Иванов Павел Викторович: другие произведения.

Когда плачут цикады: Другая бесконечная история июня (Арка 5: Убийство, которого не было) - 2012 год

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Автор повествования: Deep (aka Deep_Kamate)
   Название: Другая бесконечная история июня
   Фэндом: Higurashi no Naku Koro ni (Когда плачут цикады)
   Жанр: драма, триллер, мистика, ужасы
   Рейтинг: NC-17
   Размещение: только с моего согласия и с указанием автора.
  
  

***

   Тяжело и горько было осознавать, что сейчас происходило вокруг. Какое-то непонятное сумасшествие. В один миг весь мир перевернулся с ног на голову, настроив против меня одну из моих лучших подруг. Рена сбежала из психушки с неизвестной целью, Мион вознамерилась отомстить за всё, что произошло, убивая всех дорогих ей людей. Отцу Рены не удалось избежать кары Сонозаки, а мне удалось... но надолго ли? Весь этот кошмар проносится перед моими усталыми закрытыми глазами и чудится мне, пока я без сознания. Я помню удар в затылок, помню новости, помню расхлёстанное окровавленное тело Риугу-сана, застывший ужас на его лице... Помню острую боль, которая, словно параноидальная идея, обосновалась в моей голове. Она до сих пор сидит там, вбивая в мозг по гвоздю каждую минуту. Хотелось вырвать оттуда эту боль, но я не мог двигаться, почти не мог дышать. Единственное, что я увидел, придя в сознание, тёмный смутный силуэт девушки, склонившейся надо мной. Чувствовал холодную сталь, разрывающую моё горло и тёплую кровь, стекающую по шее. В какой-то момент перехватило дыхание, воздух кончился, и я вновь закрыл глаза, слыша лишь задающийся эхом нездоровый девичий смех...
   - Сдохни! Сдохни! Сдохни!!!
   Я резко вскочил и схватился за разрезанное горло, сильно кашляя и пытаясь снова начать дышать. Ужасная боль пронзала всё тело, словно иглами. Я не хотел умирать и стал пытаться бежать... Но всё было тихо. Переведя дух, я огляделся вокруг. Было темно, но при лунном свете проглядывались черты комнаты тёти, у которой я жил. Всё было тихо, не считая лёгкого стрекотания цикад за окном. Я дрожал, сидя на матрасе и уставившись куда-то в пол. Холодный пот стекал с лица каплями на одеяло. Сознание не было к этому готово. Я с трудом вытер трясущейся ладонью мокрый лоб, приглушая головную боль.
   - Не может быть... - произнёс я будто сорванным голосом. - Неужели... это был просто сон?
  

Убийство, которого не было. Глава 1.

  

С ног на голову

   Утром меня всё ещё не покидало чувство бессонной хандры, поскольку из-за головной боли и пережитого во сне, я так и не смог заснуть снова. Собравшись в школу, я медленно топал по тропинке, запустив руки в карманы и мучительно размышляя над тем, что это было. Я мог поклясться, что это было на самом деле. Все пережитые мной чувства и ощущения просто не могли быть ненастоящими. Даже тот момент, когда мне перерезали горло. Страшно подумать, что я мог умереть во сне. Но ведь это просто не могло быть сном...
   Однако пока всё указывало именно на это. В деревне было тихо, никто не поднял шума из-за побега из психушки, как это обычно бывает в деревне, или убийства кого-то из местных. Но одним из главных доказательств того, что мой сон всё-таки был простым ночным кошмаром, служило то, что на главной площади, на которую мне взбрело в голову взглянуть, всё ещё шла подготовка к фестивалю Ватанагаши. К тому моменту я уже забил на школу и просто решил прогуляться, чтобы проветрить больную голову. Фестиваль был, пожалуй, лучшим местом, чтобы привести мысли в порядок. Я уселся у храма и стал наблюдать, как деревенские развешивают украшения, ставят латки с продуктами и убирают улицу. Всё было тихо и мирно. Однако меня это не слишком радовало. С одной стороны хорошо, что весь этот ужас, который я пережил, был ненастоящим, а с другой - подозрительно. Обычно мне снилось моё не очень-то радужное прошлое, но в этот раз - кошмар, связанный с Хинамизавой. Слишком чёткий, слишком реалистичный, слишком длинный...
   Тяжело вздохнув и поднявшись на ноги, я пошёл гулять дальше по деревне. Мысли путались, а сознание всё ещё не хотело верить, что всего пережитого мной не было на самом деле. Потребуется время, чтобы об этом забыть. Сейчас мне не хотелось видеться ни с кем из знакомых, я просто был не готов говорить с ними об этом. Хотелось побыть одному хотя бы сегодня. За потоком бесполезных мыслей самоутешения я не заметил, как провёл в дороге почти весь день. На деревню плавно опустился жёлтый свет солнца, готовящегося зайти за горизонт. Тогда я был недалеко от вокзала Окиномийи, поэтому я подошёл к ближайшей остановке и просто сел под козырёк, откинув голову назад. Тот сон всё ещё не давал мне покоя, но, по крайней мере, было уже не так больно его вспоминать...
   - Простите...
   Ко мне обратился незнакомый женский голос. Я взглянул на обратившуюся. Это была молодая девушка с короткими коричневыми чуть растрёпанными волосами, карими глазами и чертовски строгим взглядом. Одета была в красный пиджак на чёрную майку, длинную юбку делового стиля и чёрные туфли на низкой подошве. Рядом с ней под ногами стоял небольшой чёрный чемодан.
   - Вы местный? - ещё раз обратилась она ко мне. - Мне бы помощь не помешала.
   - Справочное бюро в лице деревенского дурочка к вашим услугам, - слегка устало, но всё же с улыбкой ответил я.
   - Простите, не поняла? - она стояла всё с тем же серьёзным выражением лица, мне даже стало не по себе:
   - Проехали... так что вы хотели?
   - Не подскажите, в какой стороне находится Хинамизава? Меня должна была встретить подруга, но, похоже, у неё нашлись дела поважнее.
   - В той стороне, - я указал дорогу. - Пешком около часа ходу. Думаю, вы её не пропустите.
   - Благодарю.
   После этих слов она взяла чемодан в руки и уселась рядом со мной под козырёк остановки, смотря прямо перед собой. Наступила тишина. Я в недоумении смотрел на неё пару минут, а затем спросил:
   - Вы... чего ждёте-то?
   - Такси, - холодно ответила она.
   - Вы вызвали такси?
   - Нет.
   И вновь тишина. Её безэмоциональность начала конкретно меня напрягать.
   - Ну а чего вы ждёте?
   - Когда подъедет такси. Обычно у вокзала должны собираться машины, которые отвозят приезжих куда им надо.
   - Милочка, тут никогда не ходили такси, если ты их не вызываешь. На этой остановке останавливается только автобус до соседнего города.
   - Много ты понимаешь. Ты ведь ещё мальчишка.
   - Ну да. Мальчишка, который тут живёт, конечно глупее бизнес-леди, которая первый день как приехала...
   - Не умничай, - ответила она после небольшой паузы. - И вообще, почему ты не в школе?
   - Потому что сейчас вечер и уроки закончились...
   - Тогда почему ты не в вечерней школе?
   - По той же причине, по которой вы ждёте такси на остановке автобусов...
   Несмотря на то, что она была на сто процентов уверена в себе, её речи казались смешными, не говоря уже о паузах, когда она просто не знает, что ответить. Странная дамочка. В конце концов, я просто смирился с её потрясающим упрямством, встал на ноги и спросил:
   - Может, вас проводить? Здесь в принципе не далеко. Могу заодно провести вас туда, куда надо.
   - Благодарю, но нет. Я подожду такси.
   В этот момент я вспылил, вырвал у неё из рук чемодан и резким шагом побрёл в сторону деревни. Девушка на несколько секунд застыла от такой наглости, и затем бросилась за мной с криками:
   - Как это понимать?! Что ты себе позволяешь?!
   - Да вы бы там до ночи просидели, но до Хинамизавы так и не добрались!
   - Какая наглость! Отдай мои вещи! Вор! Вор!
   - Мисс, да успокойтесь вы! Я же...
   Внезапно что-то с силой обхватило моё горло. Эта хрупкого вида девушка взяла меня в захват и ловким движением перекинула через себя, прижав лицом к земле. Я даже ничего понять не успел, как уткнулся носом в грязь.
   - Наглый воришка! - злобно воскликнула девица, упираясь мне коленом в спину. - Не смей красть вещи беззащитной девушки!
   - Нифига себе беззащитной! - вырвалось у меня. - Ты мне чуть позвоночник не сломала!
   - Будешь дёргаться, сломаю!
   - Дамочка, да успокойтесь вы! Что я вас сделаю?! Я даже не совершеннолетний!
   - Это ты будешь полиции заливать. Как зовут?
   - Кимото Таро я! Отпустите!
   - Таро? Кимото? Так ты тот самый... - её голос почему-то чуть смягчился.
   - Слушайте, я очень рад знакомству, но мне неудобно разговаривать, при этом глотая землю...
   После этих слов она, задумавшись о чём-то, встала с меня и помогла подняться, всё так же серьёзно сказав:
   - Ладно, так и быть. Но чтобы без подобных фокусов, ясно?
   - Понял, - ответил я, отплёвываясь от грязи.
   - Можешь проводить меня до деревни, - протянула мне чемодан, на которой я с недоверием покосился:
   - Нет уж. Я жить хочу. Несите сами свои вещи...
   В итоге мы вместе пошли по дороге в Хинамизаву. Я всё ещё разминал шею после её удара исподтишка, а она шла, как ни в чём не бывало. Не знаю, что больше меня бесило. Её слишком уж серьёзное ко всему отношение или попытка показать себя умнее меня.
   - Так, это... как вас там... - начал я неловко разговор.
   - Меня зовут не так, - ответила она в характерной для себя манере.
   - И как же вас зовут?
   - Моё имя тебе ничего не скажет.
   - Окей! Тогда я буду просто звать вас "зазнайкой". Так вы будете знать, что я к вам обращаюсь.
   Кажется, её это всё-таки задело, хоть она и старалась этого не показывать.
   - Так вот, зазнайка, ты в деревню на праздник приехала или по делам?
   - Какое твоё дело?
   - Ну, наверное, такое, что ты знаешь или хотя бы слышала обо мне. Как иначе объяснить твою реакцию на моё имя? А, зазнайка?
   - Прекрати меня так называть...
   - Почему, зазнайка?
   - Хватит! - она воскликнула это с неловким румянцем на лице, но мигом пришла в норму и сказала: - Меня зовут Юджи Макото. Я знакомая твоей сестры.
   - Хины? Я думал, она с занудами не дружит...
   - Она просто говорила, что у неё есть младший брат. И знаешь, не хочется её его лишать, так что следи за языком, пожалуйста.
   - Значит, вы знакомая моей сестры и приехали сюда навестить кого-то?
   - Ну да... вообще-то о цели моего визита лучше не распространяться. Просто покажи мне, где деревня, а дальше я разберусь сама.
   - Не сомневаюсь, особенно после твоей попытки дождаться такси.
   - Не понимаю, о чём ты, - она вдруг сделала ещё более важный вид. - У меня нет времени на твои глупости. Я здесь по делам.
   - Окей, зазнайка...
   - Меня зовут Макото!
   Всю дорогу до деревни, пока солнце уже почти скрылось за густыми лесами, я доводил её подколками. Было забавно наблюдать за её вспышками ярости, которые она быстро гасила в себе. Вскоре мы подошли к храму, где суетились подготовкой к Ватанагаши люди.
   - Ну вот. Вниз по дороге - Хинамизава. - сказал я, указывая на деревянные дома. - Если понадобится помощь, обратись к кому-нибудь из местных. Здесь любой вам дорогу покажет.
   - Благодарю, - Макото достала из кармана пиджака какую-то бумажку и протянула мне. - Держи шоколадку. Дети ведь любят шоколадки?
   - Ты что, издеваешься? Я чуть ли не с тебя ростом, а ты мне шоколадку предлагаешь? Ну это вообще наглёшь! Никакого уважения! - я, обиженный в лучших чувствах, взял шоколадку и положил в карман. - Вам повезло, что я их люблю. Но я всё равно оскорблён.
   - Кстати говоря... - она в наглую проигнорировала всё, что я сказал, - Ты случайно не знаком с этой девушкой? Она живёт где-то здесь?
   Из того же кармана она достала фотографию, на которой была изображена девушка с длинными зелёными волосами в школьной форме. Я удивлённо взглянул на неё.
   - Ну... если не ошибаюсь, это Сонозаки Шион. А зачем она вам? Если вас послала школа, из которой она сбежала, я ничего не знаю!
   - Не беспокойся, конкретно она меня не интересует... В любом случае, спасибо за помощь.
   После этих слов она ушла в направлении площади, обращаясь к людям. Я в недоумении глядел ей вслед, но после коротких раздумий вспомнил, что Шион не из тех, кого можно запугать, и успокоился. Всё-таки мои проблемы волновали меня куда больше этой разодетой дамочки-дзюдоистки...
   На следующий день мне было ничуть не лучше. Мысли о том, что произошло во сне, немного утихли, но вместо них появилась бессонница из-за непрекращающейся головной боли. Меня бил озноб, тело как будто покрылось свинцом. Трудно поверить, но я уже привык к этому. Скинув усталость на болезнь и заправившись лекарствами, я, наконец, решил появиться в школе и повидаться с друзьями.
   В школьном коридоре как всегда было шумно. Дети помладше носились вокруг и играли в догонялки, а старшие сидели в классе и ждали начала урока. Я не спеша вошёл в коридор и остановился у двери, чтобы перевести дух и нацепить на лицо характерную мне улыбку.
   - Ну всё... - шёпотом сказал я себе. - Соберись... и в бой!
   С этими словами я вошёл в класс. Внутри были только ребята постарше. Среди них, сдвинув парты, находились и члены нашего клуба в более чем полном составе. Рена, Мион, Сатоко, Кеичи, Рика...
   - О, Та-тян! Пришёл-таки! Где тебя носило вчера? - приветливо и энергично помахала мне Мион.
   - Таро-кун, где ты был? Мы ходили навестить тебя, но дома никого не было, - Рена, кажется, беспокоилась сильнее всех.
   - С подружкой новой прогуливался, - язвительно подхватила Сатоко. - Я вчера видела, как она его свалила и такое начала вытворять.
   - Что?! У него есть подружка?! - вырвалось у Мион.
   - Да ладно, сестрёнка, не кипятись. Может, у них это так, интрижка на стороне, - улыбаясь, успокаивала её по-своему Шион...
   Я же в этот момент потерял дар речи, в шоке наблюдая за этой картиной. Среди нашей группы действительно сидела Шион. Без маскировки, в школьной белоснежной форме, даже не пытаясь от кого-то скрываться. Она просто сидела вместе с сестрой-близняшкой и спокойно разговаривала...
   - Да какая мне разница?! - тем временем болтовня Мион продолжалась. - Ну гуляет он с какой-то девкой, ну и что?!
   - По тебе заметно, что это ничуть тебя не трогает, - с ехидной улыбкой заметил Кеичи.
   - Трогает, причём за неприличные места! - подхватила с невинным выражением лица Рика.
   - Ну ладно вам, девочки. Хватит издеваться над Мион-сан...
   ... но больше всего меня шокировало не присутствие среди нас Шион. Она сидела на коленях парня, которого я никак не ожидал увидеть. Его беззаботное лицо вызывало у меня только больший приступ паники. Я что, сошёл с ума? Почему он сидит здесь? Как ни в чём не бывало... перед моими глазами был тот, кого в принципе не могло тут быть... это был сам... Сатоши-кун...
   - Что... что за...
   У меня буквально перехватило дыхание. Я не мог произнести ни слова, разум помутился, а дрожь стала даже сильнее, чем прежде. То, что я испытал, увидев того, кого не мог увидеть в принципе, можно описать только одним словом - страх.
   - Таро-кун, что с тобой? Ты неважно выглядишь, - слышал я будто издалека голос Рены.
   - Да что с ним станется? Он ведь... - хотел было ответить Кеичи, но его тут же прервал мой истошный перепуганный крик.
   Я сорвался с места, сделал пару быстрых шагов назад, споткнулся о парту и упал, продолжая шокировано наблюдать за возродившимся братом Сатоко. Друзья, удивлённо и испугано наблюдавшие за мной, тоже встали.
   - Та-тян, ты чего?! - Мион была в первых рядах.
   - Что с тобой? - подхватила Сатоко, хватая брата за рукав и прячась за него. - Ни-Ни, что с ним?
   - Я не знаю... - Сатоши обеспокоенно смотрел в мою сторону, затем встал и попытался подойти. - Таро-кун, в чём дело?..
   - Уйди! - воскликнул я в ужасе и толкнул ногой ближайшую парту. Она с силой влетела прямо ему в живот, заставив опуститься на колено и скорчиться от боли. Теперь все беспокоились не только за меня. - Отвали! Ты же умер! Ты не должен быть жив!
   - Ты что, с ума сошёл?! - первая принялась лелеять своего получившего травму парня Шион. - Ему же больно!
   - Таро-кун, если это какая-то шутка, то это не смешно... - Рена сказала это, чуть не плача.
   - Шутка?! Шутка?!! - я, наконец пересилив себя, с трудом поднялся на ноги, продолжая глядеть на возродившегося блондина. - Вы что, издеваетесь?! Ты ведь Ходжио Сатоши! Он без вести пропал в прошлом году на Ватанагаши!
   - Что ты несёшь? Причём здесь Ватанагаши? - спросила уже немного сердитая за такие слова Сатоко.
   - Как это причём?! Я сам читал об этом в газетах! Я видел фото Сатоши! Мне полицейский рассказывал о том, что сталось с ним и всей семьёй Ходжио!
   - Таро-кун... я не понимаю, о чём ты говоришь... - Сатоши медленно поднялся с колена, обращаясь ко мне. - Пожалуйста, успокойся. Давай тихо-мирно всё обсудим...
   - Нет! Нет! - я схватился за голову, которая уже буквально готова была расколоться. - Это всё неправильно! Здесь не должно быть Шион! Здесь не должно быть Сатоши! Что здесь происходит?!
   Боль становилась невыносимой. Я свалился на колени, держась обеими руками за неё, уткнулся носом в пол. Друзья боялись ко мне подойти, это была более чем заметно. Из моего рта сами собой начинали вырываться болезненные стоны и крики. Я не мог их сдержать. Я уже не понимал, что происходит в этом безумном мире.
   - Таро-кун, в чём дело?
   Внезапно я почувствовал, как чья-то маленькая ручка коснулась моих волос. Я осёкся, открыл глаза и перестал кричать, а лишь удивлённо посмотрел вверх. Передо мной стояла незнакомая девочка с длинными светло-фиолетовыми волосами и большой чёрной заколкой, напоминающей рожки. Она была примерно одного возраста с Рикой и Сатоко, но чуть-чуть выше их, в школьной белой рубашке и юбке в клеточку. Она сидела напротив и гладила меня по голове, отчего боль буквально испарилась.
   - Что с тобой? Тебе нездоровится?
   - Ханю-тян, лучше отойди от него. Он сейчас не в себе, - заговорил сзади Кеичи.
   - Ханю? - повторил я шёпотом.
   - Кеичи-сан, не говорите так. Просто он очень устал, - у неё был нежный детский голосок, который способен был тронуть душу, начни она петь, но сейчас в голове моей творилась такая каша, что я не смог оценить этого по достоинству. - Помните, он в школу не пришёл вчера? Может, заболел. Как ты, Таро-кун?..
   Я не ответил. Меня настолько выбило из колеи, что я просто не смог переварить всё, что происходило. Я уселся в обычном положении и стал разглядывать всё вокруг, словно заворожённый.
   - Таро-кун... что с тобой? - вновь заговорила Рена, но всё ещё боялась подойти.
   - Та-тян... - как и Мион.
   - Таро-кун, что случилось? Что с тобой произошло? - спросила Ханю, обеспокоенно глядя мне в глаза.
   Я перевёл взгляд на неё и сказал первое, что пришло мне в голову:
   - Кто ты?..
   Все замерли в недоумении. Словно я знал её всю жизнь, но внезапно сошёл с ума и заболел склерозом. Я не мог вынести обвиняющих взглядов других, быстро поднялся на ноги и удалился из класса, опустив голову...
   То, что произошло, просто уничтожило мой настрой. Сначала тот странный сон, где мне перерезают глотку, а затем и появление человека, которого я считал умершим давным-давно. Я лежал на траве, уткнувшись спиной в стену школы под окном. Площадка была с другой стороны, так что здесь было тихо и спокойно. Появилась возможность хоть немного успокоиться и собраться с мыслями. Я слушал лёгкое стрекотание цикад и задавался одним единственным вопросом: неужели всё, что я знаю о Хинамизаве и своих друзьях - всего лишь сон? Все эти убийства и мрачные истории о тёмных божествах - тоже сон? Неужели всё вокруг, что я видел раньше - ненастоящее...
   - Та-тян...
   Меня отвлёк знакомый голос, принадлежащий одной из Сонозаки. В данном случае, Шион. Она смотрела на меня весьма неоднозначным взглядом, а мне было стыдно заглянуть ей в глаза. Сам не знаю, почему. Зеленоволосая девушка без лишних слов села на корточки рядом со мной и внезапно влепила мне пощёчину. Я удивлённо перевёл взгляд на неё, и вдруг она снова это сделала, но уже по другой щеке.
   - Первая, за то, что напал на Сатоши-куна, - сказала она грозно. - А вторая, чтобы пришёл в себя, придурок!
   Я ничего не ответил, хотя у меня было мимолётное желание вдарить ей в челюсть, но это было бы глупо и грубо с моей стороны.
   - Успокоился? - ей голос стал заметно мягче. - Ну а теперь рассказывай, что с твоей крышей и куда она поехала.
   - Ты всё равно не поверить...
   - Та-тян, почему ты говорил такие гадости про Сатоши-куна? Я думала, мы с тобой всё уже решили.
   Откровенно говоря, я понял, что в данной ситуации, рассказав о моём сне и о том, что Сатоши умер год назад, а она сбежала из своей элитной школы буквально неделю назад, я бы выставил себя полным идиотом и психом. И, поразмыслив здраво, я решил скрыть всё в себе. Мне казалось это лучшим вариантом сейчас.
   - Извини. Похоже, грибочки, которые мне тётя вчера сварила, оказали более сильный эффект, чем я думал, - я попытался улыбнуться, но это вышло с трудом. - Просто я как съел, мне так сильно в голову ударило, что мозги вместе с грибочками замариновались.
   - А я думала, ты местной травки попробовал, - улыбнулась в ответ Шион.
   - Не, ты что, я же не травоядный. Была бы воля, курил бы мясо, но нельзя. А поскольку ближе всех к животным от растений - грибы...
   Сонозаки засмеялась и, кажется, расслабилась. Она подсела ко мне и обняла за руку. Весело произнесла:
   - Ну слава богу, теперь я узнаю моего Та-тяна! Не пугай мне так больше, договорились?
   Честно говоря, я не выставил себя психом, только потому что боялся, что и впрямь сошёл с ума. Поэтому, чтобы не отравлять мой и без того задетый на психику мозг, я решил смириться...
   - Шион, извини за вопрос, но можешь мне кое-чего объяснить? - спросил я, максимально не пытаясь выдавать, что до сих пор не верю в происходящее. Проще говоря, я нацепил маску и попытался слиться с толпой. - Давно ли вы с Сатоши-куном? Ну, ты не подумай, я просто от грибов не отошёл, напомни, пожалуйста.
   - Это что? Очередная попытка ко мне подкатить? - девушка провела ладонью по моей щеке и ехидно произнесла: - Не выйдет, мой мальчик. У меня есть парень. Хотя ты тоже ничего.
   - Что ты, ни в коей случае! Раз уж на то пошло, ты вообще не в моём вкусе!
   - Вот это новость! - кажется, она действительно была в шоке. - А кто целый год за мной ухаживал? Цветочки дарил? По паркам водил?
   - Хм... и как, успешно?
   - Ты, кажется, надо мной издеваешься... - она стала с силой растягивать мои щёки.
   - Шион-тян... пупсик мой ненаглядный... отпусти, пожалуйста... больно...
   - Будешь знать, - весело воскликнула она и отпустила меня.
   - Так, это... - я потёр ладонью больное место, - Давно у нас этот любовный треугольник? Чем Сатоши лучше меня оказался?
   - Боже мой, - вздохнула наигранно Шион, словно ей доставляло удовольствие говорить об этом. - Я уже столько раз об этом тебе говорила. Сатоши-кун добрый, заботливый, нежный, храбрый. Он меня спас от хулиганов, он всегда помогал мне в учёбе. Пускай он и не ухаживал за мной, но в нём была теплота, которой мне всю жизнь не хватало. Пусть он больше времени уделяет своей сестре, чем мне, но я не сержусь, ведь он и так делает, что может...
   - Но я не понимаю. Если его родители живы, то почему он... ладно, извини, что говорю такие вещи. Я просто завидую, что ему досталась самая прекрасная девушка нашего клуба!
   - Ой, Та-тян, льстец! Прекрати, я же не железная... - Шион приблизилась ко мне близко-близко, погладила по щеке и расстегнула пуговицу школьной рубашки. - Ещё парочка комплиментов, и я за себя не ручаюсь...
   - А если ты так будешь делать, я за себя не ручаюсь...
   - Хочешь изнасиловать меня? Прямо здесь? На травке перед школой?
   - А ты хочешь?
   Весь этот неловкий разговор она тёрлась об меня, чуть ли не целуя. Не такого я ожидал от девушки, у которой есть парень.
   - Нельзя, Та-тян, никак нельзя... - она произнесла это как-то возбуждённо, но всё же отстранилась от меня. - Держи себя в руках, хорошо?
   - Я постараюсь, но это будет непросто...
   - Ладно, я скажу остальным, что ты в порядке, просто тебе надо сейчас побыть одному. Сойдёт?
   - Думаю, да. Спасибо, Шион-тян.
   После этих слов Сонозаки послала мне воздушный поцелуй и скрылась из виду, направляясь обратно в школу.
   Я подыграл ей, хоть и весь разговор хотел оттолкнуть. Просто не хотелось, чтобы она опять приняла меня за психа. Но всё же из этого неоднозначного разговора я вынес несколько вещей. Видимо, Сатоши действительно не исчезал на прошлом Ватанагаши. С его слов следовало, что я, приехав в Хинамизаву, стал за ней ухлёстывать. Мало того, она поддалась на мои ухаживания. Её поведение могло значить лишь то, что мы были близки, но она скрывает это от своего парня. Но более важный вывод заключался в другом. Родители Сатоши живы. Это могло означать лишь то, что на Ватанагаши никогда не пропадали люди. Значит, возможно, инцидента с платиной никогда и не было. Всё шло своим чередом... Но откуда же тогда у меня такие чёткие воспоминания о том, что мне рассказывал Оиши-сан? Откуда те статьи, что я видел в местных газетах? Откуда я знаю, как ведёт себя Шион и как можно её разговорить, если всё это было лишь сном? Я запутался. Мне и правда нужно было побыть одному и переварить всё, что свалилось на меня огромной снежной лавиной...
   Оставалось ещё целая куча вопросов, на которые я хотел бы найти ответ. Голова раскалывалась, словно мозг пронзали ножом, но я не подавал виду, списывая всё на усталость и моё помешательство. Возможно, я и впрямь свихнулся? Это предстояло понять. За ответами я вошёл в класс, где меня приняли слегка напуганным взглядом все вокруг, кроме Шион. Извинившись перед учителем, учениками и друзьями, я сел за свою парту. Головная боль, слабость во всём теле и дрожь меня не покидали, но я терпел и говорил всем, что просто устал. Не все в это поверили, но хотя бы напуганные взгляды сменились на беспокойство за меня, поэтому я обещался на днях показаться врачу.
   Уроки протекли незаметно. Я был погружён в собственные мысли и не замечал ничего вокруг, но последний звонок немного меня оживил. Когда пришло время уходить, друзья дружным скопом собрались идти помогать готовиться к Ватанагаши, а я сказал, что догоню их чуть позже. Обеспокоенные, но уже немного успокоившиеся, что я прихожу в норму, они отправились вперёд, пока я остался дежурить в классе.
   За несколько минут я помыл доску и сдвинул парты, чтобы подмести пыль. Пустой класс часто напоминал мне детство, о котором я предпочёл бы забыть. Уж лучше бы оно прошло здесь, в этой маленькой, богом забытой деревушке, чем в большом городе, который меня испортил. Меня грела лишь одна мысль. Возможно, всё, что было со мной до этого - тоже было сном...
   - Таро-сан...
   Меня окликнул знакомый голос девочки-блондинки, которая смотрела на меня с серьёзным выражением лица. Я посмотрел на неё, отводя швабру в сторону:
   - Сатоко, извини, что я такого сегодня наговорил про твоего брата. Я не хотел...
   - Защищайся!
   Внезапно она наскочила на меня с огромной металлической линейкой, которую прятала за спиной. Я от неожиданности отскочил назад и подставил швабру под удар. Это её не остановило, и она сделала очередной выпад, от которого я увернулся и выронил то, чем был вооружён. Девочка подалась вперёд, намереваясь ударить меня ногой с разворота, но проскочил мимо него, наступил на щётку швабры, отчего её палка взмыла в положение стоя. Я взялся за неё, размахнулся и ударил по противнику, который успел защититься линейкой.
   - Сейчас ты получишь! - вскрикнула, словно боевой клич, Сатоко, отпрыгнула назад к партам и запустила стул в мою сторону.
   Я успел отскочить вправо, но там меня поджидал другой стул, катившийся по полу, как и его предшественник. Мне удалось миновать и его, но ему удалось меня задеть, отчего я потерял равновесие и следующий катившийся с неприятным шорохом об пол стул достиг своей цели, сбив меня с ног. Я даже не успел опомниться, как девочка подбежала ко мне и, прыжком со стула, навалилась на меня, выставив линейку перед горлом. Я был обречён...
   - О, смилуйтесь надо мной, госпожа Ходжио! - взмолился я о пощаде. - Я никогда больше не буду посягать на ваши владения!
   - Будешь знать, смертный, как осквернять мои земли своим присутствием! - пафосно произнесла она, вскинув линейку перед собой, как меч.
   Уже через секунду мы дружно смеялись над тем, что произошло. Это была всего лишь наша маленькая игра, в которой мы бились понарошку. Честно говоря, я и не помню, когда это началось, но это было одной из её любимых развлечений и способов выпустить пар. Конечно же, я даже в полную силу не бил, зато приятно было наблюдать, что Сатоко не считает меня выжившим из ума и даже снова вовлекла меня в эту игру.
   - Блин, Сатоко, ты меня до чёртиков перепугала! - смеясь, сказал я.
   - Ты бы видел своё лицо в этот момент! - ей лишняя радость была в том, что я снова оказался повершен. - Умора! Тебе меня ни за что не одолеть, если не будешь тренироваться.
   - Да куда уж мне, госпожа, до вашего уровня!
   - Как до луны!
   - Как до Юпитера!
   Её детский смех грел мой слух. Нечасто вижу её такой, но в такие моменты за душу берёт, какой же в глубине души она милый, невинный и светлый ребёнок. Я заботливо погладил её по голове и потрепал волосы, на что она не возражала и улыбнулась во весь рот, подставляясь, как котёнок.
   - Таро-сан... ты мой второй любимый братик...
   В итоге мы вместе закончили уборку и вышли из школы в приподнятом настроении, хоть моя хандра и не думала проходить.
   - Ты, похоже, и впрямь нездоров, - заметила девочка, когда мы шли по дороге на главную площадь. - Что случилось, Таро-сан? Ты странно себя вёл сегодня утром.
   - Ох, девочка моя, ты всё поймёшь, когда вырастишь.
   - Что-то я сомневаюсь, что это часть полового созревания мальчиков.
   - Оно у всех по-разному проходит, между прочим.
   - Каждый сходит с ума по своему, да?
   - Это точно. У меня вот недосып, проблемы в личной жизни, ещё и волосы покрасить под твоего братца хочу...
   - Похоже, грибочки, о которых говорила Шион, сильно на тебя подействовали.
   - Ты смотри, накормлю тебя ими, будешь голой мамбу отплясывать у храма.
   - Ой-ой-ой, напугал!
   Весь путь до Ватанагаши мы прошагали бодро и с шутками. Я не хотел теребить её расспросами, пока мы не присоединились к остальным, но кое-что всё же мне было интересно.
   - Слушай, Сатоко. Как тебе с братом живётся? Он не слишком сильно тебя опекает?
   - Ни-Ни? Что ты! Я его уже год как перестала дёргать, - она ответила в своей манере, но что-то в её голосе всё же слегка изменилось. - Они с Шион теперь вместе живут у дяди с тётей, а мне нравится с Рикой-тян делить домик. Так и ему больше времени с любимой проводить, и мне нескучно.
   - А как же родители? Я думал, вы живёте с ними...
   - Родители... ну... ой, смотри! Там все наши!
   С этими словами она, махая руками, побежала к остальным членам нашего клуба друзей. Я тоже решил не отставать и побежал с ней наперегонки. Вскоре я ещё раз извинился перед всеми, мы всё простили и забыли, пошли помогать с организацией Ватанагаши, и жизнь вернулась в нормальное русло...
   Но то неловкое молчание лишь сильнее запутало меня. Я всё ещё знаю её характер, помню нашу игру и то, что она называла меня братиком втайне от всех, но совсем не понимаю, что происходит. До этого мы играли так, потому что ей было одиноко, но сейчас у неё есть брат. И родители. Но если у неё есть родители, почему её брат живёт у тёти с дядей, а не в семье Сонозаки, а сама девочка делит жилплощадь с Рикой... всё ещё было слишком много чёрных пятен. Я думал, что со временем, разговорив остальных, эти пятна исчезнут... как же я был наивен...
   За работой дело незаметно подошло к вечеру. Стемнело. Наша дружная компания собралась по домам, кажется, позабыв об утреннем инциденте совсем, потому что все вели себя так, словно мой припадок - обычное дело. Однако это не так. Я всё ещё чувствовал напряжение между нами, словно им сложно со мной разговаривать. Не знаю, было ли так всегда или началось утром. Мне не хотелось выяснять, слишком много информации.
   Когда все разошлись, я остался сидеть на лавочке у храма, отчуждённо смотря на засохшее там пятно от стакана с кофе. Казалось, будто я где-то его уже видел...
   - Таро-кун, можно присесть?
   Я перевёл взгляд на заговорившую со мной девочку с фиолетовыми волосами, которую я, несмотря на тот факт, что она часть нашего клуба, не узнавал в упор. Мне казались знакомыми её черты лица и заколка в форме рожек, но это всё.
   - Конечно, Ханю-тян, - улыбнулся я ей. - Извини, что с утра так себя повёл.
   - Ничего страшного, - она забралась на лавочку и уселась, свесив ноги из-за небольшого роста.
   - Фестиваль обещает быть ярким, не так ли?
   - Ну да... - Ханю грустно улыбнулась, устремив взгляд в землю, - Каждый год что-то делает его незабываемым.
   - Это да. Мы ведь все вместе туда пойдём? Как в прошлом году?
   - Конечно. Рике-тян нужна наша поддержка. Ритуальный танец - это непросто.
   - Пожалуй...
   Мне хотелось расспросить её подробнее, но я совсем не знал, как это сделать. Заявить, что я совсем её не помню, было бы как минимум странно и обидно. Да и её прикосновение, избавившее меня от головной боли на мгновение. Приходилось держать эти вопросы при себе.
   - Таро-кун, почему ты меня не помнишь? - внезапно спросила она.
   - Что? О чём ты? Я же это так, шутил просто. Конечно, я тебя помню, Ханю-тян...
   - Не ври. Я прекрасно вижу по глазам, когда ты врёшь.
   В её фиолетовых глазах отражалась луна, но почему-то кроваво-красного света. Я мог бы поклясться, что она ведьма, если бы знал её хоть чуточку получше.
   - Ну... я не знаю, - со вздохом ответил я, потирая затылок. - Стыдно признаться, но я как будто схожу с ума. Со вчерашнего утра у меня как полмозга отшибло. Я не очень хорошо тебя помню, почему-то решил, что Сатоши исчез в прошлом году, и совсем не в курсе, что происходило до этого.
   - Но как же так? - девочка была обеспокоена, взяла меня за руку. - Ты ведь помнишь имена других, общаешься с нами, как будто знаешь всю жизнь, и тут такое.
   - Я не знаю, Ханю-тян, не знаю... - снова боль в голове слегка усилилась, но я не подал виду. - Не могу этого объяснить. Просто прости меня. Я очень хочу вспомнить, но не получается...
   - Таро-кун... - она встала на лавочку и внезапно обняла меня, гладя по голове. - Всё хорошо, не волнуйся. Всё будет хорошо.
   Я замер в изумлении. Вновь хандру, головную боль и дурные мысли как рукой сняло. Я почувствовал лишь приятное тепло, исходящее от маленькой незнакомой девочки. Всё произошло как по волшебству. Минута молчания, и Ханю отпустила меня, усаживаясь уже на колени рядом со мной:
   - Я Ханю, давняя подруга Рики-тян, - начала она говорить с неподражаемой детской улыбкой. - Мы с ней и Сатоко живём вместе, только я обычно сплю в храме. Мы дружим давно, но в школу я пошла недавно, потому что уезжала на некоторое время в город. Родителей нет, за мной присматривает папа Рики-тян. Ты был первым, кто предложил всей компании со мной подружиться и взять в игру, за что я тебе очень благодарна. Ну, вот, пожалуй, и всё.
   Я в недоумении прослушал всё то, что она мне рассказала, и у меня не было причин ей не верить. Пригласить новенькую с нами поиграть - в моём стиле, но всё остальное...
   - А я Таро... приятно познакомиться... - с глупым лицом протягиваю руку девочке, которую она с весёлым смехом жмёт.
   Когда луна полностью показалась на горизонте, Ханю удалилась в сторону домика Рики, а я остался сидеть всё на той же лавочке, мучительно пытаясь собрать головоломку из потерянных воспоминаний и смотря, как лунный свет отражается от застарелого пятна от кофе...
  

Убийство, которого не было. Глава 2.

