Иванов Станислав Алексеевич: другие произведения.

Глава десятая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Веселье разрасталось. Люди плясали, смеялись, кто-то таскал небольшие лотки с разнообразными товарами.
  Дубовые столы были заставлены всякими яствами. Постепенно Урильф подносил новые блюда, пока Ниора таскала напитки. Приметив меня, трактирщик подцепил меня за руку и потащил за собой.
  - Хорошо, все тебя увидели, - шепнул он мне на ухо, оглядываясь по сторонам. - Шалфей просил передать, что помимо двоих на входе еще три человека внутри. Итого, не считая женки и самого Митяя, в доме пять человек. Комната Митяя крайняя, - он окинул толпу взглядом. - Митяй, кстати, здесь, напивается. А это кто? - кивнул он на Альвера.
  - Это хорошо, - кивнул я головой. - А это мой подельник. Он поможет мне проникнуть в дом, не привлекая лишнего внимания. Ну не думал же ты, что я пойду убивать хозяина через всех, привлекая к себе внимание людей? Меня же потом просто вздернут на ближайшем дереве.
  - И как ты собираешься решать проблему? - немного удивился Урильф.
  - Ну, раз Митяй и его женка напиваются на празднике, значит, будет пожар, - оценив ситуацию, предположил я. - Конечно, действовать буду по ситуации, но пока что это самый разумный вариант решения проблемы.
  Урильф кивнул головой и отпустил меня. Выждав удобный момент, когда перед публикой предстал бард с новой песней, переняв на себя все внимание, я быстро покинул площадь и скрылся за домами.
  - А чего мы ждем? - спросил Альвер.
  - Ростовщика. Надо, чтобы он вернулся домой, - я, как обычно, начал немного волноваться. Несмотря на то, что промышлял подобным я достаточно долго, практически каждый раз я немного волновался, представляя худшие варианты развития событий. Благо, что Альвер оказался достаточно выдержанным и спокойным человеком, из-за чего у меня проблем с ним не возникло.
  Митяй, не пользующийся любовью народа, напившись, решил не искать себе развлечений, а продолжить праздник дома. Потому, взяв свою женку под руку, он направился домой. С ним охраны не было: все-таки, Урильф был прав, спокойная у них деревушка.
  Сначала я хотел прирезать его по дороге. Но потом, когда уже приготовил нож, осознал, что это не самый благоразумный поступок. Возникнут неудобные вопросы, ужесточат охрану, начнут собственное расследование. Не знаю, во что все это выльется, но в том, что проблемы возникнут как у меня - новенький, только недавно в деревне появился, так и если труп Крюсля найдут, тем более - так и у Урильфа, я не сомневался. А мне такого счастья и даром не надо.
  Митяй зашел в дом и закрыл за собой дверь. Наемники у входа перекинулись парочкой тухлых шуток, но все так же остались стоять на входе.
  - Что будем делать? - шепотом спросил я.
  - Ну я тут вижу несколько вариантов. Который из них тебя больше всего устраивает?
  - Наиболее безопасный, - честно ответил я.
  - Тогда будем попадать внутрь максимально незаметно, - улыбнулся Альвер и принялся что-то делать.
  Его небольшое представление походило на очень неудачный фокус уличных шарлатанов. Он взмахивал руками, соединял пальцы, что-то нашептывал. И в конечном итоге, когда закончил, он легко похлопал меня по плечу.
  - Пошли, - сказал он. - Они нас не заметят. Они вообще сейчас ничего не поймут.
  Мне с трудом в это верилось, но я решил не спорить с магом. Как оказалось, не напрасно. Мы подошли вплотную к двери, а мужики даже не взглянули в нашу сторону. Я тихо открыл дверь, но никто из них даже не почесался.
  - Что ты с ними сделал? - спросил я у мага, когда мы проникли внутрь.
  - Немного обманул их восприятие реальности, - улыбнулся маг. - Для них сейчас ничего необычного не происходит. Ладно, пошли искать этого ростовщика?
  - А другие охранники?
  - Я вроде всех околдовал, - отозвался Альвер. - Ладно, твоя цель на втором этаже, спит. А я пойду и заберу свою монетку. Когда закончишь, скажешь мне. Я буду ждать тебя здесь. Нам же надо устроить пожар, причем желательно, чтобы никто не смог его потушить.
  Сподручно иметь мага под рукой. Улыбаясь, как идиот - от нервов, не иначе - я поднимался по ступенькам, практически не переживая за то, что меня обнаружат. Альвер поработал на славу: я проходил буквально перед лицом мужиков, но никто даже бровью не повел. Что же, мне это все только на руку.
  Митяй дрых в кровати, прижимая к себе женку. Я вытащил нож и сделал пару быстрых, но точных ударов. Митяй даже не успел что-то прохрипеть: хоть нас наемники не замечают, как они поведут себя на крики хозяина, проверять я не хотел. Закончив грязную работу, я вытащил немного денег у него из карманов и направился на выход.
  Альвер уже стоял на выходе, поигрывая монеткой. А судя по тому, что карманы его стали немного толще, одной монетой он не ограничился. Впрочем, это и правильно, не даром же он помогал мне.
  - Все готово? - я кивнул головой. - Хорошо. Тогда я подожгу его комнату.
  - А почему ты этого сразу не сделал? - поинтересовался я.
  - Чтобы он каким-то чудом не убежал из дома, - Альвер взмахнул рукой перед лицом и направился к выходу. - Через пару минут весь второй этаж потонет в огне. Пошли, нам бы желательно оказаться на празднике, когда пожар заметят.
  Аккуратно закрыв за собой дверь - Альвер немного помог, заперев ее на замок - мы направились на праздник. Люди, пьяные и веселые, не обратили н нас никакого внимания. И пока Альвер тихонько примазался к празднующим, я нашел Урильфа, нарезающего мясо за дальним столом.
  - Все готово, - сказал я насколько мог тихо. - Скоро люди заметят пожар.
  - Я не могу в это поверить, - вздохнул Урильф. - Ты сделал это! Там же пять наемников в доме...
  - Ну я же один из лучших стервятников, - я усмехнулся и принял из его рук тарелку с нарезкой. - Пойду покажусь на глаза людям, чтобы не было вопросов.
  Но в этом не было никакой нужды. Люди просто не обращали на меня никакого внимания. Только какая-то девушка с улыбкой поблагодарила меня за тарелку, после чего продолжила танцевать.
  И какое-то время я тоже пил, вместе со всеми, пока не раздался чей-то истошный крик:
  - Пожар!
  Веселье прекратилось разом. И на то были свои причины. Деревянные дома в Подводах легко воспламенялись от соседних и потому, если вовремя не остановить пожар, можно было потерять десятки домов. Тут каждый просто боялся за себя, а потому, только они заметили зарево в ночном небе, сразу побежали к дому Митяя.
  Тушили все вместе. Я, само собой, приложил руку помощи к общему делу - и себя лишний раз оградил, да и свой дом потенциально защитил. Дом пылал во всю, жар веял и обдавал, обжигая лицо и руки, но никого это не останавливало. Вылив на себя воду, мужики заливали языки пламя водой, ломали стены и балки, чтобы огонь не перекинулся на крыши соседних домов.
