Чваков Димыч: другие произведения.

Сверкая Блеском Стали

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзор рассказа Ф.А. Славкина "Броня Крепка"


СВЕРКАЯ БЛЕСКОМ СТАЛИ

(критический взгляд на фантастический рассказа Ф.Славкина "Броня Крепка")

  
   Пару слов о сюжете. Молодой человек старшего школьного возраста по имени Николай (прозвище - Броня Крепка) оказывается в застенках НКВД как сын врагов народа. Его пытаются завербовать, сделать сексотом, но в дело вмешиваются "потусторонние силы". Потусторонние - поскольку находятся по ту сторону Времени.
  
   Верно-верно, героя вызволяют из застенков спецслужб добрые, но весьма недалёкие (в плане наивности, доверчивости и чрезмерной самоуверенности) герои из будущего. Именно при помощи машины времени.
  
   Оказавшись в "недружественном окружении" (так кажется Николаю) заокеанского будущего, наш герой пытается найти способ, чтобы "предупредить своих" и выбраться на Родину.
  
   Встреча с девушкой мечты, Леной Файман, чуть было не заставила Колю отказаться от своей патриотической затеи. Лену "эвакуировали" в будущее вместе с родителями при помощи той же машины времени, что и самого героя. Их спасли от расстрела.
  
   Девушка была старше Николая на несколько лет и, что очевидно, предпочла ему другого. Оказавшись "в одиночестве" герой решается на радикальный шаг. Он хитростью проникает в операторское помещение машины времени, и ему удаётся попасть в прошлое, несмотря на массу блокировок и теоретических ограничений. Броня Крепка оказывается в СССР весны 1953-го года, где служит причиной смерти от нервного потрясения для САМОГО товарища Сталина. Но и нашего незадачливого героя ждёт незавидная судьба. Он оказывается застрелен охраной вождя.
  
   Как говорится, "петля времени" сработала только по той причине, что возвращение Николая из далёкого будущего в Москву 1953-го БЫЛО ПРЕДОПРЕДЕЛЕНО какими-то высшими силами.
  
   Во время испытаний машины времени ни один читатель или критик не пострадал.
  
   Вот, собственно, и всё... если коротенько. Переходим к водным процедурам... Или же - литературной экзекуции, если угодно.
  

* * *

  
      "В маленьком кабинете Сергея Ивановича Забодайло, следователя НКВД, царил сумрак, хотя день был в разгаре, и погода на улице радовала. Зашторенное окно скудно пропускало свет, и стоящий посреди комнаты дубовый стол воспринимался скорее как зловещая тень, нежели предмет мебели. Светлым пятном казался лежавший на нём листок бумаги. Стул и табурет, располагавшиеся с противоположных сторон от стола, можно было заметить только тогда, когда глаза человека, входящего в помещение, привыкали к сумраку". В выделенном фрагменте текста пропущена запятая, разделяющая сложно сочинённое предложение. Употреблять второй раз существительное "сумрак" я бы не стал, поскольку в данном контексте бросается в глаза, создавая некую вычурность в намеренно простой, без затейливых оборотов, ткани текста.
  
      "- Товарищ Забодайло! Подследственный Чуркин на допрос доставлен!
      - Хорошо. Введите подследственного".
  
   И далее через небольшую описательную паузу...
  
     " - Садитесь, подследственный".
  
   Я бы не стал перегружать текст понятием "подследственный". Этот повтор не украшает рассказ и не несёт никакой полезной информации. Достаточно будет и одного поминания, ПМКР, этого казённого слова.
  
      "Сергей Иванович с любовью посмотрел на огромный портрет товарища Сталина, украшавший противоположную от окна стену, а затем холодно взглянул на открывшуюся дверь". Нарочитая и впрямую обозначенная любовь к вождю не слишком достоверна. Хотя я и уловил контраст, на котором хотел сыграть автор, но вышло не совсем то, что он, автор, ожидал. Во всяком случае, мне этот приём показался не совсем уместным.
  
   "В комнату входил подросток - невысокий белобрысый мальчишка лет пятнадцати, худой, державший руки за спиной и испуганно смотревший на следователя". Думаю, подросток не "входил", а его... нет, не втолкнули и даже, не ввели (этот термин уже использован ранее), парня вдавили в тугую атмосферу сгустившегося полумрака (а не сумерек, кстати). Троебуквица выделенных гласных также не приводит меня в восторг.
  
