальщина.
- Полегче, - отозвался он. - Может я пешком дойду? А то как бы не вырвало. В карете красиво так. Не хотелось бы обделать в рвоте.
- Что, прям не стерпишь?
- Не знаю. Вдруг как нет. Барон осерчает, что я с его каретой такое сделал. Не хочется рисковать.
- Тогда я с тобой пойду, Рун, - сказала Лала.
- Не надо, - мягко попросил он её. - Барону ждать придётся. Он правитель, и кто я, чтобы из-за меня ему ждать? Непочтительно будет. Погода не очень, рыцарям дольше мокнуть. Они же тебя не бросят. Я уж через пол часика-то и дойду. На чуть-чуть разлучимся. А как приду, так и обниму, хоть при ком, хоть при самом бароне.
- Обещаешь? - озарилась лучезарной улыбкой Лала.
- Конечно, - уверенно кивнул он.
- Ну ладно. Ради такого подвига можно и разлучиться ненадолго, - милостиво согласилась Лала, сияя. - Только промочишься ты, Рун. Вдруг как простынешь?
- Столько лет по лесам хаживаю, что-то не простыл ни разу от дождей, - возразил он. - Если простужусь, будешь меня лечить. Ухаживать за мной, хворым. Мне будет очень приятно.
- Хорошо, - вздохнула Лала, продолжая излучать счастье. Отстранилась от него. - До встречи, любовь моя.
- До встречи, милая невеста.
Лала зашла в карету. Рун сразу почувствовал, как дождик холодит кожу на лице.
- Рыцаря дать тебе в сопровождение? - предложил Амбадосса.
- Зачем? - бесконечно изумился Рун. - Всю жизнь тут хожу. Все ходят. Тут не опасно. Совсем. Не нужно, господин герольд.
- Пожалуй, верно, опасностей здесь не бывало никогда, - признал Амбадосса. Скрылся в карете, и оттуда раздался его громкий окрик. - Трогай!
- Но, пошли! - прозвучал голос кучера.
Карета сдвинулась с места, набирая ход. Лала высунула ручку с платочком, помахала Руну. Он тоже махнул ей рукой, улыбаясь. Девицы ему ещё платочками не махали. Да и никому в их деревне. Крестьянские девушки не носят носовых платков. И у Лалы он тоже ранее не видел. Откуда взяла, спрашивается? Так и стоял, с улыбкой на устах, пока карета не исчезла вдали за поворотом. Лишь потом пошёл быстрым шагом вслед. Тошнота от него полностью отступила, недомогание тоже. Он снова чувствовал себя прекрасно. Дождь ему был совсем не в тягость. Это ж не ливень, а дорога не заросли, продираясь через которые всё равно станешь мокрее мокрого. Даже приятно ощутить на себе свежесть капель.
Дорога из деревни в замок и в город одна и та же, идти и туда и туда по ней. Город ближе, и по правую руку, минуешь его западные ворота, следуя прямо, и через шагов буквально пятьсот упрёшься в откидной мост, ведущий через ров в центральные ворота замка. Обычно так не делают, замки почти всегда стоят максимально обособленно, в местах со сложным рельефом, затруднённым для штурма войск. Но в здешних краях город и замок составляли единый форпост обороны, будешь осаждать что-то одно, всегда есть вариант, что из города к замку или наоборот, выдвинется подмога и неожиданно атакует с фланга. Защитным рельефом с одной стороны и городу и замку служили обширные болота, с другой поворот широкой полноводной реки, которую переплыть армии без большого числа добрых вместительных ладей подобно самоубийству, а мастерить целый флот для её передвижения по реке затратно и не очень разумно, особенно приложительно к баронству - относительно мелкой административной области государства - кто поплывёт из варварских краёв, обязательно должен будет сперва схлестнуться с гораздо более крупными противниками - графствами, герцогствами, с королевскими войсками. Место хорошее, относительно безопасное. Преимущественно только когда возникают неустранимые мирным путём конфликты с соседями, сюда приходит война. Однако это война совсем иного рода, соседи не практикуют геноцид друг к другу, все ж одной крови и одной веры, крестьяне могут не бояться, что их перережут, женщины и дети, что их уведут в полон для рабства или продажи. Безусловно война есть война, насилия хватает - явится чужое войско, вероятнее всего побесчинствует. Но всё же без усердия, без излишней жестокости. Ещё бывают разборки меж претендентами на трон, вот это очень опасно, кровищи будет много, всякий из претендентов обязательно попытается мобилизовать все вассальные края, поставив под свои знамёна их рыцарей и ополчение. Получится бескомпромиссная всеобщая рубка. И всё же так бывает редко. Для масштабных боевых действий претенденты должны быть примерно равны по силе - если нет, не повезёт только вассалам слабого. Да и смена монарха через ратные баталии не такое уж ординарное явление, происходит не чаще раза в два-три поколения, то есть несколько поколений могут жить относительно спокойно, не познав на себе всех ужасов кровавых всеобщих междоусобиц.
Рун почти дошёл до города, как вдруг впереди из леса на дорогу вынырнула старушка, тащившая на спине вязанку хвороста. Вязанка у неё была немалого размера, почти с неё саму. Бабушка сгорбилась чуть не до земли, но семенила бодро, опираясь на клюку. Шедший налегке Рун, чуть прибавив шаг, быстро нагнал её. Когда люди тебя недолюбливают, предлагать свою помощь немного сомнительный вариант, всегда есть шанс что в ответ пошлют далеко и надолго. Однако бабуля была не из деревни, городская, в городе Руна не особо знали, а те кто знал, не питали излишнего негатива, просто считали глуповатым и странноватым, основываясь на молве. Да и потом, когда вязанка такого размера, что бабульку из-под неё почти не видно, совестно просто пройти мимо.
- Помочь вам, бабушка? Давайте мне свою вязанку, я отнесу, - предложил Рун вежливо.
- Помоги, соколик, - старушка сразу остановилась, сбросила свою ношу наземь, разогнулась наполовину, всё равно оставшись сгорбленной.
- Куда ж вы нагрузились-то так? - подивился Рун с учтивым недоумением.
- Да они ж лёгенькие, соколик. Веточки-то сухенькие, - отозвалась старушка.
Рун взвалил вязанку на плечи. Для него пожалуй и правда было легко. Неудобно просто. Бабушка буравила его глазками с любопытством.
- Как будто лицо мне твоё знакомо, сынок, - произнесла она. - А кто таков, не пойму.
- Я из деревни, той что тут у реки, - объяснил Рун.
Он зашагал, бабушка засеменила рядом. Даже без вязанки передвигалась она хоть и бодренько, но не быстро, делала слишком меленькие шажки. Рун понял, что их дорога затянется.
- Да ты же этот самый! - неожиданно воскликнула старушка. - Который над феей снасильничал.
Рун аж споткнулся, чуть не упав.
- С чего вы это взяли? - изумлённо вымолвил он.
- Я тебя узнала, - заявила старушка враждебно.
- С чего вы взяли про насилие? Что за глупости такие? - с укором пояснил Рун.
- Принудить к замужеству через обман это то же самое, что насилие, - осуждающе ответствовала она. - Кто ты вообще есть? Ты дурак деревенский. Фею он захотел в жёны! Ишь чего удумал! Дурачок-дурачок, а туда же. Ангелицу возжелал в ложе своё. Чтоб ты провалился, чтоб тебя дьявол в царствие своё тёмное утащил, чтоб у тебя чирей вскочил прямо на заду. Чтоб ты в яму упал в отхожую и утонул в нечистотах, злодей.
Ну вот и что делать? Мстительно бросить вязанку, и тащи бабка сама? Как ни прискорбно, с этой неприятной ситуацией оставалось только смириться.
- Бессовестная вы старушка, - покачал головой Рун. - Я вам хворост несу, а вы меня же и проклинаете.
- И буду проклинать. Потому что ты заслужил. А хворост ты несёшь, чтобы добрым делом грех свой уменьшить, чтобы в аду тебя меньше жарили потом. И правильно, неси-неси.
Рун вздохнул.
- Что вздыхаешь так тяжко? Правда глаза колет? - не унималась бабушка. - Слушай, бесстыжие твои очи, что старшие тебе говорят. Ты плохой человек. Отпусти фею, и боги тебя простят. А иначе не сносить тебе головы. Наш барон мягкотел. Вот погоди, прознает король, явится за тобой и посадит на кол. Тебе что, мало даров от феи? Деньги сами в карман идут, клады ему находит, волшебство дарит, а ему в жёны взять приспичило. Ещё и колотит её. Сын сатаны.
- А это откуда вы вязли? Что колочу? - обречённо поинтересовался Рун.
- Люди видели, - с уверенностью поведала старушка. - От людей ничего не скроешь.
- Я её пальцем не трогал, - сказал Рун спокойно. - Зачем мне её колотить? За что?
- Она с тобой ложе не хочет делить до свадьбы. Грешницей не хочет становиться, как ты. За это.
Тем временем они уж и дошли до городских ворот. Стражники его не узнали под вязанкой. Вот когда Рун порадовался, что она такая огромная, никто из прохожих не обращал на него никакого внимания.
- Отпусти её соколик, и проститься тебе всё. Грехи у идолов отмолишь, пожертвуешь что-нибудь богам, и так ада избежишь, - посоветовала старушка, когда пошли вдоль домишек по улице.
- Я подумаю, - проговорил он.
- Нет, надо не думать, а отпустить. Немедля. Иначе все будут проклинать тебя. И я буду. Каждый божий день. Я много проклятий знаю, сынок. Один жлоб мне досаждал, я его прокляла, тут он и помер.
- Да вы вроде как ведьма оказывается, - усмехнулся Рун. - Смотрите, а то как бы вас не сожгли. За чёрную магию-то.
- Не беспокойся, злодей, не сожгут. Мои проклятья только на негодяев действуют. На таких как ты. Вот сюда, направо, сынок, в проулок сверни. Тот жлоб такой же был. Хамил всё время. Плюнул как-то в меня. Соседушка мой. Вот и подох.
- Что же, за плевки теперь смерть полагается? - осведомился Рун не без тени мрачного юмора.
- Ну, я ему не смерти желала. Кто ж его заставлял пьяным в реку лезть.
- Понятно. Далеко ещё до дома вашего?
- Далёко, - разочаровала его старая женщина. - На том конце города, сынок.
Руну лишь оставалось надеяться, что Лала не будет на него в обиде, когда узнает, почему он припозднился. Они всё шли и шли, а бабушка всё его корила, и грозила, и увещевала.
- Вот ты ответь мне по совести, бесстыдник, разве пара ты фее? Ты погляди на неё, и не себя, на свою рожу разбойничью. Пусть уж за баронского наследника выйдет. Вот будет почёту нашим землям. А выйдет она за тебя. Позор лишь и бесчестье и ей, и всем нам. Что допустили. И как барон терпит это, в толк не возьму. И жрецы. Жрецы-то должны возмутиться. Не обвенчают они тебя, я думаю, погонят из храма палками, коли венчаться фею приведёшь.
- Приходили мы в деревне к жрецу, он нас пред идолами благословлял с феей парой, когда мы держались за руки, и венчаться к себе звал, чтоб не в городе, - с удовольствием сообщил ей Рун.
- Видать глуповат батюшка ваш деревенский, - задумчиво заметила старушка. - Не уразумел, что это грех. Всё равно боги не допустят вашего венчания. Вот увидишь. Боги этому помешают.
- Тогда чего вам и беспокоиться?
- Да ты же фею обижаешь, чёрная твоя душа. Отпусти её.
- Я её не обижаю. Она счастлива со мной. Всё время. Не хочет расставаться даже на минуту.
- Сейчас придём мы ко мне, мой сын и внук скрутят тебя и наподдают хорошенько, - пообещала старушка. - Так, что долго не забудешь потом. Поучат тебя уму разуму.
- Что же они за хворостом не пошли, раз они у вас есть и дома? - подивился Рун.
- Да некогда им. Дел полно.
- У меня вот тоже дела. Но помогаю же.
- Ты-то грехи искупляешь.
- А они святые?
- Порядочные. Вон он мой дом, сынок. В конце улицы виднеется.
- Ну тогда я, пожалуй, дальше не пойду. Простите. Не хочется драться. Сами как-нибудь донесёте.
- Ох, сынок, у меня спина болит. И ножки, - с комично не очень правдоподобным притворством пожаловалась старушка. - Донеси, а?
- Нет, - Рун сбросил вязанку со спины
- Донеси, раз уж взялся. А то прокляну.
- Так вы меня вроде и так проклясть собрались, - молвил Рун.
- А так ещё сильнее прокляну.
- Вот и делай добрые дела, - посетовал он с сожалением. - Знаете. Я пожалуй третьим желанием загадаю у феи, чтобы все проклятья, что на меня сыплют, на тех кто проклинает и возвращалась. А волшебство феи сбудется обязательно. Так что вы теперь... обходите отхожие ямы стороной. А то как бы не провалиться. Жалко будет, если утонете. Некому хворост станет заготавливать для сына вашего и внука. Замёрзнут ещё.
Старушка посмотрела на него в растерянности, промолчав. Рун развернулся и быстрым шагом пошёл прочь, не оглядываясь.

До замка Рун добрался не сразу, и не без приключений. Обратно через город он шёл уже не под вязанкой, его быстро узнали, причём узнавший не постеснялся тут же объявить об этом во весь голос окружающим: "смотрите-ка, это ж жених феи". А дело было на относительно многолюдной улице, к тому же дождь недавно перестал, прохожих вокруг тотчас поприбавилось. В результате весть о нём, словно по цепочке, мгновенно передалась молвой вперёд, и на протяжении довольно продолжительного отрезка пути на него пялились, даже из окон народ высовывался. И мало того, что пялились. Рун к удивлению своему обнаружил довольно выраженную нелюбовь к себе у многих. Похоже, не одна старушка с вязанкой испытывала к нему неприязнь. Конечно, не у всех это было, кто-то поглядывал с любопытством, но кто-то и с осуждением, и даже с гневом в глазах. Хотя было и прямо противоположное. Группа молодых парней, пять человек, хорошо одетых, преградила ему путь с весёлым вполне дружелюбным смехом, зазывая с собой в таверну. Рун не растерялся, выставил плечо вперёд, как таран, и прошёл сквозь них, не сбавляя ход, они постарались не пустить, но всё же он был довольно крепок. Не вышло у них. Тогда они обступили его и пошли рядом, изображая себя его приятелями. Представились все. Это были дети здешних торговцев. Рун даже не пытался запоминать имена, понимал что не его компания, не чета он им, да и после того, как они препятствовали его проходу, не испытывал к ним симпатии. Они шутили, спрашивали про фею, про клады, смеялись много, причём Рун заметил, что как бы над ним, тон такой часто себе позволяли, покровительственный и наполненный плохо скрываемой издёвкой, словно он малость слабоумный. Слава дурака не самая приятная вещь, особенно когда тебя узнают те, кто тебя не знает. Деревенские всё же не вели себя с ним настолько откровенно насмешливо. А эти вот вели. Даже шептались меж собой про него, Рун точно слышал, что про него, хохоча. Может думали, что не слышит, а может специально не таились. Говорили, что в гости теперь придут к нему, к своему другу первейшему.
- У нас стража рядом с домом, вас не пустят, - спокойно поведал он им.
- Так ты прикажи, чтоб пустили. Мы вина с собой принесём. Карты. Научим тебя играть. В дурака. Как раз для тебя игра, - сказал один.
Остальные так и покатились со смеху.
- Стража и дворян-то не пускает, а вы кто такие, чтоб вас пускать? - поинтересовался Рун с равнодушием. - Ко мне барон в гости захаживает. Вчера вот был.
- Лжешь! - вырвалось у кого-то из них.
Рун не ответил.
- Да нет, вполне может быть, что правда, - осмысленно произнёс другой сдавленный от зависти голос.
- Я сейчас к барону иду. Он пригласил. В замок к себе, - решил добить их Рун, осознав, что их это пронимает. - Фея уже у него, а я чуть припоздал.
Они застыли на месте, и Рун наконец отделался от них. Он шёл, ловя на себе чужие взгляды, слыша отдельные долетающее слова тихих разговоров про него. Вот мужик какой-то уставился с интересом, вежливо поклонился, вот молодой коренастый повеса смотрит сурово, будто раздумывая, подойти для конфликта или нет, вот две девицы, проходя мимо, буравят глазками с восторженным любопытством, словно он диво дивное или принц какой. Улыбаются ему радушно. В прошлом когда Рун ходил по городу, ни одна девушка даже не глядела в его сторону - те что побогаче, видели по его одежде, что он не из зажиточной семьи, а те кто сами бедны, и на выданье, всё равно знают всех местных потенциальных женихов. И про него знали. И эти знания не пробуждали у них желания находиться поблизости. А теперь, смотри-ка ты, улыбаются. Руна эти улыбки не радовали, понятно же что из-за феи, слава-то его при нём осталась, никуда не делась. И ведь им известно, что жених, что невеста фея, с которой они несопоставимы. Но всё равно направляют своё очарование, демонстрируют интерес. С какой целью? Просто так, потому что девушки? Просто так ничего не бывает, цель всегда есть, даже у тех, кто сам её не осознаёт. Рун привык думать обо всём, годами почти всё время один на один с мыслями, бабушка единственный собеседник, изредка дядя, несколько лет ни с кем кроме них фактически ни слова, вакуум межчеловеческих отношений заполняется анализом того, что происходит вокруг. Жизнь как бы протекает мимо, созерцая то, как живут другие, можно об этом поразмыслить. Для всех он сейчас лишь часть окружения феи - смотрят на него, а видят её, то есть и улыбки эти не ему предназначены. Вроде как фальшь. Обман. Нечему радоваться. Хотя и горевать не от чего - если не будешь сам себя обманывать, приписывая чужую приязнь на свой счёт. Люди рады фее, не винить же их за это. Просто не очень-то сие приятно. Быть для всех отдушиной выражения чувств к ней. Вели бы себя все спокойно, поглядел, или вот даже поклонился, как тот мужик. Без затаённой угрозы, без чрезмерной приветливости в глазах. И всё. Когда чужие люди направляют на тебя излишне сильные эмоции, привыкшему быть в безмятежном одиночестве это обременительно.
- Здравствуй, Рун, - услышал он вдруг исполненный нежностью девичий голосок. Повернул голову. Ещё одна ненужная встреча. Сэя, дочка лавочника, у которого они периодически покупали разные мелочи. Соль, нитки, иглы, кремень для огнива. В руках у неё корзина. Лет пятнадцать девице, за прилавком она часто стоит. Сначала был сын старший, пока лавочник его не женил. Потом старшая из дочерей. И ту замуж выдал. Лавка удачное место для поиска пары отпрыскам. Много посетителей, много контактов. Теперь Сэя была на очереди. Никакого негатива меж ней и Руном не было, он просто редкий не денежный клиент, на которого смотрят с равнодушием. И она так смотрела. И папаша её. И вот, пожалуйста, не просто с ним здоровается, а столь ласково, словно... Даже и сравнить-то не с чем. Ещё и улыбается с теплотой.
- Привет, - ответил Рун спокойно.
- Куда идёшь?
- Из города.
- Не к нам?
- Нет.
- Жаль. Давно тебя не видала, - она всё так и сияла радостной улыбкой. - Который месяц к нам не заглядываешь.
- Несколько недель назад заходил. Ты была за прилавком.
- Правда? - искренне удивилась Сэя. - Не помню.
- Ну так я тогда без феи был. Покупателей много, всех не упомнишь.
- Ну да, - кивнула она простодушно, а затем её личико обрело трогательное просящее выражение. - Помоги мне корзинку донести, а то тяжела.
Рун смерил девушку задумчивым взглядом. Её приветливый тон, не свойственный их прошлым встречам, заставлял сомневаться, в корзинке ли дело, или хочет выспросить о фее. Но что теперь сделаешь.
- Давай, - он протянул руку.
Корзинка была не то чтобы прям увесистой. Может для девицы и тяжеловата конечно. А может и нет.
- Спасибо, Рун! - сердечно поблагодарила Сэя.
Они направились в сторону её лавки. Рун с сожалением обнаружил, что Сэя не очень-то расположена спешить. Ему пришлось сильно сбавить шаг.
- А фея не с тобой? - поинтересовалась она.
- Нет.
- Жаль. Я её ещё не видала. Все только и говорят, только и говорят о ней. И о тебе. Я не верю всему, люди много болтают. Говорят, красавца, и волосы до земли, а крылья узорчатые, летает она, и магию всё творит. И всё добрую. И клады ищет ещё. И деньги сами к тебе идут, Рун. А платье у неё. Очень странное. Ноги все на виду. Я бы со стыда сгорела. Хотя красоты неописуемой. И лёгенькое совсем. Прямо воздушное. Сказывают, из шёлка, причём небывалого качества, как у королев. Оно правда такое, Рун?
- Вот не знаю, - отозвался он. - Я в платьях не разбираюсь.
- Я себе тоже сшила платье недавно. Красивое. Синенькое, с узорами, юбочка со складочками. Материал очень дорогой. Увидишь меня в нём, удивишься. Предупреди, как в лавку к нам соберёшься, я надену. А фее не надо в лавку?
- Вроде нет, - пожал плечами Рун.
- У нас много всего. Для шитья, для дам. Зеркальца, заколочки. Пуговки. Нитки и иглы. Гребешочки. Брошки и бусики. Пусть приходит. Мы ей так подарим, всё что ни пожелает.
Рун с сомнением представил Лалу в грошовых бусах, но промолчал. Сэя всю дорогу тараторила без умолку. К концу их совместного пути ему уже было известно, что и отец-то у неё прихворнул, у брата опять двойня родилась, причём дочки, он печалится, куда столько дочерей, а жена его наоборот, рада. И какую мебель они купили недавно, и что у них на обед было позавчера, и что у соседей муж жену бьёт, а у других пёс захромал, и никто не знает, почему. И что молочник молоко наверное разбавляет, потому что вкус стал не такой. И что один старец предсказал зиму трёхлетнюю. И что её подружки ей завидуют, какая она ладная и хорошая хозяйка, и все женихи на неё засматриваются, а на них ноль внимания. И много-много чего ещё. Весь этот разговор слегка расстраивал Руна. Ему было не в тягость её слушать, в тягость были её абсолютная доверительность и искренность. Вроде девушка-то неплохая, как будто бесхитростная. Но нельзя же стать друзьями изображая дружбу, или впав в неё внезапно. Надо для начала как-то сблизиться. Идут вместе, можно поговорить, сохраняя дистанцию, так немного и узнаешь друг друга получше. Уж если ей этого хочется. А она себя ведёт, словно они лучше друзья детства. В начале, как они пошли, они свернули в проулок, и люди, опознавшие Руна, потеряли его из виду, какое-то время он шёл не привлекая интереса прохожих. Но вскоре его снова узнали, за ним стали бежать пара мальчишек, показывая пальцем, люди оборачивались. Он и Сэя были в центре внимания, и если ему это совсем не нравилось, она так и лучилась от удовольствия. Щёчки разрумянились, на устах чуть смущённая польщённая улыбка. Личико довольное.
- Глядите, Сэя-то, Сэя, жениха отбила у феи! - с юмором воскликнула одна женщина, когда до лавки оставалось буквально шагов тридцать.
- Ага, отбила. Теперь мой будет, - похвалилась Сэя весело.
Она даже замолчала ненадолго, наслаждаясь моментом.
- Зайдёшь к нам, Рун? Папа обрадуется, - предложила она через пару секунд.
- Нет, дела у меня, - отказался он.
- Ну Ладно. Рун, - Сэя посмотрела на него особенно мило и трогательно.
- Чего?
- Как бы мне увидеть фею? Хоть одним глазком, - почти взмолилась она. - Многие уж видели, даже батя мой и брат. А я нет. Прямо умираю, так хочется увидеть.
- Она сегодня в город собиралась, - поведал Рун. - Барон обещал в коляске её здесь прокатить. Если погода не испортится, то сегодня может и увидишь. А если испортится, то поди завтра. Как заметишь, что народ куда-то спешит толпой, то и ты туда же иди. Значит она там. Или у западных ворот подожди. Через них же поедут, где-то после полудня, не проглядишь точно.
- Ой, спасибо! - обрадовалась Сэя. - Спасибо тебе, Рун, за всё. За корзинку. Заходи почаще. Даже когда ничего не надо. Я тебя чаем напою. Заходи, ладно?
Они остановились, Рун передал ей корзину. Сэя буравила его глазками с признательностью.
- Некогда мне сейчас по гостям хаживать, - нашёл он наиболее вежливую форму отказаться. - Пока.
- До свидания, Рун!
Рун быстрым шагом продолжил путь. Сэя стояла, приветливо глядя ему вслед. К ней тут же начали стекаться соседки. Рун торопился, боясь, что Лала будет переживать из-за его столь долгого отсутствия. Встреча с Сэей его всё же немного огорчила. Оставила осадочек. Оказывается, для некоторых он теперь тот, с кем можно изображать дружбу. И как тут поступать? И грубым быть не хочется, и на шею давать себе садиться тоже. Он решил подумать позже, что с этим делать. Всё так же он ловил на себе периодически чужие взгляды. И от некоторых ему становилось не по себе. Столько в них было колючей злобы, чёрной зависти, нетерпимости. А когда он почти уже вышел к воротам, кто-то вдруг схватил его сзади за шиворот. Он обернулся, ожидая увидеть какого-нибудь агрессивного пьянчугу. Но увидел высокого худощавого дворянина, не слишком опрятно одетого, с лёгким мечом в ножнах за поясом. Глаза у дворянина сверкали праведным гневом. Против знатных людей у крестьянина нету методов. Стража, суд, городские власти - все будут на стороне знатного. Тронешь его хоть пальцем, и тебе сильно не поздоровится, а тронет он тебя, всего лишь немого позора обретёт в обществе, потому что марать руки о плебея знатному зазорно. Но вот этот решил замарать.
- А ну-ка пойдём! - грозно приказал он, потащив Руна в проулок.
Стражники вдалеке видели происходящее, однако интереса не проявили. Рун упёрся, не зная что делать. Дворянин был высок и хиловат - не самые лучшие кондиции, чтобы тащить того, кто ниже и плотнее сложен. Не очень получалось у него тащить. К тому же он кажется не ожидал сопротивления. Рун чуть дёрнулся и вырвался.
- Ах ты, свиное рыло! - воскликнул дворянин с негодованием, потянув меч за рукоять из ножен. Но вытаскивать до конца не стал, вроде бы угрожал просто, с намёком вытащить, коли вынудят. - Иди за мной, кому говорят!
Рун подумал, подумал, развернулся и пошёл быстро дальше к воротам, не оглядываясь. Его немного трясло, но внешне он сохранял полное спокойствие. Изображал равнодушие. Тут собственно, какая разница, спиной ты или лицом к мечу, если у тебя самого меча нет, и ратному делу ты не обучен. Захочет зарубить - зарубит в любом случае. Можно попробовать дать дёру, но вот какая шутка. Дедушка ему рассказывал байку. В подобной ситуации один его знакомый тоже побежал. А тот, от кого он дал стрекача, возьми да и заори "держи вора"! И всё. Не повезло бедолаге, стражники схватили, обвинитель не отказался от своих слов про вора. А чего отказываться, если у него были чужие деньги на руках. Теперь он мог их спокойно присвоить, под предлогом что украли. И похититель вот он. А почему у него не нашли краденного? Так выкинул на бегу поди, когда сообразил, что не удрать, а люди прохожие подобрали потихоньку. Плохо кончил человек. Бежать нельзя.
Дворянин что-то прокричал со злостью вслед. Но на удивление отстал. Рун вышел за ворота, направившись к замку. Ещё долго его продолжало потряхивать. Всё произошедшее с ним - чужое внимание, интерес, негатив, агрессия - всё это навивало на невесёлые мысли. Он понял, что в город ему теперь путь закрыт. Возможно с раннего утра, когда на улицах лишь тот люд, что озабочен делами житейскими и не очень отвлекается на женихов феи, ещё можно без особого риска сходить, к примеру, на рынок или в ту же лавку. Но чуть позже даже нос совать не стоит. Потому что чревато неприятностями.

