Иванов Павел Викторович: другие произведения.

Когда плачут цикады: Другая бесконечная история июня (Арка 3-4) - 2011-2012 год

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Автор: Deep (aka Deep_Kamate)
   Название: Другая бесконечная история июня
   Фэндом: Higurashi no Naku Koro ni (Когда плачут цикады)
   Жанр: драма, триллер, мистика, ужасы
   Рейтинг: NC-17
   Размещение: только с моего согласия и с указанием автора.
  

Пролог.

   Фестиваль Ватанагаши подходил к концу, однако в Хинамизаве до сих пор гремят взрывы, как от фейерверков, и огонь, охвативший почти все дома поблизости. Над всей местностью весела густая пелена черного дыма, раздавались испуганные крики жителей. Многие просто были напуганы видом этого кошмара, многие были сами охвачены быстро нарастающим пламенем. Дома рушились, как карточные домики. Хинамизава разваливалась на части...
   Посреди горящих улиц и разбегающейся в стороны толпы стоял парень с черными волосами и громко, злобно смеялся, опрокинув голову вверх к небу.
  

Ведьма. Глава 1.

Нечто необычное.

(от лица Кимото Таро)

   Стрекотание цикад - вот какой звук мне запомнился этим утром лучше всего. Было тепло и солнечно, лето давало о себе знать. Во всём обыкновенное утро в Хинамизаве, не предвещающее ничего плохого. Яркое солнце, чистые облака и я, парень, что забил на учёбу и просто пялился на всё это великолепие через окно. Свет мягко пригревал голову, а вид небесной синевы предавал ощущение полного комфорта. Даже грех было не придремать в такой обстановке... но дрёма мгновенно сошла на нет, как только по парте в сантиметре от моей руки ударила металлическая линейка. Я тут же ошеломлённо взглянул в её сторону.
   - Кимото-кун, снова в облаках витаешь на уроке? - вежливо спросила Чие-сэнсэй, держа в руках ту самую линейку.
   - Да, мэм! Простите, мэм! - тут же ответил я, запаниковав от вида ее пугающе-доброй улыбки и зловещей ауры, витающей вокруг, - Больше такого не повторится, мэм!
   - Это было бы очень мило с твоей стороны, - всё так же добродушно улыбаясь, она развернулась и пошла обратно к доске, добавив: - Раз уж тебе так нравятся облака, будь добр, напиши сочинение в тысячу слов о том, как сильно они тебя привлекают. Жду его завтра... - напела она звучно последнюю фразу.
   В ответ я лишь тяжело вздохнул под заливистый смех одноклассников...
   - Не, ну ты даёшь! Это ж надо было так подставиться!
   Большая перемена. Время, когда ученики сдвигают парты и могут, ни о чём не беспокоясь, поесть и немного поболтать друг с другом. Я, Мион, Рена, Рика и Сатоко, как обычно, сели уплетать наши завтраки вместе. Предметом насмешек, как и ожидалось, был недавний инцидент с учительницей. Мион звучно хохотала, с трудом удерживаясь от падения, при этом пытаясь что-то сказать:
   - Не, ну ты!.. Ты просто!.. Ха-ха-ха-ха-ха!!!
   - Да-да, - мрачно ответил я, поглядывая в сторону. - Смейтесь над бедным человеком...
   - Ну что ты, Таро. Мы тебе правда сочувствуем, - лучезарно улыбалась Рика, поглаживая меня по плечу.
   - Ага, - одобрительно кивнула Сатоко, - Сочувствует, что мать-природа обделила тебя человеческим интеллектом.
   - Сатоко в своём репертуаре, всегда скажет что-нибудь ободряющее, - вздохнул Кеичи, запихивая бутерброд в рот.
   - Зато теперь ты знаменитость, Таро-кун, - решила подбодрить меня Рена - Первый человек на свете, которому удалось вывести из себя Чие-сэнсэй.
   - Кстати, да. Если подумать, это первый раз, когда Чие-сэнсэй действительно кого-то наказала... - Мион внезапно перестала ржать и сделала задумчивое лицо.
   - Вы что, издеваетесь?! - чуть ли не в слезах вспылил я. - Если это попытка меня утешить, у вас получается ужасно!
   - Всегда рады помочь! - воскликнула зелёноволосая девушка, вытягивая большой палец вверх, явно не понимая, что меня это только раздражает:
   - Как об стенку горох...
   Вскоре занятия кончились и все начали расходиться по домам. Естественно, мы, как клуб бравых беспредельщиков, устроили очередное послеурочное заседание. Сдвинув парты вместе и положив в середину колоду карт, мы собрались вокруг.
   - Снова Рыба? - с подозрением в голосе спросил Кеичи. - Знаю я ваши трюки, дважды со мной такое не пройдёт.
   - Ну что ты, Кей-тян. Никакой вторичности, - уверенно заявила Мион, взяв в руки колоду и показав её нам. - Сегодня мы сыграем в нечто поинтереснее.
   - Карты Таро? - удивлённо спросила Сатоко.
   - А? Чего? - переспросил я.
   За моими словами последовал коллективный вздох друзей и утомлённый тон Сатоко:
   - Да уж, Таро, сообразительностью ты тоже не блещешь.
   - Карты Таро - особенные карты, обладающие таинственной силой, - пояснила Рена. - Используются для гадания. Каждая карта символизирует различные перипетии судьбы по средствам оккультизма, алхимии...
   - Реночка... ты всё-таки купила ту энциклопедию, что мы видели в книжной лавке? - спросил внезапно Кеичи.
   - Там такая миленькая обложка!!! - Рена тут же впала в состояние "миленько", закатила глаза и пустила слюну.
   - В общем, так! - оборвала всех нас Мион, начиная перемешивать карты. - Сегодняшняя игра называется "Ведьма". Правила очень просты. Каждому выдаётся по 13 карт. По очереди, начиная с меня, кладём карту на стол. Как только на столе будет карта от каждого из нас, будем расшифровывать, что из этого получилось. Победит тот, кто придумает самое причудливое предсказание!
   - Звучит как-то не очень понятно, - пробурчала Сатоко.
   - Ми-тян, это же карты Таро. Может, не стоит с ними баловаться? - спросила обеспокоено Рена.
   - Да ладно! Это ж всего лишь карты, - махнул рукой Кеичи. - Что они сделать могут? Порезать нас уголками?
   - И это говорит человек, умудрившийся порезать руку о тетрадку по математике, - зло хихикая, пробормотал я.
   - Один ведь раз было!
   - А ну замолкли! - пока мы спорили, Мион завернулась в занавеску и встала в зловещую позу. - "Ведьма" говорит: "Да начнётся гадание!"
   Мион была права. Это же не более чем карты из картонки, что они могут? Уж точно не предсказывать будущее. По началу всё шло довольно гладко. Первые шесть карт от каждого из нас выпали достаточно забавно. Приняв некоторые карты за нас самих, места в Хинамизаве и Окиномийи, а так же за символы действий, мы стали расшифровывать карты. Естественно, с реальными значениями карт это не имело никакого отношения. Первую партию расшифровали мы так: "В Кеичи проснётся внутренняя сила, как только он голый пробежит по деревне". Как ни странно, Мион взяла это на заметку, как будущее наказание. Далее выпадала подобная муть, что-то вроде "Рены, жмущейся с Оиши", "Сатоко, зацепившейся трусами за дерево" и "Рики в костюме официантки-горничной"...
   - Какие-то странные карты, - задумчиво произнёс я. - Разве в "Таро" должна быть карта, изображающая костюм горничной?
   - Так ясное дело! Придуманы они во времена средневековья, а значит они супер-точные! - на полном серьёзе заявила Мион.
   - Ой, смотрите, что выпало! - радостно воскликнула Рика. - "Мион целуется с Таро около речки"!
   - Враньё! - внезапно Мион будто с цепи сорвалась, перепутала все карты и закричала, заикаясь, - Ви-ви-видите?! Тут ничего такого нет!
   - Кто-то покрасне-ел! Ми-па!
   - Не правда! - Мион отвернулась от Рики, закрывая щеки. - Это же всего лишь игра!
   - Карты не врут, Ми-тян, - Рена радостно улыбалась, перемешивая свои оставшиеся три карты.
   - Быть тебе девушкой училкиного ненавистника, - издевательски протянула Сатоко.
   - Так... ладно, народ, хорош! - воскликнул я, сам налившись краской, - Давайте доиграем уже? Три кона осталось.
   - Да! - радостно произнесли все и вернулись к игре.
   С последними оставшимися картами в руках, мы стали сосредоточенно выбирать, какую же выложить первой, не смотря на изображение. Первой была Мион. Она, возобновив силы, полная энтузиазма выбрала первую попавшуюся карту:
   - Покатили!
   Бах! Карта картинкой к нам. Затем еще одна от Рены. Далее Сатоко и Кеичи. Рика по какой-то причине начала мешкать, но всё-таки выложила свою карту. Потом и я сделал то же самое.
   - Так-с, что мы имеем? - задумалась Мион, глядя на порядок расположения "Таро".
   - Первая картинка похожа на Томитаке-сана! - радостно произнесла Рена, - Ой! А вторая на Такано-сан!
   Это местный фотограф из Токио и его нынешняя подружка-медсестра. Я мало что знаю о них, да и не те они люди, которых хотелось бы знать так уж хорошо.
   - Значит, Томитаке-сан и Такано-сан...
   - Следующая похожа на какой-то храм. Возможно, храм Фуруде, - размышлял Кеичи.
   - Хи-хи! - у Мион на лице появилась зловещая улыбка. - Ну-ка посмотрим, что же Томитаке-сан и Такано-сан будут делать в храме Фуруде вдвоём...
   - Далее, по-моему, изображён какой-то лес.
   - О! В лесу у храма Фуруде?! Извращуги... - глава клуба продолжала злобно хихикать, удалившись в свои фантазии.
   - Ну Мион в своём репертуаре... - сказал я. - Опять думает о чём-то развратном.
   И только сейчас я заметил, что Рика задрожала. Голова опущена, лицо спряталось за волосами. Никто этого не заметил в кругу веселого времяпрепровождения, но юной жрице было явно не до него.
   - Рика-тян? - окликнул я её, вдруг она вздрогнула и взглянула на меня, - Что с тобой?
   - Со мной? - через секунду же девочка вновь лучезарно улыбнулась и ответила: - Ми-па! Со мной всё хорошо, Таро. Почему ты спросил?
   Мне стало не по себе. Рика, не дождавшись ответа, вновь опустила голову, закрывая лицо длинными волосами. Мурашки по коже. Никогда не видел, чтобы вечно радостная Рика-тян так себя вела. Спустя мгновение, я вновь повернулся к игральному столу, поддавшись внезапно нарастающему ощущению паники.
   - А эти что две карты означают? - дискуссия между остальными членами клуба всё еще продолжалась, - Здесь чернота какая-то, а тут... не знаю. Что-то вроде белых волн или вроде того...
   - Церемониальный нож...
   Вдруг воцарилась тишина. Друзья дружно подняли глаза на Рику, которая медленно подошла к столу указала на карту с белой волной.
   - Церемониальный нож, высеченный в форме волны... - повторила она словно не своим голосом, - А другая - пустота.... Это значит, что Томитаке и Такано проникнут в храм Фуруде, после чего одного из них убьют, а второй просто исчезнет.... Вот что говорят карты...
   Вы в шоке просто смотрели на Рику, боясь даже шевельнуться. Ведь она совершенно перестала быть похожей на ту девочку, что мы знали. Словно в неё вселилось нечто нечеловеческое.
   - Ну... это... - Мион как-то попыталась разладить обстановку. - Ребята, давайте забьём на эту партию и сыграем последние пару конов по-быстренькому? Хорошо?
   Предпоследняя партия. Мы выкладываем по шесть карт на стол. Состояние Рики словно начало ухудшаться, она стала трястись еще сильнее.
   - Так... - Мион было сложно говорить в такой атмосфере. - Ну а здесь у нас...
   По картинкам на картах явно была видна деревня, охваченная пламенем. Дабы не усугублять положение, Сонозаки стряхнула эти шесть карт в остальную колоду и радостно, насколько это было возможно, воскликнула:
   - Ну вот и последний кон! Разыгрываем и расходимся по домам!
   Каждый по очереди стал выкладывать по карте. У Мион была изображена жрица. Далее у Рены символ какого-то божества. Сатоко попался крест.... Все они, не спеша, выкладывали карту за картой, будто опасаясь чего-то. Мне казалось, до меня очередь не дойдёт никогда, но...
   - Хватит!!!
   Пронзительный крик разрушил тишину класса. В тот момент, когда Кеичи переворачивал карту, Рика внезапно изо всех сих ударила его по руке, попутно снеся всю колоду, лежавшую на краю парт. Карты тут же разлетелись по классу. Сердце заколотилось с бешеной силой, как только я узрел совершенно дикое и озлобленное лицо Рики. Она с такой яростью сбила колоду, что ветер просвистел в ушах. Такой мы ее еще никогда не видели.
   - Рика-тян? - дрожащим голосом произнесла Рена. - Что с тобой-тобой?
   Но ответа не последовало. Злая гримаса Рики вновь скрылась за волосами, руки опустились. Сама девочка, перепугавшая нас до смерти, мелкими шагами пошла к выходу, бормоча себе под нос:
   - Как меня всё это достало...
   После этого инцидента, кое-как оправившись только под вечер, все разошлись по домам. Я остался в классе, чтобы расставить парты по местам и собрать карты, разбросанные Рикой. Произошедшее никак не выходило у меня из головы. Будто ей овладела тёмная сторона или демон вселился. Как бы там ни была, я беспокоюсь. Что с ней? Почему она вдруг так резко изменилась? Я должен был узнать об этом. Такие мысли вертелись в подсознании, не собираясь меня оставлять в покое. Закончил я с уборкой лишь, когда стемнело. Мог бы попросить помочь ребят, но они слишком перепугались, хватит с них сегодня. Мне и самому пора, а то тётка искать начнёт. Забросив сумку с учебниками за спину, я отправился к выходу, как вдруг мне навстречу заходит Чие-сэнсэй.
   - О, Кимото-кун? - удивлённо спросила она. - Что ты делаешь здесь в такой час? Я думала, вы уже закончили.
   - А, ну да, вообще-то, закончили, - растерявшись, начал я что-то пояснять. - Понимаете, просто тут так получилось...
   - Ладно-ладно, не буду мучить тебя допросами, - оборвала меня учительница, заулыбавшись. - Всё-таки поздно уже. А у тебя еще дела есть.
   - Ага! - радостно воскликнул я и прошёл мимо, выходя из класса, но вдруг остановился и переспросил: - Какие такие дела?
   - Ну как? Забыл уже? Со-чи-не-ни-е.
   Тишина. В этот момент у меня полностью отключился мозг, я просто стоял на месте, смотря в темноту, и лишь секунд через 5 мысли вернулись обратно.
   - Ох, блин! Точно! - воскликнул я и понёсся к шкафчику.
   - Доброй ночи! - в своей лёгкой манере сказала учительница, помахав на прощание.
   Быстренько переобувшись, я кинулся к выходу, когда внезапно меня остановил голос Чие-сэнсэй, высунувшейся из дверного проёма:
   - Подожди, Кимото-кун! Ты случайно не брал ничего с полочки у меня в столе?
   - Нет, - удивлённо взглянул я на неё, - А что? Что-нибудь не на месте?
   - Ну... - вдруг она как-то замялась с ответом, после чего вновь улыбнулась, - Не важно. Беги домой.
   Не придав этому особого значения, я побежал в сторону дома по едва освещённой фонарями дорожке. Уже было довольно темно, а значит я провозился достаточно долгое время с уборкой. Обидно, что друзья мне не помогли, но я не обижаюсь. То, что сегодня стряслось с Рикой, всех нас выбило из колеи. Поэтому я решил поговорить с ней завтра при подготовке к Ватанагаши. Возможно, её что-то беспокоит, и я постараюсь помочь, что бы это ни было. Всё-таки она моя подруга...
   Уже скоро я замедлил шаг, проходя мимо небольшой чистой полянки по протоптанной дороге. Меня завораживал вид скрывающегося за горизонтом солнца и одинокого деревца. Единственного деревца на этой поляне. Этот вид всегда настраивал меня на добрый лад и отвлекал от повседневных проблем, поэтому я сошёл с дороги и, пройдя по траве несколько метров, уселся у могучего древа, наблюдая за появлением луны.
   - Надо же. Не ожидала, что ты ко мне присоединишься, - раздался тихий девичий голос с другой стороны.
   - Мион? - слегка ошарашено спросил я.
   - Тепло.
   - Шион, ты что ли?
   - Молодец, угадал.
   Шион - сестра-близняшка Мион. Они похожи, как две капли воды, если бы не разный стиль в одежде и причёске. Кроме того, Шион отличается более женственным характером и незавидным прошлым. Общались мы довольно редко, всё обошлось только глупым знакомством, когда я перепутал её с Мион, а по её крикам вся деревня теперь думает, что я пытался её изнасиловать.
   - Что привело тебя сюда? Думал, ты скрываешься от своей семьи в Окиномийи, - заговорил я, продолжая созерцать темнеющее небо.
   - Это да. Просто хочется развеяться. Всё чаще посещают дурные мысли... - раздался негромкий голос из-за дерева. Оба мы сидели, прижавшись спиной к дереву. Шион смотрела вниз, прижав к себе колени, обхватив их руками, - Ты ведь знаешь про Сатоши-куна...
   - Да... ты мне рассказывала, - ответил я грустно, - Мне жаль, что так вышло.
   - Ты не виноват, Та-тян... Ты не виноват... Тебя ведь даже не было, когда он пропал...
   - Ну не волнуйся! - попытался развеять я обстановку, - Он жив и однажды обязательно появится! Я уверен!
   Шион немного улыбнулась, чуть ближе прижавшись к одинокому дереву.
   - Не появится... - тем же голосом заговорила она, - Ты просто не понимаешь, что творится в этой деревне.
   Я слегка напрягся сменившейся теме разговора. Тем временем, вокруг всё покрылось тёмной пеленой, и кроме света луны и фонарей вдали от нас, ничего не было видно.
   - Думаешь, почему так до сих пор никто и не нашёл истинного преступника? - продолжала Шион. Откровенно говоря, её становившийся всё холоднее тон наводил тревогу, - Все жители деревни за одно. Они словно сборище фанатиков этого мнимого божества Ояширо-сама, вот и приносят ему в жертву неверных...
   - Как ты можешь так говорить? - оборвал её я, - Не может быть, чтобы все жители были к этому причастны. Они ведь не...
   - Какой же ты еще наивный, Та-тян...
   Вдруг я почувствовал чью-то руку на своём колене. От неожиданности спёрло дыхание. Это была Шион. Она незаметно переползла ко мне с противоположной стороны и уселась сверху, смотря мне прямо в глаза. Я запаниковал, такая ситуация смущала и одновременно пугала меня.
   - Такой милый, и такой наивный, - продолжала зеленоволосая девушка, - Не хочется признавать, что это как-то и с твоими друзьями связано, правда?
   - Да я не... - почему-то я не мог ей возразить. Слишком уж в новинку такой способ общения с девушками.
   - Знаешь, у тебя красивые глаза, - улыбнувшись, мягко произнесла она, погладив меня по щеке, отчего я налился краской еще больше, - Я вижу в них тоску, одиночество. Чувство, будто ты держишь в себе нечто пугающее самого себя.
   Закончив, девушка поднялась на ноги и повернулась лицом к деревне, хотя её и так было достаточно нечётко видно.
   - Та-тян, мы с тобой во многом похожи. Оба держим все чувства в себе, оба пережили нечто такое, о чём мечтаем забыть. Но знаешь... если захочешь вдруг выпустить эти чувства наружу, обращайся ко мне. Я всегда готова помочь заблудшей душе, вроде нас с тобой.
   С этими словами она удалилась в сторону тропы, ведущей в Окиномийю. Не знаю почему, но этот разговор ввёл меня в замешательство еще больше, не дав никаких ответов на происходящее. Застыв на одном месте, я стал просто всматриваться в пустоту и думать, пока на Хинамизаву не опустилась кромешная темнота и тишина, нарушаемая лишь раздражающим стрекотанием цикад...
   Прошло два дня. Естественно, в ту ночь мне не спалось, но скорее не от тёмных мыслей, посетивших мою голову, а из-за сочинения, на которое я убил множество часов, опоздал в школу и даже побывал в комнате наказаний за это. В итоге выяснилось, что Чие-сэнсэй даже читать его не собиралась, заявив, что я долгим и кропотливым трудом наказал себя сам. С тем же успехом я мог понаписать всякой ахинеи и выдать это за великий роман. А что? Все поверят, ведь читать-то никто не будет.
   В общем, этим утром я встал очень рано и сразу же отправился на главную храмовую площадь деревни, где и велась подготовка к Ватанагаши. Хотя в этот день нас и освободили от занятий, девчата пришли еще раньше меня и во всю хлопотали с оформлением и расположением палаток с закусками. Мы бодро поздоровались и снова разошлись по делам. Я же пошел помогать Рике отрабатывать ее движения для ритуального танца на Ватанагаши. Странно, но она была всё той же Рикой, с которой я впервые повстречался здесь, на площади. Другие тоже вели себя как обычно. Словно вчера ничего и не произошло. Может, это я схожу с ума?
   Через пару часов солнце уже поднялось прямо над нами, нежно припекая головы, но почему-то становилось прохладно. Мы с Рикой закончили подготовку с горем пополам. Во время ее тренировки ритуальный шест три раза ломался. Мне приходилось бегать за новым в склад на другом конце леса. В конце концов, мне надоело это, и я на всякий случай одолжил скотч у Мион. Ко всему надо быть готовым...
   Когда мы закончили, я купил выпить пару стаканов горячего чая. Отдал один Рике, сел рядом.
   - Спасибо, что помог - поблагодарила она, улыбаясь - Прости, тебе ведь пришлось столько бегать из-за меня...
   - Да ладно, я устал немного, но был рад хоть как-то помочь - я отпил чаю - Слушай, Рика-тян, ты же о многом здесь знаешь, да?
   - Сравнительно немножко - она вдруг стала грустной - Я ведь совсем не долго живу здесь, сам видишь.
   - Ну, да - я вздохнул и посмотрел на нее - Мне вдруг стало интересно. Что было вчера?
   - Ммм... - Рика задумчиво промычала, закрыв глаза, - Сама не знаю. Может, немного устала от всей этой беготни с фестивалем. В любом случае, прости, что повела себя так.
   Она поклонилась мне в знак раскаяния, мне даже неловко стало:
   - Ну ты чего? Не надо. Я на тебя не обижаюсь, - погладил её по голове. - Просто беспокоился. Вдруг тебя что-то тревожит и всё такое...
   - Меня встревожили эти карты...
   Внезапно её голос немного изменился, стал серьёзнее и грубее. Девочка опустила голову, так что глаз её было не видать.
   - Слишком уж много совпадений... такого не было еще ни разу...
   - О чём ты?
   - Да не бери в голову... всё равно не поймёшь...
   Она будто бы вновь обратилась в ту Рике, что я так испугался вчера, но вдруг она снова посмотрела на меня и с любимым возгласом: "Ми-па!" улыбнулась мне. Я тоже улыбнулся и погладил ее по голове со словами:
   - Из тебя просто прекрасная святая дева, Рика-тян.
   Она даже смутилась от моих слов и отвернула от меня свои розовенькие щечки. Она все-таки очень милая девочка.... Но то, что я увидел буквально минуту назад...
   Но все мои сомнения улетучились мгновенно, как только мы собрались вместе и стали гонять туда-сюда назойливую молодежь, которая явно веселилась, мешая нам то палатку установить, то соорудить копилку для пожертвований. Естественно, нас это раздражало, но и гоняться за ними было чертовски весело, ведь мы делали это вместе. Тогда я лишний раз убедился, что девочки не могут быть причастны к каким-то из этих исчезновений или убийств. Смотря, как искренне они любят свою деревню и всё, связанное с ней, я просто не мог представить их среди убийц...
   Уже ближе к вечеру, когда мы начали расходиться, мы проводили Рику в храм, удостоверившись в её весёлом и заводном расположении духа. Действительно, она не изменилась. Возможно, и правда произошедшее было лишь дурным сном.
   Тепло распрощавшись, по какой-то причине так и не дождавшись Кеичи, мы разошлись по домам. Завтра нас ждал еще один тяжелый день подготовки, поэтому силы нам очень бы пригодились. К тому же я не высыпался в последнее время. А всё из-за сочинения Чие-сэнсэй... чтоб ей пусто было.
   Проходя по тропинке мимо леса, я внезапно заметил кого-то в чаще. Это была девушка в зеленой шляпке с бантом, такого же цвета лёгком летнем платье и с вязаной корзинкой. Странно, но такое чувство, что раньше я её не видел. Любопытство овладело мной и я решил подойди чуть ближе. Она присела на лугу, окружённым деревьями и густыми её зарослями, и, держа ладонь над землёй, что-то нашептывала. Хотелось подобраться поближе, но вдруг меня выдал шорох листвы, мимо которой я попытался пробраться. Девушка резко обернулась и встала на ноги, испуганно воскликнув:
   - Кто здесь?!
   Из-за паники, запутавшись в кустарных зарослях, я свалился на землю неподалёку от неё. Каково же было удивление, когда я её всё-таки узнал.
   - Чие-сэнсэй?!
   - Кимото-кун?!
   Уже через минуту мы успокоились и уже сидели рядом на траве, мирно беседуя.
   - Не думала, что ты из тех, кто шпионит за девушками в лесах, - весело произнесла она.
   - Да не, я не поэтому здесь! - раскрасневшись, начал оправдываться я, - Просто увидел девушку, вот и интересно стало!
   - Похоже, у тебя есть опыт в подглядывании.
   - Ничего подобного!
   - Ладно-ладно, - посмеявшись, успокоила меня она, - Я шучу, не волнуйся.
   Я лишь тяжело вздохнул и взглянул на неё.
   - Чие-сэнсэй, а что вы здесь делаете? В лесу и совсем одна.
   - Травку собираю, - добродушно ответила она, показывая корзинку, в которой и впрямь ровными горстками лежала разная трава, - Не подумай плохого, они все лечебные.
   - Ну да... - усмехнулся я, - Что, учитель, любите прикурнуть лечебного косячка после работы?
   Девушка звонко засмеялась и ударила меня по плечу со словами: "Ну ты юморист!". Между прочим, довольно сильно...
   - Сэнсэй, - снова заговорил я, - А зачем вам лечебная трава? Её ведь готовить, обрабатывать надо и всё в этом роде. По-моему, таким травники в деревне занимаются.
   - Ну... думаю, ничего страшного, если я тебе расскажу, - задумчивый тон со стороны учительницы, после чего она слегка коснулась кончиком пальца моего носа, - Но это секрет. Никому не говори, хорошо?
   - Ладно, - я кивнул, после чего Чие чуть привстала и улыбнулась мне:
   - Я целительница.
   - Целительница? Типа, лечите силой мысли что ли?
   - Можно сказать и так.
   Честно говоря, этот бред меня не сильно убедил. Я лишь недоверчиво зыркнул на неё, как бы говоря саркастично: "Ну да, конечно! Тогда я балерина тамбовского театра". Девушка, похоже, распознав недоверие, сказала, вновь присев на корточки и выставив руку перед собой ладонью к земле:
   - Смотри.
   Какое-то время ничего не происходило. Я был готов уже тихонько смыться, чтоб не выслушивать эти байки снова, но тут произошло то, чего я никак не мог ожидать. Из-за листвы пробился солнечный свет и упал на то место, над которым была её ладонь, после чего вдруг из земли показался небольшой росток, напоминающий ромашку.
   - Что... как? - стал заикаться я от удивления.
   - Сама не понимаю, - учительница заулыбалась, глядя на мою реакцию, - С самого детства я могла, просто дотронувшись до увядшего цветка, вернуть его к жизни, а больные люди, погладив меня по голове, уже на следующий день выздоравливали. Не знаю, что это. Особые способности или случайное стечение обстоятельств, но вокруг меня всегда всё цветёт и пахнет.
   - Но... почему вы раньше об этом не говорили?
   - Понимаешь, у нас старомодная деревенька, - Чие-сэнсэй встала во весь рост и взглянула на меня добрыми глазами, - Они могут этого не понять. Как-то в детстве за мои способности меня назвали ведьмой. С тех пор я скрываю это от всех.
   - А... я?
   - Ты? Ну ведь ты городской! А вы вообще в такие вещи не верите! - засмеялась она, чуть прикрывая рот ладонью.
   Я тоже невольно улыбнулся, глядя на неё. И правда, никогда не замечал её злой или обиженной на что-то. Она всегда была само добродушие, теперь даже понятно почему. И хотя мне до сих пор не верилось в сверхъестественные способности моей учительницы, надо признать, что она действительно такой человек, что заставит "цвести" каждого, сколь бы подавлен он ни был. После разговора с ней с души будто груз свалился.
   - Ладно, Чие-сэнсэй. Извините, но мне домой пора. Или тётя волноваться будет, - спустя некоторое время я поднялся, отряхнулся и в хорошем настроении решил попрощаться.
   - Конечно, иди, Кимото-кун, - девушка помахала мне, - До встречи. И кстати, к следующему занятию напиши сочинение на тему "Как нехорошо подглядывать за девушками" в тысячу слов.
   - За что?!
   - Небольшая профилактика. Чтобы ты больше так не делал. И не надейся схитрить. Это сочинения я от корки до корки прочитаю, - уже пугающе-заботливо заговорила она.
   - За что вы меня так не любите? - тяжело вздохнув, спросила я.
   - Ну что ты! Я тебя очень люблю. Поэтому и истязаю больше всех, - хихикнула она.
   - Учительская любовь мне не по нраву!
   Чуть позже, уже не в таком хорошем настроении, как пару минут назад, я потопал из чащи в сторону дома. Информация о новом сочинении застала меня врасплох. Слава богу, на него дали времени гораздо больше, чем на прошлое.
   Я медленно шёл по тропе, сунув руки в карманы. Увиденное потрясло, ничего не скажешь. Я, конечно, скептик и не верю во всяких Ояширо-сама и, тем более, особые способности магического типа, но тот факт, что вокруг Чие-сэнсэй и правда витает довольно загадочная атмосфера, отрицать нельзя. К тому же, она не кажется мне плохим человеком. Ведьма или нет, девушка явно была не такой, как остальные, и этим заинтересовала меня.... Держа руки в карманах, я вдруг обнаружил, что там лежат ровной колодой те самые карты Таро, из-за которых начался весь сыр-бор.
   - Подожди, Кимото-кун! Ты случайно не брал ничего с полочки у меня в столе? - внезапно пронеслись в голове слова Чие-сэнсэй.
   - А вдруг это её карты? А Мион просто их стащила. Это вполне в её духе, - задумался я и повернул в обратную сторону, направляясь к учительнице, - Надо бы их вернуть и извиниться. Если она и впрямь считает себя ведуньей, точно их хватится.
   Вернувшись обратно, я глазами стал разыскивать силуэт девушки в зелёном одеянии и нашёл его. Но она была не одна. Что-то происходило. С ней был кто-то еще, пониже ростом. Какая-то возня. Трудно было разобрать, что именно творилось, пока не послышался пронзительный девичий крик:
   - Сдохни!
   Я тут же хватился и побежал в чащу. Картина, открывшаяся глазам, повергла меня в шок. Вторым человеком оказалась Рика. Она свалила с ног Чие-сэнсэй и, усевшись сверху ей на спину, начала душить какой-то странной верёвкой. Девушка пыталась сопротивляться: оттягивала верёвку руками, пыталась привстать и отползти, но всё было тщетно. Каждое такое движение награждалось со стороны девочки мощным ударом локтём по голове. Я лишь наблюдал за этим, не в силах даже пошевелиться. Тело била какая-то странная дрожь и слабость. Просто не мог поверить, что это происходить наяву.
   В какой-то момент Чие резко откинулась назад и, тем самым, сбросила Рику и её удавку с себя. Вновь глотнув воздуха, она подскочила к ближайшему дереву в попытке скрыться от нападавшей, попыталась перевести дух, но не смогла. В одно мгновение Рика снова подлетела к ней, схвnbsp; - Сэнсэй, - снова заговорил я, - А зачем вам лечебная трава? Её ведь готовить, обрабатывать надо и всё в этом роде. По-моему, таким травники в деревне занимаются.
&
nbsp; - Ладно, - я кивнул, после чего Чие чуть привстала и улыбнулась атила за волосы и дважды ударила головой о ствол ближайшего же древа. Лицо девушки тут же окрасилось алой кровью. Она сползла обратно на землю, даже не в силах позвать на помощь.
   - Ну что?! Приятно тебе? Приятно тебе, сука?! - во всё горло кричала Рика, продолжая избиение учительницы той же самой верёвкой по лицу и рукам, которыми Чие пыталась защищаться из последних сил, - А представь, каково было мне всё эти годы?! Каждый раз умирать! Каждый грёбанный раз!!!
   Сложно было описать её выражение лица. От доброй и невинной Рики и следа не осталось. Волосы взъерошены, в глазах кипела ярость, всё лицо было пропитано сплошной злобой. Безумие. Вот что ей владело в данный момент.
   Затем, когда девушка совсем рассталась с силами, Рика вновь повернула её спиной к себе, набросила удавку на горло и начала душить, придерживая спину Чие коленом. Учительница совершенно обессилила и просто не могла сопротивляться. На её лице читался страх, отчаяние. Слёзы телки по её щекам, а изо рта капали слюни из-за недостатка воздуха. Происходящее напоминало фильм ужасов. От шока всё моё тело отказывалось подчиняться велению прийти на помощь преподавательнице, но в какой-то момент я очухался и побежал в их сторону с криком:
   - Рика-тян, прекрати!
   Та даже не обратила внимания и лишь туже затянула верёвку на шее несчастной жертвы. Как только я приблизился к ним, тут же толчком откинул Рику в сторону и стянул удавку с Чие-сэнсэй. Повернул её к себе лицом и в ужасе понял, что было поздно. Учительница была мертва...
  