   "Товарищ Забодайло улыбнулся: "Хороший экземпляр, уже перепуган до полусмерти. Такой долго артачиться не будет." Он небрежно кивнул в сторону табурета..."
   Многократное употребление "префикса" товарищ перед фамилией Забодайло и обозначением должности (следователь) делает текст неживым, казённым. А Сергей Иванович и вовсе не человек - функция. Картон, гуашь, плакатное перо... Нужно бы очеловечить следователя, ПМКР. Или это осознанное уплощение фигуры ЭнКаВэДэшника?
   Да, а точку следует поставить после закрывающейся кавычки.
     
  
   "Мальчишка пошарил глазами, сделал два робких шага в указанном направлении, споткнулся, схватился за стол и затем сел на краешек табурета - ссутулившись, положив руки на колени. Затем он робко посмотрел на товарища следователя". Автор, зачем ещё раз подчёркивать идеологическую принадлежность Забодайло? Довольно уже.
   И ещё, это исключительно моё субъективное мнение, выражение "пошарил глазами" вызывает во мне неосознанное инстинктивное отторжение.
  
   "Тот подавил удовлетворённую улыбку и постарался придать своей физиономии суровое выражение". Вот, здесь же сам автор впрямую указывает - ничто человеческое ТОВАРИЩУ следователю не чуждо. Надобно выводить Сергея Ивановича из двумерной картонности в нормальные люди... Таково моё мнение.
  
   " - Уже лучше, гражданин Чуркин, - по-отечески суровым тоном ответил Забодайло. - Итак: что же вы сделали неправильно?" Я бы поставил в этом месте запятую. Двоеточие слишком вызывающе выглядит. С таким авторским знаком позвольте не согласиться.
  
   "Подследственный испуганно заморгал и прикрыл ладонью глаза, уже привыкшие к сумраку". И опять сумрак. Он давно пошёл мне на ум, а теперь вдруг всплыл.
  
      "- Так, гражданин Чуркин! Вам известно, что ваши родители обвиняются в измене и сговоре с врагами Советской власти?" Судя по всему, Забодайло довольно значительный чин в органах НКВД, раз ему положен личный кабинет. Почему же он сам лично, да ещё так корректно допрашивает пацана? Пока не совсем ясно. Логичнее было бы сразу передать мальчишку "нижним чинам", которые бы не стали церемониться и сразу выдавили из подследственного раба по ускоренной методе, пренебрегая заветами Антона Павловича.
     
      ""Ещё немного - и он сломается", - удовлетворённо подумал Забодайло. Он расплылся в улыбке, подошёл к подследственному и отечески потрепал парнишке волосы". Здесь местоимение "он" вступает в диссонанс со структурой текста, поскольку относится оба раза к разным лицам.
     
      "Вот теперь он готов." Забодайло подвинул к руке мальчика лист бумаги и положил рядом обгрызенный карандаш. "Сейчас он напишет покаянное письмо, разоблачит своих родителей-предателей. После этого пусть отдохнёт пару дней в камере, а затем я предложу ему работать осведомителем. Сдавши родных, не пощадит чужих."
   Ага, логика следователя теперь ясна. Нельзя отдавать будущего сексота в руки бездумных вертухаев, переломить могут ненароком там, де требуется лишь чуточку согнуть. И вновь следует поменять местами точку и закрывающуюся кавычку.
  
   "Хорошее настроение следователя стало улетучиваться. Он начал злиться, улыбка сошла с его лица. "Он что - непонятливый? Я должен всё объяснять ему?"" Опять та же метаморфоза с местоимениями, что была несколько ранее. "Он" относится к разным людям.
   Да, а следователю не мешало бы успокоиться и терпеливо объяснить, ЧТО нужно делать. Вербовка агентуры дело достаточно тонкое. Здесь не только кнутом... тут и ласка нужна в пряничном имбире и глазури. Я бы НИ ЗА ЧТО НЕ ПОВЕРИЛ в достоверность образа ТАКОГО следователя. Очень он у Вас, автор, прямолинейный и недалёкий. Не мешало бы чуточку обогатить образ. Всего только парочку штрихов. А раздражение лучше убрать. Раздражение относительно непонятливого подростка. Ведь тот вовсе не обязан знать, каким именно образом следует вести себя, когда родителей арестовали по подозрению в измене Родине.
     
   "Если бы мальчик ответил хоть что-нибудь - стал опять говорить про свою любовь к Родине, что родителей оклеветали враги - возможно, следователь бы немного успокоился". Не "про любовь к Родине", а "о любви к Родине". Так будет более точно с точки зрения литературы.
  
