Иванов Эдуард Викторович: другие произведения.

Дети Каина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что может быть крепче настоящей мужской дружбы, скрепленной кровью? Даже время не властно над ней… Если только не вмешается ревность.


ДЕТИ КАИНА

Эдуард Иванов

Оригинальный сценарий

(Драма)

  
   ИНТ. КВАРТИРА НЕЛЛИНЫХ РОДИТЕЛЕЙ. ДЕНЬ.
  
   Первые послевоенные годы.
  
   АЛЕКСАНДР с СЫНОМ сидят на диване, листают альбом, рассматривают фотокарточки.
  
   СЫН
   (радостно)
   А вот мама.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да, сынок, мама.
  
   СЫН
   А это что за дядя?
  
   АЛЕКСАНДР
   Это?.. Это наш с мамой друг... Он... Он был мне как брат...
  
   ТИТР: Февраль 1941 года
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРАВЫЙ ТРОТУАР. ВЕЧЕР.
  
   Улица провинциального города. Расчищенный от снега тротуар. Тихо падает снег. Прохожих мало. Время от времени проезжают автомобили и сани, запряженные лошадьми.
   По тротуару прогулочным шагом идут НЕЛЛИ и Александр.
  
   НЕЛЛИ
   Люблю, когда снег так падает...
   (Притворно поскальзывается.)
   Саша, ну почему ты не хочешь взять меня под руку?
  
   Александр, немного смутившись, аккуратно берет Нелли под руку. Молча продолжают идти.
   Александр смотрит вперед, Нелли игриво заглядывает ему в лицо, смеется над его чрезмерной серьезностью.
   Александр останавливается, убирает свою руку.
  
   НЕЛЛИ
   Что с тобой?
  
   АЛЕКСАНДР
   (не глядя на Нелли)
   Так нельзя.
  
   НЕЛЛИ
   Что нельзя?
  
   АЛЕКСАНДР
   Это нельзя... Мы друзья, Нелли.
  
   НЕЛЛИ
   А разве друзья не могут пройтись под руку?
  
   АЛЕКСАНДР
   Нет. Так могут гулять лишь влюбленные.
  
   НЕЛЛИ
   А разве ты не влюблен в меня?
  
   АЛЕКСАНДР
   Что?!
  
   НЕЛЛИ
   Эх, товарищ лейтенант, да я ведь еще со школы заметила, как вы с Яшкой по мне вздыхаете. Что, скажешь не так?
  
   Пауза.
  
   АЛЕКСАНДР
   (тихо)
   Так.
  
   Пауза.
  
   НЕЛЛИ
   Ладно, Саш, погуляли. Проводи меня обратно. Надо пораньше лечь. Завтра на лекции... И хватит смущаться - возьми меня под руку. Будь взрослым.
  
   Александр берет Нелли под руку. Они поворачиваются и идут в обратную сторону.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ. ВЕЧЕР.
  
   По дороге едет черная машина. От света фонарей блестит лак на крыльях и начищенные до блеска колпаки колес.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ЛЕВЫЙ ТРОТУАР. ВЕЧЕР.
  
   По тротуару бежит человек в валенках. Видны только ноги. Под ногами скрипит снег.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ. ВЕЧЕР.
  
   Автомобиль едет медленно. Окно, со стороны водителя, опущено. За рулем сидит солидный пожилой человек. Высунув руку наружу, он пытается поймать в ладонь падающие снежинки.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ЛЕВЫЙ ТРОТУАР. ВЕЧЕР.
  
   По тротуару бежит ЯКОВ. Он что-то прячет под пальто, придерживая рукой.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРАВЫЙ ТРОТУАР. ВЕЧЕР.
  
   Александр замедляет шаг, пристально всматривается вперед, на противоположную часть улицы.
  
   НЕЛЛИ
   Ты чего, Саш?
  
   АЛЕКСАНДР
   Мне кажется, Яшка бежит.
  
   Нелли, немного прищурившись, всматривается в указанном Александром направлении.
  
   НЕЛЛИ
   Действительно, Яшка.
   (Кричит Якову, машет рукой.)
   Эй, мы здесь! Яша, мы здесь!.. Что он делает?
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ЛЕВЫЙ ТРОТУАР. ВЕЧЕР.
  
   Яков останавливается. Замечает ребят. Махнув им рукой, достает из-за пазухи бутылку, из горлышка которой свисает кусок ткани.
   Посмотрев на медленно приближающийся черный автомобиль, из водительского окна которого высунута рука, зажимает бутылку подмышкой, достает из кармана пальто спички, поджигает ткань. Та легко вспыхивает.
   Яков, выбросив в снег спичечный коробок, перехватывает бутылку с горящим фитилем в ладонь, выбегает на проезжую часть.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ. ВЕЧЕР.
  
   Водитель удивленно смотрит на Якова, стоящего перед машиной. Автомобиль останавливается. Водитель высовывается из окна.
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Что это значит?
  
   Яков быстро подходит к нему.
  
   ЯКОВ
   Правосудие!
  
   Яков бросает бутылку в салон через открытое окно. Бутылка разбивается. В салоне вспыхивает огонь. Водитель истошно кричит, дергая дверь автомобиля. Пытается вылезти через открытое окно. Он уже весь объят пламенем.
   Яков стоит возле автомобиля, испуганно смотрит на горящего живого человека.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРАВЫЙ ТРОТУАР. ВЕЧЕР.
  
   Нелли от увиденного закрывает лицо рукавичками.
  
   АЛЕКСАНДР
   Что он наделал... Яшка, дурак, ты что наделал!
  
   Александр срывается с места, бежит к горящему автомобилю.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ. ВЕЧЕР.
  
   К горящей машине сбегаются люди.
   Яков стоит неподвижно, словно завороженный, смотрит на огонь.
   Водитель уже мертв.
   Подбегает Александр.
  
   АЛЕКСАНДР
   Всем отойти от машины! Слышите? Всем немедленно отойти! Назад, я сказал! Она может взорваться!
  
   Люди отходят немного назад, кроме Якова. Александр хватает его за плечо и с силой отбрасывает от горящего автомобиля. Яков не удерживается на ногах и спиной падает в сугроб. Александр склоняется над ним, хватает за грудки, трясет.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ты что наделал, дурак! Что ты наделал!
  
   ЯКОВ
   Я покарал врага народа.
  
   За спиной Саши возникает заплаканная Нелли. Яков замечает ее.
  
   ЯКОВ
   Теперь ты видишь, что я не нюня?
  
   Нелли плачет, бросается к Якову, отстранив Александра, трясет Якова за грудки, бьет его.
  
   НЕЛЛИ
   Дурак! Ты убил человека! Дурак! Ты же теперь убийца! Что ты наделал!
  
   ЯКОВ
   Убери ее от меня!
  
   АЛЕКСАНДР
   Ты что, не понимаешь?! Это же теракт, расстрельная статья!
  
   Раздается взрыв. Всполох огня.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   НАТ. УЛИЦА. ПРОЕЗЖАЯ ЧАСТЬ. ВЕЧЕР.
  
   Люди в штатском грубо сажают Якова в черную машину. Машина уезжает.
   Нелли трясет Александра за грудки. Тот пытается ее успокоить.
  
   НЕЛЛИ
   Ты должен его спасти! Ты что-нибудь придумаешь... Правда?
  
   АЛЕКСАНДР
   Это расстрельная статья. Это... Это... Что я могу?
  
   НЕЛЛИ
   Но ты же офицер НКВД, ты ведь все можешь! Спаси его! Его не должны расстрелять! Он же твой друг! Он же твой брат, наконец!
  
   Нелли прижимается к Александру. Тот бережно обнимает ее.
  
   НЕЛЛИ
   Он же такой нюня.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ТИТР: Март 1941 года
  
   НАТ. ВОКЗАЛ. УТРО.
  
   Холодное мартовское утро. Яркое солнце, ослепительный снег. Гудки паровозов.
   Огромная толпа людей от здания вокзала, через пути, бежит к дальней (пятой) платформе. Среди них Нелли и ОТЕЦ ЯКОВА.
  
  
   НАТ. ПЯТАЯ ПЛАТФОРМА. УТРО.
  
   На платформе выстраиваются в оцепление солдаты с винтовками. Ими командует Александр, отдает распоряжения.
   Толпа, добежав до оцепления, застывает в ожидании.
   Нелли, взяв отца Якова за руку, пробивается сквозь толпу в первые ряды.
   На платформе появляется колонна заключенных. Среди них Яков. Он жадно вглядывается в лица в толпе.
   Толпа приходит в движение. Каждый из провожающих пытается перекричать соседа, выкрикивая имя заключенного, которого он пришел проводить, пытаясь привлечь его внимание.
   Некоторые из заключенных замечают своих родных, машут им, что-то кричат. Яков в отчаянии пытается увидеть своих.
   Нелли "подтаскивает" отца Якова к самому оцеплению.
  
   ОТЕЦ ЯКОВА
   Нелечка, вы его видите?
  
  
  
   НЕЛЛИ
   Нет, пока нет... Вот он! Яша!!!
  
   ОТЕЦ ЯКОВА
   Где? Где мой мальчик? Яшенька...
  
   НЕЛЛИ
   Вон, вон там... Он сейчас посмотрит на нас... Яша! Мы здесь! Яша!
  
   Яков скользит тревожным взглядом по толпе и вдруг замечает подпрыгивающую Нелли, что-то кричащую ему, и отца, как всегда испуганного и растерянного, но такого родного и беззащитного... У Якова на глазах появляются слезы. Он машет Нелли и отцу.
  
   ЯКОВ
   Я вернусь! Отец, я здесь! Отец!.. Берегите его! Нелли, береги отца!
  
   Колонна заключенных переходит на бег, их начинают загонять в вагоны.
   Толпа провожающих шатнулась вперед. Солдаты начинают оттеснять провожающих винтовками.
   Александр, едва сдерживающий себя, что-то кричит солдатам сопровождения, поторапливает заключенных быстрее грузиться в вагоны.
  
   ОТЕЦ ЯКОВА
   Нелечка, я не вижу его... Яшенька...
  
   НЕЛЛИ
   Да вон, вон он, почти перед нами, немного левее.
  
   ОТЕЦ ЯКОВА
   Яшенька!.. Яшенька!.. Я не вижу его... Яшенька...
  
   НЕЛЛИ
   Да вот, вот же он! В вагон заходит! Сюда смотрит!
  
   СОЛДАТ ИЗ ОЦЕПЛЕНИЯ
   Назад! Назад! Не напирать!
  
   Солдат отталкивает винтовкой людей. Отцу Якова случайно попадает прикладом в живот. Он склоняется от боли, затем опускается на колени.
  
   НЕЛЛИ
   Что вы делаете? Он же старик!
  
   СОЛДАТ ИЗ ОЦЕПЛЕНИЯ
   Назад! Прекратить напирать! Назад!
  
   Отец Якова стоит на коленях возле сапога солдата. Плачет.
  
   ОТЕЦ ЯКОВА
   Яшенька... Сынок... Яшенька... Где он?
  
   Последних заключенных загоняют в вагон. Александр проходит вдоль вагонов. Смотрит на лица заключенных, неподалеку от двери в одном из вагонов замечает Якова, останавливается.
  
   АЛЕКСАНДР
   Держись, брат... И прости, сделал, что мог. Я вытащу тебя оттуда. Держись.
  
   Яков кивает головой, из последних сил пытаясь не заплакать.
  
   АЛЕКСАНДР
   Закрыть вагоны!
  
   Почти синхронно закрывают двери вагонов. Александр дает отмашку машинисту паровоза. Паровозный гудок. Состав начинает медленно двигаться.
   Толпа колыхнулась вслед уезжающим вагонам. Солдаты оцепления начинают стервенеть, отталкивая винтовками напирающую на них толпу.
   Нелли в испуге склоняется к отцу Якова. Вокруг них толкаются люди, кричат, плачут, проклинают...
  
   НЕЛЛИ
   Что с вами, Марк Осипович? Вам плохо?
  
   ОТЕЦ ЯКОВА
   Яшенька...
  
   Нелли, уже не сдерживая слез, обнимает его, оберегая старика от толпы.
  
   Поезд уезжает. Оцепление снимается. Толпа редеет.
  
   К отцу Якова и Нелли подходит Александр. Присаживается на корточки рядом с ними.
  
   АЛЕКСАНДР
   Марк Осипович, я постараюсь вытащить Яшку оттуда. Обещаю.
  
   ОТЕЦ ЯКОВА
   Я даже не знаю, как вас благодарить, Саша. Вы всегда были так добры к Яшеньке...
  
   НЕЛЛИ
   Яша скоро вернется. Правда, Саша?
  
   Нелли и отец Якова с надеждой смотрят на Александра. Саша кивает и быстро отводит глаза, смотрит вслед ушедшему эшелону.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ТИТР: Июнь 1941 года
  
   ИНТ. БАРАК. ВЕЧЕР.
  
   На нарах в углу барака расположилась группа осужденных: ПАХАН со своей свитой из уголовников.
   В барак заходит группа осужденных, среди них - Яков.
   Из свиты Пахана поднимается ШРАМ и, пританцовывая, подходит к стоящим у входа "новичкам".
  
   ШРАМ
   Ну что стоите, как бараны? Здесь, между прочим, люди живут. Не желаете поздороваться?
  
   Из-за спины Якова выходит УГРЮМЫЙ, уже немолодой мужчина, идет к Шраму.
  
   УГРЮМЫЙ
   Ты, мил человек, не прав.
  
   Угрюмый неожиданно хватает Шрама пятерней за лицо. Шрам стонет, пытаясь оторвать от лица его руку. Угрюмый еще сильнее давит Шраму на лицо, тот опускается на колени перед Угрюмым.
  
   УГРЮМЫЙ
   Ты кого, паскуда, бараном назвал?
  
   Свита Пахана вскакивает и уже намеревается бежать на помощь Шраму. Но, неожиданно для них, Пахан начинает смеяться.
  
   ПАХАН
   Да, Угрюмый в своем репертуаре.
  
   Свита перешептывается с уважением: "Угрюмый... Угрюмый..."
  
   УГРЮМЫЙ
   Кто это там?
  
   ПАХАН
   Да я это.
  