  Мы сражались с пожаром пару часов. Наконец, отвоевав первый этаж - точнее, какое-то имущество, так как стены мы сломали - люди вошли внутрь.
  Обгоревшие тела четырех людей опознали достаточно быстро. Митяй, его баба, два мордоворота, работающих на ростовщика. Один каким-то образом выжил, потеряв сознание в тот момент, когда пытался сломать ставни, чтобы выбраться наружу, ну и двое стоявших на улице.
  Причину пожара обозначил старейшина: пьяный Митяй не уследил за камином, из-за чего огонь перекинулся на половицы. Никто с ним не спорил. Да и желания спорить ни у кого не было: Митяя, все-таки, сильно не любили.
  
  Альвер.
  
  
  - Почему ты помогал Роланду? - спросил Шалфей у сидящего напротив него Альвера.- Ты даже прибыл сюда вовсе не за тем, что бы стать грабителем и убийцей. Но все же помог ему с этим.
  - А почему, собственно, нет? - пожал маг плечами. Они ушли сразу, как уладили свои дела, и просто расслаблялись в ванной, наслаждаясь дармовой едой и пивом, взятыми с праздника.
  Они были странно похожи. Но не лицами или фигурой. Даже в возрасте была приличная разница. Единственное, что их роднило - множество самых разных шрамов, густо покрывавших кожу, и это сходство поражало.
  - Меня учили быть строгим прагматиком и доверять интуиции, - продолжил свою мысль Альвер. - Интуиция говорит мне, что он, и вообще все вы, сыграете важную роль в моей жизни. Причём очень и очень скоро. Прагматизм при этом добавляет, что лучше слушать вас, ведь вы местные, а я иноземец, да ещё, по вашим законам, смертник.
  - Ты честный человек, - задумчиво протянул охотник, - но при этом ты легко пошёл на убийство. А твой характер мне больше напоминает тот редкий тип церковников, что искренне хотят и помогают людям и при этом легко держат удары судьбы. И опять же, ты очень равнодушно убиваешь.
  - Это потому, что мне, в общем, нет дела до тех, кого я убил. Ну и ограбил заодно, - маг негромко засмеялся и потрогал свою, как он теперь полагал, счастливую монету. Во второй раз она уже к нему вернулась. - Знакомых убить куда сложнее, чем тех, кого увидел впервые.
  Закончив, они оба замолчали, неспешно потягивая пиво из глиняных кружек и думая каждый о своём.
  А вот потом маг, без слов и вообще внезапно, метнул небольшой золотой шарик в голову Шалфея. Тот, конечно, не ожидал подобной выходки, но его опыт и способности превосходили подобные у простых людей, и потому он легко поймал его у самого своего лица. Шалфей вскочил и собирался послать его в лицо уже Альверу, а затем выпрыгнуть из воды и дотянуться до оружия, но блеск в его руке привлек внимание. Он разжал ладонь и увидел шарик, словно сотканный из света, таким мог бы быть пойманный солнечный зайчик. Его брови поднялись в крайнем изумлении, он смутно понимал как вообще можно держать свет в руках, а затем шарик просто исчез.
  - Какого?.. - только и смог он выдавить из себя.
  - Поздравляю. Я, конечно, подозревал это, да что там, видел, что в тебе талант, пусть и слабый, но рад что не ошибся. - Альвер засмеялся. В отличии от своего нового друга, он и не думал вскакивать из такой приятной воды. - Что же касается шарика, то это простенькая детская игра у меня на родине. Так легко выявить способных детей, ну и первичная тренировка внимания и концентрации. Ты смог его поймать, пусть и думая, что это реальный объект, но как только перестал чисто инстинктивно подпитывать его своей энергией, он просто исчез.
  - Охренеть... - только и сказал он и практически рухнул на своё место в бассейне. - Значит, я тоже маг?..
  - Конечно нет. Маг это не только тот, кто вообще умеет чувствовать потоки энергии в мире и в самом себе, но и тот, кто может менять с их помощью законы материального мира. - Альвер был доволен собой и охотно пустился в объяснения. В конце концов, Шалфея можно было бы научить паре простеньких фокусов - тут все зависело от самого охотника - но и использовать того, как запас энергии на будущее. Немного цинично, зато удобно и практично.
  - Пока ты просто смог нарушить законы природы и удержать свет. Но, с другой стороны, это значит, что тебя можно учить и большему, хотя скажу сразу - действительно хорошим магом ты не станешь, твой дар очень слаб. Вообще такое ощущение, что его в тебе кто-то подавлял...
  
  Роланд.
  
  После пожарища люди начали расходиться. Я направился к Урильфу.
  - Не верю, что все так здорово случилось! - воскликнул он, приметив меня на пороге. - Я твой должник!
  - Насчет этого... Можешь сразу и отработать долг, - он с пониманием дела пригласил меня к себе. - Мне нужна информация, Урильф.
  Трактирщик, сложив руки на груди, окинул меня взглядом.
  - Какая информация стоит так дорого? - аккуратно спросил он.
  - Вообще - любая, - трактирщик удивился. - Через тебя проходит много слухов, ведь так?
  - Именно что слухов, - кивнул он головой. - Большая часть того, что до меня доходит, оказывается полным бредом. Но если это тебе может хоть как-то помочь... Что именно тебя интересует?
  - Что-нибудь, связанное со школами магов. Их поселениями. Коммунами. Что угодно, лишь бы объект находился рядом.
  - Школа магов? Я слышал один рассказ, от какого-то рядового священника. Он рассказывал, что Церковь устраивала рейд на заброшенную академию магов. Она находилась в дремучем лесу... Прости, я не слышал всего разговора, но может эта зацепка даст тебе хоть какой-то толчок? Кстати, а в чем? - усмехнулся он. - Ты никогда не верил в эти сказки, разве не так?
  - В сказки не верил, а вот в реальные факты, хоть и немного приукрашенные, можно и поверить. Всяко, проверить, - я присел на скамью. - Что-нибудь конкретное из его слухов услышал?
  - Да. Разговор шел о Дубках. Там, к северу от деревни, говорят, есть какая-то скрытая ото всех разрушенная академия. Я об этой легенде неоднократно слышал, если подумать, потому это наиболее точная информация, - уже хоть что-то.
  - Как нам добраться до Дубков, не привлекая внимание?
  - Учитывая, что ты задаешь такой вопрос, смею предположить, что стандартная дорога, которая ведет на Сизнер, тебя не устраивает? - я кивнул головой. - Грегор, конечно же... Есть один вариант. Отправишься на юг. Ты же знаешь про южный выход из деревни? Когда увидишь огромное дерево, разбитое молнией - поверь, ты поймешь, о чем я говорю - повернешь на запад. Там есть маленькая тропка, хотя с первого раза приметить ее тяжеловато. Но ты увидишь, я знаю. Пойдешь по той тропке до первого указателя. На указателе свернешь на север и немного пройдешь. Увидишь хутор. Там, в хуторе, от того въезда третий дом по счету - моего друга. Его зовут Ральф. Скажешь ему, что ты от меня, и передай привет от ранней пташки. Он поймет. Так вот, попросишь его перевезти тебя до Дубков. Рыбацкая деревушка, как-никак.