   "Однако подросток молчал. Не произносил ни слова. Безмолвствовал, как те враги, которых успешно разоблачил до сих пор товарищ Забодайло, прежде чем передать их в руки самого справедливого в мире суда. "Похоже, я недооценил этого негодяя с самого начала. Что, если все его патриотические высказывания не более чем уловка, имеющая целью ввести следствие в заблуждение? И теперь он тянет время. Неужели думает, что это ему поможет?" Забодайло повернул лампу, ударив светом прямо в мальчишечьи глаза. Подросток инстинктивно отвернул лицо". Не думаю, что Забодайло так структурировано и прямолинейно мыслит. С его-то опытом... даже не следовательским - житейским - он мог в первую очередь предположить испуг у подростка. Не такие "зубры" впадали в ступор, попадая в НКВД. А у Забодайло, как оказалось, нет ни терпения, ни здравого смысла. Непорядок. Достоверность утекает меж пальцев.
     
      Так, по первому эпизоду рассказа я своё мнение высказал. Автор, попробуйте последовать моим советам. Оживите образ следователя. С мальчишкой практически ничего делать не нужно. Он как раз таким и должен быть... испуганным, замкнутым, молчаливым, растерянным...
    

* * *

     
   Обратимся к тексту второго эпизода.
  
   "- А разве не так, Эндрю? Мы не просто видим эти события, как по телевизору. Это действительно рядом с нами. Жуткая тюрьма НКВД. Расстрелы одних невинных людей и истребление голодом других. Самовлюблённый тиран, с усмешкой управляющий всем этим кошмаром. Нас это не касается? Не знаю... не уверен. Мы, правда, не можем вмешаться... хотя - иногда можем. Вот сейчас, например, мне надо решить - вмешиваться или нет.
      - Ты имеешь в виду - забрать ли мальчишку? Да, тот ещё фрукт. Воспитан в лучших волчьих традициях, что там Маугли. Недаром Комиссия по Возвращению за одну минуту отклонила кандидатуры его родителей от программы Эксодус. Изверги те ещё. Не понимаю, как женщина могла так вести себя? У неё же самой ребёнок. Избить беременную женщину... младенца ударить головой об стену... Про мужа этой дамочки и не говорю, озверелое сталинское быдло. Поставили их к стенке свои же - и поделом. Так что и насчёт парня я не уверен".
   Автор, у меня такое мнение, что Джонни и Эндрю не говорят, а вещают. И по большей части штампами с антикоммунистических плакатов: озверелое сталинское быдло, жуткая тюрьма НКВД, самовлюблённый тиран, с усмешкой...и т.д. Это напоминает не живую человеческую речь, а учебный фильм об ужасах ГУЛАГа, снятый для людей, которые не имеют понятие о ментальности ТОГО, СТАЛИНСКОГО общества. Извините, если такое суждение покажется чересчур резким.
   Так-так, хорошо, могу слегка сбросить обороты. Возможно, Вы и правы... Два американских парня (с небольшой натяжкой) могут общаться именно в такой манере... хотя, ПМКР, достоверность всё же теряется.
     
   "- Эндрю, ребёнок не виноват. По всем инструкциям и законам, ему следует дать шанс. Сможет он им воспользоваться или нет - другой вопрос... скорее - твой". Здесь бы тоже тире поставить.
  
   "   - Да нет, Джонни. Не обращай внимания. Это я так - побрюзжать захотел". Захотел побрюзжать - мне не нравятся такого рода фразы. Не думаю, чтобы брюзжать можно было по желанию. И даже ироничная интонация в таком случае не обязательно удовлетворит тонкую материю читательского восприятия. Может, лучше просто "... не обращай внимания - просто брюзжу"?
  
   "У них, скорее, в другом проблема - в обычной учёбе". Запятые нужно бы поставить.
  
      "Джонни отвернулся от экрана и поднялся со стула:
      - Вот и всё. Теперь твоя очередь, Эндрю.
      Тот покачал головой:
      - Нет, пока не моя. Сейчас врачи за него возьмутся. Чёрт, каждый раз пропускаю сам момент переноса. А ты, Джонни, как его замечаешь?
      - Никак. Просто искры, те самые, которые ты видел, начинают идти на убыль. Значит, конец сеанса, смотри в приёмную комнату. Подойдёшь к парню?
      - Нет, Джонни. Что мне там делать? Его же сейчас оперировать будут.
      - Ну ладно. Если хочешь, посиди ещё у меня.
      Эндрю посмотрел на часы:
      - Нет, мне пора домой. Хорошо у тебя, интересно, почище любого кино, однако надо и другими делами заниматься. Пока!" Автор, Ваши герои из будущего немного недоработаны, как мне кажется. Они часто не просто говорят, а пытаются что-то объяснить...и, будто бы, друг другу. Хотя наверняка знают всю эту "кухню" в полном объёме. Получается, что читатель должен сделать вид, что не замечает, когда герои на самом деле говорят не друг с другом, а вещают КОНКРЕТНО для него, читателя.
  
