Иванова Екатерина Петровна: другие произведения.

К тебе я руки протяну...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 8.71*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Узы бывают разными


  
  
  
  
  

Катерина Иванова

К тебе я руки протяну...

Катюшке

1. Убийца

  
   Стрела попала ему в висок, но замах был слишком силен, и клинок все-таки нашел щель в доспехах Илана.
   Я осталась один на один с трупом и убийцей, валявшимся без сознания. Два трупа, лучше, чем один, но на обеспамятевшего не поднималась рука.
  
   Он выскочил неожиданно. Нам повезло, что я ехала немного позади Илана и успела снять с плеча лук... Мне повезло. Стрелы с острыми наконечниками закончились раньше. Остались лишь тупые, утяжеленные свинцом - такими бьют пушных зверей, чтобы не попортить шкуру. Невероятно увертлив, стремителен. Улучить момент и спустить тетиву не удавалось около минуты. Наконец, стрела нашла свою цель, но Илану было уже не помочь.
   Опомнившись, я связала убийце руки и ноги. О месте, где коротали время наши деньги, знал Илан. Кто-то наживется на невостребованном вкладе. Раз уж у меня не хватило духа убить беспомощного - продам его в городе. С паршивой овцы хоть шерсти клок.
   Илана я оставила в ветвях ближайшего дуба птицам на прокорм, как принято у его народа, доспехи и оружие приторочила к седлу Монашки.
   Ромашка привычно опустилась на колени, принимая на спину безвольный груз.
  
   На первом же привале он пришел в себя, хорошенько проблевавшись. От лепешки отказался, а вот воду выхлебал с удовольствием. Блуждающий взгляд, постоянные попытки встать на ноги. Он будто забывал, что связан, потом оступался, падал и снова замирал до следующей попытки.
   Несколько раз его взгляд останавливался на мне. Неприятное ощущение.
   Что ж, у меня не было времени выяснять, осталось ли что-нибудь после удара в его голове. Я осторожно подошла сзади и двинула его по затылку рукоятью кинжала.
   Ромашка укоризненно фыркнула, но ограничилась недовольным помахиванием хвостом. Прости, милая. Неудобно, знаю, но это не надолго. Скоро мы от него избавимся.
  
   К вечеру он уже шел рядом с лошадью на коротком поводке. Можно было бы, конечно, усадить его в седло, но... кто их знает, этих убийц. Береженого и Рьмат оберегает.
  
   Привлекательная полянка с кострищем и ручейком. На привычной тропе. Что еще нужно усталому путнику? Отсутствие попутчиков, разве что. Один стоял, привязанный к лошади, пошатываясь после долгого перехода. А еще пятеро вылезали из кустов за его спиной. Морды - ровно степняцкие пиалы, если смотреть на донышко. Кожаные безрукавки, мечи на поясах... в руках, и полная уверенность в себе. Двоих я сняла еще у кустов, быстро отступая назад, а вот остальные... Говорил мне Илан, займись, подруга, займись мечом, я все отнекивалась. Дождалась, значит. Лучница рьматова.
   Спина коснулась дерева. Они что-то там говорили, но слух улавливал только отдельные слова: "деваха", "счас", "чур, я первый". Первому я, пожалуй, воткну кинжал в глаз, а может и ниже. Что делать еще с двоими?
   Теми, что оглянулись на вопль... Вопль?! Убийцу они просто обошли, не посчитали за бойца. Обсчитались, господа, смертельно. Это было похоже на... вихрь? Буквально через несколько секунд их не стало, а мое злорадство тихо сдулось проткнутым бычьим пузырем. Это направлялось ко мне. Из огня да в полымя. Говорил мне Илан... кажется, это уже было.
   Убийца шагнул раз, другой. Остановился.
   Вот и смерть моя пришла.
   И встал на колени, отложив меч и протянув мне сомкнутые запястья.
   Бездумно я выдернула пояс из петель и, связав им его руки, с чувством выполненного долга упала в обморок.
   Отсутствовала я не долго. За сомкнутыми веками потрескивал костер, пахло похлебкой и немножко кровью. Руки и ноги свободны. Я рискнула открыть глаза и попыталась встать. На шорох обернулся убийца, хозяйничавший у огня. Ноги невольно сделали шаг назад, но спина снова уткнулась в ствол.
  
   - Госпожа, не бойтесь меня, госпожа.
   Такого испугаешься, как же. Заикание обеспечено на всю оставшуюся недолгую жизнь. Лучше уж не пугаться.
   Он медленно подошел, снова опустился на колени и протянул ко мне руки. Пояса на запястьях не было. Эдак на него не напасешься, если каждый раз новый завязывать. Но убийца этого и не ждал.
   - Пойдемте к костру, госпожа.
   Пиала с похлебкой была предложена с колен и обеими уже привычно сцепленными руками. Наши пальцы соприкоснулись, и он дернулся, как ужаленный.
   Я пожала плечами и принялась за еду. Если уж повезло прожить день да еще получить сытный ужин, нечего пенять на судьбу. Ешь, пока дают.
  
   Сон не шел. Стреноженные Ромашка с Монашкой пощипывали траву. В костре попискивали угольки. Убийца в сторонке ворочал трупы. Спи - не хочу.
   Не хочу.
   - Госпожа...
   Обернулась на оклик. Две ладони положили передо мной пухленький звякнувший мешочек и пару мечей. Остальное - ржавье. Убийцы, они в таком деле понимают.
   Я пожала плечами и кивнула. Ободренный, он скользнул ближе.
   - Можно?...
   Чему быть, того не миновать. Я затаила дыхание и протянула руку. Так, наверное, хватаются утопающие за какую-нибудь щепку. Две грубые ладони сомкнулись, и пальцы с обкусанными ногтями коснулись моей кожи.
   Я лежала и рассматривала его, а он, спрятав глаза за черными прядями засаленных волос, баюкал мою ладонь.
   Длинный прямой нос отбрасывал тень, скрадывавшую шрам на правой щеке. Узкие губы кривились под гнетом второго шрама, идущего от носовых пазух к левой скуле. Седая прядь касалась стоячего ворота кожаной куртки.
  
   Убийцу били по голове рьматовы слуги. Белый справа, черный слева. После удара черного он пытался броситься на меня, но белый перехватывал его, после чего убийца протягивал мне связанные руки. Тут следовал удар слева, и все повторялось.
   Выматывающее действо выродилось в головную боль, положившую конец сновидению.
  
   - Госпожа... Госпожа.
   Доброе утро, мир заик и долгожителей. Доброе утро, заботливый убийца. Завтрак на столе, дорогая.
   Я не стала его привязывать. Я усадила его на Ромашку к радости последней. Исключительно в целях собственной безопасности. Угу.
   Ехали без остановок. Тропа для разнообразия была безлюдной.
   Скоро ляжет снег. Перейти бы перевал за Реновальтом до снегопада. Реновальт - Город-на-Озере. Плодородная долина у Южных гор, оставшаяся после исчезновения озера, приютила людей и их город.
   За лачужками начиналась каменная мостовая. К центру города дома становились чище, равнялись друг на друга, как старые солдаты в строю. Кое-где виднелись деревянные заплаты, проржавелые крыши пытались отразить заходящее солнце.
  
   - Добрый вечер, почтенный Тарик.
   - Ба! Да это сама Ильравен! Добро пожаловать под мой кров!
   - Благодарю, почтенный Тарик. Две комнаты. Мне и... - я повернулась к убийце, - ему.
   Он даже не взглянул на меня, что-то бормоча себе под нос.
   - У госпожи новый напарник?
   - Напарник? Нет, скорее, ценное приобретение. Завтра мы прогуляемся с ним к рынку.
   Убийца вздрогнул, судорожно втянул воздух и окаменел.
   Я кивнула ему на мальчишку, уже поднимающегося по лестнице с моими вещами, он поклонился и двинулся следом.
   - Госпожа уверена? - Тарик доверительно наклонился ко мне из-за стойки. - Я мог бы предоставить вам несколько человек...
   - Все в порядке, почтенный Тарик. Все в порядке.
  
   Постоялый двор "У Тарика" не был лучшим в городе. Он был лучшим на моей памяти. Безопасность, вкусная еда, уют. Безупречность во всем. Можно было забыть о лошадях сразу по приезде. Можно было доверить мешок с деньгами последнему помощнику повара. За все отвечал Тарик, а перед ним отвечали его люди.
  
   Ночь обошлась без сновидений. Разбудил меня стук в дверь.
   - Доброе утро, госпожа...
   Судя по солнцу, около шести утра. Где-то за окном кричат мальчишки: "Молоко! Мо-ло-коо!" Доброе утро, убийца.
   Я села на кровати, спустив ноги на пол.
   Убийца опустился передо мной на колени и протянул руки вперед. На запястьях красовался мой пояс. Хорошенько затянутый. Зубами он что ли его завязывал?
   - Госпожа, воля ваша, вы можете снять этот пояс и набросить его мне на шею - я убью себя. Вы можете положить его к моим ногам - я сломаю их. Вы можете оставить его - и я сделаю то же с руками. Ваша воля...
   Он впервые встретился со мной взглядом, и я вдруг поняла, что это правда: и убьется, и сломает. Я закусила губу и подцепила ногтем узел. Его глаза снова скрылись за волосами, плечи поникли.
   Рьмат! Да кто же так завязывает! Я сорвала пояс и отбросила его прочь. Пряжка стукнулась о половицы.
   Руки убийцы дрогнули, потянулись вперед и обхватили мои икры. Лоб коснулся коленей.
   Ступни заледенели на холодном полу. Я попробовала пошевелиться, но тут на правую лодыжку упало что-то горячее... и на левую. Он... плакал?
   Я протянула руку и осторожно погладила его по голове. Плечи вздрогнули, и он заплакал навзрыд. Так плачут маленькие дети и обессиленные мужчины. Бездумно, от всей души.
   Наконец, он отер глаза рукавом и снова взглянул на меня.
   - Меня зовут Ральт, госпожа.
  

2. Бабочка

  
   - Хорошо, отойди к стене.
   Он встал в угол у двери и выпрямился, глядя на меня.
   - Итак. Если я продам тебя, что ты сделаешь?
   Убийца закусил губу:
   - Я... Я останусь с тем, кто заплатит за меня деньги, госпожа, до тех пор, пока не представится случай сбежать и вернуться к вам, или умру.
   - Да на тебе можно делать деньги, если не увлекаться... А если я сдам тебя в аренду в бордель?
   Убийца стремительно залился краской, и внезапно стало заметно, что он очень молод - лет двадцать, может, чуть больше.
   - Я буду служить вам, где прикажете, до тех пор, пока вы не покинете город. А потом попробую сбежать или...
   - Умрешь... Это я поняла...
   У меня забрезжила смутная догадка.
  
   Познавательный разговор прервал стук в дверь.
   - Завтрак для госпожи Ильравен!
   - Войдите!
   В дверном проеме появилась девчушка с подносом. Правой рукой она придерживала створку двери, поднос опасно подрагивал на левой ладони.
   - Прими у девушки завтрак!
   Я думала, сильнее покраснеть нельзя. Он немедленно выполнил приказ, и я улыбкой отпустила служанку.
   Убийца шагнул к кровати, пытаясь привычно сложить запястья и в то же время не уронить поднос. Я с любопытством наблюдала за его небезуспешными усилиями. Наконец, тот оказался на постели. Молоко было вкусным, пенка почти превратилась в масло, свежий хлеб таял во рту. Приятно, когда помнят, что ты любишь. Рядом с моей кружкой стояла еще одна - с сидром и тарелка с кашей. Безупречность во всем. Второй постоялец у госпожи, оба завтрака в ее комнату - не дай Рьмат, остынет - стыд-то какой!
   - Ну, и чего ты ждешь? - Повернулась я к убийце.
   - Вашего позволения, госпожа.
   Так... Значит, он ничего не ел, если не считать той чашки с водой. Если это будет продолжаться...
   - Договоримся так. С этого момента ты справляешь свои естественные надобности, будь то насыщение пищей, расставание с оной или что-нибудь подобное... - Видимо, под подобным он подумал то же, что и я, молодой мужчина все-таки, а потому снова покраснел. - Так вот, ты будешь делать это, не спрашивая моего разрешения.
   - Как пожелает госпожа.
   Он неуверенно улыбнулся и потянулся сомкнутыми руками к ложке.
   - Да. И вот еще что...
   Убийца вздрогнул и замер.
   - Если ты еще раз встанешь рядом со мной на колени или будешь держать руки в таком положении, я тебя выпорю. Сопротивляться, как я понимаю, ты не будешь...
   - Не могу, госпожа...
   Гхм... Не может... что же это я такое вспомнила, когда вошла эта девчушка? Люди, которые неспособны причинить вред господину, которые умирают, стоит расстоянию между ними и их господином превысить предел... Быть того не может! Я подстрелила... бабочку-убийцу! Не однодневку... Таких отпускают в полет в дворцовых покоях и богатых кварталах. Бабочку-охотницу.
   Если его выпустили именно на нас, то кто? Если он набросился на нас сам, то почему? И каким образом он... "выбрал" меня? Ведь рядом не было плетельщика, чтобы его направить.
   Из транса меня вывел его голос:
   - Госпожа, что с вами? Очнитесь...
   Ффух...
   Что ж, делу время...
  
   Неизменный Тарик снова возвышался за стойкой.
   - Доброго утра, госпожа Ильравен.
   - И вам того же, почтенный Тарик.
   - Далеко ли собрались?
   - В оружейную лавку, а потом на рынок.
   Доспехи Илана в руках убийцы отчетливо звякнули. Тарик оглядел его с ног до головы и кивнул:
   - Хороший товар, госпожа Ильравен.
   - Я тоже так думаю. - Я тепло улыбнулась старому пройдохе и вышла на улицу.
  
   Оставалось пройти квартал до Башенного рынка, когда из ближайшей подворотни в меня метнули нож. Я поймала его еще в полете под грохот упавших доспехов и едва успела рявкнуть:
   - Ральт, назад!
   Убийца отцепил руки от нападавшего и обернулся, одарив меня улыбкой, в ответ на которую у меня заныл правый коренной зуб.
   Я шагнула к несостоявшемуся метателю и вернула ему нож.
   - Здравствуй, Хряп!
   - И тебе не болеть, прекрасная Ильравен.
   Хряп замолк, поглядывая то на меня, то на убийцу.
   Этот невысокий крепкий мужичок мог достать все, что угодно, по сходной цене и в короткие сроки, а так же неплохо дрался в рукопашную. Ворам, знаете ли, кровь ни к чему. По давней дружбе он не давал мне заскучать на улицах Реновальта. Я не возражала... Приятно знать, что что-то произойдет наверняка.
   Хряп хихикнул, со всхлипом втянул себя воздух и заржал. Сквозь хохот и тотчас же выступившие слезы было слышно:
   - Прекрасная Ильравен... всхлип... завела себе... хлюп... соба-а-ку! - Последнее слово он буквально простонал.
   Убийца сжал кулаки, но не двинулся с места.
   Я прикинула так и эдак. И решилась...
   - Хочешь заработать, Хряп?
   - Отчего же нет?
   - Ральт, смирно! - Безотчетным движением убийца вытянул руки по швам. Учителя, видать, были хорошие. - Ты будешь сохранять эту позу, что бы ни случилось.
   - Да, госпожа.
   От непонимающего взгляда убийцы у меня заныла вся челюсть.
   - А теперь, Хряп, избей его, без увечий, мне его еще продавать.
   Глаза убийцы потускнели, он выпрямился и упрямо задрал подбородок.
   Первый удар пришелся в живот. Убийца со стоном выдохнул, но не пошатнулся. Затем последовали удары в корпус. Убийца не уворачивался, молча снося боль. Хряп остановился и влепил ему пощечину:
   - Сопляк!
   Руки убийцы дернулись, но он усилием воли вернул их на место. На скулах заиграли желваки. Кулак Хряпа впечатался в подбородок убийцы, и он рухнул на землю.
   Я не наслаждалась зрелищем, но смотрела и видела, как он и лежа пытается остаться стоящим по стойке смирно, выполняя мой приказ, под ударами Хряпа.
   - Стоп, достаточно, Хряп. Вот оплата, до встречи.
   Вор, не задумываясь, принял бельт и скрылся в подворотне.
   Ральт продолжал лежать, пытаясь распрямить ноги, инстинктивно прижавшиеся к животу.
   - Вольно, Ральт!
   Он всхлипнул и свернулся в комочек, обняв себя руками. Я села рядом с ним на брусчатку, подсунув колено под его голову.
   - Ну все, Ральт, все... все кончилось.
   - За что? - Он неловко двинул головой, пытаясь заглянуть мне в глаза.
   Недоумение, вопрос и, наконец, понимание промелькнули в его взгляде. А потом остался только страх.
   - Я ведь ваш, госпожа. Там на поляне... Вы перекинули паутинку на себя, оставив меня в живых. Я... - Он заторопился, подбирая слова.- Госпожа, только не продавайте меня. Я сильный, я умею убивать и знаю грамоту, и играю на свирели, умею делать оружие и готовить, я умею доставлять удовольствие. Я сделаю, все что захотите, госпожа, не надо, умоляю вас...
   - Все, Ральт, все. Я не сделаю ничего подобного, обещаю. Ты уже доказал мне все, что мог.
   Усмирив и тело, и дух в угоду моей прихоти.
   Я вытащила из поясного кошеля металлический флакончик с исанной. Дорого, конечно, но очень действенно.
   - Один глоток. Это лекарство.
   Он судорожно выдохнул и прильнул губами к горлышку.
   Через несколько минут его щеки порозовели, кровоподтеки исчезли. Ральт, удивляясь, расправил плечи.
   - Не больно, госпожа.
   - Ну, вот и ладушки, вставай, Ральт. Нам еще надо к оружейнику. Собери, что уронил.
   - Да, госпожа. - Он подскочил и бросился подбирать доспехи.
   - И еще...
   - Да, госпожа?
   - Прости меня.
   Он остановился в недоумении, осторожно положил то, что успел собрать, на мостовую, подошел ко мне и, опустившись на колени, поцеловал мою ладонь.
   - Можете выпороть меня, госпожа. - Улыбаясь, он, как ни странно, казался старше. - Еще никто, - он в смятении закусил губу, - не просил у меня прощения, госпожа.
   И я сделала первый шаг:
   - Зови меня Вен, Ральт, зови меня Вен.
  