  

Спектакль и занавес

   Очередным утром привычное стрекотание цикад резало слух. Под потоком хаотично появляющихся мыслей я не смог уснуть, но и чувствовал себя так же, как вчера - растерянным больным с кашей в голове и болью, которая не заглушалась ни таблетками, ни холодной водой. Тем не менее, невзирая на хандру и усталость, я решил плюнуть на своё здоровье и пытаться жить дальше, продолжая неловко вписываться в общие декорации. Именно поэтому я и пришёл ранним утром на главную площадь, где нас собрала одухотворённая Сонозаки Мион.
   - Приветствую вас, дорогие мои полу спящие товарищи! - во весь голос возгласила она, будто намереваясь перебудить полдеревни. - В преддверии нашего всеми любимого фестиваля Ватанагаши сегодня мы устроим большую игру!
   - Ты подняла нас с кровати в 5 часов утра, чтобы втянуть в очередную свою авантюру?! Мион, когда-нибудь я тебя придушу! - завопил раздражённо Кеичи.
   - Зачем было поднимать нас так рано? Сегодня ведь выходной, в такие моменты надо отсыпаться. Правильно, мой сладкий? - Шион с утра пораньше уже успела прилипнуть к своему парню, который в свою очередь только этого стеснялся и краснел:
   - Пожалуй...
   - Ну вы чего, люди? Это ведь наша традиция! - Мион всё ещё строила из себя оратора, стоя выше всех остальных на одной из недостроенных стоек. - Каждый год мы устраиваем что-то подобное, чтобы оторваться на всю катушку и, что самое главное, выиграть главный приз - всеобщее повиновение!
   - И что же нас останавливает начать его немного позже? - зевая и протирая глаза, спросила Сатоко.
   - Так не пойдёт! Наша ежегодная охота за сокровищами всегда начиналась в 5 часов утра уже 5 лет подряд, и мы ни разу не нарушали этой традиции.
   - Бьюсь об заклад, потому что ты поднимаешь всех так же, как и в этот раз - в 4, блин, часа ночи, - заметил я, ехидно улыбаясь.
   - 5 лет подряд одно и то же число Рена вспоминает с содроганием. У-у-у! - рыжеволосая девочка выглядела довольно усталой.
   - Да ладно вам, зато какой приз стоит на кону, - включилась в разговор и Рика, которая выглядела ничуть не сонной. - Каждый год кто-то из нас получает право на одно желание у каждого проигравшего. Проще говоря, 7 желаний, которые проигравшие должны беспрекословно исполнить.
   - Не напоминай, Рика-тян! - со слезами на глазах обратилась к подруге Ханю. - В прошлом году, когда победил Кеичи, он бегал за мной с водными пистолетами и облевал, пока моя одежда не стала совсем прозрачной...
   - Как бы там ни было, каждый год у нас новый победитель и разные наказания, но в этот-то и состоит вся задумка игры, - Мион с озорной улыбкой на лице продолжала вещать. - Сейчас придёт наша с Шион мама и раздаст всем списки того, что нужно отыскать. А вы пока готовьтесь!
   Странно, но, кажется, к её крикам уже привыкла вся деревня, поскольку никто даже не был возмущён таким ранним шумом. Хотя от Мион всегда было много шума, когда ей в голову взбредёт очередная идея поиграть. Я потихоньку продолжал свыкаться с новой жизнью, понимая, что моим бредням уже никто не поверить. Оставалось много вопросов, но всё это могло подождать. Я смотрел на только что проснувшихся друзей и просто радовался, что могу спокойно проводить время с ними. Возможно, всё пережитое мной ранее было всего лишь сном, но это не значит, что я совсем их не знаю и не полюбил каждого из них. Именно эта любовь заставляла меня успокоиться и жить дальше, пускай и старая рана в голове до сих пор не хотела затягиваться.
   Стоило отметить, что гардероб у всех немного изменился. Мион была одета в серую кашемировую кофту с капюшоном и длинными рукавами и более привычную глазу красную юбку, хоть она и уменьшилась в длине до икр. Рена была в розовом цельном платье, больше похожем на ночнушку, а поверх неё - жёлтый платок, прикрывающий плечи. Шион в белом хлопковом топе на бретельках и джинсовой мини-юбке. Сатоко появилась в розовой рубашке и джинсовых шортах, а Ханю - в платье того же цвета на застёжках. Рика и Кеичи так и остались в привычных для меня одеждах. Сатоши всё ещё был в своей школьной форме, будто бы и не снимал её никогда. Признаюсь, такая перемена была для меня не совсем привычной, но выглядели девочки довольно мило.
   - Доброе утро, Акане-сан!
   От мыслей меня отвлёк радостный крик девочек. Я посмотрел в сторону Мион и увидел, что рядом с ней стояла девушка с зелёными волосами, заколотыми спицами. Это была Сонозаки Акане, мать Мион и Шион. Я никогда не видел её раньше, но много слышал о том, что именно она в последнее время заведует делами своего клана и всячески сопутствует развитию и сохранности деревни. Лично мне она показалась очень симпатичной для женщины её возраста. У неё были глаза, как у её дочерей - светло-изумрудного цвета. Синие серёжки в ушах, совсем немного косметики и строгое чёрное кимоно, закрывающее почти всё остальное тело. В её взгляде чувствовалась серьёзность, представительность, немного усталости и материнская доброта. Похоже, она очень любила своих дочерей, что даже потакала им в их небольших капризах.
   - Привет всем, ребята, - она поклонилась нам и улыбнулась. - Надеюсь, Мион не слишком загоняла вас своими шалостями.
   - Ну что вы, - вырвалось у меня саркастично. - Мы обожаем вставать ни свет, ни заря, чтобы немного развлечь вашу дочь.
   - Та-тян! - хотела было возмутиться Мион, но мама её перебила:
   - Она у меня такая непоседа. Простите её.
   - Акане-сан, не волнуйтесь, - задорно ответил Кеичи. - Когда я выиграю, я позабочусь о том, чтобы она получила по заслугам... да, я её поучу уму-разуму...
   - В прошлом году учил, что-то она не слишком поняла твоих нравоучений, - ехидно заметила Сатоко.
   - Мелкая брюзга!
   - Озабоченный маньяк!
   - Ну же, хватит вам драться, - успокоила эту парочку Шион. - Это бессмысленно. Зачем вам спорить из-за приза, который всё равно достанется мне...
   - Почему это тебе?! - на неё всполошились оба.
   - Всё-всё-всё, прекратите ссориться, - угомонила всех Акане, достав буквально из рукава кимоно небольшую баночку с листочками внутри. - Вот ваши задания. Разбирайте и помните, что тот, кто первый принесёт всё вышеперечисленное в дом Сонозаки - побеждает.
   Все с энтузиазмом бросились разбирать свои задания, а я остался в стороне, рассчитывая взять последнее и заодно спросить кое-что отдельно у главы семьи Сонозаки.
   - Акане-сан, извините, но напомните, пожалуйста, правила, - шёпотом обратился я к ней. - Я тут недавно побаловался с грибочками и чуток запамятовал...
   - Их не так уж и много, Кимото-кун, - девушка ответила мне, даже не удивившись моим словам. Возможно, Шион и ей меня заложила. - Ты получаешь список с предметами, которые ты должен отыскать и принести в наш дом. Брать их можно откуда угодно и в любом состоянии. Главное, не покупать. Поскольку семья Сонозаки контролирует всю деревню и магазины Окиномийи, мы сразу узнаем, что вы сжульничали. С другой стороны, можете помогать друг другу или наоборот мешать, но одно остаётся неизменным. Победитель должен быть всего один. Ты ведь только второй год участвуешь в этой игре?
   - Ну, вообще-то да. С первого раза не получилось всё запомнить, как видите.
   - Если не ошибаюсь, ты хотел пожелать, чтобы Шион стала твоей девушкой, но победил Маебара-кун. Хочешь отыграться в этом году?
   - Ну... да, вообще-то я на это и рассчитывал. Как только выиграю, ваша дочь обязательно станет моей!
   - Не сомневаюсь, - с одобрением в голосе отвечала она, но вдруг её тон немного изменился. - Уж лучше ты, чем Сатоши-кун...
   - Что? Почему?..
   - Эй, Та-тян! Хватит заигрывать с моей мамой! Бери бумажку! - Мион оборвала меня на полуслове, сунув список прямо в лицо. Почему-то злая и красная, как помидор.
   - Ну что ты, доченька. Не волнуйся, я не уведу твоего парня, - обратилась к дочери старшая Сонозаки.
   - Парня?! - бедная девушка покрылась краской ещё сильнее и запаниковала. - Да о чём ты говоришь! Больно мне нужен этот пустоголовый прохиндей!
   - А дома ты о нём говоришь по-другому...
   - Мам!
   - Сонозаки-сан, я вообще-то рядом стою, - обратился я к обеим сразу, вызвав соответствующую реакцию у каждой.
   Уже через минуту мы встали у лестницы, ведущей вниз в деревню, как у стартовой линии, стали разминаться. Акане так же находилась рядом, намереваясь объявить старт. Насколько я понял, нас ждала напряжённая борьба за первенство, в которой меня умудрился обскакать Кеичи в прошлый раз. Я решил не упускать такого шанса и победить, во что бы то ни стало. Всё-таки 7 желаний на дороге не валяются.
   Перед тем, как мы начали, Акане-сан обратилась к Шион с более серьёзной интонацией, чем раньше:
   - Шион, ты помнишь, что сегодня нужно сделать? Игры играми, но у тебя есть и более важные обязанности.
   - Конечно, мам, - близняшка не стала перечить матери. - Я понимаю. Я приду.
   - Хорошо.
   Одна за другой загадки заполняли мою голову. И чем больше отгадок я находил, тем больше появлялось новых вопросов. Они так переполняли мой мозг, что голова готова была лопнуть в любой момент, но я терпел. Рано или поздно, мне должна открыться правда. Другой вопрос, хотел ли я на самом деле её знать?..
   - Ну что, все готовы? - скомандовала Акане.
   - Готов! - задорно подтвердил Сатоши.
   - Готова, - подхватила Шион.
   - Готовы! - произнесли весело и хором Ханю и Рика.
   - В этот раз я не облажаюсь! - воскликнула Мион.
   - Мечтай-мечтай, золотце. Сегодня точно не твой день, - Кеичи так же был в полной боевой готовности.
   - Это точно. Сегодня рулить парадом буду я! - Сатоко так же не отставала.
   - У-у-у! Рена не готова! - завыла внезапно рыжая девица.
   - В чём дело? - спросила Акане под всеобщий сбитый настрой и возмущённые вздохи.
   - Рена не может бегать в такой одежде! - бедняжка чуть ли не плакала. - Рена никогда не победит!
   - Да ладно тебе, Рена, - обратился я к ней. - Здесь то, как ты стартуешь, практически не имеет значения. Главное, найти все предметы из списка...
   - Но я никогда не выигрывала в таких конкурсах... я боюсь...
   Девочка уставилась на меня жалобными глазками, словно хотела, чтобы я её подбодрил. В силу ещё не угасших чувств из сна, я просто не смог игнорировать такое и подошёл к ней, погладив по голове:
   - Ну же, не волнуйся. Я верю, что ты сможешь...
   - Попался!
   Внезапно Риугу изменилась в лице, оттолкнула меня в сторону и кинулась бежать вниз по лестнице прямо под команду старта Акане-сан. Все дружно бросились вперёд, почти одновременно с ней, а я замешкал и оказался позади, весь красный от возмущения.
   - Вот чёрт! - возмутился я вслух. - И как я мог попасться на такой глупый трюк! Идиот!
   С этими словами и я поплёлся за остальными в хвосте...
   Через минуту беготни на середине пути ситуация немного переменилась. Будучи в неплохой физической форме, я нагнал остальных. Вперёд ушла, конечно же, Мион, с которой в скорости тягаться бесполезно. В пути по ходу забега на меня пыталась запрыгнуть Рена, Сатоко хотела поставить подножку, а Кеичи так и вовсе вцепился мне в майку, но это не помогло. Я обогнал всех, кого смог, после чего, спустившись к деревне, мы разбежались. Так и началось наше утреннее соревнование на 7 желаний в преддверии Ватанагаши...
   С того момента, как началась вся это вакханалия, прошло около 2 часов. Я безуспешно шнырял по городу в поисках вещей, которые должен был найти. В моём списке числились такие мистические штуки, как "жезл знаний", "зелье забвения", "украшение с длани прекрасной дамы", "покрышка" и "колючка". Лично мне не было понятно, где брать эти вещи и как уместить себе в карман покрышку, поэтому я просто рыскал вокруг, что могло бы навести меня на мысль. Честно говоря, проблема была скорее не в самих вещах и их обозначении здесь, а в том, что над этим предстояло думать. У меня и так котелок был до отказа забит вопросами вперемешку с сильной болью, но делать было нечего. Приходилось как-то выкручиваться, пока на одной из жилых улиц я не увидел Мион, пытающуюся забраться на дерево...
   - Эй, Мион! - крикнул я ей, подойдя ближе. - Оставь бедный дуб в покое, хватит с ним обниматься!
   - А ты что, ревнуешь, Та-тян? - девушка явно обрадовалась, что увидела меня.
   - Ну конечно! - я встал в обречённую позу и драматически возгласил. - Как ты могла, изменница!
   - Прости, любимый! - она подхватила мои речи, уселась на ближайшую ветку и так же театрально закатила истерику, сопровождая это жестами, как в спектакле. - Но Дуб-сан мне милее!
   - Да он даже тебя не любит! Он любит лишь себя, солнце и фотосинтез!
   - Нет! Ты врёшь! Я не верю тебе!
   - Поверь! Ты любишь его лишь потому, что он такой большой и твёрдый! Неужели моего тебе мало?!
   На секунду воцарилась тишина. Мион ошарашено посмотрела на меня, а я тут же осёкся:
   - Согласен, переигрываю маленько.
   Зеленоволосая девушка не смогла сдержать смех. После такого весёлого экспромта мы успокоились и возобновили разговор в обычной манере.
   - А всё-таки, что ты там делаешь? - спросил я.
   - Пытаюсь вещь по списку достать, - Мион указала вверх. - "Полосатый пушок".
   И правда. Почти на верхушке дерева на ветке сидел рыжий кот в шёрсткой в чёрную полоску. Видимо, Мион гонялась за этой кошкой довольно долго, поскольку выглядела она усталой и немного растрёпанной. Другой вопрос, стоит ли вообще гнаться именно за этой кошкой, если даже у Мион не получилось её схватить. Однако девушка она упорная и просто так от своей добычи не отстанет. Вот и сейчас Сонозаки полезла наверх, чтобы её достать.
   - Эй, Мион, а ты справишься? Для тебя лестница - уже испытание, а уж про дерево я промолчу.
   - Не боись, - она говорила со мной, пока медленно взбиралась всё выше. - Я лучшая спортсменка среди нас. Что мне какое-то там дерево...
   Внезапно ветка, за которую она держалась, переломилась...
   - Мион!
   Девушка с криком полетела вниз, пару раз сильно ударившись спиной об толстые ветви. Я среагировал мгновенно, подбежал к дереву и поймал её прямо в прыжке в метре от земли. Пришлось мне прокатиться спиной по асфальту, но это не так уж и страшно. Мион открыла глаза, уже будучи у меня на руках.
   - Блин... - протянул я с болью в голосе после поездки спиной по асфальтовому покрытию дороги. - Неприятно, однако... Мион, ты не ушиблась?
   - А... я... - бедняга растерялась, покраснела, но довольно быстро пришла в норму. - Кажется, нет... Ай!
   - Тише, тише, не вертись.
   Когда она попыталась шевелиться, дал о себе знать ушиб на спине после удара о ветки. Она слегка тряслась от боли, но держалась молодцом.
   - Мион, кажется, у тебя что-то серьёзное.
   - Нет-нет, что ты! - стиснув зубы, девушка улыбалась, хотя и было заметно, что ей очень больно. - Я в порядке! Я ещё смогу добраться до этого котяры. Отпусти меня.
   - Неа.
   - Что?
   - Никуда я тебя не отпущу, - я поднялся на ноги, держа Мион на руках. - После такого не позволю тебе снова лезть на дерево.
   Девушка удивлённо смотрела на меня, но после как бы возмущённо отвела взгляд, хоть и румянец на щеках её выдавал. Я аккуратно усадил её на лавочку неподалёку, а сам уселся рядом.
   - Та-тян, скажи честно, ты это делаешь специально, чтобы я не выиграла? - спросила на полном серьёзе подруга с закрытыми глазами.
   - Ну да, я спас тебя от удара об землю с большой высоты, чтоб ты не получила свои 7 желаний, конечно! А ты не допускаешь, что я поймал тебя, потому что ты моя подруга, и я не хочу видеть тебя алым пятном на асфальте?
   - Ну... просто обычно ты не так печёшься обо мне. Я ведь "самая сильная из нас и могу всё стерпеть". Твои слова, между прочим.
   - Дурёха, какая разница, насколько ты сильна? Во-первых, ты человек, а человек в любой физической форме может упасть с такой высоты и запросто расшибить себе голову. Во-вторых, ты девушка. Не обижайся, но девушке труднее всего пережить такое. Да и будь ты даже парнем, я всё равно бы тебя спас.
   - Та-тян... - Мион посмотрела на меня, явно взволнованная такими словами. - Что с тобой сталось? Ты никогда раньше не говорил мне такого, когда я падала с лестницы или из окна... Ты ведь никогда раньше меня не спасал.
   - Ну, значит, я был бесчувственной скотиной, - с улыбкой сказал я. - А теперь давай снимай кофту.
   - А? - её удивлённое лицо стало ещё удивлённее.
   - Я говорю, кофту снимай.
   - Ч-ч-ч-чего?! - девушка испуганно отсела от меня подальше. - Ты что, с ума сошёл?! Прямо на улице средь бело дня?!
   - А что в этом такого...
   - Не приближайся ко мне, маньяк! - когда я попытался приблизиться к ней, получил ощутимый удар в живот кулаком. Надо признать, что, несмотря на больную спину, Мион всё ещё может надавать по ушам кому угодно.
   - За что... - я согнулся от боли и говорил и с перехваченным дыханием. - За что ты так...
   - За непристойное предложение! - Мион разозлилась, прикрыла грудь руками и вся красная пилила меня взглядом.
   - Какое непристойное предложение?! - воскликнул я, когда чуть отдышался. - Я тебя прошу показать спину, чтобы на ушиб посмотреть. Чего ты сразу дерёшься?
   - Что? Спину? - девушка немного растерялась. - Но... зачем...
   - Я ведь беспокоюсь за тебя. Хочу убедиться, что там ничего серьёзного. Ты можешь задрать кофту так, что я мог посмотреть на ушиб?
   - Я не знаю... может, не стоит?.. - почему-то она стала грустной. - Я не хочу, чтобы ты видел её...
   - Да ладно, чего я там не видел! - весело ответил я, пытаясь развеселить и её. - А ну-ка раздевайся! Стриптиз! Стриптиз!..
   - Ладно-ладно, хорошо! Так и быть...
   Мион повернулась ко мне спиной и медленно, видимо, смущаясь, обнажила спину. На ней красовалась огромная татуировка демона, словно выжженная паяльником на коже. Я уже видел её раньше. Обычно такую делают старшей дочери в семье, которая станет следующей наследницей клана. Хотя она выглядела довольно устрашающе, я старался не заострять на ней внимание, аккуратно дотронулся до девушки и провёл ладонью по спине, отменив заметные следы от ушибов, причём не один.
   - Так больно? - слегка надавил на свежий синяк.
   - Больно... - Мион произнесла это тихо, с неуверенностью. - Больно, но терпимо...
   - Ну, кажется, ничего серьёзного. Приложи что-нибудь холодное и ушиб рассосётся. Главное, что переломов нет. Слава богу.
   - И что... это всё, что ты хочешь мне сказать? - спросила девушка, натягивая кофту обратно.
   - Ты про татуировку? Я знал, что она у тебя есть.
   - Откуда?! Я никому её не показывала!
   - Ну... считай это интуицией, - по-доброму улыбнулся я ей. - Мион, тебе не нужно так её стыдиться. Никто из нас, уж тем более я, не будем тебя ни за что осуждать.
   - Та-тян, я никогда ещё тебя таким не видела. И знаешь, таким ты мне нравишься даже больше.
   - Всё для тебя. Ты, главное, не пытайся больше лазить по деревьям. Это может кончиться плачевно.
   - А куда деваться? Я должна достать этого кошака, который так и не слез с ветки, чтобы победить. Или ты... мог бы мне помочь...
   - Ты что, хочешь, чтобы я тоже себя покалечил?
   - Ну пожалуйста, Та-тян! - она наиграно-жалобно посмотрела на меня. - Без тебя мне не справиться! Ведь ты у нас такой сильный, такой отважный, только тебе это по силам.
   - И не надейся! Я уже попался на эту удочку с Реной, хватит с меня.
   - Та-тян! - она умоляюще смотрела на меня, как котёнок. - Я всё, что хочешь, сделаю! Хочешь, помогу найти что-нибудь из списка? Я на всё готова!
   Чёрт бы побрал моё отношение к девушкам. Когда они вот так смотрят на меня и чуть и плачут, я просто не могу их не пожалеть и не протянуть руку помощи. Я поднялся с лавочки и с тяжёлым вздохом пошёл лезть на дерево под бодрые благодарности Сонозаки. Работёнка оказалась непростой. Я отлично умел залезать на большую высоту, это было одним из моих талантов, но другой вопрос волновал меня больше - как достать оттуда кошку. Добравшись до вершины, я аккуратно потянулся к ней, приговаривая:
   - Кис-кис-кис, иди ко мне, Барсик. Мурка. Пушок. Янка. Янсер...
   Однако кот отреагировал на меня иначе. Он встал на самый край ветки и стал предупреждающе мяукать и шипеть, вздыбив шерсть.
   - Спокойно, девочка-мальчик, спокойно... - приговаривал я, подползая медленно и ближе.
   Но вдруг, когда я готов был сделать рывок и схватить его, кот ловко увернулся и спрыгнул на ветку ниже.
   - Ах ты, зараза! - вырвалось у меня, и я пустился за ним.
   К удивлению даже кота, я спрыгнул на ту же ветку, что и кот. Она оказалась прочнее, чем я ожидал. Кошак от испуга ринулся к стволу и попытался залезть обратно, но я успел схватить его за хвост и потянуть на себя. Между нами тут же возникла потасовка, когда он попытался разодрать мне лицо, а я сдерживал его за задние лапы. В конце концов, ветка подо мной обломилась, вот выскочил из моего захвата, пускай я и пытался схватить его за шерсть в воздухе, и приземлился на нижнюю ветку. Я тоже успел скооперироваться и, получив пару ударов в бок при падении, схватился за более-менее толстую ветку и повис на ней.
   - Та-тян! Осторожнее! - всё это время Мион стояла на земле и с беспокойством наблюдала за этой эпичной битвой.
   Вскоре ветка всё же сломалась, но я был недалеко от земли, поэтому падение прошло для меня не смертельно, но ощутимо. Я приземлился на ноги, но всё-таки упал, не удержав равновесие.
   - Та-тян! - девушка бросилась ко мне. - Ты как, живой?
   - Живой, только малость пришибленный... - с улыбкой ответил я, чувствуя слабость в коленях, парочку царапин на лице и боль в боку. - Где эта шустрая тварюга?
   - Убежала... мы её упустили...
   - Не совсем... - я протянул ей руку, в которой были клочки полосатой кошачьей шерсти. - Тебе ведь "полосатый пушок" нужен, не так ли?
   - Боже мой, Та-тян... спасибо огромное! - она на радостях крепко обняла меня.
   - Не за что, не за что, только не сжимай мне рёбра так сильно. Кажется, я их сломал...
   Теперь, когда у Мион появился первый предмет из её списка, мы устроились неподалёку у одного из больших жилых домов. Девушка одолжила в одном из магазинов, владелец которого знаком с семьёй Сонозаки, аптечку, и теперь с её помощью обрабатывала мои раны.
   - Эх ты, чудо гороховое, - по-доброму говорила она. - Строил из себя героя, а в итоге расшибся сильнее меня.
   - Чего не сделаешь ради прихоти милой дамы, - улыбался я в ответ.
   - Дурак, - она заклеивала пластырем пару моих царапин на лице. - И чего ты внезапно таким чутким и отважным стал? Я от тебя такого не ожидала. Обычно прикрывался правилами, да кричал, что мол "сама всё делай, ты же самая крутая среди нас". Откуда такая внезапная забота? Уж не потому что я тебе напоминаю Шион?
   - Смеёшься? Вы с Шион совсем разные. Может, я и ухлёстывал за ней довольно долго, но одно я могу сказать наверняка, Мион. Мне нравится с тобой общаться гораздо больше.
   - Да не ври! - она краснела, хоть и невольно улыбалась. - Ты ведь год за ней ухаживаешь, а на меня никакого внимания. С чего вдруг такие слова?
   - Потому что это правда. Шион, честно говоря, кажется слишком серьёзной и увлечённой какими-то своими извращёнными замашками, с ней не поговоришь спокойно. Зато с тобой я могу говорить о чём угодно свободно.
   - Снимай давай майку...
   Я сделал так, как она велела. Мион сперва попыталась забинтовать мои ушибы на рёбрах, не глядя на меня, но когда бинтом попыталась обвязать и моё лицо, поняла, что смотреть придётся, к тому же я был всего лишь без майки...
   Из нашего разговора я вынес, что раньше был для неё не таким уж хорошим другом. Кажется, она искренне ревновала меня к своей сестре, которая прибрала к рукам и меня, и Сатоши. Для неё это больная тема, потому что ей была сложно говорить на неё. Её даже потрясло то, что я спас её от падения с дерева. Неужели раньше я просто мог наблюдать, как она откуда-нибудь падает? Судя по всему, тот сон не только заставил перемениться весь мир вокруг, но и мой собственный характер...
   - Скажи, Та-тян... - прервала мои мысли Мион, смотря на мою рану так, будто опасаясь встретиться взглядом со мной. - Я понимаю, что ты любишь другую, и я тебе даром не сдалась, но всё же... как думаешь, у нас могло бы что-нибудь получиться?..
   Такой вопрос немного удивил меня. Я прекрасно знал, что она любит меня, но после того, что я слышал, мне казалось, что она давно уже перестала испытывать ко мне тёплые чувства.
   - Знаешь, Мион. Отвечу тебе честно... - со вздохом ответил я. - Ты моя лучшая подруга. И я всегда любил тебя, как друга. Просто так вышло, что в моём сердце оказалась другая. Прости.
   - Понятно... - похоже, она всё-таки расстроилась.
   Я же мягко улыбнулся ей и обнял, на что она снова покраснела, не ожидая такого порыва нежности.
   - Мион, ты красивая, весёлая и добрая девушка. И если бы всё сложилось немного иначе, я обязательно влюбился бы в тебя. Я в этом полностью уверен.
   - Та-тян... - её глаза уже были на мокром месте.
   - Главное, запомни. Мы друзья, и я всегда буду рядом, когда понадоблюсь. Поддержу, утешу, развеселю, сделаю всё, что захочешь. Ты никогда меня не потеряешь, даже если я буду любить другую. Договорились?
   Наступило молчание. Я сказал ей то, что думал на самом деле, никакой лжи или попыток её утешить, лишь мои собственные чувства к ней. Не знал, как она на это отреагирует, наделся, что не сильно расстрою.
   - Так, ладно, хватит с меня нежностей! - внезапно она резко оттолкнула меня, встала в полный рост и отвернулась, заявив серьёзным и целеустремлённым голосом. - Если ты не забыл, салага, у нас игра в самом разгаре, исход которой решил судьбу всех проигравших! И тебе не удастся растрогать меня своими трогательными речами! Мы враги, а враги должны рвать друг друга в клочья! Запомни это, ибо у меня появился первый из пяти предметов из списка, а у тебя ни одного! Соберись, иначе моя победа не будет так сладка, как я хочу!
   После этого она стала маршировать подальше от меня. Я удивлённо наблюдал за её реакцией на мои объятия, поскольку такого от девушки в такие моменты ждёшь меньше всего. Однако, уйдя не совсем далеко, она обернулась и с радостной улыбкой произнесла:
   - Спасибо тебе, Та-тян... и кстати, лови.
   Она кинула мне резинку, которой собирала волосы в хвост. Я поймал её и увидел, как Мион выправляет засученный рукав.
   - "Украшение с длани прекрасной дамы", - сказала она, показывая на своё запястье. - Я носила её под кофтой на случай, если моя новая заколка будет спадать. Ну а теперь пока-пока!
   Так я и получил первый предмет из списка, чуть не расшибив голову с дерева. Из разговора с наследницей семьи Сонозаки я узнал много нового о жизни, которой не помнил, прожив её во сне. Это отвечало на многие вопросы, не говоря уже о том, что отношения с Мион наладились. И всё же я не мог избавиться от ощущения недосказанности, которое давило на меня страшной головой болью. Благо, теперь слабость в коленях и боль в боках её компенсировали.
   В поисках других непонятных предметов, указанных в списке, я побрёл обратно в деревню, рассчитывая найти что-нибудь в месте, где было всегда полным-полно бесхозных вещей - на свалке. У меня уже были догадки, что могут представлять из себя вещи, которые будто бы назвали на старославянском и дословно перевели на японский. Но делать было нечего. По дороге мне так и не попалось ни одного человека, участвующего в игре, поэтому обратиться за помощью было некуда. Спустившись к деревне, я первым делом прошёл мимо небольшого домика, где обычно проходили собрания старейшин и представителей трёх знатных семей. В этот раз там было немноголюдно. Единственные, кого я заметил, были Акане, Шион и, что более странно, Оиши. Он стоял на колене у небольшого камня, напоминающего надгробие, и просто смотрел на него, держа в руках два цветка фиалки. Девушки из семьи Сонозаки тоже были не с пустыми руками. Они стояли немного поодаль от него, Акане держала в руках целый букет космей, а Шион - ритуальную коробочку с подношением, обвязанную красным платком. Похоже, это были поминки кого-то очень значительного не только для "Трёх Великих Домов", но и для детектива из полиции Окиномийи. Я решил не мешать им и дождаться, когда они простятся с духом умершего...
   - Спи спокойно, Киичиро, - произнёс через некоторое время Оиши, положив на могилку цветы, зажжённую сигарету и встал прямо. - 5 лет уже тебя нет с нами. Чёрт возьми, какой был мужик. Готов был в бою отстаивать право защищать деревню. Жалко.
   - Вы правы, - ответила Акане, поднося цветы к надгробью. - Невосполнимая трата не только для его дома, но и для всех жителей деревни.
   Шион лишь молча положила подношения к цветам матери. Возможно, мне казалось, но у каждого из них было больше своё на уме, нежели скорбь о покоившимся. Оиши словно играл на публику, в глазах Шион вообще не было ни единой эмоции, а вот её мать, похоже, вынуждена была находиться здесь, даже если ей этого и не хотелось.
   - Самое ужасное, что до сих пор никому не удалось выяснить, почему он погиб, - продолжил тираду детектив, закуривая уже свою сигарету. - Каким образом здоровый мужик, которому на тот момент не было и шестидесяти, мог умереть от сердечного приступа? Не скажите мне, Акане-сан?
   - Курадо-сан, я говорила это раньше и готова повторить сейчас. Клан Сонозаки не имеет отношения к смерти Кимийоши Киичиро.
   - Не обижайтесь, я просто задал вопрос, - ехидно заговорил полицейский. - Просто с тех пор, как это случилось, ваш авторитет в деревне...
   - Прекратите! Я не намерена слушать, как вы обвиняете в чём-то мою семью! - внезапно раздражённо закричала Шион. - У вас нет никаких доказательств! И пока у вас не появится хоть что-то на нас, держите свои догадки при себе, Оиши!
   - Шион, замолчи! - прикрикнула на неё мать. - Курадо-сан, простите её грубость. Моя дочь много натерпелась из-за этих обвинений в наш адрес.
   - Ну что вы, не стоит извиняться, - детектив, похоже, не очень расстроился из-за того, что на него накричали. Он продолжал улыбаться и спокойно курить. - Ваша дочурка права, у нас пока ничего на вас нет, но как только появится, я обещаю, что вы первыми узнаете обо всём. Относитесь ко мне как к простому старику, который хочет докопаться до истины.
   - Непременно, - поклонилась ему Акане.
   - Ну что ж, я пойду, пожалуй. А то наша новая глава отдела такая стерва, когда дело касается отлынивания от работы. Не болейте, девочки.
   С этими словами Оиши отправился к машине, припаркованной неподалёку от дома. Обе Сонозаки проводили его взглядом, каждая в своей манере. Я, стоя и противоположной стены и внимательно слушая их разговор, всё же решил показаться.
   - А? Та-тян? - Шион заметила меня и удивилась. - Что ты здесь делаешь? Разве ты не должен сейчас искать предметы, указанные в списке?
   - Я этим и занимаю, - улыбаясь, ответил я. - Вот сейчас пытался украсть покрышку с машины Оиши-сана, но понял, что из-под многотонной конструкции без инструментов её не оторвёшь.
   - Дурачок, - по-доброму обозвала меня Шион и обратилась к Акане. - Ладно, мам, я побегу навёрстывать. Задержи немного Та-тяна, но не увлекайся.
   - Хорошо, доченька.
   С этими словами дочь поцеловала в щёку маму, помахала мне на прощание и побежала, доставая из кармана свой список. Когда она скрылась из виду, я посмотрел на представительницу семьи Сонозаки:
   - У вас такие резвые дочурки. Нелегко вам с ними, наверное.
   - Не сахар, конечно. В семье со своими устоявшимися традициями и обычаями трудно воспитывать молодых, импульсивных дочек.
   - Это да...
   Акане выглядела довольно усталой. Она села на лавочку рядом с могилкой и стала смотреть на надгробье. Мне захотелось узнать поподробнее о том, что произошло.
   - Я слышал немного ваш разговор, Акане-сан... Этот Кимийоши Киичиро... кто он такой?
   - Ныне покойный Кимийоши Киичиро когда-то был главой одного из Трёх Великих Домов Хинамизавы - семьи Кимийоши. 5 лет назад именно он и его клан главенствовали на территории деревни.
   - И что случилось?
   - Никто не знает. Сперва он просто пропал, но позже его труп нашли в колодце неподалёку. Полиция утверждает, что он умер от сердечного приступа, но на его теле было множество различных побоев. Это многие видели и готовы подтвердить.
   - И клан Сонозаки обвиняют в его убийстве, потому что именно вы заняли главенство в совете деревни. Но как это вышло? Разве у Кимийоши-сана не было приемников?
   - Конечно, были. У него была дочь, была внучка, другие родственники, которые могли бы его подменить, но примерно в то же время, когда начались разбирательства относительно постройки дамбы они все загадочным образом погибли, став жертвами синдрома Хинамизавы.
   - То есть, кто-то или что-то смело с лица земли целый клан, управляющий деревней?
   - Так и есть. И, пожалуй, оно и к лучшему. Киичиро-сан выступал за слишком радикальные методы борьбы с правительством, решившим построить дамбу. Когда Сонозаки возглавили совет, я выдвинуло своё решение проблемы, более мирное. В итоге мы пришли к соглашению, строительство так и не было закончено, и никто не пострадал.
   - Да, думаю, всё, что не делается, всё к лучшему, - вздохнул я, по привычке почесав затылок. - Кстати, Акане-сан, позволите ещё один вопрос?
   - Позволяю, - ответила она серьёзно.
   - Почему вы водите с собой на встречи, важные для репутации вашего клана именно Шион?
   - Странный вопрос, - её голос стал слегка неуверенным. - Потому что она старшая дочь, наследница нашего клана и в ближайшее время встанет в его главе, согласно традициям нашей семьи...
   - Но я думал, наследницей должна стать Мион, ведь на её спине татуировка демона...
   Внезапно она кинула на меня такой злобный взгляд, что я тут же замолчал. Кажется, не стоило поднимать эту тему.
   - Это произошло лишь из-за их глупости и только, - отвечала она совсем другим тоном, более близким к тому, которым Шион обращалась к Оиши. - Да ты простой мальчишка, как ты можешь понимать то, что происходит в нашей семье? Ты ничего не можешь о нас знать. Я тебе очень советую не лезть туда, куда тебя не просят. Тебе всё понятно?
   - Более чем, Акане-сан... более чем...
   Этот разговор, от продолжения которого я благополучно ушёл, помог мне понять одну очень важную вещь. Злополучную дамбу так и не удалось возвести лишь потому, что представитель и глава самого влиятельного клана среди Трёх Великих Домов скончался перед тем, как произошли все эти убийства, попавшие в газеты и возвестившие начало проклятия Ояширо-сама. Клан Сонозаки стал во главе совета и решил вопрос миром, открыв для себя множество возможностей. К тому же, по непонятной пока причине, видимо, родители Шион не отказались от неё и не попытались избавиться, сделав главой клана. Во всеобщей головоломке несколько кусочков собрались воедино, но стало лишь непонятнее, как собрать оставшиеся. Всё происходящее вокруг казалось странным спектаклем, который ставил свою весёлую и беззаботную сценку перед зрителями, но то зловещее, что пряталось за кулисами, оставалось неизвестным и лишь угнетало, когда на сцене стали умирать актёры, а их коллеги даже не обращали на это внимание и продолжали играть. Жутко, даже мурашки бежали по коже. Но мне не привыкать бороться с комом вопросов у себя в голове. Он разрывал мне мозг с каждой секундой всё сильнее, но это лишь меня раззадоривало. Мне хотелось докопаться до истины.
   Однако на этом мои приключения не окончились. Добравшись до главной площади на возвышенности деревни, мне попалось ещё одно знакомое лицо. Это была девушка, одетая сегодня в расстёгнутую голубую рубашку с засученными рукавами поверх жёлтой майки с глубоким вырезом на груди. На ногах обтягивающие коричневые шорты. Она опиралась о деревянные перила, не дающие упасть с пригорка, и лицезрела вид на деревню свысока, чувствуя прохладный дневной ветер. Это была Юджи Макото в несколько непривычном для меня виде. В этот раз у неё не было характерной деловой одежды и серьёзного лица. Сейчас она смотрела на деревню глазами ребёнка, восхищающегося каким-то невероятным зрелищем. Я решил поздороваться, поднимаясь вверх по лестнице.
   - Эй, зазнайка, привет!
   - О, Кимото Таро, - она совсем не удивилась, увидев меня. - Чем обязана?
   - Да ничем, просто решил поздороваться...
   - Ясно.
   Воцарилась тишина. Она будто специально меня злила своим безразличным поведением, и это у неё здорово получалось.
   - Ну а вы что здесь делаете? Я думал, вы к подруге приехали.
   - Так и есть, а ещё по делам. Сейчас жду кое-кого.
   - Кого?
   - Подругу.
   - Да вы издеваетесь...
   - А ты, похоже, любишь всё вокруг вынюхивать, да?
   - Как вам сказать. Когда ты попадаешь в параллельную вселенную и пытаешься в ней ужиться, хочется разобраться, чем именно этот мир отличается от привычного.
   - Так говоришь, как будто ты пришелец.
   - Я себя им чувствую. А вы что, из "Секретных материалов" сбежали и приехали искать тут инопланетян? Тогда Шион не та, кого вы ищите.
   Девушка повернулась в мою сторону и строго посмотрела на меня:
   - Скажи-ка мне мальчик. Что тебе известно о семье Кимийоши?
   - Думаю, тоже, что и всем остальным. Кимийоши были главенствующей семьёй в Хинамизаве 5 лет назад, пока таинственным образом не умерли, пав жертвой проклятия, как утверждают местные. Хотя я считаю, что проклятия - просто страшился для маленьких детишек. "Сейчас придёт Ояширо-сама и убьёт тебя!"
   - Многие любят жить сказками. Куда проще жить, когда есть бог, на нелюбовь которого можно свалить все свои беды.
   - Надо разделять понятия веры и фанатичность...
   - Как бы там ни было, после смерти всего клана Кимийоши, было остановлено строительство дамбы 5 лет назад. После этого о них нет никакой информации, и даже дочь одного из членов этой семьи числится погибшей, но так ли это на самом деле?
   - Что вы имеете в виду?
   - Слышал когда-нибудь о Кимийоши Нацуми? Младшая представительница своей семьи, павшая жертвой, как утверждают официальные источники, синдрома Хинамизавы. После этой информации о ней нет ни слова, якобы она считается погибшей. Однако ни тела, ни каких-либо улик, прямо указывающих на её смерть, не было найдено. Кроме того, существование синдрома Хинамизавы, как такого, так же не доказано.
   - Другими словами, вы считаете, что эта самая Нацуми может быть до сих пор жива и находиться где-то в деревне?
   - Я пока ничего не утверждаю, просто размышляю. Тела обоих её родителей нашли, причём убиты они были ни какой-либо болезнью, а именно физически, с применением силы.
   - Насколько я понимаю, на самом деле вы приехали, чтобы это расследовать, - я вздохнул, пытаясь переварить нахлынувшую на меня информацию, подошёл к Макото и опёрся о перила, глядя вниз на деревню. - Боже, раньше всё было куда проще...
   - Пожалуй, - то же самое сделала и моя собеседница. - Знаешь, есть ещё много тайн, которые нам предстоит раскрыть. Главное, чтобы их разгадка не привела нас к ещё более страшной тайне.
   - Красиво ты говоришь, зазнайка. Ты из отдела внутренних дел или просто частный детектив?
   - С чего ты взял?
   - За этот разговор ты спалилась уже раз восемьдесят, наверное. Даже предположу, что ты та самая стерва, на которую жаловался Оиши-сан.
   - Не поняла...
   - Так, Оиши-сана не трогай, он уважаемый детектив в наших краях, и я не позволю списать его на пенсию раньше времени!
   - Это я-то стерва?.. - внезапно её серьёзность испарилась в одно мгновение, она стала орать, как бешеная. - Да я этому старикану покажу стерву! Посмотрим, как он запоёт, когда я спишу с него все расследования и отправлю охранять молочника от посягательств хулиганов, детей и кошек!
   - Боже-боже, кое-кто до сих пор точит зуб на Оиши-сана, - произнёс очень знакомый голос позади.
   Я обернулся и увидел уже ставший привычным ехидный взгляд полу прикрытых карих глаз на хитром лице блондинки. Это была Такано Миё с дамской белой сумочкой на плече. Та самая подруга, с которой и ждала встречи Макото.
   - Ух ты, Кимото-кун тоже здесь? Какая прелесть, - она явно обрадовалась, увидев меня. - У вас что, свидание?
   - С этой стервой? - саркастично переспросил я. - Я вас умоляю...
   - Что ты сказал, мелкий засранец?! Да я тебя засужу! - похоже, Макото оказалась более ранима, чем кажется.
   - Милые бранятся!.. - умилялась нашему виду блондинка.
   - Мы не милые! - вновь вспылила Макото.
   - Говори за себя. Я вот например очень даже привлекателен... - как бы невзначай перебил её я.
   - Нет, я тебя точно придушу! Помяни моё слово!
   Миё лишь игриво посмеялась, слегка прикрывая рот рукой. Когда все более-менее успокоились, разговор продолжился.
   - Так что, Макото-кун. Ты хотела что-то узнать от меня? - спросила Такано.
   - Да. У меня есть к тебе пара вопросов, но только с глазу на глаз, - девушка-детектив вернула себе серьёзное выражение лица.
   - А почему? Неужели это так важно? Я думала, мы просто прошвырнёмся по магазинам, поболтаем о жизни.
   - Я не развлекаться сюда приехала, Такано...
   - Ой, какие мы грозные...
   Атмосфера была явно не такая, как когда разговаривают две давние подружки. Это было больше похоже на допрос между криминальным гением и неуравновешенным полицейским. Хотя возможно так казалось только мне.
   - Послушай, Такано. Мне нужна эта информация, посторонним не обязательно её знать, - Макото посмотрела на меня. - Малыш, ну-ка иди отсюда. Это разговор взрослых.
   - Ну что ты, Макото-кун, пусть послушает, если хочет, - медсестричку, кажется, моё присутствие при этом разговоре только раззадоривало. - К тому же, я согласилась предоставить тебе информацию исключительно по просьбе Кимото Хинаты. Если бы не она, я бы и разговаривать с тобой не стала. Так что прояви уважение к её младшему братику и оставь его в покое.
   - Ладно! - раздражённо выдохнула Юджи. - Выкладывай уже.
   - Оки-доки, - улыбка блондинки стала ещё шире, и она достала из сумочки парочку общих тетрадей, которые я уже видел раньше. - Так-так, посмотрим. Синдром Хинамизавы...
   Она стала не спеша пролистывать свои записи. Примечательно что, несмотря на то, что инцидента с дамбой не было, она всё равно здесь и ведёт записи, изучая деревню, её строй и мифологию. Я всегда думал, что её интересуют только таинственные убийства рабочих и исчезновения людей, которые прозвали проклятием Ояширо-сама, но, видимо, я был не совсем прав.
   - Вот оно! - радостно провозгласила Такано, зачитывая: - Синдром Хинамизавы. Это так называемое заболевание головного мозга, вызванное влиянием редкой бактерии, витающей в воздухе над деревней. Её происхождение пока остаётся неизвестным, но предположительно она появляется в результате высыхания водяного покрова болот Онигафучи при жарких температурах. В народе её ещё называют Хинамизавской Хворью или проклятием Ояширо-сама, считая происхождение данного заболевания промыслом божьим. Бактерия воздействует на всех по-разному и может оказать огромное влияние на мозговую деятельность или же не оказать никакого, в зависимости от иммунной системы носителя. Существует 5 стадий влияния бактерии на мозг с различными проявлениями физическими или эмоциональными: 1 стадия - жизнеспособность. Происходит во время попадания бактерии в мозговую жидкость. При наличии сильной иммунной системы не приживается и умирает. В ином случае сливается с клетками мозга и развивается или не развивается в зависимости от многих факторов. Психологического влияния не вызывает. 2 стадия - заражение. Если первая стадия успешно преодолена, бактерия начинает производить себе подобных. Процесс заражения напоминает рост опухоли. Это проявляется в крайней раздражительности и неспособности мыслить здраво в экстремальных ситуациях...
   Пока она зачитывала вслух стадии, ко мне незаметно прокралась мысль о том, что именно эта болезнь и могла стать причиной массовых убийств на дамбе. Возможно, Кимийоши, как и большинство жителей деревни, был на второй стадии хвори и не соображал здраво, желая защитить свой дом. Хотя ещё не было доказано, что убийцами рабочих на дамбе были жители Хинамизавы, но это бы многое объяснило.
   - 3 стадия - расстройство психики, - тем временем продолжала свою лекцию Такано. - Бактерия воспроизводит столько клеток, что они начинают влиять на нервную систему не только, как раздражитель, но и как регулятор. Человеку становится сложнее сдерживать свои эмоции, такие как ярость, страх, волнение и грусть. Он может ни с того ни с сего заплакать или начать паниковать, даже без повода. Неопасна, если не провоцировать больного намеренно. 4 стадия - импульс. Стадия уже неизлечимая, когда бактерия полностью заменила собой большинство клеток мозговой жидкости. В этом состоянии человек маниакально реагирует на любую мысль, посетившую его голову. Если ему кто-то не понравится - он может его убить и даже не раскаяться потом. Может сопровождаться шизофренией в тяжелой форме, аффективными расстройствами или формами аутизма, вплоть до психоза. Такого человека уже смело можно помещать в дурдом...
   - Сомневаюсь, что там так и написано, но суть я уловил... - вырвалось у меня после долгого молчания и анализа кучи новой информации. Такано хихикнула и продолжила читать, всё так же жутко улыбаясь:
   - 5 и последняя стадия - расщепление сознания. Бактерия постепенно начинает захватывать всё остальное тело, заставляя отмирать белые кровяные тельца, нарушая работу органов и расстраивая психику окончательно. Что примечательно, организм перестаёт реагировать на присутствие бактерии и воспринимает её как часть цельного организма. Это значит, что на 5 стадии человек может казаться абсолютно нормальным. Он разговаривает, здраво мыслит и не вызывает никаких подозрений, пока что-то эмоционально его не заденет. У него проявляются галлюцинации, бессвязная речь, крайне агрессивное поведение и опасность нанесение вреда не только окружающим, но и себе. Лично мне очень мало удалось изучить эту болезнь, но самый распространённый симптом, который мне повезло наблюдать - ощущение заражённого, что под его кожей ползают личинки. Это происходит из-за влияния бактерии на нервную систему и кровь. Не осознавая последствий, больные начинают сами разрывать себе кожу на руках, ногах и горле, что приводит к обильной кровопотере и, соответственно, к смерти. Вот такая весёлая бактерия летает в воздухе над деревней.
   - Значит, все заражённые этой болезнью умрут рано или поздно? - переспросила Макото.
   - Вовсе необязательно. Человек обречён лишь на 4 и 5 стадиях. В ином случае он вполне может вылечиться или жить с этой болячкой, не провоцируя её рост.
   - Если так, то, возможно, Кимийоши Нацуми до сих пор жива.
   - Я бы не стала этого исключать, - улыбалась ей Такано.
   Внезапно они обе замолчали и уставились на меня удивлёнными глазами. Я, выслушав всё сказанное Миё, не мог поверить своим ушам и шокировано смотрел в никуда.
   - Нет... этого... не может быть... - промямлил я, сделав шаг назад и уткнувшись тазом в перила.
   - Кимото-кун, в чём дело? - спросила Такано обеспокоенно. - Тебе нехорошо?
   - Эй, парень, ты с нами? - Макото дотронулась до моего плеча, но внезапно отскочила подальше, не ожидав такой реакции от меня.
   Я упал на колени, схватился за голову и закричал от бешеной, невыносимой боли, словно мой мозг снова и снова пронзали тысячи иголок. Перед закрытыми глазами пролетели картинки злополучного сна, который я так и не смог позабыть. Невыносимая боль предстала передо мной образом Рены, которая яростно чешет себе запястья и шею, но вместо крови на землю падают отвратительного вида личинки. Они вылезали из ран и взбирались по её телу ко рту. Затем мимо пронеслись воспоминания того, что происходило с нами посреди всего сна, а её слова эхом доносились в ушах прямо через мой болезненный крик и стон, когда упал с колен на землю:
   - Это из-за неё у меня начали появляться странные галлюцинации. Это она сводит меня с ума...Из-за неё в моём теле завились черви. Изо дня в день по моим венам ползают эти гадкие твари и пожирают меня изнутри. Я пытаюсь выскрести их оттуда, но их слишком много... Это Ми-тян запустила их в меня... - твердила Рена у меня в голове, чьи трясущиеся руки медленно сползли с головы на лицо, оставляя за собой красный след от ногтей. Вскоре из-за пальцев показался её глаз. Взгляд девушки был совершенно неадекватным. - И я знаю, когда именно. Помнишь тот пруд, в котором мы купались? Уверена, это там её черви проползли внутрь меня и размножились. Ведь вода не может так ужасно пахнуть, даже вода из болот. Это всё Ми-тян! Это она довела меня! - внезапно она накинулась на меня и начала душить, крепко и быстро замотав моё горло рукавами её смирительной рубашки. Несмотря на то, что это было у меня в голове, я и правда начал задыхаться и терять сознание под её заворожённый шёпот: - Ояширо-сама не любит, когда его не слушаются. А когда его не слушаются, нарушителя нужно наказать... Наказать, наказать, наказать, наказать...
   - Кимото-кун! Кимото-кун, ты меня слышишь?!
   Неожиданно боль приглушилась, образы развеялись, и я снова услышал голоса внешнего мира. Я лежал на земле, скорчившись от боли, а рядом со мной на коленях сидела Такано с пустым шприцом в руке. Придя в сознание, я болезненно прокашлялся и снова заполнил лёгкие воздухом, затем приподнялся, опираясь на перила.
   - Простите... - слабым голосом заговорил я. - Не знаю, что на меня нашло...
   - Тебе бы полечиться, парень, - обратилась ко мне Макото, помогая встать ровно. - Что с тобой сталось?
   - Не знаю. Внезапно будто мозг что-то сдавило и перехватило дыхание. Возможно, это от усталости. Я уже третий день нормально не сплю.
   - Ты меня так не пугай, - Миё заботливо приложила ладонь мне ко лбу, как бы мерея температуру. - Кимото-кун, давай ты врачу покажешься, хорошо? Я запишу тебя на приём к Ирие-сану, ты не возражаешь?
   - Да нет, всё нормально, правда, - через силу улыбнулся я. - Вот приду сегодня домой, высплюсь хорошенько, и всё снова будет здорово.
   - Рада слышать, но на приём я тебя запишу на всякий случай. Перестраховаться не помешает.
   - Главное, чтобы он не помер ненароком. Не хватало нам ещё одного трупа, - серьёзно заявила Макото, сложив руки вместе на уровне груди.
   - А ты всё о работе, да о работе. Научись расслабляться, Макото-кун. Хочешь, я тебя с парнем хорошим познакомлю?
   После очередной порции каверзных шуток от Миё, я отправился на свалку, куда и направлялся с самого начала. Честно говоря, от нахлынувшей информации было откровенно страшно. В моём сне Рена больна неизлечимой третьей стадией хвори, что и сгубило её. С одной стороны, это просто жутко реалистичный сон, но с другой - многое из того, что было там, есть и здесь, как например татуировка Мион или то, как хорошо я знаю каждого из своих друзей. Что если Рена и здесь страдает от этой болезни? Мне стало откровенно страшно за неё...
   Другая загадка заключалась в том, почему в записях Миё из сна ничего не было об этой хвори? А если она что-то знала о ней, почему сразу не сказала? Это лишний раз доказывало, что далеко не во всё, что говорит Такано, стоит безоговорочно верить. Одна её недоговорка может стоит жизни человеку. Я до сих пор не знал, кто она такая, но одно могу сказать наверняка - она взрослее и гораздо умнее меня. Возможно даже всех, с кем я знаком. Как союзник, она ненадёжна, как враг - слишком опасна. Мне хотелось узнать о ней побольше, чтобы понять, что эта с виду глуповатая очаровательная блондинка представляет из себя на самом деле, но это могло подождать...
   Уже ближе к вечеру я пришёл на уже знакомую свалку Хинамизавы, где могло быть всё, что угодно. Не считая резинки для волос Мион, ещё оставалось найти четыре вещи из списка - "жезл знаний", "зелье забвения", "покрышка" и "колючка". Не знаю, как со всем остальным, но покрышку я легко смог бы здесь найти. Вообще-то я уже не питал надежд на то, что выиграю в этой игре, но приходить с пустыми руками было как-то стыдно, поэтому и решил насобирать предметов, каких только смогу отыскать. Я спустился вниз, к кучам полезного мусора и стал гулять по ним, осматриваясь. Неудивительно, что у одной из куч я заметил Рену, пытающуюся топором прорубить себе путь через огромную деревянную балку.
   - Эй, Рена! Стоять-бояться!
   - А? Таро-кун? - она обернулась, удивлённо глядя на меня, выставив перед собой топор и серьёзно заговорив: - Пришёл отомстить мне за то, что надула тебя на старте?
   - Вот именно... - я задорно улыбался, встав в позицию для нападения. - Ты сжульничала, и теперь поплатишься за это.
   - Да ну? И что же ты сделаешь голыми руками?
   - А ты нападай, я покажу...
   Рена тоже хитро улыбнулась и внезапно понеслась в атаку, выставив топор в сторону. Я кинулся ей навстречу, заранее размахнувшись и сжимая кулак. Когда мы подбежали друг к другу, началась страшная битва не на жизнь, а на смерть.
   - Камень-ножницы-бумага! - хором выговорили мы, после чего я хватился за голову и взвыл: - Нет! Я проиграл! Будь проклята ты, королева ножниц!
   - Твоя бумага ничто против моей мощи! - подхватила она голосом злодея из мыльных опер.
   - Ну ничего... я вернусь! И тогда тебя ждёт поражение!
   - Я буду ждать нашей встречи, смертный!
   После такого спектакля мы весело рассмеялись, хорошо отыграв роли. В конце концов, на этой мажорной ноте мы и решили закончить, поскольку времени до окончания конкурса было не так много. Мы договорились помочь друг другу собрать недостающие части. Я прорубил балку, под которой находился голубая коробочка для завтраков с каким-то рисунком, который и нужен был Рене, а она показала мне, где лежат покрышки и помогла поставить её в положение, с которым её было бы удобно тащить.
   Замотавшись после такой тяжёлой работы, мы уселись рядом на минуту отдохнуть, вымотавшиеся, но чёртовски весёлые.
   - Да уж, давно я так не выматывался, - с довольной улыбкой вздохнул я.
   - Ага. В этой году даже веселее, чем в прошлых, - согласилась Рена.
   - Кстати, об этом. Слушай, Рена, а какие желания ты хотела бы загадать каждому из нас, если победишь? Ну хотя бы примерно...
   - Надо подумать... - у девушки возбуждённо загорелись глаза. - Ну, во-первых, я бы забрала Рику-тян, Сатоко-тян и Ханю-тян к себе домой! У-у-у! Скорее бы! Ми-тян и Ши-тян попросила бы купить мне что-нибудь очень миленькое! Например, платьице для Кеичи-куна и Сатоши-куна, в которое я бы их переодела, чтобы забрать домой!
   - А на меня желания не хватило...
   - А? Рика-тян, Ми-тян... и правда, всего ведь 7 желаний! Ну вот... мы так привыкли, что нас всегда восемь человек, вот и забыли добавить ещё одно! Обидно!
   - Ну а что желали на прошлых играх? Просто интересно, я ведь совсем не помню...
   - Ну, например... - Рена начала вспоминать, пока я смотрел на неё. - Помню, как в прошлом году Кеичи-кун нарядил меня горничной и заставил кормить его йогуртом изо рта в рот... это было так стыдно! У-у-у!
   - Да ну? Хотя в принципе это в его стиле...
   - Ещё он заставил намазать Ми-тян кремом, как тортик, и заставлял Ши-тян слизывать крем на глазах у Оиши-сана, Ирие-сана и Томитаке-сана!
   - Ого! Я недооценивал степень его извращённости, - представив эту картину в голове, я мог понять, как же подфартило мужикам.
   - Ещё помню, как в каком-то году выиграла Ми-тян и заставила Кеичи-куна и Сатоши-куна надеть фартучки и кормить друг друга, положив ложку в рот! Это было так мило!
   - Мион в своём репертуаре... - я тяжело вздохнул, ведь эта картинка в голове сменила ту, где Шион слизывает крем с грудей сестры-близняшки.
   - В общем, каждый год мы придумываем что-нибудь очень весёлое. Не могу дождаться, когда заберу Сатоко-тян, Рику-тян и Ханю-тян домой! У-у-у!
   - Слушай, Рена... - я немного стеснялся задать ей такой вопрос. - А если бы хватило желаний и на меня, что бы ты загадала?
   - Тебе? Ну... - она слегка растерялась. - Я не знаю... Наверное, тоже забрала бы домой, ведь ты такой милый!
   - И я бы жил у тебя дома, ты бы меня поила, кормила на халяву... блин, а я согласен! Можешь забирать меня домой прямо сейчас!
   Рена радостно засмеялась:
   - Хорошо, договорились! Как только выиграю конкурс!
   - Замётано, - я улыбнулся ей, хоть меня вновь и вновь посещали грустные мысли о ней.
   Я смотрел и не мог отовраться от вида того, как она улыбается, как смеётся и расстраивается. Мне было хорошо рядом с ней, но я беспокоился за неё. Я любил её. Но боялся, что эти чувства навеяны лишь сном. Боялся, что она и правда может умереть от синдрома Хинамизавы в любой момент. Мне хотелось её поддержать, сказать, что я буду рядом и не брошу её до конца, но не находил слов. Боялся спугнуть её...
   - Таро-кун, а какие желания ты бы хотел загадать каждому из членов клуба? - спросила Рена, всё так же беззаботно глядя мне в глаза.
   - Ну... я как-то не думал об этом...
   - Наверное, заставишь сделать Ми-тян и Ши-тян что-нибудь постыдное. Всё-таки тебе нравится Ши-тян, а уж если к этом и Ми-тян присоединиться...
   - Ага, я бы связал их, завязал глаза и заставил слизывать острый соус от карри с тарелки. Не воспользоваться на всё готовыми близняшками - вот это настоящее извращение.
   - Таро-кун, ну ты даёшь! - девочка снова засмеялась. - Я, наверное, никогда не пойму, как ты думаешь.
   - Мне бы самому понять, как я думаю...
   - Ну а я? Что бы ты мне приказал сделать? Нарядиться в форму детсадовцев и кататься на качельках, посасывая огромный розовый леденец?
   - Ну и фантазия у тебя! - я демонстративно удивился. - Рена, да ты умеешь мыслить извращённее Кеичи! И что это за мания у вас, у девушек, что-нибудь посасывать?!
   - Я сказала наугад! - Рена покраснела от смущения и замахала руками, как бы оправдываясь. - Я ведь не знаю, что ты придумаешь, и выдала первую же странную идею, которая пришла мне в голову!
   - В этом предложении один только огромный розовый леденец - уже перебор.
   - У-у-у!
   Было довольно весело над ней издеваться, но чувство пустоты всё равно меня не покидало...
   - Ну правда, Таро-кун, что бы ты мне пожелал?
   - Правда хочешь знать?
   - Угу!
   - Ну, вообще-то это довольно извращённо, если быть честным. Ты правда хочешь узнать?
   - Угу!
   - Хорошо, ты сама напросилась. Закрой глаза на секунду.
   - А? Зачем?
   - Ну пожалуйста. Так надо просто. Для эффекта внезапности.
   Рена задумалась, что же такое извращённое это может быть, что я собираюсь сделать прямо сейчас, но, в конце концов, кивнула и закрыла глаза, сказав:
   - Ладно, если так нужно. Только не делай ничего очень извращённого, пожалуйста. Я ведь напугаться могу.
   - Ты, главное, подготовься морально... Так-с... только не подглядывай!
   - Не буду!
   - Окей... так... всё. Готова?
   - Угу.
   - Три, два, один. Открывай!
   Тут же она широко раскрыла глаза от удивления, ведь такого она точно не ожидала. Я поцеловал её в губы. Не сильно, не настойчиво, лишь лёгкий поцелуй, который я подарил ей в своём сне в первый раз. Бедняжка застыла в изумлении. Когда поцелуй закончился, я неспешно отстранился от неё, произнеся неловко:
   - Ну... вот... примерно... как-то так...
   Девушка вышла из ступора, сильно покраснела и растерянно посмотрела на меня:
   - Та... Таро-кун... что ты... почему...
   - Ну, потому что ты мне нравишься, и я не мог держать это в себе всю жизнь, - мне и самому было стыдно от того, что я сделал. - Я... просто... подумал, что...
   - Таро-кун... что ты говоришь...
   - Знаешь, я... просто хотел, чтобы ты знала...
   - Но как же... Ши-тян... я думала, ты любишь её... ведь вы столько раз...
   - То был другой я, но теперь его нет, - я виновато отвёл от неё глаза и поднялся на ноги, засунув руки в карманы. - Знаешь, прости, что взвалил на тебя это. Если это тебе в тягость, давай просто забудем об этом, хорошо?
   - Но... но ведь... Таро-кун... - она не могла справиться с потоком нахлынувшей на неё информации, прямо как я, хотя в моём случае информация была другой. - Ты серьёзно? Я правда тебе нравлюсь?..
   - Конечно, нравишься, иначе я не стал бы тебя целовать. Просто... слушай... ладно, извини, я, наверное, лучше пойду...
   Я обернулся и побрёл по мусорным кучам, позабыв о покрышке, об игре и вообще обо всём на свете. То чувство оказалось слишком сильно, чтобы его сдержать, но это был всего лишь сон. Разве я мог рассчитывать, что она полюбит меня и вне его? У меня началась другая жизнь, и я должен был просто смириться с нею, подавив остальные чувства...
   Неожиданно Рена остановила меня, обхватив руками сзади. Я удивлённо открыл глаза. Пускай и не мог видеть её лица, но чувствовал, как она уткнулась носом мне в спину и заплакала. Её тепло проникло в моё тело, словно водопад, заглушая боль во всём теле. Неловкий момент, я не знал, что чувствовать и как себя повести, но её слова через слёзы расставили всё на свои места:
   - Таро-кун... ты не представляешь... как долго я ждала от тебя этих слов снова...
  