В ворота замка Руна пропустили молча. Так и раньше бывало - придёшь к дяде, иногда спросят, кто таков, иногда и нет - ежели стражник помнит в лицо, зачем утруждаться вопросами. Но если раньше на него взирали безучастно, как на пустоту, то теперь разглядывали с любопытством и прочими вполне отчётливо отображаемыми на лицах чувствами. Оценивающе всматривались. У иных в глазах так и читалось "вкалываешь всю жизнь, продыху не зная, и прозябаешь в нищете, а какому-то дураку небо само всё дарует", у некоторых читалось и кое-что похуже, они будто мысленно насаживали на меч. Было и дружелюбие, и даже улыбки. Миновав ворота, Рун остановился в недоумении - а дальше-то куда? Пока соображал, глядь, а к нему подходит сам начальник стражи.
- Долго заставляешь ждать, - укорил он спокойно, схватив Руна за плечо, и потянул с собой. - Пойдём, парень.
Начальник стражи - человек знатный, уважаемый. Рун чувствовал себя странно и неловко от того, что его сопровождает столь важный господин. Идти с ним бок о бок - словно сон наяву. Одно дело, когда господа с Лалой, а ты просто при ней, и совсем другое, когда её рядом нет, и вы вдвоём, и он как будто даже служит тебе, раз провожает. Замок - сложно устроенное сооружение, есть у него и крепостные стены, и передний двор, и задний, и внутренний, пристроены конюшни, амбары, казармы и др. Имеются и подвалы, и темница, и даже место для экзекуций, начиная от порки и заканчивая казнями - в мирное время казнят почти всегда только в городе, по суду, а вот в военное всякое бывает, ну и если у барона в руках окажется некий личный враг, либо на кого он сам осерчал, суд тут тоже будет ни при чём, враг это не преступник, подлежащий праведному публичному возмездию, это враг, барон на то и управитель, чтобы казнить и миловать на своё усмотрение. Рун ожидал, что его поведут прямиком через главный вход, через который он никогда ещё не хаживал, но нет, они свернули в сторону, как раз к казармам.
- Что, парень, мечом-то владеешь хоть сколько-то? - поинтересовался начальник стражи.
- Н-н-нет, - произнёс Рун.
- А неуверенно отвечаешь почему? Потому что думаешь, что умеешь но сомневаешься, или потому что стыдно не уметь?
- Потому что вопрос понял не до конца.
- Что ж тут непонятного-то? - рассмеялся начальник стражи, с юмором взглянув на него. - Мечом либо владеешь, либо нет. Либо учился азам, хотя бы держать правильно.
- Дедушка учил. На палках в детстве. Я задумался, считается это за что-то или нет. Решил что вряд ли. Из-за того, что задумался, прозвучало неуверенно. Не умею я ничего. Совсем, - покачал головой Рун.
- А хотел бы уметь?
- Конечно! Кто ж не хочет. Из мужчин.
- У нас при гарнизоне всегда обучают юношей. Ты слышал наверное? Кого-то с одновременной службой, ей и отрабатывают ученье. Кого-то за плату. Милорд это одобряет, умелые ополченцы лишними не бывают, случится война, будут значимым подспорьем. Я бы пожалуй мог тебя без платы и без служения в ученье определить. Раз ты теперь... будущий супруг феи. Она ведь нам тоже как госпожа фактически. Такую супругу надо уметь защищать.
Рун призадумался. Пока Лала здесь, расположение знатных господ безопасно, а уйдёт, что тогда? Это как с мебелью, которую барон хотел пожаловать. А Лала поняла, что нельзя. Так и здесь. Хочется, но нельзя.
- Это много времени потребует, - молвил он вежливо. - Я пока не могу Лалу оставить.
- А что будешь делать, коли станет кто к ней приставать? Дураков и пьяных всегда хватает. Азы-то надо знать. Сильно выручит даже это. Стража не всегда успеет на помощь прийти.
- Ну... она магией может защищаться, - Руну было не очень приятно признавать пред кем-то, что вопросы безопасности он перекладывает с себя на свою девушку. Но куда деваться, раз это так и есть.
- И что она умеет?
- Феи колдуют по наитию. Заранее сами не могу предсказать, что. Говорит, как испугается, так магия защитная из неё и выйдет на обидчика.
- Хм, - начальник стражи некоторые время сохранял молчание, переваривая полученную информацию. В наступившей тишине было слышно, как позвякивает его кольчуга при ходьбе. - Магия это конечно хорошо. Когда фея при тебе. А будешь без неё? Как сейчас. Завистник кровь пустить захочет. И что тогда? У тебя завистников много теперь. Даже среди знати. Да и на девицу надеяться... в подобных-то делах. Неразумно. И неправильно для мужчины. Стыдно. В общем, ты поразмысли, парень. Можешь прийти посмотреть гарнизон, как у нас живут, поговорить с ратниками, коли захочешь, скажешь, мой приказ, тебя пропустят. Не дело мужику подле юбки всё время сидеть. Нужно занятие стоящее, чтоб было чем городиться, чтоб уважали. Умелые воины всегда в цене. И задирать их мало кто рискнёт. И за свою семью они постоять в состоянии. Подумай.
- Спасибо, господин, я подумаю. Это большая честь. Просто пока Лала боится одна быть без меня. Пообвыкнется, тогда и занятие стану себе искать. Сейчас не до занятий. Я бы очень хотел... ратное дело разуметь. Мой дедушка разумел.
- Хорошо разумел? - без особого интереса осведомился начальник стражи.
- Вроде да.
- И скольких врагов он убил?
- Троих. Из арбалета. Когда осада тут была. В войну. Давно. Я не знаю, убил он их или нет. Рассказывал, попал в троих. Одному в шею. Тот сразу упал. И кровь прямо фонтаном.
- Это точно смерть.
- Одному в спину.
- В спину? - улыбнулся начальник стражи. - Мудрый был человек, твой дедушка.
- А ещё одному в грудь. С десяти шагов.
- Ну, значит и храбрости ему не занимать, - кивнул начальник стражи. - Три души забрал, трижды оправдал своё привлечение в рать, себя, как мужчину, перед лордом и родиной. Для ополченца это отличный результат. Я не знал твоего деда. Он видимо до меня тут был. Мой дед тоже воевал на той войне. Попал в плен, с него кожу сняли живём. Бескомпромиссное было время.
Произнёс он это без какого-либо пафоса, просто констатировал суровую реальность, слышались в его голосе что-то глубокое, глубинные эмоции, доступные лишь тем, кто много раз был в бою и знаком с потерей товарищей. Руна от его слов аж мурашки пробрали. Начальник стражи - один из лучших ратников в их краях. Все это знают. Знатные воины обычно ищут славы рыцаря, но слава ратника - это иное. Рыцарь может прославиться просто на турнирах, на которых конечно же побеждать непросто, нужна и отвага, и удача, и воинское мастерство. Но на турнирах рыцари выходят один на один, знают точно, откуда ждать опасность, как себя защищать. Ещё у рыцарей есть шанс прославиться служением - выполнил важное поручение своего лорда - повысил свой статус. Ратную славу обретают в битвах, когда врагов вокруг много, тебя могут неожиданно обступить, в тебя может прилететь хоть откуда в любой момент стрела, могут атаковать со спины, пока ты занят фронтальными противниками. Тут чтобы стать признанным известным бойцом, нужна такая удаль, такие мастерство и сноровка, такое умение выживать, какие ни одному рыцарю и не снились. Знатные люди всё же ищут славы рыцаря - это более высокое положение в обществе, обещает доход, привилегии, вхожесть в дома титулованных особ. И большие шансы дожить до старости. Ратник ближе к понятию слуги, менее престижно, в каком-то смысле чёрная работа, знатные люди становятся ими в основном при отсутствии громких фамилий, те кто без земель и титулов. Они не бывают простыми ратниками-солдатами, они либо офицеры, либо при какой-то специфической должности. Иногда составляют отдельные подразделения, где только знать - самые умелые и боеспособные в сравнении с остальными, в которых состоят простолюдины, потому что всё равно у большинства были с детства учителя-мечники, или наставники-воины, или посещение уроков фехтования, многие читали книги о воинском искусстве. Ну и вооружение у них не чета плебеям. О начальнике стражи ходит много слухов и сплетен. О его ратных подвигах. Скольких убил, против скольких вышел один и остался жив, как и куда был ранен, где и почему сражался. Дамы с восхищением и волнением глядят на него, юноши с трепетом и почтением, мужчины с уважением и опаской. И вот такой человек, почти легенда, идёт рядом, говорит словно по душам, открывая какие-то глубинные мужские чувства. В какой-то момент Рун даже засомневался в реальности происходящего. Так странно всё это.
Они прошли в казармы, прошли по узкому коридору, и оказались снова снаружи, во внутреннем дворе казарм. Это место предназначалось для тренировок и подготовки снаряжения, был здесь и колодец, и кузница небольшая, и станок для стрел, точильный камень, стояли мишени и грубые фехтовальные столбы, изображающие противника. Сейчас тут присутствовало человек с дюжину, всё молодые парни, большинство были заняты чисткой груды доспехов, один брился, один набирал воду в вёдра, один точил меч. Увидев начальника стражи, они было вскочили кланяться, но он отмахнулся от них рукой, показывая, мол, занимайтесь, чем занимались, и они вернулись к своим занятиям.
- Будь здесь, - приказал Руну начальник стражи.
Сам он сразу направился к казармам и вскоре скрылся за дверью. Рун огляделся в недоумении, не зная, что делать. До него донеслись тихие слова "жених феи", "тот самый, что фею поймал". Он отошёл в сторону, к скамье, сел. Парни поглядывали на него, затем один за другим неторопливо подошли, кто-то кивнул ему приветственно с неуверенностью, он сделал то же самое в ответ, испытывая неловкость. Его окружили полукольцом. Среди присутствующих заметил он и одно хорошо знакомое ему лицо, бывшего своего дружка, Фосса. Фосс первым и заговорил:
- Ба, да это никак сам Рун к нам пожаловал! - осклабился он чуть с ехиднецой в голосе. - Что, решил ратником стать?
- Нет. Я не знаю, зачем я тут, - признался Рун.
Фосс сказал что-то тихо остальным. Рун вроде бы расслышал слово "дурачок". С Фоссом они очень дружили когда-то. Тот был помладше на год, вполне безобидный, простоватый. Но начал взрослеть, и простоватость из него постепенно ушла. Про таких говорят "себе на уме". Когда у Руна случился конфликт с Фиором, и все от него отвернулись, Фосс вроде бы сперва и нет. Но вдруг стал обидчив по любому поводу, однажды прям осерчал за своё обычное прозвище "Фосси", как Рун всю жизнь его звал, да и прочие приятели тоже. Не хотел боле ни знаться, ни разговаривать. Рун по наивности ходил просить у него прощения, обещал впредь никогда так не называть. Но это вообще ничего не изменило, с виду как будто бы и помирились, а совместно время с того момента уже не проводили, полностью прекратили общаться. И когда Рун услышал, что остальные друзья всё так же навеличивают его "Фосси", и он совершенно не в обиде, то понял, дело не в прозвищах. Как-то стали чужими с тех пор. Причём если Рун просто потерял к Фоссу интерес, Фосс к Руну испытывал более сложные чувства, смотрел всегда словно слегка с презрением, превосходством и раздражением. Недолюбливал. Вроде как зудит у него открыто пойти на конфликт, схлестнуться, дабы доказать, что он теперь лучше во всём, а духу не хватает. Рун не любил драться в детстве, сам первым никогда не нападал, но если вынуждали, дрался с такой яростью... очень редко кто-то из сверстников рисковал вступать с ним в кулачное выяснение отношений.
- Что, друг, как жизнь-то вообще? - Фосс уселся рядом почти вплотную.
- Да вроде все сейчас всё знают про мою жизнь, до последней старушки в городе. Каждую мелочь. Один ты не в курсе? - позволил себе удивиться Рун.
- Мы ж тебе не старушки, чтоб сплетничать с утра до ночи, мы делом занятны, - объяснил Фосс тоном, в котором явно подразумевалось "не всем же бездельничать, как тебе".
- С феей быть... странно, но замечательно. Всё время счастливым себя ощущаешь, - поведал Рун.
- Правду говорят, красива как принцесса? - поинтересовался один из парней, белокурый здоровяк с аккуратными усами и бородкой, присаживаясь с другой стороны от Руна.
- Ты что, её ещё не видал? - усмехнулся кто-то из остальной группы, из стоявших на ногах.
- Когда она в деревне выходила пред всеми, я не мог. Туда пойти. Занят был. Да и сомневался, что правда, думал, дурачьё, верит всему. А после... как её посмотришь? Стража лютует. Чтоб выгнали отсюда? Близок локоток, да не укусишь.
- Я не встречал принцесс, не знаю, какие они, - пожал плечами Рун. - Но Лала... Фея то есть. По-моему красивее нет ничего и никого в мире. Этого нельзя понять, пока не увидишь сам.
- Так и есть, - подтвердил кто-то.
- Вот же везунчик! - удручённо вздохнул блондин. - Мне мои сосватали такую уродищу! Словно я им приёмыш подкинутый. Правда приданое богатое. Но бог ты мой! Хоть в петлю. Думаю, может в монахи податься.
Остальные рассмеялись весело.
- Смейтесь, смейтесь, - улыбнулся блондин. - Ещё поглядим, кого вам сосватают.
- Ходят слухи, ты её поколачиваешь, Рун, - обронил Фосс. - За то, что не допускает тебя к себе ночью. Что ж ты, брат, с феей-то так? Не по-людски.
- А говорил, не старушка, чтоб сплетничать, - покачал головой Рун осуждающе. - Я не знаю, кто сочиняет такие глупости. Это бред. То же, самое, как сказать, кто-то поколачивает бога. Фею... невозможно захотеть обидеть. Вряд ли найдётся настолько гнусный злодей. А ещё у неё есть магия. Которой она умеет защищать себя от злодеев.
- Ты же не признаешь правды, коли действительно её бьёшь. Люди видели, - обвиняюще и даже как будто с угрозой молвил Фосс.
- Я не собираюсь признавать и то, чего нет, - с безразличием посмотрел на него Рун. - Не нравятся мои ответы, не спрашивай. Ты же сам всё лучше знаешь, от людей, которые видели. Хоть и не старушка.
- Фосси, утихни, - повелел блондин непререкаемым тоном. - Не мешай разговору, коли самому не интересно. Когда ещё доведётся так поболтать. С женихом феи. А вот скажи мне, друг Рун, много вы кладов нашли? Или про клады это тоже вранье?
- Нашли один. Мельников.
- Только один? - с недоверчивым прищуром уставился на него блондин.
- Да.
- И как вы его нашли? С помощью палочки какой-то?
- Палочкой искали, но она не помогла. Непростое это дело, клады искать, - поведал Рун. - Тогда Лала призвала жадного гнома. Он и сыскал. И нам указал, где.
Фраза "жадный гном" произвела на публику неизгладимое впечатление. Причём это было свежо, никто ещё данную историю не слышал. Парни пооткрывали рты. Рун решил, не стоит упоминать про неупокоенный дух, лучше уж наврать, что гном нашёл, хоть и не хочется рассказывать чужим про Тано. Но надо же как-то объяснить правдоподобно. Он с сожалением заметил, что народу вокруг него начинает прибавляться. Новые люди появлялись из казарм и подходили, становясь позади пришедших вперёд. Пока он повествовал о гноме, про то как выглядел, что был немного груб на язык, группа заметно разрослась, превратившись в небольшую толпу. Её ряды пополнились и внушительного вида дяденьками в серьёзной амуниции, один из которых, широкоплечий мужик лет 30-ти, со шрамом на лице, схватил блондина за шею, смеясь, и стянул со скамейки:
- Ну-ка пшёл, чего расселся. Здравствуй, добрый человек, - обратился не без юмора он к Руну, усаживаясь рядом на освободившееся место. Обнял за плечо, словно старинный приятель.
- Здрасте, - кивнул Рун уважительно.
По другую его руку, согнав Фосса, сел здоровяк с бритой головой.
- Что, познакомишь нас с феей-то, дружище? - усмехнулся мужик со шрамом.
- Ага, прям сейчас и побегу знакомить, - спокойно ответил Рун. - Скажу: "вот Лала, это мои лучшие... совершенно неизвестные мне люди, прошу любить и жаловать".
Мужик со шрамом расхохотался во весь голос. Многие в толпе тоже вслед за ним.
- Да ты шутник у нас, как я погляжу, - одобрительно произнёс он. - Хочешь быть нам товарищем? Вот и станем известными друг другу. Научим тебя драться. С мечом, без меча. Познакомим... с девицами, более покладистыми, чем фея твоя. Приходи сегодня в таверну, ту что рядом с торговой площадью, на закате. Выпьешь с нами, поболтаем. Когда станешь нам товарищ, все тебя уважать будут. Никто не посмеет косо посмотреть. Ты кажется смышлёный парень, и сильный. Нам такие нужны.
Рун вздохнул. И эти принимают его за дурачка. Думают, он купится на то, что он им вдруг понадобился. Ну или предлагают ему открыто обмен - свою компанию за право водить знакомство с Лалой. С одной стороны, никто не спорит, лестно быть с многоопытными воинами в дружбе. И многому научишься действительно, много узнаешь. Жизненный опыт обретёшь какой-то, полезные связи. С другой, ведут себя так... несколько вызывающе, развязано. Прельщают вином и девицами. Чуждое ему поведение, а свяжешься с ними, значит надо будет подстраиваться, становиться таким же.
- А я вам нужен, потому что я смышлёный и сильный, или потому что у меня фея? - невинно проронил он.
Теперь уж расхохотался бритый детина, скорее не над словами Руна, а над своим приятелем со шрамом, хлопнул Руна по плечу тяжёлой ручищей.
- Смотри-ка ты, нос от нас воротит, - ухмыльнулся мужик со шрамом. - Ты не из робкого десятка. Но молодой ещё, глупый.
- То я смышлёный, то глупый. Вас прямо не поймёшь, - посетовал Рун.
Бритый детина снова зашёлся от хохота.
- Парень знает себе цену. И она не мала. Тому, у кого фея в невестах, мы и правда не ровня. Смирись с этим, брат, - философски посоветовал он мужику со шрамом.
- Ничего он не знает, - с улыбкой возразил тот, и воззрился на Руна пристально, всё так же улыбаясь. - Обидел ты меня, паренёк. Я к тебе со всей душой, а ты... Лучше не попадайся мне теперь. В тёмных подворотнях.
Сообщил он сие так, что нельзя было понять, шутит он или нет. Вроде бы лицо весёлое, а глаза недобро глядят. Рун пожалел, что позволил себе лишнего с этими двумя ратниками. Надо было вежливо отказаться, и всё. Сослаться на занятость. Малость утомлять начало, что все к нему в друзья набиваются, считая его идиотом, легко уверующим в искренность внезапно охватившей их глубокой симпатии к нему. Не сдержался. С опасными людьми нужно сдерживаться - следует запомнить это на будущее.
- Что привязались к парню, - деловито растолкал всех офицер, молодой человек, по одежде и оружию явно из знати, встав рядом с Руном. - Вы должны кланяться ему. Это гость самого барона.
На лицах окружающих отразилось у кого недоверие, у кого удивление, у кого улыбка, показывающая, что они оценили юмор.
- Брехня, - со смешком молвил мужик со шрамом.
- Говорят тебе, гость, - уверенно заявил офицер, позволив себе чуть иронии в голосе.
- Мир сошёл с ума, - пожал плечами мужик со шрамом неодобрительно.
- Фея выше барона. А это её будущий муж. Мир в порядке, поверь мне, - объяснил ему офицер. Он перевёл взгляд на Руна. - Что, юноша, меч-то хоть настоящий держал когда в руках али нет?
Рун отрицательно покачал головой, несколько озадаченный обращением "юноша" от человека на пару лет старше себя.
- А хочешь подержать? Булаву, пику, копьё, топор боевой, щит примерить? Выстрелить из лука, из арбалета?
- Очень, - признался Рун.
- Так, парни, тащите сюда всё, что есть, оружия разного. Уважьте гостя баронского, - приказал офицер.
Молодёжь сразу разбрелась в стороны, вокруг Руна остались лишь матёрые воины. Всего во дворе казарм находилось уже человек под сорок. Руну стало не по себе от происходящего.
- Мне бы к... барону, - попросил он, нерешительно глядя на офицера.
- Скоро попадёшь, - пообещал тот. Посмотрел на Руна в задумчивости. - Слушай, юноша, ты ещё не истратил третье желание к фее?
- Нет, - отозвался Рун.
- А может такое быть, что загадаешь денег?
- Ну... наверное.
- Ты, если деньги решишь загадывать, найди меня, и продай мне это желание. Заплачу любую сумму. Златом. Договорились?
- Если это будет больше, чем фея может наколдовать, почему нет. Я буду иметь в виду, господин, - кивнул Рун.
- Дело не только в деньгах. Я стану тебе обязан. Вся семья моя. Уважение родовитых людей иногда стоит дороже злата, - поведал офицер со значением.
- Я понял, господин. Я не уверен, что буду деньги загадывать, может лет долгих попрошу. Или чудо какое, - извиняющимся тоном сказал Рун.
- Ну, очень разумно, - с некоторым сожалением честно признал офицер.
- Зачем вам желание, командир? - весело поинтересовался кто-то из воинов. - Хоте королём стать? Или может принцессу в жёны?
- Тебе хочу пожелать хвост да гриву, чтоб выросли. Будешь красавец, - беззлобно ответствовал молодой офицер.
Люди вокруг засмеялись.
- А ты, я смотрю, с луком своим. Так давай сюда, что жмёшься? Дай парню стрельнуть, - продолжил офицер общение с вопрошавшим его о желании.
- Оружие, коня и жену не даю никому, - возразил тот поговоркой.
- Ну, жену твою нам и не надо, - с юмором произнес офицер. Народ вокруг снова расхохотался. - И коня своего квёлого себе оставь. А лук, будь добр, дай сюда. Пару выстрелов всего.
Он требовательно протянул руку. Застыл в ожидании. Воин нехотя снял с плеча лук.
- И стрелы две, - напомнил офицер.
Воин вздохнул тяжело, достал из колчана стрелы.
- Это же не учебные, - огорчённо сообщил он. - Наконечники острее иглы. С зазубринами. Идеальная форма. Безупречное оперение. Вот зачем добрые стрелы переводить на баловство?
- Вернутся тебе твои стрелы, не переживай, - усмехнулся офицер, и обратил взор на Руна. - Иди за мной.
Сам он прошёл в центр двора, встал напротив мишеней. Рун встал рядом.
- Держи, - офицер дал ему лук и одну стрелу. - Мишень пред тобой. Стреляй. Лук боевой, настоящий. Знал кровь врагов. Наверное.
- Да знал, знал, - мрачно подтвердил хозяин лука.
Рун в прошлом стрелял из лука только из игрушечного, который сам смастерил, в детстве. Тот был просто палка дугой. Этот лук вырезан из твёрдой породы дерева, сложной формы, относительно тяжёлый, в паре мест обделан металлом. Солидная вещь, настоящее произведение оружейного искусства. Держать его в руке волнительно, вызывает благоговейный холодок внутри. Рун развернул лук параллельно земле, как стрелял в детстве из своего игрушечного оружия, стал пытаться натягивать.
- Ты что творишь?! Это же не арбалет тебе! - возмутился хозяин лука.
- А в чём разница? - в голосе Руна явно слышались непонимание вкупе с желанием делать по-своему, как удобно.
- Тетива в брюхо упрётся, вот в чём. И как ты целиться-то собирается? И в бою будет товарищам рядом мешать, олух. И ты не натянешь его так. Слушай, что говорят. Держи правильно.
Аргумент насчёт "мешать товарищам" Рун счёл логичным. Повернул лук, сориентировав древком вдоль тела, снова принялся натягивать. Это оказалось непросто, очень тугая тетива была. Он тянул изо всех сил, а до конца натянуть не мог. Вдобавок ему мешало смущение. Под пристальным взглядом десятков глаз попробуй справься впервые с новым делом. От стыда начинается неуверенность, а неуверенность делает неуклюжим и заставляет сомневаться во всём. Рун покраснел и расстроился, чувствуя себя словно клоун в цирке. Тетива вырвалась у него из рук, стрела ушла далеко в сторону от мишени и воткнулась в стену. Хозяин лука схватился за голову.
- Я не могу на это смотреть! - воскликнул он с горестью. Выхватил у Руна лук, вытащил из колчана стрелу. - Гляди, как надо!
Он в миг, будто совсем без усилий, натянул лук до упора, стрела засвистела и с шумом вонзилась в мишень, почти прямо в центр.
- Что сложного-то?! - в недоумённом возмущении уставился он на Руна. - Чего так пыжится?! Натянул да отпустил, и вся наука.
Рун виновато потупил глаза. Он уж и не рад был ничему, хотелось спрятаться куда-то от этой толпы. На его счастье вдруг появился начальник стражи, свистнул громко, заставив всех обернуться:
- Эй, орлы, становитесь в парадное построение! Живо!
Люди вокруг заспешили, все сразу отхлынули от Руна, расставляясь рядами вдоль одной из стен казарм прямо напротив него. Он застыл в растерянности, не понимая, что делать. Так и торчать на виду посреди двора? Как-то неловко и неудобно. Подумал, подумал, пошёл куда все, почти уже пристроился с краю к заднему ряду, когда это заметил начальник стражи.
- Э, а ты-то куда? - крикнул он. - Эй, Рун! Поди сюда. Ты ещё не ратник, чтобы в строю-то стоять.
Руну захотелось провалиться со стыда. Сконфуженный и красный как рак, дошёл до начальника стражи. Остановился подле, ожидая.
- Будь здесь, - сказал начальник стражи.
Сам он направился к строю, прошёлся вдоль рядов, осмотрел воинов придирчиво, кому-то лично поправил амуницию. Перебросился парой слов с офицером, и остался рядом с ним впереди строя. Рун переминался на ногах, в одиночестве. Он теперь находился хоть и не прямо в центре двора, но и не у стен, всё равно как бы перед всеми. Из-за чего чувствовал себя весьма глупо и неуютно. И главное, для него было полнейшей загадкой, что и зачем сейчас здесь происходит. Поэтому волновался. Несколько успокаивало, что все остальные кажется вполне спокойны. Стоял тихий гомон негромко переговаривающихся людей, слышался звон стали, покашливание. Достаточно мирная бытовая обстановка. Вдруг все звуки разом смолкли, и по строю прошёл вздох удивления. Все взоры устремились в одну точку. Рун обернулся. Чуть поодаль прямо за ним во двор вышел барон со своими детьми. И Лала. Лала увидела его, разулыбалась радостно, сразу полетела к нему. Барон с семьёй вынуждены были пойти следом. Лала подлетела вплотную, сияя. Для неё словно никого вокруг не существовало. Словно здесь присутствовал только он.
- Рун, ну где ты был?! - воскликнула она с ласковым укором. - Я уж извелась вся. Всё нет и нет, нет и нет.
Она замолчала, буравя его своими огромными глазищами.
- Прости, - повинился Рун смущённо. - Старушке одной хворост помог донести.
- Правда? - Лала смотрела на него, как будто ожидая чего-то. Призывно, и нежно, и чуть лукаво, и добро, и немного иронично, и с надеждой. Столько всего было в её взгляде. Гадать-то не приходилось, чего она ждёт, не первый день вместе.
"Лала, ты не шутишь"? - подумал Рун обречённо.
Он вспомнил своё обещание обнять её хоть при ком, когда придёт в замок. Только ему бы и в голову не пришло, что это будет перед строем ратников, перед целой толпой, таращащейся на тебя во все глаза. Он смотрел на Лалу, надеясь, что она смилостивится, она смотрела на него. Она не насмехалась над ним, она хотела его объятий, искренне, он это видел, хотя видел и то, что она понимает, насколько для него будет сложен этот... поступок. В её дивных очах сияла вера и любовь. И милое бесконечное девичье очарование. Ну как обмануть эту веру, как не откликнуться на эту любовь, как не поддаться этому очарованию? У Руна даже как будто закружилась голова, на мгновенье забыл про всё и всех, осталась лишь она. Словно утонул в синеве её зрачков. Шагнул навстречу и обнял. Она сразу воссияла улыбкой ярче солнца в безоблачный летний день. Лучезарно, и тепло, и бесконечно счастливо. Так они стояли, а вокруг них весь мир ждал - местный правитель-барон, его дети, его рать - все они замерли в тишине, молча дожидаясь окончания этой сцены.
- Я думала, ты не решишься, - прошептала Лала довольно.
- Обещал, куда же денешься, - тоже шёпотом ответствовал Рун со вздохом.
- Мой храбрый рыцарь.
- Смейся, смейся, - добродушно улыбнулся он.
- Я не смеюсь, Рун.
- Знаю, но это смешно.
- Ну да. Видел бы ты себя, - весело промолвила Лала.
- Всё, отпускаю? - мягко попросил Рун.
- Ещё немножечко, милый, - почти взмолилась она, глядя на него ласково-ласково.
- Лала, это невежливо. Столько людей заставляем ждать, - извиняющимся тоном проговорил он.
- Ну, заинька, они на фею хотят смотреть, они смотрят, получают желаемое. Им не в тягость. Они рады, поверь.
Рун промолчал. Ну как тут ей откажешь, когда так жаждет его объятий. Но феи совестливы. Лала подумала-подумала, и отстранилась сама.
- Здравствуйте, милые воины, - обратилась она к ратникам, лучась бесконечным счастьем. - Простите за... ну... вот это. Целый час не видела любимого. Соскучилась, прямо не могу.
В её голоске слышалась столь наивная детская непосредственность. Она будто жаловалась им доверчиво. К тому же наверное только фея способна назвать толпу суровых воителей "милыми". Ратники расплылись в улыбках. Вообще, навряд ли можно себе представить более благодарную публику для феи, чем представших пред ней сейчас. Вроде бы и не война, и почти у всех семьи, но атмосфера в рати всегда располагает к ценительству женской красоты, ведь формируют оную атмосферу самые опытные - те, кто знает, что такое бывать в походах месяцами и годами, когда жена далеко. На них равняются все остальные. А может дело в том, что ратно служат лишь смелые, истинные мужчины. В армии интерес к женскому полу незыблемый тренд. Легко догадаться, с каким воодушевлением все эти люди глядели на Лалу. В её удивительном коротком платьице, таком что ног не скрывает. Многие глаза сейчас изучали её ножки вдоль и поперёк. Но всё же более были сосредоточены на ней вообще - её личике, крылышках, фигурке. Её выдающейся красоте. Ножки это просто ножки, а фея - это не просто девушка. Это существо из легенд. Блистательно, завораживающе прекрасное собой, точно богиня. Причём кто лицезрел богинь до этого в картинах живописцев, пожалуй после встречи с Лалой лишь посмеялся бы над скудностью фантазий людских, изображающих красавиц. Это нельзя представить, пока не увидишь, это нельзя придумать. Это потрясает особенно восприимчивых до женской красоты мужчин, заставляет глупеть, терять дар речи, углубляться в мечты: "ах если бы хоть раз взглянула, хоть раз улыбкой одарила", и понимать со скорбным горьким чувством, что нет надежды. Благо у большинства хватает благоразумия не мечтать о богинях, зная своё место, поэтому их не раздавливает несбыточная реальность, они просто любуются, как на чудо, и всё. Вот и сейчас Лалой преимущественно любовались. Без пошлых мыслей, без проснувшихся желаний. Вдобавок фея - персонаж из сказок. Все ж были детьми. Наблюдая её впервые, у многих пробуждается что-то детское в глазах, вера в светлое волшебство, в торжество добра и доброты. Даже если они жестокосердные бойцы, не раз пускавшие кровь врагам, а может и невинным жителям вражеских территорий, всё равно просыпается. Хотя бы немного. Весь этот сложный клубок испытываемых строем ратников личных переживаний можно обрисовать парой слов - изумлённое умиление. В жизни данных людей в сей миг происходило нечто важное, большое событие, о котором они будут помнить до последних своих дней, будут передавить преданием былинным потомству, пробуждая у оного восхищённый трепет. И они наслаждались происходящим, его значимостью и его ошеломляющей поразительностью.
Рун тем временем поклонился в пояс лорду и его отпрыскам. В глазах детей барона, узревших кавалера феи и её безмерную приязнь к нему, читались разные чувства. У девиц недоумение и брезгливое сожаление - так и застыл вопрос на лицах: "как можно"? У старшего сына терпеливое пренебрежение: "служу фее, выдюжу и присутствие смерда, раз ей так надобно". У младших сыновей спокойное непонимание: "сколь странно и необычно, что в нашей компании простолюдин". Только барон излучал добродушную невозмутимость, вроде как: "ну и подумаешь, плебей, эка невидаль". Он даже как будто был весел. Впрочем, он и был, лицо довольное, взгляд задумчиво-мечтательный. Кажется присутствие Руна его не нисколько не волновало. Некая удовлетворённость всем происходящим в нём ощущалась, словно всё так и должно быть, и всё что ни есть, хорошо. Начальник стражи вышел вперёд, встал во главе строя ровно по середине его длины, преклонил одно колено, глядя на Лалу, а затем склонил и голову, отдавая ей так дань воинского уважения. Далее весь первый ряд сделал то же самое. Потом второй, и так по очереди они становились рядами на одно колено, пока не встали все.
- Ой, как удивительно! - с восторгом воскликнула Лала. - Я такого ещё не видала нигде. Спасибо!
Она тут же ответила им изящными и грациозным кокетливым воздушным реверансом, сияя личиком, а после вдруг обернулась с тёплым смехом вокруг своей оси в воздухе, словно демонстрируя себя во всей красе. Её юбочка от вращения приподнялась ещё чуть выше, подарив ещё больше неизгладимых впечатлений никогда не видавшим ничего подобного местным мужчинам. Воины поднялись.
- Ну вот они, мои молодцы, те кто бережёт местные земли, - сообщил барон Лале. - Тут часть курсанты, новички, но есть матёрые бойцы, в сражениях бывавшие не раз.
- Выглядят очень мужественно, - уважительно произнесла Лала. - И оружие... не такое, как у наших солдат. И мечи другие, и... всё другое.
- Что, рать моя, покажете нашей гостье свои умения? - обратился к строю барон.
- За честь почтём, милорд, - ответствовал начальник стражи.
Он тут же вызвал из первого ряда по именам двух человек, здоровых мужиков. Те с польщёнными взволнованными лицами поклонились Лале и барону, затем обнажили мечи и начали нечто вроде тренировочного поединка. Сталь звенела от соударений, воины ловко парировали, уворачивались, использовали сложные приёмы, иногда включая в них вдобавок к мечам удары рук и ног. Столь несведущему в ратном деле юноше, как Рун, казалось, они действуют в полную силу. Словно заворожённый следил он в восхищении за схваткой. Лалу тоже всё происходящее впечатляло.
- А они не поранят друг друга? - озабоченно спросила она полушёпотом у барона.
- Не бойтесь, госпожа моя, они знают, что делают, не поранят, - заверил её барон.
Его уверенный тон убедил Лалу. Она всё равно боялась - то вскрикнет, то спрячется за Руна, то закроет ладошками глаза. Но довольна была очень, прямо лучилась от восторга. Через некоторое время начальник стражи остановил бой, воины поклонились снова, Лала сердечно поблагодарила их, они воодушевлённые и гордые вернулись в строй. Начальник стражи вызвал ещё двоих, и встал против них сам, один против двух, причём не обнажил меча, а они обнажили. Им это не помогло, поединок шёл недолго и завершился тем, что противники начальника стражи, заработав немного синяков, были повержены, а у него в руках оказались оба их меча. Лала захлопала в ладошки, Рун же был слегка шокирован подобным рукопашным мастерством. Именно сейчас он до конца осознал то, что вроде бы итак было ему известно со слов дедушки. Но эта известность существовала в его уме просто в виде абстрактной истины. А тут он ощутил глубоко и чётко. Без ратных умений ты на поле брани всего лишь ходячая мишень. Если на Лалу нападёт воин, даже один, но воин, настоящий, вся надежда только на её магию. Он никак не сможет её защитить. Это грустная правда, от которой никуда не деться.

