Чваков Димыч: другие произведения.

Клоны, ангелы и черти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    литературный обзор трёх рассказов авторов "Самиздата"


Клоны, ангелы и черти

(литературный обзор трёх рассказов авторов "Самиздата")

Эдуард Шауров Эдисон и компания

  
   О сюжете поговорим позже. Сначала забег по тексту.  
  
   "Они быстро повалили Растяпу на [пол] и принялись топтать ногами, а потом потащили [его] на улицу". Вместо местоимения я бы предложил использовать существительное "бедолагу", поскольку не совсем однозначно воспринимается - относительно кого применили силу (кого/чего потащили на улицу). Можно понять и так, что пострадал пол, который охранники решили выволочь на улицу.
  
   "Несмотря на то, что управляющий визжал, что тут вам, дескать, не цирк, все сорок шесть человек цеховых рабочих кинулись к большим зарешеченным окнам". "Что - что" в комбинации изрядно портит предложение. Я бы предпочёл сформулировать иначе.
  
   "Не то чтобы в цеху Растяпу слишком любили, но одно дело, когда кого-то отмудохают ногами, выбьют зуб или даже глаз, и совсем другое дело, когда человеку стреляют из пистолета в затылок прямо у вас на виду". Возможно, это покажется нездоровым эстетством, но я бы предпочёл написать иначе, не повторяя термин "дело". Вот так:
   "...выбьют зуб или даже глаз, и совсем другое - когда человеку стреляют..."
     
   "- Для укрепления пошатнувшейся трудовой дисциплины... а может, еще для чего". Я бы поставил запятую.
  
   "Не сразу, конечно, но в конце концов, подходит". Запятую бы я поставил.
  
   "Три десятка зрителей смотрели со шконок со страхом и любопытством". Я бы попробовал сформулировать иначе. Например так:
   Три десятка зрителей смотрели со шконок, одержимые смесью чувств - страха и любопытства.
  
   "Ведь охраннику-оператору совсем необязательно ночь наполет сидеть, уставившись в мониторы, если на них нет ничего интересного, зато в соседней комнате есть своя личная койка". Опечатка в слове "напролёт".
  
   "Зубы Эдисона Птицы лязгнули, и он начал заваливаться на решетку". Пропущена запятая в сложносочинённом предложении.
     
   "- Я привел их сюда не за этим, - не поднимая глаз, сказал Эдисон Вонючка". Не хватает запятой в конце деепричастного оборота.
     
   "Откинувшись в кресле, Эдди Б. Эдисон расхохотался..." Тот же случай.
  
   "- Нет, - Вонючка покачал головой. - Ты же сам знаешь, что это не твой выбор". Просто отлично! Браво, автор!
  
   "Барни, допил кофе, отодвинул от себя кружку". Нужна запятая в начале деепричастного оборота.
     
    "- Нет, - тихо сказал мужчина, - Без Эдисона... Просто Вонючка... Я сам по себе, - и он неуверенно улыбнулся".
   Хороший рассказ, поднимающий тему клонирования, её социальные и юридические нюансы. Замечательный ход придуман с законом о клонировании, который, как обычно, наполнен массой изъянов.
   Действие захватывает. Одно не совсем хорошо - мне кажется, беседа двух полицейских лишняя. Идут авторские самоповторы. То, что уже выяснено до убийства клононосителя, второй раз повторять - смысла нет.
   Я бы, честно говоря, закончил всё словами
   "- Плачь, - негромко сказал Вонючка. - Плачь, братишка. Свобода того стоит".
   Полагаю, если из этого рассказа создать версию на 12 Кб, добавиться динамики, и текст сможет участвовать на очередном БД. Думаю, его заметят. Не знаю относительно финала, но полуфинал должен быть точно.
   Удачи и вдохновения!
  

Трашина Галина Встреча с ангелом по имени Мурзик

  
   А эта история больше похожа на сон-фантасмагорию, чем на фантастический рассказ, который мы рассмотрели ранее.
   Герой рассказа просыпается в состоянии то ли ещё не окончательного протрезвления, то ли жуткого похмелья. Но не это удивительно, а то, что он сразу попадает в чистилище, откуда в теории два пути: либо рай, либо ад. Но во сне (во сне ли?) герою выпадает третье - вернуться на грешную землю, поскольку чертям не удалось его забрать - помог спасённый накануне котёнок как залог того, что герой не окончательный грешник. Встанет ли он на путь возрождения души, нам неведомо... Просто авторский посыл таков, что хотелось бы верить.
  
   А теперь проследим за стилем написания.
  
   ""Это где же я вчера так ужрался?" - с трудом удалось запустить свои мысли Овечкину". На мой взгляд, открывать текст задумчивой фразой о запуске мысли (мыслительного процесса?) не стоило. К тому же - уточнение того, что мысли свои, также не очень удачно, поскольку здесь налицо скрытая тавтология, избыточность информации. Приводить в порядок чьи-то мысли, кроме собственных, нельзя.
  
   "Охая, стоная, мечтая о глотке прохладной водицы, мужчина брел, понурив голову, оставляя после себя столб едко красной пыли, и вскоре уперся во что-то лбом". Вместо "стоная" следует написать "стеная" или "постанывая". Стоная - крайне неудачная деепричастная форма.
  
   "- О-хи-реть и не встать! - вырвалось из мужского многострадального и усыхающего существа удивление". Мужское существо? Хм... Я бы не стал использовать такого выражения. Почему? Да просто - словосочетание это несколько наукообразно, а вкупе с предыдущей нарочитой просторечностью создаётся впечатление неоправданного эклектизма.
  