   УГРЮМЫЙ
   Опять ты? Тебя ж два месяца назад выпустили.
  
   Угрюмый отбрасывает Шрама от себя на пол, уверенной походкой направляется к Пахану.
  
   УГРЮМЫЙ
   Ты что ль тут за старшего?
  
   ПАХАН
   Для тебя место грел... Э, братва, теперь у нас Угрюмый за старшего... Давай, располагайся. Может чифирку сварганить?
  
   УГРЮМЫЙ
   Позже.
  
   Угрюмый смотрит на Шрама, который, держась за лицо, медленно поднимается с пола, затем переводит взгляд на "новичков", по-прежнему толпящихся у входа.
  
   УГРЮМЫЙ
   Эй, сидельцы, чего жметесь? Занимайте нары.
  
   "Новички" идут к нарам. Яков случайно задевает Шрама.
  
   ШРАМ
   Ты куда прешь?
  
   ЯКОВ
   Извините, я случайно.
  
   Яков направляется к свободным нарам. Шрам, поднявшись, недоуменно смотрит на него.
  
   ШРАМ
   Э, фраер, я не понял... Ты куда пошел?
  
   ЯКОВ
   Занимать место.
  
   ШРАМ
   Какое место? Твое место под шконкой, жидовская морда.
  
   Яков большим усилием воли сдерживает злость, сжимая кулаки.
   Угрюмый, Пахан и его свита из своего угла с любопытством наблюдают за развивающейся ссорой.
  
   ШРАМ
   Ты чего молчишь, жид?
  
   ЯКОВ
   Я с хамами не разговариваю... И я - не жид.
  
   Шрам выхватывает из-за голенища сапога заточку и медленно направляется к Якову.
  
   УГРЮМЫЙ
   Э, фраерок, спрячь заточку.
  
   ПАХАН
   Да, Шрам, негоже с этого... Угрюмый только приехал, и сразу мертвяк в бараке... Ты этого жиденка так поучи, чтоб не борзел.
  
   ШРАМ
   Добро.
   (Убирает заточку.)
   Я и так этого пархатого под шконку загоню.
  
   Яков, приготовившись к драке, встает в позу боксера.
  
  
  
   ЯКОВ
   Это мы еще посмотрим, кто кого загонит.
  
   ПАХАН
   Гляди-ка, а жиденок-то наш, оказывается, спортсмен.
   (К свите.)
   Ну-ка, помогите Шраму, а то, глядишь, чего доброго, еще накостыляют ему.
  
   Пять человек из свиты поднимаются и подходят к Шраму, насмешливо смотрят на Якова.
   ПОЖИЛОЙ МУЖЧИНА, один из "новичков", перестает раскладывать на нарах свои вещи.
  
   ПОЖИЛОЙ МУЖЧИНА
   Э, мужики, так не годится. Он же один. Так нельзя.
  
   ШРАМ
   Глохни, дед. А то и тебя ща замесим.
  
   ПОЖИЛОЙ МУЖЧИНА
   Что за люди...
  
   Пожилой мужчина, вздохнув, забирается на нары, ложится и поворачивается спиной к месту действия.
  
   ШРАМ
   Ну что, молись своему иудейскому богу, жидяра.
  
   ЯКОВ
   Я атеист... И я не жидяра.
  
   ШРАМ
   А может ты еще и партейный?
  
   УГРЮМЫЙ
   Э, фраерок, много болтаешь.
  
   Шрам, шагнув к Якову, размахивается... И тут же получает удар в нос. Шрам, отступив, недоуменно потирает переносицу. Из носа капает кровь. Шрам смотрит на свою ладонь, испачканную кровью, свирепеет.
  
   ШРАМ
   Ну, жид пархатый, ну, держись...
  
   Шрам и его дружки одновременно набрасываются на Якова, тот отчаянно защищается... Под градом ударов его валят на пол и начинают пинать. Яков извивается под ударами, пытается спрятаться под нарами. Его уже начинают топтать. Яков закрывает разбитое лицо руками... и вдруг дико кричит.
  
   УГРЮМЫЙ
   Ладно, хватит с него.
  
   Шрам и пятеро из свиты прекращают избиение. Яков, воспользовавшись паузой, заползает под нары.
  
   ШРАМ
   Там и будешь теперь кантоваться, собака жидовская.
  
   Яков, утирая рукой кровь с лица, тихо плачет.
   Шрам с дружками, посмеиваясь, направляются в свой угол.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ТИТР: 21 июня 1941 года
  
   НАТ. ДЕРЕВНЯ. РАННЕЕ УТРО.
  
   Над деревней восходит солнце.
   В деревню въезжает грузовик-"полуторка", в кузове сидят Нелли и Александр. Возле небольшого аккуратного дома грузовик останавливается. Из кабины выпрыгивает ВОДИТЕЛЬ.
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Товарищ лейтенант, приехали.
  
   Александр спрыгивает с машины, помогает спуститься Нелли. Пока они осматриваются, водитель бежит к калитке дома.
   Из дома выходит ПУЛЬХЕРЬЯ, идет к калитке.
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Доброго утречка, Пульхерья Степанна. Как здоровьечко?
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Ничего, милок, не хвораю.
  
   ВОДИТЕЛЬ
   А я вам опять постояльцев привез. Пустите?
  
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Отчего ж не пустить, коль люди хорошие?
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Хорошие люди, хорошие. Он - офицер...
   (Шепотом.)
   ...из НКВД.
  
   Пульхерья в испуге закрывает рот рукой.
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Она, кажись, супружница его. В лагерь приехали: то ли навестить кого, то ли с проверкой какой. Решили здесь остановиться: до лагеря-то рукой подать. Ну, так что, пустите?
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Да нешто таким людям отказывают?
  
   Пульхерья выходит за калитку, идет к Александру с Нелли.
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Здравствуйте.
  
   АЛЕКСАНДР
   Здравствуйте. Вы хозяйка этого дома?
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Она самая. Пульхерья Степанна.
  
   АЛЕКСАНДР
   (пожимая старушке руку)
   Александр. А это Нелли. Вы позволите пожить у вас несколько дней?
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Да бога ради, живите, сколько хотите.
  
   НЕЛЛИ
   Места у вас красивые.
  
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Места тут знатные... Сибирь-матушка... Зимой сурова, летом приветлива, да щедра... Да что ж мы тут-то? Пойдемте в дом. Я сейчас вам оладушек напеку, самоварчик поставлю, а к вечеру баньку истоплю. Пойдемте. Небось, умаялись в дороге-то? Сейчас водицей ключевой сполоснетесь. Я ее много натаскала.
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Товарищ лейтенант, я вам еще нужен?
  
   АЛЕКСАНДР
   Нет, спасибо что подвезли. Вот, возьмите.
  
   Александр протягивает водителю купюру.
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Нет, нет, не возьму.
  
   АЛЕКСАНДР
   Но вы же...
  
   ВОДИТЕЛЬ
   Нет... И не упрашивайте. Я ж от чистого сердца, так сказать... Советскому офицеру мы завсегда готовы помочь.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ну, спасибо.
  
   Александр и водитель пожимают друг другу руку.
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Идемте, идемте. Что-то гляжу и вещичек у вас маловато.
  
   НЕЛЛИ
   Так мы ненадолго.
  
   Александр берет вещи, идет к калитке вслед за Пульхерьей и Нелли. Слышен звук заводящегося двигателя. Водитель, проезжая мимо Александра, машет ему рукой. Александр кивает. Грузовик уезжает.
  
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Вот смотрю на вас и любуюсь: какая вы красивая пара.
  
   Нелли смущена, Александру приятно слышать такие слова.
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Ну, идемте, идемте.
  
   Пульхерья открывает калитку, пропускает во двор гостей.
  
  
   НАТ. ПРОСЕЛОЧНАЯ ДОРОГА ЧЕРЕЗ ЛУГ. ДЕНЬ.
  
   Александр с серьезным, сосредоточенным лицом несет объемный вещмешок. Нелли на лугу ищет красивые цветы, собирает букет. Время от времени она окликает Александра, показывает свои находки. В эти моменты Александр ей улыбается, но, отвернувшись, снова становится сосредоточенным и серьезным.
  
  
   ИНТ. КАБИНЕТ. ДЕНЬ.
  
   За столом сидят Александр (вещмешок приставлен к его ноге), Нелли с большим букетом на коленях и АЛЕКСЕЙ в форме капитана НКВД.
  
   АЛЕКСЕЙ
   А может, все-таки тяпнем по граммулинке?
  
   АЛЕКСАНДР
   Спасибо, Лёша, я же сказал - не пью.
  
   АЛЕКСЕЙ
   И это правильно. Ну, даме самогон предложить не осмелюсь. А красивая у тебя невеста, Сашка.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелли - мой друг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АЛЕКСЕЙ
   Друг? Что ж, фундаментом крепкой советской семьи является именно дружба между супругами. А романтическая любовь, ахи, вздохи - это пережитки буржуазного строя. У меня вот тоже невеста есть. Нюшкой кличут. Из той деревни, где вы остановились. Смешная такая. Беспартийная, но хочет вступить. Начальницей местного колхоза мечтает стать.
  
   НЕЛЛИ
   Саша мне рассказал, что если бы не вы, нас бы сюда даже не пустили. А вы, Алексей, давно здесь?
  
   АЛЕКСЕЙ
   Замполитом-то? Да уж скоро два года будет. Я ведь сам сюда напросился. Помнишь, Сашка, какие глаза у полковника были, когда он мой рапорт читал?
  
   АЛЕКСАНДР
   Еще бы не помнить. У нас у всех тогда такие глаза были. Отличник строевой и политической сам просится в Сибирь.
  
   НЕЛЛИ
   А почему вы это сделали?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АЛЕКСЕЙ
   Романтиком был. Хотел мир изменить, оступившихся граждан на путь истинный наставлять. Пытался... Беседы проводил, политзанятия с заключенными. А, все без толку. "Политические" -- упертые, а уголовникам все мои рассуждения о благе человечества -- до фонаря. Да и скука смертная здесь. Из-за этого и самогончиком начал баловаться. Вот так и размывается человек, по капельке, по стаканчику -- весь романтизм, светлые мечты, высокие устремления, всё... А что остается? Забор с колючей проволокой, солдаты на вышках, служба-рутина, Нюшка деревенская да самогон. Думал с начальником лагеря дружбу свести, так он боится меня. А если страх, какая уж там дружба?.. Я один тогда выпью, не обессудьте.
  
   Алексей встает из-за стола, подходит к сейфу, на котором стоит графин со стаканом. Наливает из графина в стакан мутноватую жидкость.
  
   АЛЕКСЕЙ
   За стойких романтиков! За вас, ребята!
  
   Стук в дверь.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Да, входите.
  
   В кабинет заглядывает КОНВОИР.
  
   КОНВОИР
   Товарищ капитан, я заключенного доставил.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Заводи.
  
   Алексей выпивает, морщится, занюхивает рукавом, ставит стакан на место.
   Конвоир вводит в кабинет забитого, опустившегося Якова.
   Нелли, увидев его, едва не вскрикивает. Букет с колен, цветок за цветком, медленно падает на пол.
   Александр поднимается со стула, смотрит на Якова. Глаза Александра загораются, кулаки непроизвольно сжимаются.
   Яков с опущенными плечами стоит у двери и смотрит себе под ноги.
   Алексей наблюдает, какое действие производит на гостей появление заключенного, грустно улыбается, понимающе кивая головой.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Романтизм... Ладно, вы тут у меня посидите, а я по лагерю пройдусь. Конвойный у двери будет, в коридоре. Если кипяточку нужно, кликните его.
   (Конвоиру.)
   Понял?
  
   КОНВОИР
   Так точно, товарищ капитан.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Ладно, солдат, пойдем, пусть поговорят.
  
   Алексей и конвоир выходят из кабинета. Дверь закрывается. Яков стоит на прежнем месте, не поднимая глаз.
   У Нелли в глазах блестят слезы.
   Александр все также сжимает кулаки.
  
   НЕЛЛИ
   (едва слышно)
   Яшенька... Что они с тобой сделали?
  
   Яков медленно поднимает голову. Он непонимающе смотрит на присутствующих в кабинете. Вдруг в глазах появляется осмысленность, появляются слезы, нижняя губа начинает подрагивать.
  
   АЛЕКСАНДР
   Яшка, брат!
  
   ЯКОВ
   (едва сдерживая плач)
   Ребята.
  
   Нелли, прямо по лежащим на полу цветам, бросается к Якову, обнимает его. Александр подходит и обнимает их обоих.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ИНТ. КАБИНЕТ. ДЕНЬ.
  
   На столе разложена разнообразная снедь: хлеб, тушенка, колбаса, конфеты, огурцы, помидоры, крынка с молоком.
   Яков сидит на месте Алексея и жадно поглощает все, что попадается под руку, без разбора: тушенку заедает конфетой, тут же откусывает колбасу, запивает молоком.
   Нелли сидит рядом, с ужасом смотрит, как ест Яков.
   Александр стоит возле окна, курит, изредка посматривает на Якова. Докурив одну папиросу, прикуривает другую.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ИНТ. ЗАЛ В КВАРТИРЕ НЕЛЛИНЫХ РОДИТЕЛЕЙ. ВЕЧЕР. ВОСПОМИНАНИЕ.
  
   День рождения Нелли подошел к концу. На большом столе - остатки богатого угощения. За столом в одиночестве сидит угрюмый Яков, ковыряет вилкой в тарелке.
   Нелли и ее мама, ЗОЯ, собирают со стола посуду и уносят на кухню. Зоя, улыбаясь, посматривает на угрюмого Якова, Нелли также иногда с любопытством смотрит на него.
   В комнату входят отец Нелли, ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ, и Александр.
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   А я вам говорю, молодой человек, этого не может быть. Наш директор завода кристально-честный человек. Я знаком с ним давно, и могу сказать, что он старый надежный партиец и крепкий хозяйственник.
  
   АЛЕКСАНДР
   Но, Валерий Павлович, к нам поступают сигналы...
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Эти сигналы, должно быть, пустые наветы на порядочного человека. Нужны факты. Они у вас есть?
  
