Иванова Ангелина Васильевна: другие произведения.

Свадебный переполох

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


ПЕРВАЯ ГЛАВА

  
   Нет, ну так как я живу жить нельзя. Все бегом и бегом даже в зеркало нормально посмотреть некогда. Умылась, причесалась, по ресницам тушью провела и бегом. Бутерброд, приготовленный ночью, по приходу домой после полуночи, запихиваю в себя, пока собираюсь на работу, бывает так, и забываю надкушенный, и оставленный, где попало. Вот и сегодня у всех людей выходные, лежат у водоёмов, загорают, а мне заскочить в офис, взять приготовленную секретаршей Лариской подборку документов, скопленных за три дня и постараться разгрести её урывками между делом...
   Черт. Мобильник. Куда же он подевался. Ну, ёлки-палки. О, как хорошо. В сумке. Хоть её искать не надо, а то приходиться со стационарного телефона звонить себе на мобильник, чтобы её долго не искать. Но это если повезло, и я забыла выложить его из сумки, а если не повезло, то теряешь ещё несколько минут, чтобы найти, куда ты вчера положила сумку, а она, как всегда, в прочем, в самом не подходящем месте...
   - Да, да, да вот уже еду. Мама, все, все, все пока, целую тебя, я уже за рулём
   Ну, маленькая ложь во спасение тоже иногда не помешает. А то будет полчаса спрашивать тепло ли я одета, да целый список продиктует, что мне взять с собой. Я уже неделю как все собрала, после того, как моя ещё ясельная, садиковская и школьная подруга Ленка вдруг сообщила мне, что она выходит замуж. И ждёт меня срочно, срочно...
   Боже мой, это уже в третий раз. Ну первое её приобретение ещё куда не шло, Вовка тогда был нашей палочкой-выручалочкой, без его мозгов мы бы никогда и ничего не создали, он просчитывал все плюсы и минусы наших финансовых затрат в первые три минуты. Как они разошлись, и что на них тогда нашло, я так и не поняла до сих пор, а вот второе её приобретение мне страх как не понравилось - и я сразу же подумала...
   - "Ну, это не надолго".
   И впускать её мужа в свою жизнь не торопилась, но сейчас, по её словам, это более чем серьёзно. Ну-ну, поживем, увидим. Ну, тут, конечно, сразу позвонила мама, прочла мне целую лекцию, что вот... Леночка уже в третий раз выходит замуж, а я ещё ни одного, а мне уже скоро 30 лет, между прочим, так и в старых девках остаться недолго. Мне нужно дождаться, пока я уже буду никому не нужна, ну разве так можно работать, что даже минуты свободного времени нет, у всех её подруг дочери давно замужем, внуки подрастают, а вот у неё с такой дочерью, как я, ни зятя, ни внуков. Ну, слава Богу, тут папа пришёл голодный, ей нужно было его кормить, хоть он меня выручает, а так вообще... Ну ладно, прорвёмся. Ну, все, я в офисе, заскочила к себе в кабинет... Ой, ну как хорошо-то, что моей Марь Ивановне понадобилось помогать своей дочери, выплачивать кредит за квартиру. А та вовремя с мужем, алкоголиком, разошлась, зато мне повезло несказанно, ну ни за что, ни за какие коврижки я с ней, дорогой, любимой, хозяйственной, ответственной, непогрешимой не расстанусь. Возможно, приди она сама ко мне, я бы и не догадалась, что за сокровище ко мне припожаловало. Но мне позвонил мой институтский друг Борька Морозов, его тете, Марь Ивановне, понадобилась работа, ну я и вошла в положение... ну думаю, ладно уж, пусть чаи-кофеи гостям готовит. Он нахваливал её именно за это, а то моя Лариска вечно кого-нибудь обольёт или печенье у неё такое, что даже мыши не едят. Другой бы руководитель давно её выгнал, несмотря ни на какие заслуги, но вот я не могла поступать так с людьми, ну не могла и все... Она была с нами с самого начала, начинала работать за копейки, почти даром, часто засиживалась допоздна, подменяла Ленку, когда у той была депрессия и на показы идти было не кому... да и сейчас нет-нет да и идёт, не отказывает, когда мне уж совсем некогда... да и чутье у неё звериное... она всегда знает, что может выстрелить в следующем сезоне стопроцентно. И на моей памяти ещё ни разу не ошиблась. И несмотря на все её закидоны я её ценю... Но вот после очередного Ларискиного проступка, когда она облила японца, приехавшего специально на наш показ, я и взяла Марь Ивановну, в общем, Борька меня уверил, что не я пожалею.
   Ну и я рискнула. Через неделю у меня в офисе был идеальный порядок, все начали приходить на работу вовремя, начались совместные распития этих чаёв и кофеев, которые должны были быть всегда, я как работодатель, это обещала при устройстве на работу, но как-то это после нескольких Ларискиных попыток все организовать, это отпало само собой. Все стали что-то приносить, чтобы вот угостить своими шедеврами именно Марь Ивановну, спросить её совета, что у них не так, что вот не получается по бабушкиному рецепту. Даже Лариска принесла какой-то резиновый корж.. нет, ну в офисе наконец-то запахло настоящей хозяйкой, это я быстренько все просекла и назначила Марь Ивановну своим замом по хозяйственным вопросам. Повысила ей оклад и сказала, что если только когда-нибудь ей кто-то предложит больше, чем я, то пусть она мне скажет, я никогда, ни за какие деньги с ней не расстанусь. На что она мне ответила:
   - Да что Вы, Светланочка, Бог с Вами, Вы так выручили нас с этой работой, что я даже и не знаю, как выразить слова благодарности Вам, меня все устраивает, Вы итак переоцениваете мои скромные возможности.
   Ну, уж конечно. Переоцениваю. Я только после того как она навела тут порядок, отчётливо поняла, что именно такого человека мне и не хватало. Я за ней как за каменной стеной. Теперь у нас все как надо и клиенты, входя в офис, сразу улавливают атмосферу, уж если они входят в наш офис, то это уже 99,9% того, что все свои проблемы они решат у нас. И вот, только я за порог, Марь Ивановна уже с нужной папкой мне навстречу...
   - Светланочка, вот Ваша папочка, которую Вы вчера Ларочке велели приготовить.
   А где же та Ларочка, которая это все, якобы, приготовила, опять что-то Марь Ивановне наплела и смылась, ох поговорю я с ней по душам, дождётся она у меня. Вот так-то. Я просто как-то и не сомневалась, что застану её здесь с уже готовыми документами...
   - Марь Ивановна, если что, звоните.
   - Да, да, да. Я позвоню, не волнуйтесь, выдавайте замуж свою подругу, если что-то мы обязательно Вам позвоним.
   Ага, позвонит она. Как же. Все сама разгребёт. Старая закалка. Кто бы видел, как она компьютер осваивала. За 3 дня. Со всем разобралась, во все вникла, потом её лишь немного надо было поправлять, а уж как она печатает на нем. это вообще фантастика, ни единой ошибочки, все точно, чётко и лаконично оформлено. Стоит только выразить общую тенденцию разрабатываемого документа и все, он будет составлен так, как это действительно надо. Я вот теперь иногда думаю...
   - "А как я вообще раньше-то без неё справлялась?"
   Или все же объёмы оборота у нас были не те, а вот сейчас, почти двойное увеличение и ничего. Мы справляемся при тех же ёмкостях, это что мы, выходит, раньше работали на 50%? Вроде загружены были до отвала. Я просто поражаюсь. Ну, все. После очередной просьбы звонить, если что... Она вежливо вытолкала меня из офиса. Ещё и 2 пакета мне сунула, один лично мне в дорогу, а второй в подарок моим родителям. И Ленке, свёрток, подарок на свадьбу.
   Как-то Марь Ивановна только приступила к работе, моя Ленка после разрыва со вторым мужем примчалась вся в растрёпанных чувствах. Прямиком ко мне в кабинет, как обычно, но тут у неё на пути встала Марь Ивановна, я тогда итальянцев принимала, у нас шли совместные разработки тенденций моды следующего сезона. Они делали нам заказ на эскизы одежды для детей, так Марь Ивановна так незаметно вывела Ленку, что никто ничего и не заметил, после полуторачасовой беседы между ними установились такие доверительные отношения, что Ленку было не узнать.
   Я просто диву далась, как это у неё получилось так быстро вставить ей мозги. У меня это уже ни один десяток лет не получается. С тех пор они не забывают передавать друг другу приветы, маленькие сувенирчики через меня. Вот и сейчас Ленка очень хотела, чтобы Марь Ивановна приехала к ней на свадьбу. Ну, я ей сказала, что вопрос ребром... Либо я, либо она. Тогда я спокойно, не дёргаясь, смогу посвятить ей неделю, познакомиться с женихом и до конца высидеть на её свадьбе, что прошлый раз не получилось, меня постоянно дёргали, я срывалась и неслась что-то доделывать, увязывать, согласовывать, зато сейчас уверена, что без меня справятся. Надо отдать должное. Ленка выбрала все же меня, хотя могла бы выбрать и не меня, я бы не удивилась...
   Уж Марь Ивановна ей бы точно сказала, ещё до дня свадьбы, подходят они с её избранником друг другу или нет... Все мои увлечения, которые проходили у неё на глазах, она безошибочно определяла, сколько они продлятся, помогала выйти из них, без прошлого трагизма. У неё все как-то это с юмором происходит, что вот послушаешь её и думаешь...
   - "А действительно и переживать не стоит. Ну, ничего же серьёзного. Так... очередная пустышка. И жалеть не о чем".
   Все она по полочкам разложит, объяснит, и спокойствие приходит само собой. Я даже когда просто думаю о ней, уже сразу успокаиваюсь. Вот и сейчас посмотрела на себя в зеркало, а я еду и улыбаюсь и так спокойно у меня все на душе так, что просто и не передать. Еду себе и еду. Вон, сколько отмахала, почти пол дороги и даже и не заметила. И дорога такая спокойная тоже. Ну, никто тебя не подрезает, не останавливает, не дёргает понапрасну. Лепота...
  

ВТОРАЯ ГЛАВА

   И зачем, скажите на милость, я подумала, что так и доеду себе спокойненько до дома, благополучно, отгуляю на Ленкиной свадьбе. Ну, зачем? Ведь знаю и знаю давно, между прочим, что думать, что все хорошо и так и будет в дальнейшем мне категорически нельзя. Особенно когда я за рулём. У меня обязательно что-то случается, а так как я умею только тупо водить машину, то случается в самое неподходящее время. Когда я сверну на какую-нибудь просёлочную дорогу, чтобы срезать километров 100 с гаком.
   Эту дорогу я знаю наизусть. Столько уже по ней езжено, что и не передать. Ещё со студенческой скамьи, когда Ленкин родственник, уезжая на постоянное место жительства в Америку, просто так оставил нам свою не хилую в то время "Жигули" седьмой модели. Ну, конечно, не навье. Ну и не рухлядь какая-то. Не знаю, в чем уж была причина, то ли с продажей заморачиваться не захотел, то ли торопился, так как визу он получил совершенно неожиданно. Ни на что, не надеясь, и ничего не продавал, и не был готов к отъезду. Хотя, скорее всего он так и думал изначально. Оставить все Ленке, но она могла и не взять. Вот он с этой визой и придумал, не знаю, почему бы, ему её так затянули, совершенно не понятно. Так как на работу его пригласили за полгода до этого.
   Но факт остаётся фактом, однажды утром он появился на пороге нашей комнаты в общаге и протянул ей 2 связки ключей от машины и квартиры, так как родственников у него, кроме Ленки и её матери не было вообще. Какая-то там катастрофа и Ленкина мама, тётя Нина, забрала этого вот Вадима к себе, вырастила, выучила, когда он закончил престижный ВУЗ, что-то там связанное с программированием, то его оставили в Москве, при институте. Как-то так случилось, что он сразу что-то такое внедрил, удачно продал, ну и закрутилось все. Нет, ну он, конечно, помогал им. В этой круговерти тёте Нине Ленку одной никогда не вытянуть, тем более учить в Москве она бы её ни за что не смогла, а мы хотели непременно учиться вместе. Ну, возможно, папа бы помог, но вот у них оказался этот Вадим, который оплачивал Ленкину учёбу на протяжении всего периода обучения в Вузе.
   Он даже хотел, чтобы Ленка жила у него. Но она отказалась наотрез, нам было так удобнее, так как сама бы она ни за что не потянула, все эти годы я и наша соседка по комнате Наташка её все же тянули и тянули за уши, учиться она не хотела, совершенно. Ну, вот так и получилось, что мы на втором семестре первого курса вдруг нежданно-негаданно стали владелицами квартиры в Москве и машины. Ох уж и поколесили мы на ней.
   Нет водить её пришлось, конечно, мне, так как Ленка за рулём это нечто. Ни за что свою жизнь ей не доверю. Она, сидя за рулём, не умолкает ни на секунду, и на дорогу не обращает никакого внимания. Просто едет, а ты всякий раз при встречной машине замираешь как бы не в лоб. Я с первого раза договорилась с ней раз и навсегда...
   - " За рулём я!"
   Папа меня ещё в детстве научил водить машину. Вот только ремонтировать её он сам не умел, у нас был сосед, дядя Боря, которого хлебом не корми, дай только в этих деталях поковыряться, бывало, приедем с Ленкой, машина под окнами, а он заходит и сам ключи спрашивает. Посмотреть, подтянуть, долить, смазать. Начнёшь спрашивать, что да как...
   - Да все нормально. Счас вот только вот эту штуковину подкручу, полгода не заглядывай. А через полгода опять приедешь и посмотрим, что там такое...
   Я думаю, что он просто очень хорошо чувствовал эти машины, был самоучка. А что там такое и где, пожалуй, и сам не знал. Научился он этому ещё мальчишкой, собирая и разбирая старенькие двигатели, списанные в утиль и выброшенные за ненадобностью на помойку. А они с пацанами приносили их домой, собирали и разбирали, что-то там мастерили из них. Собирали управляемые самолёты и испытывали на стадионе у завода. Была у него мечта... стать лётчиком. Ну, вот однажды пошли запускать какое-то своё творение, а самолетик и взорвался. При этом оторвало дяде Боре 2 пальца. Ну, вот так с мечтой о самолётах пришлось расстаться, пойти учиться на товароведа и работать на плодоовощной базе главным бухгалтером. Но технику он так и не бросил. Всю жизнь, совершенно бесплатно, ремонтировал машины своим родственникам, знакомым, соседям.
   Ну как-только я подумала о спокойной дороге, тут же очередная напасть, до дома я не дотянула. И изрядно не дотянула. Сэкономила так сказать этот гак себе на голову. Ну что теперь делать то. Так тут и торчать?
   - "Нет, надо Генке звонить"
   Это дяди Борин сын. Ну, закончил он самолетостроительный, сбылась, дяди Борина мечта, не в себе так в сыне, но... как говорится, Бог предполагает, а случай располагает. Все рухнуло в одночасье в нашей стране и вместе с ней и дяди Борина мечта. Не стал наш Геночка лётчиком, вовремя прокрутился, начинал с копеечных ремонтов. А теперь один из самых престижных автовладельцев и владельцев авторемонтных мастерских в Москве. Вот у него по старой дружбе моя машина и состоит на чуете и где мне её всегда доводят до ума, если у меня что-то где-то отлетит или сломается...
   Пусть свяжется со своими друзьями, которые у него по всюду, чтобы помогли мне с ремонтом. Не век же мне здесь стоять. Только бы он нашёлся. А то вдруг мобильник отключил. С него станется. Не любит он, когда он на рыбалке выслушивать всякие бабские разговоры, как он говорит, всю рыбу своим визгом расшугиваем, берет и отключает мобильник, наглец. И, между прочим, сорваться он может на эту рыбалку в самое неподходящее время...
   Ну вот, гудки и, слава Богу, длинные. Не отключил. Значит не на рыбалке. Схватил трубку...
   - Ну что у тебя? Я ведь тебе 2 недели назад звонил, чтобы на тех. осмотр приезжала, и после этого два сообщения высылал не далеко как вчера...
   - Точно, Ген, каюсь. Правда были. Но я тут с этой Ленкиной свадьбой так торопилась, ты-то будешь?
   - А что, ты думаешь, я тут делаю? Конечно, буду, послезавтра, тут машину одному хмырю доводим, вчера приволок, раритет, вот самому интересно, вот и задержался, мать уже 5 раз звонила, купили ли мы подарок? Купили. Так что ты ей там скажи, что будем вовремя...
   Ну да, я его понимаю. Мне вот тоже надо было все наладить, чтобы выкроить эти 10 дней. Ещё и платье это Ленкино свадебное, которое у меня теперь на заднем сиденье лежит. Шили, подгоняли по мо ей фигуре, так как мы с ней имеем совершенно одинаковые параметры. Со спины не отличить, кто есть кто. Вот я все на свете и забыла. Ну, пришлось каяться, объяснять ситуацию. Ну, Генка у нас не злобливый, всегда выручит. Мы уточнили, где я нахожусь, и он обещал в течение часа мне помочь. Да уж, влипла. Стой тут теперь.
   Ну да ладно. Документы проштудирую, эскизы просмотрю, которые мне Марь Ивановна в дорогу собрала, вчера поздно уже их закончили. Мне уже никак было не успеть, просмотреть надо, исправить, если что не так и все отправить обратно. Благо у отца мощный компьютерный отдел, все сделают. Ну, расположилась удобнее. Смотрю. Ну не зря все же я 10 лет по крупицам их собирала, подтягивала, показывала. Научились работать. На первый взгляд все хорошо. По приезду надо будет ещё раз посмотреть в лучших условиях и отправлять. Пусть сдают в разработку...
   Ого! Вот это сервис. Не успела я беглым взглядом досмотреть альбом, а кто-то уже едет. Может мне на выручку? Ну, вылезла из салона. Останавливается машина.
   Ну, нет. Не может этот мужик быть механиком. Тут порода за версту видна, мне как специалисту, все же сразу все понятно, глаз намётанный. Не тот масштаб. Но он вылезает из машины...
   - Здравствуйте, что у Вас случилось? Вам помощь нужна?
   Где-то я его видела, но не припомню...
   - Да вот, представляете, тороплюсь, решила срезать расстояние и вот сломалась в самом неподходящем месте...
   - Можно посмотреть, что там у Вас?
   - Пожалуйста. Только как Вы вот смотреть будете? Вдруг запачкаетесь.
   - Да ничего страшного. Я только посмотрю. Вдруг там мелкий ремонт, который исправляется за 2 секунды. Мда, тут ремонтом не шуточным пахнет. Коробка скоростей полетела. Как же Вы так-то? Надо же вовремя сдавать машину на тех. осмотр, тем более женщине. Мало ли что с ней может случиться. Вот теперь и попали в неприятность. Ну, я только могу либо Вас подбросить в ремонтную мастерскую, либо доехать самому и выслать их сюда...
   - Да у меня друг в Москве владелец автосалона. У него везде друзья. Он уже занимается этой проблемой, я думаю, скоро уже кто-то подъедет...
   - Ааа... Ну, вон и они. Видите жёлтая "Газель" мчится? Это и есть ремонтники, видимо по Вашу душу. Хорошо, что я не уехал, хоть подброшу Вас до города, а там уж Вы без проблем доберётесь, куда Вам надо...
   - Ой, спасибо. Мне до какого-нибудь кафе, я подожду. Там за мной приедут...
   - А Вам, кстати, куда? Может по пути, я Вас поближе довезу...
   - Да нет, это едва ли. Мне ещё километров 350 ехать...
   - Хм... а мне тоже 350 километров. Просто теперь это действительно интересно. Может быть, мы едем в один город? Так куда Вы?
   - Нет, ну я не думаю, что нам уж так по пути. Таких совпадений просто не бывает. Но секрета нет, я еду в Воронеж...
   - Ну, надо же. Как совпало, я тоже в Воронеж. На свадьбу друга...
   Ну, тут уж я открыла рот...
   - Вообще-то и я на свадьбу подруги...
   - Её не Лена зовут?
   - Да, Лена...
   Вот это был номер, за 350 километров от дома, подрезая дорогу, сломать машину и ещё и встретиться с другом будущего Ленкиного мужа, едущим к ним на свадьбу, как и я. Мы стояли и хохотали, подъехавшие ремонтники сначала молча смотрели на нас, потом молча открыли капот. Посмотрели, молча начали погрузку машины на ремонтную платформу (что уж им там Генка наговорил, не знаю), но механик только и сказал...
   - Авторемонтная мастерская в 25 километров отсюда почти сразу по выезду на трассу. Геннадий Борисович просил лично Вам помочь...
   И поехал. А мы стояли и смеялись, сами не зная чему. Ну, совпало, ну встретились, ну и что?
   Отсмеявшись, он, наконец, сказал...
   - Я не удивлюсь, если Вас зовут Света, и Вы будете свидетельницей на свадьбе. Меня зовут Виктор, и я буду свидетелем со стороны жениха. Мне Лена все уши о Вас прожужжала (так и сказал) и маршрут этот она мне подкинула, прямо как чувствовала, что Вам тут понадобится помощь.
   - Ну, вот и познакомились...
   - А за 350 километров познакомимся поближе. Как я понял, про вещи в машине, и Вы и ремонтники начисто забыли. Хорошо по пути заберём на станции. Поехали...

ТРЕТЬЯ ГЛАВА

  
   Всю дорогу до автомастерской он меня смешил, давно так не смеялась, самое главное это у него выходило действительно смешно и не пошло, что в наше время довольно редкое явление. Ну что там для его внедорожника эти 25 километров. Мы промчались как на воздушной подушке и не заметили, как выскочили на трассу возле мастерской. Моя машина была уже там, мальчики тоже дело знают, пока мы выясняли, что да как, они быстренько доехали до места и уже сняли её с платформы. Подъехали, зашли, вещи уже стояли в офисе. Я только и спросила, в какой форме мне оплатить ремонт...
   - Нет, не надо, Геннадий Борисович приказал Вас не беспокоить, через 2 дня они будут здесь, с Натальей Петровной заберут Вашу машину и доставят Вам.
   - Ох, ну да, он же мне сказал, что через 2 дня приедет. Ну да, Наташа пригонит, вот повезло то, несказанно, хоть в чем-то. Вот ключи. Спасибо огромное...
   - Так ещё пока не за что...
   - Ну, я на обратном пути заеду, чтобы поблагодарить...
   Специально для этих целей у отца найдётся, чем порадовать механиков. Он у меня коллекционер всяких этих вин со стажем. Его винной подборочке не один супер коллекционер завидует, предлагали баснословные деньги, но отец продолжил собирать коллекцию деда, к сожалению, в позапрошлом году ушедшего от нас. Отец не продаст её ни за что на свете, но всегда найдётся что-то, что можно безболезненно отдать. Что у отца не в одном экземпляре, да и в подвале есть чем поживиться, тем более он закупает это вино для моего офиса, так как я в этом ну совершенно не разбираюсь.
   Дед сколько раз пытался приобщить меня к семейному бизнесу, но меня это совершенно не интересует. Ну, ни капельки. Вот отец тоже сколько раз мне сетовал уже, что если бы не Серёжка, мой двоюродный брат, сын моей тёти Оли, то уж вообще и не знал бы кому завещать их с дедом коллекцию. Он старше меня на 2,5 года. В свои 30 с хвостиком уже исколесил всю Францию, Португалию, Испанию и Италию, везде обучался, работал, налаживал контакты, старался для семейного бизнеса. Это вообще наше семейное дело. Все, как говорится, варятся в нем, работают на семейный бизнес...
   Короче у моей семьи фирма по поставкам самых изысканных импортных вин для самых модных и шикарных ресторанов нашей страны.. ко мне многие мои знакомые обращаются, если им для каких-либо торжеств нужны вина и папа никогда не отказывает, достаёт, что им требуется. Нет, отец, конечно, понимает, что все же это не женское дело заниматься этими поставками.
   Но все же он мечтает, что я выйду замуж, рожу сына и вот уж внук-то его продолжит это наше семейное дело. Ну, пусть мечтает. Я ж его не разубеждаю в этом. Когда-нибудь может и будет у него внук, но не сейчас.
   Одна я, как белая ворона, ударилась в моду. Но это у меня от бабушки, маминой мамы. Она в своё время была самой лучшей модисткой (ха-ха, так она себя называла) в нашем городе. У меня много работы, с таким бешеным графиком жизни, в котором я живу, мне совершенно не до этих вот конфетно-цветочных отношений. А если уж мне для какой-то модной тусовки, на которой я должна присутствовать, все же нужен молодой человек, для сопровождения, то у меня, слава Богу, ещё есть не женатые институтские друзья, которые всегда с превеликим удовольствием сопровождают меня на эти обезьянники. Да и Генку Наталья мне всегда даёт на прокат, если он, конечно, соглашается, и у меня никого нет под рукой, я все же не злоупотребляю нашей детской дружбой. Мне некогда, пока мне некогда.
   Ну, я опять отвлеклась. Виктор как-то осёкся на полуслове и замолчал. Мне так неудобно стало.
   - Ой, простите меня, пожалуйста, я задумалась. Тут вот по работе пришла одна идея, - начала выкручиваться я...
   - Да нет, ничего страшного. Я просто спросил у Вас, правильно ли мы опять съезжаем на сокращающий отрезок пути?
   Да, да. Вон за тем деревом налево, пожалуйста. А Вы не подскажите, мы с Вами раньше не встречались, что-то лицо у вас знакомое?
   - Да нет, не думаю, такую девушку, как Вы я бы уж обязательно запомнил, если бы имел честь быть Вам представленным...
   - Ой, ну зачем так уж высокопарно то. Нас могла Ленка познакомить, запросто.
   - Я сам с Еленой Алексеевной познакомился не так давно...
   - А говорили, что все уши прожужжала...
   Мы опять долго не могли отсмеяться, но все же он сказал, что да знакомы недавно, но при встречах она только обо мне и говорит...
   Ну, надо же, чего это она все обо мне трещит то? С незнакомыми людьми, о постороннем человеке, тот её жених, это его друг и обо мне? УДИВИТЕЛЬНО!
   Хотя... тут я резко развернулась на сиденье и пристально уставилась на этого Виктора. До этого я только обратила внимание на его одежду. Ну, это чисто профессионально. Его-то самого я не разглядывала уж так-то внимательно, показалось, что где-то видела и ладно. Но тут моё любопытство так и взыграло. Все Ленка, с её обсуждениями. Что-то тут не так. Чую, нутром чую. Не спроста. Ну да ладно...
   Тут он это резко так затормозил... развернулся, сел удобнее и стал вертеть головой в разные стороны. Я сижу, глаза вытаращила, не пойму в чем дело, тоже по сторонам огляделась... НИЧЕГО...
   - Что случилось?..
   - Ничего. Просто Вы так на меня внимательно смотрите, что я, для Вашего удобства решил остановиться и дать Вам возможность рассмотреть меня внимательнее...
   И все это на полном серьёзе... я так и согнулась от хохота...
   - Извините, - сказала я, отсмеявшись, - Давайте будем говорить друг другу ТЫ уже что ли? Мне просто стало любопытно, ну почему это Ленка, по твоим словам, все время говорит с тобой и своим женихом обо мне, о незнакомом для вас человеке. Как-то это не прилично все же...
   Тут он так странно посмотрел на меня, пожал плечами и ничего не сказал...
   Мда... тут что-то тут явно не чисто, вот только что? Чего это он замолчал то. И серьёзным таким вдруг стал. Не пойму как будто выболтать что-то боится. Точно как Ленка, когда ей что-то надо от меня скрыть. Она всегда это все уводит в другое русло и замолкает в самый неподходящий момент, ты из неё клещами не вытянешь, если она решит что-то держать в секрете. Мда, дела. Что я не знаю? Тут я повернулась к нему и сказала...
   - Ты не против, если я вздремну, у меня вчера был тяжёлый день, пришлось поздно лечь и сегодня рано встать, чтобы заскочить в офис за документами, хочется приехать отдохнувшей.
   Нет, ну если бы была за рулём, то тогда, конечно, без вопросов, устала бы, а так хочется помочь, да и платье примерить, Ленку не видела 5 месяцев, может, что-то изменилось. Все же нельзя слепо надеяться, что все будет отлично...
   - Да, да. Отдыхай, конечно, мне тоже надо сосредоточиться. Уже устал, скоро конец пути. Отдыхай...
   Какой тут отдыхай. Как только я закрыла глаза, то сразу же начала лихорадочно прокручивать в голове все эти полгода, прошедшие после очередного Ленкиного развода. Боже, прошло всего полгода, как она прибежала ко мне и сказала, что все... они с Андреем разводятся. Совершенно разные люди, как будто это не было видно с первого взгляда, моя утончённая, умная (пусть и бесшабашная, и ленивая) Ленка и этот тупой увалень, которого она таскала за собой по тусовкам как полусонного бульдога. Где она его только такого откопала. Явно не во Франции, куда она как представитель нашей совместной фирмы ездила на Показ с нашей последней коллекцией. Как-то быстро они поженились и ещё быстрее разошлись, но было это явно до её поездки. Что-то я во времени потерялась что ли?
   Да и не мудрено, живу на повышенных скоростях, тут ещё Журнал свой решили выпускать. И тут Ленка со своим разводом. Я дала ей время на отдых. Она уехала на Ривьеру, подлечить нервную систему, прийти в себя. И тут как отрезало. Она позвонила неделю назад. Сообщила, что выходит замуж, заказала платье. Что-то такое впечатление, что она стремилась меня завалить. Ведь знает, что зашиваюсь, что она мне совершенно в последнее время не помогала, фирма на мне, этот Журнал на мне. Ну, если бы не Марь Ивановна, я бы вообще не справилась.
   Ещё все эти Показы, тусовки, где я вынуждена была присутствовать, мы с Лариской просто с ног валились, так как Леночка у меня нервы лечила. Как я думала. Да ещё и вдруг на этот раз она вспомнила наше девичье обещание, данное ей торжественно перед поступлением в институт, что на её свадьбу я ей сама разработаю и сошью платье, самое лучшее и красивое, она будет как принцесса. Её жених будет просто ослеплён её неземной красотой, ещё больше полюбит её и никогда не разлюбит. Мы уже много лет не вспоминали это моё торжественное обещание, те 2 раза как-то обходились без этого. Мы о нем и забыли. И тут, вдруг, оно всплыло в её голове, как-то странно. Это же уже было не всерьёз. Мало ли о чем могут мечтать девушки в том нежном возрасте, у двадцативосьмилетних тёток мечты-то уже совсем другие.
   И тут эта просьба, я просто опешила...
   - Лен, ты уверена, что хочешь, чтобы я сшила тебе это платье? Ну, мы же просто мечтали.
   - Вот я и хочу, чтобы те наши мечты сбылись полностью...
   Она так подчеркнула это многозначительно, а я не придала этому значения. Мне было не до раздумий. Все ж надо было состыковать с работой, чтобы выкроить эти 10 дней. Ленка мне опять ведь не помощница, у неё медовый месяц. Как-то не до работы. Да и кто его знает, почему такая спешка и секретность? ОТ МЕНЯ! Что-то я не улавливаю. Вот только ЧТО?
  

ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

  
   Итак, вот это меня все удивляло, ну просто и не передать. Как моя Ленка вообще смогла скрыть от меня свой вот этот роман, даже не намёка. Да и вообще... когда она мне звонила-то в последний раз? Что-то я и не припомню. Ну да этот развод. Потом я отправила её отдыхать на Ривьеру. От неё толку все равно не было. У нас заказ от итальянцев. Сроки мизерные, так как мы уже вторая фирма, куда они обратились. Те запороли все, они не сказали, а я и не уточнила кто. Как-то не корректно выспрашивать и обсуждать ошибки коллег по цеху, мы ещё тогда не сдали свою коллекцию, вдруг бы и у нас не получилось, лучше уж помолчать.
   Ну, вот у меня не было времени выслушивать ещё и все её излияния по поводу того, какой её Андрюшенька подлец. Как он ей изменил прямо в их номере с горничной, пока она была на Показе. А эта горничная, не будь дура, показала ей видео, которое всегда снимается в этом отеле, пока прислуга в номере убирается. Ну и состригла денежки с неё, за открытые глазки, а потом и... опять с неё, чтобы все это замять и не доводить до суда. Так как изнасилование было на лицо. Их бы просто из страны не выпустили, пока не прошёл суд, горничную я не виню. За такое надо платить. Только почему из Ленкиного кармана. Я согласилась бы, чтобы это животное само расплачивалось за свои поступки, но Ленка поступила правильно. Сберегла свои нервы...
   Но все же, что произошло потом? Где она подцепила этого своего нового женишка? На Ривьере? Вот закрутилась-то и не передать. Любимая подруга выходит замуж, а я даже не помню, когда она мне звонила в последний раз. Нет, все же мама права, пора все менять в своей жизни. Так и с катушек съехать не долго...
   Хорошо Ленке, у неё есть я. Спина всегда прикрыта, если что. А вот мне и положиться не на кого. Как на третьем курсе мы с Ленкой прочли про конкурс, что вот под молодёжный проект государство выделит миллион рублей на открытие и развитие бизнеса, хотя папа был, конечно, противником этой идеи. Он сам нам предлагал эти деньги, без всякого поручительства, да и все порывался погасить этот кредит, но мы с Ленкой упёрлись, хотелось все сделать самим, без папиной поддержки, тогда мы будем ценить все гораздо дороже, когда все оплачено своим потом и кровью. И ценим, что вздохнуть некогда. МНЕ!
   А Ленкин первый муж, Вовка, в то время такой же студент, как и мы, экономического факультета МГУ, только с 5 курса, помог составить нам Бизнес-план. А мы его отнесли, шутки ради, а потом неожиданно победили, начали воплощать свою бредовую идею по созданию своего собственного Дома моды. Идея до сих пор далека от задуманного, но все же мы на плаву и уже довольно уверенно плаваем в этом бизнесе, правда, пока работая на известные брэнды, разрабатывая по их заказу линии одежды, но все же... Москва тоже не сразу строилась.
   Нас знают, и заказов сыплется все больше, я даже мечтаю о расширении, Ленке пока не озвучивала. Некогда, завалена по самые ушки, вздохнуть некогда, но с приходом Марь Ивановны, идея может воплотиться в жизнь. Жаль, что она хороший хозяйственник, но ничего не понимает в моде. Но может поискакать в родных пенатах, приглядеться к молодым дарованиям? Или с Людмилой Николаевной поговорить, это наш декан, мы с ней до сих пор поддерживаем отношения. Она нам много помогает, до сих пор, я даже ей зарплату плачу. Хотя она и отказывалась брать, но мы с Ленкой открыли ей счёт и переводим деньги туда. Мало ли как жизнь повернётся, а тут такое подспорье. Ну, она тогда сказала...
   - Ладно, девочки, Ваша взяла, я согласна, действительно, мало ли что...
   Так до сих пор и не воспользовалась ни разу. Она мне подскажет., кого бы мне назначить генеральным директором. А самой уйти в разработки новых линий одежды. А то мыслей много, а вот воплощать их некогда. А я ведь дизайнер, а не какой-то там деляга, который как локомотив должен толкать чужие идеи в жизнь...
   Все. Решила, окончательно и бесповоротно. После Ленкиной свадьбы подберу себе кого-нибудь. Да того же Борьку, племянника Марь Ивановны, с идеями у него не густо, от армии отлынивал, нашёл, где конкурса поменьше и поступил в Вуз. Да и что греха таить, я ему и диплом-то помогала сделать и все курсовые, кстати, тоже... А он иногда даже не удосуживался придти мне помочь с расчётами... Потом, правда, приходил такой виноватый, заискивающий, тихий, ну как на такого сердиться, мы только смеялись и подтрунивали над ним от души...
   Мда... Вот ещё бы Вовка подошёл, Ленкин первый муж, мы так и задумывали, что он это все везде руководит, а мы с Ленкой творим. Мои идеи и Ленкино безупречное чутье на вещь, которая непременно выстрелит... вот наши первые гаранты успеха. Так сначала и было, надо было им поругаться при первом нашем самом большом заработке, что на него купить... Вовка хотел престижный автомобиль... а Ленка шубу. У него его части заработка не хватало, он просил её подождать. Для дела, мол, старается. А она тоже вроде для дела. Ей нужна эта шуба была. Очень. Для посещения всяких презентаций, что, естественно, лежало на ней. В итоге даже то, что я отдала свою часть заработка Вовке на машину, их брак так и не спасло.
   Дальше, больше, они разъехались. Сначала вроде временно, решили пожить отдельно, разобраться в чувствах. Как стало модно в последнее время, но тут Ленку понесло. И Вовка просто вспылил, подал на развод и уехал на Сахалин, домой и ни разу оттуда не позвонил, даже мне.
   Оставил свою эту навороченную тачку у меня под окнами, занёс ключи, отдал их Серёжке, моему двоюродному брату, который как раз приехал меня навестить. Даже не попрощался со мной и укатил, сколько я не выспрашивала у Борьки его адрес, но тот так и не сознался, что он у него есть. Вот теперь эта машина стоит у моих родителей в гараже, я её отогнала уже скоро 5 лет, Вернее Генка отогнал, так как я и за руль боялась сесть, она была очень неудобна для меня в управлении. А от Вовки с тех пор ни слуху, ни духу...
   Надо бы его поискать, узнать хоть как дела, Если бы я не боялась обидеть Ленку, то лучшего директора мне и не надо...
   Да уж... думай не думай, а с этим уже не разобраться. Я уже и забыла, где нахожусь то, как вдруг мой спаситель решил подать голос...
   - Ну, хватит себя изводить то...
   Я прямо вздрогнула.
   - "Откуда он знает, о чем я думаю?"
   Может, Ленка что-нибудь наплела? Спросила его в лоб...
   - Что ты имеешь ввиду? Тебе Лена что-нибудь говорила?
   - Да нет, ничего такого, просто твои мысли уже весь салон заполнили, скоро меня из-за руля выпихнут...
   Я так и покатилась со смеху, ну обстановка хоть разрядилась, действительно, что себя накручивать то? Тем более скоро дом, уже подъезжаем. Вот сколько уже живу в Москве, своя квартира, довольно престижная, но вот домом я её не считаю. Да и уже квартиру, где прошло все моё детство как-то тоже...
   Дом там, где живут твои родители. А они уже давно живут за городом, где у них огромный дом с прилегающим к нему лесом. Там так спокойно и хорошо гулять в редкие дни отдыха, когда я все же выбираюсь из Москвы и приезжаю к ним отдохнуть. В основном это бывает на День Рождения моё и родителей, благо они у нас все в одном месяце, разница в 3 дня от каждого... ну ещё дни памяти дедушки и бабушки. Да на новогодние каникулы. Ну, тут я приезжаю работать. У них так легко работается.
   Все свои самые значимые коллекции я придумываю именно в новогодние каникулы. Так все быстро и непринуждённо создаётся, хотя бы основная мысль, два-три штриха. А потом уж по приезду мы начинаем обсуждать, дорабатывать и воплощать в жизнь то, что я за эти самые короткие дни напридумывала, а действительно... ну не переехать ли мне сюда, а уж в Москву наездами. В наш-то технический век все возможно...
   Опять отвлеклась, ну ладно, все обдумаю. Мы уже подъезжаем...
   - Куда тебя отвезти? Ты вроде с Ленкой в одном доме живёшь?
   - Не совсем, я у родителей останавливаюсь, но квартиру не продаём. НОСТАЛЬГИЯ! В ней все как при дедушке с бабушкой, когда нам с папой хочется окунуться в детство, то мы приезжаем сюда и всегда получаем огромный заряд бодрости, как будто это дедушка с бабушкой нам его дают, да и мама тоже любит здесь находиться, когда у неё очередной приступ тоски по внукам. Ха-ха-ха...
   - Ничего смешного во внуках я не вижу...
   - Да и я тоже, если честно, и даже за, но времени вот не хватает, все бегом и бегом, все хочется чего-то успеть, достичь, вот и не выходит. Но я к Ленке, надо платье примерить, вдруг ей не подойдёт или не понравится. Будет время переделать или заказать готовое. Вот тут налево...
   - Да я знаю, я бывал уже здесь...
   - Ах да, я и забыла кто передо мной, друг жениха...
   Ну, помолчу. Приготовлюсь к встрече с домом детства. Всегда, когда подъезжаю у меня тесно в груди. Дыхания не хватает. Вот так и, кажется, что это мы идём с Ленкой со школы, а нас встречает моя бабушка, мы идём к нам обедать. Сколько тепла и заботы от неё исходило. Это не возможно передать...
   Мы, наверное, с Ленкой из-за этого и не ссорились ни разу в жизни, что она боялась потерять моих бабушку с дедушкой. У неё-то их не было. Мама у неё рано родителей потеряла. Её сестра воспитывала, мама этого Вадима как раз, который Ленке квартиру с машиной оставил. Вот Ленка и любила моих бабушку и дедушку, как своих, а они... ну почти как внучку её. Как мы обе переживали, когда они почти один за другим нас покинули. Просто нет слов, чтобы выразить это...
   Ленка из Франции неслась с пересадками через всю Европу... тогда из-за этого дыма, из-за извергающегося вулкана, аэропорты не принимали, самолёты не летали, и мы ждали... не хотели без неё хоронить деда. Она бы не пережила, что не проводила его в последний путь. И она добралась за сутки, чего ей это стоило, знает она одна. Когда я ей сказала, что вот просто восхищена её поступком, то она так посмотрела на меня, что я осеклась...
   И сказала...
   - Это мой долг... разве ты не понимаешь?
   Несмотря на всю её бесшабашность, такие вещи она не обсуждает. Ну, вот и дом моего детства... ЗДРАВСТВУЙ, РОДНОЙ...!
  

