Барамунда : другие произведения.

Легенды о Барамунде Чешуя пятая. Baramunda vs London

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Чешуя пятая. Baramunda vs London

   Жалость... Придуманную на самой заре эпох записными лириками-мужчинами (муха, блин...) нравственную категорию, ещё в те - стародавние времена, когда полудикие племена древних семитов с улюлюканьем гонялись за мамонтами по холодным аравийским пустыням, не зная толком никакой там себе Торы, ни мудрости всех четырёх Евангелий, ни даже суровых сур Корана, давно уже, и в полном объёме, узурпировали вездесущие женщины. (да, достала уже....) Меж нами говоря: эти хитроумные создания всегда чётко знают на чём можно поживиться, (и чо ей тут надо-то, а?) а жалость - самый ходовой товар. (как же я ненавижу ме-е-едленно ползающих по лицу тварей...) Чем больше жалости она окажет окружающим, тем больше сможет кичиться собою потом. (отвали, а?) Одолжив кому-то жалких десять - радуется на полных сто. (я не выдержу...) Да ещё и Бог воздаст, и тоже не хило - в десятикратном размере! 10 х 10 х 10 = 1000 - такая вот нехитрая арифметика. (бли-и-ин!) И даже совершенно случайно раздвинув ноги перед мужчиной, после многолетнего своего воздержания, женщина опять-таки оказывает этому придурку неслыханную милость. Милость, за которую мужчине неизменно приходится платить - 10 х 10 х 10 = 1000 - да-да, именно так - в тысячекратном размере. (хы-ык, хлоп! а нефиг было ползать, шестиногая!)
   Да... нелегко быть создателем - не проще, чем серийным убийцей. Порою, набирая, как обычно, на тонкую бечеву реальности многоцветный бисер фантастических выдумок и предположений, обычный творец даже представить себе не может, чем же обернётся для него новый поворот судьбы. Трудно предугадать точно - рассыплется ли очередная порция сработанного им только что украшения по грязи или же сама бечева вдруг утолстится настолько, что надеть на неё что-либо не представится больше никакой возможности, зато уж, наверняка, легко сможет принять на себя живой вес своего создателя... (хлоп! развелось тут, тварей, понимаешь!)

***

   Покончив наконец-то с назойливыми мухами, я пошевелил слегка своим подпухшим веком и вполне серьёзно задумался о жизни. Подо мною явно прощупывалось что-то мягкое - субстанция напоминающая собою либо толстое одеяло, либо тонкий матрац, но я почему-то не вполне был уверен и в этом... Одно моё око упиралось прямо в толком не понятую мной пока ещё темноту, а краем другого - я лицезрел перед собою лишь ряд розоватых концентрических окружностей, разбегающихся от меня во все стороны...
   Обои!
   Не прошло и минуты, как за первым прозрением последовало другое: "Драные обои!"
   И третье: "Слава Богу, я всё ещё на земле..."
   Жив!
   Радость моя от осознания этого невероятного, в общем-то, (ежели чуть призадуматься) факта была в тот момент настоль велика, что я, забыв на секунду о всякой предосторожности, попытался, было, оторвать левую щёку от непонятной, подпирающей её снизу тёмной массы. Помнится, я глубоко вздохнул, потом напрягся... и, словно утомлённый недельной битвой с пигмеями титан, кряхтя, постанывая и отрывая от тела по ходу какие-то налипшие на него тряпки, полуприсел-полуприлёг в своём импровизированном ложе, неуверенно опираясь локтем о земную твердь. Второй глаз мой приоткрылся тоже. А зря, то есть, абсолютно напрасно...
   - Йоу, бразэ! Гуд монинг! - в тёмной ладони Альвидаса был зажат огромный (так мне показалось тогда) гранёный стакан, наполненный какой-то светлой полупрозрачной жидкостью и этот, невероятных размеров стакан он, улыбаясь и хитро подмигивая, уже настойчиво протягивал мне. - Лэт'с дринк, гай - ит'с ё факин мэдисин!

***

   Не знаю, право, приходилось ли вам когда-нибудь зависать на настоящих шалманах. Ежели нет, то вы так ничего и не видели в жизни. Пробел в вашем культурном образовании настолько велик и печален, что даже латентный алкоголизм, честно заработанный за многие годы культурного пития с соседями на коммунальной кухне, не может служить вам никаким оправданием.
   Есть в жизни каждого мужчины этапы, которые он должен чётко обозначить перед потомками, причём всенепременнейшим образом - обмануть первую девушку, отслужить срочную, хоть раз позабыть, где спрятал от змеи заначку, худо-бедно построить дом, потрогать мозолистым пальцем пирамиду Хеопса, наконец...
   Но верх карьеры любого уважающего себя индивида, пик, так сказать, настоящей мужской состоятельности - это шалман. Неделя на шалмане. Месяц. Год! Тут уж - как кому повезёт.