  - Он с меня что-нибудь возьмет? - Урильф покачал головой. - Ну и славно. Мы еще одну ночь побудем здесь, на всякий случай, а потом отправимся. Могу тебя попросить еще об одолжении?
  - О чем разговор, дружище? Ты спас меня от смерти, - мягко улыбнулся трактирщик.
  - Тогда будет два одолжения, - Урильф рассмеялся. - Первое - нам будут нужны продукты. Сможешь организовать? - он кивнул головой. - И второе... Это касается той девки, что была со мной. Я не могу взять ее с нами. Слишком велик риск.
  - Ты хочешь, чтобы я последил за ней? - я кивнул головой. - Без проблем. Это незначительные услуги в обмен на то...
  - Не продолжай, - остановил я его. Трактирщик послушно согласился и направился на кухню. Я же сидел и обдумывал план действий.
  Про хутор я не знал. Про то, что до Дубков можно добраться по реке - догадывался. Так мы не попадем в поле зрения Грегора. Хотя, стоит ли его бояться, когда у нас под рукой маг?
  - Как долго до хутора? - крикнул я на кухню.
  - Пару часов на лошадке, - отозвался Урильф. - От хутора до Дубков плыть, правда, придется около двух дней. Там встречное течение, поэтому это еще быстро. Правда, лошадок придется оставить на хуторе. Да то не беда, там люди добрые, помогут, особенно за пару медяков, последят за животными.
  - Значит, будем в Дубках мы не раньше, чем через два с половиной дня?
  - Примерно так, - согласился Урильф. - Для вас это единственный вариант.
  К сожалению, он был прав. Как бы мне не хотелось этого признавать. С другой стороны, какой смысл Грегору посылать своих людей на дороги? Только чтобы найти нас? Так половина его людей даже не знает, как я выгляжу. Надо будет обсудить это с Шалфеем и Альвером.
  - Я на тебя надеюсь, дружище, - бросил я, вставая из-за стола.
  
  Когда я пришел домой, первым делом поведал ребятам о своем плане. Шалфей принял его во штыки.
  - Ты не можешь так слепо доверять ему! - воскликнул он. - Даже если он говорит правду. Мы покинем деревню, а он останется здесь. И его могут прижать. Нам нужно уходить в другую сторону.
  - Ну, предположим, мне плевать, куда двигаться, - честно сказал я. - Но кроме этих слухов у нас зацепок нет. Не забыл?
  - А почему мы вообще должны проверять слухи? - поинтересовался Шалфей. - Я знаю одно место. На юге, далеко отсюда. Его разграбили церковники - они вообще хорошо прошлись по большому количеству мест - но там могло что-то сохраниться. Я прав, Альвер?
  - Безусловно, - отозвался маг. - Самые важные вещи и ценную информацию старшие маги прячут как зеницу ока. Не от своих, а от чужих. Потому, полагаю, где-то там до сих пор сохранилось что-то из драгоценного. Магическая защита может прослужить не одну сотню лет, а если ее наложил мастер своего дела, то и тысячу. Думаю, что наведаться туда не будет лишним.
  - Значит, пойдем по твоей наводке, - сдался я перед Шалфеем. - И, как я понимаю, говорить об этом никому не будем?
  - Нет. Скажешь ему, что направляешься в его место. Пусть будет так. Меньше вопросов и риска для нас. Все-таки, церковники не даром запрещают посещать такие места.
  - Я тебя понял.
  Осталось объяснить Мире, что взять ее с собой мы не можем.
  К моему везению, девушка отнеслась к подобного рода информации крайне спокойно.
  - Ну, если я вам буду мешать, - протянула она, - то уж мне будет лучше действительно остаться здесь. Не хотелось бы, конечно, но да что поделать? Вы же вернетесь, правильно? - я кивнул головой. Хотя знать наверняка я не мог. Мне хотелось в это верить, но мы, все же, находились в крайне неприятном положении. Особенно сейчас. Нас, стервятников - а в том, что Альвер к нам не имеет никакого отношения, никто разбираться не будет - недолюбливали на близлежащих землях из-за нашей деятельности, а тут еще и Грегор, скорее всего, заставил псов охотиться на нас... До стычки в трактире это все касалось только лично нас, но теперь, когда от наших рук погибло несколько стражников, это прямо коснулось градоправителя. И тут власть имущий вряд ли пустит все на самотек. Мы для него были прыщем на заднице еще до этого, не даром он вел с нами затяжную и безуспешную, но борьбу. Теперь же, по воле Грегора, мы однозначно станет приоритетной целью.
  Грустные мысли одолели меня слишком неожиданно. Я не любил вдаваться в подобные размышления, и потому бороться с ними адекватно я не умел. Напиться, что ли?..
  Мира повисла у меня на шее и поцеловала. Спонтанно. Резко. Но слишком приятно. Когда она постаралась отодвинуться от меня, я не отпустил ее. Встал, прижал к себе. Из-за непонятной, слепой ненависти я и забыл, что она для меня, по сути, единственный родной человек. Я не помнил, почему я возненавидел ее.
  И не хотел вспоминать.
  
  После сна, аккуратно, чтобы не разбудить Миру, я поднялся, оделся и вышел на улицу. Вечерело.
  Сегодня было спокойно. Практически не было людей на улице. Я направился в трактир.
  - На тебе лица нет, - хмыкнул Урильф. - Передумал с путешествием?
  - Нет, - покачал я головой. - Мне это действительно надо.
  - Я не задам тебе вопроса зачем. Меня это не касается. Просто будь осторожнее. Ты сейчас не в том положении, чтобы нарываться на неприятности.
  - Ну, - я присел за стол, - выбора у меня, как такового, нет. Есть что-нибудь горячее?
  Трактирщик ушел на кухню и вскоре вернулся с подносом, на котором стояла тарелка с супом, горшок с жарким, несколько ломтиков хлеба и кружка пива.
  - И надолго ты? - я пожал плечами. - Останешься в Дубках?
  - Очень возможно, - отозвался я. - Будем решать по обстоятельствам.
  - Хорошо, - кивнул он. - Продукты я собрал, мешок в подполе. Когда уходишь?
  - Возможно, что и сегодня. Решу с остальными, - еда оказалась практически безвкусной. Только пиво и порадовало. - Спасибо за угощение, дружище.
  - Да о чем разговор, - он развел руки в стороны. - Тебе всегда здесь рады, ты знаешь.
  - Знаю, - согласился я и, достав мешок, направился к выходу.