Убийство, которого не было. Глава 3.

  

Сон наяву

   - Победа! - грандиозно провозгласила Шион, держа над собой позолоченный лист бумаги с надписью "7 желаний".
   Вот так незаметно и прошёл знаменательный для нашего клуба день охоты за сокровищами. К сожалению, в связи с некоторыми обстоятельствами, никто из нас не успел добраться до финиша раньше Шион. Сегодня утро, до Ватанагаши всего несколько часов, и мы решили убить немного времени, собравшись неподалёку от храма Фуруде. Сатоко и Рика постелили простыни на лужайке с высокой травой, Рена наготовила еды на всех, а от остальных потребовалось просто прийти и схомячить угощенье на халяву. Мы собрались вместе, ели и обсуждали вчерашнюю охоту, но у меня почему-то на душе скреблись кошки. Я просто сидел и смотрел вокруг, на яркое солнце, необычайно густую зелёную листву деревьев. Тишина, лишь шорох травы повсюду, звонкий ветёрок и стрекотание цикад вдалеке.
   - Таро-кун?
   - А? - Рена отвлекла меня от созерцания вида и погружения в собственные мысли. - Ух ты, я что-то пропустил?
   - Хватит уже в облаках витать, - с озорной улыбкой обратилась ко мне Шион, восседая на коленях своего парня. - Лучше трепещи перед властью, которой я теперь обладаю над вами!
   - Я трепещу, Шион, трепещу, - ответил я, состроив напуганную гримасу. - Видишь? Я очень напуган судьбой, которую ты мне предречёшь. Какой же она будет? Переоденешь меня в костюм официантки и заставишь слизывать сливки с тарелки, эротично постанывая "Ня!"?
   - Эй! - Кеичи тут же возмутился. - На что ты намекаешь?!
   - Ой, прости, милейший. Я и забыл, что девчонки обычно тебя переодевают в официантку. Я не хотел красть твой годами отработанный имидж...
   Я запнулся на полуслове, потому что Кеичи от злости выстрелил в меня из пластиковой бутылки с кетчупом. С красной фигнёй на морде я так и застыл в одной позе, в которой произносил ироничный монолог.
   - Так, спокойно, мальчики. Никто никого не будет переодевать официанткой... и заставлять слизывать сливки... - нас попыталась успокоить Мион, чуть не подавившись слюной. - Короче, я считаю, что Шион решать, какое именно желание вам загадать. Это не обязательно может быть ношение глупого костюма.
   - А давайте подвесим Кеичи-сана вниз головой и будем бить палками, пока из него не посыплются конфеты? - Сатоко как всегда воплощала детские эротические фантазии в издевательской форме в адрес Кеичи.
   - А может привяжем тебя к дереву и оставим одну в лесу? - предложил, издевательски уставившись на девочку парень. - Думаю, тебя найдёт какой-нибудь лесник-педофил и...
   - Кеичи, успокойся, таких в деревне, кроме тебя, нет, - ответил я, первым прикладываясь к чаю, который в термосе принесла с собой Рена.
   - С чего ты взял, что нет?.. стоп... Это я-то педофил?!
   - Приятель, я собственными глазами видел, как ты замечтался и начал вслух орать что-то о том, как было бы неплохо, если б тебя в ванной помыла Сатоко в одном полотенце, называя братиком...
   - Не было такого!
   - А ещё "Рика в откровенном наряде горничной приложится попкой к стеклу, а я с той стороны!.."
   - Фу, Кеичи-сан! - с отвращением в глазах покосилась на него Сатоко и отсела подальше.
   - Да не было такого! - Кеичи, похоже, начал выходить из себя. - Таро врёт! Кого угодно спросите!
   - Так я и спросил. Мне про твои фантазии с Рикой Томитаке-сан рассказал.
   - Мы для Кеичи-куна слишком старые, Ми-тян! У-у-у! - заныла Рена.
   - И не говори! Трагедия всего нашего женского старшего коллектива! - подхватила Мион.
   - А что такое "педофил"? - удивлённо слушая весь наш разговор, спросила Ханю.
   - Педофилы - это такие дяди, которые... - начала было пояснять Рика, но её тут же оборвала с краснющим лицом Сатоко:
   - Хватит-хватит! Давайте не будем этого обсуждать!
   - Действительно, ребята... - с улыбкой заговорил Сатоши, обнимая свою обожаемую Шион за талию. - Давайте прекратим разговоры, в которых детям лучше не принимать участие, и поговорим о чём-то другом?
   - Согласен, - ответил я, взяв отложенный для меня Реной бутерброд. - Например, кто как вчера искал нужные предметы и нашёл ли?
   - Я нет... - тихонько вздохнул Сатоши. - Никак не мог понять, что такое "источник музыки".
   - Магнитофон что ли? - спросил я.
   - А... ну... да, вообще-то подходит...
   - По-моему некоторые предметы найти было вообще нереально, - жаловалась Мион. - Я вот понятия не имею, что такое "балконет".
   Все взглянули на Мион, как на дурочку, причём она посмотрела на нас с ещё более удивлённым взглядом.
   - Что?
   - Эмм... Мион... - её сестра отозвалась первая. - Ты бы не позорилась...
   - Ну да, ты ведь девочка, тебе ли не знать... - подхватила Рика.
   - Неужели ты и правда не знаешь? Господи, деревня... - отозвался Кеичи, как эксперт в этом вопросе. - Вспоминай, давай. Его ещё называют "корбей"...
   Сонозаки уставилась на него, но никак не могла понять, о чём идёт речь, пока Кеичи снова не заговорил:
   - "Брасьер"...
   Вновь тишина.
   - "Пуш-ап", "Бесшов", "Лесестер"...
   - Мион, - я уже просто не выдержал и решил сам к ней обратиться. - Это лифчик.
   Девушка тут же вся красная от смущения задёргалась:
   - Что?! Лифчик?! Все эти мудрёные названия - это простой лифчик?!
   - Стыдно должно быть в таком возрасте не знать... - самодовольно подметил Маебара.
   - Правильно, - кивнул я, снова принимаясь есть. - Слушай нашу модницу Кеичи-тян, она тебя и краситься научит.
   - В каком смысле?! - вырвалось возмущение у парня. - К твоему сведению, для парня так же стыдно не знать, как называется одежда, которую девочки так и норовят нам продемонстрировать!
   - Кеичи-сан, вряд ли они носят лифчик, чтобы показывать его парням... - всё с той же улыбкой обратился к нему Сатоши.
   - Да ну? - у Кеичи огонь в глазах бежал, он с энтузиазмом и в театральной форме начал свой монолог. - Тогда как ты объяснишь их разнообразие и цвет? Неужели все эти красивые бюстгальтеры и трусики лишь для того, чтобы потешить их самолюбие? Нижнее бельё - это одежда, а одежда нужна, чтобы демонстрировать её окружающим, давая оценить свой вкус и стиль! Ни одна девушка не станет надевать некрасивое бельё, потому что знает, что парням хочется видеть на ней нечто столь же прекрасное, как и она сама! Все девушки на свете показывают, как бы случайно, нам свои труселя и лифчики лишь за тем, чтобы мы их видели!
   Девочки при этом смотрели на него, как на конченного извращенца, пропагандирующего свою веру народу. Я же вообще не обращал внимания и продолжал спокойно есть, отхлебнул чаю и произнёс, когда он закончил:
   - А мне больше нравится, когда нижнего белья вообще нет...
   Все как будто бы забыли об извращённом монологе про трусы и с ещё более удивлёнными глазами уставились на меня. Даже сам Кеичи.
   Через некоторое время мы сытые и довольные решили прогуляться к Окиномийи и пройтись по магазинам. Всё-таки расходиться было рано, ведь до Ватанагаши оставалось всего несколько часов, и мы решили встретить и провести этот фестиваль вместе. Однако вскоре нам всё же пришлось ненадолго разделиться, поскольку я был записан на приём к врачу. Пускай насильно, но в последнее время моё состояние меня беспокоило. Постоянная усталость, головные боли и помутнения рассудка не были для меня нормой, поэтому по просьбе Такано Миё я всё же решил наведаться в клинику, где был всего раз или два, и то не факт, что это был не сон...
   - А кто этот Ирие-сэнсэй?
   Меня вызвались проводить Рена, которая всю дорогу держалась со мной за руку, Рика и Сатоко. Почему именно они - не знаю, но такая троица была как раз кстати.
   - Таро, и давно вы с Реной вместе? - как бы невзначай спросила младшая Фуруде, глядя на то, как мы держимся за руки. Риугу спохватилась, покраснела и быстро убрала руку, сильно чего-то смутившись. Я на это лишь задорно улыбнулся и вообще обнял её за талию, на что она чуть не потеряла сознания от нахлынувших эмоций.
   - А что такого? - спросил я ехидно. - Если судить по тому, что я у вас здесь знатный бабник, нафиг мне Шион? Буду любить теперь Рену. Долго и упорно...
   - Таро-кун! - бедняжка не находила слов, пребывая в краске.
   - Ну и слава богу, - вздохнула, глядя на Рену, Сатоко. - А то всё на девушку моего брата он покушается...
   - И на вас с Рикой покушусь, когда станете чуток постарше, - я недвусмысленно им подмигнул, на что Сатоко встала в ступор, а я не смог сдержать смех на такую реакцию.
   - Это хорошо, - нашу монахиню такой расклад, похоже, только обрадовал. Она всё с той же невинной улыбкой шла, смотря вперед. - Теперь мы к совершеннолетию точно парнем обеспечены! Ми-па!
   Я оценил шутку, но Рену всё ещё что-то беспокоило. Она шла, опустив взгляд на землю, и выглядела подавленной.
   - Таро-кун, можно с тобой поговорить? - спросила она.
   - Ооо, похоже, грядёт буря... - хмыкнула Сатоко. - Разговоры, которые начинаются вот так, редко заканчиваются чем-то хорошим. Нам уйти?
   - Нет-нет, останьтесь, - мы остановились, и Рена встала прямо напротив меня, боясь взглянуть в глаза. - Я просто... хотела...
   - Рена, в чём дело? - удивлённо спросил я, чувствуя неладное. - Только не говори, что ты хочешь меня бросить...
   - Нет-нет, Таро-кун! Ты не понял! Я... хотела попросить тебя кое о чём... и вас тоже, девочки...
   Это уже было подозрительно, раз относилось не только ко мне. Вообще-то мы не поднимали тему наших отношений при других друзьях, и взялись за руки только тогда, когда отделились.
   - Таро-кун, я очень тебя люблю... и ты мне безмерно дорог... но давай пока не будем никому говорить, что мы вместе? Особенно Шион... и Мион...
   Я даже не стал спрашивать "почему". Скорее всего, она не хотела обидеть ни ту, что влюблена в меня, ни ту, которая изменяла своему парню со мной. Лично я был научен горьким опытом того, чем может обернуться такая ситуация, поэтому и сам не хотел слишком распространяться о своих чувствах.
   - Я понимаю, - кивнул я, улыбаясь ей. Девушка так же немного стеснительно улыбнулась, подалась вперёд, чтобы я обнял её.
   - Как трогательно, - иронично подметила Сатоко, смотря за этой картиной.
   - Девочки, пожалуйста, вы тоже никому ничего не говорите, хорошо? - обратилась к ним Рена.
   - Вопрос не в том, скажем мы кому-нибудь или нет, а в том, во сколько вам обойдётся наше молчание... - ехидно взглянула на нас Ходжио.
   - Я куплю тебе плюшевого мишку, который и будет твоим парнем в восемнадцать лет, потому что я отказываюсь... - подколол её я.
   - Сатоко бросили, даже не начав встречаться! Плак-плак! - подхватила Рика.
   После криков озверевшей Сатоко и смеха мы продолжили идти к клинике Ирие, но и тогда не обошлось без странностей, к которым я был не готов.
   - А вообще было очень весело вчера, - завела разговор Рена. - Я нашла в сокровищнице столько всяких миленьких штучек!
   - Поэтому ты и не побеждаешь, - подметил я. - Каждый год перед тобой целая свалка, на которой можно любую вещь из списка найти, а ты на всякие игрушки отвлекаешься.
   - Не говори так! Я спасаю их, пригреваю и даю кров! Они ведь такие грустные и беспомощные были...
   - Ещё одна причина, почему Рена не выиграла, в этом году её подкараулил Таро, который признался ей в любви, - театрально заговорила Рика, как будто читала любовную оду. - Молодых охватило пламя страсти. Наша красавица позабыла обо всём, бросила свои милые штучки на землю и предалась любви со своим кавалером прямо на них. Прямо под закатывающимся солнцем на деревенской свалке. Как романтично!
   - Рика-тян! У-у-у! - Риугу снова налилась румянцем. - Не говори так! Это так стыдно!
   - Иногда я удивляюсь твоей фантазии... - с подозрением посмотрела на Рику её соседка.
   - Вообще-то у нас дело до этого не дошло, - ответил я. - Во-первых, предаваться любви в мусоре мне не очень-то хочется. Во-вторых, мне ещё нужно было дотащить колесо до поместья Сонозаки...
   - А, ну да, ты же зачем-то колесо приволок вместе с собой... - вспомнила Сатоко.
   - Я приволок то, что было в моём списке. И вообще, мне пришлось тащить его с самой свалки, поднимаясь сначала на пригорок, а затем и по ступенькам вверх. К твоему сведению, это не так уж удобно.
   - А ещё зря, потому что Шион всех опередила! - воскликнула весело Рика.
   - Да уж... умеешь ты подбодрить... - вздохнул я. - К слову, вам не кажется странным, что Шион всех обошла? В смысле, у неё ещё были дела с матерью, а она всё равно нас обскакала, причём очень быстро.
   - А что удивительного? - спросила Рена. - Шион очень сообразительная, к тому же мы с тобой пришли самые последние.
   - Да, но первой там оказалась Ханю-тян... Она пришла к поместью примерно на закате, но Шион уже её опередила. Причём, если верить тому, что она сказала, ещё час назад у неё вообще не было найдено ни одного предмета. Это подтвердила Мион и даже Сатоши, с которым она провела больше половины дня...
   - Что ты хочешь сказать, Таро? - спросила, удивлённо на меня взглянув, Рика.
   - Ну, просто, мне кажется, нереально достать всё за такое короткое время и опередить всех. К тому же, её мать...
   - Хватит, Таро-кун...
   Внезапно я запнулся. Меня перебила Рена, которая опустила голову, и её глаза спрятались за волосами. Примерно так же стояла спиной ко мне Сатоко. Их обеих явно взволновал мой разговор.
   - Таро-кун, пожалуйста, не говори так... Шион... она... наша подруга... - Рене было тяжело подбирать слова. - А друзья не обманывают друг друга...
   - Лучше не сомневайся в её победе, Таро-сан... - у Сатоко голос был ещё мрачнее, что, казалось бы, невозможно. - Просто верь ей... не задавай вопросов, просто верь...
   С этими словами обе девушки ушли вперёд, а я остался стоять на месте, в шоке от того, что только что произошло. Картинка в моей голове постепенно начала складываться воедино, но мне всё ещё подбрасывали всё новые кусочки головоломки, которые, казалось, не подходят никуда.
   - Идём, Таро, - окликнула меня Рика, взяв за руку.
   - А? А, да...
   Мы с девочкой пошли нагонять подруг. Странно, что они повели себя именно так. В этом мире, где Ватанагаши уже не символ ежегодных кровавых расправ и исчезновений всё ещё происходит нечто странное и непонятное. В тихом омуте водятся черти. И, похоже, я начал понимать, где находится их логово...
   - Рика-тян, скажи... - обратился я к девочке. - Может, это прозвучит странно, но... Родители Сатоко и правда живы?
   - А что случилось? - улыбаясь, спросила малышка с невинным выражением лица. - Хочешь познакомиться с ними до того, как станешь нашим парнем?
   - Ну и это тоже... но меня беспокоит другое. Почему вы живёте вместе? Насколько я знаю, Шион и Сатоши живут у его дяди с тётей, а ты с Сатоко. Но как насчёт родителей? Разве не лучше маленькой девочке жить с ними?
   - Ну что я могу тебе рассказать... - задумалась Рика. - Ты почти всё правильно сказал. Мы с Сатоко и Ханю живём втроём. За нами приглядывает папа, поэтому без внимания взрослых мы не остаёмся. А родители Сатоко иногда приходят её навестить. Они сейчас чем-то очень заняты и не могут уделять ей всё своё время, поэтому пока попросили настоятеля храма Фуруде приютить её на время. Вот такая история.
   - Понятно... - ответил я, размышляя над сказанным. - Всё это как-то очень странно, но раз ты так говоришь...
   - А теперь ты мне ответь на один вопрос.
   - Да? Что ты хотела узнать?
   - Ты когда-нибудь видел сны, в которых ты умирал?..
   Я буквально застыл от такого вопроса. Меня повергло в шок ещё сильнее, чем минуту назад. Кроме того, Рика спросила это совсем необычным для себя голосом, а более взрослым и низким. Я никогда не видел у неё такого серьёзного выражения лица. Словно она читала мои мысли. Сложно объяснить, что именно я почувствовал в тот момент, но совсем не страх или удивление. Нечто совсем иное...
   - Эй, ребята! - вдруг оборвала наш странный разговор Сатоко криком издалека. - Давайте быстрее! Мы почти дошли!
   - Сейчас! - ответила Рика, как по волшебству вернувшись в образ милой маленькой девочки, и побежала к ним. Я лишь смотрел ей вслед, чувствуя, как голова постепенно начинает трещать...
   Немного времени спустя мы наконец-то дошли до клиники Ирие. Небольшое белое здание на открытом свободном участке. Это было сложно назвать госпиталем, но, по крайней мере, похоже на клинику.
   - И всё-таки, кто этот Ирие-сэнсэй? - спросил я неуверенно у девчонок, что шли впереди меня. - Вы мне так и не ответили.
   - А ты что, его не знаешь? - спросила Рена, обернувшись с улыбкой. - Странно, что вы до сих пор ни разу не встречались.
   - Это точно... - почти про себя сказала Рика, которая просто продолжала идти.
   - Ирие Кёске-сан - главный врач и владелец клиники, - ответила Сатоко. - А ещё он тренер нашей команды по бейсболу. Вообще, он очень хороший и понимающий человек...
   - А ещё он любит переодевать нашу Сатоко в разные костюмы и мечтать о том, как однажды они поженятся, - так невзначай добавила Рика, чем вогнала подругу в краску:
   - Эй!
   - Ого, да у Сатоко уже есть парень. Как жалко, а я так надеялся... - я чуть не расплакался.
   - Ну хватит! - бедняжка сгорала со стыда и от злости ушла вперёд всех. - Никакой он мне не парень!
   - Надо же, как побежала, - удивлённо глянул я ей вслед. - Так не терпится вновь увидеть своего избранника?
   - Конечно, они ведь периодически видятся. Она к нему часто заглядывает, - мило улыбаясь, обратилась ко мне Рика.
   - И что же они там делают? - спросила взволнованно Рена.
   - Врачебная тайна, - протянула младшенькая из нас.
   - Этот доктор суёт ей пилюльки куда не надо? - мне уже это начало казаться любопытным. - Или они устраивают ужин при "свечах"?
   - Так, ну всё! Вы меня достали!
   Вдруг в нас полетел дождь из маленьких камушков. Это Сатоко психанула.
   - Спасайся, кто может! - закричал я, прикрывая девчонок. - Блондинка разбушевалась!
   Уже скоро сквозь град камней и матерных слов в наш адрес, мы с горем пополам вошли в клинику, где в приёмном отделении нас направили прямиком к кабинету главврача. Благо, Ходжио сорвалась недостаточно сильно, чтобы к нему на приём пришлось с побоями записываться ещё кому-то, кроме меня. А вообще хождение по клинике вызывало у меня странное чувство. Я помню, что когда-то приходил сюда и раньше, но обстановка, стены, вообще всё вокруг очень изменилось. Возможно, это всего лишь моё воображение.
   - Боже ты мой, Кимото-кун! - вдруг остановил меня знакомый голос. - Ты всё-таки пришёл!
   Позади появилась работающая здесь медсестрой Такано Миё. Отмечу, что её рабочая одежда смотрелась на ней просто отпадно. Хотя её белый медсестринский халат и колпачок с красным крестом больше походили на костюм для эротических ролевых игр, но это я, наверное, ничего не понимаю в медицине.
   - А я подумала, ты притворишься, что ничего не было, но я рада, что ты оказался более ответственным, чем большинство мужчин в наши дни.
   - Ну что вы, Такано-сан. Что сделано, то сделано. Я честный человек, и после того, что было, не могу вас избегать.
   - Я бы очень расстроилась, если бы ты так поступил.
   Весь разговор девчонки с удивлённой миной таращились на нас. Меня это только веселило, особенно в том плане, что Такано сама всё поняла и мастерски подыгрывала. Первой не выдержала Рена:
   - Таро-кун, что всё это значит?! - она была готова в любой момент расплакаться. - Что это за ответственность? Почему Такано-сан так этому рада?
   - Наш пострел везде поспел... - со вздохом произнесла Сатоко.
   - Скоро деревня превратится в личный гарем Таро! Ми-па!
   - Да ладно вам, девчонки, - кое-как сдерживая смех, сказал я. - У нас с Такано-сан чисто деловые отношения. Она для меня слишком старая.
   - Боже, Кимото-кун, я и не знала, что ты предпочитаешь несовершеннолетних барышень восьми-девяти лет, - с обычной для себя хитрой улыбкой ответила Миё.
   - А я не думал, что вы питаете чувства к знакомым одного с вами пола. То-то вам моя сестра не даёт покоя, а теперь вот Макото-сан...
   Невооружённым глазом можно было заметить, что между нами стреляют молнии, несмотря на добрые улыбки и закрытые глаза. Рена, Сатоко и Рика даже боялись встревать, чтобы не попасться под горячую руку.
   - Ну ладно, озорники, - наконец отошла от темы Такано и обратилась к девочкам. - Вы подождите в приёмной. Сатоко-тян, иди вместе с Кимото-куном. Пусть тебе заодно сделают намеченные процедуры. Если буду нужна, я неподалёку.
   Её очаровательная улыбка призвана успокаивать больных, но, зная характер этой дамочки, она вызывала у меня лишь мурашки по коже. У кабинета главврача никого не было, поэтому мы с Сатоко прошли сразу туда, прежде помахав Рене и Рике, которые обещали нас подождать. Войдя через дверь, я увидел вполне обычный рабочий кабинет врача. Белая комната со шкафами, рабочим столом, двумя кушетками, отгороженными ширмой, и прочими атрибутами. За столом сидел мужчина лет двадцати пяти, приятной наружности, со светло-каштановыми короткими волосами и большими очками. Одет был в белый докторский халат с бейджиком, прикреплённым к карману на груди. Под ним - чёрная рубашка и жёлтый галстук на заклёпке. На ногах тёмно-серые брюки на кожаном ремне и чёрные мужские туфли. Он производил впечатление профессионала, отдающего всего себя во имя дела. Серьёзный сосредоточенный вид при работе с бумагами это подтверждал.
   - Простите... можно войти? - спросил я, постучавшись уже в открытую дверь.
   - Да-да, у вас назначено? - он повернулся в мою сторону, оторвавшись от работы.
   В какой-то момент у меня отвисла челюсть, когда он вдруг поменялся в лице, засеял счастливой улыбкой и чуть ли не вприпрыжку понёсся в мою сторону с криком:
   - Сатоко-тян!
   Он тут же бросился обнимать и жаться к девочке, которая была удивлена не меньше меня. Чудной доктор чуть ли не тёрся об неё щекой:
   - Сатоко-тян, как же я соскучился! Моя ненаглядная!
   - Ирие-сэнсэй, перестаньте! - Ходжио попыталась вылезти из его объятий. - Хватит меня сюсюкать!
   - Прости, но я просто не могу сдержаться! Ты с каждым днём всё милее и милее! Может, останешься у меня подрабатывать медсестрой? Я и костюмчик подходящий тебе нашёл!
   Глядя на этого парня, я сразу понял, откуда у Такано-сан такое откровенно-пошлое одеяние. Местный врач оказался не так уж адекватен, как я думал о нём первые несколько секунд.
   - Извините, - демонстративно прокашлявшись, заговорил я. - Мне очень не хочется прерывать такой трогательный момент, но я лечиться сюда пришёл, а не смотреть, как мою подругу ласкают.
   - Ой, простите... - врач отпустил девочку, встал на ноги и протянул мне руку, создавая вид доброго и ответственного доктора. - Ирие Кёске к вашим услугам. Чем обязан вашему визиту?
   Я выложил ему всё, как есть. После этого мы приступили, собственно, к лечению. Ну, по крайней мере, мне так показалось. Я сел на ближайшую к двери кушетку и стал ждать, пока этот доктор со странными наклонностями осмотрит свою обожаемую Сатоко. Из их общения мне удалось понять немного. Они хорошо знакомы, он частенько так к ней липнет, и, похоже, Ирие Кёске является её постоянным лечащим врачом, что заставляет приходить свою пациентку чуть ли не каждый день. Понимаю, звучит двусмысленно, но что я понимаю в современных методах лечения детей.
   - Мне вот любопытно, а в клинике нет специализированного врача, более подходящего Сатоко? Педиатр, например, - спросил я, пока всё равно ждал своей очереди.
   - Да, конечно, есть, - улыбнулся мне Ирие, готовя стетоскоп и ещё какие-то медицинские примочки. - Но понимаете, когда клиентка такая милашка, её всегда хочется осмотреть самому. Давай, Сатоко-тян, снимай рубашечку.
   В очередной раз я очень хотел, чтобы это оказалось просто шуткой, и он достаточно квалифицирован для того, чтобы осматривать детей. К тому же, врачебная этика и всё такое...
   - Отвернись! - внезапно мои мысли оборвала Сатоко, которая почти уже сняла рубашку и угрожающе уставилась на меня.
   - Господи, какие мы стеснительные... - вздохнул я и отвёл взгляд в сторону. - Можно подумать, там есть, что рассматривать...
   После этих слов мне в голову прилетел стетоскоп. Благо, у врача нашёлся под рукой ещё один, и он воспользовался им. Далее пошли стандартные при осмотре процедуры, за которыми я не стал наблюдать, а просто лёг на кушетку и уставился в потолок.
   - Насколько я понимаю, вы знакомы, - параллельно с осмотром пациентки обращался ко мне Ирие. - А кем вы приходитесь Сатоко-тян?
   - Я её будущий муж...
   - Как?! - бедный доктор чуть не начал плакать. - Сатоко-тян, как ты могла?!
   - Никакой он мне не муж!
   - Ура!
   - И вы тоже!
   - Не-е-ет!
   Судя по звукам, владельца клиники плющило не по-детски. Создавалось впечатление, что он больше ребячится, чем говорит серьёзно. Оно и понятно, ведь не каждый ребёнок захочет лечиться, сосредоточившись на том, что он болен. Поэтому, возможно, доктор таким образом пытался отвлечь Сатоко. Особенно это было заметно, когда она разговаривала с ним:
   - Это мой друг, его зовут Кимото Таро-сан. Мы знакомы уже больше года и очень хорошо дружим, - слышно, что в этот момент девочка улыбалась и вообще была в приподнятом настроении. - Хотя иногда он ведёт себя со мной просто отвратительно, но в последнее время мы сдружились даже больше, чем раньше.
   - Приятно слышать, - ответил ей доктор. - А как твой братишка поживает? Всё ещё с Шион-сан встречается?
   - Да... они... очень хорошая пара...
   - Но о тебе-то он хотя бы заботится?
   Сатоко замолчала. Ей не очень-то было уютно говорить о таких вещах, поэтому я включился в разговор:
   - Знаете, когда он не успевает уделить ей внимание, это делаем мы - её друзья. В конце концов, мы своих в беде и в радости не бросаем.
   Мои слова немного ободрили девочку, и она снова улыбнулась. Кёске обратил же внимание на меня, продолжая осмотр:
   - Юноша, а как так вышло, что вы живёте здесь уже год, но я вас ни разу не видел?
   - Доктор, у меня абсолютно аналогичный вопрос к вам, - практически точно спародировал его я. - Я хорошо знаком с Такано-сан и даже приходил к ней на работу, но вас ни разу не получалось застать.
   - Так вы и с Такано-сан знакомы? Очаровательная женщина, не правда ли?
   - Да уж, не могу не согласиться. И понимаю, зачем было переодевать её в такой фетишистский костюм медсестры...
   - О чём вы? Это обычная стандартная форма...
   - Да не, я совсем не против таких нарядов! Если на девушке они хорошо смотрятся, почему бы и не ходить так на работе, вгоняя больных в краску?
   - А вы шутник, юноша. Это хорошо. Чувство юмора - вещь всегда полезная.
   Через некоторое время я заметил, что Ирие подготовил правую руку пациентки и взял шприц с какой-то жёлтой жидкостью. Меня это насторожило.
   - А что вы ей колите, товарищ доктор?
   - А, ерунда. Просто кое-какие витамины, которые нашей девочке необходимы.
   - Таро-сан, не волнуйся. Мне их всё время колют, и я чувствую себя прекрасно! - успокоила меня Сатоко.
   - Ну ладно, раз витамины.
   - Ну вот и всё. Не больно ведь было, да, Сатоко-тян? - вскоре Ирие закончил с процедурами. - Ладно, можешь идти. Через месяц жду тебя снова, и не забывай приходить принимать лекарство у Такано-сан.
   - Хорошо! - девочка с улыбкой на лице попрощалась с доктором и пошла к выходу. - Таро-сан, мы тебя ждём!
   - Ладно, давайте. Я постараюсь побыстрее, - подмигнул ей я.
   Когда блондиночка спряталась за дверями, я встал со своей койки и пересел на ту, где только что сидела Сатоко, чтоб врачу было удобнее меня осматривать.
   - Итак, вы у нас по записи, Кимото Таро-сан, - обратился ко мне врач, прежде вымыв руки в небольшой раковине неподалёку от кушетки. - Такано-сан говорила, что вы в последнее время странно сейчас чувствуете.
   - Ну да, - я задумался. - У меня последние пару дней всё наперекосяк. Сплю плохо, постоянная слабость, голова трещит всё время, то слабо, то просто невыносимо. Скажите, доктор, я беременный?
   - Пока не начал расти живот и не тянет на солёненькое, можете быть спокойны, - он улыбнулся мне, сел на стул напротив и продолжил разговор. - Давайте я проведу беглый осмотр и узнаю, с чем мы имеем дело.
   - Ну, раз так, может, скажете. Чем таким серьёзным болеет Сатоко?
   - С чего вы взяли, что она больна?
   - Это невооружённым глазом видно. Она часто сюда приходит на вакцинацию, вы раз в месяц её осматриваете. Чем она больна?
   - Извините, но это врачебная тайна, - ответил Ирие, надевая стетоскоп. - Снимите, пожалуйста, майку.
   Я молча следовал указаниям врача, пока он слушал моё дыхание, осматривал глазницы, проверял рефлексы и прочее. Однако меня напрягала одна вещь, он частенько касался пальцами моей кожи в боках, на шее и на руках, словно выискивая там какие-то кожные заболевания. Ну хоть в штаны не залез. Это было странно, но, видимо, необходимо, поскольку у него был довольно серьёзный вид.
   - Можно задать один вопрос? - спросил он, проводя пальцем по коже на шее. - У вас случайно не было сильного зуда в последнее время? Вы не чесали шею, руки или ноги?
   - Ну... я не замечаю таких вещей, - честно признался я. - Думаю, я заметил бы, если б появился какой-то сильный зуд.
   - Понятно... а как насчёт внезапно вплывающих головных болей, раздражительности, галлюцинаций?
   - Доктор, вы меня за психа держите?
   - Нет-нет, ни в коем случае. Просто интересуюсь... Понимаете, я нашёл у вас на коже несколько небольших покраснений на шее, боках и запястьях. Думаю, это просто пустяки, но давайте не будем искушать судьбу и возьмём парочку анализов? Так, на всякий пожарный.
   - Ну... если так надо, конечно...
   Вообще-то я не замечал никаких покраснений. Возможно, он лучше в этом разбивается, поэтому я спорить не стал, но всё же решил узнать кое-что:
   - Простите, доктор. Может, прозвучит немного невежливо, но какая у вас медицинская специальность?
   - О, у меня их целая куча, - ответил он с улыбкой, выискивая чистый кусочек стекла для микроскопа. - По образованию я терапевт, эндокринолог, ревматолог, аллерголог, дерматолог и так далее. В общем, просто семейный врач.
   - На все руки мастер, да?
   - Ну, не хочу хвастаться, но на поприще медицины меня называли юным гением. Я очень быстро всему обучался.
   - И что же такой специалист, как вы, забыл в такой глуши?
   - Есть причины. Понимаешь, здесь клиника моего отца, и я всегда мечтал продолжать его дело. К тому же здесь гораздо веселее, чем скучная однообразная работа в больших городах.
   - Похоже, деньги вас совсем не волнуют.
   - Не в деньгах счастье, юноша. Свобода творчества - куда важнее.
   Не знаю, какое творчество он имел в виду, но говорил красиво. Может, он и правда предпочитает свободу популярности, а может просто в большом городе ему бы не спустили с рук такой странный осмотр маленькой девочки...
   Ирие-сэнсэй взял у меня анализ крови и тут же поместил образец под микроскоп, пытаясь его настроить. Мне даже стало как-то не по себе от вида всего этого. Он так не возился даже со своей обожаемой Сатоко.
   - Кимото-сан... - после осмотра обратился ко мне врач, делая какие-то записи на бумаге, лежащей перед ним. - Скажи, давно начались все эти симптомы, которые ты мне описал?
   - Ну, дня три назад примерно. Я уже не помню точно...
   - Ясно... хорошо...
   - А в чём дело?
   - Нет-нет, ничего серьёзного, - после доктор повернулся ко мне всё с тем же спокойным лицом, протягивая какую-то бумажку. - Скорее всего, у тебя самое обычное перенапряжение. Ты слишком много переволновался, поэтому не можешь уснуть, а из-за недостатка сна уже вытекает недомогание и головные боли. Я выписал тебе парочку лекарств. Принимай их в течение недели, а после ещё раз зайди ко мне в то же время, чтобы убедиться, что тебе помогло, договорились?
   - Ну хорошо... - я недоумевал. Сложно было разобрать, правда ли всё в порядке или он пытается что-то скрыть. - А как насчёт каких-то там покраснений?
   - Думаю, это просто насекомые. В тёплую погоду в траве прячется много паразитов, а ты ведь любишь на травке поваляться?
   - Да... грешу помаленьку...
   - Ну вот. Скоро само всё пройдёт. Главное, принимай выписанные мной лекарства раз в день, и обязательно поправишься.
   - Спасибо, Ирие-сэнсэй.
   Я взял выписанную им бумажку и отправился к выходу. Честно говоря, всё это было очень странно. Но поскольку я мало что понимаю в медицине, у меня единственный выбор - довериться профессионалу. К тому же почти весь разговор в голове у меня мутилось, и было сложно полностью соображать.
   - Кимото-сан, ответь на ещё один вопрос, прежде чем уйдёшь, - Кёске серьёзно взглянул на меня. - Ты волнуешься за Сатоко-тян?
   - Да, но... к чему такие вопросы?
   - Понимаешь... - главврач слегка изменился в лице. Похоже, его очень волновала тема, которую он поднял. - О Сатоко-тян никто не заботится. Она живёт у Фуруде Рики-тян, и её отец приглядывает за ними, но ей этого недостаточно. Ей нужен взрослый, который сможет помочь ей в тяжёлый момент...
   Похоже, ему известно больше, чем мне казалось. Он знает, что её родители, дядя и тётя живут отдельно, что старший брат занят своими отношениями и не может уделять ей время. В конце концов, я и сам часто замечал, что бедняжке не хватает братского внимания, как бы она это не отрицала.
   - Ты ведь знаешь, что такое Синдром Хинамизавы? - снова обратился ко мне Ирие.
   - Неужели Сатоко...
   - Да. К сожалению... понимаешь, пару лет назад её доставили ко мне с тяжелейшим случаем психического расстройства. Она, как и все жители деревни, была больна этим синдромом, но какое-то очень сильное эмоциональное потрясение заставило его развиться с первой стадии сразу до третьей. Ещё чуть-чуть и болезнь бы дошла до четвёртой стадии, откуда её уже лечить бесполезно. Я успел вколоть ей лекарство в самый последний момент...
   - Стойте. Вы хотите сказать, что Сатоко больна Синдромом Хинамизавы? И у вас ей вакцина от этой заразы?
   - Боюсь, что нет...
   - Дайте угадаю. Вы переехали сюда затем, чтобы изучать этот так называемый синдром? Поэтому вы предпочли работе в городе эту?
   - Я просто хочу помогать людям. Годы исследований и наблюдений за тем, как протекает эта болезнь - это работа всей моей жизни. Но пока всё, что мне удалось найти - сыворотку, которая временно нейтрализует действие бактерий. Я вкалываю её Сатоко-тян, потому что не хочу, чтобы она в таком юном возрасте обрекла себя на всю оставшуюся жизнь. Пока это всё, что я могу...
   - Проще говоря, если кто-то будет её поддерживать, она будет меньше страдать, и тогда со временем излечится?
   - Я хочу в это верить.
   - Хорошо, - сказал я уверенно. - Не волнуйтесь, я пригляжу за ней, как смогу...
   После этого странного разговора мы попрощались, и я уже был готов выйти из кабинета, но вдруг был остановлен неожиданной фразой:
   - Извините, Кимото-сан, пока вы не ушли, ответьте быстренько на последний вопрос... Вы случайно не имели контакта с водой из болот Онигафучи?
   - Ну... кажется, нет... а что?
   - Да так, ничего. Можете идти...
   Я не предал значение этому неуместному вопросу, вышел из кабинета и прислонился спиной к двери, приложив ладонь ко лбу. Голова кружилась, не давая мне думать ни о чём другом, о чём в тот момент я должен был поразмыслить. Лоб был холодный, но внутри черепной коробки всё ныло и звенело, будто эхом разносилось стрекотание цикад... Синдром Хинамизавы... лекарство... вода из Онигафучи... галлюцинации... пруд...
   - Кимото-кун, - внезапно прервала летающие в моей голове обрывки мыслей девушка в костюме медсестры. - Ну как ты? Что сказал доктор?
   - Ну... я... - почему-то сложно было собраться с мыслями, поэтому я просто протянул ей бумажку. - Мне тут Ирие-сэнсэй прописал лекарства... я думаю, вы сами поймёте...
   Такано взяла у меня из рук записку и пробежалась по ней глазами:
   - Неужели... - что-то вдруг её явно обрадовало. - Кимото-кун, ты принёс мне очень хорошие новости.
   - Что, вам нравится, когда людям больно? - спросил я, через силу улыбнувшись.
   - Ну что ты, у тебя банальное недомогание, - с хитрющей улыбкой ответила она. - Я тебе больше скажу, когда примешь эти таблетки, уже к Ватанагаши встанешь на ноги. Идём, сейчас отдам их тебе.
   Я так и не понял, почему вдруг она расцвела, и что всё это значило, но, забрав выписанные таблетки, я поблагодарил девушку за всё и отправился к друзьям, которые ждали меня в приёмной, пока Такано вписало моё имя в свой блокнот с пометкой "СХ - ст. не определена".
   - Ты принёс мне очень... о-очень хорошие новости...
   Вечер Ватанагаши подкрался незаметно. Я заглотнул несколько таблеток, данных мне Ирие-сэнсэем, и боль как рукой сняло. Мало того, улетучилось волнение, слабость и бесконечное беспокойство, что что-то вокруг не так. Хорошо это или плохо, но теперь я мог наконец-то перестать думать о плохом и полностью отдаться новой жизни, вне сна, который был теперь практически позабыт. Я с радостью поверил, что живу здесь, а не там. Возможно, атмосфера веселья так на меня подействовала, ведь мы снова всей дружной и сплоченной компанией собрались на фестивале. Парни в обычной одежде, а девчонки в цветастых кимоно с кружочками, бабочками и прочими нашивками.
   - Эй-эй-эй! Народ! - крикнул я подходящим к нашей мужской компании прекрасным дамам, которые бегали домой переодеваться. - Давайте скорее! Мы по вам соскучились!
   - Идём уже, идём! - отвечала Мион в тёмно-фиолетовом кимоно с зелёным поясом. - В сандалиях, знаешь ли, не побегаешь!
   В это время было уже очень темно, и лишь свет праздничных фонарей освещал дорогу к храму и всю площадь, на которой проходил Ватанагаши. На него собралась вся деревня в преддверии чего-то волшебного и сказочного. Ну, и мы тоже пришли немного повеселиться. Я надеялся, что сегодняшний вечер даст мне возможность развеяться, забыть обо всех подозрениях, обо всём плохом, и просто провести хорошо время со всеми моими друзьями.
   - Простите, что так долго, - подойдя, обратилась к нам Рена, одетая в белое кимоно с голубыми кружочками и оранжевым поясом. - Надевать кимоно труднее, чем я думала.
   - Рена мучилась больше всех, - саркастично глянула на неё Сатоко в тёмно-красном одеянии с белыми цветами и ободком с бутоном розы в волосах. - Она дважды запуталась в поясе.
   - У-у-у! Но это так сложно! - завыла рыжая девочка.
   - Приветик, милый, - Шион тут же подскочила к своему блондинчику-избраннику и принялась его целовать. - Как тебе мой наряд?
   - Ну... очень красивый... - смущённо улыбаясь, ответил парень, лишь мельком взглянув на неё тёмно-зелёное кимоно на чёрном поясе, украшенное блестящими нашивками из иероглифов.
   - А то. Это мама мне его подарила. Сказала, что в нём впервые встретила нашего папу.
   - Да... - с грустной улыбкой отвела глаза в сторону Мион. - Мама такая добрая...
   - Эй, ну-ка отставить уныние! - я обнял девушку за плечо. - Мион, оно бы тебе не пошло. А в этом ты смотришься даже краше, чем обычно.
   - Д-д-да?! - бедняжка налилась краской, ещё когда я её обнял, а уж после такого комплимента её лицо стало напоминать помидор. - Ну... если ты так думаешь...