  
  

3. На краю бури

  
   Я очнулся и в то же мгновение осознал, что меня затягивает в бурю. Первыми исчезли звуки, потом ощущение дороги под ногами, боли в истертых запястьях. Лес слился в одно бесцветное пятно. Не знаю, как я мог идти, но иногда тело умнее разума. Я потерялся в нигде, перестав осознавать свою целостность. Осталось лишь отчаяние от понимания того, что происходит. Единственное, что выделялось из ничто вокруг меня, - желтое расплывчатое облачко. Я не видел его, не ощущал, но каким-то непостижимым образом знал, что оно желтое. Именно оно держало меня на тонкой грани восприятия. Кусочки мозаики моей памяти выскальзывали из рук, и только желтое тепло заставляло их повременить с исчезновением. Солнышко... Сверкнуло слово из-за края, и я выпал в око бури Эйхри. Солнышко. Что-то угрожало ему. Серые с проблесками красного клочья тумана двигались к моему шансу на спасение. Око вернуло мне ясность мысли, и я внезапно понял, что лучница, прижавшаяся к дереву, и есть то, что еще удерживает меня от исчезновения. Тело вновь не подвело. Ближайший меч легко разрезал веревку и лег в ладони. Время уходило с каждым ударом сердца, но я успел, успел!
   Она приняла меня, и ушла в темноту.
   Я с трудом заставил себя отойти от нее. Еще несколько секунд, и я бы снова упал в бурю - навсегда. Мне нужно время, мне нужно ее касание.
  
   Я держал ее ладонь и трясся от страха, что вот сейчас она отнимет ее у меня и мне не хватит какого-то мига, чтобы закопать якорь как можно глубже, и еще глубже. Так чтобы больше никогда, никогда... Буря отступила, и я уснул вслед за своей новой хозяйкой.
  
   Она доверила мне свою спину, и ехала, не оборачиваясь, лишь изредка привычным жестом поглаживая лук, притороченный к седлу. Я видел, что она уже не опасается меня, но не мог перестать бояться сам. Кто она? Что мне предстоит? Как мне вести себя? Я страшился спрашивать и с трепетом ждал вопросов. Но она молчала, и это было страшнее всего.
  
   Трактирщик назвал ее по имени. Ильравен. Лучница из Золотых садов. Только их люди носят тройственные имена: имя личное, семейное и внешнее - Иль-Ра-Вен. Она разговаривала с ним, как со старым знакомым, улыбаясь. В луче заходящего солнца, падающем сквозь открытый дверной проем, лицо потеряло привычную жесткость, глаза потеплели. Если бы она смотрела так на меня. Но она видела во мне лишь товар. А я не мог придумать, как уговорить ее не продавать меня. Как доказать ей, что она может довериться мне просто потому, что я никогда и ничем не смогу причинить ей вреда из страха перед бурей, куда она может ввергнуть меня пожелав этого.
  
   Мне трудно дался утренний разговор. Я сделал все правильно. Все так же как, когда ты уходишь из Голубятни к хозяину. Мой первый оставил пояс на руках. Они срослись скоро, но долго болели. Мне показалось, что пояс щекочет шею. И я смирился со смертью. Смерть милосерднее бури. Я не поверил ушам, когда услышал звук падения где-то слева от себя. Этого не могло быть. Как она... я же убил ее напарника. Я же... я расплакался, как последний щенок. Стыд не давал мне отцепиться от нее и поднять глаза. Она провела ладонью по моим волосам, и мне захотелось остаться у ее ног еще немного, чтобы только чувствовать эту руку и то, как край бури становится все дальше. Я плакал от облегчения. Я был готов на все что угодно.
  
   И она меня об этом спросила. Как я жалею, что не могу лгать. Я сказал ей правду.
  
   Я не боялся рабства. То, что делал со мной мой первый, не идет ни в какое сравнение с борделем. Но то, что она могла уехать и оставить меня одного перед приближающейся бурей...
   Первое свидание с бурей Эйхри не столь ужасающе. Ты точно знаешь, что тебя держит на нити мастер-плетельщик. Тебе дают лишь почувствовать каково это - начать терять себя. Одного урока вполне достаточно.
   Мой первый редко дотрагивался до меня. Это еще надо было заслужить. Я быстро обнаружил, что случайные касания ничего не дают. Только если он прикасался ко мне сам, по своему желанию. Каждый его окрик, каждое выраженное неудовольствие тянуло мой якорь из земли, опасно приближая момент падения в бурю. А редкое соизволение коснуться лишь утончало пытку. Пытку... Он находил удовольствие в истязании моего тела, когда ему не хватало пойманных мною. Я привык терпеть боль, радуясь тому, что каждое его прикосновение позволяет мне закопать якорь еще немного. Я кричал, чтобы доставить ему удовольствие, чтобы продлить его прикосновение. Чтобы выжить.
  
   Я думал, что все вернулось снова, только вот шанса отдалить падение больше нет. Она не била меня сама, доверив это твари, бросившей в нее нож. Я чувствовал ее изучающий взгляд и терпел. В надежде, что, может быть, ей понравится, и она не продаст меня, и иногда, хотя бы иногда будет протягивать мне руку.
   А потом она положила мою голову на свою согнутую ногу сама, сама! Я смотрел в ее глаза и не знал, что делать, что мне сказать, чтобы она поверила мне. Я видел жалость. Может быть, мне нужно было защищаться? Но прямой приказ. Неужели она думает, что я беспомощен. Зачем я ей нужен такой? Проще продать и забыть, а если нет... продать снова. И страх, переполнивший меня, вырвался наружу грудой беспомощных слов, лишь подтверждающих мои мысли. Что я говорю? К чему я ей? Она не платила за меня. Ей не объясняли, что если она захочет, я не смогу противиться ей ни в чем. Лишь бы только...
  
   Я сглотнул жгучую жидкость. Боль ушла. Я стиснул зубы, чтобы не заплакать. Для чего она лечит меня. Чтобы не портить товарный вид? Но она обещала!
  
   Я не верил. Это только в сказках, рассказанных под одеялом в Голубятне, бывают добрые хозяева. Те, кому есть дело до тебя... Но я же отчетливо слышал: "Прости меня". А потом она доверила мне внешнее имя - Вен. Так ее, наверное, звал напарник.
  
   Я очнулся от ее голоса:
   - Ральт! Ты слышишь меня? Положи доспехи на прилавок.
   - Да, госпожа. - Я привычно втянул голову в плечи и неловко уложил груду кожи и железа, изрядно оттянувшую мне руки, куда было сказано.
   Встав за ее спиной, я огляделся. Лавка не выглядела богатой, но оружие и доспехи были ухожены, пыль из углов выметена.
   - Доброе снаряжение, госпожа. За все - семь олет.
   - Хорошо, мастер, мне нужны стрелы с железными наконечниками - колчан, и зажигательные - десять штук.
   - Хорошо, тогда четыре олет и пять бельт.
   - Идет.
  
   Мы вышли наружу. Я стоял перед ней, не зная, куда деть руки, и, наконец, привычно встал по стойке смирно. Она покачала головой, и я в отчаянии выпалил:
   - Что-то не так, госпожа? Что мне нужно сделать?
   - Сделать?
   - Чтобы вы не сердились на меня.
   - Сердилась? Я вовсе не сержусь.
   - Но вы так смотрите на меня...
   - Как так?
   - Изучающе, госпожа. - Так на меня смотрел мой первый перед тем, как увести в комнату.
   - Чем ты владеешь лучше всего?
   - Мечом, госпожа. - Ох, моя Ласточка, где я потерял тебя?
   - Что ж, идем.
  
   Я плелся за ней побитой собакой, не в состоянии придумать, что сказать. Что я могу ей сказать, такого, чтобы...
  
   За стойкой стоял горбоносый паренек. Наверное, внук трактирщика. Мы поднялись по лестнице и вошли в ее комнату. Она кивнула мне на постель и закрыла дверь.
  

4. Клятва

  
   Я обернулась к кровати. Он стоял спиной ко мне и снимал рубаху.
   - Что ты делаешь?
   Он так и застыл с поднятыми руками.
   - Госпожа указала мне мое место.
   Рьмат и его печенка! Он решил, что я буду спать с ним?
   - Ну и?
   - Я готов доставить госпоже удовольствие.
   Я подошла и приподняла рубаху, проведя пальцами по его спине. Ральт вздрогнул, но придвинулся ближе. Пальцы коснулись чего-то грубого. Ох, ты! Такого исанной не излечишь. Старые рубцы вились по всей спине. Я отдернула руку.
   Он обернулся, опустил голову, снова спрятавшись за волосами.
   - Я противен госпоже?
   - Дурачок. - Я приподняла ладонью его подбородок.
   Его взгляд метался по моему лицу. И меня осенило: он же на все готов лишь бы угодить мне, лишь бы я оставила его.
   - Сядь.
   Ральт сел, суетливо одергивая подол.
   Я выдвинула из-за шкафа табурет и села напротив. Что бы там ни было, я сохранила ему жизнь и теперь отвечаю за него. Перевал не место для выяснения отношений. Решим все сейчас.
   - Расскажи мне, чего ты так боишься.
   - Бури, госпожа. - Он почти прошептал.
   - Бури? Но сегодня ясно.
   - Я говорил вам, госпожа, с того дня, как я... как вы оставили мне жизнь, я зацепился за вас. Я не понимаю, как это вышло, считается, что протянуть нить может только мастер-плетельщик. Так вы спасли мне жизнь второй раз. Я забрался слишком далеко от дома моего первого, и чем дальше вы увозили меня, тем глубже я падал в бурю. Буря Эйхри убивает разум, госпожа, если бы не произошло чуда, вы продавали бы слюнявого идиота.
   Меня затошнило. Участь куда страшнее смерти. Но...
   - Почему ты напал на нас?
   - Я... - Ральт запнулся и в смятении сцепил руки. - Мой первый... Он получал удовольствие, истязая людей.
   О да, я видела это на твоей спине, малыш.
   - И?
   - Я ловил их для него, - просто ответил он. - Я бы убил вашего напарника, и забрал вас.
   Меня окатило запоздалым страхом.
   - Госпожа, госпожа. Прошу вас, не бойтесь. Я не могу причинить вам вреда, да и никогда не желал этого. Просто у меня был выбор: послушание или безумие. Безумие при полном осознании такового.
   Рьмат, Рьмат, Рьмат! Оставим это. Прошлого не изменить. Он охотился не на нас. Этого достаточно.
   - Что тебе нужно, чтобы не попасть в бурю?
   - Мне нужно? - Глаза его изумленно расширились, зрачки посветлели. Он двинулся было вперед, но осадил себя.
   - Чему ты удивляешься?
   - Я... Вы...
   - Отвечай же!
   Окрик подействовал.
   - Я должен находиться не более чем в двух днях пешего хода от вас. И мне... - он замялся.
   - Ну?
   - Мне надо, чтобы вы касались меня. Ничего такого, госпожа, - он отрицательно взмахнул рукой. - Достаточно просто касания вашей ладони. Так я удерживаюсь на краю бури.
   - И если ты будешь рядом, но я не буду касаться тебя...?
   - Я рухну в бурю.
   Короткий и строгий поводок, Ральт. Вот как называется твоя нить. Но если она удерживает тебя на краю пропасти, что ж... быть посему.
   - Чему ты так удивился, Ральт?
   - Вы спросили меня о том, что мне нужно. Мой первый никогда...
   Он вообще не баловал тебя разговорами, разве что прикосновениями. Довольно отвратного свойства, надо признать...
   - Ральт, возьми в шкафу коричневый мешок.
   Он подскочил и через мгновение стоял около меня.
   - Присядь, и развяжи его.
   Это был хороший меч. Отличная закалка, форма, любимая кузнецами Хайра, и мей Итаси Ранты на клинке.
   - Вот что, Ральт.
   Он оторвался от меча и взглянул на меня.
   - Дело в том, что я не хочу быть твоей второй. А потому сделаем так...
   Я обернула ладонь платком и взялась за конец клинка, рукоять осталась в руках Ральта.
   - Повторяй за мной. Я Ральт, как тебя полностью? Я, Ральт Валун, беру на себя бремя охраны Ильравен дочери Золотых садов до тех пор, пока не смогу добровольно покинуть ее по своему желанию и с ее согласия.
   Он повторил.
   - Я Ильравен дочь Золотых садов принимаю на себя заботу о пище, крове, здоровье и разуме Ральта Валуна до тех пор, пока не смогу отпустить его, не смутив его разум.
   Ральт застыл, вцепившись в рукоять меча. Я осторожно отвела от себя лезвие. Не каноническая форма клятвы, конечно, но и так сойдет. Парень оставался недвижим. Ох ты, как тебя пробило-то.
   Я погладила его по щеке, и он наконец-то очнулся.
   - Что вы делаете, госпожа?
   - Выполняю свою часть договора.
   - Так не бывает, госпожа...
   В дверь постучали. Я ответила, и в комнату вошел Тарик. Он замер в проеме, потянувшись к кинжалу на поясе. Я остановила его взмахом руки.
   - Все в порядке, Тарик. Рада представить вам моего рея Ральта Валуна.
   - Рад познакомиться с вами, Ральт-рей. - Тарик учтиво поклонился.
   Ральт вскочил с кровати и склонился в ответ.
   - Госпожа, провиант и одежда для вас готовы, для вашего рея мы подберем что-нибудь немедленно.
  
   Дверь за Тариком закрылась. Выезжать завтра утром. У нас теплее, чем здесь, и зима приходит позже. Но перевал пережевал не одного путешественника, не пожелавшего позаботится о себе. На наших плечах осень войдет в Золотые сады, оставив Загорье на расправу зиме. Успеть бы до снега. Я устало потерла лицо ладонями и повернулась к Ральту.
   Губы сжаты, брови нахмурены. Но плечи расправлены, а ножны с мечом привычно закинуты за спину. Глаза смотрят прямо.
   - Я оправдаю ваше доверие, госпожа.
   - Я знаю, Ральт.
   Это легко было предугадать, малыш. Мне так нужна уверенность в тебе. Теперь, когда нет Илана.
  
   ****
  
   Ладонь не могла оторваться от шероховатой рукояти, и взгляд скользил, не соскальзывая, по клинку. Моя Ласточка стала проводником нашей клятвы.
   Что-то случилось со мной, когда я произнес ее. Я замер, пытаясь понять, и, наконец, осознал, что страх отступил. Не исчез, но потерял всепоглощающую власть надо мной, проиграв битву родившемуся доверию.
   На городской башне часы пробили полдень. Снизу тянуло запахом готовящейся еды. Тихо поскрипывали ставни. Лучи солнца падали в центр комнаты, оставляя клинок темным в моей тени.
   Шорох ладоней Вен заставил меня очнуться.
  