ПЯТАЯ ГЛАВА

  
   Всякий раз при въезде во двор своего детства воспоминания наплывают на меня с калейдоскопической быстротой. Я как бы смотрю в экран монитора и прокручиваю старые диски. Вот мы с Ленкой ещё в детсадовском возрасте сидим в песочнице и делаем куличики. Моя бабушка подарила нам новые формочки и совочки, вот мы и стараемся для всей детворы нашего двора, а они сидят в песочнице в кружок и терпеливо ждут, когда они просохнут и их можно будет взять в руки.
   Но тут прибегает мой двоюродный братец Серёжка с ватагой своих друзей и скидывает наши пирожки, они ещё не просохли и рассыпались, мы бежим к бабушке, жалуемся ей, а она уже напекла настоящих пирожков и подаёт нам целую корзинку, мы бежим во двор и угощаем всех наших друзей пирожками.
   Серёжку с его компанией мы угощать не хотим, хотя пирожков хватает на всех. Но потом, все же, смилостивившись, достаём и им, а потом мы сидим, вся детвора нашего двора и едим вкуснючие бабушкины пирожки, сразу забыв все обиды, строим планы на завтра... как мы будем играть в захватывание склада с провизией... Обычно делимся на два отряда. Один охраняет провизию, другой нападает. Провизия у нас самая настоящая, приносим её из дома, в детский домик из брёвен, стоящий в центре нашей детской площадки. И такие у нас нешуточные баталии разгораются, что деды и отцы наши бросают играть в домино, и спорят, кто победит, в зависимости от того в чью команду входит его чадо, но побеждённых и выигравших в этой игре нет. Когда радостные и уставшие обе команды все же одна сдаёт склад или отбивает все попытки его захватить, а другая захватывает или отступает. Мы все дружно делимся сохранёнными или завоёванными припасами. Наши мамы и бабушки очень любят эту нашу игру, так как там уж съедается все, что они нам приготовили... подчистую.
   А вот мы с Ленкой идём в первый класс. Я с бабушкой и дедушкой, а Ленка с Вадимом за руку и тут наши родители въезжают во двор на папиной машине. Они все отпросились с работы, чтобы проводить нас в первый класс. Вот мы с Ленкой после школы, идём с выпускного бала. Нас провожают мальчишки с параллельного класса. Тот, что нравится мне с Ленкой. Мне так обидно, что я поворачиваюсь и ухожу, не прощаясь. Она бежит за мной, не поняла из-за чего я ушла. Мы смеёмся на лестничной площадке. А парни стоят, курят и смотрят наверх. Но мы к ним не пойдём. Нам хорошо вдвоём, мы не хотим из-за них ссориться. А вот и скамейка... мой первый поцелуй, сейчас даже лица мальчика, с которым первый раз поцеловалась, я не помню...
   А вот мы приехали с Ленкой со вступительных экзаменов... нас встречают всем двором. А мы такие гордые... МЫ СТУДЕНТКИ... будем учиться в Москве. А вот мы въезжаем во двор на нашей первой машине... все смотрят на нас квадратными глазами, с каким шиком мы вышли из неё. Кто бы видел. Да, здесь можно стоять долго и воспоминаниям не будет конца. Но тут из них меня вырвал Ленкин голос...
   - Свеет, ну что стоишь то? Поднимайся уже...
   Как будто не знает, почему я тут стою. У нас одинаковые воспоминания и когда-то все происходило у нас вместе. С вот этих...
   - "А помнишь?"...
   И этим...
   - "А помнишь?" - не было конца. Я только сейчас, стоя тут одна, вдруг отчётливо поняла... мы выросли, окончательно и бесповоротно - выросли. И будут ещё в нашей жизни эти...
   - "А помнишь?"...
   Может и будут, но мне кажется, что все будет все же не так...
   - Ну, Светаааа, иди скорее...
   А вот Виктор, похоже, понял мои чувства... он стоял рядом и просто молчал...
   - А Ленка даже не удивилась, что мы вдвоём... странно...
   - Да ничего странного... я сначала позвонил, пока ты вещи в автомастерской забирала, а потом уже пошёл тебе помочь...
   - Ах, да... я не подумала об этом... ну пошли...
   Ну, вот и второй этаж, где наши квартиры на одной площадке, напротив друг друга. Наша соединённая из 3 квартир, дедушка в своё время был директором Вино-водочного завода, где работали и папа с мамой, и тётя Оля, и тётя Нина, Ленкина мама, вот он и постарался получить нашему бараку, где мы все до этого жили, квартиры в одном доме, естественно нам всем рядышком. Я открыла дверь своим ключом, Виктор поставил мои вещи в прихожую и так это как-то странно мнётся на пороге...
   Ну, я ему говорю...
   - Спасибо, что выручил, встретимся...
   Повернулась и пошла, не заботясь о том, чтобы закрыть дверь. У нас как-то в подъезде и до того как поставили эти новомодные домофоны, не принято было закрывать двери, если дома, а уж теперь все равно не закрывали. Чужих не было, а своим доверяли. И пошла к Ленке. Через площадку. Она уже выбежала мне навстречу, кинулась с визгом мне на шею...
   - Тише ты, платье помнёшь...
   - Да, да, да пошли быстрее. Я так хочу на него посмотреть, примерить, ощутить себя принцессой, - не умолкая, тараторила она...
   Мы зашли к ним, прошли в комнату...
   - Ну, все, Ленк, колись. Мне твои тайны уже покоя не дают. Кто жених, где познакомилась? На Ривьере?
   - И, да и нет... давай платье смотреть, надо же чтобы жених не увидел...
   - Так ведь нет его... он же не у тебя живёт...
   Тут Ленка так виновато опустила глаза, что мне сразу не хорошо стало...
   - Кто он, Лена, кто на сей раз?
   Воображение так и рисовало мне очередного Андрюшу, которого как щенка бездомного подобрали неизвестно где, без гроша в кармане. И моя бедная Ленка будет в очередной раз пахать, чтобы выплатить ему так называемые алименты как в прошлый раз... Наши суды теперь на стороне "обездоленных". Они без квартиры, обеспечь, поделись якобы совместно нажитым имуществом...
   Ну ладно бы какая-нибудь бедная, несчастная дурёха, у которой ни кола, ни двора. А тут двухметровый, раскормленный детина, который до тридцати трёх лет не заработал ни на что, ему жить, видите ли, не на что. Его обеспечить должны, он работать не привык. Ладно бы какая-то пятидесятилетняя бабка, у которой молодёжный сексуально-брачный синдром на старости лет начался. А тут моя блистательная, сногсшибательная Ленка.
   Нет ну про Вовку я не говорю... он все же только вещи свои забрал, все оставил Ленке и даже совместно нажитое, прислал согласие на развод до востребования и как в воду канул.
   - "Кого она ещё нашла то?"
   В голове моей уже возникали картины одна страшнее другой. Нет уж. Я так этого дела не оставлю. Пусть женятся, раз ей невтерпёж, но теперь уж я после Андрюшеньки наняла одного из самых пронырливых Московских адвокатов. Да и по стране в первой десятке не затеряется. Он, конечно, на фирму работает, но уж Ленку в обиду не даст...
   Счас ему звякну. Пусть приедет, и мы эту дурёху заставим составить брачный контракт, хватит одного раза, который я сразу не просекла, все же была не готова к такому повороту событий. Все эти альфонсы её по миру пустят, после этого бракоразводного процесса с её Андрюшенькой за этой дурой очередь уж выстроилась, ждут, когда созреет...
   - Мда... дела. Ну, рассказывай. Платье подождёт, если только не понравится, а перешивать ничего не придётся. Я просто боялась, что ты похудела или может ещё какие другие события тебя заставили так скоропалительно выходить замуж, что ты даже родной, единственной лучшей подруге, с которой знакома всю жизнь, не могла сообщить о своей надвигающейся свадьбе. Боялась, что не одобрю твой третий выбор?
   И вдруг у меня за спиной до боли знакомый голос отчётливо произнёс...
   - Вот именно этого она и боялась, что ты не одобришь её выбор, а она в очередной раз разобьёт мне сердце. Два первых раза, когда выходила замуж не за меня, а в третий, отказавшись выйти за меня замуж, после моего предложения все же наконец-то соединить наши судьбы, что было предначертано с самого начала...
   И так противно заржал после этой тирады. А я стояла, улыбалась как дура. Меня переполняла всепоглощающая радость...
   - "Ну, наконец-то эти два придурка поняли сами, что они действительно предначертаны друг для друга"
   Я резко развернулась и упала в объятия своего двоюродного брата Серёжки. Фигура его институтского друга, которого он не один раз обещался привезти к нам в гости, но так и не получилось, маячила за его спиной. Я его много раз видела на фото, но вот сразу и не сообразила...
   - Ну, друзья мои, - сказала я, наконец, отсмеявшись и перецеловавшись со всеми, - большей радости Вы не могли мне доставить. Разве только ещё то, что я скоро стану тётушкой...
   И потому, как сверкнули их бесстыжие глаза, я поняла, что я могу уже готовиться...
  

ШЕСТАЯ ГЛАВА

  
   Ну, после долгих рассказов, что да как, где встретились и как они вдруг поняли, что это все вот по настоящему и навсегда. После распития четвёртой бутылки шампанского на счастье, в очередной раз, после каждой бутылки, прослушанного рассказа как мы встретились с Виктором на просёлочной дороге в 25 километрах от главной и где уже никто кроме меня не ездит.
   Нет ну, это уже форменное вранье, так как. дорога все же укатана, без каких-либо ухабов. Не одни мы там все же, видимо, срезаем эти 100 километров с гаком, и как я жалко выглядела при этом. Это уже Серёжкино предположение. Любит он меня позлить и с самого раннего детства, причём. Не завидую Ленке. Ведь в детстве он только и думал над тем как нам обеим насолить, но все же это была моя голубая мечта детства, вот чтобы мои самые близкие мне люди поженились и окружали всю жизнь...
   Серёжка никогда в жизни не встанет между мной и Ленкой. Все же он знает, что нас с ней связывает, я всегда буду желанным, нет, не гостем, а членом семьи для них обоих. У нас было общее детство, юность, пусть у Серёжки она наступила немного раньше, чем у нас с Ленкой, но не настолько же, все семейные праздники, дни памяти, все наши реликвии, привычки будут сохранены и переданы их детям, это дорого всем нам. Я думаю, что лучшего выбора ему бы, да и Ленке не сделать никогда. Это самое приемлемое решение для всей нашей семьи. Вот именно поэтому они мне и не сообщали, чтобы я порадовалась сполна, вместе с ними...
   - Ну, все, - наконец-то я сказала, - ребята, девочки отдельно, мальчики отдельно. Принесите мои вещи, и мы с Ленкой будем примерять платье и нам все же надо все обсудить, обдумать и решить некоторые вопросы...
   - Да уж, я представляю. Пошли, Вить, отсюда, уж сейчас-то мне все косточки обсмакуют... знаю я свою сестру то. Это твоё присутствие её немного сдерживало, что она на нас с расспросами-то не накинулась...
   - А сам-то можно подумать ты лучше меня. Сам-то вон у Виктора сколько раз все детали моей поломки выспросил. Тебе-то стесняться не кого. Иди уж. Пример для подражания. Щёлкай свои тупорылые таночки, знаю я, чем ты время убиваешь, когда тебе делать нечего.
   Ну, наконец-то вещи принесены. Их опять пришлось просто выталкивать силком. Оба стремились у нас задержаться. Мы-то с Ленкой всегда знаем, что никогда в обществе друг друга не заскучаем, всегда найдём, о чем поговорить. А вот им, после принятия на грудь такого количества алкоголя, к которому Серёжка, не знаю как Виктор, совершенно равнодушен, по бутылке на брата это для него явный перебор.
   В нашей семье этим не злоупотребляют, может, это и явилось в своё время причиной разрыва Сережкиных родителей. Так как во время праздничных застолий его отец, Николай Федорович, явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он был тренером женской заводской команды по волейболу, на чемпионате страны она твердо занимала места в пятёрке высшей лиги. И несколько игроков входило в сборную команду страны.
   Как потом выяснилось, у него довольно долгое время была связь с капитаном команды волейболисток. И когда ей, вдруг, предложили переехать в Китай, тренировать их молодёжную команду по волейболу, то он решил поехать с ней. И если т. Оля внешне старалась не показывать нам свою боль, то, что творилось с Серёжкой, надо было видеть, если бы не моя мама, то мы могли его вообще потерять, как ей все же удалось взять его в руки, направить в нужное русло знают только она и он.
   Он забросил волейбол, хотя подавал большие надежды, пристрастился к наркотикам. Начал грубить, бросил школу, катился все ниже и ниже, тётя Оля только тихо плакала по ночам, не зная, что делать. Все уговоры отца и деда заканчивались очередным уходом из дома, пока он вообще не пропал совсем. Тётя Оля просто почернела. Она не знала, где его искать. Пока однажды Ленке не посчастливилось подслушать разговор двух Сережкиных друзей по команде. Я в то время болела и лежала дома с высокой температурой. Дома была только мама, бабушку с дедушкой мы отправили на курорт. У дедушки было больное сердце, и волноваться ему было нельзя.
   Вот мы и воспользовались его состоянием, хотя он был категорически против лечения. Но папа сказал, что-либо на курорт вместе с бабушкой, либо в больницу. И добавил, глядя на бабушку...
   - Вдвоём...
   Все же он предпочёл курортно-санаторное лечение. Эти вот Серёжкины друзья по команде не знали Ленку. Шли и обсуждали его, рассказывая друг другу о нем, а Ленка шла потихоньку за ними, делая вид, что смотрит по сторонам, и подслушивала. У меня бы не хватило духу, я бы так не смогла. Сколько раз я потом говорила ей это, восхищаясь её смелостью. Но она всегда говорила...
   - Пустое, они так были расстроены, на носу игра, в которой им ни за что не выиграть, а его нет и уже никогда, судя по всему, не будет. Они не заметили бы грузовик, который крался бы за ними и подслушивал, ведь с Серёжкой у них было 70% на успех, а теперь вот никаких шансов. Это понимать надо...
   Я как сейчас помню, как Ленка влетела к нам, вся запыхавшаяся. Зимой без платка, шуба на распашку и с порога...
   - Наталья Ивановна, я знаю, где Серёжка...
   И называет самый крайний переулок в городе, где живут одни отморозки, куда милиция днём не особо стремится сунуться. Надо отдать должное, моя мама глазом не моргнула. Встала, оделась и пошла, только и сказала...
   - Лена, Света на тебе. Следи, чтобы она принимала лекарство. Еда на плите...
   Надо отдать Ленке должное, лекарство она всегда впихивала в меня, как бы я не сопротивлялась, это было неоднократно проверено, так что я безропотно принимала его и выпивала сразу, потому что Ленка не мама, она проверяла у меня весь рот. Как бы я не спрятала где таблетку...
   Мамы не было 5 часов. Но перед приходом папы и тёти Оли с работы Серёжка перешагнул порог квартиры. За ним шла мама, что ей помогло вернуть его домой, мы не знаем до сих пор. Но лечила она его тоже драконовскими методами. Свяжет и под холодную воду в ванну. Он сам ей это разрешал. Ей бы не справиться. Через неделю Серёжка первый раз с аппетитом поел. А спустя месяц был уже прежним жизнелюбом и балагуром, каким был до этого.
   Но я опять отвлеклась.
   Ну, наконец, дошло и до платья. Когда я вытащила его из чехла, у Ленки дух захватило. И было от чего, если честно. Весь наш коллектив трудился над ним, не покладая рук. Я изначально решила, что оно будет не белым, а нежно-кремового оттенка, чтобы сочеталось с Ленкиными волосами, оттенком кожи, цветом глаз. Они у неё огромные. Не карие и не зелёные, а с каким-то кошачьим золотистым отливом, в зависимости от освещения её глаза меняли свой оттенок. Я всегда восхищалась игрой света в её глазах, мои синие глаза, становились только темнее или светлее. А у неё менялись полностью. Девочки вручную выбили весь подол и на платье и на нижней юбке, такой замысловатый узор, какого я ещё до этого не встречала...
   Тут я полезла в сумку искать свой подарок. Коллекционный, сделанный на заказ гарнитур из янтаря, который тем меня и сразил, что в точности соответствовал оттенку Ленкиных глаз, купленный мною ей на День рождения. Но вот, пользуясь случаем, собиралась подарить его через 3 дня. На СВАДЬБУ. Но не утерпела...
   Из сумки вывалился свёрток, я в недоумении уставилась на него, на нем было написано крупно... "Леночке"э Тут я вспомнила, это подарок Марь Ивановны. Зная мою забывчивость, она его подписала, потом я вспомнила про еду, собранную мне в дорогу. Я и забыла про неё с этими волнениями, и про подарок родителям, хоть тут не забыть и отдать в этой суете. Я хотела засунуть свёрток обратно, но Ленка выхватила его у меня...
   - Лена, это подарок ко дню свадьбы. Марь Ивановны. Не хорошо...
   Но Ленка уже разворачивала его. И не зря, там лежали туфли ручной работы. Из мягкой кожи того же оттенка, что и платье...
   Ну, где, скажите, она их заказала? Мы так и уставились с Ленкой на них, дыхание так и перехватило. Ленка сглотнула и спросила...
   - Ты думаешь о том же, о чем и я?
   - Ну а о чем же я по-твоему думаю?
   Я так и видела уже как по подиуму идут девочки в нашей коллекции, а на них похожие туфельки, в руках сумочки. Все ручной работы...
   Нет, ну кто ей сделал такую красоту? КТО? Надо заключать с ними контракт или вообще выкупить, если продадут. Оборот фирмы поднимется сразу вдвое. Ну почему эти туфельки не попались нам раньше, почему нам в голову не пришло поискать нечто подобное давно, а то бегаешь по магазинам подбираешь оттенки или на фабрики, заключаешь контракты, когда можно иметь свою мастерскую, которая будет делать вот такие штучные вещи. Сегодня же ей позвоню. Пусть делает что хочет, но чтобы контракт лежал у меня на столе... любой, какой удастся заключить, но с положительным результатом...
   - Все, Лен, платье понравилось? Драгоценности? Туфли? Всё-таки, я пойду, позвоню. Что-то мне не терпится, чем раньше начну, тем быстрее договорюсь.
   Когда я через 5 минут дозвонилась Марь Ивановне. Поговорила с ней. Слава Богу, я сразу ей сказала, что я хочу от неё. Так как если бы я спросила её, где она взяла эти туфли, то я не уверена, что просто что-то смогла бы вразумительно попросить. Настолько я была потрясена и убита полученным от неё ответом. Так и сидела, прижав мобильник к щеке...
   На том конце Марь Ивановна вопрошала в трубку...
   - Алло, Светочка, Вы меня слышите? Что с Вами?
   А тут меня трясла Ленка...
   - Светка, что с тобой? Очнись...
   Через 10 минут, несколько придя в себя, я только и вымолвила...
   - Марь Ивановна, все что угодно обещайте, но по приезду в Москву я хочу их обоих видеть у себя в офисе. Готовьте любой контракт на их условиях...
   Заинтригованная Ленка, уже сгорала от любопытства. Я взяла давно остывший чай, налитый и не выпитый, когда ещё мужчины были здесь. Опрокинула в себя залпом и сказала...
   - Это Борька с Вовкой нашли еле дышащую мастерскую по пошиву обуви, выкупили её, нашли старых мастеров, какого-то Вовка привёз с Сахалина. И начали раскручивать это дело, с нуля. Это подарок тебе на свадьбу от Вовки...
   Она так обрадовалась этому...
   - Ну, как хорошо то, значит, он простил меня, наконец. И у нас с Сергеем все будет нормально. Свет, ну раз Вовка нашёлся, то давай ты отдашь ему все бразды правления, а сама наконец-то займёшься дизайном, как всегда и хотела. Ведь ты губишь свой талант, если свалишь с себя все эти пробивные дела, то мы только выиграем...
   Вот за что я люблю Ленку, так это за её незлобливость, умение найти выход в самой проигрышной ситуации, все простить и выиграть от этого вдвойне. Самое главное, что наши мысли совпадают полностью. Зная Вовку, я думаю, мне не составит труда уговорить его вернуться и занять своё место. Но каков подлец Борька я же ему давным-давно сказала, что как только Вовка замаячит на горизонте, чтобы сразу же сообщил мне.
   НУ, Я ЕМУ. ПОЛУЧИТ ОН У МЕНЯ. ЧЕСТНОЕ СЛОВО. ПОЛУЧИТ!
  

СЕДЬМАЯ ГЛАВА

  
   Это удивительное место наш старый дом. Стоит мне только прижать голову к подушке, я уже сплю. Причём это не зависимо, в какой комнате нашей квартиры или у Ленки, сплю и все. Вот, кажется, только-только легла. И вот уже кто-то трезвонит, и спросонья не поймёшь в дверь или это телефон. Ну, вот ещё и мобильник одновременно со всем на свете, они, что договорились что ли все разом? Кое-как глаза открыла.
   Ленка пошла открывать дверь, одновременно сняла трубку телефона, а мобильник звонил мой. На любой другой я бы не отреагировала. Вот пришлось вылезать из кровати и идти искать сумку. Я ведь не удосужилась его оттуда вытащить. Так и валялась у порога. Ну надо же, ну вот, какой-то посыльный с телеграммой, а я в пижаме, растрёпанная, заспанная, после этого шампанского так противно во рту. Болит голова, а мобильник трещит. Я иду к сумке. Мальчик смотрит на нас с Ленкой квадратными глазами. Вид у обеих ещё тот, но пусть думает что хочет. Мне кто-то настойчиво звонит на мобильный телефон, я подойду, чего бы мне это не стоило...
   Ну, слава Богу, доплелась, вот где он запропастился то? Ну, конечно, на самом дне, как всегда. Я вывалила все содержимое сумки на пол, взяла мобильник, перешагнула содержимое сумки. Он как нарочно звонить перестал. Хорошо номер сохраняется. А так бы я и не прочла, не увидела, перед глазами все плыло. А тут хоть без проблем. Нажала на приём. Только хотела спросить...
   - " Ну, кому там? "
   Как в мобильнике раздался голос, от которого я вмиг проснулась, протрезвела и бодрым голосом, как ни в чем не бывало, отрапортовала...
   - Да, мама, я тебя слушаю...
   - Светлана, ну ты как всегда где-то застряла. Мы тебя ждём со вчерашнего вечера, Елену с Сергеем мы не привлекаем, хочется сделать им сюрприз, а ты, почему до сих пор не дома?
   - Мам, я скоро буду, все по ходу расскажу. Вышли за мной машину...
   И отключилась, иначе устанешь объяснять, где моя. А голова болит, надо срочно выпить минералочки, кофейку и ехать. Счастливые Ленка с Серёжкой. Им никуда не надо. Для них сюрприз, хотя и правильно, что им там делать. Ну ладно. У меня полчаса на все. Попить, привести себя в порядок и выбежать к подошедшей машине, зная мамочку, можно быть уверенной, прохлаждаться мне она не даст. Работы у меня будет невпроворот...
   - Ленк, ну кто звонит то?
   - Да Вика с Нинкой, - спрашивают, - Когда Вы поедете к Вам в Усадьбу?
   - Через полчаса мамочка подаст машину к парадному. Я в душ, а ты кофеечку организуй, а? Да минералочки бы немного попить, после вчерашнего плохо совсем...
   - Ладно. Давай. Наталья Ивановна ждать не любит...
   - Да за 5 минут управлюсь. Не переживай.
   Ну, хорошо хоть наши школьные подруги, двойняшки Вика с Нинкой, которые не такие дуры как мы с Ленкой, по маминым словам, уже давно имеют прочные семьи и пятерых детей на двоих, если честно, то я всегда путаю, кто чей. Так как они умудрились и замуж выйти за 2 братьев, правда, не близнецов, а погодков, но удивительно похожих друг на друга. Так что дети у них тоже, на мой взгляд, один в один. Вся разница в том, что вот Вика умудрилась родить двойню со второго раза, мальчика и девочку. Детей они воспитывали вместе и не делили кто чей, то одна пара со всеми сидела, то вторая, с этим у них проблем не было никогда. Мальчик был один. Остальные девочки, так что я хотя бы одного ребёнка знала чей.
   Но дети у них были довольно большие, так как замуж они вышли сразу со школьной скамьи. Приехали к их соседке 2 внука, навестить свою бабушку. Так до сих пор и навещают к пущей радости этой бабушки. Она была подругой юности моей бабушки и все завидовала ей, что вот её дети и внуки с ней живут. А её мотаются по всей стране. Сын её, дядя Гриша, был военным, на побывку приезжал редко, а с невесткой сразу не сложилось.
   Вот и видела внуков редко. Но они, надо отдать им должное, как повзрослели, так и прикатили бабку навестить. Ну, так и остались. Даже в институт, заочно здесь поступили, женились на наших подругах Нинке с Викой и живут всей ватагой дружно и счастливо. А у бабы Фроси как второе дыхание открылось...
   Бегает каждое утро со своими правнуками в парке, не смотря на свои семьдесят с хвостиком. А вот бабули с дедулей уже нет с нами, как-то по-тихому они угасли. Один за другим.
   Ну, вот минералочки из холодильничка попила и одеваться. Пока Ленка на стол накрывает, я хоть оденусь...
   - Вот ёлки-палки, ты, где это взяла то?
   Я как зашла, так и встала как вкопанная, на столе лежали пончики. Целая тарелка...
   - Так я вчера твой пакетик, который тебе Марь Ивановна в дорогу-то дала, распаковала и в холодильник положила. С ними же ничего, сколько раз она мне их в дорогу давала, даже в Штаты прилечу и с ними ничего. Разогрею в микроволновочке и как с пылу с жару, все. Садись кофе пить. А то сейчас Нинка с Викой придут, машина подъедет, будут теребить. Ты ж их знаешь, хлебом не корми, дай только где-то проявить свою инициативу, а уж нас с тобой замуж отдать... Это они землю рыть пойдут, но не пропустят. Ты что, такое событие. Они там с утра до вечера уже 3 дня торчат, приедут еле ноги тащат, а каждое утро бодренькие снова бегут, не догонишь. Ха-ха-ха. Хотела допытаться у них, что нас ждёт, куда там, немы как рыбы...
   - Ну вот, звонок, теперь все заполнят своей трескотней, не посидишь спокойно и кофе не попьёшь...
   Но, слава Богу, это оказались Серёжка с Виктором. Хорошо, что я все же сначала в душ сходила, привела себя в надлежащий вид. А то сидела бы тут с помятым лицом...
   - Ну что, девицы-красавицы, куда пойдём, какие сегодня планы?
   - У Вас не знаю, а мне велено как штык явится пред грозные очи родителей, приниматься за благоустройство помещения, где будет проходить торжество по поводу вашей брачной церемонии...
   - Светк, ну я и забыл, так тебя уже и не выпустят оттуда, чтоб ты нам все секреты не выболтала. Я вчера ведь сходил к Нинке с Викой, даже разговор с пристрастием проводил, не помогло...
   - С каким пристрастием? Чем ты их стращал?
   - Да сказал, что он не пустит нас с Викой на свою свадьбу, если не расскажем ему, что там затевается. Все наши будут, а мы с Викой нет, - выпалила появившаяся в дверях Нинка...
   - И что?
   - Ну, уж, обломится ему, это чтобы мы с Викой пропустили такое дело, да не в жизнь. И никакой охранник меня не остановит...
   Серёжка так комично вытаращил глаза...
   - Ты че, Нинк, неужели я против Вас с Викой охрану выставлю? Но это мысль. Все бы отдал, чтобы посмотреть, как Вы их отделаете, но мне своих людей жалко. С Вашим семейством никто не справится...
   Засмеялись все. Дело в том, что Нинка с Викой в юные годы занимались карате (как и их мужья, кстати, а теперь дети). Окончили физкультурный институт, и сейчас у них был свой спортзал, где они обучали всех желающих приёмам обороны.
   - Ну, все, Светк, допивай кофе, машина уже пришла. Наталья Ивановна нам звонила, чтобы за тобой и быстренько, а то знает она Вас с Ленкой. Вашим разговорам конца и края не будет, раньше она бы Серёжку на Вас натравила. А теперь он с Вами заодно...
   Так и не попробовала Марь Ивановниных пончиков. За разговорами кофе остыл, пончики тоже. Я с сожалением посмотрела на чашку, пончики, встала и пошла не оглядываясь...
   - Ну, все. Иду сдаваться на каторжные работы. Виктор, помоги вещи снести вниз, что-то я сегодня не в форме...
   - Свет, надеюсь, по телефону-то тебе разрешат со мной разговаривать. Скажи Наталье Ивановне, что ты не будешь ничего выдавать...
   - Ну, думаю, что до того не дойдёт, что у меня все же телефон-то отберут, - отсмеявшись, сказала я,
   - Жди, позвоню вечером. Всем пока!

ВОСЬМАЯ ГЛАВА

  
   Так весело мы провели время поездки к дому моих родителей. Я ещё никогда так долго не смеялась. Нинка с Викой всю дорогу рассказывали забавные случаи из жизни своих детей, что при подъезде к дому я просто вывалилась из машины и долго хохотала над очередными умозаключениями Викиных близнецов, мама уже бежала по дорожке нам навстречу...
   - Светлана, ну наконец-то вот и ты. Ну что там все нормально? Платье подошло?
   - Да все нормально, все понравилось, все подошло. Ленка в диком восторге. Ну, все веди, показывай, что тут у Вас...
   - Ну, Свет, сначала мне нужно поговорить с тобой кое о чем...
   - Так, мам, вот когда ты так говоришь, то это меня это сразу напрягает. Что тут у вас стряслось то, рассказывай...
   - Да, ты не волнуйся, ничего страшного. Викуся, Ниночка, Вы продолжайте развешивать осветительные гирлянды в павильоне...
   - О, Господи, в каком павильоне? Вы тут что, павильон выстроили что ли?
   - Ну да, а где, по-твоему, мы будем свадьбу проводить? В доме жарко, а в павильоне в самый раз, поставили кондиционеры, не растаем... Да и вдруг дождь, хотя обещают жаркую погоду, но подстраховаться стоит... хороши мы все будем, если что. Он в саду, потом его быстренько демонтируют, и мы пристроили специальный гараж, все туда складываем и при возникновении надобности собираем снова...
   - Мама, я точно зимой буду выходить замуж, если это когда-нибудь случится. И в Москве, чтобы ты тут целыми днями не пахала как тягловая лошадь, и у тебя не было времени даже позвонить единственной дочери и сказать, что её подруга выходит замуж и не за кого-то там, а за моего двоюродного брата, между прочим. Какие-то все тайны от меня...
   - Да они хотели вообще на Ривьере играть свадьбу, по-тихому, только свои. Ну, Лена была категорически против того, чтобы тебя ещё этим дёргали, она понимала, что, освободив её, ты взвалила все на себя. Первая свадьба в нашей семье, спустя такое продолжительное время и по-тихому? Вот тебя и оградили. Тут Леночка выпала на полгода. У тебя Показ за Показом, разработка новой линии детской одежды для итальянцев. Этот журнал да тебе вздохнуть некогда, а тут ещё и свадьба. Ну, мы на общем семейном совете решили просто тебя не дёргать и все, дождаться, когда у тебя появится свободное время. Вот и не говорили, ты не обижайся, я сама вся изнервничалась из-за того, что ты не знаешь, но Леночка сказала, чтобы молчали, иначе ты все бросишь и примчишься сюда. Ты думаешь, мы все в восторге были, что ты не в курсе?
   - Ну ладно, я, действительно, все разгребла. И если бы Вы мне сообщили, то я бы не смогла сосредоточиться, в этом Вы правы, хорошо, что у меня есть Вы. Ну что ты хотела мне сказать? Да ещё так секретно, чтобы Нинка с Викой не знали? Опять какого-нибудь сына или племянника своей подруги нашла, чтобы опять устраивать эти уже надоевшие смотрины. Мам, ну, ты же знаешь, что ничего хорошего из этого не выходит, тебе потом перед подругами из-за меня неудобно...
   - Да нет, Свет, я уже на этом поставила крест. Хочется тебе губить свою жизнь, губи. Скоро у Сереженьки с Леночкой будет ребеночек, мы с Олей и Ниной уж как-нибудь втроём его воспитаем. С Вашим сумасшедшим ритмом жизни Вам и ребёнка нельзя будет доверить воспитывать. Никаким няням мы его не отдадим...
   - Мам, ну уж это как Серёжка с Ленкой решат, так и будет. На худой конец тётя Оля или тётя Нина будут жить с ними...
   И тут моя мама как-то осеклась, зная, её я сразу напряглась...
   - Ну, говори, что я не знаю, это что-то с тётей Ниной или тётей Олей? Они что? Больны?
   - Да нет, Бог с тобой. С чего ты взяла? Все нормально...
   - Что тогда?
   - Видишь ли, Света, дядя Коля здесь...
   - Тааак... Серёжка знает?
   - В том-то и дело, что нет. Мы не знаем, как он это все воспримет. Как ему сказать-то все. Просто поставить перед фактом, чтобы он увидел его только на свадьбе? Неудобно, лучше уж знать, что все позади и никаких сюрпризов, просто не хотелось бы омрачать ему день свадьбы, чтобы он нервничал, ты же знаешь Серёжку, он вообще может взять и уехать со свадьбы, забрав Елену с собой, даже никого не выслушав...
   - Ну и что Вы решили? Как Вы ему это преподнесёте?
   - Ну, видишь ли... дело в том, что мы решили, что это сделаешь ты...
   - Я? С какой стати? Ты помнишь, что он тогда сказал, что отец предал их с матерью. И ты хочешь, чтобы я завела о нем разговор с Серёжкой? Да он и слушать меня не будет. Ни секунды...
   - Может, вы с Леной что-то придумаете?
   - Ага. Когда он бросал семью, то у нас с Леной он совета не спросил, хотя бы у Ленки, каково ей живётся без отца то, её-то хоть никто не предавал. Таково стечение обстоятельств, а вот Серёжку бросили, подло бросили. У него могла вся жизнь закончиться давным-давно. Не тебе мне это говорить. Тогда он думал о своём единственном сыне?
   - Да не бросал он. И не было никакой женщины. Это дед твой все придумал...
   - Как дед? Он-то тут причём?
   - Ну, видишь ли, Света, жизнь очень коварная штука... Коля и я никогда не были ко двору в этом доме, если я просто была Выше этого, просто старалась не замечать.
   Я сделала квадратные глаза. Это чтобы мой дед был деспотичным? Да я впервые это слышу...
   - О, не удивляйся. Внуков он любил до безумия, а вот нас с Колей считал не парой для своих детей. Ну, я ладно, из дворянского сословия, у меня воспитание, 3 языка в совершенстве, искусствовед по образованию. А Коля какой-то тренеришко! Пусть и талантливый. Команду ему дал дед, а что он вывел её в высшую лигу, это не считалось. Если папа у нас сильная личность и никогда не позволял своему отцу что-то говорить в мой адрес, то тётя Оля совсем не той породы, она в бабушку. Она просто замыкалась в себе и молчала. Вот когда Коле предложили тренировать китайскую команду. Да, да... Коле (видя моё удивление), то он пришёл и сказал Оле, что все хватит, либо она едет с ним, Серёжку всё-таки они хотели оставить с нами, либо он уезжает один. Ну что тут началось. Я не хочу рассказывать. Дед нажал всем авторитетом и вышвырнул дядю Колю из дома, тётю Олю он увёз на заводскую турбазу и там запер (она сама мне потом все это рассказала), приставил охрану. Если бы мы с отцом в то время были дома... он, скорее всего этого не допустил, но как назло мы были в командировке, заключали контракты.
   Случилось то, что случилось, а Надя, капитан команды просто вышла замуж и уехала с мужем на Кубань, где счастливо живёт по сю пору. Она тут не причём. Дед, умирая, все рассказал Мише. Дядя Коля без Оли никуда не поехал, ни в какой Китай, отказался, но дед выкинул его из города. Сломал всю карьеру.
   Потом, когда Серёжка-то пристрастился к наркотикам, он понял, что натворил, у него случился инфаркт, за ним второй. Короче ты сама знаешь, что он так и не пришёл в себя, даже после Сережкиного возвращения, он постоянно корил себя во всем, что чуть не потерял внука, разбил жизнь дочери, а когда бабушка умерла, тут уже и он угас следом. Вот перед смертью он все рассказал отцу. Попросил снять его исповедь на видеокамеру и отдать внуку, но только после того, когда Миша найдёт Николая, дед сам искал, но Коля как в воду канул... нигде ни слуху, ни духу...
   При жизни он не мог этого ничего нам сказать. Боялся потерять всех в одночасье, что стоило отцу сдержаться, знаю только я. Если бы дед не был при смерти, врачи предупредили, то он тоже наломал бы дров.
   Я не знаю, простит ли Сергей деда. Это уже будет твоя заслуга, ты должна постараться, чтобы он все же оставил добрую память о нем. Мы просим Вас с Леной сделать все возможное, для Лены он тоже имел большое значение, она считала их с бабушкой своими родными. Это нам тётя Нина подсказала...
   - А что тётя Оля?
   - Ну, выгляни в окно. Они как раз в саду...
   Я подошла к окну, выглянула в сад. Там весёлая, смеющаяся тётя Оля держала стремянку, а дядя Коля подвешивал фонарики на дерево...
   - Мда... вот это номер... я с трудом верю, что вот мой дедушка мог на такое пойти, честное слово. Если бы я услышала это не от тебя, а от кого-то другого, то, скорее всего, подала на этого человека в суд. Как папа нашёл его?
   - Совершенно случайно. Он искал его много лет, нанимал детективов. Но все безрезультатно. Пока папа не встретил эту самую Надежду. Она приехала навестить своих родителей. Позвонила папе и попросила у него посоветовать, какое купить вино, для золотой свадьбы родителей. Папа сразу решил спросить о Коле и вызвался сам поставить им вино. Ну, вот так и выяснилось, что дядя Коля работает в глухом селе, в Сибири. Преподаёт физкультуру, никогда не терял связь с этой Надеждой, что у неё есть не только его телефон, но и адрес. Папа поехал туда, что он там говорил Коле, я не знаю, но все же результат на лицо. Он уже неделю здесь и, глядя на них с Ольгой, у меня просто щемит сердце. Ну почему все вышло так? Почему? Ведь они так любили друг друга. По прихоти одного человека были несчастны четверо. Да и сам он тоже не ликовал. Прошу тебя, помоги, расскажи все Серёжке, пусть он простит деда, примет отца. Может тогда дедова душа узнает покой...
   - Хорошо, мама, мы с Ленкой сделаем все, что сможем, не переживай, только вот не уверена, что теперь они назовут сына, которого мечтают иметь в честь деда. Но будь, что будет...
  