*****


До обеда барон успел показать Лале много уголков замка. Насколько Рун смог понять, в прошлый раз он демонстрировал ей самые главные достопримечательности своего жилища, теперь же её интересовали более приземлённые аспекты его быта - как кухня устроена, как живёт стража и рать, как хозяйство ведётся, какие есть дворовые постройки. Даже темница была ей интересна, правда узнав, что там и сейчас содержатся заключённые, к облегчению барона она не отважилась проситься туда на экскурсию. Своим неуёмным любопытством Лала осчастливила немало служащих в замке людей. Потому что они могли её лицезреть вблизи, она их иногда расспрашивала о том и о сём к их безмерному удовольствию. Всё это создавало атмосферу всеобщей погруженности в чудо. Рун всё время был подле, Лала не отпускала его руки, и не просто не отпускала. Она ни на минуту о нём не забывала. Она была счастлива от его присутствия и от происходящего, и всё своё счастье направляла на него. Дарила ему улыбки, обращала свои восторги, говорила что-нибудь вроде "правда же замечательно, Рун"?! И он искренне соглашался: "правда". Когда с тобой девушка, которая тебе по сердцу, и она так радуется всему как дитя, не может быть иначе. Если барон со страшим сыном Саатпиеном и надеялись, что Лала осознает, сколь блёкл и несуразен крестьянин на их фоне, они были вынуждены разочароваться. Ей и в голову не приходило сравнивать. Они видели, что она явно намного счастливее и воодушевлённее, чем в прошлый раз, и понимали от чего, от чьего присутствия. Это было невозможно не заметить. Знай они о её природе, что она фея объятий, и это её непреложное свойство - зажигаться счастьем от своего кавалера, наверное у них не имелось бы причин для уязвлённости самолюбия. Но им сие было неизвестно. Зато они знали иное - то, что фея влюблена магией, фактически принуждением. Саатпиен, глядя, как она льнёт к плебею, как тепло с ним ведёт себя, мрачнел, но терпел, умело скрывая свои эмоции под маской невозмутимости. А вот барона ничто не пронимало, был искренне весел, улыбка часто озаряла лицо. Даже мурлыкать начинал временами себе что-то под нос мечтательно, сам того не замечая. Лале было приятно его приподнятое настроение, она чувствовала, что он доволен и рад. Это её согревало, дарило ей ощущение, что она рядом с добрым другом. Руну походы по закоулкам замка были тоже достаточно увлекательны. Деревенский же, и молодой, мало где был, мало что видел. А тут узнаёшь какие-то занимательные вещи, находишься в компании правителя. Ну и после показательных боёв ратников всё ещё под впечатлением пребывал. Вследствие чего воспринимал всё вокруг в более позитивных тонах. Его немного напрягало, что он в центре внимания. Рассчитывал скромненько держаться позади, быть незаметным. Но с Лалой надеяться на подобное наивно. Благо, как и всегда, все глаза преимущественно устремлялись на неё. И всё же он ловил взгляды и на себе, и не какие-то вскользь, с равнодушием, к чему привык. Его бывало тоже разглядывали. Особенно тогда, когда Лала при всех одаривала его очередной порцией своих безмерно приязненных чувств. А то и просилась в объятья ненадолго. Более всего в замке Руна изумляла роскошь. Куда уж тут кузнецу Тияру или печнику Кану, и близко не стояло. Конечно замок велик, в разных его уголках по-разному, но те, что предназначались для самого барона, крыло, где он жил, где встречал гостей, там роскошь изобиловала. Если бы Рун повидал дворцы герцогов и царские покои, пожалуй он бы не был впечатлён здешним убранством, барон не первый богатей королевства, а провинция не место сосредоточения культурных изысков. Однако дворцов Рун не видал, сравнивать ему было не с чем. Глядя на изящную резную мебель, на богато отделанные стены и потолки, на красивые полы, расшитые шторы, хрустальные люстры, на картины и различные выполненные искусными мастерами предметы, на несметное - в представлении крестьянина - богатство повсюду, он начинал осознавать... сам не понимал что, какие-то новые истины в восприятии мира и его устройства. Может их с бабушкой изба после колдовства Лалы и не уступала баронским хоромам внутренним оформлением, а даже превосходила в чём-то, в искусности и утончённости, но то был махонький пятачок пространства в сравнении с просторной огромностью жилища титулованной особы. К тому же ни картин, ни иных предметов искусства магия Лалы не породила, она преобразовала лишь то, что было - скудную в количественном отношении мебель, постели, стены. Мелкие и ничтожные - вот что Рун ощутил про себя и своих односельчан. Но он не был раздавлен или опечален осознанием сей ничтожности. На то барон и правитель, чтобы быть величественными и превосходить всех. Таким правителем можно гордиться.
Ближе к обеду дождь снова закапал и очень быстро набрал силу. Не ливень, но около того. Небо всё сплошь закрыли тяжёлые тучи, от горизонта до горизонта в любом направлении были только они, никакого просвета. Вдобавок поднялся холодный ветер. Лала подлетела к окну, озабоченно вгляделась вдаль. Вздохнула.
- Ну вот, - произнесла она разочарованно. - Перед самой поездкой.
- Но это же хорошо, что перед, а не во время, - подбадривающе улыбнулся ей барон.
- Очень хотелось городок ваш посмотреть, - призналась Лала с сожалением.
- Никуда он от вас не денется, госпожа, обязательно посмотрите, - заверил барон. - Сегодня вряд ли быстро распогодится. Похоже, дождь надолго. Но к завтрему-то поди пройдёт. Будет ещё один повод для меня вас пригласить к себе. Приезжайте завтра снова? Безмерно осчастливите меня этим. А если погода и завтра не наладится, коли сильно пожелаете, поедем прямо в дождь, просто в карете, а не в коляске. Сегодня давайте не поедем. Вон какой ветер. В промозглую погоду, в слякоть... не так приятно созерцать дома, и выходить наружу тоже пожалуй несподручно будет, пусть даже под зонтом укрывшись. Охота красоты, чтоб солнце, чтоб тепло. Дабы вы город наш как должно оценили, не глядя на него сквозь пелену ненастья, когда он в пасмурные краски разукрашен.
- В пасмурные краски. Вы прямо поэт, так красиво сказали, - искренне похвалила его Лала, озарившись лёгкой улыбкой.
- Вы вдохновляете меня, прекрасная богиня, - ответил ей галантным комплиментом барон. - Так вы согласны завтра снова повторить попытку поездки? Сначала так же до обеда у меня, а после в город?
- Вы очень добрый, лорд Энвордриано, мне совестно, что время отнимаю у вас, - повинилась Лала чуть смущённо.
- Вы время отнимаете?! Ну что вы! Вы дарите мне чудные мгновенья великой радости побыть у вас слугой. Мне то не бремя, а награда, - с пылом отозвался барон.
- Любимый, можно мы завтра снова приедем в замок? - очень мило и трогательно воззрилась Лала на Руна.
Рун вздохнул, чувствуя себя крайне глупо. Ну кто он такой, чтобы давать ей разрешения? И ведь это происходит перед лордом и его семьёй.
- Ну так и быть, - усмехнулся он, глядя на неё весело. - Я согласен. С одним условием.
- С каким же? - с осторожным любопытством побуравила его Лала глазками.
- Позволишь вечерком себя обнять.
Лала рассмеялась от души.
- Конечно да, хороший мой! - она обратила обрадованное личико к барону. - Мы согласны, милорд. С огромным удовольствием придём и завтра в гости к вам. Спасибо.
У Эминетэры и Фаанселины промелькнули огорчённые мины на физиономиях, так жаль им стало фею, которой нужно будет терпеть объятия ужасного плебея. Саатпиен на миг нахмурился. Один барон снова остался спокоен и безмятежен как младенец, во всяком случае с виду.
- Вот и славно! - удовлетворённо проговорил он. - Сейчас прошу в столовую пройти. Откушать наших скромных угощений. Надеюсь, что попробуете их, глубокоуважаемая леди, и тут от вас совсем уйдет печаль, дождями вызванная. Знаете, мой повар столь вдохновлён был вашей похвалой, что расстарался ныне ещё больше. Надеюсь вас приятно удивит то что он нам сегодня приготовил.
- Мне очень интересно их попробовать, - загорелась энтузиазмом Лала. - Он удивительный, ваш повар. Великий мастер.
- Ну уж вы льстите, и ему и мне, его превознося, - развеселился барон. - Не плох, и только.
- Он замечательный, - с улыбкой возразила Лала.
- Я думаю, что наша госпожа не пробовала ране здешних блюд, и потому лишь в превосходном свете их видит, - скромно поделился мыслью Саатпиен.
- Быть может вы и правы, друг мой, - согласилась Лала. - Но всё же они очень хороши. По-настоящему. Я верно говорю. Вам повезло с таким кудесником на кухне.
- Закалки старой человек. Подобных редко встретишь уж отныне, - кивнул барон.
- Дорогая леди Лаланна, а вы не хотите наши платья посмотреть? После обеда, - волнуясь, предложила Фаанселина.
- Конечно! Очень! Мне ужасно интересно их посмотреть! - у Лалы глазки аж заблестели.
- Вам, госпожа Лаланна, кажется придутся впору наряды моей сестрицы. Возможно захотите их примерить? - заметила Эминетэра.
- А можно?! - с воодушевлением и надеждой воскликнула Лала, глядя на Фаанселину.
- Ну конечно да! - ответствовала та довольным и польщённым голоском. - Мне это будет счастьем.
- Я даже и на чуточку не стану тогда печалиться о сорванной поездке! - поведала Лала, бесконечно радостная. И обратила сияющий взор на Руна. - Любимый, ты хочешь меня увидеть в платье здешних знатных дам?
Рун ответил ей взглядом, полным искреннего удивления.
- Как я могу этого не хотеть? - пожал он плечами недоумённо. - Страх как хочется увидеть. Ты, Лала, каждый раз меня... ну как бы... поражаешь, когда меняешь платья. Всегда и та же, и другая. И всегда прекрасна.
- Такой ты милый, Рун, - разулыбалась Лала счастливо. И снова повернулась к младшей дочери барона. - Знаете, славная Фаанселина, а ведь тогда и вам мои одежды будут впору. Хотите моё платьице примерить?
Девушка аж ненадолго потеряла дар речи от подобного предложения.
- Конечно, - промолвила она с трудом, растерянная. - Я даже не мечтала. Оно великолепное. Спасибо!
- Завидушки. Везёт тебе, сестрица, - грустно вздохнула Эминетэра.
- Мне жаль, Эминетэра, - извиняющимся тоном сказала ей Фаанселина. - Только это такое платье... в каком нельзя и выйти ни пред кем. Никто и не увидит. Меня такую. Папа, хоть вы-то взглянете? Вам же можно меня увидеть с голыми ногами?
- Мне безусловно да, - подтвердил барон. - Чтож, глянем. Мне, признаться, любопытно, как будешь ты смотреться, дочь моя. Сейчас пора в столовую. Прошу за мною, леди.
- А Руну куда идти? - осторожно напомнила ему Лала.
- Пока что с нами. Там у столовой ждёт его слуга. Который и проводит, - сообщил барон. - Не беспокойтесь, драгоценнейшая гостья. Всё предусмотрено.
- Спасибо, добрый лорд! - одарила его признательной улыбкой Лала.
Когда столь совершенное и столь необыкновенное создание тебя искренне благодарит, взирая на тебя своими огромными бесконечно прекрасными глазами, это трогает мужские сердца. Барон повеселел, хотя итак был в приподнятом состоянии духа. Все направились к столовой. Он шёл впереди, рядом с держащимися за руки Лалой и Руном, снова принявшись мурлыкать что-то. Похоже, он даже сам не замечал, что напевает, так был погружен в свои мечтательные мысли. А вот Лала заметила его пение.
- Какая занятная мелодия, - обратилась она к барону с теплотой. - Что это за песенка, милорд?
- Песенка? Про рыцарей, какая-то новая. Недавно слышал, мотив привязался, так и крутится в голове, - добродушно посетовал барон.
- А вы её нам не споёте? - мило попросила его Лала.
- Да боже сохрани! - заскромничал барон. - Да я и слов не знаю. Только припев и запомнился: "Тру-ляля-ляля, Рыцари короля".
- Как жаль, - чуть разочаровано произнесла Лала с мягким сожалением.
- Я завтра приглашу к нам менестреля. Самого лучшего здешнего. Он вам её и споёт, - заявил барон. - И множество других песен.
- Правда?! - бесконечно восхитилась Лала.
- Ну конечно правда, госпожа моя, - довольно кивнул он. - Ещё и арфистку позовём. И тогда дочери мои споют вам тоже. Споёте, красавицы?
- С огромной радостью, папенька! - откликнулась Фаанселина, расцветя улыбкой.
- Нам это будет честью. И удовольствием, - серьёзно ответила Эминетэра.
- Как здорово! - Лала аж захлопала в ладошки, ненадолго отпустив руку Руна, и глазки её в очередной раз озарились восторгом. - Вы так меня балуете, любезные хозяева.
- Нам приятно вас баловать, леди Лаланна, - разулыбался барон.
- Знаете, вы сегодня... совсем другой, милорд, - поведала Лала простодушно. - Как будто у вас очень хорошо на сердце.
- Так и есть, - не стал скрывать барон. - Были проблемы, но они разрешены. Сами собой как будто разрешились. Поэтому и рад. Вы нам приносите удачу.
- Я тоже спеть могу, - обратился к Лале Ландомгноп. - Я много песен знаю. "Три рыцаря". "Во славу короля". "Он был отличный воин". "Плачь девы". Много. Все говорят, я хорошо пою.
- Я с удовольствием послушаю ваше исполнение, дорогой Ландомгноп, - одарила его Лала ласковой улыбкой. - Прямо буду с нетерпением теперь ждать завтрашнего дня. Столько всего замечательного должно случиться! И песни. И поездка в город. О, как же чудесно! А ты мне никогда не пел, Рун.
Она посмотрела на него с шуточным укором. Рун слегка оторопело воззрился на неё.
- Когда бы я хотел, чтоб ты сбежала скорее от меня, то я бы спел тебе, - молвил он с достоинством.
Лала рассмеялась звонко.
- Я б не сбежала, заинька. Мне было бы приятно, - заверила она, глядя на него очень приязненно. - Пообещай, что мне споёшь. Пусть не сегодня, хоть когда-то. Когда решишься.
- Н...нет, - задумавшись на мгновенье покачал головой Рун. - Прости, но я не стану обещать. К несчастью, Лала, наши обещанья. Сильнее клятвы почему-то. Так повелось у нас с тобой. Я лишь могу пообещать, что может быть когда-нибудь. Что вряд ли. Я тебе спою. Но может быть и нет. Не пел ни перед кем. Ну это перебор уже вообще-то.
- Влюблённый кавалер петь должен оды своей невесте, - с игривым настойчивым упрёком сообщила Лала, улыбаясь.
- Разумный человек обычно свои скрывает недостатки. А не выпячивает пред невестой. Чтобы помолвку не расторгла, - парировал Рун.
- У нас нередко нанимают менестреля. Чтоб пел вместо себя для дамы сердца, - вмешался в их спор Ундараошхе.
- Ну, это тоже мило, - благодушно признала Лала.

*****


Обед у Руна как-то сразу не задался. Его отвели в скромное по площади невысокое помещение, судя по обстановке, явно для прислуги предназначенное. Там был накрыт небольшой стол, с добротной узорчатой скатертью, на нём стояли несколько блюд, кувшин с вином, плошка с соусом, красивый кубок, соль, хлеб, даже какие-то приправы заморские. Не было только воды. Всё чинно и опрятно, тарелки на салфетках, столовые приборы лежат красиво, ровно. Рун был впечатлён этим выверенным порядком и аккуратностью, не видывал ещё такого. Проводивший его слуга с ним и остался - прислуживать. И вот он-то и оказался наиболее негативным элементом обеда. Для крестьянина еда просто способ насытится, не культ, не форма культурного досуга (исключая празднества с застольем). Просто еда. Из чего есть и в каких условиях - кто знавал голод, тому всё это не важно. У барона конечно приятно трапезничать даже в комнатке для прислуги, особенно когда для тебя постарались эстетически облагородить стол. Эстетика радует глаз, усиливая так или иначе удовольствие от поглощения пищи. Однако сама прислуга... Слуга был уже в годах, седоват, строго одетый, на лице никаких эмоций - вышколен на славу. Только вот в голосе у него эмоции присутствовали. Может всё дело в том, что подавая господам, слуги не позволяют себе открывать рот, поэтому когда их ничто не сдерживает, и они открывают... А может дело было в личной неприязни. В деревне неприязнь к Руну питали многие, в городе до Лалы такого не наблюдалось, всем было всё равно, он был никто, не заслуживающий внимания деревенский дурачок. Даже те из городского люда, кто его знали, относились спокойно, максимум с настороженностью. Но с тех пор, как появилась Лала, не раз уж сталкивался с ненавистниками, сердитыми на него не то из зависти, не то из искренней обиды за фею, что он её принудил стать невестой. Возможно и сей слуга был из их числа.
- Чего застыл-то, как истукан, садись, - сказал он, лишь они зашли, и Рун с интересом и неуверенностью принялся разглядывать настольное убранство и яства.
В тоне его довольно отчётливо различалась холодная надменность с примесью капельки раздражения и огорчения. Рун послушался. Пока раздумывал, какое яство отведать первым, слуга уж начал накладывать ему в тарелку с блюда.
- Да я сам могу наложить, не нужно, - вежливо обратился к нему Рун.
- Ишь ты, может он, - саркастически произнёс слуга. - Все могут. И господа могут. А мы тогда зачем? Приказал милорд служить, значит буду служить. Даже тебе. Или ты барону перечить вздумал?
Рун промолчал, смирившись.
- Вот же наказанье, - вздохнул слуга, ставя перед ним тарелку с очень густой жижей, не то каша, не то похлёбка. - Я таким господам прислуживал! Даже графу как-то. И вот теперь... За что на меня осерчали их милость? Э-эх! А ведь там кто-то фее служит. А я здесь тебе.
Рун взял ложку. Покрутил в руке, дивясь. Ложка была очень красивая, пусть и деревянная, но с резной ручкой, расписанная узорами, идеально ровной формы.
- Ты смотри только у меня, не вздумай спереть что-нибудь, - строго глянул на него слуга, по своему истолковав его интерес к столовым приборам. - Я за тобой слежу.
- Я вам что, вор?! - возмутился Рун.
- Я тебя знать не знаю. Дурное про тебя говорят, - объяснил слуга, умудрившись совместить в голосе мирные интонации, лёгкую неприязнь и искренность. - Таким как ты... совести у тебя нету. А раз нету, значит и спереть запросто можешь. Когда будешь думать, что не заметят. Я замечу, будь уверен.
Руну снова оставалось лишь промолчать. Какие ещё варианты? Полезть в драку что ли? Ничего не поделаешь. Осторожно отправил в рот первую ложку. Затем ещё. И ещё. И остановился в недоумении. Слуга стоял рядом, прямо над душой, неотрывно наблюдая, словно не понимал, что этим провоцирует смущение.
- Что, не понравилось? - спросил он не без толики удивления и презрения.
- Вкус необыкновенный, - честно ответил Рун. - Аромат. Сильный. Приятный очень. Но... столь солёно. Что малость тяжеловато есть.
На его лице нарисовалось виноватое выражение. Слуга даже оторопел слегка.
- Ты хоть понимаешь, что это со стола милорда кушанья? - заявил он с изумлённым осуждением. - Это безупречно. Особенно в сравнении с тем, что вы там у себя лопаете.
- Мне солёно, - упрямо проговорил Рун. - Я и есть-то не хочу ещё. Наешься такого, потом пить всё время будешь хотеть. А здесь мне просить неловко. Да и станешь много пить, захочется... ну... на двор. А бегать тут тоже несподручно.
Слуга лишь покачал головой, всем своим видом показывая "вот же принесла нелёгкая деревенщину".
- Чтож, - сказал он. - Тогда второе. Сиди, я обслужу.
Он сам отставил от Руна предыдущую тарелку, снял крышку с небольшого металлического блюда, где обнаружилась уже наполненная чем-то тарелочка. Подал.
- Приятного аппетита, - пожелал он нарочито вежливо.
Рун с осторожным интересом воззрился на новое яство, понюхал. Слуга наблюдал за этим саркастически. Рун оправил первую ложку в рот. Пожевал.
- А что это? - задал он вопрос с недоумением.
- Что-то изысканное. Чего ты отродясь не едал, - поведал слуга.
Рун сидел, глядя в тарелку задумчиво.
- Странное. Очень, - признался он. - Но вкусно. Было бы. Если бы не было солёно. Соленовато.
У слуги явно на язык напрашивались какие-то экспрессивные эпитеты, но он сдержался, вздохнул только.
- Трете, - объявил он.
Снова поменял тарелку. Третьим блюдом был застывший кусок ярко жёлтой желейной массы квадратной формы. Рун, никогда ничего подобного не видавший, с сомнением осмотрел сей диковинный продукт. Деваться некуда, решился попробовать. Ощущения испытал не самые положительные. Если бы он был дома, то сразу выплюнул бы. Здесь же плевать на тарелку господ не рискнул, сморщившись дожевал стоически и с трудом проглотил.
- Что, и это не понравилось? - с плохо скрываемым насмешливым неодобрением поинтересовался слуга.
- Не знаю, как такое можно есть, - чистосердечно ответствовал Рун. - Я не могу. И соленовато тоже.
- Да уж! - только и смог вымолвить слуга. - Прям словно герцог какой в гостях у простого барона. Всё-то тебе не так. Всё-то не по нраву. Ну, вот тебе четвёртое.
Перед Руном оказался запечённый крупный перечный стручок, фаршированный овощами, с подливкой.
- Много господа едят разного за раз, - подивился Рун, расковыривая перец ложкой.
- Это ещё мало. Феи сдержаны за столом, не стали разготавливать, - сообщил слуга. - Бывает и до дюжины смен блюд, когда гость важный или празднество. Это вообще-то ножом и вилкой едят.
- Мне ложкой сподручней, - возразил Рун.
- Кто бы сомневался, - буркнул слуга.
Рун наконец справился с расковыриванием, осторожно отведал. Пожевал, оценивая вкус. И остановился.
- Тоже соленовато, - произнёс он извиняющимся тоном. - А так вполне съедобно.
- Ты издеваешься?! - с подозрением уставился на него слуга пристально.
- Нет, - спокойно отозвался Рун. - Я не особо хочу есть. У нас дома нынче еды полно. Зачем мне чужое, тем более, если солёно? Своё конечно съел бы. Даже через силу. Не пропадать же добру. Чужим нет смысла надсажаться. Я думал, может мясо будет. Дома-то при Лале не очень поешь его. Но и тут что-то нет.
- Стали бы тебе отдельно разготавливать, зная что фея не употребляет. Смотри-ка ты, какой важный гость, - не без сарказма заметил слуга.
- Я надеялся, может старое осталось, с утра если ели, - объяснил Рун. - Я понимаю, что ради меня не будут готовить.
Слуга рассмеялся:
- Это ж барон! Глупая ты голова. Думаешь, он старое подъедает несвежее, что с прошлой трапезы осталось?
- Откуда ж мне знать? - пожал плечами Рун.
- Да как может такое даже на ум прийти?!
Рун промолчал.
- А, я понял! - воскликнул вдруг слуга. - Вы же в деревне. Небогато живёте. Соль вечно экономите, мало солите. Вот тебе и кажется всё пересолёным.
- Ну да, соль дорогая, - кивнул Рун. - Стараемся, чтобы на дольше растянуть.
- Понятно.
Кажется слуга немного оттаял, найдя объяснение привередливости гостя.
- Что ж, пробуй десерт, - сказал он миролюбиво. - Там соли-то поди нет. Почти.
Пред Руном оказался кусок воздушного пирога с кремом. Из сладкой выпечки Рун ранее ел лишь пряники с мёдом да с древесным сиропом. В детстве на ярмарке дедушка покупал изредка. Пироги с кремом были ему незнакомы. На ярмарках такого не продают. Откусил с большой охотой и интересом. И тут же у него проступило глубокое разочарование на лице.
- Что, солёно? - ехидно поинтересовался слуга.
- Нет. Тут пряные ягоды. Я их не переношу. С малых лет плевался, как в чём-то почувствую. Не могу их есть. Совсем. А тут они отчётливо ощущаются.
- О боже! - покачал головой слуга. - Ну тогда пей вино. Боле мне тебе предложить нечего.
- Вина я тоже не пью, - аккуратно поведал Рун.
Слуга посмотрел на него с недоверием, а затем вдруг захохотал, да столь безудержно, что казалось чуть не упал. Он опустился на стул, дабы не утратить равновесия, а сам всё так и покатывался со смеху, утирая слёзы.
- Вот так гость! - молвил он с трудом, пытаясь отдышаться после этого приступа веселья. - Да парень! Говорили что ты ду... чудак. Но я такого не ожидал. Сколько служу, никогда ничего подобного не видывал. Спасибо, теперь будет что рассказать. В компании. Целый новый анекдот. Как барон принимал плебея. Да ничем не угодил.
У него начался второй приступ смеха. Не скоро кое-как смог остановиться.
- Фу, живот чуть не надорвал, - выдохнул он. - Да уж. А вина-то ты почему не пьёшь?
- Зарок дал себе такой, - объяснил Рун.
- Ну, зарок дело хорошее. Только сегодня можно и отступить один раз. Ты подобного вина никогда больше не попробуешь. Никогда. А тут бесплатно тебе, целый кувшин. Мне завидно, если честно. Мне и чарочки не испить. Не поднесёт никто. А остатки за господами хлебать из кубков, как некоторые тут у нас... Не подобающе. У слуг тоже есть достоинство. Мой род давно у барона. Отец служил. Дед служил. Мой сын будет служить. Почётная работа. Не могу так опуститься.
- А вы выпейте это, если хотите, - предложил Рун.
- Никак нельзя, - вздохнул слуга, окинув кувшин тоскливым взглядом. - Ты гость, я слуга. Это будет воровство. Мне не положено.
- Может мне скучно одному пить, и я вас попросил. За компанию. Раз вы сейчас мне служите, должны слушаться, заметил Рун.
Слуга призадумался.
- Нет, - сказал он с сожалением. - Никак нельзя. Рисковать местом, судьбой своей. Из-за кувшина с вином, даже столь добрым, глупо. Я не воровал ещё у барона. И сегодня не начну. По твоему предложению. Не для меня оно. И не твоё, чтобы ты угощал.
- Ну да, не моё, - согласился Рун.
- Можешь меня угостить вечерком. Купи бутылочку, получше, и приходи, - невинно подал ему мысль слуга. - Ты вроде разбогател, способен себе позволить. А я в ответ угощу тебя. Не поскуплюсь. Расскажешь мне про клады. Говорят, ты мастер в их поиске. А я тебе расскажу, как правильно вести себя с господами. Ты мне сразу приглянулся, видно, что честный и... голова есть на плечах. Только молод ещё, жизни не знаешь. А я знаю. Научу тебя уму разуму. Мне про господ всё известно. Потомственный слуга у титулованных особ как-никак.
- Только что угрожали, чтоб не спёр ничего, а уже честным называете, - подивился Рун спокойно.
- Ну, я тебя только увидел, ещё не знал.
- А теперь узнали?
- Я хорошо в людях разбираюсь, - заверил слуга.
Может если бы он не включил в свою речь слова про "сразу приглянулся", Рун бы ещё сомневался, искренне это или нет. Но тут у него сомнений почти не было. Лукавство. В принципе человек предлагает нечто вроде дружбы. Рун после детства ни с кем не дружил, а в детстве дружат не из выгод, а по приязни и доверию. Детство закончилось, следует ли переходить на взрослый уровень взаимоотношений с окружающими - поддерживать знакомство лишь с теми, с кем это выгоды сулит? Для того, кто был для всех изгоем, с которым выгодно не иметь никаких дел, дабы не компрометировать себя, не очень-то приятно становиться таким же, как они. Не хочется. И потом, когда человек лукавит в открытую, значит намерен манипулировать, использовать себе во благо, считая дурачком.
- Мне сейчас некогда совсем, - поведал Рун с сожалением, очень правдоподобным, - Лала без меня не может обходиться, и бабуле надо помогать.
- Понимаю, - кивнул слуга. - Но если что, если понадобится совет. Ты знаешь где меня искать. Спросишь Жоша. Я тут один Жош зовусь из слуг. Сразу покажут.
- Хорошо, - пообещал Рун.