   Я внезапно заметил круги под ее глазами. Руки чуть дрожали. Ей не было столь легко принять меня. Теперь, когда страх ушел, я видел. Что ж, ответственность обоюдна. Много знаний и мало практики, вот что можно сказать обо мне. Пора делать то, чему меня учили. Теперь у меня есть шанс.
   - Госпожа, ложитесь, я все устрою. Обед принесут в комнату. Вам нужно отдохнуть перед дорогой.
   Она дернулась было возражать, но потом отступилась.
   - Хорошо, Ральт.
   Я поклонился и вышел.
   На ступеньках лестницы, ведущей вниз, сидел Тарик. Полы потертого халата скользнули по старому дереву половиц, он встал.
   - Вот что, парень, не знаю, откуда ты взялся и за что тебе такая честь. Но если ты обидишь ее...
   Слова бы не убедили его. Но больше у меня ничего не было, поэтому я присел на опустевшую ступеньку и спросил:
   - Что мне делать, Тарик? Она дважды спасла мне жизнь. Она подарила мне доверие. Что я могу сделать для нее?
   - Все, что сможешь, парень. И все, что не сможешь, тоже.
   - Так и будет, почтенный Тарик. Я хотел бы попросить вас заказать поминальную службу по бывшему рею госпожи Ильравен.
   - Хорошо, Ральт-рей. Ваши вещи упакованы. Тюки в конюшне. Обед через полтора часа.
   - Я вернусь к тому времени.
  
   Конюшня встретила меня привычным запахом навоза. Лошади Вен стояли в дальнем углу. Обе гнедые. Та, что везла меня - с белыми пятнышками на лбу, расположенными кружком - потянулась к моей ладони мягкими губами. Жаль, нечем угостить.
   Я вынул из поклажи разбойничьи мечи и вышел из конюшни.
   Дорогу до оружейника я помнил четко. Мастер встретил меня у дверей.
   - Что угодно?
   - Продать вот это.
   - Что ж, сталь неплоха, но балансировка подкачала. Впрочем, городской страже больше и не нужно. Что-нибудь еще?
   - Пара ильхов, уважаемый мастер и десять хайрских звездочек.
   - Мечи не стоят таких денег, молодой человек.
   - У меня есть, чем заплатить.
   - Скажите, если не секрет, что вас связывает с Ильравен?
   - Я рей госпожи Ильравен.
   - Рьмат! Так Ильравен ваша йар?
   Да, если это так называется.
   - Разумеется.
   - Полцены за все, господин рей. С вас десять бельт.
   Я отсчитал требуемое и привычно пристроил узкие ножны с ильхами на бедрах. Звездочки легли в кармашки безрукавки под курткой.
   - А... Илан-рей?
   - Он умер.
   Оружейник осекся.
   - Да-да, как же это я не подумал, ведь вы...
   Под его бормотание я вышел на улицу. Тени удлинились. Пахло дождем. Я поспешил к постоялому двору.
   Тарик остановил меня у стойки:
   - Она спит.
   - Я возьму обед наверх.
   - Хорошо. Фарнах! Обед для госпожи Ильравен и господина Ральта.
   Я принял поднос и осторожно поднялся по ступенькам. Дверь открылась от толчка. Стараясь не шуметь, я пристроил поднос на табурете и сел на пол рядом с кроватью.
   Ее лицо расслабилось. Руки вольно лежали поверх одеяла. Волосы, обычно собранные заколкой, рассыпались по подушке, волной выбираясь из-под затылка. По губам бродила тихая улыбка. Хороший сон.
   Вот ее ноздри дрогнули. И еще раз. Она вздохнула и открыла глаза.
   - Уже?
   - Надо поесть, госпожа. А потом у вас будет полдня и ночь, чтобы выспаться.
   Она покачала головой, приподнялась и села на постели, потянувшись к подносу.
   - Ты, я вижу, прибарахлился?
   Я почувствовал, что краснею. В который раз!
   - Я все равно бы просил вас об этом, госпожа. А теперь у меня есть право сделать это самому.
   - Верно, Ральт.
   Я взял свою тарелку. Тушеное мясо пахло ошеломительно. Вен посмотрела на меня и усмехнулась:
   - Так-то лучше.
   Мы закончили почти одновременно. Вен вытерла руки полотенцем и протянула его мне.
   - А теперь, Ральт, послушай, что нам предстоит. Перевал вполне проходим. Если успеем до снега, то переход будет и вовсе легким. Выйдем завтра утром.
  

5. Перевал

  
   Перед перевалом они спешились и переоделись в теплое. Ветер с гор резал щеки, и шарфы пришлись как нельзя кстати. Ральт снова поправил висящий на боку меч - толстая куртка не дала ему устроиться на привычном месте - и оглянулся на Ильравен. Укутанная в шарф, в нелепой шерстяной шапке она казалась совсем девчонкой. Ему внезапно захотелось обнять ее.
   Ральт мотнул головой, отгоняя непривычное чувство.
   - Идем. - Ильравен подобрала поводья Монашки и шагнула вперед.
  
   Первые снежинки упали вечером, когда они становились лагерем. Ильравен громко выругалась.
   - Что? - Ральт обернулся, продолжая скармливать Ромашке овес с ладони.
   - Снег. Снимаемся - успеем до Приюта, если повезет.
   - Хорошо, госпожа. Но разве это опасно? Пара снежинок...
   - Эта пара обернется сугробами по пояс. Мы в двух днях пути от Золотых Cадов, Ральт. А это значит, что погода будет вести себя хуже бешеной собаки.
  
   Приют оказался просторной пещерой с узким входом - только-только пройти лошади. Заходили они уже по колено в снегу.
   Говорили, что Приют вырубили в скалах Хозяева Садов. Задолго до того, как туда пришли люди. Только вот зачем сынам деревьев была нужна пещера и как они заставили ее стены оставаться теплыми даже зимой, никто не знал. Люди обжили удобную стоянку. Путников ждал очаг, лежанки, запас дров и немного еды. Уместилось даже стойло, куда Ральт тут же отвел лошадей.
   - Госпожа, кто пополняет здешние запасы? - Впечатленный, Ральт обвел рукой пещеру.
   - Наши, конечно, кто ж еще? Каждая семья отвечает за Приют по несколько месяцев. Судя по ирриевым чурбачкам, последними здесь побывали дети Ас.
   Ральт принялся разводить костер. Лучница села на лежанку и потянулась снять сапоги. Ноги были мокрые. А она так надеялась, что показалось. Просто промерзли, просто промерзли и все, пожалуйста... Нет. Верная обувка подвела. Еще одна капля.
   Ильравен бессильно откинулась на стену.
   - Ральт, подойди, сядь со мной рядом.
   - Что, госпожа?
   - Дай ладонь. Ты уж прости, но руки не поднимаются.
   - Все в порядке, госпожа.
   Он держал ее ладонь, наслаждаясь теплом. Теплом дышали стены и уже разгоревшийся огонь в очаге, теплой была ее рука, почти горячей, и ему вдруг показалось, что где-то у него внутри, за сердцем затеплился огонек. Усталые мышцы расслабились. Он тихонько вздохнул и отпустил Ильравен.
   Лучница сползла по стене, пробормотав что-то об отсутствии аппетита, и свернулась клубочком. Ральт накрыл ее походным одеялом и вышел рассветную серь, захватив котелок.
   Они добирались до Приюта всю ночь, неудивительно, что Вен так устала.
   Снег продолжал идти.
  
   Его разбудил голос Ильравен. Она почти свалилась с лежанки, сбросив с себя одеяло.
   Кошмары. Ральт подошел, аккуратно передвинул ее к стене и, укрыв одеялом, тихонько подул в лицо. Так иногда делала тетка Кара, повариха Голубятни, когда младшим снилась буря.
   Не подействовало. Вен сжала губы и зажмурилась.
   - Ххолодно.
   Холодно? Ральт спал в одной рубашке.
   - Ххолодно.
   Неуверенно он протянул руку и коснулся ее лба. Горячий. Ральт замер в растерянности.
   - Госпожа, госпожа... - Он потряс Ильравен за плечо. Безрезультатно. - Госпожа!
   Ральт выдохнул и, будто бы на что-то решившись, шепнул:
   - Вен!
   - Что? - Лучница вскинулась и немедленно со стоном упала обратно.
   Растерянный взгляд сфокусировался на Ральте.
   - Я заболела.
   - Что мне делать, госпожа?
   - Коли уж начал, так зови по имени! - На секунду Ильравен стала прежней, но тут же снова обмякла и заговорила тише. - Лоб горячий?
   - Да.
   - Скверно... Возьми в монашкиных сумках мешочки с травами. Смешаешь... те, на которых белые и зеленые кружки... по щепотке. Завари котелок... Напоишь меня. Я могу не узнать тебя. Не бойся. Только влей... влей в меня эту дрянь. Остудить не забудь.
   - Хорошо, Вен, я все сделаю.
  
   Вечером их первого дня в Приюте Ильравен впала в забытье, мечась по лежанке. Невнятное бормотание сменялось стонами. Ральт перенес одеяло и сел рядом, готовый подхватить, если она начнет падать.
   Он заставил ее выпить весь котелок, хотя она отталкивала его с силой, странной для больной. Часть отвара досталась его рубашке. Он стирал пот с ее лба, а потом, наплевав на приличия и стыдливость, с ее тела. Растирал холодные ступни шерстяным одеялом. Укутывал, чтобы она пропотела, и переодевал ее, благо было во что. Он вспомнил все, что знал о лечении. Не так уж много. Безмерно мало.
   К исходу следующих суток Ильравен, наконец, затихла, и Ральт рухнул в сон, примостившись на лежанке рядом с Вен.
   Он проснулся в шаге от бури. Полутора суток хватило, чтобы якорь вытянуло из земли. В отчаянии он потряс Ильравен.
   - Вен! Вен! Рьмат Всемогущая, помоги мне!
   Вен не отвечала.
   По щекам потекли слезы бессилия. Ральт скорчился на коленях рядом с Вен и завыл, предчувствуя падение. Только не снова, нет!
  
   Ветер стих. И буря отодвинулась. Ненамного. Что это?
   Вен, не открывая глаз, в полубреду протянула руку и коснулась Ральта.
   - Я долж....шна.
   Ральт громко всхлипнул и, выхватив тряпку из талой воды в котелке, аккуратно провел ею по горячему лбу Вен.
  
   В неверном свете очага они напоминали двух неумелых любовников, страшащихся причинить друг другу боль вместо радости. Обжигающие руки Ильравен, ведомые долгом и обещанием, скользили по груди Ральта, скинувшего рубашку. Прохладные ладони Ральта несли мимолетное облегчение пышущему жаром телу Вен.
   Буря отступала, уводя за собой болезнь, и вскоре лучница уснула, удобно устроившись на плече Ральта.
  
   Не бойтесь, ибо страх есть буря. Опасайтесь, ибо буря пребудет рядом с вами всегда. Тень бури на лице твоем. Служение - твой якорь.
   Губы выговаривали привычные слова.
   Тепло, словно летним утром. Солнышко светит. Солнышко. Вен...
  
   Они проснулись одновременно... Вен сладко потянулась, скользнув ладонью по щеке Ральта. Она приподнялась на локтях и взглянула ему в лицо.
   - Спасибо, Ральт. При скоротечной горячке нельзя оставаться одному.
   - Спасибо, Вен.
   - Мне-то за что?
   - За избавление от бури.
   - Рьмат милосердный! Я сумела дотронуться до тебя?
   Ральт кивнул, неловко садясь на лежанке.
   - Скоро будет завтрак, Вен. Вы лежите пока.
   - Вот и славно. В кои-то веки поваляться!
  

6. Почти дома

   Она успела подхватить меня у самого края.
  
   Острый выступ скалы уперся в мое плечо. В шаге впереди билась снежная буря. Каменный козырек защищал от ветра, но снег поднимался выше и выше. Уже по грудь. Мысли ворочались в голове мельничными жерновами. Серо.
   Похолодало настолько, что пришлось повесить толстый полог на вход. Вен рассмеялась, увидев специальные штырьки на потолке, украшенные замысловатым узором: "Дети Шаль - затейники, молодцы".
  
   Мы проспали целый день и ночь, поднимаясь только перекусить. Вен была еще слаба, а я заботился о ней. На остальное не было сил.
  
   Неподалеку журчал ручей. Припекало солнышко. Нежарко. В самый раз. Я улыбнулся, потянулся сорвать травинку и царапнул пальцами каменный пол. Сон. Но вода продолжала журчать. Я тихонько поднялся, стараясь не разбудить Вен, и откинул полог. Снега не было. Светлый узкий поток бежал недалеко от пещеры. Капель разбивалась о темный камень под ногами, разлетаясь сияющими брызгами, мгновенно высыхающими на теплом ветру. Над перевалом царило солнце.
  
   Холодная капля упала мне за шиворот, я и не заметил, как шагнул из-под козырька ближе к чуду. И засмеялся. Я смеялся и не мог остановиться, выплескивая отчаяние и горечь последних дней, позволяя нечаянной весне смыть их прочь.
  
   - Пора собираться, Ральт. Перевал подарил нам спокойную дорогу. Поспешим. - Вен потрепала меня по плечу и вернулась в пещеру.
  
   Мы не останавливались на привал. Вен шла быстрее и быстрее, натягивая повод Монашки. До заката оставалось еще часа четыре, когда мы вышли к вьющейся вниз дороге. Вен резко остановилась, и я взглянул вперед.
  
   От подножия гор до горизонта, скрытого в изумрудной дымке, раскинулся зеленый плед. С юго-запада на северо-восток вплетался в основу ткани лазурный уток реки. Блещущий узор золотых цветов слепил глаза, успевшие за доли секунды породниться с мягкой зеленью.
  
   - Золотые Сады. Мы почти дома.
  
   Она почти дома.
  
   Два часа рысью по горному серпантину. Два часа попыток оторвать взгляд от приближающегося чуда. У кромки леса она соскользнула с седла и прижалась к темному стволу дуба. Потерлась щекой о грубую кору и негромко рассмеялась.
  
   - Нас будут ждать. Первый Сад - Шаль.
  
   Лошади мягко ступали по травянистой тропе. Над головой шумел лиственный полог, вечернее солнце пятнало теплый полумрак, отвлекая внимание от резких черт, обманывая взгляд.
  
   Не прошло и часа, как мы выехали на поляну. И в тот же миг с противоположной стороны из-за стволов выскочила огромная кошка.
   Я в прыжке сбил Вен с седла и рванулся вперед, наперерез зверю. Ласточка зазвенела в руке.
   - Нет!
   Тело отказывалось осознавать приказ, но я осилил его, и перекатился кошке под ноги, отставив меч в сторону.
   Тяжелые лапы остановилась перед лицом. Из влажных от вечерней росы подушечек выглядывали кончики когтей. Тяжело запахло мускусом.
   - И-иль! - Тонкий голосок пронесся мимо меня, за спину, в сторону Вен.
   Я аккуратно, не делая лишних движений, обернулся.
   Лучница стояла между лошадьми, держа на руках девочку лет пяти. Та уцепилась за ее шею и со страхом глядела на... меня?
   - Ну все, все, Ли. Дядя Ральт не хотел ничего плохого. Он сейчас спрячет эту железяку в ножны.
   Вен сделала ударение на "ножнах", и я убрал Ласточку. Аккуратно распрямился и обернулся назад, к зверю. Она смотрела мне прямо в глаза. Огромная.
   - Знакомьтесь. Шаль, это Ральт - мой рей. Ральт, это Шаль - дух Сада Шаль. Кошка благосклонно мурлыкнула и потерлась щекой о мое плечо, чуть меня не уронив.
   - А эта шалунья - Лишальри.
   Это она о девочке.
   - Шаль привезла ее сюда, встретить нас.
   Привезла?!
   Я взял себя в руки. И снова обернувшись, поклонился девочке:
   - Рад познакомится, госпожа Лишальри.
   Малышка зарделась.
   - А вы не пораните Шаль?
   - Простите, госпожа, если напугал вас, конечно же, Шаль нечего меня бояться.
   Кому и чего бояться, ясно с первого взгляда.
   - Тогда, - она потупилась, - зовите меня Ри, Ральт-рей.
   - Договорились, Ри.
  
   Они ехали рядом передо мной. Вен на Монашке и Ри на пантере. Голова девочки на уровне плеча лучницы.
  
   - Как твои дела, Заспушка? - Вен погладила ребенка по голове.
   - И вовсе я не Заспушка, этим летом я просыпалась вместе с эльхами! - Девочка дернула плечом и рассмеялась. - А вот ты все такая же жгучая, тетя Солнышко!
   Вен рассмеялась в ответ, и меня наконец-то отпустило. Солнышко! Ну конечно же, что еще могло значить ее имя?
  

7. Эштевани

  
   Солнце зашло, освободив место Ожерелью. Кроны деревьев укутались в розоватую дымку. Стихли птичьи песни. Меня неудержимо клонило в сон, и я соскользнул в дремоту, следя лишь за тем, чтобы не свалиться с лошади. Ромашка спокойно следовала за своей подругой, безмятежно идущей рядом с огромной кошкой.
  
   Я очнулся, когда мы остановились. Вен что-то шепнула девочке, покачав головой на ее недовольный возглас, и зверь перетек в темноту в стороне от тропы. Лучница повернулась ко мне:
   - Мы уже недалеко.
  