   "Овечкин обошел одиноко стоявшую в безграничной степи дверь. "Во, блин, на чем же она держится?"" Думается, не стоит подчёркивать завершённость действия, а использовать причастную форму "стоящую".
  
   "Возникла в истерзанной голове своевременная мысль, надоумившая, что если - дверь, надо - постучать". "Надоумившая мысль" - не слишком точное выражение. Мысль - порождение разума, сама по себе она не может совершать каких-то действий, поскольку не обладает волей. Да и порядок слов рассеивает внимание читателя. Здесь не тот случай, чтобы растекаться мысью по древу, динамика теряется. Да, чуть не забыл, а почему мысль своевременная? Не могу понять. Лучше бы написать как-то иначе. Например, так:
   В истерзанной похмельем голове возникла вполне логичная мысль: если - дверь, надо - постучать.
  
   "Мужчина взъерошил для храбрости на затылке редюсенькие волосенки и положил сухенький палец на кнопку звонка, встроенного в двери". Необходимость использования уменьшительных прилагательных и существительного представляется мне крайне сомнительной.
  
   "За мелодичным перезвоном последовал вопрос:
   - Кто там? - спросил мужской голос". Лучше так:
   В ответ на мелодичный перезвон, за дверью послышался шум.
   - Кто там? - спросил мужской голос.
  
   "Мужчина обогнул дверь еще разок и, вновь нажал на кнопку в виде сучка". Запятая не нужна.
  
   " - Это я, стало быть, Овечкин, - он любил изъясняться с добавочными словами". Добавочные слова? Хм... очень неважно воспринимаются эти добавочные слова, оказывающиеся на деле вводным выражением. Может быть, стоит написать иначе? Так, например: "он любил изъясняться витиевато".
  
   ""Точно ночь", - оценил он обстановку, как только осмотрелся, и только тут задумался, что вообще происходит? Первое, что пришло на ум, так это то, что пора завязывать с выпивкой, но размышления сбил голос невидимого существа:
   - Почему не заходишь, дует ведь, - поинтересовался тот, усиливая таинственность". Многовато "что"-канья. Думаю, следует изменить формулировки. Вопросительную интонацию неплохо бы подкрепить знаком вопроса вместо запятой. И ещё, "существо" - среднего рода, и потому использовать "тот" совершенно неуместно, нужно употребить "то" либо местоимение "оно".
  
   "Овечкину ничего не оставалось, как подняться и перешагнуть невидимый порог дня и ночи". Почему "невидимый"? Порог же на двери, а дверь видно прекрасно, не правда ли?
  
   "Не смотря на то, что взор поражала устрашающая, пустынная бесконечность, Овечкин все же робко осведомился..." В предлагаемом контексте "несмотря" пишется слитно.
  
   "- У нас только пропуск оформляют, - выдало окно колкое равнодушие на его недвусмысленный намек, что без "утренней граммульки", с него нечего взять". Полагаю, необходимо заключить указанное выражение в кавычки.
  
   "Все же, словно, сквозь вату в ушах, до сознания Овечкина доходила тошнотворная речь..." Первая запятая лишняя, второй не хватает.
  
   "- Как и полагал, этот "гусь" ко мне! Правильно, заворачивай к нам - у нас никакой бюрократии, а для таких, супчиков ворота всегда нараспашку! - выкрикивал кто-то сзади". Тире бы очень пригодилось, а вот запятая лишняя.
  
   "Между тем, из окошка слева донеслась настораживающая установка..." После вводного выражения следует поставить запятую.
  
   "Вдруг, неизвестно откуда, раздался кошачий писк". Не хватает запятой.
  
   "Какие-то упыри кинули беднягу в водосток, и, заткнули снизу". Лишние запятые.
  
   "Овечкин вспомнил момент, когда, отковырял заглушку и достал трясущегося, мокрого, полуживого кота, затем принес его в свою клетушку дворника и налил в одноразовую мятую тарелку теплого чая, раскрошив туда черный сухарь". Первой запятой не хватает, три другие - лишние.
  
   "- Так, данного обихода служба требовала, я же подневольный людишка". Слово "людишка" (от "людишки", но в единственном числе) даже в устах не совсем трезвого поутру Овечкина звучит неважно и его привычки изъясняться витиевато не доказывает. К чему нервировать читателя сознательным коверканием языка, если ни для сюжета, ни для раскрытия характера героя это действие ровным счётом никак не служит?
  
   "- Не уж-то я, по-твоему, басурман какой-то, что и пожалеть никого не могу?!! - взревел Варфоломей Сидорович, точно на последнем вздохе". "Неужто" пишется в одно слово.
  
   "- Справедливость... истина. Одни лозунги. Тьфу! - плюнул рогатый дымящемся сгустком, и, изобразив улыбку, нарочито раскланялся перед мужчиной". Запятая не нужна.
  
   "Опустив спешный взгляд на ноги, увидел, что рыжий кот тыкается мордочкой в его голые, черные пятки". Вновь лишняя запятая. Уже не первый раз встречается подобная ошибка. Сошлюсь на Розенталя, чтобы помочь автору не допускать подобных неточностей в дальнейшем. Речь идёт о неоднородных определениях. Итак, вот что говорит нам справочник Розенталя. Привожу ниже фрагмент из 84-го параграфа раздела XXII "ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ В ПРЕДЛОЖЕНИЯХ С ОДНОРОДНЫМИ ЧЛЕНАМИ".
  