*****


Трапеза у знатных особ дело не быстрое. Едят размеренно, неторопливо, ведут непринужденные беседы. Рун притомился от безделья в ожидании, пока за ним наконец не явился слуга и не отвёл к семье барона. Лала тут же подлетела к нему, с сияющим личиком, стала мило буравить глазками. Рун покраснел, но всё же обнял. Она рассмеялась счастливо.
- Ну как тебе обед? Понравился? - с неподдельным интересом полюбопытствовала она. - Правда же восхитительные блюда?! Чудесные. Я прям обкушалась.
- Такого я ещё не пробовал ни разу, - вполне честно признался Рун.
- А пирог какой! Воздушный, лёгкий. Крем во рту тает. И пряный необычный вкус. Не накушаешься. Милорд умеет удивить. Всё скромничает, мол провинция, провинция. А у самого вон какие мастера. Что повар, что кондитер.
Барон польщённо улыбнулся.
- Я и те круглые сладкие штуки до сих пор забыть не могу, что ты принесла прошлый раз, - хитро ушёл от оценки пирога Рун.
- Это милорд тебе послал, - напомнила Лала.
У Руна возникла тяжёлая дилемма. Благодарить барона, это значит беспокоить его своими словами. Так ли ему нужна благодарность плебея. А не поблагодарить, вроде как грубым получаешься. Вот где пригодился бы совет Жоша. Рун решил, всё же надо проявить признательность.
- Спасибо, за подарки, и за яства сегодняшние, - он отпустил Лалу, поклонившись барону в пояс.
Тот предпочёл никак не отреагировать, словно и не видел ничего.
- Ну, мы пойдём тогда платья примерять. Ладно? - попросилась Лала. А глазки у самой так и загорелись нетерпением и радостью.
Рун кивнул.
- А это долго? Вы долго переодеваться будете, госпожа? - поинтересовался младший сын барона Ландомгноп.
- Сынок, - сказал барон весело. - Как ни прискорбно, мы можем смело все заняться собственными делами. У твоих сестриц гардероб обширный. До вечера и не увидим гостью теперь уж.
- Какое разочарование, - опечалился Саатпиен.
- Простите меня пожалуйста, друзья, - искренне с теплотой повинилась Лала. - Очень хочется платьица посмотреть.
- Да ничего, - добродушно ответствовал барон. - Вы же к нам завтра обещались. За эту честь огромную легко стерпеть сей миг недолгий расставанья. Мне приятно, что вы с моими дочерьми в моём замке будете время проводить. Покажетесь мне в платье Фаанселины, госпожа моя? Не откажете вашему преданному слуге?
- О, мне это будет в радость, милорд! Я с удовольствием. Спасибо, - просияла Лала.
- Не забудьте, папенька, вы обещали и меня посмотреть в платье леди Лаланны, - напомнила Фаанселина.
- Конечно не забуду. Мне интересно, дочка. Правда. Такого боле не увидишь потом уже, - поведал барон.
Фаанселина озарилась воодушевлением.
- Что ж, пойдёмте, парни, - обратился барон к сыновьям. - Нас позовут, когда готовы будут дамы.
- А мне куда? - тихо спросил Рун у Лалы.
- Наверное перед покоями юных леди ждать придётся, - она вопросительно поглядела на барона.
- Да, да, - кивнул тот.

Покои дочек баронских представляли собой комплекс связанных меж собой смежных комнат, там и опочивальни, и просторная зала для занятий и времяпрепровождения, и библиотека своя небольшая, и будуар, и помещение для омовения, со столичной новомодностью - ванной, и детская с игрушками и куклами, ещё недавно столь востребованными, а ныне просто милыми сердцу, напоминающими о детстве. Барон доселе не удосужился сводить Лалу на экскурсию в женскую часть своего жилья - мудрый человек, знал, что она не на один час в оной задержится, а мужчине при таких осмотрах находиться не совсем уместно, будет смущать и дочерей, и гостью. Расставаться с ней так надолго ему не хотелось, жаждал её внимания. Теперь наступила расплата, Лале была интересна каждая мелочь в этой обители знатных девиц, её сверстниц. Сначала она углубилась в ознакомление с обстановкой. Баронессы ей всё с удовольствием и гордостью показывали. Рун ждал в широком богато отделанном коридоре у дверей. Сидений там предусмотрено не было, но на его удивление слуга почти сразу позаботился, притащил откуда-то стул, причём не абы какой, а красивый, с мягким расшитым узорами сидением. В принципе Рун был морально готов, что ждать придётся немало, не первый раз поди Лала переодевается с тех пор, как они встретились. Но в конце концов у него и на мягком стуле затекла задница. Казалось бы, продолжительные периоды безделия ему привычны, ведь постоянно в лесу, где то отдых на привале после длительного перехода, то прячешься в непогоду в шалаше. Они не утомляют, такая же рутина, как и занятость делами. Но лес всё же другое, там свобода перемещения и действий, плюс ты один, никаких тебе чужих людей, нет ни неловкости, ни беспокойства. Здесь приходится сидеть на месте, почти без движения, людей полно, а чужой ты сам. Пока был рядом барон, замок воспринимался почти пустынным, редко с кем-то кроме стражников на постах пересечёшься. Вся челядь старалась без дела не попадаться господам лишний раз на глаза. Однако как только господа удалились, вокруг обнаружилась довольно бурная жизнь. То слуга какой-нибудь прошмыгнёт, то служанка деловито проследует, то несколько их одновременно. И ладно бы они просто шли себе мимо. Нет, каждый считал своим долгом как минимум окинуть взглядом, а то и пялился откровенно. Для того, кто всегда был для всех невидимкой, это обременительно и неприятно. И в каком-то смысле даже обидно. Вот был ты без феи, и ты для них всё равно что пустота, а с феей... ты тот же самый, ничего в тебе не изменилось, так зачем глазеть-то? Пусть всё будет как раньше. Особенно Руна огорчала приветливость. К нему демонстрировали разные чувства. Кто-то посмотрит сурово, кто-то неприязненно, кто-то с любопытством, кто-то с завистливым огорчением, но кто-то и с весёлым интересом, словно произнося глазами: "привет". И даже с расположением. Чувства во многом зависели от возраста - слуги постарше гораздо чаще питали негатив, молодые напротив. Особенно женского пола. Скажем, идут две юные служанки, и обе глядят, и улыбаются, и шепчутся меж собой, тихо смеясь, и продолжая смотреть неотрывно. И ведь знают, что он понимает, что о нём шепчутся. Зачем же так демонстративно? Если бы Рун не был изгоем, ему бы пожалуй нравилось ощущать себя объектом девичьего внимания. Но он был тем, кем был, и потому расстраивался, старательно не показывая вида. О чём они там шепчутся, бог его знает. Обсуждают, какой он дурачок? Поэтому смеются? А если даже нет, если вдруг что-то лестное про него говорят, всё равно только из-за феи. При его дурной славе иного не дано. Ничего приятного.
Время шло, Лала всё не выходила. Рун сидел, немного удручённый, немного притомившийся. Мимо проходила очередная служанка. Молоденькая, красивая, прямо красавица, если не сравнивать с Лалой. Очень симпатичная. На устах лёгкая жизнелюбивая улыбка. И даже как будто не глазеет. Не успел Рун порадоваться этому факту, как она остановилась подле.
- Привет, - сказала она добродушно.
- Привет, - ответил Рун без энтузиазма.
- Чего грустишь?
- Да просто, - пожал он плечами.
- Как тебя звать? - непринуждённо поинтересовалась служанка.
Рун посмотрел на неё с сожалением.
- А то ты прям не знаешь, - спокойно молвил он.
- Нет, - с удивлением отозвалась служанка.
- Меня тут каждая собака обсуждает, наверное, в этом замке. И ты единственная, кто в неведении, и меня не видела, - заметил он скептически.
- Ты Рун?
- Да.
Она разулыбалась, с любопытством вглядевшись в его лицо.
- Я была в отъезде. К мамане ездила в деревню за холмом. Болеет. Вот вернулась только. Тебя не видела.
- Тогда понятно.
- Значит вот ты какой. Красавчик, - одобрительно улыбнулась она. - Где твоя фея, Рун? Почему ты не с ней?
- У них с баронскими дочками девичьи дела, мне к ним нельзя.
- Хотелось бы её увидеть наконец.
- Увидишь.
- Все говорят, прекрасна, как Венера.
- Ну да.
- И крылья есть. И платьице красивое. Необычайное.
- Всё так.
- И волосы почти что до земли.
- Да.
- Немножко мне обидно, Рун - пожаловалась служанка полушутливо.
- Почему? - отрешённо спросил он.
- Ну, раньше я красавицей считалась. Теперь все разговоры лишь о фее. Твоей.
- Поговорят да перестанут, - поведал он. - Когда привыкнут. Это ненадолго.
- Спасибо, ты меня утешил, Рун, - очень приветливо поблагодарила служанка. - Меня зовут Яльса.
- Навряд ли я запомню, уж прости, - сказал Рун.
Сказал он это вполне искренне, без злого умысла, подумал, вот встретит в следующий раз, а может и не вспомнит уж, кто она. Столько сегодня человек лезло с беседами, а по имени запомнил одного Жоша. И ещё будут лезть наверное. Коли объяснить ей, что не запомнит, не будет у неё и поводов обижаться. Но кажется она обиделась прямо сейчас.
- Чего ж так вдруг? - слегка опечалилась она.
- К чему запоминать чужих людей, когда их столько много. Всех не упомнишь, - простодушно объяснил ей он.
- Давай подружимся и будем не чужими, - предложила Яльса.
- Зачем? - вздохнул Рун. - Чтоб ты была поближе к фее?
- Ты груб, - омрачилась Яльса. - Ты мне понравился, поэтому хотела подружиться. Ты симпатичный.
- Я вдруг понравился? Несмотря на то, что обо мне болтают?
- Я ничего не знаю о тебе.
- Про фею рассказали тебе всё, а про меня ни слова? Вот уж вряд ли. Жалеют все её, за то что ей судьбой назначено пойти за меня замуж. И много чешут языками обо мне.
- Ну, мало ль кто чего наговорит. Я в это не верю. Не выберет фея дурного человека себе в мужья.
- Так ты не веришь или не знаешь? Ты уж определись, - посоветовал Рун.
- Ты грубиян, - расстроено заявила Яльса.
- Так что же ты всё ещё здесь стоишь подле меня, раз я настолько груб? - спросил Рун. - И груб, но можно и стерпеть, вдруг да откроется прямая тропка к фее. Поверь мне, ты не первая из тех, кто возжелал со мной внезапно дружбы. Все думают, я глуп и не пойму, что я всего лишь путь для них удобный, чтоб до неё добраться. Между прочим, довольно интересно, все вокруг взволнованы и радостны, что фея в их край пришла. И только лишь одна страданьям предаётся безутешно, что феей затмена. Это ж как надо себя любить, чтобы в думах о себе не замечать и чуда?
- Ну я же пошутила, - с мягким беззащитным укором произнесла Яльса.
- Всё может быть.
- Ты, Рун, очень ошибаешься на мой счёт, - осуждающе покачала она головой. - Ты правда мне понравился. Знаешь, за мною волочатся все кому не лень. Устала от подобного вниманья. Смотрю, какой-то паренёк, и ладный вроде бы, и скромный, и не осматривает бесцеремонно с ног до головы, как большинство других, не отпускает пошлых комплиментов. Решила, что ты кто-то настоящий, с душой, с кем будет девушке... надёжно. Потянуло к тебе. Захотелось заговорить. Но я ошиблась. Ты грубый и надменный.
- Мне жаль, что разочаровал.
- Ты врёшь, тебе не жаль.
- Я груб, а ты всё не уходишь. Может всё же оставишь меня в покое? Пожалуйста, - искренне и вполне вежливо попросил он.
Яльса вдруг шагнула к нему, оказавшись совсем вплотную.
- А что как не оставлю? Что будешь делать? - с наглой насмешкой, словно сбросив маску, спросила она, глядя ему прямо в глаза.
- Ну, кому-то из нас придётся сейчас уйти. Или тебе, или мне. Ты уж выбирай сама, - предложил Рун равнодушным тоном. - И времени у тебя немного.
- А что как я сейчас стражу позову? И стану жаловаться, что ты пытался насилие надо мной устроить?
- Хм. Попробуй, - задумчиво молвил Рун. - Даже интересно, чем всё закончится. Для тебя. Когда б я не был феи кавалер, то да, мне плохо бы пришлось. С моей-то репутацией. А ныне навряд ли кто-нибудь решится тебе поверить. Вообще довольно странно. Ты примерно моего возраста. И уж с такою чёрною душой. Готова из-за пустяка отправить человека к палачу. Наверное сложная у тебя была жизнь.
В его голосе не было ни неприязни, ни упрёка. Скорее сочувствие и сожаление. Красивая девушка, кто-то жестоко обошёлся, и вот что стало. Яльса посмотрела на него внимательно, уже без наглой улыбки. И отодвинулась:
- Ну, не простая, - поведала она спокойно.
- Грустно это всё, - вздохнул Рун.
Она рассмеялась:
- Себя пожалей, дурачок.
Рун промолчал. Яльса направилась прочь. Потом остановилась, обернувшись:
- Говорят, феи скупы на ласку до свадьбы. Ты, Рун, найди меня, если захочешь... до свадьбы быть обласкан. Мы ей не скажем. Правда. Я в городе живу, недалеко от площади торговой. Там Яльсу всякий знает. Ты вроде добрый малый, мне не жалко. К тому же хочется узнать, чего в тебе находит фея. Я многому могу тебя научить. А то смотри, разочаруешь свою кудесницу крылатую в брачную ночь. Коль будешь неумел. Подумай.
Рун не ответил, и она ушла. Он вдруг осознал, что фея даёт власть над людьми. Все от тебя что-то хотят, чего-то добиваются, предлагают что-то взамен. Даже вот такое! Красивейшая дева, без феи побрезговавшая бы и глянуть в его сторону, теперь предлагает ему... Зная, кто он, наверное считая, как и все, дурачком, и всё равно предлагает, и ноль брезгливости. Большая власть. Не очень-то отрадно ей обладать. Тяжело принять душе, что вот в таком можно властвовать, да ещё над девами. Пусть не над всеми, только над некоторыми - теми, кто столь мало себя ценит. Грустно устроен мир, если даже дурак может получить в нём подобную власть над другими.

Это всё-таки свершилось. Настал момент, когда двери покоев дочек барона распахнулись, и оттуда вышла Лала в сопровождении служанки - женщины средних лет с добрым простоватым лицом. Они о чём-то переговаривались. Служанка была разомлевшей от умиления, и её можно было понять - не каждому выпадает счастье быть при фее, помогать ей с переодеваниями, говорить с ней, пусть и не о том, о чём хотелось бы, а по делу, по долгу службы. Но всё равно. Многие знатные люди заплатили бы деньги за это, много денег, а тут обычная простолюдинка. Барону наряду с плебеями служит и знать, и не только мужчины, и не только мечом. Его статус по сути схож с королевским, для государя он и сам слуга, вассал, но на своих землях для своих людей он полноправный хозяин, имеет право казнить и миловать, для них он их правитель. Местные дворяне охотно идут к нему в услужение, нанимаются и слугами. Не на те должности, что холопы, и за иное жалование, но прислуживают. Скажем, няни и кормилицы у его детей почти всегда из плебеев, а вот гувернантки и гувернёры, кто обучает отпрысков наукам, манерам и основам чести... Чему может научить плебей, дремучий неграмотный? Да и будь он грамотен и просвещён, дети титулованной особы его попросту не будут ни во что ставить, не станут прислушиваться. Когда речь идёт о нарядах, если нужно всего лишь помочь надеть, это прерогатива рядовых служанок, а если помощь нужна в выборе, во что сегодня нарядиться, что с чем лучше сочетается, что моднее и элегантнее, а что безвкусица, тут без знатной прислужницы никак. Обсудить дамам хочется всегда. Обычно дочкам барона с платьями помогала или гувернантка, или модистка, специально вызываемая из города. Однако когда в замке стали ожидать Лалу, барон очень ревностно отнёсся к этому, не хотел делить её внимания ни с кем кроме семейства своего. Всё же холоп есть холоп, не посмеет лишний раз рта раскрыть, а если ненароком и раскроет, что он там сможет родить, какую мысль? Только никому не интересную глупость. Он не имеет значимости. Знатный человек совсем иное. Всех служащих дворян, да и прочую не очень нужную челядь, либо повыставили вон, дав выходные, либо строго настрого приказали и близко не подходить к фее, чтоб и не видела и не слышала их. В общем, сегодня у некоторых плебеев был нежданный праздник. Они могли соприкоснуться с удивительным чудом. Могли прислуживать существу из сказок. Потому что более достойных для сей работы спровадили. Но это мы немного отвлеклись.
- Я мигом, госпожа, - сказала служанка с воодушевлением.
- Не торопитесь, милая Гетла, - попросила её Лала по-доброму, лучась приподнятым настроением. - Я хоть побуду чуть подольше с женихом. А то заждался, мой хороший.
Она обратила сияющий взор на поднявшегося со стула Руна. Он так и замер, любуясь ей. Она подошла ближе кокетливой походкой, слегка приподняв пальчиками юбки. Смотрела на него и улыбалась. А он смотрел восхищенно на неё, сразу позабыв напрочь все свои недавние печали по поводу аспектов бытия. Мир грустный, когда у тебя нет феи. А когда есть, и рада тебе, и радуется от того, что ты рядом, то совсем наоборот. Переполнен счастьем.
- Как будто тебе нравится, любовь моя, - приветливо и очень тепло заметила Лала.
- Ага, очень! - кивнул он с горячностью.
- Прости, что ждать заставила так долго, - повинилась она.
- Да ничего, - пожал плечами Рун. - Это того стоило. Жаль не обнять такую красоту.
- Как это не обнять? - удивилась Лала, глядя на него с недоверчивым растерянным недоумением, будто надеясь, что шутит, и боясь, что нет.
- Ну платье-то... баронских дочек. Осерчают, коли узнают, что я прикасался. Гневаться станут, - объяснил он беззлобно.
- Ой, правда! Наверное, - погрустнела Лала. - Ну вот, так надолго разлучались. И не прижаться даже. Соскучилась.
- Ну, будет вечер ещё у нас.
Она снова расцвела улыбкой:
- Вот стану ждать теперь.
- И я, - тоже разулыбался Рун.
- Правда нравится? - она чуть повернулась в одну сторону, в другую, шурша юбками.
- Да. Страх как! - подтвердил он искренне.
- Сильнее, чем мои платьица?
- Нет, не сильнее. Просто в этом ты... другая совсем, оно иначе... оттеняет твою красоту. Мне очень нравится, что у тебя, ну... короткие юбки, - признался он смущённо. - Но и когда вот такие... До пола. Пышные очень. Ты прямо принцесса.
Лала рассмеялась.
- Много видел принцесс? - поинтересовалась она лукаво.
- Только одну. Принцессу моего сердца, - усмехнулся Рун. - Тебя, милая.
- Может я принцесса в своём мире, - поведала Лала, загадочно улыбаясь.
- Ага, - развеселился Рун. - А я принц заморский. Устал от жизни монаршей. Скрываюсь в чужеземье под видом крестьянина. А корона в огороде зарыта.
Лала залилась негромким смехом. Переливы её голоска волшебным колокольчиком разнеслись по коридору. Она вздохнула, сияя:
- Раз нельзя обняться, тогда любуйся на меня, мой дорогой, пока милорд с сыновьями не пришли. Мне приятно.
- А мне приятно любоваться, - честно сказал он.
- Да знаю.
Лала немного прошлась грациозно взад-вперёд под его взором, придерживая юбки, покачивая бёдрами, бросая на него приязненно-ироничные взгляды.
- Как ты ходишь чудно, - подивился он. - У нас так девушки не ходят. В деревне. Не замечал. Но это... это красиво... почему-то красивым тоже кажется. Всё в тебе красиво, Лала, даже походка.
- Так ходят, когда кавалера завлекают. Это подчёркивает женственность, - объяснила Лала с довольным личиком.
- Меня бы ты так точно завлекла, - промолвил он вполне серьёзно. - Ходи почаще.
- Тебя, Рун, завлечь несложно, - ответствовала Лала ласково. - Ты простодушный. С тобой хорошо. С тобой любая фея могла бы быть.
- Могла б любая, а не будет ни одной, - посетовал он. - Ты расскажи там другим феям, когда вернёшься, какой я хороший. Причём на удивленье не женат ещё. При столь значительных достоинствах. Глядишь, какая-нибудь и надумает за меня выйти.
- Вот уж нетушки, - весело посмотрела на него Лала. - Ты только мой.
- Ну вот. И сам не ам, и другим не дам, да? - деланно укорил её Рун. - Ну и фея.
- Тебе, Рун, другие феи не подойдут, - заметила Лала шутливо.
- Это почему же?
- Ты сильно любишь... обниматься. Только я такая, кому это настолько надо.
- Ну да, - признал он с улыбкой.
Лала прошлась около него ещё раз, с удовольствием глядя, как он ей любуется. Сделала пред ним игривый реверанс, чуть приподняв пальчиками юбки.
- Между прочим, мой дорогой, в короткой юбочке походка девичья гораздо боле впечатленье производит на мужчин, чтоб ты знал, - сообщила она невинно.
- Надеюсь, ты покажешь мне, - высказал пожелание Рун.
- Если заслужишь, - усмехнулась Лала.
- И как же?
- Нежностью объятий.
- Если заслужишь, может и обниму, - проронил он.
Лала разулыбалась.
- Да ты первый побежишь ко мне обниматься, мой заинька, - заметила она не без юмора.
- Может и так, - кивнул Рун добродушно.
Лала прошлась ещё.
- Тяжёлое такое платьице. По сравнению с моим, - проговорила она. - Я бы наварное не смогла в нём летать, даже будь в нём прорези для крылышек. И ощущения все другие у тела. От ткани, от того, как облегает. Но в нём приятно. Особенно, когда есть кавалер, кто смотрит с восхищением. Как ты. А то что крылышек не видать, как это для тебя, Рун? Как я без крылышек выгляжу? Всё равно красиво?
- Лала, тебе крылья очень идут, - отозвался Рун искренним тоном. - Но они тоже как и платье. Лишь подчёркивают твою красоту. Ты и без них прекрасна. Загляденье. Ты без них другая. Как человек почти. Если б была чуть некрасивей, сошла б за девушку нашу. Но не сойдёшь. Любой, кто взглянет, сейчас же скажет: "либо фея, либо богиня".
Лала фыркнула со смеху, довольная:
- Смотри, какой ты стал галантный у меня, Рун. Столько приятных комплиментов. Спасибо, славный мой.
- Я теперь вон какой! У правителей по гостям хаживаю! - похвалился Рун с шуточной самоироничной гордыней. - Считай, почти что знатный кавалер.
Лалин звенящий колокольчиком смех снова разнёсся по коридору.
- Рун, а ты хочешь ещё меня увидеть в других платьях? - поинтересовалась она. - У барышень их много. Очень хочется ещё примерить. Но совестно тебя заставлять тут томиться одному, мой хороший.
Она смотрела на него просяще, и виновато, и ласково, и с надеждой, и с блеском воодушевления в глазах от возможности узнать себя в других нарядах чужеземных. Рун улыбнулся.
- Мне тоже очень хочется увидеть тебя и в другом, невеста моя любимая, - признался он. - Я не один, ты же рядом совсем, тут за дверью. Я буду ждать сколько надо, хоть целый день. Но только в каждом платье покажись мне, ладно?
- Конечно! - восторженно просияла она. - Спасибо, мой добрый рыцарь. Я тебя как-нибудь вознагражу вечером за это.
- И как же? - весело полюбопытствовал он. - Жертвами?
В его голосе звучала невинная уверенность в правоте своего предположения. Лала покраснела.
- Нет, как-нибудь иначе, - мягко и чуть иронично ответила она. - Похожу ножками. Если захочешь.
- Пойдёт, - согласился он.
Лала вдруг поглядела на него немного с тоской и вздохнула.
- Ой, как хочется в объятья, - произнесла она тихо.
- Терпи, любимая, - приободрил её Рун.
- Я потерплю, - проговорила она. - Зато вечером... О, как это будет! Волшебно! Когда так хочется. Прям трепет и волнение внутри. И предвкушенье счастья бесконечного.
- А вышла б замуж, всегда так могло бы быть, - поведал Рун с юмором. - Не понимаешь, какого жениха теряешь.
- Что делать, глупенькие феи. Не всё дано нам понимать, - посетовала Лала с шутливым сожалением.
Послышались шаги, голоса. Рун с Лалой замолчали, обернувшись. Появился барон в сопровождении старших сыновей. Не было только младшего, Ландомгнопа. Облик Лалы произвёл на барона и Саатпиена большое впечатление, в их глазах застыл удивлённый восторг. Ещё два благодарных зрителя нашлось у неё.
- Сражён! - покачала головой барон восхищённо. - Лежу у ног, убитый красотою невиданной доселе, неземной. Бальзам для глаз, божественное чудо, гимн совершенству девичьей красы. Нет слов чтоб выразить, нет од достойных, чтобы воспеть в стихах. Сражён. Погиб. Разбито на осколки сердце. Но рад, что выпало мне счастие узреть. Такое восхитительное диво. Божественны! Я потрясён!
- Благодарю, милорд. У вас душа поэта, - отозвалась Лала с теплотой. - Всегда мне трогает сердечко, когда вы говорите комплимент. Приятно, очень.
- Вам спасибо, прекрасное созданье. За лестные слова, и за то чудо, которое являете собой, одаривая счастьем любоваться вами. И удовольствием служить вам, дорогая леди.
Лала разулыбалась, словно освещая лорда с сыновьями добрым очаровательным радушием.
- И я, признаться должен, что сражён, как и отец! - заявил Саатпиен не без восторженного пыла. - Чудесней не видал картины. И думаю, уж не увижу впредь за будущий остаток жизни. Навряд ли есть ещё в природе что-то, сопоставимое с подобной красотой. Теперь я знаю, что такое совершенство. Мои глаза его постигли в данный миг. Я ослеплён блистательностью вашей, великолепнейшая госпожа моя.
- Спасибо, милый Саатпиен! - просияла Лала. - Вы в папу весь, такой же поэтичный. Благодарю, друзья. Прям захвалили. Мне приятно. Милорд, Фаанселина в своей опочивальне вас ждёт, вся истомилась в нетерпеньи, чтобы показаться вам в моём наряде. Он ей к лицу. Прелестница.
- Сказать по правде, любопытно посмотреть, - промолвил барон. - Вы мне составите компанию, госпожа моя? Всё же при вас она стыдиться меньше будет, я думаю. Лишь вы из здешних дам не осуждаете подобных облачений.
- Я с удовольствием, милорд, - чистосердечно ответствовала Лала.
Саатпиен распахнул двери покоев сестёр, отступил в сторону, давая Лале проход. Она повернулась к Руну. В глазах её читалось много всего. Приязнь, тепло, желание объятий, чуть грусти и сожаления из-за нужды расстаться, чуть радости, что скоро снова в иных одеждах выйдет, и удивит его. Как всегда, была переполнена разнообразными чувствами.
- До встречи, любовь моя, - ласково произнесла она. - До следующего платья.
- Я буду ждать, - улыбнулся он.
Она тоже одарила его улыбкой нежною и скрылась. Закрылись вскоре двери. Рун снова в коридоре был один. Но он не ощущал себя одним. Душа его была полна до края её присутствием. Он даже рассмеялся почти беззвучно счастью своему. Ох, Лала. Что же ты за чудо. Собою целый мир затмила. Сейчас в нём только ты, и всё. Ни солнца не осталось, ни луны. Померкло небо, измельчали боги, став чем-то малозначимым. Лишь ты сияешь путеводною звездою. Загадочно устроена природа людских сердец. Они лишь половинка от целого, им надобно вторую. Когда находят, обретают смысл, без этого пуста жизнь и уныла. Любовь смысл бытия. Иного нет. И в этом гениальность высших сил, вселенную когда-то сотворивших. Зачем ради себя существовать? Ведь всё равно настанет время тлена. Но тлен не важен, если жил для той, что всех других была тебе дороже. Если с тобою счастлива была, если сияла радостной улыбкой, согретая теплом твоей любви. Тогда ты в этом мире был не зря. Вот истина главнейшая на свете. Которую постичь не суждено. Тому, кто не любил.