   АЛЕКСАНДР
   Нет, пока нет.
  
   В комнату в очередной раз заходят Нелли и Зоя.
   Яков в раздражении ударяет ладонью по столу. Все с удивлением смотрят на него. Яков продолжает смотреть в тарелку.
  
   ЯКОВ
   В том-то и дело... Факты... А откуда им взяться, если он самолично уничтожает все компрометирующие его накладные?.. Факты... Вот вы, Валерий Павлович, кто на заводе? Инженер-конструктор в проектном бюро. Или вы, тетя Зоя? Мастер механосборочного цеха... О медсестре из заводской поликлиники я вообще молчу...
  
   НЕЛЛИ
   Это почему обо мне на моем Дне рождении молчишь?
  
   ЗОЯ
   Именно о медсестре сегодня и надо говорить.
  
   Нелли и Зоя смеются.
  
   ЯКОВ
   Или взять Сашкиных родителей...
  
   АЛЕКСАНДР
   (улыбаясь)
   Все, закипел, самовар.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЯКОВ
   Бригадир фрезеровщиков и повар из заводской столовой... Что они знают о хозяйственной деятельности "Красного коммунара"? Что вы знаете?.. А я знаю! Я, младший бухгалтер, все знаю. Потому что я вижу, как он устраивает свои махинации, как он ловко обделывает свои делишки. Он - враг! Он - расхититель народного добра! А никто, кроме меня, этого не видит.
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Кроме вас, никто?
  
   ЯКОВ
   Пока да.
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Значит, это вы направили соответствующий сигнал, не подтвержденный фактами, в соответствующие органы?
  
   ЯКОВ
   Да, это я... Четыре сигнала.
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Четыре?! И все лишь голословные обвинения?! Ай-яй-яй, Яков, как вам не стыдно... Это ведь, можно сказать, в какой-то степени граничит с подлостью.
  
   НЕЛЛИ
   Папа!
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Я лишь высказал свое мнение. Мне так кажется.
  
   ЯКОВ
   Хорошо... В таком случае, что же мне делать?.. Если я знаю, что он - враг, а доказать не могу?
  
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   В этом случае надо предоставить дело профессионалам...
   (Смотрит на Александра.)
   А самому заняться своими прямыми обязанностями в бухгалтерии завода.
  
   ЯКОВ
   Но ведь они же бездействуют! Четыре сигнала - и ничего... А я не могу бездействовать! Я вижу, что враг, в личине директора, нагло обворовывает наш завод.
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   И что вы намерены предпринять, о благородный рыцарь социалистического хозяйства?
  
   ЯКОВ
   Я покараю врага! Сам!
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Вот как? Интересно.
  
   НЕЛЛИ
   Яшка, ты же нюня. Какой из тебя каратель?
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Судья и палач в одном лице... А как же советский суд?
  
   ЯКОВ
   Так ведь он же уверен в своей безнаказанности. Ездит на единственном в нашем городе "Форде", да еще и красуется - всегда с открытым окном: и летом, и зимой...
  
   АЛЕКСАНДР
   Да только за одно это его уже следует расстрелять.
  
   Все смеются, кроме Якова.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ИНТ. КАБИНЕТ. ДЕНЬ.
  
   На столе разложена разнообразная снедь: хлеб, тушенка, колбаса, конфеты, огурцы, помидоры, крынка с молоком. Яков жадно поглощает все, что попадается под руку, без разбора.
   Нелли сидит рядом, с ужасом смотрит, как ест Яков.
   Александр стоит возле окна, курит.
   Неожиданно Яков отрывается от трапезы, смотрит на ребят.
  
   ЯКОВ
   А вы почему не едите?
  
   АЛЕКСАНДР
   Мы недавно ели.
  
   НЕЛЛИ
   Ты кушай, Яша, кушай, только не торопись.
  
   ЯКОВ
   Как там отец?
  
   Пауза.
  
   Стук в дверь.
   В кабинет заглядывает конвоир.
  
   КОНВОИР
   Извините, товарищ лейтенант, время свидания закончилось.
  
   ЯКОВ
   Уже?! А как же это?
   (Обводит взглядом стол.)
   Я же не успею все съесть.
  
   НЕЛЛИ
   С собой возьмешь.
  
   ЯКОВ
   Нельзя. Отнимут.
  
   АЛЕКСАНДР
   Кто отнимет?
  
  
  
   КОНВОИР
   Да есть там у них в бараке... Ничего не можем сделать... Блатные... А пусть у меня харчи оставит. У меня не пропадут и никто не заберет. Я ему тайком от блатарей выдавать буду, когда попросит.
   (Якову.)
   Собирай, пойдем.
  
   Яков складывает в вещмешок остатки трапезы, Нелли помогает ему. Александр подходит к конвоиру, незаметно протягивает ему крупную купюру. Конвоир отрицательно мотает головой.
  
   АЛЕКСАНДР
   (тихо)
   Бери. Присмотри за ним, чтоб никто его...
  
   КОНВОИР
   (тихо)
   Так я и так...
  
   АЛЕКСАНДР
   (тихо)
   Бери.
  
   Конвоир, смутившись, берет купюру, прячет ее в карман.
   Яков стоит, прижимая к груди вещмешок. Нелли прижимается к его плечу.
  
   АЛЕКСАНДР
   Яков, мы тебя и завтра навестим. Мы тут неделю будем. Завтра воскресение, тебя от работ капитан освободит, мы подольше посидим.
  
   НЕЛЛИ
   Может тебе что-нибудь особого принести? Пирогов домашних хочешь?
  
   ЯКОВ
   Принесите мне табака: папирос или махорки.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ты что, курить начал? На, возьми хотя бы это.
  
   Александр отдает свою пачку папирос. Яков быстро прячет ее в карман.
  
   АЛЕКСАНДР
   Спички есть?
  
   ЯКОВ
   Спичек не надо. Я ж не курю.
  
   АЛЕКСАНДР
   А зачем табак?
  
   Пауза.
  
   ЯКОВ
   Надо.
  
  
   НАТ. ПРОСЕЛОЧНАЯ ДОРОГА. ВЕЧЕР.
  
   Нелли с Александром возвращаются в деревню. Оба подавлены после встречи с Яковом.
  
   НЕЛЛИ
   Ты почему не сказал ему про отца?
  
   АЛЕКСАНДР
   Не смог. Как я ему скажу?
  
   НЕЛЛИ
   Но ведь мы все равно должны сказать.
  
   АЛЕКСАНДР
   Скажем... Завтра... Или послезавтра...
  
   Идут молча.
  
   НЕЛЛИ
   Не знаю как, но ты должен его оттуда вытащить.
  
   АЛЕКСАНДР
   Об этом и думаю.
  
   НЕЛЛИ
   Обещай мне.
  
   АЛЕКСАНДР
   Я постараюсь.
  
   Нелли останавливается, пристально смотрит в глаза Александра. Тот отводит взгляд.
  
   АЛЕКСАНДР
   Я не всемогущ, но я постараюсь.
  
   НЕЛЛИ
   Спасибо.
  
   Нелли и Александр молча идут к деревне.
  
   ТИТР: 22 июня 1941 года
  
   ИНТ. КОМНАТА В ДОМЕ ПУЛЬХЕРЬИ. УТРО.
  
   Нелли спит на кровати. Александр в одежде спит за столом. Перед ним исписанные листы бумаги, чернильница, ручка, догоревшая свеча.
   В комнату входит Пульхерья, прислоняется к косяку, краем платка утирает слезы, смотрит на спящих.
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Вставайте, детушки, беда у нас. Большая беда.
  
   Александр выпрямляется за столом, сбрасывает с себя остатки сна. Нелли протирает глаза, садится на кровати.
  
   АЛЕКСАНДР
   Что случилось?
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Война, милок. Фашист на нас напал.
  
   НЕЛЛИ
   Что?
  
   АЛЕКСАНДР
   Это точно?
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Сейчас собрание у сельсовета было. Объявили... Война.
  
   Александр встает из-за стола, поправляет форму.
  
   НЕЛЛИ
   Этого не может быть. У нас с ними пакт о ненападении. Саша!
  
   Нелли растерянно смотрит на помрачневшего Александра. Тот скомкивает исписанные листы, зажимает их в кулак.
  
   АЛЕКСАНДР
   Я в сельсовет за транспортом. Собери вещи. Надо успеть на станцию.
  
   Пульхерья опускается на табурет возле двери. Александр уходит. Нелли быстро поднимается с постели, одевается.
  
   ПУЛЬХЕРЬЯ
   Они уже и города наши бомбят.
  
  
   НАТ. ПЛОЩАДКА ДЛЯ ПОСТРОЕНИЙ ЗАКЛЮЧЕННЫХ. ДЕНЬ.
  
   Отряды заключенных выстроены в шеренги на площадке перед бараками.
   Перед заключенными стоит НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ в звании майора. Позади него несколько солдат с винтовками.
   Отряд из барака Угрюмого стоит почти напротив него. Рядом с Угрюмым - Пахан, его свита и Шрам. Яков стоит в первом ряду, равнодушно смотрит на сапоги начальника лагеря.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Внимание, граждане заключенные! Сегодня в четыре часа утра, без объявления войны, немецко-фашистские войска напали на нашу Родину...
  
   По рядам заключенных шепот: "Война... Напали... Война..." Яков поднимает удивленные глаза на Начальника лагеря.
  
   ШРАМ
   Во мужикам не спалось. В четыре утра полезли.
  
   Шрам смеется. Пахан и его свита тоже смеются. Угрюмый серьезен.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   В этот тяжелый для страны час от вас требуется трудом поддержать защитников нашей Родины. Отныне вы переходите на четырнадцатичасовой рабочий день.
  
   ШРАМ
   Ни фига себе, начальник сморозил. Четырнадцать часов. Мы что для них, лошади?
  
   ПОЖИЛОЙ МУЖЧИНА
   Чего возмущаешься? Все равно на работы не выходишь.
  
   ШРАМ
   А ну глохни, дед. Для тебя же дурака стараюсь.
  
   ЯКОВ
   (сам с собой, едва слышно)
   Как такое возможно? Я здесь, а на мою Родину напали враги...
  
   ШРАМ
   Смотрите-ка, жиденок молитву шепчет. Испугалси... Портки не обмочи!
  
   Шрам смеется. Пахан и его свита тоже подсмеиваются. Яков резко оборачивается к Шраму, в его глазах ненависть.
  
   ШРАМ
   Чего вылупился? А ну отвернись. С тобой начальник разговаривает.
  
   Яков, прилагая большие усилия воли, отворачивается от Шрама, смотрит на начальника лагеря. Спина и плечи Якова распрямляются, от прежнего забитого Яши не остается и следа.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Те, кто будет игнорировать работу или выдавать ниже установленной нормы, будут приравниваться к пособникам врага нашей Родины, следовательно, будут подлежать расстрелу.
  
   ШРАМ
   Во, волки... Чего ж теперь делать-то?
  
   Шрам, Пахан и его свита смотрят на Угрюмого. Тот с мрачным видом взглядом буравит начальника лагеря.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Началась война... Партия, Советское правительство и весь советский народ надеются на вашу сознательность.
  
   ШРАМ
   Ну, теперь-то коммуняки попляшут.
  
   Яков, сжав кулаки, оборачивается к Шраму.
  
   ШРАМ
   Чего тебе, жиденок?
  
   Яков с горящими от ненависти глазами, расталкивая заключенных, быстро подходит к Шраму и зубами вонзается тому в шею. Шрам истошно верещит, хватает Якова за волосы, пытаясь оторвать от себя. Но тот, словно бульдог, вцепившийся в своего заклятого врага, перекусывает у Шрама на шее артерию. Кровь брызжет во все стороны. Шрам хрипит, слабеет. Свита Пахана пытается оттащить Якова от Шрама - безрезультатно.
   Двое солдат из конвоя, которые стояли ближе всех, бросаются к Якову. Только ударив Якова прикладом по голове, они оттаскивают его от Шрама, страшного со своим волчьим оскалом, с бешенными от ярости глазами, залитого кровью... Солдаты волокут Якова за бараки.
   Шрам, булькая кровью, падает на землю, хватается руками за рану, сквозь пальцы брызжет кровь. Глаза Шрама закатываются.
   Угрюмый подходит к умирающему Шраму, сплевывает на него.
  
   ПАХАН
   Угрюмый, ты чего?
  
   Угрюмый смотрит тяжелым взглядом на столпившихся вокруг заключенных.
  
   УГРЮМЫЙ
   Вы что, не поняли? Война началась.
  
   К столпившимся возле Шрама заключенным бежит большой отряд солдат во главе с Начальником лагеря.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Разойдись! По баракам! Немедленно по баракам!
  
   ПАХАН
   Ну, тебе, Угрюмый, виднее... Как скажешь.
  
   Пахан плюет на умершего Шрама, поворачивается к своей свите.
  
   ПАХАН
   Ну?
  
   Свита, пожимая плечами, тоже плюет на тело Шрама.
   В толпу врезаются солдаты, расталкивая заключенных винтовками, прорываясь к лежащему в луже крови Шраму.
  
  
   ИНТ. КАРЦЕР. ВЕЧЕР.
  
   Яков, весь в запекшейся крови, сидит на каменном полу, смотрит в стену перед собой.
   Клацанье ключа. Скрежет засова. Открывается дверь.
   На пороге конвоир с охапкой сена.
  
   КОНВОИР
   На-ка вот.
   (Бросает сено на пол)
   Все помягче будет.
  
   Конвоир выходит из камеры. Яков смотрит в темный дверной проем. Появляется конвоир с ведром воды и какой-то одеждой. Ставит ведро перед Яковом, кладет ему на колени одежду.
  
   КОНВОИР
   Умойся и переоденься, а то страшен, как черт. Я сейчас.
  
   Конвоир уходит, вновь не закрыв дверь. Яков смотрит на ведро, рассматривает принесенную одежду. Появляется конвоир. В одной руке - кружка с горячим чаем, в другой - горсть кусков сахара.
  
   КОНВОИР
   На-ка, попей. А это мы тебе с ребятами собрали... Да держи ты кружку-то!.. А сахар я сюда, на чистое положу.
  