   2.      Запятая не ставится между неоднородными определениями.
   Определения являются неоднородными, если предшествующее относится не непосредственно к определяемому существительному, а к сочетанию последующего определения и определяемого существительного, например: Алеша подал ему маленькое складное кругленькое зеркальце, стоявшее на комоде (Достоевский) (ср.: кругленькое зеркальце - складное кругленькое зеркальце - маленькое складное кругленькое зеркальце); ...Представляете ли вы себе скверный южный уездный городишко? (Куприн); Ранняя суровая зимняя заря проступала сквозь мертвенную дымку (Фадеев)
   Неоднородные определения характеризуют предмет с разных сторон, в разных отношениях, т.е. выражают признаки, относящиеся к различным родовым (общим) понятиям, например: В углу гостиной стояло пузатое ореховое бюро (Гоголь) - форма и материал; Волшебными подводными островами тихо наплывают и тихо проходят белые круглые облака (Тургенев) - цвет и форма; Мы жили в подвале большого каменного дома (Горький) - размер и материал; Как-то давно довелось мне плыть по угрюмой сибирской реке (Короленко) - качество и местонахождение и т.д. При возможности подвести такие признаки под общее родовое понятие подобные определения могут стать однородными, например: Для туристской базы отведен большой, каменный дом (объединяющее понятие - "благоустроенный"). В зависимости от стиля речи некоторые примеры допускают разное понимание, а в связи с этим - различную пунктуацию.
   Неоднородные определения обычно выражаются сочетанием качественного и относительного прилагательных, поскольку они обозначают разнородные признаки, например: Яркое зимнее солнце заглянуло в наши окна (Аксаков); Снежные сугробы подернулись тонкой ледяной корой (Чехов); Вдруг конское тревожное ржанье раздалось во тьме (Фадеев). Реже неоднородные определения образуются сочетанием качественных прилагательных, например: Легкий сдержанный шепот разбудил меня (Тургенев); молочник с густыми желтыми сливками (Куприн); огромные удивительные темно-синие махаоны (Пришвин). Не вызывает затруднения пунктуация при определениях, выраженных одними относительными прилагательными или причастиями и относительными прилагательными, например: летний спортивный лагерь, витая железная лестница, мраморные четырехугольные колонны, неизданные авторские черновые наброски.
   Двоякое толкование и двоякую пунктуацию допускают сочетания типа: другие проверенные методы (до этого уже имелись проверенные методы) - другие, проверенные методы (до этого имелись методы, еще не проверенные). В последнем случае второе определение выступает не как однородное, а как пояснительное (перед такими определениями можно вставить не сочинительный союз и, а пояснительные союзы а именно, то есть).
  
   "- Ладно, будешь у меня, Мурзик, - смирился Овечкин с разделением житья-бытья на двоих, - сейчас почапаем в супер-пупер мАгазин, разживемся молоком с ливеркой, - пообещал он ангелу по имени Мурзик". Фразу "будешь у меня, Мурзик" я бы не назвал точной. Обычно она предполагает продолжение - будешь у меня кем/чем. Она размывает смысл, лучше заменить на более конкретное: "Ладно, останешься у меня, Мурзик" или "Хорошо, останешься жить у меня, Мурзик".
  
   "- Хоть и тяжко сегодня мешки пердячить, но, на что ради другана не пойдешь, - пошутил, как мог Овечкин". Запятую можно посчитать интонационной и авторской, но, на мой взгляд, она здесь совершенно ни к чему.
  
   "Овечкин вздохнул, подумав, что и впрямь полечиться не помешает, но нахлынула волна воспоминаний из недавно пережитых потрясений". Выделенное жирным шрифтом выражение представляется мне каким-то чужеродным для данного конкретного текста.
  
   "Мужчина собрался произнести привычное, защитное ругательство, но осекся". И вновь совсем ненужная запятая между неоднородными определениями.
  
   "Поднявшись с деревянной лежанки, Варфоломей Сидорович натянул "повидавшие жизнь" кирзачи, решив, что с опохмелкой подождет". В это не верю! Не может законченный алконавт откладывать опохмелку на неопределённое время. В любых обстоятельствах.
  
   " - Приснится же всякая гадость, - все же проворчал он.
   Кот Мурзик сочувствующие мяукнул". Следовало написать - "сочувствующе".
  
   Были черти или не были, существовала ли дверь в чистилище, достоверно понять нельзя. Остаётся надеяться, что некто Овечкин, у которого вдруг прорезалась душа, усвоит урок доброты и станет человеком. Впрочем, надежды мало...
  
   Впечатление от рассказа? Написано очень неровно. Текст то изобилует ненужной вычурностью, то слишком прост. Идея, хоть и порядком заезженная, реализована вполне оригинально. Ещё бы над стилем основательно поработать.
  

Ермакова М.А. Шаги усталого Создателя

  
   А вот ещё одна история, тем или иным образом связанная с проблемой клонирования. Только в отличие от рассказа Эдуарда Шаурова, здесь поднимаются проблемы более глобального порядка. Проблемы человека-творца, создавшего новый мир, мир "под себя" и "для себя"... но продолжающего скучать о прошлом, когда он был ещё одним из многих миллионов обычных смертных.
  
   Не стану особо распространяться о сюжете, он хорош, и автор наверняка о том знает. Обращу внимание лишь на стилистическую часть рассказа, попробую помочь - сделать текст немного лучше с точки зрения технического оформления.
  
   "Сквозняк лениво колышет белые занавески, холодит мои босые ступни, только что спущенные на пол". Только что спущенные на пол... хм... звучит очень интересно в ассоциативном плане - будто корабли на воду спускают, а не пятки. Хорошо!
  
   "Спящая рядом женщина прекрасна, как истинное создание господа, в ней нет лукавства, скверны, фальши - она чиста, честна и прелестна. Когда-то ее звали ЭВА, но мне не нравилась грубая механика звуков, и я сменил его на такое знакомое "Ева"". Его - кого? Слово "имя" не прозвучало, а потому получилось немного странно - непонятно, к чему относится местоимение: не то к словосочетанию "механика звуков", не то к глаголу "звали".
  