   Вен слезла с лошади и нагнулась что-то поднять. Я качнулся к ней, но она скользнула по моему запястью пустой ладонью:
   - Подожди чуть-чуть. Без Шаль Монашка может оступиться.
   Тропа перед нами замерцала мягким светом цвета молодой листвы. У меня перехватило дух, и я невольно вцепился в Вен.
   - Ч-шш. Не бойся. Этот лес необычен. Сады так и не стали его частью, но изменили его.
  
   Через некоторое время Вен свернула с тропы, поманив меня за собой. Недалеко впереди серебрились стволы деревьев. Мы ехали мимо, и я погладил один из них рукой. Вен рассмеялась и обернулась ко мне:
   - Ему понравилось. Но никого больше не трогай, сейчас они спят.
   Спят?
  
   ****
  
   Дом! Я дома! Жилые лларис неслышно пели, приветствуя. Поляна Возвращения открылась передо мной, и я шагнула вперед.
   Он ничуть не изменился. Только на посохе вопреки осени белели звездочки эльхов. Когда я уезжала, их не было. Он смотрел на меня. Ожидание. Весь этот год его уделом было ожидание. В горле встал ком, и я смогла лишь кивнуть. Да. Я нашла.
  
   Стреножив лошадей, мы легли под Встречальным лларом. Ночная пыльца успеет пропитать нас до утра. Ральт молчал, я коснулась его и провалилась в сон.
  
   Я проснулась от ощущения довольства, текущего от ллара. Все еще лежа, повернула голову и увидела Ральта. Он сидел на корточках, спиной к дереву и терся затылком о кору.
   Внезапно он заметил меня и смущенно отпрянул от ствола.
   - Простите. Я просто...
   Я хихикнула. Он просто. Он просто терся о Встречальника. Даже Ра не позволяет себе такого. Впрочем...
   - Ни к чему извиняться, Ральт. Ллару нравится.
   - Ллару?
   - Дереву прямо за тобой.
   - Оно живое?!
   - Я могла бы сказать да.
   Он ошеломленно откинулся назад, бессознательно вдавив затылок в серебристую кору.
  
   - Пойдем, я покажу тебе, где ты будешь жить.
  
   Я проходила, пробегала по этой тропе, летела над ней бесчисленное множество раз. Этот был бесчисленнопервым.
   Сад велик. Лларис на высоте трех человеческих ростов соединяют мосты, но молодежь предпочитает летать по ветвям. Самым маленьким не позволят разбиться, взрослых поддержат, старших бережно поднимут. Молодым разрешат упасть раз, другой - до тех пор, пока они не перестанут падать.
   Боюсь, я уже повзрослела.
  
   Лларис сложили свои кроны, чтобы допустить солнечный свет до трав и цветов.
   А вот и он. Илан звал его Великаном. Лларис, бывало, злился, что Илан не чувствует его, но по-своему любил непоседливого жильца, каждое утро забиравшегося на самую его верхушку, чтобы встретить солнце.
   Я привела тебе нового жильца. Илан? Он больше не придет. Он высох и ушел в землю. А ростков от него не осталось.
   Волна сожаления и тут же - интереса.
  
   - Вот твой дом. Это жилой лларис.
   Ральт задрал голову, разглядывая затейливое переплетение ветвей.
   - А..?
   - Я? Я живу неподалеку.
   - Оно тоже живое?
   - И как ты догадался?!
   - Я... Мне надо залезть наверх... наверное?
   Неуверенность и... предвкушение?
   - Точно. Познакомьтесь. А я пока отлучусь.
  
   Они деликатно не мешали мне знакомить рея с его лларис. Зато теперь! Смех окружил меня. И радостные шлепки по плечам и спине, ласковые касания и голоса. Лларис уже шепнули им, что Льет спокоен, наконец-то. Они дотащили меня до его дома и оставили стоять у ствола. Я вздохнула и полезла вверх, ощущая незримую поддержку.
  
   - Ра слушает.
   - Ра отвечает. Вот.
   Я достала из поясного кошеля флакон и протянула ему.
   Вельх - его эштевани - будет жить. Долгий поход на север не был напрасным. Вельхи почти вымерли здесь, на юге. И когда он заболел, мы не знали, что делать. Память утекала ручейком сквозь плотину лет. Эштевани деда умирал. В памяти родичей он нашел способ лечения. Вельхи пришли к нам с севера, и там под снежным покровом навсегда остались их замерзшие тела. Щепоть коры старого вельха спасла бы вельха молодого. И мы с Иланом отправились в путь.
   Дед баюкал флакон в ладонях, не в силах поверить. Слезы текли по впалым щекам.
   - Деда...
   Он взглянул на меня.
   - Деда... Он ждет тебя.
   Лицо Льета просияло улыбкой. Он стремительно обнял меня и вышел. Впрочем, я скоро последовала за ним.
  
   Радостное предвкушение овладело мной. Я летела по ветвям, не утратив былой сноровки, бережно поддерживаемая лларис. В глубь Сада. Туда где рос Грали - эштевани моего сердца.
  
   Я прижалась к теплой коре. Закрыла глаза и нырнула в смесь любви, упрека и радости. Весь этот год устремился из моей памяти, наполняя очередное кольцо Грали. Мы потеряли счет времени, вспоминая. Он плакал вместе со мной, уезжая в неизвестность. Ругался с Иланом. Кричал от яростного счастья, впервые увидев снежную радугу. Охотился и ловил рыбу. Знакомился с людьми, встреченными по дороге. Страдал, отморозив кончик носа, и пел вместе со случайными попутчиками у костра.
  
   Нетнетнет! Я не хотела отрываться от него, но Грали швырнул мне картинку, и я выпала из его объятий. Ральт! Рьмат-милосердный-всемогущий-помогимне. Сколько мы стояли так? Родичи не имеют понятия о часах, днях. Я летела сюда несколько часов.
   Сколько?!
   Я обернулась и рванулась к дому, получив ощутимый пинок под зад. И посыл уверенности в моих силах.
  

8. Знакомства

  
   Я проводил ее взглядом и обернулся к дереву. Живое, надо же... Ветви удобно легли в ладони, рывок, и я внезапно ощутил, что кто-то поддерживает мою спину. Как она сказала? Лларис? Я осторожно разжал правую руку, давление усилилось. И тогда я отпустил левую. Это было почти полетом. Я лежал в воздухе! Мягкий толчок, и я снова ухватился за ветви. Хватит, наигрался.
   Улыбаясь, я долез до дупла высотой с человеческий рост и подтянулся внутрь дерева, скинув у порога сумы с вещами. Пара комнат. Первая - что-то вроде гостиной. Обеденный гм... пень? По крайней мере, выглядел он именно так. Вокруг раскиданы яркие подушки. Ниша для одежды в левой стене. Полки с посудой. Во второй - ложе у дальней стены, укрытое чьей-то шкурой. Очаг в середине комнаты. Пара полок с книгами. На стене над ложем крюки для меча. И еще один, в стороне. Интересно, для чего? В двух ладонях под ним виднелись темно-коричневые царапины. Что за оружие?
   Я задохнулся и вцепился руками в шкуру. Рьмат Нерушимая. Цепач. Средний крюк для левой руки. У Илана был такой. Это его комнаты. Его дерево. Понимание ошеломило меня. Его. Место. Его. Жизнь. Досталась. Мне. Что я могу сделать, чтобы оправдать этот дар? Стыд.
   Тепло прокатилось по моей груди. Лларис. Глаза наполнились слезами, но я сморгнул соленые капли и вернулся к порогу. Ласточка выскользнула из ножен, легко пощекотала левое предплечье. Несколько красных капель упали на пол и... исчезли. Голова закружилась, я неуклюже сел, прислонившись спиной к стене. И... радостная волна узнавания ворвалась в мой разум. Я погладил стену рукой и отчетливо подумал в ответ: "Ну, здравствуй!".
  
   Под ступнями сквозь листву виднелась земля. Я оперся на край дверного дупла, усевшись над зеленым морем, свесив босые ноги в прохладный воздух. Последние крошки сладкого хлебца растаяли во рту. Я удовлетворенно вздохнул. Хотелось петь. Тихонько, чтобы никто не услышал. Но я не рискнул. Голос у меня не ахти. Поэтому меня петь толком и не учили. Вот свирель это да. Только где ее взять...
   На колени шлепнулся сучок. Я глянул вверх, но листва оставалась недвижной. Странный какой-то сучок: гладкий и с дырочками... дырочками?!! в моих ладонях лежала самая настоящая свирель. Лларис! Откуда ты взял ее? Вырастил? Ощущение щекотки от потока вибрирующего смеха заставило меня поежиться и рассмеяться в ответ. А потом я поднял свирель к губам и заиграл.
   Первыми появились дети. Они выскакивали из лиственной завесы и усаживались на ветвях. Любопытные глаза светились искренним интересом. Я чередовал быстрые и медленные, веселые и грустные мелодии. На быстрых они начинали хлопать и даже двигаться в такт. На самых грустных младшие хмурились, утирая слезы, а старшие закусывали губы. Но вскоре я перестал их замечать. Я не играл три года. Три долгих года у моего первого. Он больше любил сорванные человеческие голоса. А пальцы помнили. И воздух нашел привычную дорогу. Я играл.
   - Хватит, хватит. Остановись.
   Я втянул в себя воздух и огляделся. К детям присоединились взрослые.
   - Я не хотел, не хотел мешать. - Колючий шарик повернулся в животе, нельзя было... дурак!
   - Тшш... все хорошо. Ты прекрасно играл. - Седая женщина погладила меня по плечу. - Но три часа это слишком много. Посмотри, у тебя дрожат руки.
   Действительно. В горле пересохло. Я сглотнул.
   - Простите, простите, пожалуйста.
   - Хей, малыш, все нормально. - Зеленоглазый мужчина хлопнул меня по ноге и протянул руку. - Ты отлично играл. Мое имя Эрлрабарт. Но ты зови меня Барт. Это будет честью для меня.
   Я неуверенно сжал его ладонь в своей.
   - А я Ральт. Я новый рей госпожи Ильравен.
   - Да, мы знаем. Жаль Илана. Он был хорошим человеком.
   Лица вокруг потускнели. Они горевали о нем. Стыд заставил мои щеки покраснеть, но яростная волна заботы смыла его прочь.
   - Ого! - Барт шагнул в дупло и плюхнулся рядом со мной. - Да ты, брат... Когда успел?
   - Что? - Я пошатнулся от его дружеского толчка в бок.
   - Лларис признал тебя.
   - Ну я... я почувствовал его. И вот... - Я показал царапину на левой руке.
   - Да... Впрочем с такой чувственностью, что в твоей музыке - неудивительно. Илан так и не додумался породниться с лларис.
   - Породниться?!
   - А как ты еще можешь назвать объединение кровью?
   Снова щекочущее веселье прокатилось под моей кожей, и я неожиданно рассмеялся. Лица вокруг расцвели улыбками. Имена, имена... Они назывались, а я только улыбался в ответ. Скользя взглядом от глаз к глазам. Радость, интерес, доверие.
  
   Что-то кольнуло в груди. Раз, другой. Опасность. Перед глазами возникло изображение щита. Теплая ладонь легла на грудь. Только не...
   Снова.
   - Эй, что с тобой? Мы совсем заговорили тебя. - Барт потряс меня за плечо.
   Что я могу сказать им? Мне нужна Ильравен. Они спросят зачем.
   Как я могу сказать им, что умру, если она не коснется меня. Как я могу сказать, что причина их горя - я. После их глаз.
   - Я... Мне...
   Теплая ладонь дрогнула, но не исчезла. Рьмат Милосердная. Он держит ее. Лларис держит бурю. Я не могу даже спрыгнуть отсюда. Он не пустит меня. Сколько у меня есть? Час? Полчаса? До края.
  
   Что-то огромное темной серебряной волной взметнулось вверх по стволу к моим ногам. Меня рвануло за ворот и приложило затылком о стену. Я попытался отползти, но неведомым образом тело мое поднялось в воздух, и пальцы сами собой вцепились в жесткий мех.
   Окружающее слилось в один длинный мазок кисти. Я плыл в зеленом безмолвии. Удары сердца отсчитывали секунды. Сколько?
  
   Толчок. Удар. Я лежал на траве, и она касалась меня. Она. Касалась? Меня?
  
   ****
  
   Я успела, благодаря Ра. Он принес Ральта прямо ко мне, перехватив меня перед очередным сумасшедшим прыжком.
   Я гладила Ральта по щекам, растирала ледяные кисти. От его непонимающего взгляда болело сердце. Наконец, он выдохнул, и я облегченно вздохнула вслед за ним. Как оказалось, рано.
   - Госпожа, я не буду больше играть, простите меня. Простите. Я виноват. - Он поймал мои ладони и, покрывая их поцелуями, говорил, говорил. - Все что вы захотите. Я сделаю все. Простите меня. Пожалуйста. Умоляю вас. Не оставляйте меня.
   Я отшатнулась, но он на коленях скользнул за мной и снова потянулся ко мне. Я вскрикнула. Он сжался в комок и обхватил себя руками.
   - Простите, простите меня. Я знаю, что противен вам. Ну почему, почему вы не хотите спать со мной. Ведь я умею. Меня учили. - Он задышал чаще. - А вы бы касались меня. Простите. Прикажите мне замолчать. Я не смогу сам. Ведь я трус, трус. Я боюсь, вы исчезните снова. Простите меня. Я виноват. Что мне сделать? Что я вообще могу сделать - никчемушная игрушка!
   - Замолчи!
   Он запнулся и широко распахнутыми глазами уставился на меня. Руки разжались и упали плетьми.
   Я сглотнула комок в горле, рванулась к нему и, обняв, прижала к себе так сильно, как только могла. Минута за минутой было слышно только тяжелое дыхание. А потом неуверенные руки обняли меня в ответ. Я потянула его вниз, и он послушно последовал за мной. Ра мягко скользнул к нам, и мы устроились на его боку. Ральт задышал ровнее, крепче прижал меня к себе. Я коснулась губами его лба. Он пораженно вздохнул, потихоньку расслабляясь.
   - Гспжа, кто принес меня?
   - Это Ра, Ральт. Дух нашего Сада.
   Он недоуменно моргнул, веки начали медленно смыкаться, и уже сквозь сон пробормотал:
   - Приятно пзнакомться, Ра.
  

9. Речи и музыка

  
   Когда я проснулась, Ральт уже стоял рядом со мной. На коленях. Нет! Снова?!
   - Госпожа, - размеренно произнес он, - я приношу извинения за мое недостойное поведение. Я был не в себе, но это не может служить мне оправданием. Если вы сочли наказание необходимым, значит, я виновен. Но я прошу вас дать мне последний шанс. Давая клятву на постоялом дворе, я был честен и собирался следовать ей. Я не могу ни ожидать от вас, ни требовать того же, так как ваши права на меня несоизмеримо больше. Все мое существование связано со служением. Я молю вас дать мне возможность доказать мою верность, и завоевать ваше доверие.
   Он протянул мне руки сомкнутыми запястьями вверх.
   Что-то напоминает, не правда ли?
   - И долго ты учил эту речь?
   - Что? - Непонимающий взгляд.
   - Я спрашиваю: долго ты учил эту речь?
   - С тех пор как проснулся. - Неуверенное движение плеч.
   - И это правда?
   Он рванулся вперед, но быстро сник и прошептал:
   - Да.
   Этот простой ответ убедил меня.
   Я знала, что нужно сказать. Мне нужно сказать это. Я должна...
   Наверное, я молчала слишком долго.
   Ральт склонил голову:
   - Я понимаю, что вы не можете доверять мне. В Голубятне растят разных бабочек: бабочек-однодневок для утех и не вызывающих подозрений смертей, бабочек-убийц для смертей ясных в своей простоте и бабочек-наседок. Мы можем и утешать, и убивать, но ядром нашего существования является служение хозяину. Разумного существования рядом с Эйхри. Я не могу лгать вам. Вы - центр моей жизни. Ваше недовольство, отсутствие ваших прикосновений обрушивает меня в бурю. Я знаю, что только моя вина может быть этому причиной. Я прошу прощения, что не могу полностью следовать ритуалу - у меня нет ничего, чем бы связать руки, но вы могли бы просто высказать свое пожелание...
   Рьмат Всемогущий! Я разнесла бы его голубятню по кирпичику, и сложила бы из них склеп тому, кто придумал делать такое с детьми.
   - Ральт.
   Он качнул запястьями вперед, но головы не поднял.
   Рьмат милосердный, стыдно-то как...
   Я потерла ладонями пылающие щеки и присела на траву рядом с Ральтом, обхватив его запястья ладонями. Он вздрогнул всем телом, но не сдвинулся с места. Попробуем еще раз.
   - Ральт. В произошедшем нет твоей вины. Я и только я виновата во всем. Я торопилась домой и не заставила тебя рассказать все сразу. Я так обрадовалась возвращению, что совершенно забыла о времени, и если бы не Ра, ты бы уже... прости меня, Ральт. Если можешь...
   Я аккуратно развела его запястья, отпустила их и потянулась к его плечам, заводя ладони под ворот, поглаживая, успокаивая.
   Всхлип, другой. Он плачет? Резким рывком Ральт поднял голову и хрипло рассмеялся. Из глаз брызнули слезы.
   Истерика. Великолепно.
   Пощечина отрезвила его. Он поймал мою ладонь, ощупал медленно краснеющую щеку. И наконец, перевел взгляд на меня.
   - Это правда, госпожа?
   Рьмат! Мне что, поклясться чем-нибудь?
   - Конечно, правда, - рокотнуло над моей головой.
   Ра. Слава Рьмат и слугам его. И вообще...
   Несколько секунд Ральт ошеломленно смотрел поверх меня.
   - Я не знаю правильного обращения...
   - "Ра" будет достаточно.
   - Ра. Почему вы сказали, что...
   - Это "правда"? Потому, что это так. Ее чувства открыты мне подобно тому, как твои - лларис. Ведь именно он позвал меня. Сейчас ей стыдно...
   Утихший было пожар на моих щеках обрел небывалую силу.
   - Она боролась с собой, чтобы попросить прощения, но она, несомненно, сказала правду.
  