Ведьма. Глава 2.

Тонкая грань между местью и безумием.

   - Итак, дети! - спустя какое-то время заговорила с классом Чие-сэнсэй. - Давайте вместе поприветствуем нового ученика, приехавшего к нам из Токио. Будем дружелюбными к нему и встретим как нашего нового хорошего друга. Представься, пожалуйста.
   Я стоял у доски посреди класса. Все смотрели на меня, а я пытался сохранять улыбку на лице, чтобы всем понравиться...
   - Я Кимото Таро, старшеклассник из Токийской Профильной школы. Перевелся только сегодня и собираюсь остаться здесь подольше. Рад с вами познакомиться!
   - Вот это хороший настрой! - похлопала мне вместе со всем классом учительница...
   Такой я запомнил её. Чие-сэнсэй - наша единственная учительница. Вечно добрая и заботливая. Казалось, будто она любит всех на свете. Её улыбка всегда сияла счастьем, а взгляд заставлял поверить в себя...
   Но сейчас этот образ разрушился в одно мгновение. Я, не в силах унять дрожь, сидел на коленях перед телом Чие. Девушка не дышала. До сих пор не могу поверить, что это произошло...
   Рядом со мной, тяжело дыша, была Рика. Она до сих пор лежала на земле и сумасшедшими глазами наблюдала за мной. Тяжело дышала. Не понимаю, как такая маленькая и хрупкая девочка смогла задушить взрослого человека, но тогда думать об этом я просто не мог.
   - Почему... - дрожащим голосом заговорил я, - За что...
   После небольшой паузы медленно перевел взгляд на Рику. Та продолжала смотреть на нас, будто и не слышала меня. Взгляд её был пустым и отрешённым. Руки красные...
   - Рика-тян... Что ты наделала?..
   Никакой реакции. Тут во мне что-то перемкнуло, я сорвался с места и накинулся на неё, схватив за платье.
   - Ты что, сошла с ума?! Ты хоть понимаешь, что натворила?! - закричал я на неё.
   - Тебе... всё равно не понять... - прошептала девочка.
   В этот момент я залепил ей сильнейшую пощечину, от которой ей резко развернула голову. Изо рта потекла кровь.
   - Что мне не понять?! - с необычайной яростью в голосе. - Что тут понимать?! Ты убила Чие-сэнсэй! Собственными руками убила! Зачем?! Зачем?!!!
   - Потому что она не та, за кого себя выдаёт! - столь же злобно прокричала Рика.
   - И это твоё оправдание?! - впав в какое-то ужасное состояние, я стал колошматить её по щекам, пощечина за пощечиной, - Что она, твою мать, сделала тебе?! Что?! Что?! Что?! Что?!!!
   Последний удар был особенно сильным. После этого я отпустил её, отчего девочка снова повалилась на землю, прокашливаясь от заполнившей глотку крови. Стало только хуже. Я опустился на колени, схватившись за голову. Слёзы потекли рекой, мысли нахлынула обратно в мозг. Осознание того, что избиение Рики не вернёт к жизни Чие-сэнсэй, заставляло меня еще и чувствовать себя виноватым. Не знаю, почему так вышло. Но ничего уже не изменить. Но вдруг мыслительный процесс оборвал чей-то голос позади:
   - Люди! Жрица Фуруде убила человека!
   Я и Рика резко обратили взоры в сторону звука. Это был какой-то местный житель, тут же побежавший в сторону деревни с криками об убийстве. Почему-то меня охватила паника. Я застыл, не понимая, что делать дальше. Рика просто встала на ноги и вытерла кровь, продолжавшую течь изо рта.
   - Вот и всё... - сказала она. - Мы обречены... опять...
   - Что? - я в шоке кинул взгляд на неё.
   - Теперь меня убьют... так уже было...
   Так и не уловив смысла её фразы, я поднялся на ноги, хотя колени до сих пор дрожали. Огляделся. В лесу было совсем тихо, не считая шумного стрекотания цикад. Поднимался ветер...
   Я смотрел на Рику, грустно смотрящую себе под ноги. Вся агрессия мгновенно улетучилось и на лице читалось одно лишь отчаяние.
   - Не хочу... не хочу, чтобы это вновь и вновь продолжалось... каждый раз, всё ужаснее смотреть... как вы умираете... - шептала девочка себе под нос. По её щеке прокатилась слезы.
   Не понимаю. Ничего не понимаю, что происходит, но тогда мне стало жалко её. Будто только что она и не убивала несчастную учительницу. Что творится с этим миром?..
   Вдруг со стороны деревни послышались голоса, с каждой секундой приближающиеся к нам. Я немного отошел по середины поляны и заглянул сквозь листву. К нам направлялась целая толпа разъярённых жителей Хинамизавы с факелами, которые ярко освещали наступившую незаметно темноту позднего вечера. Издалека было похоже, словно сам ад приближается к нам. Крики становились всё отчётливее, и я смог разобрать лишь постоянно повторяющееся слово: "Ведьма!".
   - Беги отсюда, - вдруг заговорила Рика, выходя вперёд. - Пусть это скорее закончится...
   Не понимаю, что со мной случилось, но в этот момент я хватил её за руку и оттащил подальше от листвы. Рика в недоумении взглянула на меня.
   - Сбрендила? Они же явно не разговаривать с нами идут. Надо уходить, - произнёс я, уходя всё дальше в чащу леса.
   - Таро, не надо. Ты здесь не причём. Им нужна я... - Рика сопротивлялась, но я крепко держал её за руку.
   - Хватит с меня потрясений на сегодня. Я тебя спрячу и сам во всём разберусь...
   Вдруг где-то в метре от головы что-то пролетело и воткнулось в землю. Я в шоке отскочил назад. Этот таинственный предмет был вилами, запущенными в нас со стороны взбешённой толпы. Нервно выдохнув, я оглянулся. Жители стремительно приближались, пытаясь запустить в нас чем-нибудь острым.
   - Чёрт! - вырвалось у меня, после чего я развернулся и бросился наутёк вместе с Рикой. Та лишь ошарашено смотрела на меня и продолжала бежать.
   Кросс продолжался несколько минут. Мы с Рикой неслись вперёд, маневрируя между деревьями и летящими в нас предметами хозяйственной утвари. К тому времени уже порядочно стемнело, и дорогу было разобрать практически невозможно, зато свет позади нас всё отчётливее напоминал адское пекло.
   Уже скоро мы выбились из сил, остановившись на открытом пространстве рядом с храмом Фуруде. Оказалось, что мы всё это время бегами по кругу.
   - Рика-тян! - переводя дыхание, скомандовал я. - Спрячься в храме. Я постараюсь их успокоить!
   Девочка, нерешительно кивнув, побежала к главным воротам. Я остался стоять на месте, лицом к подходящей толпе, но раздавшийся девичий крик позади, заставил меня обернуться. Рику поджидали и в её храме. Несколько жителей схватили девочки и отбросили обратно ко мне. Я успел её подхватить, присев на колено, но ситуация была просто ужасной. Со всех сторон нас окружили и взяли в кольцо деревенские, выкрикивая нечто вроде: "Смерть ведьме!". Подходили всё ближе, но я не струсил и поднялся на ноги, загородив девочку собой.
   - Что здесь происходит?! - закричал я. - Чего вам всем нужно?!
   Толпа стихла и остановилась. Это хороший знак. Возможно, удастся хоть как-то разрулить ситуацию.
   - Зачем вы на нас напали?!
   - Она ведьма! - крикнул кто-то из толпы, - Она должна умереть!
   - С чего вы взяли, что она ведьма?! - продолжал я переговоры, - Это же просто Фуруде Рика-тян. Маленькая, невинная девочка, к тому же монашка...
   - Она убила человека! Она осквернила имя священнослужителя Ояширо-сама!
   - Ничего подобного!
   - Мы знаем, что произошло! - толпа всё не унималась. - Неслыханно проявлять такое неуважение в самый канун Ватанагаши! Ояширо-сама не простит её! Мы должны её наказать!
   - Она же, вашу мать, маленькая девочка!!! - в бешенстве закричал я, чуть ли не громче толпы, отчего все немедленно заткнулись. - Вы что, хотите убить её за это?! Убить ребёнка?!!! - во мне что-то словно сломалась. Я разрывался от всего этого безумия, напоминающего какой-то страшный сон. - Ничего не понимаю. За что нужно было убивать Чие, которая ничего никому не сделала.... Да, Рика убила её по какой-то причине. Я не могу понять по какой. Но! Что это за грёбанный бог, который не прощает даже детей?! Кто вы такие, чтобы решать, кого убивать, а кого нет?!..
   - Достаточно...
   Меня оборвал до боли знакомый голос. Из толпы ко мне вышла девушка, которую я меньше всего ожидал в этот момент. Это была Рена. В школьной форме, с топором в руках. Глаза пустые...
   - Таро-кун. Отдай нам Рику.
   - Рена?.. Ты... - я слишком шокирован её появлением, даже возразить ничего не мог.
   - Таро-кун... мы не хотим сделать тебе больно... - говорила она холодным голосом, отчего только сильнее пугая меня. - Рика сделала нечто более страшное, нежели запятнала чистоту жрицы-монашки. Поверь...
   - Ничего не понимаю... - я вновь схватился за голову. - Ведьма... убийство... Ояширо-сама... озлобленная толпа... Ничего не понимаю! Что здесь, чёрт возьми, происходит?!
   - Ты и не поймёшь. Ведь ты не один из нас, - ответила Рена, указывая топором в сторону Рики, - Просто отдай нам её. И мы тебя не тронем...
   - Нет.
   Рена удивлённо взглянула на меня всё теми же пустыми глазами. Я стиснул зубы и вновь встал уверенно, глядя в землю.
   - Я не понимаю, что тут творится. Не понимаю, как вы с этим связаны, причём тут ведьмы.... Но Рику вам я не отдам! Ни за что! Не позволю сделать ей больно!
   - Ты не оставил нам выбора...
   Вдруг что-то ударило меня сзади. Я повалился на колени. Тем временем, несколько людей из толпы подались вперёд и сбили меня с ног, хватая Рику и утаскивая её куда-то вглубь. В глазах плыло, но я видел, как девочка отбивалась из последних сил и тянулась ко мне, разливаясь отчаянным криком. Меня оглушили, но каким-то образом, почти не ориентируясь в пространстве, я бросился на помощь несчастной девочке, которую величали ведьмой. Взмах. Кулаком ударил в первого попавшегося человека, попытавшегося меня остановить. Еще один на дороге, сделал с ним то же самое. Другого коленом в живот, локтем в горло. С каждым ударом всё ближе подбирался к Рике, видя лишь пробивающуюся сквозь толпу маленькую ручку, освещённую факелами. Я хотел схватиться за неё и спасти ведьму от расправы...
   Но вдруг всё оборвалось. Передо мной возникла Рена, сильнейшим ударом обратной стороной топора отправив меня в глубокое беспамятство...
   - Рика-тян!
   Декорации сменились. Теперь я находился в собственной постели у себя дома. Тяжело дышал в холодном поту. Быстро оглядевшись и убедившись, что никого поблизости нет, плюхнулся обратно на подушку.
   - Что это? - пронеслось у меня в голове. - Неужели сон? Такой реальный...
   Вокруг была темень, в воздухе висел аромат ладана, ночную тишину прерывало лишь надоедливое стрекотание цикад. Я лежал на кровати в майке и шортах, как и спал обычно, но совершенно не помнил, как добрался до дома. Если всё увиденное было сном, то как же всё-таки я сюда попал. Не понимаю. Итак слишком много непонятного в происходящем. Но утро вечера мудренее, я решил дождаться утра...
   ...наверное, зря. Мысли о случившемся или "не случившемся" никак не выходили у меня из головы. Может, это и был всего лишь сон, как и следовало из разговоров о ведьмах и сговоре жителей, но слишком уж тут не складывается. Подняться и одеться удалось мне с трудом. Такое чувство, будто меня сбил автобус или что-то побольше, а ведь сегодня еще день подготовки к Ватанагаши, который обещает быть удивительно длинным. Радовало одно - хотя бы будет что обсудить с друзьями. Смеху-то будет, когда расскажу Рике и Рене, что они мне снились в таком образе. На этой мажорной ноте я собрался и вышел из дому, так и не выяснив, куда пропала тётя...
   Но всё веселье рассеялось моментально, стоило мне дойти до главной площади, где проводился фестиваль. На главной арке прямо над лестницей вверх был вывешен огромный деревянный крест...
   - Что... Что за... - что-то юркнуло внутри, я побежал вверх к площади, не веря собственным глазам. - Нет... только не это...
   Худшие опасения подтвердились. На кресте, как мне сначала показалось, была не человекоподобная кукла... это была Рика. Её распяли прямо там, загнав осиновые колья в ладони, ноги, голову и сердце. Еще тёплая кровь струилась по кресту и каплями стекала вниз. Мёртвое лицо девочки вгоняло в ужас - открыт рот, закатаны глаза, затёкшие кровью. Синяки и ссадины на юном тельце говорили о том, что перед этим над ней успели как следует поизмываться...
   - Нет.... Не может быть...
   Я опустился на колени, глядя вверх на этот ужас. Сердце бешено колотилось, тело била нечеловеческая дрожь. Схватившись за голову, я еще раз вспомнил, что произошло вчера, и издал отчаянный крик. Не может быть, чтобы всё это была взаправду. Не могло этого быть.
   - Это просто сон, да?.. - начал шептать я сам себе. - Просто сон, ведь так? Этого не может быть!
   - Чего не может быть-быть?
   Я тут же резко кинул испуганный взгляд в сторону голоса. Это была Рена вместе с Мион и Сатоко. Они стояли позади меня на лестнице, вокруг нас собирались люди.
   - Рена? За что вы так с Рикой? За что?.. - будто в беспамятстве твердил я, поднялся и схватил её за плечи. - Она ведь ни в чём не виновата... как вы могли...
   - Я тебя не понимаю, Таро-кун... О чём ты говоришь?.. Рика-тян в храме готовится к выступлению...
   - Что? - ушам поверить не мог. Она говорила это так, словно в нескольких шагах от нас не висел крест с распятой на нём Рикой. - Что ты говоришь? Вы же убили её! Вчера! А меня вырубили и оттащили в дом!
   - Та-тян, - в разговор вступила Мион. - Что ты несёшь? Рена вчера весь вечер была у меня...
   - А Рика точно на подготовке в храме. Я сама сегодня её проводила, - добавила Сатоко.
   - Но... но...
   Сердце было готово выскочить от страха. Я, словно сумасшедший, смотрел на друзей, затем кинул взгляд на крест, снова на них. Но этого не может быть. Мне не могло это показаться. Хотя все они говорят, что...
   "- А что случилось с Сатоши?
   - Да... он... перевёлся..." - вдруг вспомнился мне отрывок из нашего недавнего разговора.
   Я не мог поверить. Отказывался верить. Неужели это правда. Теперь, глядя на лица своих друзей, я заметил их почти незаметные ухмылки. В панике обернувшись на собравшихся вокруг людей, я заметил то же самое. Словно вся деревня просто издевалась надо мной. Они отрицали, чтобы выставить меня сумасшедшим... но...
   Вновь схватившись за голову и издав пронзительный крик, я побежал прочь. Вниз по лестнице, куда глаза глядели. Хоть никто и не думал преследовать меня, я несся что было сил. Сам уже не знаю, зачем я бежал. В голове помутилось, ни одной здравой мысли, будто они все мгновенно улетучились, а мозг заполнило одно только отчаяние и страх. Это был не сон. Они и впрямь убили Рику, самым жестоким образом, как бы я не пытался её защитить. А ведь я обещал её защитить. Как же так...
   - Ты просто не понимаешь, что творится в этой деревне, - вдруг чёткими чертами вырисовался в памяти разговор с Шион. - Думаешь, почему так до сих пор никто и не нашёл истинного преступника? Все жители деревни за одно. Они словно сборище фанатиков этого мнимого божества Ояширо-сама, вот и приносят ему в жертву неверных...
   Тогда я принял её слова за бред, но сейчас... Что если она была права? Что если в её словах есть смысл и в исчезновении Сатоши, в смерти Рики виноваты они все? Всплывало в голове и нечто другое:
   "- Недавно кое-что произошло в нашей неприступной глуши. Примерно год назад произошло нечто очень страшное. Тело так и не нашли...
   - Ояширо-сама не любит, когда его не слушаются. А когда его не слушаются, нарушителя нужно наказать...
   - Ничего не знаю..."
   Всё постепенно вставало на свои места. И каким бы безумием это не казалось, всё было именно так. Вся Хинамизава повязана. Все они толпа фанатиков, помешанных на поклонении Ояширо. И не думаю, что они остановятся на этом...
   Сам того не заметив, я добрался до Окиномийи. Свалился у первого же столба и, прислонившись к нему, сел в попытке отдышаться и привести мысли в порядок. Было утро, но на улицах не так много народу. Видимо, выходной используют все с пользой. Я был в отчаянии, не знал, что делать, куда пойти. Кто мог бы мне помочь? Друзьям не осталось никакого доверия, в полицию идти бесполезно. Действительно, кому они поверят? Всей деревне или одному чокнутому пацану? Бесполезно. Я в тупике. Не знаю, что делать дальше... не знаю...
   - Та-тян? - послышался девичий голос неподалёку.
   Это была Шион. Судя по сумке, она решила прошвырнуться по магазинам с утра пораньше, но я оборвал все её планы.
   - Что с тобой? - обеспокоено спросила она, присаживаясь на корточки рядом. - Ты ужасно выглядишь?
   - Шион... - с дрожью в голосе заговорил я. - Ты была права.... Во всём права...
   - О чём ты? - мои слова обеспокоили её еще больше, - Та-тян, ты в порядке? Что произошло?
   - Они убили её... убили...
   - Та-тян, вставай, - она помогла мне подняться и повела в отель, в которой жила. - Идём. Ко мне в номер, там и поговорим, хорошо?
   В большой двухкомнатной комнате отеля я сидел на диване, поджав к себе ноги, и нервно трясся. Шион сидела рядом и заботливо гладила меня по спине, пытаясь меня разговорить. В конце концов, я рассказал ей всё. О Рике, о Чие, о жителях деревни и об их убийстве с распятием несчастной девочки.
   - Это было ужасно... они делали вид, словно её там нет. Словно мне одному это всё привиделось...
   - Вот как... - задумчиво произнесла девушка. - Я так и знала, что там творится что-то такое. Видимо, это клан Сонозаки всех построил.... То же было и с Сатоши-куном.
   - Теперь я вижу, что ты во всём была права, - продолжил я мрачно и без жизни в голосе. - Все мои друзья в этом замешаны. Хинамизава - проклятая деревня...
   Немного успокоившись и выговорившись, я взглянул Шион в глаза:
   - Шион, что мне делать? Я не знаю... я не знаю, что мне делать дальше. Как жить со всем этим...
   - Я могу тебе подсказать...
   Ясные и сочувственные глаза девушки вдруг загорелись, на лице стала появляться злая и коварная улыбка:
   - Та-тян, с ними бесполезно бороться обычными методами. Если всё так пойдёт и дальше, от их рук может погибнуть еще больше невинных людей.
   - Но что же делать?..
   - Нужно убить их всех...
   Я удивлённо посмотрел на неё, но, кажется, она не шутила. Младшая сестра Мион действительно говорила на полном серьёзе:
   - Подумай сам. Они прикончили целую бригаду строителей дамбы, каждый год расправлялись с двумя людьми, прикрываясь проклятием Ояширо-сама. Убили моего Сатоши-куна без всякого на то повода.... Убили Рику и Чио.... Полагаешь, они остановятся на этом? Кто станет следующим? Я? Твоя сестра? Ты? Мы в опасности до тех пор, пока все они живы.
   - Да, но...
   - Та-тян! - она вдруг оказалась прямо передо мной, решительно смотря в глаза, - Иного пути нет! Либо мы убьём их, либо они нас! Разве ты не хочешь отомстить за Рику и Чие?!
   - Я... я... да...
   - Вот и хорошо, - на её лице вновь заиграла эта улыбка, - Мы отомстим за ту боль, что они нам причинили. Мы сделаем это вместе... - вдруг нежно коснулась моих губ языком. - Обещаю, после я щедро вознагражу тебя. Так ты со мной, Та-тян?
   В голове вдруг снова помутилось. Мысли забегали в голове с бешеной скоростью. Было ясно, что Шион собирается использовать меня, как марионетку для своей мести, но выбирать не приходилось. Иного пути я не видел. Она права...
   - Я это сделаю...
   - Прекрасно, - чуть обняв меня за шею, шепнула она. - Поверь, ты об этом не пожалеешь...
   Ближе к вечеру я всё еще находился у неё, сидя на том же диване и придвинув к себе небольшой столик. На нём карта Хинамизавы и кое-какие пометки красным фломастером, что я держал в руках. Погруженный в собственные мысли уже который час, я уставился в карту.
   - Ну что? Что-нибудь надумал, мой пупсик?
   Из душа вышла обнажённая Шион, вытирая волосы полотенцем. Подойдя ко мне, уселась рядом, прижавшись ко мне сбоку.
   - Есть одна идея, - мрачно произнёс я, отключаясь от своего внутреннего мира. - Завтра вечером на Ватанагаши все жители деревни соберутся у храма, чтобы воздать почести Ояширо. В этот момент и нужно нанести удар. Тогда они соберутся в одном месте и будут наиболее уязвимы.
   - Мне нравится, - хитро улыбаясь, продолжила Шион. - Продолжай.
   - Мысль состоит в том, чтобы одним ударом уничтожить как можно больше людей. Важно знать, что коснётся это всех и наверняка. Но для этого надо кое-что разузнать. Ты сможешь кое-что достать?
   - Конечно, котёнок. Я же Сонозаки, мне никто ни в чём не откажет.
   - Хорошо. Если одно. Есть какое-нибудь убежище в пределах Хинамизавы, где можно будет укрыться, пока всё не уляжется? Не считая границы твоего клана.
   - Есть одно, - задумчиво ответила Шион. - В маленьком храме, где находится статуя Ояширо-сама, есть потайной подвальчик. Он маленький, но довольно надёжный.
   - Отлично. Пожалуй, это всё.
   - Что же ты задумал такое? - хитрым и манящим голосом спросила Шион, целуя меня в щеку.
   - Сейчас расскажу, но нужно, чтобы все инструкции были чётко выполнены. Вот мой план...
   Следующим утром, отдав распоряжения Шион, я направился прямо в Хинамизаву. Свет солнца не сглаживал моё ужасно тёмное и мрачное настроение. Это был уже не тот я, что вчера весело играл с друзьями. Они сами виноваты в этом и заслуживают того, что я собираюсь с ними сделать. Сегодня на Ватанагаши это произойдёт.
   Деревня оказалось пустой, как я и предполагал. Все сейчас на фестивале, и даже если не все, то потихоньку к вечеру туда подтянутся. Я же решительным шагом брёл вперёд, даже не смотря по сторонам на редких жителей, таращившихся злобно на меня. Они всё равно не успеют до меня добраться. Пройдя по вытоптанной дороге через поля, остановился у школы, которая, естественно, была закрыта. Почему-то сразу полезли мысли о Чие-сэнсэй, которая своей добротой могла кого угодно заставить понять, что у него всё получится. Теперь эта улыбка лишь часть моих воспоминаний. Я никогда не увижу её вновь...
   Моей целью был кабинет труда. Раза с четвёртого вышибив дверь плечом, я прошёл внутрь здания, зашёл туда и достал из-под шкафа мачете. Не знаю, откуда мне было известно, что оно именно там, но факт остаётся фактом. Кроме того, порывшись в ящике с инструментами, вытащил небольшую старую кирку, видимо, лежащую здесь тупо для вида...
   - Таро-кун, что ты делаешь?
   Я даже не отреагировал на внезапно появившегося в дверном проёме человека, закинул кирку на плечо и незаметно спрятал мачете за пояс, обернулся:
   - Чего тебе, Рена?
   - Таро-кун, что с тобой происходит? Мы все волнуемся за тебя...
   - Не надо за меня волноваться. Я ведь слетел с катушек, вижу какие-то там кресты с мёртвой Рикой. Оставьте меня в покое.
   - Таро-кун... - сложно было понять её взгляд, глаза её спрятались за волосами, но голос вполне серьёзно обеспокоенный. - Расскажи мне, что с тобой? Мы ведь друзья...
   - Ага... друзья... - презрительно хмыкнув, я прошёл мимо неё. - Знаешь, Рена. Если бы мы и правда были друзьями, ты бы послушала меня тогда и не стала этого делать.
   - Таро-кун, я не понимаю...
   - Всё ты понимаешь. Я ведь всё и так понял.... Прощай, Рена.
   Надвигалась тьма, солнце заходило за горизонт, а звуки фестиваля разряжали обстановку. Там было весело, светло, шумно. Радостные голоса жителей были слышны даже отсюда, с болот Онигафучи, где сейчас находился я. Натянув майку на нос до невозможности тошнотворного запаха, я бродил вдоль мутной толи воды толи грязи в поисках одного подходящего места. И нашёл его. Недалеко от берега гладь воды нарушалась выступающими на поверхность пузырями. Пройдя туда, не побоявшись запачкать ноги, я стал бить по этому месту киркой, даже не обращая внимания на воды. Вскоре пузырей стало больше и в лицо ударила вонь еще более невыносимая и ядовитая, чем раньше. Настолько, что я откинул кирку в сторону и быстро отскочил от того места. Пошёл подальше оттуда, на лице заиграла дьявольская улыбка...
   - Примерно через несколько часов... времени в обрез... - подумал я и ускорил шаг.
   Уже скоро всё было готово. Ватанагаши в самом разгаре. Как и ожидалось, на нём были все жители деревни без исключения. Даже вся чета Сонозаки прибыла, что для них не совсем свойственно. Рена, Мион, Сатоко тоже были там. Все веселились до той поры, пока не пришло время ежегодного выступления жрицы в дань почестям Ояширо-сама. Все сбежались у храма, глядя на то, как святая дева, чем-то напоминавшая Рику, проводила своеобразный танец-ритуал. Но это была не Рика. Я-то знаю...
   Но некогда было отсиживаться в сторонке. Пришло время действовать. И вот, в самой середине обряда жрица вдруг застыла, а после замертво упала, обнажая глазам окружающих мачете, всаженное ей в затылок. Все вдруг отскочили назад в неожиданном испуге. Со стороны храма к трупу медленно подошёл я и оказался на своеобразной сцене, подняв голову так, чтобы меня все видели.
   - Кощунство! Этот парень прервал ритуал! - закричал кто-то из толпы.
   - Он осквернил священный обряд!
   - Разгневал Ояширо-сама!
   - Наказать!
   Все их крики только забавляли меня. Я смеялся, всё громче, пока это не переросло в бешеный смех, заглушивший яростный рёв толпы.
   - Господи! Какие же вы долбанутые! - кричал я, заливаясь смехом. - Смешно смотреть! Кучка помешанных психопатов, убивающих каждого, кто хоть как-то отличается от них!
   - Таро-кун! - вдруг из толпы показалась Рена. - Что ты делаешь? Ты с ума сошёл?
   - Нет, это вы все с ума посходили с самого своего долбанного рождения! Подумать только, убить маленькую девочку! Психованные дебилы... но ничего... скоро вы сами поймёте, каково было вашим жертвам... - я вскинул руку вверх, это был сигнал. - Наказать!
   В этот момент прогремел оглушительный взрыв. Храм позади меня разлетелся на кусочки, охваченный огнём. Люди моментально отскочили назад, перепугавшись до смерти. Ровно секунда, и еще один мощный взрыв уже со стороны деревни. Несколько взрывов подряд. Стоял невыносимый грохот, здания рушились одно за другим, распространяя пламя на соседние дома. Люди стали разбегаться, спасая свою обитель, но пламя настолько быстро захватывало всё новые территории, что быстро переместилось и на людей вокруг...
   Фестиваль Ватанагаши подходил к концу, однако в Хинамизаве до сих пор гремят взрывы, как от фейерверков, и огонь, охвативший почти все дома поблизости. Над всей местностью весела густая пелена черного дыма, раздавались испуганные крики жителей. Многие просто были напуганы видом этого кошмара, многие были сами охвачены быстро нарастающим пламенем. Дома рушились, как карточные домики. Хинамизава разваливалась на части.... А мне было смешно. Я стоял на той же сцене, глядя снизу вверх на происходящее, и бешено хохотал. Это чувство опьянило меня. Месть сладка. Даже неподалёку от нас Шион, стоящая у маленького деревянного храма в лесах, смотрела на горящую деревню и задыхающихся от пепла людей. Она дьявольски смеялась, крича в их сторону:
   - Это для тебя, Сатоши-кун! Твои убийцы поплатились за свои грехи!
   Через некоторое время я прекратил смех и вытащил из башки девки мачете, стал спускаться вниз по лестнице к деревне. Это чувство вернулось ко мне. Чувство, от которого я бежал в Хинамизаву, достигло меня и здесь. Я не изменился. Я остался таким же, каким был тогда...
   Мой план мщения был идеален до мелочей. Вчера я в подробностях рассказал всё Шион. Он состоял в том, чтобы её люди незаметно смогли подложить взрывчатку с детонатором в определённых точках. Так, чтобы уничтожить все основные здания взрывом, а огонь завершил за нас всю остальную работу. Кроме того, Ватанагаши - лучшее для этого время. Все были заняты так важным для них фестивалем, что не заметили, как кто-то подкладывает взрывчатку. Здесь пригодились связи Шион и её личные люди, не проболтавшиеся бы семье Сонозаки. Болото - тоже часть плана. Мне удалось выяснить, что оно испускает ядовитый газ, который рано или поздно бы отравил всех жителей деревни. Я лишь слегка ускорил процесс, так что если кого-то не убьёт взрывы, разруха и пожар, то точно прикончит яд... это была идеальная месть. Но она еще не окончена.
   Я спустился к деревне и стал медленно вышагивать по дорожке, не обращая внимания на разрушения и пламя. Моей целью было другое. С сумасшедшей улыбкой и закрытыми чёлкой глазами я держал наготове своё оружие.
   - Убийца! - прокричал кто-то передо мной и попытался напасть.
   Я тут же, не раздумывая и с удовольствием, взмахнул клинком в его сторону и отсёк голову. По земле растеклась тёплая кровь, тело распласталось, а голова покатилась в сторону. Это выглядело в моих глазах ужасно забавно. Продолжая свой кровавый путь, я убивал каждого, кто попадался. Без сожалений, без жалости. Я делал то, что они сделали с Рикой и другими невинными жертвами. Плевать, кому мне угораздило отрубить башку. То это был мужик, то баба, то маленький ребёнок. Честно говоря, я не разбирал. Адреналин стучал по мозгам, сердце бешено колотилось, руки дрожали, но мне это безумно нравилось. Такой я сейчас, такой же был до приезда в Хинамизаву...
   - Таро-кун! Умоляю, остановись!
   Внезапно ко мне подбежала Рена и крепко обняла. Я даже не ожидал такого. Она плакала и отчаянно кричала:
   - Не надо больше никого убивать! Пnbsp; Такой я запомнил её. Чие-сэнсэй - наша единственная учительница. Вечно добрая и заботливая. Казалось, будто она любит всех на свете. Её улыбка всегда сияла счастьем, а взгляд заставлял поверить в себя...
&рошу тебя, Таро-кун!
   Я вдруг замешкался. Не знаю, что случилось, но я ощутил себя чудовищем. Взглянув вперёд, я увидел Мион и Сатоко, с надеждой смотревших на меня.
   - Поверь нам! Мы ничего не делали! - продолжала кричать и держать меня Рена. - Мы никого не убивали! Не знаю, что на тебя нашло, но мы твои друзья, и нам это не нравится!
   - Та-тян... мы любим тебя... - тихо и ласково произнесла Мион.
   - Пожалуйста, не надо больше... - добавила Сатоко.
   Тяжёлое дыхание и чувство отвращения к самому себе напомнило меня. Они ведь правы, они мои друзья. А я вот так, не поговорив с ними, возомнил себе бог знает что. Вдруг, всё это действительно мне привиделось. Может, всё не так, как кажется. Вдруг это я схожу с ума? Не знаю. Но в этот момент я чувствовал себя монстром... и мне это нравилось...
   На лице вновь появилась та сумасшедшая улыбка. Я схватил Рену за горло и с силой швырнул её в сторону одного из охваченных огнём домов. Её тут же завалило досками с крыши. Раздался страшный крик. Это она кричала от боли, когда с деревяшек огонь перекинулся на неё, перебираясь с ног на туловище, с рук на горло и лицо. Мион в ужасе вздрогнула и попыталась побежать на помощь к подруге, но я её остановил и с удовольствием всадил мачете ей в живот. Девушка шокировано посмотрела на меня, задрожала, изо рта полилась кровь. Не успела она произнести и слова, как я вытащил лезвие из неё и провёл по шее, после чего она свалилась сначала на колени, держась за меня, а потом и вовсе замертво опустилась на землю. Сатоко в ужасе попыталась улизнуть, но споткнулась в самый неподходящий момент. Попыталась отползти, но я взял её за ноги, подтащил к себе и нанёс сразу три смертельных удара. Сначала в плечо, потом грудь и между глаз...
   Огонь с домов деревни вскоре перекинулся и на лес, быстро распространяясь на территории. Слегка неожиданно, но мне уже было плевать. Осознав, что времени осталось не так много, я вытащил мачете из Сатоко и отправился к маленькому храму, где ждала меня Шион...
   - А вот и ты, мой котик, - радостно встретила меня она. - Ты просто молодец! Всех уделал к чёртовой матери! Я тебя обожаю!
   Несколько минут спустя я добрался до храма и спустился в подвал, находившийся под позолоченной статуей Ояширо-сама. Место и правда было мало, но выбирать не приходилось... слишком мало место для двоих.
   - Не всех... - мрачно ответил я. - Еще осталась одна Сонозаки...
   С этими словами я вдарил Шион весомую пощечину. Та упала от неожиданности, держась за щеку, в шоке смотрела на меня, не понимая произошедшего. Я всегда был таким. С самого детства мне нравилось издеваться над слабыми. Обожал их глаза, когда они молят о пощаде, слёзы, сопли. Это чувство превосходства над всеми вокруг как наркотик, с которым я пытался завязать, переехав в Хинамизаву, но ничего не вышло. Оно и здесь настигло меня.
   - Будешь молить о пощаде? - спросил я, схватив её за волосы.
   Девушка в панике оттолкнула меня и освободилась, но желать-то было некуда. Я настиг её быстро и точными ударами в грудь, в живот и в челюсть отбил у неё всякую охоту сопротивляться. Прижав её к стене и чуть приподняв за горло, вновь повторил:
   - Будешь молить о пощаде?!
   Было забавно. Как тогда в детстве. Весело от мысли, что я предал Шион и теперь хочу убить её. Весело от мыслей, что я собственными руками убил всех своих друзей и жителей Хинамизавы. Никто уже не мог меня остановить. И тут я осознал, что дело вовсе не в мести. Плевать на месть. Рика сама виновата в том, что с ней сделали. Я делал это, потому что хотел. Потому что мне это нравилось. Потому что я долго держал это в себе и наконец выплеснул. Кайф... самый настоящий кайф...
   Но Шион не молила о пощаде. Она дьявольски улыбнулась и начала смеяться. Её месть свершилась, ведь только ради неё она жила. Поэтому я не видел смысла над ней издеваться и дальше. Повалив её на пол, я быстрым движением лезвия мачете от перерезал ей глотку.... И смеялся сам, глядя на то, как она еще живая корчится в агонии. Мне было даже наплевать на то, что огонь уже охватил и этот маленький храм, а потолок под нами стал медленно рушиться. Я не обращал внимания на падающие горящие доски, а лишь смеялся... смеялся, как сумасшедший, глядя вверх, откуда на меня, проломив пол, вдруг начал падать "золотой Ояширо-сама"...