   "Я сдерживаю накатывающий зевок и иду в ванную, оставляя теплую женскую плоть в раковине ложа, словно в перламутре мерцающую жемчужину". Применительно к зевку использовать термин "накатывающийся" я бы не рискнул, ибо он подразумевает внешнюю природу образования - накатывается, как волна, скажем. Впрочем, здесь дело вкуса.
  
   "Резные панели дышат, воздух напоен ароматом, недоступным полумертвому материалу, обладающему спектром в сотню цветовых палитр, тактильных гамм, позиций гибкости, прочности и так далее". За "тактильные гаммы" отдельное спасибо автору!
  
   "Я выхожу на балкон, ладони касаются парапета из грубого, шершавого камня. Ей-богу, я не люблю новомодные материалы". "Ей-богу" чуточку напрягает, ибо звучит, как "ей-меня", а ирония в такого рода текстах (тем паче - самоирония) неуместна. Если сослаться на закоренелую привычку героя, то и это объяснение мне не кажется естественным. За много веков с момента Новой Эры - эры Человека-Бога - все давешние привычки должны были развеяться в прах.
  
   "В моих апартаментах все, кроме информационных матриц и транспорталов, воздвигнуто из древних материй культуры ушедшего мира - дерева и речного камня, бетона и мрамора, текстиля и ротанга". На мой взгляд, "воздвигнутый интерьер" - звучит несколько пафосно и неоправданно. Приведу пример... Вот здесь воздвигнута раковина, а рядом с ней унитаз - венец творенья.
  
   "Человеческие фигурки отсюда, с сорок пятого этажа, почти не видны, а точки, обозначающие их, единичны". "Точки, обозначающие фигурки людей...", сначала выражение кажется логически неточным, а потом понимаешь - это Создатель такими видит представителей созданного им народа: обозначениями на панораме его города. Хорошо!
  
   "Знаю, что соколы облюбовывают технологические этажи высоток, располагающиеся на каждом десятом этаже. Иногда их тоскующий вопль бывает слышен мне, вызывая в груди жжение, очень похожее на сожаление о потерянном рае. Я мог бы дать приказ уничтожить их гнезда, но не стану этого делать. Пускай посылают утренний зов погибшего мира". Во втором случае, мне представляется прилагательное "соколиные" более уместным, нежели местоимение "их".
  
   "Женщина в белом халате, приветливо улыбаясь, указывает рукой на серый громоздкий аппарат, чей кожух полон горящими огоньками, лупоглазыми окулярами". Здесь герой наделяет "серый громоздкий аппарат" волей и разумом, поскольку использовано относительное прилагательное "чей". Если так и задумано автором, возражений нет... Возможно герой как раз и отождествляет бездушный механизм с живым организмом. Если же - нет, то уместней будет написать "кожух которого".
  
   "Я, морщась от боли, ложусь на мягкую подставку и, дернувшись, та медленно ползет в разверстый зев аппарата..." Две деепричастных формы, относящиеся к разным субъектам/объектам в начале длинного предложения, выглядят громоздко. Это на мой взгляд, разумеется.
  
   "Люди - завистливые существа. Функция сравнительного анализа едва ли не первая, просыпающаяся вместе с пробуждением разума Нomo sapiens. Но им никогда не сделать свои убежища такими же прекрасными, ибо Создатель один, а городов пять". Между "людьми" и относящемуся к ним местоимению затесалось целое предложение, которое портит и рвёт, казалось бы, незыблемую связь. Думаю, стоит написать в одно предложение весь абзац или как-то изменить формулировки, чтобы всё, как говорится, срослось не умозрительно и через заднее крыльцо, а вполне художественно осязаемо на парадной лестнице.
  
   "Добыча полезных ископаемых почти прекращена, топливо и энергоносители более не надобны - вполне хватает пяти источников, вокруг которых образовались Города. Сгустков энергии, вначале уничтожившей все население Земли, а затем давшей одному единственному человеку лучик надежды. Мне". Слабо просматривается связь между "пятью источниками" и "сгустками энергии". Не мешало бы сформулировать более точно, а то спотыкаешься при чтении последнего предложения выделенного абзаца - будто бы мысль осталась недосказанной.
  
   "Я морщусь. Он - хороший парень, но малость неаккуратен, тороплив и резок. Я и сам был таким когда-то. Юноша наклоняется, снимая крышку с тарелки. И я вижу близко его подбородок с ямочкой и светлые жидкие волосенки, вызывающие во мне жалость, брезгливость и ностальгию. Малыш отращивает бородёнку. Как и я в пору буйной студенческой юности. Надо же - я принимаюсь меланхолически жевать - я еще помню эту пору!" Многовато личных местоимений для одного абзаца. Предпочёл бы половину из них убрать, будь я на месте автора.
     
   "- Сколько раз я просил тебя класть приборы на салфетку? - лениво спрашиваю я и, не останавливаясь, добавляю. - Да, пожалуй, буду. Пускай подадут аэробус к Гималайской станции. Во сколько открытие?" Небольшая ошибочка в прямой речи - точку следует заменить двоеточием. Можно заглянуть к Розенталю, параграф 135, пункт 5.
     
   "- Значит, аэробус подать к шестнадцати". Здесь бы запятую поставить, ПМКР.
  
   "Люди ждут, что меня буду охранять, как зеницу ока, хотя кто станет покушаться на меня? Люди боятся, что с их Создателем что-нибудь случится! Но вот уже десять тысяч лет болезни и старость обходят меня стороной". От двух "меня" я бы, пожалуй, отказался.
     