   ****
  
   Не знаю почему, но я поверил ему сразу и безоговорочно. Я не виновен. Это не было наказанием. Она... Она просто забыла обо мне... Понимание причиняло боль, но не внушало ужаса.
   - Прости меня, Ральт.
   Я не мог поверить, что она просит прощения. Неужели я все же что-то значу для нее?
   - Мне не за что прощать вас, госпожа. - Я покачал головой. - Вы были в своем праве, пусть даже воспользовались им неосознанно. Я приму любое ваше решение.
   - Ох, Ральт. - Она выдрала свое запястье из моей ладони, я и не заметил, как сжал его. - Едем домой.
   Домой. В сердце кольнуло, и я с трудом сдержал горький смешок. Домой.
  
   Нас отвез Ра. Гибкое серебристое тело легко скользило среди ветвей. Я видел такого зверя в книге хайрских поместий у моего первого. Гигантский горностай. Он, казалось, не замечал нашего веса. Когда мы скатились с его боков у ствола лларис, Ра скользнул в лес, ничего не сказав.
   В ответ на мой недоуменный взгляд госпожа пожала плечами:
   - До этого последний раз я слышала, как он разговаривает, года три назад.
   Что ж, значит, мне была оказана честь.
   Мы поднялись к дуплу, и снова лларис поддерживал меня. Сколько он подарил мне времени? И какой ценой? Я дал ему почувствовать свое беспокойство, получив в ответ глоток бесшабашности и уверенности в своих силах. Попытка улыбнуться не увенчалась успехом, но стало легче.
   Госпожа прошла внутрь и села на подушки у стола. Я оглянулся в поисках сумок, и замер, оглушенный. Под ногами валялась свирель. Перехватило дыхание. Я тихо всхлипнул и тяжело оперся на стену.
   Не знаю, как она оказалась рядом. Теплые руки обхватили меня, и горячее дыхание опалило шею.
   - Что, что? Что с тобой?
   Ладонь прошлась по плечу, взъерошила волосы на затылке. Левая рука обвила мою талию, прижимая меня к ней. Я оторвался от стены и повернулся к ней лицом.
   - Свирель.
   Выдох был почти неслышен, но она поняла.
   - Ты... ты играл, когда началось?
   Я неуверенно кивнул.
   - Рьмат Милосердный, а я то не поняла, что ты там кричишь про то, что не будешь играть.
   Меня передернуло. Столь жалким я не был даже в комнате моего первого.
   Она обняла меня крепче и отстранилась. Я чуть не застонал от разочарования.
   - Сыграй мне, пожалуйста.
   Кажется, она увидела мое недоверие.
   - Ни к чему бояться того, чего не было. Сыграй мне. Я хочу услышать.
   Я подобрал подарок лларис и заиграл.
  
   Я совсем не помню, что именно пела свирель в моих руках. Но когда я остановился, госпожа... Вен плакала. Взгляд карих глаз был пуст, по щекам катились слезы.
   - Ты знаешь, - она как-то по-детски вытерла рукавом лицо, - я только сейчас поняла, что Илан умер.
   Я вздрогнул, но ее теплая ладонь тут же оказалась на моем плече.
   - Не тебе в укор, малыш. Я настолько закрылась от всего, сосредоточившись на задаче, что даже встреча с эштевани не разорвала этот кокон.
   - С кем?
   - Я... - Она решительно кивнула сама себе. - Я познакомлю вас. Нам нужен его совет.
  

10. Грали

  
   Утро выдалось солнечным. За ночь осень успела окрасить часть листвы в теплые цвета. Золотые верхушки крон пропускали через себя солнечные лучи, позволяя тем выхватить турмалиновые, рубиновые, рыжие узоры на "нижних рубашках" серебристых стволов.
  
   Ральт поднялся рано. Аккуратно уложил в сумы запас провизии, занесенной вчера Бартом, привычно проверил заточку Ласточки, огладив мимолетным касанием шершавую рукоять, и, чуть замешкавшись, вложил свирель в один из внутренних карманов для метательных ножей.
   Вен еще спала в дальней комнате. Боязно было будить ее. Вчера она просила его позволить ей остаться, чтобы попрощаться с Иланом. Как будто он мог отказать ей...
  
   Вен прислушалась к шагам в соседней комнате. Вчера она сказала ему, что утром они отправятся к эштевани. При мысли о том, что кто-то увидит Грали, ее охватывал страх. Эштевани не дерево, не просто хранилище памяти - эштевани был самой Иль: от первого вскрика и до последней мечтательной мысли. Слишком близко, слишком... Но разве не была она столь же близка к тому, что составляло саму суть Ральта, не стала ли она, пусть и не желая того, центром его существования.
   Лучница резко села на кровати и позвала:
   - Ральт!
   Ральт медленно вошел в комнату с небольшим подносом в руках.
   - Доброе утро.
   Он не назвал ее госпожой, не назвал ее вообще никак. Может быть, это хороший знак?
   - Доброе утро, Ральт, садись. - Вен похлопала ладонью по кровати рядом с собой.
   Ральт осторожно поставил поднос на пол и сел. Ее ладони заключили его правую кисть в теплый плен, затем проникли под рукав и погладили предплечье.
  
   Первое о чем она вспомнила, это о нем. Может быть, все устроится?
   - Спасибо... Вен.
  
   Вен вскинула на него удивленный взгляд, но тут же улыбнулась и лишь крепче сжала его руку.
  
   Лес пах осенью. Терпкой, суховатой, как белое вино со степных виноградников, землей и соком, уходящим из листовых жил. Только золотые верхушки крон останутся неприкосновенными для холодных рук.
   Путь до эштевани занял более семи часов. Они не останавливались передохнуть. Усталость бежала с их пути.
  
   - Мы почти пришли. - Вен остановилась и повернулась к Ральту. - Ты не пугайся. Он не совсем такой, как лларис. Больше похож на нас, людей.
   Ральт кивнул, и они вышли на небольшую поляну. Точно в центре росло высокое дерево. Узловатая черная кора, испещренная серебристыми пятнами, притягивала взгляд. Ветви начинались на высоте человеческого роста и тянулись вверх так, что приходилось запрокидывать голову, чтобы увидеть золотую верхушку.
   - Это мой рей Ральт Валун.
   Ральт уважительно поклонился в сторону дерева, попытавшись послать теплую волну так, как это делал лларис.
   - Это мой эштевани породы эльш, его зовут... Грали. - Вен запнулась перед тем, как произнести имя.
   Почти невозможно осознать, смириться с тем, что кто-то еще знает, как его зовут.
  
   Словно большая ладонь скользнула по спине Ральта и остановилась на правом плече, а потом он увидел себя: жалкого, размазывающего слезы по щекам, дрожащего от боли и еле сдерживаемого страха. Увидел себя ее глазами.
   - Кто ты такой, чтобы быть связанным с ней так?!
   Вспышка резанула глаза, когда в голове прозвучал чужой голос.
   В тот же миг дерево дало ему знание о том, чем... кем оно является для Вен. И что его слова будут для нее... истиной. Все что оно... он скажет.
   Отчаяние. Все чего он добился, все было разбито.
   - Я не хотел, не хотел. - Больше всего он желал исчезнуть, стать травинкой на этой поляне.
   - Кто ты такой?!
   - Я... - Он вдруг понял, что должен сделать, и потянулся всей своей сущностью к громадине впереди, открываясь.
  
   Пять лет. Он видит через щелку в двери, как на грубую ладонь отца ложатся кружочки олет. Ровно десять. А потом отец уходит, не оборачиваясь, оставляя его одного.
   Семь лет. Тетка Кара гладит его по голове, уговаривая немного поесть. Он глотает слезы, отворачиваясь от тарелки. Утром он видел, как в Голубятню привезли новенького и, наконец, лишился всех иллюзий. Отец не вернется. Никогда. Отец продал его.
   Четырнадцать лет. Усталые руки не в состоянии удержать меч. Он даже дышит с трудом. Ему никогда, никогда не подняться выше среднего уровня. Но Хенрик кричит ему не сдаваться, он собирает последние силы. И побеждает.
   Пятнадцать лет. Мастер выдергивает его из бури. Первый урок. Пот заливает глаза. Но с этим можно жить. Он будет жить.
   Семнадцать лет. Явник Эльбат. Ростовщик, ценитель роскоши. Богатый дом. Вышколенные тихие слуги. Светлая комната. Кнуты и ножи на стене, деревянная крестовина в центре. Обреченность.
   Двадцать лет. Светловолосая лучница. Стук пряжки ремня о половицы. Надежда.
  
   Опустошенный, он рухнул на колени, закрыв лицо ладонями.
  
   Несколько минут. Несколько минут простоял Ральт после того, как поклонился Грали, и упал на землю.
   Вен кинулась к нему, но сила эштевани отодвинула ее в сторону. Грали!
   - Грали! Что ты сделал с ним?!
   - Он не достоин тебя.
   - Не тебе решать, чего он достоин. Не мы выбрали эту связь.
   - Я могу разорвать ее.
   - Правда? - Она застыла на месте.
   - Вот видишь, ты хочешь этого.
   - Что будет, если ты сделаешь это?
   - Ты проболеешь несколько недель.
   - А он?
   - Он умрет.
   - Нет.
   - Умрет.
   - Я не дам тебе сделать это.
   - И как?
   - Смотри!
   Вен рванулась к Грали и выплеснула в него все, что произошло с тех пор, как она покинула его.
   - Он... - Эштевани тряхнул ветвями, - он не дал тебе убить часть кольца памяти. Он помог тебе запомнить Илана. Полностью, вместе с его кончиной. Он...
  
   Ральт услышал приближающиеся шаги Вен и сжался в ожидании неизбежного. Какая ирония судьбы: он, в жизни не изведавший любви, умрет из-за ревности... дерева. Он отчетливо чувствовал это в словах странного существа. Хотелось горько рассмеяться, но Ральт сдержался. Чувство собственного достоинства - вот все, что у него есть на оставшиеся двое суток. Может быть меньше. Наверняка меньше. Рьматово чувство собственного достоинства!
  

11. В путь

  
   Грали был ошеломлен.
   - Лларис принял его, Грали. Не тебе решать за нас. Мы уходим.
   - Подожди.
   Я снова повернулась к нему.
   - Я думаю, что тебе надо знать это.
   Чужое знание вливалось в меня. Запахи, звуки, образы... И только увидев саму себя, я поняла, что это память Ральта. Охх...
   - До встречи, Грали.
   Невидимая сила попыталась удержать меня за плечо, но соскользнула, и я подошла к Ральту. Он сжался, пытаясь занять как можно меньше места на травяном ковре. Малыш смог ответить эштевани, а Грали... Впервые я не понимала хранителя памяти.
   Все, чего мы добились, было уничтожено. Он снова боится. Но у меня есть шанс...
   Я присела за спиной Ральта и осторожно обняла его. Казалось, он не почувствовал этого. Но все же мало помалу расслабился в моих руках.
   - Ральт, - осторожно позвала я.
   - Да?
   - Все хорошо.
   - Все хорошо?
   - Все хорошо.
   Долгий вздох, и он повернулся ко мне лицом, разорвав объятие.
   - Эльш показал мне, кто он, и...
   - Все неважно, Ральт. Он не поможет нам, но и не будет мешать.
   - Госпожа... Вен...
   - Да?
   Он неловко пожал плечами.
   - Вы ведь... То есть, я...
   - Неважно, Ральт. Есть ты, и есть я, мы связаны, пусть против желания.
   - Я... Простите.
   - В этом нет твоей вины. То что связало нас... То место, где тебя учили. Голубятня. Они умеют управлять этим. Ты знаешь, где оно?
   - Да.
   Кажется, он начал понимать.
   - Вернемся к началу, Ральт. Они проделали это с тобой, возможно, они смогут снять это раз и навсегда.
   - Я никогда не слышал о таком... На моей памяти связь бабочки несколько раз перекидывали на другого человека. Но чтобы совсем убрать ее?
   - Мы можем попытаться...
  
   ****
  
   "Мы можем попытаться", - сказала она.
   - Они... - Я сглотнул внезапно пересохшим горлом. - Они вернут меня ему.
   - Явник Эльбат. Твой первый?
   - Как вы...? - Я задохнулся от удивления. И тут же понял. Это Рьматово дерево! Чтоб ему засохнуть.
   Щеки запылали, и я опустил глаза.
   - Эй! Я не увидела ничего такого, чего стоило бы стыдиться. - Она положила руку мне на плечо. - Я думаю, прежде мы навестим его.
   Я поднял голову и наткнулся на ее взгляд, в котором предвкушение и угроза сплелись в колючий клубок.
  
   К вечеру мы вернулись к лларис. Я остался проверять снаряжение, а Вен спустилась вниз.
  
   - Вот. Померяй.
   На пол передо мной шлепнулся объемный сверток.
   - Что это?
   - Дед перерыл хранилище, чтобы найти тебе одежду впору. Молодые все снашивают быстро.
   Я бережно коснулся ткани.
   - Мягкая.
   - Это шерсть. Дети Ирш собирают ее со своих волков в период линьки, ткут полотно и пропитывают его соком эльш. Так что она не только теплая, но еще и отталкивает воду.
   Я подхватил сверток и скрылся в соседней комнате. Тонкие штаны плотно облекли ноги, странная целая спереди рубаха одевалась через голову, развернутый ворот доходил до макушки. Я поправил его. Безрукавка заняла свое место На спину удобно легла перевязь с Ласточкой. Еще плащ с капюшоном. Все темно-серое.
   - Эй! Тут еще сапоги на меху.
   Обувь тоже пришлась впору. Я провел рукой по груди, наслаждаясь ощущением.
   - Никогда не видел такого.
   - Мы не делаем их на продажу. Мало шерсти.
   Я кивнул, представив себе волков под ножницами овчара, и рассмеялся. Вен улыбнулась в ответ.
   - Мне подобрали то же самое. Так что зима не застанет нас врасплох.
   - А как же они...
   - Кто?
   - Ну... лларис, как он зимой?
   - Они не сбрасывают листву полностью - золотая крона всегда остается. И не засыпают. Здесь зима мягче, чем за горами.
   Я погладил шершавую стену, и дерево отозвалось теплым всплеском. Мне будет не хватать его.
  
   Ромашка отнеслась ко мне благосклонно и позволила вновь оседлать ее. Нас не провожали, но поток поддержки и любви, проходящий сквозь меня, говорил сам за себя. Открываясь ему, я прощался с лларис - с тем, кто на время стал мне больше чем домом.
  
   По эту сторону перевала все еще царила осень, но стоило нам подняться в горы, как зима взяла свое. Лошади шли по колени в снегу, видно мы были первыми, кто торил тропу с прошлого снегопада. Но все же до Приюта мы добрались относительно легко.
  
   Я спешился и повел лошадей внутрь, за мной следовала Вен. Ромашка прянула ушами, Монашка всхрапнула, и обе они дернулись назад. Что бы там ни было, оно пугало лошадей. Присев на корточки, чтобы не мешал свод, я потянул Ласточку из-за спины. Вен подхватила поводья и двинулась к выходу. Но проход был узок, и лошади чуть не стоптали меня, пытаясь развернуться.
  