Эпилог

   ...И к другим новостям. Трагедия, произошедшая на днях в деревушке неподалеку от Окиномийи, Хинамизаве, потрясла всю Японию и унесла жизни множества людей. По последним данным, пожар, внезапно охвативший территорию деревни и леса неподалёку, возник вследствие подрыва в определённых точках. Предположительно, данный террористический акт спровоцирован бандой экстремистов, орудующих недалеко от деревни. Спасательные операции прерваны в связи с опасным уровнем загрязнённости воздуха ядовитым газом неизвестного происхождения. Выживших не обнаружено. Полиция отказывается комментировать произошедшее... На данный момент удалось установить личность лишь одной жертвы, чьё тело не пострадало от пожара. Это Фуруде Рика, найденная у обломков храма Фуруде. Причина смерти - смертельное ранение в затылок неопределённым острым предметом...
  

Пролог.

   Ночь, пропитанная вязким запахом лекарственных препаратов. Снаружи слышен шум проливного дождя и свежего осеннего ветра. Мрачная тёмная комната изредка освящалась светом молний из единственного, загороженного решётками окна, у которого сидела девушка, грустно вглядываясь в потолок. В её полу прикрытых глазах отражалось облачное небо, словно большой и чистый океан. "Почему всё так произошло?", - задала она себе вопрос. Каждый день. Каждый час. Каждую секунду. Но ответа не было. Лишь томный звук дождя за окном. Тюрьма с белыми стенами. Без освещения и намёка на жизнь. И лишь петля под потолком выделялась из общего окружения своей белизной. Девушка улыбалась, глядя на него, он напоминал ей о былых деньках. И в него хотелось уйти с головой. Что она и сделала, затянув её потуже и сбив под собой стул. Теперь лишь слёзы, оставшиеся на её щеках, блестели при каждом ударе молнии.
  

Кровь оттенка доброты. Глава 1.

  

Пруд "позора".

(от лица Кимото Таро)

  
   Утро в Хинамизаве всегда протекало на удивление спокойно. Лёгкий ветерок, перебивающий жар яркого солнца; шелест листьев, доносящийся ото всюду, лаская слух; стрекотание цикад, к которым все уже давно привыкли. И такой тёплый, прекрасный день я вынужден был лишь созерцать из окна школы. Учебный день, все мои друзья здесь, так что сбегать и наслаждаться отличной погодой было бы бессмысленно...
   - Кимото-кун.
   ...Всё-таки я не настолько еще одичал, чтобы развлекаться в одиночку. Кеичи, Мион, Рена, Сатоко и Рика уж точно придумали бы чем заняться и как весело провести время...
   - Кимото-кун!
   ...Но учёба обязывает...
   - Кимото-кун!
   - А?!
   Мысли мои оборвались строгим голосом Чие-сэнсэй, которую я только заметил. Она стояла рядом со мной.
   - Кимото-кун, я уже битый час пытаюсь до тебя достучаться. Уж извини, что обрываю твой полёт в страну фантазий, но в ней ты едва ли научишься чему-нибудь полезному, нежели здесь, - слегка обидчивый и звонкий ответ учительницы на моё "А?!".
   - Да ничего! Потом туда слетаю! - как-то машинально ответил я, даже не подумав.
   Класс заливался смехом, пока я виновато вновь засел за учебники...
   Занятия кончились довольно рано, на улице было еще светло. По указанию Мион я, Рика, Рена, Сатоко и Кеичи собрались на игровой площадке школьного двора, сама для чего-то задержалась в классе.
   - Как думаете, какую страшную участь уготовила нам Мион? - трагически спросил я.
   - Кто её знает. Если ей что-то в голову взбредёт, она обязательно превратит это в очередную потеху, - ответил Кеичи, явно с интересом ожидая "расправы" Мион.
   - Спорим, ты и в этот раз будешь работать в кафе, надев женский купальник поверх семеек, Кеичи-сан? - злорадно подметила Сатоко.
   - Да ни за что! Каждый раз, когда играем на переодевания, проигрываю я! И потом, вы жулите постоянно, лишь бы поржать надо мной и моим прикидом!
   - Каюсь, в прошлый раз я помогал девчонкам, но они меня пытали мухобойкой, - слегка виноватым тоном заявил я.
   - Зато Таро-кун так кавайно молил о пощаде, - Рена вновь заулыбалась и покраснела, вспоминая эту картинку в каких-то приукрашенных эротикой тонах.
   - Садо-мазо-дэсу! - услышать такое со стороны самой младшей из нас, Рики-тян, было не совсем свойственно.
   В общем, пока мы выясняли отношения, к нам уже приближались. Это была целая армия одноклассников всех возрастов во главе с их воеводой, зеленоволосой Жанной д'Арк - Сонозаки Мион. Наша компания в недоумении и с отвисшей челюстью глядела на эту картину. Все знали, что Мион может выкинуть что угодно, но чтобы нечто настолько глобальное...
   - Рота! Стой, раз-два! - скомандовала Мион, после чего все немедленно остановились.
   - Мион, что это? - "в капле" спросил я её. - Мало тебе для игр нашей деревушки, так ты решила захватывать власть над миром и теперь собираешь армию?
   - Отнюдь, мой милый друг! - девушка засветилась задорной улыбкой. - Всё это во благо процветания клуба!
   - Значит, мы Ми уже надоели и ей хочется разнообразия? - Рика чуть ли не заплакала.
   - Нет-нет-нет, вы не так поняли. Это наши зрители, - указала на армию наших одноклассников Мион. - Я решила предать нашей деятельности немного публичности. Это поспособствует развитию популярности нашего тандема!
   - У-у-у! Много сложных слов! - жалобным голоском протянула Рена.
   - Проще говоря, ты хочешь выставить то, чем мы занимаемся, на показ? - переспросила Сатоко.
   - Точно! В качестве эксперимента - 1 раз! - Мион выставила указательный палец вверх на вытянутой перед собой руке. - Не понравится, всё по-старому пойдёт! И всё для блага нашего клуба!
   - Мион, ты меня извини за вопрос, но меня распирает, - с полным подозрений голосом заговорил я. - Сколько ты с них взяла за просмотр?
   Наступило молчание. Лишь ветер слегка свистел в ушах. Мион застыла с глупой улыбкой на лице, вопрос явно застал её врасплох, но через некоторое время она, как ни в чём не бывало, заговорила:
   - Короче, сегодня будем соревноваться!
   - Я так и знал... - со вздохом произнёс я.
   - Ребята, устраивайтесь поудобнее, сейчас мы начнём!
   По команде Мион наши одноклассники, которые в основном были младше четырнадцати, устроились на игровых снарядах, забираясь как можно выше. В это время Мион собрала нас в центре образовавшейся арены, а меня отвела в сторонку для приватной беседы:
   - Никому не говори.
   - О чём?
   - Ты знаешь о чём!
   - А! Ты про деньг!.. - тут же девушка закрыла мне рот ладонью.
   - Тридцать процентов общей выручки за твоё молчание. Пойдёт?
   Если честно, мне и не думалось получить от этого какую-то выгоду, но раз она сама предлагает, грех было бы отказываться.
   - По рукам.
   Через минуту Мион уже голосила на всю площадку, держа перед лицом кулак, словно у неё там микрофон:
   - Дамы и господа! Леди и джентльмены! Мальчики и девочки! Добро пожаловать на первое ежегодное состязание нашего клуба в честь Ватанагаши! Мы начнём через пару минут, как только я объясню правила!
   - По моему, Ми немного переигрывает, - прошептала нам Рика.
   - Играет на публику. Надо же их как-то развлекать, - ответила так же шёпотом Сатоко.
   - Игра называется "Всадники"! - продолжала Мион, - Правила просты. Мы делимся на 2 команды по жеребьёвке. Соответственно, Та-тян у нас в одной команде, а Кей-тян - в другой!
   - Чего?! - выкрикнули мы одновременно с Кеичи.
   - Мы, девочки, верхом на плечах парней, должны будем сражаться друг с другом. Главная задача - сбить всадника противника. На место сбитой переходит вторая, и битва начинается по новой. Побеждает та команда, что в конце состязания останется на ногах!
   - Погодь, Мион! - завопил Кеичи, - Я протестую! Получается, что мы с Таро опять крайними будем?!
   - А теперь о наказании проигравшей команде! - Мион уже вошла в раш и никого из нас не слушала, - Они должны будут... - тут у неё на лице заиграла хитрющая улыбка. - Искупаться прилюдно несколько минут в нашем пруду!
   Зрители и девчонки от ужаса вдохнули. Наступило секундное молчание, после которого зал взорвался аплодисментами. Рика, Рена и Сатоко начали трястись. Я никак не отреагировал на столь шокирующую новость и просто обратился к ним:
   - А что в этом такого? Просто пару минут в пруду поплавать и всё.
   - Таро-кун, ты что, ничего не знаешь? - спросила Рена, продолжая дрожать, - Это же знаменитый пруд у болот Онигафучи. Там везде плавает гадкая зелёная тина, полно насекомых, да и сама вода пахнет просто невыносимо.
   - Все те, кто даже проходил мимо него, мылись неделю, чтобы запах, наконец, пропал, - так же испуганно добавила Сатоко.
   Я тут же замялся и замолчал, представляя, каково придётся в таком прудике плавать. Меня аж передёрнуло, а тем временем Мион уже подошла к нам, вытащила из рюкзака банку с обрывками бумаги внутри, во всеуслышание заявив:
   - Итак, начинаем жеребьёвку! Девочки, тяните бумажку с именем парня!
   Демонстративно поставив банку по середине так называемой арены, подозвала к себе девчонок. Все четверо напряжённо уставились на прозрачный сосуд, словно пытаясь разглядеть имя, но бесполезно. Мион так их завернула, чтобы ни намёка на надпись не было. И посему напряжение медленно нарастало. Руки девушек потянулись за листками.
   - Пожалуйста, хоть бы мне попался Та-тян! Умоляю! - крутила у себя в голове Мион, стараясь лицом этого не выдавать.
   - Надеюсь, это будет Кеичи, - хитро улыбаясь, думала Сатоко. - Давненько мечтала утереть нос Мион-сан в состязаниях, связанных с борьбой...
   - Какое небо голубое... а облака такие белые... - с серьёзным видом говорила про себя Рена, которой, видимо, было всё равно, в чьей команде быть.
   - Ми-и-и! - соответствующая мысль в голове самой младшей.
   Еще секунда, и девчонки одновременно сунули руки в банку, схватив первую же бумажку. Видимо, они не рассчитывали, что застрянут там таким образом, так что жеребьёвка продолжилась еще некоторое время...
   И вот, когда уже всё было в порядке, руки девчат свободны после мощного удара банкой о камень взбешённой Мион, команды определились.
   - У меня Кеичи! Есть! - победно провозгласила Сатоко.
   - Таро! - подхватила Рика, показав бумажку народу с его именем. - А у тебя что, Мион?
   - Требую пережеребьёвки! - чуть не плача, завопила Сонозаки. - Это ошибка какая-то!
   - Тебе что ли Кеичи попался? - иронично заметила блондиночка. - Выходит, не состязаться мне с тобой...
   - Ми-тян, не грусти, - решила подбодрить подругу Рена. - Мне Таро достался. Если хочешь, можем поменяться-меняться.
   - Нет... - с тяжёлым сердцем отвергла она это предложение. - Раз уж так выпал жребий, ничего не поделаешь. Такова традиция клуба, как бы мне это не нравилось...
   Толпа издала восхищённый возглас, выставив самоотверженность нашего лидера за героизм. Хотя им тут и не пахло. Команды разошлись по сторонам. Я оказался вместе с Рикой и Реной в дальнем уголке площадки.
   - Только... это... - Рена вдруг покраснела, вновь задумавшись о чём-то своём. - Таро-кун... будь с нами понежнее, хорошо?
   У меня чуть челюсть не отвисла от таких слов. Рика же просто хихикнула, прикрыв рот ладонью. Всё же, превозмогая такой расклад событий, мы собрались вместе и стали совещаться перед сражением.
   - Ну что, каков наш план? - спросила Рика.
   - Так-с, девочки, расклад такой, - начал я ободрять свою команду. - Победа нам дастся тяжело, чего греха таить. Наши противники - спецы по подобного рода соревнованиям. Мион чемпионка клуба по реслингу, вольной борьбе и бегу на дальние дистанции. Сатоко в гонках на велике, прядках и салках. Следовательно, у них огромное преимущество в силе, ловкости и хитрости...
   Такие слова не очень-то подбадривали девочек, которые уже, судя по выражениям лиц, решили исход поединка. Я, заметив это, тут же поправил себя:
   - Эй-эй! Не вешать нос! У нас есть шанс!
   - Не-ет, Мион нас всех победит! - заревела Рена.
   - Спокойно! Слушайте внимательно. В данном случае девушки превосходят нас по некоторым показателям. Но не по всем. У них есть слабое звено...
   - Это уже интересно... - заулыбалась Рика, загоревшись энтузиазмом. - Продолжай...
   - Кеичи, - обратил их внимание на команду соперника. Мион и Сатоко о чём-то спорили, в то время как парень стоял в сторонке и просто смотрел на них измученными глазами. - Не думаю, что он достаточно вынослив, чтобы долго держаться на ногах и тем более бегать. Учитывая это, мы сможем победить. Вот мой план...
   - Итак, дамы и господа, мальчики и девочки! Мы начинаем!
   Толпа взревела от восторга, арена свободна и по обеим её сторонам находились мы, глядя друг на друга. Мион взмахнула рукой вверх и закричала:
   - Народ, не жалейте оваций! Это зрелище только для вас! Единственное и неповторимое! Будьте готовы, потому что битва начнётся прямо!..
   - Сейчас!!! - закончил за неё зрительский крик.
   В это же мгновение Сатоко сиганула на спину Кеичи, который, придерживая её ноги, рванул на нас, издав боевой клич. Мне на спину запрыгнула Рика, после чего мы так же понеслись в бой.
   Как и положено, прямо набегу, девочки переползли к нам на плечи. Трудновато было держать равновесие, но я предусмотрел всё до мелочей, в отличие от Кеичи, который по ходу чуть сам не грохнулся, пока Сатоко пыталась перелезть. Это было только нам на руку. Возможно, победа дастся проще, чем я думал...
   Скоро мы оказались совсем близко. Кеичи остановился, Сатоко выставила руки, готовясь принять сражение, но тут я с Рикой на плечах внезапно отскочил в сторону. Так стремительно, что противники явно этого не ожидали. В тот же момент Рика, державшаяся за мою голову, чтобы не слететь после такого манёвра, подалась вперёд и напала первой. Быстрая реакция Сатоко не дала ей принять атаку на себя. Девочки схватились за руки друг друга, перекрестив пальцы. В следующую секунду я подался назад и отскочил от оппонентов вместе с Рикой, попытавшись таким образом скинуть всадника соперника прямо через голову коня, но не сработало, та успела вовремя вывернуться. Толпа ревела от восторга.
   - Что вы творите?! - возмущённо начала Сатоко. - Мы бороться собирались, а не фигнёй страдать!
   - А мы не страдаем, - ответил я, задорно улыбаясь. - С такими соперниками, как вы, нельзя биться не в полную силу.
   - Мы вас победим... - так же уверенно засеяли глаза у Рики. - На вашей стороне грубая сила, а на нашей - мозги. Вот почему в этот раз мы одолеем вашу команду.
   Противники были ошарашены таким воинственным духом, толпа аплодировала в нашу поддержку. Глаза у нас обоих горели, а тела будто сами просились кинуться в битву. Скоро удивлённое выражение лица Сатоко сменилось на задорную гримасу.
   - Это может быть даже интереснее, чем сражаться с Мион... - произнесла она, так же воспылав жаждой к победе. - Нападайте, неудачники!
   Понеслось. Девочки яростно сражались, пытаясь скинуть друг дружку с плеч соперника. Сатоко явно побеждала Рику в силе, однако с моей изворотливостью и постоянным движением, ей просто не хватало времени сбросить подругу. Каждый раз её сила обращалась против неё же. Матч длился почти 5 минут без перерыва, и я слегка начал уставать, при этом не сбавляя темп, но Кеичи чувствовал себя примерно так же, хотя и в основном стоял на месте.
   - Рика, пришло время для нашего финального движения, - произнёс я решительно.
   - Поняла, - Рика крепче схватилась за мою голову.
   В то мгновение, когда Сатоко была готова одним резким движением сбить противницу на землю, я сделал резкий разворот и отпрыгнул назад, оказавшись тем самым за спиной Кеичи. Синхронно с моим рывком Рика выставила одну руку в сторону и схватила соперницу за шиворот. Одно движение, и юная блондинка потеряла равновесие, быстро откинувшись назад...
   - Да! Есть! - издал я победный возглас...
   Но вдруг заметил злобную ухмылку Мион, находившейся совсем недалеко от нас. Я тут же узнал этот взгляд и, еще даже не успев остановиться, взглянул на Сатоко. Та не успела свалиться и повисла вверх тормашками, ухватившись ногами за шею Кеичи. При этом сама дотянувшись рукой до Рики, потянула её на себя.... Было поздно. Я не успел ничего сделать и вместе с девочкой-монашкой грохнулся на землю...
   - Есть! - воскликнула Мион под восторженные крики публики. - Рика выбывает! Один-ноль в пользу команды Кей-тяна!
   - Извини, Таро, - медленно поднимаясь, обратилась ко мне Рика, - Это моя вина...
   - Да нет, это не твоя вина, - я остался лежать на земле, подозрительно глядя в сторону зеленоволосой девушки. - Она всё знала.
   - Ребята, вы не ушиблись?! - подбежала к нам Рена, обеспокоено оглядывая, - Всё хорошо?!
   - Она всё знала... - тихо произнёс я, поднявшись с помощью Рены.
   - Что?
   - Мион. Она догадалась, что мы попытаемся воспользоваться слабостями их команды, и разработала контрмеры... Чёрт, она всё это заранее спланировала. Какой же я дурак!
   Рена обеспокоено смотрела на то, как я разбитый интеллектом Сонозаки, терял уверенность в победе. Не знаю, что произошло со мной. Одолевала усталость после столь длительного сражения, пот стекал со лба по носу и шее. Я как будто сдался после первого же поражения, как это сделали девочки еще в начале нашей игры. Мой план был разрушен лидером клуба в пух и прах, а её самодовольный, уничтожающий взгляд убивал меня. Я уже был готов признать себя проигравшим, как вдруг Рена взяла меня за руку и решительно заявила:
   - Таро-кун! Мы победим! Если мы с тобой выложимся на все сто, обязательно победим! Не отчаивайся!
   Её слова подействовали как бальзам на душу. На душе вдруг стало спокойно и легко. Словно через руки она передавала мне всю свою решительность и волю к победе. Впервые я увидел её такой.
   - Да, - ответил я, вновь задорно улыбнувшись. - Ты права! Еще не всё потеряно. Мы их сделаем! Мы сможем, Рена!
   - Да, Таро-кун!
   - Постарайтесь, ребята! - поддержала нас Рика, удаляясь к толпе. - Надо же... Не каждый раз выпадает шанс лицезреть что-то новое...
   Спустя минуту, мы снова разбежались по углам. Мы снова должны были выступить против Сатоко. Но в этот раз всё сложнее. Я уже слегка измотался, ноша на моих плечах увеличилась, к тому же право на ошибку у нас больше нет. Это усугубляло ситуацию, и всё же духа мы с Реной не теряли. Зрители всеми силами поддерживали обе команды, отдавая предпочтение "Неуловимой Ходжио", как они сами прозвали Сатоко. Мы же перед началом второго захода решили немного подготовиться и настроиться.
   - Итак, Рена. Самое главное, не теряй равновесие, толкайся изо всех сих и не упускай момента сбросить противника. И еще, держись как можно крепче. Я буду двигаться довольно быстро.
   - Поняла. Можешь рассчитывать на меня, Таро-кун! - девушка словно совсем перестала волноваться и максимально настроилась на победу.
   - Хорошо. Сейчас начнётся, забирайся ко мне на плечи.
   Я опустился на колено, чтобы ей было легче залезть на меня. Как только она это сделала, я поднял её в воздух. К моему удивлению, вес между ней и Рикой не так уж сильно и отличался, плюс придерживать её за ноги было удобнее...
   - Та... Таро-кун...
   - А?
   - Твои... твои... - Рена вдруг стала слегка трястись и разговаривать каким-то странным голосом. - Твои волосы...
   - Только не говори, что...
   - Они... меня... там внизу...
   Подруга подозрительно начала ёрзать у меня на плечах, краснея и вздрагивая, проводя руками по моим волосам. Я сам слегка налился краской, пытаясь откинуть прочь пошлые мысли:
   - Рена... сосредоточься на игре, хорошо?..
   Через минуту трибуны взбодрились, требуя продолжения шоу. Мы не стали заставлять их ждать и ровно по сигналу Мион ринулись в бой.
   - Держись крепче, Рена! - крикнул я, собираясь совершить манёвр.
   - Поняла! - ответила девушка и яростно вцепилась мне в волосы.
   Я тут же взвыл от боли и споткнулся о первую же неровность на земле, еле сохранил равновесие, сделав несколько шатких шагов вперёд, встал.
   - Ты чего вытворяешь?! - начал я раздражённо вопить. - Зачем в волосы-то вцепилась?!
   - Прости, прости! А за что мне держаться?! - растерянно метались с виноватым видом Рена.
   - За голову или шею, балда!
   - Отвлеклись!
   Я и не успел заметить, как к нам подбежал Кеичи с Сатоко на плечах. Одним рывком девчушка навалилась на Рену и откинула назад...
   Каким-то чудом Риугу удалось удержаться от падения, схватившись руками за мою шею. Мало того, ловким и быстрым движением вверх она снова оказалась у меня на плечах и в свою очередь толкнула Сатоко. Кеичи сделал несколько быстрых шагов назад, чтобы его напарница не упала.
   - Нифига себе... - вырвалось у меня.
   Этого от Рены никто не ожидал. Даже Мион раскрыла рот от удивления, полагая, что всё закончится быстро, но нет. Девушка с серьёзным видом взглянула на своих соперников и произнесла.
   - Теперь я покажу, на что на самом деле способна... Давай, Таро-кун, сделаем их!
   - А... Ага...
   До сих пор я считал Рену далёкой от спорта, но после такого готов признать, что ошибался. Понимая, насколько серьёзно она настроена, я сам задорно улыбнулся и, придерживая её ноги, вновь пошёл в атаку. Это была битва титанов. Обе девушки прикладывали все усилия, чтобы сбить друг друга и самим не быть сброшенными. Я, как и планировал всё время, маневрировал, обеспечивая удачные позиции для нападений. Скоро бой чуть было не переместился на трибуны. Толпа расходилась, давая нам больше пространства, сами замолкли и, не отрываясь, наблюдали, как заворожённые.
   - Сатоко, может, не стоит так далеко заходить? - через силу выдавил из себя Кеичи, уже изрядно вымотавшись.
   - Заткнись и наступай! Мы им не проиграем! - блондинка дёргала его за волосы и направляла в нужную сторону.
   Я подбежал ближе к спортивным снарядам и воскликнул, убедившись, что Кеичи и Сатоко идут за нами:
   - Рена, план Б!
   - Поняла!
   Мы остановились под самой высокой точкой так называемой "радуги" - лестницы в форме дуги, и обернулись. Соперники подошли почти вплотную, когда Рена вдруг схватилась за поручни, чуть подтянулась и ловко вытянула ноги в сторону Сатоко, попытавшись скинуть её одной точной атакой.... Но не тут-то было. Ходжио ни только не упала, когда ступни Рены коснулись её плеч, но и успела схватить мою напарницу за лодыжки.
   - Попалась, голубушка, - съязвила Сатоко и стала оттягивать её назад.
   В таком состоянии, стоит Рене отпустить руки, она тут же свалится на землю, а чем дальше оказывалась она от поручней, тем тяжелее было держаться.
   - Сдавайся уже. Это конец...
   - Нет... - произнесла Риугу через силу. - Я не подведу... Таро-куна!..
   - Поздно! - воскликнула девчушка и дёрнула Рену за лодыжки.
   Та мгновенно сорвалась, однако свалилась вовсе не на землю, а прямо обратно мне на плечи. Я подхватил её и оказался позади обоих наших противников, провернув тот же трюк, что и с Рикой. Сатоко от неожиданности откинулась назад, но вновь мёртвой хваткой вцепилась ногами в шею Кеичи и не упала.
   - Сработало... - ухмыльнулся я и резко развернулся к ней лицом, Рена в этот момент слегка подтолкнула Кеичи назад, отчего тот потерял равновесие и вместе с напарницей повалился на землю.
   Толп рукоплескала первой победе нашей команде. Мы с Реной тоже чуть ли не прыгали от радости.
   - Мы смогли! Мы это сделали! - радостно выкрикивал я. - Ай да Рена, ай да молодец! Не ожидал от тебя такого!
   - Не, это всё ты, Таро-кун, - девушка обняла меня за голову на радостях. - Это же ты придумал использовать игровой снаряд как отвлекающий манёвр! Ты такой умный!
   Мион взбесилась не на шутку. Мы сравняли счёт, и шансы на нашу победу конкретно увеличились, это ей не нравилось.
   - Ну всё, - дрожа от злости, проговорила она. - Я ведь хотела по-хорошему. Ну раз так, берегитесь... Сонозаки Мион вам покажет, где раки зимуют...
   - Лошара! Не мог удержаться что ли?! - тем временем Сатоко решила поквитаться с Кеичи за своё, как ей казалось, унизительное поражение. - Ты же мужик! Как на такое мог попасться, а?!
   - Да я бы удержался на ногах, не будь ты такой жирной!
   - Чего?! Сдохни, тварь дрожащая!
   - Сатоко, а ну оставь его в покое! Ему еще меня возить!
   Между командой противника возникла конкретная перепалка, мы же с Реной просто стояли и ждали, когда они начнут решающий раунд. Честно говоря, этот бой меня изрядно вымотал. Непросто было всё время маневрировать с таким грузом на плечах. Я уже весь вспотел и стал тяжело дышать, но пытался не обращать на это внимание.
   - Таро-кун? - раздался сверху обеспокоенный голос Рены. - Ты так тяжело дышишь. Может, возьмём таймаут?
   - Зачем? Я в норме! - улыбнулся ей.
   - Но ты ведь после двух боёв подряд и не отдыхал даже...
   - Ничего, выносливость надо тренировать! К тому же, как можно делать передышку, когда девушка сверху? - как бы невзначай встряхнул плечами, чтоб намекнуть на неё. Рена тут же покраснела:
   - С... сверху? Пошляк!.. На что ты намекаешь?..
   - Всего лишь на то, что парню не полагается лажать, когда на нём такая красивая девушка!
   - Лажать?.. На нём?..
   Меня веселило её смущение, хотя и ноги уже тряслись от перенапряга. Не помню, когда уже в последний раз мне приходилось столько бегать. Я даже чувствовал, как бьётся моё сердце. Но когда победа так близка, нельзя было падать в грязь лицом. Вот как победим, тогда и упаду...
   - Таро-кун, тогда держись, хорошо? - я вновь обратил внимание на Рену. Она нежно улыбалась, поглаживая меня по волосам, - Как только это закончится, я напою тебя тёплым и вкусным чаем с печеньками, договорились?
   - А... Ага... - тут уже по какой-то причине покраснел я, будто завороженный её очаровательной улыбкой. Буквально через секунду встряхнул головой и начал говорить про себя: - Спокойно, Таро! Соберись! У нас еще финальная битва впереди! Соберись!
   Затишье перед бурей оказалось на руку. Я перевёл дух, размял плечи и крепче стиснул ноги напарницы, придумывая тактику против последнего соперника, на которого обычные трюки явно не подействуют. Мион в свою очередь, ели утихомирив взбесившуюся Сатоко, запрыгнула на плечи Кеичи и сложила руки вместе, словно армейский генерал, оседлавший своего верного коня. В отличие от "кобылы-Кеичи", не успевшего толком отдохнуть, зеленоволосая наследница семьи якудз держалась уверенно и абсолютно ровно. Мне аж стало не по себе. Но вдруг глаза её загорелись былым задором, и она прокричала:
   - Я вам покажу кузькину мать! Вперёд, мой ретивый!
   - Чего?! - возмутился "конь", - Офигела совсем?! Сейчас сброшу!
   - Хочешь в пруду искупаться?! Надев на себя бикини?!
   - Чего?!
   - Если проиграем, я заставлю тебя плавать в самом откровенном бикини, что только найду до завтра... - угрожающе заявила Мион, слегка оттянув его за уши. - Не хочешь такой судьбы, в атаку...
   - А-а-а-а!!! - вдруг раздался боевой клич из уст Кеичи, после чего он на полной скорости помчался в нашу сторону вместе с Сонозаки.
   Лишь в последний момент я успел среагировать и увернуться от его лобовой атаки, избежав схватки и Рены с Мион, однако внезапно противники резко развернулись к нам, и девушка точным движением заехала ладонью в плечо Риугу. Та, потеряв равновесие, начала падать, но я успел сделать несколько шагов назад и остановить её. Таких стремительных атак я никак не мог ожидать, и моя усталость вновь проявила себя. Кроме того, в голове творилось бог знает что. Мало того, что она кружилась от переутомления, так ещё и кипела мыслями о том, как же всё-таки одолеть такого соперника. Напрямую атаковать нельзя, Мион слишком опасный соперник в ближнем бою, косвенные атаки так же не сработают против неё. Оставался один единственный шанс - измотать Кеичи.
   - Рена, держись! - скомандовал я.
   - А? - девушка ещё не оправилась от предыдущих двух атак.
   - Если срубить ветки не выходит, дерево нужно рубить под корень!
   После этих слов я быстро проскочил мимо противников, ловко извернувшись, и побежал в середину площадки. Как я и рассчитывал, Мион погнала подопечного за мной, позабыв о его усталости. Хоть у парня и открылось второе дыхание, хватило его буквально секунд на 10. Кеичи вразвалочку побрёл в мою сторону.
   - Чего ты шатаешься?! Пошли в атаку! Пошевеливайся! - кричала Мион, будто пытаясь самостоятельно до нас достать.
   - Жрала бы поменьше, легче было бы тебя таскать!
   - Богом клянусь, как только мы победим, я тебе всё оторву, что висит! Начиная с ушей!
   Пока я ждал, переводя дыхание, мучительно соображал, что могла задумать Мион. Не может быть, чтобы было всё так просто. У неё должен быть запасной план. Хотя, пока всё выглядело более-менее без подвоха, нужно было продолжать состязание...
   Итак, последний раунд, схватка титанов, длившаяся уже около 5 минут. Я с Реной на плечах был всё ещё на ногах, как и вымотавшийся Кеичи. Надо признать, противники показали себя достойно. Уловки, вроде внезапной подножки и атаки посторонним предметом, а именно припрятанной палочкой, залетевшей мне по лицу, конечно, не сработали, но заставили изрядно попотеть. Из нас четверых нормально чувствовала себя только Мион, рвавшаяся на всех парах в атаку, но задерживаемая почти придельной усталостью своего коня.
   - Таро-кун, как ты? - спросила внезапно Рена. - Носить меня столько времени без перерыва, да ещё и постоянно бегать. Точно всё в порядке?
- Да не волнуйся, - выдавил я кое-как из себя улыбку. - Чувствую, победа уже близка. Осталось только чуть-чуть подождать, и Кеичи грохнется сам.
   - Но ты ведь тоже очень устал. Может, возьмём перерыв?
   - Нет уж! Никаких перерывов! - завопила Мион, видимо, услышав наш разговор. - Эта битва должна закончиться здесь и сейчас!
- А вот я бы взял перерыв... - донесся устал возглас Маебары.
   - Ещё одно слово, и я заставлю эту лошадь жрать овёс!
   - Да ради бога. Он и так есть каждый день нечто похожее... - вставило своё резкое замечание Сатоко.
   - Давай, Кеичи! Иго-го-дэсу! - Рика, похоже, переметнулась на их сторону.
   Головокружение едва давало мне возможность мыслить здраво. Ноги подкашивались, колени тряслись. Давненько так яростно не бегал от кого-то. Тем не менее, выносливость не бесконечна. Я опустил голову, стараясь перевести дух и врубить второе дыхание, но бесполезно. Тело почему-то переставало меня слушаться. Ещё и капли пота частенько заливались в глаза, но вдруг моего лба коснулась тёплая рука Рены. Она чуть опустила голову ко мне и сказала:
   - Давай, Таро-кун. Последний рывок. Мы справимся.
   Я, чуть покраснев то ли от смущения, то ли от поднявшейся температуры, поднял взгляд на неё и ответил:
   - Точно. Чай с печеньками, ты обещала!
   Мы улыбнулись друг другу и вновь сосредоточили своё внимание на противников, стоящих неподалёку от нас. Кеичи выглядел совсем плохо. Примерно то же состояние, как у меня, только с одним отличием - человек он был далёкий от спорта, поэтому и выносливости куда меньше моей. Он почти готов был упасть без сил. Но всё переменилось, когда я взглянул на Мион. К моему удивлению и ужасу, на её лице была злобная ухмылка, а глаза горели победой, будто говоря: "Пришёл час показать мою истинную силу". Я нервно сглотнул и отошёл на пару шагов назад. Толпа зрителей замерла в ожидании.
   - Ну что ж, время нашей последней, решающей атаки, - язвительно заявила Мион, заиграв на публику и обратившись в сторону Сатоко и Рики. - Девочки, смотрите внимательно! Сейчас всё закончится!
   Вновь она медленно перевела хитрые глаза на нас с Реной. Риугу от волнения схватилась за меня крепче и замычала от страха. А вот последующего не мог ожидать никто. Сонозаки опустилась чуть вниз, прислонив груди к голове Кеичи, отчего тот моментально налился краской:
   - Ми-Ми-Ми-Мион! Ты чего делаешь?!
   - Кеичи... - сладким, возбуждённым голосом почти простонала она.
   От такой картины буквально все смутились. Я с открытым ртом наблюдал, как зеленоволосая девушка начала нагло приставать к собственной лошадке. Зрители, включая Сатоко и Рику, так же пораскрывали рты.
   - Чего они делают?! Нашли, блин, время! - Сатоко махала руками в стороны, злясь и смущаясь одновременно.
   - Похоже, Мион захотелось поразвлечься с Кеичи прямо на людях, - невинно улыбалась юная жрица местного храма.
   - На людях?! Какое бесстыдство! Остановите их кто-нибудь!
   Но никто не был намерен этого сделать. Все наблюдали, широко раскрыв глаза за этим псевдоэротическим шоу, которое, кстати говоря, продолжалось. Мион тёрлась грудью о волосы Кеичи, руками водила по его шее, приговаривая какие-то ласковые слова в его адрес. Сам парень, совершенно растерявшись, только стоял на месте, заливаясь краской всё больше. У меня же почему-то начал дёргаться глаз от этой картины. Не пойму, меня бесило это или всё же смущало, однако вскоре я уже начал думать совершенно о другом, когда Рена, сидя у меня на плечах, начала слегка елозить.
   - Рена, ты чего там?.. - тут мне тоже стало не по себе.
   Девушка, закрыв глаза и чуть опустив голову, тяжело дышала с таким же лицом, как когда она только села мне на плечи и сказала, что её щекочут мои волосы.
   - Таро... кун... - произнесла она через силу, после чего со странным стоном откинулась чуть назад.
   - Какого тут творится?! - внезапно вырвалось у меня в шоке от увиденного. - Мы сюда пришли сражаться, а не устраивать деревенский стриптиз! Требую прекратить! Немедленно!
   - Как скажешь, Та-тян... - с той же хитрющей улыбкой ответила Мион.
   - Ну и правильно. Надо завязывать, пока арена не превратилась в оргию-дэсу. - подытожила невинным замечанием Рика, после чего Сатоко на неё удивлённо покосилась:
   - Рика... порой я тебя не узнаю...
   Мион же и правда прекратила свои вызывающие телодвижения, после чего все спокойно вздохнули. Но это были далеко не все сюрпризы. Глава местных якудз снова наклонилась к перевозбуждённому Кеичи и сказала соблазнительным голосом:
   - Хочешь продолжить где-нибудь в укромном месте? Я с удовольствием зайду и дальше, но при одном условии...
   И лишь в этот момент до меня дошло...
   - ... мы должны победить.
   Внезапно пламя загорелось в глазах парня. Он издал яростный вопль и на всех парах помчался в нашу с Реной сторону. Всё это был очередной коварный план Мион, чтобы заставить своего коня на последнем издыхании продолжать биться. Я понял это слишком поздно. Кеичи подлетел ко мне на бешеной скорости. Так, что мы почти столкнулись лбами, Мион же схватила Рену за майку и попыталась перебросить её через себя, однако я успел среагировать. Подпрыгнув, я высвободил Рену из захвата в последний момент и отскочил назад, но атаки продолжились. Кеичи теперь носился с завидным рвением, заставляя меня лишь отступать и выкручиваться. Зрители бешено скандировали в поддержку команды Мион, предвкушая их безоговорочную победу. Ситуация была безвыходной. Отходя назад по кругу, я уже начал спотыкаться и слегка терять равновесие, но держался, что было сил. Второе дыхание настойчиво не хотело появляться.
   - Таро-кун, держись! Мы сможем! - подбадривала меня Рена, то и дело уклоняясь от внезапных захватов Мион.
   - Рена, похоже, ничего не остаётся, - выдавил из себя я, хотя воздуху катастрофически не хватало. - Придётся использовать наш единственный козырь...
   - Поздняк метаться... - ухмыльнулась злобно Мион. - Это конец!
   В этот момент я почувствовал странную боль в области спины. Меня будто что-то с силой толкнуло вперёд. Удивлённо кинув взгляд назад, я понял, что произошло. Смачным пинком в спину меня одарила Сатоко, отправив прямо в руки противнику. Я, даже не успев сообразить, что происходит, получил ногой по плечу уже от Мион и, потеряв равновесие, стал падать...
   И как я с самого начала не подумал об этом?
   - Правила просты... - доносились у меня в голове слова Мион. - Мы, девочки, верхом на плечах парней, должны будем сражаться друг с другом. Главная задача - сбить всадника противника... Побеждает та команда, что в конце состязания останется на ногах!
   Если вспомнить, Мион ни слова не сказала о вмешательстве посторонних людей. Единственное правило - всадник, оказавшийся на земле, проигрывает. Ну правильно. Это же соревнование, а для победы все средства хороши, как гласят правила клуба... Я совершенно забыл об этом и поплатился сполна. Теперь ничего уже не попишешь. Я подвёл нашу команду... подвёл себя... подвёл Рену...
   - Таро-кун!
   Толпа бешено заревела от восторга. В самый последний момент перед падением я развернулся лицом к земле, опёрся об неё рукой и парой легких движений опять встал в полный рост. Второе дыхание, наконец, открылось. Я почувствовал себя как никогда лучше.
   - Держись, Рена! - воскликнул я, не дав ей и рта от удивления раскрыть.
   В это мгновение нас вновь окружила команда Мион. Попытались провернуть тот же трюк, но не тут-то было. Я резким движением увернулся от удара Сатоко, и она проскочила мимо меня... Всё произошло настолько быстро, что никто и ничего не успел понять. Оказалось, Сатоко не смогла остановиться вовремя, и удар пришёлся прямо между ног Кеичи, который попытался напасть на меня спереди.
   - Ой... - вырвалось у Сатоко удивление вперемешку со смехом.
   - Кей-тян!
   Энтузиазм у Кеичи заметно поубавился. Он схватился за больное место, опустился на колени и взвыл, едва сдерживая невыносимую боль. Честно говоря, в этот момент мне стало его искренне жаль.
   - Кеичи-кун... бедняжка... - сочувственно прошептала Рена чуть не плача.
   В её волнении за достоинство Маебары я был с ней солидарен. Однако Мион, которой не дано было понять всю трагедию происходящего, было всё равно:
   - Кей-тян! А ну вставай! Ты что, поражения нашего хочешь?! Быстро поднимайся!
   Я, постояв несколько минут в сопереживающей прострации, решил, что это пора заканчивать. Резким рывком головы смахнув пот с лица, я крепче сжал ноги Рены и пошёл в атаку. Зайдя обездвиженным противникам за спину, скомандовал напарнице: "Хватай её!". Мион, так увлечённая Кеичи, вдруг опомнилась, но было уже поздно. Рена схватила её за шиворот и потянула на себя. Зеленоволосая девушка слетела с плеч своей лошадки... Но вдруг случилось непредвиденное. Внезапно она, опёршись об мою грудь руками и встав ногами на спину Кеичи, перестала падать, оттолкнулась от меня, в резком развороте встала на плечи своего напарника и с силой толкнула меня. Такой поворот вывел меня из равновесия. Я попятился назад, резко вспомнив об усталости и боли во всех мышцах, особенно мышц ног. Одно неловкое движение, и девушка соскользнула с моих плеч...
   - Таро-кун! - вскрикнула она.
   Я уже полностью истощился, не оставалось сил даже просто схватить её. Это конец... Толпа замерла от удивления. Мион, Сатоко и Рика не могли поверить своим глазам. Только что свершилось невозможное. Каким-то чудом я успел схватить Рену за ноги на уровне пояса. Она едва не коснулась земли головой. Сама Риугу, заворожено смотря на меня, будто не верила, что я смогу такое в моём состоянии.
   - Таро-кун? - тихо произнесла она.
   - Рена... не волнуйся... я не дам тебе упасть...
   Настала полная тишина, ключевой момент. Зрители боялись даже пискнуть, в шоке наблюдая за происходящим. Я же из последних сил держал девушку, словно от этого зависела моя жизнь...
   Пару мгновений. Рена приподнялась и обняла меня за шею, чтоб снова не свалиться. Она всё щеке не могла поверить в то, что я всё-таки смог её поймать в моём-то состоянии.
   - Таро-кун... как же ты... - попыталась спросить она, но не знала как.
   - Я ведь... не хочу... чтобы ты поранилась... - говорил я с улыбкой, чуть опустив голову так, что чёлка закрыла мне глаза. - И потом... ты мне обещала... чай с печеньками... помнишь?
   Последние издыхание. Не только зрители, но и Мион, Сатоко и Рика боялись шевельнуться, поглощённые происходящей перед ними картиной.
   - Рена... - сказал я всё тем же усталым голосом. - Прости...
  