   - А мне вот интересно... вы когда одевали кимоно, соблюли все традиции? - спросил Кеичи, разглядывая девчонок.
   - То есть? - переспросила Сатоко.
   - Кеичи хочет узнать, мы голые под ними или нет, - пояснила с невинной улыбкой Рика.
   Все уставились на парня с широко раскрытыми глазами, но так никто ничего и не ответил на это, пропустив вопрос мимо ушей...
   День и правда летел для меня на одном дыхании. Весёлый смех вокруг, крики детей, палатки с играми и едой. Что ещё нужно было для счастья. Мы провели всей компанией около 3 часов подряд, пробуя разную еду и испытывая на практике местные игры, о которых трубят зазывалы. Мион даже умудрялась провести несколько конкурсов с наказаниями, используя игровые палатки. В итоге Кеичи разрисовали лицо, Сатоши спрыгнуть в озеро неподалёку прямо в одежде, а мне окунуться головой в бочку с горячим сиропом, в котором вымачивали яблоки. Было больно, но чертовски весело.
   После такой насыщенной программы мы разделились и договорились собраться вместе у ручья, по которому будем пускать кораблики из хлопка. Я пришёл к нему первым, чтобы отмыться после приёма маски омоложения из вишнёвого сиропа. Ополоснув руки и набрав воды, я ополоснул лицо, после чего ощутил свежий вечерний ветер. Благодать...
   - Ты в порядке, Таро-кун? - обратился ко мне голосок позади.
   - Да, Ханю-тян. Чувствую себя на двадцать лет моложе, - ответил я, поднявшись в полный рост и потянувшись. - То есть, на минус 4 года.
   - Рада это слышать, - девочка подошла ближе ко мне и тоже склонилась над водоёмом, смотря на своё отражение. - Знаешь, я очень люблю это место. Год за годом дух захватывает наблюдать, как по нему плывут кораблики из хлопка, унося все людские невзгоды прочь по течению.
   Ханю с печалью в глазах смотрела в воду, словно вспоминая что-то. Девочка в свете фонарей, отражающихся от водной глади, в своём светло-голубом кимоно казалась добрым духом, даже ангелом. Я невольно засмотрелся на неё и сел рядом.
   - Ханю-тян, скажи. Давно вы с Рикой-тян знакомы? - спросил я, чтобы отвлечь её от грустных мыслей.
   - Угу. Очень-очень давно. Я даже не помню, как мы познакомились. А что?
   - Ну, просто я о тебе так мало знаю. Видать, эти грибочки подействовали на мой мозг сильнее, чем я рассчитывал.
   - Ничего страшного, Таро-кун. Я могу понять это чувство, когда не понимаешь, что происходит вокруг. Было время, я тоже считала себя хранителем Хинамизавы.
   - Типа, девочка-волшебница ангел-хранитель? Знаешь, звучит глупо, но тебе определённо бы подошло.
   - Почему?
   - Ну не знаю... ты у нас такая лапочка, что в костюме и с волшебной палочкой все только бы умилялись.
   - Нет, я не люблю костюмы, мне очень стыдно их одевать...
   - Просто Мион тебя не в те костюмы переодевает. Тебе больше всяких монашек подойдёт образ живой куколки, например.
   - Таро-кун! Меня смущает даже просто слышать такое!
   Наш разговор был не очень долгим, но мне нравилось просто наблюдать за ней. Не знаю, было в ней какое-то сильное детское магическое очарование. Ханю просто склонилась над водой и смотрела в неё, рукой разгоняя волны. На такую картину я смотрел бы вечно.
   - Я вам не помешаю?
   Выйдя из-за рощи, к нам подошла наша юная монашка, одетая в розовое кимоно с нарисованными на нём чёрными котятами и с жёлтым поясом. На лице у неё была маска белой лисицы, которая она сдвинула на бок, когда подошла.
   - Ну привет, шпион, - обратился я к ней. - Чего прячешься?
   - Вы так мило сидели вдвоём, не хотелось вас отвлекать, - с детской улыбкой ответила Рика. - Таро, ты смотри. Такие вещи в обществе осуждаются.
   - Рика-тян! - Ханю вся красная и в панике посмотрела на неё. - Не говори так! Таро-кун не сделал ничего плохого!
   - Пока... пока не сделал... - загадочно посмотрел я на него, после чего перевёл хитрый взгляд на неё. Ханю в ужасе вскочила с места и спряталась за Рику, которая смеялась вместе со мной.
   Через некоторое время мы вернулись на фестиваль, где я угостил девочек яблоками в сиропе, надеясь, что они не из той бочки, в которую я окунулся. После Ханю побежала играть с другими детьми, которые её позвали, а мы с Рикой устроились на лавочке неподалёку от спуска к деревне. Слушая радостные голоса жителей, мне на душе становилось всё спокойнее. Душа была готова запеть.
   - Таро, что с тобой? - вдруг обратилась ко мне девочка, облизывая яблоко на палочке. - Ты сегодня радостнее, чем обычно.
   - А почему бы и нет? Праздник ведь, улыбки повсюду. Как тут сам не заулыбаешься?
   - Ну, я просто подумала, не взялся ли ты снова за те грибочки, от которых у тебя память отшибло.
   - Ну что ты. Я перешёл на более лёгкие наркотики. Кофеин.
   - Бяка!
   Я улыбнулся и погладил её по голове. Она, словно котёнок, замурлыкала и сама стала тереться об мою руку. Было довольно забавно наблюдать за таким её поведением вплоть до финального аккорда, когда она лизнула меня в щёку.
   - Кстати говоря, а разве ты не танцуешь сегодня ритуальный танец? - спросил я, когда она успокоилась.
   - Почему я? - она удивлённо посмотрела на меня. - Мой папа настоятель храма, и каждый год танцует его подопечные по очереди.
   - Да? Просто мне казалось, что ты обычно этим занимаешь...
   Наступила довольно странная тишина. Рика внимательно смотрела на меня, будто вглядываясь в мою душу. От такого взгляда мне даже стало не по себе.
   - Таро, ты ведь так и не ответил на мой вопрос, - снова спросила девочка, но тем же необычным пугающим голосом, что раньше. - Ты когда-нибудь видел сны, в которых ты умирал?..
   - Что? - я был в недоумении. - О чём ты?
   - Ты живёшь в своём мире, где всё хорошо, но внезапно что-то надламывается, и любимые тебе люди страдают... - она говорила это, опустив голову и опустив яблоко на палочке. Затем томный устрашающий взгляд на меня, словно в девочку что-то вселилось, а она продолжала голосом своего внутреннего демона: - Будто смерть шагает за тобой по пятам, оставляя дорожку из крови людей, которые дороги тебе. Предатели, лицемеры, завистники, которых тебе хотелось бы уничтожить, и ты делаешь это. Делаешь с удовольствием и без жалости. Или же кто-то из них делает это с тобой, упрекая во лжи. И когда твоя собственная кровь орошает землю, ты внезапно просыпаешься, как будто всё, что ты испытал, было всего лишь кошмаром... Ты испытывал что-то подобное, Кимото Таро?
   Я буквально окаменел в этот момент. Услышать такое из уст малышки Рики было не то что странно, но и пугающе до чёртиков. Мало того, всё сказанное ею я чувствовал раньше, словно ей удалось заглянуть в мою душу и прочитать всё, что я видел во сне. Нет, даже больше. У меня затряслись руки...
   - Таро?
   - А?!
   - Таро, что с тобой? Ты какой-то бледный?
   Меня вывел из ступора привычный тоненький голосок Рики, которая сидела рядом, облизывая яблоко на палочке, и удивлённо смотрела меня. Я, так и не уняв дрожь, быстро огляделся вокруг и всё ещё в шоке спросил её через учащённое дыхание:
   - Рика-тян... что ты сейчас сказала?
   - Я спросила, угостишь ли ты меня ещё таким яблочком? Оно очень сладкое и вкусное!
   - А... ну... ладно, хорошо...
   - Ми-па! - улыбка счастливого ребёнка.
   Даже не знаю, что только что произошло со мной. Возможно, так действовали таблетки, ведь побочные эффекты мне были неизвестны. Мне снова чудились всякие невероятные вещи, сводящие меня с ума, поэтому я, превозмогая дрожь, провёл девочку к ларьку со сладостями, купил ей ещё яблочко, а себе кофе, которым я запил горсть пилюль, принесённых из дома на всякий случай...
   Вскоре Рику позвала Сатоко, которая со своим братом играла в "Поймай рыбку". Мы помахали друг другу вдогонку, после чего я вздохнул спокойно и стал со стороны наблюдать, как они играют. Честно говоря, я никогда не видел такой идиллии. Много раз слышал, что Сатоши и Сатоко были привязаны друг к другу, но впервые увидел их родственному связь воочию. Оба Ходжио играли и смеялись, как большая и счастливая семья, даже сердце согревало. Однако вскоре за своим будущим женихом заскочила Шион, которая практически вырвала братца из сестринских объятий. Девочка проводила их с улыбкой, но она была уже не той, что секунду назад. В ней была заметна фальшь и грусть, но Рика была рядом и, чтобы хоть как-то её поддержать, продолжила играть с ней в ту же игру. Мне было искренне жаль Сатоко, но что с этим можно поделать. Любовь всегда сближает одних людей и отдаляет от других. Это я испытал на собственной шкуре...
   - Угадай кто?!
   Внезапно на меня буквально накинулось что-то сзади и закрыло глаза. От неожиданности я чуть не выронил стакан кофе.
   - Мион, чёрт тебя дери, у меня чуть сердце в пятки не ушло!
   - Блин, ну как ты так быстро всегда угадываешь? Так неинтересно...
   - Да потому что так на меня кидаешься только ты! Если бы не миллионы штанов, которые я портил после таких вот неожиданностей, я б и эти сейчас испортил.
   - Было бы интересно посмотреть.
   Когда я обернулся, передо мной предстало улыбающееся задорной улыбкой лицо наследницы Сонозаки. Она как всегда была бодра и весела.
   - Ну что, Та-тян, как ты после купания в сиропе?
   - Сладко. У меня до сих пор такое чувство, что волосы в нём запеклись.
   - А ты знал, на что шёл, когда устроили состязания в стрельбе. Соревнуясь со снайпером, будь уверен, что фиг ты его обстреляешь! - возгласила девушка, сделав пальцами пистолет и выстрелив в меня.
   - Ладно, ладно, ты как всегда меня обошла. Но не думай, что тебе удастся вечно побеждать. Однажды я сброшу тебя с пьедестала...
   - Охохо, как мы заговорили... - мы уставились друг на друга с хитрющей улыбкой. - Что ж, Та-тян, мужик должен держать своё слово. Как насчёт небольшой игры?
   - Всегда готов, госпожа зазнайка...
   Вызов был брошен. Мы подошли к ближайшему латку с продуктами и заказали целую кучу охаги с мороженным. Распределив всё на двоих, решили провести конкурс, кто быстрее всё это съест. Весь фокус был в том, что эти два продукта не очень хорошо сочетаются друг с другом и могут вызвать тошноту, но именно это и было нам нужно. Мы выложили всю еду на маленький столик около магазина и даже привлекли внимание толпы, прибывшей на это зрелище посмотреть.
   - Надеюсь, у тебя крепкий желудок, Та-тян, - поддакивала меня соперница.
   - Смотри не сбеги в туалет прямо посреди состязания, малышка.
   Продавец объявил старт, и гонка началась. Мион тут же ловким движением вытащила из рукава палочки для еды, захватила два охаги сразу и запихнула в рот, так же резко откусив кусок вафельного ванильного рожка. Я сделал то же самое, только сразу руками. Под ободряющие крики толпы, которые были в основном на стороне девушки, первые несколько порций прошли без последствий, но вот с пятой начались проблемы. В животе заурчало, начало подташнивать от такой непривычной коллекции вкусов, но я не подавал виду и продолжал есть. После десятой съеденной штучки подала слабость Мион, которую чуть не стошнило, но она прикрыла рот и тут же забила его очередной порцией. Двенадцатая пошла у меня очень плохо, поскольку всё содержимое желудка требовало свободы. Я уже силой запихивал в глотку очередную охаги, даже не проживав, заедая мороженным. Мион не отставала, но выглядела чуть ли ни хуже меня. Вскоре мы оба остановились на четырнадцатой штучкой, чтобы перевести дух и побороть рвотный рефлекс. В какой-то момент я отдышался первым и закинул в рот очередную охаги, но это было ошибкой. Глядя на лицо Мион, я тут же понял, что она только этого и ждала. По сути, ей удалось сыграть на моём настрое, во что бы то ни стало победить её, что и подвело меня...
   Наверное, минут десять спустя, когда вся дрянь вышла из организма у нас обоих, мы сидели у речки, набирали в руки немного воды и плескали её себе в лицо, чтобы очухаться.
   - Блаженство... - протянула Мион, когда закончила и прилегла на траву, прежде стянув с себя сандалии. - Ночной ветерок, чистая водичка...
   - Чистый желудок... - подхватил я, когда тоже закончил. - Да уж, больше в таких соревнованиях участвовать не буду.
   - Да ладно тебе, Та-тян. Зато организм прочистили, а из-за моложенного изо рта не пахнет и привкуса противного нет. Как будто нас и не тошнило.
   - Я заметил, но всё равно не люблю, когда что-то насильно из меня выходит.
   Вообще-то она права. Я вообще не чувствовал, как будто некоторое время назад мне было плохо. Даже наоборот, ещё лучше. Особенно после того, как промочил горло речной чистой водой, что со мной сделала и Мион.
   - Признайся, Та-тян. Ты просто не любишь проигрывать... - с довольным выражением лица и закрытыми глазами промурлыкала подруга.
   - Такие экстремальные соревнования не для меня. Вот там, где нужна физическая сила, я тебя точно сделаю.
   - Да ну? - Мион начала подниматься. - Может, проверим?
   - Тебе что, недавней проверки не хватило? - спросил я, тоже поднявшись на ноги. - Ты сейчас беспомощна, а я не хочу лёгкой победы...
   - Ах ты! - даже не успев подняться, девушка кинулась на меня.
   Я и сообразить ничего не успел, как уже был повержен, лёжа на траве. Сонозаки сидела на мне. Неловкий момент. Мы лежим у речки вдали от света фестивальных фонарей под звёздным небом и тишине, нарушаемой лишь весельем вдалеке и почти неслышимым стрекотанием цикад.
   - Знаешь, Мион... - заговорил я первым, глядя на её слегка покрасневшие щёки. - Ты сегодня особенно красивая...
   - Дурак... - бедняжка смутилась ещё сильнее, отводя взгляд в сторону.
   Не знаю, почему, но в тот момент я не мог думать ни о чём, кроме неё. Мне нравились её чёрты в ночном свете. Это прекрасное личико с румянцем на щеках, эти волосы, развевающиеся на ветру, это слегка спавшее кимоно, оголившее её плечи. Я не мог этому сопротивляться.
   - Мион... - шепнул я тихонько, немного приподнявшись и ласково коснувшись её нежной кожи на щеке.
   - Та-тян... - девушке было неловко, она не знала, как себя вести, поэтому лишь смотрела на меня полу прикрытыми глазами, как заворожённая. - Что ты...
   - Какая же ты красивая...
   - Та... Таро...
   Мы одновременно закрыли глаза и поцеловались. Словно влюблённые в первый раз, неуклюже, но чувственно и нежно. Её губы, сладкие от мороженного, приняли мой поцелуй без упрёков и сомнений. Её мысли спутались, а тело пронзила сладостная дрожь. Чувствовалось, что она надеялась и ждала именно этого. О том же говорил её взгляд, когда слегка приоткрыла глаза.
   - Нет... нет... - сказал я тихо, осторожно закончив поцелуй и немного отстранившись от её сладких губ. - Прости, я не могу... я не могу так...
   - Таро?.. - чуть ли не простонала Мион. - Почему?..
   Вид девушки сводил меня с ума, её молящий взгляд, её губы, её наряд, оголивший и верх её прекрасной груди. Всё это манило меня со страшной силой, но я сдерживал себя.
   - Извини, Мион... ты очень красивая девушка... я совру, если скажу, что сейчас не хотел бы с тобой целоваться... но я люблю другую...
   - Таро... - вновь раздалось из её уст, уже более грустным тоном. - Это Рена, да?..
   - Да... прости... мне очень неприятно тебя расстраивать, но будет лучше, если между нами ничего такого не будет... мне правда очень жаль...
   - Нет, Та-тян, не извиняйся, - Мион явно была расстроена, но улыбалась. - Это ведь я всё пытаюсь обратить твоё внимание на себя... да и я вот тебя повалила...
   - Мион...
   - А вообще я люблю в тебе эту черту, - продолжила девушка с грустью голосе, но всё же искренне держа на губах улыбку. - Ты честен со мной. И со всеми нами. Я очень это ценю...
   Вдруг я заметил, что из её глаз невольно потекли слёзы. Я сделал ей больно, и очень об этом жалею. Поэтому я снова нежно коснулся рукой её щеки и вытер падающую слёзку.
   - Не плачь, Мион. Всё хорошо, я ведь рядом. И всегда буду рядом, когда ты захочешь. Помнишь, что я тебе говорил вчера?
   - Мы друзья и наша связь - особенная...
   - Правильно. А теперь иди сюда.
   Мы крепко обнялись. Не совсем по-дружески, но сейчас ей было это очень нужно. Сложно сказать как, но я почувствовал, что мои слова утешили её. Пускай она и плакала из-за нахлынувших чувств, но теперь ей было не так больно и даже спокойнее во многих смыслах. Может, теперь она даже успокоится, сможет найти себе парня получше и будет счастлива. Время покажет...
   После дружеских объятий мы поднялись с земли. Я слегка отряхнулся, а Мион поправила платье и села рядом с ручьём, окунув ножки в воду.
   - Знаешь, Та-тян, а ведь теперь я могу тебя шантажировать перед Реной, - сказала она уже в более близкой для себя манере.
   - Ах вот ты как? Выставишь за изнасилование что ли?
   - А почему нет? Ты меня целовал? Целовал. На землю повалил? Повалил. Кимоно спускал? Спускал...
   - Эй, это ты меня повалила. Я с тем же успехом могу тебя обвинить в сексуальных домогательствах.
   - Как будто кто-то поверит, что взрослого парня домогалась такая слабая и беззащитная девушка, как я...
   - Так, во-первых, ты на год старше меня, а во-вторых, какая ты нафиг беззащитная? Да тебя вся шпана в Окиномийи уже боится.
   - И если они на меня настучат, я снова их побью!
   - Вот об этом я и говорю!
   Мы оба засмеялись. Приятно видеть, что Мион пришла в себя и снова повеселела. По крайней мере, я снова видел у неё настоящую характерную для неё улыбку.
   - Слушай, Та-тян, - снова обратилась она ко мне. - Скажи. Как у тебя это получается? Ты ведь только что меня отверг, а я не злюсь на тебя, не виню тебя ни в чём и даже чувствую себя так, словно ты мне в любви признался. А ведь для девушек это нехарактерно. Мы ведь о-очень мстительные по натуре.
   - Я не знаю. Может, просто мы такие хорошие друзья, что нам не хочется друг на друга злиться?
   - Мало же ты знаешь о девушках, мой юный ловелас, - самодовольно протянула она.
   - Ну да, наверное...
   - Та-тян, не волнуйся так, - снова обратилась ко мне Мион, поймав в голосе чувство вины перед тем, что было минуту назад. - Если это тебя утешит, ты отвратительно целуешься...
   - Спасибо, Мион... это и правда очень утешает... - расстроено ответил я.
   - Да и потом... я всё равно хотела попросить в качестве наказания за твоё поражение меня поцеловать... так что это так или иначе бы произошло!
   - Вот ты хитрюга, - улыбнулся я ей, погладив по голове. - Я знал, что ты хочешь меня совратить.
   - Но так как ты сам это сделал без моих просьб, я потом придумаю твоё наказание. И поверь, оно будет ещё более пошлым... - подмигнула она мне.
   - Боюсь представить. Будешь совать в меня твёрдые предметы? Или заставишь целоваться с Кеичи?
   - Ты говори, говори. Столько идей для наказания мне подкидываешь...
   - Всё-всё, молчу.
   Всё-таки странные у нас отношения. Она мне нравится, но я хочу видеть в ней друга. Примерно то же самое творится и у неё в душе. При этом мы лучшие друзья. Меж нами такие сложные отношения, но мы всё равно можем так легко и непринужденно общаться. Возможно, это прозвучит эгоистично, но меня всё устраивало.
   - Э-ге-ге! Приветик, Та-тян, сестрёнка, - из кустов внезапно показалась Шион. - Я вам не помешала? Может, мне в кустиках подождать, пока вы кончите?
   - Шион, раз не можешь добиться от своего парня этого состояния, не завидуй, - почти невольно вырвалось у меня, на что Мион тихо захихикала, прикрыв рот.
   - Я сейчас ни слова не поняла, Та-тян, но это и не важно. Мион, вы сильно заняты?
   - Ну, вообще-то мы просто разговариваем, но... - ответила Мион, но сестра почти тут же её перебила, подойдя ко мне и внезапно обняв меня за руку:
   - Вот и хорошо! У тебя можно на минутку Та-тяна одолжить? Он мне сейчас очень нужен.
   - Шион, вообще-то мы... - хотел было возразить ей я, но Мион меня перебила, слегка неуверенным голосом:
   - Да... конечно, Шион... забирай...
   Я немного удивился такому раскладу. Сперва мне показалось, что Мион заревновала, и поэтому с обидой отпустила меня, но в её голосе было нечто другое. Возможно, мне показалось, но это был... страх?
   - Вот и чудненько! - радостно произнесла Шион. - Та-тян, идём. Хочу предложить тебе кое-что.
   - Ну... ладно... - с недоверием и подозрением ответил я, вставая. - Мион... до встречи...
   - Да, конечно, Та-тян! Ещё увидимся, когда придёт время пускать кораблики!
   Час за часом текли незаметно, но веселье вокруг и не думало растворяться. Незаметно дело подошло к ночи, хотя ни у кого сна не было ни в одном глазу, ведь ежегодная церемония очищения, сопровождаемая ритуальным танцем, была не за горами. Тем же временем Шион тащила меня за собой в гущу леса к храму, в который было запрещено заходить. Неподалёку оттуда нас поджидал Сатоши и встретил, когда мы вышли из кустов.
   - Шион, скажи прямо, что ты задумала? - нетерпеливо спросил я. - Тёмная ложбинка, вокруг лес и листва, вдали от чужих глаз, кромешная тьма, Сатоши-кун и я, наедине с тобой, где никто не услышит твоих стонов и криков... Дай угадаю, мы будем играть в прядки?
   - О нет, мой сладенький, - хитро улыбнулась мне девушка, прижимаясь грудью к моей руке. - Я задумала нечто другое, но ход твоих мыслей мне нравится.
   - Шион, давай уйдём отсюда? - подойдя, обратился к ней блондинчик. - У нас будут неприятности...
   - Не переживай, Сатоши-кун, если нас застукают, я всю вину возьму на себя.
   - Вот это по-мужски! Молодец, Шион! - вырвалось у меня.
   - И всё же, я не уверен, что нам следует лазить в этот храм, - отговаривал Сонозаки от этой глупой затеи её парень. - Не просто же так его закрыли...
   - Так вы что, собираетесь туда лезть? - переспросил я. - Нафиг? Там просто святыни какие-нибудь или молитвенники. Ладно вы, но меня-то зачем в это ввязывать?
   - Та-тян, ты будешь моей второй защитой, - с улыбкой провозгласила девушка. - Да, у меня есть Сатоши-кун, но, поскольку ты физически более крепкий, я решила обратиться и к тебе.
   - Зачем? - всё ещё недоумевал я. - Ты думаешь, оттуда на тебя выпрыгнет чупакабра?
   - Давай поговорим об этом, когда она выпрыгнет, хорошо?
   Честно говоря, после этих слов мне стало не по себе. Я не ждал, что мифический козий кровосос окажется там, но со слов Шион можно было вообразить чего угодно. Вскоре мы подошли ближе, дёрнули за ручку, но дверь была заперта.
   - Ну и? Как мы внутрь попадём? - спросил я.
   - Предоставьте это нам.
   Вскоре тем же путём, что и мы, к храму подошли ещё люди, которых я узнал даже в темноте. Это была Такано Миё в сопровождении своего подопечного Томитаке Дзиро, местного фотографа.
   - Боже мой, Шион-тян, почему ты не сказала, что Кимото-кун тоже будет здесь? - спросила обычным для себя немного издевательским тоном блондинка. - Я даже не накрасилась по случаю.
   - Вы тоже не сказали, что приведёте Дзиро-сана, Такано-сан, - с улыбкой встретила её Сонозаки.
   - А как же я без него? Томитаке-сан - мой телохранитель. На случай, если твои мальчики захотят пошалить.
   - Вы о себе слишком высокого мнения, Такано-сан, - я её подколол. - Мы с Сатоши предпочитаем девочек помладше...
   - Уж кому, как не мне, об этом знать, парнишка, - обратился ко мне фотограф. - Ты у нас предпочитаешь девочек помладше... си-ильно младше...
   - Ещё одно слово, и я выпущу тебе кишки, ублюдок...
   Все на минуту замерли. Никто не ожидал такой резкой смены настроения от меня. О чём я больше всего не хотел говорить, так это о своём прошлом, которое я перечеркнул, приехав сюда. И меня бесил каждый, кто, так или иначе, говорил о нём.
   - Парнишка, ты повежливее к старшим... - начал было Томитаке.
   - Я вежлив лишь к тем, кто не напоминает мне кусок дерьма...
   - Та... Та-тян, ты чего... - Шион думала, что я пошутил. Хотела коснуться моего плеча, но я откинул её руку:
   - Со мной всё в порядке! - вырвалось у меня нездорово громко.
   Это было похоже на приступ паники. Не знаю почему, но в моей голове сейчас бушевала небывалая ярость. Мне действительно очень хотелось увидеть кровь на размазанном по земле лице фотографа...
   - Томитаке, немедленно прекрати, - строго обратилась к нему Такано. - Не подначивай бедного мальчика. Видишь, ему неуютно от твоих слов?
   Парень удивлённо взглянул на неё, но через секунду понял какой-то скрытый смысл её фразы и подчинился:
   - Прошу прощения, Такано-сан. Я буду молчать.
   - Вот и славненько, - блондинка снова заулыбалась. - А теперь, детишки, расступитесь. Я займусь замком.
   Я, Сатоши и Шион отошли в сторону, а взрослые подошли к двери и стали проворачивать с ней какие-то странные действия. В частности, фотограф надавил на неё всем телом, а медсестра шпилькой ковырялась в замочной скважине. Я отошёл подальше от них, присел на корточки и приложил ладони к лицу, подавляя внезапный приступ ярости.
   - Таро-кун... что с тобой? - спросил Сатоши. - Что это было?
   - Не знаю... - отвечал я, закрывая лицо руками. - Почему-то сорвался. Может, нервы? Я очень мало сплю в последнее время.
   - Ну, это мы можем поправить, Та-тян, - внезапно Шион обняла меня сзади, прижимая к своей груди. - Знаешь, мне понравилась твоя идея с прижиманиями меня в тёмных местах. Может, когда всё закончится, мы втроём это попрактикуем?
   - В каком смысле? - спросил я.
   - Ну... темнота, я вся такая беззащитная, и вы вдвоём нападаете на меня...
   - Эй, ты следи за словами, а? - чуть не свалившись на колени, воскликнул я. - Ты что, предлагаешь сделать это втроём прямо при своём парне?
   - А почему бы и нет? - игриво ответила девушка, поглаживая меня по волосам. - Звучит очень весело. Да и Сатоши-кун совсем не против. Ты ведь не против, дорогой?
   Её парень сперва в недоумении посмотрел на неё, но вдруг отвёл глаза в сторону, грустно ответив:
   - Да... я не против...
   - Вот видишь, Та-тян? Тебя благословили! Ну как? Ты же не упустишь шанс, который бывает только раз в жизни?
   - Шион, при всей моей любви к тебе, я этого делать не хочу, - ответил я, встав на ноги и разорвав таким образом её объятья.
   - Как это?
   - Извини, но я на чужих девочек не претендую. И ничем с вами обоими заниматься не собираюсь. Ты тоже прости, Сатоши-кун, но ты не в моём вкусе.
   - Стой-стой-стой... - вдруг более серьёзным тоном обратилась ко мне Шион. - По-моему, ты не совсем меня понял...
   С этими словами Сонозаки достала из декольте позолоченный билет, который она выиграла вчера. Стала махать им у меня перед носом, хитро улыбаясь:
   - Ты не можешь отказаться. Помнишь уговор? Желания обязан исполнить каждый, в независимости от того, каким оно будет...
   - Шион, послушай, не надо... - Сатоши попытался её угомонить.
   - Не перебивай! - вскрикнула на него девушка, чем немедленно заставив бедного паренька испуганно отстраниться. Затем вновь перевела взгляд на меня. - Та-тян, хватит паясничать. Сатоши-кун прекрасно знает, какие у нас с тобой отношения, и он совсем не против. Мы можем больше не притворяться... Так или иначе, это моё желание, и после того, как мы заглянем в храм, тебе придётся его исполнить...
   - Знаешь, Шион, - всё это время я разочарованно смотрел на неё. - Может, я и не помню многого из того, что происходило. Но в одном я уверен. То, какой ты стала, мне не нравится. Раньше я видел в тебе красивую, взрослую и веселую девушку, пусть и со своими тараканами в голове. И если я действительно мог когда-то в тебя влюбиться, то вовсе не в ту тебя, которая сейчас у меня перед глазами...
   С этими словами я отвернулся и пошёл к Томитаке и Такано, которые всё ещё возились с замком. Шион явно была не рада услышать такое в лицо, но всё-таки, поборов приступ агрессии, она спрятала билет обратно и пошла о чём-то говорить с Сатоши, который ласково обнял её.
   Откровенно говоря, закончить такой не слишком приятный разговор - как гора с плеч. Во-первых, потому что Шион перешла черту в своей вседозволенности, а во-вторых, я сегодня и сам отличился, чуть не изменив своей девушке. Конечно, в какой-то момент я почувствовал к ней нечто большее, но у меня есть Рена, и мне отвратительна даже мысль об измене той, которой я подарил своё сердце...
   - Кимото-кун, ты чуточку мне не поможешь? - оторвала меня от размышлений Такано, которая, кажется, сломала свою отмычку. - Подержи, пожалуйста, дверьку, пока Томитаке-сан сходит за новой шпилькой.
   Я без лишних вопросов подменил фотографа, который быстро направился в сторону, откуда они пришли, и скрылся в кустах. Дверь особо не держал, а просто с силой прислонился к ней спиной. Блондинка всё так же сидела на корточках, но уже пристально глядя на меня. А когда я это заметил, она закрыла глаза и улыбнулась ещё шире.
   - Так... - неловко начал говорить я. - Зачем мне дверь-то держать?
   - Понимаешь, если её отпустить, замок сдвинется с нужного положения, кусочек шпильки застрянет в скважине между механизмами, и тогда мы вообще не сможем пробраться внутрь, - и всё это она произнесла интонацией и видом "глупенькой блондинки", игриво и по-детски мило. В такие моменты я даже не знаю, следует ли сомневаться в её интеллектуальных способностях или списать это на её личные тараканы в голове.
   - А с тобой-то что, мой милый? - вновь обратилась она ко мне всё с тем же голосом. - У тебя всё лицо красное.
   - Это я окунул голову в горячий сироп... не спрашивайте меня зачем!
   - Ну что ты, у вас, подростков, это обычное дело.
   - Издеваетесь?
   - Капельку.
   Я с подозрением смотрел на неё, пока Миё шутливо улыбалась, строя из себя дурочку с переулочка.
   - Такано-сан, мы с вами прекрасно знаем, что я не глупый подросток, а ваш интеллект диаметрально противоположен цвету ваших волос. И что-то я сомневаюсь, что мы здесь просто от скуки вскрываем таинственный храм, в который никому нельзя заходить. Может, расскажете, что именно вы ищите?
   - Кимото-кун, за кого ты меня принимаешь? Неужели я похожа на расчётливую злодейку из какого-нибудь сериала? Мне просто нравится изучать эту деревню. Ты ведь тоже знаешь её мифологию? То, что жители Хинамизавы - потомки демонов. Или таинственные убийства, которые так и не удалось никому раскрыть...
   - Стоп... мне казалось, никаких убийств тут не было... - удивлённо вырвалось у меня вслух.
   - Как это не было? - девушка удивлённо посмотрела на меня. - А как же убийство пять лет назад всех членов семьи Кимийоши? Тогда они стояли во главе деревни и выступали за то, чтобы остановить строительство любой ценой, даже если это будет стоить кому-то жизни. Однако внезапно в ночь перед Ватанагаши весь главенствующий клан внезапно пал жертвой синдрома Хинамизавы. Разве это не кажется тебе подозрительным?
   - Кажется, конечно... - ответил я, задумавшись, хотя мысли настолько сильно путались, что делать это было слишком сложно. - Я просто подумал, что вы о другом...
   - О каком "другом"?
   - Нет-нет, не обращайте внимания. Это просто мои глюки из-за недосыпа и маринованных грибочков тёти... - отмазался я первым аргументом, что пришёл мне в голову, почесав затылок.
   Миё почему-то с подозрением оглядела меня с ног до головы и спросила:
   - Кимото-кун, скажи. У тебя в последнее время мысли не путаются? Приступ ярости я уже заметила, а вот как сам ты себя чувствуешь? Часто чешешься?
   - Чешусь? Вы о чём? - теперь уже я в недоумении смотрел на медсестру. - Ничего я не чешусь... ну если и так, я за собой ничего такого не замечаю...
   - Понятненько... - произнесла она, после чего её губы вновь расплылись в довольной улыбке. - Ну, ты не волнуйся. Принимай почаще лекарства, которые я тебе дала, и всё быстренько пройдёт.
   Ситуация, прямо скажем, казалась довольно подозрительной. Поход к врачу, лекарства, упоминания о какой-то чесотке. Мне хотелось сложить всё это воедино, но будто плыло перед глазами, и вместо цельной картинки собирался лишь размытый её силуэт. Об этом я задумался, тяжело вздохнув посреди разговора и почесав запястье...
   Через некоторое время из своего путешествия в кусты вернулся Томитаке с новой отмычкой, которой Миё странно быстро открыла дверцу в храм, после чего к нам подтянулись и Шион с Сатоши, которые о чём-то беседовали неподалёку. Внутри было довольно темно, поэтому взрослые достали припасённые за пазухой фонарики и пролили свет на всё вокруг.
   - Может, лучше уйдём сейчас, пока нас не застали?.. - напряжённо спросил Сатоши снова.
   - Тише, я уже давно мечтала узнать, что скрывается за этими дверями... - Шион вела себя так, словно ребёнок, открывающий рождественский подарок.
   - А скрывается за ними... - протянул Томитаке, внимательно оглядывая стены, пол и потолок вокруг. - Ничего не скрывается...
   - Что? Как? - лицо Сонозаки сейчас было точь-в-точь как у того же ребёнка, в рождественском подарке которого оказался лишь уголь. - Как это "ничего"?
   - Боже, как обидно... - протянула блондинка, проходя вперёд и вращая фонарём в стороны. - А я надеялась, что здесь будет что-нибудь интересное...
   Странно, но мне тоже так показалось. Войдя внутрь, у меня возникло резкое чувство дежавю, словно я бывал здесь раньше, но обстановка была совсем другой. Я, как заворожённый, прошёл вдоль стены, проведя по ней рукой.
   - Таро-кун, что с тобой? - заметил моё необычное поведение Сатоши.
   - А? С Кимото-куном что-то не так? - Такано резко повернулась в мою сторону и стала наблюдать.
   - Просто... мне кажется, что... на этих стенах что-то было...
   Со стрекотанием цикад, эхом доносящимся у меня в мозгу, я прошёл от стены к центу комнаты, смотря себе под ноги. Перебирая пыль ботинками, я встал в определённой точке, присел на колено и дотронулся до пола. Он был грязный и замусоленный, но ничего необычного в этом не было. Так мне казалось, пока я не поднял руку и не посмотрел на неё...
   В голове будто ударил раскат грома, а всюду зашипел дождь. Вспышкой света меня ослепило на мгновение, но когда взгляд прояснился, на моей ладони была свежая кровь. Меня в шоке затрясло, а вокруг картинки быстро сменяли друг друга. Посмотрев на пол под собой, я понял, что стою на крови, которая вырисовывалась в пугающую форму и образовывала слово. И это слово - "Ояширо-сама". Меня охватил холодный ужас, я отстранился назад, из-за чего лишь упал и увидел большую картину. Над словом появилась стрелка, которая указала на появившийся в очередном раскате грома и свете двух фонарей огромный золотой идол деревенского божества.
   - Проклятие... Ояширо... сама... - вырвалось у меня странно-плаксивым голосом, которым я никогда раньше не разговаривал.
   В спешке поднявшись на ноги и в панике осмотрев всё вокруг, мне открылись и другие картины. На стенах храма висели грязные, ржавые, в запёкшейся густой красной жидкости орудия пыток. Их было так много, что они полностью заполняли собой все стены, но ужасней на их фоне смотрелась лишь статуя Ояширо-сама, у которой из глаз обильным потоком текла кровь.
   - Не-е-ет!!!
   Я упал на колени, склонился перед ним, упёршись носом в пол, схватился за голову и в ужасе протяжно закричал. Но гром не прекращался. Я чувствовал, как руки, лицо и волосы заливает кровь, растекающаяся вокруг. Я чувствовал её каждой клеточкой тела, повторяя сорванным голосом лишь: "Нет... нет... нет... нет..."
   - Кимото-кун! Господи, Кимото-кун! Очнись!
   В какой-то момент молния шарахнула прямо по мне, приведя в чувство. Такано подбежала ко мне первой и, кажется, что-то вколола. На мгновение я потерял чувство реальности, вскочил с места, забился спиной в угол, оглядываясь ещё раз.
   - Та-тян?! Та-тян, что с тобой? - спросила Шион, подойдя ко мне и осторожно приложив руки к лицу. - Поговори со мной.
   - Что... я...
   Всё вокруг снова стало нормальным. Исчезли кровь, орудия пыток и статуя, отчего моё сердце перестало сжиматься в ужасе. Я с широко раскрытыми глазами смотрел куда-то в пустоту и тяжело дышал, стараясь успокоиться. Уже после я заметил, что рядом со мной стояли Шион и Сатоши. Я не слышал, что они говорили, но это явно было о том, что произошло только что на их глазах.
   - Ребята... извините... - сказал я, когда голос восстановился от приступа паники. - Не знаю, что на меня нашло...
   - Похоже, у тебя всё гораздо серьёзнее, чем я могла предположить, - серьёзным тоном заговорила Такано. - Детишки, выйдите на минуту. Я приведу Кимото-куна в чувство. Томитаке, иди с ними.
   - Но ведь... ему плохо... - с беспокойством ответил Сатоши.
   - Не волнуйтесь, я врач, - уверила их блондинка, подойдя ко мне ближе. - Сейчас быстренько его осмотрю и скажу, что с ним. А вы лучше подождите снаружи. Ни о чём не беспокойтесь.
   Без лишних слов троица покинула храм, оставляя нас с медсестрой и её фонариком наедине. Я сделал тяжелейший вдох и грохнулся на пол, опираясь спиной об угол. Девушка присела напротив меня на корточки и стала осматривать то зрачки, то язык, то шею, то руки...
   - Кимото-кун, ты меня так больше не пугай, хорошо? - ласково попросила она.
   - Такано-сан... - я ещё до конца не пришёл в себя. - Что со мной? Я не понимаю...
   - Не волнуйся, я вколола тебе лекарство. Постарайся обойтись без таких выходок, пей таблетки и через недельку будешь как огурчик.
   Я хотел что-то сказать, но не смог осилить этого вопроса, поэтому просто опустил голову и сделал ещё вдох.
   - Кимото-кун, ты ведь не хочешь беспокоить своих друзей, так? - спросила она, приподняв мне голову. - Тогда давай договоримся. Нашей вылазки в храм и твоего приступа никогда не было. Ты забудешь всё, что здесь было, а взамен я буду колоть тебе лекарство, которое излечить тебя даже раньше, чем через неделю. Никому нервы не придётся мотать, и вылечишься быстро. Что скажешь?
   - Да... я согласен, Такано-сан... - уловив смысл лишь части её фраз, ответил я.
   - Вот и чудненько, - с обычной для себя улыбкой произнесла Миё. - Я бы тебя поцеловала, но снаружи ждут наши ревнивые сопровождающие. Давай не будем пока их грузить.
   Вскоре я пришёл в себя, выпил водички, которую принесла с собой в бутылке медсестра, поблагодарил её, и мы оба вышли из храма. Сатоши и Шион сразу поинтересовались, что же со мной, но я, натянув повседневную для себя улыбку, подхватил слова Такано-сан и сказал, что это всего лишь единичный случай из-за длительного недосыпа, и он больше не повторится, если этой ночью я хорошенько высплюсь. Наша блондинка хотела было развеять все опасения друзей длинной научно-медицинской лекцией об отклонениях при отсутствии сна, но Шион раздражённо прервала её, напомнив, что скоро время пускать кораблики на воду, и нас с Такано и Томитаке не должны вместе видеть. Так мы и разошлись, обменявшись последним взглядом...
   На Хинамизаву опустилась тихая и прохладная ночь. Огни фестиваля уже начали затухать, а жители подтянулись к речке, пуская хлопковые кораблики в виде нераспустившихся лилий. Каждый из них медленно уносился вдаль течением, сияя отражённым светом луны. Создавалось впечатление, что речка на мгновение обратилась в небо со сверкающими на нём звёздами. Рена, сёстры Сонозаки, я, Сатоко и Сатоши, Кеичи, Рика и Ханю снова собрались вместе и запустили каждый по своему кораблику, любуясь на них и молясь в душе обо всём хорошем. Все тихонько стояли и смотрели, и лишь я тихонько сидел у речки и напевал:

