Волк Сергей: другие произведения.

Пожиратели костей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Мир рунной магии и огнестрельного оружия в смертельной опасности. Таинственные Пожиратели костей не щадят никого. Молодой волшебник, гениальный технолог и бесстрашный оборотень бросают вызов зловещему врагу. И чтобы победить, придётся научиться доверять не только друг другу, но и самому себе.


Пролог

  
   - Поди, заплутали, - пробурчал Ферри.
   Ларринсон взглянул на долговязого фермера и поёжился от холода. А ведь у толстого доктора до сих пор теплилась надежда, что это только ему кажется: заблудились.
   - Тпру-у-у! - Ларринсон остановил чалую кобылку и всмотрелся в окружающий их кисельный туман. Липкий, недобрый.
   И угораздило же престарелого доктора в такую пору мчать в соседнюю деревушку. Разве не могла жёнушка Ферри подождать до утра?
   Продрогший Ларринсон поднял воротник габардинового пиджака и втянул голову в плечи.
   - Чего мешкаете?! - из тумана прокричал фермер.
   Доктор ругнулся себе в моржовые усы. К радости взмыленной кобылки, грузный седок ехать не собирался.
   Простучали копыта. Из мутной белёсой пелены вынырнула морда гнедого жеребца. Следом - фермер с рыхлым как творог лицом.
   - Чего отстаёте, лекарь?
   - Где дорога? - озадачился Ларринсон.
   Ферри осмотрелся. Висящая над головами полная луна серебрила туман. В нём поджидали одинокие заскорузлые деревца. Разыгравшееся воображение превращало ветки в когтистые лапы упырей.
   Жеребец фермера всхрапнул, выпуская сизые облачка пара. Зябко. Где-то неподалёку заухал филин.
   - Жутко здесь, - признался доктор и так вцепился в узду, что костяшки пальцев едва не прорвали дорогущие перчатки из крокодильей кожи.
   Ферри с прищуром глянул на полную луну и успокоил:
   - Не робейте, это ж не Лихолесье.
   Ларринсон задрожал. Лучше бы его невежа-спутник язык прикусил.
   - Тут волколаков нет, - заверил фермер.
   - Ты меня специально пугаешь?! - взвинтился доктор.
   - Да вы чего?.. Простите великодушно.
   Ларринсон сплюнул. Глупый селянин. И что с него возьмёшь? Впрочем, неужели высокородный доктор умнее? Зачем выехал на ночь глядя? И как теперь выбираться из тумана, лживого и коварного? А ведь ещё у Старой Балки чего-то блазнилось. Там, в кустах вереска, за маслянистой пеленой. Лекарь боялся признаться самому себе: увидел что-то... Притаилось. Выжидало... Да пусть и увидел! Коряга. Трухлявая коряга. Или пень!
   Стоило Ларринсону зажмуриться, как перед глазами появились пылающий жаром камин и заваленный яствами стол. Приправленный специями жареный цыплёнок, картофельная запеканка с шампиньонами, копчёный угорь, варёные раки под лимонным соусом, ноздреватый ароматный сыр, яблочный зефир, кубок подогретого вина с имбирём... Доктор облизнулся.
   - У меня похлебаете, - пообещал смекалистый Ферри.
   - У тебя? - вытаращился Ларринсон. - А где твой дом? Где?
   Фермер опять осмотрелся и пожал плечами.
   - Я так и думал, - скис доктор.
   Покусав губу, Ферри промолвил негромко:
   - Уж давно как в Белоречье быть должны... Ничего не разумею...
   - Давно, давно... - заворчал доктор. Вытащил из кармана часы на цепочке. Крышечка блеснула в лунном свете и, щёлкнув, отворилась. - Парадоксально. Без пяти двенадцать уже.
   Фермер с завистью поглядел на часы - небось, подарок технологов - и нарочито важно парировал:
   - Врёт ваша безделушка. Нынче... и десяти-то нет.
   - Врёт?! - закипел Ларринсон и уставился на перламутровый циферблат. - Да будет тебе известно, простофиля, мне эти часы сам Франк презентовал. Три года назад... когда я вылечил его от кашля. Первоклассная микстура, должен отметить. Шалфей - великолепное растение. А травники ваши зациклились поголовно на чёрной редьке с мёдом. Деревенщины.
   - Уж не тот ли это Франк?.. - вкрадчиво полюбопытствовал фермер и покрутил пальцем у виска.
   - Ну-у... - смутился замерзающий доктор. - Вообще-то... ему свойственны... так скажем, периодические проблемы с психикой. Распад процесса мышления. Параноидный бред.
   - Ну вот, - просиял Ферри. - Поди, и часы его барахлят.
   - Изобретения Франка работают без сбоев. Его снайперка, например, с мили выбивает бизону глаз. А это, стоит отменить, феноменальный результат.
   Фермер ехидно рассмеялся в лицо хмурящемуся Ларрисону.
   - Покалякайте о коротышке Франке с тем парнем из Клэстиса, - предложил ухмыляющийся Ферри и, подмигнув, спрятал руку за спину.
   Доктор хмыкнул. Оказывается, селянин весьма осведомлён.
   - От неудач никто не застрахован, - изрёк Ларринсон. - Тем более скорпион-гигант был испытательным образцом.
   - Ручонка у того бедолаги не отрастёт. Разве что вы пришьёте.
   Набычившийся доктор чуть взглядом не прожёг дыру в пальтишке языкатого собеседника.
   - Простите, - сконфузился Ферри. - Я... я не со зла.
   - Забудь, - отмахнулся Ларринсон и всмотрелся в туман. - Странное погодное явление. Десять шагов - и уже ни черта не видно.
   - Не сквернословьте, - вздрогнул фермер и указательным пальцем нарисовал на губах крест.
   Доктор ухмыльнулся - а этот Ферри ещё и верующий. Ну как можно молиться богу в эру торжества технологии и магии?
   - Не поминайте лихо, - посоветовал фермер.
   - По-моему, это ты первым про волколаков начал рассказывать.
   - Волколаки - одно, а-а...
   - Черти, - помог доктор.
   Ферри кивнул. Указательный палец начертал на губах ещё один крест. Слова прозвучали сухо:
   - ...совсем другое.
   - Прекращай. Живёшь тут в захолустье, от цивилизации отстал. Какой бог? Какие черти?
   Фермер в третий раз перекрестил рот.
   - Так скоро все губы себе порвёшь, - иронично предрёк Ларринсон. - Я зашивать не буду.
   - Лихо накличете, лихо накличете. Вот вам крест, накличете!
   - Жёнушка твоя, предположу, тоже такая набожная?
   После рьяного кивка простолюдина доктор вздохнул и пробубнил:
   - А я думал, Белоречье полностью очистилось. Церквушки нет уже.
   - Вера живёт тут, - Ферри постучал себя по груди.
   - И почему тогда твоя вера не спасает твою благоверную? Зачем, скажи мне, будь любезен, ты обратился к дипломированному медику?
   Фермер не нашёл что ответить.
   - То-то же, - Ларринсон триумфально поднял руку.
   Донёсшийся глухой перестук копыт согнал улыбку с лица доктора. Кобылка под ним тревожно всхрапнула. В одно мгновение туман загустел, скрадывая деревья. Мужчины обратились в слух.
   Волглый воздух предвещал неприятности.
   Время тянулось как патока. Побледневший Ферри крестился и что-то шептал. Его жеребец нервно прядал ушами. Холодок бежал по спине Ларринсона. Сердце колотилось в груди и боем молота отзывалось в голове. Пожилой доктор старался дышать ровно. Стучат копыта - значит, не оборотни. Но кто? Посреди ночи. В такой глуши. Почти на краю мира.
   Цокот копыт приближался. Фермер задрал голову. И что он там видит?
   Доктор посмотрел вверх и задрожал. Луна словно глаз циклопа, а лохматые тучи намарали нос и шельмоватую ухмылку. Чувствуя, как от страха немеют конечности, Ларринсон помотал головой. Однако нарисованный ветром портрет циклопа не исчез. Более того, оскалился.
   - Спаси и сохрани, спаси и сохрани... - канючил Ферри.
   Задубевшей рукой в перчатке доктор потянулся к притороченному к седлу саквояжу. Там скальпель. С ним поспокойнее будет. Но поздно. Пальцы только дотронулись до лакированной ручки, а перед Ларринсоном уже разорвался туман.
   Грязными лохмотьями дымка ниспадает по мохнатым ногам иссиня-чёрного мерина и будто трусливая псина лижет копыта. Под вовек нечёсаной гривой в глазницах мигают уголья. Кобылка доктора и жеребец фермера пятятся. Впрочем, видят всадника - и деревенеют. Агатовый силуэт опоясывается индиговым свечением. И вот оно, подобно ртути, разливается по доспехам. Мастерская имитация мускулатуры на груди и животе. На плечах по паре шипов.
   Гнетущее ожидание.
   Витиеватые узоры, шурша, оплели наручи и застыли неведомой письменностью. Она мутила рассудок, подбивала на рвоту, но не отпускала взгляды.
   Когда в прорезях рогатого шлема взъярился огонь, Ферри открыл рот. Рядом Ларрисон вмёрз в седло. Под мужчинами задрожали лошади.
   И время утратило смысл...
   У бедра всадника тихо загудел и полыхнул синим скимитар. И как по приказу снова забились сердца. В голову ударила кровь.
   Рогатый неторопливо осмотрел заблудившихся мужчин, поманил рукой и направил мерина в густой туман.
   - Я... обмочился... - прошептал фермер. У него на глазах блеснули слёзы. - Это же... это...
   - Страж, - выдавил бледный как холст доктор и - перекрестился. - Их не видели пятьсот лет...
   Завороженные путники последовали за Стражем, прямиком в хмарь.
   Молочная пелена тумана источила лошадиные ноги, а вскоре заглотнула и животных, и людей. В небе заскучала обложенная косматыми тучами, осиротевшая луна.
   Глухое постукивание копыт. А потом лязг металла, истошное конское ржание, треск рвущейся плоти, нечеловеческие крики. И вдруг гробовая тишь высосала из воздуха все звуки, словно вампир - кровь.
  
  
  
  