  Слишком тихая деревушка мне казалась какой-то неуютной, даже чужой. Прожил здесь за все время я не так уж и долго, но, в основном, об этом месте у меня хранились хорошие воспоминания. А потому сейчас, из-за возникшего дискомфорта, я хотел спрятаться где-нибудь подальше, чтобы не видеть всего происходящего, забывшись в алкоголе или табаке. Но времени на такую роскошь не было. Надо было уходить уже сегодня. Чем раньше мы покинем потенциально опасное место, тем лучше будет и для нас, и для Миры.
  Сгоревший дом Митяя разбирали люди, возглавляемые старейшиной. Судя по тому, что большая часть уцелевших вещей лежала на улице, старик искал деньги ростовщика и, скорее всего, нашел. Хоть некоторую часть. Что же, пусть будет так. Если бы мы с Альвером вычистили его хранилища подчистую, у нас могли появиться проблемы. Деньги того не стоят.
  У бакалейщика я в очередной раз купил сласть, в этот раз в другом соке, и уже шел домой, мысленно расставаясь со спокойной жизнью. Может плюнуть на все эти артефакты, да остаться тут? Чего-то, да умею я руками делать, как-нибудь заживу. Может пристроюсь помощником к Урильфу, а может и свое дело открою... Денег, на первое время, хватит. А что потом?
  А потом меня ждет неотвратимая и быстрая смерть. Рано или поздно, но кто-нибудь из окружения Грегора нагрянет сюда. И, если мне совсем не повезет, кто-нибудь, кто знает мое лицо. И тогда показательная казнь на центральной площади Сизнера, как ту якобы ведьму. Или ведьмой она была? Вдруг церковники действительно спасали нас от людей, подобных Альверу? Насколько такие люди вообще опасны? Да, способности мага действительно впечатляли. Но он не причинил нам вреда... Но по какой причине? Да, Альвер до сих пор сосуществует с нами по одной простой причине: мы ему нужны. А когда все закончится, что произойдет? Он убьет нас? Лично я допускал подобный поворот событий.
  Значит, следовало нанести удар первым. Прямо там, где мы найдем артефакты. Избавиться от него, пока он не избавился от нас. Это не то грязное дело, которым я обычно занимался за легкие деньги. Это обычная самооборона.
  Я стоял возле двери и не решался зайти. Только сейчас я осознал, что, по сути, уже нахожусь в петле и лишь жду момент, когда маг или Грегор выбьет из-под моих ног табуретку. Какой исход событий подарит мне большей дней под солнцем?
  Я прогнал паршивые мысли из головы. Для начала, я не был уверен в том, что Альвер такая уж сволочь. Он вполне мог оказаться добродушным авантюристом... Нет, добродушным его назвать язык не поворачивался. Все-таки, он помог мне убить Митяя, да и тогда, в трактире, с легкостью расправлялся с псами. Но если мы окажемся ему полезными, будет ли он пытаться убить нас? Вряд ли. Так он только потеряет выгоду.
  Я глубоко вздохнул и толкнул дверь. Мира спала, а мои подельники расслаблялись в ванной.
  - Можно и выдвигаться. Скоро ночь, нам будет лучше покинуть деревню, не привлекая лишнего внимания.
  Никто не спорил. Первым из воды вылез Шалфей.
  - Если это место находится далеко, то нам надо будет и для лошадей провизию заготовить, - мягко сказал Альвер.
  Мне не сильно хотелось оставаться с ним один на один, потому я согласился и направился к конюху. К тому же, у нас было всего две лошади, и потому следовало приобрести третью лошадь.
  Хромающий на правую ногу старик, которого в деревне прозвали Костылем, управлялся с животными лучше всех знакомых мне конюхов. Он прекрасно понимал животных - не только лошадей - знал, какую кобылу стоит подобрать под конкретного человека, сам занимался разводом. Для меня он оказался настоящей находкой, поскольку тратить огромное время на поиски провианта и подбор покладистого животного мне не хотелось.
  - Вот эта красавица у нас своенравная, строптивая, но выносливая. Вам, кончено, вряд ли подойдет, если надо сегодня уж выезжать в Горинки, но, если бы немного позаниматься с ней... А, вот, Яблочко. Хорошая лошадка, добрая, очень умная. Моя гордость. Но и вам обойдется она, конечно, прилично, меньше чем за половину золотого не отдам. Вот этот жеребец чуть попроще...
  - Яблочко нам пойдет, - старик радостно потер руки, - но я, надеюсь, что корма вы мне дадите?
  - Мешок подарю, но, если нужно больше, придется доплатить, - насупился Костыль.
  - Хорошо, еще два мешка я куплю, - вздохнул я. Спорить с Костылем себе дороже. - Седла есть?
  - Идут в комплекте! - с гордостью в голосе, словно он эти седла самолично выращивал, заключил старик. - Ну, за все про все возьму с вас пятьдесят два серебряника. Устраивает? - я кивнул головой и отсчитал ему монеты. Обидно, конечно, тратить так много, но тут я хотя бы понимал, за что плачу. - С вами приятно иметь дело! Корм сейчас принесу. А, точно, торба нужна?
  - Даже штучки три, - старик на меня как-то косо посмотрел, но вопросов не задал. - Это не шутка.
  - Я и не возражаю, - раздался голос Костыля из-за завалов всякого добра. - Еще три серебряных.
  Несмотря на хромоту, старик носился по стойлам с невероятной скоростью. Скорее всего, привык, так как всю жизнь - как мне говорили - занимался разводом лошадей он сам. Вскоре Костыль привязал мешки к седлу Яблочка, вручил мне в руки седло, узду, щетку для ухода за лошадью, три торбы и выпроводил куда подальше. Яблочко действительно оказалась очень умной лошадкой, послушной и ручной. Она стоила каждого серебряного.
  Вместе с ней я дошел до трактира, отдал мальчишке пару медяков, после чего он привел мне моего жеребца. Тут уже я честно перекинул на него один мешок с кормом, затянул покрепче, нацепил все приспособления - не таскать же их целый день в руках - и направился домой. Вторая лошадка, которую мы еще не забрали, стала официально числиться за Альвером, а Яблочко я планировал отдать Шалфею.
  К тому времени, когда я вернулся, Альвер и Шалфей уже собрались и сидели, ожидая меня. Мирельта, тем не менее, усадила нас за стол и расставила тарелки с похлебкой. Мне есть не хотелось, а вот ребята не отказались.
  - Торопиться нам некуда, - сказал я, периодически поглядывая через щель в двери на лошадей. Хоть их угнать вряд ли кто решился бы, но стащить добро могли запросто. В городе так однозначно. - Мы ждем ночи.
  - Что с охраной на выезде из деревни? - спросил Шалфей.
  - Когда как. Недавно еще не было никого, но сейчас, вполне возможно, и будет кто. А нас это должно хоть как-то касаться? Просто не будем называть цели поездки, если нас и остановят. В лицо никого из нас охранники не знают, так что все пройдет гладко.
  - Ну, предположим, так, - согласился информатор. - Мы двигаемся к развалинам. Находим архивы. Что дальше?
  - Возвращаемся, - бросил я, возможно, неуверенно, поглядывая на Миру. - Нам там делать же нечего.
  - Да, - согласился маг, - продумывать план действий нам действительно будет легче отсюда. Здесь тихо, достаточно безопасно, да и с энергией в воде лично мне живется гораздо легче, - он усмехнулся. - Да и куда еще нам возвращаться? Пока я не раздобуду какую-нибудь полезную информацию, назад я не вернусь, а кроме этого дома и вас у меня тут никого и ничего нет.
  Значит, эти архивы - не единственные, до которых маг хочет добраться? Это мен радовало. До тех пор, пока мы ему нужны, от нас он не избавится, а без нашей помощи отыскать руины по слухам да сказкам будет весьма затруднительно. Может зря я слишком сильно подозреваю его в скорой измене?
  - А сколько вообще этих школ на территории Королевства находилось? - спросил я.
  - Честно, не имею ни малейшего представления. Десятки. Сотни, - он пожал плечами. - Все зависит от того, сколько магов и просто одаренных находилось на этих землях еще до войны. Насколько мне говорили старшие, могу полагать, что не один десяток школ сокрыт от простых людей. Церковники, если я правильно понял ваши слова, трудятся над этим. Но я-то - маг, и я чувствую, где еще теплятся хотя бы небольшие очаги энергии. Ну и, к тому же, могу добраться до того, что прятали верховные маги от людей под магическими замками.
  - Получается, твое пребывание в нашей компании немного затянется? - уточнил я.
  - Вероятнее всего, - честно признался Альвер.
  Это, однозначно, хорошие новости. Я могу какое-то время быть спокойным за свою жизнь. И даже пытаться поживиться чужим добром! Надо же брать за свои услуги хоть какую-то плату?
  Остаток вечера прошел уже в более дружелюбной и расслабленной обстановке. Возможно, что иначе к происходящему стал относиться только я, так как сам себя загнал в дебри размышлений глупыми мыслями.
  И когда, наконец, наступила ночь, мы вышли на улицу. Первым делом, мы заехали в трактир за последней лошадью, там же запрягли животных и двинулись в путь. На выходе стоял всего один мужик, да и то, с помощью Альвера, мы прошли мимо него без лишних вопросов.
  Телегу Крюсля деревенские еще не обнаружили. А вот какие-то мародеры успели поживиться чужим добром. Ну хоть волки труп на дорогу не вытащили, и за то спасибо. Было тихо и спокойно, только редкий крик птиц разрезал ночную тишину. Мы двигались медленно, стараясь прислушиваться к происходящему в округе. Реальных шансов нарваться здесь на псов практически не было, но лучше лишний раз обезопасить себя. Так как практически весь вечер мы спали, останавливаться на привал смысла не было. Да и ночью будет безопаснее двигаться, а днем уже можно будет и отдохнуть, спрятавшись подальше в лесу.
  Шалфей двигался первым. Замыкал наш небольшой отряд Альвер. И хоть я ощущал себя не в своей тарелке, осознавая, кто находится за моей спиной, возмущаться я не имел права: в плане безопасности я выигрывал. В случае засады, первыми убьют первого и последнего всадника, а у меня будет возможность откупиться.
  - Шалфей, так кем тебе приходится Рука? - я не мог долго молчать в компании этих двух людей, а потому решил начать хоть и потенциально бесперспективный, но разговор. - Я знаю много людей, всякого повидал, но разве ты не слишком привязан к нему?
  - Привязан, - кивнул он головой. - На то есть свои причины.
  - Которые ты, конечно, не назовешь? - он повернулся ко мне и улыбнулся. - Ну конечно. Кто бы мог подумать.
  - Ну если тебе совсем уж невтерпеж, то скажу лишь, что он связан с моей прошлой жизнью. Той, которой я посвятил практически двадцать лет, - последние слова у него получились немного грустными. - Нравилась мне та жизнь или нет - не столь важно, но в том, что теперь жить как-то иначе для меня труд, сомнений нет. Понимаешь?
  - Не совсем, - вздохнул я. - Если та жизнь тебе не нравилась, то чего о ней жалеть и, тем более, пытаться заново вернуть?
  - А ты сам подумай, - усмехнулся он, - как бы ты себя чувствовал, если отказался от воровства? Тот отрезок жизни, который ты связал со стервятниками, оставил в твоей душе неизгладимые впечатления. Разве нет?
  - А хрен его знает, - честно признался я. - Если бы в одночасье я стал богачом, то я, думаю, не возвращался к воровству. Хотя, сказать наверняка невозможно, это надо примерить на себе. А почему ты хранишь свое прошлое в таком секрете?
  - Это не совсем секрет, - подумав, проронил он. - Скорее, ненужная информация. Какая разница, кем я был, если гораздо важнее, кем я стал?
  - Потому что мне банально интересно, - честно признался я. - Это недостаточно весомая причина?
  - Весомость той или иной причины измеряется только в отношении к конкретному человеку. Ну, - судя по голосу, Шалфей чуть повеселел, - давай сыграем с тобой в игру. Я буду говорить намеками, и если ты угадаешь, то узнаешь ответ.
  - Давай, - усмехнулся я.
  - Ну-у-у, - протянул он, - для начала, стоить отметить, что мое прошлое, прямо с самого детства, было связано с изнуряющими тренировками. Эти тренировки убили куда более достойных претендентов, чем я, но мне каким-то образом повезло, я оказался куда крепче, чем мог бы догадываться. Каждый день мне приходилось сражаться со своими братьями, только для того, чтобы потом выходить победителем из схваток куда более опасных. Есть догадки?
  - Наемник?
  - И да, и нет. Наемник, но не в обычном представлении этого слова.
  - Тогда у меня нет догадок, - честно признался я.
  - Ну как же... Ты бы догадался, если сильно захотел. Пойдем другим путем: чем ты промышлял последнее время?
  - Воровством и убийствами. Глупый вопрос, - сплюнул я.
  - Правильно. А еще чем?
  - Ну, обманывал людей. Но на мошенника ты что-то никак не походишь.
  - Потому что я никогда никого не обманывал. Практически, - тут же добавил Шалфей, из-за чего я рассмеялся. - У каждого в жизни бывали такие моменты, когда безобидная ложь нет-нет, да вырвется.
  - Ну, ладно. Давай дальше продолжим эту игру, - я потер руки, так как ночью изрядно холодало, а держать уздечку приходилось из-за не очень хорошей дороги. - Я обманывал людей по разным поводам. Но ты не наемник. Значит, этот вариант отпадает. Но ты был кем-то, кто тесно связан с наемниками... Кем же ты был, Хирд тебя забери? Неужели охотником?
  - Поздравляю. Теперь, почему мне Рука дорог, ты сможешь и сам вывести, - сказал Шалфей и замолчал.
  Я воспринял новость как-то прохладно. До встречи с Альвером я вообще много во что не верил, считая все это какими-то сказками. Но затем объявился маг, а вместе с ним и мое осознание того, что я мог заблуждаться и в остальном. Шалфей, к тому же, часто рассказывал мне про охотников многие подробности, что могло бы вызвать у иного человека подозрения. Меня тогда все это не сильно волновало, я не пытался вникнуть в его рассказы, отторгая новую информацию под предлогом того, что все это - бред.