Кровь оттенка доброты. Глава 2.

  

Наказание.

  
   Вскоре на Хинамизаву опустился тёмно-золотой свет заката. Дело шло к вечеру, школьный двор быстро опустел, и болтовня зрителей, восхищённых увиденным зрелищем, постепенно стихла. Мы с друзьями шли домой по нашей обычной тропинке, охватывающей собой все окрестности деревеньки. Не спеша, шаг за шагом мы тащились вперёд. Ну, то есть, нас с Кеичи тащили под руки. Меня - Рена, Кеичи - Рика и Сатоко, поскольку он пострадал больше всех. И, как можно догадаться, впереди бодрым маршем вышагивала зеленоволосая спортсменка, напевая во весь голос:
   - Кто врагов пораскидал?! Кто всем задницу надрал?! Кто победу одержал?! Кто в пари всех облажал?! Со-но! За-ки! Соно-заки!
   - Ми сегодня вся сияет, - тихонько прокомментировала Рика.
   - И не говори. Давно её так не плющило, - ответила Сатоко.
   - А как тут не радоваться? - развернулась к ним и пошла спиной вперёд Мион. - Я ведь победила!
   Ну да, их команда одержала победу. Дело в том, что сразу после произнесённого мной "Прости..." я грохнулся животом на землю и потерял сознание. Следовательно, Рена тоже упало, что и привело к нашему поражению. В принципе, такой финал был вполне очевиден. Когда имеешь дело с Мион, надо быть чуть ли не супергероем, чтобы с ней сладить. Но, к сожалению, мне не удалось переступить границы собственных возможностей...
   - Кто сегодня проиграл?! Кто сегодня облажал?! - продолжала запевать на радостях Мион, будто заставляя нас маршировать. - Кто на завтра по утру! Испугается в пруду?! Ре-на! Та-тян! Рена! Та-тян!
   - Ну хватит уже! - не выдержали мои нервы. - Ей богу, Мион, пожалей мои уши!
   - Умей проигрывать, Та-тян! - зеленоволосая девушка сияла ярче солнца. - Ты был достойным соперником, но до меня тебе ещё расти и расти!
   - Ну да. Сам бы я ни за что не додумался брать со зрителей деньг...
   - Тихо! - Мион резко развернулась и закрыла мне рот ладонью. - Ты обещал об этом не болтать!
   - О чём болтать? - переспросили все.
   - А... Это... - замялась Мион, глупо всем улыбаясь. - Понимаете...
   - Что, Сонозаки аль Капоне, зажала от подельников выручку? - ехидно спросил я.
   - Да я тебя!.. - девушка чуть не кинулась на меня с кулаками.
   - Ладно вам, ребята, успокойтесь! - попыталась предотвратить драку Рена. - Проиграли и проиграли. Ничего страшного.
   - Это да. Если тебя устраивает перспектива купаться в вонючем пруду, - добавила Сатоко.
   - Вам ещё повезло... - с болью в "сердце" заговорил Кеичи. - От этой самодеятельности больше всех я пострадал!
   - Пр-р-р! - издал я звук, которым останавливают наездники лошадей. - Спокойно, ретивый. Полежишь дома, и всё пройдёт.
   - Нифига себе! Думаешь, такая травма проходит за один вечер?!
   - И то правда. Морскому котику Кеичи нужно больше времени, чтобы оправиться... Ммм... Морской котик Кеичи... - Рена впала в свой мир фантазий.
   - Э-э-э... морской котик? - переспросил я.
   - Ещё можно приложить лёд, - добавила Рика.
   - Или натереть какой-нибудь мазью, - комментарий от Мион.
   - А можно вообще оторвать и выбросить, - Сатоко, как всегда, самая добрая.
   - Не надо выбрасывать! Лучше отдайте его мне... хочу забрать домой! - Рена всё никак не могла отойти от кавайной прострации.
   - Спасибо, девчонки! - Кеичи саркастично их поблагодарил. - Помогли вы мне!
   - Погодите, погодите... морской котик? - я в недоумении смотрел на девчонок. - Какой морской котик? Вы что, видели его?..
   - Ага, было дело! - ничего не стесняясь, ответила Мион.
   - Чё?! - я в шоке чуть воздухом не подавился.
   - Он такой маленький и забавный... - Рена начала пускать слюну.
   - Прямо как мягкая игрушка-дэсу! - Рика вставила своё категорическое "дэсу".
   - Стойте-стойте! Я не понял! - после такого у меня опять появились силы самостоятельно встать на ноги. - Вы хотите сказать, что все видели его сосиску?! Когда это было?!
   - А, тебя ещё тогда не было! - улыбнулась Мион. - Мы как-то в бассейн все вместе ходили и пытались стянуть с него плавки. Ну, в общем, это долгая история.
   От такой информации у меня глаза на лоб полезли. Неужели до моего приезда Кеичи был так популярен у девчонок. В голове не укладывалось. Маебара, кажется, прознав, о чём я думаю, решил меня подколоть с фирменной хитрой улыбочкой Мион:
   - Кстати говоря... а ты в курсе, что я видел их в купальниках? Только представь. Мион с её буферами в купальнике под китайское платье, Рена в откровенном купальнике со смущённым взглядом, Сатоко в школьном, Рика в неожиданно откровенном бикини...
   - Не желаю слушать эти провокации из уст кастрированной кобылы...
   - Что ты сказал?!
   Рена встала между нами, пытаясь не допустить драки. Остальные же весело смеялись, наслаждаясь такой насыщенной дорогой домой...
   Довольно скоро все разошлись каждый в сторону своего дома. Кеичи, кое-как переплетаясь с ноги на ногу, попрощался и первым покинул компанию. Затем в сторону храма свернули и Рика с Сатоко, помахав нам вслед. Вскоре и мы втроём должны были разойтись. Итак, встав посреди дороги, заговорила Рена с присущей ей лёгкостью и безмятежностью:
   - Ми-тян, Таро-кун, идите вперёд. Я домой чуть-чуть попозже пойду-пойду.
   - Что так? - поинтересовался я.
   - Снова сокровища твои? - ехидно спросила Мион.
   - Угу, - Рена кивнула и опять погрузилась в собственные мечты. - Хочу найти что-нибудь ужасно миленькое и забрать домой! Вчера я нашла плюшевого заю! Как такое чудо можно было выбросить? У него всего-то лапка немножко порвалась!
   - Да-да. Мы всё понимаем... - вздохнула Мион.
   - Простите, пожалуйста! - девушка поклонилась и весело побежала в сторону свалки, махая нам рукой: - Да завтра, ребята!
   Вот и Рена отделилась от нас. Не знаю почему, но я долго смотрел ей вслед, не в силах оторвать глаз. Всё же я был виноват в нашем поражении и том, что ей тоже придётся купаться в том пруду. Это чувство вины будто съедало меня изнутри. Очень хотелось извиниться, что я подвёл её...
   - Эй... Та-тян... - оборвала мои размышления Мион. По какой-то причине она замялась, глядя в сторону. - Знаешь... если у тебя на сегодняшний вечер нет планов... мы можем... как-нибудь...
   Я удивлённо посмотрел на неё, но после улыбнулся и ответил:
   - Извини, Мион. В другой раз, ладно? Хочу сделать кое-что.
   - Вот как, - девушка явно расстроилась, но виду не подала, натянув обратно свою весёлую улыбку. - Ну что ж! Тогда давай, делай, что хотел! И не забудь, завтра твоё наказание! Не смей отлынивать!
   - Понял я, понял, - с вздохом ответил я, после чего побежал в сторону, куда направилась Рена. - Пока, Мион!
   Сонозаки томно взглянула мне вслед, прошептав нечто невнятное, после чего пошла в сторону своего дома.
   Тёмно-золотой свет заката плавно сменился на ярко-красный, облака не спеша начинали сгущаться над головой. Быстрым шагом, который должен был быть бегом, если б не состязание всадником пару часов назад, я добрался до огромной свалки, которая больше смахивала на склад старых вещей и металлов. Характерного для свалок запаха не было, поскольку большинство мусора составляла различная сломанная мебель, старые газеты и прочие блага цивилизации, не поддающиеся быстрому гниению. Тем не менее, это обиталище мусора было просто огромным. Там, стоя на холме чуть повыше самой свалки, я заметил девушку в школьной форме. Она копалась в куче коробок с выброшенными вещами.
   - Рена! - крикнул я, спускаясь к ней с холма.
   Школьница, услышав шум, прекратила возню и подняла голову:
   - Таро-кун?
   Проскользив полпути вниз, чуть попутно не упав, я спустился к ней. Риугу, явно не ожидав меня здесь увидеть, уставилась в мою сторону, словно увидела приведение. Я отряхнулся слегка от пыли и подошёл к ней.
   - А что ты здесь делаешь-делаешь? - спросила девушка.
   - Это... ну... - по какой-то непонятной причине я стал волноваться и с трудом подбирать слова. - Просто... может, тебе помощь нужна? Ну... мужская рука и всё такое.
   Несмотря на то, что я нёс полный бред, Рена выслушала меня, затем улыбнулась и радостно сказала:
   - Конечно! Мне бы очень пригодилась твоя помощь, Таро-кун!
   - Правда? Ну и... что мне делать?
   - На!
   Вдруг она подняла с земли топор и резко взмахнула в мою сторону. Я от неожиданности отскочил назад.
   - Ты чего?! Что это?!
   - А? - Рена не поняла, чего я вдруг напугался. - Ну, это топор. Я с помощью него могу добраться до какого-нибудь сокровища, забросанного другим хламом. Если хочешь, возьми. У тебя ведь руки сильнее.
   Я неуверенно забрал у неё орудие для поиска клада.
   Так прошёл весь оставшийся день. Мы с Реной мотались по свалке в поисках чего-нибудь миленького. Я прорубал путь сквозь деревянные бруски и оттаскивал железные в сторону, Рена подбадривала меня кричалками, придуманными на ходу. В итоге всё, что нам удалось раскопать - три плюшевые игрушки, разорванные практически в клочья, чашку с изображением какого-то жёлтого суслика и статую бородатого мужика, которая ещё недавно украшала вход местной закусочной, однако извлечь из огромной кучи мусора мы её так и не смогли. Дело плавно подошло к позднему вечеру, быстро стемнело, облака сгустились, словно собирался дождь. Мы с Реной, грязные, усталые, но ужасно весёлые, наконец, пошли домой уже вытоптанной тропинкой. Девушка прижимала к себе ошмётки плюшевых игрушек, приговаривая:
   - Какая прелесть! Я заберу вас домой!
   - Рена, знаешь... не хочу тебя расстраивать, но в них уже нет ничего милого...
   - Нет, есть! - обижено надула губки девушка. - Дома я зашью их, отмою и приголублю! И тогда они будут очень миленькими! - напоследок показала мне язык.
   Я лишь улыбнулся её выходке и промолчал. Всю дорогу домой она о чём-то усилено разговаривала с её новыми друзьями, иногда вставляя что-то вроде "Вы не слушайте этого буку. Он ничего не понимает". Видимо, она и впрямь обиделась на меня. Но это меня только умиляло. Я всегда знал, что она милая и слегка странная девочка, однако сейчас я вижу это куда чётче. Она казалась мне ещё милее, чем раньше. Сложно объяснить это чувство...
   Наконец на Хинамизаву опустилась непроглядная темень. Дело подошло к ночи, не успели мы с Реной даже этого заметить. Не спеша прогуливаясь по деревне и разговаривая о всякой ерунде, совершенно потеряли счёт времени, но вскоре уже подошли к её дому.
   - Ну вот, мне сюда, - улыбнулась девушка, останавливаясь.
   - Ага... - неловко кивнул я ей в ответ. - Слушай, Рена... ты извини...
   - Мм? За что?
   - Ну как... ведь это из-за меня нам теперь купаться в том ужасном пруду...
   - Таро-кун, не говори так! - ласково коснулась моей руки. - Ты ни в чём не виноват. Ты ведь не специально упал. Все мы очень старались победить, так что в проигрыше нет ничьей вины.
   - Ну... да... наверное...
   - А ну-ка гони прочь плохие мысли! И улыбнись!
   - Ну, я...
   Почему-то я внезапно застыл на месте, как заворожённый глядя в её глаза. Не помню, чтобы мне когда-нибудь было так же неловко. Как будто она намеренно пытается меня пристыдить... или это уже не просто чувство вины?
   - Давай! - прервала мои мысли Рена. - У-лыб-нись!
   Простояв так пару минут, я всё-таки последовал её совету и слегка улыбнулся. Девушка на радостях обняла меня:
   - Ну вот! Таким ты мне нравишься больше-больше!
   После такого мне показалось, что вся кровь из моего тела ударила прямо в голову. Я мгновенно налился краской, не в силах даже пошевелиться. Руки тряслись от её прикосновения ко мне, мысли спутались. Хотелось что-то сделать, но тело отказывалось слушать, будто боясь спугнуть девушку, но всё это вскоре закончилось, когда Рена меня отпустила.
   - Ну что? Да завтра? - спросила она.
   - А... Ага... - смог произнести я, слегка очухавшись. - Ты это... купальник не забудь. Завтра у нас водно-грязевые процедуры.
   - Ну да, надо будет подготовиться...
   - И вообще я слышал, что такие ванны для кожи полезны...
   - Это да...
   - Вот и когда туда полезем, я её тебе по лицу размажу...
   - Ну да... стой, что?
   Ночное небо вскоре обволокли облака. Лишь тусклый свет луны и свет из окон дома Риугу освещал нам окрестности. Похоже, все уже спали, кроме отца Рены, ждущего её домой. К сожалению, его дочурка пока домой не торопилась и слегка колотила меня кулачками по голове за очередную шутку в её адрес.
   - Дурак! - сказала она, наконец, угомонившись, после чего мы вместе рассмеялись.
   - Ну, в общем... - вновь заговорил я. - Ты смотри. Если не хочешь такого наказания, я поговорю с Мион, и мы придумаем какую-нибудь альтернативу. К примеру, я за тебя приму на себя ещё одно наказание...
   - Нет-нет, Таро-кун! Не нужно. Ты не должен из-за меня страдать... - тут она почему-то опустила взгляд и сама слегка налилась румянцем. - Но... всё равно спасибо... очень мило с твоей стороны...
   - Да ладно... - я прям растерялся от таких слов.
   - Просто я... - вдруг в её голосе появился оттенок грусти. - ... не хочу отбирать это у Мион...
   - А?
   - Нет, ничего! - так же неожиданно она одарила меня своей милой и весёлой улыбкой, закрыла глаза и побежала в сторону дома. - Да завтра, Таро-кун! Спасибо, что помог мне сегодня!
   Я вопросительно глянул ей вслед, однако вскоре сделал глубокий вдох, сунул руки в карманы и поплёлся домой отсыпаться после столь насыщенного дня, слушая по дороге звонкое стрекотание цикад...
   На следующий день, лишь вступив на школьный порог, здание буквально взорвалось овациями. Я с перепугу даже отскочил назад и, выхватив из-за спины портфель, встал в боевую стойку, чтобы дать отпор расшумевшимся террористам, но это были всего лишь одноклассники, приветствующие меня в коридоре. Все они радостно хлопали, свистели и кричали, а во главе этого безобразия, как не трудно догадаться, была никто иная, как будущая глава клана Сонозаки:
   - Вот и он! Дамы и господа, вчерашний герой, падший в неравном бою с вашей покорной слугой, наконец, явил нам свой лик! Прошу любит и жаловать! Та-тян - водолаз!
   Мион раззадоривала публику, свернув тетрадку и крича в неё, словно в микрофон. Тем не менее, ей даже в таком положении удавалось заводить зевак.
   - А это значит, что после уроков мы все вместе идём смотреть, как проигравшая вчера команда будет плавать в нашем печально известном пруду! Зрелище достойное, не так ли, народ?!
   - Да!!!
   - Мион, ты что вытворяешь? - окликнув её на секунду, спросил я.
   - Как это что? Развиваю идею массовой развлекухи, - отвечала она, задорно улыбаясь во весь рот. - Люди должны видеть то, во что выльется вчерашнее представление!
   - Ладно-ладно, мне не интересны твои махинации с наличностью бестолковых зрителей. Просто скажи... за что ты меня так ненавидишь?!
   - Ты что, Та-тян? Я тебя обожаю! Но от такого шанса не откажусь! - у неё аж глаза засеяли денежно-зелёным оттенком. - Ты только представь! Величайшее представление века: отважный парень и две его очаровательные полуголые спутницы решились поплавать в пруду, к которому вся деревня даже подходить боится. Это же грандиозно!
   - Слушай, я тут подумал... может, найдём какую-нибудь альтернативу?..
   - Не-не-не-не! - она поводила пальцем перед моим лицом. - Ни за что! Все хотят видеть, как вы будете купаться в полной насекомых нечистой водичке. Мы не можем так обломать зрителей!
   - Да, я понял уже. Просто подумал. Может, хотя бы девчонок в это не будем втягивать? Я и за них могу...
   - Ты что, спятил?!
   Она сказала это уже абсолютно серьёзно, на что я перепугался ещё больше.
   - Ты хоть соображаешь, почему зрители настаивают именно на этом?! Сам подумай! Вода, плавать, тёлки! Думаешь, зрителям будет интересно смотреть на одного парня в плавках, кувыркающегося в пруде?!
   - Я могу и без них, раз такое дело...
   - Без?.. А... - Мион вдруг замолчала, поймав себя на какой-то мысли, которую тут же стала отвергать, закрыв покрасневшие щёки руками. - Нет-нет-нет! Зрители хотят купальники! И я против них не пойду, как бы не хотела видеть тебя без... то есть, как бы не хотела тебя поддержать! Смирись, Та-тян!
   Понимая всю безысходность положения, мне пришлось смириться. Всё-таки не получилось отмазать Рику и Рену от глупого наказания Мион. С мыслью полного облома и постоянно направленных на меня ехидных взглядов одноклассников быстро пролетели все занятия...
   И место действия тут же переносится в область деревни, совсем недалеко от Онигафучи. На пригорке, окружённый возвышенностью со всех стороны, находился небольшой, неглубокий, но ужасно пахнущий пруд, заполненный мутной, почти тёмно-синей водой. Вокруг него не скапливались мухи только по той причине, что всё они дохли, недолетая сюда. Но сейчас здесь собрался народ мало того, что из школы, понабежало людей со всей деревни, что явно не обошлось без вмешательства зеленовласой рекламщицы.
   - Итак, люд честной, пришло время наказания!
   - На-ка-за-ни-я! - скандировали люди.
   - Толпень-то какая, - удивлённо осматривалась Сатоко.
   - Не думала, что у нас в деревне столько извращенцев, решивших взглянуть на несовершеннолетних полуобнажённых девочек-дэсу! - в несвойственной для себя манере заметила Рика.
   - Столько людей... мне даже как-то страшно-страшно... - слегка трясясь, сказала Рена.
   - Не бойся. В этом ничего такого нет, - решил успокоить её Кеичи. - Всего лишь сотня-другая человек, пожирающих глазами твоё нежное и хрупкое тельце в купальнике...
   - Не-ет! - Рена, как и предполагалось, впала в истерику и стала носиться вокруг с криками вроде: - Не хочу! Не хочу так!
   - Молодец, Кеичи-сан, - саркастично обратилась к нему Сатоко. - Зачем девочку пугаешь?
   - Не твоё дело! Будешь возникать, отправишься плавать вместо неё!
   - Это у кого тут голосок прорезался? Тебе что ли жите надоело, Маебара?
   Пока каждый был занят своим делом: Мион заводила толпу, Сатоко и Кеичи ругались, а Рика умиротворённо за ними наблюдала, я сидел вдали от всех, пытаясь свыкнуться с ужасной вонью из воды, которой я, возможно, скоро буду пахнуть.
   - Таро-кун...
   Меня окликнул знакомый, мягкий и добрый голосок, заставивший на мгновение забыть о всех моих проблемах. Девушка присела рядышком со мной:
   - Что с тобой? Всё переживаешь?
   - Я? Нет, что ты... - ответил я, неуверенно улыбнувшись. - Я скорее предвкушаю наши водные процедуры на потехи всей деревни...
   - Я просто хотела сказать... - Рена тихонько коснулась моего плеча. - Мы с Рикой ни в чём тебя не виним. Ты ведь не специально упал от усталости, и зрителей не приводил.
   - Может, поднимем бунт и утопим в пруду Мион? - в шутку предложил я. - Скажем, она первая искупаться решила.
   Мы с рыженькой девчушкой посмеялись и стали смотреть в грязно-синюю гладь воды, кажется, ещё и начинающую пузыриться. Зрелище не очень-то завораживающее, но хотя бы было время к этому привыкнуть.
   - Жаль, у меня не вышло вас с Рикой отмазать, - вновь завёл я разговор. - Я утром пытался поговорить об этом с Мион, но она сказала, что на одного меня в плавках смотреть не очень-то интересно будет.
   - Да? А я бы посмотрела... - улыбаясь, ответила Рена.
   - Я ей даже без плавок предложил искупаться. Она вообще ни в какую...
   - Б-б-без плавок?! - девушка впала в оцепенение на секунду, но вдруг снова пришла в привычное для себя состояние, - Голый Таро-кун... хочу забрать домой...
   - Слишком уж у тебя бурная фантазия, - заметил я. - Ну да ладно. В общем, пути назад всё равно уже нет. Покажем им класс!
   - Да!
   Вскоре Мион уже объявила о начале грядущего представления:
   - Дамы и господа, мальчики и девочки всех возрастов и происхождений! А теперь то, ради чего вы пришли! Наказание проигравшей команды! Просим всех участников предстоящего заплыва показать свои купальники!
   Толпа явно завелась ещё сильнее, поддерживая Сонозаки одобрительными криками. Я, по команде, тут же вскочил на ноги:
   - Ну чтож, была не была!
   Я тут же начал снимать школьную рубашку и стягивать брюки. Рена почему-то раскраснелась до ушей и стала махать руками, говоря:
   - Т-Т-Т-Таро-кун! Что ты делаешь?! Не при всех же!
   - В смысле? - переспросил я. - Дали же команду, показать купальник. Я и показываю.
   - В-в-вот так просто?!
   - А что? Рика тоже так делает.
   К удивлению Риугу, Фуруде так же без зазрения стягивала с себя школьную форму, обнажаясь всё больше. Рена удивлённо-смущённо поглядывала на нас:
   - Ну как же так! - растерянно твердила она, - Постыдились бы! При всех-то в купальники одеваться!
   - Ты о чём? Они уже на нас!
   Раздевшись полностью, мы с Рикой представились общественности. Я был в фиолетовых плавках, специально подобранных для меня Мион, ибо свои портить мне не очень-то и хотелось. А Рика красовалась в ярко-красном открытом бикини на завязочках, в которое не каждая девочка её невинного возраста отважится одеться. Зрители были в восторге от увиденного, выкрикивая что-то неразборчивое в наш адрес.
   - Обалдеть! Наши пташки потрясно выглядят! - снова загорланила Мион, почему-то такая же красная и возбуждённая, как и остальная толпа. - Только взгляните на Та-тяна в этих плавках на пару размеров меньше! Зрительницы должны визжать от восторга! Яху-у! А наша скромница-монахиня Рика? Кто ожидал от самой святой девчушки нашей деревни такого открытого купальника! Феерично! Просто восхитительно!
   - Я прямо вся смущаюся-дэсу, - состроила невинное личико Фуруде, приводя местных в ещё большее возбуждение.
   - Да уж... - тяжело вздохнул я. - Мион сделает представление из чего угодно...
   - Но постойте! - вдруг завопила та, о ком я сейчас говорил, - Что с Реной? Почему она до сих пор не показала нам свой купальник?!
   Я удивлённо взглянул на неё. Она была до чёртиков смущена, растеряна и тряслась от страха.
   - Ты чего, Рена-сан? - спросила её Сатоко. - Что-то не так?
   - Покажи нам свой купальник, Риугу Рена! - скомандовала Мион. - Раздевайся! Раздевайся!
   - Я... я... - повторяла бедная стеснительная девочка, не зная, как и сказать.
   - Так в чём дело? Зрители хотят зрелищ! - снова насела Сонозаки. - А ну-ка покажи всем купальник, который ты надела под форму!
   - Дело в том, что...
   Я в недоумении смотрел на Рену, которая согнула ноги в коленях и обхватила их руками, пытаясь скрыть румянец. Но вдруг меня осенило.
   - Рена, ты что... не надела купальник заранее?..
   На мгновение воцарилась тишина, и длилась она до тех пор, пока девушка не вскочила на ноги и не завопила, плача:
   - Ну я же не знала, что Ми-тян приведёт сюда целую толпу! Я-то хотела потом его надеть! Я не знала!
   Но от этих слов народ только возбудился ещё сильнее, особенно после провокационного комментария ведущей этого шоу на воде Сонозаки Мион:
   - Вы это слышали, народ! Похоже, сегодня нас ждёт ещё и обнажёнка!
   - Ура-а-а-а!
   - Не-е-е-ет!
   Всё-таки пару минут мне удалось уговорить Мион не устраивать публичной порнухи и отойти от всех подальше, чтобы Рена могла спокойно и без чужих взглядов одеться. Пока остальные продолжали веселить народ, а именно выставляя на всеобщее обозрение юную монахиню в разных позах, в которые её насильно ставила Сонозаки на потеху публике, Рена раздевалась, чтобы переодеться в купальник. Я, смотря в сторону толпы, прикрывал её большим полотенцем, не дай бог её кто-то из деревенских заметит голой.
   - Не ожидал я от Мион такого, честно признаться, - заговорил я, чтобы как-то отвлечься от мыслей о подглядывании. - Всё-таки на стриптиз школьниц мы не договаривалась.
   - Угу... - смущённо ответила Рена, стоя уже почти обнажённой. - Спасибо тебе, Таро-кун...
   - За что? Я ж ничего не сделал.
   - Если б не ты, мне пришлось бы переодеваться на глазах стольких людей... спасибо, что уговорил Мион...
   - Да ладно, я просто не хочу, чтобы это выходило за рамки...
   Вдруг девушка мягко коснулась моей руки, застенчиво прикрываясь за полотенцем. У меня почему-то мурашки забегали по коже от этого прикосновения...
   - Таро-кун... - начала Рена, немного грустным, но милым голосом. - Ты столько делаешь для меня. Почему?
   - Как это почему? - я весело улыбнулся, стараясь не смотреть на неё. - Разве мы не друзья? Тем более, как я могу бросить на съедение взглядам сотней людей такую прекрасную девушку? Это не по-мужски как-то.
   - Таро-кун... - Рена, нежно посмотрев на меня, тоже заулыбалась, но всё же её улыбка была не такой уж весёлой. - Я очень ценю то, что ты делаешь для меня... но Мион... это всё неправильно...
   - О чём это ты? - спросил я, таки случайно повернув на неё взгляд, после чего красный до ушей отвёл его обратно в сторону.
   Риугу, похоже, заметила это, тут же отобрала у меня одеяло, накрылась им и смущённо закричала:
   - Дурак! Извращенец!
   - Да я же не специально!
   - Значит, неспециальный извращенец! Бяка!
   Надувшись, девочка отошла в сторону и продолжила переодеваться уже самостоятельно, благо оставался только лифчик...
   Вскоре толпища зрителей визжала от восторга, когда перед ними показалась налитая румянцем Рена в открытом голубом купальнике с нарисованными дельфинами, явно на пару размеров ей меньше.
   - Господа, это прекрасно! Риугу Рена решила поразить нас своим детский купальником, который смотрится на ней сейчас даже ещё милее и пошлее, чем в дошкольные годы! - продолжала комментировать Мион.
   - Блин! - чуть не плача, говорила Рена, пытаясь прикрываться, что только добавляло ей какой-то привлекательности. - Ми-тян сама же сказала, что надо брать купальник, который испачкать не жалко!
   - И бельё измарать, и себя показать! Такая вот наша Риугу Рена-тян! Поддержите её!
   - Ура! Рена-тян! Ты супер! - скандировала толпа.
   - У неё такой тонкий купальник... - пускал слюну вместе с кровью из носа Кеичи. - Надеюсь, что-нибудь да вывалится в процессе...
   - Смотри, как бы у Таро-сана ничего не вывалилось, - колко подметила Сатоко. - Я ж знаю твои мысли по этому поводу, Кеичи-сан.
   - Замолчи, малявка! Не порти мне весь кайф педористическими мыслями!
   - Значит, ты всё же не отрицаешь, что они у тебя есть?
   - Ах ты, мелкая!..
   - Ну чтож, пришло время наказания! - задорно воскликнула Мион. - Трио проигравших, ваша задача просто плавать в пруду в течение нескольких минут. Смотрите, чтобы вас не стошнило туда! Вам в этом ещё и плавать придётся!
   После столь душераздирающих подробностей со стороны Сонозаки, мы всё-таки решились на этот шаг, не в силах больше оттягивать неизбежного. Словно троица смертников, мы взялись за руки и с разбега плюхнулись в воду. Глубина была сравнительно небольшой, что не помешало нам окунуться с головой и почувствовать всеми органами чувств, насколько же это всё ужасно противно. По телу сразу будто бы начали ползать какие-то мелкие насекомые, возникло ощущение, что в голове поселился рой личинок. Стоило вынырнуть и хлебнуть немного воздуха, как тут же запутываешься в муторной тине. Прямо сказать, мы будто бы окунулись в ванну, полную грязи. Однако вскоре, как это бывает, мы свыклись с нашим положением. Я привык к запаху, к этим странным чувствам, словно меня жрут под водой пиявки, и стал просто плавать, делая вид, что мне это ещё и нравится. Рика так же подавила все свои рвотные рефлексы и стала нырять, всячески демонстрируя зрителям что-то вроде позиций синхронного плавания, отчего все приходили в бурный восторг, созерцая стройные ножки юной пловчихи. Хотя мне было и противно купаться в этом пруду, я совсем позабыл об этом, когда заметил Рену. Она плавала неподалёку от нас, иногда вставая и медленно встряхивая головой, отчего её волосы стали блестеть на солнце капельками влаги. Несмотря на весь ужас ситуации, она мягко улыбалась и купалась так, будто бы мы на речке в жаркий летний день. Никогда я ещё не видел её настолько красивой. Её образ в купальнике, невинная улыбка, влажное тело и блестящие мокрые волосы как будто меня загипнотизировали. И, судя по крикам деревенских, громче которых кричал только Кеичи, всех их тоже...