   Конвоир всовывает кружку в руки Якова, сахар ссыпает на принесенную одежду.
  
  
   КОНВОИР
   А ты молодец. Да за такие слова я б его тоже... того. Молодец. Я сейчас твои харчи принесу: колбасу там, тушенку...
  
   ЯКОВ
   Не надо... А лейтенант тот с девушкой не приходил сегодня?
  
   КОНВОИР
   Не было. Да ты не серчай... Война все-таки...
  
   ЯКОВ
   Курить есть?
  
   КОНВОИР
   Ты ж не курил, помнится...
  
   ЯКОВ
   Не курил.
  
   КОНВОИР
   Я сейчас тебе самокруточку сделаю.
   (Быстро крутит самокрутку.)
   Папирос, уж извини, нет... На, держи. Вот спички. Ты это... покури, а я сейчас к ребятам метнусь за табачком. Может, и папирос для тебя раздобудем. Ты уж извини, я дверь закрою, порядок такой... А ты молодец, только так и надо с такими гадами.
  
   Конвоир уходит. Дверь закрывается. Лязг засова.
   Яков зажигает спичку, прикуривает самокрутку, затягивается, кашляет, снова затягивается, кашляет, опять затягивается... Его руки дрожат.
  
  
   ИНТ. КАБИНЕТ. УТРО.
  
   За столом сидит Алексей, пьет чай, слушает курящего возле окна начальника лагеря.
  
  
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   ...Ну а этого - в карцер... До решения суда.
  
   Алексей медленно ставит стакан на стол.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Что?.. До какого суда?.. Ты хоть отдаешь себе отчет, что в стране происходит?
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   (напрягшись)
   Война.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Ты кого судить собираешься?
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Ну ведь он убил заключенного...
  
   Алексей вскакивает из-за стола.
  
   АЛЕКСЕЙ
   (кричит)
   Какого заключенного! Врага он убил!.. "Теперь эти комуняки попляшут..." Эти слова мог произнести лишь враг. За что ты собираешься судить того, кто уничтожил врага нашей партии, нашей Родины, нашего народа?.. Тот, кто произнес эти слова, не просто заключенный, он - пособник немецко-фашистских захватчиков. Это не уголовщина, это уже политическое дело. Ты это понимаешь?
  
   Начальник лагеря дрожащей рукой тушит папиросу.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Понимаю.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Да я сам буду глотки рвать за распространение таких настроений в лагере! Война идет, майор. Внутренний враг тоже активизируется.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Понимаю.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Выпусти его немедленно из карцера!.. Понимает он... Как на твои действия управление может посмотреть, ты это понимаешь?
  
   Начальник лагеря дрожащими руками прикуривает новую папиросу.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Понимаю... Но я ведь по уставу...
  
   АЛЕКСЕЙ
   Сейчас один устав! Все на борьбу с врагом нашей советской отчизны!
  
   Начальник лагеря тушит папиросу.
  
   НАЧАЛЬНИК ЛАГЕРЯ
   Я пойду, Алексей, распоряжусь, чтоб его выпустили.
  
   Алексей садится за стол, отхлебывает из стакана чай.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Иди, майор, иди...
  
   Начальник лагеря выходит из кабинета. Алексей смотрит на закрывшуюся дверь.
  
   АЛЕКСЕЙ
   По уставу.
  
   Скривившись в недоброй улыбке, Алексей снова отхлебывает чай.
  
  
   ИНТ. БАРАК. УТРО.
  
   В своем углу на нарах лежит Угрюмый, читает книгу. На носу - очки. В бараке, кроме него, никого нет.
   В барак входит Яков, остановившись у входа, осматривает помещение.
   Угрюмый, оторвавшись от чтения, смотрит на вошедшего поверх очков.
  
   УГРЮМЫЙ
   А, это ты... Что-то быстро выпустили. Ну, что застыл-то? Проходи.
  
   Яков идет к своим нарам. Угрюмый углубляется в чтение.
  
   ЯКОВ
   А где все?
  
   УГРЮМЫЙ
   (не отрываясь от чтения)
   На работах.
  
   ЯКОВ
   Так ведь рано еще.
  
   УГРЮМЫЙ
   Теперь так.
  
   ЯКОВ
   А вы почему здесь?
  
   Угрюмый отрывается от чтения, смотрит на Якова.
  
   УГРЮМЫЙ
   (немного с угрозой)
   Не понял.
  
   ЯКОВ
   За отказ от работ - расстрел.
  
   Угрюмый снимает очки, протирает стекла очков кончиком одеяла.
  
   УГРЮМЫЙ
   Я ведь, паря, не фраер какой. Я - вор в законе. И работать мне по статусу не положено, чтоб сие звание не офоршмачить. А на их расстрел мне начхать.
   (Надевает на нос очки.)
   Как тебя звать?
  
   ЯКОВ
   Яков... Яков Бризг.
  
   УГРЮМЫЙ
   Погоняло есть?
  
   ЯКОВ
   Это кличка, что ли? Нет, нету.
  
   УГРЮМЫЙ
   Вот что, Яков, ты пока спать заваливайся, отдохни чуток после карцера... А с обеда на работы пойдешь.
  
   Угрюмый погружается в чтение книги.
  
   ЯКОВ
   На какие работы?
  
   УГРЮМЫЙ
   (не отрываясь от чтения)
   Куда поставят.
  
   Яков ложится на нары, не раздеваясь. Какое-то время лежит с открытыми глазами, затем закрывает глаза.
  
  
   ИНТ. КОМНАТА В КВАРТИТЕ НЕЛЛИНЫХ РОДИТЕЛЕЙ. ДЕНЬ.
  
   Нелли в военной форме с веселой деловитостью складывает вещи в вещмешок. Мешок лежит на большом столе в центре комнаты. За столом сидит Валерий Павлович, с угрюмой задумчивостью смотрит на вещмешок. Рядом сидит Зоя, утирая слезы платочком, смотрит на дочь.
  
  
   НАТ. КРЫЛЬЦО ДОМА РОДИТЕЛЕЙ АЛЕКСАНДРА. ВЕЧЕР.
  
   Александр и его ОТЕЦ сидят на крыльце, курят, смотрят на красивый закат.
  
   АЛЕКСАНДР
   И когда вас отправляют?
  
   ОТЕЦ
   Завтра утром построение у военкомата, и на вокзал.
  
   АЛЕКСАНДР
   Куда?
  
  
  
   ОТЕЦ
   Говорят, сразу на фронт. Куда точно - не сказали.
  
   Пауза.
  
   ОТЕЦ
   А ты?
  
   АЛЕКСАНДР
   Я тоже на фронт попросился. Не пускали. Настоял.
  
   ОТЕЦ
   Молодец!.. Мой сын...
   (Треплет Александра по волосам.)
   А когда?
  
   АЛЕКСАНДР
   Еще не знаю. Но сказали, что скоро.
  
   ОТЕЦ
   Мать знает?
  
   АЛЕКСАНДР
   Чего раньше времени расстраивать?
  
   ОТЕЦ
   Верно... Ладно, поди уж баня истопилась... Ты докуривай, да приходи. И кваса у матери захвати.
  
   АЛЕКСАНДР
   Хорошо, отец.
  
   Отец уходит с крыльца, Александр смотрит на закат, тушит папиросу.
  
  
   НАТ. ПЛОЩАДКА ДЛЯ ПОСТРОЕНИЙ ЗАКЛЮЧЕННЫХ. НОЧЬ.
  
   Отряды заключенных выстроены в шеренги. Площадка освещена прожекторами. Перед заключенными стоит МАЙОР НКВД, начальник лагеря и Алексей. Отряд из барака Угрюмого стоит напротив них. Рядом с Угрюмым - Пахан и его свита. В последнем ряду стоит Яков, зевает.
  
  
   МАЙОР НКВД
   Внимание, заключенные! Некогда спать! Родина в опасности!
  
   Яков перестает зевать, внимательно смотрит на говорящего.
  
   МАЙОР НКВД
   Фашист мечтает нас победить и бросает на фронт все новые и новые орды своих солдат. Вам партия и советская власть оказывает огромное доверие... Вам предоставляется возможность кровью искупить свою вину за совершенные преступления... Кто хочет на фронт - три шага вперед.
  
   Ни секунды не раздумывая, Яков выходит из строя. Его глаза горят, он едва сдерживает радость. Из строя выходят еще несколько заключенных.
  
   МАЙОР НКВД
   Это все? Запомните. Больше такой возможности у вас не будет.
  
   Из строя выходят еще несколько заключенных.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Заключенный Бризг!
  
   ЯКОВ
   (радостно)
   Я!
  
   АЛЕКСЕЙ
   Встать в строй!
  
   ЯКОВ
   (растерянно)
   Что?
  
   Майор НКВД поворачивается к Алексею.
  
   МАЙОР НКВД
   (тихо)
   Ты что, капитан?
  
  
  
  
   АЛЕКСЕЙ
   Сжег видного партийного работника областного масштаба.
  
   МАЙОР НКВД
   Почему не расстрелян?
  
   АЛЕКСЕЙ
   Потому, что этот видный работник, как установило следствие, оказался врагом народа, воровал у советской власти.
  
   МАЙОР НКВД
   Значит, за самосуд сидит, так понимаю?
  
   АЛЕКСЕЙ
   Правильно понимаешь... Бризг, я сказал, встать в строй!
  
   ЯКОВ
   Не встану!
  
   АЛЕКСЕЙ
   Что?! В карцер захотел? А ну, вернуться в строй!
  
   МАЙОР НКВД
   (тихо Алексею)
   Леха, людей на фронте катастрофически не хватает...
  
   АЛЕКСЕЙ
   Погоди, майор, это ж открытое неповиновение...
  
   Алексей быстрым шагом подходит к Якову. Яков, не мигая, смотрит перед собой.
  
   АЛЕКСЕЙ
   (едва слышно)
   Ты что делаешь? Это же верная смерть. Что я Сашке напишу?
  
   Яков удивленно смотрит на Алексея.
  
  
  
  
   АЛЕКСЕЙ
   Я обещал, что с тобой здесь ничего плохого не случится. Там меня не будет...
  
   ЯКОВ
   (тихо)
   Я хочу на фронт... Саша поймет меня.
  
   Алексей смотрит в глаза Якова.
  
   АЛЕКСЕЙ
   Ладно... Черт с тобой...
  
   Алексей возвращается к майору.
  
   МАЙОР НКВД
   Ну что?
  
   АЛЕКСЕЙ
   Настырный... Не думал, что евреи такими бывают... Ведь в первом же бою убьют.
  
   МАЙОР НКВД
   Это уж как повезет.
  
  
   НАТ. ГОСПИТАЛЬ. ДЕНЬ.
  
   Двухэтажное обшарпанное здание. К нему на "полуторках" подвозят раненых. Санитарки и несколько более-менее крепких пациентов госпиталя помогают раненым выгружаться из грузовиков, заносят на носилках или помогают зайти в здание. Среди санитарок - Нелли.
  
   Во дворе, за госпиталем, где сохранился сад, работают два плотника, сколачивают гробы. Огромный штабель новеньких гробов.
  
  
   ИНТ. ОПЕРАЦИОННАЯ. ВЕЧЕР.
  
   Идет операция. Нелли, с еще двумя санитарками, ассистирует ВРАЧУ. Врач ампутирует раненому ногу. Нелли удерживает пациенту палку в зубах, вытирает ему с лица пот, уговаривает потерпеть.
   Прооперированного солдата Нелли и санитарки перекладывают на каталку. Санитарка увозит его. Нелли переводит дыхание.
   В операционную вносят очередного раненого. Нелли помогает переложить его на операционный стол. По команде Врача, она вновь ассистирует при операции.
  
  
   ИНТ. ПАЛАТА. ВЕЧЕР.
  
   Нелли совершает обход пациентов: с каждым немного поговорит, кому-то поправит одеяло, подушку, кому-то подаст лекарство...
  
  
   НАТ. ГОСПИТАЛЬ. НОЧЬ.
  
   У входной двери в госпиталь на лавочке, едва освещенной лампочкой над крыльцом, сидит уставшая Нелли, смотрит на звездное небо и неумело курит папиросу. Ее руки дрожат. Немного погодя, она начинает тихо плакать.
  
  
   НАТ. ПОЛЕ, ПОЗАДИ ПЕРЕЛЕСКА. ДЕНЬ.
  
   Александр расставляет на позиции пулеметные расчеты, командует работами по укреплению позиций, сам принимается копать землю, скинув фуражку и китель, помогая своим подчиненным, подбадривая их.
  
  
   НАТ. ОКОПЫ ШТРАФБАТА. УТРО.
  
   Идет массированный обстрел позиций. Взрыв, взрыв, еще взрыв... Солдаты прячутся на дне окопа, придерживая каски. Их осыпает комьями земли, вывороченных взрывами.
   Вдруг все смолкает.
   Солдаты поднимаются, отряхиваются, занимают свои позиции, выставляя в сторону врага винтовки.
   Яков, поправив каску, тоже занимает позицию.
   В окопе появляется КОМБАТ.
  
   КОМБАТ
   Ну что, не оглохли?
  
   ЯКОВ
   Никак нет, товарищ комбат.
  
   КОМБАТ
   Так, штрафники, слушайте меня внимательно. Сейчас пехота пойдет. По сведениям разведки, танков на этом участке фронта у них нет. Бейте наверняка, берегите патроны. Наша задача - сдержать их до вечера.
  
  
   ЯКОВ
   А что вечером?
  
   КОМБАТ
   Повторяю... За проявление трусости - расстрел... Позади наших позиций, за этим леском, стоит заградотряд НКВД. У них приказ: кто побежит - расстреливать на месте. Понятно?
  
   Солдаты молчат. Комбат вместе с солдатами начинает всматриваться в сторону позиций немецких войск.
  
   КОМБАТ
   Идут, сволочи... Как на параде, ни хрена не боятся... Пусть ближе подойдут.
  
   ЯКОВ
   Ух, гады...
  
   Яков долго целится и вдруг стреляет.
  
   КОМБАТ
   Ты что, мать твою!.. Я же сказал...
  
   ЯКОВ
   Попал!.. Товарищ комбат, попал! Вон упал.
  