   "Она склоняет голову. Волосы цвета гречишного меда стекают водопадом, закрывая лицо". Может быть, я и не прав, но "стекающие водопадом волосы" - фраза, получившая штампованную лицензию канцелярских изысков. Лучше бы сторониться подобных.
  
   "После меня ждут некоторые дела государственной важности, легкий обед и поездка". Выражение "после меня" в предлагаемом контексте несколько двусмысленно. Что-то вроде, после меня - хоть потоп. Я бы написал так - "затем меня ждут" или "далее меня ждут".
  
   "Ду-ду-ду-ду - шумит прибой близкого океана, и волны накатывают на побелевший от соли берег, а солнце, стоящее в зените, жжет голые плечи и спину, штопором ввинчивается в темя, пытаясь откупорить черепную коробку и выпустить на свободу мысли-мотыльки". Прекрасные образы, но запятой, как мне представляется, не хватает, поскольку перед нами сложносочинённое предложение.
     
     "Она ждет меня у транспортала. Белое платье подобно бутону экзотического воскового цветка, волосы заколоты простой бриллиантовой бабочкой, бледно-зеленые ремешки босоножек девственными лианами оплетают загорелые ноги до колена". Неплохо бы более точно сформулировать, чтобы стало однозначно понятно - речь идёт о ремешках, а не о загаре. Загорелые до колена ноги обычны для какой-нибудь труженицы сельского хозяйства, а вовсе не для спутницы Божества.
  
   "Она - чудесная орхидея в объятиях сухого мха - моих". Красиво сказано, но логика чуточку гуляет, из-за пропуска нескольких вполне безобидных слов. Впрочем, настолько ли они безобидны и нужны ли вообще, пусть автор решит сам, не смею настаивать.
     
   "Аэробус покачивается у заснеженной площадки. Один из охранников давно уже передал мне черные очки, сразу сделавшие картинку похожей на негатив". Лёгкое жужжание предложения угадывается не сразу, но оно, на мой взгляд, очень хорошо передаёт атмосферу ветреной горной местности.
  
   "Простуд я не боюсь, но ощущение от ледяного ветра, ползающего под одеждой, не из приятных". Ползающий ветер? Да ещё и под одеждой? Не нравится мне такая метафора. Разве ветер рождён был ползать, будто полоз желтобрюхий?
     
   "Я тащу ее в аэробус едва ли не силой. Она все оглядывается, словно пытается навсегда запомнить место, небо, снег и холод. Дикая! Вот и развлечение мне на ближайшее десятилетие. Сколько уголков планеты можно посетить вместе с ней! Сколько поймать губами благодарных поцелуев, сколько выпить прозрачных слез..." Сомнительно. Сомнительно, что будут благодарные поцелуи, когда чувство новизны пропадёт. По крайней мере искренность восторга... Да что я, собственно, говорю, когда речь идёт о бездушном андроиде класса ЭВА. Или всё-таки в ней есть душа? А Создатель-то наш эгоцентрик на все сто, таким и полагается быть богу?
  
   "Внизу расстилается пустая Земля, и каждый из нас смотрит на нее с разными чувствами". В сложносочинённом предложении нужна запятая, поскольку нет никаких общих обстоятельств для соединения его, предложения, частей в безо всякой дополнительной пунктуации.
  
   "Где-то у горизонта висит черное гнездо дыма..." "Гнездо дыма" - превосходная метафора!
  
   "Вой сирен - близкий и далекий. Ни шарканья шагов, ни людских голосов, ни-че-го..." Как-то не вяжется: разве вой сирен - это ничего? Может быть, стоит немного перефразировать, так, например:
   Вой сирен - близкий и далекий. Ни шарканья шагов, ни людских голосов, ни-че-го... Ничего, что бы было связано с живыми людьми.
  
   "Прихожу в себя лишь через несколько часов, когда темнеет, и уличные фонари начинают медленно растравлять жар внутри своих сердец". Глагол "растравлять" мне показался нарочито вычурным, который выпадает из гладкой структуры повествования.
  
   "Поверхности плит в кафешках еще теплы..." Может быть, лучше не "поверхности", а "конфорки"? Первоначально термин "конфорка" употреблялся применительно к газовым плитам, а теперь уже и к электрическим, и пр., так что здесь неточности никакой нет. А поверхность - это что-то размытое, неконкретное.
  
   "Я ем, чтобы не сойти с ума. В медленном движении челюстей заключена загадка моего душевного здоровья. Я представляю, как пережеванная пища попадает в пищевод, желудок, распадается на части, впитывается кишечником и расходится по кровотоку..." Процесс поглощения пищи и самосозерцание при этом очень убедительно показывают, как герой выжил в момент, когда впору "тронуться крышей".
  
   "Целая когорта звездных сестер ждет меня за этой стойкой и за сотней других в городе. Но я не стану этого делать!" Повтор связки "это" не настолько хорош, чтобы "оставлять его в живых".
  
   "Я продолжал поиски. Искал хотя бы какие-то следы их пребывания самозабвенно, забывая о сне и отдыхе, о пище и собственной безопасности. Я заходил на дальние энергетические станции и коммуникационные узлы, я посылал сигналы из радиорубок телебашен, военных ведомств и секретных бункеров". ПМКР, третье из выделенных личных местоимений лучше всего попросту отбросить.
  
   "Время, беспощадное время, подобралось к городам и поселениям, накрыв многие из них расползающейся зеленью, а мне - поведав страшную тайну, читаемую во всех виденных мной зеркалах". Думаю, без тире предложение становится трудным для восприятия, приходится перечитывать несколько раз, прежде чем доходит смысл.
  