Глава 1

В нескольких милях от цели

  
   Застенчиво румянится утреннее небо. Озорные ласточки стригут кристально-чистый воздух. Пахнет цветущей сиренью. Даже не верится, что каких-то полмесяца назад Девирьяк был скован льдом, занесён сугробами и стенал под прессом свинцовых туч.
   Вместе с весенним теплом к жителям провинциального северного городка возвращалось веселье. Унылые физиономии разбавлялись улыбками. Соседи приветствовали друг друга вскинутой рукой или снятой шляпой. Непоседливая малышня спозаранку носилась по улочкам, размахивая деревянными мечами. И кто бы мог подумать, что сквалыга-скорняк бросит одноногому нищему медяк? Да, действительно, мир менялся.
   В крики детворы и скрип дверей магазинчиков вклинился перестук копыт. По широкому замощённому проспекту колесил дилижанс, раз за разом ловивший на себе взгляды горожан. Ещё бы. Квартет белоснежных лошадей с плюмажами из страусовых перьев; на дверце - перечёркнутая алой молнией фиолетовая шестерёнка. Таких гостей впору самому мэру встречать. Однако дилижанс остановился, не доезжая до здания городской управы. Пожилой синеглазый возница крикнул:
   - Приехали!
   Двухэтажная бревенчатая гостиница с новенькой тёмно-зелёной черепицей. На металлическом штыре, над дверьми, пёстрая вывеска. Под надписью "Пьяный Боров" тянет улыбочку захмелевший кабан в аляповатом камзоле, красных сапогах и кружкой в руке.
   Дверца дилижанса отворилась. Вышагнул бородатый карлик и спесиво глянул по сторонам.
   Гомонливая местная малышня сбегалась и пялилась на заезжего гостя. Тот ростом не выше десятилетнего пацанёнка, но держался будто император. Да и приодеться любил: чёрная замшевая жилетка, белоснежная сатиновая рубаха и кожаные штаны. За плечами коричневый чехол из кожи. Судя по всему, в нём ружьё.
   Карлик запоздало заметил, что детвора с него насмехается. Посмотрел вниз и руганью испачкал чистый весенний воздух Девирьяка. Правый ботинок - любимый ботинок с высокой шнуровкой! - посреди каловой лепёшки.
   - Я ступил в коровье дерьмо! - с остервенением выкинул карлик.
   В дилижансе расхохоталось. Прозвучал юношеский голос:
   - А ты, Франк, уже научился по запаху определять чьё это дерьмо?
   Девирьякская малышня взорвалась от смеха.
   Зелёные глаза карлика сверкнули как изумруды. Детвора веером прыснула в разные стороны.
   - Не успели приехать, а я уже дал маху, - пробрюзжал Франк. Вылупился на испачканный ботинок и закончил: - Эх, ржавая шестерёнка.
   В дилижансе хихикнуло.
   - Ну хватит уже издеваться, Юнец, - попросил карлик. - Вылезай.
   В дверцу высунулась копна огненно-рыжих волос. Веснушки щедро засеивали узкое лицо. Казалось, большущие небесно-голубые глаза не должны ему принадлежать. Парень лет восемнадцати выпрыгнул из дилижанса, минуя раздавленную Франком кучу. Не хватало ещё измарать красный атласный плащ и сапожки с золотистыми застёжками-молниями.
   - У-ух, хорошо! - потянулся юноша.
   - Кому "хорошо", а кому не очень, - проворчал карлик, шаркая правой ногой о каменку.
   Парень хихикнул и получил от Франка прожигающий взгляд.
   - Идиотский Девирьяк, - бранил карлик. - Даже названия нормального придумать не могут. Язык сломать можно.
   Юноша сдержал улыбку, взор скользнул по дилижансу, свист прорвался сквозь губы.
   - Где ты там?
   - Иду, Хозяин, - пробасило из дилижанса.
   Огромная фигура еле протиснулась в дверцу. Молодой рыжий Ансельм сроду на рост не жаловался, но рядом с этим здоровяком невольно чувствовал себя коротышкой и то и дело косился на Франка.
   - Ты в порядке, Клык? - спросил юный волшебник и откинул назад рыжую прядку волос.
   - Не люблю лошадей, Хозяин, - поморщился бугай.
   Домотканая рубаха цвета пепла не скрывала бугров мышц на ручищах. Голова прямо из плеч росла. И как чародеи исхитрились нацепить ему ошейник? Если присмотреться, то за грубыми чертами лица в глубоко посаженных, серых глазах виднелась печаль.
   - Помыл бы ты его, что ли, Юнец, - поморщился Франк, зыркая на Клыка.
   Ансельм улыбнулся.
   Удивительно, здоровяк по-детски обиделся. Ручища пригладила взъерошенные смоляные волосы.
   - Дело говорю, Юнец, мыть нужно, - стоял на своём карлик. - Мылом дустовым. Или боишься, что волшбу твою смоет?
   - Руны мои ничто не смоет.
   - Так помой его тогда. Уж больно шерстью от него воняет.
   - По-моему, от тебя больше воняет, - уколол маг и показал на ботинок карлика.
   - Эх, ржавая железяка, - Франк всплеснул руками и зашагал к дверям гостиницы.
   Волшебник посмотрел на Клыка и хохотнул.
   - Хозяин прав, - пробасил тот. - От недоросля смердит. И не только смазкой ружейной.
   Маг заливисто рассмеялся.
   - Идиоты! - от дверей гостиницы бросил карлик.
   Ансельм направился вслед за бородатым товарищем. Оборотень не отставал.
   Меж тем подоспевший кривоногий конюх заломил вознице заоблачную цену. Пожалуй, не только с конечностями проблема. Разве не видит, что гости особенные? Таким ещё и приплачивать надо. Кому как не им поднимать престиж заведения? А кривоногий болван торгуется, словно дочь замуж выдаёт.
   В дверном проёме молодой волшебник столкнулся с рослым мужчиной лет сорока. Зелёный мундир со значком "рожком" полагался егерям, которым с недавних пор вверили в усмотрение надзор за растениями.
   Всё произошло в считанные секунды. Из-за лесника выскочил взлохмаченный брыластый пёс и метнулся на Клыка. Тот присел и оскалился. Мысль Ансельма быстра как молния, символ его Гильдии. На левом запястье затеплился браслет с похожей на виселицу Руной Подчинения. "Назад!" Оборотень, готовый кулачищем смять морду псу, отскочил. И собачьи челюсти цапнули воздух. На ошейнике Клыка пульсировала Руна Подчинения, такая же как и у Хозяина на браслете.
   Егерь что есть мочи дёрнул поводок. Звякнувшая цепь натянулась. Благо сил мужчине хватило.
   Кобель щёлкал зубами и брызгал слюной на раздосадованного оборотня.
   Осипший от крика егерь потащил пса прочь. Стоящая у дороги детвора радостно загалдела. Такое зрелище. Да ещё и бесплатно!
   Ансельм выдохнул с облегчением и переступил порог гостиницы. Так и не разжавший кулаки здоровяк ввалился в "Пьяного Борова".
   - Закрой, - сплюнул маг.
   Клык хлопнул дверью. Псиный лай поутих.
   Разгорячённый волшебник окинул оком обеденный зал. Вот этот наглец! Франк как ни в чём не бывало сидел на табурете, задрав ноги на стол. В бороде проклюнулась ухмылка. Технолог закачался взад-вперёд.
   - Дурень! - гаркнул Ансельм. - Циркача из себя строишь! Почему не предупредил? Ты же видел пса. Видел!
   - Учись, Юнец... - спокойно посоветовал карлик и вытащил из кармана штанов свою любимую головоломку из стали и дерева.
   - Хозяину надо остыть, - пробасил оборотень.
   - Конечно, Клык, конечно, - вытолкнул тяжело дышащий маг.
   Парочка подошла к столику бормочущего Франка. Уже в который раз технолог крутил-вертел головоломку - всё безрезультатно. Исписанные замысловатыми иероглифами, лакированные грани приятно хрустели. Острые выступы никак не хотели прятаться в углубления. Пыхтящий карлик от усердия высунул и прикусил кончик языка. Не помогло.
   - Сколько можно? - вопросил Ансельм.
   - Не мешай, Юнец.
   - Ботинки со стола убери.
   Технолог, не отрываясь от забавы, спрятал под табуретом ноги.
   Волшебник и Клык сели напротив сумасбродного товарища.
   Пока маг придирчиво изучал столешницу: не замарана ли? - здоровяк шумно и протяжно тянул носом воздух, гонял по скулам желваки.
   Наконец-то юноша зацепил взором головоломку и выдвинул версию:
   - Она попросту не собирается.
   - Собирается, - пустил сквозь зубы карлик и хрустнул верхней гранью.
   - Хоть кто-то её собрал?
   - На моей памяти таких нет.
   - А я о чём говорю?
   - Помолчал бы, - посоветовал Франк.
   - Не трогайте его, Хозяин, - попросил оборотень.
   - Это правильно, - просиял технолог. - Блохастый дело говорит.
   - Ладно, - смирился Ансельм и осмотрел заведение.
   Панели тёмного дерева обшивали стены. Напротив входной двери разинул пасть камин из речных камней. Над ним в обрамлении еловых веток раскорячились ветвистые оленьи рога. Бедолагу, несомненно, где-то поблизости завалили. Север славился не только дурной модой здешних обитателей, но и крупными животными. Так в одном из прошлогодних выпусков "Вестника Клэстиса" Ансельм читал о сохатом весом в полторы тысячи фунтов, чьё чучело вот-вот привезут едва ли не из самого Чёрного Запустенья. То ли наврал писака, то ли трофей испортился в пути. Как бы там ни было, гигантского лося в Клэстисе не увидели. Зато, если повезёт, молодой маг не сегодня так завтра встретит живого сохача. Будет что поведать бывшим однокашникам. Вот обзавидуются!
   Винтовая лестница с фигурной балюстрадой уводила на второй этаж, где уставших клиентов ждали комнаты. С кухни доносился манящий запах свежеиспечённой сдобы. Стараясь не замечать урчания в желудке, Ансельм перевёл взгляд. На полках за барной стойкой красовались этикетками бутылки с алкоголем. Рыжий волшебник готов биться об заклад, что именно таким бренди из ягод можжевельника вусмерть напиваются северяне. Мускатное вино и яблочный сидр выглядели куда предпочтительнее.
   С утра посетителей негусто. У окошка, точно голубки, ворковали влюблённые, позабыв о слоённом пирожном. В углу над мисками чечевичного супа с маслинами скучали двое мужчин. Судя по всему, купец и его телохранитель. Колоритная парочка. Торгаш с лихо подкрученными усищами покуривал трубку с янтарным чубуком; водопады кружев ниспадали по вишнёвому камзолу. Бритоголовый крепыш в клёпаной кожанке заразно зевал. Наблюдательный Ансельм, впрочем, быстро уловил, что наёмник опасен: на лезвии топора распласталась пузатая Руна Огня. Такое дорогое оружие даже в столице мало кто мог себе позволить.
   - А-а-ар-г-х, - рычание Франка отвлекло волшебника. - Ржавая шестерёнка, никак не получается!
   - Да выброси ты её, - предложил маг.
   - Чего?! - вытаращился карлик.
   - Выкинь, говорю.
   - Да я... да я... да мне эта штуковина дороже, чем снайперка, - технолог показал на прислонённый к столику кожаный чехол.
   - Вот так новость. А я думал, что снайперка - для тебя всё.
   - Эх ты неуч, - не зло пожурил Франк. Поднял головоломку и сообщил: - Это ж артефакт! Поговаривают - ему тысяча лет.
   - Брехня, - поморщил нос Ансельм.
   - Эта штуковина, чтоб ты знал, видела времена Последней Войны.
   - Всё это сказки. Ты вон уже какой старый, а веришь.
   - Никакой я не старый! - опротестовал карлик. - Ты хоть один седой волосок в моей бороде видишь? - Подождал и закончил: - То-то и оно.
   Тем временем из кухни вышел добродушного вида толстячок в отороченном золотистой каймой, коричневом жилете, белой рубахе и серых наутюженных брюках с подворотами. От переизбытка гуталина страдали кожаные туфли с квадратными носками и медными пряжками. Что ни говори, а северяне толка в моде не знали.
   - Равенна, а ну-ка мигом сюда!
   Конопатая пышечка с тугой русой косой через плечо тут как тут. Брыжи морщинили длинный кумачовый сарафан. На манжетах белоснежной блузки искрились блёстки. Это ещё надо уметь, выряжаться так безвкусно. Да и бегать как стадо бизонов.
   - Доченька, у нас клиенты, - толстячок показал на разномастную троицу.
   - Что-то вы запаздываете, - сделал замечание Франк и с удвоенным рвением продолжил крутить головоломку.
   Трактирщик и его дочь подошли к важным гостям. Всё-таки девушка могла смело брать первый приз в конкурсе на самую громкую ходьбу.
   - Вы уж простите меня, - извинился толстячок и зачем-то стукнул пятками одна об другую. Оказывается, это у них семейное. - Совсем замотался. Дел невпроворот. - Он присмотрелся к карлику и ахнул. - Батюшки! Глазам своим не верю! Неужто сам... сам...
   - Франк, - пособил Ансельм.
   - Ага, - кивнул изумлённый трактирщик. - Давненько вас тут не было, сеньор технолог.
   - "Сеньоры" у вас в мэрии, - парировал карлик. - А меня и впрямь давно не было. Года два, поди.
   Толстячок посмотрел на головоломку и поинтересовался:
   - Чего, доселе мучаетесь?
   - Что?! - аж подскочил маг. - Выходит, Франк её уже два года крутит!
   - Шесть, - буркнул технолог и повернул острую стальную грань. Что-то щёлкнуло - и головоломка раскрылась словно разрезанное на дольки яблоко. - У-у-у! Опять всё сначала.
   Беззвучно ругаясь, карлик засунул игрушку в карман и потребовал:
   - Мне ром, Гарфилд.
   - Имечко не запамятовали.
   - А как тебя можно забыть? Где ещё найдёшь дурня, который пьёт настойку из сока кактуса?
   Толстячок в смущении понурил взор и щёлкнул каблуками нагуталиненных туфель.
   - Папа уж не пьёт её, - вмешалась девушка.
   - А ты подросла, - отметил Франк.
   - А вы нет, - не совсем удачно пошутила Равенна.
   - Дочка! - отец свёл брови.
   - Да ладно, не брани её, - попросил карлик. - Она ещё маленькая, глупенькая. Вон у меня один такой тоже есть, - технолог показал на волшебника.
   - Я - маг, - гордо представился юноша. - Ансельм.
   - Ма-а-аг... - Гарфилд распробовал слово на вкус.
   Равенна спешно одарила молодого волшебника обольстительным взглядом. Воистину, глупенькая. Неужели не знает, что магия и плотская любовь - несовместимы? Только полный отказ от животных инстинктов открывает возможность ставить Руны. В отличие от некоторых коллег по Школе, Ансельм считал целибат не платой за чары, а частью самого себя. Наверняка поэтому молодому волшебнику и доверили от лица Гильдии чародеев сопровождать знаменитого на всю Латорию Франка.
   - А как там жёнушка? - заломил бровь карлик. - Что-то не видно её.
   - Зубы у неё болят, - ответил Гарфилд.
   - Ясно.
   Ансельм поймал устремлённый на Клыка взгляд трактирщика и опередил вопрос:
   - Оборотень.
   - Так вон оно чего пёс егерский гавкал, - сообразил Гарфилд.
   - Хватит болтать, - деланно возмутился технолог. - Кушать несите!
   Под уже набивший оскомину стук пяток отца Равенна прогромыхала на кухню.
   "Странная семейка", - сказал про себя молодой волшебник. И вскрикнул. Рука Клыка пронеслась как плеть. Кулачище размером с сырную головку застыл в дюйме от носа с веснушками.
   - Муха, - пробасил оборотень. Из разжавшегося кулака на стол выпало раздавленное насекомое.
   Трактирщик громко сглотнул. За ним - Ансельм.
   - Ай да Блохастый! - оценил Франк, разряжая обстановку. - Ффу-у! - коротышка сдул дохлую муху на пол. - Лети отсюда! - С тем же успехом можно было просить табурет воспарить. - Давай! Пошла! Пошла, дурёха!
   Маг обхватил голову и покачал ей. Самая первая миссия - и такой компаньон.
   Через считанные минуты троица приободрилась.
   Аромат гречневого супа манит. Ломтики ржаного хлеба помазаны зернистой горчицей. На второе: тушёная картошка с баклажанами, салат из солёных огурцов и варёной моркови, кольцо чесночной колбасы, яичница-глазунья; для Клыка - жареная курица с перечной подливой. Манная каша приправлена абрикосовым вареньем. Слоёное печенье и ватрушки свеженькие. Франку - заказанный ром. Магу и оборотню - забористый эль.
   Трактирщик отослал дочку на кухню - мыть посуду, - а сам попробовал подсесть к важным гостям.
   - Не робей, Гарфилд, - усмехнулся карлик и пододвинул к нему колченогий табурет.
   Умостившись, трактирщик полюбопытствовал:
   - А оборотень ваш из Лихолесья?
   Клык откусил от курицы приличный шмат и зачавкал. Вверх-вниз заходил кадык. Гарфилд невольно вздрогнул.
   - Из Лихолесья, - улыбнулся Ансельм. - Только бояться его не нужно.
   Он показал браслет.
   - Дорогая штука, вестимо, - отметил трактирщик.
   - Гильдия заплатила за серебро и выплавку браслета. А Руну я сам поставил.
   Глаза Гарфилда засверкали.
   - Э нет, - встрял Франк, хлебая суп. - Даже не думай. Мы при исполнении. Так что Юнец ничего тебе делать не будет.
   Маг закивал.
   - Это очень сложно, - признался он. - Ещё одна Руна - и меня неделю с кровати не поднимешь.
   Трактирщик поёрзал на табурете, по привычке стукнул пяткой об пятку и таки решился:
   - Мы тут на краю мира живём. Так что не подумайте ничего дурного, но стоило ли оно того...
   - Что? - не понял технолог.
   Оборотень жадно вонзился зубами в курицу. По массивному подбородку потекла жирная подлива. Задрожал Гарфилд. Откушенный кусок мяса скрылся в пасти Клыка.
   - Чего окаменел? - карлик спросил трактирщика. Тот отвёл взгляд от здоровенного оборотня и протараторил Ансельму:
   - Стоит ли отказываться от женщин, дабы ставить Руны?
   - Тоже мне философ нашёлся, - покритиковал Франк и зачавкал.
   Гарфилд проигнорировал фразу, взором буравил молодого мага.
   - Стоит ли оно того? - не унимался трактирщик.
   - Никаких проблем, - приосанился волшебник.
   - Я бы так не сдюжил.