   Спустя, примерно, десять минут этих унижений, госпожа Мион великодушно разрешила нам выбраться на сушу. Мы вылезли из дурно пахнущей воды и разлеглись на траве с нереальным облегчением. Хотя, надо признать, было довольно весело. Мы плавали, смеялись и брызгались друг в друга, особенно прицельно я бил в деревенских, изредка пытавшихся подойти поближе, чтобы разглядеть девчат в открытых купальниках. Впрочем, если забить на ужасную вонь, которую мы вряд ли смоем ещё года два, всё прошло на удивление хорошо. Толпа, вскоре, рассосалась, и наша компания верных друзей, подразделявшихся на одетых и дурно пахнущих, осталась у пруда.
   - Ну вы даёте, народ, - иронично подметила Сатоко. - Купаться в воде с отходами с такими радостными лицами.
   - А что нам грустить-то? - спросил я, вытираясь прихваченным из дома маленьким полотенцем. - Мы примем наказание достойно и с юмором. И потом, надо же вас побесить своей выдержкой. А то победили, и страдания наши видеть хотели? А, Мион?
   - А я-то что?! - Сонозаки почему-то вспылила. - Я очень даже рада, что вы с Реной поплескались в водичке и повеселились!
   - О чём ты, Ми-тян? - Рена удивлённо посмотрела на подругу. - Что с тобой?..
   - Да ничего, блин! - зеленоволосая школьника отвернулась от нас и надулась. - Поплавали они вместе... подумаешь...
   - А я что, не считаюсь? - возникла откуда-то Рика.
   - Оставь этим голубков, Рика-тян, - погладила её по голове через полотенце Сатоко, - Не видишь что ли, у нашей главнокомандующей приступ ревности...
   - Д-д-д-да ничего подобного! - тут же заявила протест Мион, раскрасневшись до самых ушей. - Чему тут ревновать-то?!
   - Ой-ой, тихо-тихо, Мион, не нервничай, - подколол её Кеичи.
   - Да что вы, сговорились что ли?! Никого я не ревную!
   Вдруг она почувствовала, как кто-то обнял её сзади. Замерев от неожиданности, она издала тихий и удивлённый вздох, узнав эти руки. Это я её обнял.
   - Тише, Мион, не волнуйся ты так. Всё хорошо, тебя никто не осуждает, - прошептал я ей на ушко.
   - Т-Та-тян? Что ты...
   - Всё хорошо. Расслабься.
   Она поддалась моим уговорам и расслабилась, чуть прислонившись спиной ко мне. В её взгляде читалось чувство, будто она видит какой-то сладкий сон. И тогда, стоило ей чуть успокоиться, я нежно прошептал ей.
   - Ну вот. Теперь тебе тоже мыться придётся...
   Вдруг она вздрогнула и отскочила от меня, осознав, что я на самом деле сделал. Я, ещё мокрый после купания в пруду, испачкал её одежду и волосы. Девушка взвизгнула, почувствовав, что влага просочилась сквозь её школьную форму. Все дружно захохотали, кроме Мион, которая лишь как-то по-театральному разыграла обиду и снова надула губки.
   Дело незаметно подошло к вечеру. Мы как-то незаметно распрощались и разошлись. Мион, с натянутой улыбкой, пошла домой вместе с Сатоко и Рикой, поскольку монахиня должна была ещё участвовать в службе на Ватанагаши, и её было бы неплохо к тому времени отмыть. Мы с Реной пошли вместе, так как дома наши были в одной направлении...
   - Да уж, интересно всё прошло, - начал я разговор, потягиваясь. - Я думал, хуже будет.
   - Угу, - весело кивнула Риугу. - Несмотря на некоторые не совсем приятные моменты, поплавали от души. Прямо как на речке.
   - Между прочим, я удивлён. Не думал, что ты, самая скромная и стеснительная девочка в школе, наденешь такой открытый и пошлый купальник.
   - А? - Рена моментально смутилась. - Н-н-но ведь сказали, что одевать надо купальник, который не жалко! А у меня был только мой теперешний, школьный и этот, ещё с детских лет... вот я его и взяла... да и... я же не знала, что там будет столько людей...
   - Значит, тебя не смущает, что я или Кеичи увидели бы тебя в таком?
   - А? Ну... я... - бедняга покраснела ещё сильнее, не находя, что ответить.
   - Ясненько всё с тобой, эксгибиционисточка ты наша. Небось, знала ты всё и специально такой принесла. Даже хотела при всех его надеть...
   - Н-неправда!
   - Бьюсь об заклад, ты была бы счастлива, если б твой купальник случайно порвался, и вся деревня увидела бы твою к... - я смотрел загадочно в сторону и говорил ехидным голосом.
   - Прекрати, Таро-кун! Это неправда! У-у-у! Я не такая! - она чуть не плакала.
   - Да ладно тебе, я же пошутил, - улыбнувшись, сказал я. - Я ведь знаю, какая ты на самом деле.
   Рена удивлённо посмотрела на меня, затем опустила глаза вниз, на её лице появилась загадочная, почти незаметная улыбка:
   - Знаешь, значит?..
   - Рена?
   - Таро-кун, можно тебя спросить? Мы ведь друзья, так?
   - Ну... да...
   - А друзья должны верить друг другу... что бы ни случилось-случилось... так? - её выражение лица, улыбка и тон стали какими-то пугающими. Не знаю, почему, но у меня замерло сердце...
   - Да... да, наверное...
   - Скажи, Таро-кун... ты мне доверяешь?.. Будешь ли ты верить мне всегда?..
   - Да. Я... буду...
   - И я тебе! - вдруг, словно это была лишь игра моего воображения, её лицо стало прежним, озарённым весёлой и доброй улыбкой. - Чтобы там ни было, я поверю тебе, и полностью буду доверять!
   - И... и я... - я был всё ещё слегка ошарашен, но постарался прийти в себя, подумав, что мне просто показалось из-за пасмурной темноты.
   - Тогда идём! - девушка взяла меня за руку, и мы снова пошли по направлению к дому.
   Тем временем тучи сгустились, закрывая свет заката. Мы уже подходили к деревне, вышагивая по вытоптанной дорожке.
   - У-у-у! Совершенно не представляю, как я в таком виде покажусь папе! - говорила Риугу, отчаявшись. - Такой запах в дом нельзя нести. А то все мои мягкие игрушки запахнут!
   - Может, слухи просто преувеличивают? - размышлял я. - Не может быть такого, чтобы простой запах так долго не смывался. Согласен, запашок сильный, но не настолько уж.
   - Блин, Рена горюет!
   - Слушай, а отчего может быть такой запах? Не понимаю, как обычный маленький прудик мог так провонять чёрт знает чем.
   - Я не знаю... - её голос слегка изменился. - И не хочу знать. Всё, что говорят о нём, и о болотах Онигафучи, это ужасно...
   - А что говорят о них? - я остановился на минуту, но Рена прошла чуть подальше и тоже остановилась. Ответила, стоя ко мне спиной:
   - Я бы не хотела, чтобы всё это оказалось правдой... ведь...
   Вдруг у неё перехватило дыхание, девушка упала на колени и издала тяжёлый стон.
   - Рена! - я тут же бросился к ней. - Рена, что с тобой?!
   Взглянув в её взгляд, я увидел ужас. Девушка широко раскрыла глаза, нервно дышала, глядя на свои трясущиеся руки, будто заметила на них нечто ужасное.
   - Рена! Ответь мне, Рена!
   Эти слова её будто пробудили. Риугу дёрнулась и быстро перевела удивлённый взгляд на меня.
   - Рена, что случилось? Тебе плохо? Может, отнести тебя к врачу?
   - Нет-нет! Не надо! - Рена тут же улыбнулась. - Всё хорошо.
   - Ты что? Какое хорошо? То, что сейчас произошло, не было похоже на хорошо.
   - Таро-кун, я в порядке. Правда-правда, - бедняжка вдруг коснулась моей щеки. - Спасибо, что волнуешься за меня. Это так мило.
   - Э-э, ну... - я инстинктивно покраснел. - А ты как думала? Друг я твой или нет...
   Рена лишь подарила мне свою добрую улыбку, встала вместе со мной на ноги и сказала:
   - Извини, у меня бывает такое. Ничего страшного. Пойдём дальше?
   - Хорошо... - я всё ещё был в недоумении от произошедшего. - Может, тебя донести?
   - Нет-нет-нет! - теперь уже налилась румянцем она. - Ты что? Нельзя же...
   Но не успела она договорить, как грянул гром, за которым на Хинамизаву обрушился сильный дождь. Мы с Реной даже понять ничего не успели, уж тем более спрятаться.
   - Ну вот! Теперь ещё и одежда промокла! - снова завыла Рена.
   Я без всяких слов взял её за руку и побежал по дороге к своему дому, поскольку он был ближе. Пробежав пару улиц, прячась за отвесными крышами некоторых деревянных домов, проносясь через грязь и огороды, мы добрались-таки до моего дома и, тяжело дыша, уселись прямо в прихожей. Как я и предполагал, тёти всё ещё не было...
   Лишь сейчас, когда я привёл её сюда, предложил Рене переждать дождь, перетекающий в сильный ливень, у меня. Девушка хоть и слегка смутилась такому предложению, но согласилась, особенно в свете недавно произошедшего. Собственно, у меня не было какого-то скрытого мотива, когда я привёл её в свой дом. Так сложились обстоятельства. Тем более, после столь неожиданного припадка, я заволновался и просто не мог бросить её сейчас.
   - Ух ты! У Таро-куна здесь так уютно! - пройдя внутрь, стала осматриваться Риугу.
   - Это дом моей тёти Майо, - пояснил я, проходя на кухню. - Чаю хочешь?
   - Да, спасибо. А я и забыла, что ты приехал совсем недавно. Ведь только недавно познакомились, а чувство, что мы всю жизнь с тобой знакомы!
   - Это да... - пока я копался по полкам в поисках полотенца, из моей комнаты раздался какой-то странный звук. - Рена, ты что там делаешь?
   - Таро-кун! На помощь! На меня шкаф падает!
   - Чего?!
   Я быстро вбежал в комнату и увидел, что Рена с трудом удерживает наклонившийся в её сторону бельевой шкаф. Подойдя к ней, я одной рукой поправил покосившуюся мебель.
   - Спасибо, Таро-кун, - облегчённо вздохнула девушка. - Ты мой спаситель.
   - Вопрос в том, зачем ты туда полезла? За ними что ли? - я указал на лежавшие на полу мягкие игрушки, которые раньше мирно стояли на крышке шкафа.
   - Да! Они такие милые! - Рена, во вполне характерной для себя манере, обняла их и стала беспощадно тискать.
   - И как тебе вообще удаётся находить такие штуки. Я даже и не знал о существовании этих игрушек. У тебя в голове каваедетектор?
   - Но они же такие милашки! Как их не заметить?! Надо быть извергом, чтобы прятать таких пушистиков от всех! У-у-у!
   - Можешь забрать домой...
   - Правда?! Можно?! - у девушки заблестели глаза.
   - Естественно. Хотя я даже думать боюсь, что ты вытворяешь дома со всеми своими миленькими вещами...
   А ливень всё продолжался, сверкая раскатами грома. Понимая, что закончится он ещё не скоро, я сказал Рене позвонить отцу и спросить, может ли он её забрать. К сожалению, он так и не подошёл к телефону, и после нескольких бесплодных попыток, мне ничего не оставалось, как предложить ей остаться переночевать у меня. Хотя обоим нам было неловко после этого, Риугу всё-таки согласилась. В этот момент у меня были довольно смешанные чувства. С одной стороны, нужно радоваться, что я вожу девушек к себе домой ночевать, но с другой - был ли у неё выбор? В такую погоду до дома доберёшься с трудом, да ещё и отца могло дома не оказаться. Не спать же ей на улице.
   - Ладно... - как-то растерянно заговорил я с ней. - Раз уж ты будешь ночевать тут, иди в ванную, пока не заболела... мокрую одежду я развешу на кухне у окна, чтоб высохла к утру...
   - А... и... - Рена, похоже, была смущена ещё больше. - Что же мне тогда надеть?
   - Ну... думаю, я найду какую-нибудь одежду...
   - Хорошо...
   Неловкий разговор. Я ведь понятия не имел, как себя теперь вести. Подруга у меня дома ночует. И ладно, если бы ещё я к ней только как к подруге относился. После всех этих игр, устроенных Мион, я стал иначе относиться к Рене, узнав её поближе. Сложно сказать, как именно. Ведь я и сам этого ещё не понимал...
   Некоторое время спустя Рена всё-таки отправилась в ванную, оставив под дверью свою одежду, которую я развесил сушиться на кухне на бельевой верёвке, пытаясь не акцентировать внимание на женских трусиках. Затем я и сам вытерся и приготовил единственную одежду, что нашёл - комплект своего нижнего белья и чистую майку. Странно, но ничего из шмоток тёти я найти не смог, поскольку шкаф с её одеждой запирался на ключ, который она носила с собой, так что его содержимое для меня так и осталось загадкой. После заварил чай и достал ещё один матрас с одеялом и подушкой. Пока не стал его разворачивать, потому что не решил, где уложить Рену...
   За всеми хлопотами я и не заметил, как на Хинамизаву опустилась мгла. Не ночь, но поздний вечер, сопровождающийся неутихающим дождём. Свет исходил только от парочки маленьких лампочек в ванной, на кухне и в моей комнате. В конце концов, я решил постелить матрас в комнате, где обычно на диване спала тётя. Поэтому я подогрел чай и принёс его туда. Как раз, когда из ванной показалась Рена.
   - А... а вот и я... - со стеснительной улыбкой вошла она в комнату, одетая в мою чёрную майку с короткими рукавами, которая по длине была ей явно велика. - Прости, что так долго, никак не могла промыть волосы...
   - Да ничего, - я протянул ей чашку чая. - Вот. Тебе согреться нужно.
   - Спасибо...
   Она села рядом со мной на разложенный матрас и взяла в руки чашку, спросив:
   - А ты в ванну не пойдёшь?
   - Сейчас пойду. Хотел сначала помочь тебе расположиться. Как одежда? Нигде не жмёт?
   - Нет-нет! - Рена весело улыбалась. - Она очень просторная. Это ведь твоя майка, Таро-кун? Такая большая.
   - Странно, что тебя не смущают мои семейки, которые сейчас на тебе.
   От моей подколки она снова покраснела, но продолжала всё так же улыбаться:
   - Вот будешь у меня дома ночевать, я тебя в свою одежду переодену.
   - Пожалуй, не стоит...
   - Ну почему?! Ты так миленько будешь смотреться в моей ночнушке!
   - Ещё одно слово, и я уложу тебя спать голой...
   - Молчу-молчу!
   После этого и я удалился в ванную, оставив наедине Рену с собственными мыслями и чашкой тёплого чая. Надо сказать, смыть с себя запашок того ароматного пруда было действительно сложно. У Рены это получилось, а у меня не совсем. Я долго не мог понять, как смыть его с волос, но, в конце концов, просто вылил на голову флакон последнего в доме одеколона. Хоть у меня и ушло меньше времени на мытьё, когда я вышел, была уже ночь. Но Риугу всё ещё ждала меня, сидя на матрасе и играя с новыми плюшевыми друзьями, которых я ей подарил.
   - Извиняюсь, что долго, - сказал я, заходя. - Перебить этот запах оказалось труднее, чем я думал.
   - Ничего страшного, - ответила девушка, укладывая на подушку игрушки. - Таро-кун, пока ты был в ванной, звонил папа. Он сказал, что может меня забрать.
   - Серьёзно? - и вновь смешанные чувства. Я был за неё рад, но и слегка разочарован, в глубине души. - Значит, ты...
   - Но я сказала, что переночую у тебя. Папа не против, - Рена, слегка покраснев, взглянула на меня. - Можно?
   - А? Конечно! - в душе я ликовал, хоть и виду не подавал. - Как я тебя теперь прогоню, раз сам притащил к себе.
   - Слушай, Таро-кун, - Риугу подсела чуть ближе. - А каким ты был в детстве? Я увидела твою фотографию в твоей комнате. Ты там такой милый!
   - Ну... это не очень приятная для меня тема...
   - Прости... не надо было спрашивать...
   - Нет-нет, всё в порядке, - улыбнулся я ей. - Просто... моя прошлая жизнь... не очень мне нравится сейчас.
   - Расскажи.
   - Ну... - я даже не знал, как об этом ей рассказать. Ведь моё прошлое могло отпугнуть кого угодно. - Просто в то время, когда я жил в Токио, у меня были большие проблемы. Родители никогда особо не обращали на меня внимания, восхищаясь лишь старшей сестрой. Поэтому я был предоставлен полностью сам себе. И вот тогда по глупости нарвался на неприятности... честно говоря, не хочу, чтобы всё это всплыло сейчас... я до сих пор ненавижу себя за то, что было... порой, кажется, что если бы я просто сдох, всем стало бы легче...
   - Таро-кун... - девушка, опустив голову, сжала мой рукав. - Не говори так. Я понимаю тебя, у меня в прошлом тоже было много того, о чём я сейчас жалею. Но не надо говорить, что от твоей смерти кому-то стало бы лучше. Это не так. Никому и никогда она не приносила счастья. Особенно мне...
   - Рена? - я удивлённо посмотрел на неё. Кажется, что она потихоньку плакала.
   - Просто... если ты умрёшь... как я буду без тебя? Как без тебя будут другие? Ведь так мы бы никогда не встретились и не подружились...
   - Я знаю, - ответил я, снова улыбнувшись ей. - Не волнуйся. Это всё в прошлом. Теперь у меня есть Рика, Сатоко, Кеичи, Мион. Есть ты... так что вряд ли мне захочется умереть.
   - Таро-кун...
   - Ну чтож, время позднее, - сказал я, вставая с матраса. - Давай спать ложиться. Завтра в школу.
   - Хорошо... - девушка незаметно вытерла глаза. - Я буду здесь?
   - Я подумал, что тебе лучше будет спать в моей комнате. Здесь просто комната у входной двери, поэтому пол холоднее, а у меня там тепло и уютно.
   - Но это ведь твой дом. Я не могу лечь на твоём месте!
   - Не переживай. Я и тут могу поспать. К тому же, если тётя придёт и увидит незнакомку на полу прямо у её любимого дивана, точно веником будет гнать по всему дома. Она у меня такая паникёрша.
   - Ну... хорошо...
   Вскоре я помог ей устроиться в своей комнате, аккуратно постелил и даже расположил матрас удобным образом, а именно так, чтобы, вставая, она не ударилась головой стол, как у меня это происходит, стоит мне вскочить от дурного сна.
   - Ну вот. Теперь можешь спать спокойно, - сказал я ей, как только всё было сделано.
   - Спасибо, Таро-кун, - Риугу присела на матрас. - Ты так обо мне заботишься...
   - Ну ещё бы! - я даже чуть-чуть смутился. - Не могу же я позволить тебе спать в неуютной обстановке. Представь, что сегодня ты моя принцесса.
   - П-принцесса? - тут уже покраснела она. - Блин... Таро-кун, вечно ты меня смущаешь...
   - Извини-извини! - улыбнулся я. - Тебе что-нибудь нужно? Может, воды принести?
   - Нет-нет! Ничего не нужно. Всё хорошо.
   - Точно? Ты смотри, я ведь всё сделаю, что попросишь. После того, что было, я тебя просто так не оставлю.
   - Всё, что попрошу.
   - Конечно.
   - Тогда... можешь посидеть тут со мной немножко?
   Я удивился такому предложению, но, похоже, Рена говорила серьёзно. Такое чувство, что ей это действительно необходимо. Возможно, её что-то беспокоит, и она просто не знает, как мне об этом сказать.
   - Хорошо, - я сел рядышком, заботливо укрывая её одеялом. - Как ты? Уверена, что всё хорошо?
   Девушка грустно посмотрела на меня и легонько взяла за руку, спросив:
   - Таро-кун... ответь, пожалуйста... Как ты относишься к Ми-тян?
   - К чему такие вопросы?
   - Просто ответь. Я хочу знать...
   - Ну... - я был ошарашен таким вопросом, но попытался ответить предельно честно. - Она неплохая девчонка. Красивая, весёлая и энергичная. Странно, что она до сих пор без парня. С её-то данными заполучить, например, Кеичи, не составило бы никакого труда.
   - А тебя?
   - Меня? Даже не знаю. Она для меня просто друг. Как Кеичи или Сатоко. Хотя сравнивать Кеичи с Сатоко... nbsp;В любом случае, я не представляю нас вместе...
   - А ведь она тебя любит.
   - Что?
   - Ты очень нравишься Ми-тян. Я давно уже это замечала. Просто у неё не хватает уверенности признаться в этом тебе...
   - Да ладно, ты что, всё-таки простудилась под дождём?
   - Это правда! Я же вижу, как она смотрит на тебя. Постоянно хочет быть с тобой в паре, ревнует, фантазирует. Неужели ты не замечал?
   - Замечал, конечно, - решил я признаться. - Она мне тоже нравится, не стану скрывать. Просто она моя подруга, и всё. Может, при других обстоятельствах, я бы увидел в ней нечто большее, но сейчас это не так.
   - Таро-кун...
   - Ну раз уж зашёл такой разговор, что ты думаешь обо мне?
   - Я? - Рена тут же прикрыла разрумянившиеся щёки ладонями. - Ну... не важно...
   - Как это не важно? Я тебе ответил, твоя очередь. Ты ведь сама говорила, что у друзей не может быть друг от друга секретов.
   - Ну... я... - похоже, я поставил её в тупик. Она с сильным смущением в голосе заговорила, - Таро-кун... ты хороший человек... милый парень, заботливый и понимающий... хороший друг... может, чуть-чуть несерьёзный, но я бы не назвала это плохим качеством... ну, и... ты мне нравишься...
   - Ты мне тоже.
   - А?
   - Честно говоря, в последнее время я стал замечать. Ты забавная, немного загадочная, но очаровательная, добрая и проницательная. Если совсем на чистоту, то я, похоже, влюбился...
   - В-в-влюбился?.. - вот к этому Рена была совершенно не готова. - Как же так?.. В меня?..
   - Ага. Кажется, так. Ты уж извини, виноват, - непринуждённо улыбнулся я. - Понимаю, неожиданное заявление, но раз мы так разоткровенничались...
   - Я... я даже не знаю, что сказать...
   - А ничего. Просто хочу, чтобы ты это знала. Ладно, я пойду. Спокойной ночи...
   Я уже было хотел встать и отправиться спать в другую комнату, но Рена остановила меня, вылезая из-под одеяла. Странное было чувство. Она, покрасневшая до ушей от такого внезапного заявления с моей стороны, вдруг грустно опустила голову и сказала:
   - Таро-кун... так нельзя... ты не должен в меня влюбляться... это неправильно...
   - Прости... - виновато ответил я. - Если я тебе так неприятен, то давай просто забудем об этом, хорошо?
   - Нет, дело не в этом. Ты мне очень нравишься... и, по правде говоря, я всегда чувствовала к тебе что-то такое родное и тёплое... но я не могу так поступить с Ми-тян... она любит тебя, и я не хочу отбивать тебя у неё...
   - Неужели дело только в этом?
   - Не совсем... причин, по которым мы не можем быть вместе, очень много... но эта для меня самая ужасная... поэтому я никогда не допускала таких мыслей о нас с тобой...
   - Рена...
   - Ты просто не понимаешь. Если мы поддадимся этому чувству, всё случится, как тогда...
   Я не стал переспрашивать. Казалось, у неё был печальный опыт в такого рода отношениях. Ведь я действительно мало знал о её прошлом, но и не хотел знать, вспоминая своё. Тогда я просто нежно обнял её. Рена удивлённо широко раскрыла глаза.
   - Рена, я люблю тебя. И мне всё равно, что было тогда. Обещаю, этого не повторится, - прошептал я ей.
   - Нет... нельзя... как же Ми-тян... - она чуть не плакала, разрываясь от собственных запутавшихся чувств. Хотела оттолкнуть меня, но и не делала этого. Хотела отдалиться, но лишь прижалась сильнее ко мне. Два чувства неистово боролись в ней.
   - Рена, даю слово. Всё будет хорошо, - снова шепнул ей я. - Доверься мне.
   Девушка всё-таки тихонько заплакала, как только одно её чувство всё-таки перевесило другое. Смущённая произошедшим и грустная из-за собственных мыслей, она ответила:
   - Я доверяю тебе... Таро-кун...
   В этот момент мы впервые поцеловались. Рена уже не пыталась отговорить меня её любить, не пыталась отговорить себя влюбиться. Она просто поддалась чувству, которое отрицала всё это время и скрывала глубоко внутри себя. Теперь оно, наконец, вылилось наружу, заставляя её чувствовать жар, исходящих от нашего поцелуя.
   - Таро-кун... - вырвалось у неё сладким вздохом, когда губы наши разъединились.
   - Всё хорошо, - мягко улыбнувшись, сказал я, аккуратно стирая прикосновением слёзы с её румяных щёк. - Не плачь. Всё будет хорошо.
   - Таро-кун... - снова шепнула она, уже сама потянувшись ко мне.
   Мы нежно целовались, позабыв обо всём на свете. Я был счастлив, что, наконец, открылся ей. В один день мы смогли сблизиться настолько, что я уже не мог представить жизни без неё. Мои чувства действительно было трудно описать.
   Но поцелуями дело не обошлось. Вскоре Рена прилегла на матрас, не выпуская меня из объятий. Её соблазнительный взгляд намекал, что она хотела большего, хоть и стеснялась попросить. Оторвавшись от её губ, я стал покрывать поцелуями её щеки, шею. После опустился и ниже, задрав чуть выше майку и уже лаская губами её животик. Девушка легонько извивалась, постанывая и тяжело дыша, руками взялась за подушку. Я же, придерживая её за спину, покрывал её тело поцелуями от самого пупка.
   - Таро-кун... - произнесла она голосом, полным наслаждения. - Такое... странное чувство...
   Похоже, Рена стеснялась даже собственных слов, до сих пор с трудом понимая, что происходит. Словно она потеряла реальность, даже не представляя, как вести себя в такой ситуации. Я просто поддался инстинктам и делал всё, чтобы доставить ей удовольствие.
   - Какая же ты красивая, Рена... - прошептал я, приподняв майку и обнажив её грудь, отчего она застенчиво прикрылась руками:
   - Не... не смотри... мне так стыдно...
   Но я легонько убрал её руки и стал ласкать Риугу там, отчего она вдруг издала громкий стон, её дыхание тут же усилилось.
   - Таро-кун... подожди... не надо... - она просила меня перестать, хоть сама не показывала и намёка на сопротивление. - Это... так странно... пожалуйста... постой...
   - Извини, Рена, - сказал я, на секунду прекратив свои ласки. - Просто ты так прелестна, что я просто не могу себя сдерживать.
   - Просто... - отвечала она, всё ещё не справляясь с дыханием. - Для меня это как-то слишком ново... Жарко, щекотно и так завораживающе одновременно...
   - Если не хочешь, можем остановиться на этом. Я всё пойму...
   - Нет... Таро-кун... пожалуйста, продолжай... только... будь нежен...
   - Хорошо, - я погладил её по щеке и снова поцеловал, почувствовав её сладкие губы и влажный язычок.
   Хотя мной уже овладевало желание как можно скорее предаться любовной игре, я держал себя в рамках и не позволял себе сорваться, как бы сильно мне этого не хотелось. Рена совершенно не была против любых моих действий. Видимо, бедняжка и сама уже неосознанно сходила с ума от возбуждения. Я медленно раздевал девушку, даря ей свою ласку как только мог. И лишь когда мы уже полностью были раздеты, а взгляд Рены сказал мне, что она готова к большему, я начал действовать.
   - Рена... ты готова? - спросил я, гладя её волосы.
   - Да... - кивнула девушка, одаривая меня своим влюблённым взглядом. - Таро-кун... давай...
   В этот момент наши тела и сердца слились воедино. Рена издала громкий и протяжный стон, чуть откинув голову назад. По её щекам вновь потекли слёзы, но это была уже не грусть или неопределённость. Это было другое, совсем новое для неё чувство.
   - Рена, как ты? - тут же задал я вопрос, обеспокоенный её воплем. - Тебе больно?
   - Н-н... немного... - с трудом ответила она, её тело слегка трясло, но она всё так же нежно улыбалась мне. - Не волнуйся... Таро-кун... продолжай...
   Тогда я понемногу начал двигать бёдрами, осторожно и медленно, чтобы как можно меньше навредить девушке. Она сладко стонала, пытаясь унять дрожь и привыкнуть к этой боли. Сейчас ей было действительно тяжело, но я делал всё, чтоб помочь...
   Честно говоря, я уже был осчастливлен мыслью, что признался Рене, и главное, что она тоже не равнодушна ко мне. Но то, что происходило сейчас, просто возносило меня к самым вратам рая. Я чувствовал, как по моему телу расплывается жар, чувствовал её и страсть, с которой мы занимались любовью. Но больше всего меня грела мысль, что она тоже была этому счастлива.
   - Таро-кун... - невольно выскальзывало у неё с губ моё имя при каждом движении.
   - Рена... - шептал я в ответ. - Я люблю тебя...
   - И я... - отвечала она, заключая меня в объятья и прижимаясь ко мне...
   Всю ночь мы совсем не спали, окунались в бездонный океан страсти и любви снова и снова, пока были силы. И хотя меня окутало чувство вины перед ней, я знал, что никогда не оставлю это нежное и хрупкое создание, доверившее мне своё сердце. И я был намерен сделать всё, чтобы сделать её счастливой. Даже наперекор судьбе...
  