   Со стороны немцев открывается огонь.
  
   КОМБАТ
   Дурья твоя башка, они ж сейчас все попадали.
  
   Штрафники отвечают на их автоматные очереди одиночными выстрелами.
  
   ЯКОВ
   Но я точно попал!
   (Высовывается из окопа.)
   Вон там, у куста... Я...
  
   В Якова врезаются две пули: одна - под сердце, другая - в руку. От удара его отбрасывает на дно окопа. Яков стонет.
  
  
  
   КОМБАТ
   Эх, мать твою, салажата... Потерпи, солдат...
  
   Яков смотрит на комбата широко раскрытыми глазами, прекращает стонать, хватает ртом воздух.
  
   КОМБАТ
   Санитаров сюда!
  
   ЯКОВ
   (едва слышно)
   Больно.
  
   КОМБАТ
   Бывает... Потерпи, сейчас тебя... Я же сказал, санитаров сюда, мать их так!
  
  
   НАТ. ДОРОГА, НЕПОДАЛЕКУ ОТ ПОЗИЦИЙ ЗАГРАДОТРЯДА. ВЕЧЕР.
  
   По дороге, от линии фронта, едет "полуторка" с ранеными.
  
  
   НАТ. КУЗОВ ГРУЗОВИКА. ВЕЧЕР.
  
   В кузове на носилках, среди сидящих раненых, лежит Яков, стонет. РАНЕНЫЙ, рядом сидящий, вытирает у него со лба пот.
  
   РАНЕНЫЙ
   Потерпи, браток. Сейчас пост проедем, а там до госпиталя уж с ветерком. Ты, главное, потерпи.
  
   Грузовик останавливается. Раненые, кто в сознании, словно "сжимаются", ожидая, что будет дальше, вслушиваются.
   Слышен голос Александра.
  
   ГОЛОС АЛЕКСАНДРА ЗА КАДРОМ
   (весело)
   Ну что, солдат, дезертиров везешь?
  
   ГОЛОС СОЛДАТА ЗА КАДРОМ
   Никак нет, товарищ лейтенант. Только раненые.
  
   ГОЛОС АЛЕКСАНДРА ЗА КАДРОМ
   Показывай. Сколько их?
  
   ГОЛОС СОЛДАТА ЗА КАДРОМ
   Двадцать два.
  
   С одной стороны борта появляется Александр, с другого - СОЛДАТ сопровождения.
  
   АЛЕКСАНДР
   И все раненые?
  
   СОЛДАТ
   Так точно.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ну-ну... А у этого что?
  
   СОЛДАТ
   У которого?
  
   АЛЕКСАНДР
   Вон у того, в углу. Что-то я не вижу у него ранений.
  
   СОЛДАТ
   На боль в животе жалуется.
  
   АЛЕКСАНДР
   Что?!
  
   СОЛДАТ
   Аппендицит, похоже...
  
   АЛЕКСАНДР
   Аппендицит... А этот что разлегся?.. Мать честная, Яшка... Яков!.. Что с ним?
  
   СОЛДАТ
   Два ранения. В руку и под сердце.
  
   АЛЕКСАНДР
   Выживет?
  
   СОЛДАТ
   Не знаю.
  
   АЛЕКСАНДР
   В какой их госпиталь? В поселок?
  
   СОЛДАТ
   Куда ж еще? Ближайший.
  
   АЛЕКСАНДР
   Яшка, ты меня слышишь? Я приеду к тебе... Только ты не умирай. Слышишь? Держись, брат.
   (Солдату.)
   Ну, что встал! Пулей в госпиталь!
  
   Александр и солдат сопровождения спрыгивают с бортов. Грузовик трогается с места, быстро набирает скорость.
  
   РАНЕННЫЙ
   Какой у тебя друг, однако. Он тебя караулит, а ты воюешь.
   (К остальным в кузове.)
   Слышали? Энкавэдэшник штрафника братом назвал. Чего только на свете не бывает...
   (Вытирая Якову со лба пот.)
   Слышал? Навестить обещался, гостинцев поди привезет... сволочь.
  
   Яков стонет.
  
   РАНЕНЫЙ
   Потерпи, скоро приедем. Уже не долго.
  
   РАНЕНЫЙ 2
   А ты откуда знаешь, что недолго?
  
   РАНЕНЫЙ
   Так уж третья ходка в госпиталь... В руку, в плечо, сейчас вот в ногу.
  
   РАНЕНЫЙ 2
   И что?.. Кровью-то что, все искупить не можешь?
  
  
  
  
  
  
  
   РАНЕНЫЙ
   Да этим красноперым все мало. Ненасытные они какие-то. Подлатают чуток и обратно, с двух сторон под стволы: с одной - фашист тебя выцеливает, с другой - свой брат-конвоир пасет. Житуха - лучше некуда.
  
   РАНЕНЫЙ 2
   Жалеешь, что на фронт попросился?
  
   РАНЕНЫЙ
   Вот еще... Здесь азарт, нервы щекочет, убьют - не убьют. А на зоне что? Скукотища. А здесь, глядишь, может и полезное дело сделаю - Родину спасу. А чего смеетесь? Я смогу, ежли поднапрячься.
  
  
   ИНТ. ОПЕРАЦИОННАЯ. ВЕЧЕР.
  
   Нелли моет хирургический инструмент, кладет его на поддон.
   Врач стоит возле пустого операционного стола, опершись на него руками. Он очень устал.
  
   НЕЛЛИ
   Вам бы поспать, Петр Моисеевич.
  
   ВРАЧ
   А? Да, поспать не мешало бы... Ну, на сегодня, наверно, все... Как думаешь?
  
   НЕЛЛИ
   Хорошо бы.
  
   ВРАЧ
   Как там наш татарин-балагур?
  
   НЕЛЛИ
   Умер он, Петр Моисеевич. Даже на каталку не успели переложить, чтоб обратно в операционную... Сердце не выдержало.
  
   ВРАЧ
   Жаль... Веселый был парень... Я ему брюшину вспарываю, а он песни матерные поет... Да-а...
  
   Врач подходит к окну, занавешенному черной материей, отодвигает краешек, смотрит в окно.
  
   ВРАЧ
   Солнце садится... Закат красивый... Эх, на такой бы зорьке да на рыбалку... Клев сейчас должен быть хороший... Помню, пошли мы как-то... Еще грузовик.
  
   НЕЛЛИ
   Что?
  
   ВРАЧ
   Еще привезли... Нелечка приготовься... И кликни Ларису.
  
   Нелли ставит поддон с чистыми инструментами возле операционного стола, направляется к выходу из операционной.
   В операционную заносят носилки с Яковом. Нелли, увидев его, прижимается к стене.
  
   НЕЛЛИ
   Яша...
  
   ВРАЧ
   Что, знакомый?.. Кладите его на стол... Аккуратней.
  
   Якова перекладывают на стол. Нелли подходит к нему.
  
   ВРАЧ
   А может, жених?.. А ну-ка, отставить слезы!.. Так, посмотрим... Ну, рука - ерунда. Жаль, пуля застряла. Это мы в два счета... А тут у нас что?.. А тут у нас хорошо... Сердце и легкое не задеты... Великолепно... Залатаем мы тебе жениха, будет лучше новенького.
  
   НЕЛЛИ
   Он мой друг.
  
   ВРАЧ
   Хорошо... И друга залатаем, будет, как жених... Если конечно ты перестанешь смотреть на него, позовешь Ларису и мы приступим к операции... Как считаешь, невеста?
  
   Врач лукаво улыбается Нелли.
  
   НЕЛЛИ
   Извините, Петр Моисеевич, я мигом.
  
   Нелли выбегает из операционной.
  
   ВРАЧ
   Ну, конечно, не все так радужно... Сам понимаешь... Женщины... Их щадить надо... Ты уж мне помоги, жених, поборись за жизнь... Умереть всегда успеешь...
  
  
   ИНТ. КОРИДОР ГОСПИТАЛЯ. НОЧЬ.
  
   По тускло освещенному коридору идет Яков в больничном халате, рука - на перевязи. Каждый шаг ему дается с трудом.
   В коридоре за столом спит МЕДСЕСТРА. Услышав шаги, она просыпается, смотрит на идущего пациента.
  
   МЕДСЕСТРА
   Ты чего посреди ночи бродишь?
  
   Медсестра зевает, протирает глаза, стряхивает с себя сон.
  
   ЯКОВ
   Сестричка, мне бы это... того.
  
   МЕДСЕСТРА
   Что, забыл где туалет?
  
   ЯКОВ
   Так я еще ничего тут не знаю.
  
   Медсестра надевает очки, всматривается в Якова.
  
   МЕДСЕСТРА
   Батюшки!.. Тебе ж сегодня только операцию... Ты чего вскочил-то?
  
   ЯКОВ
   Так мне это...
  
   МЕДСЕСТРА
   А если швы разойдутся?! Как ты поднялся-то?
  
   ЯКОВ
   Захотелось... Не в постель же...
  
   МЕДСЕСТРА
   Тебе ж вставать нельзя!.. Крикнул, я б тебе утку принесла.
  
   ЯКОВ
   Вот еще... Сам дойду. Где он?
  
   МЕДСЕСТРА
   Давай, цепляйся за меня, провожу.
  
   ЯКОВ
   Да я сам.
  
   МЕДСЕСТРА
   Цепляйся, тебе говорят... Еле стоишь.
  
   Яков, поддерживаемый медсестрой, продолжает свой путь по коридору.
  
  
   ИНТ. ПАЛАТА. ДЕНЬ.
  
   В небольшой комнате стоят восемь кроватей. Яков лежит на крайней в углу. Остальные шесть пациентов столпились возле кровати седьмого - ПОЖИЛОГО ПАЦИЕНТА, сидящего на своей кровати.
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   ...Всему и всем - одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и злому, чистому и нечистому, нам и фашистам... Это-то и худо, что одна участь всем.
  
   ПАЦИЕНТ
   Это какая у меня одна участь с фашистом?
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Одна у нас участь - смерть.
  
   ПАЦИЕНТ
   Тьфу ты!
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Потому, что одна участь всем, вот сердца сынов человеческих и исполнены зла, и безумие в жизни их...
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Это где ты такое прочел?
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   В Библии. В книге Екклесиаста. По-моему, глава девятая, если не путаю.
  
   ПАЦИЕНТ
   Ты что, эту поповскую книжку читал?
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Поповская книжка, говоришь?..
   (Тихо смеется.)
   Читал. Я и Коран читал, и Веды индийские...
  
   ПАЦИЕНТ 2
   А дальше-то чего там?
  
   ПАЦИЕНТ
   Тебе же сказали, крутись, вертись, а всё равно все помрем. Чего тебе еще?
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Это так?
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Врать не буду, рано или поздно - умирают все... Как ни крутись.
   (Тихо смеется.)
   Но кто находится между живыми, тому есть еще надежда.
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Вот! Слышал? Есть надежда!
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Так и псу живому лучше, чем мертвому льву. Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению... И любовь их, и ненависть их, и ревность их уже исчезли, и не чают они, что делается под солнцем... Но пока ты жив - иди, ешь с веселием хлеб твой и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим! Да будут во всякое время одежды твои светлы да чисты, и да не оскудевает елей на голове твоей!
  
   ПАЦИЕНТ
   А что такое елей? Волосы, что ли?
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, которую дал тебе Бог; потому что это - доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем. Все, что может рука твоя делать, по силам делай!.. Потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости...
  
   Пауза.
  
   ПАЦИЕНТ
   А что такое елей?
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Вот привязался... Дай послушать!
  
   ПАЦИЕНТ
   Ну, если я не понимаю...
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Тогда иди, вон, газету читай. Там все понятно.
  
   ПАЦИЕНТ
   Но я послушать хочу.
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Тогда слушай.
  
   ПАЦИЕНТ
   Так что такое елей-то?
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Тьфу, заело.
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Я объясню...
  
   В палату врывается Нелли, высматривает Якова.
  
   НЕЛЛИ
   Яшка!.. Ой, товарищи, извините... Продолжайте...
  
   Яков, увидев Нелли, поднимается с постели, с трудом, но садится на кровати.
  
   ЯКОВ
   Нелли?! Ты?! Вот это сюрприз!.. Нелечка...
  
   Нелли подбегает к Якову, обнимает его, целует, снова обнимает. Яков, едва не плача, тоже обнимает ее. Он немного смущается товарищей по палате.
   Пациенты смотрят на них: кто с улыбкой, кто с долей зависти, кто с умилением...
  
   ПАЦИЕНТ
   Во, повезло штрафничку... Жену встретил.
  
  
   ПАЦИЕНТ 2
   Да нет, это невеста, кажись...
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   Любовь, братцы, это такое дело... А выкатите-ка меня в коридор, я вам там такую историю расскажу об Александре Македонском... О, там такая любовь была...
   (Понизив голос.)
   Оставим их, а сами двери посторожим, чтоб их никто не беспокоил... Любовь, особенно на войне, как цветочек нежный... Ее оберегать надо. Ну, выкатывайте меня.
  
   Все шестеро пациентов выкатывают кровать с пожилым пациентом. Только сейчас становится заметно, что у него нет обеих ног. Кровать выкатывают в коридор, закрывают за собой дверь, подпирают ее с другой стороны кроватью.
  
   ЯКОВ
   Нелечка... Нелечка остановись... Не надо...
  
   НЕЛЛИ
   Что?
  
   ЯКОВ
   Не надо этого.
  
   НЕЛЛИ
   Яшка, милый ты мой, мы тебя с Петром Моисеевичем, можно сказать, с того света вернули... А ты говоришь: "Не надо"... Надо, мой дорогой, еще как надо. На этой войне каждую секундочку жизни ценить начинаешь...
  
   ЯКОВ
   После того, как вы с Сашкой уехали, ты даже не представляешь, что мне пришлось пережить... От Сашки ничего не было?
  
  
  
  
   НЕЛЛИ
   Последнее письмо он мне из дома еще написал... что отправляют... А куда, не знает... Да и наш госпиталь потом здесь разместили. Мы когда в эшелоне ехали, на нас "мессеры" напали. И ведь видят на крышах красный крест, и все равно... Представляешь, какие гады?
  