   - Потому-то вы и заведуете захолустной гостиницей на краю мира. Ха-ха! А я - один из самых перспективных чародеев Гильдии.
   Гордости Ансельму не занимать.
   Разговор привлёк внимание купца. Он присосался к чубуку и запоминал. Невозмутимый телохранитель ковырялся кинжалом в зубах.
   Трактирщик продолжал:
   - Вы, Ансельм, не браните меня. Но, поди, у магов нет будущего.
   Волшебник поперхнулся супом.
   - Новичков в Школе - кот наплакал, - говорил Гарфилд. - Целибат мало кого привлекает. А тем часом Гильдия технологов процветает.
   Франк кивал и раздувал щёки. Трактирщик развивал мысль:
   - С каждым годом технологи крепнут. Вот хотя бы наш городок. Ещё прошлом летом вся городская гвардия взяла на вооружение пистоли. А с этой весны мэр обещает выписать из Клэстиса огнемёты.
   - В целом правильно, - поддержал карлик. - Но с огнемётами я бы не спешил. Смесь не сбалансирована. Ребятки доселе решить проблему не могут. Эх, было б у меня время, я бы этим проектом занялся.
   Гарфилд нахмурился и шёпотом спросил:
   - Не сбалансирована, говоришь?
   Рот технолога растянулся до ушей.
   - А ты, поди, и сам огнемёт купил, прохвост?
   Трактирщик зыркнул по сторонам и на грани слуха сознался:
   - К началу следующего месяца обещали подвезти.
   - Зачем он вам? - поразился Ансельм.
   - Девирьяк - край мира, вестимо. Жулья тут немало развелось.
   - Огнемётом от жулья отбиваться?
   - Потише, - змеёй прошипел трактирщик.
   Казалось, сидящий в углу купец вот-вот превратится в огромное ухо.
   - Плохо у нас тут нынче, - шептал Гарфилд. - Лесорубы пропадать начали.
   - Как так "пропадать"? - заёрзал Франк.
   - Да ещё на прошлой неделе вся бригада Одноглазого Мартинса сгинула. А это дюжина дюжих мужиков. Пошли лес валить - и не вернулись.
   - И что, совсем никаких следов?
   - Ничего, сеньор технолог, - замотал головой трактирщик и трусовато осмотрелся. - А до этого ещё двое молодых лесорубов пропали. Сперва думали, медведь их задрал. Теперь вот и сами не знаем.
   - Странно, очень странно... - призадумался Ансельм.
   - Да нет тут ничего странного, Юнец, - улыбнулся карлик. - Уверен, что Гарфилд знает, что тут происходит.
   Технолог подмигнул трактирщику.
   - Всего даже я не ведаю, - отбоярился Гарфилд. - Ясно одно: кто-то затеял передел собственности. Сперва хотят лесопилку сеньора Фитча разорить, а потом выкупить её за бесценок. Вот и боюсь, как бы после Фитча моей гостиницей не занялись... Кхм... Вообще дурные времена настали. Рыбаки хвосты поджали. К реке ездить боятся. Вы ж заметили, поди, что нет в меню моего хвалёного лосося. Трусы. Мурыжат меня уже неделю!
   - А что мэр? - полюбопытствовал Франк.
   - Да ну его. Ему нет до этого никакого дела. Готовится к свадьбе.
   - Неужто супруга отбросила копыта?! - подскочил карлик.
   - Прямо на Новый Год.
   - А жаль, отличная баба была. Такие фейерверки мастерила, что даже я завидовал.
   - Вот-вот, - закивал трактирщик, - как раз один из таких фейерверков и погубил её. Так жахнуло, что руки-ноги по всей площади разлетелись.
   Технолог потёр переносицу и деловито констатировал:
   - С порохом переусердствовала.
   Гарфилд украдкой глянул на купца и шёпотом спросил у карлика:
   - А вы часом не по делу лесопилки сюда приехали?
   - Когда это наши Гильдии занимались такой ерундой? - поморщился Франк.
   - А зачем же тогда?..
   - Обычный сезонный визит в Северную Башню.
   При слове "обычный" Ансельм скосоротился - всё-таки неприятно слышать, что он участвует в заурядной поездке на север. С его-то потенциалом его пора отрядить в столицу к монарху. Вот это как раз для Ансельма. А ведь восемнадцать лет назад никто и подумать не мог, что перед провинциальным младенцем раскроются двери во все сокровищницы мира.
   Трактирщик окинул технолога проницательным взором и произнёс:
   - Что-то не верится, что такие важные особы и-и... обычные визиты.
   - Ответ банален, - буднично сказал Франк. - Просто-напросто мне было по пути. Вот я и вызвался сопровождать Юнца.
   Гарфилд нахмурился.
   - Белоречье совсем рядом с Северной Башней, - разъяснил карлик нервозно. - А в той деревушке бабка моя живёт. Вот-вот сто лет ей стукнет.
   - Понима-аю, - протянул трактирщик.
   - На твоём месте я б не покупал огнемёт, - резко сменил тему технолог. - От жулья не защитишься, а вот гостиницу враз спалишь.
   Гарфилд уставился на чехол со снайперкой и облизался - почти голодный волк, увидевший ягнёнка.
   - Не-е-ет, - Франк помотал указательным пальцем. - Таких вещиц ещё долго не будет в серийном производстве.
   - Жаль, - приуныл трактирщик и стукнул каблуками. - Кремневые пистоли мне не любы.
   - Главное - порох высококлассный покупать.
   - А чем вам арбалеты не нравятся? - вклинился Ансельм.
   - Прошлый век, - отмахнулся Гарфилд.
   - С двух сотен шагов насквозь прошибает латника.
   - А эта вот штучка, - трактирщик показал на чехол со снайперкой, - с мили убивает.
   Карлик с ехидцей посмеялся себе в бороду, щёлкнул костяшками пальцев и похвастался:
   - Я и обычный кремневый пистоль могу превратить в чудо-оружие.
   - Правда? - оживился Гарфилд. - Так может, я того... сбегаю наверх и принесу...
   - Мороки полно, - отказался технолог. - Да и у меня с собой запчастей маловато. Надёжный магазин сварганить вряд ли получится.
   Трактирщик в наслаждении зажмурился и промурлыкал:
   - Пятизарядный револьвер.
   - Раскатал губу, - спустил с небес на землю Франк. - Такое оружие только для членов моей Гильдии. Даже в королевскую гвардию мы его не поставляем. Рано ещё.
   - А как же огнемёты? - пустил шпильку Ансельм. - Не рано ещё?
   - Они идут по другим каналам. Короче говоря, бюрократическая тягомотина.
   - И вот они-то собираются нас обскакать? - маг переводил взгляд с карлика на Гарфилда и обратно.
   - Не тешь себя иллюзиями, Юнец, - по-отечески посоветовал Франк. - Вы отстали от нас ещё со времён изобретения пороха. И как только мы завершим работу над паровой машиной, то тогда... тогда... Лучше я не буду, а то ты расплачешься.
   Волшебник стиснул зубы и сжал кулаки. Его оборотень с треском разгрыз куриную косточку.
   - Ничего у вас не получится! - выплюнул Ансельм пылко. - Всё будет как и с твоим знаменитым скорпионом-гигантом!
   - Не напоминай, - отвернулся карлик. - Не режь по живому.
   - Руку тому парню он лихо оттяпал.
   - Хватит, говорю! - громыхнул Франк. - У всех бывают неудачи.
   Влюблённая парочка боязливо покосилась на крикливого бородача. Купец по-прежнему сосал чубук. Мозолистая рука телохранителя поглаживала топор, будто верного пса.
   Оборотень расправился с жареной курицей и пробасил Ансельму:
   - Хозяину не нужно спорить.
   Дверь в гостиницу резко отворилась.
   - А вот и моя благоверная, - прошептал Гарфилд.
   Долговязая, сварливого вида женщина. Из-под серой юбки выглядывают острые носки красных сапожек. Такими в самую пору комара к стене пришпилить. Или дать под зад провинившемуся муженьку. А он балда денег на супругу не жалеет. Короткая заячья шубка. Руки греются в собольей муфте. Вокруг головы повязан пуховый платок. Правая сторона лица опухшая.
   - Зубы у неё болят, - шепнул трактирщик.
   Женщина быстро подошла к нему. Сев за столик, стянула муфту и бросила Франку так, вроде видит его каждый день:
   - Привет, тефнолог.
   - Здравствуйте, госпожа Лиза, - с театральной лестью вымолвил карлик.
   - Ну как? - муженёк уставился на супругу.
   - Фто, не видифь фто ли? - прыснула ядом Лиза.
   - Его до сих пор нет? - обалдел Гарфилд.
   - Нет! - рубанула жена и резанула взглядом Ансельма и Клыка. - А это фто такие?
   - Со мной, - ответил Франк. - Молодой маг и его оборотень.
   Лиза посмотрела на Клыка словно он всего-навсего щенок.
   - Ну и болит же, - женщина приложила к щеке ладонь и покачала головой.
   - И почему его так долго нет? - озадачился трактирщик.
   - Вот фернётся, я ему все усы выщиплю, - пригрозила Лиза.
   - Это вы о докторе? - осторожно поинтересовался технолог.
   - Он нём окаянном, - кивнула женщина. - Ой! Болит-то как.
   - Обычно Ларринсон не задерживается, - отметил Гарфилд.
   - Небось, в Белорефье с девицами кувыркается.
   - Вряд ли, Лиза. Наш доктор не из такого теста.
   Погодя трактирщик насупился и предположил:
   - А ежели он сгинул как лесорубы?
   - Не мели ерунды, - желчь без малого капала с губ супруги.
   Гарфилд поймал взгляды гостей и зачастил:
   - Да уехал Ларринсон позавчера вечером в Белоречье. Жена там у одного парня захворала. Или не жена, а любовница... Мы-то думали, что доктор ещё вчера вернётся. А его, как видите, доселе нет.
   Холодок пробежал по спине Ансельма. Не нравились ему эти исчезновения.
   - Белоречье недалеко от Чёрного Запустенья, - напомнил маг.
   Трактирщик и его жена вылупились на парня.
   - По-моему, ты, Юнец, не верил в Последнюю Войну, - подколол Франк.
   - А причём тут это?
   - Да ведь Чёрное Запустенье опалено Последней Войной.
   - Чушь, - не захотел слушать волшебник. - Не было никакой Последней Войны, а вот Чёрное Запустенье - местность нехорошая.
   - Каменистая очень, - отметил Гарфилд. - Посеять ничего не выйдет.
   - Да я не о том. Ну мне ли вам пояснять? Разве не слышали?
   - Детские сказофки, - фыркнула Лиза.
   - Верно, - согласился муж. - Никаких упырей там нет. Да и привидений никто не видывал.
   - А куда тогда доктор ваш подевался? А лесорубы? А чего рыбаки по домам сидят?
   Ансельму ответила тишина.
   По его спине поползли мурашки. Озяб.
   С улицы донёсся стук копыт. Послышались взволнованные голоса.
   - Что там ещё? - приподнялся трактирщик.
   Отворилась дверь. Заглянул егерь. Благо без пса.
   - Гарфилд! Айда, зацени, что надыбали наши ребята.
   Тревога на лице сиплого мужчины не ускользнула от Клыка. Он принюхался.
   - Узнаёшь? - лесник предъявил трактирщику рваную перчатку.
   Лиза вздрогнула.
   - Из крокодильей кожи... - прошептал её муж. - Такие тут только у доктора Ларринсона были.
   - Это ещё цветочки, - помрачнел егерь и скрылся за дверью.
   Упитанный Гарфилд сорвался с места.
   - Нужно и нам посмотреть, - встал Франк и закинул на плечо чехол со снайперкой. Коротышка лихо опростал кружку рома и повелел: - И Блохастого, Юнец, прихвати.
   Волшебник фыркнул и приказал:
   - За мной, Клык.
   Следом за троицей путешественников пристроилась охающая Лиза.
   Сидевшие в углу купец и телохранитель тоже поспешили к выходу. Каким-то чудом никто из них не наступил на раздавленную Клыком муху. И уж совсем диво - она перевернулась на брюшко, потёрла крылышки и полетела, успевая прошмыгнуть перед закрывающейся дверью.
   Обеденный зал остался в полном распоряжении воркующей у окошка влюблённой парочки.
   Ансельм вмиг ощутил повисшее на улице напряжение. Звериное чутьё оборотня заставило того прищуриться, вытолкнуло вперёд нижнюю челюсть.
   - Тише, Клык, тише... - успокоил маг.
   Неподалёку от кареты Гильдий стояла телега, запряжённая парой мохнатых муругих тяжеловозов. Возле неё шушукались двое бритоголовых молодчиков. По таким плачут каменоломни Ледяных гор. Если бы не разная одежда - кожаная куртка и вязаный свитер с высоким горлом - можно подумать, что двоится перед глазами.
   - Я эдакого сроду не видывал, - на ходу шептал трактирщику егерь. - Чертовщина какая-то.
   Нахмурившийся Гарфилд уверенно шагал к телеге.
   Крылья носа Клыка расширялись, по скулам перекатывались желваки. Оборотень улавливал нечто недоступное людям.
   "Тише", - мысленно приказал волшебник. Клык, однако, не послушался. Оскалился, зарычал.
   Телохранитель купца покрепче сжал рунный топор.
   - Мать вашу! - вылетело у трактирщика, взглянувшего в телегу.
   Он развернулся и склонился, держась за живот. Секунда - и вырвал на кожаные туфли с медными пряжками.
   - Да-а... - только и сказал ошарашенный Франк.
   Ансельм посмотрел на находку и вскрикнул.
   На соломенной подстилке лежало что-то напоминающее две сдутые резиновые куклы размером с человека. Белёсые как брюхо дохлой рыбины. Помутневшие глаза ввалились в морщинистые бугристые головы. На неестественно-выгнутых руках и ногах прилеплены обрывки одежды. У молодого мага поджилки затряслись. В этих телах нечто чуждое, точно не принадлежащее Латории.
   - А этот мне на кого-то пофож, - прозаично созналась Лиза и показала на тело с растрёпанными усами на волнистой физиономии.
   - Доктор наш, - просипел егерь. - Зуб даю - Ларринсон это. - Он достал из кармана часы на цепочке. - При нём было.
   - Часы доктора, - закивал отдышавшийся трактирщик.
   - Это я их ему подарил, - пробурчал карлик и вскарабкался на телегу. - Три года назад.
   Жажда познания засветилась в глазах технолога. Его ручка коснулась пожёванной груди Ларринсона. Секунда - и коротенькие пальчики путешествуют по белёсому телу. Когда-то доктор обследовал пациентов, теперь обследовали его.
   В отличие от жены, демонстрирующей ледяное спокойствие, Гарфилд морщился, будто глотнул рыбьего жира. От заблёванных туфель смердело кислым.
   - Поразительно, - пропыхтел Франк. - Совсем нет костей. - Перебрался ко второму трупу. - А это, поди, тот парень из Белоречья, у которого жена захворала?
   - Похож, - обронил егерь.
   Карлик отодрал от вывернутой руки трупа серый лоскут одежды.
   - Блохастый, а ну-ка глянь, - попросил технолог.
   Сперва оборотень посмотрел на мага и, лишь получив от него кивок, взял у Франка лоскуток. Помял и понюхал. Из скошенного рта вырвался рык.
   Телохранитель заслонил собой побледневшего купца. На лезвии рунного топора заиграло солнце.
   - Что чуешь, Клык? - спросил Ансельм.
   - Стрррах... - прорычал зажмурившийся оборотень. - Холод. Смерть.
   Стало тихо как в заброшенном древнем склепе. Волшебника пробрала дрожь. Заурядное путешествие обретало привкус таинственности.
   - Да что же это такое?! - нарушил молчание трактирщик. - Чего с ними сталось?
   Карлик ощупал тело фермера - прямо-таки сделал массаж. Повременив, авторитетно резюмировал:
   - Ни одной косточки.
   Как паук, Франк перелез с ног селянина к голове и открыл ему рот.
   - Зубов тоже нет... Странно... Юнец, это не ваших рук дело?
   - Таких Рун нет, - спешно ответил Ансельм. И тут же прибавил: - Во всяком случае, я о таких не знаю.
   Поскребя лоб, карлик сконфузился:
   - Это что же нужно было сделать, чтобы извлечь всю костную ткань?
   И снова тишь.
   Прожужжала муха и уселась на сморщенную голову доктора. Просто не верилось, что совсем недавно он ходил, разговаривал и, более того, ставил диагнозы!
   Лиза кинула на телегу с трупами прожигающий взгляд и проворчала:
   - И кто мне теперь зубы лефить будет?
   - Вздорная баба! - словно бочка пороха взорвался Гарфилд. - Какие тут зубы, коль творится такое? Кто делает это с людьми? Кто?.. Или что?..
   Дрожь от трактирщика передалась к молчаливому купцу. Он вытащил изо рта трубку и заговорил скрипуче:
   - Дурной у вас городишко. - С ним не поспоришь. - То лесорубы пропадают. Теперь вот чертовщина какая-то творится. - Он окрестил губы. - Нет, Гарфилд, контракт подписывать я не буду.
   - Но... - вымучил трактирщик.
   - Ищи другого поставщика.
   - Мы так не договаривались!
   - А так мы договаривались? - делец показал на изувеченные трупы.
   Слева и справа от Гарфилда незамедлительно встали бритоголовые молодчики. На груди скрестились руки. Об эти рожи и секиры затупятся. Рослый егерь полез в карман и прищурил глаз.
   Могучие северяне ждали команды. Здесь их земля. И уж точно не холёному торгашу качать тут свои права. Совсем скоро чужаки пожалеют, что сунулись в Девирьяк.
   Телохранитель загородил собой купца и выставил топор. Солнце блеснуло на остром лезвии, и Руна Огня радужно заискрилась.
   Сидящий в телеге Франк с презрением поглядывал на чародейское оружие.
   Словесный конфликт грозил перерасти в бойню. Ансельм уже отчётливо представлял, как топор сносит трактирщику голову и пламя пожирает толстенькую жертву.
   Глаза лесника превратились в щёлочки. Рука выскользнула из кармана. Щелчок - и лезвие раскладного ножа сверкнуло на солнце.
   Или дружки Гарфилда глупцы, или задумали что-то. Двумя парами кулаков - пускай и увесистых - и ножичком от волшебного топора не отбиться.
   Клык приглушённо зарычал. Его домотканая серая рубаха затрещала, вздуваясь мускулами.
   - Ну фватит уже, - разрядила обстановку Лиза. - Не время петушиться.
   Поразительно, подействовало. Егерь сложил нож и спрятал в карман. Топор телохранителя опустился.
   И вдруг бахнуло. Ансельму показалось: обрушилась небесная твердь. Волна жара снесла мага с ног. Меркнущее сознание успело уловить боль - боль оборотня.
  