   - Кто там? - Густой бас заставил нас замереть.
   Я оглянулся на Вен. Она пожала плечами. Что ж, по крайней мере, это человек. Я вытянул повод Ромашки из рук лучницы и, стараясь прикрыться лошадью, вошел в пещеру. У очага сидел мужчина. Что-то было в нем знакомое. Что-то, что я видел совсем недавно. Его взгляд прошелся по мне. Внезапно, мужчина расслабился и поманил меня к огню правой рукой. Темное пятно, которое я принял за поклажу, шевельнулось, и я понял, что эти несколько минут он удерживал своего пса от нападения.
  
   - Какие вести с севера, сын Ирш?
  
   Голос Вен из-за спины заставил меня вздрогнуть. Сын Ирш? Те самые, что дружат с волками?
  
   - Так вы из-за одежды? - Слова вырвались помимо моей воли.
   - Что? - Ирш непонимающе нахмурился.
   - Ну, вы были готовы к нападению, а потом вдруг...
   - Да, ты прав. - Мужчина широко улыбнулся и кивнул. - Такие вещи не достались бы чужому. Да и мой спутник учуял запах Ра, когда тот пробился сквозь лошадиный аромат.
   Не достались бы чужому... Он и сам был одет подобно нам, вот что показалось мне знакомым.
  
   Мы подошли к костру и сели рядом. Волк, это все же был волк, внимательно обнюхал нас и улегся на свое место.
  
   - Две недели назад произошел Разлом на отрезке Прыжка Барса. Род Брайков был прерван, и через три дня поместье сменило хозяев и имя. Старейший поднял на щит новый род. Меч, подготовленный для молодого Крайтека, стал родовым мечом Горностаева гнезда.
   - Большая честь, - склонила голову лучница.
   - Тем более, что меч ковал сам Итаси Ранта.
   Я погладил рукоять Ласточки, услышав имя ее создателя. Младший Крайтек лишился первого меча работы мастера, но его род занял место в ожерелье хранителей Границы. Почетная и смертельно опасная обязанность.
   Они помолчали.
   - Это происходит все чаще, - Вен качнула головой.
   - Да, скоро проблема Хайра перестанет быть лишь его собственной.
   - Тебе по пути с нами или ты едешь домой?
   - Домой, но я рад, что наши пути пересеклись, дочь Ра.
   - Чем я могу помочь?
   - Нет-нет. Просто я вез кое-что для тебя и твоего рея.
   - Что же это?
   - Хайрский банк Первого города передал для вас годовое извещение о состоянии счета.
   Я с интересом уставился на свиток в руках мужчины. Только слышал о таком. Вен поднесла ладонь к красной печати, и та на мгновение вспыхнула, подтвердив подлинность адресата.
   - Илан погиб, сын Ирш. Но печать подчинится и мне одной.
   Вен развернула послание и пробежала его глазами. Довольно усмехнулась и снова повернулась к мужчине.
   - Спасибо, это хорошие вести.
   - Что ж я рад. Но мне пора отправляться. Мой друг любит перемещаться ночами, и я, признаться, с удовольствием потворствую ему в этом.
   - До встречи, сын Ирш.
   - До встречи, дочь Ра.
   Он собрался за несколько минут и, не обернувшись, вышел из пещеры.
  
   Я недоуменно посмотрел на Вен.
   - Они почти все такие. Нелюдимые и замкнутые. По Загорью могут бродить два-три сына Ирш в одно и то же время. - Она невесело усмехнулась. - Ирш прекрасно понимают хайрцев, ведь они сами сдерживают натиск степняков, подобно тому, как хайрцы держат Границу с гхайс.
   - Но у нас есть и хорошие новости. - Вен помахала перед моим носом банковским свитком.
   - И что там?
   - Куча денег, Ральт, и я знаю, на что ее потратить.
  

12. Сторожка

  
   Ночь прошла спокойно, и мы, накормив лошадей, продолжили путь. Вопреки обыкновению, я не заехала к Тарику, наскоро перекусив в незнакомой забегаловке. Казалось, некуда было торопиться, но что-то гнало меня вперед.
  
   С удивлением, я поняла, что Ральт по-настоящему заботится обо мне. Трогательно и ненавязчиво. Но он все еще не был способен сам попросить о прикосновении и будто бы удивлялся каждый раз, когда я сама касалась его. Между тем мое настроение оставляло желать лучшего, и даже вечное стремление искать хорошее в чем бы то ни было почило в серой усталости.
   Зима. О! Я знала о смене времен года, и о том, что все вокруг не умерло, а лишь погрузилось в сон. Но сердце мое отказывалось верить разуму и оплакивало деревья. Ночи превратились в сущий кошмар, и Ральт вынужден был несколько раз будить меня. Я отговаривалась плохими снами, а сердце шептало мне о необходимости вернуться и удостовериться, что смерть не тронула Сады. Даже с закрытыми глазами я видела неестественно голые ветви, обращенные к небу в бессмысленной просьбе о помощи.
  
   Я погрузилась в себя, а когда обратила внимание на происходящее, было уже поздно. Ральт схватился с незнакомым мечником. Лук сам прыгнул мне в руки.
   Яркое воспоминание вспыхнуло перед глазами, и четкое ощущение уже бывшего заставило меня натянуть тетиву. Я снова выжидала момент.
   Мечник провел стремительный прием, заставив Ральта отшатнуться, проник в его защиту, но оступился и шагнул в сторону. Поймав его движение, я выпустила стрелу. Все мое существо устремилось за ней, направляя, указывая цель. Тетива хлестко щелкнула по наручу, и в ту же секунду Ральт рванулся вперед. Закрывая... закрывая мечника собой?!
  
   Я бежала к нему. Рьмат, как медленно я бежала. Эта тварь подхватила его за плечи, не давая упасть, но мне не было до этого дела. Я видела только Ральта и стремительно расплывающееся красное пятно под левой ключицей. Сердце или нет?
   Колени больно ударились о землю. Пальцы прошлись вокруг стрелы. Наконечник узкий, не граненый. Сердце или нет?
   Ральт закашлялся, пытаясь что-то сказать.
   - Молчи, идиот.
   Он... смеялся?!
   - Ну пчему мне никак не удется спсти вас?
   - У тебя еще будет шанс. Надеюсь...
   Не сердце. Раз мыслит связно и разговаривает. Не сердце. Навалившееся облегчение усадило меня на пятки.
   - Пей. - Исанна не закроет такую рану, но затворит кровь.
   Он сглотнул и глупо улыбнулся, нахмурился и четко произнес:
   - Не сердитесь на него.
   - На кого мне не сердиться?
   Неловкая попытка указать на мечника завершилась стоном боли.
   - Лежи спокойно, сспассситель.
   Внезапно мне захотелось удавить его собственными руками. Но это можно было сделать и позже. Свистом подозвав Монашку, я вынула из седельной сумы чистую холстину и затворный порошок.
   - Не двигайся. Я вытащу стрелу и перевяжу рану.
   Левая ладонь легла на грудь Ральта, правая обхватила древко и потянула вверх. Исанна сработала, крови вылилось мало, и я, промокнув рану краем холста, насыпала на нее порошка. Пыльца Встречальника, убивающая болезни, прячущиеся в крови и на теле, и лепестки эльхов - сила солнца. Руки привычно делали свое дело, а я тем временем осознала, что третьим в нашей милой компании была вовсе не Монашка. Мечник зашевелился, но мой кинжал уже занял место у его живота.
   - Только попробуй.
   Он вдохнул, стараясь втянуть живот, осторожно высвободил руки из-под плеч Ральта и протянул их ко мне. Взгляд Ральта рванулся к нему, ко мне и снова к нему.
   - Не может быть! - Вырвавшийся возглас заставил его снова раскашляться.
   - Что?
   - Не может быть!
   - Подрабатываешь эхом?
   Ральт облизал губы и посмотрел мне в глаза:
   - Он такой же, как я.
   - В смысле?
   - Он... бабочка.
   Я обернулась к мечнику. Парнишка лет семнадцати. Широко распахнутые голубые глаза, наполненные ужасом. Бабочка?
   - И как это может помешать мне?
   - Он... связан с вами.
   - Как ты сказал?
   - Он связан с вами. Как я.
   То есть этот жест был не попыткой сдаться, а началом "ритуала с поясом"? Так дышим спокойно, размеренно. Посчитаем... Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один...
   - Что?!!
   Ральт прикрыл веки.
   - Ты хочешь сказать, что эта тварь, едва не убившая тебя, теперь связана со мной?!
   Он только кивнул.
   Так. Как это произошло, подумаем позже. Но здесь есть и приятные стороны. Ни к чему пачкать руки, если через пару суток это помрет само.
   Я помогла Ральту встать. Монашка опустилась на землю, и я села в седло позади Ральта. Ромашка пошла следом.
   - Тут неподалеку сторожка охотников...
   Да. До следующего постоялого двора далековато.
   - Куда?
   - На Белого Быка.
   Гора виднелась справа. Облако, давшее ей имя, мирно спало на самой вершине.
  
   Сторожку нашли легко... Уложив Ральта на один из топчанов, я накрыла его сверху своим плащом и разожгла огонь в очаге. Он мгновенно провалился в сон. Вскоре небольшая комната согрелась, и я последовала его примеру.
  
   Я проснулась резко, не понимая отчего. Снова кошмар? Огонь еле теплился, почти не давая света. Я прислушалась к размеренному дыханию Ральта, и меня потянуло обратно в сон. Завтра, все завтра.
   В комнате скулила собака. Тоскливо, безнадежно. Громко. Я заскрипела зубами и взглянула за окно. Небо только начинало сереть. Сапог полетел по направлению к звуку. Спа-ать. Скулеж возобновился. Найду и выпинаю за дверь. Попытавшись не мыслить слишком четко, чтобы окончательно не проснуться, я пошарила по столу рядом. Свеча. Фитилек затеплился от очажного огня. Ненавижу собак. А эту конкретно вообще... Увиденное заставило меня замереть на месте. Не собака. Щенок.
   Убийца-мечник свернулся клубком у стены.
   - Встать!
   Он поднял голову, и попытался подняться. Наконец, попытка увенчалась успехом.
   - И что ты тут делаешь?
   - Вен!
   Ральта разбудила. Рьматова задница.
   - Вен!
   - Молчать!
   - Госпожа...
   - Молчать, я сказала! Так что ты тут делаешь?
   Ральт сполз с постели и, пройдя пару шагов, рухнул на колени, схватив меня за руку.
   - Ральт!
   - Выслушайте меня.
   - И?
   - Это... Хенрик.
   - Хенрик? Какой Хенрик?
   - Но вы же видели...
   - Хенрик? Из твоей памяти? И что мне до него?! Скольких он убил до того, как напороться на нас?
   - Я... ни одного. Я.. первый раз. Решился.
   Хриплый шепот заставил меня посмотреть на мечника. Тонкие руки сомкнулись на плечах. Ноги дрожат. Глаза зажмурены.
   Рьмат! И это чуть не убило Ральта? Рука сама залепила пощечину. Мечник вздрогнул, облегченно вздохнул, оперся спиной на стену и взвыл от боли.
   Я молниеносно перевернула его лицом к стене и подняла рубашку. Зрелище заставило меня заскрипеть зубами. Красные свежие рубцы - на спине не осталось живого места. Рьмат Милосердный.
   - Кто? Кто это сделал?!
   - В конце-концов он добился... чего... хотел, - парнишка обернулся, часто дыша.
   - Ральт, ложись!
   - Но госпожа...
   - Кто-нибудь сегодня будет меня слушать?!
   - Так. Хенрик! В мою постель, на живот. Быстро.
   Ральт, наконец, послушался. Я порылась в поклаже. Что ж... Затворный порошок тоже не помешает, а еще кора вельха и весенний пятилистник, холст.
   Зачерпнув за порогом снега, я заварила отвар. Мальчишка даже не пискнул, когда почти обжигающие тряпки прикоснулись к его спине. Только пальцы вцепились в старую волчью шкуру. Я стерла слезы с его щек и потрепала волосы.
   - Полежишь так до утра. Боль снимет, да и подживет... Хенрик.
   Запасное одеяло укрыло беззащитно выпирающие лопатки. Я подошла к Ральту и присела на край.
   - Двигайся, защитник.
   Он отодвинулся к стене, поморщившись от боли.
   Места хватило, и мой плащ укрыл нас обоих. Я уже засыпала, когда Ральт нашарил в темноте мою руку и сжал ее.
  

13. Ублюдок

  
   Уже было светло, когда я снова проснулся. Перелез через Вен, старясь не разбудить ее, подоткнул ей плащ и повернулся к столу, чтобы взять котелок. На второй постели шевельнулся и застонал Хени, через секунду я уже стоял рядом.
   - Хени, Хени...
   - Аль, - он приподнялся на локтях, и я помог ему сесть, укрыв одеялом оголившуюся спину. - Аль... я сразу не узнал тебя, прости.
   - Я знаю. - Я сам узнал его в тот же миг, что увидел, но все же он отступил, уже победив. Как всегда.
   - Прости. Я скоро искуплю вину своей смертью.
   - Зачем ты говоришь так? - Безнадежность в его голосе сжимала мне сердце. - Раны не смертельные. Ты выздоровеешь.
   - Разве ты не понимаешь? - Он резко тряхнул головой и лихорадочно зашептал, - она никогда, никогда не примет меня. Она не простит мне... тебя. Ты просто не представляешь, - в глазах его плескалась, нет, даже не зависть, а жадность, - не представляешь, как тебе повезло.
   - Ну почему же, прекрасно представляю. Господин Эльбат три года был моим хозяином.
   Глаза его расширились, и жадность смыло непониманием:
   - Но как?
   - Так же как и ты, Хени. Только я все же успел... - Пришла моя очередь прятать глаза, - убить ее напарника.
   - И она?
   - Она ни разу не укорила меня этим. Ни разу. - Я все еще боялся, что однажды... - Госпожа уже приняла тебя, Хени.
   Но он не слушал меня. Неловкие ладони скользили по моим плечам, щекам, теребили волосы. А губы повторяли одно и то же:
   - Три года. Три года. Три года.
   - Хени, Хени. - Я обнял его, старясь не потревожить раны.
   - Три года, Святая Матерь. Я... Восемь дней, мне хватило восьми дней, Аль, и я вышел на дорогу, чтобы привести кого-то вместо себя. Как ты жил с этим?
   - Не знаю. - Я шептал, задевая губами белые волоски у его шеи. - Не знаю.
   Внезапно до него дошли мои слова. Руки на моих плечах задрожали, скользнули вниз. Ладони сжали мои запястья.
   - Ты сказал...
   - Да. Она уже приняла тебя, Хени.
   - Не может быть... - Он боялся поверить.
   Я видел себя самого. Страх терзал его, такой знакомый страх - быть отвергнутым, оставленным на волю Эйхри.
   - Она... Она лучшее, что могло случиться со мной, Хени. Я доверяю ей. И она... она добрая.
   Хени уставился на меня, открыв рот. Слово из детских сказок о хозяевах прозвучало так... беззащитно.
  
   - Приятно слышать.
   Мы разом вздрогнули, и я обернулся к Вен. Она потянулась и села на постели, подобрав под себя ноги.
   Что она успела услышать? Впрочем, не имеет значения.
   - Ральт, ты можешь подождать?
   Она спрашивала меня о...? Да я мог подождать. Буря была еще далеко. Я кивнул.
   - Хенрик, подойди ко мне.
   Хени неловко слез с постели, я помог ему натянуть сапоги и надеть рубаху. Вен терпеливо ждала. Он медленно подошел и опустился рядом с ней на колени.
   - Ральт, - она порылась в забытом на поясе кошеле и протянула мне витой шнурок, - свяжи ему руки.
   На миг я перестал дышать. Она знает?!
   Высшая степень доверия - позволить другой бабочке связать тебе руки перед ритуалом. Высшая степень доверия - согласиться сделать это, ведь ты разделишь все, что случится с этим человеком. Я бы попросил его об этом, если бы Хени не был так мал в мой первый раз. Он быстро глянул на меня и опустил голову.
   Руки почти не дрожали, но от волнения я затянул узел туже, чем следовало. Меня трясло, пока трудились ее пальцы. Я верил ей, мое сердце верило ей, но вот тело давно забыло о доверии. И только когда она отложила шнурок в строну, напряжение отпустило меня, и я неловко сел на пол рядом с Хени.
  
   - Дайте мне руки, мальчики.
   Хени промахнулся мимо ее ладони, и она сама поймала ее левой рукой.
   Не знаю, сколько мы просидели так. Правой рукой я обнял Хени. Левая легко сжимала пальцы Вен.
   - Ну, только простуды вам не хватало. - Вен освободила ладони и потрепала нас обоих по волосам. - Белый и черный, может быть мне начать собирать коллекцию? Где двое там и третий. Рыжий, например.
   Она серьезно смотрела на нас, будто бы действительно размышляя об этом. Но я просто улыбнулся ей, потерся щекой о ее ладонь и пошел готовить завтрак.
  