   ЯКОВ
   Да... гады...
  
   НЕЛЛИ
   Да бог с ними, с гадами... Ты о себе лучше рассказывай.
  
   ЯКОВ
   А чего обо мне? У меня сейчас все нормально. В штрафниках теперь, искупаю вину кровью.
  
   НЕЛЛИ
   Так искупил уже. Знаешь, сколько ее из тебя вытекло? Ранения не шуточные. Эх, жаль Сашки здесь нет, он быстро бы с этим делом разобрался.
  
   ЯКОВ
   Да... Сашка меня оберегает... Представляешь? Даже в лагере через своих приятелей умудрялся мне помогать.
  
   НЕЛЛИ
   Да, с чувством взаимовыручки у него все в порядке. Мой папа его за это очень уважает.
  
   ЯКОВ
   Как они? Пишут?
  
  
  
  
  
  
   НЕЛЛИ
   Родители-то? Пишут, отвечать не успеваю... По-прежнему на заводе. Отца же не пустили на фронт. Очень переживал. А сейчас - ничего. Пишет, у них там свой фронт, трудовой...
  
   ЯКОВ
   А моего отца не встречали? Как он там?
  
   Нелли становится мрачной, выпрямляется. Яков внимательно смотрит на нее.
  
   ЯКОВ
   Что?.. Что с ним?
  
   НЕЛЛИ
   Ты только не волнуйся.
  
   ЯКОВ
   Что с ним? Он болен?
  
   НЕЛЛИ
   Он умер, Яша.
  
   ЯКОВ
   Что?! Как умер?.. Он не мог умереть... Когда?
  
   НЕЛЛИ
   Еще тогда, до войны... Когда мы с Сашей к тебе в лагерь приезжали... должны были сказать... Прости нас, Яша.
  
   ЯКОВ
   Что с ним случилось?
  
   НЕЛЛИ
   Пошел в магазин и упал... Сердце остановилось...
  
   ЯКОВ
   Лежа на улице... Один... Как пес, никому не нужный...
  
   НЕЛЛИ
   Яша... Яшенька... Что ты такое говоришь?
  
   Яков закрывает руками лицо, склоняется к коленям.
  
   ЯКОВ
   У него сердце разорвалось... Из-за меня... Это я виноват...
  
   НЕЛЛИ
   Не говори так. Ты тут не при чем. Это возраст... Это я тебе, как фельдшер, говорю... Не вини себя... Он тебя так любил.
  
   ЯКОВ
   Как же я теперь без него?.. Я ж теперь один... Я теперь совсем один... Что же мне теперь делать?.. Как жить-то? Его же беречь надо было... Он же у меня такой слабый... был. Всего боялся... Боялся любого гада обидеть, даже замечанием. Даже петь громко боялся, все как-то шепотом... Папа... И никого... Никого... Один...
  
   Яков плачет. Нелли утешает его, обнимая, целуя его руки, голову.
  
   НЕЛЛИ
   Ты не один, Яшенька. Я у тебя есть. Ты не один... Вот я, рядом... Ты не один... Ну, не плачь, хороший мой... Успокойся... Я рядом... Посмотри на меня... Видишь?
  
   Нелли отрывает его руки от лица. Яков, всхлипывая, смотрит на нее.
  
   ЯКОВ
   Нелечка...
  
   НЕЛЛИ
   Да, Яшенька, да, мой хороший... Я здесь, я рядом, я с тобой... Обними меня. Слышишь? Обними меня.
  
   Яков обнимает Нелли. Нелли аккуратно укладывает его в постель, сама ложится рядом.
  
   НЕЛЛИ
   Обними меня крепче. Чувствуешь? Ты не один. Я с тобой. Хороший мой, ты не один.
  
   Нелли целует Якова, тот, плача, начинает отвечать на ее поцелуи.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ИНТ. КОРИДОР. ДЕНЬ.
  
   По коридору бежит радостный Александр. В его руке объемный вещмешок.
   За столом в коридоре сидит медсестра.
  
   МЕДСЕСТРА
   Тише! Тише ты! У, аж летит! Ишь разбегался.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да я к брату... Сказали здесь, на втором этаже, в седьмой палате.
  
   МЕДСЕСТРА
   Вон она, дальше. По цифрам смотри. Только не бегай. Здесь ведь, вон, и тяжелые лежат, а ты сапожищами громыхаешь... А как брата-то звать?
  
   АЛЕКСАНДР
   Яшка... Яков Бризг.
  
   МЕДСЕСТРА
   А, ну как же, знаю Яшу, вежливый такой, симпатичный... Да вы чей-то и не похожи, как погляжу... Какие же вы братья?
  
   АЛЕКСАНДР
   Братья, мать, братья, не сомневайся.
  
   Александр идет по коридору смотрит на номера на дверях палат.
  
  
   ИНТ. ПАЛАТА. ДЕНЬ.
  
   Кроме одного пациента, в палате никого нет. Он лежит на кровати, читает газету.
   В палату заходит Александр.
  
   АЛЕКСАНДР
   Оп-па... А где все?
  
   Пациент, взглянув на офицера, меняется в лице, отбрасывает газету, вскакивает с кровати, быстро оправляет пижаму.
  
   ПАЦИЕНТ
   Все на прогулке!.. В саду, товарищ лейтенант!.. По распоряжению главврача Петра Моисеевича...
  
   АЛЕКСАНДР
   Эй, солдат, ты чего?
  
   ПАЦИЕНТ
   Ранен в бою, товарищ лейтенант!
  
   АЛЕКСАНДР
   Контузило, что ли?
  
   ПАЦИЕНТ
   Никак нет! Ранен в плечо...
  
   АЛЕКСАНДР
   Расслабься, солдат... Чего вскочил? Садись, отдыхай, выздоравливай...
  
   ПАЦИЕНТ
   Разрешаете?
  
   АЛЕКСАНДР
   Что?
  
   ПАЦИЕНТ
   Сесть на кровать.
  
   АЛЕКСАНДР
   Приказываю... выздоравливать.
  
   ПАЦИЕНТ
   Есть выздоравливать!
  
   Александр удивленно смотрит на пациента.
  
   АЛЕКСАНДР
   Точно контузий не было?
  
   ПАЦИЕНТ
   Никак нет!
  
   АЛЕКСАНДР
   А чего ты так со мной... официально?
  
   ПАЦИЕНТ
   Но вы же из НКВД.
  
   АЛЕКСАНДР
   Понятно... Яков Бризг в этой палате?
  
   ПАЦИЕНТ
   Так точно! Вон его койка, а там его тумбочка.
  
   АЛЕКСАНДР
   А в тумбочке? Что в тумбочке?
  
   ПАЦИЕНТ
   Не могу знать!.. Но ничего запрещенного нет... А вот у Фролова...
  
   АЛЕКСАНДР
   Где сейчас Яков Бризг?
  
   ПАЦИЕНТ
   В саду... На прогулке... Гуляет с невестой...
  
   АЛЕКСАНДР
   С кем?! У него что, невеста появилась? Вот так Яшка-скромник...
  
   ПАЦИЕНТ
   Из местного персонала... Зовут...
  
   АЛЕКСАНДР
   Так, солдат... Приказываю... Ложись и спи... Сон здоровье приносит.
  
   Александр выходит из палаты. Пациент долго смотрит на закрывшуюся за офицером дверь.
  
   ПАЦИЕНТ
   Приказ все-таки...
  
   Пациент ложится на кровать, засыпает.
  
  
   НАТ. САД ПОЗАДИ ГОСПИТАЛЯ. ДЕНЬ.
  
   Неухоженный осенний сад. Пациенты гуляют по аллейкам, курят, разговаривают, смеются, кто читает газету, кто играет в карты.
   Яков сидит в отдалении на свежеструганном гробу, смотрит, как неподалеку работают плотники, которые сколачивают гробы.
   Со стороны госпиталя появляется Александр, свой объемный вещмешок держит в руке. Останавливается, по-хозяйски осматривает сад, выискивая Якова, замечает его.
  
   АЛЕКСАНДР
   Яшка!
  
   Александр быстрым шагом направляется к Якову.
   Яша, встрепенувшись на окрик, осматривается, замечает Александра, радостно вскакивает с гроба, немного морщась от боли.
  
   ЯКОВ
   Сашка! Ты!
  
   Александр подходит к Якову, бросает на гроб вещмешок, обнимает друга.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ну, здравствуй, брат.
  
   Яков, уткнувшись в плечо Александра, едва сдерживает слезы. Александр отстраняет Якова от себя, осматривает его с ног до головы.
  
   АЛЕКСАНДР
   Совсем отощал... Да ты садись, тебя шатает.
  
   ЯКОВ
   Нет, нет... Это я так, от неожиданности. Как ты меня нашел?
  
  
  
   АЛЕКСАНДР
   Для органов, товарищ Бризг, нет ничего невозможного.
   (Смеется.)
  
   ЯКОВ
   Сашка, это ты... Я так рад, так рад...
  
   АЛЕКСАНДР
   Да, Яша, это я... Как ты?
  
   Александр садится на гроб, развязывает вещмешок, достает оттуда калач колбасы, ломает его пополам, одну половину вручает Якову, другую половину откусывает сам.
  
   АЛЕКСАНДР
   На, жуй... Пока тебя искал, проголодался... Это, кстати, все тебе, чтоб быстрее на поправку. Тут всякой всячины... Сам потом разберешься... Ну, так как ты?
  
   ЯКОВ
   (жуя колбасу)
   Да все нормально, иду на поправку.
  
   АЛЕКСАНДР
   Это точно... если уже невестой обзавелся. Да ты жуй, жуй... Что ресницами хлопаешь?.. Мне уже рассказали.
  
   ЯКОВ
   Что рассказали?
  
   АЛЕКСАНДР
   А чего ты так напрягся?.. Что ты с невестой в саду... Гляжу, а ты один. Куда спрятал-то? Как зовут? Медсестричка, говорят. Познакомишь?
  
   ЯКОВ
   Да нет у меня никакой...
   (Вдруг просветлев, улыбается.)
   Так это тебе о... Ты ее знаешь.
  
   АЛЕКСАНДР
   Кого?
  
   ЯКОВ
   Ту, про которую тебе сказали, что невеста... Эх, Саш, если бы она на самом деле согласилась стать моей...
  
   АЛЕКСАНДР
   Заинтриговал.
  
   ЯКОВ
   Ну, пошевели мозгами... Ну?
  
   АЛЕКСАНДР
   Неужели она?
  
   ЯКОВ
   Она.
  
   Александр вскакивает с гроба.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелли здесь?! Где она?
  
   ЯКОВ
   На операцию вызвали.
  
   АЛЕКСАНДР
   Яшка, друг!..
   (Порывисто обнимает Якова.)
   Вот это сюрприз. А я ее искал, искал... Невероятно!.. И снова все вместе... Нелли... Нелечка... Как она?
  
   ЯКОВ
   Устает сильно... Но стала еще краше.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелли... А ты знаешь, когда мы с ней к тебе в лагерь приезжали, нас вообще за супружескую пару приняли.
  
   Яков от этих слов немного грустнеет. Александр не замечает этого, находясь в задумчивости.
  
  
  
   АЛЕКСАНДР
   (Откусывает колбасу.)
   Ну надо же, вот это сюрприз... Слушай, я ж самое главное забыл сказать... Скоро спецкомиссия дела штрафников пересматривать будет, которые ранения получили. Я попытаюсь повлиять на решение, чтоб с тебя судимость сняли и в обычную часть перевели. У меня там знакомый есть... Кровь пролил? Пролил. Два ранения. Значит, вину свою искупил. Точка.
  
   ЯКОВ
   Саша, я даже не знаю, как тебя... Если бы ты знал, что я пережил...
  
   АЛЕКСАНДР
   (обняв Якова за плечи)
   Ну, о чем ты, брат... Ты ведь мне брат? Брат. Вон, до сих пор шрам от нашего братания остался. Так что...
  
   ЯКОВ
   И у меня... И у меня остался. Вот.
  
   АЛЕКСАНДР
   Не суетись. Вижу. Колбасу уронишь.
  
   ЯКОВ
   Спасибо тебе, Саш.
  
   АЛЕКСАНДР
   А, ерунда...
  
   В саду появляется уставшая Нелли. Александр замечает ее.
  
   АЛЕКСАНДР
   Это она?
  
   ЯКОВ
   Да.
  
  
   АЛЕКСАНДР
   Прическу сменила... Похудела немного... Ох, черт, как хороша.
  
   ЯКОВ
   Да.
  
   Нелли замечает Александра, останавливается, переводит растерянный взгляд на Якова, затем снова на Александра.
  
   НЕЛЛИ
   Сашенька.
  
   На усталом лице Нелли появляется улыбка.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелли!
  
   Александр бросается к ней, обнимает ее, кружит. Нелли смеется.
   Яков смотрит на них, грустно улыбается.
  
   НЕЛЛИ
   Поставь, поставь меня... Совсем закружил.
  
   Александр перестает кружить, ставит на землю, смотрит на нее счастливыми глазами.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелечка... Какая ты...
  
   НЕЛЛИ
   Уставшая?
  
   АЛЕКСАНДР
   Красивая.
  
   НЕЛЛИ
   Спасибо... Идем, а то Яша заскучает.
  
   Александр и Нелли подходят к гробу, на котором сидит Яков.
  
   НЕЛЛИ
   О, да у вас тут пир горой.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да. Яшке кое-какие гостинцы привез.
  
  
   ЯКОВ
   Кое-какие?! Да он половину продсклада приволок, не меньше.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ребята, такую встречу надо отметить.
  
   Александр роется в вещмешке, извлекает из него флягу.
  
   АЛЕКСАНДР
   Вот!
  
   ЯКОВ
   Ого.
  
   Нелли присаживается рядом с Яковом, кладет ему подбородок на плечо, смотрит уставшим взглядом на Александра.
   Александр, увидев это "единение" друзей, немного смущается, с нарочитым усилием и вниманием открывает флягу.
  
   НЕЛЛИ
   Вы меня, мальчики, извините, я пить не буду. И так с ног валюсь. Очень сложная операция была.
  
   АЛЕКСАНДР
   Для бодрости.
  