  - Он твой наставник? Или кем он тебе приходился?
  - Ментор, - без лишних эмоций ответил Шалфей. - Нравится мне это или нет, но Рука потратил на меня огромное количество усилий. Благодаря ему я вышел из замка на своих двоих, а ведь могли и просто скинуть с утеса.
  - Кардинальное у вас решение проблем, - нервно усмехнулся я.
  - Самое обычное. Если ты не можешь выдержать тренировки, то ты слаб. Слабый охотник станет бельмом для других представителей этой профессии, потому, с большей вероятностью, его просто убьют во время сражения с другим, более сильным охотником.
  - Селекция, - подал голос Альвер.
  - У вас, магов, что-то похожее, я так понимаю? Но да, ты прав. Самая обычная селекция. Остаются те, кто может выдержать следующий этап тренировок.
  - А что за следующий этап? - спросил я.
  - Нас лишают чего-то, что нам дорого. Для того, чтобы проверить силу духа, всяко так объясняют нам менторы. Меня лишили семьи, - он произнес это слишком спокойно. - И это только для того, чтобы перевести нас на следующий этап.
  - Твою семью убили только ради того, чтобы проверить, сможешь ли ты это вытерпеть? - Шалфей кивнул головой. - Я думал, что со мной жизнь обошлась хреново, но ты сегодня отнял у меня почетное первое место. А что за следующий этап тренировки?
  - Нас отравили. Напоили разными ядами. Кто оказался крепче - выжил, кто слабее - улетел с утеса. Моего друга, которого можно было еще выходить, они выбросили. Потому, не скажу, что эта такая уж приятная профессия. Те, кто отходили от яда, не страдали от ряда болезней, с которыми охотнику приходилось сталкиваться по профессии.
  - А уж после этого этапа они ничего еще более противного не придумывали? - где-то недалеко от нас раздался пересвист какой-то незнакомой мне птицы.
  - Нет, - рассмеялся Шалфей. - Дальше в дело шли обычные тренировки. За редкими учениками закрепляли менторов, и тогда Рука - в замке у него было другое имя - стал моим ментором официально. И научил многим премудростям. Он передал мне свой опыт, за что я ему благодарен.
  - А как он стал Рукой, стервятником?
  - А кем ему еще надо было стать? Во-первых, он слеп. Ты это, полагаю, и сам знаешь. Хоть Рука и не был глупым человеком, хорошо разбирался в книгах, прекрасно вел счет, но кто будет держать писарем или казначеем слепого человека? Но, несмотря на свою слепоту, он прекрасно слышит, превосходно ориентируется в пространстве и, поверь, порой ему это только на руку. А еще из-за его дара видеть хоть недалекое, но будущее, круг его профессий сузился до двух-трех.
  - И воевать на корону он не захотел?
  - Нет, - покачал головой Шалфей. - Он вообще не любит сражаться. Охотники отбили у него все желание. Как и у меня, если подумать. А его ловкость, прекрасно отточенные рефлексы и полное погружение в мир звуков сделали из него лучшего вора, которого видел Сизнер. Когда я покинул наш общий дом, я не знал, чем мне заняться. Церковники неплохо делали нашу работу, потому человеку моей профессии заработать на хлеб было тяжеловато. Некоторое время я просто бродяжничал, воруя еду и деньги, пока не дошел до Сизнера. Там я сразу почувствовал присутствие знакомого человека, как и он мое, вот и остался под его крылом.
  - Какая милая история с хорошим концом, - я демонстративно смахнул слезу. - А вот из всего, что ты рассказал, я вывел только одну действительно важную вещь.
  - Какую? - с интересом в голове спросил меня Шалфей.
  - Охотники сражались с тварями. Эти легенды слишком уж старые, так что не думаю, что они лживые, - Шалфей повернулся ко мне и кивнул головой. - И, судя по тому, какие тренировки вы проходили, твари крайне опасные, ведь так?
  - Очень. - подумав, согласился охотник.
  - Но ты сам только что сказал, что церковники хорошо выполняли вашу работу, из-за чего охотники остались без хлеба. Получается, что церковники действительно хорошие воины?
  - И да, и нет, - усмехнулся Шалфей. - Среди них есть неплохие воины, но по большей части они искореняли тварей примерно таким же образом, как и магов. Поверь мне, без сторонней помощи сделать этого они не могли бы. Заранее обозначу - я понятия не имею, как они это делали. Все-таки секреты Церкви за стены церквей не выходят, а если и получается что разузнать, то очень редко.
  - Да, кстати, - я смерил Альвера взглядом, - маги же действительно могут многое. Каким образом церковники сражались с ними?
  - Не думаю, что Альвер знает, - с горечью в голове предположил Шалфей.
  - К сожалению, он прав, - согласился маг. - Я же говорил о том, что наши предки покинули ваши земли еще до войны, а нам, ну и непосредственно мне, никто ничего не сказал. Я даже не знал, что здесь уже не существует магов! До сих пор подобная мысль в голове не укладывается.
  - Звучит все очень паршиво, - вздохнул я. И затем резко пришпорил лошадь.
  Впереди, прямо посреди дороги, горел небольшой костер. Светать только начинало, потому мы все еще находились под темной вуалью, из-за чего костер мы разглядели с приличного расстояния. Скачущие по поленьям языки пламени освещали лица тех, кто грелся возле костра, и, судя по этим самым лицам и общему виду путников, встреча с ними сулила нам неприятности.
  - К деревне разбойники не подходят, но и мы уже достаточно далеко, - прошептал я Шалфею. Тот лишь молча кивнул головой. - Ладно. Пока они нас не заметили, спокойно обойдем. Я не хочу получить стрелу в колено, так как нас еще ждет долгое путешествие.
  - Ай-ма! Какие уважаемые люди! - раздался громогласный голос у нас за спиной.
  Наше счастье, что грабители, сидевшие в засаде - так вот что это за пересвист птицы был - решили не просто убить нас, собрав все деньги с трупов, а выловить. Какая у них на то причина была, мы не знали. Хотя, скорее всего, выкуп хотели запросить. Я немного напрягся, а вот Шалфей сохранял абсолютное спокойствие.
  - И вам счастья на дороге, уважаемые, - кивнул он. - Чем можем быть полезными?
  Я обернулся. К нам шли три человека с ножами, еще двое стояло позади, натянув стрелы. Те, кто грелись возле костра, тоже двигались к нам.
  Я почувствовал себя олухом. Попасться на такую откровенную ловушку! Надо было догадаться...
  Моим весьма полезным и интересным рассуждениям помешало завалившееся на приближающихся к нам разбойников дерево. Тех, что шли от костра. Крупное, высокое, с толстым стволом, оно накрыло их тела, так и похоронив в лесу. Даже если кто-то еще и жив - в чем я сомневался - то долго он не протянет. Зато в одном я был уверен - это дело рук Альвера.