ДЕВЯТАЯ ГЛАВА

  
   Да уж, накуролесил дед в своё время. У меня перед глазами так и стояла тётя Оля с глазами загнанной лани, когда Серёжка в знак протеста ушёл из дома, все эти его эпатажи. Против кого они были направлены? Теперь вот я не уверена, что против отца. Может, он так протестовал против деда? Как-то у меня отец очень сильная личность. С одной стороны, имевший характер как кремень в деда, а с другой стороны, обладавший жизнелюбием и мягкостью бабушки. Как он всегда охранял маму. Не давая её в обиду. Да, собственно, я и не помню, чтобы вот дед на кого-то открыто нападал.
   Он просто говорил то, что он думает и считает нужным сказать или сделать в данной ситуации. Он безвозмездно летел на помощь к знакомым и не знакомым людям, сколько раз к нам под дверь подбрасывали котят, щенят? Он заносил их домой, выхаживал, откармливал, пристраивал в хорошие руки. Помню, когда болели мы с Ленкой, Серёжка-то рос на удивление здоровым ребёнком, он места себе не находил. Постоянно названивал бабушке и спрашивал как наше самочувствие. Даже при минимальной простуде. Я не могу понять, почему он сыграл такую зловещую роль в судьбе своей дочери? Весь день я пыталась найти ответ на мучивший меня вопрос и не находила. В чем причина, в чем?
   Не может такого быть, чтобы он так безапелляционно хотел разрушить судьбу своей дочери. Ну не может быть и все. Был бы дома папа, то я, вероятнее всего, пришла бы к нему, спросила его. Как же наш любящий всех и вся дед мог все это сделать? Не было бы дяди Коли, то я бы пошла и спросила тётю Олю, но они не расставались ни на секунду.
   Я погрузилась с головой в работу, но не могла выкинуть одолевающие меня мысли из головы. Если бы тётя Оля в чем-то винила деда, то она бы хоть раз да сказала ему что-то, но она до самого последнего момента трепетно ухаживала за ним. Как он в последние минуты жизни гладил её руку, а она взяла его за руку, поднесла её к губам и не отпускала до последнего мгновения... это было прощание очень любящих друг друга людей. Я вообще ничего не понимала. НИЧЕГО...
   Вечером, когда Нинка с Викой засобирались домой, я тоже пошла к машине, думала мама остановит меня, но она молчала, она все поняла. Я не могу терпеть. Мне надо поговорить с Серёжкой. Не в этом ли кроется его постоянное отсутствие дома, пока был жив дед? Мне уже стали мерещиться всякие ужасы, чем быстрее я скину этот груз с души, тем будет легче и не только мне, но и всем нам...
   Приехав домой, мы застали всю троицу вместе, не надо рассказывать как они все обрадовались моему возвращению, так как все было уже готово, послезавтра свадьба, то Вика с Нинкой, позвонив домой, вызвали к нам своих мужей, решили отпраздновать последние денёчки холостяцкой жизни Серёжки с Ленкой. Ну, это и на руку. Мне надо поговорить с Серёжкой тет-а-тет, в толпе это сделать проще...
   Когда все собрались, веселье было в разгаре. Я шепнула Ленке, что мне нужно поговорить с Серёжкой с глазу на глаз, надо отдать Ленке должное... она никогда не задавала лишних вопросов, если надо, значит надо, приняла как должное. Она понимала, что секрет этот не от неё, но было бы не корректно уйти всем сразу, кто-то должен был остаться, она просто это все узнает позже. Мы все же одна семья, пусть не по крови, но по духу. Это признавалось всеми. Как только дверь нашей квартиры закрылась, я сразу сказала...
   - Сереж, я не могу долго молчать. Мама просила тебя подготовить и сказать, что твой отец здесь, если ты не хочешь разбить сердце тёти Оли, то...
   - Не надо, Свет, не продолжай...
   И Серёжка улыбнулся, своей самой знаменитой улыбкой от уха до уха...
   - Большей радости ты мне просто не могла принести...
   Я открыла от удивления рот...
   - Не надо мне ничего рассказывать, я все знаю. И знаю с самого начала. Отец ни в чем не виноват. Да, не было никакой женщины, он всю жизнь любил одну только женщину мою мать. С детских лет, она перевернула всю его жизнь с первой встречи, мальчик из неблагополучной семьи, на учёте в детской комнате милиции... и девочка из одной из самых благополучных, уважаемых семей в городе. Я вообще не знаю, как дед согласился на этот мезальянс, он даже готов был пойти на то, чтобы его дочь, учась в школе, родила неизвестно от кого.
   Надо отдать должное моему отцу. Он его не запугал, но жить под крылом у такого человека, как наш дед, это не каждому по плечу. Я много чего узнал и переосмыслил за эти годы. Когда отец пришёл к деду в кабинет и сказал, что он получил приглашение в Китай, что забирает нас с мамой и уезжает, меня они хотели забрать чуть позже, после окончания учебного года, то они думали, что были дома одни. Бабушка ушла, но я был дома. Сначала спал, а потом, когда проснулся и вник в суть конфликта, то уже было столько сказано с обеих сторон, что я просто не мог себя обнаружить. Я потихоньку выбрался из дома и ушёл. Я бродил по тротуару и ждал отца, а он все не выходил, начался дождь, я спрятался в наш детский домик, я не хотел встретиться с бабушкой, она бы начала приставать, а я и так был на взводе.
   Скрыть бы ничего не смог. Каким-то образом я просмотрел уход отца, когда пришёл домой, его уже не было, ссорились дедушка с бабушкой. Бабушка упрекала деда в эгоизме, была на стороне отца. Я взял все деньги, которые мне когда-либо дарили, и пошёл в никуда. Тогда я впервые попробовал наркотик. На другой день у нас была игра, но мне было по барабану, когда вся жизнь встала с ног на голову, когда все твои авторитеты в один миг превратились в ничто, то тут уже ни о какой игре я не мог и думать.
   Я искал отца, хотел уехать с ним, но он как сквозь землю провалился, если бы не тётя Наташа, то я не знаю, куда бы укатилась моя жизнь. Она каким-то образом смогла достучаться до моего сознания, вытащила меня из небытия, я всю оставшуюся жизнь буду ей за это благодарен. Я бы никогда не простил деда, если бы не бабушка. Да может и не смог взять себя в руки, но после моего появления домой я лежал и смотрел в пустоту, ни на что, не реагируя.
   Вот на третий день моего возвращения, она тихо зашла ко мне в комнату, села у меня в ногах и, не глядя на меня, начала тихо рассказывать...
   - "Серёжа, я знаю, тебе больно, очень больно. Я ни о чём тебя не прошу, ты только выслушай меня. Пожалуйста...
   Когда я была беременна, то заболела ангиной, у меня родилась дочь. После её рождения у неё признали порок сердца, который ей перешёл по наследству от меня. Но у меня как-то он протекал не с такими симптомами, как у моей дочери, возможно, это были последствия ангины...
   Мы изъездили всех лучших кардиологов нашей страны. Боролись за жизнь дочери, это уже чудо, что она не умерла до достижения 5 лет, когда она забеременела, был вынесен вердикт, что она не переживёт роды, но прерывать беременность было ещё опаснее, за все эти девять месяцев, что она носила тебя, мы с дедом спали по очереди, постоянно прислушивались, как бы не было поздно...
   Но Бог миловал, чего ей это стоило, знает только она. Но она не показывала вида, что ей трудно, она через боль улыбалась своему мужу, нам говорить о её недуге она запретила. Всё списывала на беременность. За те 12 часов, что она рожала тебя, дед поседел полностью, твоего отца не было, он был на соревнованиях, ты родился 7 месячным. И, как предполагают врачи, это спасло ей жизнь, ты был слабеньким, она тоже, чего нам стоило выходить Вас обоих. Дед взял отпуск, сидел с ней, а я с тобой, мы даже сыну не сообщали об этом, так как он в это время был на защите своей дипломной работы. Все перенесли вдвоём. Да тётя Нина, которая в любую свободную минуту бежала, чтобы хоть немного помочь нам. Когда твой отец захотел выехать в Китай, дед вспылил, он боялся потерять дочь. Отец на соревнованиях, она там одна, климат ей совершенно не подходит. Дед должен был ему сказать. Но он выгнал твоего отца из дома и ничего не сказал ему.
   - Как так получилось, что отец не знал о маминой болезни? - спросил я
   Бабушка сказала...
   - Ну, он, естественно, знал, но не знал, что все так серьёзно, она не могла жить без лекарств, постоянно пила их. Дед, из поездок за границу, всегда привозил ей все современные разработки зарубежных врачей, о которых наши только могли прослышать. В это время он как раз договорился о вшивании матери постоянного стимулятора сердца. Во Франции, после получения наследства, новые друзья помогли. А тут этот Китай. Деду надо было тогда открыть глаза Николаю, несмотря на Ольгин запрет, он бы никогда так не рискнул её здоровьем. Тут как раз все совпало. Ещё и Михаила с Натальей не было дома, отдыхали на море всей семьёй. Я искала отца в его семье, но они сами ничего не знали, поставили на ноги всю родню, когда стало известно, что он в Китай не приехал...
   А тут ещё его капитан команды уехала неизвестно куда. Деду кто-то намекнул, что он уехал с ней. Ну, вот и все вышло, так как вышло. Я тебя прошу, Сергей, ради матери, возьми себя в руки. Она и так отложила операцию, в любой момент может случиться, что у неё остановится сердце, дед в больнице с инфарктом. Не время тратить свою жизнь на наркотики...
   - Я все понял, бабушка"...
   - Вот так я повзрослел. Ради спокойствия матери я пошёл на все, я решил, что теперь я был единственным мужчиной в нашей семье и больше никто и никогда, даже её отец, не принесёт ей столько горя, я поклялся себе в этом, я стал везде искать отца. Но безрезультатно. Как он появился?
   - Папа нашёл. Надежда Николаевна помогла...
   - Да уж... Надежда Николаевна Иванова, попробуй, найди такую. Да я и не искал. Боялся, что это правда. Я рад, что все же он нашёлся. Мама счастлива?
   - Да... очень. Ну, вот видишь, я искала весь день слова, какие я найду в оправдание деда, а ты все знал и понял сам. И это ты мне на все открыл глаза, теперь я многое поняла, что постоянно замалчивалось в нашей семье. Если бы не это, то сейчас может быть, наши дед с бабушкой готовились к твоей свадьбе. Они ведь ещё не такие и старые были. Вот это все отравило им жизнь. Дед так до конца и не простил себе, что не сказал. Теперь-то я поняла, что так быстро подточило его здоровье, это осознание того, что он сам, своими руками разрушил счастье дочери, чуть не потерял внука. Но не нам его судить... не нам...
   - Да... я это понял и уже давно... Деда жаль, да и всех нас тоже!
  

ДЕСЯТАЯ ГЛАВА

   Когда вернулись к Ленке, Вика с Нинкой так и воззрились на нас. Нинка так это кивнула на Сергея глазами... мол, все нормально... я кивнула... мол... ДА. Мама значит, их попросила Ленку с Виктором от нас оторвать, чтобы мы поговорили без свидетелей. Ну, тут они сразу домой засобирались. Все ж дети дома, а они все по хозяйственным делам шляются...
   Вот зачем? В нашей семье достаточно ведь денег, чтобы нанять обслуживающий персонал, соответствующую фирму и все бы сделали по высшему разряду...
   Нет... это все ещё с барака тянется... ТОРЖЕСТВО... так всем двором надо готовиться. Это я уверена, что все готовят по квартирам. Как это кому-то доверить такое дело? Это же всю дорогу мы всем помогали, а теперь вот нам все.
   Я представляю... Чего там только не будет... У нас же хозяйки в доме ещё те. Так приготовят, что пальцы вместе с кистью заглотишь. Так все вкусно. Но могли бы обойтись и без этого. Но... НЕ ПРИНЯТО...
   А кто вот это ПРИНЯЛ, интересно? Но так вот повелось... ГУЛЯЮТ ВСЕ и ТОЧКА. Уже не раз молодёжь пыталась все это переменить на корню... Но не убедишь. Но потом, после проведения торжества все соглашаются, что лучше уж и быть не могло. Жаль только времени. Могли бы и отдохнуть перед свадьбой, но... Ладно. Попрощались с Викой и Нинкой. Они поинтересовались...
   - "Еду ли я завтра?"
   - Ну да, папа приедет, да и надо все просмотреть, чтоб ничего не забыли...
   - Да уж. Забудут они, дождёшься. Завтра все свои полуфабрикаты повезут, готовить будут... ВСЕ. Всё по-несколько раз проверят, друг у дружки перепробуют...
   - "Не дай Бог, что не так"
   - Это же позор всему двору... ха-ха-ха... Ладно, заедем за тобой, не засиживайся...
   - Да мы сейчас расходимся, устала за эти дни, вымоталась, завтра вот все проверю, и домой... завалимся с Ленкой, выспимся до отвала. А послезавтра надо будет пораньше начинать, чтоб не опоздать к началу церемонии. В Церковь, в Загс. Столько всего, что только успевай поворачиваться...
   - Да, Свет, платья пришли, все СУПЕР! Нам бы ещё причесочки к ним, а то как-то боимся нашим мастерам доверить.
   - Ну, сделаем. О чем разговор. Мы с Ленкой сначала Вам, а потом друг другу.
   - Лады-ладушки, потопали...
   Ну, наконец, хоть за ними дверь закрылась. Сейчас братца с другом выпровожу, и спать. А друг этот определённо глаз от меня не отводит. Уже не раз ловила взгляды Ленки с Серёжкой. И ухмылки их надоели. Не иначе смакуют, предвкушают. Как они нас это подтолкнули к друг другу.
   Нет... ну он определённо очень симпатичный молодой человек, может при ближнем рассмотрении даже уж чересчур симпатичный. Но вот как-то все некогда, дела, даже поговорить с ним не удаётся.
   Надо вообще отдать должное Серёжке. С дураком он дружить не будет. Но мужская дружба, есть мужская дружба, а вот отношения мужчины и женщины это нечто все же другое. Если бы он не был Сережкиным другом, то я бы, может быть, сразу же взяла быка за рога. Так... ни к чему не обязывающий флирт... не более, а там уж как масть пойдёт. Но, памятуя, об их с Серёжкой многолетней дружбе, я все же опасаюсь бросаться в этот омут с головой. Потом будет натянутость в отношениях, недосказанность, того и гляди, ещё дружба распадётся по моей вине.
   Нет уж... повременю... если его по-серьёзному зацепило, и мне это все же будет надо, то можно и после свадьбы все выяснить не спеша, а сейчас на расстоянии, лучше будет.
   Вот ведь и Ленка с Серёжкой не начинали никаких отношений друг с другом, пока не убедились, что у них все серьёзно. Иначе больше не было бы той лёгкости общения между нашими семьями, которые были всегда...
   - Все, мальчики, пора по кроваточкам. Нам с Ленкой ещё поговорить надо, - наконец решилась я...
   Они поднялись с явным сожалением и наконец-то мы с Ленкой остались вдвоём...
   - Ну... вот... я уж думала, что они вообще не уйдут. Так что там? Все нормально?
   - Ты про подготовку? Да все там уже готово... фонарики вешают. Молодёжи хватает. Это Нинка с Викой перестраховываются. Все лезут везде. Да и дядя Коля перед тётей Олей хорохорится, скачет по лестницам как молоденький...
   - Да ты что? Это ты про нашего дядю Колю?
   - А про кого же? Папе посчастливилось, он его нашёл, не виноват он был ни в чем... Так... стечение обстоятельств, лишние семейные тайны обернулись боком...
   - Да, я в курсе... мама мне всегда говорила, что что-то тут не так, про болезнь тёти Оли она знала, а вот про дядю Колю всегда сомневалась, что он мог вот так с тётей Олей поступить. Для него ведь никого не существовало кроме неё. Это ведь не шутки шагнуть из его семьи в Вашу. Это целый скачок вверх, если бы он все знал, то никогда бы не ушёл, не причинил тете Оле вреда. А она испугалась, что если уедет с ним, то все откроется, она заставит его страдать, сочувствовать себе. А вот этого она не хотела от любимого человека. Хотя мама считает, что зря. В Китае медицина стоит на голову выше нашей, да и в мире аналогов их нетрадиционной медицине нет. Может быть, удалось бы обойтись без операции, но вышло то, что вышло. Я рада, что они вновь нашли друг друга...
   Серёжка мне рассказывал, что это его самое заветное желание. Найти отца, вернуть в семью, тогда все встанет на свои места. Он не так будет бояться за мать. Бабушки-то нет рядом, а он по долгу своего занятия частенько оставляет её одну. Твои родители тоже занятые люди, а если бы рядом был отец, то он бы на 100% был уверен, что с матерью всегда все будет нормально...
   - Какие мы, однако, просвещённые, а я вот до сегодняшнего дня пребывала в неведении. Нет, ну, конечно, о болезни тёти Олиной я знала, думала, что именно это способствовало такому раннему уходу дедушки с бабушкой. Да и про дядю Колю я думала, что вот тёти Олина болезнь тому виной. Ну, с этой женщиной. А все было не так...
   - Ну ладно, не кори их, они защищали своего ребёнка. И это тётя Оля не хотела быть немощной в глазах у дяди Коли, если бы все было известно с самого начала, то и многих проблем не было бы вовсе... согласись?
   - Ну да, ты как всегда, права. Вышло, так как вышло и не будем это обсуждать, дедушку с бабушкой уже не вернёшь, а за них я рада...
   - Да, Свет, а ты заметила, как на тебя смотрит Виктор? Определённо ты ему нравишься. Но он робеет, такая деловая девушка, тут нужен особый подход. Он-то всего лишь владелец маленького ресторанчика в каком-то Подмосковном городишке, да и то с Сережкиной помощью. Я не хочу сказать, что Сергей отберёт у него бизнес, он уже отдал весь долг, хотя Сергей и не просил, но Виктор не захотел быть кому-то обязанным, даже другу...
   Но с тобой ему не сравняться. Мало у тебя одно из самых модных модельных агентств в Москве. Так ты у нас ещё и наследница такого огромного состояния отца, да и от деда Вам с Серёжкой на пару не мало досталось...
   - Вот ты, Лен, не поверишь... но я ни разу не поинтересовалась у Серёжки, что нам осталось от деда. Просто написала ему доверенность на управление делами от моего имени и все. А это модное модельное агентство, в купе с журналом, о котором ты упомянуть забыла, принадлежит не только нам с тобой. А ещё и Вовке, не забывай об этом. Если он ни разу не попросил у нас дивиденды, то это не значит, что мы их ему не отдадим...
   - Да знаю я, Свет... мы же всегда все делим на троих, ты же мне это все сразу растолковала, я же была на него такая злая, что не хотела отдавать, но ты настояла. И я тебе безмерно благодарна за это. Вот мы ему теперь все и отдадим. Только бы не отказался. Знаю же я его, благородный олень, он бы на мне ни за что не женился... если бы... если бы...
   - Ну, все, Лен, ну нет твоей вины, нет, понимаешь... НЕТ, ну так вышло... ты поскользнулась... Все!
   - Да я знаю... может быть, было бы у нас все по-другому не случись все так. Но потом мы вдруг поняли, что все, что нас связывало, было в этом не родившемся ребёнке. Я только не думала, что он все бросит вот так...
   - Ну, ему надо было время. Может он и поможет нам. Кто знает. Это же наше совместное детище. Все решится в скором времени. Не переживай. Он приехал, нашёлся, тебя простил... Все будет хорошо. Давай спать... время уже за полночь...

ОДИННАДЦАТАЯ ГЛАВА

   На другой день, с утра пораньше, мы с Ленкой уже были на ногах. По-быстренькому привели себя в порядок, приготовили плотный завтрак, пригласили наших мальчиков. Хорошо, что как догадались, приготовили на целый полк. Так как к нам тут же ввалились Нинка с Викой со всем семейством и Генка с Наташкой, только подкатили. Машину пригнали, все в норме. Генка, надо отдать ему должное, мораль читать не стал. Только и ограничился тем, что покрутил у виска, к пущей радости моего братца, который так и залился соловьём. Над, чем смеялся? Не понять, я сделала вид, что мне все равно...
   Так как у Ленки все же маленькая квартира, всего 2 комнаты, пришлось переходить в нашу, так как всей бандой мы разместиться все же не смогли, быстренько ещё бутербродов всяких наделали. Пока мужчины о чем-то в кабинете совещались. Потом дружно и плотно позавтракали, когда ещё придётся и, оставив мужчин, пошли к себе. Наталья с Генкой, правда, пошли к родителям на квартиру отдохнуть, так как выехали за полночь, чтобы вовремя добраться. Все этот раритет у них не заводился, а ведь как же без того-то? Ну, никак нельзя...
   Родителей то, конечно дома не было, отсутствовали по известной причине, тётя Галя у нас самая лучшая повариха. А дядя Боря всегда ей все делать помогает, так что они уже 3 дня были в поместье, усиленно готовились.
   - Ну ладно, Наташ, часика через 3 подойдёшь, мы тут над двойняшками немного пофантазируем, их в порядок приведём, а потом уж и тебе что-нибудь соорудим...
   Хорошо, всё-таки, что поели у нас, на мужчин и посуду оставили и детей Нинкиных и Викиных. Пусть сами разбираются, а то мы бы точно не успели. Сразу с Ленкой за подруг взялись на пару. Пока им причёски, макияж... потом Наталья подошла.
   Я Ленку в ванну отправила, пусть отмокает во всяких там ароматах, пока я Наталью приведу в порядок. У неё стрижка короткая, не то, что у Ленки, с ней по-быстрому. Макияж она сама. Все же натаскали мы её с Ленкой за эти годы.
   Ну, все... до Венчания 3 часа. Пора уж и за себя браться. Пока Ленка свою гриву под феном сушит, я тоже в ванной понежусь. А то не помню, когда у меня было время вот так расслабиться. Все бегом и бегом. Под душ на 5-10 минут и быстрее бежать, я и волосы себе отрастить не могла. Как состригла 5 лет назад, так и стригу коротко, вот только сейчас (слава Богу) некогда было заняться собой, вот и отрасли до 5 сантиметров. Теперь я быстренько перед Ленкой эскизы причёсок разложила, которые набросала к этому платью...
   - Ну, выбирай...
   Наконец-то она выбрала и именно ту, которая мне самой нравилась больше всех. Она мне во сне приснилась... все волосы убраны в высокую причёску и усыпаны мелкими бутончиками роз из того де шифона, что и платье. Так как фаты не будет, волосы будут покрыты шарфом. Должно смотреться очень оригинально. Но сначала Ленка меня причешет. Мне же не столько времени, сколько ей. Так, что все должны успеть. Успели, правда, в самую последнюю минуту.
   Уже все друзья жениха прибыли, шум и гам стоял несусветный. Весь дом Ленку продавал, все, кто ещё не у нас в поместье, в подъезд не пускал. Они же все, как положено, решили сделать. Сначала выехали, проехались по городу, потом уже приехали обратно. Ну, мы тоже подтянулись. Так что продавать было кому. Не одна я. Нинка с Викой, Наталья торговались бойко. Ну, наконец, погрузились все вместе и поехали, родители, старшее поколение наших ещё соседей по бараку были уже там.
   По приезду в Церковь мы все прошли внутрь, а Ленку повели куда-то отдельно. Разбирались, кто, где стоять будет, выстраивались. Получали наставления.
   Ну, вот музыка заиграла. Я-то думала, что Ленку по проходу папа поведёт, который вчера ночью приехал, но она шла по проходу медленным шагом, её вёл мужчина в чёрном смокинге, который сидел на нем как литой. Это не мог быть мой отец. Этот и выше и шире в плечах, да и отец уже седеющий мужчина. Сначала я и не поняла... КТО ЭТО.
   Но тут вдруг он поднял голову, откинул свои белокурые локоны и посмотрел на меня в упор. Да это же Вадим. Ленкин двоюродный брат. Я же не видела его почти 12 лет. Я уже забыла насколько он красивый. Да и раньше все эти его джинсовые костюмы на 2 размера больше, чем надо, костюмы мешком, которые совершенно уродовали его. А тут совсем другое дело. Даже не похоже, что ему уже 37 лет, если бы я не знала наверняка, то подумала бы, что ему лет на 5 меньше. Наши глаза встретились. Мы заговорщицки улыбнулись друг другу и тут он, что совершенно не вязалось у меня с ним, так как я всегда помню его очень целеустремлённым молодым человеком, вдруг так залихватски подмигнул мне и повёл бровью в сторону Серёжки...
   Я повернулась и встретилась глазами с Виктором, который смотрел на меня во все глаза. Я даже опешила. Вот интересно, ну доехали вместе часть пути, ну встречались несколько раз, смеялись, шутили, провели все вместе несколько незабываемых вечеров. Но это все. Я не давала ему повода так на себя смотреть. Так это слегка пожала плечами и отвернулась к Ленке с Вадимом, которые уже почти приблизились к нам...
   Ленка была так сосредоточена. Вцепилась в руку Вадима. Трусила страшно. Я тоже, что было просто удивительно. Свадьба-то была не моя. А Вадим смотрел на меня с лёгкой иронией, я опять пожала плечами, сама для себя. Что за ёлки-палки. Нас ничего не связывало, что он себе позволяет?
   Ну, все. Венчание началось, я выбросила пока этого Вадима из головы. Потом разберёмся. Пока у меня лучшая подруга и любимый брат женятся. Все внимание в этот день только им. Ну не знаю, как прошло Венчание... для меня как в тумане... так как я просто лопатками ощущала взгляд Вадима, да и Виктора и просто прилагала титанические усилия, чтобы не развернуться и не поинтересоваться...
   - "Что надо то?"
   И вот, наконец, все же Венчание подошло к концу, что происходило в ЗАГСЕ, мне было не так интересно. Так как я только с Ленкой в третий раз в нем присутствую. А, сколько уже все женились, выходили замуж? Это как по накатанной дорожке.
   Наконец-то везде сфотографировались и поехали к нам, как все говорят, в Усадьбу. Все, естественно, прошло по высшему разряду. Виктор не отходил от меня ни на шаг. Я просто ни с кем не могла перекинуться ни одним словом, чтобы он не стоял рядом, если честно, надоел до чёртиков, ну вообще невозможно было отделаться от человека, терпеть не могу таких навязчивых, что он себе вообразил? Не понять...
   Вадим сидел на другом конце стола и скептически улыбаясь, следил за мной глазами. Я еле дождалась конца свадебной церемонии. Ну, никогда так не уставала. Все время под пристальным вниманием просто перестрелка между 2 мужчинами меня достала, главное, что ни тому, ни другому я не давала повода так себя вести.
   Все же я выдержала это испытание с честью... дотерпела до конца... правда так была занята, что почти ничего не помню, ни до кого не было дела. Вся сосредоточилась на себе, как бы самой не опростоволоситься под таким пристальным вниманием...
   Ну, все. Что-то кажется уже к концу. Вдруг кто-то меня куда-то потащил и поддерживает, я стою, задумалась, вдруг что-то мне летит в лицо. Я инстинктивно руками загородилась. И тут мне в руки ударился этот букет невесты. Я совсем и забыла и не поняла куда меня потащили то. Стояла и думала о чем-то своём. Ну, Ленка, ну даёт, не иначе специально прицелилась, чтобы в меня попасть. Ну, я ей. Тут она ко мне подплывает, такая весёлая, счастливая, отвела меня и шепчет на ухо...
   - Ну, ты и даёшь, если бы лет 10 назад, то подумала, что они из-за тебя передерутся. Смотри, что с Вадимом-то делается? Давно не видела его таким. У нас, видимо, семейное. Тоже уже 3 неудачных брака, он стал совсем другим. Смотри, не промахнись, хоть и брат он мой. Я думаю, Виктор надёжнее, да и Сергей говорит...
   - Ой, слушай, не надо за меня что-то решать. Я как-то ещё сама ничего не решила. А Вы уже ставки ставите. Кто победит? Не на скачках же. Я сама решу, ладно?
   - Лаадно, но помни. Я хочу, чтобы ты была счастлива...
   Все! Они погрузились и отбыли в отель. А я сразу рванула в свою комнату. Нинка с Викой прикрывали моё отступление. Вот хорошо иметь таких подруг. Я не сомневаюсь, что если бы понадобилось, они бы не постеснялись и уложили этих ловеласов прямо здесь...
   Все завтра... этот день был очень тяжёлый. Я устала. Не до кавалеров как-то...
  

ДВЕНАДЦАТАЯ ГЛАВА

  
   Да уж... я на второй день вымоталась больше, чем в первый. Нет, во всех цивилизованных семьях уже давно играют свадьбы по одному дню. Но у нас что ты, все по-старинке. Как завалились все опять с самого утра... и от них никуда не спрячешься. Я уж даже в город хотела сбежать... по-тихому... там отдохнуть. Ага, не в жилу. Выловили сразу... вот именно в этот момент на эту нашу тропинку из сада в лес вывалил этот Вадим... как будто вот именно тут меня подстерегал... пригласил отдохнуть от мирской суеты... на лоне природы, подальше от этого разудалого веселья... да я лучше бы уж там... ну ладно.
   Как говорит мама, нужно уметь держать лицо в любой ситуации. Может быть, он хоть чуть-чуть обтесал свои мозги, как внешний вид, и не будет все же меня загружать этими новомодными компьютерными штучками, которыми он пихал в меня раньше, после кино (какого-нибудь очередного боевика, он на полном серьёзе считал, что мне это интересно), когда в общагу провожал. Я же вот ему про тенденции моды не рассказывала. Не приобщала, просто шла и тупо молчала.
   Потом я даже попросила Борьку, чтобы выручил, сделал вид, что у нас с ним отношения, вот тогда-то Борька привёл Вовку, чтобы Ленке не было скучно... какие это были замечательные годы... вот если бы ещё Борьке немного мозгов добавить, как Вовке, и было бы вообще замечательно. Нет. Ну, как друг он довольно надёжен. До сих пор, если мне не с кем пойти куда-то на тусовку, на которую идти не хочется, а надо, то он никогда мне не отказывает. Идёт. И, все же хоть чуть-чуть в моде разбирается. Не весь период обучения ушами хлопал, вершков нахватал, и плавает уверенно.
   Ну почему Ленка не пригласила его на свадьбу то? Как-то я и не спросила... вот сейчас бы он мне пригодился. Так нет ведь... иди и слушай... ладно... вот воспользуюсь его незнанием нашего леса и выведу его быстренько прямо на усадьбу, если что заподозрит, то скажу, что сама здесь бываю редко... случайно... так... как там папа говорил... забирай все время вправо и от усадьбы ни на шаг... все равно выйдешь...
   Ну, завёлся. Сел на любимого конька, теперь не остановишь. Будет мне всякую лабуду в голову втирать. Ага, он-то и не подозревает об этом трюке, безропотно идёт за мной. Говори, говори, дорогой, через 2 поворота мы у цели... ну вот... еле вытерпела эти 20 минут... тут ко мне Нинка подскочила... пошли, мол, переоденемся и что-нибудь споём... пошли, родная, с тобой хоть в преисподнюю, только бы этого Вадима не слушать...
   Мы с Нинкой хорошо на гитаре играем, и втроём, с Викой, поем. На многих концертах от школы призы брали, если бы не вот эти бравые погодки, то они бы с Викой непременно в Консерваторию пошли. Голос у них сливался как один... а я вторым голосом подпевала... мы быстренько помчались, Вика за нами... переодеться у нас всегда найдётся во что... места хватает... я тут склад своих коллекций храню... ну не подошли в этом сезоне, где гарантия, что не выстрелят в следующем? Вот и исполнили несколько своих старых работ... просто некогда новые песни разучивать. Вика-то с Нинкой, конечно, что-то разучивают. Вдвоём поют, но когда мы вместе, то не хотят меня обижать. Да и для нас радость все же вот так вот вместе попеть. Редко, правда, теперь получается, но все же иногда бывает.
   Ленке вот медведь на ухо наступил, она и не пыталась, когда уж совсем не понимает что делает, тогда вот затянет что-нибудь. Я уж тогда терплю молча, она же терпит меня, всю вот эту заумность мою... терпеливо слушает, что я ей вещаю... а потом говорит...
   - А теперь-то же самое расскажи, только своими словами...
   После того, как я ей ещё целых 2 часа объясняю... Она мне говорит...
   - Ну, вот видишь... так-то лучше... и сразу все понятно и ничего сложного... это мы запросто...
   Вытаскивает диктофон, куда записывает обе мои речи...
   - Сейчас девочкам отнесу... они все сделают...
   Я первый раз была вообще ошарашена, мы с ней потом пол дня не могли остановиться... ржали до упаду. Она то, конечно, все поняла с первого раза... но приучает меня излагать свои мысли так, чтобы и окружающие схватывали на лету... а вот в первом варианте понятно только мне, как говорит Ленка...
   Не знаю, как я без неё буду... если Серёжка не захочет, чтобы она работала в нашей фирме... я как-то даже боюсь у него это спросить... вдруг сразу скажет...
   - "И не надейся"...
   Это он запросто. Конечно, Ленка не тот человек, который позволит запереть себя в четырёх стенах. Но, все же, учитывая то, что она ждёт ребёнка и первый опыт у неё неудачный... 100% уверенности нет, что она появится в нашем офисе в ближайшие года 1,5-2... ситуация... надо кого-то бы все же подобрать на её место... а то все сама. Вот вечно я со своими делами... даже и не заметила, как задумалась... вот Ленка с Серёжкой ко мне идут... с ними этот Виктор...
   Вадим куда-то пропал, слава Богу, хоть с этой стороны не нападают... итак минутки свободной нет... все непременно хотят со мной пообщаться... давно не видели... мало соседи, но и родители, и родня... в лице тёти Оли, дяди Коли, тёти Нины, всем надо поинтересоваться...
   - "Не обрадую ли я их своей свадьбой, как Леночка с Сереженькой?"
   - Нет, не обрадую... но не переживайте, как только решу, то вы узнаете первыми...
   Жаль, что часы не одела... и мобильник отключила... в комнате валяется... сколько ещё эту пытку терпеть... и как они не устали все... вот такие жизнерадостные... ну ладно кто не местный... но остальные-то в одном доме живут... уже все на виду... Нет... разговорам нет конца, как будто лет 5 не виделись... Ну, вот и Ленка...
   - Ну что сидишь? Пошли по лесу погуляем, немного порастрясемся... а то все сидим и едим, а мне теперь больше гулять надо...
   Ага... очередная попытка пристроить меня в надёжные руки. С Вадимом-то все видели, провалилась. Ну, когда же они, наконец, поймут то, что ну не могу я вот так вот напрасно проводить свою жизнь с тем человеком, который мне не подходит. Да, он хороший, надёжный товарищ, как Борька. Но не более... ну не тянет меня к этому Виктору. Ну, сначала вроде и понравился. Но потом вот как увидела я его эти взгляды на Вадима искоса... вот как-то неприятно стало и все... а уж заставлять себя я не могу... все равно ничего хорошего не выйдет... уже пробовала... с Борькой... ну не получилось, благо он не обиделся, а так бы потеряла друга.
   По тому, как я посмотрела Ленке в глаза... она все поняла моментально... взяла этого Виктора под руку и потащила за собой... ну где ещё найти такую подругу, скажите мне, которой не надо ничего говорить, объяснять, она все поймёт с первого взгляда и выручит из самой не простой ситуации. Видимо и Вадима куда-то услала, пока мы переодевались с девчонками. Сейчас этому что-то втолкует. Может быть, поймёт сразу, отстанет навсегда, но даже, если только на некоторое время, то это все равно победа. Так как выслушивать очередные душеизлияния у меня нет сил, могу сорваться, нагрубить, испортить то малое, что между нами уже завязалось. Вот с Серёжкой мне будет намного спокойнее, хоть отдохну.
   - Ну вот... не успел жениться, а меня уже бросили, - засмеялся он.
   - Великая штука женская дружба. Нам не понять... сейчас на амбразуру ляжет... но тебя от Витьки защитит. Ну что, Малыш (вот, сколько помню себя, он меня так зовёт... сейчас-то все реже и реже, только когда мы одни, да при Ленке, с его-то 2 метрами, я конечно Малыш, всего-то 1,70 ха-ха-ха, но он на полном серьёзе опекает меня на правах старшего брата...) не понравился он тебе? А я так надеялся, что срастётся у Вас...
   - Сереж...
   - Ну ладно, понял, понял... не буду настаивать... я же понимаю, что сердцу не прикажешь... вот когда Ленка уже в первый раз выскочила замуж, Вовка этот хороший парень. Я подумал, что все... профукал я своё счастье... думал навсегда... но вот не срослось. Пока я по Европам вникал в наше с тобой наследство... она уже опять замужем... но тут уж я решил выждать... сразу было видно... не надолго. И вот оно, моё счастье, я его дождался... так и ты... сама сразу поймёшь, что вот оно, это то, что надо... вот тогда уж не пасуй. БЕРИ. А то потом пожалеешь...
   Вот все же таких людей, как у меня брат, ещё поискать. Никогда вроде ни кого не учит, а так это, между прочим, беседует, говорит, а все в яблочко. Вроде взбалмашенный человек. Внешне. А внутренне у него такой стержень заложен, что не каждому дано. Вот ведь я всегда чувствовала, что ему нравится Ленка. Но он ни взглядом, ни словом, ни жестом ей этого не показывал... пока не поняла сама и не созрела. Зато теперь у них все на всю оставшуюся жизнь... я надеюсь... что все же это так и будет... никогда ее такой счастливой не видела.
   Как-то это мы очень удачно погуляли, набрели на малинник и прямо вот в своих нарядах, ни о чем не думая, залезли в него и полакомились ягодами... вдосталь... прямо как в детстве... втроём... ну Виктор тоже с нами... но воспоминания все же были наши... Мы поехали в лес, отдыхать всем семейством... на это вот место... мы играли в индейцев. Не заметили, как отошли далеко от родителей. По тем нашим представлениям мы далеко зашли и заблудились. Серёжка сказал, что дальше идти нет смысла, надо сидеть на месте и ждать и нас непременно отыщут. Так и сделали, уселись и стали ждать, не заметили, как уснули, когда родители нашли нас всех тут спящими в этом малиннике, уже поздно вечером, то были так рады, что нашли не ночью. Что нам даже сразу не попало. Они вместо отдыха пробегали пол дня, нас искали... а мы, сначала, и слышали их голоса, но Серёжка сказал, что это закалка духа... кто откликнется Тот ТРУС... вот и терпели... родители нас не заметили и искали в другой стороне, а мы сами не заметили, как уснули...
   Теперь-то мы все это со смехом вспомнили, а тогда было не до шуток, нас неделю из дома не выпускали, все во дворе, а мы по квартирам сидим. Ладно, мы с Серёжкой все же вдвоём, да бабушка дома, а Ленке вообще тоскливо. Одна, тётя Нина на работе, Вадим тогда уже учился, был в каком-то стройотряде, деньги на компьютер зарабатывал. Я думала, что умру вот без Ленки, и она тоже также себя чувствовала, как мы выяснили, потом. Эх, как же мы теперь-то будем, если все же они будут за границей жить. Ума не приложу...