   "Безумные мысли спятившего Бога. Я знаю, что безумен! Где-то последние пять тысяч лет..." Понимаю, что в разговорной речи, а затем и в печатных изданиях (с лёгкой руки болтологов от СМИ) пространство и время смешались в один конгломерат, но в художественном произведении подобных "изысков" лучше не допускать. Я бы точно не стал, если только это не относится к речи какого-нибудь телевизионного диктора или обычного человека, засорившего речь новомодными оборотами.
     
   "Серая сеть охранного периметра проносится под нами, тянутся под полупрозрачными сферами гидропонные и белковые поля, снабжающие Город Воздуха пищей". Полагаю, повтора лучше избежать.
  
   "Вдали вырастают здания, не такие высокие, как в моем Городе. Самое высокое, именуемое Башней Тысячи Слонов, достигает всего тридцати пяти этажей. Она построена ярусами, на каждом встречают рассветы и провожают закаты скульптурные семейства животных, растопыривших уши и задравших хоботы". Тут возникает некая неоднозначность, двоякая возможность трактовки. "Она - Башня" - это правильно, но ведь "она - здание" - ещё один возможный вариант, следующий из формальной логики. Требуется написать таким образом, чтобы не оставалось сомнений - написано точно и правильно логически.
  
   "Мне хотелось бы, чтобы они смотрели на меня, не как на живого бога, а как на Бога. Так чего я жажду? Вечной славы или... покоя?" Ага-ага, зависть к самому себе, "если бы я стал фетишем, а не человеком"... Это явно не христианский бог.
  
   "Она, обнаженная, стоит, запрокинув лицо к небу, держа руки сцепленными над головой, ладонями вверх, волосы водопадом струятся по плечам, полные губы смеются, обнажая ровные зубы - верх стоматологического совершенства". И опять волосы водопадом. Один бы раз ещё ничего, но в повторном варианте штамп выглядит просто вызывающе.
     
   "- Ты, правда, забыл? - тихо спрашивает она. - Сегодня шестнадцатое марта по старому времяисчислению - твой День Рождения. Башня Девы - подарок тебе". Не понял, как Ева, которая, судя по всему, никуда не выходила дальше спальни в жилище Создателя, знает о том, что задумал Бета, которого она даже никогда не видела. Здесь бы нужно уточнить досконально.
  
     "Неожиданная, резкая боль поселяется в моем сердце. Неужели человеческое возвращается после тысяч лет божественного одиночества и усталых шагов сквозь времена? Я маню ее рукой и обнимаю на глазах у всех". Манить рукой боль в сердце и обнимать оную боль на глазах всего честного народа - это исключительно для богов. Ну, может быть, ещё для пенталгина или старинного пирамидона.
  
   "Запускаю ладони под тяжелую копну волос, обхватывая затылок". Ещё один штамм из разряда "о волосах". И тяжесть копны тоже вполне предсказуема и не совсем оттого хороша.
  
   "Осознав это, я предпочитаю закончить ужин и отбыть телепорталом прямо в собственные апартаменты. И там делаю все, чтобы она снова ощутила себя только моей..." Эгоизм бога-человека крайне велик, выражен сверх всякой нормы. Это не замечание для автора, просто рассуждение на тему...
  
   "Босиком я иду в свой кабинет, долго стою на балконе, втягиваю дрожащими ноздрями свежесть ночного ветра". Явно - это не он, сей же прохладно-бодрый молодчага, ползал липким ужом под пижамой создателя несколько ранее.
  
   "Город окутан бледным сиянием. Над горизонтом огни пляшут Святого Вита - то клубится под защитным куполом, не иссякая вот уже десять тысяч лет, один из Сгустков, утерянных безжалостным солнцем". Чуточку не акцентировано, смысл плывёт. Думаю, надо бы уточнить и более тонко заточить фразы.
  
    " - Ты уверен? Появились новые функции..." И тут от агрессивной рекламы никуда не уйти! О, Олвейз, Всемогущий! Как, оказывается, глубоко сидят в человеке стереотипы, даже если люди становятся Богами.
    
    "Беспалый внимательно разглядывает мое лицо, словно видит впервые. Одна и та же мысль пронзает наши зрачки, заставляя их расшириться под напором памяти..." Мысль, пронзающая зрачки? Почему бы и нет... Хотя сначала вызывает отторжение... у меня, но я же не умею предсказывать мысли и деяния простых читателей... Просто у меня несколько иной взгляд на мир, чем это принято у нормально заточенного под власть электората.
     
   "На границе света и тьмы лежит кусок плоти, уже истекший кровью. Отблеск костра отражается в ногтевой пластине". Почему - УЖЕ? Насколько я понимаю, это случилось давно... То есть, сначала просто лежало и не кровоточило, пока не был запущен какой-то механизм кровопускания?
     
   "- Брось! - говорю я. - Брось. Не печалься. Я рад, что теперь у меня есть, с кем поболтать!" Ну-у, вот... кажется, всё проясняется. Существует некий механизм клонирования, из которого растут ноги в этот мир дрессированного подсознания.
     
   "- Расскажи мне, Создатель, - просит он. - Я помню... что-то. Но смутно. Расскажи!..." Одна из точек в комбинированном знаке препинания лишняя.
  
   "Но мне было так одиноко!..." Снова лишняя точка.
  
   "Пока есть я - человечеству нечего бояться и не к чему стремиться. У них нет финишной черты, дедлайн не является в кошмарных снах, не тревожит липким страхом погибели". Человечество - оно, средний род, единственное число. Они - число множественное. Явная нестыковка, требующая вмешательства автора.
     