  
  
  
  

Глава 2

Новые вопросы

  
   Дымчатая хмарь перед глазами разжижалась. Обрывки фраз играли в чехарду. Насыщались краски возвращающегося мира. Волшебник помотал головой и застонал. Тошнило. В ушах всё ещё гудело. Сплюнув кровью, Ансельм приподнялся и осознал, что находится посреди хаоса.
   Ввинчивающаяся в виски боль терялась, уступая ужасу увиденного.
   Исполинские пальцы огня сжимают груду брёвен - бывшую гостиницу "Пьяный Боров". В небо чадит густой столб дыма. Воняет гарью, летает пепел. К счастью, лошади уцелели, ржут громко. В дилижансе треснуто дверное стекло. Под колёсами валяется возница. Клыку тоже досталось. Оборотень сидит на корточках и трёт шишку на лбу. Пошатывающийся егерь ходит туда-сюда, держась за уши; между пальцами сочится кровь. Один из бритоголовых парней массирует плечо. У другого из щеки торчит щепка. Телохранитель трясёт потерявшего сознание купца, отвешивает звонкие пощёчины. Куда подевалась трубка с чубуком - неясно.
   Сбежавшиеся зеваки с опаской поглядывают на пламя. Дробный кашель и характерная для северян вульгарная ругань. Из вышибленного окна через дорогу сурово зыркает толстуха в чепце. Босоногий малец с жабьим ртом вертит на пальце маковый бублик. У забулдыги в руках дырявый картуз. Невесть откуда взявшийся мосластый старикан на костылях молится, всхлипывает. Такой разномастной публике любой бродячий театр позавидует.
   Чумазый Франк привстал на телеге и подмигнул магу.
   - Вот это бухнуло! - оценил технолог.
   - Моя дочь!!! - заголосил Гарфилд истерично. Он сделал всего два шага, когда угодил в руки бритоголового молодчика, продемонстрировавшего завидное благоразумие.
   Лиза, хромая, засеменила к груде обуглившихся, полыхающих брёвен. Жар такой, что не подступиться.
   То ли Ансельму кажется, то ли и впрямь рыжее пламя короновано фиолетовым. Волшебник опять помотал головой и услышал перезвон колоколов.
   - Равенна!!! - на коленях орала Лиза.
   Слёзы оставляли дорожки на покрытых копотью щеках мужа. Супруга выла белугой.
   Помимо дочки трактирщика гостиница погребла под собой и влюблённую парочку.
   - Что это было? - глухо прозвучало.
   Маг обернулся и увидел перепуганного возницу. С его поцарапанной щеки капала кровь.
   - Мы чуть не погибли, вот что было, - ответил спрыгнувший с телеги карлик. Поднял с каменки чехол и расстегнул. Чёрная снайперка с деревянным прикладом вроде целая. - Выжила, родимая. Выжила... - Франк гладил оптический прицел. - Выжила...
   Оборотень приковылял к Ансельму и пробасил:
   - Как вы, Хозяин?
   - Нормально, - пустил сквозь зубы юноша. - Вот только губу, кажись, прикусил. - И подарил телеге кровавый плевок. - А как твоя голова?
   - Чепуха. Не болит уже.
   - Брешет, поди, Блохастый, - предположил технолог. - Шишка-то большущая.
   - Я - оборотень. Боль - ничто.
   - Ты смотри? - наигранно изумился Франк. - А я-то думал, ты собака. А выходит, ты оборотень.
   - Какой у тебя плешивый юмор, - покритиковал волшебник и бегло осмотрел ошейник с Руной. Ни царапины.
   - Порядок? - прищурил глаз коротышка. - Не сожрёт нас Блохастый?
   - Ты маслом воняешь машинным, - пробасил Клык. - Не буду жрать.
   Отовсюду продолжали сбегаться ротозеи. Ушлого вида парень с соломинкой в зубах потирал ладоши - беспременно собирался обчистить чьи-то карманы. Потрясённые жители с ужасом наблюдали, как голодное пламя жуёт брёвна главной достопримечательности Девирьяка. И Лиза, и Гарфилд стояли на коленях и рыдали. В плечи трактирщика вцепился бритоголовый детина. Если бы не он, то отец наверняка бросился бы в пламя за дочерью.
   Меж тем оклемался усатый купец. Откашлявшись, прорычал:
   - Проклятый городишко. Ноги моей тут больше не будет.
   Телохранитель засунул рунный топор за пояс и услужливо подставил плечо. Даже с помощью охранника хромающий, отклячивший зад торгаш еле-еле шёл. Кружева на его потрёпанном вишнёвом камзоле напоминали струпья.
   Ещё громче заголосила Лиза. В безуспешной попытке её утешить закудахтала рябая горожанка лет пятидесяти. Гарфилд искусал губы до крови, не в силах вырваться из ручищ бритоголового северянина.
   Трещали почерневшие бревна, съедаемые прожорливым пламенем. Клубами поднимался едкий дым. Вместе с ним улетучивалась надежда родителей спасти дочь.
   За сегодняшний день северный городишко увидел больше, чем за последние десять лет.
   Набожный старик на костылях цокал языком. Высокий как каланча подросток, форсисто щурясь, затягивался папироской. Его каплоухий дружок столь же щеголевато сплёвывал через дырку между передними зубами. Детвора с завистью поглядывала на старших товарищей. В конце концов кучерявый пацан умыкнул у босоногого мальца бублик и юркнул под дилижанс.
   Ансельм покачал головой и спросил технолога:
   - Что теперь?
   - Поехали. По-моему, мы видели предостаточно.
   Маг в последний раз взглянул на изуродованные трупы в телеге. Казалось, о них все позабыли. С трудом верилось, что эти две кучки плоти без костей когда-то ходили, разговаривали, ели, влюблялись...
   - Юнец! - окликнул карлик.
   Ансельм вздрогнул и, понурившись, зашагал к Франку. Клык как на привязи шёл за Хозяином. Их обоих знобило, несмотря на жар полыхающей гостиницы. За спиной раненой волчицей выла Лиза.
   Все трое влезли в карету, и возница щёлкнул кнутом. Радостно заржав, четвёрка лошадей повезла дилижанс прочь.
   Волшебник и технолог сидели рядом на диванчике. Напротив умостился оборотень, ручища массировала шишку на лбу. Каким-то чудом взрывная волна не вышибла окна на дверцах. Лишь трещины. Подумав над этим, Франк достал из кармана головоломку и продолжил воевать с ней вот уже шестой год.
   Ансельм тоже не собирался давать мозгам отдых. Он игнорировал проносящиеся за окном творения зодчих и вывески магазинчиков, пытался разобраться в произошедшем. От бородатого соседа несло ромом. И это сбивало с мыслей.
   На выезде из города громоздилась изба. Под аккуратной надписью "Скорняк и Ростовщик" умело нарисован пузатый кошель и горсть золотых монет. А ещё ниже красным коряво дописано "Алчность - не порок". Причуды северян поражали. Вздумай какой-то делец черкануть что-то подобное в Клэстисе или, не приведи Господь, в столице, - в лучшем случае лишился бы бизнеса и угодил за решётку. Впрочем, у Ансельма ещё теплилась надежда, что с северянами не всё так плохо, и красной краской побаловался кто-то из недоброжелателей-конкурентов или обмишуленный клиент.
   Только когда частокол Девирьяка остался позади и дилижанс заколесил по большаку, маг подал голос:
   - Трактирщик не так прост.
   - А ты делаешь успехи, Юнец, - не отрываясь от головоломки, похвалил карлик.
   - Те бритоголовые бандюги и егерь работают на него.
   - У чародеев появляются зачатки интеллекта, - с иронией отметил технолог.
   Волшебник не поддался на провокацию, продолжал размеренно:
   - Очевидно, кто-то из конкурентов захотел проучить Гарфилда. Вот и подорвал его забегаловку.
   - Ага, - одобрил Клык. - Бандитские разборки.
   - Правильно, - согласился Ансельм.
   Франк покрутил краешек головоломки и рассмеялся.
   - Сами придумывают. И сами же себя хвалят. Вот умора! У одного ещё молоко на губах не обсохло. А второй шерстью воняет. Мудрецы мне нашлись.
   Оборотень исподлобья зыркнул на карлика.
   - Э-э, ты полегче, - предупредил тот. - Я тебе не завтрак.
   - Я жрать тебя не буду, недоросль, - пообещал Клык. - Уж больно ты худосочный.
   - Вот спасибо, - поблагодарил технолог и посоветовал: - А ты, Юнец, приглядывай за ним.
   - Он тебя не тронет, - заверил маг.
   Улыбнувшийся Франк перестал вертеть головоломку и участливо начал:
   - Ты, конечно, молодец, что так много подметил, но выводы делаешь в корне неправильные. Юн ещё.
   Волшебник не стал спорить, чем безмерно порадовал технолога.
   - Гарфилд и впрямь не так прост, - говорил тот. - Он хоть и подкаблучник, но... На него ишачит треть местных головорезов. - Под короткими пальчиками снова захрустела головоломка. - Однако готов поклясться своей снайперкой, что это не его конкуренты взорвали трактир. Куда проще было прирезать Гарфилда и его жёнушку, а "Пьяного Борова" присвоить себе.
   Ансельм почесал затылок и буркнул:
   - Ты прав.
   - Я много всего видел и слышал, - похвастался карлик.
   - Тогда чего она бахнула? - нахмурился украшенный шишкой Клык.
   Франк придал лицу серьёзности и засунул головоломку в карман.
   Молчание длилось добрую минуту.
   - Что тебе известно? - спросил технолога маг.
   - А как ты думаешь, как её взорвали? - карлик хотел разузнать побольше.
   - Ясное дело, бочка пороха, фитиль... и - бабах!
   - Слабы вы, чародеи, в этих делах. О-очень слабы...
   - Что-то я совсем... эмм... Объясни.
   - Пламя было необычное. Фиолетовая кайма...
   - Я думал, мне показалось, - пролопотал волшебник.
   - Ничего не показалось. Это было особенное пламя. Только ему под силу так быстро сожрать гостиницу.
   Ансельм и Клык ждали продолжения. Товарищ сжалился:
   - Расскажу вам то, что знаю. Порох не годится для такого пламени. Тут применили особую твёрдую смесь. Специальная взрывчатка. Взрывчатка с часовым механизмом.
   - Не знал, что ваша Гильдия делает такие, - признался маг. - А мы-то думали, вы предельно честны с нами.
   Франк с укором глянул на молодого собеседника и поклялся:
   - Моя Гильдия честна с вами.
   - Тогда что же получается? - осведомился волшебник и почему-то вздрогнул.
   Карлик выдержал паузу и ответил:
   - Это не наша работа.
   - Тогда чья? - в голосе Ансельма сквозила тревога.
   Помедлив, Франк прошептал:
   - Чёрные технологи...
   Маг нахмурился, разгладился лоб, смех вырвался из широко раскрытого рта.
   - Ну насмешил! Вот умора! Так я и поверил в твои сказочки!
   - В призраков и кровососов из Чёрного Запустенья веришь, а в чёрных технологов - нет?
   - Упыри - это попросту несчастные люди. Заболевание такое. Вот как в цирке на колёсах уродцев выставляют. Не видел что ли?
   Изобретатель фыркнул как телёнок.
   - С рукой-клешнёй есть, - продолжал юноша пылко. - С рожей волосатой. А самый страшный - лысый, раздутый как утопленник, с зубами-иголками.
   - И призраки, скажешь, в цирке есть?
   - Призраки... Я... ви... видел одного, когда мне было пять лет.
   Похоже, карлик не собирался ничего доказывать. Вытянул из кармашка жилета платочек, поплевал на него и принялся вытирать грязные щёчки.
   - Чёрные технологи - миф! - заявил рыжий волшебник.
   - Недоросль несёт чушь, - поддержал Клык.
   Ансельм таращился на Франка, норовя увидеть улыбку на его лице. Наверное, проще отыскать девственницу в столичном борделе. Морозец скользнул по затылку волшебника и пробрался под плащ. Неужели карлик говорил правду, и чёрные технологи существуют? Но этого не может быть. Пять лет в Школе - и ни слова о чёрных технологах. Сейчас волшебник усиленно вспоминал истории, которыми его пугали в детстве. Чёрные технологи - отродья ночи, живущие за Алыми горами, далеко-далеко на востоке. У них своя страна - страна, где пользуются достижениями Безликих, исчезнувшей древней расы, населявшей Латорию задолго до Последней Войны. Лошадей чёрным технологам заменяют зубастые пауки из стали. Глубоко под землёй построены фермы по выращиванию страшилищ - полуживотных-полумашин. Ансельм затрясся так, как и много лет назад.
   - Они реальны, - спокойно изрёк Франк. - Реальны как мы с тобой.
   - У... у них есть города? - со второй попытки осилил маг.
   - Нам мало о них известно.
   - А почему же... почему мне ничего не рассказывали о них в Школе?
   - Ты ещё не дорос.
   За окном раскинулась равнина. Скрипели колёса и постукивали копыта.
   Карлик спрятал платочек в кармашек и сознался:
   - Может, я и набедокурил, что поведал тебе. Твоя Гильдия не одобрит.
   - Не дорос я, значит...
   - Пускай Хозяин не волнуется, - попросил оборотень.
   - Я и не волнуюсь, - нервно бросил Ансельм. - Франк.
   - Что? - технолог уставился на парня.
   - Их пауки... и... и твой скорпион... Они как-то связаны?
   - А ты очень башковитый, Юнец. Не зря меня отправили с тобой. Ха-ха-ха-ха-ха! Они работают примерно по одной схеме. В основе них железит.
   Маг подпрыгнул и чуть макушкой не пробил крышу кареты. Железит существует! Мифический минерал в сотни раз ценнее алмаза!
   Волшебник обхватил голову. За сегодняшний день ему открылось не меньше, чем за пять лет обучения в Школе. Изувеченные трупы, чёрные технологи, железит... А ведь ещё и обеда нет. Что же будет к вечеру? Ансельм сильно затрясся, даже Клык вздрогнул.
   - Но... но... - слова застревали в горле мага. - Но всё равно что-то не вяжется. На кой чёрным технологам разрушать провинциальную гостиницу? Что Гарфилд мог хранить в ней? Что?