ТРИНАДЦАТАЯ ГЛАВА

  
   Но зато после возвращения мы, оказывается, и не заметили, как пролетело время, застали свадьбу уже на исходе... все уже попили и поели, наговорились, напелись, наплясались вволю... все начали собираться домой, ждали только нас, чтобы попрощаться с женихом и невестой, пожелать им напоследок долгой и счастливой жизни. По тому, как мама посмотрела на меня, я поняла, что виды относительно Виктора она все же имела. Нет, поговорю я с ней и серьёзно поговорю. Это же надо а... постоянно она меня кому-то подсовывает.
   Как будто я вообще сама ни на что не способна, хорошо папа её сдерживает, а то она бы и в Москву ко мне приезжала с очередным соискателем моей руки. Про сердце я молчу. Зная моё приданое, мой бизнес, то, что нам с Серёжкой оставил дед и в перспективе состояние родителей. Желающих хоть отбавляй. А мне нужен такой муж, которому на все эти деньги, наплевать, который бы видел в первую очередь меня и только меня. А не все эти пожизненные блага, которые он приобретёт, женившись на мне.
   Мама, конечно, это знает... но все надеется, что мне кто-то понравится. Разумеется, вот оба эти кандидата не просто с дороги пришли, оба имеют что-то за плечами. Вадим мозги, пусть не такие, какие мне нужны, но они у него довольно востребованы. Не совсем уж я законченный профан в его области... он довольно перспективный учёный, которого с руками и ногами оторвут в любой стране, изъяви он желание к ним переехать. Он питает определённые чувства с детских лет, только я не уверена, что ко мне... он боготворил моего деда. Может, поэтому перенёс свою влюбленность на его внучку... неужели он не понимает о чем нужно говорить с женщинами, ведь был он уже 3 раза женат... хотя может, поэтому браки и распадались... кто его знает.
   Виктор тоже не с улицы пришёл, довольно лёгок в общении, хорошее чувство юмора, подстать моему брату... но вот у нас уже с Сережей явный перебор, хватает его одного... второго я просто не выдержу... а постольку, поскольку Серёжка все же мой брат... то этот вопрос не обсуждается, кого я выбираю. Так что мамочка просчиталась... и потому как я вскинула голову, она это сразу поняла.
   Все... я без сил в свою комнату. Уже не могу, работать в таком темпе, в каком я работала последние полгода, а последняя неделя перед поездкой сюда была вообще кошмарной. Здесь тоже ни минуты свободной, ещё и переживания с тётей Олей и дядей Колей, как это все воспримет Серёжка. Надо отдать должное... они приняли друг друга так, как будто этих лет разлуки и не было никогда... вина моего деда осталась за кадром... и, зная устои нашей семьи, я уверена... больше никогда не всплывёт... мы все дружно перевернули эту страницу нашей жизни... видимо тётя Оля все рассказала дяде Коле. И он понял, простил деда... может быть, он сам поступил бы так же, окажись он на его месте.
   Все устаканилось. Все же хорошо иметь деньги. Родители наконец-то убедили соседей, что завтра приходить не надо. Все уберут наёмные рабочие, которые из оставшихся продуктов уже соорудили довольно внушительные пакеты, чтобы все это вручить гостям... нам этого за месяц не съесть... готовили как на недельное гулянье, чтобы не дай Бог, чего-то не хватило... вот теперь пусть везут себе домой.
   Это тете Нине предоставили доказывать всем, что вот не хорошо все выбрасывать... дома все равно никто и ничего не готовил, приедут и завтра съедят... сомневаюсь, что только завтра... ха-ха-ха... пакетики не хилые и каждому в ручки... даже детям со сладостями. Ну, все... все погрузились по автобусам и отбыли восвояси. Осталось только наше семейство, теперь пополнившееся дядей Колей, Ленкой, тётей Ниной и Вадимом, которые итак считались нашей семьёй, всегда, сколько себя помню, но теперь уже имея полное право. И Виктор, у которого никого не было в нашем городе... ни Вадим, ни Виктор ко мне не подходили, сидели вдвоём в сторонке и о чем-то беседовали, надеюсь не обо мне.
   И это уже радует... может же Ленка вот все так доходчиво объяснить людям, что они сразу все понимают и, самое главное, оба не затаили на меня обиду, хотя бы внешне, надо отдать им должное. Уважаю таких людей. Оставшиеся 3 дня моих свадебных каникул пролетели в одно мгновение... хорошо, что я все же не оставила эту коллекцию себе на доработку, а отправила сразу... изменив кое-какие детали... приеду девочки уже кое-что доработают... у меня все равно не было бы времени все это просматривать в другой раз. Так как на другой день после свадьбы мы спорили весь день, куда девать этот павильон... с одной мамой... остальные благоразумно молчали.
   Мы вчетвером... я, Сергей, Ленка, Вадим, на правах законного члена семьи, кое-как уговорили её, чтобы этот павильон не консервировать, как хотела она. А отправить его Виктору, чтобы он его использовал в летнее время в своём ресторане. А построенный под него гараж, использовать для возросшего парка наших машин, так как я поняла, что папа собирается вкладывать деньги в проект Вадима и он собирается очень часто приезжать в страну. А может и вообще переедет... во ведь какие далеко идущие перспективы у них наметились то... и все за моей спиной... видимо не шуточно готовились меня пристроить. Ха-ха-ха... слава богу, Вадим почти родня. Родному человеку и помочь не грех.
   Отец правильно делает, что не зацикливается на одном деле, умеет найти нужных, умных людей и, рискнув, в них вложиться. И как ни странно никогда его эти вложения не проваливаются... всегда в яблочко... чутье у него на это просто феноменальное. Скорее всего, эта жилка у нас семейная черта... согласно преданиям мои предки и до революции были довольно состоятельными людьми.
   Мама вообще дворянских кровей. У отца это все смутно... разобрать трудно, но все же что-то было, раз большинство членов семьи в своё время осудили ни за что ни про что... остался только мой прадед, который принял сторону большевиков и был с младых лет активистом, сидел в застенках ещё в царские времена. Но это не помогло ему спасти своих родичей, хотя те были лояльны к новой власти... все своё состояние отдали... но купеческое сословие на всю жизнь осталось клеймом... даже у прадеда.
   Как оказалось у нас были и за границей владения. Дед моего деда учился в Сорбонне, со своим другом детства, вот как-то они и приобрели у одного своего однокашника виноградники, которые тому в наследство достались. Самому наследнику было не известно от кого, какие-то дальние дальние родичи. Дед деда вернулся домой, в Россию, а друга оставил управлять своими виноградниками, когда случилась революция все что было там, осталось на руках друга. Надо отдать должное, честнейшие люди, они намного приумножили оставленное им, могли и присвоить, так как дед и понятия об этом не имел, когда это выяснилось, после перестройки.
   Это был как гром среди ясного неба, откуда ни возьмись, вдруг возникло довольно приличное наследство. Так что, когда начались эти перестроечные времена, дед как-то сразу попал в струю. Выкупил (за гроши) вино-водочный завод, колхоз взял в аренду, откуда поставлялось сырье, заключил с помощью своих управляющих выгодный контракт, на поставку вин под уже давно раскрученной маркой и пошёл в гору... смелость надо было иметь на это просто героическую.
   Так что есть в нас эта оганизаторско-торгашеская жилка, которую в нас не искоренили за столько лет. По тем временам дед рекордно быстро сколотил огромное состояние... но надо отдать должное чистыми руками... он вкалывал так, что мы уже не рады были, что он это начал... но иначе он не мог.
   Вот папа продолжает дело деда... правда дед сразу выделил всем доли из своего состояния. Серёжка управляет тремя - своей, тёти Олиной и моей, теми, что у нас в Европе. Папа своей сам, той, что здесь... но он не зациклился только вот на одном этом семейном бизнесе... он, конечно, входит в совет директоров, но даже под руководством деда у папы была своя доля, которую он куда хотел, туда и вкладывал... состояние отца превышает наше в несколько раз. Серёжка, правда, много делает... но дело у него одно... ну некогда распыляться ещё на что-то... как и деду в своё время.
   У меня своё агентство, правда, тоже долевое, но я не хочу все брать в свои руки сама, хотя, что греха таить... последние годы все в моих руках. Это все мне в голову лезет уже по пути домой... еду вот и все думы думаю... удалось ли Марь Ивановне уговорить Вовку с Борькой придти ко мне. И как мне быть, если нет... завтра все решится.
   Можно было бы и сегодня позвонить... да пока провожали Ленку с Серёжкой в турне по Европе... как она решилась? Не знаю... и зачем... как будто Европы не видала. Может Серёженька свои делишки будет проворачивать с женой под боком... тогда конечно, а так все уже смотрено-пересмотрено... не по одному десятку раз... меня вот и не тянет никуда. Ну, вот и дома... так... хорошо хоть мама в дорогу мне дала что-то поесть... я ж забыла своей домработнице Люсе позвонить и сказать когда приезжаю... нет, порядок-то она поддерживала... а вот еды в холодильнике нет... я сама ей все велела забрать... теперь вот придётся довольствоваться тем, что прихватила из дома.
   Да ладно, не в первой. Но в душ... в душ... быстрее... пока я не упала и не уснула прямо тут... на пороге... устала неимоверно. Ну вот... приняв душ, я просто отдохнула... достала мамин свёрток с всякими вкусностями, сняла упаковки... только в микроволновку засунула разогреть... ну надо же... кому-то понадобилась... звонок в дверь... хоть бы ошиблись адресом а? Ну, так устала... кого принесло то. Подошла, выглянула в глазок... закрыто пальцем... ну ясно... Борька придуривается в своей дурацкой манере... открываю... Мамочки... ВОВКА... ну ничуть не изменился... такой же взъерошенный... так глянул на меня, что я только под его взглядом вдруг поняла, что я же в халате... сразу после душа стою...
   - Вовка... не смотри... я сейчас...
   Кинулась бегом в спальню, слыша за собой его весёлый смех... Ну, быстренько переоделась... вот хорошо, что я не привередлива в одежде, вот выработала у себя привычку, что первое, что попало в руку это как раз и есть тот оптимальный вариант, который тебе нужен именно в этой ситуации, быстренько надела своё серое трикотажное платье и выплыла к поджидавшему меня Вовке.
   При моем появлении он встал, протянул мне букет чайных роз, надо же до сих пор помнит какие мои любимые цветы. Я подняла глаза, посмотрела на него и в этот миг вся комната поплыла у меня перед глазами... я стояла, смотрела на него и тонула, тонула в его бездонных серых глазах и думала только об одном...
   - "Боже... пусть Ленка меня поймёт..."
  

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ГЛАВА

  
   По-моему мы стояли так целую вечность и молчали, затем Вовка поднял меня на руки и понёс в спальню. Сколько времени прошло я просто не в состоянии вспомнить, из сна меня выдернул божественный запах свеже-свареного кофе. С трудом разлепив глаза, в проходе своей спальни я увидела Вовку, который держал поднос с кофе, бутерброды, приготовленные моей мамой, и забытые мною на столе кухни, лежали горкой, в кувшине для сока гордо высилась единственная чайная роза, на руке висело полотенце, а он был очень горд, произведённым им на меня эффектом.
   Я села, по-турецки поджав ноги, и смотрела на него в немом восхищении, не в силах что-либо вымолвить. Ведь я ещё до конца так и не осознала, что он вот здесь, со мной, не приснился, не показался и никуда не исчез, как это было уже не раз в моих снах. Осторожно поставив поднос возле моих ног, Вовка тоже присел на кровать и смотрел из-под бровей на меня...
   - Ну что? Поговорим?
   - Давай поговорим, начинай ты...
   - Почему Я?
   - Ну, ты мужчина, это ты исчез из нашей жизни на долгие 5 лет, даже адреса не оставил, сменил номер телефона, то есть оборвал все нити, связывающие тебя с нами. Ну, я понимаю, на Ленку ты был зол! Но почему ты так поступил со мной? Все бросил на меня, ты же знал, что Ленка мне не помощница, что её в любой момент может занести, что все свалится на мои плечи. Это же наше совместное детище, Вов, ты же даже дипломную работу писал о нашем предприятии, защитил на отлично, все было ещё так голо, сыро, как ты мог?
   - Свет, ну я дурак... прости меня... это долго объяснять... может потом?
   - Нет уж... времени вагон, давай не увиливай, начинай! - и оттолкнула его руку, которую он протянул ко мне, хотел, видимо, погладить меня по ноге.
   - Приступай, я слушаю!
   - Видишь ли, Света, мне надо было не начинать с Ленкой никаких отношений, сразу. Лучше уж никак, чем вот так, как все это вышло у нас. Ну, ты знаешь, что Борька мой друг...
   Я гордо кивнула.
   - Дальше, не отвлекайся...
   - Да я и не отвлекаюсь, просто хочу начать все сначала, чтобы ты все поняла, почему так вышло...
   Тут он помолчал, видимо, набираясь сил, потом начал опять...
   - Так вот, Борька случайно познакомился с Вами в метро...
   Я опять хотела перебить его. Но он остановил меня...
   - Если ты постоянно будешь меня перебивать, то я так ничего и не расскажу...
   - Хорошо, я вся внимание, молчу, продолжай...
   - Вы были такие юные, так чем-то похожи, нет, не внешне, конечно, но такие испуганные, ошарашенные Москвой, провинциалочки, не знали, как добраться до выбранного Вами института, он стоял рядом и с замиранием сердца наблюдал за тобой, да он сразу выделил тебя, и когда ты вдруг подняла на него глаза и спросила...
   - "Молодой человек, не подскажите ли, на какой станции нам лучше выйти"?
   Я сидела и глупо улыбалась, вспоминая все, что он вот тут мне описывал...
   - И Борька, на каком-то наитии, сразу решился, - продолжал он...
   - "Да я сам поступаю в этот институт, еду туда же. А Вы на какой факультет?"
   И когда вы назвали выбранный Вами факультет, то он тут же Вам сказал...
   - "Надо же... и я на него... еду узнать, сколько там человек на место... может не много... Ты так на него глянула"...
   - "А что тебе все равно куда, лишь бы мало человек на место? Вот у нас мечта"...
   Он не нашёлся, что тебе сказать... просто ответил...
   - "Ну, каждому своё"...
   - На самом деле у него не было документов для поступления, и быть не могло, так как мы с ним учились в одной группе на экономическом факультете в МГУ( у меня открылся рот, но я продолжала молча слушать вовку, свои пять копеек я потом вставлю, когда он прервётся) и ему пророчили блестящее будущее. Но он разбил сердце нашего декана, забрал документы и поступил вместе с Вами во второсортный институтишко, чтобы только быть рядом с тобой, а сам потом, после занятий бежал на вечерний факультет в МГУ. Декан только на таких условиях отдал ему документы, а по ночам мыл в лаборантской пробирки, чтобы отвести Вас с Ленкой в кафе. Родители у него были довольно в возрасте. Когда у них появился Борька, со старшим братом у них была разница в возрасте чуть более 20 лет, не знаю точно...
   Я сделала большие глаза. Ни о каком брате Борька никогда не упоминал, да и Марья Ивановна никогда не говорила, что у Борьки есть брат, да и про экономический факультет я слышала в первые... но Вовка продолжал, как ни в чем не бывало и я стала слушать внимательнее, чтобы ничего не пропустить... все вопросы потом...
   - Он был кадровый военный, и погиб в Афгане почти в первые дни войны... на вертушке в горах... Борьке было 6 лет. В армию его из-за этого не взяли, а он мечтал, как и брат, стать военным вертолетчиком. Но вынужден был отказаться от своей мечты, ради матери, но он не оправдал мечты и отца, который был уверен, что его сын пойдёт по его стопам... станет учёным, не срослось, может и к лучшему, страна полетела в три тарары. Теперь у него есть благодаря тебе чутье, вкус, стиль. Он понимает, что и когда может быть востребовано среди сильных Мира сего. А благодаря его собственным способностям он заранее может просчитать в голове, и, поверь, гораздо лучше меня всю прибыль, какую ему может принести тот или иной Ваш проект.
   Все, что я Вам тогда предложил, в основном, исходило от него, просто он не хотел тебе всего этого показывать. Он влюбился в тебя, но ты его просто не замечала, определила ему место своего друга, и дальше у него не было шансов попасть. Когда он, наконец, это понял, то я уже 3 года жил дома, на Сахалине, там не такие возможности, без капитала мне было очень трудно...
   А я сразу же, как мальчишка, влюбился в тебя. Молчи, все скажешь потом, но я не мог сказать это Борьке, не мог и все... он мне столько о тебе рассказывал, взахлёб, я понимал, на что он ради тебя пошёл, поэтому даже и не пытался. Нет, я ничего не хочу сказать, Ленка тоже очень красивая девушка, и мне льстило, как на неё смотрят все проходящие мужчины. Но она просто не моя!
   НЕ МОЯ И ВСЕ!
   Я не думал, что у нас все зайдёт так далеко. Все думал, что мне не составит труда вовремя остановиться. Но тут мы все вместе поехали в горы, ты помнишь? Вот там-то у нас все и произошло. Вы тогда с Борькой доказывали друг другу кто круче, носились по горам как угорелые, а Ленка ногу растянула. Мне неудобно было её оставлять одну, вот я и сидел с ней за компанию, а она свято верила, что у Вас с Борькой все на мази, но потом, когда у меня уже не было пути назад, она мне сказала, что у Борьки шансов нет, я ещё очень удивился...
   - "Ну, как она это поняла"?
   Но она это безошибочно определила... с одного взгляда на Вас. Ну а потом, после этого выкидыша... я хотел сразу уйти, но не смог её оставить, это было наше общее горе, мне нужно было её поддержать. Да, да, да она бы не была одна, у неё была ты, но ты это ты, я был ей нужен, я это знал и знал безоговорочно, а потом вдруг наше агентство выстрелило.
   Это с виду я всегда Вам говорил, что уверен на 100 пудов, что все сработает, а на самом деле мы с Борькой ночами и днями все думали-гадали, как бы не пролететь, чтобы Вас не подвести. Вы же нам верили.
   Ленку понесло... все эти презентации, взгляды мужчин, её природное кокетство, все было пущено в ход, я её сопровождал, старался для компании, хотя все это было не по мне.
   И вот в один прекрасный момент я увидел, как её откровенно лапает какой-то не русский набоб. Ты не поверишь, но я стоял, смотрел... и мне было на это ну абсолютно наплевать, потом мы понеслись в разные стороны, просто как две ракеты, запущенные с максимальным ускорением... мы продолжали жить в одной квартире, встречаться в одной кухне, но мы спали в разных местах этой квартиры. Я просто не мог заставить себя прикоснуться к ней... у меня так и плыла перед глазами эта наглая, смуглая рука. А в ушах стояло её полупьяное хихиканье.
   Мне не нужна была эта машина, потом я это отчётливо понял, просто меня уже понесло, разогнало с вещами на выход. В один момент я их собрал, отвёз в камеру хранения в аэропорту и поехал к тебе прощаться...
   Я вскинула брови...
   - Да-да, поехал, хотел заодно уже тогда признаться тебе во всем и навсегда исчезнуть из твоей жизни, если все же окажусь тебе не нужен...
   - Что же ты не пришёл? Пусть я не готова была тебя тогда выслушать из-за Ленки, но я никогда бы тебя не отпустила как директора...
   - Вот именно, как директора...
   - А что ты хочешь, ты бросил мою подругу, а я сразу же, сломя голову, кинусь с тобой в отношения?
   - Я так не думал. Я просто хотел тебе это сказать, чтоб ты знала и все...
   - Так что же не сказал? Струсил?
   - Нет, не струсил. Я пришёл к тебе рано утром, позвонил, дверь мне открыл заспанный бугай (как я тогда подумал) в плавках, а из спальни донёсся твой заспанный, томный голос...
   - "Сережа, кто там?"
   - Я подумал, что это твой любимый человек, из-за которого ты и не хотела заводить никаких отношений с Борькой. Я подал ему ключи... только и сказал...
   - "Она все поймёт..."
   - Да это мой двоюродный брат, Серёжка, как раз из Франции приехал, я его допоздна в Шереметьево прождала, рейс задержали, что-то там искали... И мы вот проспали до полудня...
   - Да я знаю. Теперь. Но тогда я повернулся и ушёл. В этот же день купил билет и улетел домой, на Сахалин. Не звонил даже Борьке, боялся, что он сдаст меня тебе, а если ты позвонишь, попросишь меня вернуться, то смогу не выдержать, примчаться и страдать, глядя на твоё счастье с другим. Борька смог... он все понял, он смог остаться твоим другом, я не смог бы никогда.
   Мне достаточно было той пытки, когда я жил с Ленкой, а сам в это время сгорал от любви к тебе. Так прошло 3 года. И вот как-то на Новый год, я не выдержал, взял и позвонил Борьке... ну как хорошо, что он не сменил симку, когда он взял трубку и я услышал его родной голос, то только и смог ему выдавить...
   - "Борь, это я"...
   Больше мне ничего говорить не пришлось. Борька все выпалил сам, на одном духу... он настоящий друг. Он тут же заказал билеты, примчался ко мне и просто уговорил вернуться, да ему и не надо было особо уговаривать, я всегда знал, и знал точно, где моё настоящее место, кто мне нужен и ради кого я хочу жить.
   У меня уже был свой маленький бизнес на Сахалине. Мы шили уже там эти туфли, был потрясающий мастер, Виктор, которого я привёз с собой в Москву, там было мало сбыта, мы еле перебивались.
   После того, как я приехал, я во всем признался Борьке. Тогда он мне сказал, что знал это почти с самого начала, ждал, что я ему все расскажу сам. Но не дождался, когда я рассказал про этого молодого мужчину у тебя дома в тот роковой день, то он мне сразу сказал, что это был твой двоюродный брат, Сергей! Вы совершенно не похожи...
   Я ответила на автопилоте, что Сергей похож на нашего деда, а я на маму, поэтому и ничего общего, а сама в этот момент лихорадочно думала...
   - "Борька с его умом..."
   Я все не могла поверить, что разговор идёт о моем друге, Борьке, которого, как мне казалось, я знаю на зубок. Но теперь вот... я лихорадочно сопоставляла факты, думала, параллельно слушала Вовку и у меня в голове уже складывалась картинка, что ведь точно... после Вовкиного отъезда, когда у меня опустились руки, если бы не Борькина ненавязчивая помощь, то нам бы не выкарабкаться никогда.
   Ну, надо же каков прохвост... а? Ведь теперь мне понятно, что он учил меня... и исподволь учил, ненавязчиво, потихоньку наставлял на путь истинный, а я-то его ещё и отпихивала постоянно...
   - "САМА... уйди, ты напутаешь, разгребай потом после тебя"...
   Сколько раз бывало, сижу допоздна, все думаю как все это проделать без больших затрат и так поворачиваю и эдак, а он вместе со мной... сидит в уголочке... потом так это говорит...
   - "Свет, ну день вечера мудренее... хватит, иди домой, я тут все закрою"...
   Прихожу, а утром, включая компьютер, вдруг вижу, что вечером меня посетила гениальная идея, только я так устала, что не заметила этого. Как я звала Борьку, как хвасталась перед ним своими успехами, а он радовался вместе со мной, улыбался, восхищался... как я все охотнее стала прислушиваться к его советам и сразу уходить домой. А потом с замиранием сердца, по утру, включая компьютер, обнаруживала полный расчёт вчерашней головоломки...
   Теперь-то понятно, чьи это были идеи, чьи расчёты... ну почему же я была так слепа? Почему же он мне не открылся, почему запретил Марь Ивановне открыть глаза мне, скольких бы проблем я избежала, сколько своих идей не воплотила, пока билась над этими вот директорскими вопросами, которые он мог решить в два счета...
   Эх, Борька, Борька... ну что же ты такой не смелый...
   Вовка сидел, смотрел на меня и молчал, видимо читал все, о чем я думаю по лицу...
   - Ну и что ты решила? То, что произошло между нами, вчера не имеет никакого значения, поверь, я не буду на тебя давить. Но знай, если бы не ты я бы никогда не вернулся. Сейчас мне уже пора... ты подумай, а вечером, я приглашаю тебя в ресторан... там, если будешь готова, то сообщишь своё решение...
   Он поднялся и вышел, прежде чем я смогла его остановить. На подносе так и стоял остывший кофе, и лежали уже дважды разогретые бутерброды. А я все сидела и тупо смотрела в стену, ни одной мысли в голове у меня не было. Было такое состояние, что все, что я сейчас узнала, было просто не со мной... или в другой жизни, в которую возврата больше нет.
   Есть Вовка и я, а остальное не важно!
  

ПЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

  
   Не знаю, сколько прошло времени, просто я даже не знаю, во сколько меня вырвал из сна Вовка, но Ленка всегда говорила, что он ранняя пташка, как бы поздно он не лёг, он всегда встаёт ровно в пол шестого, как часы. Не думаю, что привычки его так кардинально поменялись. Я кое-как поднялась, от долгого сидения, скрестив ноги, они у меня страшно затекли, и я едва доковыляла до ванной, включила воду и легла, мне нужно все это смыть с себя, потом подумать на чистую, трезвую голову. Все было так невероятно, что я просто не влетела с первого раза, так как это все произошло, так быстро и безвозвратно, а главное неожиданно, что не переосмыслив все, не прокрутив заново, понять я ничего бы не смогла... нет, я, конечно, все поняла, но не решила, что мне все же делать со всем этим...
   Да, мне не хватало Вовки, как друга, директора, которому я доверяла как себе, но чтобы за 12 часов он стал для меня всем, смыслом моей жизни, вот этого я себе никогда представить не могла.
   Ну, завидовала я тогда Ленке, что вот они просто идеально подходят друг другу, такая красивая, умная пара, что только бы жить да жить, но никогда не видела его рядом с собой, даже не представляла. Может, я так была воспитана, что не своё- не трогай, я не знаю. Но факт остаётся фактом. А тут разворот на все 180 градусов в обратную сторону. Я уже не представляю своей жизни без него.
   Да мне скоро 30 лет... ПОРА... как говорит моя мама, но не так же скоропалительно, можно же желаемое принять за действительное, слишком мы хорошо знаем друг друга. Сомнения так и точили меня, пока я собиралась на работу.
   Время уже было к одиннадцати часам. Но показаться в офисе стоило. Хотя бы для того, чтобы порасспросить Марь Ивановну, как вообще могло это все быть, что я дружила с человеком 12 лет и практически ничего о нем не знала, только то, что я могу ему доверить все, абсолютно все. И он всегда выслушает, поможет и так ненавязчиво, что ты и не подумаешь, что вот это он тебе помог. Ты в полной уверенности, что это твоя выношенная, выстраданная идея, а не привнесённая тебе извне.
   Борька, Борька ну как же ты меня провёл-то своей неброской внешностью, что я просто и не представляла, что вот могу усомниться в твоих способностях. Раз и навсегда я отнесла тебя в разряд середнячков и свои догадки не пересматривала с первого дня знакомства.
   А вот интересно? Был ли у него шанс, если бы он вот не предстал передо мной таким, каким я его знала всегда. Могли бы у нас завязаться какие-то другие отношения? Не во внешности же дело. Не знаю, вот просто не знаю и все. Как бы все это повернулось, если бы он не попёрся поступать с нами в институт. Главное зачем? Мог бы просто проводить нас, узнать, как зовут, отыскать потом. Хотя это вряд ли, скорее всего, мы бы отшили его сразу. Я думаю, что он поступил правильно, просчитал все заранее, но вот не сложилось. И не наша в этом вина, что он такой не смелый и что я такая вот слепая, что не рассмотрела у себя под носом его трагедию.
   Но тут я вспомнила, что как-то Марь Ивановна мне говорила, что наконец-то их Боренька встретил девушку своей мечты, что она заканчивает последний курс Гарварда и они поженятся, все уже решено, это она мне по секрету. Вроде бы Гарвард должен быть уже закончен, лето в разгаре, что-то о свадьбе не слышно, пригласительного не наблюдаю или меня не уведомили, но Ленка точно Борьку приглашала, это я помню, она говорила, так почему же его не было? Это как-то выпало из моего поля зрения. Загадка за загадкой. Но не из-за Вовки ведь.
   Я-то думала, что он подъедет позднее, но он так и не нарисовался, а Ленка у меня и не спросила, почему это Борьки нет? Либо закрутилась, либо знала да смолчала. Ужас! Я все на свете скоро пропущу. Может быть, и свою свадьбу проморгаю. Нет, я там определённо буду присутствовать, только не факт, что мне не придёт в голову какая-то коллекция и я, отрешившись от всего на свете, не буду её разрабатывать прямо у себя в мозгу.
   Вот вроде бы и дизайнеров я к себе натаскала, пол нашей группы уже у нас работает, кто новенький, талантливый в нашем институте появляется, пожалуйста, на практику к нам. Заинтересует нас, его тут же берём на заметку, ведём, платим за идеи, даже если не попадёт к нам на работу, то свои идеи он может у нас воплотить, ему заплатят. Уже подумываем о филиале в Питере, а там и ещё где. Но я как тягловая лошадь тащу весь этот воз на себе. Все! Пора завязывать! Останусь главным дизайнером, буду разрабатывать свои идеи, а всю коммерческую деятельность на Вовку с Борькой. Раскололись голубчики, со злорадной ухмылкой подумала я. УРРРА! Наконец-то все встало на круги своя.
   Сейчас мы с Марь Ивановной все это обмозгуем, думала я, стоя на лестничной площадке. Усиленно нажимая на звонок соседней квартиры, когда мне открыл заспанный сосед Лаврентий, я молча сунула ему пакет с мамиными дважды разогретыми и так и не попробованными бутербродами для его рыжей догини Стеллы, которая уже радостно виляла своим обрубком и счастливо повизгивала, учуяв меня с пакетом, потому что когда я так звоню, то это значит у неё сегодня на обед что-то вкусненькое.
   Ну, вот все, я в машине, в офис, хорошо вчера перед Москвой заправила полный бак, а то бывает, что я обнаруживаю, что бензин на нуле, когда мне ну срочно, просто необходимо быть где-то через 10 минут. Теперь я, счастливо мурлыкая какой-то сверхмодный мотивчик без слов, неслась по московским улицам к себе в офис.
   Ну вот, наконец-то, я добралась, даже пробки какие-то быстро рассасывающиеся мне все попадались, ну ничто сегодня мне не портило настроения. Когда я счастливая, улыбающаяся, предвкушающая появилась на пороге офиса, то сбежались все мои сотрудники, тут все стали меня поздравлять, сунули фужер с вином, конфеты, все такие радостные и счастливые... я просто стояла в ступоре и думала...
   - "Ну, надо же... и откуда они, скажите мне, про все прознали то? Неужели Вовка что-то сказал?"
   Я минут десять пребывала в полном неведении. С чем меня поздравляют. Потом до меня как-то разом дошло, что сегодня мне исполнилось 29 лет, я уже давно думала, что мне они уже исполнились, как-то все вылетело из головы. Надо же, а почему же родители меня до сих пор не поздравили? Как такое могло быть? Ведь в этот день меня обычно и будил мамин звонок. Иногда я и вспоминала, что сегодня день моего рождения по маминому звонку. Сегодня его не было. Вот что значит, первая свадьба в семье... раньше меня бы ни за что не отпустили из дома накануне моего Дня рождения, а тут и не вспомнил никто. Я тупо полезла в сумку, достала мобильник. О, Боже... он же разрядился, а домашний я вчера так и не удосужилась включить. Что же там думает мама?
   - Не волнуйтесь, Светочка, я дозвонилась Вашему соседу Лаврентию, он сказал, что Вы выехали на работу. Наталье Ивановне я сообщила, ровно через 15 минут она Вам позвонит...
   - Ну, спасибо, Марь Ивановна, что бы я без Вас делала, просто вчера очень устала, ничего не распаковывала с дороги... и мобильник не доставала, не звонит и ладно...
   - Да, да, да, Светочка, мы так и подумали, что вы отдыхаете. Не стали Вас беспокоить...
   - Ну и чудненько, а сейчас прошу Вас, Марь Ивановна, ко мне в кабинет, у меня к Вам срочный разговор...
   Только мы переступили двери моего кабинета, как раздался звонок, мама не вытерпела положенного времени и звонила, чтобы поздравить свою единственную дочь с Днём рождения... долго извинялась, что она просто забыла об этом, как такое могло быть? Она же у нас как база данных сверхмощного компьютера, всегда и все помнила всегда. Свадьба, это радостное событие совсем выбила её из колеи. А я так неожиданно собралась и уехала, что она вспомнила какой сегодня день, только случайно, увидев вчерашнюю газету на столе, но я-то могла ей и напомнить...
   - Мама, я сама так вымоталась, а в офисе полно неотложных дел, - нагло врала я, не смотря на то, что рядом сидит Марь Ивановна, - что вспомнила об этом только по приезду в офис... и не могла понять, с чем меня поздравляют, сначала думала, что с удачной сдачей коллекции детской одежды итальянцам. Ничего страшного, мама, прости, я не одна, у меня много дел, я позвоню тебе позднее...
   Марь Ивановна уже ко всему привыкла, сидела и молчала...
   - Итак, Марь Ивановна, - сказала я, положив трубку, - мне бы хотелось получить у Вас ответы на некоторые мучащие меня вопросы...
   - Я Вас внимательно слушаю, Светочка...
   Она сидела такая маленькая, прямая на краешке стула, держала у себя в руках развёрнутый блокнот и остро заточенный карандаш, приготовилась записывать...
   - Да нет, Марь Ивановна, Вы меня не поняли, я хотела бы узнать, как мимо меня прошёл тот факт, то Владимир Орехов, друг Вашего племянника Бориса, уже 2 года живёт в Москве. У меня за спиной открыл фирму по изготовлению изумительных туфель ручной работы, а я узнаю об этом совершенно случайно. Разве я Вам не говорила никогда, как мне его не хватает на посту директора нашего агентства?
   - Вы говорили, Светочка, но Боренька с Вовочкой очень меня просили, чтобы я Вам ничего не говорила. Вы кинетесь им помогать, предлагать деньги, а они хотели показать Вам, что не бедные родственники, что они тоже кое-что могут...
   - А разве Вы не знаете, что Владимир Петрович Орехов является совладельцем нашего агентства, что третья его, этого Агентства, часть принадлежит ему, что ежеквартально на его счёт переводятся дивиденды и за 5 лет, что он отсутствует, на его счёту должна накопиться неплохая сумма в долларовом эквиваленте? Этого Вы ему не могли сказать?
   - Я сказала, но они хотели все сделать сами. Простите меня, но Боренька мой племянник, я знаю, какие он всегда питал к Вам чувства, это был вопрос принципа, потом он встретил Аглаю, чудная девушка... между ними вспыхнуло чувство. Слава Создателю, взаимное... моя сестра, Татьяна, уже не молодая женщина, Викентий, отец Бориса, тоже, они уже и не чаяли, что Боренька может кого-то полюбить кроме Вас. Они так хотят внуков. Павлуша ведь так и не успел завести семью, а Бореньке 32 года, пора бы уж...
   - Они уже поженились? - спросила я...
   - Нет, что Вы, как можно, Боренька бы никогда не пошёл на то, чтобы не пригласить Вас, Светочка, на свою свадьбу. Просто сейчас ему пока не до свадьбы. Им с Вовочкой предложили очень престижную работу в Министерстве, их декан. Создаётся какой-то новый проект, и он собирает своих птенцов, как он выразился, под своё крыло. Вот они и решили слить Ваши предприятия. Это я предложила, чтобы они поговорили с Вами, а Вы сами предложили это им, без их предварительного разговора...
   - Когда я предлагала это, то вовсе не думала, что они взвалят на меня ещё и своё предприятие, я думала, что мы будем делать одно, общее дело, я хотела, чтобы Владимир Петрович возглавил все и занялся коммерческими делами, сама же я собиралась полностью посвятить себя дизайну, как это и задумывалось с самого начала. Вот, честное слово, я на все теперь смотрю совсем другими глазами. Коллекция итальянцам сдана, в разработке новая, извините меня, Марь Ивановна, но вот я почему-то вспомнила, что 5 лет не была в отпуске, а Владимир Петрович, когда уезжал на Сахалин, так и не написал заявления на увольнение. Да и кому? Себе? Все эти годы я безропотно тянула все на себе, теперь он возвратился, куда там его приглашают, в какое Министерство, я не в курсе. Вот пусть будет добр, найдёт себе равноценную замену и отбывает куда угодно.
   Елена Алексеевна теперь тоже вряд ли будет представлять нас, так что ему и карты в руки, а я с сегодняшнего дня в отпуске. Мне не звонить, не искать и не поднимать паники. Когда я отойду от всего этого кошмара, то приеду Вас навестить. Если у меня будут какие-либо идеи, то я пришлю их по факсу. Я главный дизайнер нашего агентства, мне здесь принадлежит третья часть, как и Владимиру Пётровичу с Еленой Алексеевной, которая по уважительной причине отсутствует, а Владимир Петрович как раз появился. Как все удачно сложилось, не правда ли?
   Все это я говорила и писала заявление на Вовкино имя о предоставлении отпуска...
   - Вот, прошу Вас, завизируйте и передайте Владимиру Петровичу в руки, сегодня вечером он непременно будет в офисе. До свидания, Марь Ивановна! Надеюсь, я все верно изложила?
   - Да, Светочка, я все ему передам, когда он заедет...
   Я встала и вышла из кабинета, а Марь Ивановна сидела и счастливо улыбалась. Скорее всего, она догадалась обо всем... МУДРАЯ ЖЕНЩИНА... Мне просто нужно время, чтобы прийти в себя, разобраться в этом так стремительно нахлынувшем на меня чувстве... ПРОСТО ВРЕМЯ...
  

ШЕСТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

  
   Я неслась по улицам так, как будто за мной неслись все бандиты мира, срезала где только можно, через маленькие улицы, проулки лишь бы было разрешено движение. Влетев, как комета, в свою квартиру, я начала лихорадочно собирать вещи, куда угодно, к черту на кулички, дикарём на море, на целый месяц в тундру Таймыра, только вон из Москвы, чтобы духу моего здесь не было. Я им устрою переполох, они (Борька с Вовкой) узнают быстро, как за моей спиной обстряпывать свои делишки.
   Ты посмотри а? Создали фирму, мне подсунули эти свои туфельки, знали подлецы, чем меня пронять и деру. В Министерстве заседать. А ты, Светочка, крутись тут, разгребай, ну уж дудочки, не дождётесь. Вот теперь Вы покрутитесь в моей шкуре, как я все это тянула целых 5 лет, как проклятая.
   Собирая вещи, я даже не задумывалась о том, а будут ли они вообще появляться в Агентстве. Зная их обоих, я все же была уверена, что они, скорее всего, спать не будут, а Агентство будет работать, как и работало, даже ещё лучше, чем со мной. Вот и чудненько. Все это проносилось у меня в голове с калейдоскопической быстротой, параллельно я отвергала один вариант за другим по поводу своего отъезда. Куда спрятаться?
   Ну что греха таить, это было бегство, бегство от самой себя, от нахлынувшего вдруг молниеносного чувства, такого все же со мной ещё никогда не происходило. И к кому? К старому другу, бывшему мужу своей лучшей подруги, вот это-то и раздирало меня больше всего. Сможет ли Ленка это понять, не обидится ли? Как я ей это скажу? Вдруг она разволнуется? А ей сейчас в её положении волноваться категорически нельзя. Мне не простит вся семья, если по моей вине что-то случится. Все просто на седьмом небе от счастья. Ждут и не дождутся. А тут я, со своей вдруг нечаянно, негаданно нагрянувшей любовью. Нужно во всем разобраться.
   И вот, уже стоя в дверях, я решила сесть в первый попавшийся самолёт, следующий дальним рейсом, на всякий случай захватила загранпаспорт. Я оглядывала критическим взглядом квартиру, и тут мой взгляд упал на институтскую фотографию, где мы втроём, на первом курсе. Я, Ленка и Наташка Костюкова, жившая с нами в одной комнате. Вот, нашла, поеду к Наташке, давно не была, с прошлого года, когда вырывалась к ним на Селигер на выходные.
   Вот идеальное место, где меня всегда ждут и всегда рады. Так, я быстренько схватила мобильник, пока не передумала, нашла Наташкин номер...
   - Ната, у меня месяц отпуска, еду к Вам, что взять? Скинь мне на страницу немедленно. Да сегодня.
   Через 20 минут у меня был не хилый список нужных Наташке вещей, продуктов, игрушек, одежды, многовато, но ничего, прорвёмся. Сейчас я в Супермаркет заскочу, отдам список, мне все упакуют и в машину отнесут... делов то. Быстренько распечатав список, я, даже не глянув на оставляемое жилище, выбежала из квартиры, спустилась на лифте, засунула сумку с одеждой на заднее сиденье и поехала к ближайшему супермаркету.
   Максимум через час, я отъезжала от Супермаркета, под завязку нагруженная всем, что Наташка мне заказала, ещё и добавленным от себя, на всякий случай. В машине оставалось только место для водителя, благо ехать не далеко. К полуночи буду, может и раньше, как повезёт. Меня просто несло по дороге, все так удачно складывалось, даже светофоры в Москве в основном горели зелёным, дорога была не так загружена, как всегда, когда я ездила к Наташке в гости. Так что я уже за 2 часа до полуночи была на месте.
   Меня терпеливо ждали. Все семейство вывалило меня встречать. У Мишки с Наташкой 3 детей, 2 сына и дочь. Оторви и брось, такие хулиганы, как она с ними справляется не пойму. Причём заводила Алёнка, как старшая, а Андрейка с Артемом за сестрой как ниточка за иголочкой, следуют повсюду. Наташка, конечно, зарыла себя здесь, но что поделаешь... у них с Мишкой любовь со школьной скамьи. Он как Лесной институт окончил, так за ней и прикатил, ей пришлось экстерном экзамены за 5 курс сдавать. Вот и живут в глуши. Пока дети в школу не пойдут. Потом Наташка переберётся с ними к Мишкиным родителям, уже в следующую осень, Алёнке 6 лет, вроде Мишке все повышение обещают, но обещают уже 2 года, вот и сидят тут в глуши.
   Наташка, правда, присылает мне свои разработки, в основном детскую одежду, то, что мы итальянцам разрабатывали, во многом это были её работы, она как-то для своих детей все мастерит сама. И выручила нас капитально. Итальянцы чуть не пищали. Главное все из подручных средств. Не дорого и со вкусом. Ещё одежду в русском стиле, которая сейчас очень востребована. У меня у самой, да и у Ленки тоже есть одежда, изготовленная по Наташкиным эскизам, да и маме с тётей Олей привозила, они носят с удовольствием. Очень удобна. Наташка всегда была человеком практичным. Выросла в большой семье. Она старшая, частенько приходилось сёстрам перешивать из своей одежды. Даже в институте из нашей перешивала и отвозила им обновы в подарок, Вот и научилась.
   Поэтому после школы воплотила свою мечту, поступила в Институт лёгкой промышленности на Дизайнерский факультет, и если бы не уехала с мужем, то была бы у нас главным технологом, как и начинала сразу работать, но Мишка спутал все карты, увёз её сюда, на Селигер.
   Ну, ничего... люблю я у них бывать. Мы с Наташкой ходим по грибы, по ягоды, делаем всякие заготовки, бабушка моя была на них мастерица, Наташка очень любит вот эти приготовления по рецептам моей бабушки, ещё с институтских времён. Сушим грибы, ягоды, все идёт в прок.
   Потом, бывая в Москве, Наташка с Мишкой обязательно завозят мне свои соленья, варенья, маринады. Сколько не отказываюсь, но они непоколебимы. А с Мишкой мы ездим рыбачить, потом сушим, солим, коптим рыбу... это же объедение, честное слово. Я никогда не уезжаю от них с пустыми руками, меня всегда нагружают под завязку, как бы я не отказывалась, Наташка считает, да и она, безусловно, права, что лучше их продуктов нет ничего.
   Большую часть провизии я сразу же завожу в офис, выгружаю там. Ко мне в холодильник это все не поместится, да и когда мне это все есть одной, я чаще в офисе и завтракаю, и обедаю, и ужинаю. Да и тащить не надо. Подъезжая, я звоню охранникам и они с радостью выгружают этот кошмар под названием Наташкины гостинцы, т. к большинство моих сотрудниц все же наши одногруппницы, которые работают в нашем агентстве с самого его основания, так что Наташка, загружая меня под завязку, угощает всех наших девчонок, а не только меня.
   Вот и сейчас, нам просто вздохнуть некогда, в лесу столько ягод, грибов, а подросшие за год Наташкины дети, шныряя весь день по лесу, постоянно на что-то натыкаются и приносят домой полные ведёрки, которые таскают привязанными к поясу, даров леса. Хотя далеко от дома не отходят.
   Мы с Наташкой тоже выбираемся, побродить, подышать, но в основном у плиты... перерабатываем. Она безмерно рада моему приезду как раз в самую горячую пору, когда ей одной не справиться, кругом все так и выглядывает и просит... "Ну, сорви меня." Каких только джемов, варений, конфитюров мы не приготовили, благо в последний момент я вспомнила о бабушкиных рецептах, с любовью написанных ею мне на память собственноручно.
   Наташка первый раз просто пищала от восторга, когда я ей продемонстрировала бабушкину тетрадь, сейчас мы её отсканировали и у Наташки теперь есть все бабушкины рецепты. Так же насушили и заморозили много всего для киселей и муссов. Мишка над нами смеётся...
   - Жаль Вы весь лес переработать не в состоянии. Куда нам столько?
   Но Наташка его быстро обрывает...
   - Родни полно и все едут в гости, слава Богу, не забывают. Все уйдёт. Ты, главное, про свою лепту не забывай. А то все по лесам носишься. Давно бы Светку на рыбалку отвёз.
   - Да, надо, может на той неделе, Свет? Ты ведь не торопишься?
   - Да нет, не тороплюсь в принципе, ещё 2 недели в запасе, но хотелось бы рыбки-то вяленой отведать и копчёной тоже...
   - Ну, тогда завтра, все, едем...
   Все так и завизжали от радости, давненько уж их отец на рыбалку не возил, а тут такая нечаянная радость, костёр разожжём, в углях рыбу запечём, ухи наварим. Одна беда, комары одолеют. Но удовольствие требует жертв.
   - Сегодня все рано ложимся спать. Завтра подъём ни свет ни заря.
   Ну, вот кто как, а я просто люблю сидеть на берегу с удочкой и рыбку ловить, дед научил, это было его хобби, кроме коллекционирования вин, в большинстве случаев он ловил просто для удовольствия, мелкую рыбку вообще отпускал, так тщательно снимал с крючка, чтобы не поранить и всегда говорил при этом...
   - "Ну, плыви, до следующего года, расти..."
   Мы с Серёжкой только из-за этого и пристрастились к рыбалке, вместе с дедом любили снимать рыбку с крючка, а вот отец всегда считал, что эта забава для тех, кому делать нечего, сидишь и тупо смотришь на поплавок, когда это время ты можешь использовать для самообразования, что гораздо полезней. Дед при этом хмыкал и говорил...
   - "Ну, каждому своё..."
   Хотя был очень образованным человеком. Сыну не уступал, это было сплошное удовольствие слушать их нешуточные баталии по тому или этому вопросу, если у них мнения в чем-то расходились. Они приводили друг другу такие аргументы, что мы с Серёжкой только и успевали переводить взгляд с одного на другого и думали...
   - "Ну, когда же кому-то из них парировать выпад другого будет нечем"...
   Обычно положить конец их спорам, могла только бабушка, она всегда находила, что сказать и они её безоговорочно слушались... ОБА... Мы же с Серёжкой были очень разочарованы, потому что слушать их было очень интересно, особенно когда подросли, тогда мы уже начали улавливать суть спора, редко, но иногда мы оба были либо на стороне отца, либо деда. Вот тогда-то уж гордости того, за кого мы заступались, не было предела... ЕГО АРГУМЕНТЫ БЫЛИ ВЕСОМЕЕ...
   Но после этих споров они разговаривали, как ни в чем не бывало, как будто это не они тут только что отстаивали с жаром свою точку зрения. Тут же похлопывали друг друга, жали руки...
   - "МИР, МИР. Сегодня ты был убедительнее меня"
   Как нам не хватает теперь деда, да и бабушки тоже... Просто и не передать. Но с этой неизбежностью пора примириться.
   Из Москвы так никто позвонить и не пытался, если честно, что уж им там сказала Марь Ивановна, я не знаю, но НЕ ЗВОНЯТ! Я просто отдыхаю, было бы туго, позвонили бы, значит справляются. Вот и хорошо. Значит у меня коллектив то, что надо. Все могут, все умеют, все знают. Их подталкивать не надо. Я очень рада этому. Мы знаем друг друга со студенческой скамьи, нам, возможно, легче строить эти производственные отношения.
   Спорим мы только, создавая новую коллекцию. Каждому хочется привнести что-то своё... но находкам коллег, радуемся всем коллективом. За 9 лет работы от нас не ушёл ни один сотрудник, кроме Вовки и Борьки, но Борька не дизайнер, он у нас с компьютерами работал. Типа программиста. Дизайнер-компьютерщик, так мы ввели его в должность. И когда его пригласили в другую фирму, как он, по-крайней мере, мне сказал, с повышением оклада, то мы отпустили его безболезненно, но он забегал после работы, помогал нам, если происходили запарки, перебои в работе компьютеров. Постоянно был с нами.
   Пока вот не встретил Аглаю. Тогда я поняла, что теперь буду видеть его реже, но я и подумать не могла, что там ещё и Вовка, если бы я только догадалась об этом, то уже давным-давно вычислила их, напомнила ему о его непосредственных обязанностях.
   - "Эх, Вовка, Вовка... ну что же мне решить то, ты мне сказал"...
   - "РЕШАЙ"...
   Вот я и решаю вдали от тебя, с тобой рядом был бы однозначный ответ:
   - "ДА!"
   А так я все же сдамся не сразу... все же обдумаю, как это Ленке сказать...
  

СЕМНАДЦАЯ ГЛАВА

   Так прошло две недели, хотелось уехать, но все семейство в один голос стало уговаривать побыть ещё немного, дождаться рыбу...
   - ЗРЯ ЧТО ЛИ СТОЛЬКО НАЛОВИЛИ?- Вопрошал Мишка. И Наталья вторила ему...
   - Девчонки тебя не поймут... как это ты от меня и без рыбки-то приехала...
   Пришлось сдаться и ждать... Да и уезжать от них не хотелось. Я понимала, что эта задержка меня не спасёт, решение я должна принять и принять окончательно, сколько не придётся откладывать, но пусть это будет немного попозже, роли это такой уж фатальной не играет. Я понимала, что это позиция страуса, но ничего с собой поделать не могла. ТРУСИЛА!
   Ну, наконец-то, звонок от Ленки, я уже извелась вся, как она там. Когда услышала её бодрый голос по телефону, то просто так и запрыгала на месте...
   - Леночка, родная, ну как Вы там? Как Серёжка?
   - А почему ты сама не позвонила, а ждала нашего звонка?
   - Ну, Лен, ну ты же понимаешь, у Вас медовый месяц, а я буду Вам мешать...
   - Медовый месяц, даже два, у нас уже был, правда, до свадьбы, но это и хорошо, хоть меня ничего не отвлекало, а теперь мне вот здесь плохо, духота, которая очень плохо отражается на моем здоровье. И чем дальше, тем хуже. Я тут задыхаюсь. И если бы не бесконечные Сережкины дела, то я бы давно прилетела к тебе, но у меня две новости, обе хорошие, одна определённо понравится, а вторая не уверена. С какой начать?
   - Ну, Лен, ты же знаешь... лучше с той, что похуже, чтобы не омрачать хорошую, говори, я слушаю...
   - Видишь ли, Свет, мой сосед сверху, который в квартире своей не живёт, но умудряется меня постоянно заливать, не следит за сантехникой и вообще за всем в своей квартире, вдруг решил эту квартиру продать, а я давно ему предлагала её купить, ты же знаешь, чтобы из своей квартиры и его, сделать квартиру на двух уровнях, даже к архитектору обращалась, мне сказали, что можно.
   Так вот вчера он мне позвонил, предложил купить его квартиру, цену, правда, заломил, но Бог с ним, теперь мы можем это себе позволить. И в связи с этим я прошу тебя оформить с ним сделку. Я уже договорилась с архитектором, прорабом, наняла ремонтную бригаду, обратилась в нотариальную контору, документы проверили, все готово к сделке, тебе нужно только туда подъехать и поставить подпись. Послезавтра к одиннадцати часам. Нотариальная контора недалеко от нашего агентства, через 4 дома от нас, тебе будет удобно. Сделаешь?
   - Мда... Лен... я у Наташки на Селигере отдыхаю, хотелось бы до конца недели еще побыть тут, но что не сделаешь для любимого брата и обожаемой подруги, придётся ехать. А вторая?
   Если Ленка и удивилась, что я бросила Агентство, то она мне не сказала ничего. Может, предположила, что теперь там Вовка всем заправляет, как и должен был все эти 5 долгих лет...
   - Ну, вторая я сходила на УЗИ...
   - И? Лен, не томи... что сказали?...
   - Ну, 21 неделя, как и предполагали...
   - И?
   - ДЕВОЧКА, СВЕТ... ПОЛИНА СЕРГЕЕВНА... как наша бабушка, это однозначно и безоговорочно... Мы с Серёжкой так решили...
   - Лен, я за Вас рада... честно, очень рада... и что девочка тоже... и что в честь бабушки...
   - Свет, мы скоро приедем, как будет квартира готова, мне здесь не нравится. И рожать я хочу дома, где меня все поймут, а вдруг я как радистка Кэт буду орать по-русски, а они ничего не разберут?
   - Ну, Ленк, шутишь, значит все на самом деле хорошо. Береги себя, я все сделаю, завтра выезжаю. Тут Наташка с тобой хочет поговорить...
   Пока они с Наташкой рассказывали друг дружке, как у них обеих протекали эти 5 месяцев беременности, у Наташки, правда, в три раза больше, я тихонько пошла собираться. Ну, их, честное слово, что я могу им сказать? Наташка только твердила, что если у Ленки какие-то сомнения, опасения, то пусть сразу ей звонит... пусть их...
   Собралась я быстро, так как половину вещей, прихваченных с собою из Москвы, я и не одевала... у нас с Наташкой каждый день постирушки, ребятня по лесу как на пузе ползала, вот и своё заодно простирывала, а утром под утюг и на себя... Красота... собрала все за 15 минут...
   Наташка тоже начала все паковать, укладывать, распихивать... я молчала, говорить бесполезно, мы это уже проходили. После обеда, как не странно рано, вдруг прикатил Мишка... мы по привычке все выбежали его встречать...
   - Натах, собираемся, меня в область переводят, начальником отдела...
   Мы так и стояли 5 столбов. Дети ничего не поняли, но подражали нам, а мы так и стояли, разинув рот... то в район не могли перевести, а тут сразу в область. Шевельнулась у меня мыслишка, но я не стала её обсуждать ни с кем, задавила в зародыше.
   - "Может это Борьки с Вовкой работа?"
   Но Мишкину радость омрачать не стала. Заслуги у него были. Работу свою он любил, выполнял добросовестно и был очень порядочным, грамотным, любящим своё дело человеком. Тут Наташка, наконец, закрыла рот, кинулась к мужу на шею, ребятня за ней.
   - Миш, а жить где будем?
   - Нам служебную трехкомнатную квартиру дают, я из области, мне с утра как сказали, что вызывают к 11 часам, я и поехал. И кабинет осмотрел и на квартире побывал. Ремонт нужен. Вы пока упаковывайте все. Надо завтра к родителям, да по родне. Деньжат занять... там ремонт, мебель новую... расходы...
   Тут уж я ему сказала...
   - Не надо, Миш, по родне... итальянцы с нами за коллекцию, которую в основном Наташка сделала, расплатились, я просто не успела перевести Вам деньги, что не хватит, то я Вам добавлю, а потом из Наташкиного жалованья буду вычитать. Теперь у неё и времени будет больше и возможностей тоже. У Вас же здесь Интернет 2 раза в неделю нормальный, а там постоянно... Я за Вас рада...
   - Ну, ты Светлана, вечно вовремя у нас оказываешься, что бы мы без тебя делали то? Раз есть там Натальины деньги, то это хорошо, да и у тебя возьмём...
   - И не скупитесь, делайте все сразу как надо, все берите приличное, все же начальник отдела... будут сослуживцы ходить. Знаю я Вас... ЭКОНОМИСТЫ... все в натяг...
   - Хорошо, когда есть вот такие друзья, верно Нат?
   - Да уж как не верно-то... это я с первого дня знакомства просекла,- рассмеялась Наташка. - Без них померла бы с голоду, да и ни одеть, ни обуть было бы нечего, сам знаешь, как у нас жили то, если бы не они и институт бы может, не окончила, я им по гроб жизни обязана... особенно тебе, Светлана.
   - Ну, начала... не остановишь, ты ещё слезу пусти, чтоб мне тебя жалче стало, бедная ты наша.
   Все так и расхохотались... обстановка разрядилась... мы пошли накрывать на стол, мужчину надо кормить... Мишка, узнав, что мне завтра уезжать, очень огорчился...
   - Я думал, что поедем все вместе... квартиру посмотрим... два ума хорошо, а три лучше... подсказала бы нам, что купить...
   - Миш, Тверь-то по пути, не забывай... детей к родителям, выедем пораньше и зайдём, посмотрим... должна же я знать, куда в следующий раз в гости поеду, да и дорога почти втрое короче будет, ещё надоем... гнать будешь...
   - Ну, уж дудки... ни за что не выгоню, ты лучше всех и с кем я ещё на рыбалку ездить буду?
   - Да и вообще... Мишаня, надумала я прикупить тут у Вас недвижимость, чтобы было где остановиться по приезду на рыбалку... присмотри-ка ты мне коттеджик не хиленький, чтобы с охраной и этажика на два, - вдруг выпалила я, неожиданно для самой себя...
   - Вот. Это Светлана ты дело говоришь, где ещё такой воздух то, а уж отдыха, такого как здесь ты нигде не найдёшь...
   - Миш, мне бы найти кого из местных жителей, чтобы присматривали да прибирали по мере надобности, не обижу...
   - Да знаю я... найдём... брательника попрошу, он расстарается, был бы он не женат, то непременно бы к тебе посватался... больно уж ты ему по сердцу пришлась... всегда с теплотой о тебе отзывается...
   - Ну и чудненько... цена значения не имеет, лишь бы соответствовал моим требованиям... все удобства... Ну и поближе к озеру, может катер прикуплю, буду прямо с него с середины озера рыбу ловить... КРАСОТА...
   - Лады... сделаем. Ну, пошли, рыбу посмотрим, может, дошла или скоро дойдёт, недалече, довезёшь, а потом на лоджии развесишь, вот вся Москва на запах сбежится,- балагурил он...
   На другое утро мы тяжело гружёные отправились в путь. Утром мы хотели уже оставить Наталью дома, ехать вдвоём, детей будить не хотелось, но как-только спустились позавтракать, вся заспанная троица скатилась с чердака, где из-за жары спала, в кухню, попили парного козьего молока, скоро отвыкать придётся и расселись в отцовой машине. Почти все было уже загружено...
   Мишка только вынес скоропортящиеся мясные, деликатесы, которые Наташка приготовила мне в подарок. Я бы, естественно, была рада, если бы о них забыли, но с Наташкой этот номер не проходил никогда, она все и всегда помнила, отказываться было бесполезно, даже мои доводы вчера, что я же не сразу поеду домой, а заеду на их квартиру её не убедили...
   - За два часа не испортятся, не увиливай...
   После этого я замолчала. Если бы не изнуряющая жара и все эти запахи, то ехать было бы не так уж и плохо, несмотря на то, что все окна в машине опущены до отказа, этот перемешанный аромат, исходящий от всего, что было в машине, меня просто убивал. Но доехали мы на удивление нормально, хотя мне каждую минуту хотелось остановиться, выйти из машины и отдышаться, была бы я одна, то, возможно, так и сделала бы, но впереди маячил Мишкин Уазик, и мне приходилось, стиснув зубы, ехать за ними. Ну, наконец, Тверь хоть квартира не на окраине, но и не в центре, так по серединке.
   Они мне что-то втолковывали, я смутно помню, как кивала, соглашалась с ними, но что говорили, ни за что не вспомню. Наташка смотрела на меня, смотрела... потом вышла и через 10 минут пришла, как оказалось из аптеки, сунула мне какую-то таблетку, я машинально засунула её в рот, запила минералкой, услужливо подсунутой Алёнкой... посидела полчаса на треногом стульчике на кухне, полегчало настолько, что я тут же начала собираться в дорогу...
   Наташка сунула мне упаковку каких-то таблеток, недопитую бутылку минералки, меня все расцеловали, усадили в машину и я покатила, после 20 раз повторенного Наташкой напутствия, быть внимательной, встать на обочине, если почувствую себя плохо, через 3 часа принять таблетку, наконец, они меня отпустили...
   А лучше бы они перегрузили все свои гостинцы из моей машины в свою. Но заикаться об этом я, конечно, не стала. Уже проверено не один раз.
   СЛУШАТЬ МЕНЯ НИКТО НЕ БУДЕТ!
   Не при каких обстоятельствах! Да и заикнись я только в офисе, что была у Наташки и приехала без гостинцев... стон будет стоять по всему агентству... МЕНЯ НИКТО НЕ ПОЙМЕТ! Так что лучше потерпеть. И вот, стиснув зубы, я уже подкатываю к своему офису, что пришлось вытерпеть в дороге, знаю только я одна, 3 раза пришлось следовать Наташкиному совету и останавливаться. ДЫШАТЬ. Перед Москвой приняла ещё таблетку, надо внимательно дома прочесть, что за дрянь то, а то напринимаешься неизвестно чего, хотя Наташка вряд ли мне бы дала что-то непонятное... это я никогда не пила никаких таблеток, здоровьем Бог не обидел, а вот у неё постоянно какие-то болячки, ещё с институтской скамьи. Она все знает.
   Ну, вот... позвонила Андреевичу, сейчас мне организует встречу в офисе, мальчики, охранники, быстренько все это безобразие выгрузят, я даже домой ничего не повезу. В машине достаточно нанюхалась... просто не выдержу... все эти стрессы меня доканают. То гнали эту итальянскую коллекцию, сроки поджимали, даже толком не разобрались, что там нам Наташка подкинула, просто обсудили, вроде нормально, хорошо, что понравилось, а так бы не уложиться ни за что. Потом Ленкина с Серёжкой свадьба, нужно было все подогнать, подготовить, завершить, чтобы выкроить эту неделю, параллельно разработать платье, без конца его примерять, выверять, переделывать... сначала шили из шелка, грубо, перешли на шифон... и ОБОМЛЕЛИ... ну почему сразу не пришло в голову.
   Сама свадьба... это ухаживанье сразу двух мужчин. Потом встреча с Вовкой... возникшее чувство к нему. Известие об их предательстве. Обида на всех. Вот бегство к Наташке, но от себя же не убежишь, мысли так и лезли в голову, чтобы я не делала... теперь вот эта изнуряющая дорога, а ещё трушу. Ну что я скажу Вовке, он ведь ждёт от меня решения, чем скорее я приму его, тем лучше, но прежде, чем его принять, я должна поговорить с Ленкой. Это однозначно. Навряд ли Серёжка отпустит Ленку сюда, надо бы съездить к ней и в спокойной обстановке все это ей рассказать... предварительно, конечно, её как-то подготовить. Да, так и сделаю. Вот все в офисе разгребу, нельзя же, в конце-то концов, сваливать все это на Борьку с Вовкой, это я, конечно, зря. Ну не хотят они больше этим делом заниматься, переросли его, зовут на службу Государеву, так сказать. Пусть их. Только пусть найдут мне толкового экономиста, да уж и директора заодно, я же поведу дизайн, как и задумывалось с самого начала...
   Для презентаций тоже надо кого-то найти... Ленка больше не будет этим заниматься... это однозначно, Серёжка ни за что не позволит. У Лариски своя работа. Сколько же всех этих НАДО... Слава Богу, хоть журнал не лихорадит, там Марь Ивановны дочка, Маринка, все это прекрасно разруливает, журналистка до мозга костей, с чутьём от Бога, в этом хоть повезло. Это Борька тогда меня попросил, мол, есть у двоюродной сестры голубая мечта... создать журнал Мод и не хочу ли я попробовать. И я рискнула... не жалею до сих пор.
   Ни о каком Питере теперь речи быть не может. Лучше уж своё Агентство увеличим, если что... хватит, а то я и там буду торчать. НЕ ХОЧУ! Ещё и обувная мастерская с нами сливается, это вопрос решенный, давно надо было догадаться. И разрабатывать все в едином ключе... Правильно я решила, покупаю дом на Селигере и буду оттуда, вместе с Наташкой разработки присылать. Но это мечта. Вряд ли смогу. Но дом куплю! Обязательно! Я просто влюблена в это место. Мне там хорошо. Сейчас к Наташке с Мишкой не завалишься, им самим тесновато будет, а тут ещё я, да и чем Тверь от Москвы-то отличается? Архитектурой, а так такой же город... Может перенести свой головной офис туда? Да уж... я бы не против... только коллектив не поймёт... А жаль!
   Ну, все, я подъехала. Вот Андреич, организовал встречу, да они за один раз все, что есть в машине, отнесут. Останавливаюсь, мне тут же дверцу открывают, подают руку... выхожу и смотрю в до боли знакомые Вовкины глаза. Как он осунулся, похудел, а тут ещё и Борька, но этот ничего... улыбается... рядом с ним высокая, рыжая девушка, вся в конопушках... охранники потрошат машину, я сказала вытащить все... и уставилась на них троих. Тут Борька опомнился... ЖДУУУ... КОГДА МЕНЯ ПРЕДСТАВЯТ... ИЛИ МНЕ... КАК ТАМ ПО ЭТИКЕТУ? МАМА БЫ ПОДСКАЗАЛА... А Я НЕ ЗАМОРАЧИВАЮСЬ...
   - Свет, познакомься, это Аглая, твой главный экономист и коммерческий директор в одном лице... Моя невеста...
   Ну, слава Богу, то, что я слышала от Марь Ивановны об Аглае... обнадёживает. За плечами МГУ, потом Гарвард... думаю справиться... На первых порах поможем... А там увидим...
   - Здравствуйте, очень приятно! Надеюсь, сработаемся! Извините меня, я сегодня очень устала, познакомимся позднее. А теперь, Вов, отвези меня домой! Что-то не важно себя чувствую...
   - Да оно и видно. Садись, пропажа!
  

ВОСЕМНАДЦАТАЯ ГЛАВА.