Ты неси, река, невзгоды прочь,

Унося их вдаль течением.

И станет переломной эта ночь,

Как перед солнечным затменьем.

Пускай уходят боль и страх,

Ведь им здесь нету больше места.

И обратится в переел, в прах

Кремень потерянного детства.

Пускай грядущая беда

Не сломит нашу веру в Бога,

Пока сияет там луна,

И голубым горит дорога.

Теченье - словно полотно,

Что небо светом пишет робко,

Которым освещать дано

Пути кораблика из хлопка.

   С последней нотой затихло и всё вокруг, когда водяные цветы постепенно скрылись из виду, оставляя лишь свет вдалеке. Я глубоко вдохнул чистый ночной воздух и поднялся на ноги.
   - Ну вот... - сказал я, замечая, как все начали расходиться. - Все традиции соблюдены, фестиваль отгремел, пошли что ли по домам?
   Все кивнули в ответ, и мы не спеша потопали вниз к деревне. Ханю, Рика и Сатоко хоть и жили неподалёку от храма, но всё же решили нас проводить.
   - Не знаю почему, но этот фестиваль понравился мне больше всех остальных, - с широченной улыбкой шагала Мион.
   - Я даже догадываюсь, почему... - хихикнула, покосившись на неё сестра.
   - Эй! - девушка тут же возмутилась и покраснела. - Ничего не было, ясно?!
   - Конечно, ясно... Сестрёнка, ты ведь прекрасно знаешь, кому он принадлежит?
   - Да-да, я помню. Он твой... - слегка расстроено отвечала Мион.
   - О ком они говорят вообще? - наконец, заговорил и Кеичи.
   - Да так... - ответил ему я иронично. - Обсуждают свою новую эротическую игрушку, которую никак не могут поделить.
   - Чего?! У Мион и Шион и такое есть?!
   - Ты лучше о нормальных девушках думай, дылда! - огрела его в прыжке подзатыльником Сатоко.
   - А твоё какое дело, мелюзга?!
   В очередной раз с криками и руганью Кеичи вступил в равную схватку с девушкой, которая его младше, ниже и слабее. Мы ещё некоторое время поболтали, однако внезапно на деревню опустились тучи. Мы заметили это, лишь когда грянул гром, а за ним вниз полетели капельки дождя.
   - Кажется, дождь собирается... - сказала Ханю, когда тяжёлая капля прилетела ей в лоб.
   - Логично... - я так же его почувствовал. - Ладно, народ. Давайте быстро бежать по домам. Хватит на сегодня впечатлений.
   - Согласна, - довольная отозвалась Шион, обнимая Сатоши за руку. - Нам с Сатоши-куном по пути. Та-тян, не составишь нам компанию?
   - Нет, я лучше Рену провожу. С ней никто по пути не живёт, и идти ей дальше всех...
   - Таро-кун, не надо! - ответила Рена, слегка смущённо улыбаясь. - Я и сама дойду...
   - Глупости! - тут же перебил её я. - Я живу к тебе ближе всех, поэтому...
   Шион явно была недовольна таким поворотом и раздражённо посмотрела на Рену, на что подруга вздрогнула на секунду:
   - Таро-кун, всё-таки не стоит... Иди с Ши-тян, а я как-нибудь...
   - Даже не обсуждается, - я практически насильно повёл её к развилке в сторону её и моего домов. - Сатоши проводит Шион, Кеичи - Мион, а Рике, Сатоко и Ханю не надо, они и так в нескольких шагах отсюда живут. Ладно, ребят, покеда!
   Мы не стали долго об этом спорить и быстренько попрощались, пока дождь не усилился. Вскоре мы с Реной уже бежали по дорожке, приближаясь к жилому району. Как я и ожидал, вскоре дождь перерос в сильный ливень. Настолько сильный, что ничего вокруг было почти не видать, особенно без света фонарей. Мы потерялись и забежали в первое помещение с крышей, которое нам удалось найти. Это была остановка, к которой автобусы практически перестали ездить. Она была старой, деревянной и с протекающим козырьком в некоторых местах, но нам удалось хотя бы спрятаться от дождя.
   - Блин... - жалобно протянула Рена. - Моё кимоно всё промокло...
   - Мы так далеко не уйдём, - сказал я, чувствуя, что тоже промок до нитки. - Давай посидим тут, пока дождь не кончится?
   - Угу...
   Так мы и стали ждать. Мокрые, продрогшие, практически в полной темноте. Зато нас грела одна и та же мысль - наконец-то мы можем побыть вместе.
   - Ножки болят... - говорила девушка, сняв сандалии и опустив на них ноги. - В этих сандалиях так неудобно бегать...
   - Поэтому я и предложил переждать, - отвечал я. - Кстати, я так и не встретил тебя на фестивале. Как провела время?
   - Хорошо, - она улыбнулась мне. - Мы гуляли с Кеичи-куном, он хотел выиграть мне одного миленького мишку, но не получилось. Потом мы встретили Рику-тян и Ханю-тян, стали все вместе гулять и пробовать разные сладости, позже и Мион подтянулась.
   - Я рад, что ты не скучала.
   - Вообще-то... - её лицо стало немного грустным. - Я хотела с тобой погулять, но никак не могла найти... А потом нашла, но тебя куда-то тащила Ши-тян, и я не стала вам мешать...
   - Ей богу, лучше бы ты нам помешала. С нею была скука смертная.
   Рена снова улыбнулась, смотря на падающие с потолка капли. Мне было неловко с ней разговаривать, особенно после того, что произошло на Ватанагаши. Мне очень не хотелось её обижать, но и врать тоже. Может, я выбрал не совсем подходящий для этого момент, но разговор всё-таки начал:
   - Рена... знаешь... я хочу тебе кое-что рассказать...
   - А? В чём дело, Таро-кун? - она обеспокоенно посмотрела на меня.
   - Понимаешь, я... такое дело...
   - Не бойся, - девушка подарила мне свою добрую улыбку и взяла за руки. - Можешь мне рассказать всё, что угодно. Я ведь люблю тебя...
   Последние слова заставили её щёки покрыться румянцем, но это лишь всё усложнило.
   - Рена, послушай... короче... мы с Мион... на фестивали игру затеяли... ну, а потом как-то само получилось... в общем, я её поцеловал...
   - Поцеловал?.. - после небольшой паузы переспросила Рена. - Вы с Ми-тян... целовались?.. И ты её поцеловал?..
   - Да, но позволь мне всё объяснить. Понимаешь, в тот момент у меня как будто было помутнение рассудка...
   - Вы с Ми-тян... целовались... - Рена заметно начала бледнеть. - Это значит... что Таро-кун...
   - Нет-нет, погоди! - я уже чувствовал себя последней скотиной. - Да, я поцеловал её, но на этом всё. В тот момент я просто почувствовал к ней нечто особенное и нежное. Поцелуй был, но на этом всё. Я тут же остановился, когда вспомнил о тебе...
   - То есть... Таро-кун не хочет меня бросить?..
   - Нет, конечно! Рена, я совершил ошибку, признаю. И ты вправе меня за это возненавидеть, но я люблю тебя, и не позволю посторонним чувствам взять верх. Ты моя единственная, и я никогда тебя не брошу.
   - П... правда?..
   Девочка была готова расплакаться, что она и сделала, как только я ласково ей улыбнулся. Она обняла меня, уткнувшись лицом в плечо, а я гладил её по спине, осторожно успокаивая. Мне не хотелось делать ей больно, но ложь только бы всё усложнила, поэтому лучше я скажу ей об этом и извинюсь, чем она узнает от кого-то другого. Фундамент, построенный на лжи, рано или поздно всё равно обвалится.
   - Таро-кун... прости... - Рена, успокоившись, посмотрела на меня. - Прости, что из-за меня вы не можете быть вместе с Ми-тян... она любит тебя, а я отбираю тебя у неё...
   - Глупенькая, - улыбнулся я, аккуратно и нежно стирая слёзки с её лица. - Пока ты со мной, мне никто другой не нужен. Я же сказал, что ты - моя единственная. Я люблю тебя и любить не перестану...
   - Таро-кун... - после этих слов девушка прижалась ко мне, положив голову на плечо.
   - Ну, раз уж начали разговор, Шион предлагала мне и Сатоши сделать это втроём... - как-то невзначай сказал я.
   Некоторое время стояла мёртвая тишина, не считая шума ливня вне остановки. Моя любимая чуть отстранилась от меня и посмотрела просто непередаваемо удивлённым взглядом:
   - Что-что?
   - Ну, Шион потащила меня в кусты, чтобы организовать маленькую оргию, так сказать... - понимая, как это звучит, я тут же прибавил. - Но я отказался! Честное пионерское!
   - Ши-тян... предложила вам втроём?.. - в недоумении переспросила Рена.
   - Ну да... вообще-то я был против с самого начала, такие забавы не для меня...
   Рыжеволосая девица после нескольких секунд удивления, перевела взгляд на землю. Её вид сразу же сделался грустным, и я не знал, как её подбодрить. Мало того, мне хотелось врезать себе просто за то, что я начал разговор об этом...
   - Таро-кун, знаешь... - вдруг начала она говорить немного расстроенным, но понимающим голосом. - Ты мог бы и согласиться...
   Тут уже в шоке оказался я.
   - Нет, правда. Я бы не обиделась... - Рена слегка улыбнулась, но взгляд всё равно её выдавал. - Конечно, мне было бы неприятно, но ведь это без любви. Ши-тян ведь просто скучно, и она решила так поразвлечься. Ты пойдёшь с ней, но любить-то всё равно будешь меня, правда? Ты ведь всё равно ко мне вернёшься?..
   Моей первой мыслью было: "Ну и нафига я отказался?!". Однако посмотрев в её глаза и увидев там надежду, нежность и любовь, которую она испытывала ко мне, она сразу испарилась.
   - Нет, Рена... - ответил я ей, ласково улыбаясь. - Ничто на свете не заставит меня согласиться на такое, пока ты будешь в моём сердце. Я лучше умру, чем сделаю это с другой девушкой. Без тебя мне даже жить не хочется...
   - Таро-кун... - она покраснела и смущённо отвела взгляд, а я погладил её по щеке, отчего девушка сразу же вновь посмотрела на меня.
   - Я люблю тебя...
   В полной темноте и с занавесом из неутихающего ливня наши губы слились воедино. Для нас исчезло всё вокруг, и остались только мы, наедине друг с другом. Я чувствовал её мокрую кожу в своих объятьях. И закончив поцелуй, мне, наконец, удалось увидеть её влюблённый взгляд полу прикрытых глаз. Она была так близко, что я мог ощутить её дрожь от холода и возбуждения. Я опьянел от любви с одного лишь взгляда на неё. Поцеловал её снова, обнимая и нежно поглаживая её спину и плечи, она запустила руки в мои мокрые волосы. Я целовал её долго, страстно, не в состоянии насытиться сладостью её губ.
   - Таро-кун... - протянула она любовным шёпотом, когда я стал покрывать поцелуями её шею. - Подожди... нельзя же... прямо здесь...
   Но я её не слушал. За ливнем никто не мог нас увидеть, а он всё не стихал. Так же, как и мы с Реной. Она говорила, что нельзя делать этого здесь, однако совсем не сопротивлялась, и даже наоборот, сходила с ума от каждой моей ласки. В конце концов, я аккуратно развязал пояс на её кимоно...
   - Нет... я не хочу, чтобы кто-то увидел меня такой... - шепнула девушка, садясь мне на колени ко мне лицом, открывая передо мной вид на её обнажённое по пояс влажное тело через раскрытые одежды. - Только ты...
   Фигура Рены была для меня прекрасной. Её черты заставляли сердце биться чаще, а смущённый взгляд девушки только усиливал эту картину. Кроме раскрытого кимоно на ней практически не было одежды, кроме белых трусиков. Я не мог налюбоваться на свою избранницу.
   - Рена... ты самая красивая девушка, которую я видел в жизни... - нежно произнёс я, осторожно дотронувшись до её живота и проводя рукой к груди.
   - Я так счастлива... - отвечала она, чуть не плача и обнимая меня за шею. - Таро-кун... ты впервые сделал меня такой счастливой...
   - Рад это слышать, любимая...
   Нам было уже не справиться с потоком нахлынувших чувств, поэтому мы просто плыли по течению, не думая, куда оно нас приведёт. Я ласкал и целовал её груди, наслаждаясь прикосновением обнажённой влажной кожи, гладил плечи, облизывал губки. Девушка наслаждалась моими ласками, эротично двигая телом мне в такт, и потихоньку стонала. Она пыталась сдерживать стоны, но получалось у неё это лишь тогда, когда я целовал её. Уже скоро нам захотелось большего. Я прочитал это в её глазах. Конечно, ей было стыдно делать что-то такое прямо на улице, но любовь ко мне оказалась сильнее. Я аккуратно снял с неё трусики и подарил ей её первый раз. Стоны постепенно становились всё громче, а наслаждение всё сильнее. Я согревал её своим телом, заключив в объятья. Каждоё моё движение, мои ласки и нежный шёпот на ушко доставлял ей массу удовольствия. Мы тонули в океане любви друг к другу. Не знаю, сколько продлилось выражение наших чувств друг к другу, но под конец дождь постепенно начал стихать. Она хотела закричать, но вместо этого впилась в мои губы самым страстным поцелуем и не желала отпускать. Мне тоже этого не хотелось. Мокрые, усталые и влюблённые мы в какой-то момент позабыли и о дожде, и о влажной одежде, и вообще обо всём вокруг. Для нас существовали только я и она. И никто больше нам был не нужен...
   Меня заставило открыть глаза лишь надоедливое стрекотание цикад. Я проснулся у себя дома, сидя и упираясь спиной в стену. Голова трещала пуще прежнего, а тело бил озноб. Но это неудивительно. Вчера мне пришлось проводить Рену домой, закрывая её от дождя, а потому и самому дойти до своего жилища. Помню, как мокрый и вымотанный я разулся и просто сел в прихожей, прикрыв на секунду глаза. Похоже, я слегка приболел, так как спал в мокрой одежде, но зато мне удалось заснуть впервые за несколько дней, поэтому грех было жаловаться. Переодевшись в запасную школьную рубашку, которую я до этого ни разу ещё не одевал, и, приняв прописанные мне врачом лекарства, я вышел на улицу и отправился прямо к Рене.
   На траве и листьях ещё не обсохла влага, утренняя раса блестела на солнце, слышны пения птиц. Несмотря на небольшую хандру, я был в отличном настроении и до сих пор улавливал атмосферу праздника вокруг. Позабылось всё плохое, что мне пришлось пережить, и даже сон, что мучил меня всё это время, перестал донимать меня и буквально улетучился со всеми мыслями о нём. Я был счастлив, что всё сложилось именно так...
   Уже подходя к дому Рены, где проживала она со своим отцом, я заметил, что вокруг него собралась небольшая толпа. Они полностью оккупировали вход. Мне стало любопытно, и я подошёл поближе, увидев среди последних рядов знакомый вид со спины.
   - Мион? - спросил я, подходя к ней.
   - А? Та-тян? - девушка оглянулась с обеспокоенным взглядом.
   - Что тут происходит?
   - Понятия не имею. Я решила утром заявиться в гости к Рене, прихожу, а тут столько людей понабежало...
   - То есть? Как это?
   - Не знаю, но на входе стоит Оиши-сан...
   - Оиши-сан?
   На мгновение я отключил мозг и просто пошёл вперёд, проталкиваясь через шепчущуюся толпу. То, что я увидел, выходя вперёд, не очень-то радовало. Неподалёку от входа стояли две полицейские машины, людей оттесняла растянутая жёлтая лента, а на пороге в сопровождении двух полицейских стоял Оиши-сан и раскуривал сигарету.
   Предчувствуя нехорошее, я вышел вперёд, пролез через ленту и попытался подойти ко входу, но двое полицейских тут же преградили мне путь.
   - Простите, но гражданским сюда нельзя, - сказал один из них.
   - Я не гражданский, - слегка раздражённо отвечал я. - Там живёт моя подруга, я хочу знать, что с ней всё хорошо.
   - Сэр, успокойтесь, пожалуйста.
   - Иди к чёрту! Я не успокоюсь, пока её не увижу! - я вновь попытался пройти, но представители закона оказались сильнее. - Отвалите! Я имею право знать, что здесь происходит!
   - Парень, ты чего буянишь? - спросил Оиши, подходя ко мне. - Сказано ведь, никаких посторонних.
   - В этом доме живёт моя подруга, Риугу Рена, - отвечал я ему через ограду из двух полицейских. - Я просто хочу убедиться, что с ней всё в порядке. Пустите меня. Я хочу с ней поговорить...
   - Боюсь, не получится, - хмуро выдохнул сигаретный дым детектив. - Она мертва.
   Я лишь удивлённо уставился на собеседника...
   - А... что... что? Стойте... как... - говоря это, я мотал головой, смотря куда-то в землю, словно мой мозг на секунду отключился. Он не хотел воспринимать эту информацию. - Как... как мертва... я же только вчера её видел...
   - Соболезную, парень...
   - Нет... нет-нет, вы шутите, да? - у меня на губах заиграла улыбка, сам не понимаю почему. - Этого не может быть. Вы меня просто разыгрываете...
   - К сожалению, нет, - Оиши докурил сигарету и бросил окурок на асфальт, втоптав его в землю. - Иди лучше домой. Не мешай работе полиции...
   - Я вам не верю... не верю!
   Слова детектива казались мне смешными. Закрыв глаза и стиснув зубы в обиде, я резко подался вперёд, усилием миновав преграду полицейских, растолкав их в стороны. Оиши тоже попытался меня остановить, но не успел, я просто проскочил через него и ворвался внутрь через дверь. Словно инстинктивно зная обстановку внутри, я ринулся вверх по лестнице и завернул до боли знакомую комнату... то, что я там увидел, стёрло последнюю надежду из моих мыслей... на полу в луже собственной крови лежали два трупа: девочка с рыжими волосами и её отец...
   От бессилия я просто опустился на колени, не в силах оторвать шокированного взгляда от этой картины. В сердце будто бы загнали ржавый кинжал, двигая рукоять по часовой стрелке. На секунду я совсем перестал чувствовать...
   - Эй, это ещё кто? - послышался знакомый голос, прозвучавший для меня вдали.
   Сперва я не заметил, но на месте преступления были три человека криминалистов, рыскавших повсюду в поисках улик. Главная среди них осматривала тело Рены и, заметив меня, быстро поднялась на ноги. Это была Макото. Я даже сообразить ничего не успел, как меня нагнал Оиши, заломил руку и опустил носом в пол.
   - Чёрт возьми, какой изворотливый попался, - проворчал он.
   - Оиши, что это значит? - строго обратилась к нему Юджи, снимая перчатки с пятнами крови на них. - Я же ясно сказала, посторонних сюда не пускать.
   - Ну простите, милочка. Он оказался шустрее, чем я думал.
   - Господи... - девушка тяжело вздохнула. - Ладно, подними его и выведи. Только мешаться будет.
   - Что здесь произошло?.. - спросил я, уткнувшись носом в пол, уже задыхаясь от запаха крови.
   - Не твоё дело, Кимото Таро...
   - Что здесь произошло?! - вырвалось у меня от злости. - Почему Рена мертва?! Кто это сделал?!
   - Хватит истерить, - холодно перебила меня полицейская. - Оиши, вышвырни его.
   Детектив уже хотел было поднять меня, но как только я оказался на коленях, тут же оттолкнулся назад, свалил с ног представителя власти и вырвался из его захвата. Однако, прежде чем я успел что-то сделать, подлетела Макото, врезала мне с ноги в развороте, не позволив подняться. Ударом меня отбросило и снова перевернуло лицом в пол. Девушка коленом прижала меня к нему и скрутила руки:
   - Ещё один такой фокус, и проживёшь остаток своих дней в колонии для несовершеннолетних, - сказала она мне на ухо.
   - Отвечайте! - я всё ещё не унимался и пытался сопротивляться, но она профессионально обездвижила меня. - Я хочу знать, чёрт возьми! Кто это сделал?! Как это произошло?! Отвечайте, вашу мать!
   - Им перерезали горло, доволен?! - Юджи на секунду потеряла контроль над собой, подняла мою голову за волосы и ударила об пол так, что разбила мне нос.
   - Тише, барышня, тише, - образумил её Оиши, который уже успел подняться. - Нам тут ещё один труп не нужен.
   - Простите... - девушка сделала глубокий вздох и вернула себе естественный серьёзный взгляд. - В общем, я говорю это тебе, только потому что она была твоей подругой. Мы получили анонимный звонок сегодня в 6 часов утра о том, что из дома Риугу доносятся странные звуки борьбы. Патруль тут же выехал на место, и обнаружили здесь труп твоей подруги и её отца. Обоим перерезали горло, прежде нанеся большое количество побоев. У нас нет догадок, как это произошло, и это всё, что нам до сих пор известно...
   Пока она говорила всё это, слёзы произвольно текли из моих глаз. Сердце болело так сильно, что не передать. Ещё вчера девушка, которую я любил, говорила со мной. Я ещё чувствовал тепло её тела, сладость её губ и красоту её силуэта, но теперь, когда передо мной было её бездыханное тело с совершенно пустыми стеклянными глазами, устремлёнными в потолок, я не знал, что мне чувствовать... мозг буквально закипал от нарастающей боли...
   С того момента у меня начались провалы в памяти. Я совершенно не помню, как меня доставили в полицейский участок для допросов, что спрашивали и даже как я на это реагировал. Разум словно отключился на время, превращая меня в печальную безмозглую марионетку. И очухался я лишь к закату, когда медленно доковылял до собственного дома, но тогда стало только хуже. Я ещё раз вспомнил стеклянные глаза своей возлюбленной, лужи крови и свою головную боль. Захотелось снова вернуться в то состояние полной отрешённости, но это было уже бесполезно. Шестерёнки в голове уже работали, скрепя. Меня тошнило, мутилось всё перед глазами, страшные мысли вертелись в голове... Я снова вспомнил свой сон, конец которого мне не суждено воспроизвести. Вспомнил, что творилось вокруг и все разговоры друзей и знакомых. Во мне закипала ненависть ко всему вокруг, и особенно к одному человеку. Разум подсказывал, что всё кончится плохо, если не узнать правду наверняка. Но нервы не хотели слушаться, вступая в борьбу друг с другом. Я всё же попытался обратиться к здравому смыслу и не делать поспешных выводов. Именно поэтому я и отправился искать ответ на вопросы, которые засели у меня в голове ещё давным-давно...
   Я твёрдыми и быстрыми шагами приближался к окраине деревни, где проживали дядя и тётя Сатоко и Сатоши. Это одноэтажное, но большое в ширину, здание в традиционном японском стиле. Оно стояло на холме и как бы возвышалось над остальными. Я находил его высокомерным... Подойдя к входной двери я постучался, опираясь на косяк и опустив голову, приложив от боли свободную руку к лицу.
   - Кто там? - тут же отозвался на стук мягкий голос Сатоши, который и открыл мне дверь, слегка ошарашенный моим измученным видом. - Таро-кун? В чём дело? Ты в порядке?
   - Скажи-ка мне, Сатоши-кун... - мрачно произнёс я, поднимая взгляд на него. - Теппей-сан и Тамае-сан дома?
   - Что? - его несколько удивил и напугал мой устрашающий вид, он явно стал мешкать с ответом. - Ну... нет, они... ушли...
   - И когда вернутся? - всё тем же голосом тут же спросил я. - Мне очень хотелось бы с ними потолковать...
   - Ну... они... я...
   - Эй, Сатоши-кун! Кто там пришёл?! - позвала своего сожителя Шион, которая хозяйничала внутри.
   - Это просто Таро-кун, любимая! - ответил ей Сатоши, пытаясь умыкнуть от ответа.
   - О, правда? - к двери подошла и Шион, одетая в один только халатик на голое тело, скудно прикрывающий самое важное. - Приветик, Та-тян, - в её голосе были слышны нотки игривости.
   - Здравствуй, Шион... - ещё мрачнее и через силу ответил ей я. - Ну как? Довольна собой?
   - Похоже, ты всё-таки передумал и решился на моё предложение, - девушка приблизилась к своему парню и мягко провела пальцами по его груди.
   - Тебе кажется это смешным, да?..
   - Не понимаю, о чём ты, - она явно корчила из себя дурочку. - Я абсолютно серьёзна...
   - Тогда вы не возражаете, если я пройду? - спросил я и, не дожидаясь ответа, толкнул их в сторону и прошёл внутрь.
   Я успел словить на их лицах некоторое недоумение, однако меня это мало волновало. Внутри всё было чистенько и уютненько. Даже слишком. Я оглядывался вокруг и шастал от комнаты к комнате, не пропуская и угла, всё под наблюдением хозяев, которые и рта не смели раскрыть. Однако всё изменилось, когда я дошёл до спальни и стал рыться в их шкафу.
   - Так, Та-тян, я не знаю, что у тебя на уме, но мне это не нравится, - пыталась возразить мне Шион. - Зачем ты роешься в наших вещах? Изволь объясниться. Сейчас же!
   - Тогда извольте объяснить мне одну вещь... - ответил я на её нападки, прекратив разбрасывать вещи по комнате, но всё ещё к ним не поворачиваясь. - Насколько я знаю, вы живёте здесь вместе с дядей и тётей Ходжио. Уже пару лет точно...
   - Ну и что? - у Шион было серьёзное лицо. - Раньше тебя это устраивало...
   - Ну тогда скажите... где, чёрт возьми, все их вещи?! - с этим возгласом я вытащил полку из шкафа и в ярости кинул её на пол. Затем повернулся к шокированным хозяевам не принадлежавшего им дома. - Это единственный шкаф в доме, но здесь только ваши шмотки, только ваши примочки и постельное бельё только на двоих! Отвечайте, где Теппей и Тамае?!
   Сатоши обречённо отвёл взгляд в сторону, а Шион наоборот, озлобленно посмотрела на меня:
   - Тебя это не касается...
   Всё, что произошло сейчас, взбесило меня ещё сильнее. Я сорвался с места, схватил Шион за её халат и прижал её к стене, закричав прямо в лицо:
   - Что тут происходит, Шион?! Почему все боятся тебя?! Что ты сделала?!
   - Эй, Таро-кун, прекрати! - Сатоши попытался вступиться за свою девушку, однако я убрал от неё руки, развернулся и наградил его смачным ударом в челюсть, от которого он покосился и упал, приложившись спиной о единственный в доме шкаф.
   После этого я снова обратился к дочери семьи Сонозаки, которая всё так же стояла у стены с недовольным взглядом. Её глаза спрятались за тьмой комнаты и тенью от волос.
   - Шион, отвечай! - всё никак не унимался я. - С каких пор ты стала наследницей своего клана, если от тебя хотели избавиться при рождении?! Что ты сделала, чтобы клан вернул тебя обратно?!
   - Та-тян, ты меня сильно расстроил... - заговорила она, находясь за пеленой темноты. - А я не люблю, когда меня расстраивают...
   - И поэтому ты до чёртиков запугала Сатоши?!
   - Если хочешь меня в чём-то обвинить, предъяви доказательства...
   Мне нечего было на это возразить. Во мне кипело столько ярости, что я просто не мог мыслить здраво. Сатоши в это время успел подняться и прийти в себя.
   - А теперь убирайся из моего дома... - Шион была непреклонна. - И не смей попадаться мне на глаза...
   В этот момент очень захотелось наброситься на неё и придушить, но я всё же сдержался и, стиснув от злости зубы, просто ушёл, с грохотом захлопнув входную дверь. Сатоши печально проводил меня глазами, пока его девушка дрожащей рукой дотянулась до телефонной трубки...
   Не знаю, что на меня нашло. Пока я брёл по дороге, пытаясь справиться со страшной головной болью, разносившейся в голове эхом при каждом мучительном стрекотании цикад, я метался между огромного количества мыслей. Почему жесткий и требовательный клан Сонозаки принял свою дочь обратно, и даже сделал её наследницей? Почему все боятся ей даже слова лишнего произнести? Почему дяди и тёти Сатоши и Сатоко не было дома и в помине? От всего этого голова распухала... И я отправился в единственное место, где мне могли хоть что-нибудь объяснить. Поместье Сонозаки.
   - Эй! Есть тут кто-нибудь?
   Заходя на их территорию, я был крайне удивлён, что ворота открыты, на входе не было ни одного охранника. Я осторожно заглянул внутрь и прошёл во двор, где стояла мёртвая тишина.
   - Мион! - голосил я в надежде привлечь хоть чьё-то внимание. - Акане-сан! Кто-нибудь!
   Проходя эхом по поместью, мой голос заглушался и оставался без ответа. Я прошёл подальше и зашёл в гостевую, где обычно принимали гостей члены клана. Никого. Атмосфера вокруг давила на нервы, а тишина нагоняла страху, но меня было уже не напугать. Я прошёл через комнату гостей и стал заглядывать всюду, куда только можно. Комната собраний, кухня, почивальня, небольшой храм со статуэткой Ояширо-сама. Даже зал, где обычно принимали пищу все Сонозаки, в котором обычно кто-нибудь да ошивался, был абсолютно пуст. Внутри стояли в ряд несколько столиков, подушки и столовые приборы. Я дотронулся до одного из них и с ужасом понял, что он весь в пыли. Мало того, во всём поместье веял довольно странный неприятный запах грязи и ещё чего-то, что я унюхал у местного болота. Не в силах собрать мысли воедино, я быстро выскочил наружу в боковой дворик, где был вход в подвал. Обычно ухоженный дворик оброс сорняками, цветы увяли, словно к ним не притрагивались вообще. Я нервно осматривался вокруг, затем уселся рядом с колодцем и взялся за голову.
   - Да что тут творится? - думал я, стиснув зубы от боли. - Почему всё выглядит так, словно здесь никто не живёт?..
   Однако вскоре меня заставил подняться и отойти резкий неприятный запах. Я зажал нос и быстро отскочил от колодца. Что-то похожее я чуял и раньше. Не помню когда, но запах определённо казался знакомым. Похоже на запах тухлых яиц, но это совсем не он. Я медленным шагом приблизился к колодцу, зажимая нос, и заглянул внутрь. Сперва темнота не давала мне ничего разглядеть, но вдруг, когда заходящее солнце кинуло маленький луч внутрь из-за тучи, я понял. Внутри была целая гора трупов. Я тут же резко отскочил назад, споткнувшись и упав на землю, но продолжая перебирать ногами. Когда отполз достаточно далеко, попытался подняться, борясь с шоковым состоянием и дрожью в коленях. Но мне это не удалось, поскольку ноги снова подкосились, и я повалился вниз, склонившись над землей. Меня стошнило. В этот момент в голове не было вообще никаких мыслей, осталась лишь боль, страх и отвращение. Глаза заболели, потому что в какой-то момент я даже перестал моргать...
   - Старейшины клана Сонозаки умерли очень давно...
   Внезапно меня окликнул знакомый голос. Подняв голову, я заметил, что у колодца стояла мать Мион и Шион, Акане. Как всегда, в чёрном траурном кимоно.
   - Они придерживались традиций и не желали решать вопросы миром, - отчуждённо говорила она, садясь на край колодца и печально заглядывая в него. - Им было невдомёк, что есть иные способы договориться...
   Я уже просто перестал что-либо понимать. В голове вертелась одна лишь боль и ненависть к происходящему. Акане же неспешно продолжала, водя пальцем по краям колодца:
   - Если бы мы так не поступили, крови могло быть ещё больше. Моя доченька правильно поступила. Она была развита не по годам, и всегда стояла за интересы деревни. Убеждения, которые отстаивала наша семья раньше, устарели. И она взяла дело в свои руки...
   - Убивая своих же родственников?! - вырвалось у меня в ярости. - Сколько крови вы пролили, чтобы защитить свою деревню от правительства?! Сколько родной крови вы пролили?!
   - И мы будем её проливать до тех пор, пока Хинамизава не станет вновь тихим, уютным и счастливым местом... А ты, мой дорогой, теперь слишком много знаешь. Мне очень жаль, но я должна это сделать.
   С этими словами она подала условный знак и из дома вышла свора парней, одетые в зелёные армейские жилеты и в бейсболках. У каждого в руках по ножу и пистолет в кобуре.
   - Избавьтесь от него, - скомандовала Акане, после чего её люди стали приближаться ко мне.
   Я, с полным пониманием того, что мне настал конец, снова поднялся на ноги, опустив голову. Волосы закрывали мне глаза, а рот невольно расплылся в улыбке.
   - Наконец-то... Всё в стало на свои места... головоломка собрана...
   Один из парней подошёл ближе и попытался ударить меня ножом в голову, однако внезапно я перехватил его руку, нанёс удар ногой в живот и выбил оружие. Его соратники тут же накинулись на меня, но я схватил согнувшегося от удара в живот парня и оттолкнул его в толпу, слегка остановив остальных. Затем, недолго думая, ринулся бежать к воротам. Кто-то выхватил пистолет из кобуры и попытался выстрелить, но его остановила Акане:
   - Никакой стрельбы! Вы всю деревню на уши поднимите!
   Тогда они начали преследование уже с ножами. Я пронёсся вперёд, чуть не натолкнувшись на воротах на ещё парочку головорезов, однако мне удалось проскочить. Выбежав с территории Сонозаки, я метнулся в гущу леса. Пытаясь держать дыхание, пробегал сквозь кусты, расталкивая ветки руками. Позади всё ближе раздавались те же шорохи и крики вооружённых людей. В какой-то момент, завернув в сторону, я случайно споткнулся и полетел вниз с какого-то пригорка. Меня катало по земле, я натыкался спиной на камни, бился о деревья, но продолжал катиться, пока не вылетел на асфальт. Нехило приложившись об него спиной, на секунду замер, пытаясь вытерпеть боль от нанесённых побоев. Затем попытался подняться, опираясь на изодранные колени. Оглядевшись, я понял, что нахожусь на автомобильной дороге у поворота. Слева - тропа, проложенная моим падением, справа - вновь лес, уходящий вниз в сторону болот. Я, ковыляя, попытался уйти с дороги, но меня опередил выскочившее из-за поворота авто на огромной скорости. Водитель заметил меня в последний момент, вывернул руль, однако всё равно на полном ходу краем врезался в меня. Меня пронесло по боковой части машины, после чего я свалился с дороги, откатился ниже и остановился, лишь врезавшись спиной в очередное дерево. В какой-то момент я вырубился от болевого шока...
   Темнота. Вокруг лишь образы, мелькающие перед глазами. Кто эти люди? Я вижу их впервые, но чувствую, что знаю каждого из них. Кто они и почему кажутся знакомыми? Почему я чувствую боль каждого из них и тёплую кровь, закипающую на моих руках?.. Ояширо-сама... Ояширо-сама... Всё это ради Ояширо-сама...
   В этот момент я вскочил в холодном поту. Дыхание перехватывало, всё тело ныло, а нервы в любую секунду были готовы сдать. Я сделал несколько глубоких вздохов, успокоился и осмотрелся. Я лежал на кровати в комнате без света, освещённой лишь луной за окном. Даже её света мне хватило, чтобы понять - это клиника Ирие, и я был на койке его кабинета. Кто-то обнажил меня по пояс и аккуратно обвязал бинтами. Хотя это не очень помогало, поскольку многочисленные ушиби после падений и попадания под машину назойливо напоминали о себе при каждом моём движении.
   - Попытайся не шевелиться, Кимото-кун, - внезапно раскрылась дверь, и в комнату вошла тёмная фигура, в которой я по голосу узнал Такано Миё. - Так всё быстрее заживёт.