   НЕЛЛИ
   Нет, Сашенька, спасибо. Да и Яше нельзя.
  
   ЯКОВ
   Да?
  
   НЕЛЛИ
   Да.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да как же солдату без этого? Вы чего, ребята?
  
   НЕЛЛИ
   У него больничный режим.
  
   ЯКОВ
   Так ведь я чуть-чуть.
  
  
   НЕЛЛИ
   Нет... Нельзя.
  
   Александр внимательно смотрит на Нелли.
  
   АЛЕКСАНДР
   Так что, мне одному что ли пить?
  
   НЕЛЛИ
   И ты не пей.
  
   АЛЕКСАНДР
   Так за встречу же... Да что с вами такое?
  
   НЕЛЛИ
   Саш, ты ведь поможешь Яше? Он ведь искупил свою вину?
  
   АЛЕКСАНДР
   Конечно помогу. Я уже говорил ему... Комиссия скоро по штрафникам. У меня там знакомый. Он...
  
   НЕЛЛИ
   Иди сюда... Садись... Да положи ты эту флягу.
  
   Александр садится на гроб рядом с Нелли. Она обнимает обоих друзей за плечи, склонив голову к Якову. Ребята в задумчивости смотрят на плотников, которые прервались на перекур. Александр достает из кармана пачку папирос, вставляет папиросу в рот. Хлопает себя по карманам в поисках спичечного коробка.
  
   НЕЛЛИ
   Не кури.
  
   Александр, покосившись на Нелли, убирает папиросу.
  
   НЕЛЛИ
   Я так мечтала об этой минуте... Вы рядом и... И так спокойно, так хорошо... Словно и войны нет.
  
   Глаза Нелли увлажняются. Она улыбается.
  
  
  
  
   ИНТ. КАБИНЕТ. ДЕНЬ.
  
   За столом сидит ПОЛКОВНИК, отхлебывая чай из стакана в подстаканнике, читает газету.
   Стук в дверь.
   Дверь открывается, в кабинет заглядывает Александр.
  
   АЛЕКСАНДР
   Разрешите, товарищ полковник?
  
   ПОЛКОВНИК
   А, Саша, заходи.
  
   Александр заходит в кабинет, закрывает дверь, подходит к столу.
  
   ПОЛКОВНИК
   Чаю хочешь?
  
   АЛЕКСАНДР
   Нет, спасибо, Павел Иванович.
  
   ПОЛКОВНИК
   С сахарком... Ну, как знаешь... Чего стоишь-то? Садись.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да я на минутку в штаб, узнать, как решилось дело о...
  
   ПОЛКОВНИК
   А как решилось? Комиссия посчитала, что твой этот самый недостаточно искупил свою вину перед Родиной.
  
   АЛЕКСАНДР
   Но как же, товарищ полковник?..
  
   ПОЛКОВНИК
   После госпиталя обратно в штрафную... Да... Но ему, уверен, еще представится возможность на деле показать, что...
  
   АЛЕКСАНДР
   Но ведь два ранения.
  
  
   ПОЛКОВНИК
   Ну и что? Руки-ноги целы, голова на месте...
  
   АЛЕКСАНДР
   Но ведь...
  
   ПОЛКОВНИК
   А ты сам подумай... Что он такого героического сделал, чтобы партия и советское правительство даровало ему прощение? То, что он подставился под пулю? Это героический поступок?
  
   АЛЕКСАНДР
   Но ведь он убил одного врага.
  
   ПОЛКОВНИК
   А где факты? Где доказательства? Он может сказать что угодно, а мы должны верить? Кому? Уголовнику? Да они, чтоб обелить себя, знаешь как заливают?
  
   АЛЕКСАНДР
   Яков не такой.
  
   ПОЛКОВНИК
   Не такой... Может и не такой, но решение уже принято: вернется в штрафбат.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ясно... Разрешите идти?
  
   Полковник встает из-за стола.
  
   ПОЛКОВНИК
   Подожди, Саша... Ты пойми...
  
   АЛЕКСАНДР
   Я все понимаю, товарищ полковник.
  
  
  
  
  
   ПОЛКОВНИК
   Ни черта ты не понимаешь!.. Даже на войне не изменился. Каким был в училище, таким и... Мало я тебя по плацу гонял.
  
   АЛЕКСАНДР
   А вот вы, товарищ полковник, изменились.
  
   Александр и полковник смотрят друг другу в глаза. Полковник не выдерживает этой дуэли, отводит взгляд в сторону.
  
   ПОЛКОВНИК
   Чего ты с ним так нянькаешься? Кто он тебе? Сват? Брат?
  
   АЛЕКСАНДР
   Брат... Мы с ним еще в детстве побратались... Кровью.
  
   ПОЛКОВНИК
   Он же еврей.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ну, при чем здесь это?
  
   ПОЛКОВНИК
   Может и не при чем... Ты бы поосторожнее...
  
   АЛЕКСАНДР
   Вы о чем?
  
   ПОЛКОВНИК
   Да так... Капитаном, наверно, хочешь стать?
  
   АЛЕКСАНДР
   Если командование сочтет нужным...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПОЛКОВНИК
   А если не сочтет?.. Ты пойми, у командования могут возникнуть подозрения: чего это офицер НКВД хлопочет за какого-то штрафника? Друг детства? Кровный брат из детской шалости? Неубедительно... Я это могу понять, а они могут и не понять... Или того хуже, понять по-своему. Ты теперь офицер. И не просто офицер... Ты представитель передового боевого отряда защитников интересов партии и советского народа. Детство закончилось, Саша. Тот, кто живет прошлым, рискует остаться там навсегда... Прошлое должно остаться в прошлом... А то гляди, можешь рядом с ним в окопе оказаться... Тут дело такое... Я надеюсь, ты сделаешь правильный вывод из нашей беседы?
  
   Александр и полковник снова смотрят друг другу в глаза. На этот раз взгляд отводит Саша.
  
   ПОЛКОВНИК
   Вот и хорошо... Может все-таки чайку?
  
   АЛЕКСАНДР
   Я бы сейчас спирта...
  
   ПОЛКОВНИК
   Что ж, можно и спиртика. Да ты садись.
  
   Александр присаживается возле стола. Полковник достает из сейфа бутылку с прозрачной жидкостью. Саша сидит, опустив голову.
  
   Затемнение.
  
  
  
  
  
  
   Из затемнения.
  
   НАТ. ГОСПИТАЛЬ. ДЕНЬ.
  
   Пасмурный осенний день.
   Яков стоит возле крыльца, нервно курит самокрутку.
   Перед госпиталем стоит "полуторка". В кузове, кутаясь в шинели, сидят пятеро солдат. Из кабины выглядывает солдат сопровождения, укоризненно смотрит на Якова.
  
   СОЛДАТ
   Ну, долго еще?
  
   ЯКОВ
   Сейчас... Подожди немного.
  
   СОЛДАТ ИЗ КУЗОВА
   Да ладно тебе, служивый, дай человеку с невестой проститься. Куда торопишься? Успеем еще навоеваться.
  
   Из госпиталя выбегает Нелли, смотрит на грузовик, затем замечает Якова, бросается к нему, обнимает, плачет.
  
   ЯКОВ
   Нелечка, не надо... Успокойся...
  
   НЕЛЛИ
   Значит, обратно? В штрафники?
  
   ЯКОВ
   Да...
  
   НЕЛЛИ
   А Саша так и не объявлялся?
  
   ЯКОВ
   Нет. Сейчас такие бои идут, что...
  
   НЕЛЛИ
   Но ты же был ранен.
  
   ЯКОВ
   Видимо, что-то напутали... Бывает...
  
   НЕЛЛИ
   Но Саша обещал.
  
  
   ЯКОВ
   Да, обещал... Все, Нелечка, мне пора.
  
   НЕЛЛИ
   Да, да, иди... Яша, у нас с тобой ребенок будет.
  
   ЯКОВ
   Что?!
  
   НЕЛЛИ
   Да.
  
   ЯКОВ
   Нелечка... Это правда?.. Господи... Нелечка!
  
   Яков нежно обнимает Нелли, целует ее. Нелли плачет.
   Из кабины грузовика высовывается солдат.
  
   СОЛДАТ
   Давай, заканчивай... Поехали!
  
   СОЛДАТ ИЗ КУЗОВА
   Все-таки, служивый, ты нехороший человек. Видишь, люди целуются, любовь у них. А ты - поехали.
  
   СОЛДАТ
   Я и так с вами, как... Другой бы давно уже... Поехали!
  
   ЯКОВ
   Пора.
  
   НЕЛЛИ
   Обещай мне.
  
   ЯКОВ
   Что?
  
   НЕЛЛИ
   Обещай мне вернуться живым. Обещай мне быть осторожным. Ты нужен мне... и ему.
  
   ЯКОВ
   Обещаю... Обещаю... Я вернусь, я выживу... Особенно теперь.
  
  
   СОЛДАТ
   Поехали!
  
   ЯКОВ
   (целуя Нелли)
   Береги себя... и его. Я вернусь... Я обещаю... Я выживу...
  
   Яков отрывается от Нелли, бежит к грузовику, солдаты помогают ему забраться в кузов.
  
   НЕЛЛИ
   Яша!
  
   ЯКОВ
   Я вернусь... Обещаю... Береги его.
  
   Грузовик уезжает, увозя машущего рукой Якова. Нелли машет ему в ответ, утирая слезы, улыбается.
  
  
   НАТ. ДОРОГА РЯДОМ С ПОЗИЦИЯМИ ЗАГРАДОТРЯДА НКВД. ВЕЧЕР.
  
   Грузовик едет по раскисшей дороге. Солдаты в кузове кутаются в шинели, молчат. Яков не может скрыть улыбки.
   Грузовик останавливается. Появляется Александр в форме капитана и двое солдат. Из кабины "полуторки" выскакивает солдат сопровождения.
  
   СОЛДАТ
   Здравия желаю, товарищ капитан.
  
   АЛЕКСАНДР
   Чего везешь?
  
   СОЛДАТ
   Штрафников из госпиталя.
  
   АЛЕКСАНДР
   Бумаги.
  
   Солдат подает Александру документы. Александр читает их.
  
   АЛЕКСАНДР
   Проверьте, должно быть шестеро.
  
   Солдаты, сопровождающие Александра, заглядывают в кузов.
  
   АЛЕКСАНДР
   Что там? Шестеро?
  
   СОЛДАТ НКВД
   Так точно, товарищ капитан.
  
   Александр отдает документы солдату сопровождения.
  
   АЛЕКСАНДР
   Проезжай.
  
   Солдат бежит к кабине, залезает в нее.
   Из кузова выглядывает Яков, замечает Александра.
  
   ЯКОВ
   Сашка?! Ты!.. А я слышу голос знакомый... Уже капитан.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ты?.. Подлатали?
  
   ЯКОВ
   Да... Ты куда пропал?
  
   АЛЕКСАНДР
   Служба.
  
   ЯКОВ
   Саш, это же я, Яков... Что с тобой?
  
   АЛЕКСАНДР
   Как там Нелли?
  
   ЯКОВ
   Все хорошо. О тебе беспокоится. Пропал, ни весточки, ни письма... и сам не приезжаешь. Волнуется.
  
   АЛЕКСАНДР
   Волнуется...
   (Солдату в кабине.)
   Ну, что встал? Я же сказал, проезжай! Сидит, слушает.
  
   ЯКОВ
   Сашка!
  
   Грузовик продолжает движение. Яков стоит в кузове, держится за борт, удивленно смотрит на Александра.
   Александр смотрит на удаляющуюся машину. Грузовик скрывается за поворотом в леске.
  
   АЛЕКСАНДР
   Волнуется... Пора действовать, а то упущу ее, на фиг... А как же прошлое в прошлом?.. Не фига она не прошлое, она - мое будущее.
  
  
   ИНТ. КОРИДОР. ДЕНЬ.
  
   По коридору бежит радостный Александр, в одной руке - вещмешок, в другой - букет цветов.
   За столом в коридоре сидит медсестра.
  
   МЕДСЕСТРА
   Тише! Тише ты! Разбегался.
  
   АЛЕКСАНДР
   Здрасьте!
  
   МЕДСЕСТРА
   Опять ты... А брата твово выписали. Все, уехал, голубчик. Еще вчера.
  
   АЛЕКСАНДР
   Знаю... Мне бы Нелли, медсестру. Знаете?
  
   МЕДСЕСТРА
   А как же? Конечно, знаю. Только она фельдшер... На обходе сейчас... Да вон же идет.
  
   В дальнем конце коридора появляется Нелли, она только что вышла из палаты.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелли!
  
   Александр бежит к Нелли.
  
   НЕЛЛИ
   Ой, Сашка... А Якова вчера выписали.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да знаю. Видел его. Я к тебе приехал.
  
   НЕЛЛИ
   Так значит, он тебе сказал?
  
   АЛЕКСАНДР
   Что?
  
   НЕЛЛИ
   Что у нас с ним будет ребенок.
  
   Пальцы Александра, держащие букет, начинают разжиматься. Букет едва не падает. Усилием воли Саша берет себя в руки.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да-да... Поэтому и приехал... Вот.
   (Вручает Нелли букет.)
   Поздравляю.
  
   Нелли нюхает цветы, улыбается.
  
   НЕЛЛИ
   Где ты их достал? Цветов-то уж нет, скоро снег выпадет.
  
   АЛЕКСАНДР
   Для тебя - хоть из-под земли. Слушай, я ведь на секундочку. Тут гостинцы тебе.
  
   НЕЛЛИ
   Спасибо, Саш... А почему не приезжал?
  
   АЛЕКСАНДР
   Служба.
  
   НЕЛЛИ
   А с Яковом что решилось?
  
   АЛЕКСАНДР
   Пока там же будет.
  
   НЕЛЛИ
   Но ты ведь ему поможешь?.. Особенно теперь.
  
   АЛЕКСАНДР
   Особенно теперь... Все, Нелечка, я побежал.
  
   Александр быстро целует Нелли в щеку, разворачивается и бежит от нее по коридору. Нелли стоит с букетом цветов и с вещмешком возле ноги, смотрит вслед Александру.
  
   НЕЛЛИ
   Саша!
  