   - Не там ищешь, - высказался Франк. - И Гарфилд, и его гостиница просто под руку подвернулись. Напоминаю, взрывчатка была с часовым механизмом. Если бы не приехала телега с трупами, то... - Он ухмыльнулся.
   Волшебник громко сглотнул и прошептал:
   - Мы бы погибли...
   - Вот именно, - засиял карлик.
   Пальцы мага почти продырявили кожу диванчика. Чёрные технологи желали смерти Ансельма, Франка и Клыка. От такой мысли волшебнику стало не по себе.
   - Нас хотели ликвидировать, - карлик говорил так, словно обсуждал цены на хлеб, - прикрыв наши смерти криминальными разборками в Девирьяке.
   Оборотень прорычал сквозь стиснутые зубы. Напрягшиеся бицепсы чуть не прорвали рубаху.
   - На кой им убивать нас? - задался вопросом маг.
   - Не знаю, Юнец... - прошептал технолог.
   Молчание.
   - Всё равно как-то не получается, - проворочал языком Ансельм.
   - Что?
   - Зачем чёрным технологам подставляться? Неужто они не могли взорвать обычный порох?
   - Во-первых, смесь намного надёжнее. А во-вторых, я не должен был выжить. Так что никто бы и не обратил внимания на фиолетовую краюху пламени. И, следовательно, никто б ничего не заподозрил. Идеальный план.
   - У меня уже голова кругом идёт.
   - И у меня, Хозяин, - признался Клык.
   Волшебник уставился в окно. Вплоть до горизонта тянулась бурая равнина. На веточках одинокой осины, по поверьям отгоняющей нечистую силу, только-только набухали почки. Вдоль дороги приткнулся болезненного вида репейник. Сиротливое лохматое облако висело посреди неба. Солнце светило ярко, однако у мага на душе собрались тучи.
   - Выходит, чёрные технологи за нами следили? - спросил он.
   - Следят, - лаконично поправил карлик.
   - Попади мне они, - захрипел оборотень, - враз разорву.
   - Ты-то можешь, - усмехнулся Франк.
   - А та взрывчатка, - несмело начал Ансельм. - Она... её часовой механизм...
   - От нескольких минут до нескольких часов, - не дожидаясь окончания, ответил технолог.
   - Так зачем им было убивать нас? Клык - самый простой оборотень. Я - начинающий чародей. Уж лучше бы подорвали Школу с её учителями или Гильдию. А может...
   - Договаривай, - попросил карлик.
   - Может, они хотели тебя прикончить? Может, ты знаешь что-то такое...
   - Ага-ага, - подыгрывая, закивал Франк. - Я знаю древнюю технологию, неизвестную чёрным. - И заливисто рассмеялся. - Не мели ерунду, Юнец. Мой скорпион и тот нормально не работал, а ты говоришь...
   - Ясно, - не дал закончить маг.
   - Запутанная история получается.
   Юноша запустил пальцы в рыжую копну волос и застонал. На соседнем диванчике засопел оборотень.
   Измотанный Ансельм не унимался:
   - А твой скорпион, вернее - железит для него... Где ты его взял?
   - Моя Гильдия в прошлом организовала несколько экспедиций в Алые горы. Там-то мы и нашли пять фунтов железита.
   - Экспедиции в Алые горы?
   - Верхушка твоей Гильдии знала о них, - заверил карлик. - Тяжко нам пришлось. Многие не вернулись.
   - Их убили чёрные технологи?
   - Их винтовки. Страшные штуки, скажу я тебе. Разрывная пуля вмиг сносит голову или же разворачивает грудь.
   Ансельм мелко задрожал и шёпотом осведомился:
   - А почему же тогда чёрные технологи не нападают на наше королевство?
   - А почему мы не нападаем на муравьёв?
   Волшебника потрясло такое сравнение. Франк продолжал:
   - Чёрные технологи это тебе не номады. Это только южные кочевники мечтают скинуть монарха, а для чёрных технологов королевство не представляет особого интереса.
   - Тогда каковы их цели?
   - Думаю, по эту сторону Алых гор тебе никто не ответит. Разве что те чёрные технологи, которые следят за нами. Хе-хе-хе...
   - Пусть Хозяин не волнуется, - пробасил Клык.
   Но как же тут не волноваться, когда на тебя устроили охоту таинственные и чуть ли не всемогущие технологи, оседлавшие стальных пауков?
   - Постой, Франк, - громче привычного обратился маг. - Если мы для чёрных технологов всего лишь муравьи, то зачем им убивать нас?
   - А вот это меня самого озадачивает. Даже очень...
   Обычно карлик полнился иронией, теперь же превратился в образец серьёзности. И от этого Ансельму стало ещё страшнее. Ему показалось, что голым вылез из проруби. В попытке согреться он начал дышать на окоченевшие пальцы. Лапы мороза бесстыдно забирались под плащ и щупали молодого волшебника. Наверное, нервишки пошаливают. А может, это призраки севера потешаются над юношей? Маг затрясся ещё сильнее.
   По возвращению в Клэстис первым делом нужно будет созвать Совет Гильдии и поставить ряд неприятных вопросов. Почему Школьные учителя молчали о чёрных технологах и железите? Известно ли верховным чародеям что-нибудь особенное о Франке?
   Взглянув на Клыка, Ансельм вздрогнул. А что он, собственно говоря, знает о своём слуге? Вроде как Клык - обычный западный крестьянин, укушенный старым оборотнем в Лихолесье. Клыка изловили прошлой осенью и по правилам частично очистили память. Руна Забвения - единственная, которая ставится прямо на тело. Их выжигали лишь члены Совета.
   - Клык, покажи Руну Забвения, - суховато приказал волшебник.
   Оборотень поморщил нос. Наклонившись, оттянул назад ворот рубахи.
   Маг осторожно провёл кончиком пальца по замысловатому рыжему символу под затылком товарища. Рубцы напоминали "восьмёрку" с перечёркнутыми петельками.
   - Было больно, когда ставили? - поинтересовался Ансельм.
   - Было больно потом, - грустно ответил Клык. - Когда в голове... появилась она... Пус-то-та...
   Оборотень сел ровно. В глазах блестели слёзы.
   Тревожные мысли опять захлестнули волшебника.
   Подумать не дал Франк:
   - Теперь-то ты понял.
   - О чём ты? - свёл брови маг.
   - Не надо играть, Юнец. У тебя это плохо получается. Ты ведь уже заподозрил членов Совета. Как раз через них и проходят все оборотни. А уверен ли ты, что часть их памяти стирается, а не используется для каких-то иных целей?
   - Для каких?
   - Ну я совсем не разбираюсь в ваших магических штучках-дрючках. Так что тебе должно быть виднее.
   Ансельм поразмыслил и вымолвил:
   - Ума не приложу, как можно использовать воспоминания Клыка.
   Оборотень внимательно слушал.
   - Я только выдвинул версию, - изрёк Франк. - Совсем не обязательно, что всё именно так. Но ведь не думаешь же ты, что верхушка твоей Гильдии сидит, сложа руки, и смотрит, как мы, технологи, семимильными шагами идём в отрыв? Вам, чародеям, попросту нужно придумать что-то серьёзное, дабы оставаться на плаву.
   - Наше положение непоколебимо, - заявил маг.
   - Сказал - и сам не поверил. Технология куда перспективнее магии. Научиться делать пистоли намного легче, чем ставить Руны.
   - Хоть это ты признал.
   - Будущее за технологией. И это факт.
   - Но это не говорит о том, что волшебство нужно уничтожить.
   - А никто и не собирается его уничтожать. Со временем оно само пропадёт. И не надо морщиться, Юнец. Посмотри на статистику. С каждым годом в Школу поступает всё меньше и меньше новичков.
   - Это потому что многие потакают своим слабостям! - пылко выдал Ансельм.
   - Знаешь, целибатом мало кого привлечёшь.
   - А нам многие и не нужны. Мы готовы обучать лишь самых достойных.
   Карлик хмыкнул и одобрил:
   - Хорошие слова. Однако природа человека такова, что он так и норовит сунуть рыло в грязь. - Технолог уставился на Клыка и медленно произнёс: - А вдруг твоя Гильдия, Юнец, решила изменить саму природу человека? Эксперименты с памятью оборотней как раз о-очень подходят.
   Застонавший волшебник схватился за голову.
   - Это всё так сложно и запутано.
   - А теперь прибавь сюда трупы без костей, - предложил Франк.
   - Ты думаешь... ты думаешь, за этим стоит моя Гильдия?
   - Ничего нельзя исключать.
   Недалёк час - и у Ансельма череп расколется. Так много новой информации. Конечно, карлику нельзя всецело доверять, однако в его словах есть смысл. Хочешь не хочешь, а приходится признать: технологи прибирают власть к рукам. Дорогое магическое оружие уступает огнестрельному. В Школе всё больше и больше пустых парт. Ещё каких-то пять-шесть лет - и дружки Франка получат тотальный контроль над всем королевством. Да что там "пять-шесть лет"? Уже сейчас технологи могут нанести чародеям ощутимый удар. Вот перестанут проверять механизмы в Башнях, и ставить Руны будет неимоверно трудно. Без температурных прогнозов и таблиц магам придётся действовать наобум. А это возвращение к истокам: Руны низкого качества и даже смерти чародеев.
   Окончив Школу, Ансельм считал, что знает почти все мировые секреты. Оказалось, только стоит в начале пути - пути ведущего в неизвестность. В Латории шла масштабная игра, в которой некто всесильный передвинул три маленькие фигурки. И правила, и ставки - тайна.
   Франк снова достал головоломку. Хруст вращающихся граней наполнил карету.
   Под черепушкой волшебника закипало. Он пялился в окошко с треснутым стеклом, чтобы хоть как-то отвлечься. Скудный пейзаж не помогал. Кольями торчат голые тополи. Чистое, но расколотое небо. Лучами скалится яркое солнце. Ну на что тут смотреть?
   Свою борьбу с головоломкой карлик подчас сопровождал хмыканьем и "ржавой шестерёнкой". Стоило острой грани влезть в дырочку, как с другой стороны высовывался ещё один клинышек. Прикусивший кончик языка Франк напрасно искал пару одинаковых иероглифов. Чья рука держала кисть, написавшую их? Что они значат? Кто и когда сделал головоломку, которая вот уже шестой год побеждала лучшего технолога королевства?
   Рык Клыка.
   - Что такое? - заёрзал Ансельм.
   Вместо ответа оборотень лишь раздувал ноздри и скалился.
   Карлик спрятал в карман головоломку и положил руку на чехол со снайперкой.
   - Твой Блохастый что-то чует, - мрачно сказал Франк.
   - Знаю, - обронил маг. - Что происходит, Клык?
   Оборотень до белизны козонок сжал кулачищи.
   - Онемел, - выплюнул технолог.
   Сверкнувшие глаза Клыка чуть не прострелили карлика.
   - Да что происходит?! - взвинтился волшебник.
   Дико заржали лошади. Возница вскрикнул. Резко затормозил дилижанс. Ансельм услышал, как клацнули зубы Франка, и слетел с диванчика прямиком в грудь немногословного здоровяка. Всё-равно что в каменную стену впечатался.
   - Что ты творишь, старый идиот?! - заорал валяющийся на полу технолог. - Дрянной ямщик!
   - Вы как, Хозяин? - заволновался оборотень.
   - О! Опять говорит! - театрально поразился распластавшийся карлик.
   - Что ты почувствовал, Клык? - не унимался маг.
   - Нехорошее, - прохрипел оборотень. Казалось, смотрит куда-то сквозь пространство и время.
   - Конечно, нехорошее, - заворчал встающий Франк. - Я чуть... себе шею не сломал.
   Он схватил чехол и начал гладить, будто первенца по голове.
   Дверца отворилась. На бледном лице пожилого возницы отчётливо выделялись синие глаза.
   Технолог прокряхтел:
   - Вот этого дуралея я первым пристрелю.
   Кучер не понял юмора, отшатнулся.
   - Ты чего так резко тормозишь?! - громыхнул карлик.
   - Т... там... там такое, - вытолкнул из горла возница и указал трясущейся рукой.
   Франк положил чехол со снайперкой на диванчик и лихо выпрыгнул из кареты. За ним Клык и Ансельм.
   - Ого, - у технолога отвисла челюсть.
   Оборотень утробно зарычал.
   Маг побледнел так, что аж веснушки исчезли. Он нашёл в себе силы обхватить плечи. Теплее не стало.
   Идущий на север большак ярдах в двухстах от дилижанса терялся за сплошной завесой густого как клей тумана. Высоченная дымчатая стена протянулась с запада на восток. Ни начала, ни конца.
   Клык принюхивался и скалился. Нечеловеческое обоняние улавливало нечто.
   - Я... я такого... за шестьдесят лет ни разу не видел, - признался кучер.
   - Необычное природное явление, - деловито высказался карлик. - Сколько отсюда до Северной Башни, Марли?
   Возница почесал затылок и буркнул:
   - Часа два.
   - Как бы не заблудиться, - растревожился волшебник.
   - Так мы чего, поедем ту... туда? - заикаясь, кучер дрожащей рукой показал на туман.
   - А ты чего, дрейфишь что ли? - поддел Франк.
   - Лошади боятся.
   - Из-за каких-то лошадей я не собираюсь срывать сезонную поездку.
   Марли потёр оцарапанную щёку - последствие взрыва гостиницы - и проворчал:
   - Какой-то сегодня день дурной.
   - Делай то, что я тебе говорю, - пригрозил пальцем технолог и залез в карету.
   Клык предупредил Хозяина:
   - Там что-то страшное. О-о-очень.
   - Если даже ты боишься, то оно и впрямь страшное, - прошептал Ансельм. - Страшное...
   До стука зубов задрожал возница. Впрочем, уже через минуту он хлестнул лошадей кнутом. Поскрипывая колёсами, дилижанс поехал на север. Прямо в густой туман.
  