*****


Яльса зашла в небольшую комнату, где на диване сидел, развалившись, начальник стражи Дэарнасах, с задумчивым видом. Яльса плотно затворила за собой дверь.
- Ну, чем порадуешь? - спокойно спросил Дэарнасах.
Яльса поглядела на него виновато и испуганно:
- Я с ним говорила. Наедине.
- И что?
- С ним сложно всё. Ни на кого и смотреть не хочет. Кроме своей феи. И подозрителен. К нему похоже много кто уж лез. Желая дружбы. Он сердится как будто теперь на тех, кто это предлагает.
- Ну, ты-то вроде не для дружбы должна была с ним завести знакомство.
- Так начинать-то надо издалече, - промолвила Яльса. - Когда б он был прожжённый жизнью муж, то да, тогда и без подходов можно. Он юноша неопытный, наивный. Влюблённый. В фею. Нужно осторожно, чтобы понять, как с ним себя вести, где слабые места, играя на которых, добиться от него расположенья.
- Ты тут не философствуй. Расскажи, как было.
- Я притворилась, что его не знаю. Не ведаю, кто он. И кажется ошиблась. Все говорят, он глуп. Считала, что не трудно будет к нему в доверие войти. Он сразу попросил меня уйти. Пришлось немного... в крайности пуститься. Сказала ему так, чтоб чувства пробудить, пускай недобрые, но сильные ко мне. Дабы запечатлеться у него в уме. Покрепче. Чтоб запомнил, чтобы думал. Чтоб вспоминал. Пускай осознает и интерес к нему мой, и своё влеченье. Ко мне. Из этих мыслей исходила. Но почему-то пробудила лишь жалость у него к себе. Он странный. С ним потребуется время.
- То есть результат-то нулевой? - в голосе Дэарнасаха послышалось недовольство.
- Не нулевой, мой господин, - робко возразила Яльса. - Я теперь лучше понимаю, как с ним себя вести. Но это будет нелегко. Я фее не чета. А он... он недоверчив очень. Когда бы их поссорить с феей. То может быть сам прибежит. Чтоб ей больнее сделать, или чтоб утешить себя с другой. Иначе... трудно будет. И не быстро. Простите, господин.
Дэарнасах встал. Подошёл к Яльсе неспешно. Она вся сжалась:
- Вот дура! - он отвесил ей оплеуху, так что она упала, заплакав. - Всего-то надо соблазнить деревенского дурака. Что может быть проще!? Никакого от тебя толку.
- От меня есть толк! - сквозь слёзы проговорила Яльса, всхлипывая, сидя на полу. - Если всё так просто, зачем я вам? Такие господа разумные учёные сами нечего с ним сделать не можете, а на Яльсу гневаетесь. Я не волшебница.
- Не дерзи, - равнодушным тоном велел ей Дэарнасах.
Яльса замолчала, только всхлипывала тихо, не поднимаясь. Дэарнасах глядел на неё задумчиво.
- Ну может ты в чём-то и права, - признал он. - Чего я от тебя хочу. Дешёвая девка. Но всё ж таки надеялся. Он деревенщина, дурак. И юноша, а значит кровь кипит.
- Может ещё и выйдет, - поведала Яльса, утерев слёзы. - Я ему повод дала, как будто благовидный, для измены. Мужчины часто ищут оправданья своей неверности, быть может и придёт. Но может быть и нет. Уж больно недоверчив. Только он, господин мой, совсем не дурачок. Видала я немало дураков, он не из их числа. Пожалуй малость странноват. И всё.
- Ну, это уже частные детали, - сказал Дэарнасах. - Насколько глуп он, мне неинтересно. Мне нужен результат, и только. Не упусти, коли придёт.
- Коли придёт, то уж не упущу, - заверила Яльса. - Но всё же, я считаю, господин, не помешает и с другой девицей попытаться. Он недоверчив, просто так не подобраться. Тут или очень постепенно надо, не торопясь, не торопя события, иль надо всё подстроить так, чтоб он как будто спас её, тогда она ему признательною станет, и у него не будет повода не верить и прогонять её немедля от себя. К примеру, может стоит притвориться расстроенной, расплакаться вблизи, чтобы он мимо шёл и начал утешать. Вот как-то так, напором не возьмёшь. И мне теперь он будет верить меньше, чем прочим девушкам, кого ещё не знает. Со странными, мой господин, сложней всего. Их не поймёшь, чего они хотят.
- Ценю твои советы, - не без сарказма проронил Дэарнасах. - На тебе за труды.
Он кинул на пол несколько серебряных монет. Они покатились, Яльса бросилась собирать их. Дэарнасах смотрел на это с толикой презрения.
- Ступай домой, - приказал он. - Больше пока к нему сама не суйся. Кажется у милорда появились более интересные варианты. Придёт, тогда действуй. Сама не ходи к нему, поняла?
- Всё поняла, - ответственно кивнула Яльса, поднявшись.
Она поклонилась и вышла, закрыв дверь. Дэарнасах вернулся на диван. Сел.
"Что-то произошло", - размышлял он. - "Милорд уже не озабочен. Наоборот, с довольной миной ходит. И не торопит, и не требует отчёта. И ничего не говорит. Как будто уверился в успехе неизбежном. Тем лучше, меньше спрос с меня. За неудачи. Принесли же черти на наши земли эту фею. Опасности сулит знакомство с ней. Плебей вон ходит горделиво. Однако скоро перестанет. Настанет очередь милорда. Гордиться. В вожделении своём он и не думает, что тоже превратится в цель для немалого количества людей. Включая и монаршую особу. Хотелось б шею сохранить от плахи. И спину от кинжала уберечь. Не просто будет".

*****


Был вечер. Двое сидели у избы на лавочке, в объятиях, любуясь на закат. Он и она. Рун и Лала.
- Какой ты сегодня пылкий. Аж голова кружится снова, - поведала Лала с нежностью, сияя. - Не отпусти меня только, Рун, а то упаду. Что это с тобой?
- Ну так. Насмотрелся эдакой красоты. Даже слегка нехорошо, - улыбнулся он.
- Почему нехорошо? - удивилась Лала.
- Переполняет... что-то тёплое к тебе. В душе. И так, что жжёт аж. Вот почему. Я много ждал сегодня. Но всё равно прекрасно провёл время. Масса впечатлений. И от того, что гостем был барона. И от тебя. Но от тебя сильней гораздо.
- Говори, говори ещё, - попросила Лала, довольная.
- Не знаю, что сказать. Насмотрелся таких картин. Ты в разных платьях, прямо королева. В глазах стоит. Но, по-моему, всё же твои собственные платья самые красивые. И ножки что видно, это... ну... не знаю. Вот если взять мои ноги и твои. Вот это разница! Ну всё в тебе сошлось, всё красиво, на что не глянь, не налюбуешься!
- Такой приятный день, все меня хвалят, - порадовалась Лала. - Даже мой кавалер, обычно столь скупой на комплименты, сегодня мне их щедро раздаёт. Какая я счастливая!
- Да ты счастливая всегда. Когда мы обнимаемся.
- Всегда, любимый. Но слов приятных много не бывает. Для девушки.
- А объятий бывает много? Для девушки.
- Со мной такого не было пока. Давай проверим, прямо в этот вечер. Сейчас.
- Давай.
- Что ж ты меня в карете-то не обнял так трепетно. Держал за ручку лишь, и только, - пожурила его Лала.
- Да там этот рыцарь. Уставился. Зачем он с нами ехал? Прям без него бы мы не обошлись, - посетовал Рун.
- Опять смутился? - добродушно спросила Лала.
- Хоть бы знакомый кто. Пусть снова герольд. Тот вроде ничего. А тут. Да ещё так уставился, - принялся оправдываться Рун.
- Ну хоть не укачало тебя, и то хорошо.
- Немного-то тошнило.
- Скоро привыкнешь, котик мой. На третий раз и не почувствуешь ничего, надеюсь, - предположила Лала. - Взрослых не укачивает. Лишь деток. Ито редко. Я первый раз вижу, чтобы взрослого укачало.
- Ну прости, - вздохнул он.
- Да не за что тебе просить прощенья, мой славный. Ты самый лучший у меня.
Лала сияла и сияла.
- Хорошо как! - произнесла она. - Я так наскучалась, так наскучалась. Еле дотерпела. До дому.
- Сама и виновата, - усмехнулся Рун. - Надо было вместо платьев со мною быть.
- Ну как же я могла тебя лишить таких незабываемых картин, - с юмором посмотрела не него Лала. - К тому же ты теперь пылаешь. Это моя награда за терпенье.
- Как бы до пламени не вспыхнуть, - проронил он.
- Нет, - заверила Лала ласково. - Тебе не даст проклятье. Не бойся, мой котёнок, не сгоришь.
- Тебе видней, - молвил он, любуясь на её личико и её счастье.
- Как тебе обед у милорда? Правда понравился? Что более всего? - засыпала Лала его вопросами не без любопытства.
- Не хочется тебе врать, любимая. Ничего не понравилось, - с весёлым сожалением признался Рун.
- Правда-правда? - бесконечно изумилась Лала.
- Не привык я к такому, - объяснил он. - Да и честно говоря... это фейская пища.
- Фейская? - Лала рассмеялась. - Что значит фейская?
- Ну, для фей. Я, знаешь, в тайне надеялся, вот раз один трапезничать буду, без тебя, отвалят мне кусок мяса. Жаренного. А как бы нет так.
- Ох, бедненький. Уж так страдаешь, - полушутя полусерьёзно посочувствовала ему Лала. - Прости, мой хороший, я не догадалась попросить милорда. И не думала, что тебе не по вкусу придётся.
- Да нет, оно даже ничего было. Просто соленовато. А пирог был с ягодами, которые я не люблю. А просить не надо ничего. Ты что! Нельзя. Итак барон как гостя принимал. Ещё ему заказы делать? На еду. Это будет оскорблением для него.
- Может и так, - согласилась она.
- Мне не тяжело без мяса, Лала, поверь. Мне без тебя лишь тяжело, - очень искренне сказал Рун.
- О, снова приятное! - порадовалась Лала. - Расскажи мне, Рун, что ты делал, пока меня ожидал. Мне интересно. Просто сидел скучал, али с кем познакомился или даже подружился? Может с девицей какой из прислуги. Я заметила, как они на тебя поглядывают.
Она побуравила его глазками пристально.
- На сей вопрос нельзя ответить однозначно, - поведал Рун. - И познакомился как будто бы, и нет. Чужие есть чужие, просто люди, с которыми поговорил разок, и всё. Ни холодно от этого, ни жарко. Но я бы предпочёл не говорить. Я раньше никому не нужен был. Меня никто вокруг не замечал. И в том имелись плюсы, если честно. Свободен был как будто бы. А ныне. Все замечают. Я ведь не впервые пересекаюсь с слугами из замка. До этого для них был пустотой. Допустим, для служанок. А Теперь. Посмотрит каждая, а те что помоложе, порой и улыбнутся, и глядят приветливо, и даже что-то скажут. Не очень нравится мне это, Лала.
- Почему? - удивилась Лала. - Внимание всегда приятно.
- Мне что-то нет. Ведь я же понимаю, что это потому что я с тобой, я стал хорош. До этого был плох. Они считают, что я глуп, и если прикинутся мне другом, то тогда удастся и с тобою подружиться. Я им не важен, дураком считают, изображая что я им по нраву. Чего ж приятного?
- Рун, ну ты наверное преувеличиваешь, не все же такие плохие. Пойми, раз у тебя была дурная слава, люди думали о тебе плохо. Откуда им было знать, какой ты на самом деле? Сейчас все видят, что ты с феей, и понимают, значит есть в тебе хорошее. И тянутся, и конечно им интересна я, а тебе более всех обо мне известно, поэтому и ты им интересен. Как тот, кто сведущ, с кем любопытно будет поговорить. Не только потому что все желают ко мне быть ближе. Ты стал им интересен, пойми же. Знаешь какое самое главное богатство у всех нас, Рун? Ни злато, ни роскошные одежды, ни дворцы. Уважение. Когда тебя вокруг все уважают и ценят, даже без денег ты легко проживёшь, тебя любой с радостью пустит в дом, накормит, даст одежду. Даст работу. Сейчас, пока ты со мной, с тобой хотят общаться. Так не теряй эту возможность, Рун. Копи людское уваженье. Будь добр, разговаривай со всеми, заводи друзей, пусть все узнают, какой ты есть на самом деле. Тогда и после моего ухода не будешь боле одинок.
- Ну, может ты и права, - вздохнул Рун. - Проблема лишь в том, что сейчас ко мне притягивает самых дурных людей. Скромный да порядочный вряд ли настойчиво начнёт искать со мною встречи. А вот нечистоплотный, хитрый да ушлый. Попробует войти со мной в знакомство. Я ж дурачок по-ихнему, я тот, кого не трудно облапошить. Такие у меня были интересные беседы сегодня. Например в последней одна дева мне предлагала искреннюю дружбу. А когда я ей не поверил, стала угрожать. А после предложила навестить её, и чтоб ты понимала... Не днём, а как бы... на ночь.
Лала ошарашено и недоверчиво уставилась на него, слегка покраснев.
- Это у вас такие нравы? - тихо спросила она.
В её голоске слышалось глубокое разочарование.
- Ну, не у всех, - ответил Рун. - Навряд ли в нашей деревеньке есть подобные девицы. А в городке, выходит, есть.
- Да уж, - вымолвила Лала в задумчивости и посмотрела расстроено ему в глаза - И что, ты к ней пойдёшь?
- Ты что, с ума сошла?! - вырвалось у Руна. - Зачем мне это?
- Ну мы же всё-таки не пара, - грустно сказала Лала. - Имеешь право, коль захочешь.
- С чего мне этого хотеть? Лала, сидение в лесу годами хорошо прочищает мозги. Начинаешь понимать, что ценно, а что нет. Я хочу... быть дорог кому-то. Хочу... близости сердец. Эта девица никогда не станет мне дорога. И я ей никогда не стану. Я для неё пустое место. Лишь деревенский дурачок, не боле. Она мне неприятна. Хотя красива, прямо скажем.
- Красивее меня? - Лала побуравила его глазками с печальным укором.
- Ты шутница, - рассмеялся Рун. - Так не бывает, солнышко моё. Ты ей польстила очень сильно своим вопросом.
- Ну ладно, - успокоено улыбнулась Лала.
Её личико постепенно снова просветлело, засияв умиротворённым счастьем. Она положила голову ему на грудь:
- Между прочим, Рун, феи довольно ревнивые созданья.
- Правда? - удивился он.
- Ага. Когда бы мы с тобою были парой, то даже если б ты, ну например, чрезмерно тёплым взглядом одарил другую. Всего лишь. Это б стало для меня достаточно для искренних обид и слёз. Хотя по правде мы с тобой не пара, и знать тебе быть может нет нужды об этом.
- Да нет, мне интересно. А почему у вас всё так? Я думал что у вас не изменяют.
Лала от изумления даже снова подняла голову, воззрившись ему в глаза недоумённо.
- Причём тут измены, я даже и не пойму, Рун, - заявила она. - Я кажется про взгляды говорила. Измены, Рун, это... за гранью! Это предательство. И подлость. У нас такого не бывает. По-моему.
- А почему тогда нельзя смотреть? - поинтересовался Рун непонимающе. - От взглядов дети не родятся вроде.
- Ну, Рун, ну я же говорю, когда чрезмерно тёплым. Взглядом ты одаришь. Все свои чувства нежные ты должен сохранять лишь для одной. Для той, что твоя суженая. Во взглядах, и в речах. Во всём. Иное обижает. Очень. Болит от этого сердечко.
- Понятно, - кивнул Рун. - Ну, со мной-то у тебя бы не было проблем. У меня нет привычки таращиться на дев и без тепла. А уж с теплом тем более. Чтоб не пугать их.
- Вот и славно, - разулыбалась Лала. А потом в её глазках отразилось немножко грусти. - Хотя знаешь, Рун, я ведь когда-нибудь уйду. Поэтому если и посмотришь, то ничего. Вдруг да найдёшь девицу себе по душе. С которой будешь счастлив. Когда я ворочусь домой.
- Отлично, - порадовался Рун, - Раз ты разрешаешь. Тогда начну просмотр с той, что приглашала меня на ночь. Она хорошенькая, есть на что смотреть. Возьму с собой фонарь, чтоб было видно во тьме её получше. И пойду.
- Я тебе пойду! - шутливо пригрозила Лала.
- Да, - покачал он головой, улыбаясь. - Вот и пойми вас, девушек.
- Не суждено сие мужчинам, зайка мой, понять девичьи чувства до конца, - поведала Лала с ласковым ироничным сочувствием.
- Да что тут понимать, - усмехнулся он. - Объятий хочется, и нежных слов, и нежностей. И чтоб вертеть бы парнем можно было. Как вздумается.
Лала рассмеялась:
- Наивный юноша. То лишь вершинка. От айсберга девичьих грёз.
Открылась дверь избы. Вышла бабуля.
- Идите ужинать, дети, - позвала она.
- Бабушка Ида, ещё несколько минуточек, - мягко взмолилась Лала. - Соскучилась по милому.
- Да вы же вместе были у барона, - подивилась старушка.
- Ну там же не обнимешься особо. Там Рун стесняется, - объяснила Лала с улыбкой. - Хоть вас вот перестал, и то слава богам.
- Мне всё равно неловко. И при бабуле, - вставил своё слово Рун. - Но она всё же родной человек. При ней попроще.
- Вот видите! - пожаловалась Лала.
- Остынет всё, дети, приходите скорее, - смирилась бабуля.
Она зашла в избу.
- Я-то голодный, - проронил Рун с юмором
- Сам виноват, не стал дворянских яств, - Лала была безжалостна в своём намереньи не отпускать его.
- Поедим и снова. Прям до темна, - пообещал он. - На сытый-то желудок приятней обниматься.
- Извечный есть соперник у девиц. Мужской желудок. Где тут победить, - посетовала Лала.
- Ну ладно, посидим ещё. Пару минут, - смилостивился Рун.
Лала вздохнула счастливо. Положила голову ему на грудь.
- Лала, - сказал он вдруг серьёзно тихим голосом.
- Что, мой хороший?
- Я сегодня окончательно понял. Я тебе не защитник. Я ничего не умею. Против такого же крестьянина я тебя защищу. Я уверен. Но против разбойника вооружённого, умеющего владеть мечом. Даже одного. Я смогу лишь умереть за тебя. Только вот тебе это вряд ли поможет. Я не хочу с тобой расставаться. Никогда. И ты не хочешь со мной расставаться. Я чувствую это. Но ты подумай. Тебе с бароном безопасней будет в замке. Безопасность важнее наших желаний. В конце концов мы лишь друзья. Мы пара только понарошку. Подумай, Лала.
- Считаешь, на меня могут напасть у вас? - спросила Лала спокойно.
- Не знаю. Навряд ли, - проговорил он. - И всё же перестраховаться не помешало бы. Даже один умелый воин... Ты видела, что может начальник стражи? Я думаю, и господин Саатпиен таков же. Все знают, что барон в учителя хороших воинов нанимал сыновьям. Подумай, Лала.
Он вздохнул.
- Всё, я подумала, - весело сообщила Лала. - Я остаюсь. Доволен?
- Ага, - улыбнулся он. И снова вздохнул.
- Пойдём кушать, милый, - промолвила Лала. - Такие звуки у тебя в животике. Примешиваются к стуку сердца. Взволнованному. Что даже стыдно. Буду первая злая фея, уморившая кавалера голодом. Пойдём, мой славный. Только придержи меня. А то как бы не упасть.

За ужином бабуля передала им все свежие деревенские новости. Самыми интересными из которых были две. Одна из них касалась Руна.
- Сынок, ты знаешь, - произнесла бабушка с огорчением. - Говорят, у нас в деревне многие на тебя злы. Мне не высказывает никто ничего, но передают про тех, кто высказывал. Охотно так. Во всех деталях. Я же теперь... меня уважают. Вот и передают всё. Сердятся на тебя люди, сынок. Что фею заставляешь выйти за себя.
- Ну что это за глупости такие! - удивилась Лала. - Никто меня не заставляет. Ну я же объясняла всем. Как было. Где тут принуждение? Ни капельки и нет. Я счастлива, ведь это видно по мне. Зачем же зло держать на Руна?
- Не знаю, доченька, - отозвалась старушка. - Любят тебя. Как святую. Поэтому волнуются. А кто-то может и из зависти на Руна осерчал. Поди тут разбери.
- Вы им рассказывайте, бабушка, что я счастлива. И что хочу этой свадьбы. И что... меня никто не принуждает. Одно лишь моё слово, и он отпустит. Правда, Рун?
- Да правда, правда, - усмехнулся он. - Тут и пытаешься прогнать, а не уходит.
- Они не понимают, что это ты мой, а не я твоя, - рассмеялась Лала. - Я тебя поймала.
- Я буду рассказывать, доченька, - кивнула бабушка. - От зависти, я думаю, всё это. Завидывают нам многие. Не могут смириться. Рун у нас вон теперь каков. К барону в гости ходит. Я как ни похвалюсь сегодня, что его барон позвал, так все немели, выпучив глаза. Неслыханное дело.
- Немножко привыкнут, и перестанут завидовать, - с надеждой предположила Лала.
- Хорошо бы, - вздохнула бабушка. И вдруг расцвела улыбкой. - Ох, а что ещё я вам поведаю! Ена, дочка главы нашего. Тоже юбку зашила высоко. Как дочка печника делала. И тоже по деревне. Глава примчался, как погонит её... много было крику в их дворе потом.
- Ой-ёй-ёй! - расстроилась Лала, - Как же это? Ещё одна? Прямо эпидемия. Подражания мне. Это плохо. Я виновата. Я девушкам пример подаю, неподобающий для них. Надо и к ней сходить, Рун. Наверное не сегодня уже. Поздно. Но надо.
- Лала, да ты что?! - с некоторой озадаченностью обратился к ней Рун. - Ты правда не понимаешь?
- Чего не понимаю? - воззрилась она на него вопросительно.
- Это всё специально. Разыграно для тебя. Чтоб ты пришла к ним. Заманить пытаются к себе. Я думаю, всем в деревне это очевидно. Только никто вслух не скажет. Главы боятся.
Лала продолжала глядеть на него с полным недоумением.
- Лала, - произнёс он мягко. - Ты пойми, у нас деревня. Все знают всё про всех. Когда с дочкой печника Эммой это случилось, все-все в тот же день знали, что отец её сильно поколотил. И точно уж с утра все знали, что ты ходила утешать её. И Ена знала. И отец её. Они это спланировали, чтобы ты пришла утешать Ену. Это яснее, чем ясный день.
- Не может быть! - не поверила Лала, округлив глазки. - Неужто они такие?
- С тобою все хотят свести знакомство. Наших деревенских-то не проведёшь подобным. А ты добрая. А я глупый по их мнению. Вот и попробовали. После Эммы позор уже поменее для её последовательниц будет. Мне кажется. Да и про дочь главы не станут много плохого болтать. И замуж ей ещё не выходить с год-два. Когда придёт пора, никто уж и не вспомнит.
- Я тоже думаю, что это специально, дочка, - подтвердила бабуля. - И Ена-то никогда наивностью не отличалась. Как Эмма. Это та... уже почти на выданье девица, а всё как девочка ещё. Ена иная.
- Вот это да! - расстроилась Лала. - Это они такие нехорошие? Надо пойти их постыдить.
- Ты что, Лала! Они этого и добиваются. Чтоб ты пришла. Нельзя к ним идти, - покачал головой Рун. - Они перед тобой с огромным удовольствием покаются. А может будут всё отрицать, и ты себя почувствуешь ещё и виноватой пред ними. Не надо к ним ходить.
Лала смотрела на него с сомнением и неуверенностью.
- Не надо, - почти взмолился он.
Она вздохнула:
- Ну ладно. Не пойдём. Но они нехорошие. И меня считают глупой, кем можно манипулировать. Мне обидно.
- Ты не глупая, Лала, - ласково заверил её Рун. - Ты просто не знаешь нашей местной жизни. Бог с ними.
- У-у-у, нехорошие! - с негодованием проговорила Лала, не в силах успокоиться. - Заслуживают наказания. Вот возьму и накажу. Не знаю. Надо бы. Нельзя так.
- Любимая, коли не пойдёшь к ним, это и будет им наказанье, - объяснил Рун. - Себя выставили в дураках пред всей деревней. Правда они не из стыдливых, и никто смеяться в глаза им не посмеет. Но всё же будут сами ощущать, что проиграли. Нормальное наказание. За такой проступок.
- Быть может, - мрачно согласилась Лала.
- Дочка, а как бы ты их наказала? Волшебством? - полюбопытствовала бабушка.
Лала кивнула:
- Конечно. А как иначе? Приворожила бы как-нибудь. Чтоб неповадно было. Не очень зло.
- А как например?
- Ну..., - Лала задумалась. - Например, чтобы целый час икали все непрерывно одновременно, все в такт.
- Жестоко, - улыбнулся Рун.
- Они нехорошие, - серьёзно сказала Лала.
- Ох, наелся славно, - довольно заявил Рун. - Спасибо, бабуль.
- И я накушалась. Спасибо, добрая бабушка Ида, - присоединилась к нему Лала.
- На здоровье, дети. Идите уж милуйтесь, покуда ещё не стямнело, - добродушно промолвила старушка. - Я сама всё приберу.
Слово "милуйтесь" мгновенно вернуло Лалу в приподнятое настроение. Сразу как будто и забыла про семейство главы.
- Такая вы замечательная! - просияла она. - Руну повезло с вами. А у меня папа... строг больно. Мама правда тоже добрая.
Бабуля разулыбалась. Рун вдруг понял, что и она сейчас счастлива. Не часто он такое видел - счастливую улыбку на её устах. Лала всех вокруг делает счастливыми. А может просто вносит безмятежность в жизнь людей. Когда ещё так было, чтобы они спокойно ждали осень, не боясь неурожая, не опасаясь голода зимой? Никогда. Не бывало такого. К тому же бабушка теперь в почёте, все с уважением стали относиться, даже слегка с благоговением как будто. У неё всё хорошо. Поэтому и счастлива. Он порадовался за неё про себя. Поднялся из-за стола, подставил Лале руку:
- Прошу вас, леди.
- О, боже мой! - рассмеялась Лала, с приязненным очарованием глядя на него. - Лишь стоило у лорда погостить, и уж галантностью проникся. Мой рыцарь.
Она с достоинством подала ему свою ручку, поднялась.
- Да я теперь и сам как лорд, - похвалился Рун не без юмора. - Происхождением не вышел, зато манерами и сердцем благороден.
Лала залилась смехом.
- Что это с тобой сегодня? - весело подивилась она.
- Настроение хорошее. Почему-то.
- Я знаю почему. Потому что наелся наконец, - лучась улыбкой, произнесла Лала.
- Потому что ты со мной. Любимая, - возразил он.
- Вот уж не верю!
- Дети, идите уже, мне прибраться надо, - поторопила их бабуля беззлобно. - Только не шалите там.
- Феи не шалят с мужчинами, бабушка Ида, - заверила её Лала с сияющим личиком.
- Так и надо, - одобрительно отозвалась старушка.
Рун с Лалой вышли в огород. Небо наполовину было в облаках. Начинало понемногу смеркаться.
- Вот мы и снова вернулись к тебе, лавочка моя дорогая! - радушно проговорила Лала. - Прямо родная уже. Жду не дождусь каждый раз, когда на тебе окажемся.
Но сесть Рун ей не дал. Обхватил руками и прижал к себе.
- Ой! - сказала она довольно. - Пылкий ты сегодня, ох и пылкий. Мой кавалер. Держи меня только.
Они смотрели друг другу в глаза с теплотой.
- Почему мы так счастливы, Рун? - тихо спросила Лала голоском, исполненным радостью бытия.
- Ну ты-то понятно почему, - усмехнулся он.
- И почему же?
- Потому что влюблена в меня без памяти.
Колокольчик Лалиного смеха наполнил воздух своими нежными переливами.
- А ты почему? - полюбопытствовала она шутливо.
- А я, потому что человек объятий. Обнимешь меня, тут мне и хорошо становится, - пояснил он с серьёзным лицом.
Лала снова фыркнула от смеха.
- Нет, - возразила она. - Потому что я красавица. Поэтому.
- Ну, может быть.
Они смотрели и смотрели друг на друга.
- Рун давай сегодня подольше не ложиться. Наскучалась, - попросила Лала нежно.
- Давай, - согласился он.
- Только всё же надо на лавочку сесть. А то ножки дрожат.

К сожалению не всегда желания совпадают с возможностями. Лалу, как и вчера, очень быстро разморило от счастья, ну и от накатившей усталости тоже. Она прямо засыпала. Руну пришлось проводить её до лежанки, хоть она и пыталась противиться. Но всё же сдалась. Улеглась на свою перинку. Он взял её за ручку, она улыбнулась сонно:
- Какой чудесный был сегодня день. А завтра будет... замечательный. Песенки слушать. В город поедем. Очень замечательный. Правда же, Рун?
- С тобой, моё солнышко, все мои дни замечательные, - ласково поведал он.
Лала засияла улыбкой ещё ярче. Так и заснула, сияя. Почти мгновенно. Рун посидел подле ещё немного, и с сожалением отпустил её ручку. Она была в такой позе, что не удержать, когда сам ляжешь. Свет её улыбки начал медленно угасать. Угасал, угасал, и угас совсем, сменившись на спокойное умиротворение.
"Ну ничего", - подумал Рун. - "Завтра снова вспыхнет. Сразу как встанем".
Он снял рубаху. Усмехнулся, что опять она не видела его голый торс. Может с утра увидит. Может нет. Ей как будто хотелось увидеть. А ему хотелось делать всё, что ей хочется. Плохого она не пожелает. Он разулыбался, думая о ней. Сам не заметил, как уснул, погружённый в счастливую мечтательность.