   Хени за моей спиной залезал на постель, понукаемый Вен. Ее ворчание согревало меня не хуже очажного огня.
  
   ****
  
   Я смирилась. Я смотрела на сидящего рядом мальчишку, понимая, что не смогу оттолкнуть его. А значит, еще одна жизнь зависела от меня. Как бы я не желала иного.
   Чистый хайрец. Белые волосы, голубые глаза. И как они упустили одного из своих? Те, кому всегда не хватает людей, не должны бросаться ими. Я покачала головой, и Хенрик, уловив мое движение, почти приник к постели.
   - Каким я должен быть, моя госпожа?
   Прекрасно! И что ему ответить на это?
   - Послушай, Хенрик. Видит Рьмат, я не хотела привязывать тебя к себе.
   - Я только благодарен вам.
   - За то, что ты вновь зависим от другого человека?
   - За то, что мой бывший, - он покатал это слово на языке, будто привыкая, - мой бывший хозяин больше не...
   - Твоя спина... это он?
   Хенрик неловко кивнул.
   - Посмотри на меня, не бойся. Ты принадлежал первому хозяину Ральта?
   - Да. - Хенрик обхватил себя руками. - Он пытался заставить меня приводить ему... игрушки. Я отказался, и тогда он начал играть со мной. А потом, - Хенрик закрыл глаза, - потом он стал использовать Эйхри. И я сдался. Я слаб.
   - Я тоже сдался, Хени. Немного позже, но кто будет мериться сроками, когда результат одинаково низок.
   Ральт стоял у очага, помешивая ложкой в котелке.
   - Подойди к нам.
   Ложка аккуратно легла на стол.
   - Хенрик, мы направлялись к вашему прежнему хозяину с тем, чтобы он передал мне право на Ральта.
   Хайрец обернулся к другу.
   - Думаю, теперь я должна добавить тебя в наш небольшой список.
   - Госпожа? - Его взгляд вернулся ко мне.
   - Ральт думает, что мастера-плетельщики могут вернуть все на свои места, если ваш первый потребует этого. Я буду против, но тут учитывается мнение того, кто заплатил.
   - Значит, я вернусь к нему, - мальчик стремительно побледнел.
   - Значит, мы навестим его, и я заберу его право.
   Он выпрямился и схватил меня за руку:
   - Вы, правда, сделаете это? - Осознав, что сделал, он отшатнулся прочь, почти свалившись с постели. - Простите, простите меня.
   Ох ты, Рьмат Милосердный!
   Я ухватила его за плечи.
   - Хенрик, Хенрик! Нет ничего плохого в том, чтобы самому дотронуться до меня или попросить о моем прикосновении, если приближается буря.
   На миг хайрец замер, но не стал вырываться, а просто повернулся к Ральту и выпалил:
   - Ты прав.
   Тут я учуяла запах подгорелой каши и заорала:
   - Горит!
   Вскоре мы уже скребли ложками дно котелка.
  
   В сторожке мы провели еще три дня. Кошмары усилились, и я боялась спать. Надеясь устать до изнеможения, чтобы провалиться вечером в бездну беспамятства, я с утра уходила на охоту, изматывая себя. У ребят было свежее мясо, у меня - несколько часов спокойного сна. Мы почти не разговаривали, только безмолвно сидели, держась друг за друга. Будто бы и мне необходимы их прикосновения. Что ж, может быть, так оно и было.
   Благодаря златосадским травам спина Хенрика достаточно зажила, чтобы он не испытывал боли при движении, а Ральт уже мог поднимать руку. Утром четвертого дня Ральт повел нас короткой дорогой к дому Эльбата.
  
   Через несколько часов мы подъехали к воротам. Над ними висела вывеска с изображением разломленной монеты. Значит, наш друг - ростовщик, что ж, тем лучше. Ральт спрыгнул с лошади и постучал в дверь, врезанную в створке, молотком.
   - Кто вы и по какому делу? - В двери открылось небольшое окошечко, и оттуда выглянул привратник.
   - Ильравен Златосадская с охраной, а дело, милейший, о деньгах.
   - Прошу вас.
  
   Нас проводили в пристройку у главного здания, предназначенную для приема деловых гостей. Я расположилась в мягком кресле перед небольшим столиком. Мальчики встали за моей спиной: Ральт - слева, Хенрик - справа.
   Вскоре на столике появилось угощение, задымился в чашке отвар листьев байль. Я подождала, пока нас оставят одних, и обернулась:
   - Помните, у него нет больше власти над вами.
   Ральт кивнул, Хенрик закусил губу и выпрямился.
  
   Наконец, в комнату вошел гостеприимный хозяин. Белый парик, яркий кричащий камзол караерского покроя, мягкие, верно, домашние штаны и туфли... на каблуках.
   - Здравствуйте, здравствуйте госпожа Ильравен. Какой счастливый случай привел вас к моему... - Тут он обратил внимание на мою охрану и запнулся.
   - Ральт? Хенрик? Но вы же... ммм... умерли? - В его голосе разочарование боролось с удивлением.
   - Так случилось, уважаемый господин Эльбат, что они теперь связаны со мной.
   - О! - Эльбат попробовал принять невозмутимый вид.
   - Это случилось против моего желания, и вот чувство справедливости привело меня к вам.
   - Вы хотите вернуть их?
   Тихий вздох за правым плечом.
   - Думаю, что вы смирились с их... смертью, господин Эльбат. Так что я хотела бы оставить их себе.
   - Но...
   - О... Господин Эльбат. К чему вам возвращать использованный товар? Тем более, что нам придется ехать в эту... как там ее...
   - Голубятню?
   - Вот именно! Столько хлопот и ради чего?
   - Видите ли.. я так привязался к ним.
   Ага. Во всех смыслах.
   - Я готова возместить вам часть затрат.
   Ублюдок заметно оживился.
   - Ну... я не знаю...
   - Соглашайтесь, господин Эльбат. И следующая бабочка обойдется вам куда дешевле.
   - Семьдесят процентов?
   - Сорок.
   - Шестьдесят?
   - Пятьдесят.
   - Согласен.
   И сколько же это?
   - Вы не могли бы озвучить сумму?
   - Две тысячи олет.
   Два судорожных вздоха за спиной.
   - Э-э. - Я твердо посмотрела на него, и спросила, - Вы ведь не завышаете цену, уважаемый господин Эльбат?
   - Ну разве что...
   - Тысяча. Это все, что я могу предложить за этих людей.
   - Договорились.
   - Договорились.
   Славно. Денег на счету как раз хватит. А теперь...
   - Теперь, когда мы пришли к соглашению. Я хотела бы задать вам личный вопрос...
   - О! Конечно-конечно. - Он мелко покивал, сияя кривозубой улыбкой.
   Еще бы, получить за уже утерянное такую сумму.
   - Дело в том, что меня сильно впечатлили следы вашего э-э... труда над этими молодыми людьми. Я, как бы это сказать...
   - Сочувствуете?
   Правильное слово, но вовсе не тому, что ты делаешь.
   - Ну да. Я бы с удовольствием посмотрела на...
   - О! Это мне доставит удовольствие. И, быть может, мы обновим ваше приобретение?
   Клянусь, он облизнулся в предвкушении. Меня затошнило.
   - Я подумаю над этим. Но только после того, как вы передадите мне бумаги. Формальности отнимают так много времени.
   - Да-да. Разумеется. Прошу меня простить.
   Он быстро вышел.
  
   - Госпожа! - Ладони, обхватившие мою правую руку, были ледяными. Губы, прикоснувшиеся к ней, кровоточили.
   Рьмат Нерушимый. Я же сказала им.
   - Хенрик, Хенрик, - я шептала прямо в его ухо. - Ничего не случится, встань. Не подводи меня.
   Я обернулась через левое плечо на Ральта. Неподвижность. Даже грудная клетка, казалось, не двигалась.
   - Ты как, Ральт?
   Что еще он сделал с ними?
   Ральт медленно опустил голову. Что ж, удовлетворимся этим.
  
   На двух свитках ублюдок начертал "Передано Ильравен Златосадской" и подтвердил подписью и печаткой. Я коснулась пальцем рядом с каждой из них, вплетая в бумагу изображение следа горностая - мою личную подпись. На чистом свитке я обязала банк выплатить Явнику Эльбату оговоренную сумму и снова расписалась.
  
   - А теперь прошу вас.
   Мы поднялись на второй этаж, прошли по коридору мимо закрытых дверей. Последнюю из них ублюдок толкнул, открывая передо мной, и пропустил меня вперед.
   Солнце лилось прямо через крышу сквозь модное в последние годы и безумно дорогое стекло. Свет слепил глаза, позволяя увидеть лишь теплое марево желто-коричневых стен. Я глубоко вздохнула, втягивая сухой запах старого дерева и ... крови? Взгляд остановился на сооружении посреди комнаты. Скособоченный крест с креплениями для рук и ног. Столик с... инструментом. Стены обрели четкость, беззастенчиво выпячивая черные язвы плетей и кнутов, ножей и еще чего-то, чему я не могла подобрать названия. Утихшая было тошнота воспрянула с новой силой.
   - Не хотите ли воспользоваться? - Тварь учтиво повела рукой в сторону креста.
   - Здесь? - Я обернулась к мальчикам.
   Каменных лиц и сжатых в кулаки ладоней было достаточно.
   - Ну, конечно, здесь. Я специально оборудовал эту комнату, возможно, мы сумеем подобрать что-то по вашему вкусу...
   Он продолжал говорить, вот только я уже не слушала, лелея проснувшуюся ярость, смывшую тошноту. Она вскипала во мне мощными толчками. Последний был столь силен, что я пошатнулась, и мальчики были вынуждены поддержать меня.
  
   Именно в этот момент ярость выплеснулась вовне, расходясь в стороны волнами, будто бы я была камнем, упавшим в воду. Несколько секунд опустошения, и меня наполнило нечто новое.
   Дом был мертв. Давно и бесповоротно. Но сад вокруг жил. Даже во сне деревья стенали под гнетом грязи. Нетронутый лес за стенами пел саду колыбельную ясными голосами бодрствующих сосен.
   Жар ярости ворвался в древесные жилы, пробуждая деревья ото сна, вызывая к жизни почти замерзшие ростки. Они услышали меня. И согласились.
  
   ****
  
   Вен повисла у нас на руках, почти потеряв сознание.
   - О, как жаль. Ваша новая хозяйка оказалась такой чувствительной! Но это не означает, что мы не можем продолжить без нее. - Мой первый сбросил медовую маску гостеприимства и приказал, - Хенрик, отведи ее в гостевую комнату, а ты Ральт... останься.
   Хени молча закинул ее правую руку себе на плечи и начал пятиться к выходу. Я шагнул вперед, вытягивая Ласточку из-за спины.
   - Абсолютно недвусмысленно. Прекрасно, Ральт. - Вен уже стояла, опираясь на Хенрика. - Собери всех, кто живет в этом доме. Иди.
   Я покосился на ошеломленного, вжавшегося в стену Эльбат.
   - Хенрик не позволит причинить мне вред. Вряд ли эта мразь даст ему шанс.
   Я поклонился и вышел.
  
   Прислуга заполнила комнату, стараясь держаться подальше от хозяина.
  
   - Слушайте меня внимательно. - Голос Вен перекрыл удивленные шепотки. - Выйти за ворота смогут все, кроме него. - Она указала на Эльбат. - Вернуться вы не сможете, поэтому забирайте все, что необходимо, сразу. На тот случай, если кто-то из вас окажется столь добр, - Вен почти выплюнула последнее слово, - преграду сможет пересечь только что-нибудь неживое. Все. Ральт, Хенрик. Уходим.
   Она выпрямилась и четким шагом вышла в коридор. На первой ступеньке ведущей вниз лестницы ее нога сорвалась, я подхватил Вен, поднимая на руки, и, стараясь не обращать внимания на боль, понес прочь. Хенрик прикрывал наши спины.
  

14. Рыжий в "Золотом яблоке"

  
   Неужели я нес на руках ту самую Вен? Ту, что всегда казалась мне... я не мог подобрать слов. Неприступной, твердой, сильной, не нуждающейся в помощи? Даже борясь с лихорадкой, она не была столь беззащитной.
   Она очнулась, когда мы вышли за ворота. Хенрик уже подводил лошадей.
   - Ну что ж, с первой частью плана покончено. - Вен похлопала меня по плечу. - Ральт, ты не мог бы поставить меня на землю?
   Ох! Я немедленно выполнил ее просьбу. Только бы не покраснеть.
   - Хенрик!
   Хени подбежал к Вен и рухнул перед ней на колени:
   - Простите, моя госпожа.
   - Встань немедленно!
   Хени поднялся, вопросительно обернулся на меня, но тут же его взгляд вернулся к Вен.
   - Ты был испуган?
   Кивок.
   - Ты был уверен, что мы с этой тварью найдем... общее занятие?
   - Почти. Простите...
   - Мальчики, мальчики... - Вен покачала головой. - Попробуйте доверять мне. Я знаю, для вас это не просто так же, как и для меня. Просто попытайтесь.
   - Для вас? Но вы...
   - Да-да. Та, к кому вы привязаны. Это ничего не значит для меня, кроме того, что от меня зависят еще пара человек. Мой груз и так тяжек.
   Я ступил вперед и коснулся ее руки:
   - Я... мы постараемся облегчить его.
   Она улыбнулась и положила руки нам на плечи.
   - Ну, вот и славно. Поможешь мне с Монашкой. Хенрик, возьми Ромашку. Далеко отсюда до "Золотого яблока"?
   - Часов пять.
   - Тогда не будем медлить.
   На въезде в лес, я обернулся. Садовник пытался пробиться назад, за ворота сквозь невидимую преграду. Из Бейта вышел плохой разведчик.
  
   Постоялый двор "Золотое яблоко" нередко давал мне пару часов отдыха. Хозяин увлекался хайрской игрой гат-то или "клеточки и камешки", которой когда-то давно научил меня Хени. А я был единственным более менее достойным игроком на много тинет вокруг.
  
   Я отдал поводья конюху, и зашел в дом вслед за Вен и Хени.
   Длинный коридор выводил в Гостевую залу, пустую по такому времени года. Мягкие кресла стояли полукругом перед огромным, под стать комнате камином.
   Пайлок вышел нам навстречу.
   - Чем могу угодить дорогим гостям?
   - Две комнаты, любезный хозяин. Сытный ужин, и пусть ваш человек присмотрит за лошадьми.
   - Разумеется, благородная госпожа...
   - Ильравен Златосадская.
   - Честь для меня.
   - Безусловно. - Вен рассмеялась. - Ну, мы закончили с церемониями? Как тебя зовут теперь?
   Пайлок зыркнул на нас с Хени.
   - О! Не обращай внимания.
   Хозяин заметно расслабился.
   - Пайлок. Дорогая Ильравен. И меня всегда звали именно так! - Он подбоченился и с вызовом уставился на Вен.
   - Ну да, конечно-конечно. - Вен скользнула в кресло поближе к камину. - Что ж, уважаемый Пайлок, покажи моим людям комнаты.
   Я указал Хени на Пайлока и попросил его отнести сумки наверх.
   - Ральт, Ральт. Ты не оставишь меня?
   Мне показалось или она спросила о чем-то большем?
   - Нет.
   Вен рассмеялась.
   - Я очень благодарна тебе, Ральт.
   - Мне? Но за что?
   - Разговор с этой тварью разбудил во мне то, о чем я уже и забыла мечтать. Видишь ли... - Тонкопалая ладонь скользнула по тепло-охровому подлокотнику. - В моем роду из поколения в поколение передается дар. Я была его лишена до сегодняшнего дня.
   - Это хорошо, что вы обрели его?
   - Да. - Ее лицо снова осветилось улыбкой. - Это хорошо.
  
   Вечером мы вновь спустились к камину. Я сидел на ковре у ног Вен, глядя в огонь. Хени точил меч невдалеке от нас, ближе к свету.
  
   Мне не было страшно или горько. Мне было никак. Стоило переступить порог ненавистного дома, как тело заледенело, и только глаза и уши оставались живыми, чтобы видеть ее жесты, чтобы слышать, что она скажет. Один раз моя броня была пробита. Когда Эльбат назвал сумму. Я не знал, что мы стоим столько. Но ее равнодушное "договорились" уничтожило навалившееся отчаяние.
   Что бы ни было, что бы ни случилось в будущем, я свободен от его рук.
  
   Я смотрел в огонь и наслаждался покоем.
  