   К сожалению, физическая боль волновала меня не так сильно, как закипающая и мучительная внутри моей головы.
   - Извини, что сбила тебя, - с привычной для себя улыбкой заговорила она, присаживаясь на уголок койки. - Иногда я совсем не слежу за скоростью. Блондинка всё-таки...
   Почему-то некоторые её слова с трудом доходили до моих ушей, их будто заложило. Руки потихоньку дрожали, и я не понимал почему.
   - Да уж, сильно тебя потрепало, - тем временем продолжала медсестра. - Столько синяков, ссадин и гематом. Как минимум половина из них - рук дело не моей машины. Удивительно, что у тебя нет ни одного перелома. Надеюсь, ты не против, что я забрала тебя с дороги, отвезла в больницу и сразу же обработала твои раны?
   - Такано-сан... - через некоторое время смог заговорить я. - У вас есть... что-то от головной боли?.. Страшно болит...
   - Головной боли? - удивлённо переспросила она. - Головой ты бился не сильно... Ну что ж, сейчас принесу тебе обезболивающего. Посиди минутку, ладно?
   С этими словами она удалилась. А я в этот момент протёр заболевшие от головной боли глаза, вытер пот со лба и просто стал вглядываться в темноту. Воспоминания медленно возвращались, и я вспомнил многое, что происходило со мной в последнее время. В мозгу мельтешили обрывки сна, убийство Рены, поведение Шион, слова Акане и даже разговор с Юджи Макото. Головоломка начала складываться вновь... Я делал выводы, мучился от всевозможной боли и отчётливо чувствовал, как сильно чешутся руки. Особенно запястья. Я стал чесать правое, упорно глядя в темноту комнаты. Сонозаки... что они сделали с жителями этой деревни? Почему именно Шион? Почему Акане хотела меня убить?.. Почему я отчётливо чувствовал, будто в моих венах что-то шевелится?..
   - Ну вот, держи, - и вновь я вздрогнул, когда в комнату зашла Такано со стаканом воды и парой разноцветных таблеток. - Это должно помочь.
   - А... спасибо...
   Надо сказать, мне и правда немного полегчало, когда я принял её лекарства. Я восстановил дыхание и некоторую трезвость мысли. Девушка села рядом со мной, забрав у меня стакан и, с нежелание относить его обратно, просто поставила на пол.
   - Итак, мальчик мой, рассказывай. Что заставило тебя броситься под колёса моей машины? - довольно игриво заговорила она, элегантно закинув ногу на ногу. - Если это был способ привлечь моё внимание, должна признать, это было безумно, безрассудно и жутко романтично. Тебе удалось.
   - Такано-сан... - я всё ещё смотрел куда-то вниз, путаясь в собственных мыслях. - Я знаю, вы гораздо умнее всех моих знакомых вместе взятых...
   - Ой, какие комплементы в адрес глупенькой блондинки, - девушке явно льстили такие слова, и она ими искренне наслаждалась. - Кимото-кун, ещё чуть-чуть, и, считай, ты меня подцепил.
   - Понимаю, это может показаться полным безумием, но... - продолжал я, не обращая внимания на её вызывающее поведение. - Прошу вас, выслушайте меня, я не сумасшедший!
   - Не волнуйся, мой сладенький, я вся внимание...
   - Меня хотят убить. Местные сторожили Хинамизавы, клан Сонозаки. Потому что я слишком много знаю. Они убили Риугу Рену. На их совести много крови. Включая и её кровь...
   - Я догадывалась. Уже довольно давно замечала, что Сонозаки держат всю деревню под колпаком. Страх перед ними заставляет молчать даже полицию.
   - Вам уже известно обо всём этом?
   - Ну, насколько это возможно. Макото-кун недавно возглавила следовательский отдел Окиномийи, и мне удалось немного разговорить её сразу после того, как мы встретились с ней при тебе. Из сказанного ей, я точно могу утверждать, что полиция отчасти закрывает глаза на многое, в чём повинны Сонозаки...
   - Я знаю, что происходит на самом деле... Я знаю, кто за всем этим стоит...
   - Даже если так, полиция ни за что тебе не поверит. Или сфабрикует улики и свалит вину на постороннего. Я уже давно мечтаю указать этим выскочкам из знатного клана, где на самом деле их место. И если бы могла, давно это сделала...
   - А что если сунуть фактами полиции прямо в лицо? Они ведь не смогут игнорировать такое?..
   - Похоже, ты что-то задумал, Кимото-кун, - чем дольше длился этот разговор, тем отчётливее виднелось, куда клонит Такано Миё, чей рот озаряла хитрая улыбка. - Хочешь вывести целый клан на чистую воду? Получится ли?
   - Есть у меня парочка мыслей на этот счёт... Такано-сан, откуда у вас такая заинтересованность в Сонозаки? Почему вы верите словам простого мальчишки, который, возможно, даже не в себе? Ведь вы знаете, что у меня есть некоторые проблемы с головой...
   - Кимото-кун, можно подумать, ты всё ещё ничего не понял, - девушка ласково провела ладонью по моей забинтованной груди, заставляя синяки под бинтами ныть ещё сильнее, чем раньше. - Поговорим откровенно. У тебя свои причины с ними расквитаться... - она медленно приблизилась к моему лицу. Её губы игриво проскользнули по моим, отказавшись прямо у моего уха, после чего она прошептала: - У меня свои.
   Я никогда не доверял этой женщине. Но сейчас, когда у нас появился общий враг, пришлось ей довериться. В моей голове бушевал гнев, мечтающий выплеснуться на Сонозаки. Словами не описать, насколько велика была моя жажда мести. Не знаю, что настроило Такано Миё против моего врага, но разве сейчас это важно? За моей головой уже началась охота, а у этой хитрой блондинки было всё, что мне необходимо, чтобы свершить месть. Мне пришлось ей довериться...
   - Хорошо, - скрепя сердце, произнёс я. - Такано-сан, мне нужна ваша помощь...
   - Конечно, я помогу тебе, Кимото-кун, - отстранившись от меня на нормальное расстояние, ответила девушка. - Просто расскажи мне, что ты задумал, а остальное я возьму на себя.
   - Думаю, нам понадобятся люди... и оружие...
   - Оружие? - глаза медсестры буквально загорелись интересом. - Об этом не беспокойся, этого добра у меня в достатке...
   Сложно сказать, что у меня был какой-то определённый план, поскольку из-за своей головной боли я туго соображал. К тому же, все эти синяки, гематомы... ссадины... вены... Однако даже не сильно задумываясь над этим, мне удалось придумать кое-что, что даже самой Такано пришлось по вкусу. Изложив всё кратко и чётко, я попытался встать, пока блондинка принялась кому-то срочно названивать...
   Следующее утро началось довольно мирно. На улице светило солнышко, пели птицы, а в высокой траве стрекотали цикады. Дети уже собрались в школе и беззаботно шумели. Некоторые бесились на улице, другие в классе, пока Чие-сэнсэй проверяла ранее сделанные работы. За своими партами сидели все, за исключением меня, Рены, Шион и Рики, чьи места пустовали. Сатоко, Мион, Кеичи, Сатоши и Ханю сдвинули парты вместе, грустно поглядывая на опустевшие стулья.
   - И куда только все запропастились? - первым подал голос Кеичи. - Ни слуху, ни духу...
   - Это да... - с грустью и беспокойством ответила Мион, стуча ручкой по тетрадке. - Хотя это понятно. Та-тяну тяжелее всего пережить то, что с Реной случилось...
   - Ясное дело, но куда все остальные подевались? - включилась в разговор Ханю. - Почему нет Рики-тян и Шион-сан?
   - Кстати, хороший вопрос, - старшая Сонозаки обратилась к Сатоши. - Сатоши-кун, куда Шион пропала?
   - Я и сам не знаю... - неуверенно отвечал парень. - Вчера столько всего произошло... Она ушла куда-то прямо с утра и домой до сих пор не вернулась.
   - Рика тоже с раннего утра куда-то пошла и исчезла, - подхватила общее настроение Сатоко. - Может, нам следует их поискать после уроков.
   - Было бы неплохо, - согласно кивнула Мион. - Я волнуюсь...
   - Уверен, с ними всё в порядке, - улыбнулся Кеичи. - Скорее всего, смерть Рены слишком глубоко их затронула. Мы тоже скорбим, но именно для этого и существуют друзья. Чтобы поддерживать друг друга, так?
   Эти слова приободрили оставшихся друзей. Они слегка улыбнулись и немного повеселели.
   - Надо же, Кей-тян, - обратилась к нему Мион. - Даже ты иногда можешь сказать что-нибудь умное.
   - Эй!
   - Кеичи-сан прав, - подтвердила Ханю. - Уверена, Рена-сан не хотела, чтобы из-за неё мы совсем перестали веселиться. Давайте снова соберём нашу дружную компанию ради неё.
   Все хором согласно собрали руки вместе и одновременно подняли их вверх в знак дружбы. В эту же секунду раздался звонок на урок. Учительница отложила тетрадки в сторону, поднялась с места и сказала:
   - Итак, дети! Успокаиваемся и рассаживаемся по своим партам. Перемена закончена. Девочки, сбегайте на улицу, скажите детишкам, чтобы...
   Её прервала какая-то возня, происходившая сперва на улице, а затем стремительно переметнувшаяся в коридор. Поначалу даже не было понятно, что происходит, но неизвестность закончилась быстро, как только в кабинет пулей забежали испуганные дети, спотыкаясь, падая и снова поднимаясь, чтобы бежать в дальний угол кабинета. Чие-сэнсэй удивлённо наблюдала за этой картиной:
   - Дети, что с вами? Что случилось? - в какой-то момент её взгляд застыл на входе в кабинет. Она отошла от своего стола и направилась к коридору, строго говоря: - Кто вы? Что здесь происходит? Я требую объяснений, Ки...
   И вновь её голос прервался на полуслове. Миловидная с виду учительница замолчала с застывшим в шоке взглядом, откинулась назад и повалилась на пол с дырой от пули во лбу. Детвора сразу же запаниковала. Детишки сразу же стали кричать и искать место, чтобы спастись. Дети повзрослее просто застыли на месте, в их числе и наш клуб в неполном составе. Пока вокруг них творился хаос, их взгляды были устремлены на мёртвое тело учительницы, чья кровь лужицей разливалась по полу. И, наконец, в кабинет неспешно зашёл человек с пистолетом в руке, из дуло которого вылетал едва заметный дымок...
   - Здесь чисто... - мрачно раздался хладный голос из уст убийцы.
   В коридоре вновь послышалась возня, а в кабинет вбежали ещё двое парней в масках, нацеливаясь на детей и приказывая им заткнуться и собраться в кучку в дальний угол комнаты. Однако Мион сперва и не обратила на них внимания. Она, словно заворожённая, сделала шаг навстречу убийце учительницы и произнесла тихо, привлекая тем самым его внимание:
   - Та-тян...
   Спустя немного времени я полностью взял положение под свой контроль. Паника прекратилась, и детишки были аккуратно расставлены в углу кабинета, где их охраняли и заставляли сидеть смирно двое вооружённых автоматами крепких мужика в масках. Все парты и стулья были отброшены к доске, чтобы не мешаться и освободить пространство. Окна - плотно занавешены принесённой нами специальной шторой. Я сидел на единственном стуле прямо у окон, холодно поглядывая на ствол у себя в руках. От жуткой картины тряслись буквально все школьники. Они просто боялись заговорить со мной. А мне было плевать. Я просто сидел и ждал...
   - Кимото-кун, всё готово, - с широченной улыбкой на устах в комнату вошла Такано Миё в чёрном строгого вида платье, такой же накидкой на плечи и с чёрной береткой на голове. - Все на своих местах, подарочки заложены, радиосигнал превосходный.
   - Отлично... - сухо ответил я, даже не взглянув на блондинку. - Пока шумиха не поднялась, выкиньте куда-нибудь труп этой девки. Он мне глаза мозолит.
   Без каких-либо возражений, медсестра подозвала своего человека из соседней комнаты и приказала ему выкинуть тело учительницы на улицу, после чего он потащил её к выходу, оставляя за собой кровавый след. А я уже перестал чувствовать что-либо, кроме собственной головной боли. Благо сталь хладного пистолета слегка облегчала её. И всё же меня не покидало ощущение, словно кровь в жилах застывает...
   - Та-тян... - чуть слышно произнесла Мион, не в силах видеть меня таким. - Что с тобой стало...
   - Тихо, Мион! - шёпотом осёк её Кеичи. - С ума сошла?! Ни звука, иначе он всех нас перебьёт!
   - Но я...
   - Заткнитесь! - раздражённо воскликнул я, выстрелив в сторону Кеичи, однако пуля вошла в стену, никого не задев. - Я не в настроении выслушивать ваше шипение.
   - Надо же, Кимото-кун, - Такано прислонилась спиной к стене. Её явно забавляло всё происходящее. - Ты такой жестокий и грубый. Ещё чуть-чуть, и я в тебя влюблюсь.
   Я просто проигнорировал эти слова, сделав глубокий вдох, и облокотился о спинку стула. Тем временем детишки дрожали от страха, тогда как старшие во главе с Сатоши пытались их успокоить. Мне же было интересно другое, поэтому я вновь обратился к девушке в чёрном:
   - Ты звонила в полицию? Хочу покончить с этим поскорее.
   - Только что. Думаю, несколько машин из ближайшего участка уже несутся сюда на полном ходу.
   - Надо было сказать им, что каждую минуту будет умирать по заложнику. Может, тогда они притащились бы быстрее...
   - Та-тян, я тебя совсем не узнаю! - внезапно прорезался из толпы школьников звонкий голос Мион. - Что ты говоришь?! Почему ты так поступаешь?!
   Я поморщился, борясь с желанием засадить этой выскочке пулю в лоб. После чего с неохотой поднялся, медленно подошёл к девушке, отчего мелюзга сразу же разбежалась в стороны, и встал прямо напротив. Мион смотрела на меня просто щенячьими глазами, но мне было наплевать. Я схватил её за волосы, поднял и швырнул на пол, в центр класса. Кеичи хотел за неё вступиться, но один из людей Такано дал понять, чем это может закончиться, поэтому парень не стал вмешиваться. Мион попыталась подняться, но я с размаху залепил ей такую пощёчину, что она, словно кукла, снова распласталась на полу.
   - Вини свою любимую сестричку, - произнёс я без эмоций, наступая на горло обессилившей девушке и прикладывая ствол пистолета к её лбу. - Ведь вы так похожи. Простое созерцание трупа последи комнаты с дырой в башке, так похожего на Шион, долго бы грело моё сердце...
   Я с неприкрытым наслаждением наблюдал, как моя подруга задыхается, плачет и безуспешно пытается убрать мою ногу с горла. Я представлял в её роли Шион. Буквально предвкушал, как с ней сделаю что-то подобное, натягивая пальцем курок...
   - Но всё-таки ты не Шион... - сказал я, убрав ногу и открывая Мион доступ к кислороду. - Если у меня на глазах в муках умрёт кто-то похожий, какой же будет кайф наблюдать за смертью её самой?
   Шло время, солнце Хинамизавы постепенно начало закатываться за горизонт, освещая золотистым светом всё вокруг. Полиция постепенно начала скапливаться вокруг, оцепляя периметр машинами. За ними подтянулась и толпа зевак, среди которых были и родители несчастных детишек. Нас окружили со всех сторон, но боялись подойти слишком близко. Именно на это я и рассчитывал. Миё приготовила для меня телефон, через который можно было вести переговоры. Он стоял на учительском столе, поэтому я всегда мог находиться рядом с ним.
   Ситуация складывалась не лучшим образом. Я осторожно заглядывал через шторы и видел, что полицейские спрятались за своими машинами и были готовы открыть по нам огонь в любой момент, но мешала им это сделать толпа, стоящая прямо позади. Ведь если начнётся стрельба, могут задеть и их, но деревенские зеваки плевать хотели на осторожность и подтягивались всё большим количеством. В первых рядах были плачущие и проклинающие нас мамаши заложников. Позже действия полицейского эскорта взял на себя только что подъехавший детектив Оиши.
   - Ну наконец-то, - с мрачной улыбкой произнёс я. - Сейчас начнётся шоу.
   - Мы явно привлекли к себе много внимания, - подхватывала мои настроения Такано. - Здесь почти все патрульные из следственного отдела Окиномийи. А толпа-то какая собралась.
   - Чем больше людей об этом узнают, тем лучше... - сказал я, прикладывая руку к затылку и разминая шею. - Правда, в конце концов, восторжествует.
   Блондинка улыбалась до ушей, а вот школьники не разделяли её энтузиазма. Они молчали и лишь пугливо тряслись, не зная, чего ждать от нас. Поэтому все дружно вздрогнули, когда по классу прокатился громкий телефонный звонок. Я тут же снял трубку:
   - На проводе.
   - Говорит детектив Курадо Оиши из полицейского отдела Окиномийи, - раздался знакомый прокуренный голос по ту сторону линии. - С кем я говорю?
   - Кимото Таро у аппарата, - я не стал темнить и сразу выложил всё, как есть. - Вы рады, я тоже рад знакомству. Давайте оставим формальности и перейдём сразу к сути, Оиши-сан.
   - Сынок, послушай, сдавайся по-хорошему. Вы окружены, путей к отступлению нет. Отпустите заложников и выходите с поднятыми руками...
   - Интересно, после этих слов хоть кто-нибудь самовольно сдавался? - откровенно издевался я над собеседником. - Какие ещё будут аргументы?
   - Слушай, не делай себе хуже, не усугубляй ситуацию. Нам больше не нужны жертвы...
   - Ну что ж, значит, поговорим серьёзно, старик... - я взял телефонный аппарат в руку и стал ходить с ним вдоль класса, говоря на полном серьёзе. - Проясню ситуацию, чтобы не возникало всяких там глупостей, типа штурма. Слушай внимательно. Здание школы полностью под нашим контролем, у меня здесь человек в каждой комнате и толпа школьников на мушке. Мы занавесили все окна так, чтобы вам не пришло в голову открыть огонь с расстояния. Другими словами, начнёте стрелять, заложникам не жить...
   - Хорошо, обойдёмся без стрельбы, - отвечал переговорщик. - Освободи хотя бы часть заложников, и мы продолжим переговоры...
   - О, дорогой мой Оиши-сан, вы сейчас не в том положении, чтобы что-то требовать. Здесь я отдаю указания. И я требую привести ко мне Сонозаки Акане и Сонозаки Шион...
   - Ни за что, - без раздумий ответил полицейский. - Подвергать опасности других людей...
   - Кажется, вы меня не расслышали, детектив... - у меня зашалили нервы в момент его отказа. Я зло ухмыльнулся, положил телефонный аппарат на подоконник, тут же выхватил оружие и без раздумий, нацелив его в сторону, всадили пулю маленькой девочке прямо в живот. По классу эхом пронёсся детский крик. Заложники затряслись от страха ещё сильнее, а девочка согнулась на полу, обливая кровью платье. Мало того, я сам подошёл к ней, отложив трубку в сторону, присел рядом с девочкой на колено, поднял её голову и произнёс, заглянув прямо в её заплаканные глаза:
   - Ну не плачь, деточка. Успокойся... - в какой-то момент я хищно облизнулся, - Успокойся, милая. Сейчас всё пройдёт.
   С этими словами я вставил пушку прямо ей в рот, взвёл курок и, вдоволь насладившись её перепуганным взглядом, прекратил её страдания...
   - Короче, ты всё слышал, старик, - вновь подойдя к телефону, заговорил я с Оиши, меняя обойму. - Не будите выполнять моих требований, никто здесь до совершеннолетия не доживёт. Усёк?
   - Хорошо, хорошо! - голос переговорщика явно изменился. Немудрено, ведь выстрелы были слышны и снаружи. По ту сторону трубки я слышал даже как паникует толпа деревенских. - Мы исполним ваши требования, только не трогайте заложников.
   - Ах да, совсем забыл сказать, - я прислонился к подоконнику, кидая взгляд на омертвлённое тело мелкой девчонки. - Пока не исполнены мои указания, я буду убивать в час по заложнику. Причём самым жестоким образом, так что поторопитесь... И вот ещё что. Если вдруг кто-то из них откажется почтить нас своим присутствием, скажите, что у меня в руках кое-кто, чьей смерти им очень не хотелось бы видеть. Они поймут, о чём я...
   Сказать, что моя позиция в этом вопросе не ужаснула всех, кто услышал о ней, значит не сказать ничего. Обстановка и так была накалена до предела, а я всё подливал масла в огонь. И меня не заботило, что так я и сам могу обжечься. Более того, именно это мне и было нужно. Такано радовало всё происходящее, и она с наслаждением наблюдала за каждым моим действием и словом. Я не знал, что ей движет, да и мне было в общем-то наплевать. Пока она на моей стороне, трогать её мне не выгодно. Её люди, одним из которых, судя по комплекции, был Томитаке, вообще никак не реагировали. Немудрено, они просто-напросто шестёрки этой дамочки и делают всё, что она им прикажет. Больше всего меня заботило время. Я нервно поглядывал на часы, висящие над классной доской, и ждал, когда появится Шион со своей матерью.
   В это время среди заложников тоже кипели свои страсти. Детишки, естественно, тихонько плакали, тряслись и молились о спасении. Сатоко, Кеичи, Сатоши и Ханю, пожалуй, вели себя взрослее остальных и пытались их успокоить. Мион же сидела на полу, прислонившись к стенке и обхватив руками колени, уткнулась в них носом. Её тело иногда дёргалось, а сама она издавала странные звуки, напоминающие плачь. Кеичи это заметил и осторожно подполз к ней:
   - Мион, ну ладно, успокойся... - шёпотом заговорил с ней он. - Всё будет хорошо. Мы выкарабкаемся...
   Но девушка никак не отреагировала на его слова, погрузившись внутрь собственных мыслей. Парню тяжело было смотреть, как ревёт его подруга. Как, впрочем, и остальным. Наш клуб распался, и с этим нельзя поспорить.
   - Кимото-кун, я сгораю от нетерпения! - игриво подала голос Такано, наблюдавшая некоторое время за действиями школьников. - Расскажи. Ведь вряд ли Сонозаки добровольно сунутся в мышеловку, которую ты им установил. Кто же твоя приманка?
   - Самый лучший сыр, на который только эта крыса может соблазниться, - сухо ответил я, кидая взгляд на заложников. - Конечно же, это Сатоши-кун.
   - Я? - парень с неприкрытым удивлением отозвался на своё имя.
   - Я?! - в издевательской манере передразнил его я. - Можно подумать, ты не в курсе делишек, которые проворачивала твоя обожаемая госпожа!
   - Она вовсе не!.. - он собирался что-то мне возразить, на что я моментально среагировал, ударив кулаком по столу, тем самым заткнув его:
   - Заткнись! Ты мне противен, Ходжио! Посмотри на себя! Мужик, который должен быть главным в семье, обязан защищать свою сестру несмотря ни на что, превратился в шлюхину сучку!
   Блондин тут же закрыл рот и обидчиво отвёл глаза в сторону. А меня это только бесило...
   - А чего это мы такие серьёзные? - спросил я чуть более обезумившим голосом, сдвинув голову чуть набок. - Улыбнись. У тебя это отлично получается. Даже когда твоя баба предлагает чужому у тебя на глазах её трахнуть.
   Я положил пистолет на учительский стол и подошёл вплотную к Сатоши, глядя на него сверху вниз. Он опустил голову, пытаясь не встречаться со мной взглядом.
   - Такано, дай-ка сюда ножик...
   После этих слов ему пришлось взглянуть в мои глаза, в которых сейчас сверкала сумасшедшая искра. Девушка молча, с улыбкой подошла ко мне, дала в руку выкидной карманный нож и отошла обратно. Я свободной рукой схватил парня за подбородок так, чтобы он невольно открыл рот.
   - Давай-ка я тебе нарисую улыбочку, Сатоши-кун... Будешь улыбаться всё время, как ты обычно это делаешь, чёртов лицемер!
   Он в панике попытался вырваться, отходя назад. Для меня это не было особой проблемой, я просто подался вперёд, свалил его на пол, оказавшись сверху, снова открыл ему рот и сунул туда лезвие, уже приготовившись разорвать ему правую щёку.
   - Нет! - внезапно в мою руку вцепилась Сатоко, из-за чего я случайно выронил нож, и он откатился в сторону. - Нет! Прекрати, Таро-сан! Не трогай Ни-Ни! Не трогай!
   Я раздражённо закатил глаза, после чего одним резким движением высвободил руку, и свободной налепил ей сильнейшую пощёчину. Настолько, что она грохнулась на пол, сильно ударившись головой.
   - Сатоко! - вырвалось у Кеичи.
   - Боже мой, какие страсти! - во всё горло хохотала Миё, усевшаяся на стуле рядом с учительским столом.
   Девочка, съёжившись от боли, лежала на полу и держалась за голову. Она тряслась от страха и боли, из глаз текли слёзы, сопровождающиеся всхлипами. Сатоши лишь наблюдал за этой картиной, не решаясь прийти ей на помощь. Он не сделал этого, даже когда я опустил его и отошёл обратно к столу, чтобы взять ствол.
   - Знаешь, Сатоко. Хвалю за храбрость. У твоего братца её и в помине нет, - говорил я, подходя к девочке и проверяя количество патронов в обойме. - К сожалению, в ответ могу сказать только одну вещь. Первый час прошёл...
   В этот момент я пнул её в живот. Она перевернулась на спину, дыхание перехватило, а боль многократно усилилась. Бедняжка на какое-то мгновение застыла, чуть не задохнувшись. А я присел на колено рядом с ней, разглядывая её заплаканное личико.
   - Таро-сан... не надо... - хрипела она, как могла. Пыталась тянуться ко мне. - Пожалуйста... ведь ты... мой второй... любимый братик...
   - Поверь, Сатоко... с такими братьями, как мы с Сатоши, тебе лучше будет на небесах...
   Я сказал это, закрыв глаза и выстрелив ей прямо в сердце. По сути, она даже не успела осознать, что сейчас произошло. Лишь боль внезапно прекратилась, а впереди появился тоннель из белого света. По крайней мере, так я видел её смерть. Реальность оказалась прозаичнее. Её бездыханное тело с открытыми глазами, в которых ещё были слёзы надежды, лишь распласталось по полу в луже собственной крови.
   - Нет! Сатоко! Сатоко! - к трупу тут же подбежали Кеичи и Ханю, будто её ещё можно было спасти.
   Я поднялся в полный рост и просто отошёл обратно к столу, с презрением наблюдая, как Сатоши всё ещё не сдвинулся с места и лишь смотрит на умершую у него на глазах младшую сестру, начиная плакать.
   - Это уж слишком... - стиснув зубы, в отчаянии произнёс Кеичи. - Как ты мог, Таро?! Что ты наделал?! Ты только что убил свою подругу, которая любила тебя, как брата!
   - Смотрите-ка, у кого голос прорезался, - холодно обратил я внимание на парня. - Тоже хочешь пулю в одно место, Маебара?
   - Ты посмотри на себя! В кого ты превратился! Ты убиваешь невинных людей! Ради чего?!
   - Ради правды...
   - Какой правды?! Что ты несёшь?! Ты готов убивать даже самых дорогих тебе людей ради правды, которую ты сам себе напридумывал?!
   - Ты не понимаешь...
   - То, что ты хочешь вывести кого-то на чистую воду, не оправдывает то, что сейчас происходит! Посмотри на себя! Ты убиваешь невинных людей, которым ты был дорог! И это ради того, чтобы в чём-то там разоблачить Шион?! Что она такого сделала?! Что она сделала такого, из-за чего все здесь должны страдать?!
   - Она убила Рену! - я уже сорвался и начал орать во всё горло, перепугав даже Такано. - Она отняла её у меня! А в чём она была виновата?! Разве Рена заслужила смерти лишь из-за того, что любила меня?! Почему Шион не убила меня?! Ведь это я заслуживал сдохнуть, потому что не подчинился нападкам этой шлюхи!
   В какой-то момент Кеичи просто в шоке смотрел на меня, как и все присутствующие. Лишь Мион, сидя у дальней стены, тряслась, обнимая колени.
   - К тому же, она... это она заразила меня... - мой голос заметно стих, я стал смотреть на свою левую руку, в которой не было ствола. - Не знаю, как, но это её рук дело... она пустила в мою кровь червей... они сводят меня с ума... они ползают по артериям, у меня в горле, лезут мне в голову... поэтому у меня постоянные головные боли... эти мелкие твари жрут меня изнутри...
   Почему-то окружающие с ещё большей опаской стали смотреть на то, как я пытался чесать запястья дулом заряженного пистолета. Но я ничего не мог поделать. Я чувствовал паразитов каждой клеточкой своего тела. В конце концов, я чесался всё время, когда сидел без дела, отчего руки и горло уже стали красными, а в последний раз из правой вены потекла кровь.
   - Ты сошёл с ума... - в отчаянии вырвалось у Кеичи.
   Внезапно я сорвался с места, неожиданно нанёс ему удар коленом в живот, и затем, когда он согнулся, зарядил кулаком в челюсть справой. Парень свалился на пол, попытался снова подняться, но в пути я наклонился прямо в его сторону и ткнул оружием ему в нос, отчего он мгновенно замер.
   - А ну-ка повтори, - чуть более высоким, издевательским голосом произнёс я, выпучив на него глаза. - Герой? Герой нашёлся? А ну-ка повтори мне это в ствол, умник...
   - Ты... спятил, придурок... - сквозь зубы, один из которых был выбит, отвечал мне Маебара, пуская струйку крови по уголку рта.
   Я дико ухмыльнулся, сдавив курок до половины, но выстрелить мне помешал внезапно раздавшийся телефонный звонок. Я с неохотой остановился, отстал от Кеичи и подошёл к столу, поднимая трубку, где на линии меня ждал детектив Оиши:
   - Да уж, Оиши-сан, как вы не вовремя, - с тяжёлым вздохом заговорил я с ним. - Я только собирался научить одного выскочку уму-разуму...
   - Сынок, отпусти заложников. Мы выполнили твоё требование, Сонозаки Шион и Акане здесь.
   Не поверив на слово полицейскому с той стороны трубки, я осторожно выглянул из-за шторы на улицу. Толпа стала ещё больше, видимо, привлекая зевак ещё и с Окиномийи. Все кричали что-то неодобрительное в наш адрес, создавая фоновый шум, который я уже давно перестал замечать, сидя в этой классной комнате. Немного присмотревшись к полицейским эскортам, я увидел и самого Оиши, который стоял с телефонной трубкой в курах, и обеих Сонозаки, находившихся рядом с ним. В глазах буквально загорелось пламя.
   - Отлично... - сказал я с улыбкой предвкушения. - А теперь приведите их ко мне...
   - Сперва освободи заложников. Мы хотим гарантии, что никто больше не пострадает.
   - Оиши-сан, кажется, мы с вами уже всё обсудили по этому поводу. Хотите, чтобы детишки не распрощались с жизнью раньше старости, делаете всё, что я скажу. И никаких возражений...
   Внезапно я заметил, как пункту переговоров подошла ещё одна известная личность в строгом красном пиджаке. Она без каких-либо объяснений отобрала у Оиши телефон, и её строгий требовательный голос тут же послышался на линии:
   - Слушай, ты, мелкий паразит. Немедленно отпусти заложников. Иначе я лично засуну нож тебе в глотку, поверну несколько раз и заставлю тебя блевать собственной кровью. Вся деревня будет знать, что тебя в рот выдрала женщина.
   - Ох-хо-хо, зазнайка научилась шутить, - это её выступление конкретно меня повеселило. Невооружённым глазом было заметно, что из неё никудышный переговорщик. - Милочка, советую тебе дать трубку Оиши-сану. Он хотя бы в курсе, как со мной можно разговаривать. А если наш разговор пойдёт в том же русле, я просто перебью всех заложников...
   - Я в курсе ситуации, Кимото Таро, - всё так же невозмутимо тараторила она. - Мы готовы передать вам Сонозаки. Откройте двери, мы передадим их вам.
   - Конечно-конечно... - я подал знак Такано, после чего она тут же встала со стула и пошла в другие классы, подзывая к себе пару человек охранять вход, пока он будет открыт. А тем временем я продолжал, наблюдая за всем, что происходит снаружи. - Но сперва вот что я вам скажу, Юджи Макото. Я далеко не дурак, и ваши полицейские штучки со мной не прокатят. Например, подмена. Такой интересный тактический ход, выдать за требуемых людей своих оперативников, которые могли бы войти и быстренько зачистить помещение. Думали, я не замечу, что Шион и Акане совсем на себя не похожи?
   Эти слова привели правоохранительные органы в замешательство. Макото молча выслушала меня, затем обескуражено убрала телефонную трубку от уха и что-то сказала ряженным в Сонозаки людям, которые тут же стянули с себя парики.
   - Надо сказать, вы творчески и с полной отдачей подходите к своей работе, - продолжил я, когда разговор с девушкой возобновился. - Так вот, что касается подобных трюков, я бы их делать не советовал. Понимаете, что вы нам липу подсунете, что попытаетесь войти, как только мы откроем двери, что пошлёте снайпера, который должен меня снять. Ну, или просто начнёте полномасштабный штурм с выбиванием окон...
   Судя по выражению её лица, которое я едва мог заметить из окна, мне удалось раскусить парочку её планом действия.
   - Всё это закончится одним единственным результатом. Бум! - в это время я продолжал давить психологически. - Дело в том, что мы предусмотрительно заложили три взрывчатки в здание школы. Соответственно, есть и детонаторы к каждой из них. Если хоть кто-то из нас умрёт, одна из бомб будет приведена в действие, отчего взорвутся и остальные, и всё здание взлетит на воздух. Умрём мы - умрут заложники.
   - Вы с ума сошли... - похоже, девушка почувствовала безысходность сложившейся ситуации. Это было отчётливо слышно в её голосе. - Вы ведь тоже умрёте...
   - Мы уже умерли, войдя в стены этой школы. В любом случае, жертвы будут, но лишь от вас зависит, сколько их будет. И к слову, есть ещё кое-что, чтобы полностью отбить у вас охоту штурмовать здание. Знаете, я посмотрел план строительства этой школы и нашёл удивительную особенность. Вы знали, что под землёй здесь проходит большой такой газопровод, поставляющий газ в Окиномийю? Так вот, в кабинете труда есть печка, работающая на газе. И специально для неё сюда проведена трубопроводная ветка. Думаю, вам не нужно объяснять, что сделает взрывчатка, опущенная через эту ветку в основной газопровод, проходящий как раз у вас под ногами. Ну и толпы, кричащей позади вас.
   Как же приятно было наблюдать, как новая глава следовательского отдела в шоке и с чувством собственной безысходности молчит в трубку и совершенно не знает, что делать дальше.
   - Итак, я всё ещё прошу по-хорошему, - продолжал я нагнетать обстановку. - Передайте нам Сонозаки Шион и Акане, если не хотите отправить всю деревню и половину Окиномийи на тот свет.
   Спустя минуту молчания, девушка тяжело вздохнула и, наконец, сдалась:
   - Хорошо... мы будет делать всё, как вы прикажите...
  