*****


На небе горел алым огнём рассвет. Стояло дивное утро. Они спали вместе. Снова в лесу. Почему-то совсем не чувствовалось магии. И счастья от неё. Но было всё равно очень приятно сердечку. Так хорошо. В объятьях почивать.
- Рун. Ты не спишь? - позвала она тихонько с нежностью.
- Нет, дорогая Лала, - ответил он, открыв глаза.
В его светлых зрачках отражалась любовь. "Он же не может меня любить", - продумала Лала. Но мысль эта сразу ушла от неё, как что-то неважное мимолётное. Им было хорошо. Сердечко пело. "Да от чего же ты поёшь, глупенькое"? - улыбнулась про себя Лала в весёлом удивлении. Но и это было неважно. Важно, что оно пело, даря чудесные счастливые мгновения.
- Заря прекрасна, - с восхищением произнёс Рун звучным голосом.
- Да, очень, - отозвалась она, разделяя его восторг.
- Но ещё прекрасней ты. Любовь моя, - продолжил он. Да так... трепетно и проникновенно. Что прямо согрел её сильнее ярких утренних солнечных лучиков.
- Что это с тобой сегодня? - порадовалась она.
- Я счастлив от тебя. Вот что, - заявил он с интонациями рыцаря-поэта, декламирующего стих возлюбленной даме. - Твоё лицо, твоя улыбка, твои крыла, твой гибкий стан. Всё совершенством переполнено. За что даровано мне небом наслажденье? Тобою любоваться. В свете дня, в ночи. Прижать тебя к себе, даря своё тепло, и нежность, и любовь, и ласку. Это блаженство, быть с тобой, смотреть в твои глаза, как в океаны безмерной бесконечной красоты. Ты жизнь моя, ты рай мой, ты...
Он вдруг замолчал, а затем сказал уже без всяких поэтических изысков, но столь искренне и душевно. Аж растрогал:
- Я очень люблю тебя, Лала.
- Я тоже тебя очень-очень люблю. Но только как друга, - с бесконечной приязнью мягко объяснила она.
- Принцесса, вы само очарованье, - он снова перешёл на поэтический тон.
- Ты знаешь, что я принцесса? - изумилась она.
- Давайте скрепим этот чудный миг признанья наших чувств кровавой жертвой, что мне была обещана давно, - настойчиво поглядел он на неё.
- Ну ладно, если ты так хочешь, - промолвила она растерянно.
Он придвинул к ней своё лицо. Их губы сблизились. Она ощутила его дыхание и стук своего трепещущего сердечка. Закрыла глаза. Ещё миг, и он должен был случиться. Её первый поцелуй. Но не случился почему-то. Она открыла глаза. Рун смотрел на неё с очень странным выражением лица. Она вдруг поняла, что на ней совсем нет одежды.
- Ой! - вырвалось у неё с ужасом.
Она торопливо прикрыла ручками всё, что способна была прикрыть, чувствуя, как покрывается краской стыда, а её ум наполняется смятением.
- Я не грешница! - проговорила она расстроено и исполнено болью, словно возражая кому-то.
- Бесстыжая! - с негодующим осуждением воскликнула невесть откуда взявшаяся бабуля, строго взирая на них, лежащих. - Как смела опорочить ты свой трон, свою семью и своё королевство?!
Почему-то голос бабушки к концу фразы стал папиным басом, а затем и она сама обратилась в папу, сверкающего гневными глазами. Лала испугалась до паники. Внутри у неё всё похолодело.
- Я не виновата! - чуть не плача произнесла она. - Я не знаю, что это.
- Сгори же, подлая! - с наигранностью плохого театрального актёра продекламировал отец, воздел руку, та засияла синим светом, в его кулаке сверкнула молния, оглушающе загрохотав.
Лала вскрикнула и проснулась. Была ночь, за окном шёл дождь, слышалось затухающие отзвуки грома.
- Что случилось, Лала? - обеспокоенно спросил Рун тихим голосом. - Грозы испугалась?
- Разбудила тебя, мой хороший? - виновато отозвалась она тоже очень тихо. - Кошмарик приснился.
- А-а. Ясно, - успокоился Рун. - Я от грома проснулся. Грохнуло рядом, а тут и ты закричала. Думал, опять... как в лесу. Грозы боишься. Сильно страшный сон?
- Ужасный.
- И что тебе приснилось?
- Папа. Грозил мне, за то что я с тобой. И бабулечка твоя вместе с ним.
- Понятно. Вообще-то бабуля рада, что ты с нами, Лала. Очень.
- Я знаю, Рун.
- А папа твой... Ты кажется говорила, твои родители хотят, чтобы ты обрела могущество. Без человека это не выйдет, насколько я понимаю.
- Всё верно.
- А во сне, значит, они хотели нас разлучить?
- Нет.
- Нет? За что же гневались тогда?
Лала некоторое время молчала. В наступившей тишине было слышно, как мирно посапывает бабушка.
- За то... что я с тобой... ночью.
- А-а.
- Приснилось, что мы как в лесу спим. А тут они. Жуть.
- Да уж, - улыбнулся Рун.
За окном на мгновенье ярко вспыхнуло. Через пару секунд по небу прокатились громовые раскаты.
- Рун, мне страшно, - жалостливо сказала Лала. - Можно мне к тебе?
- Никак нельзя, Лала, - с добрым сожалением ответил Рун. - Бабуля ж, вон она. А то твой кошмар станет явью.
- Да её трубами не разбудишь, даже гроза ей не мешает, - настаивала Лала.
- Нельзя, Лала, прости, - усмехнулся Рун.
- Эх ты. Ну что ты за рыцарь такой? - постыдила она его.
- Когда это я успел стать рыцарем? - поинтересовался он весело.
- Мне страшно, а ему смешно. Ты нехороший, - буркнула она как будто с обидой.
- Ну прости, милая. Просто ты хочешь невозможного.
- Очень даже возможного.
- Я между прочим без рубахи.
- Ну и что. Всё равно темно. Или надень её. Долго что ли? Только и ищешь оправданья.
- Нельзя, Лала, - очень мягко произнёс Рун. - Я не могу радовать одного дорогого мне человека, огорчая другого. Бабуля горевать будет. Переживать сильно. Если узнает. Нельзя.
- Ох уж эта бабулечка, - вздохнула Лала. - Может ей к барону переехать? В замок. На время. Я его попрошу, он её пустит.
Рун рассмеялся беззвучно. Лала тоже.
- Вот так фея! - подивился он.
- Я хорошая, - возразила Лала. - Просто я хочу быть счастлива. Твоей бабулечке понравилось бы в замке.
За окном снова полыхнуло, а затем загрохотало.
- Дай хоть руку-то, - с укором попросила Лала. - Страшно.
- Ой, прости, - Рун потянулся к ней, вскоре нащупал во тьме своими пальцами её тонкие пальчики. - А в замке поди не было бы страшно ночевать в грозу?
- В замке не так страшно. Там стены вон какие, - подтвердила Лала.
Они замолчали. Бабушка с сопения перешла на похрапывание. Лала опять вздохнула.
- Ну почему я такая несчастная, - горестно запричитала она. - Ну вот он же ты, один шаг только сделай, прижмись, и будешь спать в объятьях ангела, счастливая. И нельзя. За что!?
Рун почувствовал по голосу, что её горесть не притворная, не в шутку.
- Лала, ну не переживай, - ласково попросил он её, - Лишь завтра встанем, я тебя сейчас же прижму к сердцу. Надолго, обещаю. Потерпи.
- Ты только говоришь, а сам найдёшь какие-нибудь дела. И я одна останусь.
- Ох, Лала, мне же завтра за хворостом надо, - спохватился он. - Обещал бабуле сегодня с утра.
- Ну вот, - молвила она с мрачным разочарованием.
- Я постараюсь рано встать, красавица моя. Чтоб поскорее воротиться. И в замок. Ты езжай одна. А я туда приду, как закончу. Я быстро, пару часиков без меня побудешь у барона.
- Рун, нет, не уходи пока я сплю, - почти взмолилась Лала. - Я не могу так. Всю ночь одна, и потом столько одна. Обняться надо утром. Потом иди.
- Время больше займет тогда, у барона одна дольше будешь, - попытался убедить её Рун.
- Сам только что пообещал с утра прижать к сердцу. Слово держать надо, мой дорогой жених, - безапелляционно заявила Лала. - Я лучше подожду дольше, но обнятая.
- Ну ладно, - сдался он. - Я уж в нетерпении жду утра. Так хочется. Тебя прижать.
- И мне, - голосок Лалы приобрёл радостные нотки. - Ложусь с мечтою, что вот проснусь завтра, и тут... Такая сладкая мечта. Хорошая.
- Могла бы замуж выйти. За меня. Хотя бы понарошку. И все твои мечты...Я тебя не обижу, Лала, не притронусь даже. А вернёшься, кто там у тебя узнает, что тут ты выходила?
- Я буду знать. Так нельзя, мой славный. Быть невестой понарошку приятно. А женой понарошку противно. Это гадко. Пойми, Рун. Есть разница.
- Ну, по правде выходи. Я так и быть, согласен.
- "Так и быть" - передразнила его Лала, фыркнув со смеху. - Не понимаю я тебя, Рун. Зачем ты предлагаешь? Чтоб пожениться, нам для начала надобно хотя бы влюбиться в друг дружку. А мы не можем. Оба.
- Говори за себя.
- Ну даже только за себя, Рун, - серьёзно сказала Лала. - Я думаю, я была бы очень счастлива с тобой. Очень. Но всё же мне б хотелось выйти замуж по любви. А не по дружбе. Прожить всю жизнь и не познать самого прекрасного чувства на свете? Ужасно было бы. И для тебя, поверь мне, тоже. То, что меж нами - не любовь. Хоть и оно замечательное. Похоже очень на влюблённость. Но не она.
- Тебя же выдадут не спросив. Это по любви? - осторожно заметил Рун.
- Если муж будет добрый и ласковый, всё равно полюбится. Женское сердце так устроено, заинька мой. А человека я полюбить не смогу.
- Э-эх, помирать мне в одиночестве похоже, - посетовал он с притворной грустью, словно укоряя её.
- Найдёшь ты себе кого-нибудь, милый, - подбадривающе молвила Лала. - Все находят. Полюбишь. И стану я для тебя тогда... просто добрым воспоминанием. Без всякой тоски и сожалений о расставании.
Он лишь покачал головой:
- Ах, Лала. Я-то ведь не фей. Все обо мне дурного мненья. Какую б я не полюбил. Ответом будет лишь презренье. Бросишь меня, так до старости и просижу в лесу. Правда теперь с медведями да волками. Всё хоть какая-то компания.
- Когда ты с феей, Рун, другие девушки уж по-другому станут на тебя смотреть. Ты будешь им интересен. Очень. Поверь.
- Пока ты со мной, я им интересен, - согласился он. - А вот когда уйдёшь... Все будут потешаться и говорить какой я идиот. Мнил себя женихом феи. А остался ни с чем. Ещё хуже станет, чем до тебя.
Лала вздохнула.
- Ты уж теперь почаще меня обнимай, такого разнесчастного - усмехнулся Рун. - Как в плату за страданья. За то что я с тобой.
- Так я об этом и мечтаю. Тебе немножко приплатить. Прямо сейчас. Платила б и платила, - разулыбалась она.
- Запишешь в долг. На завтра.
- Боюсь, Рун, не сомкнуть мне глаз. От ожидания расплаты.
- Могу посоветовать ведунью. Здешнюю. Зелья от бессонницы варит... Вмиг уснёшь, - с комичной деловитостью поведал он.
Его старания комика увечились успехом. Он услышал как Лала тихонько смеётся.
- Ты нехороший, - сказала она ласково.
- То-то ты так мечтаешь обо мне, - иронично ответил Рун. - Выходит, феи любят нехороших. В разбойники податься что ли. Глядишь, тогда и замуж всё же надумаешь.
Лала засмеялась ещё сильнее.
- Не смеши меня, Рун, а то я так вообще не засну, - попросила она весёлым голоском.
- Ладно. Не буду.
Наступила тишина, нарушаемая только мирно спящей бабулей. Гром из-за стен совсем перестал доноситься. Лишь вспышки далёких молний ещё иногда озаряли тусклым светом стены, проникая через окно.
- Рун, - позвала Лала.
- Что, милая? Ко мне нельзя, если что.
Чудесные переливы её смеха снова негромко зазвучали в горнице.
- Нет, - произнесла она. - Я не проситься. Я тебе хочу... Ты зря переживаешь. Тебе теперь гораздо легче будет невесту найти. Как я уйду. Правда-правда. Я тебе точно говорю. Девушки на тебя уже поглядывают. Я же вижу. Найя. Служанки в замке. Нехорошие. Так и поглядывали. Хоть не бери тебя с собой. Ты теперь привлекательный жених.
- Я привлекательный друг. Потому что дружа со мной, можно подружиться с тобой. Вот и всё, - объяснил он. - Мне девушки плюются в след. Пойми же. Плевались до тебя. Они про меня думают очень плохо. Но ради тебя согласны потерпеть.
- Если так рассуждать, то у тебя все девушки подлыми выходят. Найя что, такая подлая и корыстная? Кажется нет.
- Их просто влечёт к тебе. А мне они зла не делают, пытаясь подружиться. Немного лукавят и всё. Тут нет подлости. Я же дурачок по-ихнему. Дурачком проще вертеть. А вертеть парнями девушкам нравится. Как мы знаем. Они может даже хотят искренне со мной подружится. Некоторые из них. Но из-за тебя, а не из-за меня самого.
- Наивный ты, Рун, - улыбнулась Лала. - Вы, парни, такие... так плохо разбираетесь в тонкостях взаимоотношений. Ты теперь гораздо симпатичнее стал девушкам. Мне-то заметно, я не столь... невнимательная, как некоторые. Пойми же, у девушек такая природа. Если ты нравишься одной, ты и всем прочим сразу начинаешь казаться гораздо более привлекательным. А уж если ты какой-то особенной с их точки зрения девушке сильно понравился. Принцессе, скажем, или фее. Их сердечки начнут с трепетом к тебе относиться. Считая, что значит и ты очень особенный.
Рун призадумался.
- Довольно странная у вас природа, коли так, - подивился он.
- Вовсе не странная, Рун, - возразила Лала. - Обычная девичья. Вы, мужчины, не бегали бы за дамами столь неустанно и настойчиво, если бы вам не нравилась наша природа. Это не странно по-твоему, бегать за девицами? Говорить ласковые слова, добиваться расположения? Вы ж сильный пол, у вас суровые сердца. А тут такие нежности? Не странно, нет?
- Ну, я-то за тобой не бегал. Вначале, - усмехнулся Рун. - Я тебя домой просил уйти.
- Но теперь-то бегаешь? - довольно сказала она.
- Теперь да. Но это всё твои чары.
- Это девичьи чары, Рун. Не колдовские, - поведала Лала. - Они у всех девушек есть. Околдует ещё какая-нибудь. Тебя. Обязательно. Вот увидишь.
- Я всё же, Лала, не такой, как ты себе там в воображении рисуешь мужчин, - покачал головой Рун. - Нет у меня подобной склонности. Назойливо бегать за девицами. И не будет. С тобой... это случайность. Если бы не проклятье, и не лес на семь дней. Не околдовала бы ты меня ни за что. Расстались бы мы почти сразу. И всё. А так... привык к тебе, прикипел. Полюбил. Воля случая. Я на них даже не смотрю. На девиц вокруг. Никогда. Прохожу мимо просто.
- Ох, Рун, - рассмеялась Лала. - Ну какой же ты наивный. Не обижайся. Но ты всё равно. Как все. Мужчина. Парень. Тебя отвергла твоя деревня. Поэтому ты не такой. А кабы не отвергла, что тогда? Поверь мне, бегал бы за девицей. Какой-нибудь. Но в этом нет ничего дурного. Сердцу надо проливать на кого-то свою любовь. Без этого оно страдает. Мы так устроены. И женщины и мужчины. Пойми, девицам нравится, что за ними бегают. Для нас это не назойливость. Это приятное. Если только кавалеры остаются в границах галантности. Правда твой случай опять же исключение. Когда ты был нежеланен для здешних девиц, любые попытки ухаживать за ними были бы для них назойливостью. Ты это чувствуешь, поэтому тебе неприятно, если кто подумает, что ты пытался ухаживать. Ты на них не смотришь, чтобы не дать повод заподозрить себя в интересе к ним. Но ты нежный и ласковый. Это же не берётся из ниоткуда. Возможно ты этого хочешь даже более, чем другие парни. Бегать за девицей.
- Да уж! - молвил Рун с мрачной добродушной иронией. - Вот так представление у тебя обо мне.
- Феи в таких вещах хорошо разбираются, милый, - ответствовала Лала весело. - Смирись. Со своей природой.
- Чего ж я тогда не страдал? От одиночества-то? - поинтересовался он. - Ежели я столь жаждал быть с девицей. Сын Тияра, вон. Утопился. А мне было неплохо одному.
- Этого я не знаю, Рун. Этого я ещё не поняла в тебе, - призналась Лала серьёзно. - Это что-то мужское, что мне не ведомо.
- Фантазируешь ты много, невеста моя милая, - улыбнулся он. - И чтоб ты понимала. Меня считают дурачком. Дурачки не интересны девушкам. И злой женится и добрый, и богатый и бедный, и вор и душегуб, все себе пару умудряются найти. Но дурачки... Если только родители сосватают. Никто добровольно не пойдёт. Ни одна. Забудь свои теории про Найю, про служанок. Все смотрят на меня лишь из-за тебя. И только. Никто меня у тебя не отобьёт. Можешь спать спокойно.
Лала промолчала. Рун закрыл глаза. Сон начал подступать, окутывая сознание.
- Рун, - позвала Лала.
- Что, Лала, - он открыл глаза снова.
- Почему тебя считают глупым? Ты не глупый, ты даже умный.
- Ну, насчёт ума не знаю, но не глупее других.
- Так почему?
- Я же рассказывал. Пакости делали. Фиор и его сотоварищи. Да на меня сваливали. Нормальный человек не будет пакости делать. Вот почему.
- А что они делали? Какие пакости?
- Лала, давай спать. Завтра расскажу, - попросил он.
- Не спится, Рун. Расскажи. Или пусти меня к себе, тогда ладно, - невинно предложила Лала.
Рун призадумался, вспоминая.
- Ну например. Привязали кошке погремушку к хвосту. И кинули её в дымоход. Летом в полночь. Представляешь, какой был переполох в дому у людей? Или вот ещё. Одному мужику ночью приспичило. А они его... - он рассмеялся, - они... дверь ему подперли в уборной палкой. И он всю ночь... до утра. Там просидел. Или вот ещё... - тут Руна совсем пробрал смех, он долго не мог остановиться. - Забрались в чужую избу днём и нагадили посреди горницы. Я... Я, Лала, не знаю, каким надо быть. Чтобы на подобное решится. Это надо смелостью обладать. Залезть при свете дня в чужой дом, когда люди просто в огороде, или даже в соседней комнате... И навалить, уж прости меня. А потом ещё встать рядом с воротами и осведомиться у хозяев ненароком: "а что это Рун от вас выходил, какие у вас дела с дурачком"?
Он снова рассмеялся, не в силах сдержаться.
- Рун, почему ты смеёшься? - с недоумением спросила Лала. - Это же тебе подлость делали.
- Ну, потому что это смешно. Сам поступок. Если про подлость забыть, - ответил он. - Удалые ребята, надо отдать им должное. Я на такое не способен. Или вот ещё покрасили корову. Или запустили свиней в избу. Или у рыбаков из ловушек рыбу стащили. Много всего, Лала. Они с размахом действовали. Не только из-за меня, я полагаю. Просто развлекались так. И придумали ещё знак рисовать угольком подле места пакости. Весёлую рожицу. Словно я эдакий мститель, оставляющий подпись, дабы знали, что это я, как бы за обиды наказываю. Так что им и сваливать на меня не слишком приходилось. Все сразу догадывались, чьих это рук дело, видя рисунок. Ну и глава всегда без сомнений меня винил, а ему же поддакивают у нас большинство. Вот и другие не утруждались сомневаться. И потом ещё сёстры Фиора слухи обо мне пускали разные. Скажем, что если девица какая мимо нашего двора идёт, я всегда в щелочку из-за ограды на неё заглядываю. Что замечали не раз меня. Так только полные дураки поступают, Лала. Слабоумные. Заглядывают в щёлки на девиц. Вот и всё. Ещё говорили, что мне овца пёстрая сильно приглянулась, что прямо смотрю на неё томно каждый раз, когда она рядом оказывается, глаз не могу оторвать.
- Как гадко, - промолвила Лала с грустью.
- Я не знаю всего, что про меня сочиняли. Я только малую часть знаю, я думаю. Но и этого достаточно. По-моему. Чтобы понять. Меня гнать хотели из деревни. Дядя ходил к главе. Долго у него был. Вернулся злющий. И мне строго настрого наказал ничего боле никогда не делать. Мне это было просто, потому что я и не делал ничего. Пакости на удивление с тех пор прекратились. Однако люд был разгневан на меня. Я стал стараться пореже в деревне бывать, всё в лесу промышлял. Бабушке поможешь в огороде, что она не может сама, и снова туда. Стал людей избегать как бы. А на кой мне они, если сердятся и думают обо мне плохо? Ещё и поэтому начали считать дураком. Вроде как странный я. А то что крепок и дерусь яростно, так вот ещё и побаиваться начали. Мол нелюдимый и злой, неизвестно, чего ожидать. Так что забудь все свои теории про девушек, которые поглядывают на меня. Никто...
Бабушка вдруг перестала похрапывать и Рун сразу умолк. Он лежал, держа ручку Лалы. Пожал ей пальчики, она пожала ему в ответ. Он улыбнулся. Храп бабушки возобновился снова.
- Давай спать, Лала, - просяще прошептал Рун. - Днём будем говорить. И обниматься.
- Спокойной ночи, любовь моя, - ласково произнесла Лала.
- Спокойной ночи, милая невеста, - тепло пожелал ей он.