   Может быть, стоит где-то не объяснять до конца (пусть читатели домысливают сами), где-то изложить опосредованно через авторский текст тонкости переноса живых объектов при помощи машины времени?
  
   Я не садист и не святоша. Я говорю, что думаю. И мне хотелось бы уточнить одну небольшую деталь. Изменения в тексте, к которым я призываю, вовсе не должны быть кардинальными. Порой два-три штриха, нанесённые на хорошо исполненную лессировку холста, и картина заиграет по-новому.
  
   Не мне объяснять автору, он сам прекрасно всё знает. Иногда беда в том, что авторский глаз "замыливается" или ему просто не хватает мужества взяться за коррекцию текста... Тут и помогает свежий взгляд, новое виденье... Хорошо бы ещё, чтобы не нанести автору очередной шрам обиды...
  
   Буду надеяться, что мне это удалось в какой-то мере.
   Но, продолжим, однако.
  
  
   "Сознание возвращалось медленно, и с ним наваливалось страшное ощущение невыносимого холода и вызванного им озноба..." Третий раз встречаю пару местоимений-перевёртышей в этом тексте. Обратите внимание, автор, на эту тенденцию. Хотя, возможно, она не нравится только мне.
  
   "В комнату вошла молодая высокая женщина в белом халате, деловито взглянула на пациента и, подойдя к небольшому столику справа от изголовья кровати, щёлкнула чем-то". Не нравится мне, и когда ЩЁЛКАЮТ ЧЕМ-ТО НЕПОНЯТНЫМ С НЕПОНЯТНОЙ ЖЕ ЦЕЛЬЮ, а впоследствии это щёлканье нигде не всплывёт. Получается - пустое сотрясание воздуха. Ни уму, ни сердцу.
  
   "Коля не знал, как выглядят тюремные больницы, но догадывался, что вряд ли пациентов в них держат в обычных палатах и постелях, под присмотром простых медсестёр". "...там держат в обычных..." - будет лучше.
  
   "Однако и этот вариант выглядел странным. Коля хорошо помнил, чем закончился разговор со следователем. После этого - путь в камеру на руках конвоира..." Необязательный повтор.
  
     "Мальчик закрыл глаза и задремал. Неожиданно он вздрогнул - послышался звук открываемой двери. Коля открыл глаза и посмотрел направо". "Открываемой - открыл" - неудачный повтор.
  
   "   - Приветствую, молодой человек. - В речи блондина явственно слышался акцент вроде прибалтийского. - Меня зовут Андрей. Я ваш куратор по психологической адаптации". Необходимо поменять точку на запятую, а прописную букву на строчную.
     
   "Взгляд Андрея был холоден, и Коля сразу почувствовал антипатию к этому сильному человеку с акцентом. "Медсестра вообще не говорила по-русски, этот Андрей - еле-еле. Где же я нахожусь? А почему мне не спросить об этом прямо?"" Повтора указательного местоимения лучше избежать.
     
   "Кадр сдвинулся... и мальчик увидел себя самого". По большому счёту, сдвинулся не кадр (кадр - только рамка), а изменилась компоновка кадра за счёт трансфокации (смены фокусного расстояния) и изменения положения объектива в пространстве, но это не очень существенная деталь.
  
   "Он лежал на каменном полу, скрючившись и не шевелясь, глаза были закрыты". Не хватает запятой.
  
   "Снова открылась дверь, на этот раз пропуская конвоира вместе с человеком в белом халате - наверное, врача. Последний подошёл к телу мальчика, нагнулся, пощупал его пульс, затем потрогал шею, а потом обернулся к конвоиру и отрицательно покачал головой". Будет лучше, если не "последний", а "который". Последний врач в государстве - это уже катастрофа. При рекомендованной замене склеятся два предложения при помощи запятой. Примерно вот так...
  
   Снова открылась дверь, на этот раз пропуская конвоира вместе с человеком в белом халате - наверное, врачом, который подошёл к телу мальчика, нагнулся, пощупал его пульс, затем потрогал шею, а потом обернулся к конвоиру и отрицательно покачал головой. Тот хлопнул себя ладонью по лбу и выругался.
  