   "Беспалый морщится - никак не может привыкнуть к моей привычке поучать. Но он вынужден смириться, и залог тому - отблеск огня, когда-то плясавший на ногте отрубленного пальца". Пляшущий отблеск, как я понимаю, здесь играет роль какого-то сакрального символа, мне, впрочем, не совсем понятного.
  
   "- Да. Сейчас он - Альфа блока эмоционального позиционирования в социуме. Молод, но опытен. В меру осторожен, но..." Думаю, тире бы ничуть не помешало.
    
   "Я смотрю на свои руки, а вспоминаю ее пальцы, вцепившиеся в обледеневший канат. Беспалый уже на пути к матрице, но я окликаю его". Матрица? А зачем ЭТО здесь? Вторичность не может придать жизни и без того интересному сюжету. Ради бога - ЗА-ЧЕМ? Даже упоминание этого слова вызывает во мне раздражение в контексте подобной истории, которая сама по себе достаточно креативна. Или это лишь моё впечатление?
  
     "- Подумай вот над чем, Альфа. Твои андроиды - не более чем придатки человека, многофункциональные украшения интерьера. Но если бы они могли сами распоряжаться собой, видеть и познавать мир не через обучающие нейронеты мозга, а живьем: на вкус, цвет, запах, на ощупь, наконец, - возможно, они дали бы нам еще одну надежду... Свобода - вот ответ. Понимаешь меня?" Что-то не так, доктор Морфеус, что-то не так... На дежа вю мы не договаривались.
  
   "Альфа надеется вычленить из моего генома нечто, что позволит ему синтезировать пару хромосом, утерянную навсегда вместе со своими прекрасными носительницами". Синтезировать примется непосредственно сам геном? Уточнение, изменение формулировки не повредит.
  
   "Здесь, между рукавами Шпрее и парком Люстгартен располагались несколько крупнейших музеев бывшей Германии. Величественные здания, к моему удивлению, стояли почти в целости и сохранности. Часть района даже была освещена, включая окраины разросшегося Люстгартен". Не очень-то правдоподобно, что герой до того момента, как оказался один на планете, так хорошо знал географию. Можно, разумеется, допустить, что у него было много времени, чтобы изучить всё вокруг с необычайною дотошностью, но верится как-то с трудом. Ибо, если это и так, то произошло пост-фактум. Но тут сразу же - появление первого клона, какая уж тут география, когда палец в рост пошёл и косяком попёр! Совсем другие интересы появились.
   Думаю, без каких-либо дополнительных "сюжетных вливаний" этот аспект проблемы вызовет немало вопросов у дотошных читателей.
  
   "В парке, нынче больше похожем на лесную чащу, а не на тот выверенный, словно ножницами по линейке вырезанный, периметр с деревьями, было тихо, лишь выли вдали дикие собаки". Исчезли только люди. Собак, слонов и прочих птичек орланов, гадящих с большой высоты, не коснулась проблема видового исчезновения. Интересно, ответ автор на вопрос "почему так случилось?", или этот момент останется неразгаданным и загадочным - случилось и случилось, ё-моё, не нам с вами рассуждать. Если второе - то мне немного непонятно, почему автор решил увернуться от основополагающих принципов построения современной литературы. Ой, ошибся... всё наоборот - автор поддался основополагающим принципам современной литературы, в которой, например, уборщицы носят перстни с бриллиантами, но при этом пьют портвейн вёдрами и мыслят покруче Мегрэ.
   Нет-нет, я не на чём не настаиваю, ни в чём не обвиняю, просто стараюсь прояснить свою позицию.
  
   "Не хотелось ночевать под заброшенными крышами - будто спишь в объятиях трупа, а небо было холодным, далеким, но живым. Звезды перемигивались с недостижимых высот, деревья шелестели буйными кронами, трава была высокой и утренние пташки должны были засвистать с первыми лучами солнца". Многовато глагольных "былей".
  
    " Утром я отправился на экскурсию. Любовался пятнистыми колоннами и все еще яркой мозаикой Старого музея, скульптурными композициями перед его широкой лестницей, совсем уже позеленевшими стенами Берлинского собора, попирал прах импрессионистов в Национальной галерее, звенел древними монетами, которые валялись прямо под ногами в залах Нового музея, восхищался алтарем Зевса в Пергамоне". И ещё раз - нужно подчеркнуть, что герой хорошо знал Германию и Берлин (в частности), ибо в противном случае - всё становится голливудскими роялями, воющими из кустов голосами Дюка Эллингтона. В самом деле, как герой так ловко без предварительной подготовки, не зная языка, чтобы прочесть и перевести старые путеводители, и не имея того, кто бы что-то подсказал, освоился в мире, который уже погиб, в сущности? В такое поверить нельзя, если у тебя есть немного здравого смысла. Литературно-художественное допущение? Помилуйте, куда как лучше избежать всего подобного, продумав до мелочей причинно-следственные связи.
     
   "...Оно росло, раскрываясь мясистым цветком плоти, растягиваясь и сворачиваясь жгутом. Испуганный донельзя я отшатнулся, оступился и упал, подмяв под себя поврежденную конечность. И потерял сознание от боли. Когда я пришел в себя, он уже сидел растерянно на выставочном постаменте, свесив голые ноги вниз и с изумлением оглядываясь". Замечательно, здорово... Но к Берлину нужно подходить не с наскока, а наступать на него с Зееловских высот мощной литературно-фабульной подготовки. Надеюсь, меня услышали. Кто - кто? Разумеется, автор.
  
   "Города Стихий выросли близь каждого..." Мягкий знак здесь лишний. У наречия "вблизи" - синоним/краткая форма именно "близ", а не "близь".
     