***

   - Ну? И какие будут приказания, мэм? - обратился сквозь шум вопящей толпы Оиши, когда очередной контакт между мной и Макото был окончен. - Что этот псих вам сказал?
   - Сказал, что подорвёт нас всех вместе с собой... - положив трубку, ответила она. - Подготовьте обеих Сонозаки к передаче в здание школы.
   - То есть, никаких манёвров, никаких уловок, никакого штурма? При всём уважении, мэм, так нельзя. Мы идём на поводу у преступника... - к девушке обратился один из офицеров, следивший за обстановкой с самого начала её развития.
   - Никаких возражений. Исполнять приказ...
   - Да, мэм.
   Юджи вымученно облокотилась об оперативный автомобиль и закрыла лицо рукой, пальцами трогая лоб. Оиши смотрел на неё с той же безысходностью, что и она показала по телефону:
   - Значит, этой малой нас раскусил? И подмена, и штурм?
   - Да... - Макото отвечала без каких-либо эмоций. - Мелкота, а обскакал нас на восемь шагов вперёд...
   Произнося это, она осторожно сдвинула руку чуть ниже, правым глазом наблюдая за занавеской, которая вскоре дёрнулась, а мой едва заметный силуэт скрылся. В этот момент она снова встала прямо, а её взгляд стал таким же решительным, как и всегда, к удивлению Оиши.
   - Я не собираюсь с этим мириться, - в её голосе стало даже больше уверенности, чем раньше. Глава оперативников стремительным шагом прошла по эскорту, выкрикивая приказы своим людям: - Держать окна на мушке! Перекрыть подачу газа центрального газопровода! Заглушите радиосигнал в пределах пятисот метров в диаметре! Это может помочь, если детонаторы работают на основе радиосигнала! Достать мне план здания! Необходимо найти любую брешь, любую лазейку, чтобы попасть внутрь! Эта партия ещё тобой не выиграна, Кимото Таро...
  

***

   Вот и настал момент истины. Момент, который я предвкушал с таким нетерпением. Его уже не могло испортить буквально ничего. Потому что обе Сонозаки сейчас стояли прямо передо мной. Мать и её любимое чадо. Яблоко свалилось не далеко от яблони. Обе с серьёзным взглядом, смотрящим на меня, как на врага народа. Но я и не ждал чего-то иного. Позабыв обо всём остальном, я сконцентрировал своё внимание лишь на них. Перед началом разговора я приказал поднести трубку к мегафону, чтобы мои и их слова были слышны и толпе. Он так и сделал, поэтому я просто положил трубку на стол и забыл о ней.
   - Так-так-так... - первые мои слова в адрес новых заложниц, пока я вертел в руках подобранных с пола выкидной нож. - Великий и всемогущий клан Сонозаки. Теперь в полном составе, насколько я могу судить? Превосходно.
   - Та-тян, что всё это значит? - Шион грозно уставилась на меня. - Немедленно объяснись.
   - Думаю, ты и сама прекрасно понимаешь, что происходит, сладкая моя. У меня заложники, взрывчатка, заложенная под зданием. Как считаешь, зачем нужна вся эта показуха?
   - Прекрати это...
   - Ах, прекратить... - её слова казались мне абсурдно-смешными. - Ты требуешь меня, единственного человека, которого тебе не удалось запугать, прекратить и сдаться на расстрел полиции или твоим людям? Думаешь, всё так просто?
   Шион начала раздражаться, хотя её мать наоборот сохраняла каменное выражение лица. Такано сидела за учительским столом и с удовольствием слушала нас, следя за тем, чтобы телефонный сигнал не оборвался. Заложники и их охранники тоже молчали, боясь перебить нас. И лишь Мион сидела всё в той же позе, закрывая лицо и потихоньку посапывая носом. По крайней мере, на это был похож такой звук.
   - Та-тян, я не знаю, зачем ты втягиваешь в это меня, но лучше заканчивай. Так будет лучше для всех... - продолжала Шион.
   - Как мило. Ты мне угрожаешь... - я с издевательской улыбкой взял со стола пистолет и медленно подошёл к ней. - Знаешь, Шион, вы с Акане совершили роковую ошибку, перейдя мне дорогу. Я не терплю, когда меня пытаются выставить дураком. Ой как не терплю...
   Подойдя к ней почти вплотную, я заглянул в её зелёные глаза. В них было много гнева, но был и страх, который мне было ощущать куда приятнее. После минуты молчания, я самодовольно отстранился от неё, сохраняя всю ту же улыбку дьявольского наслаждения.
   - Ну что ж, если ты действительно не понимаешь, зачем я сюда тебя заманил, слушай и вникай. С недавних пор я стал замечать одну закономерность, происходящую вокруг. Все страшные события, так или иначе происходившие в Хинамизаве, непосредственно связаны с тобой. Начнём с самого начала, пожалуй...
   И вновь я сделал небольшую паузу, сел на стул рядом с телефонной трубкой, из-за которой мои слова громко разносились по улице, чтобы полиция и жители Хинамизавы могли всё услышать. А я положил нож и пистолет рядом, прислонился к спинке и стал говорить, не сводя глаз с обеих Сонозаки.
   - Пять лет назад строительство дамбы было прекращено инициативой правительства, поскольку клану Сонозаки удалось убедить чиновников отказаться от этой идеи. Сразу напрашивается вопрос, как вам удалось это организовать? Высшие чины так запросто не меняют своих решений, когда дело касается прибыли. Да, снос водой Хинамизавы дал бы им право завладеть освободившейся землёй за гроши. Однако Сонозаки предложили нечто такое, что показалось правительству намного выгоднее...
   - Мы сделали это, лишь потому что хотели спасти родную деревню. Это наш дом, и нам некуда больше пойти... - перебила меня довольно неэмоциональным голосом Акане.
   - Или для того, чтобы не потерять власть над её обитателями.
   - Но ведь... - внезапно вмешалась в разговор Ханю. - Я думала, клан Кимийоши тогда обладал большим правом голоса, чем Сонозаки...
   - Именно так, - продолжал я, не обратив внимания на то, кто именно это сказал. - Однако вот в чём загвоздка. За несколько дней до переговоров с правительством Кимийоши единогласно решили бороться со строительством дамбы насильственными методами, считая, что диалог с чиновниками вести бесполезно. Основная власть над жителями была в их руках, поэтому деревенские люди безукоризненно бы их поддержали, однако совершенно внезапно весь клан выкашивает некий синдром Хинамизавы. Какое удивительное совпадение! И как удачно было свалить всё на несуществующую болезнь, которую не указали даже в полицейских отчётах!
   - На тот момент никто не воспринимал в серьёз эту болезнь, поэтому её и не указали... - вновь пыталась оправдаться Акане.
   - Тогда объясните непосвящённому, с чего вы взяли, что смерть наступила вследствие какой-то там болезни? И почему этого не отражено в полицейских сводках?
   На некоторое время наступило молчание. Акане отвела взгляд в сторону, а я решил продолжить свою мысль:
   - А я вам скажу. После смерти всех членов клана Кимийоши, Сонозаки мгновенно стали верховной властью над деревней. В тот же момент расследование массовых смертей внезапно сворачивают за недостатком улик, и тут же начинаются переговоры с правительством. Вот ещё один забавный факт. Предложение Кимийоши использовать грубую силу прошло не только потому, что у них право голоса было значительнее, но и потому что главы семьи Сонозаки в лице старухи Орё его поддержала. И тут, после смерти главенствующего клана, Сонозаки выпустили в качестве своего представителя Акане, а о других Сонозаки не было слышно вообще ничего вплоть до сегодняшнего дня. Ну и главное. Не совпадение ли, что маленькая Шион при этом, будучи изгоем в глазах собственной семьи, внезапно занимает место наследницы вместо своей сестры-близняшки Мион, которой уже даже накололи на спине фамильный герб?
   Все присутствующие в комнате тут же кинули удивлённый взгляд на Шион, которая ловко корчила из себя дурочку всё это время:
   - Я... я не понимаю, о чём ты, Та-тян... моя семья всегда...
   - Хватит ломать комедию, госпожа Шион, - грубо перебил её я. - Я знаю, что произошло на самом деле. В тот момент твоя обожаемая семья пытались сбагрить тебя в женскую гимназию за тысячи километров отсюда. Ты, чувствуя себе отщепенцем, решила показать себя с лучшей стороны и перебила весь клан Кимийоши, выставив это за самоубийство...
   - Та-тян, я не понимаю, о чём ты...
   - Затем ты пришла обратно к своей семье, надеясь на похвалу, но вместо этого Орё хотела сдать тебя властям и изгнать с позором из клана. Тебе это не понравилось, и ты прикончила и их, угрожая матери и сестре расправой, если хоть кто-нибудь об этом узнает...
   - Нет... не было такого... - девушка всё ещё прикидывалась глупенькой, водила в стороны глазами, всем видом удивляясь каждому моему слову.
   - Ты возглавила клан и, воспользовавшись связями семьи, замяла дело об убийстве! - её псевдонепричастность буквально выводила меня из себя. Чем дольше она вела себя, как пай-девочка, тем больше я впадал в ярость. - А трупы своих близких выкинула в колодец! Чтобы без каких-либо подозрений вставь во главе Сонозаки, тебя сделали наследницей! Все эти годы ты держала в страхе Хинамизаву, избавляясь от каждого, кто вставал на твоём пути!
   - Нет... нет! Это не так!
   - Ты стала встречаться с Сатоши, превратив его в тряпку, не способную даже позаботиться о собственной сестре! - её поведение настолько вывело меня, что, говоря эти слова, я быстрым шагом пошёл к ней. Шион попятилась назад, упёрлась в стену спиной, после чего я вплотную приблизился к ней и с силой ударил кулаком по стене чуть правее от её головы: - Ты убила его родителей, когда они оказались против ваших отношений! Ты убила его дядю и тётю, которые не собирались съезжать и оставить вас в покое! Ты попыталась сделать из меня своего нового слугу, когда Сатоши тебе наскучил! - каждое слово я выкрикивал ей прямо в лицо. - Ты пыталась избавиться от меня, когда я что-то начал подозревать! И ты! Ты убила Рену, потому что ревновала меня к ней! Ты видела нас с ней на остановке и расправилась с ней так же, как и с её отцом! Это ты! Ты тиран, от которого нужно избавить этот мир!
   С этими словами я выхватил из заднего кармана детонатор. Тут же все находящиеся в этой комнате начали паниковать. Школьники закричали от страха, их охранники растерялись, и даже Такано встала со стула, случайно опрокинула телефон на пол и потянулась к кобуре.
   - Подожди, Кимото-кун! - выкрикнула она. - Что ты задумал? Я думала, мы разоблачим Сонозаки и сдадим их полиции!
   - Не смеши меня, стерва! - держа палец на кнопке, ухмылялся я. - Я с самого начала знал, что ты потащилась за мной не просто так! Пока не знаю, зачем это тебе, но ты хотела избавиться от Сонозаки и от меня разом! А ведь хитро придумано. Ты не раскрыла свою личность полиции, даже сейчас оборвала связь, прежде чем заговорить. Но я не так прост! Я подорву всех нас к чёртовой матери и отомщу за Рену её убийце! Это всё, что мне нужно!
   Тут же ситуация накалилась до предела. Такано выхватила из кобуры пистолет, а ещё люди направили на меня оружие, но было поздно. Мой палец уже наполовину сдавил кнопку детонатора...
   Внезапно он буквально выскочил из моих рук, грохнулся на пол и разлетелся на кусочки. Наступило минутное затишье. Я в недоумении посмотрел сперва на руку, а затем на стену перед собой. Там был отчётливый след от пули. Обернувшись, я заметил в дверях того, кого совсем не рассчитывал тут увидеть. Это была Макото, держащая меня на мушке:
   - Какого чёрта... как?.. - вырвалось у меня в шоке от увиденного.
   - Надо было внимательнее изучать план здания, - серьёзным голосом ответила девушка. - В сарае есть потайной вход, проходящий под школой и ведущий прямо к кабинету труда. Ликвидировать поодиночке каждого вашего человека и деактивировать детонаторы, пока вы тут трепались, было несложно. А теперь все руки вверх!
   В тот момент меня уже переполняла злоба от того, что моя возможность расквитаться с Шион вот-вот выскользнет из рук.
   - Я так и знала, что ты в этом замешана, Такано Миё, - перевела на неё взгляд оперативница.
   - Что ты, это всё была его идея, - с хитрой улыбкой вступила с ней в беседу медсестра. - Я лишь чуть-чуть помогла. И к слову... уйди с дороги.
   В этот момент она выстрелила в полицейскую два раза, но Макото быстро сгруппировалась и скрылась за стеной рядом с дверным проёмом. Сама Такано явно вошла во вкус, выхватила из-под пояса ручную гранату, выдернула чеку и бросила за дверь, выкрикнув двум своим оставшимся людям:
   - В расход всех!
   Парни в масках незамедлительно среагировали на приказ, направили автоматы в сторону заложников и начали расстреливать их. Те в панике бросились наутёк, прикрываясь друг другом от летящих градом выстрелов. Тем временем сработала граната, которая оказалась дымовой. Непроглядный дым заполнил всю комнату мгновенно. Кеичи хотел бежать, но заметил, что Мион так и осталась сидеть на своём месте, видимо в состоянии шока. Рядом он так же увидел и силуэт одного из парней в масках, приближающийся к ней. Без лишних раздумий, он кинулся ей на помощь, схватился за автомат и после парочки непроизвольных выстрелов выхватил его, сам повалившись на пол. Противник попытался вернуть оружие, но Маебара в панике сам им воспользовался, сделав несколько выстрелов в разные стороны из-за отдачи. Но и этого хватило, чтобы прострелить ему ногу. Пока человек Такано валялся на полу, Кеичи встал, взял за руку Мион и повёл её к выходу, где так же кипели страсти. Такано опрокинула учительский стол и спряталась за ним, отстреливаясь от Макото, которая так же старалась не выходить из своего укрытия, по мере сил пытаясь стрелять и в автоматчиков, одному из которых ей удалось прострелить голову шальной пулей. Полицейская провожала мимо себя толпу оставшихся в живых заложников, первым из которых был Кеичи с автоматом на перевес. Он распахнул дверь и вместе с Мион выскочил на улицу...
   - Он вооружён! - тут же скомандовал один из офицеров.
   И тут же прогремела очередь. Кеичи прямо на бегу упал замертво, получив две пули в грудь и одну в голову. Мион, силой бежавшая за ним, упала рядом, прокатилась по земле и осталась в положении сидя, не получив ни одного ранения, но при этому с шокированным застывшим взглядом.
   - Идиоты! - со злости выкрикнула Макото. - Я же сказала им, не открывать огонь без моей команды!
   - Ты лучше за себя беспокойся!
   В этот момент Такано выскочила из укрытия, подбежала к выходу и выстрелила, вскинув пистолет в сторону девушки, однако полицейская вовремя пригнула голову и, после промаха, подалась вперёд, втолкнув медсестру обратно и выбив у неё оружие. Между ними завязалась драка на полу.
   А школьники закрыли двери и не желали выходить, оставшись прямо у выхода. Все видели, что случилось с Кеичи, поэтому никто не захотел соваться наружу. Но выбора не было. Все задыхались из-за дыма внутри. Так всё-таки выйти решилась одна девочка. Она медленно распахнула двери и пошла вперёд, к полицейскому эскорту, расставив руки в стороны, крича:
   - Не стреляйте! Пожалуйста, не стреляйте!
   Вид бедняжки на свету фар полицейских машин удручал. Её одежда и лицо были заляпаны кровью, по щекам телки слезы, а вид такой, будто всё это время её избивали. Это была Ханю...
   Пока происходил весь этот хаос, я растерялся. В какой-то момент перед моим лицом проскочил клок зелёных волос, за которые я тут же схватил попытавшуюся улизнуть Шион и прижал обратно к стенке за горло со словами:
   - Ну нет уж! Я тебя так просто не отпущу!
   Однако я поторопился с выводами. Сзади на меня накинулся Сатоши, взяв голову в так называемый усыпляющий захват. Он хотел оттащить меня от девушки, чтобы та смогла уйти, но не тут-то было. Прежде чем она что-либо сделала, я нанес ей удар ногой в живот, отчего она скатилась по стенке на пол. Затем переключил внимание на парня, нанёс пару ударов локтём по рёбрам, взял его за голову и перекинул через себя.
   - Ты был её сучкой, Сатоши-кун... - произнёс я, размяв шею, когда мой противник поднялся на ноги и бессильно держался за рёбра. - Её сучкой и сдохнешь!
   С этими словами я с силой пнул блондина в живот, когда он оказался напротив окна. Он с треском вылетел из него, повалившись на землю и потеряв сознание. Избавившись от препятствия на пути к мести, я снова хотел заняться Шион, однако буквально из дыма на меня накинулась Акане, орудуя длинным клинком, который она прятала под кимоно. Я увернулся, после чего она встала между мной и своей дочерью, держа готовой катану.
   - Ты и пальцем не смеешь её тронуть, - произнесла она, словно боевой клич.
   - Я вас умоляю... - слегка раздражённо ответил я, после чего внезапно схватил стоящий рядом со мной стул и швырнул его в неё.
   Мать Шион не ожидала такого, укрылась от удара рукой, хотя такая атака явно нанесла ощутимый вред, дезориентировав мечницу. Тут же к ней подлетел я, уклонился от неосторожного удара катаной и атаковал сам ногой с разворота. Акане тут же выронила свой клинок, потянулась за ним, однако я схватил её за волосы, оттянул обратно в положение стоя и нанёс удар в лицо...
   Вскоре суматоха вышла на иной уровень. Детишки, которые успели спастись, были приведены к полицейскому эскорту в безопасное место. Сами представители органов правопорядка собирались войти в здание, взяв его в кольцо. Кроме того, был окружён сарай, в котором был потайной вход в школу. С минуты на минуту должен был начаться штурм под руководством Оиши. Внутри же творилось бог весть что. В задымлённом помещении дрались Макото и Такано, чуть ли не срывая друг с друга одежду, а неподалёку стоял я прямо над бездыханным телом Акане, которую я благополучно задушил. Оценив её к этому моменту уже пустые глаза с застывшим ужасом во взгляде, я заметил, что Шион нет на месте. По-видимому, она услышала про секретный ход и ринулась его искать. Я, не медля, побежал её искать, оставляя позади дерущихся девчонок. Как я и ожидал, Шион в панике металась по комнатам в поисках кабинета труда. И в самом конце коридора она его нашла. Затем попыталась открыть дверцу, которая выглядела как вход в погреб. Однако это было не так просто сделать в приступе паники. Она торопилась, ломала ногти, разрывала в кровь пальцы, но ничего не выходило...
   - Вот ты и попалась, малышка...
   Девушка в ужасе обернулась на голос. Я стоял в дверях, пытаясь перевести дыхание после беготни и драк с её защитниками, и всё же я не мог этим не наслаждаться.
   - Твоё предложение втроём ещё в силе? - издевательски спрашивал я, подходя всё ближе и протягивая руки к её тонкому горлышку, которое мне хотелось свернуть.
   Шион попыталась отползти, но я хватал её за ноги, притягивал к себе, рвал одежду в клочья и мучил её, как только мог. Однако этого было недостаточно. В конце концов, я сел поверх неё, чтоб она не смогла сбежать, достал из кармана выкидной нож, который прихватил по пути и приставил к её лицу, чуть не ткнув лезвием в зрачок.
   - Теперь-то нам никто не помешает, - шептал я, словно одержимый. - Попрощайся со своими очаровательными глазками...
   Но и тут нас грубо прервали. Внезапно ко мне сзади подлетела Макото, ударив чем-то железным по голове. Я откатился в сторону и схватился за кровоточащую рану на макушке. Сонозаки тут же стремительно подползла к дверце и с трудом её сдвинула, залезая внутрь и скрываясь под полом.
   - Нет! Нет! - кричал я ей вслед. - Стой, тварь! Я всё равно тебя достану!
   - Не достанешь. Потому что ты арестован...
   Макото стояла напротив, направив на меня ствол и целясь прямо в лоб. На секунду возникла напряжённая тишина. Я опустил голову в отчаянии, и моё лицо спряталось за чёлкой.
   - Итак, Кимото Таро, ты имеешь право хранить молчание... - полицейская стала зачитывать мои права, одной рукой держа пистолет, а другой - дотягиваясь до наручников. - Всё, что ты скажешь, будет использовано против тебя...
   - Как ты меня задрала! - в ярости выкрикнул я, после чего будто в порыве бешенства налетел на неё, пропустив выстрел.
   Мне слегка задело плечо, но это не в силах было меня остановить. Я одним ударом выбил у неё оружие, и попытался нанести ещё один, однако она ловко перехватила его, сама заехала мне кулаком в предплечье, а затем и в грудь. Я попятился и получил с ноги в челюсть, откидываясь назад, и приложился спиной о злополучную печку, к которой был проведён газ и заложена взрывчатка. Девушка хотела меня добить, но как только она подошла ближе, я сделал ей подсечку, поднялся сам и нанёс ей сокрушительный удар в лицо, разбив ей нос. Однако она устояла и контратаковала, но это было бесполезно. Я перехватил её удар, сам всадил ей коленом по рёбрам. Юджи бессильно согнулась, отплёвываясь кровью.
   - Как же ты меня раздражаешь, сука, - сказал я, после чего схватил её за волосы, насильно поднял на ноги и ударил головой о шкаф со стеклянной дверцей. Её лицо превратилось в кровавую кашу, но я не мог остановиться на этом, дважды нанёс удар ей кулаком в грудь и в живот, после чего швырнул девушку на деревянный стол. Предмет утвари переломился пополам, а полицейская согнулась на полу, сплёвывая кровью и медленно пытаясь снова подняться, хотя у неё больше не оставалось на это сил. Я даже сомневался, что она была ещё в сознании, а эти попытки встать - боевой рефлекс или вроде того...
   Я, переводя дух, смотрел на бедное искалеченное тело девушки, как вдруг услышал щелчок затвора позади себя. Тогда я даже не стал оборачиваться, зная, кто находится за моей спиной.
   - Скажите честно, Такано-сан... - грустно произнёс я, глядя, как Макото корчится. - В какой момент я стал частью вашего плана?
   - С того момента, как случился твой первый припадок, Кимото-кун, - моя собеседница говорила устало, но всё с той же манерой лисицы. - Знаешь, насколько сильно я не была бы в тебя влюблена, мне всё равно пришлось бы тебя использовать.
   - Вот как? Дайте догадаюсь. Вы с самого начала знали, что под школой есть потайной подземный ход. Ваш план состоял в том, чтобы как только я разоблачу Сонозаки, перестрелять меня, Шион и Акане, всех заложников, а потом тихонько уйти, взорвав здание и не оставляя никаких улик, свалив всю вину на меня. Хитро...
   - Ну ладно тебе, мой сладенький, не говори так! У меня и так от мысли, что придётся всадить тебе пулю в затылок, сердце разрывается!
   - Похоже, мы недооценили друг друга...
   - Понимаешь, Кимото-кун. Наша с тобой маленькая игра очень напоминает шахматы. Чтобы победить, надо думать на пять ходов вперёд. Чтобы победить, мне придётся поставить мат королю, как бы больно мне не было это делать.
   - Шахматы, да? - присев на корточки, сказал я обречённо. - Что ж, думаю, вы правы. Всё-таки мы с вами игроки достойные друг друга.
   - Поверь, Кимото-кун, я никогда в жизни не знала такого достойного противника.
   - Что ж, тогда позвольте сказать своё последнее слово...
   Я с тяжёлым вздохом опустил голову, расслабился и отчётливо произнёс:
   - Сейчас мой ход.
   В этот момент я подобрал с пола ствол Макото, который весь разговор находился под моей левой ногой. С резким разворотом, взвёл курок и произвёл выстрел в сторону медсестры. Пуля прошла прямо сквозь её плечо, заставив откинуться назад и упасть. Правильно рассчитав момент, мне удалось избежать смерти. Миё, и без того потрёпанная после боя с Юджи, схватилась за кровавую рану и громко простонала от боли, затем зло взглянув на меня, схватив свой пистолет здоровой рукой и прокричав:
   - Ублюдок!
   Однако я был готов и к этому, всадив пулю прямо ей в ладонь. Девушка выронила пистолет, он откатился в сторону, и она уже не могла им воспользоваться. Теперь, произведя последний выстрел, я тоже отбросил свой ствол в сторону. Блондинка, тяжёло дыша и справляясь с болью, разлеглась на полу, глядя в потолок.
   - Шах и мат... - произнёс я мрачно.
   - Да уж... ты меня сделал... - заулыбавшись, отвечала слабым голосом Такано. - Это была поистине интересная игра...
   - Вы сильный игрок. Всё-таки умно было использовать мой же план против меня. Вам ведь прекрасно было известно, что газопровод отключат, поэтому вы заложили взрывчатку под потайным ходом, чтобы открыть себе и своим людям путь на свободу.
   - Боже... Кимото-кун, от тебя ничего не утаишь... Теперь и мне придётся отвечать перед законом... Знаешь, Кимото-кун... Надеюсь, в следующей жизни... мы станем друг другу ближе...
   Постепенно шумиха спадала, выстрелы прекратились, а полицейские всё же штурмовали школу. Через окна, через двери оперативники заходили внутрь, прочёсывая округу и не находя ничего, кроме трупов, следов побоев и пятен крови. В это время по тёмному проходу осторожно, спотыкаясь и выискивая путь, дотрагиваясь до стен, брела Шион. Она шла и прислушивалась, преследует ли её кто-нибудь, но звуков позади не было. Поэтому она шла к заветному свету в конце туннеля и, в конце концов, увидела его, выбравшись из люка старого сарая и распахнув дверь, откуда на неё пролился яркий свет фонарей автомобилей полицейских. Сперва она закрывала глаза, не привыкнув к нему, но после увидела офицеров полиции, целящихся в её сторону. Наконец-то, она выбралась из мышеловки. Улыбка озарила её личико от мысли, что весь этот кошмар остался позади. Буквально позади. В какой-то момент она почувствовала резкую боль в области живота. Даже не боль, а холод. Она кинула взгляд вниз и увидела, что её насквозь пронзило окровавленное мачете. Её дыхание перехватило, а разум затуманился. Изо рта потекла кровь. Шион из последних сил обернулась и увидела прямо перед собой моё лицо. Я тут же вытащил из неё лезвие и нанёс ещё несколько ударов ей сперва по рёбрам, заставив её свалиться на колени, а затем и по шее, вскрыв артериею. Задыхаясь в мучениях, девушка с длинными зелёными волосами рухнула на землю, чувствуя, что умирает... а ведь спасение было так близко...
   Понаблюдав за бездыханным телом убийцы моей любимой, я бросил мачете и сам посмотрел на свет. Словно это был привет из рая, где Рена сидит на облаках и благодарит меня за то, что я, наконец, отомстил. На мгновение я почувствовал самое настоящее счастье. Счастье, которое чувствовал лишь целуя свою любимую и держа её в объятьях. Мимолётное, но всё же счастье. Оно не прекратилось даже тогда, когда я услышал странные звуки за спиной. Это была Макото. Она всё-таки встала и, несмотря на многочисленные увечья, отправилась следом за мной. В руках у неё был ствол. Мне уже не было причин сопротивляться. Юджи довольно сильно ударила меня ногой под колено, отчего я опустился на колени. Затем она полностью повалила меня лицом в землю и, наседая собственным коленом мне на спину, надела на меня наручники. Но мне было уже всё равно. Я лишь смотрел на свет фар, казавшийся мне ангельским. Макото же, арестовав меня, хромая и придерживая кровотечение в области локтя, направилась к полицейскому эскорту. И лишь когда меня подняли другие полицейские и повели к машине, она обернулась в мою сторону. Не знаю, был ли это взгляд триумфа или жалости, но он был холоден, как лёд, и жарок, словно солнце. Он был последним, что я увидел в тот день...
  

Эпилог.