     "Коля задумался. "Он говорит так, будто я умер. Но ведь я жив. Значит, всё, что мне сейчас показали, неправда." Точку и закрывающуюся кавычку следует поменять местами.
  
   "Тут мальчику пришло в голову, что фильм цветной". Какая обыденная констатация факта. А ведь мальчика эта небольшая (по сравнению с наблюдением собственного мёртвого тела) деталь должна была повергнуть в состояние шока.
   Тут мальчика словно обухом по голове ударило - фильм-то цветной!
   На мой взгляд, в такой редакции звучит более убедительно.
  
  
   "Значит, точно. Я в руках врагов. И меня пытаются убедить, будто они мне друзья." Снова знаки в конце прямой речи перепутаны местами.
  
  
      "- Коля, тебе не интересно знать, кто на самом деле умер и был закопан вместо тебя на кладбище?
      - Н-не знаю... Кто?
      - Хорошо, позже мы поговорим и об этом". Странно, зачем было задавать вопрос, оставляя его без ответа, когда парень и без того в разобранном состоянии? Это же провокация нервного срыва. И какой Эндрю после всего этого психолог, интересуюсь полюбопытствовать? Верно - хреновый, а то и вовсе никакой.
  
      "Ну вот. Сам предложил ответить на вопрос, а теперь - "позже". Врёт, конечно." Вот и Коля тоже со мной солидарен. А рецидив перепутанных знаков вновь проявился.
  
   "- Нет. Сожалею, Коля, их нельзя считать невиновными. Они убивали и истязали ни в чём не повинных людей". Не нравятся мне эти три буквы "и", идущие подряд.
  
   "Однако он понимал, что в его положении неуместно пытаться подстроить какие-то диверсии". Диверсии, вообще говоря, не подстраивают, а организуют или, на худой конец, устраивают, ПМКР.
     
   "Странные машины и здания не так уж его удивили, скорее не понравились: угнетают дух борьбы пролетария. Проклятые эксплуататоры..." Это ироничное видение автора современного технократического общества глазами парнишки из прошлого меня не слишком убеждает в правдоподобии ситуации... Но, что поделать, такое у меня мнение. Не расстреливать же меня за это... в самом деле!
     
   "До мальчика постепенно доходило, что он действительно оказался в будущем, однако это не изменило его отношения к Андрею. Разумеется, этот наймит буржуазии всё равно обманывал..." Повтор, без которого лучше обойтись.
  
   "И если Броня Крепка на самом деле оказался в другом времени, то, вряд ли, благодаря машине времени и какой-то там операции "Эксодус". Думаю, запятые здесь не помешают.
  
   "Постепенно закрадывалась мысль, что в одиночку ему не справиться". Автор, я что-то никак не могу себе представить, как мысль ЗАКРАДЫВАЕТСЯ ПОСТЕПЕННО.
  
   "И как быть? Найти единомышленника? Или как-нибудь связаться со своими?" Немного надуманно. Но приму как данность. Всё-таки герою не так уж и много годочков (всего-то пятнадцать), с него станется.
  
     "Правда, мальчику показалось, что Армен с трудом сдерживал смех, когда писал адрес назначения. Обратный адрес Коля указывать не стал.
      В тот же день мальчик отправил письмо по назначению". Немотивированный и совершенно ненужный повтор.
  
   "Разве что назавтра после события у столика находок Андрей зашёл в его комнату и молча швырнул злосчастное письмо на кровать мальчика". Нет, Эндрю никакой не психолог. Чего так было злиться на мальчишку, воспитанного в духе коммунистической морали? Он ожидал иного? Тогда исследователь наивен не менее своего пациента.
  
   "Он сразу узнал троих из них". Троих из них - звучит очень неблагозвучно.
  
   "Однако сильнее всего заколотилось сердце Коли при виде Лены - их длинноногой красавицы-дочери с точёной фигурой, длинными чёрными с переливом волосами и горделивым взглядом. Их отцы когда-то дружили..." Можно подумать, что речь идёт об отцах волос и взглядов.
  
   "Красавица Лена была старше Коли на три года и никогда не удостаивала его вниманием, однако мальчику приятно было просто находиться рядом с ней, мысленно касаться её белоснежного тела, ловить её случайный взгляд. И теперь, едва увидев её, он понял, что на свете нет ничего важнее, чем взор больших чёрных, с поволокой, глаз этой удивительной девушки". Употребление "её" в третьем случае мне кажется неуместным.
  