   Александр останавливается, поворачивается к Нелли, в его глазах слезы.
  
   НЕЛЛИ
   Ты приезжай. Не забывай меня.
  
   АЛЕКСАНДР
   Я приеду...
  
   Александр разворачивается и быстро уходит.
  
  
   НАТ. ГОСПИТАЛЬ. ДЕНЬ.
  
   Возле крыльца на лавочке сидит пожилой пациент, вокруг него столпились раненые, слушают очередной рассказ.
   Из госпиталя выходит Александр, останавливается на крыльце, дрожащими руками прикуривает папиросу.
  
   ПОЖИЛОЙ ПАЦИЕНТ
   И когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его. И спрашивает Господь Каина: "Где Авель, брат твой?" А тот Ему отвечает: "Не знаю. Разве я сторож брату моему?"
  
   Александр бросает только что прикуренную папиросу и быстро идет к машине, где его ожидает водитель, садится в авто, водитель заводит двигатель.
  
   АЛЕКСАНДР
   А я сторож... Поехали!
  
  
   ИНТ. БЛИНДАЖ. ВЕЧЕР.
  
   Александр сильно пьяный сидит за столом. На столе - фляга, открытая банка тушенки и кружка. Александр с рычанием периодически ударяет по столу рукой, в перерывах между ударами что-то бормочет.
   В блиндаж заходит солдат.
  
  
   СОЛДАТ
   Товарищ капитан, там вас какой-то штрафник спрашивает, говорит, что брат ваш.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нет у меня брата! Гони его в шею!
  
   СОЛДАТ
   Есть!
  
   Солдат уходит. Александр нетвердой рукой поднимает кружку, выпивает до дна. Грохает пустой кружкой об стол.
  
   АЛЕКСАНДР
   Брат... Какой же это брат? Я для него... А он... мою Нелечку... Сволочь!.. Да будь моя власть, я бы этого брата... Так у меня есть власть.
   (Растегивает на поясе кобуру, достает пистолет.)
   У меня есть власть!
  
   Александр выбирается из-за стола, едва не упав. Шатаясь, выходит из блиндажа.
  
  
   НАТ. БЛИНДАЖ. ВЕЧЕР.
  
   Из блиндажа с пистолетом в руке появляется Александр. Солдат охранения, увидев его, вытягивается по стойке смирно.
  
   АЛЕКСАНДР
   Где он?
  
   СОЛДАТ
   Кто, товарищ капитан?
  
   АЛЕКСАНДР
   Брат...
  
   СОЛДАТ
   Ушел.
  
   АЛЕКСАНДР
   Куда ушел?
  
  
   СОЛДАТ
   Туда.
   (Показывает на лесок перед позициями заградотряда.)
   Обратно.
  
   АЛЕКСАНДР
   Ты почему его не пристрелил?
  
   СОЛДАТ
   Но ведь он же ваш брат.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нет у меня больше брата!.. Это был дезертир... И ты должен был его... Он - враг. С врагом надо быть безжалостным. Вот так.
  
   Александр стреляет по леску... И даже когда заканчиваются патроны, он продолжает нажимать на курок. Через какое-то время опускает пистолет.
  
   АЛЕКСАНДР
   Вот так надо... по врагам. А ты не стрелял. Наряд вне очереди.
  
   СОЛДАТ
   Товарищ капитан, но я думал, что...
  
   АЛЕКСАНДР
   Не надо думать, солдат, врагов надо убивать. Точка.
  
   СОЛДАТ
   Но ведь он же сказал, что...
  
   АЛЕКСАНДР
   Два наряда.
  
   СОЛДАТ
   Есть, два наряда!
  
   Александр с рычанием уходит обратно в блиндаж.
  
  
  
  
  
   НАТ. ОКОПЫ ШТРАФНИКОВ. ДЕНЬ.
  
   Идет бой. Штрафники обороняются.
   Яков, буквально уткнувшись в бруствер, даже не выглядывает из окопа, стреляет наугад, не целясь. Вдруг по окопам проносится: "Танки!.. Танки... Танки..."
   Среди штрафников начинается паника. Некоторые бросают свои позиции и бегут в сторону леска.
   Яков, видя это, опускается на дно окопа.
  
   ЯКОВ
   Выжить... Я обещал выжить... Танки... Что я против них с винтовкой?.. Нелечка... Выжить... Бежать...
  
   Яков срывается с места, вылезает из окопа и бежит к леску, вслед за группой бегущих штрафников.
   По окопу бежит комбат, кричит, стреляет из пистолета вслед убегающим штрафникам.
  
   КОМБАТ
   Назад!.. Назад, сволочи!.. Назад!.. Назад!
  
  
   НАТ. ПОЗИЦИИ ЗАГРАДОТРЯДА ПОЗАДИ ЛЕСКА. ДЕНЬ.
  
   Слышны звуки близкого боя.
   Пулеметчики в напряженном ожидании. Александр из окопа всматривается в лесок.
   Из леска появляются первые штрафники, бегут, машут руками, кричат: "Не стреляйте! Не стреляйте!"
   На лице Александра появляется холодная улыбка.
  
   АЛЕКСАНДР
   Слушай приказ!.. По врагам советского народа - огонь!
  
   Пулеметы начинают "строчить". Некоторые штрафники падают сразу замертво, другие, появляющиеся из леска, продолжают бежать, с остекленевшими от ужаса глазами, прямо под пули.
  
  
   НАТ. НА КРАЮ ЛЕСКА. ДЕНЬ.
  
   Яков останавливается на краю леска, смотрит, как первые ряды бегущих начинают "косить" пулеметные очереди. Мимо Якова продолжают бежать на пули заградотряда обезумевшие солдаты, крича: "Не стреляйте! Не стреляйте!"
   Яков переводит взгляд на небо.
  
  
   ЯКОВ
   Как мне выжить, отец?.. Мне надо выжить... Я очень хочу выжить... Я обещал... Ради ребенка... Я еще не готов умирать!.. Как?.. И впереди смерть, и позади... Что же мне делать, отец?
  
  
   НАТ. ПОЗИЦИИ ЗАГРАДОТРЯДА. ДЕНЬ.
  
   Александр замечает Якова, вскидывает руку с пистолетом, целится... Выдыхает, опускает руку, закрывает глаза... Вдруг снова вскидывает руку, целится.
  
   АЛЕКСАНДР
   Вот черт!.. У тебя же власть, капитан... Что тебе стоит?.. Он же дезертир, он - враг... Он твой соперник... Но он мой брат... Нет у меня больше брата... Но он не бежит. Он остановился... Но он оставил позиции во время боя...
  
   Александр стонет, опускает руку с пистолетом... Снова с рычанием вскидывает ее, целится... Но опять опускает.
  
   АЛЕКСАНДР
   Все, хватит... Это надо сделать... Прошлое - в прошлом...
  
   Александр медленно поднимает руку с пистолетом, целится в Якова.
  
  
   НАТ. НА КРАЮ ЛЕСКА. ДЕНЬ.
  
   Яков стоит, опершись на винтовку, смотрит в землю. Вдруг лицо его преображается, в глазах горит уверенность. Он медленно поднимает взгляд на позиции заградотряда, где по-прежнему продолжается бойня штрафников, затем переводит его на небо.
  
   ЯКОВ
   Спасибо, отец, я понял.
  
   Яков поднимает винтовку, прикрепляет к ней штык, берет ее на изготовку, поворачивается и начинает свой путь обратно, в лесок, в сторону танковой атаки.
   Он один против потока штрафников, бегущих ему навстречу, словно волнорез против волны панического страха. Он спокоен, не замечает никого вокруг, смотрит только вперед... Он - человек, который принял решение - самое главное решение в жизни.
  
  
   НАТ. ПОЗИЦИИ ЗАГРАДОТРЯДА. ДЕНЬ.
  
   Александр, видя, что Яков удаляется обратно в глубь леска, с облегчением выдыхает, опускает пистолет, вытирает выступивший на лбу пот.
  
  
   НАТ. ЛЕСОК. ДЕНЬ.
  
   Яков идет по леску, глядя лишь вперед. Вдруг за его ногу цепляется тяжело раненный солдат, тот самый, который когда-то вытирал пот с Яшиного лба по дороге в госпиталь.
  
   РАНЕННЫЙ
   Браток, помоги... Я щас кровью истеку... Помоги... Не оставь меня.
  
   Яков выходит из оцепенения. Сначала непонимающе смотрит на раненого, затем лицо Якова, просияв догадкой, обращается к небу.
  
   ЯКОВ
   (тихо)
   Спасибо, отец.
  
   Яков поднимает раненного и, поддерживая его, ведет в сторону заградотряда.
  
  
   НАТ. НА КРАЮ ЛЕСКА. ДЕНЬ.
  
   Пулеметы уже смолкли. На поле, перед позицией заградотряда, трупы штрафников.
   Яков выходит из леска, ведя, поддерживая, раненого, машет свободной рукой.
  
   ЯКОВ
   Не стреляйте! Здесь раненый! Не стреляйте!
  
  
   НАТ. ПОЗИЦИИ ЗАГРАДОТРЯДА. ДЕНЬ.
  
   Александр смотрит на Якова. Солдаты из пулеметных расчетов с вопросом смотрят на Александра.
  
  
   НАТ. ПОЛЕ ПЕРЕД ПОЗИЦИЕЙ ЗАГРАДОТРЯДА. ДЕНЬ.
  
   Яков, лавируя между телами убитых, идет вперед.
  
   ЯКОВ
   Не стреляйте!
  
   Яков уже различает лица пулеметчиков. И вдруг замечает Александра, усиленно машет ему рукой.
  
   ЯКОВ
   Саша! Здесь раненый! Не стреляйте! Это я, Саша! Твой брат! Не стреляйте!
  
  
   НАТ. ПОЗИЦИИ ЗАГРАДОТРЯДА. ДЕНЬ.
  
   Александр с каменным, непроницаемым лицом смотрит на Якова. Пулеметчики смотрят на командира.
  
   АЛЕКСАНДР
   (смотря на Якова)
   Я разве... отменял... приказ?
  
   Несколько пулеметных расчетов одновременно открывают огонь.
  
  
   НАТ. ПОЛЕ ПЕРЕД ПОЗИЦИЕЙ ЗАГРАДОТРЯДА. ДЕНЬ.
  
   Якова и раненого солдата прошивает несколько пулеметных очередей. Яков падает, удивленно смотря на Александра. Умерев, продолжает удивленно смотреть остекленевшими глазами в небо.
  
  
   НАТ. ГОСПИТАЛЬ. ДЕНЬ.
  
   Идет спешная эвакуация госпиталя. Раненых грузят в грузовики и на подводы. Медсестры мечутся, помогая пациентам, таскают какие-то тюки. Среди них Нелли.
   К госпиталю подъезжает машина с Александром. Он выскакивает из машины, бежит к Нелли.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелли!
  
   НЕЛЛИ
   Ой, Сашенька...
  
   АЛЕКСАНДР
   Эвакуируетесь?
  
   НЕЛЛИ
   Приказ.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да, немец близко. Куда вас?
  
   НЕЛЛИ
   Пока на станцию, там - санитарный эшелон, а потом - не знаю.
  
   АЛЕКСАНДР
   Нелли, ты только не волнуйся.
  
   Нелли одной рукой хватается за живот, другой опирается о стену госпиталя.
  
   НЕЛЛИ
   Яша?
  
   АЛЕКСАНДР
   Да.
  
   НЕЛЛИ
   Что с ним?
  
   АЛЕКСАНДР
   Погиб.
  
   Нелли с силой закусывает нижнюю губу.
  
   АЛЕКСАНДР
   Погиб смертью героя... И я все сделаю для того, чтобы реабилитировать его... пусть даже посмертно.
  
   НЕЛЛИ
   Спасибо... Я... Он так любил тебя... Он был бы тебе благодарен сейчас, за эти слова... Он... Я... Но он же обещал...
  
   Нелли плачет. Александр прижимает ее к себе, обнимает, смотрит на лица раненых. И вдруг ему кажется, что среди них промелькнуло лицо того раненого, которого вел Яков. У Александра испуганные глаза.
  
   Затемнение.
  
   Из затемнения.
  
  
   ИНТ. КВАРТИРА НЕЛЛИНЫХ РОДИТЕЛЕЙ. ДЕНЬ.
  
   Первые послевоенные годы.
  
   Александр с сыном сидят на диване, листают альбом, рассматривают фотокарточки.
  
   СЫН
   (радостно)
   А вот мама.
  
   АЛЕКСАНДР
   Да, сынок, мама.
  
   СЫН
   А это что за дядя?
  
   АЛЕКСАНДР
   Это?.. Это наш с мамой друг... Он... Он был мне как брат... Знаешь, я потом тебе о нем расскажу. Хорошо?
  
   СЫН
   Хорошо.
  
   В комнату заходят Валерий Павлович - несет супницу, следом за ним Зоя, несет тарелку с нарезанным хлебом и графин с водкой.
  
   ЗОЯ
   Всё, мальчики, потом досмотрите... Садитесь за стол.
  
  
   ИНТ. КВАРТИРА НЕЛЛИНЫХ РОДИТЕЛЕЙ. ДЕНЬ.
  
   За столом сидят Александр, его сын, Валерий Павлович и Зоя.
   Валерий Павлович наливает из графина водку в четыре рюмки.
   Зоя разливает по тарелкам из супницы борщ, ставит перед каждым тарелку с дымящимся супом.
   Валерий Павлович берет наполненную стопку и ставит ее перед Александром, затем перед Зоей, одну подвигает к себе. На четвертую стопку он кладет кусочек хлеба.
   Взрослые за столом, подняв стопки, смотрят на фото улыбающейся Нелли в военной форме.
  
   ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВИЧ
   Ну, давайте... Не чокаясь.
  
   СЫН
   Бабушка, а можно я не буду суп есть?
  
   ЗОЯ
   Не капризничай, Яшенька... Кушай.
  
   Затемнение.
  
   Примечание: титр дублируется голосом Пожилого пациента.
  
   ТИТР: И сказал ему Господь: "За то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро..." И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его... И пошел Каин от лица Господня...
   (Бытие, глава 4, стих 16).
  

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"