  
  

Глава 3

Северная Башня

  
   Франк скрупулёзно проверяет снайперку: магазин на двенадцать зарядов, оптический прицел, мушку. У оборотня своё оружие - мнёт кулачищи и скалится. Пример спутников заразительный. Маг отрывает взор от окошка, за которым клубится молочный туман, и распахивает плащ. Слева на бедре из кожаных ножен торчит чёрный черенок. Спустя секунду клинок поблёскивает в руках волшебника. У основания лезвия зеленеет похожая на листья конопли Руна Кислоты. Один удар - и врагу не поздоровится, чары быстро сожгут плоть и доберутся до костей.
   Ансельм закрывает глаза и отчётливо вспоминает просторную аудиторию с пожелтевшими картами королевства на стенах. Суровая троица седобородых магов в синих плащах принимает у парнишки экзамен за третий курс. Один вид преподавателей заставит воду в пруду замёрзнуть посреди лета. На столе перед рыжим учеником кинжал. В воздухе зависло напряжение. Вот тонкие пальчики пятнадцатилетнего Ансельма робко протягиваются к лезвию и коченеют в дюйме от него. Затем начинается тяжелейшая работа. Руна Кислоты многократно вырисовывается в чистейшем сознании, а потом переносится на клинок. Сивые преподаватели качают головами, переглядываются и потирают бороды. По измождённому лицу ученика струится пот. Левый глаз нервно подёргивается. Третьекурсник Ансельм устанавливает рекорд Школы - Руна Кислоты за пятнадцать минут. Даже выпускникам такое не по зубам. Возможно, именно поэтому Рыжику, как его любезно называли, разрешают оставить кинжал себе.
   Волшебник откинул воспоминания и погладил обтянутую кожей рукоять. Чуть больше двух лет прошло со дня того экзамена, а Ансельму казалось: вечность. Сегодняшние события словно заставили его родиться заново, сделали предыдущую жизнь чем-то далёким и незначительным.
   - Дешёвая игрушка у тебя, Юнец, - кичливо заметил карлик и провёл пальцем по чёрному дулу снайперки.
   - Я ещё ни разу не убивал, но готов сделать это, - минорно заявил маг. - А ты?
   - Приходилось, - буркнул технолог и передёрнул затвор снайперки.
   Волшебник перевёл взор с Франка на Клыка и задал вопрос:
   - А ты убивал?
   - Вы же знаете, - оборотень понурился. - Я прикончил двоих мужиков. Когда меня поймали.
   - Меня интересовало другое. Убивал ли ты до того, как стал оборотнем?
   Клык призадумался.
   - Не помню, Хозяин, - погодя сознался он.
   - Ему мешает Руна Забвения, - пояснил карлик.
   - Да я и сам знаю, - голос Ансельма сочился недовольством.
   - А можно ли как-то вывести его Руну? Скажем, срезать вместе с кожей.
   Мохнатые брови оборотня встретились. Маг произнёс невесело:
   - Так Клыку память не вернуть.
   - А жаль, - приуныл Франк. - Я б не отказался покопаться в башке Блохастого.
   Не на шутку задумался волшебник. Почему ему в спутники выбрали Клыка? В Клэстисе было три неподчинённых оборотня и шесть ветеранов. Верхушка Гильдии чародеев никогда ничего просто так не делала и просчитывала на несколько ходов вперёд. Почему Клык? Разве разумно давать молодому магу оборотня, у которого за плечами ни одной миссии? Ведь были же Палач, Бич, Лют и почти легендарный Сумрак.
   Вопросы появлялись как желающие выпить на халяву.
   Пейзаж за окном лишь ухудшал настроение мага. Иногда плотную толщу сизого тумана прорывали голые ветки деревьев. Вместо лазурного неба низко клубились жирные маслянистые тучи. Они подминали друг друга, рассыпая клоки свалявшейся шерсти. Воображение Ансельма разыгралось. Всхрап лошадей, скрип колёс и стук копыт создавали странную музыку. Порой волшебник слышал в ней шёпот. Кровь стыла в жилах, и мурашки бежали по спине. Маг покрепче сжимал кинжал и кутался в плащ.
   Время потеряло всякий смысл. Вид из оконца одинаковый. Негостеприимный, тоскливый север. Минута прошла или час? А может, уже вечер? Если бы не страх, просачивающийся в сердце Ансельма, тот бы давно заснул.
   Франк широко зевал, едва не выворачивая челюсть. Бодрый Клык наконец-то оставил свою шишку в покое, то в одно, то в другое окошко поглядывал. В молочной завесе ничего не увидеть. Деревья и те куда-то исчезли.
   В какой-то момент волшебнику показалось, что будет бесконечно ехать и уже никогда не вернётся домой. Стало жутко. Поджилки затряслись.
   Страх захотел окончательно сломить парня. Всё чаще и чаще в клубящемся тумане прорисовывались перекошенные клыкастые рожи. Мрак насыщал вытянутые глазницы и окаймлял треугольные зубы. Ноздри бестий раздувались, рождая новых химер. Уж не призраки ли это? Чёрное Запустенье близко, а там, как поговаривают, рыщут привидения и упыри. Побелевшие пальцы Ансельма почти вросли в рукоять кинжала.
   Вскоре мага охватил самый настоящий ужас. Скалящиеся за окном хари превратились в измятые бугристые головы доктора и фермера. Трупы без костей. Как такое возможно? Все звуки заглушились стуком сердца.
   Когда волшебник уже не чувствовал обледеневших ног, донеслось приглушённое "тпру-у-у" кучера. Дилижанс остановился.
   - Поди, приехали, - бросил карлик и отворил дверцу. Туман будто только этого и ждал. Белёсые щупальца пробрались в карету и потрогали пассажиров. - Влажность высокая, - авторитетно подметил Франк и, не расставаясь со снайперкой, вышел под открытое небо.
   - Как вы, Хозяин? - проявил заботу оборотень.
   Съёжившийся Ансельм пробурчал:
   - Но... нормально.
   Он поджал пальцы ног, пошевелил ступнями. Кровь быстро потекла по занемевшим конечностям - точно мириады иголок вонзились. Маг простонал.
   - Вам дурно? - нахмурился Клык.
   - Выживу, - кинул волшебник и поспешил выйти. Франк и Марли о чём-то болтали. Ансельм не собирался оставаться в неведении. Загадок и так хватает.
   Перед магом открылась жуткая картина. Мертвецкая тишь и дикий испуг в глазах лошадей. Полукруглый каменный бок башни выступает из плотного тумана. На высоте в два человеческих роста висят грязные облака с распоротыми брюхами. Возница дрожит от ужаса.
   - Паршивая погодка, - пожаловался технолог. Повесив снайперку на плечо, свистнул по-разбойничьи. - Старина Вилли?!
   Подождали ответа.
   Молчание.
   - Дрыхнет, поди, - предположил карлик.
   - Если он ещё жив, - простучал зубами перепуганный кучер.
   - Не паникуй.
   Марли схватился за голову и застонал:
   - У него тоже не будет костей. Как и у тех двоих.
   - Я тебе сказал: не паникуй! - прикрикнул Франк. - Сейчас проверим.
   - Я туда не пойду, - попятился возница. - От башни веет смертью.
   - А тебя никто и не просит идти. Кстати, Блохастый, что, и вправду веет смертью?
   Оборотень пожал плечами и пробасил:
   - Дурной запах.
   - Ладно, разберёмся.
   Технолог выставил снайперку и пошёл к башне.
   - За мной, Клык, - приказал Ансельм, стискивая кинжал.
   Бледный как призрак Марли перекрестил смельчаков, а может, безумцев. Немолодой возница, конечно, боялся, вроде ребёнок - кладбища. Однако со своими обязанностями справлялся отменно. За то, что посреди такого тумана не сбился с большака и вывел лошадей прямиком к башне, кучер заслуживал медаль. Или как минимум - грамоту. Для своих миссий Гильдии кого попало не набирали.
   Сердце мага колотилось, жаждая пробить темницу из рёбер и удрать подальше от этого жуткого места. Сырой воздух капельками оседал на лицах. Оборотень шёл пригнувшись - готов превратиться в случае опасности. С каждым шагом башня видна отчётливее. Трещинки змеятся на камне. У основания зеленеет мох. Вот туман поредел, и замаячила кирпичная пристройка, прижавшаяся к башне, словно испуганный детёныш к матери. На черепичной крыше торчит труба. Почему Вилли не топит? Холодно же.
   Франк подошёл к запотевшему окошку и заглянул.
   - Ни черта не видно, - доложил технолог. - Старина Вилли, встречай гостей!
   Нет ответа.
   Оборотень глухо прорычал, за что получил от карлика колкий взгляд.
   - Сейчас посмотрим, - Франк направился к деревянной двери.
   - Стой! - пальнул маг. - Пускай Клык... зайдёт... первым.
   - Ну-у ладно, - уступил технолог.
   Оборотень до хруста зубов сомкнул челюсти. В глазах засверкала звериная ярость. Вот-вот - и обрастёт шерстью.
   Тяжеленный Клык подошёл к двери бесшумно - как хорь крадущийся в курятник - и толкнул её. Жалобно проскрипели петли. Ансельм до боли в пальцах сжал рукоять кинжала. Карлик прицелился в дверной проём.
   Принюхавшись, оборотень сообщил:
   - Никого.
   - Зайди, - повелел волшебник.
   Клык стремительно заскочил в домик. Любопытный Франк рванулся следом. Ни к лицу самому перспективному магу Латории стоять в стороне. Ансельм за товарищами.
   Старина Вилли, здешний метеоролог и смотритель Северной Башни, жил более чем скромно. Грубо сколоченный столик и табурет - вот и вся мебель. В углу, прямо на полу, матрас, лоскутное одеяло и худенькая подушка. Под умывальником просит глоток воды погнутое ведёрко. С ним соседствует массивный сундук с навесным замком. Возле печки столбик поленьев. Она же и заменяет шкаф для посуды. Наверху неё выстроились в ряд зелёная кастрюля, алюминиевая миска, пыльный стакан и украшенный розами и астрами, закопчённый чайник.
   - Ничего подозрительного не вижу, - констатировал карлик. - Впрочем, как и самого Вилли.
   - Может, он наверху, в лаборатории? - предположил маг.
   - А где ему ещё быть? - сварливо выпустил технолог. - Разумеется, в лаборатории.
   Клык подошёл к ложу и поднял одеяло.
   - Что ты там хочешь найти? - переполняясь скепсиса, спросил Франк.
   - Котом воняет, - ответил оборотень.
   - Есть у Старины Вилли кот, - закивал карлик. - Черныш. - Технолог посмотрел на Ансельма и похвалил: - А твой Блохастый отлично работает, Юнец.
   Парень взволнованно спросил оборотня:
   - А что ты ещё чуешь?
   - Очень слабый запах, - тихо прохрипел Клык. - Почти неуловимый.
   - На что похоже? - изогнул бровь Франк.
   - Разве дано человеку ощутить истинную свободу? Пронестись лесом и уловить запах прелой листвы и чистого ручья?
   - Старина Вилли развёл запах истинной свободы? - чуть не лопнул от сарказма карлик.
   Оборотень прорычал сквозь зубы:
   - Твои скудные чувства, недоросль, посчитали бы это смертельным кошмаром.
   Технолог не испугался, встряхнул снайперку и процедил:
   - Разберёмся.
   Ансельм напоследок окинул взором убогое жилище и засеменил за Франком.
   Выйдя из домика, карлик крикнул вознице:
   - Старины Вилли здесь нет!
   Укутанный туманом бедолага Марли схватился за голову и затараторил:
   - Погиб, погиб, погиб...
   - Трус, - выплюнул технолог и направился к дверям башни.
   Волшебник и Клык не отставали.
   На добротном дубовом полотне двери запечатлена фиолетовая шестерёнка, перечёркнутая алой молнией, - совместный знак двух могущественных Гильдий.
   - Погодите, - попросил Франк. - Нужно к колодцу сгонять, - указал вправо.
   За клубами тумана неясно проступал колодец с двускатной крышей.
   Карлик побежал к нему. Заглянув вниз, прокричал:
   - Старина Вилли, тебя тут нет?!
   Ансельм и Клык переглянулись. А маг-то начинал думать, дескать, наговаривают на Франка, сумасшедшим его называют. Ан нет, есть у него проблемы с головой.
   Технолог вернулся и убеждённо заверил:
   - Там его тоже нет.
   - А как он вообще мог там быть? - ошалел волшебник. - Как?
   - И то верно... - карлик поскрёб затылок.
   - Открывай, Клык, - попросил маг и ещё крепче сжал кинжал.
   Оборотень отворил дверь башни. Мутный свет дня юркнул в её нутро. Следом рванулся Клык.
   - Никого, - доложил он спешно.
   Ансельм и Франк зашли внутрь.
   Справа изгибалась винтовая лестница. На полу слева обрызган ржавчиной квадратный люк.
   - В погреб сперва слазим, - поставил задачу технолог.
   Вздрогнувший волшебник не захотел спорить. Карлик повелел оборотню:
   - Дверь попридержи. Света тут маловато.
   Клык послушался.
   Пыхтя и кряхтя, Франк таки поднял люк и ткнул в дыру дуло снайперки. Трясущийся от холода и страха маг глянул вниз, в кромешную тьму.
   - Старина Вилли! - позвал технолог.
   Мрак молчал.
   - Нет его там, - буркнул волшебник. - Разве не видишь?
   - Конечно, не вижу, - парировал карлик. - Тьма-то какая! Нужно спуститься и проверить.
   - Что проверить?
   - А вдруг Старина Вилли лежит там и подняться не может. Вдруг его паралич хватил.
   И опять у Ансельма не нашлось возражений.
   - Темно-то как, - ворчал Франк. - Хоть бы ногу не подвернуть.
   - Давай-ка я, - изъявил желание оборотень.
   - Стой, где стоишь. Будешь тыл прикрывать.
   Технолог осторожно опустил ногу на металлический прут - ступеньку лесенки.
   - Вроде крепкая, - приободрился карлик и закинул снайперку на плечо. Спустившись немного, забурчал: - Где-то тут, помнится, полка была. Ага, вот она. Сейчас посветлее будет. - Зашуршало. Чиркнуло. - Эх, ржавая шестерёнка. Кажись, спички отсырели.
   Ещё раз чиркнуло. И ещё...
   Ансельм уж было хотел сбегать к дилижансу за спичками, когда внизу забрезжил огонёк.
   - Сейчас лампу зажгу, - пообещал стоящий на лесенке Франк.
   Масляная коптилка споро взялась воевать с мраком погреба.
   - Совсем другое дело, - улыбнулся технолог и спрыгнул на каменный пол. - Старина Вилли, ты тут?
   То ли любопытство, то ли желание помочь товарищу перебороло страх, и маг полез вниз.
   - Осторожнее, Хозяин, - заволновался Клык.
   Волшебник крепко держался за холодную лесенку, умудряясь не выпускать кинжал.
   - Пособить мне хочешь? - спросил карлик и поднял над головой лампу. В бороде обжилась ухмылочка.
   Ансельм не ответил на ненужный вопрос. Сейчас главное, чтобы чокнутый коротышка не пальнул вверх из снайперки.
   Благо технолог отстреливать рыжих чародеев пока не собирался.
   Спустившись, парень начал осматриваться.
   Посреди большого погреба сгрудилось полдесятка бочек. Позади, на деревянном настиле, бугрились мешки с нашитыми надписями: "Горох", "Гречка", "Рис". Явно не лучший выбор хранить здесь крупу. К стенке приткнулись два здоровенных ящика с проросшей картошкой. Над ними полка, а по бокам стеллажи с бутылками и жестяными коробочками.
   - А твой Старина Вилли выпить любит, - сделал вывод маг.
   - В бочках соленья, а не пиво, - уведомил Франк.
   - Я о бутылках.
   - Вино у него второсортное, а рома так вообще нет. Дуралей пиво кислющее хлебал половником. Одним словом, профан.
   Волшебник подошёл к стеллажу и взял бутылку. Коротышка подсветил масляной коптилкой. На толстом тёмно-коричневом стекле криво приклеена этикетка: слон вырывает из земли пальму.
   - Никогда такого не видел, - признался Ансельм.
   - Гадость редкостная, - сморщился технолог, будто откусил червивое яблоко. - На юге варганят. Вроде как по старому рецепту номадов. В Тирбурге такое пойло называют "слоновья моча".
   Улыбнувшийся маг хотел поставить бутылку на место, но оцепенел. С полки на него смотрел злобный зелёный глаз. Ужас подобно воде впитывался в губку, в которую превратилось безвольное тело волшебника. Горло сжалось в спазме. Окаймлённый изумрудным сиянием, смоляной, вертикальный зрачок пронзал трепещущее сердце Ансельма. Он перестал соображать.
   Прохрипело. Нечто чёрное бесформенное сигануло с полки прямо на мага. Зелёный глазище увеличился. Волшебник отшатнулся. Из потной руки выскользнула бутылка и стеклянными звёздами усеяла пол.
   Падающий Ансельм вскрикнул и отмахнулся кинжалом. Поздно - чёрная бестия мигом взобралась по лесенке и исчезла.
   - Ты что, совсем одурел, Юнец?! - горлопанил Франк.
   Сидящий маг тёр поцарапанный нос. В груди галопом неслось сердце.
   - Идиот! - вопил карлик. - Ты хоть понимаешь, что чуть не прирезал Черныша, любимого кота Старины Вилли?!
   - К... кота? - сконфузился волшебник.
   - Как вы там? - сверху пробасил Клык.
   - Твой придурок Хозяин чуть не укокошил кота! - прокричал технолог.
   - Этого?
   Под ноги Франку шлёпнулся окровавленный клубок чёрной шерсти.
   У карлика щёки - варёная свёкла.
   - Да... да ты что наделал, идиот вонючий?! - выпустил пар технолог. - Ты же убил Черныша!
   - Он сам виноват, - неумело оправдывался оборотень. - Он первым на меня набросился.
   - Ржавая шестерёнка! Клянусь своей снайперкой, что это моя первая и последняя миссия вместе с вами! Ну где ещё можно откопать таких идиотов?!
   Карлик сверху вниз посмотрел на сидящего мага - Франку редко выпадала такая возможность - и едко поинтересовался:
   - Как можно было испугаться кота? Самого обычного кота...
   - У него... у него глаз один, - пролопотал встающий Ансельм.