  
   Ох! Как хорошо то, при открытых окнах... салон очистился от запахов почти мгновенно, по крайней мере, не такой удушающий, надо в мойку машину сдать, чтобы уж наверняка, больше я этого не вынесу.
   Ну, наконец, я дома.
   - Проходи, Вов...
   Он нависал в проёме двери двухметровой глыбой, плечи на весь проем и следил за мной из-под опущенных ресниц, молча...
   - Ну что ты стоишь, проходи, дверь закрой, кофе свари, пожалуйста, я в душ...
   - На голодный желудок, кофе? Жди. Сейчас есть будем, - сказал он и пошёл на кухню,- Ты пока иди душ прими, я все разогрею...
   Я так и встала столбом...
   - Что разогреешь, боюсь там пусто...
   - Ты уверена? Я все приготовил, твоя прислуга ещё вчера все купила. Борька её попросил, а уж приготовить-то дело техники...
   - То есть ты вчера уже знал, что я приеду?
   - Да я все знал, неужели ты думаешь, что я сразу не позвонил Наташке и не продублировал твоё бегство? Не забывай, что Борька тоже имеет её телефон, скайп и все остальное. Это первое, что пришло нам обоим в голову, как только Марь Ивановна нам позвонила. Мы с Наташкой каждый день созванивались...
   - Ну, надо же, а мне ни гу-гу, конспираторша, только все у меня выспрашивала. Ну, я ей, подруга называется. Я ей как на духу, а она только все ахала, а сама за моей спиной тут с Вами шушукалась. А Мишаню Вы протолкнули? Что-то быстро все произошло...
   - Ну, Мишка парень толковый, он бы и сам пробился. А тут выплыли махинации в особо-крупных размерах, мы с Борькой проверочку по ведомству их проводили, их начальника сразу же под следствие и первая кандидатура на замещение вакантной должности была Мишкина, мы только с Борькой поддержали и все. У тебя какие-то возражения?
   - Нет, ну что ты? Какие возражения? Я так за них рада. Наташка зарывала талант свой в этой глуши, сколько мы с Ленкой не доказывали Мишке это с пеной у рта. Он непоколебим.
   - Прямо с пеной у рта? Хотел бы я на это посмотреть...
   - Ну, ты же понимаешь, что это образно, просто баталии шли не шуточные. Ладно, Вов, разогревай, сейчас я...
   Выйдя из душа, я только тогда и поняла, что ужасно голодна. Утром мы легко позавтракали, хотели перекусить в Твери. Но в виду моего состояния пообедать не пришлось, по дороге я тоже заскочить в закусочную и не помышляла, при желании можно было поесть и в машине, благо забита была под завязку всякими деликатесами, но это мне и в голову не приходило, лишь бы до офиса дотащиться. А теперь желудок быстро напомнил, как он проголодался...
   Вовка сидел с чашкой кофе и наблюдал за тем как я мету все подряд. Мне даже было неудобно, но поделать ничего с собой не могла. Только запихивала кусок в рот и тут же тянулась за следующим, ну никогда столько не ела, что это? Я отдавала дань стряпне любимого человека? Или настолько голодна, что не могу насытиться? Ну, наконец-то я протолкнула последний кусок. Вовка сразу услужливо налил мне кофе. Мы перешли в гостиную, удобно расположившись на диване, я сразу же решила покончить с этим мучившим меня вопросом...
   - Вов...
   - Свет, ну если ты не готова дать мне ответ, то я тебя не тороплю... Я бы хотел дождаться однозначного ДА!
   - Нет, Вов, у меня было чуть больше месяца. Я уже все решила окончательно и бесповоротно. Свою дальнейшую жизнь я хочу прожить с одним человеком, и это, однозначно, ты, но Ленку я терять тоже не хочу, я не думаю, что она будет против нашей свадьбы, но её мнение я знать должна, я должна ей это сказать, подготовить, ну не могу я иначе, понимаешь?
   - Понимаю, да, ты должна ей это сказать.
   - Но в силу тех обстоятельств, что Ленка беременна...
   Вовка радостно вскинул брови...
   - Ну, я за них рад...
   - Ну вот, понимаешь, я не хочу волновать её лишний раз, мало ли что... я просто этого себе никогда не прощу. Мне нужно видеть её реакцию, ощущать эмоции, поговорить с ней с глазу на глаз... либо я сама полечу к ним во Францию, либо подожду, когда они приедут сюда, если у меня не будет времени, чтобы слетать к ним, такие дела с наскока не решаются...
   - Да понял я, не дёргайся, Свет, ждал дольше, только бы ты не передумала...
   - Не надейся, теперь ты от меня так быстро не отделаешься, понял?
   Я никогда не видела у него такой счастливой, глупой улыбки, какая появилась на его лице в этот момент...
   - А я и не собираюсь отделываться. Вот...
   И тут он вытащил из кармана своей джинсовой куртки синюю, бархатную коробочку и передал мне. Когда я открыла её, то у меня от восхищения перехватило дыхание, в ней лежало изумительное кольцо с голубым сапфиром старинной, ручной работы. Я просто глаз не могла отвести в немом восхищении сидела и взирала на это чудо...
   - Нравится?
   - Очень, ну где ты приобрёл это чудо?
   - Свет, я его не приобретал, понимаешь, это наша фамильная реликвия, её носило уже не одно поколение женщин нашей семьи, вот только бабушка с мамой очень редко одевали...
   - Так ты у нас, Вов, что голубых кровей? Что-то ты об этом и не говорил никогда...
   - Да повода не было, ну как сказать голубых кровей, прабабка моя была голубых, в роду кого только не было Шереметьевы, Юсуповы, Орловы. Целая плеяда самых известных, дворянских семей, но замуж она вышла за простого безграмотного мужика и укатила с ним на Сахалин, только бы подальше, всю семью расстреляли у неё на глазах, она в каком-то чужом подвальчике пряталась вот и боялась всю жизнь.
   Только, когда помирала, дочери все рассказала, а дневник писала всю жизнь и хранила его в сарае под дровами. Писала урывками. Да вот это кольцо, бабушке отдала и только напоследок и сказала, где искать, голодала, еле сводила концы с концами, но кольца не продала, дети у неё были и много, но только бабушка и выжила. Вот она ей на смертном одре все и поведала. Бабушка долго поверить не могла, все раздумывала, не повредилось ли у прабабки все в голове, но по весне дрова-то убрали и именно там, где прабабка указала, она свёрточек-то и нашла.
   У бабушки тоже мама одна, кольцо мужской представитель нашего семейства должен был своей избраннице отдать...
   - Что ж ты не отдал Ленке?
   - Ну, видишь ли, судя по описанию в этом дневнике, у нас ещё одно поверье существовало. Если этот камень не подходил к глазам избранницы, то уж ничего хорошего не жди. Ну, можешь посмеяться...
   - Ну, зачем же я буду смеяться над чужими поверьями. У нас тоже полно своих...
   - Да и не было у меня, его тогда. Мне его бабушка вот теперь только и дала. Предчувствие у неё было, что на сей раз оно мне понадобится. Не знал я ничего об этом. А знал бы, то уж не ошибся, поверь. Да и не ошибся я, сердце-то знало, но вот такое стечение обстоятельств. Прости меня, Света...
   - Да что ты, Вов, просто мы тогда были не готовы. Ну, ты, конечно, мне сразу понравился, не отрицаю, но я не завидовала Ленке, тогда все было впереди, откуда же мы могли знать, что все так повернётся...
   - Ну да, если бы все сложилось по-другому, то своего ребёнка я бы не бросил никогда. Это однозначно. Но случилось то, что случилось, и ничьей вины в этом нет...
   - Да, конечно, я с тобой согласна. Нам нужно строить свои отношения, надеюсь, у Ленки с Серёжкой все будет отлично, они просто созданы друг для друга. Он же тогда, когда ты видел его у меня, примчался сразу же, как только узнал, что Вы разошлись, но они разминулись. Она, сломя голову, умчалась на этот курорт, где и подцепила себе этого Андрюшеньку, гора мяса, без всяких мозгов, его там какая-то тётка забыла, поигралась в пух и прах в Казино и забыла, он полы в ресторане мыл, на большее не пригоден был, а Леночка вляпалась, я чуть со злости тогда их не побила, когда его увидела. Потом вот этот инцидент...
   - Не надо, Свет, я чувствую себя виноватым перед Ленкой, что все это произошло с ней. Слишком мы тогда обидели друг друга, можно было и не так разойтись, но мы не уступили друг другу ни на йоту, надеюсь, у нас все будет по-другому, мы все же будем слышать друг друга... Но сложится у неё с твоим братом или нет, прошлого уже не вернуть и назад дороги никогда не будет... Я люблю тебя и только тебя и тебя я хочу видеть рядом с собой всю оставшуюся жизнь и никогда не потеряю... СЛЫШИШЬ?
   - Надеюсь, Вов, мои отец и мать всю жизнь живут друг с другом, у мамы глаза до сих пор горят, когда она только говорит о папе, а он так трепетно к ней относится, что просто сердце тает, когда я на них смотрю. И дедушка с бабушкой тоже всю жизнь любили друг друга...
   - Свет, у меня в семье тоже так, а вот с Ленкой у нас постоянно все было по-другому, мы ссорились по любому поводу, да что я тебе рассказываю, это все происходило на твоих глазах...
   - Ну да, но ведь все живут так, как им нравится, не мне судить Вашу жизнь с Ленкой, если мы хотим наладить свою, то ту страницу нам надо с тобой просто перевернуть и не начинать этого никогда. Если мы сможем, и Ленка это все поймёт, примет, то больше к обсуждению этого мы возвращаться не будем...
   - Да, я согласен...
   - Осталось поговорить с Ленкой, завтра в офис, все там с Аглаей решим, если выкрою окно, то слетаю к ним...
   - Да нет, Свет, вряд ли, после показа итальянской коллекции, на нас посыпались заказы, что даже отказываться приходиться или передаём в другие агентства, где Ваши работают, если бы не лето, то в Вашем институте помогли, но там аврал...
   - Ну почему Вы, зная, где я нахожусь, ничего мне не сказали, как Вам не стыдно. Я же сказала Марь Ивановне, что если что, сразу звоните...
   - Ну, мы с Борькой запретили. Мы все же тебя не плохо знаем. Поверь, уж если ты вот так вот сорвалась и помчалась, то у тебя на это должны быть веские причины, но ты не поняла. Мы и не собирались все на тебя взваливать, мы уже тогда все просчитали, но ты не дала нам даже шанса тебе все рассказать. Я и пошёл к тебе, чтобы вот все это тебе предложить.
   Но вышло что вышло, я не успел, думал, что время ещё будет, завтра, а завтра не было. Ты улетела так, как будто за тобой мчался целый рой ос. Ну, мы посоветовались и решили дать тебе время остыть. Это было необходимо. Вот и крутились ночами, как могли, все. Как ты одна это разруливала? Мы с Борькой, да ещё и Аглая, еле-еле справлялись. А у тебя у одной полный ажур...
   - Ну, Вов, Вы с непривычки, а у меня не на кого было надеяться, Марь Ивановна здорово помогала, конечно, дай Бог здоровья на долгие годы, на Ленку положиться было нельзя, вот и приходилось, у меня же ещё Наташка была, почему вы её не привлекали?
   - Да ты что? С тобой на хвосте? Как бы она это смогла? Ты просекла бы сразу. Мы и не заикались...
   - Понятно, ну да Вы правы, в их избушке не спрячешься. Да уж, приходилось мне покрутиться, иногда домой только в полночь доплетёшься, а на работу к 8 утра, родителей по полгода не видела, если бы сами не наезжали, то и дольше, личной жизни никакой...
   Глаза Вовкины при этом так и зыркнули на меня...
   - Папа уже столько раз грозился забрать меня, запереть в усадьбе, отключить Интернет и пусть это Агентство летит в три тартары, здоровье дочери ему дороже, чем все мои увлечения вместе взятые. А мама добавляла, что и о детях пора подумать, им с папой внуков ещё охота переженить, а с такой дочерью, как я, никакой надежды. Каждый раз, приезжая в Москву или когда я приезжала в гости к ним, постоянно какая-нибудь подруга приезжала к нам "неожиданно" в гости, вместе с сыном...
   - И что?
   - Как видишь, ничего. Мне же надо было понравиться, не просто же так
   - Ну, я рад, что тебе никто до сих пор не понравился, что у меня есть шанс надеяться, что ты примешь моё предложение. А о какой усадьбе ты говорила? У твоих родителей, что свой дом?
   Я так сверкнула на него глазами. Неужели Ленка никогда не говорила, чем занимается моя семья? Или я? Не помню, столько времени прошло...
   - Ну, вообще-то, Вова, у меня довольно обеспеченная семья, папа занимается виноделием и поставками вин по всей стране...
   - Да? Так ты завидная невеста? А я и не знал, как-то виноделие меня абсолютно не интересовало, Ленка как-то говорила, что многим обязана Вашей семье. Но я думал это чисто с человеческой точки зрения, никогда не вдавался, ну да, Вы были прилично одеты, обе, всегда при деньгах, это нам с Борькой, чтобы повести Вас куда-нибудь приходилось и грузчиками подрабатывать. Но о том, что у твоего отца большой бизнес я как-то не знал...
   - Это тебе не приятно?
   - Да нет, что ты, я просто знаю как ты вкалываешь, несмотря на то, что могла бы и не работать, если так, Мне важна ты, а не деньги твоего отца. Извини, Свет, я не хочу тебе навязываться и давить на тебя, пока ты не решишь все окончательно. Уже поздно и мне пора. Завтра рано вставать, увидимся вечером, там Борька столик в ресторане заказал, хочет Вас с Аглаей подружить, она очень хорошая девушка, идеально ему подходит, если Вы подружитесь, сработаетесь, он будет безмерно счастлив. Все, пока.
   Он как-то вскользь чмокнул меня и вышел. Оставшись одна, я долго сидела в темноте, даже не было сил встать, включить свет или пойти, наконец, лечь в постель. И думала, думала, как впрочем, весь этот период, с того момента как я проснулась от запаха свеже-сваренного кофе и увидела Вовку, входящего ко мне в спальню с подносом в руках...
   Господи, сделай так, чтобы это все же была моя судьба, чтобы все у нас получилось. Я никогда к тебе не обращалась с просьбами, это первая. Помоги нам все понять, простить и жить всем в мире и согласии...

ДЕВЯТНАДЦАТАЯ ГЛАВА

   На другой день я уже неслась в офис с утра пораньше, от вчерашнего недомогания не осталось и следа. Влетев в офис. Я сразу же наткнулась на Марь Ивановну, ну никогда мне не удавалось придти раньше неё, во сколько бы не приехала. Она мне всегда смеялась в ответ на моё удивление по этому поводу...
   - "Вы, Светочка, на авто, а я по-старинке на метро, вот так и выгадываю".
   Может мне тоже на метро перейти, что-то меня уже напрягают эти пробки. И давно, сколько я времени теряю. А по работе буду ездить на служебной машине. Но вот как-то все жалко свою малышку, запылится вся в гараже. Правда, можно охранникам приплачивать, чтобы протирали. Но это только мечты, не могу я без неё. Это однозначно. Поздоровавшись и расцеловавшись с Марь Ивановной, я сразу же быка за рога...
   - Марь Ивановна, попрошу Вас со всей подборкой предложений нашему Агентству ко мне на совещание...
   И в свой кабинет, прямым ходом...
   - Светочка, Вам направо...
   Я на полном ходу, уже взявшись за ручку двери, остановилась как вкопанная, так это озадаченно посмотрела на дверь и увидела надпись...
   Директор Сидорова Аглая Викентьевна...
   Мне стало так неловко. Ну, надо же, забыла, по привычке, как 5 лет назад заняла Вовкин кабинет, так как он по размерам был просторнее нашего с Ленкой, одного на двоих, она-то в нем почти не бывала, у неё специфика работы была абсолютно другая, но в одном кабинете нам было удобнее.
   Я засмеялась...
   - По привычке, Марь Ивановна... прикажите убрать в моем кабинете, туда уже 100 лет никто не входил...
   - Уже убрали. Светочка, как можно, как только Аглая Викентьевна заняла свой кабинет, так я и распорядилась убрать Ваш, чтобы был готов к Вашему возвращению в любое время...
   - Спасибо. Марь Ивановна, ну что бы я без Вас делала. Развернулась и пошла в свой кабинет...
   - "Интересно, - вдруг подумала я, - почему это меня Марь Ивановна сразу стала звать меня- Светочка, а Аглаю- Аглая Викентьевна"?
   У нас не чинились, так как основной костяк нашего Агентства составляли мои однокашницы, то к друг другу мы обращались на ты и по имени, теперь, возможно, будет все по-другому. Ну что ж, это её право, требовать обращаться к себе как к руководителю. Меня это не напрягало, а ей, возможно, неприятно, что её без отчества будут звать. Каждому своё. Мы уже 2 часа разгребали с Марь Ивановной, поступившие заказы. Когда вдруг на пороге моего кабинета возникла смущённая Аглая...
   - Извините меня, Светлана Михайловна, в пробке простояла...
   Надо же, Светлана Михайловна, я даже на языке обкатала это словосочетание, это мама, когда сильно зла на меня, из-за очередного отвергнутого мною её протеже, обычно всегда говорила...
   - Вы, Светлана Михайловна, рискуете остаться навсегда в старых девках, ну как в басне "Разборчивая невеста", у Крылова, все изволите ковыряться и ковыряться... ну и ждите принца голубых кровей, рискуете не дождаться...
   И рассерженная вылетала пулей из комнаты, правда, сердиться на меня она долго не могла, через 5-10 минут заходила и как ни в чем не бывало начинала со мной разговаривать... Но высказывала мне всегда... с одной и той же, давно выбранной интонацией. Больше меня так никто не звал... если только не у нас в Агентстве... Меня это как-то очень напрягает. Может, поэтому я предпочитаю, чтобы меня звали Светлана. Но у Аглаи этих комплексов нет, она, как директор, поступает правильно, ну что ж, так тому и быть...
   - Да ничего страшного, Аглая Викентьевна, мы тут с Марь Ивановной по старой памяти заказы разбираем, Вы уж нас извините...
   - Ой, ну что Вы, это Ваше право... ещё больше засмущалась она...
   Ну, Господи, как это заметно у рыжих, я теперь постоянно буду бояться ей что-то сказать невпопад, если Борькин трюк с рестораном не удастся, и мы не сблизимся, то я даже и не знаю, как вынесу это...
   - Ну что ж, присоединяйтесь к нам, давайте взвесим свои возможности, да к девочкам, что они напридумывали, у нас ведь ещё на дому работают многие сотрудники, и их привлечём, сейчас в пору Интернета все намного упростилось...
   - Да, я знаю, Вы правы, так намного удобнее...
   И мы приступили, заказов, действительно, было так много, что даже все вместе мы вряд ли сможем это все разгрести...
   - Да уж, тут на год работы, нужно выверить сроки, отобрать наиболее интересные предложения, а от других либо отказаться, либо отдать на разработку в родственные Агентства, так мы уже делали, никаких накладок не возникало...
   - Да, Светлана Михайловна, Вам виднее, я согласна с Вашим решением, я займусь отбором, а Вы обговорите это с другими Агентствами, у Вас больше опыта и возможностей...
   - Да без проблем, но мы поедем вместе. Я Вас представлю, Аглая Викентьевна. Вам придётся со многими работать, они часто работают на нас, и будут работать непосредственно с Вами, как с коммерческим директором. Обязанности Генерального директора с Владимира Петровича никто не снимал, так что если у Вас возникнут какие-то проблемы и меня не будет на месте, то Вы можете обратиться непосредственно к нему...
   - Хорошо, пойду к себе и не буду Вам мешать...
   Как-только она вышла, молчавшая до этого, Марь Ивановна, подала голос...
   - Светочка, Аглая очень хорошая девочка, но ей очень трудно, пока, встать с Вами в один ряд...
   - Да знаю я, Марь Ивановна, но вчера нас представили друг другу как Свету и Аглаю, могла бы и не величать, здесь мы только свои...
   - Ну, она не уверена...
   - Ладно, Марь Ивановна, разберёмся, сегодня Боря приглашает нас в ресторан для знакомства. Может там, в спокойной обстановке, Борька с Вовкой как-то помогут нам сблизиться...
   - Вот это правильно, молодцы...
   - Ну, как они тут справлялись?
   - Да тяжеловато было, Вовочка тут и ночевал даже, задерживался допоздна, а потом вставал рано и домой, переодеваться...
   - А, кстати. Вы не знаете, где он живёт? У него же нет своей квартиры в Москве...
   - Они снимают у меня, с Виктором, я все равно живу у дочери, надо внуков кормить, а ей с её журналом все некогда, вот и с мужем из-за этого разошлись?
   - Из-за журнала?
   - Нет, ну что Вы, это-то как раз его устраивало, она стала в разы больше зарабатывать, его не устраивал неухоженный быт, а прислугу они не могли себе позволить, так как он редко имел постоянный заработок. Он актёр, но ролей нет, так, в массовке. Квартиру они взяли по ипотеке, Мариночка оформила на себя, вот теперь и выплачиваем. Пришлось мне на старости лет тряхнуть стариной, пойти работать, а свою двушку сдавать... детям школу не хотелось менять, да и справимся как-нибудь, даст Бог...
   - Понятно, значит, снимают... ну хорошо, я Вас больше не задерживаю...
   Весь день у меня не было времени даже пообедать, основные заказы уже были в разработке. Девочки шли и показывали свои заготовки, многое было довольно удовлетворительно, уже прослеживался стиль, некоторые даже готовы к сдаче, кое-что отмели, но в основном я была удовлетворена, работать могли и с лихвой продемонстрировали это мне, нам многое по плечу. Когда я, наконец, решила ехать домой, чтобы переодеться, то в кабинет ко мне вошла вся святая троица, Вовка, Борька и Аглая... на переодевания времени не осталось, пришлось ехать так, но не только мне, по крайней мере, Аглае тоже, ну не впервые, что тут поделаешь.
   Поехали. Ужин прошёл в прекрасной обстановке, было весело, интересно, Аглая вела себя непринуждённо, куда делась вся её чопорность, вот бы не возвращалась вовсе, в нашем дружном, слаженном коллективе это не приживётся. Я опять была сильно голодна, в работе я этого не замечала, а теперь в ресторане ела за двоих. Видимо всем нам пообедать не удалось, так как ели все с аппетитом, может меня не хотели смущать, так как я тарелку чуть ли не вылизала.
   Приехав домой, проводив Вовку, я не удержалась и сделала себе ещё бутерброд с тунцом и оплела его за милую душу. Я уже у Наташки отъелась, а тут с этой работой ем на ночь, ужас, решила завтра с утра плотно позавтракать, встать пораньше, завела будильник, приняла душ и легла и сразу провалилась в сон.
   Боже, ну я же только что сомкнула глаза, кому это там понадобилось так трезвонить. Поднимаю трубку... Ленка...
   - Свет, ты сходила к Нотариусу?
   - Лен, забыла совсем...
   - Я так и знала, надо было Марь Ивановне сказать, чтобы напомнила или догадаться оставить доверенность на право подписи ей, а то на тебя положиться нельзя, ты как попадаешь в Агентство, все забываешь на свете...
   - Лен, ну честно завтра заеду сразу же и подпишу, с какого времени они работают?
   - Как все нормальные люди, с 9 утра, вот теперь мне уже поздно звонить туда, извиняться за тебя, сейчас соседу позвоню, чтобы он ждал тебя возле нашего Агентства, иначе я на тебя не надеюсь. Подруга ждёт не дождётся, когда сможет вернуться домой, а ты препятствуешь, - со смехом сказала Ленка, - Ну как там у Вас?
   - Да разгуливаем понемногу... и я по-быстрому ввела её в курс дела...
   - Понятно почему ты все забыла. Извини и я бы закружилась. Что Вовка с Борькой?
   - Да работают, потом и к нам заглядывают...
   - А как Аглая?
   - Ну, ещё не разобралась...
   - Ну ладно, подписывай бумаги, от Серёжки привет. Пока, Свет...
   - Пока, Лен...
   Сна как не бывало, долго проворочавшись с боку на бок, все вертелось в голове, лезли всякие идеи. Я встала, взяла альбом с карандашом и стала воплощать все, что пришло в голову на бумагу. В 4 часа утра я, наконец, отложила карандаш, даже не стала рассматривать, что я там напридумывала, выключила ночник и безмятежно уснула...
   Ну, опять кто-то звонит... да будет этому конец или нет, Мельком взгляд упал на часы... полседьмого утра. Ну, кто в такую рань?
   Мишка...
   - Свет, извини, что так рано, но дел по горло, помнишь, ты просила домик на Селигере тебе присмотреть?
   - Да, Миш, помню, что присмотрел?
   - Ну не совсем домик. Свет, там целое поместье, начальник бывший себе отгрохал, пожить даже не успел, за него и сняли, кто-то снял на видео и капнул, вот наше ведомство его продаёт, цена не хилая, но Наташка говорит, что если понравится, то Вы сможете его себе купить, Ваш, мол, в Воронеже почти такой же...
   - Да, Миш, ты завернул. Если учесть стоимость нашего дома, и поднявшиеся цены за последние 3 года. То я сомневаюсь, что смогу его потянуть. Может папа заинтересуется, он охоту любит, правда, рыбалку не очень, зато нас с Серёжкой хлебом не корми. С одной стороны не плохо бы иметь дом и на юге и на севере страны. Но, Миш, ничего не обещаю, пока не свяжусь с отцом, он вроде бы говорил, что ему врачи советуют сменить климат, как раз вот на такой как у Вас там... ну ладно. Перезвоню.
   - Свет, тут Наташка трубку вырывает...
   - Привет, Свет, ты как себя чувствуешь?
   - Да нормально, а что?
   - Ну, головокружения, тошноты нет?
   - Да с чего им взяться то? Тогда просто все эти запахи смешались, вот и не выдержала...
   - Да? Ты думаешь? А мне что-то кажется, что причина в другом...
   - В чем другом? Я что, по-твоему, больна? Чем?
   - Да нет, Свет, не в болезни дело...
   - А в чем?
   - Ну, я думала, что ты уже догадалась...
   - Наталья, перестань говорить намёками, честное слово, а то приеду, побью...
   - Ну ладно, Свет, может быть, мне показалось...
   - Что показалось, не тяни, это на тебя не похоже, ты всегда все выпаливаешь, что думаешь, сразу, а тут клещами не вытянешь. Что там тебе показалось? Говори. Или я точно сейчас все брошу и к тебе. Я же знаю твои знахарские штучки, все, по-твоему, всегда выходит. Я жду...
   - Ну, Свет, мне показалось, что ты беременна...
   - О Господи, ну как это вообще могло прийти тебе в голову? С чего взяла то?
   - Да ни с чего, а с твоего аппетита, у тебя, его ни разу такого не было, все 12 лет, что я тебя знаю, вечно в тарелке только ковырялась, а тут мела все подряд, не думай, мне не жалко, но без причины этого не бывает, ну сначала я подумала стресс! Пройдёт! Но потом ты успокоилась, а аппетит остался. В силу некоторых событий, которые ты мне поведала, я сделала заключение. ТЫ БЕРЕМЕННА. И не спорь со мной, я очень удивлюсь, если это будет не так. Сделай тест...
   - Боже, Наташка, я прекрасно себя чувствую, лучше некуда. И вообще с чего бы вдруг. Ну ладно, мне пора завтракать... просто умираю от голода...
   Наташка на том конце весело рассмеялась и отключилась...
   А я стояла столб-столбом и мучительно вспоминала, когда же это было-то. Партнёра у меня не было давным-давно, просто некогда было тратить своё время ещё и на это... да года три, точно никто не прорисовывался, я уже перестала за этим следить, ну какая разница то, когда... если это без надобности. А тут Вовка... я и опомниться не успела...
   Да... ситуация. Так... ну в душ. Наделала бутербродов, тостов, салат, не хилую тарелочку, все это оплела, чайку попила и пошла одеваться. Первое платье, как всегда... ну натягиваю... и опаньки, а оно мне в обтяжечку... еле натянула. Да уж, жрать надо меньше, определённо, а вдруг Наташка права? Все, надо что-то свободнее надеть, заскочить в аптеку, видела через 2 дома работающую круглосуточно, и к Нотариусу, а то Ленка просто заест, скажет ничего доверить нельзя и обидится...
   Ну, все, выхожу. Заскочила в аптеку, смущаясь, взяла этот тест, Боже... как школьница... в 10 классе, залетела неизвестно от кого... ужас... надо перестать трусить по любому поводу и без повода...
   Ну, подъезжаю к офису, где сосед то... ага... вон он, бедный, мается, открыла дверцу...
   - Садись...
   - Нас, Светлана Михайловна, примут первыми. Нотариальная контора моей сестры двоюродной, вчера я к Вам хотел пробиться, но охрана не пустила. Вы были заняты и велели никого не пускать. Елене дозвониться не мог, она мобильник забыла, а была не дома, а её мужа номера у меня не было...
   - Ну да, извини, кажется, Андрей?
   - Да, Андрей, - обрадовался он...
   Ну, слава Богу, что Нотариус близко, он бы меня достал... за эти 5 минут нашей встречи он мне столько наболтал, что нормальный человек и за час не скажет. Приняли нас, и правда, сразу... мы подписали документы, и я вернулась к офису, прошла к себе и тут обнаружила, что забыла альбом со своими ночными набросками. Вот ведь Наташка, огорошила, так огорошила, все из головы вынесло напрочь. Ладно, пошлю Лариску, пусть на моей машине съездит, доверенность у неё есть, а её хлебом не корми. Дай прокатиться. Да... и все забываю отцу позвонить, чтобы Вовкину машину пригнали. И надо про Селигер сказать, пока не забыла, Мишка-то ждёт. Сейчас и позвоню, пока не начали работать, а то потом опять забуду...
   - Здравствуй, пап!
  

ДВАДЦАТАЯ ГЛАВА

  
   - Светка, привет, - на том конце обрадовался папа.
   И тут же...
   - Миш, ну дай я сначала поговорю...
   - Погоди, Наталья, если дочь позвонила мне, значит, она со мной хочет поговорить, а если тебе, то с тобой...
   Вот за что я уважаю отца, то за то, что он всегда выделяет главное, логика железная и против не попрёшь. Я даже ощутила, как мама обиженно надула губы. Сидит теперь и ждёт, когда я поговорю с папой, а потом выхватит трубку и начнёт мне пенять, что вот на родную мать у меня времени никогда нет, всегда она должна караулить трубку, чтобы поговорить с родной дочерью. Это, конечно, не правда, папа у нас занятой, даже странно, что он из дома ответил, чаще я звоню маме, не всегда регулярно, но раз в неделю обязательно. Это уже на грани рефлекса, у меня вдруг в голове звучит...
   - "Позвони маме"...
   Я сразу откладываю все дела и звоню. Но сейчас мне нужно поговорить с отцом, ещё мне всегда нравилось, что у него в голосе всегда были такие нотки, что всяк и каждый понимал... дальше НЕЛЬЗЯ... там стоит запретка, это было понятно даже деду, и он никогда не переходил эту грань, всегда знал, что дальше настаивать бесполезно, там ТАБУ. Мама тоже с годами научилась уступать, где надо. Поэтому, видимо, у них всю жизнь прекрасные отношения. Нет... они, конечно, ссорятся, порой она успешно переубеждает его, но всегда там, где он хочет, чтобы его переубедили. Пожалуй, единственный человек, который может пойти против его воли это я, когда мы открыли своё Агентство, не попросив у него ни гроша, хотя он с удовольствием бы его спонсировал и по сю пору помогал...
   Но я тогда сказала категоричное... НЕТ... и отец с таким уважением посмотрел на меня и не стал настаивать...
   Мама потом сказала мне, что он уже тогда понял, что у меня все получится, что я своего добьюсь. Ещё мой отец всегда и сразу схватывал суть, что произошло и сейчас, после первой произнесённой мною фразы. Он уже сразу же загорелся, эта идея, приобрести поместье на Селигере его очень вдохновила. И он пообещал приехать вместе с мамой на Вовкиной машине, что облегчало дело, не надо было выписывать доверенность ни на кого, у папы была, а машина у нас с Вовкой была оформлена в совместной собственности, на чем он настоял. Я, естественно, была против, на шута мне его монстр, если бы Генка не согласился мне её тогда отогнать в Воронеж, она бы так и стояла у него в боксе, куда он её пригнал, после первой же моей попытки куда-то выехать на ней... Генке она ужасно мешала, вот он с радостью сбагрил её к моему отцу. Ну, хоть эта проблема разрулилась, на следующей неделе отец пригонит машину.
   Мишке я тоже сразу позвонила, предупредила, что на следующей неделе отец посмотрит поместье. Если его оно устроит, то он купит его однозначно...
   - Наташке скажи, она, скорее всего, права
   Вдруг выпалила я и отключилась, что там в этот момент почувствовал Мишка, я не знаю, но выдавить из себя я больше ничего не смогла. Только переговорила с Мишкой... тут же позвонила Ленка... они на той неделе прилетают домой. Ну, надо же, сколько дел у меня на той неделе, просто и не передать. Зная, что я, скорее всего, за её ремонтом следить не буду, она сама будет поторапливать ремонтную бригаду. Я только поинтересовалась... поинтересовалась,
   - Почему такая спешка?
   На это она ответила, что это мой отец вызывает Серёжку на совещание и тот, пользуясь случаем, везёт её в Россию, так как она уже не может там находиться, ей скучно. Надо же... как меняются люди. Вот только недавно она могла по полгода жить за границей, и домой её не тянуло или тогда она посещала всякие мероприятия, связанные с модой, заводила знакомства, а теперь, когда в силу своего состояния она оказалась не у дел, её начала тяготить эта праздная жизнь? Кто знает.
   Ну... зато мне не надо никуда ехать. Все решится само собой. У меня, правда, ни минутки свободной, в силу своего состояния я должна решить все проблемы и не только с Ленкой, но и приобщить Аглаю. Найти себе замену, ну хотя бы на полгода, если мне это позволят, чтобы провести хотя бы первые месяцы жизни со своим ребёнком, но кто знает, как на мою работу посмотрит Вовка, может, он так же категоричен, как и Серёжка...
   - НЕТ
   И все... как-то ему это нужно сказать... вот до того, как я поговорю с Ленкой? Или потом? Даже не знаю, как это все преподнести... он-то уверен в моей компетенции, а я его перед фактом... УЖАС... Ну что за день такой, ни минуты покоя, как же все это разрулить? Я запуталась окончательно... даже работа на ум не идёт... Сижу себе в кабинете, и никто-то меня не трогает... Почему бы? Ах, да... Марь Ивановна заглядывала... НЕОЦЕНИМЫЙ ЧЕЛОВЕК!
   Ну, вот опять идёт... и чай несёт... ромашковый... как тонко она может это все чувствовать... я просто иногда ей поражаюсь...
   - Светочка, что-то вы сегодня бледненькая какая-то, Вы себя хорошо чувствуете?
   И я, сама не знаю, как, вот взяла и выложила ей все, что у меня последнее время на душе и в жизни произошло.
   Она сидела прямая на кончике стула и, как мне кажется, даже не дышала, слушала меня, затаив дыхание...
   - Светочка, я очень рада за вас, Вовочка очень достойный молодой человек. Он давно любит Вас, Бореньке он сознался, когда они с Леночкой разошлись. И он уезжал на Сахалин, жизнь коварная штука, тогда Боренька думал, что пройдёт ещё немного времени и Вы, Светочка, поймёте, догадаетесь о его чувствах, возможно, разделите их, вот он и не воспрепятствовал его отъезду, о чем сейчас жалеет. Он мне это сам говорил, но он ужасно рад, что вот все налаживается сейчас...
   Он очень переживал, что вот помешал счастью друга, пришёл тогда ко мне, весь взъерошенный, мокрый от дождя. Гулял, даже не замечая, что на улице ливень. Тогда он заболел воспалением лёгких, был между жизнью и смертью, вот это ему и открылось. Что все же он не прав, что Вовочка тоже имеет право на своё счастье и обязательно должен сказать Вам, что он Вас любит. Он неоднократно звонил, хотел поехать за ним, но мы его отговорили. Он был ещё очень слаб, возможно, не вынес тягот пути. Да и должно было пройти определённое время, чтобы все же все устаканилось. Поняли Вы, переступили через многое, что мешало Вам. И, наконец-то, осознали, что путей много и не каждый приводит к счастью. И выбрали именно тот, который нужен Вам.
   Почему же вы думаете, что Леночка будет препятствовать вашему счастью? Она уже отпустила его, по крайней мере, сейчас, когда вышла замуж за Сергея, она счастлива и будет счастлива за Вас, поверьте мне, Леночка очень чуткий, деликатный человек, она очень мучилась все эти годы, что вот встала между вами и Вовочкой...
   - Откуда вы знаете? Она Вам что это говорила? Но почему она мне ничего не говорила? НИКОГДА...
   - Да все потому, что Вы ещё сами тогда не знали, что Вы любите Вовочку, Вы должны были сами прийти к этому, сами, понимаете. У Леночки очень развито вот это чутье, она права. Вы его любите, и, слава Богу, Вы думаете, почему она так хочет в Россию... Рвётся наладить Вашу семейную жизнь. Поверьте мне...
   - Марь Ивановна, ну вы просто психолог, дай Бог, чтобы все это было так...
   - Нет, Светочка, я не психолог, это Леночка у нас психолог, я просто решила Вам помочь не бояться переступить через это, а то Вы совсем себя изведёте, для ребёночка вредно, я представляю, как все будут счастливы. Вы езжайте домой, все дела Вы уже наладили, дайте Аглае возможность почувствовать себя директором, а то она с Вами робеет, отдохните, наберитесь сил, а приедет Вовочка, и Вы вместе все решите...
   Почему-то я её послушалась, поняла, что так будет лучше...
   Вот все эти её Светочка, Вовочка, Леночка, Боренька как-то совершенно уместны в её устах, просто удивительно легко с ней общаться, чувствуешь себя девочкой, которую гладят по головке...
   УДИВИТЕЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА... Как хорошо, что меня свела с ней судьба. Под её присмотром можно страну оставить, не то что Агентство и она справится, и со страной тоже...
   По приезду домой, я пошла в душ, я решила сделать все же тест, чтобы не быть голословной, удостовериться, что Наташкин догадки верны, успокоить себя и с гордостью рассказать всем. С замиранием сердца я провела его. Согласуясь с инструкцией и, удостоверившись в положительном результате, я в отличном настроении прошествовала на кухню и с аппетитом поела... ещё не хватало, чтобы мой ребёнок чувствовал какой-то дискомфорт, хочет кушать, кушать он будет, фигуру мы потом будем восстанавливать, а теперь только ОН, мой малыш. В эту минуту я отчётливо поняла, что это мальчик и что я назову его ЕГОРОМ. И пусть только кто-нибудь мне что-то скажет...
   ЕГОР ВЛАДИМИРОВИЧ... так звали моего деда. И как только я это для себя решила, то сразу же поняла, что все остальное не важно. Рано или поздно все разрулится, будет хорошо, и мы все будем счастливы, а сейчас я приготовлю ужин для отца своего ребёнка, как буду это делать теперь всегда, ежедневно. Что бы не произошло в дальнейшем, но он узнает об этом сегодня, как и должно быть... Я не могу это от него скрывать... Я СЧАСТЛИВА... Я чётко ощутила это...
   И когда, наконец, раздался звонок, то я просто не могла сдержать себя, побежала, распахнула дверь и упала в Вовкины объятия... Он заглянул в мои счастливые, безумные глаза и все понял без слов... Мы стояли, тесно прижавшись друг к другу, и глупо улыбались своему отражению в зеркале... Потом он поцеловал меня в макушку, которая находилась на уровне его губ и сказал...
   - Завтра же идём в ЗАГС и узаконим наши отношения...
   Это было сказано таким тоном, что я сразу же поняла... ДАЛЬШЕ ТАБУ... СВОЕМУ МУЖЧИНЕ НАДО ПОДЧИНЯТЬСЯ...
  

ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ ГЛАВА

  
   Из сна нас вырвали звонки, причём звонили на оба телефона сразу и на мобильный и на стационарный. Я схватила мобильник и побежала на кухню, чтобы не мешать Вовке говорить по стационарному телефону.
   Звонила Наташка, от счастья она просто захлёбывалась, радости её не было границ, платье она сама мне уже разработала, ни о чем другом просто думать теперь не может, так как у неё теперь полно свободного времени. После продажи своей живности у них появились деньги. И вот на прошлой неделе Мишка купил ей малолитражку, они теперь с детьми постоянно ездят на экскурсии по области и недалеко от Селигера наткнулись на потрясающую Церквушку...
   Вот бы нам справить свадьбу в этом поместье на Селигере и сразу же обвенчаться в этой Церкви. С Батюшкой она уже переговорила, он не против, если мы ещё не подали заявление, то она может посодействовать, так как её подруга детства работает Зав. Загсом и могла бы провести церемонию в любое удобное для нас время в Твери...
   На мой робкий ответ, что торопиться не зачем, она резонно ответила, что есть зачем, и погода сейчас располагает, стоит просто изумительная, и я себя прекрасно чувствую, а когда приеду и буду готовиться к свадьбе, то тут уж вообще расцвету...
   Я слушала её не перебивая, потом, когда поток её красноречия немного ослаб, я спросила в лоб...
   - Итак, Наташ, а теперь о главном, говори, что там у тебя ещё, ведь не за этим же ты звонишь мне в 6 утра, чтобы все это мне рассказать...
   - Я так и знала, что ты догадаешься...
   - Догадаюсь? О чем? Говори...
   - Ну, Мишка вчера сразу же после твоего звонка позвонил дяде Коле, предложил ему самолично со Степкой (это старший брат Мишки, который был ко мне не равнодушен, как уверяла Наташка) все осмотрят и вынесут вердикт. Степка у нас ведь, сама знаешь, Фока на все руки дока. Дядя Коля сказал, что ему такой человек очень нужен, платить будет нормально (для Степки по-царски). Так что пусть он смотрит в оба. Тут Мишка возьми да поздравь твоего отца с твоей предстоящей свадьбой да со скорым появлением наследника...
   Я сглотнула... вот этого только и не хватало, чтобы отец об этом узнал не от меня, но это ещё было, как оказалось, не все...
   - Свет, так как у Мишки сотового дяди Колиного не было. Он звонил на стационарный, который ты мне на всякий случай давала, чтобы я с тобой связывалась в случае чего, когда ты у родителей. Мишка его у меня без спросу взял, так как уже собирался сам звонить твоему отцу, а тут ты позвонила. Вот он от избытка чувств позвонил и наговорил неизвестно что...
   - Наташ, мне почему-то кажется, что это не все. Я права?
   - Ну да... по тому, как замолчал твой отец, Мишка сразу же понял, что сболтнул лишнее, но было уже поздно, видимо, по параллельному телефону это услышала Наталья Ивановна, короче теперь она знает все и, скорее всего, уже в пути. Прости меня, Свет, меньше всего я бы вот хотела, чтобы твои родители узнали все подобным образом.
   - Ну что теперь делать, Наташ, сделанного не воротишь, но Мишка у меня точно ещё получит. Ладно, буду готовиться к приёму родителей, ты права, зная свою маму, я могу с уверенностью сказать, что в скорости она будет уже здесь.
   - Они вместе приедут, Свет, это я знаю точно. Дядя Миша сказал это, не положив трубку...
   - "Наталья, собирайся. Выезжаем, как ты будешь готова"...
   - Ну, ясно... ждуууу...
   Да уж... ситуация... я даже не видела Вовку, который стоял в одних шортах и внимательно слушал весь мой немногочисленный монолог, Наташку он слышать не мог...
   - Ну что, Малыш, неприятности?
   - Ну, как, Вов, сказать... Мишка родителям уже все выложил, с минуты на минуту они будут здесь, кто звонил то?
   - ЛЕНКА!
   Я выдохнула весь воздух из себя...
   - И что? Она узнала тебя?
   - Судя по молчанию... ДА. Потом она, правда, сказала, что очень рада за нас...
   - Ну, час от часу не легче, честное слово, Вов, Боже мой, ну я совсем не так все хотела сделать, это все понеслось как снежный ком. Ну что она теперь подумает обо мне, проворачиваю за её спиной свои делишки и даже имею наглость не сказать об этом ей...
   - Знаешь, Свет, ни каких делишек мы за её спиной не проворачиваем, она уже дважды после меня налаживает свою жизнь, так почему ты считаешь, что в этом праве отказано мне? Я свободный гражданин, да я состоял с ней когда-то в браке, но теперь, слава Богу, не состою и с кем я собираюсь связать свою жизнь, её не касается.
   Да, она твоя подруга, теперь вот даже родственница, я все понимаю, но так уж случилось, что мы наконец-то поняли, что мы 2 половинки одного целого, мы хотим создать семью, у нас скоро будет ребёнок. Ты думаешь, что меня, да и тебя, должно интересовать её мнение или мы должны спрашивать её разрешения на продолжение наших отношений? Вот представь, я не буду и тебе не позволю. Мы ни в чем не должны ни перед кем отчитываться. Это наша жизнь и меня ничьё мнение не интересует. Я на тебе женюсь и женюсь немедленно, переживать будешь потом.
   Так что там Наташка тебе говорила? Она может нам помочь все узаконить быстрее? Мы сделаем это все так быстро, как только сможем, я сейчас же звоню своим, пусть заказывают частный самолёт и летят. Твоим проще. Да, и у меня, видимо, будет больше 100 человек, приплюсуй к ним своих. И от этой печки будем вытанцовывать. Если мы не идём сегодня в ЗАГС, то, извини, мне на работу...
   - Ну уж дудочки, ты не оставишь меня одну...
   - Трусиха ты, Светка, трусишь даже перед своими родителями. А ведь скоро тебе и Ленка позвонит, она сказала, что позвонит через 20 минут, как только ты переговоришь с Наташкой...
   И тут и впрямь раздался звонок, но не по телефону, а в дверь, я как была в пижаме, так и побежала открывать, уже заранее зная, кто это может быть...
   - Светочка, как я рада... ну знакомь, знакомь нас с папой со своим избранником...
   Тут мама остановилась как вкопанная, уставилась на Вовку и выдала...
   - Итак, молодой человек, судя по фотографиям, Вы уже имели честь быть представителем нашей семьи. Или я ошибаюсь?
   - Да, Наталья Ивановна, я уже имел честь быть мужем подруги Вашей дочери, по чистой случайности мы тогда не смогли познакомиться с Вами, так как постоянно не совпадали во времени по приезду в Воронеж, а на свадьбе нашей Вы не присутствовали, так как в то время были вне пределов страны...
   - Наталья, оставь будущего зятя в покое,
   Сказал появившийся папа, и мама сразу же переменила тему разговора...
   - Вы уже завтракали? А то мы поехали ни свет, ни заря, а по дороге просто кусок в горло не лез...
   Я её понимала и абсолютно была с ней согласна. После такого известия, да ещё и не от собственной дочери у кого бы угодно кусок в горло не полез, а уж у моей мамы наверняка...
   Тут раздался звонок по телефону и, понимая, что это Ленка, я извинилась перед всеми, быстренько ушла в гостиную и закрыла за собой дверь...
   - Свет, все путём, не парься. Знаю, что ты сейчас, как всегда, трусишь. Это мне надо перед тобой извиняться, а не тебе передо мной, я всегда знала, что заняла твоё место, это надо было видеть, как он на тебя смотрел, когда думал, что никто не видит, но я просто потеряла голову, влюбилась в него до одури, спровоцировала его на эти отношения. А он, как джентльмен, женился на мне против своей воли, вся душа его рвалась к тебе.
   А тут я, это была пытка, Свет, его и моя самовольная пытка. Я мучилась сама, мучила его, начались ссоры на пустом месте, дальше больше, мы уже не могли быть рядом, чтобы не поругаться, он с тоской терпел, а я злилась, сама на себя, так как любила его, любила вопреки всему, Андрюшенька этот, дебильный, был из оперы... Я ТЕБЕ ОТОМЩУ. Но отомстила я только себе, так как Вовке было все равно, слава Богу, это продлилось не долго, но изводила я себя до тех пор, пока мы случайно в аэропорту, в Милане, не столкнулись нос к носу с Серёжкой.
   И тут какая-то искра пронеслась в воздухе, все закружилось как в калейдоскопе и встало на свои места. Да не Вовку я всегда любила то, а вот нашего Серёжку. Просто Вовка очень на него похож и внешне и внутренне, почти как один человек, вот я к нему и потянулась.
   В тот миг у меня пелена с глаз и спала и я поняла, что я натворила, я сама собиралась на Борьку насесть и выйти на Вовку, чтобы все ему сказать, попросить прощения, постараться все исправить.
   Я давно знаю, что Вы просто созданы друг для друга и, когда он, наконец-то, объявился, то я сразу же поняла, ради кого он вернулся. Поэтому не настаивала ни на продолжении отношений с Вадимом, ни на завязывании их с Виктором, я уже тогда знала, что вы с Вовкой скоро поженитесь.
   Ты не сможешь ничего противопоставить его обаянию, если бы он не был до такой степени педантичен, то он бы уже тогда сказал все Борьке, попытался все объяснить тебе сразу... Я думаю, он и хотел тебе все это сказать, за тем и приходил, мне Серёжка сказал, когда увидел наше с Вовкой фото, он же демонстративно тогда не поехал к нам на свадьбу, да и родне запретил, всем сказал, что это не надолго и оказался прав...
   Знаешь, Свет, Вовка очень хороший человек. И именно такого мужа я тебе и желала в силу того, что Серёжка твой брат. Так что я за Вас рада и через 2 дня мы с Серёжкой возвращаемся домой, дядя Миша оставляет ему весь бизнес, а сам с Вадимом будет заниматься Нанотехнологиями... да и Вовка тоже может к ним приобщиться...
   Я слушала, её затаив дыхание, и не перебивала. Все же я всегда восхищалась Ленкой. Может она отринуть не нужное, вычленить главное и принять единственно верное решение. А потом уже никогда не возвращаться к прошлым ошибкам, начать все с чистого листа... Когда она замолчала я только и добавила...
   - Лен, я так рада, что вот все так вышло, что мне не надо тебе все объяснять, я только хочу тебе сказать, что скоро тоже стану мамой и что, мы надеемся, что это будет мальчик, и мы назовём его Егором, в честь деда...
   - Здорово, Свет...
   - А Вовка с Борькой уже работают в Министерстве, ты знаешь...
   - Я все знаю, Свет, и с самого начала, мне Борька ещё на первом курсе сознался... я за них рада... Ну, все... скоро будем, встречайте...
   Ну надо же... она все знала, а мне ничего не рассказывала... одна я была слепа, глуха и кроме своей персоны ничего вокруг не замечала... как же много я тогда пропустила... Как жаль, а могла бы все быть иначе... Ну прояви я заинтересованность... Ленка никогда бы не встала у нас с ним на пути... мы бы были вместе, а она бы сразу с Серёжкой. И все бы было правильно, но вот эта моя невнимательность ко всему и сыграла эту злую шутку со всеми нами, как хорошо, что всё-таки всё встало на свои места...
   Когда я, наконец, появилась на кухне, мама уже опустошила всю сумку, которую папа принёс из машины. Надо отдать должное, к встрече с зятем она подготовилась основательно, деликатесов на столе стояло валом, и кое-что она уже загружала в холодильник. Вовка доставал целое блюдо голубцов из микроволновки...
   - Ну, давай, Светлана, завтракаем и на работу, все сегодня завершайте, завтра на Селигер... Михаил так расхваливал это место, что папе прямо не терпится туда попасть... скрепить сделку, а то кто-нибудь уведёт из-под носа...
   - Да Мишка же обещал, что будет ждать и никому не продаст. Они вчера со Степкой чуть ли не на пузе все исползали. Никаких изъянов не обнаружили, так что остались формальности... и, зная Мишку, могу сказать, что договор купли-продажи у него уже неделю как готов. Да и вообще, Наталья предлагает через 2 недели сыграть свадьбу, и даже Церковь для венчания присмотрела...
   Мама так и всплеснула руками...
   - Миша, какая прелесть... надо обязательно венчаться... может и мы тоже, Миш, и Ольга с Николаем, да и Нину можно уговорить, сколько ей можно уж с её этим Фёдором по чужим углам прятаться, пора бы уж и им оформить отношения, все равно ни для кого не секрет...
   - И ещё весь наш дом, Наташ, ты ещё не знаешь, кто у нас не венчанный ходит? Нет уж. Венчаться буду только Светка с Владимиром... И ещё... не лезла бы ты не в своё дело... Нина сама разберётся, без твоей помощи...
   Папино слово у нас всегда было последним. Мама на этот раз даже спорить не стала...
   - А может быть, через 2 дня поедем на Селигер и выходные, и Ленка с Серёжкой подтянутся, а Наташку можно попросить, чтобы фото скинула...
   - Свет, ну ты папу обижаешь, фото у него уже есть, Михаил давно прислал, как только стал начальником и с тобой переговорил, папа уже заочно влюблён в это поместье, все остальное формальности... мы однозначно берём. А усадьбу в Воронеже папа дарит Николаю с Ольгой. Жить мы теперь будем на Селигере... от дел папа отойдёт, он будет с Вадимом разрабатывать ноу-хау в нанотехнологиях...
   - Вечно ты, Наталья, поперед батьки в пекло... ещё ничего не решено...
   По тому, как сверкнули Вовкины глаза я, сразу же определила, что что-то он уже об этом знает, наверняка...
   Я сразу же приступила к нему с допросом...
   - Ну-ка колись, что там ты знаешь?
   - Да ничего, Свет, толком не знаю, проект на рассмотрении и, скорее всего, будет решён положительно, чем отрицательно. Я просто не знал, что речь о твоём отце, у него же Виноделие. А тут нечто совершенно противоположное...
   - Ну, папа у нас не любит зацикливаться на одном, как только ему становится скучно, он тут же теряет к этому интерес...
   Тут мама схватила меня за руку и спросила...
   - Где ты взяла это кольцо?

ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ ГЛАВА

  
   И при этом у неё было такое выражение лица, что это минимум, что могло произойти, что это кольцо было из её собственной, не хилой, между прочим, коллекции, а максимум было украдено из самого Лувра и разыскивается Интерполом...
   - Вовка мне подарил на помолвку, а что? У тебя есть какие-то сведения об этом кольце? Вова, ты заранее не пугайся, моя мама искусствовед и пол жизни провела, изучая фамильные драгоценности дворянского сословия России. Так что сейчас, я не удивлюсь, если она выдаст нам все сведения об этом кольце, кто заказал, кто сделал, кому подарил и всех владельцев, какие только им когда-либо им владели...
   - Владимир, откуда у Вас это кольцо? Его след пропал во время революции, это кольцо было заказано в Амстердаме по эскизу самой Екатерины Великой и было подарено графу Григорию Орлову. А им в последствии отданное их совместному сыну Алексею Бобринскому, так это кольцо и передавалось в их роду по прямой линии жене первого сына, так откуда оно у Вас?
   Тут же выпалила мама, не обратив внимания на весь мой эпатаж по этому поводу...
   - Я не знаю точно фамилию своей прабабушки, она, к сожалению, не указала её в своём дневнике, видимо сильно боялась, или не сочла нужным это указывать, но Орловы, Юсуповы, Шереметьевы и ряд других фамилий упоминались как завсегдатаи их дома. Ей дала его мать, когда к ним в особняк в Петрограде ворвались солдаты. Её мать успела протолкнуть в винный подвал, там у них был подземный ход, частично уже обвалившийся. Вот в нем она и просидела неделю, а когда выбралась, полумертвая от голода, то сразу же попала в руки моего прадеда, который пожалел её и, переодев в солдатское обмундирование, возил с собой как трубача всю Гражданскую войну, а потом увёз на Сахалин к своим родителям, там они поженились, никто в нашем роду и не подозревал, что она дворянских кровей, пока она, умирая, не поведала все своей дочери и не сказала, где искать дневник и кольцо...
   Бабушка так до конца и не поверила ей, думала, что она это в беспамятстве ей говорит, но в указанном месте, нашёлся дневник моей прабабушки и вот это кольцо. Бабушка все же думала, что это её мать просто сочинила. Так все было невероятно, что там было написано, но потом, прочитав все, сопоставив свои воспоминания, она все же пришла к выводу, что прабабушка писала о себе... В тетради она писала о себе как об Александрине Б-ской, можно всякое тут вставить. А в документах значилась как Александра Боброва и год не 1900, а 1903, что как-то не соответствовало описанию. Я тоже читал этот дневник и склонен верить, что это все, правда. Только прабабка никогда не сознавалась никому, что она грамотна, а тут без единой ошибки, слог, стиль все говорит о том, что писал умный, высокообразованный человек. Бабушка потом вспоминала, что она часто пела ей на иностранном языке колыбельные песни... и, иногда, когда думала что она одна и её никто не слышит, тоже напевала что-то, голос у неё был изумительный, прадед часто просил её что-то спеть, но пела она в основном революционные песни или русские народные. Не знаю, знал ли прадед о ней, но думаю, что знал, документов-то у неё не было, а может, сказала, что потеряла...
   - Да, Владимир, многое сходится, эти Бобринские были с нами в отдалённом родстве, я тоже из Шереметевых, не по прямой, правда, линии, но и не по далёкой, в троюродном родстве( мы переглянулись с папой, вот надо же это ей всегда подчёркивать)вполне вероятно, что все, это произошло с Вашей прабабушкой, я бы очень хотела почитать этот дневник...
   - Я попрошу бабушку его привезти на свадьбу...
   - Да, да, да, пожалуйста, мы с удовольствием примем представителя семейства Бобринских в свой Клуб Дворянских семей России...
   - Боже, мама, ну зачем это нам...
   - Да уж, действительно, Наталья Ивановна, я не вижу в этом никакой необходимости, так как все же это моя прабабушка была дворянка, а мы все остальные из крестьянского сословия...
   - Можно подумать, что все кто там теперь состоит чистокровные дворяне...
   - Все, Наталья, я понимаю, как тебе хочется утереть всем нос тем, что вот твой зять из семейства этих Бобринских, но все же силком ты никого туда не затянешь, как дети решат, так и будет. Детям пора на работу. А мне тоже надо кое-куда заглянуть, если у тебя никаких планов, то ты можешь как раз посетить свой этот клуб и подискутировать там на эту вот открывшуюся новость... ну мне пора... Свет, ты мне машину не ссудишь?
   - Да бери, пап, мы на Вовкиной машине поедем, ключами давай обменяемся...
   Я быстренько оделась, подкрасилась, и Вовка меня повез на своём монстре на работу. Приехав в офис, я сразу же поняла, что случилось что-то из ряда вон. Никто не работал, все стояли возле одного стола и что-то горячо обсуждали. При моем появлении никто даже не тронулся с места...
   - Свет, иди, глянь-ка, Наташка тут эскиз твоего платья прислала... мы тут думаем, из чего шить будем...
   Нет, ну когда-нибудь, я этим Мишке с Наташкой точно голову оторву напрочь, ничего ни от кого не скроешь...
   Ну, конечно, какая работа теперь, если такие дела пошли, все расслабились и голова у них только в одну сторону работает. Я выхожу замуж, самая последняя из группы, между прочим. Вот с одной стороны и хорошо, что мы все свои, но с другой-то стороны и не очень. Ну, как на своих девчонок буду кричать, ведь они обидятся как на Ленку. Сколько раз они мне говорили, что вот Леночка зажралась, на свадьбу даже их не пригласила, хотя на двух предыдущих были все, а почему Ленка не пригласила на эту, я вот не знаю, какая муха её укусила... девчонки, конечно, обиделись.
   Но у меня первая и, надеюсь, последняя, пригласить я их обязана,... Обязана и все... и лети в три тарары все Агентство и заказы вместе с ним, если девчонок не будет, то я просто не смогу высидеть на своей свадьбе, меня замучает совесть...
   - Свет, да ты не думай, мы все подгоним, будем работать, кто, сколько сможет, даже обедать на рабочем месте, ты только не думай, что мы свиньи неблагодарные...
   - Боже, да что Вы такое говорите-то? Когда это я так думала? Никогда. Что сможем, то сделаем, а остальное по другим рассортируем, мобилизуемся и все сделаем, занятия в институте начались, не забыли, нам обязательно помогут. Людмила Николаевна кого толковее подберёт, практика у них должна начаться, я сейчас же ей позвоню, рассортируемся так, что всем места хватит, вот, сколько сможет дать, всех и возьмём на месяц...
   - Точно, Свет, мы об этом и не подумали, хотели сами... нас-то пригласишь?
   - Обязательно, куда я без Вас-то? Работайте, Вам же ещё и себе надо что-то подготовить. Зная мою маму, можете представить, что она из всего сделает показ, наприглашает своих одноклубников, будут нас там оценивать кто да что, потом заказы посыплются, как после второй Ленкиной свадьбы было...
   - Точно, помним, ну... не ударим в грязь лицом-то, мы ж 3 коллекции за последний месяц готовили, помнишь, сколько отмели за ненадобностью. Можно было бы Наташке послать, чтобы она рассортировала да что подходит, нам обратно перевела, но ей там итак некогда... за 2 недели на столько людей надо все подготовить и не ударить в грязь лицом,
   - Ну, надо же, как все быстро у нас распространяется, я сама только вчера вечером обо всем узнала, а с утра прихожу на работу, а все уже в курсе...
   - Да ладно ты. Свет, мы же все свои, все понимаем и рады за тебя неимоверно...
   - Да я все, конечно, понимаю. За Наталью не волнуйтесь, как-только папа купит поместье, мама тут же вызовет туда весь наш дом в Воронеже, все подготовят по высшему разряду, мало будет, бригаду наймёт. Все же единственная дочь, наконец-то выходит замуж, - сказала я, смеясь, - А с Вами тут Ленка будет находиться, платья отберёт, больше-то ей Серёжка не позволит, но об этом я попрошу его лично. Любимой сестре он не откажет, все... работаем, девочки...
   Все тут же приступили к работе, а я пошла, звонить Людмиле Николаевне, она сразу же ответила, как будто ждала моего звонка, что соответствовало действительности. Ну, ничего у нас нельзя скрыть, все и всем сразу же известно...
   - Ну. Светик, я тебя поздравляю и выбор одобряю, мне этот молодой человек нравился уже тогда, когда он был на Елене женат, я очень переживала, что разошлись, не понимала почему, пока Борис, однажды, мне во всем не сознался. Вот я ему и сказала тогда, что сердцу-то не прикажешь, не любит она тебя, а делать несчастной её, своего лучшего друга просто ни к чему. Вот Боря и поехал за Владимиром, а по пути к нему встретил Аглаю. Все в жизни не спроста. Я за тебя очень рада, ещё раз повторюсь, а девочек я тебе уже давно отобрала, очень советую тебе оставить их у себя, толковые девочки, не пожалеешь... ты же расширяться хотела...
   - Ну да, хотела, но теперь вот и не знаю. Боюсь, не справятся без меня, а сама хочу уйти в дизайн, да и то не уверена, что смогу отдавать всю себя Агентству...
   - А всю и не надо, не волнуйся, есть у меня на примете, пара-тройка бывших учениц с прежних выпусков, если у тебя будет такая необходимость, то я смогу тебе найти подходящие кандидатуры почти в любом городе нашей страны. Где ты захочешь открыть не только Агентства, но даже и Ателье мод, у меня везде ученицы, которые меня не забывают, как и я их, а теперь вот в пору Интернета все гораздо проще стало... Можно организовать все за очень короткий промежуток времени...
   - Нет, Людмила Николаевна, ну что бы я без вас делала-то, просто зашилась...
   - Не преувеличивай, все бы у тебя вышло, ты одна из самых способных моих учениц, успехами которых я горжусь, не забывай об этом...
   - Все благодаря Вам, спасибо, а девочек жду...
   - Когда? Завтра?
   - Сейчас, Людмила Николаевна, сейчас, - засмеялась я.
   Ну, вот везёт мне на хороших, отзывчивых людей. Ну, только 2 часа назад была полная безнадега, а тут за 20 минут многое решилось, не все, конечно, не все, но многое. Не кстати эта свадьба или столько заказов не, кстати, но поделать ничего нельзя. Взялся за гуж не говори, что не дюж. Берись и делай, засучив рукава...
   До вечера мне даже вздохнуть было некогда. Людмила Николаевна начала присылать девочек, слава Богу, только 5 человек, а не всех разом. А то было бы проблематично всех пристроить сразу, а так мы с Марь Ивановной все же быстренько подстроили их к нашим девочкам и они уже после обеда приступили к работе. Марь Ивановна взяла этот труд на себя, что при этом думала Лариска я не знаю, но работала, не поднимая головы.
   Когда за мной вечером приехал Вовка, чтобы везти домой, мы уже с Марь Ивановной на бумаге раскидали, кого и к кому подсадим. Аглая тоже не показывалась, Марь Ивановна сказала, что она все же решила сама со всеми познакомиться, не дёргать меня по пустякам.
   - Немного ей Боренька помогает. Ведь он с большинством девочек из других Агентств тоже знаком, все же учился в одном институте...
   Вот к Аглае, как к его невесте, совсем другой подход, чему я была несказанно рада, так как ездить сейчас по Агентствам и представлять всем Аглаю, это было просто выше моих человеческих возможностей. Все итак свалилось на меня как манна небесная, и я просто без поддержки друзей с этим одна не справилась бы, ну просто ни за что бы не справилась, спасибо судьбе за то, что меня окружают такие замечательные и чуткие люди.
   По приезду домой папу мы не застали, он ещё и не появлялся, но мама была дома, она была так возбуждена, что ей просто необходима была аудитория, она не знала, куда себя деть, её просто переполняли эмоции. Я бы предпочла отдохнуть, но, зная мамин характер, об этом даже мечтать, было бесполезно. Она сразу же начала нас кормить и, только увидев на столе, приготовленный мамой обед, я поняла, насколько я все же голодна, как же эта моя свадьба перетряхнула не только мою жизнь. Но и жизнь всего нашего Агентства, что мы совершенно забыли про обед, с утра у меня маковой росинки не было, даже Марь Ивановна, уж, на что пунктуальный человек и та об обеде даже не вспомнила. Это говорило о многом.
   Надо отдать маме должное, спокойно поесть она нам дала, а вот когда мы приступили к чаю, тут уж вытерпеть не смогла и сразу же, с ходу, начала выкладывать свои новости...
   Председатель их дворянского клуба был настолько воодушевлён и заинтригован всей этой историей с кольцом, что просто мечтает его увидеть, познакомиться с Вовкиной семьёй, что даже предложил провести нашу свадьбу у себя в клубе. Мама была бы не против, но когда она позвонила папе, то он сразу же отмёл это её предложение...
   - Свадьба эта все же не твоя, а нашей дочери и её избранника. У них свои друзья, привычки и рядиться под чопорность твоих одноклубников они вряд ли захотят.
   Я полностью была согласна с папой, Вовка отмалчивался, но был явно на нашей с папой стороне. Мама осталась в меньшинстве, но не особо переживала об этом. Это она просто удочку закинула, ни на что не надеясь.
   Да и гостей мы все же пригласим своих, кого захотим, а вот участники клуба, если она их пригласит, будут вести себя в соответствии с обстановкой. Папа у меня как всегда прав. Мама с ним не поспорит. Мне бы пришлось ей доказывать обратное решение вопроса очень долго, если бы ещё удалось, скорее бы всего, я разозлилась, наговорила ей колкостей, и о свадьбе пришлось бы забыть... Но мама бы, естественно, не согласилась с этим, пошла на попятый, но нервов бы было затрачено гораздо больше. Отцу удаётся все поставить на свои места одним, единственным словом. Это просто счастье иметь такого отца.
  

ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ ГЛАВА

  
   Надо отдать Вовке должное, какими бы не были у нас с ним отношения, свадьба на носу, но он вскоре встал и откланялся, мама это отметила, я не думаю, что они бы что-то сказали своей великовозрастной дочери, если бы она захотела, чтобы в её квартире остался ночевать её будущий муж. Но приличия были соблюдены. Я проводила его до двери, там мы договорились, что завтра к семи он у нас. Он чмокнул меня в макушку, переступил за дверь и столкнулся нос к носу с папой, который выходил из лифта. Они пожали друг другу руки, постояли немного, пообщались, и через 10 минут папа зашёл своим бодрым шагом на кухню...
   - Ну-с, девицы - красавицы, чем кормить будете отца и мужа? - весело сказал он.
   Мама, конечно, сразу же стала накрывать на стол, так как я уже поужинала вместе с Вовкой, то ушла к себе, чтобы им не мешать и поговорить, наконец, с Наташкой, так как времени сегодня на разговоры у меня не было. Ну, слава Богу, она всегда на связи, ответила моментально...
   - Наташ, привет, ну вроде бы все за, ты знаешь, девчонки все так рады, с таким энтузиазмом работают, просто все стремятся успеть. Мы, наверное, как закатимся на Селигер и будем там двухнедельный отпуск гулять, благо у Вас там пансионатов тьма- тьмущая...
   - Да я в курсе, Свет, они мне уже весь вечер звонят, по-моему, они там всем нашим выпуском к тебе на свадьбу собрались. Такого ажиотажа у нас ещё не было, покоя нет с этих.
   - "А, правда"?
   Ты же у нас была по всем статьям лучшей и, что самое главное, никогда и никому ни в чем не отказывала ни в помощи, ни материально, ни умственно. Благодаря тебе многие ведь тогда институт не бросили. Вы с Ленкой могли ведь и не делиться с нами, а питаться лучше сами, но ты всегда перед степухой устраивала всякие посиделки у Ленки на квартире, подкармливала нас. Это, Свет, ведь не забывается...
   - Да ладно тебе, Наталья, прибедняться-то, слышала я это уже и не раз.
   - И не мешает послушать ещё. Слова благодарности ещё никому не вредили. Мои родители вон это тоже хорошо помнят. Отец велел двухгодовалого быка тебе на свадьбу зарезать. Они теперь могут себе это позволить.
   - Наташ...
   - Светк, если ты откажешь, то обидишь их на смерть так и знай, я знаю, да и мои знают, что для тебя этот бык копейки, но уступи, а? Уступи и мои будут тебе за это благодарны, что вот ты понимаешь их...
   - Наташ, я понимаю, но зачем им ведь он самим не лишний?
   - Отец сказал зарезать и зарежут, если не возьмёшь ты его обидишь.
   - Наташ, я, конечно, возьму и поблагодарю его лично.
   - Вот этим ты его уважишь. Он всегда про тебя говорил.
   - "Вот девка, стержень в ней заложен покрепче, чем у другого мужика."
   - В его устах это самая большая похвала. Да и вообще, пусть девчонки приезжают, все, кто сможет. Мишка со Степкой рыбы наловят, погреба у всех полны, овощи фрукты поспели, на улице столы накроем, такую свадьбу тебе закатим, что и не видывал никто. В русском стиле, на тройках, с бубенцами, с цыганами, есть у нас тут деревня оседлых цыган, поют, душа радуется. Ты как насчёт цыган? Не против?
   - Я-то не против, но вот как мама на это дело посмотрит, тут у неё дворянское собрание ко мне на свадьбу напрашивается!
   - Да ты что? И что ты?
   - А что я? Не отказывать же людям, пусть гуляют. А куда у нас дворяне всегда ездили веселиться? К цыганам! Так что я за цыган. Пусть поют. Да и вообще, я тут все дела заканчивать буду, завтра мы Ленку с Серёжкой встречаем. Ну, Серёжку на аркане не затащишь, да и некогда ему будет. У них с папой дела. А вот мама, Ленка, а с ними все старшее поколение нашей семьи, скоро прибудут готовиться к свадьбе.
   Я буду очень удивлена, если не приедут ещё пол нашего дома. Нинку с Викой не обещаю, но и не отрицаю, что у них хватит ума приехать вместе со всеми детьми, так что скоро тебе будет не до шуток. Вовка сказал, что и его собираются самолёт заказывать.
   - Вот пусть Мишенька там разворачивается и устраивает всех гостей, - позлорадствовала я, - вот ещё с Ленкиных свадеб я всегда думала, что я-то уж этого буду лишена, проверну все по-тихому, поставлю всех перед фактом и все. Так нет. Событие вселенского масштаба... Света Никитина изволит выходить замуж. На уши пол страны поставили. Все, Наташ, давай закругляться, родители поели, сейчас воспитывать придут.
   - Вот ты, Светлана, во многом не права, так и знай.
   - Ладно, знаю, злюсь просто. Все не так как хотела. Вот и злюсь.
   На удивление обошлось без воспитательной беседы со стороны мамы, может, папа все же её приструнил, не знаю, но факт остаётся фактом. Пока она была очень довольна ходом развивающихся событий. Они зашли мне сказать, что маме посчастливилось взять билеты в театр на премьеру, и они едут на спектакль. Не надо ли мне чего?
   - Нет, мам, не надо, все хорошо, я устала, буду спать, Вы идите.
   На следующий день мы встречали Ленку с Серёжкой, я так боялась натянутости отношений между своим будущим мужем и своим двоюродным братом, в силу сложившихся обстоятельств, что меня всю ночь мучили кошмары. Но надо отдать им должное, они познакомились, как ни в чем не бывало, не только я, но и Ленка с облегчением перевела дух. Все же зря опасались.
   С аэропорта мы заехали к нам, Ленка осталась отдыхать, а Серёжка сразу же отправился в Воронеж. На обратном пути он обещался привезти всех наших, кто пожелает принять участие в подготовке к церемонии. Мама сказала, что соседей обижать нельзя, пусть едут все, кто хочет помочь, а потом всех приглашаем на свадьбу.
   Только за Серёжкой закрылась дверь, как тут же раздался звонок по мобильнику и радостный Нинкин голос заорал в трубку...
   - Светка, ну ты даёшь, мы с Викой ещё спорили за кого ты выйдешь замуж. За Вадима или за Виктора, а ты, оказывается, тихушница, уже давно все решила, а нам с Викой ни гу-гу, так подруги детства, одноклассницы не поступают. Что мы сделали тебе плохого, вон у Вики истерика, - ржала она, Вика при этом, еле сдерживаясь, говорила...
   - Нинка, не смеши меня, я за рулём, лучше за детьми смотри, чтобы в окна не высовывались...
   У меня от предчувствия все внутри сжалось...
   - А Вы где?
   - Да мы уже к Москве подъезжаем, как вчера тётя Оля с тётей Ниной нашей бабушке сказали, что ты собралась замуж и свадьба на Селигере. Мы с Викой сразу же в спортзал Маринку Дубову вызвали, она давно к нам напрашивалась на работу, да как-то сами справлялись, а тут такое дело... Ты замуж выходишь, а мы с Викой не у дел. Не порядок. Это тебе так не пройдёт. Мы скоро будем.
   И тут же отключилась, чтобы не слушать, что я ей могу на это сказать...
   - Ну, что? Уже к Москве подгребают? - спросила проснувшаяся Ленка.
   - Лена, как не стыдно так о своих подругах!
   Тут же вскинулась мама
   - Тёть Наташ, да я любя, - засмеялась она...
   - Мам, ну как мы тут все разместимся-то?
   - Ну, как-нибудь одну ночь переночуем. Сергей уехал. Вы с Еленой у тебя, мы с папой в гостевой спальне, а они в гостиной. В тесноте да не в обиде. Завтра мы уедем на Селигер. Скучать будешь.
   - Некогда, мам, скучать. Успеть бы все доделать. Дел полно, а сроки поджимают. И не только у нас аврал. Сейчас все наши девочки работают в ускоренном темпе. Все хотят приехать. Наташка предлагает свадьбу в деревенском стиле, на тройках с бубенцами и с цыганами.
   Ленка просто в ладоши захлопала.
   - Какая замечательная идея пришла Наташке в голову. Столы тоже без изысков всяких... Красота...
   - Это ты всем нашим скажешь сама, хорошо? - добавила мама, - Легче согласиться на все, что они предложат, чем доказывать обратное, так мы и к Новому году свадьбу не сыграем, все будем спорить...
   - Ну, это-то да, я согласна, мы же ещё про Вовкиных родных ничего не знаем. У нас-то была студенческая свадьба, мама потому была, что как раз приехала нас навестить, помнишь, Свет?
   - Все мы помним, Лен, ничего хорошего, как видишь, из этого не вышло, - ответила мама...
   - Ну да, ничего, - легко согласилась Ленка. - Так вот я к тому, что у них бабушка всем заправляет. Сейчас ей должно быть чуть больше 75 лет, если ничего не изменилось, то свадьбу будем играть по её сценарию. Она всех убедит. Она у него скорее ясновидящая, потому что когда Вовка выслал фотографии домой, она по фото определила, что наш брак больше 3 лет не продлится, так и вышло. Что она, интересно, скажет про Ваш?
   - Лен, мне все равно, кто и что скажет, понимаешь, я знаю, что Вовка меня не бросит. Ты не обижайся, но я это чувствую...
   - И я чувствую, Свет. У Вас это настоящее. Это видно, как и у нас с Серёжкой. Серёжка, как только увидел его, потом мне тоже самое сказал. Что настоящий Вовка мужик и тебе пара. Он думал, что будет натянутость в отношениях, но они как-то сразу признали друг друга. Это главное, Свет. А остальное пыль, стёрли её, и будем жить дальше, как будто ничего и не было.
   Мы обнялись, сели на диван и так и просидели целый час, пока Викининкино семейство не соизволило появиться у нас на пороге.
   Худо-бедно, но мы разместились, и довольно сносно, если бы не ремонт в Ленкиной квартире, то вообще бы проблем не было, но у неё уже вторую неделю шёл капитальный ремонт. Как выяснилось, Серёжка все переиграл, теперь ремонтом занимался Сережкин одноклассник Лешка Панфилов, так что Ленкино присутствие там отпало само собой, к моей неимоверной радости. Что ей там делать в этой пылище в её положении. Пусть едет на Селигер, помогает украшать интерьер, салфеточки складывает в этом ей равных нет. Да и для здоровья полезно.
   Утром они на двух машинах отбыли на Селигер. Папа с мамой и Ленкой на моей, а остальные на чем прибыли. После их шумного отъезда, появился Вовка. В своём неизменном джинсовом костюме.
   - Ну что? Отбыли?
   - Да, я ждала тебя, едем?
   - Да, едем, только мне нужно тебе кое-что сказать, прежде чем сюда явятся Борька с Аглаей, они тоже хотят посмотреть окрестности, где будет проводиться церемония, чтобы не плутать в последствии, как выразилась Аглая. Ты не против?
   - Да пусть едут, что мне для Борьки места, что ли жалко?
   - А для Аглаи?
   - Да не знаю я, Вов, она просто держит дистанцию, не получается у меня с ней. Мы вот все как-то по-простецки привыкли, все свои. Даже Марь Ивановна, не смотря на возраст, вписалась идеально. А Аглая нет. Не пойму вот я её.
   - Вот именно об этом я и хотел с тобой поговорить, пока их нет. Я хочу уйти из Министерства, - вдруг выпалил он, - не моё это, Свет. Не моё, я это чувствую, задыхаюсь я там, в этом кабинете, в этом костюме с галстуком, задыхаюсь и все. Я человек творческий, мне простор нужен. Другое поле деятельности, понимаешь?
   - Понимаю. И что ты решил, - с замиранием сердца спросила я...
   - Да пусть Аглая уходит в это Министерство и работает там, по-моему там она будет в своей тарелке, тем более, она племянница нашего декана, как я подозреваю, не просто так она рядом с Борькой оказалась, не моё это дело, не моё. Она ему нравится, он собирается на ней жениться, пусть женится.
   Но я хочу поменяться с ней местами, работать опять в нашем Агентстве, освободить тебя от этой рутинной работы, которой ты в моё отсутствие была вынуждена заниматься. В зарплате я не потеряю, а только выиграю. Моя любимая жена будет воспитывать наших будущих детей, а я как глава семьи буду зарабатывать деньги. Людмила Николаевна подберёт мне толкового твоего заместителя, а твоё слово всегда будет последним, как тебе это?
   Я едва выдержала весь этот его монолог, а потом просто прыгнула ему на шею, когда к нам поднялись Аглая с Борькой, мы все ещё целовались...
   Тут же посвятили их в наш план. По тому, как сверкнули с явным облегчением глаза Аглаи, я поняла, что Вовка сделал правильный выбор.
  