***

   Не успел я опрокинуть в себя и первой дозы "май факин медисин", как кто-то тут же любезно предложил мне вторую - побольше. Бешеный калейдоскоп незнакомых мне лиц, батарей опустошённых бутылок, какой-то пахучей травы, растущёй повсюду в картонных коробках с надписями "Charity" под лампами, сменялся, по мере наполнения содержанием моего внутреннего контента, то глухими ударами чьего-то кулака по хлипкому гипсокартону стенной перегородки, то пьяными дамскими взвизгами, идущими откуда-то снизу, то бесконечной и унылой скороговоркой брата Альвидаса:
   - Факин гёрлз... факин вайфс... факин лайф... Рилли! А'м фак оф зэ ю-кей... Ду ю ноу, факин бастард... бразэ, хау мач ай лайк май лавли джамайка...
   - Все бабы - дуры, - согласно кивал я, наливал нам очередные порции забористого лекарства и, чокаясь, глядел на собутыльника огромными добрыми глазами. - Я тоже, брат, - веришь?! - ОЧЕНЬ люблю Ямайку...
   Потом - провал...
   Вернее, кое-что помню, но только обрывочно...
   Как во сне...
   В какой-то роковой момент нам с братом вдруг синхронно захотелось отлить. Оно-то и ясно. Странно было бы, если б мы забыли об этом. Как истинные прибалтийские джентльмены мы решили поискать для себя какого-нибудь уединённого чистенького местечка и, крепко ухватившись друг за друга трясущимися руками, каким-то невероятным (я б сказал, даже чудесным!) образом спустились по крутой лесенке в гарден.
   Английская ночь была на диво дружелюбна к нам, чужеземным изгоям - тепла, терпка и уютна. С трудом продравшись сквозь заросли каких-то колючих низкорослых кустов, мы с братом расстегнули свои ширинки и...
   Всё произошло...
   Golden rain...
   Нирвана...
   А из таинственной подзаборной темноты на нас укоризненно глядела целая пирамида, составленная кем-то из неокрашенных гипсовых ежей - картина Верещагина... апофеоз... сепукка надсознания.

***

   Я к сэнсэю припёрся однажды
   Поздним ВЕЧЕРОМ,
   То ли на party званый, то ль от делать нечего
   (то ли дерьмище таскать из хибары английской...),
   Уставшим я был - путь проделал не близкий,
   Зная, что в доме шести позолоченных Будд,
   Ждёт рыба-фугу, покой и уют.
   Рига-Москва-городишки поменьше-Лондон-Гатвик -
   Не перечесть... Да и ну их всех нафик!
   Впрочем
   Нам, Далай-Ламам, в общем-то, по-барабану -
   Всё по силам, лишь бы стояло да кушать просило -
   Маську, там, какую актриску...
   Иль ядрёну пушисту киску.
  
   Короче, сэнсэю сепукка приснилась вчерась -
   Ой и СТРАШ-ш-ШНАЯ такая штука!
   Оттого разозлился старец
   И молвит мне, типа: "Ты - мразь!
   (вот самурай - сука!)
   Так бусидо говорит, мой малец!"
   А сам...
   А сам на ногах не стоит ни дзюдя!
   (а я - разбирайся, где "твоя", где "моя",
   По типу выходит, козёл - снова я.)
   Ну, каково вам, друзья?
   Нихренась?!
  
   Ты, грит, Малай-далай, не ломайся - не гейша!
   Мы ж с тобою мальчики старые, наливай, давай!
   Я, грит, мудрый, глянь, - целка ещё! И ша!
   И я всех умней! Есть вопросы?
   (Его, мол, в пупьё цаловал сам микадо,
   Когда в море ходил простым матросом!
   Лжёт, конечно, но ведь здорово... вот змей!)
   А потом, грит, и вальс танцевал до утрей
   Ампиратор со мной
   И пел хорошо так, мля...
   Как цикада!
  
   (сокровенное от автора)
  
   И пока банзаем сладким
   По бансаям растекаясь,
   Мой сэнсэй хвалился писей,
   Я разлил сакэ холодный
   По стопарикам гранёным,
   (Ухля ж нам, тибетским старцам?
   Сами спьяну не подарки...)
  
   (конец сокровенного)
  
   Опрокинули по чарке,
   Разговор склонился к бабам
   (все сэнсэи и далаи шибко к ним неравнодушны).
   Ну, по бабам, так по бабам!
   Рассказал сэнсэю тайну: как рогами украшают
   Жёны
   Милые патреты,
   А особенно лютуют, если гуру на гастролях.
   И не важно, что на роли
   Больше вас не приглашают,
   Вашу роль исполнит бездарь -
   У него спина пошире... пороскошней эполеты.
   И потом... вопрос извечный, и не все к нему готовы -
   "Все нирваны - быстротечны, а последствия - суровы".
  
   "Сколько жинок укокошил?" - хитро щурился япошка.
   "Порубал ли на капусту, аль, быть может, на окрошку?"
   Я не знал, что и ответить (мудрость понял лишь попозже)
   Только глупо улыбался
   (в бороде застряла крошка - белой звёздочкой на синем...)
   А потом заголосили - "чёрный ворон, что ж ты вьёшься..."
   А потом нажрались в сиську... и друг-другу били рожи...
   А потом в саду встречали
   Солнце глупое, чужое...
   Обблевались на скрижали,
   А потом под аналоем
   Лобызалися с сэнсэем, как последнии придурки,
   Пирамиды созерцая,
   Тимучином убиенных (словно под Полтавой турки)
   Дохлых гипсовых ежеЕВ...
  

(to be or not to be... continued)

  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"