Кровь оттенка доброты. Глава 3.

  

Припадок.

  
   Утро, омрачённое лишь громким стрекотанием цикад. Казалось, что у них начался брачный сезон, и все они собрались вокруг дороги, играя раздражающую мелодию. Но даже они уже не могли испортить мне настроение. Мы с Реной не спеша шли в сторону школы, держась за руки, словно влюблённая парочка. Надо сказать, это было довольно непривычно для нас обоих, поскольку каждый раз, когда наши взгляды встречались, мы дико смущались и боялись вообще друг с другом заговорить. Но это скорее с непривычки. Стеснительная улыбка Рены говорила лишь о том, что она счастлива, однако не находит слов, чтобы выразить своих чувств. Я чувствовал то же самое...
   - Мы теперь встречаемся! - громогласно заявил я, стоило нам дойти до школы и зайти в класс.
   Бурная реакция одноклассников не заставила себя ждать. Ребята тут же нас окружили с градом поздравлений и вопросов, которые касались в основном тем интимным, поэтому мы, не отвечая, просто стояли рядом и улыбались всем.
   - Блин, Таро-кун... - смущаясь, но всё же счастливо улыбаясь, сказала Рена. - Зачем об этом надо было всем рассказывать?
   - Я хочу, чтоб мне завидовали, - честно признался я ей с глупой улыбкой в ответ. - Ведь я отхватил себе самую лучшую девушку в классе!
   - П-правда? - кажется, смутил Риугу ещё сильнее. - Думаешь, я такая...
   - Конечно, любимая, - нежно взглянул на неё я и погладил по щеке. - Разве можно было думать иначе, стоит взор на тебя обратить?
   - Та-Таро-кун... - она поцеловала меня, не устояв перед таким комплементом. Одноклассники, особенно девочки, восхищённо завопили: "Какая любовь!", пока не пришла Чие-сэнсэй и всех не разогнала по местам, поздравив нас с такой замечательной новостью.
   Уже чуть позже, во время самостоятельных занятий, когда мы сдвинули парты вместе всей компанией, можно было всё хорошенько обсудить. Я, Рена, Кеичи, Сатоко и Рика предпочли немного пошептаться, нежели заниматься скучными уроками. Всё равно до Ватанагаши осталось пару дней, в школу даже не обязательно ходить.
   - Ну и? Ну и? Как это произошло? - сгорала от любопытства Сатоко. - Рассказывайте, что мы пропустили! И как вы вообще за вчера всё успели?
   - Ну... мы шли домой и попали под дождик, - начала Рена, сидя рядом со мной и всё ещё держа меня за руку. - Таро-кун привёл меня к себе... и тогда... как-то всё само собой вышло...
   - Я и не знал, что вы с Таро так близки, - задумчиво произнёс Кеичи. - Никогда бы не подумал, что вы окажетесь вместе. Колись, Таро! Ты выиграл её в карты и потребовал в качестве наказания стать своей девушкой, да?!
   - Не сравнивай меня с собой, - ответил я саркастично. - В отличие от некоторых, я не заставлял проспорившую Рену целый день называть меня братиком.
   - Эй!
   - Это было так стыдно... - печально произнесла Риугу.
   - Или заставлять Рику-тян размазывать на голое тело взбитые сливки, - продолжил я свою мысль.
   - Я была тортиком! Ми-па! - весело отозвалась Фуруде.
   - И уж точно не заставлял Сатоко эти сливки с неё слизывать...
   - Это было вкусно, но чертовски противно... - Ходжио с подозрением взглянула на Кеичи.
   - Да ладно вам! Я парень, в конце концов! - Кеичи стыдливо покраснел и начал оправдываться. - Для меня это абсолютно нормально! Да и где гарантии, что ты так никогда бы не сделал?!
   - Успокойся, Кеичи-кун, - ответила ему Рена, улыбаясь. - Таро-кун меня не заставлял. Просто мы признались друг другу... что любим. Вот и всё.
   - Таро и Рена на дереве сидят... - запела себе под нос издевательскую песенку Сатоко, хотя я даже внимание на это не обратил.
   - Слушай... - Кеичи вдруг подсел ближе ко мне и заговорил шёпотом. - А вы это?.. Ну того?
   - Чего того? - спросил я, не въехавши.
   - Ну... занимались?
   - Чем занимались?
   - Ну... как бы... твой кролик в норке уже побывал?
   - Ты чё несёшь? Какой кролик?
   - Кролики такие милые! - услышала меня Рена, вновь впадая в привычное для неё состояние. - Хочу забрать домой!
   - Ну блин! Вы это... - Кеичи стеснялся произнести это вслух. - Как бы... вставил ключик в замочек?
   - Я вообще не понимаю, что ты сейчас несёшь... - "в капле" ответил я.
   - Кеичи спрашивает, вы сексом занимались или нет? - пояснила Рика, да так отчётливо, что почти весь класс, включая учительницу, шокировано обратили на нас внимание.
   - Ч... чего?! - вдруг заговорила первой Чие-сэнсэй, подлетела ко мне и возмущённым голосом спросила, будто отчитывая. - Кимото-кун, это правда?!
   - А?!
   - Вы правда занимались непотребством с Риугу-сан?!
   - Чего?!
   - Как ты мог! Так жестоко соблазнить и использовать тело столь юной и невинной девушки! Я тебя накажу!
   - За что?!
   - Без разговоров! - учительница схватила меня за шкирку и подняла на ноги. - Я вытрясу из тебя кобеля!
   - Не надо, Чие-сэнсэй! - вступилась за меня Рена. - Мы ничего такого не делали! Пожалуйста, не убивайте его!
   - Она правда думает, что это поможет? - подумал я.
   - Ааа, ну тогда ладно!
   - Чё?!
   Внезапно Чие-сэнсэй снова стала доброй, отпустила меня, погладила по голове и пошла помогать другим делать домашнюю работу. Я в шоке опустился на своё место, всё ещё провожая её взглядом.
   - Наша Чие трепетно относится к делам постельным до брака, - задумчиво произнесла Сатоко.
   - И никто не заметил, что слово "секс" донеслось из уст самой младшей из нас... - почти про себя сказал я.
   - Значит, у вас ничего не было? - удивлённо спросил Кеичи. - Да уж, Таро. Не ожидал я от тебя. На твоём месте я бы её... ой, как я бы её!
   - Вот поэтому у тебя до сих пор нет девушки, Кеичи-кун, - подколола его Рена.
   - А это здесь причём?! Я просто ищу ту единственную...
   - Которая сжалится над тобой, и будет встречаться из жалости... - оборвала его Сатоко.
   - А ты вообще безгрудой блондинкой останешься! - сорвался на неё Кеичи.
   - Что ты себе позволяешь, животное?!
   - Да ладно вам, угомонитесь, - успокаивала их Рена. - Всё-таки урок идёт.
   - Она права... - заговорили оба одновременно. - Разберёмся на перемене!
   День пролетел довольно быстро и весело. Мы с друзьями почти всё время шутили и играли, хоть и учительница подлавливала нас парочку раз. Тем не менее, ничто не могло омрачить моё счастье. Кроме, пожалуй, одного. Весь день мне так и не удалось увидеть Мион. Её не было в школе и за всё время я так и не смог узнать, куда она пропала. Что-то подсказывало, с ней не всё в порядке. Тогда после уроков я решил распрощаться с Кеичи и Реной, сказав, что обязательно ей перезвоню сегодня вечером, и пошёл в сторону главной площади, где должен был проходить Ватанагаши, вместе с Сатоко и Рикой, живущими в той же стороне.
   Подготовка к празднованию шла полным ходом. Вокруг латки с едой, праздничные ленточки и шарики, сцена для ритуального танца. Хотя я приехал лишь недавно и видел всё это впервые, у меня возникло острое чувство дежа вю...
   - В чём дело, Таро? - удивлённо спросила Рика, заметив мой подозрительный взгляд.
   - А? Да нет, ничего. Наверное, показалось, - ответил я улыбчиво, хотя эта улыбка была довольно натянутой. От этого места веяло грустью и даже ужасом. Словно здесь когда-то кого-то убивали...
   - Таро? Ты точно в порядке? - снова обратилась ко мне Рика, дёргая за краешек моей майки.
   - Да-да. Всё хорошо. Девочки, может, вы домой? Я и один тут справлюсь.
   - Хорошо. Идём, Сатоко.
   Девчонки довольно быстро удалились. Я прошёл на главную улицу и стал осматриваться. Не знаю, почему, но всё это было мне до боли знакомо. Я знал расположение каждого магазинчика, и, казалось, знаю даже вкус тамошней еды. Всё это было ужасно странно. Мало того, почему-то мне почудился отчётливый запах гари, хоть огня вокруг и не было. Возможно, галлюцинации, но не было похоже на это. Скорее, не простой зрительный образ... скорее, ночной кошмар...
   - Опа, Та-тян! Ты ли это?
   Я вздрогнул от внезапно раздавшегося за спиной голоса и обернулся. Передо мной с улыбкой до ушей стояла Мион.
   - Что? Мион? Это ты?
   - Ну... почти, - ответила она загадочно. - Если догадаешься, я тебя поцелую.
   - А? Шион, ты что ли?
   Она тут же подлетела ко мне и с чувством чмокнула в щёку:
   - Угадал!
   - Эй!
   Я отскочил назад, вытираясь рукавом. Девушку, похоже, позабавила моя реакция. Однако сейчас она выглядела в точности как Мион. Но это и не удивительно, если учесть, что они близняшки.
   - Ты что тут делаешь в шмотках Мион? - спросил я. - Я-то думал, ты скрываешься.
   - Так и есть, - кивнула она. - Иногда мы с Мион меняемся местами, чтобы я совсем не стухла от скуки у себя в номере. Сегодня вот решила немного помочь с подготовкой к Ватанагаши.
   - Ясно... Слушай, а что с Мион? Где она сейчас? В школе от неё ни слуху, ни духу.
   - Ну раз ты об этом заговорили, - девушка, изображающая из себя свою сестру, глубоко задумалась. - Вчера она заявилась ко мне очень поздно и попросила переночевать. Вся мокрая, будто под ливнем долго стояла.
   - Под ливнем? Она что, заболела?! Можно её поведать?
   - Ишь какой хитренький! - вдруг Шион подскочила ко мне, мягко обняла за шею, коснулась своей грудью моей и соблазнительно взглянула на меня. - Захотел полюбоваться на её обессилившее соблазнительное тельце? Сестричку мою совратить решил, пока она сопротивляться не может? А что, если я поиграю для тебя в Мион?
   - Эээ... - я даже покраснел от такого взгляда и неоднозначных предложений со стороны одной из близняшек Сонозаки. - Ну, я...
   - Или ты большего захотел? - продолжала она, прижимаясь грудью всё плотнее и приближаясь к моему лицу. - Признайся, ты задумывался, каково это... когда занимаешься этим с близняшками. Двумя сразу...
   - Эй-эй-эй-эй! - я вырвался из её объятий, несмотря на дикое смущение. - Прекрати! У меня девушка есть, между прочим!
   - Я знаю! - заливаясь весёлым смехом, ответила Шион. - Просто это так забавно! Та-тян, когда можно кого-то подразнить, ты неподражаем!
   - Нет, я не спорю, с близняшками поэкспериментировать было бы неплохо, но блин! Я буду верен той, кто завоюет моё сердце! И ни шагу налево!
   - Забавный ты, Та-тян! Издеваться над тобой - одно удовольствие!
   Уже отсмеявшись, Шион распустила волосы в более привычную для себя причёску. Я, успокоившись после касания её грудей, сделал глубокий вдох и вернулся к теме разговора.
   - Значит, ты уже знаешь, что у меня есть девушка?
   - Да, конечно. Рена-тян, кажется. Очень рада за вас. Надеюсь, ты хорошенько ей вдуешь, - сказала она с такой невозмутимой улыбкой, будто говорила о совершенно повседневной вещи.
   - Да это здесь не причём, - ответил я "в капле". - Кто тебе сказал-то?
   - Мион сказала.
   Я тут же удивлённо взглянул на Сонозаки. Она, похоже, совсем не шутила.
   - Как? Мион? Откуда она?..
   Вдруг мне вспомнились прошлые слова Шион: "Вчера она заявилась ко мне очень поздно и попросила переночевать. Вся мокрая, будто под ливнем долго стояла". А после признания Рены о том, что Мион испытывала ко мне какие-то чувства, нетрудно было догадаться, что тут происходит. Пожалуй, это была единственная вещь, которая всё же омрачила моё счастье.
   - Похоже, ты и без моих пояснений обо всём догадался, - произнесла Шион, опустив голову так, чтобы глаза её скрылись за волосами. - Знаешь, я ещё никогда не видела её такой разбитой и сердитой одновременно. Со мной тоже такое было, когда я потеряла Сатоши-куна...
   - Ты не могла бы передать ей кое-что? - спросил я мрачно. - Пусть она завтра придёт в школу. Я хочу с ней поговорить. Нужно расставить все точки над и.
   - Конечно, Та-тян. Для тебя всё, что угодно, - всё с той же загадочной улыбкой ответила Сонозаки, проходя мимо и направляясь в сторону Окиномийи. Но перед тем как уйти, она остановилась и сказала: - Я должна тебя поблагодарить, Та-тян. Теперь эта сучка хоть на половину почувствовала ту боль, что испытала когда-то я...
   После этого мне не спалось всю ночь. Мы поболтали с Реной перед сном о всяких глупостях, пообменивались нежностями и пожелали друг другу спокойной ночи, стараясь на затрагивать печальную тему с Мион, хотя и Риугу обещала поговорить с ней и всё уладить. С трудом верилось, что Сонозаки воспримет всё это адекватно, но попытаться стоило.
   На следующий день, когда мы пришли в школу, наш с Реной бурный роман уже обсуждали все, кому не лень. По прибытию нам снова закатили сцены восхищения, завалили вопросами "А как вы впервые поцеловались?" и всё в том же духе. Нам было приятно выслушивать их, но вскоре начались уроки. Мион всё ещё не было видно...
   На одной из перемен, когда все вышли на улицу подышать свежим воздухом, мы с Реной остались в классе, сидя напротив друг друга и мило болтая о чём-то. Но вдруг я заметил, что кое-что изменилось. У Рены были забинтованы запястья, которые я сначала не заметил из-за её белых браслетов. И шею слегка отдавала красным оттенком.
   - Рена, а что это? - спросил я, указывая на бинты. - Я как-то раньше не заметил, но...
   - Это? А, ничего страшного, - весело ответила девушка. - Не обращай внимания.
   - Нет, правда. Что это? Ты поранилась?
   - Ну... да, можно сказать и так. Слегка упала и разодрала себе руки вчера случайно. Вот я балда, да?
   - Рена, точно всё в порядке? Ты ничего от меня не скрываешь?
   - С чего ты взял, Таро-кун? - всё так же, улыбаясь, обратилась она ко мне. - Ничего страшного. Правда-правда.
   - Рена... помнишь, ты говорила мне о доверии? Ты сказала, что...
   - Со мной всё в порядке! - вдруг закричала она, ударив по столу со всей силы.
   Я в шоке взглянул на неё. Она отличалась от той Рены, что была тут секунду назад. На мгновение её лицо будто бы исказилось от гнева. Руки сильно тряслись, зубы крепко сжаты...
   - Рена?.. Ты чего?..
   - А? - эти слова будто бы заставили её опомниться. Она сама удивлённо посмотрела на меня, после убрав руки и виновато отвела взгляд. - Прости, Таро-кун... не знаю, что на меня нашло... Прости...
   - Рена...
   - Прости... я правда не хотела...
   - Ничего, ты только не волнуйся, хорошо? - я аккуратно взял её за руки, слегка поглаживая раны на запястьях за бинтами. - Возьми себя в руки и просто расскажи, что случилось. Не беспокойся, я помогу тебе, чем смогу.
   - Ну... - Рена чуточку перестала переживать из-за того, что накричала на меня, но всё ещё виновато заговорила. - Понимаешь, Таро-кун... может, это прозвучит глупо, но...
   - Помнишь мы говорили о доверии? Рена, я люблю тебя. Ты можешь полностью мне доверять. И я тебе доверяю, поэтому поверю во всё.
   - Я тоже люблю тебя, Таро-кун... - она, наконец, подняла на меня глаза, полные радости оттого, что она может с кем-то поделиться, хотя её голос всё ещё был печален. - Просто, понимаешь, дело в том, что...
   - Как мило...
   В этот момент нас отвлёк очень знакомый голос. В класс заявилась Мион, мрачно наблюдая за нами. Взгляд девушки был не столько враждебным, сколько просто завистливым и сердитым. Она прошла внутрь, медленно подходя к нам.
   - Ми-тян... доброе утро, - поздоровалась с ней Рена, улыбнувшись.
   - Доброе, доброе, - сухо ответила Сонозаки, усаживаясь на своё место.
   Мы с Реной обеспокоено посмотрели на неё, затем встали и подошли, чтобы прояснить ситуацию.
   - Слушай, Мион... - начал я, понятия не имея, что говорить. - Ты, это... извини...
   - Извини, Ми-тян, - Рена поклонилась ей, смотря виновато куда-то в пол.
   Мион же никак не отреагировала, положа руки на парту, сохраняя угнетающее молчание. Мы с Реной продолжали:
   - Я понимаю, ты сейчас не в лучшем состоянии... но ты должна понять. Ты красивая, весёлая девушка. Ты мой хороший друг. Но Рену я всё-таки люблю, и поэтому признался.
   - Ми-тян, ты моя лучшая подруга, - улыбнулась ей Риугу. - И я не хотела бы тебя потерять.
   - Не хотела бы потерять?.. - тихо переспросила Мион, не поднимая глаз. - Лучшая подруга?.. Разве лучшие подруги уводят друг у друга парней?
   - Нет... - виновато ответила Рена. - Но...
   - Рена не виновата, Мион, - произнёс я первым. - Это я признался ей и настоял на том, чтобы мы начали встречаться.
   - Таро-кун... - моя девушка была даже удивлена тому, что я стал брать всю вину на себя.
   - Она отговаривала меня. Говорила, что ты испытываешь ко мне какие-то чувства, и не хочет отбирать меня у тебя. Так что в том, что мы начали встречаться, виноват только я. Ты в праве меня ненавидеть...
   - Ты ошибаешься, Та-тян... - внезапно перебила меня Мион. - Ты не виноват. Не причём тут даже то, что ты в неё влюбился... Рена виновата... но не тем, что не смогла тебе сопротивляться... А своим существованием...
   В этот момент Мион подняла глаза. Её взгляд был полон ненависти и желчи, что заставило Рена испугаться. Сонозаки поднялась с места, опираясь на парту, и вновь заговорила:
   - Мне казалось, что ты не испытываешь никаких чувств к Та-тяну, Рена... Как это понимать? Ты ни слова не сказала, что он тебе нравится...
   - Ну... - Рена пыталась остаться спокойной и понимающе посмотрела на подругу, - Ну, я не говорила тебе, потому что боялась обидеть, ведь мы были подругами... Таро-кун всегда мне нравился, но я правда не хотела отнимать его у тебя. Я правда хотела, чтобы вы были вместе, но...
   - Представь, что я почувствовала, когда узнала о вас. Моя лучшая подруга забрала моего парня...
   - Ну, вообще-то, Мион, я не твой... - хотел вставить я слово, но...
   - Заткнись, - резко и серьёзно оборвала меня Мион, даже не взглянув в мою сторону. - Я не с тобой разговариваю.
   - Ми-тян... - Рена всё ещё была пыталась объясниться. - Это правда. Да, я поддалась чувствам, но...
   - Ты хоть понимаешь, насколько больно мне сделала?.. - зеленоволосая девушка будто бы и не слышала свою подругу. - Понимаешь, как я чувствую себя сейчас?
   - Да ладно тебе, Ми-тян! - Рена улыбнулась ей. - Давай мириться. Может, Таро-кун ещё бросит меня ради теб!..
   Вдруг Мион с огромной силой влепила Рене смачную пощёчину, отчего у девушки изо рта пошла кровь, она в шоке широко раскрыла глаза, прикоснувшись к больной щеке. Мион же как будто с цепи сорвалась. Её взгляд стал яростным.
   - Сотри эту поганую улыбку со своего лица! - закричала она. - Я никогда тебя не прощу за такое предательство!
   - Эй, Мион! - возразил я. - Это уже слишком!
   - Знаешь, не думала я, что моя подруга окажется такой сукой, - всё так же злобно, но уже тихо заговорила Сонозаки. - Ты посмела перейти дорогу Сонозаки. И ты за это поплатишься, Рена. Я заставлю тебя раскаиваться. Не удивляйся, если на Ватанагаши исчезнет или умрёт твой папаша... или Та-тян, которого ты так обожаешь. Моя семья более могущественна, чем ты только можешь себе представить...
   Рена всё ещё находилась в шоке от той пощёчины и даже не шевелилась. Я вообще был в полном оцепенении от таких угроз, совершенно не ожидая их от своей подруги. А Мион продолжала:
   - Стоит мне приказать, и ты будешь наблюдать, как все твои близкие мучаются в агонии и умирают один за другим. И когда передохнут все, я собственнолично перережу тебе глотку. Думаешь, я этого не сделаю? Думаешь, я блефую? Подумай хорошенько. Я заставлю тебя стра...
   - А-а-а-а!!!
   Тут произошло то, чего вообще никто не мог ожидать. Мион вдруг оглушило пронзительным визгом и с силой долбануло головой о ближайшее окно. Стекло тут же разбилось. Я в ещё большем шоке даже не смог осознать до конца, что произошло. Но вскоре понял. Это была Рена. Она внезапно издала крик и разбила головой подруги стекло. Лицо Мион сразу же покрыли кровавые раны от порезов. Рена же, в каком-то неистовом бешенстве, вытащила Сонозаки из разбитого окна и швырнула в сторону. Раненная девушка ударилась животом и головой о пару парт и снесла остальные, проскользив по полу.
   - Что здесь происходит?! - в класс незамедлительно вбежала Чие-сэнсэй в сопровождении всех наших одноклассников и вздрогнула от ужаса, увидев эту картину.
   Мион, кое-как в судорогах пытаясь подняться, отплёвывалась кровью. Но всё же ей не удавалось, удар о парты и стулья был слишком сильный. Рена же, в какой-то животной яростью в глазах подлетела к и без того израненной подруге, схватила первый попавшийся стул и занесла его над головой.
   - Как же ты меня задрала! - вскрикнула она, нанося первый удар. - В первый раз я с Таро-куном! В первый раз я так счастлива! А ты, сука, снова лезешь! - с каждой фразой она наносила удар всё сильнее. - Я не отдам! В этот раз я не отдам его тебе!
   Так бы продолжалось бесконечно, если б вдруг ко мне не вернулся мой рассудок. Я тут же вскочил на ноги, подбежал к Рене и схватил её, выбив прежде стул из рук.
   - Поскуда! - всё не унималась Риугу, крича истошно на Мион, которая уже от нестерпимой боли свернулась калачиком и тряслась. - Я убью тебя! Убью! Я тоже! Я тоже хочу побыть счастливой!
   - Рена, успокойся! Ты с ума сошла?! - кричал я, еле сдерживая свою девушку. - Чие-сэнсэй! Что вы стоите?! Вызовите скорую!..
   Время довольно быстро подошло к полудню. Всё это время я изо всех сил держал Рену, полную решимости закончить начатое. К моему ужасу, Мион будто бы потеряла сознание. Её пытались привести в чувство, но она лишь лежала, обхватив руками ноги, и тряслась. Глава её были широко открыты, но совершенно пусты, кровь текла из ран на лице, в которых ещё были видны кусочки стекла, а так же из пробитого стулом бедра, живота и плеча. Такое чувство, что любое движение приносило ей адскую боль, и лишь по этому она до сих пор не двинулась. Все в шоке совершенно растерялись и почти бездействовали до приезда скорой помощи и полиции. По их прибытию всё более-менее успокоилось. Все выбрались на улицу. Мы с Реной сели на скамейку вдали от всех, пока врачи грузили пострадавшую на носилки.
   - Рена, что на тебя нашло? - обеспокоено спрашивал я. - Зачем ты это сделала?
   - Прости... - Риугу была сама не своя. Она мрачно опустила голову так, что глаза скрылись за её волосами. - Я сама не знаю... Просто... Я не хочу потерять тебя, Таро-кун...
   - Рена, что ты. Я ведь никуда не денусь.
   - Ты не понимаешь... Просто... Просто это...
   - Ладно, барышня, пройдёмте-ка со мной.
   Я обернулся на довольно знакомый взрослый голос, раздавшийся сзади. Это был Оиши-сан из полицейского отдела Окиномийи. Это был плотный человек уже в возрасте, у него были седые короткие волосы, мужественный профиль. На нём была черная рубашка, украшенная красными галстуком и подтяжками, держащими его светло-коричневые брюки...
   - Оиши-сан, как там Мион? - спросил я.
   - А? Ну, она не в самом лучшем состоянии, но врачи говорят - выкарабкается... А кстати, мы разве знакомы?
   - Что? Вы не помните меня? Я ведь Кимото Таро, мы...
   В этот момент меня переклинило. На самом деле, я понятия не имел, откуда знаю этого человека и где мы с ним раньше встречались. И вновь возникло это странное чувство неопределённой сознательности, что где-то раньше мы действительно встречались.
   - Прости, сынок. Не помню тебя, - извинился детектив, закуривая сигарету. - Видимо, память уже не та. И всё же, я хотел бы попросить Риугу Рену-сан пройти со мной.
   - Что? Куда? - удивлённо спросил я.
   - В участок. Может, Сонозаки-сан и не померла, но безнаказанным такой поступок оставлять нельзя.
   - Вы что... хотите меня забрать... - шепотом спросила Рена.
   - Да, девочка. Пройдём с нами, ответишь на пару вопросов, и мы разберёмся, что и как. Ты ведь не отрицаешь, что напала на Сонозаки-сан?
   - Я никуда не поеду...
   - Ну, милочка, это уже не тебе решать. Тебе придётся...
   - Я никуда не поеду! - внезапно Рена сорвалась с места и всё с той же кровожадной яростью хотела напасть на полицейского.
   Однако у неё ничего не вышло. В силу физического превосходства Оиши над девушкой, он быстро увернулся от её атаки, схватил за руку и скрутил её так, чтобы Риугу не смогла сопротивляться. Тут же к нему подошли двое других полицейских, надели на неё наручники и повели к патрульной машине.
   - Отпустите меня, уроды! Не смейте меня трогать! - истошно кричала Рена. Так, как она до этого вопила на Мион. - Я всех вас поубиваю! Не смейте рушить моё счастье! Таро-кун! Таро-кун, помоги! Не бросай меня!
   - Эй-эй! Что вы делаете? - спросил я, останавливая патрульных. - Отпустите её немедленно!
   - А ты, сынок, лучше не мешайся, - перегородил мне дорогу Оиши-сан.
   - Что?! Да какое вы имеете право! Отпустите её! Рена!
   - Таро-кун! Не оставляй меня! Пожалуйста! - гнев бедной девушки быстро перетёк в отчаяние. Пока её вили к машине, она тянула руки ко мне и плакала. - Таро-кун! Таро-кун!
   - Рена! - я хотел броситься за ней, но Оиши-сан не давал мне пройти, поэтому мне оставалось лишь кричать. - Не волнуйся! Я спасу тебя! Я вытащу тебя оттуда! Я не оставлю тебя одну! Обещаю!
   - Таро-кун... - на мгновение она счастливо улыбнулась, услышав мои слова. Наверное, всё, что произошло до этого, действительно было лишь страхом потерять меня, но стоило ей услышать эти слова, она тут же успокоилась.
   Уже скоро всё утряслось. Мион увезли в больницу Окиномийи залечивать раны, а Риугу Рену - в полицейский участок. Было страшно подумать, что в произошедшем виноват именно я, но так оно и было. Некоторое время я бесцельно сидел на лавке школьной игровой площадки и карил себя за то, что произошло. Почему я только не остановил Рену? Почему позволил всему этому случиться? Зачем вообще признался бедняжке в любви? Ведь если бы я этого не сделал, всё сейчас было бы хорошо...
   - Ты не виноват, Таро.
   Я и не заметил, как ко мне, когда уже все разошлись, подошла Рика и села рядышком. А ведь она единственная из друзей, кто удосужился меня поддержать.
   - Как раз я, - ответил я вполголоса, поскольку сейчас был подавлен, как никогда прежде. Особенно больно мне было из-за того, что во всём обвинили Рену. - Не нужно было мне говорить Рене, что я её люблю. Ведь тогда всё было бы иначе...
   - Ты прав, всё было бы иначе, - голос Рики, кстати, сейчас был более серьёзен, чем обычно. - Но ты уверен, что не стало бы только хуже?
   - Куда уж хуже. Конечно, я всё сделаю, чтобы вытащить Рену из этой передряги, но как быть с Мион... вообще не представляю, что мне делать теперь.