День шестой и далее



Рун открыл глаза. В горнице было почти совсем светло. За окошком виднелось вступающее в права утро - ещё нет солнечных ярких красок, но тьма уже полностью ушла. Лала спала рядом на своей перинке. Их руки ночью расцепились, она подобрала свои ручки к себе, её волосы рассыпались по полу вокруг неё золотистым шёлком, виднелся из-под одеяла и кусочек узорчатого крыла. Рун полюбовался на эту картину немного, чувствуя как сразу поднимается настроение. Встал, зевнул, потянулся. Надел рубаху. Бабули в избе не было, как всегда уже в делах. Он вышел на двор. Погода стояла идеальная, ни облачка, безветрие. Похоже, поездке в город сегодня быть. Бабушка ходила меж грядок, поводя руками. Рун умылся из бочки, подошёл к ней.
- Проснулся, сынок? - добродушно сказала она.
- Ага.
- А смотри, чего я могу.
В её голосе слышались нотки довольной гордости. Она провела рукой над грядкой. Среди стоящих рядами растений возникла небольшая земляная фигурка коровы. Рун с изумлением уставился на это диво. Бабушка повела рукой снова. Коровка исчезла, вместо неё появился конь. Провела ещё раз. Конь сменился на несколько овечек и пастушка с посохом.
- Вот это да! - восхитился Рун. - Откуда ты так умеешь?
- Я оказывается могу с земелькой что хочу делать, вообще всё, - поведала старушка. Её лицо сияло детской радостью. - Надо только представить в точности, как должно быть. И оно будет.
- Да! - покачал он головой. - Чудеса вокруг нас. Сплошные, куда не глянь.
- А она ещё какие-то чудеса делала? - с любопытством поинтересовалась бабушка. - А какие, сынок?
- Вчера ничего не делала. Как ни странно, - усмехнулся Рун. - Впервые кажется такое с ней. Некогда просто было, я думаю, платья мерила дочек баронских, ты же знаешь. Ей очень нравилось это. Мне в каждом платье показывалась. Красотища! Глаз не отвести.
- Ты бы хоть мне подробней рассказал, внучок, что у барона было. А то так скупо вчера, - чуть с укором попросила бабуля. - Всё не можете друг от дружки оторваться.
- Да она тебе вчера взахлёб рассказывала. Всё и рассказала по-моему, - оправдался Рун.
- Ну она что с ней было рассказывала. А ты-то как? Как барон к тебе? Благоволил, не гневался?
- Не гневался. Просто не замечал меня. И слава богу. Так-то меня многие теперь замечают. И слуги, и знатные люди. С начальником стражи говорил даже. С офицером одним.
- Надо же! - подивилась бабуля. - А что тебе говорил господин начальник стражи?
- Да так. Про деда спрашивал. Про своего деда сказал. Мол, воевал на той же войне, что и наш. Предлагал ратному делу поучиться. Бесплатно.
- Вот ты у меня какой теперь! - с гордостью молвила старушка. - Кто с тобой беседы ведёт. Глядишь, и в люди выбьешься.
- Ну, ты тоже вон какая. Кудесница, - похвалил её Рун. - Не чета мне.
- Кудесница, - рассмеялась бабуля, вроде бы и с юмором, с самоиронией, но явно и польщённая таким званием.
Со стороны улицы послышался какой-то шум.
- Что это там? - обеспокоилась бабушка.
- Пойду посмотрю, - пожал плечами Рун.
Он направился за дом, к калитке. Чем ближе он подходил, тем отчётливее слышал звуки тихих голосов. Словно негромкая перебранка происходит рядом с их избой. Так оно собственно и было, через ограду Рун увидел дядю Яра, который спорил со стражниками.
- Иди отсюда подобру-поздорову, кому велено! - шипел на дядю один из стражников, стараясь не поднимать лишнего шума. - Не то в темницу тебя отправим.
- Но это мой дом! - тоже тихо возражал дядя. - Вы понимаете, что это мой дом?! Я к себе пришёл!
Дядя заметил Руна, поглядел на него беспомощно:
- Рун, подтверди, что это мой дом. Мой.
Рун всё же надеялся, что дядя одумается и не придёт требовать с Лалы чудес, как обещал. У него возник мимолётный соблазн соврать. Заберут Яра в темницу, и проблема решена. Но соблазны соблазнами, а поступать надо по совести.
- Да, - отозвался он. - Это дядина изба. Пустил нас, когда погорели.
- Но сам-то он здесь не живёт, верно? - задал вопрос стражник.
- Верно, - кивнул Рун. - Он в замке служит. Там и живёт.
- Ну и что ты тут мне тогда мозги пудришь!? - угрожающе воззрился стражник на Яра. - Что с того, что он твой? Тут фея живёт, а не ты. Ты как бы сдаёшь этот дом. А ежели бы, допустим, ты барону сдавал свою хибару, тоже бы припёрся и полез к нему без приглашения? Понимаешь, о чём я?
- Стал бы барон в такой избёнке жить, - позволил себе скепсис Яр.
- Ты дураком-то не прикидывайся! Ты писарь, умным должен быть. Я говорю умозрительно, для примера, - рассердился стражник.
Рун тем временем вышел через калитку, подошёл к стражникам.
- Пропустите, пожалуйста, дядю, - попросил он. - Мы же родственники. Это сын бабули. Как его можно не пустить?
- Коли велено, пусть проходит, - тут же согласился стражник. - Но на будущее, без приказа и в следующие разы будем гнать в такое время. Родственник приходи в урочный час. Фея спит ещё поди.
- Вообще-то он прав, дядя, - сказал Рун. - Лала спит. Я пока не могу вас в дом пустить. Она хоть и одетая спит, но вы всё же чужой мужчина для неё. Ей неловко будет.
- Вот! - со значением произнёс стражник.
- Подожду пока во дворе. С тобой поговорю, с маманей, - смиренно молвил Яр. - Маманя-то не спит уже, я думаю? Наверное уж давно в огороде.
- Ага. Уже там, - слегка улыбнулся Рун.
Дядя направился к избе.
- Спасибо, - с искренней признательностью поблагодарил Рун стражников.
- Да не за что, парень. Мы честно свою службу служим, - серьёзно ответил тот из них, что спорил с Яром.
Рун вслед за дядей прошёл за ограду, затворил за собой калитку. Они пошли вкруг избы в огород.
- Так что ты надумал, Рун? - поинтересовался дядя тихо-тихо спокойным голосом. - Отдашь мне желание, как по совести полагается?
- Я не думаю, что это по совести, - заметил Рун с сожалением. - Я не могу требовать с Лалы желание для вас. Это... так нельзя.
- Но ты не истратил это желание? - в голосе дяди прозвучали оттенки надежды и затаённой угрозы.
- Нет.
- С феей дашь мне поговорить?
Рун задумался.
- Ну... да, - нехотя озвучил он своё решение. - Когда проснётся. Но это неправильно. Требовать с неё.
- Правда на моей стороне, - возразил дядя.
Они подошли к бабуле.
- Здравствуй, сынок, - встревожено обратилась та к Яру. - Ты чего так с ранья? Али случилось что?
- Нет. Просто зайти решил.
- Понятно. А смотри, чего я могу, - поторопилась похвастаться старушка.
- Я пойду к Лале, подожду, пока проснётся, - предупредил дядю Рун.
Яр кивнул. Рун отправился в избу. Чувствовал он себя... растерянным. Понимал, что Лалу надо как-то защитить. От подобного. Но как? Не пустить дядю в собственный дом? Нет тут никаких вариантов. И от него самого в этой ситуации кажется ничего не зависит. Он вошёл в избу, прошёл в горницу. Лала, заслышав его шаги, села на лежанке, буравя его весёлыми глазками. Рун тоже сразу повеселел, глядя на неё.
- Разбудил тебя? - улыбнулся он. - Извини.
- Нет, сама пробудилась, - отозвалась Лала, продолжая радостно смотреть на него, словно ожидая чего-то.
- Я хороший жених, я как раз пришёл тебя обнимать, - сообщил он чуть с юмором.
Лала тут же выпорхнула с лежанки, и через мгновение уже прижалась к нему, сияя. Вздохнула счастливо.
- Доброе утро, суженый мой.
- С тобой каждое моё утро страх какое доброе, - поведал он.
Лала рассмеялась.
- Опять ты ничего не видала. Мой голый торс, - постыдил он её. - Ну что же это такое, для кого я рубаху снимаю?
- Я думала, тебе жарко, поэтому ты снять её стремишься, мой дорогой.
- Нет, это только повод. Хочу тебя влюбить. Таков мой план.
- Сочувствую, что он пока не действует.
- Не действует, - кивнул Рун, любуясь её очаровательными глазами. - Но я добьюсь, чтоб он сработал.
- Мечтай, мечтай, - лукаво прищурилась Лала.
Они смотрели друг на друга, и смотрели, и смотрели.
- Ах, Лала, там дядя пришёл, - с сожалением молвил Рун.
- Ну и что?
- Хочет с тебя чуда требовать.
- Требовать? - изумилась Лала. - Как это требовать?
- Думает, раз я тебя дедовым зельем поймал, то из трёх желаний как минимум одно ему принадлежит. Как наследнику дедушки. Только это зелье ему не нужно было. Оно никому было не нужно. Дедушка мне его оставил. Знал, что всем другим кроме меня оно неинтересно. Никто же не верил, что оно настоящее. Дедушка уж сколько лет как умер. А дядя лишь сейчас спохватился. Как я тебя поймал.
- Да уж, - покачала головой Лала сочувственно. - Твоего дяденьку обуяла жадность до чудес. Это печально.
- Прости меня, милая. Я не знаю, как тебя уберечь от его требования, - повинился Рун. - Ничего в голову не приходит. Думал, думал, да не надумал.
- Нашёл о чём горевать, глупенький, - разулыбалась Лала. - Это пустяк, Рун.
- Он с тебя не пустяк будет испрашивать. Он умный. Наверняка что-то серьёзное загадает.
- Это всё неважно, любимый. Я не стану выполнять его желаний.
Лала неудержимо сияла счастьем.
- Он грозил в суд на нас подать, ежели желание не уступим, - продолжил свой рассказ о дяде Рун.
В глазках Лалы на мгновенье отразилось глубокое недоверчивое недоумение. А затем она рассмеялась звонко от всей души.
- Такого я ещё не слыхала! - произнесла она сквозь переливы своего дивного смеха. - Чтобы с феи чудо через суд требовали.
Её веселье передалось Руну, тоже заставив его тихо засмеяться.
- А вдруг засудит, - проговорил он с иронией.
- А я судью околдую, - нашлась Лала. - Пойдём к твоему дяде, Рун. А то ждёт наверное в нетерпении. Мечтая о чуде. Не даст насладиться женихом с утра, нехороший. Всю ночь томилась.
- Лучше я его сюда позову. Там бабуля, она не знает. Про это всё. Неловко будет при ней о таких вещах.
- Зови, заинька мой.
Рун, совершенно успокоившись, в приподнятом настроении вышел из избы.
- Дядя, - крикнул он, - Лала проснулась. Хотите с ней пойти поздороваться?
- Да, хочу, - сразу отозвался тот.
Было заметно, что магия бабушки произвела на него неизгладимое впечатление. Выражение его лица демонстрировало сложную смесь чувств - потрясение, удивление и напряжённую мыслительную работу по переосмыслению основ мирозданья и своих намерений, чего же стребовать с феи. Иначе говоря, в некотором шоке пребывал человек. Хоть и знал от супруги заранее о бабушкином новом даре, но знать о чуде и лицезреть его, это разное. Рун подумал, он сейчас увидит ещё и обстановку в доме. Это его добьёт. Да и Лалу-то он видел всего раз и в ином платье.
- Вот это у мамани колдовство! - шепнул дядя Руну, подойдя.
- Она теперь волшебница. Настоящая, - поведал Рун. - Вы, дядя, знаете, как у нас всё в дому стало?
- Слышал, - кивнул Яр. - И гляжу уж на избу. Окна увеличились. Перекос исправился. Отхватил ты, Рун, невесту себе. Даже боязно как-то. От столь великой силы. А что у неё бы загадать? Может тоже магический дар какой?
Рун только вздохнул в ответ, открывая дверь. Едва оказавшись внутри, дядя ожидаемо остолбенел.
- Богато! - вымолвил он ошарашено. - Ох и богато! Даже барону... далеко до этого.
- Дядя, пойдёмте, потом осмотрите всё, - попросил Рун.
Яр подчинился. Лала, как всегда, встречала гостя во всей красе, крылышки расправлены, на устах радушная улыбка. Если дядя и хотел что-то требовать, то сразу позабыл об этом.
- Доброе утро, дорогой дяденька Яр, - поприветствовала его Лала.
Он не смог выдавить из себя ни слова, зато поклонился в пояс.
- Давайте присядем, дяденька, - предложила Лала. - Нам надо поговорить.
- Надо, - неимоверным усилием воли Яр взял себя в руки, вырвавшись из шокового состояния.
Он был бледен, но в глазах появилось осмысленное выражение. Наступил самый ответственный момент его жизни, как ему казалось. Когда решается судьба. Лала присела на лавочку, пригласив его ручкой последовать её примеру. Он послушался. Рун сел в стороне на табуретку.
- Вы знаете, для чего я здесь? - осведомился Яр осторожно.
- К несчастью да, - мягко ответствовала Лала, глядя на него с сочувствием.
- К несчастью? - удивлённо повторил он за ней.
- Мне жаль, но я не могу дать вам то, чего вы хотите.
Яр на какое-то время растерялся, храня молчание. Лала ждала. Наконец он поднял глаза.
- Но вы признаёте, что это моё желание по праву? - с надеждой посмотрел он на неё.
- Ах, дяденька Яр, нет у вас никаких прав на меня. И никогда не было, - по-доброму произнесла Лала.
- Но... зелье...
- Что зелье. Это ничего не значит. Для меня, - голосок Лалы был исполнен вежливым участливым сожалением. - Если вы ищите каких-то справедливых объяснений своему желанию истребовать с меня чудес. То я скажу. Зелий у вас в мире наверное делают много. А много ль ловят фей? Это лишь личная удача ловца. Меня послало Руну небо. Не вам. Не вам и предъявлять мне счёт на чудо. Но вы поймите, милый дядя Яр, мне нет до справедливых объяснений дела. Я не имущество, чтобы меня делить, по справедливости иль как-нибудь иначе. Раз небо выбрало Руна моим ловцом, то и моя магия ему назначена. Чудо феи всегда надо заслужить. Рун заслужил тем, что меня поймал. А вы чем? Мне, собственно, не жалко колдовать и для других. Когда тому имеется достойный повод. Вот бабушку же Иду одарила. И вас бы может чем-нибудь смогла. Ведь вы нам не чужой. Однако вас обуяла жадность до моих чудес. Фея никогда не сможет творить волшебство для человека, которого обуяла жадность. Вы сами мне закрыли все пути, чтобы творить для вас. Теперь я не смогу. Мне жаль. Я физически не смогу. Мне магия не подчинится, когда я попытаюсь. И ничего не выйдет. Феи вознаграждают лишь за доброе сердце. Но не за жадность. Хоть по суду, хоть без суда. Не в силах буду, даже если Рун попросит колдовать для вас. Теперь уже никак. Простите.
Чувства человека, который был на волосок от исполнения мечты, и в миг её лишился. Это глубокие чувства. И сильные. Яр был обескуражен. И потрясён. И от стыда густой покрылся краской. Взор потупив, сидел понуро, глядя в пол.
- Это всё жена, - горестно пожаловался он. - Вот же проклятая баба! И пилит, и пилит. Да это наше зелье, иди потребуй. Могли бы то, могли бы сё. Как короли б зажили. Не дай себя обокрасть. Да ты глупцом будешь, племяннику позволив всё присвоить. Вернусь, уж я ей покажу. Проучу хорошенько.
- Вы что, дяденька Яр! Разве можно супружницу колотить? - ужаснулась Лала. - Не обижайте её, пожалуйста. Пообещайте, что не станете. Она уже сама себя наказала. Тем что лишила надежды на чудеса. Это большое наказание. Большой урок на будущее. Не надо обижать её. Прошу вас.
- Не буду, - отрешённо пообещал Яр.
- Не печальтесь, пожалуйста, дяденька Яр, - попросила Лала с мягким сочувствием. - Нет повода. Ведь вы не получили лишь того, что вам итак не полагалось. А значит, нет причины горевать. Тем более, когда у вашей мамы. Теперь есть дар магический. Она же ваша семья. Вы можете гордиться ею. Своей семьёй.
- Пожалуй так, - вздохнул Яр. - Просто... позор какой.
- Где здесь позор? - искренне подивилась Лала. - Никто же не узнает кроме нас. Об этом случае. А нам вы не чужой. Мы знаем, вы хороший. И не осудим. Просто вы ошиблись. Пустое недоразуменье, которое мы с Руном уж забыли. Ведь правда, дорогой?
- Ага, - подтвердил Рун. - Ничего плохого вроде не произошло. Поговорили и всё выяснили. Да выбросили из памяти. Зачем такие пустяки в ней держать. Всё не упомнишь.
Яр поднялся.
- Пойду я, - промолвил он с потерянным видом.
- Может покушать останетесь? - предложила Лала. - Мы были б рады.
- Я сыт, благодарю, - всё так же отрешенно ответствовал Яр. - Супруга накормила. Готовить она мастерица.
- Не колотите её, - напомнила Лала с улыбкой. - Так нельзя.
- Нет, не буду, - заверил Яр. - Сам виноват. До свидания.
Он быстро вышел. Хлопнула дверь. Лала посмотрела печально на Руна.
- Жалко его, - поведала она. - Расстроился так. И ничего не поделаешь. Я правду сказала. Чудеса феи... не даруются беспричинно. Надо заслужить. Обязательно. Именно поэтому они ценны. Правда иногда сие жестоко. Как будто. Но я тут не виновата, Рун. Так мир устроен. Обними меня. Мне грустно.
Он сразу переместился к ней на лавочку. Она прижалась. Улыбнулась тепло:
- Так лучше. Полегче.
- Красавица моя, - порадовался он тому, что она рядом.
Лала промолчала. Не всегда нужны слова, чтобы выразить чувства. Её личико отражало смесь доброй печали и тихого счастья.
- Удивляюсь я на тебя, милая, - признался Рун.
- Почему?
- Ты так уверенно ведёшь себя порой. Со всеми. Святых отцов тогда выставила. С бароном как с ровней. Пред строем ратников само очарованье. И перед дядей совершенно... не растерялась. А я вот да, к примеру. Немного.
- Ну я-то не сидела по лесам, - объяснила Лала. - Фей любят. Я всегда была любима. Все мне рады. И в наших краях, не только здесь у вас. Привычно быть в центре внимания. Я редкая фея, мой славный. Очень. Меня замечали даже среди других фей. К тому же здесь ни у кого нет власти надо мной. Кроме тебя.
- У меня есть власть над тобой? - развеселился он.
- Есть, - лукаво отозвалась Лала. - Откажешься обнять, и всё. И я не выдержу.
- Так я сам хочу. Сам себя наказывать?
Лала рассмеялась тихо.
- Ну, значит это у меня власть над тобой, - довольно произнесла она.
- Вот это в точку, - кивнул Рун.

*****


Рун ещё нескоро ушёл. Они с Лалой некоторое время провели друг с другом. Затем Лала вызвалась помогать бабушке готовить. Ей увлекательны были нехитрые деревенские дела по хозяйству - и потому что в диковинку, и потому что помогать нравилось. Сияла всё время улыбкой, они с бабушкой говорили о чём-то, смеялись обе. Руну приятно было видеть эту тихую семейную идиллию. Сам он слазил в погреб, вспомнив, что бабуля просила почистить, оценил фронт работ. Частично перебрал овощи, нашёл сколько-то подгнивших, выбросил. Далее был завтрак. Люди уже не несли с самого утра подарки Лале, но бабушка теперь часто ходила по деревне, дарили ей днём, съестного было много. Те, кто знал голод, всегда рационально относятся к пище. Сколько бы её не было, в первую очередь постараются использовать скоропортящуюся. А лето это не зима, жарко, быстро портится много чего. В общем, на сей раз бабушка сотворила какую-то кутю, непонятную обжаренную смесь из всякой всячины, обычно-то она готовила довольно аппетитно, но кутя и есть кутя, плюс, Лала похоже пыталась улучшить блюдо магией, да не вышло у неё. Вкус был, мягко говоря, странный. И всё же вполне съедобный для простых деревенских жителей. Лала, отведав сей кулинарный изыск, смущённо загрустила.
- Милая, ты не ешь это, если не нравится, ешь что хочешь, - ободряюще посмотрел на неё Рун. - У нас вон сколько всего: и сыры, и мёд, и булки, и хлеб, и... чего только нет. Заботятся о тебе люди, и дарят и дарят.
- Мне нравится, - возразила Лала.
- Это заметно, - усмехнулся Рун. - После баронских яств наверное тяжело есть подобное? Прости.
- Не тяжело, - буркнула она. - Просто. Стыдно. Я кажется испортила это кушанье. Что-то не получилось. Думала, это не сложно. А оно...
- А как ты его испортила? Ты над ним колдовала? - с хитрецой на физиономии поинтересовался Рун.
- Н...нет, - улыбнулась Лала лукаво.
- Ну, значит ты тут и ни при чём.
- Невкусно, дочка? - опечалилась старушка. - Я старалась. Вроде ничего.
- Очень вкусно, бабушка Ида, - Лала героически продолжила трапезу.
- Может нам всё же выкидывать лишнее, бабуль? - предложил Рун. - Ну много же, нам не осилить, свиней нет, чтобы скармливать. А то так и будем каждый день надсажаться бурдой. При том что у нас столько отличной еды.
- Нельзя добрую пищу выкидывать сынок. Грех это, - покачала головой старушка. - Пища это святое. Я вот в детстве хлебнула голода. И кору ела с деревьев, и листики. И букашек. И землю. Многие помёрли тогда.
Она вздохнула. Лала с бесконечным сочувствием поглядела на неё, и с ещё большей стойкостью отправила очередную ложку бурды в ротик.
- Ну, сейчас-то не голод поди, - заметил Рун спокойно.
- Привередлив ты стал, внучок, после баронских угощений, я смотрю, - улыбнулась бабуля.
- Ага, даже слуги в замке удивлялись, насколько я привередлив, - с юмором отозвался Рун. - Сегодня опять наемся яств чудесных. Прям предвкушаю.

Вскоре завтрак был окончен. Рун с Лалой снова отправились на свою любимую лавочку около избы. Весело щебетали птички, радуясь новому дню, летали пчёлки, в воздухе стояла свежесть, доносилось мычание коров и похрюкивание, периодически кричали своё "кукареку" петухи. Обычное безмятежное деревенское утро.
- Ну что, Лала, привыкла быть сельской девушкой? - спросил Рун тихо.
- Не знаю, милый. Жизнь хорошая. Здесь. Но как будто не моя. Странно всё же, - призналась она умиротворённо, расслабившись в его объятьях. - Я в городе жила. Училась магии. Теперь учусь варить. Вроде бы дело нехитрое. Но не выходит. Не вышло сегодня. Когда выходит, приятно, все кушают, и от этого хорошо сердечку становится. Когда не выходит... виноватой себя чувствую. Будто подвела, огорчила. От магии так не бывает, поругает учительница, и всё. Домой мне надо, Рун.
- Так расстроилась из-за готовки, что и Рун стал не нужен? - подивился он шутливо.
- Ты нужен. Очень! Но это не моё место, - мягко произнесла Лала. - Мне с тобой хорошо. Даже почти не печалюсь, что... из-за проклятья. Из-за разлуки с мамочкой, папочкой, сестричками, всеми, кто меня любит, кого я люблю.
В её голоске послышались лёгкие тоскливые нотки.
- Да уж. Тебе нельзя готовить, Лала, - усмехнулся Рун. - А то так с подобным настроением пожалуй и меня разлюбишь скоро.
- Ты льстишь себе, мой дорогой. Я и не влюблена в тебя, - с иронией напомнила Лала.
- Говори это себе почаще, может поверишь, - заявил он весело.
- Глупенький какой, совсем от меня голову потерял, - улыбнулась Лала.
- А мы её палочкой-направлялочкой поищем, - проронил Рун.
Лала рассмеялась звонко.
- Люблю, как ты смеёшься, - сказал Рун.
- А я тебя. Люблю.
- Ну вот и признала, - восторжествовал он.
Лала только снова рассмеялась в ответ. На её личике сияла бесконечность счастья. Они посидели немого в тишине. Подлетела крупная стрекоза, повиснув рядом с ними, словно разглядывая своими огромными глазами. Было слышно мерное трещание её крыльев.
- Здравствуй, милая, - ласково обратилась к ней Лала.
Стрекоза покачалась в воздухе из стороны в сторону, затем к изумлению Руна сделала кувырок через голову, снова покачала крыльями, и умчалась. Лала разулыбалась.
- Все-то тебя любят, - подивился Рун.
- Особенно ты, мой заинька, - довольно промолвила Лала.
- Особенно я, - добродушно согласился он, и посмотрел на неё с сожалением. - Идти мне надо, Лала. Быстрее уйду, быстрее ворочусь. Бабуля с тобой побудет, пока карета не придёт.
- Рун, не уходи, - очень мягко попросила Лала с надеждой.
- Прости, любимая, никак нельзя, - посетовал Рун. - Обещал же. Бабуле. Раньше я мясо приносил. Меняли у лесорубов на дрова. Теперь не приношу. Только за деньги. Лучше поберечь и деньги и дрова. До зимы. Я быстро ворочусь. И уж потом весь день не расстанемся. Обещаю.
- Ну ладно, - смирилась Лала.
Они посидели ещё чуть-чуть, и она отстранилась. Рун встал. Лала тоже.
- Только обними меня сразу, как встретимся. Хоть при ком. Обещай мне, что обнимешь, не смутишься, - улыбнулась она. - Прошлый раз было так мило.
- Лала, ну это перебор был. Давай по ситуации как-то, - почти взмолился Рун, вспомнив строй ратников. - Если прямо толпа, то отложим. Ну мы же не для них обнимемся.
- Вот именно, Рун. Мы же не для них. Тогда какая тебе разница, сколько глаз на тебя глядит? - возразила Лала.
- Ну как какая? - с недоумением отозвался он. - Стыдно. Неужели ты вообще не смущаешься?
- Конечно смущаюсь, Рун, - поведала Лала. - Но это же очень хорошее и доброе. Объятья двух, что дороги друг другу. Разве стоит этого стыдиться? Нет. А смущение лишь волнения добавляет, трепетней сердечку, запомнится надолго и в душе останется навек самым тёплым и ярким воспоминанием.
- Ну да, останется, это факт, - признал Рун. - Такое не забудешь. Лала. Ты мне дорога. Но мои чувства... я не хочу их перед всеми раскрывать. Они только тебе. Только для тебя. А так я перед всеми их выставляю. Словно специально напоказ. Зачем? Я не понимаю. Они лишь для тебя. Ни для кого более. Я не хочу делиться ими ни с кем кроме тебя.
- Рун, если ты не понимаешь, как я это тебе объясню? Это вот здесь, - она приложила ладошки к сердцу. - Почему алый цвет алый и почему он красив? Мы не знаем. Но любуемся на зарево заката. Не важно понимать, важно чувствовать. Неужели ты не чувствуешь, что... это прекрасно, не видеть ничего и никого, когда хорошее меж нами есть и хочет проливаться друг на друга в объятьях нежных?
- Ну... да, наверное это прекрасно, - неуверенно кивнул Рун. - Но должны же быть какие-то границы. Они есть у всего.
- И у твоих чувств ко мне? - грустно улыбнулась Лала.
- Сама же говоришь, что не влюблён, - виновато улыбнулся он в ответ. - Ты вот не хочешь жертв мне приносить. А я же хоть сейчас готов... на них пойти. Ни приласкать нельзя, ни прикоснуться толком. Твои границы безграничны, Лала. Они обширнее гораздо, чем мои.
- Ну уж, нашёл чем укорить, - покачала головой Лала чуть растерянно. - Для жертв и ласк сперва надо жениться. Иначе то бесстыдство будет и позор. Для девушки уж точно.
- Я не укоряю, Лала, вовсе нет, - заверил Рун мягко. - Это здорово, что ты такая. Хорошая. Безгрешная. Я лишь хочу сказать, что... мои границы не к тебе имеют отношение. А к другим. Я не хочу других, хочу чтоб ты была лишь рядом. Вот и всё.
- Смотри ты, как выкрутился, - развеселилась Лала. - Ладно, Рун. Раз ты так хочешь, так тому и быть. Не обнимай меня при встрече, коли смутишься или будет слишком людно. Я потерплю.
- Спасибо, Лала! - безмерно обрадовался Рун. - Ты не переживай, навряд ли снова нам перед толпой устроят встречу. А при бароне я насмелюсь. Правда.
- Мой герой, - с нежной иронией промолвила Лала. - Иди уж. За хворостом своим.
Они глядели друг другу в глаза. И было в её взгляде столько тепла, и доброты, и ласки. Он не выдержал, шагнул к ней и обнял на прощанье. Она лишь вздохнула. Он отступил:
- До свидания, невеста моя славная.
- До встречи, жених мой ненаглядный, - одарила Лала его прощальной радушной улыбкой.

*****


Для того чтобы собирать хворост надо углубляться в лес. Чем ближе к деревне, тем труднее его найти. Народ-то не сидит на месте. Парни и мужики редко его ищут, всё же силушка есть и на какую-то иную более важную работу, а вот ребятня, девицы да старики хаживают за ним. Огонь-то всем нужен. Девицы и дети далеко за ним не идут по причинам безопасности, чтобы животное не напало или человек злой не обидел. Старики шарятся везде, куда ноги добредут. Парень, ежели всё же отправился, получается вне конкуренции, только надо уходить подальше вглубь. Рун быстро миновал прилесок, не утруждаясь в нём поисками. И оказавшись в лесу, сразу пошёл дальше. Лучше потратить лишние минут десять на ходьбу, чем лазать по местам, где до тебя уж лазало немало других охотников за сухими ветками. То, что была гроза ночью, и хорошо и плохо. В грозу всегда ветер, новых веток должно было нападать. Только вот они теперь не совсем сухие. Но это не беда, просохнут, главное принести. Всё бабуля меньше будет пенять, что не помогает. Рун шёл, а у него перед глазами так и стояла Лала. Он улыбался, но почему-то как будто болело слегка внутри. На сердце. Он этого не замечал, не осознавал, просто воспринимал ноткой грусти от расставания. Которое закончится уж скоро. Лишь он вернётся. Это ненадолго. Их разлука. И всё же эта нотка на него влияла. Вызывала внутреннее беспокойство. И наконец он отчётливо осознал и её, и её причину. А Лала-то ведь грустная была. Прощались, улыбаясь, но если присмотреться к её образу. Оттенок лёгкой печали присутствовал в глазах её чудесных. И не из-за расставанья. Она вовсе не приняла его сторону в вопросе об объятьях при народе, в чём он убедил себя. Она уступила. Потому что добрая. Но ей было грустно. Он её обидел так или иначе. Пусть не слишком, но всё-таки обидел.
Рун расстроился этому своему открытию. Ему нравилось радовать её. А огорчать. Такого он не ожидал от себя. Даже стыдно как будто. Очень. Невинное созданье, столь безобидное и беззащитное. Он призадумался, он прав или неправ. Как будто прав. Ну где тут ошибаться? Чем хорошо прилюдно демонстрировать к друг другу чувства? Зачем так выставлять их напоказ? Быть может у девиц иначе всё. У мужчин... ну или не у всех, лишь у него... Не свойственна мужчинам нежность. Поэтому неловко публично изливать её на кого-то. Словно душу выворачиваешь наружу пред всем миром, открываешь полностью чужим, кто не оценит, не поймёт, лишь плюнет туда при первой же возможности. Для демонстрации сих чувств нужно доверие к тому, кому их демонстрируешь. Большое. Огромное. С открытою душой ты уязвим. Душа ранимая, бронёю не прикроешь. Поэтому оберегать стремится всякий от чужих. Никто не пустит просто так. Ну может, кроме фей, которые всех любят сами, и всеми трепетно любимы. Всем доверяют. Для неё свою любовь демонстрировать так же естественно, как дышать. Для него естественно прямо противоположное. Укрывать любовь ото всех. Несовпадение выходит. И что же делать? Душу обегать надо так или иначе. Он прав, она нет. Просто она не учитывает, кто он, что он другой. Её душа ничуть не пострадает, коль её чувства не увидят люди. А вот ему есть шанс что раны нанесут, когда он примет её сторону в вопросе публичных излияний нежности. Поговорить об этом с ней? Нет, не поймёт, не объяснить такое на словах, не хватит ни красноречия, ни аргументов. Это или чувствуешь, или нет. Она не мужчина, и даже не человек. Ей может не дано почувствовать такое. Но она добрая. Уступила ему. Обиделась чуть-чуть. Он ей компенсирует. Обязательно. Объятьями, хорошими словами. Своими чувствами. Она простит. Оттает. Неизбежно. Потому что любит. Пусть хоть как друга. Но вроде любит. Искренне.
Рун разулыбался от мыслей о том, как будет радовать её, как она воссияет от этого. И всё простит. Конечно же. Она ведь фея. Он успокоился как будто. Ходил мечтательно, искал хворост совершенно машинально, не видя и не слыша ничего. Он находил ветки, укладывал в вязанку, но видел лишь её. Лишь Лалу пред глазами. Думал о ней, и тепло становилось на сердце. Словно она рядом. Вспоминал их разные моменты с ней. Вспомнил о цветах. И тут вдруг как озаренье. Остро и отчётливо осознал. Нет, неправ именно он, а не она. И суть тут в том, что тут вообще не важно, кто прав, а кто нет. Важно что она девушка, а он парень. Взять хотя бы эти цветы. Казалось бы, ну зачем они ей? Это что, подарок? Ерунда какая, могла б сама нарвать, если ей надо. Но нет, она рада была, безмерно, пела эти свои милые "ла-ла-ла". Это её душа пела. Она очень радовалась тем цветам, тому, что он нарвал их для неё. Это было дорого ей. Неважно, почему. Важно что дорого. Она девушка, девушки радуются разному, и так хорошо на душе, когда удаётся порадовать. Вот единственное здесь, что действительно важно. Если ей в радость, чтобы все увидели, как сильно он её любит, если она счастлива от этого станет, тогда большое счастье обнять её при всех, и насладится её невинной искренней радостью, всё остальное не имеет значения. Подумаешь, чужие плюнут в душу. Мужчина же, да и плевали сколько раз. Ради неё стерпеть легко. Она с ним не стесняется обняться прилюдно. При том, что она фея, практически богиня, а он кто? Дурачок-плебей. Такого рассказал ей про себя вчера... Любая б после этого со стыда сгорела обнять на глазах у народа. Даже зная, что оклеветан, всё равно сгорела бы. Позор ведь. Не стала б ни за что ни одна девица здесь. Стыдно. А Лале всё равно, что о нём думают другие, весь мир для неё словно перестаёт существовать, когда он рядом. Тогда как сам он, видите ли, стесняется. Может правы люди насчёт него, может и правда дурак? Но ей всё равно. Ну, слава богам, хоть понял. Теперь уж боле так не ошибётся. Столь глупо, столь обидно для неё. Теперь исправится.
Рун остановился, утёр пот со лба, посмотрел на небо. И тут вдруг словно пришёл в себя. Мечтательность и мысли отступили. И ему открылась ещё одна неприятная истина. Вязанка была уже столь огромна... аж страшно. А солнце поднялось так высоко. Что утро и закончилось давно. И в общем-то недалеко и полдень. Он ужаснулся и расстроился. Что новую обиду Лале причинил. Наверное истомилась в ожидании. Может волнуется, переживает. Не долго думая, он схватил вязанку, взвалил на спину, помчавшись со всех ног домой. Шёл так быстро, как мог. Порой даже бежал. Вязанка конечно была неординарного размера, с ней сильно-то не побегаешь. Он понял, что даст очередной повод людям считать себя дураком. Никто со столь огромными не ходит. Ну и ладно, главное сила есть, чтобы дотащить, бабуля довольна будет, а перед Лалой... исправится. Найдёт, как утешить. Вот пусть хоть кто окажется поблизости, хоть ратников отряд, хоть народ со всей округи, барон с толпою знати. Обнимет сразу. И прошепчет нежности какие-нибудь. От сердца. И она немедля засияет своей очаровательной улыбкой, и простит. Она же добрая. Как ангел. Рун бежал и улыбался, думая, как она его простит, как будет рада, и всё ненастное меж ними навеки в прошлое уйдёт, забудется, и будет только счастье. Опять замечтался, не заметил, как и до дома добрался. Бросил вязанку за домом, хотел сейчас же бежать в замок, но бабушка, заметив его в окно, вышла, Лицо у неё было озабоченное и опечаленное.
- Долго ты, внучок, - посетовала она с некоторым удивлением.
- Да что-то прокопался, - кивнул он.
- Рун, - расстроено молвила старушка. - Люди всё судачат о вас, всё судачат. Много дурного стали про тебя говорить. Мол, фею хитростью заставил своей стать.
- Не ново, - пожал он плечами. - Завидуют. Сами-то поди только и мечтают. Поймать фею. Теперь.
- Говорят, ты её обижал.
Бабушка смотрела на него в растерянности.
- Поссорились разок как-то. По пустяку. Через часок уж помирились, - объяснил Рун. - Пойду я, бабуль.
- Ты её бил, говорят, внучок.
У Руна так и отпала челюсть.
- Бабуля, ты с ума сошла?! - вырвалось у него. - Как ты себе вообще такое представляешь?! А если бы люди говорили, что я тебя бью? Ты бы тоже поверила?! Похоже да. Сказала бы, зачем же ты, внучок, меня колотишь? Хоть не болят бока, да люди-то видали, а значит было. Так что ли?!
- Так всё неправда? - с неуверенностью спросила старушка.
- Она счастлива у нас. С нами. Неужто тебе это не заметно? - с чувством задал встречный вопрос Рун.
- Говорят, что магия влюблённости делает её счастливой, хоть истязай ты её, она будет к тебе стремиться, - не унималась бабушка.
Рун вздохнул.
- Побегу я, бабуль, - произнёс он. - Лала там наверное меня уж потеряла. Выкинь ты из головы эти глупости. Бред это всё. Я её так же часто бью, как и тебя. Я нарадоваться на неё не могу, налюбоваться не в силах. Ни за что я не сделаю ей плохого. И девушек я никогда и пальцем не трогал. И не собираюсь, к твоему сведенью. Кто я по-твоему? Уж ты-то меня знаешь. Я думал. Обидеться бы на тебя, да некогда. Побегу я.
- Прости, сынок, - ответствовала бабуля по-доброму, явно повеселев.