   Шёл очередной час моего заточения. Я уже перестал различать день и ночь, сидя в этой треклятой коморке с зеркалом с левой стороны от меня. Оно было длинным, таким навязчивым, сливаясь с остальными тёмными серыми стенами кабинета допросов. Внутри него был лишь стол, пара стульев, немного поодаль от входной двери - небольшой монитор со встроенным проигрывателем для кассет. И чёртова лампа, стоящая на столе и служившая единственным источником света. Раздражающего и жгущего глаза. Я сидел перед столом на стуле с застёгнутыми за спиной наручниками. Естественно, чувствовал себя не лучшим образом. После недавнего инцидента меня сразу же отвезли в участок, не оказав медицинской помощи, поэтому кровь всё ещё струилась по простреленному плечу, впитываясь в одежду. Прямо скажем, я был вымотан, ослаб, до сих пор терпел червей у себя под кожей, которые, похоже, добрались до моего мозга и постепенно стали его выжирать. Боль в голове была просто невыносимой. И всё же, несмотря ни на что, я был счастлив. Моя месть свершилась. Шион мертва, а это значит, её тирания закончилась. Деревня наконец-то сможет вздохнуть спокойно, а моя любимая - отомщена. Ничто уже не могло омрачить мой разум, и я был готов понести любое наказание, вплоть до электрического стула, потому что был уверен - моё дело правое.
   В конце концов, дверь в комнату допросов открылась, и внутрь вошёл старик Оиши, на ходу отказываясь от сопровождения в лице полицейского. В руках у него были какие-то бумаги, очевидно, связанные с моим делом. Войдя, он с тяжёлым вздохом уселся на стул с противоположной стороны, положив документы перед собой на стол и принявшись их читать.
   - Ну что ж, сынок, - начал он разговор первым, пока я упрямо таращился в пол. - Скажу прямо, ситуация у тебя не из приятных. Я бы хотел ещё раз всё уточнить, прежде чем мы решим, что с тобой делать. Увидеть картину целиком, так сказать. Ты не против? Не будешь буянить?
   - Делайте, что считаете нужным, Оиши-сан, - ответил я безразлично. - Я уже дал признательные показания, и готов хоть к расстрелу.
   - Ну, думаю, до этого дело не дойдёт, если ты будешь сотрудничать со следствием. Конечно, ответить за всё, что ты сделал, тебе придётся, но мне бы хотелось понять кое-что. А это может даже в каком-то смысле тебе помочь...
   Вдруг входная дверь распахнулась в очередной раз, и в комнату вошёл человек, появления которого я ждал всё это время. Это была глава полицейского отдела Окиномийи собственной персоной, Юджи Макото. Вид у неё был не лучше, чем у меня, но ей оказали медицинскую помощь, что видно по её перебинтованному телу и облегчённому варианту одежды без красного пиджака. На ней была майка с короткими рукавами, правая рука перебинтована и держалась на повязке через плечо. Та самая рука, которая у неё кровоточила при моём задержании. В остальном ничего не поменялось, кроме нескольких синяков, ссадин и смены юбки и туфель на спортивные штаны и кроссовки. Похоже, это задание нехило её потрепало, раз пришлось перейти на более лёгкий вариант одежды.
   - Юджи-сан, присоединитесь к последнему допросу? - обратился к ней Оиши. - Может, вам лучше отлежаться? Вы выглядите не очень.
   - Ничего страшного, - обычным для себя строгим и холодным тоном ответила девушка. - Я бы хотела убедиться, что это дело доведено до конца. После того, как ваши люди открыли огонь по гражданским, я лично буду контролировать каждое действие их и ваше.
   - Признайся, зазнайка... - издевательски обратился к ней я, всё ещё не поднимая глаз. - Тебе просто хочется взглянуть на мою рожу снова и позлорадствовать, как ты лихо меня уделала.
   Юджи не поддалась на провокацию, неодобрительно посмотрела на меня, прислонившись к стенке и томно вздыхая.
   - Злорадствуй, злорадствуй, - продолжал я. - Легко издеваться над человеком, которому даже медицинской помощи не оказали. Ещё чуток, и я вырублюсь из-за потери крови.
   - Потерпишь, - отвечала Макото. - Поверь, ты ещё долго будешь мучиться за то, что сделал.
   - Ладно вам, успокойтесь, - перебил наши разногласия Оиши, возвращаясь к первоначальной теме разговора. - Итак, я предлагаю обсудить признательные показания, написанные Кимото-саном, рапортом Юджи-сан и некоторой информацией, что нам удалось собрать...
   К сожалению, некоторые слова пролетали мимо ушей, поскольку моё состояние всё ещё ухудшалось, и возникали моменты, когда всё вокруг начинало плыть. Поэтому я отвечал по мере сил.
   - Итак, что мы имеем. Ты, согласно отчёту Юджи-сан и собственным признательным показаниям, в группе из, примерно, восьми человек, совершил вооружённый налёт на здание школы и захватил заложников в числе шестнадцать человек. В итоге переговоров и спасательной операции погибло восемь человек, остальные серьёзно ранены или находятся в состоянии глубокого шока. Так же было схвачено пять подозреваемых и ещё один убит выстрелом в голову. Кроме того, были найдены и обезврежены взрывчатки с радиоуправляемым взрывателем.
   - К сожалению, мне не удалось скрутить ещё и Такано Миё, - добавила к вышесказанному Макото. - Я видела, как Кимото Таро подстрелил её, и решила, что она умерла. Однако при осмотре места преступления её тела не было найдено, как и труп её раненного в ногу подельника. Предполагаю, что они ушли, воспользовавшись взрывчаткой в газопроводе прямо под потайным ходом, ведущий в сарай. Отряд оперативников уже занимается расследованием этой версии и поиском Такано Миё.
   - Значит, эта сучка всё-таки смылась?.. - подумал я, пока Оиши продолжал.
   - В принципе, всё вышесказанное отражается в признательных показаниях Кимото Таро. К тому же он признаётся, что и был организатором этого теракта, однако оружием и людьми снабдила его Такано-сан.
   - Не вижу смысла в этом разговоре... - чуть более слабым голосом отозвался я. - У вас есть два документа, говорящие об одном и том же. Вы знаете, зачем я сделал то, что сделал. Вам известно, что лично на моей совести смерти четырёх невинных людей, и одной тупой суки, которая её заслуживала...
   - Заслуживала она или нет, это не тебе решать, умник, - перебила меня Макото. - Месть омерзительна. Ты понимаешь, что убивая людей, ты ничем не лучше своего обидчика?
   - Чтобы поквитаться с мразью, иногда необходимо опуститься до её уровня, - сказал я, впервые поднимая глаза на девушку за этот разговор. Взгляд был хищным, кровожадным и довольным собой. Даже невозмутимой полицейской стало жутко. - Можете говорить что угодно, мне наплевать. Я сделал то, что должен был. Я отомстил за смерть Рены. И за смерть всех тех, кого Сонозаки Шион лишила жизни по своей прихоти. Отца Рены, почти всей семьи Ходжио, всего клана Кимийоши и даже своего собственного клана. Кто знает, сколько невинных могло бы стать её жертвами в будущем. Кто-то должен был её остановить. И я сделал это. Пускай немалой ценой, но этот грех я готов взять на душу. Потому что в тот момент, когда умерла Рена, умер и я. И теперь, что бы вы не говорили, какое бы наказание меня не ждало, я приму его...
   - Ты говоришь, как освободитель, но знаешь ли ты, сколько боли принес людям? Родителям погибших детей. Или своей подруге Сонозаки Мион, которая до сих пор не может отойти от шока, - попыталась пристыдить меня Юджи.
   - Пускай. Как только я умру, их ненависть и жажда мести будут удовлетворены. Нить оборвётся, и жертв больше не будет. По крайней мере, исчезнет та боль, которая началась с Сонозаки Шион...
   - Вот относительно всего сказанного тобой я и хотел бы поговорить, Кимото-сан, - внимательно выслушав, вступил в разговор Оиши. - Есть кое-что в твоих показаниях, что показалось мне немного странным. С чего же начать...
   Не знаю почему, но атмосфера в комнате немного переменилась. Я чувствовал это каждой клеточкой своего тела, словно что-то давило мне на мозг. Возможно, я просто схожу с ума, но мог бы поклясться, что воздух вокруг стал более спёртым, а голоса чуть громче обычного. Комната плыла, словно под эйфорией. Это начало слегка меня беспокоить.
   - Так вот, начнём, пожалуй, с дела о массовом убийстве членов семьи Кимийоши, на которое ты ссылался в разговоре с Шион-сан. Согласно отчёту, написанному мной же, первой жертвой стал Кимийоши Киичиро, умерший, как утверждают эксперты-криминалисты, от сердечного приступа...
   - Его тело было найдено в колодце и имело множество побоев, однако местные поговаривают, что это проделки "проклятия Ояширо-сама"... - язвительно закончил я за него предложение, явно вымотанный этой бесполезной беседой. - Неужели вы настолько тупые, что не видите связи? Подумайте сами, главенствующий клан деревни исчезает с дороги, и Сонозаки занимают его место. Но не просто потому, что они вторая по значимости семья в Хинамизаве. Шион намеренно обставила всё так, будто старик стал жертвой проклятия. Естественно, если б он умер от побоев, все заподозрили бы неладное. Поэтому она хорошенько запугала его и скинула в колодец, где у него и не выдержало сердце. Вот так, сыграв на страхе перед несуществующей опасностью разгневать бога, семья Шион перетянула к себе жителей, став их полноправным представителем. Вы же детективы! Неужели так сложно сложить два и два?!
   - Вот какая штука, сынок. Ты упустил из виду несколько деталей, - тем не менее, продолжил старший полицейский. - Действительно, Кимийоши Киичиро был первой жертвой этой загадочной цепочки событий. Однако раз всё это провернула Шион-сан, как скончались остальные члены клана? Причём так резко, без каких-либо причин и столько человек одновременно?
   - Откуда мне знать? Может, она им в еду чего-нибудь подмешала или отравила весь дом ядовитым газом. Такое вполне возможно, учитывая, что деревня находится рядом с болотами.
   - Ну так вот, сынок, слушай внимательно. Всего в клане Кимийоши числилось на тот момент семь официальных представителей и четыре побочных. В кровном родстве находились лишь Кимийоши Киичиро, его племянница Кимийоши Харуко и Кимийоши Нацуми, дочь Харуко. Все они погибли при неизвестных обстоятельствах. Уточню, каждый из них был найден в различных местах, различными людьми, в одно и то же время. Вскрытие, анализы крови, осмотр места преступления подтвердил лишь то, что на них не было никакого внешнего воздействия. Их не задушили, их не отравили и уж тем более никто их расчленять не пытался. Каждый из них просто потерял сознание при целой куче свидетелей, после чего случался сердечный приступ. Как ты можешь это объяснить?
   Оба детектива внимательно уставились на меня, а я не знал, что сказать. Разве что Шион изобрела новый способ увидать людей бесконтактно. В любом случае, сейчас любой мой ответ прозвучал бы как оправдание, поэтому я просто промолчал.
   - Вот тебе ещё такой факт, - заговорила Юджи, подходя к столу и раскладывая у меня перед носом документы. - Кимийоши Киичиро, как установило следствие, получил побои во время падения в колодец. Другими словами, причиной его смерти, скорее всего, стала нелепая случайность. Хотя у нас в главных подозреваемых до сих пор числится клан Сонозаки, мы не можем доказать их причастность ни в одной из смертей, разве что их внезапным взлётом по карьерной лестнице. Но давай смотреть правде в глаза, даже если они были бы к этому непричастны, эти люди всё равно бы взяли власть в деревне в свои руки, надавив на страх перед проклятием. Проще говоря, тому, что ты наговорил тогда в школе, нет никаких доказательств.
   Я крепче стиснул зубы, словно терпел плевки в лицо. Новая глава участка каждое своё слово подтверждала документами из толстенной папки, принесённой Оиши, который задумчиво смотрел на меня.
   - И, кстати, чуть не забыла, - продолжала девушка напористо, стараясь надавить на меня как можно сильнее. - Двое из семьи Кимийоши действительно были убиты, а не стали жертвой синдрома, о котором всё твердила Такано Миё. Да, смерти остальных остаются для нас загадкой, однако мы установили, что обоих родителей Кимийоши Нацуми, уже после других членов клана, зарезали кухонным ножом, а их дочь бесследно исчезла, - Макото буквально стала давить на меня, говоря мне всё это практически в ухо. - Скажи мне на милость, как Шион, которой на тот момент было лет 11-12, смогла придумать способ убить выкосить всю семью Кимийоши поголовно, да так, чтобы полиция не смогла установить её виновность, найти хоть какие-нибудь улики, и при этом так жутко накосячить, убивая последних и даже упустив их дочку? Объясни нам это, умник!
   - А чего тут объяснять?.. - еле сдерживая шалившие нервы, ответил я, но уже не так уверено, как говорил раньше. - Это вы продались Сонозаки. Вы закрываете глаза на их преступления и уничтожаете улики! Даже сейчас вы пытаетесь внушить мне, что Шион не имеет к этому отношения! Я вижу вас насквозь!
   Ровно в тот момент, когда я повысил голос, оба копа разочарованно вздохнули и стали ждать, когда я снова успокоюсь. Затем, стоило мне замолчать, Оиши сложил руки у лица и заговорил снова:
   - Полагаю, тогда тебе бесполезно будет услышать от нас, что клан Сонозаки от лица её главы, Сонозаки Орё-сан, изъявил желание лично с тобой поговорить.
   - Что... что?
   - Ну да. Подчерк её, это подтверждают наши эксперты, к тому же я лично видел её, когда Мион-сан забирали из участка...
   - Этого... этого не может быть... - я широко открыл глаза от шока, уставившись в пол. Руки затряслись, а на лбу выступил пот. - Вы врёте. Это какая-то шутка... Да не может такого быть! Я уверен, что она должна быть на дне колодца с другими членами клана!
   - Повторяю, я лично видел эту старушку, и она, судя по виду, ещё и меня переживёт.
   - Возвращаясь к мертвецам, Кимото Таро, - подхватила напряжённую нотку Юджи, вновь разговаривая со мной, будто пытаясь расколоть. - Буквально пару минут назад я сделала звонок семье Ходжио, чтобы известить их о смерти дочери. Родители Ходжио Сатоко и Ходжио Сатоши, вместе с Теппей-саном и Тамае-сан в данный момент находятся в Токио с целью улаживания каких-то рабочих проблем. То же самое нам подтвердил при допросе сам Сатоши...
   - Вы меня разыгрываете, да? - спросил я с нездоровой усмешкой. - Вы просто хотите свести меня с ума?! Нет уж, я вам не верю! Вы просто хотите меня запутать! Ведь вы все работаете на Шион!
   - Посмотри правде в глаза, Кимото Таро! - чуть ли не закричала мне прямо в лицо Макото, шарахнув ладонью по столу, отчего почти упал светильник, а документы разлетелись в стороны. - Ты чёртов псих! Ты вбил себе в голову имя Шион и стал мстить ей без каких-либо на то оснований! И всё почему? Потому что она, якобы, убила твою подружку! Ты вцепился в первую же зацепку, которая пришла тебе в голову, трезво не оценив ситуации! Чёрт возьми, ты обвиняешь меня! Человека, который буквально на днях стал главой полицейского отдела Окиномийи, в том, что я продалась! Ты винишь в том же детектива с лучшим послужным списком по раскрываемости! Не будь наивным, сопляк!
   Я лишь молча отводил от неё взгляд, закрывая глаза и корчась от боли в плече, в голове, в глазах и в душе. Мне не хотелось верить ни единому её слову. У меня перед носом были все документы, подтверждающие истинность слов полицейских. Даже то, что я псих, подтверждалось выпиской из мед. карточки, подписанной рукой Ирие-сана. Я не хотел больше их слушать. Что-то просто начало разрываться во мне. Девушка заметила это, тяжело выдохнула, достала из пачки бумаг какие-то документы и положила их аккуратно прямо передо мной:
   - И последнее, что я хотела бы тебе сообщить. Если не хочешь слушать, можешь почитать. Как ты помнишь, я лично присутствовала при осмотре места преступления, где была убита Риугу Рена и её отец. И вот, что я выяснила, проанализировав каждую улику, которую нам удалось найти. Конечно, убийство здесь имело место, однако не совсем такое, о котором ты подумал. Тот, кто убил отца Риугу Рены, была она сама... Сейчас я восстановлю картину событий для тебя. В 6 часов утра к нам поступил анонимный звонок о том, что их дома Риугу доносятся звуки борьбы. Этот человек, пожелавший остаться неизвестным, услышал ругань между ними. О чём они говорили, он не слышал, однако лично я предположу, что поругались они из-за тебя. Рена, скорее всего, рассказала папочке, что у неё появился парень. Он этого не одобрил, и между ними вспыхнул конфликт, в ходе которого Рена избила своего отца сперва стулом, потом телефоном, затем опрокинула на него книжный шкаф. Уже после схватилась за нож и перерезала ему горло. Это вполне возможно, поскольку у нас на руках имеется ряд заключений об её многочисленных психических отклонениях, подтверждённых специалистом. Затем, осознав, что натворила, она перерезала горло и себе. Так что, по сути, это убийство на бутовой почве с последующим самоубийством. Все отпечатки пальцев на шкафу, на разбитом стуле, на телефоне, следы побоев на теле отца, а так же кровь на орудии убийства это подтверждают. Ни единого постороннего отпечатка не было, а свидетели чётко дали понять, что на момент преступления у Сонозаки Шион было алиби...
   У меня мгновенно почернело перед глазами. В голове зазвенели стрекотания цикад, а разум утонул в собственных пучинах. В один миг для меня перевернулся весь мир. Слова Макото, документальные подтверждения, собственный здравый смысл. Всё кричало мне в один голос: "Шион не убивала Рену!". Мысли исчезли из головы, оставляя меня наедине с этой шокирующей, ужасающей и просто неприятной для меня информации. Я просто потерял дар речи, с широко раскрытыми глазами смотря на фотографии с места преступления. Даже боль в простреленном плече куда-то мгновенно улетучилась...
   - Ты серьёзно облажался, Кимото Таро, - подметив моё состояние, сказала Макото. - Из-за тебя пострадало столько невинных людей, включая Сонозаки Шион. И всё потому, что за картиной, которая в тебе вырисовывалась, ты позабыл о реальности.
   - Ну что ж, мне неприятно это говорить, но закон есть закон, - вставил, наконец, своё слово старик Оиши. - У тебя серьёзные проблемы, парень...
   - Детективы!
   Их тираду внезапно оборвал влетевший в комнату человек, которого я ожидал здесь видеть меньше всего. Это был парень лет тридцати пяти, с длинными, заплетёнными в конский хвост чёрными волосами на розовую резинку. Лицо невзрачное, телосложение худощавое. Одет он был в длинный белый халат поверх зелёного свитера с чёрными стрелками, строгие тёмные брюки на кожаном поясе, совершенно не сочетающиеся с его белыми кроссовками. В руках его была куча всяких документов в полном беспорядке, и, кажется, он читал какой-то листок, перевёрнутый вверх ногами. Но хуже этого внешнего непрофессионализма было то, что я его знаю...
   - Детективы, прошу буквально секундочку вашего внимания! - восторженно восклицал он, складывая все бумажки вместе.
   - Уморицу Кудо-сан, что вы тут делаете? - с серьёзным выражением лица обратилась к нему Юджи. - Я же сказала вам присматривать за детьми. А что если у кого-то из них останутся психологические травмы?
   - Да-да-да-да, - протараторил он в спешке. - Но мэм, это займёт буквально минутку вашего драгоценного внимания. Посмотрите...
   Меня сейчас вообще перестало занимать происходящее. Даже то, что в кабинет влетел, минуя охрану, один из людей моего прошлого, которое мне так хотелось перечеркнуть, меня совершенно не заботило. Я просто оставался в прострации...
   - Вот, посмотрите на это! - он достал видеокассету, спрятанную где-то между стопок его документов. - Понимаете, я нашёл её абсолютно случайно, подчёркиваю слово "абсолютно", когда проверял записи с камер видеонаблюдения в своей клинике. Это, конечно, не слишком касается вашего дела с пострелушками в детишек, но это найдётся крайне интересным для Кимото Таро лично. Если вы не против, я хотел бы посмотреть её прямо сейчас...
   - Отклоняется, - вздохнул Оиши, приложив ладонь к лицу. - У нас нет времени на такие глупости.
   - Ну пожалуйста, офицер! - Ума взмолился, чуть ли не кланяясь старику в ноги. - Уверяю, вам это очень поможет! Поверьте мне!
   - Ну хорошо-хорошо! - детектив в конце концов сдался.
   - Чудненько! - это так порадовало заведующего местной психушки, что он отреагировал как дитё малое, которому разрешили купить любимую конфетку.
   Психиатр подскочил к монитору, находящемуся в дальней от меня части комнаты и поставил кассету, при этом выронив все свои бумаги. Пока экран начал медленно передавать хоть какую-то картинку, парень бросился всё поднимать, под раздражённый вздох Оиши. Макото же решила помочь доктору. А я, без какой-либо причины, просто поднял пустые безжизненные глаза на монитор, который замаячил очень странным изображением тёмной комнатки, которая показалась мне до боли знакомой...
  

***

Кровь оттенка доброты. Глава 4.

  

Вера (часть 2)

  
   Со страшной болью по всему телу я медленно стал приходить в себя. Произошедшее будто прибывало в тумане. Я видел лишь его силуэт и ощущал, что он не сулил ничего хорошего. Странно, но в моём сердце словно торчал клинок, и до сих пор был там, выпуская из меня всё больше крови. Взгляд постепенно стал проясняться. Смазанные образы обрели форму, и я понял, что меня окружает темнота и бесконечно унылый каменный потолок. По сути, он стоял у меня перед глазами довольно долго, поскольку моё тело не хотело меня слушаться. Словно каждая клеточка кожи и костей онемела и с трудом реагировала на сигналы мозга. Мышцы атрофировались, я не мог поднять даже руки. Хотя с большим трудом мне удалось повертеть головой. Несмотря на бардак внутри моего усталого разума, я узнал в кромешной темноте подвал, сделанный под пыточную камеру. Прямо под поместьем Сонозаки. Перед глазами тут же начали мелькать отрывки восстанавливающейся памяти. Я вспомнил злополучный пруд, в котором мы купались. Вспомнил Рену, и то, как я ей признался в любви. Вспомнил, как Мион загремела в больницу с порезами от стекла на лице и в ярости жестоко расправилась с отцом моей девушки, которая загремела в психушку...
   Все эти воспоминания молотком ударили мне в голову, отчего та в любой момент была готова расколоться, но прервать эту боль у меня не выходило. Руки совершенно не двигались. Медленно переведя взгляд, я заметил, что они к тому же ещё и пристёгнуты к столу, на котором я лежал, что делало мои попытки выбраться отсюда в принципе бесплодными. К своему удивлению, я так же понял, что у меня словно свело гортань. Я не мог произнести ни слова. Но как? Неужели я настолько вымотал себя, стараясь оправдать Рену и убегая от прихвостней Мион? У меня не было ответа, ведь я туго соображал в ту секунду. Пока не услышал до боли знакомый голос поблизости.
   - Если мы поддадимся этому чувству, всё случится, как тогда... Я ведь предупреждала тебя, Таро-кун...
   Мне было сложно поднять голову на голос, поэтому я, посмотрев вверх, увидел силуэт знакомой девушки, опирающейся руками о стол прямо над моей головой. Первое, что привлекло моё внимание в ней - яркие голубые глаза со зрачками как у кошки. Они смотрели на меня сверху вниз, и я не понимал, какой именно был этот взгляд. Любовь? Ненависть? Презрение? Сострадание? Определить было невозможно, но её голос был ласков и слегка угрожающ:
   - Как ты, любимый? Удалось немного прийти в себя? - спросила она, дотронувшись до моей головы и мягко гладя волосы. - Прости, что я так внезапно напала на тебя. Просто я очень сильно обиделась, что ты нарушил своё обещания.
   Я не мог вспомнить, о чём говорила Рена. Да, это была она. Сейчас она стояла надо мной, одетая в свою школьную форму, покрытую пятнами крови. Мало того, я мог поклясться, что на её горле была кровоточащая рана, но ей, похоже, было абсолютно всё равно.
   - Ты ведь обещал вернуться за мной, Таро-кун... - продолжала она. - Ты сказал, что не бросишь меня. Знаешь, как сильно я не люблю ложь? Особенно от такого, как ты...
   В этот момент она с грохотом положила нож рядом со мной на стол. Он был так близко, что я буквально мог почувствовать холод стали своей щекой. Странно, что моё тело словно потеряло чувствительность к командам мозга, но при этом я прекрасно чувствовал всё, что ко мне прикасалось. Само оружие было в запёкшейся крови, буквально тянулось ко мне, стараясь проткнуть, но вместо этого его владелица наклонилась и поцеловала меня в губы. Пускай я не мог пошевелиться, а её голова была в отношении ко мне вверх тормашками, это был тёплый, добрый и полный любви поцелуй. Закончив его, Рена пошла вдоль стола, водя по его поверхности нож за собой:
   - Знаешь, Таро-кун... Мне действительно жаль, что всё закончилось именно так. Какой же наивной дурочкой я была, поверив в твоё доверие... "Честно говоря, она и правда как будто умом двинулась. Всё, что она говорила, похоже на бред... Во всё это ужасно сложно поверить..."
   Она с точностью процитировала слова, которые произнёс в психбольнице у её палаты. Мне тут же захотелось оправдаться и попросить её вспомнить то, что я сказал после, но мой рот, как на зло, не желал выдавать ни звука связной речи.
   - А ведь я доверяла тебе, Таро-кун... Я тебе доверяла!!!
   Вдруг ветер просвистел у меня в ушах. Рена с перекосившим от ярости лицом всадила мне нож прямо в левую ладонь, рядом с которой она стояла. Из неё хлестанула кровь, а я невольно издал болезненный протяжный крик, эхом пронёсшийся по всей пещере-подвалу. Боль была резкой и невыносимой, я почувствовал её отчётливее любой другой. Не было сил её терпеть, но сделать я ничего не мог. Особенно страшно стало, когда Рена стала вертеть нож вокруг своей оси, практически вырывая из моей ладони мясо и нервы.
   - Знаешь, что самое обидное, Таро-кун... - продолжала она тем же ласковым голосом и улыбкой, вытащив своё оружие из моей руки, оставляя её кровоточить. - Я ведь до сих пор тебя люблю. Забавно, правда? Ты мне врал, бросил на произвол судьбы, посчитав меня чокнутой. Но я всё равно не могу перестать тебя любить... Почему?
   Вскоре она положила нож рядом со мной, расстегивая пуговицы на своей школьной рубашке. Странная создалась ситуация. Девушка, которая буквально разорвала ножом мне ладонь, сейчас расстегнула рубашку, отчего моему взору открылось за ней её нагое тело, и стала стягивать с себя нижнее бельё. После этого она забралась на стол и села прямо на меня, склонившись над моею головой. На ней была лишь расстёгнутая рубашка и юбка, которую она снимать не стала. Её обнажённая грудь была совсем рядом. Девушка будто прибывала в трансе, когда обвила руки вокруг моей шеи и припала своими губами к моим, навалившись на меня. Она целовала меня, её полунагое тело испускало жар, который я чувствовал даже сквозь одежду. В голове путались мысли в неспособности решить, что я должен чувствовать в этот момент. Однако Рена прекрасно знала, чего хочет.
   - Почему мне так сильно не хочется тебя терять, даже теперь? - спрашивала она слегка возбуждённым голосом, сладко вздыхая. - Я ненавижу тебя, но всё равно люблю... Как ты мог так поступить со мной, Таро-кун?
   Говоря всё это, она выпрямилась, всё ещё сидя на мне и опуская руки к моему поясу. Я не видел всего этого, поскольку не мог толком пошевелить головой, но прекрасно чувствовал, как моя девушка пытается мной овладеть. Через минуты резкий рывок, и вот, мы уже стали едины. Жар её тела стал жгучим и неуправляемым. Рена, издав протяжный стон, опёрлась руками о мой живот и начала неспешно двигать бёдрами. Я был её куклой. Однако, несмотря на это, между нами было ещё что-то, что я чувствовал, когда мы занимались этим в первый раз. Любовь, ласку и заботу.
   - Таро-кун... - сквозь стоны говорила она, поддаваясь необузданной страсти. - Таро-кун... Почему ты не любишь меня?.. Почему говоришь... такие ужасные вещи... обо мне... Таро-кун... ты соврал... я ненавижу... ненавижу ложь!!!
   Вдруг её крик оглушил меня на секунду, а нож снова пронёсся неподалёку, пронзая мне вторую ладонь. Я вновь не смог сдержать истошный крик. Обе мои руки теперь кровоточили и дарили мне в довесок невыносимую, жуткую боль. Рена же, вытаскивая нож, на кончике которого остался даже кусок плоти, кровожадно улыбалась. Она поднесла остро заточенное лезвие к своему лицу и слизнула с него немного моей крови с неприкрытым наслаждением, произнеся затем:
   - Даже твоя грязная лживая кровь кажется мне слаще всего на свете...
   С этими словами она, продолжая двигаться, коснулась ножом своей шеи и провела им вдоль своего тела, между грудей и по животу, оставляя кровавый след. Похоже, всё это доставляло ей какое-то безумное удовольствие, потому что в какой-то момент она прервалась, закинув голову назад. Её тело пробила приятная дрожь. Затем она снова склонилась надо мной, тяжело дыша:
   - Ну вот... я уже всё... но тебе ведь этого недостаточно, правда?
   Она в прямом смысле впилась в меня губами, страстно целуя, несмотря на то, что мне было уже не до того. Внутри кипел огонь, а снаружи лишь слёзы, бегущие по щекам. Мне стало действительно страшно. Рена так же заметила моё состояние, несмотря на лицо, не способное выражать эмоции:
   - Прости, Таро-кун... Мне это намного больнее, чем тебе, поверь... Но ты предал меня... Ты не поверил мне... Но не волнуйся... я последую прямо за тобой...
   Она снова, несмотря на явную усталость, начала двигаться, сидя на мне.
   - Не бойся... ты сделал меня счастливой... и я всё сделаю, чтобы ты умер, испытывая удовольствие...
   Вдруг я заметил, что девушка держит нож прямо перед моим правым глазом, уже замахиваясь:
   - Мы умрём оба... и в этот раз... умрём вместе!!!
   - Надо же...
   Тут что-то остановило Риугу. Нож не долетел до моей головы, и сама девушка перестала двигаться. Она обернулась в сторону голоса и застыла с яростью в глазах. В подвал через главный проход вниз вошла новая фигура, одетая в белое кимоно, напоминающее халат, и с заплетёнными в хвост волосами. Это была Мион в окружении своих людей. Мало того, что каждый из них был вооружён, так ещё и она держала в руках направленный прямо на нас пистолет.
   - Какое зрелище, - холодно протянула она, подходя ближе, отчего на свету блеснуло её изуродованное ранами лицо. - Не думала, что ты устроишь такое прямо в подвале моей семьи, Рена. А ты думала, я не замечу исчезновение одной из ампул нашего парализующего яда и шприца? Если уж собиралась прятаться у меня под носом, хотя бы заметай следы.
   В её словах было здравое зерно, хоть именно эта девушка какое-то время назад пыталась меня пристрелить.
   - Вот какая штука, Рена... - Мион подошла вплотную к столу, на котором мы лежали, и забрала из руки своей бывшей подруги нож. - Ты пытаешь бедного Та-тяна, чтобы он раскаялся перед смертью в том, что предал тебя. Но ведь он тебя не предавал. Это я вынудила тебя так думать...
   В какой-то момент возникла тишина. Рена с трудом переваривала эту информацию, учитывая тот факт, что на неё наставлена целая куча стволов.
   "- Ну чтож, хватит обо мне, - не отреагировав на ругательства, стал читать записанное на листке своим супернеразборчивым подчерком, которого он сам даже не понимал, - Так-с... ну что я могу добавить? Ты ведь и сам видел всё своими глазами, правда?
   - Да... - мрачно ответил я. - Честно говоря, она и правда как будто умом двинулась. Всё, что она говорила, похоже на бред...
   - Ты прав. Полная бессмыслица, - он поднялся со стула и, пройдя мимо, подошёл к двери в палату Рены. - Но, как я всегда говорил, в каждом вздоре есть частичка истины. Она как золото, которое надо найти в куче грязи и мусора, прежде промыв всё остальное.
   - Не знаю... во всё это ужасно сложно поверить...
   - И не говори! - парень одним движением бедра захлопнул дверь, которую я, кажется, только прикрыл. Замок щёлкнул, дверь закрылась настежь. - Думаю, если подвергнуть её усиленному лечению, в том числе и кое-какими психотропными препаратами...
   - Не смей пичкать её всяким дерьмом! - повысил я на него голос. - Может быть, с первого взгляда это и похоже на бред, но я верю ей! Я верю своей девушке, и у меня нет причин ей не верить. Так что не смей ничем её пичкать, пока она здесь только под следствием. Если её определят сюда на долгосрочное лечение - другой разговор, а сейчас это противозаконно".
   Вот что пронеслось у меня перед глазами. Воспоминания, когда я вышел из палаты Рены и позабыл захлопнуть дверь. И эти же кадры скрытого наблюдения психлечебницы Мион приказала продемонстрировать на маленьком мониторе, принесённом её людьми. Риугу глазам своим поверить не могла, и просто в шоке таращилась в погасший монитор.
   - И вот ещё что. Я убила твоего отца, - злорадно вываливала всё новую ужасающую информацию Мион на плечи Рены. - И когда я это делала, Та-тян пытался остановить меня. Он честно пытался. Но нет, ничего не вышло...
   И вновь тишина. Моя любимая перевела шокированный взгляд на меня, после чего у неё из глаз полились слёзы. Она задрожала и не могла найти слов.
   - Я... но ведь... Таро-кун... я...
   - Ну что, узнала, каково мне?! - с угрожающей улыбкой обратилась Мион к Рене, прежде схватив её за подбородок и повернув к себе. - Знаешь теперь, как я себя чувствую сейчас?! Ты изуродовала меня, разрушила жизнь, увела парня! Что, неприятно терять нечто, что тебе дорого, да?! Правильно! Плачь, сука! Плачь! Дай мне насладиться твоими слезами сполна!
   Рена ничего не отвечала, словно безвольная марионетка. Она плакала и просто не могла переварить весь поток душевной боли, который обрушился на неё. Мион, убедившись в беспомощном состоянии обидчицы, отозвала своих людей и приказала им "катиться отсюда" и "оставить их одних". Стоило входной двери наверху захлопнуться, разговор возобновился.
   - Но не волнуйся, Реночка. Я не настолько жестокая, чтобы обрывать вам предсмертный кайф. Продолжайте, - заявила она, подставляя пистолет к виску рыдающей Рены. - Я прослежу, чтобы всё у вас получилось как надо...
   Однако ничего не произошло. Моя девушка была не в том состоянии, чтобы следовать приказам.
   - Двигайся, тварь! - крикнула на неё Мион, огрев прикладом по затылку.
   Рене ничего не оставалось, как продолжить заниматься со мной любовью. Однако теперь она не делала этого с целью навредить мне, а скорее наоборот.
   - Таро-кун... прости... прости меня... - плача и еле переводя дыхание, говорила она. - Пожалуйста, прости...
   - Ну как, нравится вам? - Мион в это время так же забралась на стол, схватила Рену за волосы и с силой оттянула к себе. - Нравится тебе, сучка? Нравится трахаться с моим парнем? Конечно, нравится. Я вижу это по твоей уродской физиономии.
   Всё это с каждой секундой превращалось во всё большее безумие. Мион облизнула ушко своей подруги, проводя пистолетом между её грудей, а второй рукой надавливая на её плечо, чтобы Рена не сбавляла темп. Сонозаки странно кайфовала, наблюдая за тем, как мы занимаемся сексом. Вряд ли так себя ведут ревнивые девицы. Но наблюдая за её безумным лицом, меня уже ничего не удивляло. К тому же, несмотря на все мои усилия, мне так и не удавалось пошевелиться. Что они мне вкололи?
   - Та-тян, тебе хорошо? - внезапно обратилась ко мне Мион. - Хочется её пощупать, да? - тут она свободной от оружия рукой стала мять грудь Риугу, на что бедняга могла лишь обречённо стонать. Моя кровь всё больше размазывалась по обнажённому телу Рены. - Ну ничего, можешь кончить, я подожду. Отплати ей то, что она изуродовала твои руки, как недавно моё лицо.
   - Прости, Таро-кун... прости... - всё ещё повторяла Рена, чувствуя себя виноватой. - Я была неправа! Я люблю тебя!
   От этих слов Сонозаки просто взорвалась сумасшедшим смехом:
   - Любишь? Любишь?! - говорила она, не в силах успокоиться. - Ты даже не позволила ему объясниться, вколов сыворотку моей семьи! Ты проткнула бы ему башку, появись я на секунду позже! И после всего этого ты говоришь о любви?! Лживая тварь! Ты единственная лживая тварь в этой комнате!
   - Прости меня, Таро-кун... - повторяла Рена снова и снова, чем просто необузданно веселила свою подругу.
   В таком темпе моё тело не могло выдержать долго. Мне вкололи какую-то дрянь, я устал, побит, мои руки страшно кровоточили, а половой акт доходил до своего пика. Хотя удовольствия я совсем не чувствовал, всё это перекрывалось страшной физической и душевной болью. Я не мог больше это терпеть, как и Рена. Мы закончили это одновременно. Любимая совсем без сил сидела на мне, тяжело дыша.
   - Я люблю тебя, Таро-кун... - прошептала она чуть слышно. - Может, в следующей жизни... ты сможешь меня простить...
   В этот момент раздался выстрел, и девушка повалилась на меня. К своему ужасу я почувствовал, что из её лба течёт нечто густое и тёплое прямо мне на плечо. Мион прострелила ей башку, приставив пистолет к затылку. К сожалению, я оказался бессилен, чтобы это остановить. Мне удалось лишь слегка приподнять руку, и то какими-то невероятными усилиями. И всё же этого было мало, чтобы умерить пыл Сонозаки. Она спустилась со стола на пол, встала напротив моей головы и с дьявольской улыбкой наставила пистолет мне к сердцу, произнеся:
   - Спасибо, Та-тян. Ты мне очень помог сделать то, о чём я так давно мечтала. В благодарность ты умрёшь безболезненно в объятьях своей возлюбленной. Прощай, и запомни одну вещь. Ты не виноват, Та-тян... Ты не виноват...
  

Эпилог

   ...И к другим новостям. Трагедия, произошедшая на днях в деревушке неподалеку от Окиномийи, Хинамизаве, потрясла всю Японию. Практически все члены семьи Сонозаки, местных представителей совета деревни перед правительством, а так же Кимийоши Киичиро, главный представитель интересов Хинамизавы, были найдены мёртвыми в своём поместье. Представители правопорядка в лице главы следовательского отдела Окиномийи Юджи Макото утверждают, что смерть наступила вследствие применения насилия...
   - А? Что?.. - послышался слабый голос.
   В одноместной палате на просторной кровати лежала укрытая одеялом девушка со слегка перебинтованным лицом. Она слабо приоткрыла глаза, устремляя взор в работающий маленький телевизор, стоящий рядом на тумбочке.
   - Что?.. - спросила она, не до конца приходя в сознание. - Сонозаки... мертвы?..
   Согласно предварительной информации, в их смерти подозревается некая Сонозаки Мион, недавно поступившая в госпиталь Окиномийи с тяжёлыми ранениями в области лица...
   - Что? - девушка моментально пришла в сознание и в шоке уставилась на экран. - Но... как же так...
   В этот момент по коридору медленно шагала девица в белом кимоно, украшенным следами чужой крови...
   Кроме того, по неподтверждённым данным, при обыске поместья были найдены трупы двух несовершеннолетних, убитых выстрелом в голову и сердце. Мне только что сообщили, что имена убитых подростков - Риугу Рена и Кимото Таро. Судя по всему, они так же стали жертвами Сонозаки-сан...
   - Нет... нет... - повторяла девушка, качая головой в испуге и в шоке одновременно, пока дверь позади неё неспешно открывалась. - Это не я... Это ложь... Это ложь!!! Я не могла!!! Я никогда бы не убила Рену и Та-тяна!!!
   - Я знаю...
   Обернувшись, девушка будто бы взглянула в своё собственное отражение, направившее дуло пистолета ей в голову и всадившее с грохотом пулю ей в лоб. Это было последнее, что видела больная. Её откинуло чуть назад, из-за чего она повалилась с койки, случайно свалив с собой тумбочку и опрокинув на себя телевизор. Треск разбитого стекла и электрической вспышки. Из него повалил дымок. А убийца улыбалась этой картине. Словно стараясь запечатлеть этот момент в памяти, она нездорово таращилось на тело, распуская заплетённые в косу волосы и срывая со своего лица грим...
   - Спасибо, что дала мне повод, сестрёнка... - произнесла она, повернувшись прямо в ближайшую камеру.
   Её лицо слегка дёргалось вместе с изображением. Она состроила жуткую улыбку, просила пистолет перед собой и произнесла в бешеном смехе:
   - Как тебе шоу, Та-тян?! Не ожидал такой развязки?! Фееричный финал! Не так ли, Кимото Таро?!
  

***

   Я просто потерял дар речи. В одно мгновение абсолютно весь мой мир рассыпался на мелкие кусочки. Мне было настолько страшно, что словами этого описать невозможно. И не только потому, что убийца на видеозаписи только что заговорил со мной. Перед моими глазами словно воплотились худшие страхи, которые только могли прийти мне в голову. Мозг просто отказывался это усвоить...
   - Да уж, угнетающее зрелище, - послышался голос Оиши, внимательно отсмотревшего всё от начала до конца. - Макото-сан, что думаете?
   - Чего здесь думать? Это явная подделка, - девушка-следователь без особого интереса взглянула на эту плёнку. - Самая явная лажа - нам показали смерть Сонозаки Мион, Кимото Таро и Риугу Рены. Это уже упуская из внимания то, где происходило всё это? Что это за подвал? И откуда у авторов этой плёнки съёмки госпиталя Окиномийи скрытой камерой? Уморицу Кудо-сан, откуда у вас эта запись? И зачем вы продемонстрировали её нам?
   - Ну, как я уже говорил, - замялся психиатр. - Я проверял кадры видеонаблюдения и наткнулся на это. Вы не поверите, я даже удосужился найти запись того, как Риугу-сан, которая в данный момент мертва, убегает из нашей палаты и протыкает мне шею ручкой...
   - Этого не может быть! - внезапно вскочил я со стула с бешеными глазами. - Это всё ложь! Ложь!!!
   - Сынок, сиди спокойно! - Оиши тут же вскочил со стула и выхватил пистолет.
   - Ложь... ложь... ложь!!! - тут я с силой пнул стол, отчего он влетел в старика и ударил ему в живот, обезоружив.
   Ума в панике кинулся звать на помощь, крича "Помогите! Насилуют!". Макото, будучи не в состоянии драться, встала между мной и им. Ведь мой взгляд пал именно на него.
   - Ты... это ты всё подстроил! - подходя всё ближе, вторил я, как одержимый. - Это всё из-за тебя!!!
   В любой момент я был готов наброситься даже на Юджи и разорвать её зубами, поскольку руки у меня были в наручниках, однако ей повезло. Дверь быстро распахнулась, и внутрь влетели полицейские, забрав меня под белы рученьки...
   Кротко говоря о том, что случилось потом. Меня признали невменяемым и поместили в психлечебницу Окиномийи под присмотром доктора Кудо. Хотя следствие ещё велось, а до суда было ещё далеко, меня решили оставить тут, чтобы я не мог причинить никому вреда. Так больше месяца я проторчал внутри, в смирительной рубашке и в полном одиночестве. Даже спустя такое количество времени, произошедшее не могло уложиться в моей голове. Мой сон, мои подозрения. Я дважды увидел смерть каждого из дорогих мне людей. Слишком много мыслей путалось у меня в голове. Я был на грани. Просто сходил с ума, волочась по пустой комнате. Я просто не знал, что делать дальше...
   И вдруг тишина нарушилась, когда меня навестил неожиданный посетитель, заговоривший со мной через маленькое отверстие в прочной запертой двери.
   - Та-тян, привет... Ну как ты здесь?
   Это была Мион. Я узнал её голос. Видимо, она наконец-то отошла от того ужаса, что я устроил. Но в тот момент, когда мне нужно было извиниться перед ней, я не мог вымолвить не слова. Я просто сидел у двери и таращился на неё.
   - Можешь не отвечать, не волнуйся. Доктор рассказал мне, в каком ты состоянии. Знаешь, я просто хотела убедиться, что у тебя всё в порядке...
   Я будто бы видел её за стеной. Она сидела у двери на одном уровне со мной, почти ощущая меня и то, что я чувствую. Поэтому её голос был для меня как бальзам на душу.
   - Наверное, ты хотел бы извиниться передо мной за то, что наделал, да? Дай знак, если это так, хорошо.
   Я сперва замешкал, но через секунду, приведя мысли в порядок и расслабившись, слегка стукнул затылком о дверь.
   - Значит, да? Ну слава богу! - я буквально почувствовал, как она улыбнулась. - Ничего страшного, Та-тян! Всё хорошо. Знаешь, я очень хотела бы как-то тебе помочь. Просто... на тебя столько навалилось... Я бы обязательно как-нибудь тебе помогла справиться со всей той болью, которую ты сейчас испытываешь... Только вот в чём штука. Тебя тут продержат о-очень долго.
   Внезапно её тон изменился на несколько иной:
   - Знаешь, Та-тян... ты подарил мне столько минут веселья, когда держал меня в заложниках. Я просто не могла сдержать дикий смех о того, что ты обвинил во всём Шион...
   И она засмеялась. Знакомый, нездоровый смех с видеокассеты, принадлежавший её сестре.
   - Забавно, что во многих вещах ты оказался прав. Истребление клана Кимийоши, убийство мешающихся под ногами Сонозаки, всепоглощающая власть... Но знаешь, кое в чём ты ошибся. В выборе одной из Сонозаки. Это я... я убила этих старых дурней Кимийоши. Я замучила до смерти каждого из моей семьи, когда они не разделили мою точку зрения. Я сделала козла-отпущения из Шион, которая даже не подозревала об этом. И всего-то надо было заставить мать назвать её наследницей, а не меня. Ведь кто заподозрит невинную бедняжку, лишённую места в клане? Даже ты не заподозрил. Как же было весело, когда ты во всех моих грехах обвинял мою глупенькую сестричку...
   Меня задёргало ещё сильнее. Все лекарства, которыми меня кормили, пошли насмарку. Я вновь испытал животный ужас к происходящему, когда сложенная мной картинка стала собираться сама собой в совершенно другую.
   - Ты слушаешь, мой сладенький? - спросила она через дверь. Её голос издевался надо мной, будто намерено доводя меня до суицида. - Ты был прав ещё кое в чём. Рена никогда бы не убила отца и не покончила с собой. А знаешь почему? Потому что я это сделала. Я убила её и её папашу самым жестоким образом. Я избивала его, резала ему глотку, и всё прямо у неё на глазах, наслаждаясь её болью и умоляющим взглядом. А знаешь почему? Потому что мне это осточертело! Я влюбилась в тебя с первого взгляда, но ты предпочёл мне Шион! Мне даже удалось взять себя в руки и не убивать её, потому что она могла мне пригодиться. И я терпела. Терпела каждый раз, когда вы сосались и трахались. Но то, что было между вами с Реной - стало последней каплей. Мне было жалко убивать тебя, поэтому я захотела, чтобы ты страдал. Чтобы ты мучился. Чтобы ты знал, что бывает, когда переходишь дорогу Сонозаки Мион. И я уверена, сейчас ты усвоил урок, мой дорогой...
   С этими словами она встала на ноги и стукнула кулаком в дверь:
   - Не скучай, Та-тян! Надеюсь, ты сгниёшь в этой палате.
   У меня просто не осталось никаких нервов это терпеть. Признание Мион вновь разрушило всё, что я знал о ней и о том, что происходит в этом сумасшедшем мире. Мне собралась цельная картина, которой раньше я не замечал. Одна лишь деталь, она была всё время у меня перед глазами. Мион. Она всё время говорила о том, что любит меня. Мне затуманили глаза её чувства и тот факт, что она не наследница клана. Я просто не видел кукловода, маскирующегося под одну из своих же кукол. Осознав всё это, мои мысли пришли в норму, головная боль стала обыденной, а последние нервы в конец испортились. Я издал нервный смешок, плавно переросший в дикий, бешеный смех, эхом пронёсшийся по всему, пустому белому этажу психиатрической больницы. Я просто откинул голову назад и ржал, как сумасшедший. Это единственное, что мне оставалось. Все меня подставили, все меня ненавидели. Я словно и не принадлежал этому миру. Словно я был персонажем какой-то глупой сказки, автор которой делал всё, чтобы у меня окончательно поехала крыша... так и случилось...
   Внезапно воцарилась мёртвая тишина. Я сидел в смирительной рубашке в своей палате за закрытой дверью. Никто не смог бы просто войти, и так же выйти. Однако прямо передо мной стояла маленькая девочка в зелёном платье с синими волосами, смотря на меня сверху вниз. Её взгляд был серьёзен, печален и полон сострадания. Я понял, что окончательно рехнулся...
   - Таро... ты хочешь знать правду? - спросила она взрослым зрелым голосом. - Правду обо всём, что происходит вокруг. Хочешь знать, почему по ночам тебе являются такие сны? Откуда чувство, будто ты живёшь несколькими жизнями? Я могу подарить тебе ответ...
   С этими словами у неё в руках появился чёрный длинный клинок, который она достала из ножен и направила лезвием к себе.
   - Рика... - с трудом выдавил я из себя, в шоке глядя на неё.
   - Выбор за тобой.
   С этими словами она вонзила катану себе в живот и повернула её несколько раз, отчего из неё мигом хлестанула кровь. Девочка упала передо мной на колени, кинула предсмертный болезненный взгляд и упала замертво в луже собственной крови. Внезапно я будто очнулся ото сна. Быстро вскочил на ноги и попытался выбраться из смирительной рубашки. Ситуация накалялась ещё и тем, что послышались быстрые шаги санитаров. Я в панике оглядел комнату. Ничего полезного вокруг не было, кроме трупа Фуруде Рики и торчащего из её спины лезвия чёрной катаны. Я подбежал к ней и с его помощью попытался слезать рукава. Однако мне не позволили это сделать санитары. Они быстро распахнули дверь, в недоумении увидели рядом со мной труп маленькой девочки и попытались меня оттащить. Однако, проявив сноровку, я сумел вырваться из них рук, подавшись назад и ударив одного из них об стену, а другого оттолкнув в сторону. Это позволило мне выиграть пару секунд. Оба врача резко поднялись и попытались схватить меня снова, но было уже поздно. Я без понятия, что делать, доверился своим инстинктам, упал на колени перед убитой подругой, подав головой назад и стремительно взмахнув ею в сторону торчащего клинка... последнее, что я помню, было холодной сталью, вонзающейся мне в лоб... но кровь не пошла... всё вокруг тот час же изменилось... смирительная рубашка пропала, и я, в своей повседневной одежде оказался в очень странном месте... вокруг сплошная голубая пустота, а под ногами - вода. Я стоял на ней и не проваливался. Всё вокруг было таким непонятным, странным, и в то же время чертовски знакомым. Подняв голову вверх, я увидел тысячи кристаллов, отливающих цветами радуги. И где-то среди них был образ маленькой девочки с волосами цвета синевы...
   - Привет, Таро... добро пожаловать в мой мир...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Похищенная невеста"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"