   "Мы сжимали в мощный кулак мудрость исчезнувшего человечества, аккумулировали новейшие научные знания, собирая их по крупицам в заброшенных городах, вскрывая секретные базы данных военных, ученых и правительств - и прогресс двинулся рывками. Одному инженеру-позитронщику, которым я был когда-то, не дано было восстановить разрушенный мир. А двум? Сотне? Тысяче?" И опять - невероятная условность: герой оказался сведущим во всех без исключения областях знаний, настолько сведующим, что его клоны легко смогли развивать все отрасли науки и техники на базе самообразования. Трудно в это поверить, очень трудно. А когда правдоподобие в подобного рода вещах пропадает, интерес к чтению вдруг начинает исчерпываться.
   Но это моё, наверное, исключительно моё видение текста, причём намеренно предвзятое. Автору будет легче в дальнейшем говорить с редакторами, если будет знать все слабые места своего рассказа.
  
   "В глазах снова темнеет, душной волной захлестывает горло". Не совсем хорошо. Получается, что темень в глазах захлёстывает горло... С трудом представил себе этакий выверт. Да-с, бритвой по горлу и - в колодец...
  
   "Как наяву вижу его тело, сброшенное мной с балкона, узкогубый рот, замерший в крике ужаса, мутный взгляд, направленный внутрь себя". Направленный внутрь себя мутный взгляд - достаточно спорный образ. Взгляд напоминает тот, который принадлежит селёдке, вылежавшейся в помутневшем рассоле с пряностями.
  
   "Как наяву - мои пальцы смыкаются и вырывают из руки еще один кусок плоти, бросают на пол. И я терпеливо слежу, как она раскрывается красным цветком, сворачивается в жгут, прорастает тканями и сосудами, покрывается кожей. И вот уже новый Сэм стоит передо мной. Он ничем не отличается от того, которого я только что спустил с сорок пятого этажа, разве что на нем нет одежды". Хо-ро-шо... А почему этот Сэм - не Бета и не Гамма? Или Сэм, как водится, сам Создатель и есть, его очередная ипостась? Что ж, вполне неплохо - вместо долгих непродуктивных копаний в себе, раз - убил себя (дубль) и тут же нового создал. Вроде бы, такой же нытик, но поначалу не раздражает. А потом надоело - избавился от... себя? И к новому себе привыкаешь. Хорошее занятие, доложу я вам.
  
   Что у нас получается? Все мужчины на обновлённой планете - клоны одного человека, только он бессмертен, все остальные смертны. Женщины - исключительно андроиды - искусственные создания. Но тогда, дорогой автор, объясните мне, кто же такой сэнсей, обучающий Создателя искусству единоборств? Если он плоть от плоти Создателя, то почему искуснее первоисточника? Только тем и живёт, что постигает борьбу? Но его жизненный опыт неизмеримо меньше опыта Создателя... Противоречие.
  
   "Мне казалось - он старше. Впрочем, он выглядит в точности, как я, тридцативосьмилетний, в тот день, когда сверкающие пальцы Солнца уничтожили мой мир.
     - Я не ребенок! - не сдержавшись, восклицает он. - Мне уже позволено иметь домашнего андроида!
     - Да? - я приступаю к трапезе. - И как же ты зовешь ее?
     Он переминается с ноги на ноги, а я читаю его мысли буквально по лицу. Он думает, о каком имени я спрашиваю - о настоящем или о том ласковом прозвище, что он шепчет ей в минуты любовной агонии?
     - ЭВА Первая, - наконец, решается он". Нежелательные повторы местоимения. Я бы попробовал написать иначе, слегка изменив формулировки.
  
   "Желание склониться перед ней, чтобы оставить на коже последний поцелуй, велико, но я борюсь с ним". С поцелуем или желанием? Лучше уточнить.
    
    "Последние шаги по мраморным плиткам балкона, последний взгляд на любимое детище - Город. И потайная панель ползет в сторону, бесконечный эскалатор утробно гудит, включаясь и унося меня вниз - в корабельный ангар, о котором не помнит уже второе поколение новых людей. Не зря я жил в этом интерьере, не перестраивая его, последние семьсот лет!" Что ж получается, интерьер - это весь Город? Не совсем убедительно, но тогда, мысль о "воздвижении интерьеров" вполне оправдана. Но озвучивается она почти в самом начале рассказа, когда ещё ничего непонятно. Оттого сбивается дыхание и ритм при чтении.
     
   "- А ты, - наконец, так тихо, что я едва слышу, произносит Ева. - Куда отправишься ты?..." И вновь разговор о лишней точке.
     
   "Я представляю, что на мраморных плитах балкона больше никогда не раздадутся мои усталые шаги. Шаги сквозь времена. И улыбаюсь..."
   Ода любви, возникшей из ниоткуда. Искусственный разум, готовый принести себя в жертву естественному. Романтично. Удачно. Хорошо.
  
   Замечательный рассказ, изобилующий некоторым количеством непродуманностей, нестыковок, не до конца просчитанной логики. Но главное в другом - он цепляет. Вопрос клонирования здесь решён совершенно иначе, нежели у Эдуарда Шаурова, более глобально. А вот глобальность - бич романтики. Автор попытался совместить коня и трепетную лань, и это практически удалось. Если бы ещё больше обратить внимание на точность формулировок.
   Думаю, и динамики тексту недостаёт. Временами он начинает провисать. Если рассказ сократить процентов на 20-25, думаю, он бы заиграл новыми гранями, стал бы мощным и поджарым, как вольный грифон на пастбищах Парнаса.
  
  
   7, 18 марта 2011 г.


Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"