   - И что с того? Ну выбил по пьяни Старина Вилли ему глаз. Что с того?
   Волшебник рукавом вытер с носа кровь и поглядел на разодранного Черныша.
   - Нужно будет попросить у Вилли прощение, - пробурчал маг.
   - Ага, так он и простит тебя дуралея, - ехидничал технолог.
   Ансельм понурился.
   - Хватит мне тут траур устраивать, - отчитывал карлик. - Выметайся отсюда! Пошли лабораторию глядеть.
   Как только волшебник коснулся лестницы, Франк окликнул:
   - Юнец! А ту штуковину брать не будешь? - он показал на валяющийся на полу кинжал. - Хотя толку от неё мало. Котяру и того прирезать не смогла.
   - На то у меня Клык есть, - парировал маг.
   Тихое ругательство технолога запуталось в его бороде.
   Ансельм поднял кинжал, засунул в ножны и шустро вскарабкался по лесенке.
   Наградой за обследование подвала стала масляная коптилка. Вылезший карлик покрутил её зубчатую ручку - понизил пламя. Потом ногой захлопнул ляду.
   - Будем экономить масло, - деловито заявил Франк.
   Опустивший глаза Клык пробурчал:
   - Простите, Хозяин. Я не хотел убивать кота.
   - Идиоты! - исторгнул технолог и зашагал по винтовой лестнице.
   - Давай, я первым пойду, - басовито предложил оборотень.
   - Не хватало мне, чтобы ты ещё и Старину Вилли выпотрошил. Блохастый болван.
   Клык поморщил нос.
   - Не переживай, - успокоил могучего товарища Ансельм. - Ты не виноват, - и похлопал его по плечу.
   - Хватит сюсюкаться, - сверху забрюзжал карлик. - Идите за мной!
   Самонадеянный Франк в одной руке держал лампу, в другой - снайперку. За ним поднимался волшебник. Набычившийся оборотень замыкал шествие.
   Путь освещает коптилка. Выщербленные ступеньки и ветвящиеся трещинки на стенах - Северная Башня требует ремонта. Об этом пусть руководство Гильдий беспокоится, у молодого Ансельма и так забот по горло. Он никогда не считал себя трусом. Да и бывало Рыжик махал в Школе кулаками. Однако сегодняшний день особенный. Страх, будто простуда, заразил волшебника. Как, спрашивается, можно было принять кота за страшилище? А что же дальше? Маг невольно содрогался, ногти впивались в ладони. Пускай карлик, этот оголтелый технолог, треплет языком, пускай. Ансельм-то знает: кислотное оружие лишним не будет.
   Стук шагов разлетается по башне, скользя по ступеням каменной спирали. Ему вторит биение сердец. За напускной уверенностью Франка скрывается волнение. Если и есть у карлика друзья, то только его изобретения. А вот Старина Вилли в категории "приятели".
   Пять лет назад легендарный технолог прожил целый месяц в Северной Башне, бок о бок с бывшим столичным учителем географии Вилли. Болтливый старичок не утратил врождённую пытливость и даже пытался помогать Франку. Правда, после того как экспериментальная взрывоопасная смесь обожгла лоб башенному смотрителю, карлик запретил ему участвовать в опытах. Да и вообще всячески скрывал свою давнишнюю связь с географом. Помнится, тучный столичный купчина распустил язык, мол-де, маломерок и Вилли - мужеложцы. Франк долго не думал, сунул револьвер толстяку в хайло; и затылок вместе с мозгами вылетел на мостовую. Тогда-то Гильдии пришлось хорошенько раскошелиться перед судьями. Причём в отношении двоих в ход пошли крайние меры. Особо неподкупной законнице подсунули в постель молодого студента-столяра, а затем шантажировали её, грозясь обнародовать пикантные подробности адюльтера. А педантичный судья по прозвищу Вонючий Эд, за свою склонность пускать газы, нашёл пристанище в выгребной яме, где ему и было место по мнению любого мало-мальски уважающего себя уголовника. И что только не сделаешь ради вспыльчивого и чертовски талантливого изобретателя.
   - Старина Вилли должен быть жив, - пробурчал технолог, в чьей обелённой репутации уже никто не сомневался.
   Нерешимость в его голосе щедро посеяла семена тревоги в сердце Ансельма.
   Трое совершено разных путешественников. Они поднимаются копотливо, не зная, что их ждёт в лаборатории. Рябое пятно лампы окружено полумраком. Из него выныривают поколотые ступени. Застоявшийся сухой воздух и лохмотья паутины на стенах. Почти доступный на ощупь страх. Сердца бьются тихо, точно боятся вспугнуть нечто затаившееся во тьме. Северная Башня высится на самом краю изученного мира. Дальше лишь опалённое мифической Последней Войной Чёрное Запустенье. И кто его знает, где опаснее: там или в Алых горах? Ни с призраками, ни с чёрными технологами никто трезвомыслящий встречаться не захочет. А вдруг проникшая в Латорию опасность куда страшнее привидений и таинственных изобретателей? Каких только чуждых сущностей нет в бескрайних просторах мироздания...
   - Пришли, - сухо изрёк остановившийся у двери Франк. - Юнец, подержи, - протянул коптилку.
   Маг взял её.
   Карлик улыбнулся - двумя руками держать снайперку удобнее. Прислушался.
   - Ни звука, - облизнувшись, прошептал технолог.
   Ансельм же отчётливо слышал, как колотится сердце.
   - Запах зла, - прохрипел оборотень.
   - Сейчас увидим, что это за зло, - пообещал Франк и ногой распахнул дверь.
   Через два окна - узкое и широкое - падал просочившийся сквозь туман солнечный свет.
   Все трое медленно зашли в лабораторию. Ансельм впервые в таком месте. С ребяческим любопытством и страхом начал осматриваться. Старины Вилли не видать.
   - Лампу выключи, - повелел магу карлик.
   Волшебник погасил огонёк и продолжил изучение помещения.
   Посередине два придвинутых друг к другу стола. Со стороны стула с высокой резной спинкой лежит раскрытый фолиант и высится стопка томиков в чёрных кожаных переплётах с золотым тиснением. С другой стороны - химический рай. В лапках металлических штативов стиснуты мензурки с разноцветными жидкостями. Полная землисто-бурой массы пузатая реторта окружена полупустыми мензурками. Змеевики соединяют банки с цифрами. Какой-то белый порошок насыпан в плошке. Соль? Сода? В трёх медных чашечках карминовая, бирюзовая и угольная смеси с вкраплением слюды. Небольшая глиняная ступка и деревянный пестик. Ансельм осторожно поднял его - маслянистый, облепленный истолчёнными листьями. Юноша решил понюхать. Нос собрался морщинками. Вернув пестик на место, маг наткнулся на ледяной взгляд оборотня. Тот криво закусил нижнюю губу и начал катать по скулам желваки.
   Справа у стены кровать. Из полосатого матраса торчит ржавая пружина. Рядом с грязной подушкой похожий на Святое Писание томик дразнит языками-закладками. Вместо обоев пожелтевшая карта севера Латории, непонятная таблица и две запутанные схемы. Пьяно покосившаяся лакированная этажерка завалена растрёпанными книжками и свитками.
   Напротив ещё более интересная вещь: устройство технологов для прогноза погоды и измерения температуры, влажности, давления. Три чёрных металлических шкафа сплошь пронизаны трубками. То там, то здесь за стёклышками видны стрелки и шкалы: вертикальные, горизонтальные, дугообразные. Без Старины Вилли сложно разобраться, что отмечено красными полосками.
   Ансельм уставился на странный механизм как баран на новые ворота.
   - Не вашего ума штуковина, - с пафосом заявил карлик.
   Фыркнув, маг осведомился:
   - И где Вилли?
   - Вопрос, конечно, хороший.
   Франк закинул снайперку на плечо и, привстав на цыпочки, посмотрел в раскрытый фолиант.
   - Авось журнал нам поможет, - понадеялся технолог.
   Клык и волшебник подошли к коротышке.
   Мелкий убористый почерк исписывал страницы.
   - Последняя запись - вчера в полдень, - размеренно произнёс Франк. - Непорядок... Ни вчерашнего вечернего, ни сегодняшнего утреннего замера температуры... Непорядок...
   - Читай уже, - не терпелось оборотню. - Что там написано?
   - "Все показатели в норме, - начал технолог. - Но это и настораживает. Откуда взялся туман? - Ансельм вздрогнул. Карлик продолжил чтение: - На моей памяти такого густого тумана ещё не бывало. Видимость зачастую ограничивается десятью-пятнадцатью ярдами. Облачность невероятная! Местами облака висят в двадцати футах над землёй. Как это объяснить, я не знаю. Собираюсь подготовить отчёт и послать запрос в Клэстис. Не исключаю возможность, что появление тумана заметно осложнит расчёт прогноза и понизит его точность. В случае критических отклонений следует немедленно прекратить проставление Рун и назначить специальную комиссию. Вода в колодце отдаёт горечью. Черныша до сих пор не могу найти".
   Клык буркнул.
   - Кота уже не вернёшь, - развёл руками Франк. - Давайте-ка глянем предпоследнюю запись. - Уставился в фолиант. - Температура такая-то... Давление... Это нас не интересует... Ага, тут... "Появившийся вчера вечером туман за ночь не рассеялся. А наоборот погустел. Жду не дождусь сезонную комиссию из Клэстиса. Может, у них будут какие-то мысли". Какие тут могут быть мысли? - Карлик плюнул на палец и перевернул им страницу обратно. - Запись за позавчерашний вечер. Та-ак, читаем. "Неожиданно - за пять минут! - появился густой-прегустой туман. Видимость не более тридцати ярдов. Отдельно взятые облака висят очень низко, неестественно низко. Полная луна видна хорошо. Чем-то напуганный Черныш удрал куда-то. Со дня на день жду сезонную комиссию". Это всё...
   - Негусто, - пробасил оборотень.
   - Ага, Блохастый... Получается, вчера в обед облака висели в двадцати футах над землёй. А сегодня ещё ниже. Странно, о-очень странно...
   Призадумавшийся технолог уткнулся невидящим взором в карту севера Латории.
   Мурашки бежали по спине Ансельма. Он засунул кинжал в ножны (и когда вытащил?), чтобы дрожащая рука ненароком не ранила кого-то кислотным лезвием.
   Неописуемая жуть охватила молодого мага. А он всего-то несколько часов назад считал: поездка в Северную Башню - задание не его уровня. Буквально мечтал о службе в столице, рядом с самим королём и главой Гильдии чародеев. Действительность преподнесла сюрприз. Да ещё какой!
   Записи Старины Вилли о многом говорили Ансельму. Если опасения метеоролога оправдаются и возникнут серьёзные проблемы с прогнозами, это чрезвычайно ослабит волшебников.
   Более трёх веков назад Гильдия чародеев отыскала зависимость между погодой и Рунами. Всех особенностей этой связи не разгадали и по сей день, однако добились определённых успехов. И тут стоило сказать отдельное "спасибо" технологам. По слухам, чародеи прошлого немало заплатили изобретателям за метеорологические механизмы. Теперь с их помощью маги рассчитывали ежедневную температуру по всей Латории на два сезона вперёд. Результаты собирались и рассылались по городам. А затем, применяя специальные таблицы, волшебники принимали решение о целесообразности проставления Рун. Если прогнозируемая температура отличалась от фактической не более чем на три градуса, то Руны выходили долговечными, и чародеи уставали минимально. При разнице в четыре-шесть градусов появлялась опасность поставить некачественную Руну. Семь-девять градусов грозили магам дикими головными болями и почти гарантировали разрушение предмета, над которым творилась волшба. От "десятки" начиналась смерть; у чародеев даже была поговорка: "Десятиградусный эль - гиблый хмель".
   "Проблемы с прогнозами!" - настойчиво звучало в голове Ансельма. Воспоминания об уроках дисциплины "Погода Латории" брезжили где-то за туманом, обволакивающим сознание молодого мага. Нелюбимый всеми учениками предмет мог сейчас пригодиться. Увы, волшебнику ничего не приходило на ум. Наверное, окружающая обстановка так действует на талантливейшего выпускника Школы.
   Меж тем Франк присеменил к метеорологическому механизму и открыл средний шкаф. Чего внутри только нет: шестерёнки, поршни, рычажки, резиновые трубки, стеклянные ёмкости с разноцветными жидкостями...
   Карлик бегло осмотрел всё это богатство и шумно подтащил стул. Вскарабкавшись на него, принялся вертеть рычажки и простукивать шестерёнки. Время от времени жидкость в ёмкостях бурлила. Вместе с пузырьками в горле Ансельма поднималась тошнота. Он никогда не любил технологические достижения, хотя и признавал их необходимость. У мага нет ни малейшего желания наблюдать за бурчащим Франком. А тот, казалось, не видит и не слышит ничего кроме механизма. Железное диво отзывалось увлечённому коротышке урчанием и щёлканьем. Забавная встреча двух старых друзей после многолетней разлуки.
   Помрачневший волшебник подошёл к большому окну и попытался отвлечься.
   Позолоченная солнцем дымка близко. Кудлатые пласты обложили небо и землю. Где-то там внизу стоит дилижанс и трясётся от страха Марли. Бедняга. А намного дальше, на севере, раскинулось таинственное Чёрное Запустенье. Была ли Последняя Война? Правда ли, что люди чуть не истребили себя, сойдясь в неистовом и грандиозном противостоянии магии и технологии? Ходят ли Чёрным Запустеньем призраки - духи погибших в масштабных сражениях прошлого? Породила ли испоганенная чарами земля упырей? Или всё это сказки? Ансельм дрожал.
   Верный товарищ Клык стоял рядом, готовый выполнить любую просьбу. Но чем тут может помочь оборотень, который-то и о себе толком ничего не помнит? Вот она сила Руны Забвения.
   Пока маг боролся со страхом и мозговал о происходящем, прикусивший кончик языка Франк ковырялся в брюхе механизма. В ответ эксцентричный коротышка получал щёлканье, клацанье и скрежет.
   Прошло пять минут. Технолог закрыл створки шкафов и буркнул:
   - Где сезонный прогноз?
   Нужные листки отыскались в верхнем ящике стола. Довольный карлик сложил их вчетверо и засунул в карман рубашки.
   - Чего скучаешь, Юнец? - Франк встал возле парня.
   Тот, не отрывая взгляда от окна, пробубнил:
   - Творится что-то плохое.
   Технолог поскрёб бороду и хмуро согласился:
   - Тут не поспоришь. - Пауза - и продолжил: - Старина Вилли никогда бы просто так не покинул пост. Кстати, механизм в норме. И это как раз и пугает. Ни один датчик не улавливает высокой влажности. Почему? - Сам же и ответил: - Я не знаю...
   Ещё немного - и нервы Ансельма не выдержат.
   - Во что мы с тобой вляпались? - побледневший юноша вытаращился на карлика. - Что здесь творится?
   - Не кипятись, Юнец. С тобой оборотень. Я тоже не лыком шит. Всё будет нормально.
   - Не будет, Франк. Не будет... Я это чувствую.
   - Ну на кой себя раззадоривать?
   - Да потому, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Трупы без костей. Покушение на нас. Исчезновение Вилли. Этот туман, в конце-то концов, - маг показал на окно.
   - А я-то думал, тебя учили в Школе сдерживать чувства.
   - В Школе мне ни слова не говорили о чёрных технологах!
   Франк промолчал.
   - А ещё есть это, - волшебник полез за пазуху. Вытащил металлический футлярчик, висящий на шнурке на шее. - Ты знал об этом?
   - Что это такое? - нахмурился карлик.
   Ансельм снял с шеи шнурок и покрутил перед носом технолога футлярчик размером с мизинец.
   - Что это, я спрашиваю? - морщины ещё глубже прорезали лоб Франка.
   - Мне это дали в Клэстисе и приказали передать здешнему метеорологу.
   - И что задумали эти идиоты-маги? - задался вопросом карлик и получил от волшебника жгучий взгляд.
   - Здесь запечатано послание.
   На кончике футляра и вправду стояла махонькая сургучная печать: молния - символ Гильдии чародеев.
   - Мухлюете вы что-то, волшебнички, - проворчал технолог.
   Оскорблённый Ансельм чуть не залепил болтуну оплеуху. Чудом успокоившись, спросил:
   - И что теперь делать с этим?
   - Как что? - обалдел Франк. - Ясен пень, открывать!
   - Это для метеоролога послание, - маг спрятал футлярчик за спину.
   Клык оскалился на карлика. Тот шустро сориентировался:
   - А может, там рекомендуется отключить один из блоков механизма. - Он показал на метеорологическое изобретение. - Вдруг руководство твоей Гильдии недовольно предыдущими прогнозами? Может, хотят провести корректуру по какому-то определённому району.
   Похоже, технолог убедил волшебника. Парень начал ногтями отковыривать печать. Прищурившийся оборотень не отводил взгляд от коротышки. За окнами клубился и подступался туман - прямо-таки грязные призраки подглядывают.
   Франк в предвкушении тёр ладоши и облизывался. За стеклом продолжала сгущаться хмарь. Заунывно выл ветер.
   Отодрав сургуч, Ансельм тыльной стороной руки смахнул со лба пот и вытащил из футлярчика свёрнутую трубочкой бумажку. Сердце забилось учащённее. Маг раскрутил листочек, обнажая ровные ряды буковок.
  