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА

   До Селигера мы доехали весело, Борька с Вовкой устроили соревнование, кто кого, но это было явным блефом с Вовкиной стороны, так как у него все же машинка была мощнее, но было весело. Аглая в неофициальной обстановке вела себя непринуждённо. Может быть, и Вовкино заявление сыграло не маловажную роль. Над ней теперь не висел мой статус владельца Агентства, в котором она работает. Но, видит Бог, я никогда из себя владелицу и не строила.
   Почему-то всем это было ясно, кроме Аглаи. Все заходили ко мне в кабинет запросто и запросто обсуждали все проблемы. Ну, мы все однокашницы, а она нет, но Марь Ивановна-то не однокашница, а вписалась к нам в лет. Может в силу возраста, но она не строила из себя такую агентскую мать Терезу, держалась со всеми на равных.
   И девчонки потянулись к ней. А вот Аглая нет. За месяц, что она у нас проработала, она, кроме как "здравствуйте", и "какие будут указания Светлана Николаевна" не сказала больше ничего. Может быть, и притёрлась бы со временем, но это едва ли. Она даже попыток не делала, держала дистанцию. Но Борьку я обижать не буду, ради него потерплю её, иначе для него наступит ад. Ему придётся разрываться между нами и ей. Любовь, возможно, слепа. Но все равно хотелось бы общаться и с ней без оглядки на её снобизм. Ведь может же, если хочет. Но поживем-увидим.
   Доехали быстро. При въезде нас уже встречала Ленка. Борька ещё её не видел. Пока они обнимались, целовались, знакомились, мы с Вовкой потихоньку пошли осматривать поместье. Тут со счастливыми глазами на нас накинулась Наташка, давай поздравлять, обнимать, целовать поочерёдно меня с Вовкой. Ну, просто так и лучилась от счастья. Тут же сообщила, что все всем понравилось. Отец с Мишкой заканчивают подписывать документы, и сейчас будем отмечать это дело...
   - Ну, Вы тут осматривайтесь, а я пойду с Борькой поздороваюсь, да с его избранницей познакомлюсь, идите, но не далеко и не долго, скоро обед...
   И помчалась, только её и видели, новое назначение мужа, ей явно пошло на пользу, она помолодела, похорошела, опять стала вовремя посещать салоны, а не торчать целый день-то у плиты, то по хозяйству в застиранных футболке и шортах. А теперь нас встретила ухоженная, следящая за собой, со вкусом одетая женщина. Мне это особо понравилось. Молодец Наташка. Успехи мужа в первую очередь всегда заметны по тому, как выглядит его жена. У Мишки явно все пошло в гору.
   Мы бродили с Вовкой, взявшись за руки, по поместью. Здесь все было продумано до мелочей. Не скажу, что наше, в Воронеже, было похуже этого, но у нас как-то упор уделялся на комфортность жилья, а здесь, кроме комфорта, прослеживалась ещё и забота о досуге, просто Голливудский особняк со всеми крутыми наворотами, какие только можно придумать, но все же выдержанный в русском стиле и без лишней помпезности. Папа бы такой просто не купил, крикливости ни в чем он не терпел, а тут все дополняло одно другое. Я радовалась, что Мишка все же нам это предложил. Место было идеальное, дышалось замечательно, что последнее время папе просто необходимо, ему и врачи уже советовали сменить климат, так что это поместье подарок небес.
   Мы дошли до озера, сели на берегу, сидели, тесно прижавшись друг к другу, и смотрели, как волны набегают одна на другую...
   - Почти как на Сахалине, только там океан, волны круче, да обстановочка не та, но мне здесь определённо нравится...
   - Мне тоже, очень...
   Тут у меня в кармане зазвонил мобильник, Наташка звала на обед... Господи, как хорошо-то, давно уже так не было, свою беременность я и не ощущала, в отличие от Ленки, которая постоянно жаловалась на сонливость. Я же только ела за троих и уже это начало сказываться на моей фигуре. Наташка права, поторопиться стоит, а то вообще в машину не войду...
   Обед прошёл в непринуждённой обстановке. Мишка и папа, довольные друг другом, постоянно шутили. Вовка с Борькой от них не отставали. Детей мы даже и не видели, как я и предполагала, Наташкины дети тут же подружились с Нинковикиными и они теперь пропали на озере, но тут Наташка начала звонить дочери, искать где они, так как пообедать все же стоило. А мы всей ватагой пошли осматривать дом, так как родители с Ленкой и Нинка с Викой только приехали перед нами, дома они ещё и не видели, ждали нас, чтобы уж обсудить все как следует. Дом впечатлял не только снаружи, но и изнутри и по интерьеру и по отделке, готовилось все с размахом. Папа только и сказал...
   - Не знаю как Вам, а мне тут определённо нравится, а тебе, дочь?
   - Пап, ну, конечно, нравится. Идеальное место. Да и я рада, что вы будете жить все же поближе, буду чаще навещать. Нет, в Воронеж мы тоже будем ездить, по очереди, то мы к ним, то они к нам, но дом наш тут.
   - Мне тоже нравится, хотя моим мнением никто не интересуется, - добавила мама, - мне тоже ближе к клубу, буду там чаще бывать...
   - Ах, да, клуб, это ценный аргумент, куда ж нам без него-то? Просто никак не обойтись, - засмеялся папа.
   - Вот именно, и нечего иронизировать по этому поводу. Я же твои увлечения не критикую...
   - Мам, ну ладно ты, он же шутит...
   - Знаю наизусть я его шутки. Пора бы уже и не шутить подобным образом...
   - Все, Наталья, я не прав. У меня просто отличное настроение. Сделал прекрасную покупку. Сейчас с будущим зятем на моторочке пойдем рыбку ловить, вечером будет рыбный пир горой...
   - Идите, идите, ловите, ещё ни одной маломальской рыбёшки не поймали, а уже пир горой закатывают...
   - Вот увидишь, рыба сама в лодку прыгать будет, или кормить её не буду. Михаил, ты с нами?
   - Обязательно. Наталья Ивановна, Вы не переживайте, рыбы, действительно, много, но если какой казус случится, то Степка вчера богатый улов привёз, мы к нему махом на моторочке дойдём...
   - Но мы все равно что-нибудь приготовим, мало ли что... может быть, у Вас моторка заглохнет...
   - Нет, ну пожелала, так пожелала, честное слово, Наталья, разве можно такое говорить?
   - Ничего, тут катер ещё имеется, если Вы не все документы купли продажи запомнили, Боренька у нас яхтсмен со стажем... выручит... Ты тут Борис костерок на берегу организуй и вообще все удобства на тебе, чисто для дам, - балагурил Мишка, - ужин сегодня на берегу...
   Вопреки опасениям мамы, все прошло замечательно, рыбы наловили много, ещё и на утро осталось, мы по рецепту бабушки испекли её фирменный рыбный пирог со щукой, все его так и уплетали, особенно папа... Определённо будущим зятем он доволен...
   - Вот не балуешь ты меня, Наталья, дома такими деликатесами, я уже стал забывать, что такое домашняя пища, все рестораны, да рестораны. А как мама замечательно готовила, Вы меня сегодня порадовали, вот этим моим самым любимым пирогом с детства, приготовленным по маминому рецепту...
   - Мы, пап, знаем, чем тебя порадовать, теперь, может быть, будем чаще тебя радовать...
   - Это как? Ты наконец-то решила продать своё Агентство?
   - Нет, пап, ну что ты продать? Оно же не только моё, но ещё и Ленкино с Вовкой, в равных долях. Просто Вовка решил уйти из Министерства на своё место Генерального и коммерческого директора, а Людмила Николаевна пообещала мне подыскать кого-то мне заместителем. Так что месяца через 2-3 я, скорее всего, буду у Вас тут дышать свежим воздухом. Ещё надоем...
   Борька и глазом не моргнул, видимо, был уже в курсе, но по его лицу я увидела, что ему это радости не доставляет, но для Аглаи было явной новостью, как она не пыталась это скрыть, лицо её запылало кумачом и она быстро отошла к озеру, наверное, чтобы успокоиться...
   - Вот наконец-то я слышу здравые речи, молодец, Владимир так и надо делать. А то сладу с ней не было, вся в Агентстве, - наконец у мамы поднялось настроение...
   Тут уж и Ленка с Наташкой кинулись меня обнимать. Наташка так и светилась...
   - Свет, мы с тобой здесь вообще чего только не придумаем вместе, ты правильно решила.
   - Это не я, это Вовка так решил.
   - Какая разница кто, лишь бы на пользу и ты же согласилась, - подвела черту Ленка.
   Да уж, жизнь определённо изменилась и круто изменилась, всего 2,5 месяца назад, я тащилась к Ленке на свадьбу и меня одолевали противоположные мысли. Теперь все по-другому. Тут у меня опять зазвонил мобильник, кто это в выходной? Людмила Николаевна... Она так просто не стала бы звонить, тем более на мобильный, она с ними не дружила и пользовалась в крайних случаях, значит, сейчас был именно такой случай. Я извинилась и отошла от нашей весёлой компании...
   - Да, Людмила Николаевна, я Вас слушаю...
   - Светлана, ты где? Я тебе уже битый час на телефон домашний звоню...
   - Да я на Селигере, Людмила Николаевна, я же Вам говорила, что папа тут поместье покупает...
   - Ах да, я и забыла, склероз, видимо, наступает. Купил?
   - Да, все хорошо.
   - Ну, поздравляю Вас. Ты сидишь или стоишь, дорогая моя, если стоишь, то сядь.
   Я послушно села
   - Сижу.
   - Так вот ты помнишь Олесю Мазурович из Минска, она училась на курс младше Вас и жила потом с Вашей Натальей в одной комнате, когда Вы с Еленой ушли жить на квартиру?
   - Да помню хорошо, такая умная, талантливая девушка, я до сих пор удивлена, что она нигде не появилась и не засветилась до сих пор. Вы её нашли?
   - Она меня нашла, вот утром позвонили в дверь, открываю, а она на пороге. В очень скверном состоянии. Она же, оказывается, уехав домой, вышла замуж за сирийца, уехала к нему на родину, жили там не плохо, но теперь вот там настоящий бедлам, дом сожгли, документы сгорели, она вернулась, после похорон мужа, еле вырвалась оттуда, случайно сбежала, а в порту стоял корабль с украинским экипажем, они и вывезли нелегально.
   Пока все формальности прошла, сильно заболела её мама, нервные стрессы достали. Надо лечить, а в Белоруссии, сама понимаешь, шансов нормально заработать, по-быстрому, у неё нет. Вот она и приехала в Москву на последние деньги, пришла ко мне, прямо с вокзала. Пока она все это рассказывала, мне пришла в голову мысль, что лучше её мы просто никого к тебе в замы не найдём.
   Толковая, исполнительная девочка. Очень не повезло в жизни, угораздило же влюбиться в сирийца, но я не осуждаю, говорит, что жили очень хорошо, при нем её никто не обижал, а после его кончины старший брат сразу предъявил на неё свои права, а откажет - продаст в какое-нибудь селение, вообще не выберешься.
   - Людмила Николаевна, а где она?
   - Да пошла в гости к девчонкам, с кем училась. Расспросить насчёт работы. Не могла же я без тебя её обнадёживать. Ну, как ты? Возьмёшь?
   - Скорее всего, да, Людмила Николаевна. Сейчас вот тут с нашими переговорю, Наташка её лучше знает. Но пусть завтра придёт. В любом случае без работы не останется. Если не как зама, то уж работу простого дизайнера я ей гарантирую, своих мы не бросаем, тем более по Вашей протекции. Ваше чутье на талант ещё никогда Вас не подводило. Так что я думаю, все будет как надо.
   - Ну, спасибо тебе, Светлана, я знала, что выгорит. Не зря так упорно звонила, даже мобильник в руки взяла, пойду, помою, - засмеялась она.
   После того как мы все переговорили об этом звонке, я уверилась в Людмилы Николаевны правоте в очередной раз, зам у меня будет что надо. Надеюсь, 2-3 месяцев хватит, чтобы к Олесе вернулись все её навыки, а я уж постараюсь, чтобы быстрее...

ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ ГЛАВА

  
   Как-то все закрутилось после этого, просто не успевала отслеживать дни. Постоянные примерки, подгонки свадебного платья. В силу того, что теперь Вовка работал с нами, то девочкам приходилось дежурить в коридоре, чтобы он ненароком не заглянул и не увидел меня в платье, что всегда считалось не к добру. Теперь я обязательно обедала, Вовка неукоснительно следил за этим, при полном одобрении со стороны Марь Ивановны. У неё неподалёку в кафе работала дальняя родственница её мужа, так вот, посовещавшись с Вовкой, они решили организовать поставку обедов непосредственно в офис, что во многом облегчило нам всем жизнь.
   Так как почти все близко расположенные кафе и столовые были забиты битком, не протолкнуться, многие девочки приносили еду из дома, только бы не стоять в изнуряющих очередях и не питаться Бог знает чем. А в этом кафе готовили нормальную еду, они с удовольствием подрядились нам её поставлять, всего-то и надо было проехать дворами два квартала и привезти готовый обед, мы их просто выручили, так как в их районе офисов все же было поменьше. Теперь все обедали на месте. Почему это мне раньше в голову не приходило, не пойму, просто сама я могла в то время вполне обходиться и без обеда, поэтому как-то не задумывалась, что другие-то страдают.
   А так как я теперь постоянно хотела есть, то это мне было на руку. Вовка же никогда отсутствием аппетита не страдал.
   Олеся оказалась очень толковой коммуникабельной девушкой, которой повторять дважды не приходилось, буквально все просто подхватывалось на лету. Уже через неделю всем казалось, что она всегда была тут. Мы все пришли буквально к одному мнению, как мы без неё обходились? Она так соскучилась по работе, у неё было множество идей, которые просто фонтанировали из неё. Когда я поинтересовалась...
   - Откуда в тебе это, ты просто находка для нас, многие наши проблемы у тебя решаются просто на лету?
   - Ну, я долго была без дела. Да и мы с мужем мечтали тоже открыть вот такое же Агентство, он в Минске на экономиста учился, там и познакомились, потом уехали к нему на Родину, просто он у нас работу не нашёл, если бы не это, то всё бы у нас было не так, но сначала нам там было очень хорошо, работу нашли оба, вот почти уже нужную сумму собрали, а тут война. Ну, вот и не пришлось. Все мои идеи оттуда. Просто теперь я их воплощаю в жизнь в Вашем Агентстве. Для меня это такая радость после всего пережитого оказаться вот тут, вместе с Вами и окунуться вот в такие тёплые, дружеские, понимаемые отношения. Я даже не знаю, как выразить свою благодарность за все то, что Вы мне даёте, просто так, от чистого сердца, а я готова отдать Вам всю себя, а не только мои идеи...
   - Не надо, Олеся, мы ведь все понимаем, через что тебе пришлось пройти. Теперь ты дома, тебя никто не обидит...
   - Да, лишь бы мама выздоровела, у меня, кроме неё никого нет...
   - Олесь, я сегодня же поговорю с папой, у него друг в Германии, как раз невропатолог, может, мы её к нему в клинику устроим...
   У Олеси глаза стали квадратными...
   - Но я... но у меня...
   - Не волнуйся, папа договорится, у него огромные связи, что-нибудь придумаем...
   - Свет, спасибо...
   - Потом поблагодаришь, ещё ничего не решили. Пойду, позвоню, пока не забыла...
   Папа ответил сразу, как выяснилось, сам хотел мне позвонить, сразу вник в суть вопроса и сказал, что обязательно поможет...
   - Да, Света, я все понял, позвоню Давиду, поговорю с ним, для спокойствия своей единственной дочери, я с удовольствием помогу, чтобы ты быстрее смогла наконец-то отдохнуть по-человечески. Я хочу, чтобы мой внук или внучка родились здоровыми, а для этого тебе уже пора оставить все свои дела и прибыть сюда, дышать здешним воздухом, а не задыхаться в своём Агентстве, лети оно в три - тарары...
   - Папа...
   - Что папа? Тебе даже некогда заявление в ЗАГС отнести, Наталья уже извелась вся, звонить боится. Ты занята, а подготовка к свадьбе идёт полным ходом. Когда соизволите появиться?
   - Пап, я и забыла, у нас столько дел, что мы закрутились совсем...
   - Вот именно, совсем. Вас не надо было отпускать в воскресенье, чтобы Вы в понедельник отнесли его, но у Вас ведь хитрая уловка. У тебя паспорта не было. Вот теперь, голубушка, будь добра, возьми свой паспорт и через 2 дня как штык, чтоб была здесь. Это моё последнее слово. И отключился...
   Я, конечно, понимала, что папа шутит, но все равно было неприятно, что вот я такая невнимательная дочь. Ну, мне-то все равно... стоит у меня штамп в паспорте или нет. Но моим родителям точно не все равно, они люди старой закалки, для них вот этот штамп многое значит.
   Мы с Вовкой действительно замотались. Всю неделю он в Агентство только завозит меня, приезжает на обед (это у него железно) и приезжает за мной вечером. Аглая, действительно, не справлялась, зря Марь Ивановна просила меня дать ей самостоятельность. Ничего хорошего из этого не вышло, что бы мне кто не говорил. Как она будет работать в министерстве, я не знаю, но в Агентстве работа не для неё, это однозначно.
   Но ехать надо, с папой не поспоришь, да и самим понятно, затеяли это дело, надо довести до конца. Только собралась позвонить Вовке, узнать как он, тут ко мне заглянула Марь Ивановна...
   - Светочка, Вы чаю не хотите?
   Ну, ясно, надо что-то со мной обсудить, знаю я вот эту её тактику...
   - Да, Марь Ивановна, я сама хотела Вам предложить. Лариса на месте?
   - Да, полчаса назад приехала, Вовочка её отпустил, он в свою обувную мастерскую поехал, велел передать, что скоро будет. Ларочка говорит, что со всеми поставками разобрались, документы нашлись, Аглая их по ошибке в другом офисе оставила. Я знаю, Светочка, что Вы сердитесь на неё, но девочка только начала работать, ей ведь очень тяжело, Вы сами должны это понять. Она так пасовала перед Вами, просто чувствовала, насколько она проигрывает Вам во всем. Ей бы посоветоваться с Вами, спросить, но она стеснялась лишний раз показать свою никчёмность, боялась, что вы пожалуетесь Бореньке.
   А он просто благоговеет перед Вами до сих пор, он ведь мог её поругать. Она же любит Бореньку с самого детства, со школьной скамьи, а он никого кроме Вас и не видел. Она понимает, что во всем проигрывает Вам. Она славная девочка, я знаю её с самого рождения, с её мамой мы подруги детства. Ну, вот я и помогла ей с вот этой поездкой. Билеты же я Бореньке покупала.
   Когда он рассказал мне, зачем он едет к Вовочке, я сказала Ксении, что это шанс. Давай попробуем им помочь. А вдруг на сей раз у них все выйдет. Вот мы и отправили Аглаю к дальним родственникам на Сахалин. Пока у них все хорошо. Поверьте, Аглая не знает, что мы все подстроили, она считает, что это судьба свела их вместе, она так счастлива.
   Ей бы уверенности в себе больше. Не надо было Бореньке сводить Вас вместе. Он, конечно, хотел как лучше, чтобы Вы подружились. Но когда она рядом с Боренькой, она ведёт себя естественно, просто любовь делает её вот такой. А ещё неуверенность в своих силах. А когда его нет, она пасует, боится сделать неверный шаг и вот у неё все, и выходит не так.
   - Ладно, Марь Ивановна, я поняла, что Вы мне хотели сказать, теперь, когда все встало на свои места, возможно, мы и найдём с ней общий язык. Я не буду говорить ей о её просчётах, особенно при Бореньке, - улыбнулась я, - пусть его святая простота считает, что его Аглая - совершенство. Дай Бог, чтобы она не делала таких ошибок на новом месте работы.
   - Дай бог, Светочка, я с Вами согласна.
   - Ну и чудненько, забыли, пустое это все.
   Тут на пороге появился Вовка. Марь Ивановна потихоньку вышла, чтобы не мешать, как она всегда говорила, но на работе мы всегда работали, за редким исключением, мы говорили в основном по работе. Личные дела решали дома. Просто сразу же установили негласные правила и старались их придерживаться.
   Но теперь до обеда оставался ещё целый час. Вовка начал рассказывать, что он делал, где был, о забытых Аглаей документах ни слова, я тоже не стала заострять на этом внимания. Пусть думает, что я ни о чем не знаю. Борька никогда не входил в круг моих интересов, он был мне очень хорошим другом и только, хорошо, что Вовке это понятно, между нами троими нет никакой натянутости в отношениях, мы все прекрасно знаем, как мы друг к другу относимся.
   Борька только по началу питал какие-то иллюзии, он давно уже от них избавился. Это только Аглае не понятно. Может со временем, когда она узнает меня лучше, она будет мне доверять. Поймёт, что это её место, а моим оно никогда не было. Если же нет, то мне очень жаль. Хотелось бы общаться друг с другом без всяких подтекстов, как мы привыкли до сих пор. Но Вовку я в это посвящать не хочу. Это Аглаино дело, если она захочет, я пойду ей навстречу, а если нет, то насильно мил не будешь. Свою ревность она должна пережить сама. Я не собираюсь ей ничего доказывать. Да собственно и нечего. Если Борька захочет, то все это должен ей сказать он. Мне он никогда в любви не признавался, да он находился возле меня постоянно, да многие знали о его любви ко мне, но не я. Я до последнего времени пребывала в неведении. Я считала и считаю его только ДРУГОМ. Так за что я должна перед кем-то оправдываться? Да от меня этого никто не ждёт. Слава Богу.
   - Свет, ты, о чем задумалась - то? - Вдруг вырвал меня из подсознания Вовкин голос.
   - Да так, Вов, папа звонил...
   - И что?
   - Да мы с тобой до сих пор заявление в ЗАГС не отнесли, их это там всех напрягает...
   - Точно, Свет, надо ехать, давай завтра, а то послезавтра некогда, мои родственники прилетают. Если не послезавтра, то они смогут только через неделю, им же целый самолёт нужен. Они там с всякими припасами прилетят. Бабушка у меня травница хорошая, она каждую травку знает, где какая растёт и когда её рвать надо. Она из самого простого блюда сделает целое произведение искусства, только добавив какую-нибудь траву.
   Вот вознамерилась превзойти саму себя на нашей свадьбе. Везёт весь свой прошлогодний запас. Не пойму, зачем столько много, как будто навсегда сюда едет. Но когда я спросил её об этом, она как-то замялась. Так что я в неведении...
   - Да ты что? Ленка вообще говорит, что она ясновидящая?
   - Ну, есть немного, но она не любит это афишировать. Помогает людям даром. Денег за это не берет. Я вообще что-то их не пойму всех. Какие-то туманные намёки. Спрашиваю в лоб, молчат. Только и выдали, что Танька с Томкой собираются здесь поступать учиться в Пищевой институт. А когда непонятно. Занятия-то уже идут.
   - А кто это Танька с Томкой? Я же ничего не знаю о твоей семье. Они же ни разу не приезжали. Ленка сказала только о бабушке.
   - Да время такое, Свет, было, они еле меня учили, я сам старался здесь заработать и им денег послать, чтобы как-то поддержать их на плаву. Я ведь самый старший. У родителей потом 14 лет детей не было, а потом вот Танька с Томкой, они из тройни, третья сестра не выжила, да и вообще, если бы не бабушка, то не выжил бы никто. Но сестрёнка в больнице умерла, прямо при родах.
   Бабушка сразу же и приехала. Просто почувствовала, что маме плохо. Она же гинеколог, ей не смогли отказать, она в этой больнице долгие годы зав. отделением проработала. Вот маму с сёстрами и спасла. Шуму тогда много было. Но мама не стала ничего ворошить. Слишком была слаба. А отец в рейсе, он же на рыболовном траулере капитаном служил, приехал только через полгода. Но бабушка до сих пор никого из своих коллег простить не может, почему её не вызвали сразу. Ну, вот я тебе все и рассказал.
   - Надо же, как все интересно и жалко одновременно. Вов, а вдруг и у меня тройня будет? Что-то я много ем. Тебе не кажется?
   - Свет, я буду только счастлив. Представь... сразу 3 сына...
   - А если девочки?
   - А чем девочки хуже? Главное дети. Мне уже 31 год, а у меня детей нет. Я часто думал, как мы с тобой идём, а рядом 5 наших детишек...
   - Пятеро? - Ужаснулась я, - а не многовато?
   - В самый раз! Пятеро это минимум. Так и знай!

ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ ГЛАВА

   Наконец этот день все же подошёл к концу, я решила рискнуть, оставить Агентство на Олесю. Марь Ивановне были даны указания, если что звонить. Вовка все же приедет в понедельник, а я, только к следующей среде. Надо все же посмотреть, что там мама с Наташкой придумывают к моей свадьбе, чтобы потом не упасть в обморок. Знаю ведь я их, они уж там разгуляются во всю.
   Вовка после обеда уезжал заказывать автобусы, чтобы отвезти всех своих близких непосредственно на турбазу Мишкиного ведомства на Селигере, иначе ни одно поместье их бы ни за что не поместило. Вовка сказал, что едут 120 человек, ему отец позвонил, почти целый самолёт. Спецрейс. Да уж... свадьба наша разгуляется не на шутку. Приплюсовать наших Воронежских соседей, которые тоже всеми правдами и неправдами выкраивали себе хоть недельку отпуска. Когда ещё такая халява в таком месте им перепадёт, как мне Нинка с Викой сказали, но это, конечно, слова.
   На самом деле они бы все равно приехали, где бы не проходила моя свадьба. Просто дом у нас уникальный, все друг другу больше, чем родня. И с этим ничего не поделаешь. Это даже не обсуждается, приглашают всех. Если не хватает средств, то шапку по кругу, кто, сколько может, лишь бы никого не обидеть. Так уж у нас повелось с самого начала.
   И традицию эту положили мои дед с бабушкой. Отдавая им дань уважения, никто даже не помышляет нарушать. Да, может быть, скоро мы разлетимся все по свету, нашим детям уже будет незачем вот так вот встречаться, но пока мы вместе. И это радует.
   А ещё мои институтские подруги, мамины одноклубники. Вот зачем они там будут, я понять не могу. Но мама пригласила, отец поддержал, с этим не поспоришь. Да ещё папины и мамины близкие друзья, Наташкины родичи, этих я тоже не могу не пригласить, сколько к ним езжено, переезжено, что и не передать.
   Там нас с таким радушием всегда принимали, все, что есть, на стол несли, только бы угодить, как говорил Наташкин отец, дорогим гостьям. И так приятно было ощущать себя дорогими гостьями в их доме, что я частенько злоупотребляла, когда сильно уж становилось невмоготу, я ехала к ним и подпитывала себя положительной энергетикой их дома, в котором жило уже пятое поколение Наташкиных родичей. А ему ничего. Он ещё не одно поколение простоит. И слава Богу.
   Так что свадьба хилой не будет. А я-то всю жизнь мечтала без эффектов, по-тихому, скромненько. Наивная. Как будто с самого начала не было ясно, что мне этого не дадут, надо было, вообще молча, никого не посвящая в свои планы. Но все полетело кувырком. Мишенька язык за зубами держать не смог. Но, если честно, то я не уверена, что Вовку бы уговорила. Он-то эту свадьбу хотел. Как выяснилось, родне он позвонил на следующий же день, как только встретился со мной. Это я все шифровалась. Как теперь ясно видно, совершенно напрасно. Я же последняя из детей, на чьей свадьбе предстоит гулять нашему дому, потом уже надо ждать, когда внуки подрастут. Да уж... не малый срок.
   Созвонившись с утра с автобусным парком, выяснив, что автобусы прибудут за час до прибытия самолёта, мы с Вовкой уселись завтракать. Так как я уже умирала с голоду, то не надо говорить с какой жадностью я накинулась на яичницу с беконом, которую быстренько приготовила, пока Вовка переговаривал по телефону.
   Потом поехали в магазин, где продаются всякие рыболовные принадлежности. Так как я до этого ни разу их не покупала, мне как-то всегда уже приобретали заранее, то я с удовольствием выбирала вместе с Вовкой все, что он решил подарить своему отцу, у которого скоро День рождения. Так как, скорее всего, он будет праздновать его все же на Селигере. То это все ему, несомненно, пригодится, по Вовкиным словам он заядлый рыбак.
   Его бабушка тоже всегда ездит вместе с отцом на рыбалку, но рыбу никогда не ловит, просто сидит на берегу и смотрит на воду, потом уху варит. Но отец говорит, что без неё на рыбалке делать нечего, так как не клюёт, бабушка его талисман, с ней улов всегда богаче.
   Заодно я решила приобрести спиннинг и себе, так как иногда, тоже люблю рыбку половить, в охотку. Да и Серёжке заодно, мы никогда не ходим с ним на рыбалку по отдельности. Если бываем дома вместе. Так почему теперь-то надо менять традицию? Ленка рыбу ловить не любит, но талисманом согласится стать с удовольствием. Зуб даю! Надо только идейку эту ей подкинуть...
   Нет, мне бы, несомненно, привезли рыболовные снасти, у Мишки, да и у всей их родни этого добра просто валом, но мне хотелось свою, буду налаживать контакт с Вовкиным отцом, будем вместе рыбку ловить. Ну, я ведь и не покривлю душой, рыбу я и на самом деле ловить люблю, дед научил, но вот в последнее время удаётся очень редко заняться этим делом, разве что у Наташки в гостях.
   Мишка, зная моё пристрастие, обязательно вытащит. А теперь, когда мы будем часто бывать у родителей, поместье на берегу Селигера, ну просто грех не посидеть с удочкой в своё удовольствие. Я так разохотилась, что приобрела не два комплекта, а сразу четыре. Вдруг папа или Вовка составят нам компанию.
   Серёжка тоже рыбак заядлый, но вот удастся ли ему выкроить не это время, так как встать во главе такой компании, которую ему оставил мой отец, это не шутки. Но не зря же Серёжка все же жил столько лет во Франции, обучаясь в семье друга нашего прадеда, как вести дела. Отец, скорее всего, так и хотел поступить с самого начала. Потому что знал, что меня семейный бизнес не заинтересует никогда.
   Ну, наконец, все, что требовалось, было выбрано, сложив все в машину, мы тоже покатили в сторону аэропорта, но по дороге решили перекусить. Вовка, видимо, из-за меня, так как я с тоской провожала глазами встречающиеся по пути нам кафе. После того как мы перекусили, жить стало намного веселее. Я ещё и попросила завернуть мне с собой, так как неизвестно, когда мы доберёмся до дома, а аппетит у меня был зверский, теперь я уже не забывала, как бывало, что пропустила обед, мне об этом напоминали, довольно требовательно.
   Я даже уже консультировалась у Нинки с Викой. Да, у Вики, когда носила своих двойняшек, тоже был страшный аппетит, существенные прибавки в весе на протяжении всей беременности, а уж, видимо, у меня-то же самое, что и у неё.
   Но об этом никому ни слова. Иначе меня уже сейчас с Селигера не выпустят. Будут бегать везде за мной, не приведи Господь, я где-нибудь оступлюсь. Ещё лежать весь день заставят, с мамы станется. У неё прямо второе дыхание открылось, после известия о моей беременности, она так и летает. Ей только дай лишний повод поволноваться, она будет волноваться за всю семью разом, всех убедит, всех уверит, что вот все надо делать именно так, как думает она. И я буду делать это неукоснительно, потому что так мама решила и не приведи Бог, ослушаться. Мне даже вздохнуть будет нельзя. Сразу же услышу...
   - Ага, я тебе говорила, но ты же ничего не хочешь слушать, мать плохого не посоветует...
   И приведёт сотню примеров вычитанных ею в специальной литературе или почерпнутых из опыта своих бесчисленных подруг и знакомых. Я порой думаю, что она это все выдумывает, так как ну не может с её знакомыми постоянно что-то случаться. Вот с моими же не случается. А вот у мамы не знакомые, а просто катастрофичные знакомые, у которых всегда и все уже было в этом роде. Короче дежавю...
   Ну, вот и аэропорт. Три автобуса уже стояли на месте. Вовка вышел из машины, подошёл к ним, сверив номера в записной книжке, представился. Водители закивали, все понятно, это наши автобусы. Теперь пойти узнать, не опаздывает ли рейс, и ждать осталось всего полчаса, не так уж и много.
   Вовка подошёл ко мне, помог выйти из машины и мы пошли к электронному табло, после произведённого запроса, получили информацию, что все нормально. Самолёт вовремя. Вовка решил сделать кое-какие закупки, все же путь не близкий, да и летели не 2 часа. Может родня захочет попить. Но все же надо где-то подкрепиться, люди, возможно, голодные. Но это решим по прибытию. Думаю, найдём, где пообедать, если в этом возникнет необходимость. За Москвой, по ту сторону полно всяких кафешек, в каком-нибудь из них нас покормят.
   Вот я последнее время постоянно о еде, да о еде. Просто ни на чем другом и сосредоточиться не могу... как-то надо отвлечься. Пойти бижутерию, что ли посмотреть, пока Вовка закупки делает... Сувениров, что ли каких-нибудь накупить, хотя вот зачем они мне, да и ничего такого, что бы обрадовало глаз, я просто не нашла, а покупать для того, чтобы что-то купить я не любила никогда.
   Если мне нравилась вещь, то я покупала её сразу и не торгуясь, а если нет, то уж ни за что, как бы мне её не расхваливали. Я знала, что она мне не пригодится никогда. Это уже было проверено годами, поэтому я всегда придерживалась этого правила, не купила и тут же забыла, что когда-то это видела вообще. Папа говорил, что это очень ценное качество, так как мама, если не взяла что-то, то могла приехать за этим позднее, взять, а потом эта вещь, никому не нужная, мешала всем и раздражала уже своим появлением, пока мама не дарила её кому-то или просто выбрасывала к общему нашему облегчению.
   Ну вот, объявляют наш рейс, где же Вовка. Ага, вот он вбежал в здание аэропорта, и ищет меня глазами. Помахав ему рукой, я быстро пошла к нему навстречу. Он обнял меня за талию, и мы стали ждать, посадки самолёта и, главное, пассажиров, большинство которых прилетело именно к нам. Ну вот, наконец-то, они появились, Вовка смотрел на них улыбаясь, а они все отвечали ему взаимностью. Нас окружили, Вовка всем представил меня, потом начал представлять своих родственников. Я просто не в состоянии была запомнить их всех разом.
   Вдруг властный женский голос сказал...
   - Владимир, оставь мою будущую внучку в покое, она все равно сейчас никого не запомнит...
   Я повернулась и увидела подходившую к нам женщину, про таких женщин говорят, что это женщина без возраста. Я как профессионал, сразу же отметила осанку, фигуру, внешность, манеру держаться... Порода чувствовалась за версту. Мы посмотрели в одинакового оттенка глаза, улыбнулись друг другу, она обняла меня и сказала...
   - Ну, здравствуй, милая моя, долгонько же нам пришлось тебя ждать. Добро пожаловать в нашу семью, Светланочка.
   - Это моя бабушка Анастасия Васильевна...
   - Ну, завёл... я для неё просто бабушка...
   - Хорошо, бабушка, как скажете, Вы мне очень напоминаете мою, мне будет не трудно Вас так называть...
   - Ладно, разберёмся. Ну, Владимир, веди, поехали, наконец. Мы все устали, но, понятно, тут не разместимся, чтобы отдохнуть, так что давай уж до места. Идите, получайте багаж. Грузимся и вперёд. Осторожно с моими баулами, не рассыпьте, не порвите ничего...
   - Ба, ну зачем ты это везёшь - то?
   - Я знаю зачем, ты думаешь, я отсюда уеду? Как бы не так, я к Вам навсегда приехала, так и знай.
   - А ты знаешь, ба, вот я почему-то и не сомневался, как только услышал о твоём грузе, но не смел надеяться. Спасибо, ба.
   - Ну-ну, я знала, что ты будешь рад, только вот что Светочка скажет, - хитро блеснула глазами она.
   Но я про себя уже решила, как только увидела её, вот такую, поразительно похожую на мою бабушку, что на меня сошла божья благодать. И просто стояла, слушала её голос, внимала ей, что она там говорит, я пойму и осознаю потом. Главное она здесь. И теперь со мной, моими детьми, сколько бы их не было, будет все хорошо. Я это чувствовала.
   Она посмотрела на меня, улыбнулась, обняла меня, прижала к себе и сказала,
   - Не дрейфь, мы справимся, на сей раз, справимся, я тебе обещаю...
   Вовка стоял и слушал её речь, открыв рот. Почти не дышал. Предсказаниям своей бабки он верил безоговорочно. Он мне уже говорил об этом. Но не вымолвил ни слова. По-моему он, как и я уже тоже догадался, на что намекала его бабушка. Похоже, предчувствия меня не обманули. У нас все же будет тройня, как я и предположила, едва услышав о том, что в Вовкиной семье могла бы быть тройня.
   Но Вовкину бабушку ничего не смущало, она во всеуслышание заявила...
   - Да, тройня, три богатыря, которых мы все вместе будем растить всем на зависть и удивление. И это не предел. Расслабиться я Вам не позволю.
   Тут Вовку все стали поздравлять. А я стояла, оглушённая и думала...
   - "Нет, не Вовку, а ВЛАДИМИРА, отца моих будущих детей, пора уже перестать звать его этим полуименем как всегда говорила моя мама. Мы уже выросли... скоро у нас СВАДЬБА!"
   Вот только сейчас я это наконец-то осознала, окончательно и бесповоротно. Это моё и это навсегда.
   И была свадьба, самая весёлая, замечательная свадьба. И было все, как предсказала наша бабушка. И, как и мечтал мой муж, ВЛАДИМИР! И самое главное, как мечтала я, одного из своих троих сыновей мы назвали в честь моего деда... ЕГОР ВЛАДИМИРОВИЧ!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"