До замка Рун добрался без приключений. Никаких старушек он по дороге не встретил, а если и встретил, то не заметил, слишком уж ум был занят другим. Стражники молча пропустили его через ворота, там к нему сразу подошёл слуга с суровым лицом, велел следовать за ним. Не разговаривал, шагал размерено, не медленно, но и не спешил, Рун клял его про себя, сам-то бежать был готов. Но что поделать. А в мыслях у него лишь было, как сейчас кинется к ней, и прижмёт, и повинится, и скажет... много всего. Много-много. И она возрадуется. Обязательно. Иного не бывает. Она такая. Стыдно было, что обидел. Но был уверен, всё исправит сейчас.
Они оказались в коридоре, где слышались приглушённые звуки лютни и поющего мужского бархатного голоса. Рун с облегчением понял, что всё, пришли. Заволновался. Слуга довёл его до двери, отворил её, пропустил его внутрь. Тут были все: барон, его дети, какая-то полноватая женщина в строгом платье. Менестрель - в сценическом наряде играл на лютне, исполняя чувственную балладу. Ну и конечно Лала. Рун разулыбался, сразу пошёл ей навстречу, без разрешения господ - неслыханная дерзость. Но решился. Лала встала. Почему-то она не улыбалась. Менестрель резко смолк.
- Лала, прости, задержался что-то, - мягко попросил Рун, протягивая к ней руки.
К его полному изумлению она не дала себя обнять. Даже не двинулась навстречу, сохраняя серьёзное выражение личика, а когда он сделал последний шаг, вытянула свою ручку вперёд, как преграду, и не позволила.
- Рун, нам надо поговорить, - промолвила она, глядя на него непривычно спокойно, даже без намёка на её обычное радушие.
Он посмотрел на неё в абсолютном непонимании. Чувствуя себя так, словно наступил какой-то сюрреализм. К ещё большей его озадаченности все остальные люди встали и ушли. Молча. И барон, и дети его, и женщина, и менестрель. И слуга. Все. Даже дверь за собой закрыли, оставив их наедине. Рун взирал на Лалу и ждал, сам не понимая чего.
- Что происходит? - услышал он собственные тихие слова.
- Рун, я подумала. Ты прав. Мне будет лучше в замке, - сообщила Лала. В ней не было какого-то негатива, неприязни. Но и приветливости тоже. Просто поставила его в известность. - Здесь безопасно, не страшно. Сэр Саатпиен галантный кавалер. Красивый, благородный. И за хворостом ему не надо. И бабушка его не караулит.
На мгновение лицо Руна приобрело очень болезненное выражение. Но только на мгновение.
- Я же тебе сразу предлагал, - напомнил он непринуждённо. - Вот видишь. А ты не верила, что так будет лучше. Отлично. Тогда я пойду?
- Подожди, Рун, - в голоске Лалы зазвучали нотки неловкости. - Мне надо чтобы ты кое-что сделал. Надо, чтобы ты загадал перед всеми. Перед милордом. Третье желание. Которым бы меня освободил от первых двух своих желаний. Развеял их.
- Давай, - с готовностью кивнул он.
Он уже было собирался направиться к двери, но Лала снова его остановила.
- Постой, Рун, ещё одно, - теперь она выглядела немного смущённой. - Я тебе должна... кое-что. Ну... жертву. Наверное пришла пора расплатиться. А то быть может не увидимся уже.
Рун призадумался.
- Не хочется, - сказал он искренне, словно озвучивая результат своей мыслительной деятельности. - Мне ж выбирать. Я выбираю отказаться. Не чувствую, что хочу.
- Всегда как будто хотел, - чуть омрачилась Лала.
В её глазках отражались частью сомнение, частью виноватое сожаление.
- Думал, что хочу, пока далеко было, - поведал Рун. - Казалось так. А как пришло время... Нет, не чувствую, что мне это надо. Зачем оно? Обслюнявить друг друга? Оставь для будущего мужа. А я для будущей жены приберегу.
- Ну хорошо, - негромко проговорила Лала.
- Пойдём, - он машинально попытался взять её за руку, по привычке, но она убрала руку.
Он вышел первым. Она за ним. Все стояли в коридоре немного поодаль и ждали. Мялись на ногах - правитель местный, его дети, два артиста, слуга. Рун встал пред ними, Лала к нему лицом около них.
- Желаю, чтобы два первых моих желания развеялись, - объявил он без особых эмоций, словно делал что-то рутинное.
- Исполняю, - тут же отозвалась Лала, взмахнув рукой, вокруг которой появилось синее сияние.
На сколько-то секунд все замерли, словно в ожидании, что будет далее.
- Ну, я пойду? - спросил Рун.
Лала кивнула.
- Развеялось, госпожа моя? - с надеждой осведомился барон у неё.
- Да, - подтвердила она. - В сердечке сразу так тихо стало. Но пусто как-то.
Она вздохнула.
Рун повернулся и пошёл прочь. Путь назад он вроде бы запомнил. Барон сделал слуге знак рукой, тот торопливо направился следом.
- Ступай за мной, куда понёсся, - приказал он строго. - Ты кто таков, чтоб здесь один ходить?!
Рун молча подчинился. Слуга провёл его до самых ворот, не проронив боле не слова. Вскоре Рун уже шёл по дороге к дому. Вокруг был лес. Вдали виднелись чьи-то две спины. Он шагал, как всегда быстро, постепенно нагоняя их. Но вдруг остановился. Свернул с дороги в лес, прошёл чуть вглубь с минуту, упал на землю средь деревьев. И зарыдал горько. Чувствуя как жжёт огнём в груди. Лежал и лил слёзы. Впервые за много лет. Последний раз он плакал, когда ему было одиннадцать. С тех пор как отрезало. Даже когда дедушка умер, ходил с потерянным видом, но ни слезинки не проронил. А тут навзрыд. А над ним весело щебетали птички.

Через треть часа на дорогу из леса выбрался юноша, бодрым шагом направившись в сторону деревни. Лицо его не выражало ничего. Просто спокойный человек, спокойно идущий своей дорогой.

*****


Прошло пять дней после расставания с Лалой. Слухи про неё доходили, но Рун старался их не узнавать. Зачем? Знал, что она была в городе, что-то там устроила, какое-то волшебное представление для детворы. И всё. Специально просил бабулю не рассказывать ничего. Чего бередить раны. Первые три дня было особенно тоскливо, всё время память возвращала к ней. Потом как-то полегче стало. Слегка. Бабушка развила бурную деятельность, помогала деревенским с огородами. На неё начали приходить дивиться даже из города. Ей тоже стали помогать в ответ, и сарай без Руна поправили, и погреб. Воды наносили. Дров подвезли. Девушки подсобляли с уборкой в избе. Уходил в лес, пришёл через день обратно, а уж вообще ничего не надо. Никаких дел. Один из соседей возится, ограду починяет со стороны улицы. Хоть она там практически и не требовала ремонта. Бабушка была в почёте теперь, большом. А вот Рун наоборот. Старые времена, когда на него глядели не просто косо, а с негодованием, вернулись. Он чувствовал, что его не любят. Здороваться с ним снова перестали. Его терпели из-за бабули. Почему все решили, что он обижал Лалу, для него было загадкой. Впрочем, чему удивляться при его-то дурной славе. Хотел сходить на рыбалку, а им уж и рыбы принесли рыбаки, да не абы какой, а белорыбицу, самую редкую, вкусную и дорогую. Без костей совсем. Тут бы отвлечься от тоски работой, а работы нет. Вот и сегодня, встал с утра, поел, и дилемма. Чем себя занять полезным. Идти снова в лес? Единственный вариант. Только что дальше? Всю жизнь там провести? Решил пока не ходить, подумать. Пошёл на реку, к могилке Тано. Палочки над его холмиком ещё стояли. Не смыл дождь. Рун сел рядом, сотворил знак поминовения.
- Привет, Тано, - вздохнул он. - Хорошее ты был созданье. Мне жаль, что тебя нет. Не знаю, был ли ты мне сыном. Мне всё же кажется, что вряд ли. Сын... это... другое. Тот, в ком души не чаешь. А тебя я знал всего час. Ты не моя плоть от плоти. Но ты кто-то близкий всё равно. Кто прожил с нами всю свою жизнь. Со мной... и с Лалой.
Он замолчал. Ответом ему был лишь шум реки да мерное стрекотание кузнечика. По реке плыла лодочка. Лодочник Шим кого-то перевозил опять с этого берега на тот. Рун смотрел на свои родные края, на их красоту и ширь, и всё отчётливее понимал, что пришла пора с ними расстаться. Уже хотел ведь. Собирался после испытанья зелья. Теперь ещё больше поводов. Все когда-то взрослеют. Он тоже почувствовал, что уже вырос. Как будто целая жизнь прошла от встречи с Лалой. Столько пережито всего. За эти дни с ней. Хорошего и не очень, бесконечно счастливого и безутешно горестного. Да уж. Он улыбнулся над самим собой. Чего сидеть и сопли разводить. Хоть есть что вспомнить. Сразу было понятно. Чем всё кончится. Итак настолько долго были вместе. Зачем она была с ним? Вот загадка. Кто этих фей сумеет разобрать, тому медаль положена за мудрость. Но было замечательно. Иль всё ж не уходить? В чужих краях, без дома, без семьи. Один. Смешно. Покинуть бабушку и дядю, чтобы не быть всё время одному. Занятный фортель. Намного ль лучше станет? А то может найти себе волков. И к ним прибиться. Они же ему братья. Во, сколько родственников сразу. И всё же хочется попробовать иной судьбы. Чем участь дурачка-изгоя. Нет, здесь не жизнь. Обманывать себя не стоит. Там, где не знают, можно всё начать сначала. Найти знакомства, завести друзей. Пора уйти. Как только бабушке сказать? Поймёт? Или обидится? Терпеть ради неё? Быть может. У неё дядя есть вообще-то. И дети есть ещё в других местах. Не очень далеко. Одна она не будет точно. Однако он сейчас роднее всех. Ведь сызмальства растила. Словно мама. И с ним живёт вдвоём который год. Быть иль не быть здесь с ней, вот в чём вопрос. Достойный Гамлета.
- Ладно, Тано, пойду я всё же в лес пожалуй. Чего зря сиднем сидеть. А там уж решу, - промолвил Рун. - Прощай, друг. Хорошее ты место нашёл для упокоения. Красивое. Гораздо лучше, чем на кладбище.
Он поднялся, отправился домой собрать сумку. Зашёл в деревню, навстречу две соседки. Смерили его осуждающими взглядами. Он молча прошёл мимо них, словно их и нет. Бабушки не обнаружилось ни в огороде, ни в избе. Что неудивительно, последнее время она часто отлучалась. Бывает, и по пол дня дома не появляется. Рун быстро собрал нужные вещи - верёвку, огниво, котелок, кусочек мыльца, чуть-чуть еды, щепотку соли. Тряпицу, пригодную чтоб подстилать и укрываться. Много ли надо человеку в лес? Лес сам всем изобилует. Взял свой нож. Бабули так и нет. Конечно можно уйти и не предупредив, догадается поди. Но всё ж таки это не дело. Идти искать её по деревне не самый приятный вариант. Решил немного подождать. Вышел на порог, сел. А тут кузнец Тияр подходит к ограде. Единственный человек, с которым всегда были нормальные отношения.
- Здравствуйте, - кивнул Рун.
Кузнец воззрился на него задумчиво. С явной неприязнью. Рун понял, что нормальные отношения кажется закончены.
- Баба Ида дома? - спросил Тияр спокойно.
- Нет, вышла куда-то.
Тияр стоял, словно не зная, как поступить дальше.
- Что же ты, Рун, фею-то обидел? - проговорил он наконец с неодобрением. - Не стыдно тебе? Дед у тебя вон какой был. А ты.
Рун окинул его взглядом, полным равнодушной безмятежности. Кузнецу этот взгляд не понравился.
- Эх ты! - сказал он. - Дать бы тебе по шее. Да бабушку твою расстраивать не охота.
Обычно Рун не находил нужным вступать в перепалки с односельчанами, просто игнорировал. Кто они такие, чтобы придавать им и их словам значение. Но тут почему-то не сдержался.
- Шли бы вы, дяденька, куда шли, раз бить меня не собираетесь, - проронил он безразлично. - Чего зря воздух-то сотрясать?
Кузнец покачал головой в сердцах. И пошёл прочь. Рун посидел-посидел. Бабули нет. Хочешь не хочешь, а идти искать надо. А то так весь день и просидишь ненароком. Отправился по деревне. Ни у кого ничего не спрашивал, ни на кого не обращал внимания, просто заглядывал через ограды. Вдруг она в огороде чьём-нибудь, правит. На одной из улиц столкнулся нос к носу с Фиором. Тот сразу расплылся в ехидной насмешливой ухмылке.
- Эй, Рун, скоро свадьба-то? - поинтересовался он с издёвкой.
Рун прошёл мимо, храня молчание.
- Вот же дурачина, - услышал он за спиной. - Три желания спустил в отхожую яму. Жених. Зато ходил как гордо.
Рун отправился дальше. Миновал храм, и тут на него из переулка вышел старый Мио, однорукий бывший ратник. Лицо Мио сейчас же исказилось гримасой ужаса.
- Ах ты, проклятый чернокнижник! Я тебя ещё выведу на чистую воду! - взвизгнул он, и вдруг кинулся наутёк с резвостью юного скорохода.
Рун вздохнул, развернулся и пошёл домой. Вернулся в избу, сел в задумчивости, а тут и бабушка заходит.
- Всё печалишься, сынок? - молвила она участливо. - Не по нам девица была, ты сам это говорил. Не о чем горевать. Фея и есть фея. Явилась, одарила и ушла. Как ей и положено.
- Бабуля, - Рун посмотрел на неё расстроено и виновато. - Уходить мне надо. В чужие края. Не могу я тут больше быть.
- Да, сынок, - к его удивлению с грустью согласилась старушка. - Не дадут тебе у нас житья. Даже хоть и меня уважают теперь. Надо уходить. Я сама тебе хотела посоветовать. Да не решилась.
- Тогда прямо сейчас и пойду? - полувопросительно произнёс он.
- Хоть завтра, сынок, - мягко возразила бабушка. - Что ж так кидаться в дорогу. Соберём всё.
- Да что тут собирать. Налегке пойду, - пожал он плечами. - Зимняя одёжа всё равно худая. И подрос, мала уже. Не буду брать её. Я несколько монеток серебряных возьму, ладно? Оденусь на них, ежели не успею заработать до холодов. Зачем мне, бабуль, до завтра ждать? Заняться-то нечем. В потолок пялиться? День только начался, вот и пойду. Ты же не пропадёшь без меня. У тебя дядя Яр есть.
- Не, я не пропаду, сынок, - заверила бабушка. - Яр давно меня зовёт. Из-за тебя не шла. И хозяйство жалко бросать. У меня же кавалер теперь есть.
- Правда? - поразился Рун.
- Да, - похвалилась старушка.
- И кто же?
- Сосед через три двора. Зиур.
- Дед Зиур?
- Ага. Мужчина видный. Работящий. В силе ещё. И жену свою никогда не бил. Все это знают. Мне очень нравится.
- Да уж, - усмехнулся Рун. - То-то я гляжу, ты в последнее время ходишь с загадочным видом. Улыбаешься всё чему-то задумчиво. Теперь понятно.
- Он на меня давно посматривал, - поведала бабушка. - Только дети его были против. А сейчас все хотят меня в родню. Может мы даже обвенчаемся.
- Дела! - покачал головой Рун. - Ну, я рад. Спокойно теперь пойду. А то переживал, как ты тут будешь. Возьму несколько монеток, бабуль?
- Рун, все бери, - настоятельно попросила его старушка. - Это твои деньги.
- Нет, не мои. Наши. Пять возьму?
- Рун, все. Я проживу без них. У меня есть дар, мука, Яр, жених. Дом. А у тебя ничего не будет. Бери. Глядишь, даже и женишься. С деньгами-то жених всегда красивше, - она улыбнулась.
- Ладно, - кивнул Рун нехотя. - Убедила. Возьму половину. И то совестно.
- Сынок, ну мы же не чужие, чтобы делить по совести, - стала увещевать его бабушка. - Бери все. Чужие делят честно пополам. А кто родной, тот по нужде. Чтобы выжить было легче. Всем. Я проживу без этих денег. Бери все.
- Бабуль, ты меня убедила, возьму половину не стыдясь. И всё. Вопрос закрыт, - твёрдо сказал Рун.
- Хорошо, сынок, - смиренно промолвила бабуля.
Она достала из сундука узелок с монетками. Развернула. Они оба подивились немного на эдакое невиданное богатство. Потом Рун отсчитал пятнадцать беловатых монеток. Переложил их себе на тряпицу. Бабушка туда же положила немного медяков. Он хотел возразить, посмотрел на неё. И не стал. Завязал тряпицу в узелок, убрал в сумку.
- Как будто всё, - сообщил он тихо. - Пойду я, бабуль. Зайду сначала к деду. А потом уж в путь. Ты не говори тут никому, что я ушёл. Пусть думают, в лесу сижу. Дяде только передай, что ушёл. Не пойду к нему прощаться. Мне в замок лучше не соваться. Поклонись ему от меня.
- Поклонюсь, сынок, - заверила бабушка сдавленным голосом. - Давай присядем хоть. На дорожку-то.
- Давай.
Они уселись на мягкую изящную скамеечку. Бабушка вздохнула тяжело.
- Ты, Рун, иди далече. Не в соседние село или город, - посоветовала она. - Иначе узнают скоро. И всё равно не дадут житья.
- Направлюсь в сторону столицы, - пообещал Рун. - Куда-нибудь подальше.
Бабушка снова вздохнула. И вдруг принялась истово творить над ним знаки благословления и оберега.
- Господи, господи, господи, - шептала она с болью. - Спаси и сохрани, спаси и сохрани. Убереги от зла и от бед, дай пищу и кров сыну своему, защити от болезней и бедности, избавь от нечистого. Спаси и сохрани, спаси и сохрани.
На её глаза навернулись слёзы. Руну тоже стало тяжело на сердце. Но простым людям не привыкать к невзгодам. Терпеть умеют. Он встал.
- Пойду. Прощай, бабуль. Я тебя люблю. Извини, что не говорил никогда. Неловко было. Не люблю нежности.
Бабушка поднялась. Обняла его.
- Что же ты с феей своей столько миловался, коли не любишь нежностей? - буркнула она добродушно.
- Вот уж не знаю, - усмехнулся он. - Сам от себя не ожидал такого. Прощай. Не провожай, не хочу чтоб соседи заметили, что провожаешь. А то догадаются.
- Прощай, сынок, - с трудом вымолвила бабуля.
Она отстранилась, отступив на шаг. Он поклонился ей в пояс и решительно зашагал к выходу в огород. А она всё творила ему в спину знаки оберега.
В огороде Рун воспользовался дырой в дальнем краю ограды, пролез в неё. Странно уходить навсегда из дома подобным способом. Но ничего. Так проще. Да и дыра родная как будто. Уж не увидит боле и её. К кладбищу он направился по прямой, не прячась. Быстро отыскал могилку деда. Сел рядом, и сидел молча, глядя на деревню да реку за ней, улыбаясь чему-то. Чувствуя присутствие дедушки рядом. Словно они вместе сидят, как бывало много-много раз, в лесу, на рыбалке. Много где. Хорошее было время.
Рун вздохнул. Посмотрел в последний раз на деревню.
- Прощай, дедушка, - произнёс он. - Будь счастлив там, в раю. А я пойду искать своё счастье. Кто знает, может и найду.
Он поднялся, сотворил над могилкой знак поминовения, поклонился в пояс родным местам, развернулся, и быстро зашагал вперёд, более уже не оглядываясь.


Конец второй части.



P.S. Чтоб вы понимали, это совсем не конец. Это только самое-самое начало приключений Лалы и Руна.






Послесловие



Здесь я хочу рассказать немного об истории появления повествования о фее Лале, о том, почему оно именно таково, каково есть, а так же о том, чего ожидать от него далее. Для начала скажу, зародилось оно очень странным необычным образом. Фактически против моего желания. Было так: сижу я, пишу себе ЭБ (другую свою книгу), никого не трогаю, работы ещё много, минимум на пол года. И тут вдруг на меня накатывает супер вдохновение на тему фей, прям фонтанируют мысли, идеи, эмоции про них. А мне-то некогда, да и не писал я никогда ничего такого. И про фей до того вообще не думал, понятия не имею, причём тут феи. Пол дня я боролся с этим наваждением, отбрыкивался, но оно не отпускало, не давая толком работать, сильно рассеивая внимание, и я сдался - супер вдохновение всё же ценная вещь, редко бывает, да ещё и так странно, когда оно само начинает из твоего подсознания прорываться наружу против твоей воли. Сел писать про фей, и две недели практически не отрывался, лишь с перерывами на сон и еду, всё из меня пёр текст. Я пытался всего лишь записать все мысли, дабы не забыть и не утратить их, ум был переполнен ими, их было слишком много. Ну и ещё я хотел поскорее вернуться к ЭБ. Поэтому торопился, не позволяя себе перерывов. В результате за указанные две недели написал всю первую часть книги, а так же более полутора десятка разрозненных эпизодов из третьей части (почему-то полностью минуя вторую). Но потом всё же вдохновение ушло, а мне ЭБ надо было заканчивать. И я пока отложил фей в сторону. Почему вдохновение сошло на нет, я знаю. Ему стало не с чем работать. Воображению нужна "пища", нужны детали, пока у меня герои были в лесу, можно было ограничиться их взаимоотношениями, но когда они вышли к людям, хочешь не хочешь, нужно выстраивать их взаимодействие с окружающим миром, с социумом, продумывать, как этот социум устроен, тут вам и география, и геополитика, и экономика, и религия, и культура, и иерархия власти. Огромный пласт информации, который необходимо продумать и записать для себя в виде неких служебных данных. Целая вторая ЭБ (энциклопедия).

В последствии вдохновение ещё пару раз у меня просыпалось, не столь ярко выраженное, не супер, но всё же сильное. И опять в очень странной форме. Я написал огромный кусок из второй части третьей книги и финальную часть третьей книги (я уже знаю, чем всё закончится - у этой парочки, моих главных героев, никогда ничего не бывает по-простому, скажу я). Иными словами, вдохновение зло пошутило надо мной - теперь, чтобы закончить историю про фею Лалу, мне нужно написать минимум три книги, каждая минимум по 3-4 части. У меня понимание сюжета сформировалось, оно потребует минимум трёх книг, и это никак не обойти. Это годы работы, которая при отсутствии интереса со стороны читателей кажется бессмысленной. Но если я её не продолжу, много-много уже готового материла, все указанные уже написанные последующие части пропадут. А мне они нравятся вообще-то. К тому же история про фею тогда будет незаконченной, оборванной. Прямо я и не знаю, что с этим делать. Я, граждане, до сих пор не понимаю, что такое эта история про фей. Хороша она или плоха, интересна она другим людям (помимо меня) или не очень. Как вы уже поняли, я никогда не планировал её писать. С одной стороны она - довольно занятный пример торжества подсознательного над сознательным, чистый продукт творческого "я", и с этих позиций могла бы представлять интерес. Но. Я не писатель, я человек технического склада ума, ничего не понимающий в писательском ремесле, никогда не интересовавшийся, как это делать правильно. Когда пишу, ориентируюсь исключительно на собственные ощущения и собственное восприятие. Соответственно, продукт моего творческого "я" с высокой долей вероятности может оказаться весьма посредственным даже при супер вдохновении. А вдохновения более нет, все остальные недостающие части мне придётся писать, обходясь без него. Так что я пока не уверен, нужно ли мне тратить годы на дописывание истории Лалы и Руна.

Перечислю, что у меня было на момент опубликования первой части первой книги:

1-я книга) Готовая первая часть. Знание, чем закончится вторая часть. Много эпизодов (готового текста) третьей части, в основном эти эпизоды касаются отношений героев и не имеют сюжета действия, но не все, некоторые наоборот вводят ключевые действия или события. Есть понимание, чем закончится первая книга.

2-я книга) Есть только понимание, с какой проблемой столкнутся главные герои в этой книге, и всё. Никаких конкретных деталей сюжета. Занятно то, что теоретически эту книгу можно не писать, допустимо пропустить её и лишь ссылаться на её события в третьей книге. Хотя конечно лучше бы её написать. Потому что в ней должно произойти одно ключевое событие. Эта книга наиболее трудоёмка по написанию, так как происходящее в ней предполагает масштабность и высокую насыщенность действиями.

3-я книга) Есть чёткое понимание сюжетной линии первой части, есть много деталей её сюжета, но совсем нет текста из этой части. Есть много готовых эпизодов в сумме очень значительного объёма второй части. Есть примерные слабые наметки, что будет в последующих частях. Есть готовый финальный эпизод существенного объёма. Есть понимание, что возможно 3-я книга не уместится в одну книгу, то есть может быть это будут 3-я и 4-я книги.

После публикации в интернете первой части я всё же решил попробовать написать хотя бы вторую часть первой книги. К несчастью по наивности я как всегда не рассчитал трудозатрат. Я знал, чем кончится эта часть, и мне всего лишь нужно было подвести события к этому концу. Мне казалось, вторая часть будет очень-очень коротенькой. А мне нужно было, чтобы она вышла не короче первой части. Супер вдохновения у меня уже не было, и я стал писать, просто опираясь на свою логику. Отталкивался от того, какие события неизбежны, и позволял героям делать то, что они хотят приложительно к происходящему. Потом для увеличения объёма текста я начал делать необязательные сюжетные ответвления. Они мне понравились, они даже стали давать новые краски основному сюжету. Вот только вскоре я осознал, что текст у меня разрастается, растёт "календарь событий" (перечень эпизодов, которые должны быть написаны, так как вызваны логикой предыдущих уже написанных эпизодов), и суммарный объём второй части будет намного-намного больше объёма первой. А это всё траты сил и времени, изначально-то я рассчитывал, что за это время успею написать и третью часть. Отмечу, что всё же и вторая часть была написана мной не разумом, а вдохновением, только оно работало несколько по-иному - если в первой части у меня вдохновение пылало непрерывно в течение 2-х недель, и у меня стояла одна задача - успеть записать всё что я чувствую, во второй части каждый день я садился писать, не зная, напишу ли я что-то, или нет, но стоило сесть, и текст начинал из меня истекать с той или иной скоростью, часто совершенно парадоксально для меня - то вдруг выйдет фрагмент с размышлениями героев или от автора, который я вообще не планировал, то вдруг мои герои начинали болтать меж собой, и я никак не мог это остановить. То есть и вторая часть в общем-то продукт подсознательного. Если бы я умом пытался её сочинять, я бы никогда ничего такого не придумал, я ведь всегда считал, что сюжет состоит из действий, а тут герои просто болтают чисто из приязненных чувств к друг другу, а насчёт фрагментов с рассуждениями и размышлениями, я вообще не понимаю, что это, обычно когда я начинал писать какой-то из них, у меня не было цели, зачем я это делаю, не было понимания, что это будет, и когда фрагмент заканчивался, я частенько с удивлением смотрел на результат, думая "ну ничего себе". Может конечно это и есть обычный творческий процесс. Может так все и пишут? Не умом, а сердцем. Я не знаю. Просто ранее у меня было представление о написании литературных произведений, как об умственной работе. Но, написав вторую часть "поцелуя феи", я понимаю, что умом лично я никогда ничего такого не смог бы придумать. У меня просто не хватило бы на это воображения. Хотя и умственная деятельность несомненно нужна - чтобы продумать окружающий героев мир, как он устроен. Продумывать именно сам мир мне приходилось, и немало. Вдохновению нужны детали, с которыми оно могло бы работать. Иначе оно не придёт. Ну и редактирование - доводка текста после написания - это тоже, как ни крути, чисто умственное занятие.

Что ещё добавить. Во второй части я обнаружил у себя странную тягу, намёки на которую появлялись и в первой части. Писать строфами. Без рифм, но с выдерживанием стихотворной ритмики. Я бы назвал этот стиль... "проэзией" - промежуточной формой между прозой и поэзией, поэтической прозой. Сам не понимаю, что это. Но тянет временами. В общем, участки подобного текста регулярно будут вам попадаться во второй части. У проэзии на мой взгляд имеются и достоинства и недостатки. Существенных недостатков у неё два. 1) Если сцена банальна, написание её проэзией усиливает её банальность. 2) Если сцена эмоциональна, проэзия сглаживает эмоции, скрадывает их, делает менее яркими (потому что оттягивает внимание читающего с эмоций на ритм, и кроме того часто заставляет использовать более длинные слова для выдерживания ритма - а чем слово короче, тем более сильно оно выражает эмоции, не даром же самое эмоционально наполненное слово в русском языке - это, на мой взгляд, слово "так" - "я вас люблю так искренне, так нежно"). Для романтических диалогов она не самый лучший вариант (чаще всего). Из достоинств проэзии я бы выделил тоже два. 1) Она может усиливать красоту монологов (размышлений героев). 2) Она снабжает текст дополнительным свойством - ритмикой, иначе говоря, добавляет ему некую новую грань, новую краску, и этим несколько обогащает его, делает более интересным для восприятия, более эффектным - но конечно лишь в том случае, если проэзия вышла удачной, если удалось выдержать в ней сторгую и красивую стихотворную ритмику. Вообще, трудоёмкость текста заметно возрастает при использовании проэзии, качественно свести ритмы бывает непросто. Особенно, если ей пишутся длинные фрагменты - не очажками в несколько строк, а скажем, целыми абзацами. Это ещё одна не самая приятная её особенность.

Между прочим, у меня есть начало и четвёртой книги. Уже про других героев. Но в том же мире, в краях Руна, примерно через 30 лет после его приключений с Лалой. И даже название уже есть, чётко отражающее суть истории, рассказываемой в этой книге. "Слезы демона".








 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"