  Воспользовавшись моментом, я свалился с лошади и резко покатился в сторону. Запоздалая реакция стрелков дала мне возможность скрыться в листве. Гасить в деревья стрелки вряд ли бы согласились, а потому я себя от лучников обезопасил.
  Вторая стрела предназначалась для Альвера. Впрочем, маг не сильно утруждал себя бегством, как я, и просто остановил стрелу в полете. Повиснув недалеко от него, стрела развернулась и стремительно направилась в своего же хозяина.
  Шалфей выскочил из седла, выхватил из ножен меч и вступил в бой. Разбойники не сильно умели фехтовать, в основном полагаясь - как я - на грязный стиль боя. Стоило ли говорить, что обычные грабители не могли противопоставить хоть что-то охотнику?
  А я, приблизившись ко второму лучнику, закончил то, что начали мои ребята.
  Мы избавились от разбойников, но нельзя было забывать, что кто-то мог поджидать нас и дальше. Что, впрочем, и случилось с Шалфеем. Стрела лучника настигла бы свою цель, будь на месте охотника я, но с целью ей не повезло. Стрела вошла в дерево, а Шалфей к этому времени уже заносил меч для удара по незадачливому противнику.
  - Идиот, - сплюнул я, рассматривая тело ещё мальчишки. - Он спокойно мог убежать. Чего было строить из себя героя?
  - Я так думаю, что он просто испугался, - спокойно отозвался Шалфей, вытирающий клинок меча пучком свежесорванной травы. - Кто-нибудь более опытный на его месте дал бы знать товарищам о том, что на тракте люди, умеющие сражаться. Обидно, - вздохнул охотник, - что не удастся обойтись меньшей кровью. Все-таки не нравится мне сражаться.
  - А с чего ты вообще взял, что там нас кто-то ожидает? - спросил я, впрочем, зная ответ.
  - Сам посуди. Посреди дороги, где на мили ни одного жилища, почему-то находились разбойники. Как считаешь, много ли людей проходит этой дорогой? - я покачал головой. - Вот и мне так кажется. А раз здесь просто так отдыхало около восьми рыл, значит разбойники разбили лагерь где-то неподалеку.
  - Не пробовал пойти служить короне? - не удержался я. - Будешь первым охранником, знающим свою работу.
  - Нет, спасибо, - улыбнулся Шалфей. - Убивать за деньги я бы мог и у головорезов, они и платят больше. А учить законы - вообще отдельный разговор.
  - Насколько же ты ленивый, - бросил я, принимаясь обирать трупы.
  - Скорее знающий свои способности, - пожал плечами охотник. - А ты молодец, Альвер. Твоё дерево избавило нас от лишних проблем.
  - Да, кстати, согласен, - я кивнул магу. - Сражаться , когда у них были луки, несколько нервно. Эй, - теперь я уже обратился к Шалфею, - ты чего лошадь привязываешь?
  - Может потому, что во время сна следить за ней тяжеловато? - лукаво улыбнулся охотник. - Мы делаем привал. Дальше поедем днём.
  - Ты ему мозги магией своей не вышиб, Альвер? - вздохнул я.
  - Нет, он прав, - поддержал охотника маг. - Сейчас идти дальше опасно. Я плохо понимаю особенности вашего ремесла, - сволочь, ещё издевается, - но, полагаю, до следующего вечера здесь никто не объявится. А вот ждать ещё одну засаду, но уже дальше, мы можем смело, потому...
  - Лучше идти днём, - завершил я его мысль. - Понял, не возмущаюсь. Кто постоит на карауле?
  - Я могу, - сразу же отозвался Шалфей, - потом ты подменишь меня.
  Ладно. Претензий не было. Обойдя завалившееся дерево, мы подбросили сухие ветки в горящий костёр и уселись. Я сразу же завалился на землю, хоть и сна не было ни в одном глазу, уставился на открытое, чистое небо, а вот Альвер задремал мгновенно. Устает, я так полагаю, от использования магии, а может просто человек спать любит.
  - Ты что-нибудь испытывал, когда убивал их? - слишком неожиданно для меня спросил Шалфей.
  - Прошу тебя, только не начинай опять читать мне лекции о том, что я веду неправильную жизнь, - вздохнул я. - И вообще, я сейчас сплю, забыл?
  - Нет, но мне, все же, хотелось бы получить ответ на свой вопрос, - мягким, успокаивающим голосом произнес охотник.
  - Нет, - пожал я плечами. - Сначала я ощущал себя идиотом, когда мы попались в ловушку, а потом, когда над моей жизнью нависла угроза, я просто хотел выжить любой ценой. Это разве преступление? - спросил я, перекатившись на бок. Шалфей крутил в руках какой-то прутик.
  - По закону - нет, - покачал он головой. - А вот по совести сказать не могу. Тут все зависит от человека. Как ты считаешь, это преступление?
  - Нет, конечно. Они посягнули на наши жизни, собственно, должны были приготовиться расплатиться своими. Это закон жизни. Даже Рука говорил мне об этом, - мне вспомнилось, как Рука, когда я только стал одним из стервятников, учил меня простым правилам вора. И тогда он научил меня этому правилу, одному из главных для него. Он сказал: "Ты не убийца, мальчик, и никогда не должен им становиться. Но это не значит, что ты должен проститься со своей жизнью, если так решит судьба. Сражайся до последнего, и помни: если ты посягнул на чужое имущество, будь готов расплатиться своим. Если ты посягнул на чужую жизнь, будь готов расплатиться своей".
  Шалфей молча перебирал прутик, пробуя его на прочность. Я никогда не мог понять, что происходит у него в голове, ведь мы с ним были настолько непохожи, что притягивали друг друга. Мне кажется, что только поэтому тогда он притащил меня к Руке.
  - Почему ты вообще не остался в этом своём приюте? - спросил я его, только ради того, чтобы отвлечь как его, так и себя от лишних мыслей.
  - А что мне было там делать? - ответил Шалфей. - Я же говорил, работы для нас уже давно не было, так какой смысл сидеть там?
  - Ну, все лучше, чем прожить всю жизнь вором, разве нет? - спросил я. Он лишь пожал плечами. - Я к тому, что ты мог бы и сам передавать опыт охотников новичкам. Стал бы чьим-то ментором. Я не думаю, что вы там прямо голодали, ведь так?
  - По-разному бывало, - подумав, ответил охотник. - Когда я только попал туда, мне доставалось лишь немного хлеба, и то не каждый день. Потом стало как-то попроще, к тому же, когда ты чему-то, да научился, своровать что-нибудь с кухни - обыденное дело. Иногда мне кажется, - рассмеялся он, - что так плохо нас кормили только для того, чтобы мы оттачивали навыки и воровали.
  - Звучит трезво, - усмехнулся я. - А как люди попадали к вам? Ведь нельзя было просто прийти к воротам замка и просто попросить стать охотником?