   - Таро... - девочка подсела ещё ближе ко мне. - Слушай. Я, конечно, мало чем смогу тебе помочь. Но запомни. Рена - самый честный человек на земле. Она очень трепетно относится к отношениям между людьми, поэтому никогда и никому не врёт, и особенно тебе...
   - Что ты хочешь этим сказать? - спросил я, грустно взглянув на неё.
   - Борись! - вновь её детская непосредственность. - Если ты постараешься, всё будет хорошо!
   - Хотелось бы в это верить... - её слова, хоть и немного, но взбодрили меня... но тут я увидел нечто странное. - Слушай... а что это?
   - О чём ты?
   - Ну это... рядом с тобой какой-то мерцающий, прозрачный силуэт, вроде...
   Рика удивлённо посмотрела в его сторону. Казалось, будто она смотрела прямо на него, но я не мог разобрать, что это было именно такое. Через пару секунд девочка медленно перевела на меня удивлённый, но уже какой-то недетский взгляд, и спросила:
   - А что ты видишь?
   - Да, я не знаю даже, - из-за такого неожиданного вопроса я растерялся. - Может, просто у меня воображение разыгралось. Показалось, наверное.
   - Таро. Слушай, ты случайно в последнее время не испытывал странного чувства? Как будто всё, что видишь, ты словно видел уже когда-то?
   - Я? Ну... а что такого?
   Фуруде внимательно посмотрела мне в глаза, будто бы выискивая в глубинах моих зрачков ответ. Найдя его или нет, она вскоре отвела взгляд и с тяжёлым вздохом встала со скамейки на землю:
   - Да ничего. Просто интересно. В общем, главное, не сдавайся. Всё не может кончиться вот так.
   - Ты права, - ответил я озадаченно, но в то же время уверенно. - Всё так не закончится. Я вытащу Рену из этой переделки и извиняюсь перед Мион. Думаю, это будет правильно...
   Весь следующий день прошёл для меня неудачно. Меня не пустили в полицейский участок в Окиномийи под предлогом, что Рену сейчас допрашивают и пытаются определить её дальнейшую судьбу. В больницу так же меня не допустили, поскольку палата Мион была под постоянным наблюдением семьи Сонозаки, которые отказывались пускать меня к ней. Хоть это и было для меня ударом, но я решил не отчаиваться и разобраться со всем завтра, когда страсти слегка улягутся...
   - Алло? Та-тян, это ты? - уже под вечер оторвал меня дома от мыслей о своей собственной беспомощности телефонный звонок.
   - Шион? Это ты?
   - Ага. Вот, звоню узнать, ты свободен сегодня ночью? Можно прийти к тебе на огонёк? А то одной холодными вечерами так скучно, хочется, чтобы кто-нибудь меня пригрел...
   - Блин, Шион, опять ты!.. - покраснев, вспылил я.
   - Извини-извини! - рассмеялась собеседница. - Ох, как же мне нравится тебя бесить!
   - Ты звонишь в очередной раз меня посмущать или по делу?
   - По делу, конечно же. Просто ты такой пупсик, я не могу устоять, чтобы с тобой немножечко не пофлиртовать.
   - Рад слышать, что ты испытываешь ко мне такие тёплые чувства, - обречённо вздохнув, отвечал я. - Ну? Так что ты хотела?
   - Ну, в общем, я хотела бы знать. Что там произошло у вас с Мион? Мне звонили из больницы. Сказали, что она с какими-то травмами туда поступила. Неужели ты постарался?
   - Нет. Честно говоря, я и сам не понял, что произошло. Мы разговаривали, Мион была не в духе и начала сыпать оскорблениями и угрозами в адрес Рены. Та сорвалась. Вот так это и произошло.
   - Рена-тян её так? Неужели?
   - Ну да. Её забрали в полицию допрашивать. Я пытался вытащить её, но безуспешно.
   - Вот как... от кого от кого, а от Рены-тян я такого не ожидала. Вроде, тихая такая девочка.
   - Я и сам не ожидал, что так будет... Чёрт, хотел всё исправить, а сделал только хуже...
   - Да ладно тебе, Та-тян. Девушки - существа сложные. Их не поймёшь, следуя обычной логике. Бывает, что ты уверен в одном, а, стоит капнуть чуть глубже, оказывается, что истина совсем другая.
   - Это точно. Женская логика...
   - Ну не расстраивайся, Та-тян. У меня сердце разрывается, когда ты такой грустный.
   - А что тут поделаешь? Я всё-таки виноват во всём этом...
   - Слушай, взбодрись немного. Я помогу тебя, чем только смогу. Конечно, сейчас, когда у Мион такое с лицом натворили, нас различить довольно просто, и мне лучше не высовываться наружу, но у меня куча связей, как в полиции, так и в больнице. Собственнолично не смогу тебе помочь, но если узнаю что-нибудь, немедленно дам тебе знать. Договорились?
   - Да. Спасибо, Шион. Я твой должник.
   - Даже так? Ну хорошо. За этом я позволю себя нежно поцеловать в губки... а если захочешь, даже больше... - начала говорить она соблазнительным голосом.
   - Шион, снова ты за своё?
   - Только представь. Я в одной только маячке и трусиках лежу перед тобой, вся такая беспомощная и слабая. Ты набрасываешься на меня, а я сопротивляюсь и кричу "Нет! Пожалуйста, не делай этого Та-тян!", но тебе всё равно. Ты срываешь с меня майку, и перед тобой открываются мои обнажённые груди, которые я стеснительно пытаюсь прикрыть. Но твои сильные руки обхватывают моё нежное тельце и...
   - Шио-он!!! - я уже красный до ушей и с явными признаками перевозбуждения сидел у телефона, не в силах успокоиться. - Хватит с меня секса по телефону! Угомони уже своё либидо и дуй спать, ей богу!
   - Прости-прости! - на том конце трубки девица неистово хохотала. - Та-тян, не надо так возбуждаться!
   - Дура, блин! Вечно после тебя мне пошлые сны снятся!
   - О, надеюсь, обо мне.
   - Ага! О тебе и куче тентаклей, которые друт тебя по самое не балуйся!
   - О, Та-тян... - слегка озабоченно ответила Шион. - У тебя такая отменная фантазия...
   - Ладно, всё, ты меня довела! Я пошёл спать! Если узнаешь что-нибудь, дай знать.
   - Хорошо, мой сладенький тентаклик. Спокойной ночки!
   Честно говоря, после такого заговора с сестрой Мион, я уже на неё не рассчитывал. Она только и делала, что издевалась надо мной и без конца смущала, но всё же, если позабыть об этой черте её характера, она неплохой человек. Возможно, от её помощи будет какой-то толк.
   Всю ночь я не мог уснуть. Мысли о Рене не покидали мою голову и терзали сознание. Уже не говоря о чувстве вины, давящем мне на мозг. Весь этот коктейль чувств приносил одну только боль моему сердцу. Лёжа на матрасе у себя в комнате, который я так и не сложил, мне вспоминался наш поцелуй. Искренний, полный любви и доброты. Признаться, Рена поселилась в моём сердце так глубоко, что вдали от неё мне было холодно и одиноко, но хуже всего то, что, скорее всего, она чувствовала сейчас то же самое. Если бы не сладкий запах Рены, оставшийся на моей подушке, я бы, наверное, сошёл с ума.
   Следующим утром, озарённым светлым солнцем и заливистым стрекотанием цикад меня от неглубокой дрёмы разбудил телефонный звонок. Я тут же вскочил на ноги и бросился к трубке.
   - Алло? Да? Кто это?
   - Та-тян, у меня плохие новости, - на той стороне аппарата была Шион, и она говорила довольно обеспокоено. - Похоже, Мион пару часов назад выписали из больницы...
   - Что? - переспросил я, ещё не совсем отойдя ото сна, которым я не тешил себя уже вторую ночь. - И чем это плохо?
   - А тем, что, похоже, клан Сонозаки решил что-то предпринять относительно произошедшего. Я, конечно, подробностей не знаю, но мой информатор говорит, что Мион взяла под временное командование весь свой клан.
   - Думаешь, она и правда собирается мстить Рене? Я думал, она вчера сгоряча это сказала...
   - И всё же факт остаётся фактом. Тебе нужно быть начеку. Кто знает, что сейчас у неё на уме.
   - Ты права... - мучительно коснулся я пальцами бровей, как бы заглушая головную боль от такой ужасной информации.
   - Но это ещё не всё. Насчёт Рены-тян...
   - Да? - я оживился. - Что с ней? Где она?
   - Понимаешь... всё хуже, чем я думала. Похоже, вчера во время допроса она напала на нескольких полицейских с ручкой. В общем, вместо временной камеры её поместили до дальнейшего разбирательства в психиатрическую больницу Окиномийи...
   - Куда-куда?! - я в шоке чуть не сжал трубку до той степени, что она начала ломаться.
   - Большое белое здание, самое ближнее по дороге в Хинамизаву. У него ещё вход в сторону Онигафучи...
   - Чёрт... Спасибо, Шион. С меня причитается!
   - Постой, Та-тян!.. - но я не стал слушать её дальше, повесил трубку и ринулся бегом в сторону того самого здания...
   К сожалению, информация Сонозаки оказалась полностью верна. По дороге в деревню находилось с первого взгляда невзрачное, но довольно большое здание, стоящее чуть-чуть вдали от остального городка. В нём было примерно пять этажей, плотные толстые стёкла. Как внутри, так и снаружи всё было белым-бело, как в какой-нибудь исследовательской лаборатории. Всё чисто, стерильно, выглядело новеньким и современным, будто даже из другого века, но всё же это была обычная больница. На входе мне сказали, в какой палате находится Риугу Рена, где сейчас её консультирующий врач, и что разговаривать с пациенткой можно только с его разрешения. Её палата оказалась на третьем этаже. Я поднялся по лестнице и видел уже знакомого с недавнего времени человека, сидящего у нужного мне кабинета.
   - О, сынок, и ты здесь?
   - Оиши-сан? Что вы тут делаете?
   - Присматриваю за нашей буйной подозреваемой, - ответил он, закуривая очередную сигарету. - Ты ведь Кимото-сан, кажется. В нашей с ней беседе она ни раз тебя упоминала.
   - Что произошло? - спрашивал я, пытаясь скрыть злость. - Зачем вы посадили её сюда?
   - Не по своей прихоти. Во время допроса она набросилась на меня и проколола руку ручкой, - детектив показал перебинтованную рану на левой руке. - В общем, не получилось у нас адекватного разговора, и я распорядился, чтобы пока что она посидела здесь под наблюдением и не создавала опасность окружающим и себе.
   - Вот как. Вы посадили мою девушку в психушку, не позволив мне даже с ней поговорить?
   - Ну прости, сынок. Я только свою работу выполняю. Теперь ты можешь с ней поговорить, если только доктор позволит.
   - И я с ней поговорю...
   - Ради бога! Конечно, всё и так уже ясно, но всё же звони нам в участок, если узнаешь что-то новое. Договорились?
   - Хорошо... - неохотно ответил я, подавляя свою необоснованную ярость. Ведь на самом деле я злился только на себя. Оиши-сан был ни в чём не виноват. - Я сообщу обо всём, что узнаю
   - Молодец, - ответил мне полицейский, давая мне карточку со своим номером телефона и удаляясь. - Не раскисай, всё как-нибудь образуется...
   Чуть погодя, я тоже уселся на скамейку в ожидании врача. Странное было помещение. Очень длинный однообразный коридор с кучей кабинетов и лавок, зрительно тянущийся бесконечно. Но самое странное было то, что он был абсолютно пуст. Лишь где-то вдалеке на лавочке сидел высокий, но слегка потрёпанный блондин в белой рубашке и скомканных чёрных штанах, будто покрытых грязью...
   - Так-так, иду-иду...
   Наконец со стороны лестницы послышался голос врача. Он быстро спустился откуда-то сверху и пошёл в мою сторону по коридору. Это был парень лет тридцати пяти, с длинными, заплетёнными в конский хвост чёрными волосами на розовую резинку. Лицо невзрачное, телосложение худощавое. Одет он был в длинный белый халат поверх зелёного свитера с чёрными стрелками, строгие тёмные брюки на кожаном поясе, совершенно не сочетающиеся с его белыми кроссовками. В руках его была куча всяких документов в полном беспорядке, и, кажется, он читал какой-то листок, перевёрнутый вверх ногами. Но хуже этого внешнего непрофессионализма было то, что я его знаю...
   - Опаньки, это ты, Торачок? - спросил он, подняв на меня глаза и подойдя ближе. - Надо же, какая встреча. Что ты забыл в нашей скромной клинике?
   - Уж точно пришёл не к тебе, Ума.
   - А ты совсем не изменился, шкодливый мальчишка, - по-доброму сказал он.
   - А вы всё такой же безмозглый фрик, - ответил я с отвращением, которого он и не заметил. - С каких пор ты работаешь рядом с себе подобными? Или тебя из палаты погулять выпустили?
   - Какой же ты шутник, Торачок, - ответил он, приводя свои документы в ещё больший беспорядок. Так, что они стали вываливаться у него из рук. - Насколько я понимаю, ты пришёл навестить свою подружку Ренусю-тан.
   - Слушай, псих! - не выдержал я. - Называй меня как хочешь, с этим я с детства свыкся, но не смей обзывать своими дурацкими прозвищами Рену!
   - Ха-ха. Я псих? Это не моя подруга сейчас в смирительной рубашке сидит...
   Я не смог этого терпеть, схватил его за халат одной рукой, ударил о стену так, что все его бумажки разлетелись по полу, и хотел ему врезать, но он всё с той же улыбкой сделал жест рукой, чтоб я остановился.
   - Ладно, извини-извини. Ляпнул, не подумав. Больше не буду так называть Риугу-сан.
   После этого я неохотно опустил сжатую в кулак руку и отпустил его. Он отряхнулся, как ни в чём не бывало, поднял всего одну бумажку с полу и, повернув её боком к себе, прочитал:
   - Вот, пациентка Риугу Рена. Прошу за мной.
   С этими словами он провёл меня в кабинет. Это было очень маленькое помещение с одним столом, двумя стульями, один из которых стоял у стола, а другой чуть-чуть вдали. Сам стол был впритык поставлен к стене с большим прозрачным стеклом, из которого бил яркий свет. На уровне рук было небольшое отверстие.
   - Проходи, садись, - вежливо обратился ко мне Ума, садясь за дальний стул и разглядывая свою рукопись, чуть повертев её в руках.
   Я нерешительно прошёл внутрь, смотря на стекло. За ним была комната побольше, светлая и белая, вместо стен, пола и потолка было нечто, напоминающее огромный матрас. Стоило пройти чуть глубже внутрь кабинета, как внутри за стеклом показалась девушка, сидящая у стены с расстёгнутой на рукавах смирительной рубашке.
   - Рена! - я тут же подскочил к стеклу и начал звать её. - Рена! Ты слышишь?! Это я, Таро! Рена!
   - Успокойся, голубок. Она тебя не видит и не слышит, - остановил мои попытки достучаться до неё психиатр. - Это такое специальное стекло. С её стороны она видит лишь зеркало.
   Я прекратил пытаться её позвать, но не мог оторвать от неё глаз. Бедная девушка выглядела измученной, её глаза были совсем пустыми, а лицо заплаканное. Трудно представить, что ей пришлось пережить.
   - Пациентка Риугу Рена, поступила к нам вчера в 4:00 утра с явными признаками агрессивной формы психопатии, проще говоря, расстройством сознания. В разговоре с пациенткой были замечены признаки шизофрении, эндофенотипом атактичного мышления и тяжёлой формой психоза. Или просто шизоаффективным расстройством.
   Странно, но в этой куче неясных терминов я понял каждое слово, что удивило даже меня самого:
   - Хотите сказать, у неё нечто вроде раздвоения личности, постоянных галлюцинаций и неспособности сдерживать свои эмоции?
   - А ты неплохо просвещён в психиатрии, мальчик мой! - воскликнул радостно Ума. - Это так наши сеансы пошли тебе на пользу?
   - Откуда у неё всё это? Ведь ещё недавно она чувствовала себя абсолютно нормально.
   - Такие психические заболевания могут проявляться и не сразу. Возможно, эта юная леди страдала ими и раньше, но проявились они только сейчас. Скорее всего, вследствие очень сильного возбуждения или эмоционального напряжения.
   Мне тут же вспомнился их разговор с Мион и незамедлительная реакция Рены, её бешенство в глазах и та ярость, с которой она наносила каждый удар некогда своей лучшей подруге. Тогда, как бы мне этого не хотелось, пришлось поверить в каждое слово её лечащего врача.
   - В общем-то, пока мне не удалось обнаружить источник её заболевания, но со временем я докопаюсь и до него.
   - Не сомневаюсь... Слушай. Я хочу с ней поговорить.
   - Да ради бога! - радостно воскликнул врач. - Только ты учти, что она кусается, царапается и нехило так может ударить в промежность. Я это на себе испытал во время одного из сеансов.
   - Мне плевать. Может, с ней и не всё хорошо, но это всё ещё моя Рена, которую я люблю. Позвольте мне с ней поговорить. С глазу на глаз.
   - Конечно, без проблем, - ответил Ума, положив ключи от двери в её палату на стол и маленький пульт, назначение которого он объяснил мне, скрываясь за дверью. - Если что, нажми на эту кнопочку. К тебе сразу на помощь прибежит толпа санитаров.
   После этого он вышел. Я хмыкнул на его предупреждения и оставил пульт на столе, открыв дверь в палату Риугу. Кстати, я не заметил её в конце комнаты сразу, так как она полностью сливалась со стеной. Распахнув двери, я зашёл внутрь.
   - А? Таро... кун?.. - девушка медленно подняла на меня глаза.
   - Рена, вот и я.
   - Таро-кун... Таро-кун! - в её взгляде снова появилась жизнь, любимая быстро поднялась с мягкого пола и побежала ко мне, крепко стиснув меня в объятиях. - Таро-кун! Ты пришёл! Ты и правда пришёл ко мне! Я так рада!
   - Рена, я скучал, - ответил я, еле сдерживая слёзы радости, обнял её в ответ, а затем и нежно поцеловал её в губы, отчего девушка даже издала сладкий стон и прикрыла глаза:
   - Ах... как мне этого не хватало...
   - Рена, слава богу, ты в порядке...
   Нежности между нами продолжались ещё довольно долго, пока, наконец, я не решил поговорить с ней серьёзно. Мы сели напротив друг друга, держась за руки, и стали спокойно разговаривать.
   - Рена, послушай. Я понимаю, это неприятная тема. Но мне необходимо знать всё, чтобы вытащить тебя отсюда. Расскажи, что происходит с тобой.
   - Таро-кун, прости... - послышался её грустный шёпот. - Я не хотела, чтобы всё так вышло... Я лишь хотела быть счастливой вместе с тобой... Но они вернулись...
   - Что? Кто вернулся?
   - Помнишь, мы говорили о доверии? - спросила она серьёзно. - Таро-кун, ты веришь мне? Сможешь поверить моим словам, даже если они покажутся невероятными? Скажи. Для меня это очень важно.
   - Да, я смогу, - уверенно ответил я, гладя странные покраснения на её руках, которые уже больше напоминали раны. - Расскажи мне всё.
   - Хорошо... - Рена глубоко вздохнула и начала говорить, опустив голову. - Я просидела тут довольно долго, и у меня было время над этим поразмыслить...
   - Почему ты напала на Мион? - после небольшого молчания, спросил её я, понимая, что она не знает, с чего бы начать. - Неужели из-за её слов? Мне кажется, она не смогла бы...
   - Всё из-за ревности, - ответила Риугу. - Понимаешь, последние 2 года она всегда окружена вниманием. Сай-кун, Сатоши-кун, Кеичи-кун... у неё всегда был тот, кто любил её и поддерживал. А у меня никогда такого не было. Ми-тян постоянно влюблялась в нового парня, стоило другому исчезнуть, и они отвечали ей взаимностью. Она всегда говорила, что ей нравится кто-то, делилась со мной впечатлениями о нём, фантазиями, но я скрывала от неё это, чтобы не обижать. Мне было больно, меня душила зависть. Но при этом, как настоящая подруга, когда кто-то из них обращал внимание на меня, я тут же его отшивала, чтоб не задевать чувства Ми-тян... но сейчас всё случилось иначе. Все они были отличными парнями, но почему-то именно ты пробудил во мне какие-то тёплые чувства. Ты моя самая первая любовь. И мне было тяжелее всего слушать, как ты нравишься Ми-тян. И я подумала, что у меня никаких шансов перед ней. Она высокая, красивая, грудь у неё больше, да ещё и наследница целого клана Сонозаки. Поэтому я старалась не думать о тебе, как о парне, и полностью смириться с тем, что ты принадлежишь Ми-тян... пока ты не признался мне в любви... это был самый счастливый момент в моей жизни. Я бы смирилась со временем, если бы ты тоже влюбился в Мион, и вы бы начали встречаться, как это обычно бывает. Но сейчас впервые парень предпочёл меня. И не просто парень, а именно тот, в которого я полюбила почти с первого взгляда. Я просто не могла смотреть, как Ми-тян будет отбирать у меня то тепло твоего сердца, которого мне так не хватало все эти годы...
   - Рена... - я слушал её очень внимательно, стараясь не перебивать. Её слова тронули меня просто до глубины души. Неужели я правда первый, кого она по-настоящему полюбила? У меня и мысли такой не было, но тогда я был рад, что мы вместе.
   - Поэтому я считаю, что всему виной Ми-тян... - её тон слегка изменился на более грубый, с оттенком ярко выраженной ненависти. - Это из-за её махинаций компания отца обанкротилась, и я на год уехала из Хинамизавы. Это из-за неё у меня начали появляться странные галлюцинации. Это она сводит меня с ума...
   - Рена, что ты говоришь?
   - Ты не понимаешь, - вдруг она подняла руки и схватилась ими за голову. - Из-за неё в моём теле завились черви. Изо дня в день по моим венам ползают эти гадкие твари и пожирают меня изнутри. Я пытаюсь выскрести их оттуда, но их слишком много...
   - Неужели ты... - только тогда я понял, откуда эти покраснения в виде ран у неё на запястьях и шее.
   - Это Ми-тян запустила их в меня... - продолжала Рена, чьи трясущиеся руки медленно сползли на лицо, оставляя за собой красный след от ногтей. Вскоре из-за пальцев показался её глаз. Взгляд девушки был совершенно неадекватным. - И я знаю, когда именно. Помнишь тот пруд, в котором мы купались? Уверена, это там её черви проползли внутрь меня и размножились. Ведь вода не может так ужасно пахнуть, даже вода из болот. Это всё Ми-тян! Это она довела меня!
   - Рена, успокойся, пожалуйста! - попытался утихомирить её я, положив руку на плечо, однако она отреагировала неожиданно. Она накинулась на меня, свалила с ног и начала душить, крепко и быстро замотав моё горло рукавами её смирительной рубашки. Почему-то меня вдруг переклинило, как тогда я был на главной площади, где должен будет проходить Ватанагаши. Остроё чувство дежа вю настолько меня поглотило, что я не смог даже шевельнуться просто погрузившись в очень похожую картину...
   - Ояширо-сама не любит, когда его не слушаются. А когда его не слушаются, нарушителя нужно наказать... - шептала девушка, как заворожённая, сдавливая мне горло изо всех сил. - Наказать, наказать, наказать, наказать...
   Перед глазами была она же, но у меня в комнате и в обычной своей одежде. Словно всё это случалось и раньше. Но нехватка воздуха заставила меня опомниться:
   - От... пус... ти... - с трудом произнёс я, отчего Риугу внезапно вздрогнула и в ужасе убрала от меня руки, отползая в сторону:
   - Таро-кун, прости! Я не хотела! Прости, пожалуйста!
   Я поднялся, кое-как прокашлявшись и восстановив дыхание. Рыжая девица забилась в дальний угол комнаты и обхватила ноги руками, повторяя себе:
   - Прости... я не хотела... как я могла... сделать больно Таро-куну...
   Я, поднявшись после такой кошмарной сцены, грустно посмотрел на свою любимую. Похоже, ей и правда нужна была помощь, поскольку она несла действительно какую-то бессмыслицу. Однако моя любовь к ней и желание спасти - ничуть не пропали...
   - Ладно, Рена. Я пойду, наверное... - сказал я, подходя к ней.
   - Да... Прости меня, Таро-кун... - плача, уселась она на колени передо мной. - Я правда не хотела...
   - Ничего, я всё понимаю, - я опустился к ней и снова обнял её, нежно поцеловал. - Не волнуйся. Всё будет хорошо.
   - Ты ведь вернёшься за мной? - спросила она с надеждой в голосе.
   - Конечно. Обязательно вернусь.
   Наконец увидев слабую, но всё такую же добрую и милую улыбку на её устах, я ещё раз попрощался с любимой и вошёл обратно в кабинет за стеклом, прикрыв за собой дверь. К моему удивлению, там, на стуле сидел Ума, видимо, наблюдающий за каждой секундой нашего разговора.
   - Вы прямо два сапога - пара! - заговорил он радостно. - Я чуть не расплакался, когда вы заговорили о любви.
   - Подслушивал нас, гнида? - спросил я серьёзно.
   - Ну зачем же так грубо? Скорее, проводил сторонний психоанализ на основе реакций на ту или иную тему разговора.
   - Я же просил поговорить с ней с глазу на глаз.
   - Ну так вы и были с глазу на глаз. Я ведь как мышка, прошуршал где-то мимо, послушал, и был таков.
   - Не мышь ты, а крыса. Упырь чёртов...
   - Ну чтож, хватит обо мне, - не отреагировав на ругательства, стал читать записанное на листке своим супернеразборчивым подчерком, которого он сам даже не понимал, - Так-с... ну что я могу добавить? Ты ведь и сам видел всё своими глазами, правда?
   - Да... - мрачно ответил я. - Честно говоря, она и правда как будто умом двинулась. Всё, что она говорила, похоже на бред...
   - Ты прав. Полная бессмыслица, - он поднялся со стула и, пройдя мимо, подошёл к двери в палату Рены. - Но, как я всегда говорил, в каждом вздоре есть частичка истины. Она как золото, которое надо найти в куче грязи и мусора, прежде промыв всё остальное.
   - Не знаю... во всё это ужасно сложно поверить...
   - И не говори! - парень одним движением бедра захлопнул дверь, которую я, кажется, только прикрыл. Замок щёлкнул, дверь закрылась настежь. - Думаю, если подвергнуть её усиленному лечению, в том числе и кое-какими психотропными препаратами...
   - Не смей пичкать её всяким дерьмом! - повысил я на него голос. - Может быть, с первого взгляда это и похоже на бред, но я верю ей! Я верю своей девушке, и у меня нет причин ей не верить. Так что не смей ничем её пичкать, пока она здесь только под следствием. Если её определят сюда на долгосрочное лечение - другой разговор, а сейчас это противозаконно.
   - Да успокойся ты! - улыбаясь до ушей, ответил он беззаботно. - Для этого нужно разрешение от её отца, которого пока что такового не дал. Так что можешь расслабиться, Торачок.
   - Ладно, - это заставило меня немного успокоиться. - В общем, не смейте промывать ей мозги. Я докажу, что в её словах есть правда, и она не нуждается ни в каких лечениях. И когда её отпустят, обещаю, я начищу тебе морду за всё.
   С этими словами я удалился, громко хлопнув дверью. Ума лишь улыбнулся шире и произнёс, глядя через стекло на Рену,nbsp; - А тем, что, похоже, клан Сонозаки решил что-то предпринять относительно произошедшего. Я, конечно, подробностей не знаю, но мой информатор говорит, что Мион взяла под временное командование весь свой клан.
сидящую в дальнем углу со взглядом, полным отчаяния и злости:
   - Обязательно, малыш. Обязательно... Ну чтож, наш следующей пациент кто?
   Он забрал со стола ключи, пульт и, уходя из кабинета, достал какую-то скомканную бумажку из кармана, которая оказалась ещё одним документом. Прочитав его, скосив глаза, он радостно воскликнул:
   - Ух ты! Потрясающий случай!
   И с этими словами вприпрыжку отправился вдаль коридора, захлопнув за собой дверь.
   - Я уже бегу к тебе, Сатоши-тян!..
  