   "Прекрасная девушка и подлый империалист улыбались друг другу, не оставляя Коле иллюзий". Как-то нехорошо звучит "не оставляя Коле иллюзий"... в том смысле, что улыбка не оставляет иллюзий. Вполне вероятно, что это только мой каприз... Не стану на чём-то настаивать.
  
   "Куратор вместе с Колей вышел в коридор, к лифтам. Они поднялись на два или три этажа и оказались в другом коридоре". Ой, не нравится мне, когда за коридором другой коридор.
  
   "- Привет! А ведь я тебя помню! Тебя зовут Коля, верно? - Мальчик кивнул. - Отлично, заходи, посидим вместе". По правилам написания прямой речи в данном случае нужно использовать строчную букву.
  
      "   - Ладно, давай к Мяснику Народов". Автор, очень нарочито. Сомневаюсь, чтобы оператор машины времени говорил с таким пафосом... даже в ироничном подтексте.
     
   "Отец Народов изрядно поседел с тех пор. Он стоял у окна и задумчиво смотрел на улицу, держа в правой руке свою знаменитую трубку и заложив левую за спину". Левую трубку?
     
      "- Вот эта клавиша. Надпись означает по-английски "Установить объект переноса". Нажимаешь её в первый раз - машина фиксирует того человека, которого надо забрать из прошлого. После этого нажимаешь ещё раз - человек переносится к нам". О, наивный Джонни, что ты делаешь, родная душа?
    
     "   - А отсюда переносить туда ничего нельзя?
      - Почему же? Можно. Тогда эту же клавишу надо быстро нажать три раза подряд, и клади прямо в экран всё что надо". Автор, это больше похоже на сказку... Встань к лесу задом... нажми три раза подряд...
   Сюжетных коллизий в тексте практически нет. Всё получается само собой. Герой, Коля, только обозначает попытку борьбы, а ему всё приносят на блюдечке...
     
   "Наступила пауза. Джонни с презрительной усмешкой смотрел на того, кто покрыл себя кровью десятков миллионов людей и отбросил свою страну на столетия в прошлое". С презрением можно относиться к ничтожеству, если ты вполне адекватен... Но Сталин ничтожеством не был. К нему можно относится с ненавистью, с омерзением, с брезгливостью... Но презирать? Не думаю... Неадекватный парень был Джонни. И, видимо, сейчас за это поплатиться.
  
   "- Товарищ Сталин! Империалисты устроили новый заговор! Они крадут советских людей и вербуют их! Забирают и врагов народа, кулаков! - Сбивчиво выговорил он на одном дыхании..." В выделенном фрагменте следует употребить строчную букву.
  
   "Кажется, товарищ Сталин поверил мне." Точку и закрывающуюся кавычку следует поменять местами.
  
      Автор, Ваш сюжет очень хорош. Фантастика, как говорится, в классическом ключе. То, что Сталин скончался вовсе не в Кремле, а на Ближней Даче и не во время работы, и был обнаружен охраной спустя много часов после того, как с ним сделался удар, большой бедой не является.
  
   Дескать, народу потом такую версию втюхали. Но версию эту нужно бы как-то обозначить в самом тексте, поскольку у читателей возникнет чувство диссонанса и ходульности, поскольку они-то совершенно точно ЗНАЮТ, КАК БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ.
  
   Кроме того, и это главное, прорисовка образов пока оставляет желать. Неживые они какие-то, словно герои комиксов, без души и лишь обозначением чувств, а не самими чувствами. Автор, и ещё - чуточку побольше динамики. Описание жизни Коли в будущем немного затянуто. Думаю, если сократить эту часть истории, хуже не станет.
  
   Да, кстати, так и неясно, отчего на допросе патриот Коля так неадекватно себя повёл? Только домыслы и предположения. Причём читательские, а, стало быть, - мои. Хотелось бы услышать что-то от автора в этой связи, поскольку речь идёт о ключевом моменте рассказа. Если бы мальчик не замкнулся в себе, никогда бы и не попал в будущее, как мне кажется.
  
   Тогда бы Николаю не угрожала смерть, и вряд ли б его вытащили в будущее.
  
   Вот и всё, дамы и господа, что обозреватель имел сказать по поводу нового фантастического рассказа господина Славкина.
  
   Всем спасибо за внимание! Автору же пожелаю удачи. В добрый путь!
  
   3 апреля 2008 г.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"