  - Ну почему нельзя, - удивлённо ответил Шалфей. - Если у тебя хватило мозгов и сил добраться до приюта, то честь тебе и хвала. Не забывай, после того, как церковники принялись делать нашу работу, нас они хорошо оттеснили под тень, а затем ещё, хоть негласно, решили и вообще искоренить. Задача, конечно, крайне трудная, мы-то простые люди, хоть и с очень хорошими навыками, - хмыкнул он. - Но вот как-то расспрашивать про охотников люди расхотели, а со временем наша профессия стала отголоском легенд и сказок. Хотя и по сей день тренируют охотников.
  - И не собираются прекращать? - он пожал плечами.
  - Приют в Королевстве был на грани закрытия ещё до моего появления там, а вот на других землях они процветают, - улыбнулся он. - Проблема Королевства в том, что твари все ещё живут. И плодятся. Церковь прогнала их куда-то далеко, отпугивают чем-то, и потому риск наплыва тварей растет с каждым днём. Охотник убивает урода, его потомство, тем самым постепенно сокращает популяцию определенного вида. Несколько охотников уже могут обеспечивать безопасность даже городов.
  - Я думал, что охотник сражается только за деньги, - хмыкнул я.
  - Только за деньги, - подтвердил мои слова Шалфей, - но ровно до тех пор, пока угроза нападения тварей не становится слишком уж очевидной и опасной. Тогда они просто делают свою работу, чтобы спасти свой собственный дом.
  - Значит, вы умеете работать сообща? - мой собеседник кивнул головой. - Из сказок я понял, что все вы сражаетесь только на себя и свой кошелёк. И что между охотниками иногда возникали склоки, порой кончающиеся кровопролитием. Неужели это ложь?
  - Скорее, додумки от конкретных фактов, - подумав, ответил Шалфей. - Скажем так. Представь, что ты убил кого-то, кто был целью головореза. Скажет ли он тебе за это спасибо? - я покачал головой. - Тут ситуация примерно такая же. Золото всегда было важнее всего в нашем деле, ведь, прежде всего, это работа. Но чтобы до крови доходило дело? Между выходцами из одного приюта такого рода разногласия практически не встречаются. Споры решаются культурно, не без помощи старших и менторов, если разрешить конфликт самостоятельно охотники не в силах. Хотя, как я знаю, никто просто не покушается на цель брата по оружию, если только заказ на убийство не был обнародован. В таком случае, прав тот, кто первый убил тварь. Тут много нюансов, на самом деле, и ещё больше исключений. К примеру, не ручаюсь за правдивость слов, один из старших, Северный Ворон, рассказывал нам, что был один охотник. Он звал себя Волком и был выходцем из нашего приюта. В поисках работы, а это было до войны магов, он не гнушался избавляться от братьев, причем не на честном поединке. Казнили его нескоро, своим мечом он лишил жизни восьмерых охотников, - дрова приятно трещали под ухом, было тепло.
  - Одним словом, на личную договоренность посягать вы права на имели, а на обнародованный контракт имели одинаковые права? - Шалфей кивнул головой. - Весело тогда охотникам было. Романтика!
  - Которая, обычно, в отличие от сказок, кончалась куда более печально, - вздохнул Шалфей. - Иной раз охотника подводил опыт, рефлексы, когда и заказчик просто обманывал охотника и просил справиться с чем-то, куда более опасным, чем говорил. Редко кто из охотников доживал до преклонного возраста. Точнее будет сказать, что стариков-охотников вообще единицы оставались. И вот они, всю жизнь воевавшие, уходили назад в приюты, где передавали свои знания новым.
  - А как ты попал в приют? - спросил я.
  - Меня продал отец, - ответил Шалфей. - Семья у нас голодала, прокормить ребенка она не могла. И потому, когда в нашей деревне остановился охотник, мой отец не придумал ничего лучше, как продать меня. В принципе, с его точки зрения, решение разумное: и от лишнего рта избавился, и денег получил немного.
  - Значит, ты не сильно горевал, когда твою семью убили? - усмехнулся я.
  - Конечно, - спокойно ответил Шалфей. - Когда меня отдали в приют, я вообще не имел ничего, что мог ценить.
  - И потому ты прикипел к Руке? - подвёл я.
  - Что-то вроде, - честно признался он. - Он заменял мне отца, а это многого стоит.
  После этого мы вновь замолчали. Шалфей лег подремать, так что я караулил.
  Было тихо. Я подсыпал овса в торбы, достал из мешка с припасами немного мяса, сделал себе лежанку из хвороста и вновь улёгся. Никто к нам с ярко выраженной целью убить нас не шел, а потому я мог себе позволить немного расслабиться, после нескольких часов, проведенных в седле. Лошади не спали, периодически ржали, тряся ушами от каждого звука, доносящегося из леса. А я лениво провожал взглядом пролетающих над головой птиц.
  Слишком спокойно, если подумать. Это меня почему-то напрягло. Я аккуратно достал меч из ножен и, стараясь не издавать ни единого звука, поднялся.
  Впереди никого не было, хотя ощущение блуждающего взгляда обжигало спину сильнее каленого железа. В том, что за нами следили, теперь сомнений не было. Но кто это и зачем мы ему? Разбойник? Нет, вряд ли. Тот, кто следил за мной, был куда более опасным противником. Я в этом убедился однозначно. Мне следовало разбудить ребят, так бы я смог окончательно разобраться с проблемой, но я решил действовать самостоятельно.
  Шаг за шагом, двигаясь вперёд, я изучал местность. Вроде бы ничего не говорило о присутствии человека. Так в чем дело? Это все мои нервы?
  - Двинешься, я тебя убью, - раздался голос за моей спиной. Я предпочел поверить обладателю голоса. - Я здесь только для того, чтобы передать сообщение Ингвиру. Скажи ему, что его ждут в приюте. Старшие простили его грех.
  - Если Ингвир - это он, - тихо, спокойно произнес я, - то ты можешь сам это сказать... Эй?
  Я развернулся. Обладатель голоса куда-то пропал и, скорее всего, далеко, так как ко мне вновь вернулось ощущение спокойствия. Которое в мгновение перебилось паническим страхом.
  Только что, если бы у напавшего было желание убить меня, он смог сделать это без каких-либо усилий. Против него у меня не было ни единого шанса.
  Ноги подкосились, став словно ватными, и я рухнул на землю. Ощущение паники постепенно уступало место осознанию собственной беспомощности. Почему он не убил меня? Или Альвера? Этому человеку был нужен Шалфей? У меня было столько вопросов, и не находилось ни одного ответа.
  Немного успокоившись, я решил разбудить Шалфея и все разузнать. Но, буквально на половине пути, пришел к не очень приятному выводу: лучше сейчас об этом молчать. Если Шалфей соврал мне про своё прошлое, не рассказав, что его выгнали из приюта за какой-то грех - к такому выводу я пришел - значит, на то у него были свои причины. Возможно, весомые. Возможно, что слишком, из-за чего он не побрезгует возможностью избавиться от меня. Если это настоящие способности охотника, то я не ровня кому-то, вроде него.
  Надо спокойно обождать и выбрать подходящий момент. Тем более, есть шанс того, что этот человек явится к нам ещё раз. Хоть я не имел ни малейшего понятия, кто это был и что он забыл в такой глуши.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"