   Секретно.
   Метеорологу Северной Башни.
   Руководство Гильдии чародеев при поддержке Гильдии технологов считает необходимым сообщить, что полтора месяца назад было получено подкреплённое шифром послание из Старой Южной Башни.
  
   - Что?! - у карлика чуть глаза не вывалились. - Старая Южная Башня?!
   Волшебник мелко затрясся. Сквозь стук зубов пробились слова:
   - Она ж заброшена... полвека... Кто мог... написать оттуда?
   - Ну и в переплёт мы угодили, Юнец...
   Ансельм посмотрел на клочок бумаги, на Франка и тихо спросил:
   - А почему руководство твоей Гильдии тебе не доверяет? Почему тебе ничего не сказали об этом? - дрожащий маг показал футлярчик. - Почему его дали везти мне, желторотому сопляку, а не тебе, легендарному технологу?
   Карлик пожал плечами и неловко отвёл взгляд.
   Маг стиснул виски. Вопросы множились, понукая мозг закипать. Скоро пар из ушей пойдёт. Ужас наполнял холодный северный воздух и уже вместе с ним просачивался в юношу.
   Хмарь пробралась в лабораторию и затаилась на подоконнике, как приготовившийся к атаке хищник.
   Каждый из троих понимал: в Латории происходит что-то необъяснимое.
   И вдруг заржали лошади. Истошно закричало.
   - Марли!!! - дружно пальнули Ансельм и Франк.
   Все трое бросились к дверям.
ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список