Кровь оттенка доброты. Глава 4.

  

Вера (часть 1)

  
   Незаметно для меня на Окиномийю наступил полдень. Выходной для всех, утруждающих себя работой, горожан. Ватанагаши. Однако мне было совершенно не до праздников, пусть и религиозных. Я сидел в местной библиотеке, пролистывая все книги, что только мог найти относительно Хинамизавы. Моей целью была любая информация относительно семьи Сонозаки, того странного пруда и в целом об экосистеме деревни. Ведь любая информация помогла бы мне найти хоть какой-то смысл в словах Рены, однако, кроме очередных подтверждений, что моя девушка несла какую-то несвязную чушь, ничего больше не мог найти. Но сдаваться я не собирался и продолжал копаться в книгах, старых вырезках из журналов и газет. И всё же усталость давала о себе знать. Я искренне боролся со сном, но после двух бессонных ночей битва складывалась явно не в мою пользу. Веки становились всё тяжелее, а сознание медленно отрубало логику. Я был уже готов уснуть, как вдруг меня окликнул знакомый голос.
   - Надо же, кого я вижу! Ну уж то это сам Кимото-кун восседает за книжным столом?
   - А? - я обернулся к окликнувшему меня. - Такано-сан?
   - Что ты здесь делаешь? - спросила она, подойдя ближе. - Сейчас же Ватанагаши, детишки в это время не учатся.
   - А для блондинки вы очень остроумны... - саркастично подметил я, устремляя усталый взор обратно в книгу.
   - Ты прав! Сама себе поражаюсь! - девушка довольно навязчиво взяла ближайший стул и села в непосредственной близости ко мне. - Чем занят? Решил культурно просветиться перед праздником?
   - Не то, чтобы... - задумчиво произнёс я. - Такано-сан, вы ведь в Хинамизаве куда дольше меня живёте?
   - Ну, конечно, дольше. Но не настолько, чтобы знать всё на свете, - говорила она с беззаботной улыбкой. - А что именно тебя интересует?
   - Ну... даже не знаю... это сложно объяснить...
   - Ты уж постарайся объяснить, чтобы поняла даже такая дурочка, как я.
   - Пожалуй, это бесполезно. Лучше сам найду то, что мне надо.
   - Так быстро отказываешься от моей помощи? - Миё даже притворно обиделась. - Ну вот, судишь обо мне только по цвету волос. Расист...
   - Как расизм связан с цветом волос? - раздражённо спросил я.
   - Я обиделась! Я с тобой не разговариваю!
   В шоке от её совершенно детского поведения, я решил плюнуть на неё и продолжать поиски, вычитывая хотя бы что-нибудь.
   - Так... клан Сонозаки... Онигафучи... Ояширо-сама... блин, тут только поверхностная информация! Я таким боком ничего не найду!
   - Дай догадаюсь, - снова заговорила со мной Такано-сан. - Ты ищешь нечто вроде объяснения странного поведения Риугу-сан, которая на днях поступила в психиатрическую клинику, так?
   - А? Откуда вам это известно?
   - О, Кимото-кун, мне известно очень многое, - её улыбка стала ещё хитрее. - Я знаю, что представляет из себя проклятие Ояширо-сама. Я знаю, кто организовывал каждое убийство и исчезновение во время Ватанагаши. Я знаю твоё настоящее имя, твоё истинное прошлое, которое ты так тщательно скрываешь. И я прекрасно знаю, что уровень твоего IQ зашкаливает за 200.
   Я удивлённо-настороженно смотрел на неё. Не знаю, блефовала она или нет, но одну информацию она сказала абсолютно точно.
   - Ну что ты смотришь на меня, как на врага народа? - спросила с доброй улыбкой на лице Такано-сан. - Кимото-кун, не надо быть таким подозрительным.
   - Откуда вы узнали? - я мрачно задал ей вопрос. - Об этом никто, кроме трёх человек не знал.
   - Ты недооцениваешь мои источники. Если хорошенько постараться, можно узнать всё, что тебе нужно. Но не волнуйся, я не буду разбрасываться твоими страшными секретами направо и налево. Мы ведь союзники, не правда ли?
   - Союзники? - переспросил я. - С каких это пор?
   - Ну как? Мы оба хотим знать тайны этой проклятой деревушки. Разве это не делает нас компаньонами? Давай так. Я поделюсь информацией с тобой, а ты добудешь её для меня. Всё очень просто, не так ли?
   - И что это за информация?
   - Не волнуйся, не волнуйся. Ничего страшного, обещаю. Но я расскажу тебе, только если согласишься.
   - И в чём подвох?
   - Какой же ты подозрительный, - по-доброму утомлённо вздохнула блондинка. - Прямо как твоя тётушка. Или сестрёнка. Ну, в общем, я бы советовала тебе согласиться. Так и я получу необходимые мне данные, и ты получишь ответы на многие интересующие тебя вопросы. Что скажешь, мой маленький гений?
   Я задумался в этот момент. Не сказать, что она совсем уж искренна со мной, но и не блефует. Доверять ей безукоризненно было бы огромной ошибкой, но всё же я решил рискнуть ради спасения Рены и пожал руку Миё:
   - Договорились.
   - Вот и славненько! - девушка явно обрадовалась нашему сотрудничеству. - Ну чтож, вот часть моего уговора.
   Такано достала из сумки две зелёные общие тетрадки с какими-то записями и документацией, положила их передо мной.
   - Прочитай, и ты откроешь для себя много интересных подробностей о деревне и её жителях. Возможно, даже поймёшь, в чём дело, быстрее меня. А я пока кратенько тебя просвещу.
   В этот момент она мне уже не казалось такой глупой. Теперь её характер больше напоминал лисий - подлый, лукавый и готовый на всё ради своей цели. Хоть и не было приятно находиться с таким человеком, мне пришлось. Я открыл тетрадки и начал их читать, параллельно слушая Миё-сан.
   - В общем, мне нужна информация о том загадочном прудике, в котором вы с друзьями недавно купались. Причём такая, которая бы относилась к секретам самой деревни. Я слышала, оно когда-то было отделено изменением ландшафта от Онигафучи и теперь является чем-то вроде паразита на землях Хинамизавы. С давних пор существует множество поверий о самом Онигафучи, но в то же время никаких упоминаний именно об этом кусочке влаги. И всё же оно совершенно отличается от самого болота. В его структуре газ распространяется в одной только области, причём утечки никакой быть не может. В самом Онигафучи ядовитые газы находятся под толстым слоем земли, не дающим ему распространяться. Кроме того, оба газа совершенно не похожи друг на друга. Предполагают, что это часть эволюции экосистемы, но я в этом сильно сомневаюсь. Структура испарений, выходящих из того озера, не похожа ни на один существующий газ. Может, у тебя есть какие-нибудь соображения на этот счёт?
   За то время, пока она говорила, я успел прочитать почти всю её первую тетрадку с записями и решил изложить свою точку зрения:
   - Я не могу точно сказать. Когда мы находились там, я чувствовал лишь отвратительный запах, исходящий из этого пруда. Это не могло быть газом, поскольку никакого отвращения за время, проведённое там, не было ни у одного из зрителей, хотя болотные газы обычно вызывают, по крайней мере, обморок после частого его вдыхания. Сама вода хоть и не очень чистая, с большим количеством водорослей и мошкары, но не думаю, что именно они стали причиной такой вони. Так же я склонен отвергнуть вашу теорию об изменении ландшафта, поскольку оно не могло произойти так быстро и чётко. Это доказывают иллюстрации Хинамизавы 100летней давности, на которые я наткнулся как-то в книге. Теорию о том, что это могло быть падение летающей тарелки, я так же отвергаю, как бездоказательную. А вот та, где её искусственно вырыли люди, мне кажется более правдоподобной.
   - Кимото-кун, я тебя хочу! - вдруг поражённо воскликнула Такано-сан. - Ход твоих мыслей меня возбуждает!
   - Эээ... тогда, пожалуй, не буду больше так заумно излагать свою мысль, - "в капле" произнёс я, откладывая первую тетрадь в сторону. - Значит, мне нужно найти в этом пруде что-то, что может быть вам интересным? А посылаете именно меня только потому, что боитесь сами запачкать руки, правильно?
   - Надо же, Кимото-кун, от тебя ничего не утаишь!
   - Не надо говорить об этом так восхищённо...
   - Ну чтож, раз мы поняли друг друга, я отправляюсь по своим делам, - хитрая медсестричка встала со стула, натянула на плечо сумку и помахала мне, уходя. - Пока-пока, пупсик! Звони, если что-нибудь увидишь!
   После столь странного, но всё же плодотворного разговора с Такано-сан, я решил продолжить своё расследование уже вне стен городской библиотеки. Солнце жарко напекало мне голову, что ещё больше тянуло в сон, но такой роскоши я не мог себе позволить и, подгоняя себя мыслями о Рене, шёл в сторону Хинамизавы. Тем временем там уже собирался народ на главной площади, ожидая начала праздника. Видимо, все помогали быстро подготовить церемониальные принадлежности и прочие деревенские предметы увеселения. Я решил на секунду заглянуть туда в поисках чего-то бодрящего. В суете меня никто не замечал, я полностью смешался с толпой зевак. И местный магазинчик, где продавали горячее кофе - стал моим спасением. Я купил себе два стакана, устроился неподалёку на лавочке и стал пить, наблюдая за работающими людьми, словно муравьишками, отстраивающими своё гнездо.
   - Эй, Таро, - вдруг окликнул меня знакомый голос длинноволосой девочки в одеждах монахини. - Привет.
   - О, Рика-тян. Привет, - вяло улыбнулся ей я, прикладываясь к стакану кофеина. - Как ты? Готова выступать?
   - Ага! - весело ответила она, устраиваясь со мной рядом. - Я уже давно этот ритуальный танец учу. Думаю, справлюсь!
   - Умничка, - дружелюбно погладил я её по голове. - Главное, не нервничай. У тебя всё получится.
   - Я знаю! - Рика из интереса взяла второй стаканчик с кофе в руки и стала присматриваться к нему. - А ты как поживаешь, Таро? Мы с того нашего последнего разговора не виделись. Где ты пропадал?
   - Ну... всё это очень сложно объяснить...
   - А-а! Фу-у! - Рика случайно перебила меня, попробовав кофе на вкус. - Горячо-горячо!
   - Глупая, тебе такое пока рано пить, - сказал я, забирая у неё стакан. - Лучше позже куплю тебе мороженое.
   - Ура! Таро проставляется! - обрадовалась Рика.
   Я посмеялся вместе с ней, но всё веселье быстро растворилось в сонном подсознании, оставляя лишь вялую и грустную улыбку на моём лице. Юная монахиня удивлённо смотрела на меня:
   - Таро, что с тобой? Ты такой бледный...
   - Да ничего страшного, - ответил я фальшиво-беззаботно. - Так, свои проблемы.
   - Расскажешь?
   - Ладно, только давай не здесь? Шумно уж очень.
   - Хорошо. Идём.
   Я допил первый стакан и оставил его на лавке, прихватив второй и пойдя с Рикой к ступеням вниз, в саму Хинамизаву. Почему-то у меня сильно кружилась голова, но я старался не предавать этому значения и топал достаточно устойчиво. Но вдруг, уже у самой последней арки храма, я стал терять сознание. Под черепом возникла резкая пульсирующая боль, и я, не выдержав, выронил стакан с кофе и сам упал на колени, держась за голову. Напиток расплескался по полу, а стакан покатился с лестницы. Мой мозг будто бы пытался выскочить из черепной коробки, всё вокруг плыло. Я попытался подняться, опёрся на колени, поднял глаза и вдруг увидел нечто, повергшее меня в шок. На последней арке висел огромный деревянный крест. Старый, местами сгнивший, с дырами на местах распятия и нечёткими следами человеческой крови.
   - Таро? Таро, что с тобой?
   Перед глазами появилась Рика, подбежавшая ко мне. Её лицо тоже расплывалось, но я мог отчётливо слышать её голос. И вдруг уши заложил пронзительный скрежет. Я закричал, закрываясь ладонями от звука, но он никак не унимался. Это было похоже на пытку. В какой-то момент мне показалось, что из глаз и ушей моих потекла кровь, заполняя веки и делая всё вокруг красным. Я быстро протёр глаза и застыл от ужаса. Лужа из кофе прямо передо мной обратилась в кровь, стекающую каплями с креста, на котором была распята Рика...
   - Не-е-е-ет!!! - истошно закричал я. - Нет-нет-нет-нет-нет!
   - Таро! Таро! Успокойся!
   Внезапно всё в одно мгновение прекратилось. Я открыл глаза и увидел перед собой волнующееся лицо Фуруде, теребившую меня за плечи.
   - Рика? Что?.. Что за чёрт? Что это было? - спросил я, в недоумении осматриваясь.
   - О чём ты, Таро? Внезапно ты упал, разлил кофе и вдруг начал кричать. Может, тебе к врачу?
   - А? Нет, не нужно, - ответил я, отдышавшись и успокоившись. Затем поднялся на ноги и отряхнулся. - Извини, не знаю, что со мной сейчас было... но разбираться некогда. Идём...
   Я пошёл вперёд, засунув руки в карманы. Рика удивлённо смотрела на меня некоторое время, после чего побежала следом. Я обернулся ещё раз и взглянул на ту же самую арку, но там не было никакого креста. И вдруг меня начали мучить вопросы: что это было? Почему я видел распятую на кресте Рику-тян? Но главное, почему, если я так себя повёл, никто из жителей, кроме Рики, даже не обратили на это внимание?..
   Но расспрашивать каждого было некогда, и я отправился в сопровождении девочки-монашки в сторону Онигафучи, в поисках того самого пруда. Рика согласилась показать мне дорогу.
   - Таро, что с тобой происходит? - спросила она обеспокоено. - В последнее время ты очень странно себя ведёшь.
   - Я и сам не знаю, в чём дело... - честно признался я. - Столько всего навалилось. Сначала эти дурацкие скачки, устроенные Мион. Потом наказание, связанное с тем подозрительным прудом. Я признался в любви Рене, встретил неодобрение со стороны Мион, и сейчас всё просто ужасно сложилось...
   - Не расстраивайся, Таро, - девочка хоть и грустно, но всё же не удивлённо отреагировала на мой рассказ. - Уверена, всё скоро образуется. Ты вытащишь Рену из полицейского участка, уладишь конфликт с Мион, и всё вернётся на круги своя.
   - Дело в том, что Рена сейчас не в полицейском участке. Оттуда бы я смог её вытащить под любым предлогом, даже свалив всю вину на себя. Но её не стали там держать и перевели в психиатрическую больницу Окиномийи...
   - Куда перевели?
   - В психушку при участке.
   - Какую ещё психушку?
   - Ну как. Большое белое здание чуть в стороне от города. Там сейчас психиатрическая клиника, куда Рену посадили. Я сегодня ходил её навещать. Ты о ней ничего не знала?
   - Что за... - лицо Рики вдруг стало по-настоящему испуганным и шокированным, настолько сильно было её удивление. - Там не должно быть никакой клиники...
   - О чём ты? - спросил я, но, похоже, она совершенно погрузилась в себя и не слышала меня. - Рика-тян? Рика-тян!
   Не сказав ни слова, она ринулась бежать в сторону Окиномийи. Я так до конца и не понял, что именно её так переклинило, но и мешать ей не стал. Всё-таки кофе немного подействовало, и мне лучше бы бросить эти силы на разгадку тайны того странного пруда...
   На Хинамизавы быстро опустились сумерки. Я не знал, который сейчас был час, но веселье на Ватанагаши было в самом разгаре. С главной площади отчётливо слышался громкий смех, музыка, ритуальные барабаны. Но я не вслушивался ни во что вокруг, мучительно раздумывая над происходящим. Я проверял землю вокруг озера, проверял воду, осматривал растения и не находил ничего так или иначе подозрительного, кроме подтверждения моей теории, что пруд был искусственно выкопан людьми ещё очень давно, судя по рельефному строению. То, что этот пруд был сделан людскими руками - было доказано, но я никак не мог понять - для чего именно он предназначен.
   - Уверена, это там её черви проползли внутрь меня и размножились. Ведь вода не может так ужасно пахнуть, даже вода из болот, - прокручивал я в голове слова Рены, пытаясь понять их смысл.
   - Чёрт... - вздохнул я, обречённо и устало приложив ладонь к лицу, прилёг на землю рядом с водой. - Может, Рена действительно просто спятила и несла какой-то бред?
   Чем больше брала надо мной верх усталость, тем быстрее я был готов признать, что совершенно не верю словам Рены. Она и правда слетела с катушек и ей необходимо лечение, как утверждал Ума. Так мне думалось, пока мои глаза медленно начали закрываться, созерцая пейзаж бескрайнего и звёздного неба...
   "- Таро-кун, можно тебя спросить? Мы ведь друзья, так?
   - Ну... да...
   - А друзья должны верить друг другу... что бы ни случилось-случилось... так? - её выражение лица, улыбка и тон стали какими-то пугающими. Не знаю, почему, но у меня замерло сердце...
   - Да... да, наверное...
   - Скажи, Таро-кун... ты мне доверяешь?.. Будешь ли ты верить мне всегда?..
   - Да. Я... буду...
   - И я тебе! - вдруг, словно это была лишь игра моего воображения, её лицо стало прежним, озарённым весёлой и доброй улыбкой. - Чтобы там ни было, я поверю тебе, и полностью буду доверять!
   - И... и я... - я был всё ещё слегка ошарашен, но постарался прийти в себя, подумав, что мне просто показалось из-за пасмурной темноты".
   Перед глазами бурным потоком начали течь воспоминания...
   "- Рена, даю слово. Всё будет хорошо, - снова шепнул ей я. - Доверься мне.
   Девушка всё-таки тихонько заплакала, как только одно её чувство всё-таки перевесило другое. Смущённая произошедшим и грустная из-за собственных мыслей, она ответила:
   - Я доверяю тебе... Таро-кун...
   В этот момент мы впервые поцеловались".
   Я вдруг сам стал себе противен. Она доверилась мне, и, хоть я и обещал, что всё будет хорошо, этого хорошо так и не было... я просто лжец...
   "- Таро... - девочка подсела ещё ближе ко мне. - Слушай. Я, конечно, мало чем смогу тебе помочь. Но запомни. Рена - самый честный человек на земле. Она очень трепетно относится к отношениям между людьми, поэтому никогда и никому не врёт, и особенно тебе..."
   Слова Рики эхом отозвались в моей голове.
   - Я понимал, что должен доверять Рене, как она доверилась мне, но я просто не могу, - будто бы пытаясь оправдать себя, думалось мне. - В её словах нет никакого смысла. Черви... что за черви? Ведь тут нет и быть не может никаких червей. Да и что это за паразиты, поселяющиеся в человеческом теле. Насколько я знаю, в данной экосистеме она просто не прижились бы при всём желании. Ведь единственные подходящие для них условия жизни...
   Вдруг я открыл глаза и резко вскочил на ноги. Меня осенило. Я понял, что она имела в виду и, чтобы всё проверить, я снял кое-какую одежду и нырнул в пруд. Под водой было мало что видно, поскольку всё заросло мхом и водорослями, ну и к тому же я плавал не в светлое время суток, поэтому пришлось опуститься до глубины и прощупывать дно. Это заняло некоторое время, учитывая постоянное всплытие за глотками дурно пахнущего, но всё же воздуха. И в один момент я действительно наткнулся на нечто непонятное. Оно было привязано цепью к огромному и тяжёлому навесу, всплыть с которым было просто невозможно. Поэтому прямо на глубине я стал убирать со своей находки растения, но стоило направить её на единственный отблеск лунного света, как я чуть не захлебнулся от испуга. Это был мёртвый, сгнивший утопленник с привязанным к голени навесом. Я быстро всплыл, чтоб не задохнуться, вылез на берег и прокашлялся от несвежей выгнившей на вкус воды. Моя догадка подтвердилась. Этот пруд был выкопан кем-то, чтобы топить людей и выдавать всё за исчезновения. Это объясняло искусственность его создания и ужасный трупный запах, который годами пропитывал здесь воду и землю. Слова Рены про червей являлись, по-видимому, намёком на паразитов, поселяющихся и разъедающих умершее человеческое тело изнутри. Теперь почти всё встало на свои места. Я хоть и хлебнул мёртвой водицы, был доволен собой и тем, что могу, наконец, доказать, что Рена не сошла с ума и ей не место в психушке, поэтому я быстро стал одеваться, чтобы поспешить в клинику к Уме, который, насколько я знаю, даже живёт на своём рабочем месте. Меня терзал лишь один вопрос: кому это было нужно? Зачем кому-то пруд, чтобы топить?..
   - Сонозаки... - внезапно меня посетило второе озарение. Все части головоломки, наконец, встали на свои места. Но вдруг мне вспомнились слова Мион прямо перед нападением на неё Рены:
   - Ты посмела перейти дорогу Сонозаки. И ты за это поплатишься, Рена. Я заставлю тебя раскаиваться. Не удивляйся, если на Ватанагаши исчезнет или умрёт твой папаша...
   - О, чёрт! - воскликнул я, ринувшись полным ходом к дому Рены. - Риугу-сан! Чёрт!
   Но, кажется, я опоздал. Подбегая к дому Рены, даже толком не успев отдышаться, я заметил, что входная дверь была просто-напросто выбита. Внутри не горел свет, но на втором этаже была явная возня. Оттуда доносились странные звуки и крики. Я тут же кинулся внутрь и поднялся по лестнице на второй этаж, с намерением спасти отца Рены. В одной из комнат, где подмечалось чьё-то присутствие, слышались звуки борьбы. Я тут же ринулся туда, но прямо на входе был остановлен какими-то парнями в чёрных костюмах. Они схватили меня за плечи и с силой откинули назад. Я упал, но оттуда смог рассмотреть, что происходит внутри. Там было ещё несколько таких же бугаёв, которые держали за руки более слабого с виду, одетого в домашнюю майку с отчётливыми следами, размазанной по всему телу, крови мужчину. У его виска крутила пистолетом странная девушка в длинном белом больничном халате, больше похожем на домашнее кимоно. Она медленно и с неохотой повернула голову в мою сторону со словами:
   - Кого там принесло?
   Это была Мион. Я сразу узнал её, прежде почему-то не обратив внимания на её зелёные длинные волосы, заплетённые в хвост. Её лицо было серьёзным, глаза зловеще прикрыты, будто бы все вокруг казались ей лишь мусором. На лице - несколько отчётливых кровавых ран от разбитого стекла.
   - Мион? - в шоке вырвалось у меня. - Это ты, Мион?
   - О... - она без какого-либо интереса взглянула на меня. - Та-тян, это ты. Надо же. Сам пришёл.
   - Мион, что ты делаешь? - пытался заговорить я с ней, поднимаясь на ноги. - Что ты задумала?..
   Лишь тогда, лучше осмотрев комнату, я понял, что Сонозаки и её люди ворвались сюда недавно, схватили его и стали мучить. Судя по следам на его окровавленных руках, резали ему ладони, ломали ногти. Ноги так же были изуродованы, мало того в лодыжке парня всё ещё торчал кухонный нож. Тело изувечено, глаз кровоточил, парень плакал от просто невыносимой боли, а сама комната напоминала бойню - по стенам и полу везде была разлита ещё совсем свежая кровь.
   - Зачем? - спросил я в шоке. - Зачем ты... всё это устроила?..
   - А ты не волнуйся... - всё так же безразлично и сухо отвечала девушка, совершенно не проявляя ни секунды сознательности. В её взгляде не было больше никаких эмоций. Я будто бы говорил с живой машиной для убийства. - До тебя тоже очередь дойдёт...
   С этими словами она вновь развернулась и ткнула пистолетом в нос изувеченному мужчине, несмотря на все его слабые мольбы пощадить его.
   - Стой! Нет! Мион! - закричал я и кинулся обратно в комнату. Те двое парней вновь попытались остановить меня, но я отчаянно пытался прорваться сквозь них, стараясь дотянуться до девушки. - Не надо! Прекрати! Прошу тебя! Сто-ой!
   Раздался выстрел. Ошмётки мозгов тут же окрасили ближайшую стену позади. После отца Рены отпустили, и он рухнул лицом об пол. Я в отчаянии прекратил сопротивляться, на что моментально среагировали люди Мион. Они вытолкнули меня из комнаты и прижали к стене рядом с лестницей вниз, подставив к горлу два длинных фамильных клинка Сонозаки. Я неподвижно замер, ощутив на своей коже холод стали, пытался перевести дух и справиться с шоком только что увиденного, но это было лишь началом моего кошмара.
   - Странная штука - жизнь. Ты так не думаешь, Та-тян?..
   Из комнаты тут же вышла Мион и медленным шагом пошла ко мне. Остальные её люди прошли следом. В общей сложности, 5 человек в чёрных костюмах и в тёмных очках, явно вооружённые до зубов.
   - Кто-то совершил ошибку, а расплачиваться за неё приходится близким, - продолжала наследница клана Сонозаки. Голос безразличен, взгляд пугающий и озлобленный, несмотря на всю её серьёзность в данный момент. - Мщение - штука прекрасная. Как после наркотиков. Воплощая её шаг за шагом, не отступаясь и не щадя никого, ты чувствуешь кайф...
   Мион вплотную подошла ко мне. Несмотря на лезвия, что были прямо перед моим горлом, она приблизила взгляд и посмотрела мне прямо в глаза, руками касаясь моей груди.
   - А заставляя кого-то при этом страдать - истинной наслаждение, - продолжала она, коснувшись губами моей щеки. - Ведь если взглянуть на это с моей стороны, виноваты все. Риугу-сан виноват, что произвёл это отродье, доживающее свой век в психушке. Ты виноват, что предпочёл её мне... Но я тебя не виню. Я знаю, насколько ты дорог моей подружке. Представь, каково будет ей потерять отца и любимого человека в один день. Тогда она поймёт моё превосходство. Раскается, падёт ниц передо мной, и тогда... я убью её. Такой будет моя месть. Я заставлю её страдать, даже если мне придётся потерять тебя... - сказала она, целуя меня в губы. После чего повернулась и пошла обратно в ту же комнату, скомандовав своим людям. - Убейте его.
   В ужасе от её слов, я чувствовал, как собираются сомкнуться клинки на моём горле. Ситуация была безвыходной. Что бы я не делал, мои старания были совершенно напрасны. Я не смог уберечь Рену, не смог примириться с Мион, не смог спасти Риугу-сана... и даже самому спастись мне не удалось... это конец... Я закрыл глаза, приняв в глубине души, что сейчас умру. Причём совершенно заслужено...
   Но вдруг меня переклинило. Прямо перед смертельным рывком лезвий у меня на горле, я с силой вскинул руки вверх, выбив у держащих меня у стены убийц Сонозаки оружие. Другой, стоящий чуть вдали, тоже немедленно отреагировал, выхватил пистолет из кобуры, но прямо перед выстрелами, я схватил одного из безоружных за пиджак, потянул его на себя, отчего он принял все полетевшие в меня пять пуль себе на грудь. Остальные двое бросились на меня, но я, чуть оттолкнув подстреленного своими же напарниками, пнул его в спину, отчего тот налетел на своих, задержав их ненадолго. Вдруг ещё не тронутый из ранее безоружных поднял с пола клинок и попытался ударить меня им, но я отскочил в сторону, перемахнул через перила и оказался на первом этаже, сильно приложившись ногой о ступени. От удара откатился в сторону, к входной двери, держась за ногу.
   - Чёрт! - вырвалось у меня из-за резкой и невыносимой боли.
   - Имбицилы, - вдруг послышался голос Мион, которая медленным шагом спускалась с лестницы, направляя на меня ствол. - Ничего сами можете...
   С этими словами она выстрелила. Я в последний момент успел откатиться в сторону, но этим не закончилось. Девушка с просто каменным лицом произвела ещё несколько выстрелов, от двух из них я увернуться не смог. Один попал мне в уже сломанную, кажется, ногу, а другой - в плечо, однако я успел избежать других ранений, спрятавшись на кухне. Мион всё ещё медленным шагом шла ко мне, на ходу перезаряжая обойму.
   - Та-тян, зачем ты всё так усложняешь? - спросила она, будто издеваясь. - Прекрати убегать. Прими смерть, как мужчина.
   - Пошла ты! - крикнул я, с трудом поднявшись на ноги. - Кого и правда надо запихнуть в психушку, так только тебя!
   - О, не волнуйся, - слышался её голос всё ближе. - Здесь все получат по заслугам.
   В этот момент она зашла на кухню и боком направила ствол на меня, снова раздались выстрелы, но я был к этому готов, и поэтому выскочил на улицу, разбив собой ближайшее окно.
   - Твою мать... - девушка раздражённо отвела курок вниз. - Эй вы, уроды! Быстро за ним!
   Оставшиеся в живых четверо парней, следующих за госпожой, отправились за мной вдогонку, попытавшись зайти со всех сторон. Один прошёл через главный вход и отправился в сторону улицы, на которую выходило окно кухни. Два других пошли через чёрный год. Последний полез за мной через окно. Это было его большой ошибкой. Стоило ему показаться, я с бешеным криком огрел его изо всех сил двумя руками по затылку, отчего он выронил из рук клинок. Без промедления, воспользовавшись преимуществом над противником, я сам подобрал его оружие и яростно вогнал лезвие ему в черепушку, которое пронзило мозг и показалось с другой стороны, проткнув стекающий по ножу глаз. Услышав шаги подкрепления, окружающего меня, я быстро, как только мог с раненной ногой, побежал в ближайшие заросли, выбиваясь из последних сил, которые я терял не только из-за недосыпания, но и от обильной потери крови...
   Истощённым и усталый я проснулся только утром от яркого света солнца, режущего глаза. Вчера мне всё-таки удалось смыться от людей Мион, затаившись в ближайших кустах, так и потерял сознание. Еле заставив себя открыть глаза и подняться, я, совершенно разбитый морально и физически, не способный думать вообще ни о чём, вылез из кустов и отправился к ближайшей цивилизации. Таковой была Окиномийя. Несмотря на многолюдность, я без каких-либо посторонних взглядов, хромая, прошёл по городу, пока не остановился и не присел на ближайшей лестнице рядом с магазином телевизоров, прислонившись спиной и головой к перилам. Меня била страшная хандра, всё тело ныло, голова кружилась то ли от пережитого, то ли от потери крови. Я совершенно ничего не понимал, мозг просто отказывался выполнять какие-либо действия, кроме моторных функций. Я действительно раскрыл секрет пруда, в который поколениями сбрасывали неугодных клану Сонозаки людей и выдавали за пропажу их или похищение Ояширо-сама. Мне открылось истинной лицо Мион, чьи шрамы от порезов были готовы закровоточить в любую секунду. Словно это была и не она вовсе. Словно Мион, которую я знал, никогда и не существовало. Теперь нужно было заставить себя идти спасать Рену. Это единственная мысль, так или иначе возникшая у меня в голове.
   - Мы прерываем программу для срочного выпуска новостей, - вдруг заговорила дикторша по телевизорам на витринах. - Так называемое "проклятие Ояширо-сама" принимает новый оборот. Вчера, в ночь Ватанагаши, неподалёку от места проведения данного мероприятия, примерно в 23:54, был найден труп Томитаке Дзиро. По предварительной информации, он совершил самоубийство, разодрав горло ногтями. Полиция пока не дала никаких комментариев по данному расследованию, однако так же сообщается о пропаже некой Такано Миё, которая была знакома с погибшим и, предположительно, может иметь к его смерти непосредственное отношение...
   Почему-то всё выше сказанное совершенно не удивило меня. Будто это происходило довольно часто. Да и не те они люди, чтоб о них горевать. Я решил взять себя в руки и отправиться за Реной. Медленно поднялся, опираясь на перила, и медленным, хромым шагом пошёл в сторону психиатрической клиники...
   - И к другим новостям, на днях из психиатрической больницы Окиномийи был совершён побег...
   Эти слова заставили меня замереть у ближайшего же переулка. От шока у меня перехватило дыхание, и подкосились ноги. Я медленно повернул взгляд в сторону теленовостей...
   - Это произошло сегодня в шесть утра. Девочка 16 лет устроила настоящую резню в клинике, угрожая убить сотрудников медперсонала, выбралась на улицу через окно второго этажа, после чего скрылась в неизвестном направлении. Просим вас сохранять спокойствие и немедленно сообщить в полицию любую информацию касательно её местонахождения...
   И вдруг из тёмного переулка мне послышался странный шорох... Кто-то подбежал ко мне и с силой ударил по затылку чем-то тяжёлым... будучи и так без сил, я тут же вырубился...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) Э.Мун "Ведьма. Взрослые игры"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"