   В коридоре раздался шум, и в комнату вошли двое. Пожилой хайрец в зимнем отаки с широкими рукавами. Тяжелые штаны с широким поясом и теплая накидка. На рукавах вышит родовой герб: белый медведь, вставший на дыбы. На выпущенной из косы пряди - черная бусина. Тейт, один из хранителей Границы. Суровое лицо, седые, когда-то белые волосы. Вторым был... Вторым была бабочка. Рыжий парень лет двадцати пяти. Я не помнил его по Голубятне. Но ничем иным нельзя было объяснить некое ощущение общности, появляющееся у меня, когда я встречал себе подобных.
   Я поднял голову к Вен и выдохнул:
   - Вот и третий для вас, госпожа. Рыжий, как заказывали.
   Ой, дурак! Расслабился. Сейчас получишь. Голова сама вжалась в плечи.
   - Я не ослышалась?!
   Ну, точно. Лучше промолчать. Все равно...
   - Нет, я точно слышала. Слышала в твоем голосе ехидство!
   Последовал болезненный тычок в бок.
   - Ра-альт. Очнись!
   Я посмотрел на нее.
   - Эй! Все нормально. - Теплая ладонь скользнула по моей щеке. - Я рада, что ты пытаешься шутить. И перестань, наконец, называть меня госпожой. Хотя бы наедине.
   - Я... Хорошо, Вен. - Я постарался сказать это как можно тверже.
  
   ****
  
   Новые гости поздоровались. Старший сел в кресло и, глядя в огонь, рыкнул:
   - Теритэль, наши вещи в комнату, что укажет хозяин.
   Юноша безмолвно поклонился и вышел за Пайлоком.
  
   Пару раз рыжий пронес мимо нас дорожные сумки, затем вернулся и встал у кресла хозяина. От нечего делать я пристально следила за ним.
   - Теритэль, мой ужин.
   Вскоре на коленях хайрца оказался поднос с едой и бокалом вина.
   - Теритэль, что с оружием?
   И все это, не глядя на парня.
  
   Одно поручение следовало за другим. Рыжий, и в начале двигавшийся не очень споро, начал запинаться на ровном месте. На виду у хозяина он еще держался, но стоило юноше выйти из поля зрения хайрца, как движения его становились рваными, неуверенными. Несколько раз он даже оперся о стену.
  
   Внезапно меня осенило.
   - Ральт, ты сказал, что он может стать третьим в моей коллекции... - Малыш несмело улыбнулся. - Так значит, он бабочка?
   - Да. А что?
   - Посмотри внимательно.
   Несколько минут Ральт присматривался к парню. Затем лицо его помрачнело, и он неохотно кивнул.
   - Он падает в бурю, госп... Вен.
   - Я тоже так думаю.
  
   Не было причин вмешиваться, но робкая надежда в глазах Ральта заставила меня. Я решительно поднялась и остановилась у кресла хайрца.
   - Вы позволите задать вам вопрос, тэйт?
   Мужчина встал и представился:
   - Байрет Торнтон, Ледяная берлога. К вашим услугам, эрэ.
   - Ильравен Златосадская.
   - Давайте присядем, эрэ Ильравен, и вы зададите свой вопрос.
   Мы расположились в соседних креслах. Тэйт, глядя на меня, бросил подошедшей бабочке:
   - Тэритэль, проверь лошадей.
   Юноша вздрогнул и, поклонившись, вышел из комнаты.
   - Ваш вопрос, эрэ?
   Я собралась с духом и выпалила:
   - Зачем вы мучаете парня?
   - Ему это полезно.
   - Вы убиваете его.
   - Убиваю? Всего лишь выбиваю ребяческую дурь. Он должен знать, что я им недоволен.
   - Что он должен был сотворить, чтобы...?
   - О, всего лишь без приказа броситься на авангард гхайс, оставив без прикрытия катапульту. Сопляк! Не спорю, в Голубятне готовят отличных бойцов, но вот воин из него пока никакой.
   Я скрипнула зубами и рявкнула:
   - И за это вы обрекли на безумие?!
   - О чем вы говорите, эрэ?! - Его изумление было неподдельным.
   Неужели, я ошиблась? Нет, не может быть.
   - Что вы знаете о буре Эйхри, тэйт Торнтон?
   - Все, что мне удосужились сказать в Голубятне, но к чему... Погодите, вы хотите сказать...?!
   - Когда вы в последний раз касались его?
   - В конюшне, когда мы приехали.
   Я ничего не понимала.
   - Но отчего у него вид, как будто он падает в бурю?
   - Вид? Я не заметил. Ну да, он устал от поездки, но...
  
   В комнату вбежал конюх и, остановившись рядом с нами, выпалил:
   - Там, того-этого, парень ваш...
   - Что? - Тейт привстал с кресла.
   - Кажись, окочурился он.
  
   Только руки Хенрика - оказывается, он давно уже стоял за моей спиной - не дали мне залепить пощечину седовласому лицемеру.
   Тейт вскочил с кресла и выбежал в коридор. Конюх ринулся наверх, за Пайлоком. Через несколько минут они пробежали мимо нас в конюшню, откуда послышался львиный рев:
   - Врача!! Врача!!
  
   Он жив.
   - Ральт, теплой воды. Хенрик, сумки. - И я сорвалась с кресла.
  
   Конюшенные ворота скрипели под порывами ветра. В лицо пахнуло свежим навозом и... молоком? А... Справа за тонкой, не достающей до потолка перегородкой Пайлок устроил коровник. Из глубины здания доносился хриплый голос конюха:
   - Я, стал быть, пекарева битюга-то пристроил тут. Ага... Хибара-то его сгорела надысь. Ну вот... а парень ваш... небось раздразнил его. Вона как, еще и не отошел, стал быть.
   В стойле, перекрытым толстой лесиной, ярился гнедой северной Выносливой породы.
   - Тэли? Тэли! Ответь мне!
   Мальчик на руках Тортона молчал. Света факела не хватало, и я нагнулась ближе. Ресницы дрожат. Жив.
  
   Подбежавший Хени поставил сумку рядом со мной
   Так, сначала посмотрим, что с ним.
   Пальцы коснулись запястья. Пульс быстрый до ста ударов, лицо бледнее мела. Быстрые, короткие вздохи. Шок.
   Пуговицы на рубашке разлетелись в стороны.
   - Что вы делаете?! - Тэйт попробовал оттолкнуть мои руки, но его схватил Ральт.
   - Вы звали врача, госпожа сделает, что сможет.
   Я лечила Ральта и привязала его, я лечила Хени и привязала его, неужели в шутке Ральта есть доля правды?
   Неважно.
  
   Так. Сломано два, нет... три левых ребра снизу. Прикосновение заставило парня забиться под моими руками.
   - Приподнимите и держите его.
   Тейт подложил ноги под спину бабочки и уцепился в его плечи.
   Но ребра не ушли внутрь, хорошо. По левому боку разлилось грязное бордовое пятно. Сильная лошадка. Я аккуратно еще раз ощупала бок, Рьмат милосерден, характерного "похрустывания" не было слышно. Значит, легкие не повреждены.
   Так. Правый бок в крови.
   - Вода.
   Ральт поднес мне миску и кусок чистой ткани.
  
   Юноша застонал. Не пойдет. Я нашла в сумке пузырек толстого стекла. Маковый настой. Пара капель меж почти бесцветных губ. Через минуту мальчик расслабился и начал дышать глубже. Так-то лучше. На правом боку красовалась разошедшаяся рана. Значит, виной всему вовсе не буря... Битюг среагировал на запах.
  
   - Святая Матерь, - тейт отчаянно выдохнул короткую молитву, - но почему, почему ты не сказал мне?
  
   Угу. Догадайся с одного раза, почему он не сказал тебе.
  
   Кровь еще шла. Ребра подождут. Несколько капель исанны догнали маковый настой. Затворный порошок покрыл рану. Коробочка с нитками. Пальцы привычно взялись за изогнутую иглу. Стежок, еще стежок. Правая рука дрожала от напряжения. Но шов вышел ровным. Подкорный пух шерха лег на зашитую рану. Теперь свернутая ткань. И тугая повязка на ребра. Благо, загодя нарезанных кусков достаточно.
  
   - Все. Несите осторожно. Голова должна быть выше ног, так и положите на постель. И пошлите за врачом в город. Ральт, Хени, помогите.
  
   Мальчики подняли рыжего и вынесли из конюшни. Я устало прислонилась к столбу, наслаждаясь тишиной. Пайлок унес факел, конюх аккуратно вывел успокоившегося битюга из стойла и, уведомив, что едет "того-этого в город", потрусил наружу.
  
   Меня немного потряхивало, я обхватила себя руками и прикрыла глаза. Давно, давно я не зашивала ран. Парня спасла лишь старая привычка держать такие вещи при себе. Семь лет, как Ирш при поддержке других Садов отбросил кочевников в степь, а руки еще помнят.
  
   Что-то теплое укутало меня, и я довольно заурчала. Спа-а-ть.
   - Эрэ, эрэ.
   Ну что там еще?
   Рьмат-Нерушимый-Всемогущий. Тейт. Мальчик. Я чуть не уснула прямо в конюшне.
   - Я не знаю, как благодарить вас, эрэ.
   Дать мне выспаться.
   - Я покупал телохранителя, эрэ, - отчаяние и смирение звенели в его голосе, - а приобрел сына. И чуть было не потерял его.
   - Странные методы воспитания.
   - Вы не поверите, но я не знал. В Голубятне все было в порядке. Гхайс умудрились как-то повредить нашу связь, и Тэли чах на глазах. Мастера все исправили. И он не жаловался на рану.
   - Еще бы.
   - Я испугался. Все Брайки погибли той ночью, помощь не шла. Нас было пятеро, и он увел гхайс за собой, прочь от катапульты.
   - Это ваша бабочка, тейт, и вам решать, что с ней делать. Но поймите же! Ваш гнев ранит его подобно мечу. Вам стоило бы просто поговорить с ним, объяснить... Впрочем, это не мое дело...
   - Теперь ваше, эрэ Ильравен. - Серебряное кольцо, мерцающее отраженным светом Ожерелья, скользнуло на мой указательный палец. - Все, что вы сочтете нужным... позвольте, я отнесу вас в дом.
   - Я сам отнесу ее, тейт Торнтон. - Сильные руки Ральта подняли меня с пола.
   - Это начинает входить в привычку, ты не находишь? - Я обняла его за шею.
   - Мне нравится. - Ральт широко улыбнулся.
  

15. Разговоры по душам

  
   Вен клубком свернулась на кровати и немедленно провалилась в сон. Я накрыл ее одеялом поверх тейтовой накидки и тихонько вышел.
  
   Хени сидел на кровати, пряча лицо в ладонях. Я присел рядом, обнимая его. Он что-то пробормотал, потом поднял голову и спросил:
   - Она, ведь, могла не делать этого?
   - Могла, - кивнул я.
   - Но она сделала.
   - Да.
   - Я верю ей. Но все равно боюсь. Я дурак, да?
   Я сильнее прижал его к себе и ответил:
   - Нет. Было бы странно, если бы ты не боялся. После Эльбата.
   Хени вздрогнул.
   - Прости, я...
   - Да, я тоже.
  
   ****
  
   Мерное дыхание Вен наполняло небольшую комнату. У ее кровати сидели двое молодых людей. Справа тот, что постарше - черноволосый, лицо в шрамах. Серое одеяние ирш очень ему шло. И он, кажется, знал это. Слева, у изголовья тот, что помладше - белоснежные волосы, голубые глаза - чистый хайрец. Несуразная, будто чужого плеча одежда, не красила его. Впрочем, на это ему было плевать.
   Они ждали.
   Наконец, младший не выдержал и что-то шепнул старшему. Тот кивнул, и беловолосый неслышно вышел. Вскоре он вернулся с подносом. От горячей каши струился пар, запахло поджаристыми шкварками. Хайрец пристроил поднос на своем табурете и встал рядом.
   Вот, ресницы лучницы задрожали. Нос с силой втянул воздух. И глаза, наконец, открылись.
  
   Вен не хотелось просыпаться. Она смаковала первый приятный сон за долгое время. Мама и папа счастливо смеялись, глядя на то, как по ее желанию вокруг Встречальника вырастают эльхи. Лес поддерживал ее, и лларис пели Льету песню радости.
  
   Не все из этого сна было правдой. Семь лет назад ее родители погибли в попытке вытащить одного из Ирш из-под обстрела степняков. Сад Ра потерял не только своих детей, но и тех, кто мог бы принять ношу старого Льета. Сад нуждался в лесе. Но каналом между ними всегда служили люди. У погибших был этот дар. Их дочь была его лишена. Сад был обречен на медленное угасание. Шесть-семь человеческих поколений и все. Оставалась возможность проявления редчайшего дара в чужой крови, но она была столь ничтожна...
  
   Сердце лучницы пело. Ее дар пробудился в доме твари, где деревья корчились, принимая на себя боль мучимых им людей. И Вен смогла помочь. Лес поддержит сад и не даст ему открыть границу. Со временем накопившаяся грязь исчезнет и боль уйдет.
  
   Вен села на кровати, скрестив ноги, и оглядела юношей.
   - Ну, хоть табуреты принесли, и то хлеб.
   Поднос перекочевал на ее колени, хайрец поспешно занял свое место.
   В тишине они смотрели, как она ест, запивая кашу большими глотками парного молока. Наконец, лучница отложила поднос в сторону, отерла с лица молочные усы и спросила:
   - Что молчим?
   Мальчишки с удивительно одинаковыми плутовскими выражениями на лицах переглянулись.
   Старший потянул вверх подол иршевой рубахи. Младший расстегнул пуговицы на своей.
   Вен недоуменно смотрела на голые торсы своих бабочек.
   - И что это значит?
   - Вен... - Начал черноволосый.
   Дальше они продолжили хором:
   - Прикоснись к нам, пожалуйста.
   - Рьматова задница, - Вен приоткрыла рот, недоверчиво уставившись на них.
   Заговорщики синхронно ухмыльнулись и сели на кровать с двух сторон от лучницы.
   Вен угрожающе улыбнулась.
   - Разделили ответственность, да? А вот вам! - И принялась их безжалостно щекотать.
   Хохот перебудил бы весь дом, если бы время не перевалило далеко за полдень.
   - Хени, Аль, вы позволите себя так называть?
   Тяжело дышащие мальчишки только кивнули.
   - И ты, Хени, зови меня по имени.
   Хайрец приподнялся на локте.
   - Спасибо... Вен. Там внизу вас ждет тейт.
   - О нет! - Вен со стоном рухнула на кровать, придавив Ральта. Тот смог лишь тихонько пискнуть.
   - Так. Одевайтесь и, Хени, позови его сюда, пожалуйста.
  
   Дверь открылась, и в комнату вошли двое.
   Все-таки все хайрцы удивительно похожи. Вен покачала головой и указала тейту на табурет.
   - Присаживайтесь.
   Тейт безмолвно оглянулся на бабочек.
   - Хени, Аль, идите, погуляйте.
   Юноши поклонились и вышли.
   - Святая Матерь, я не знаю, как справиться с одним, а у вас их двое.
   - Откуда вы...?
   - Тэли сказал мне.
   - А... можно было догадаться. Как он?
   - Лучше. Благодаря вам.
   Вен отмахнулась, не желая выслушивать благодарности.
   - Вы не ответили на мой вопрос.
   - Ну... их сильно сломал прежний хозяин. Так что тут скорее проблемы с послушанием, чем наоборот.
   - Вы не были у них первой?
   - Да, наша связь возникла случайно.
   Внезапно ей захотелось все рассказать. Хоть кому-нибудь. Почему бы не хайрцу? И она сделала это, умолчав о пробуждении дара.
   - Никогда не слышал, чтобы бабочек привязывали случайно. - Тейт покачал головой. - Значит, вы едете в Голубятню, чтобы разорвать связь.
   - Да, если это возможно.
   - Я был бы счастлив, будь это так.
   Вен вопросительно подняла бровь.
   - Я объявил бы Тэли моим наследником.
   - Понимаю. Если все разрешится благополучно, я найду способ сообщить вам.
   Тейт встал и поклонился:
   - Я лишь могу повторить еще раз: все, что вы сочтете нужным.
   Он уже выходил, когда Вен соскользнула к постели и подошла к нему, протягивая накидку.
   - Вы забыли, тейт Торнтон.
   - Рети.
   - Вен.
  
   Вечером приехал городской врач. Вен немного подождала и отправилась в комнату тейта.
   - Рети? Вы позволите? - Она постучала и приоткрыла дверь.
   Тэли приподнял голову с подушки, чтобы посмотреть, кто это называет его хозяина по младшему имени.
   - Лежите смирно, молодой человек. - Пожилой доктор мягко вернул его в прежнее положение.
   - Вен? - Тейт шагнул к лучнице. - Что-то случилось?
   - Нет-нет. Просто я хотела попросить господина лекаря посмотреть моих людей.
   - Эр? - Торнтон коснулся рукава врача.
   - Да-да, конечно... отличная работа. Кто оказал ему первую помощь?
   - Эрэ Ильравен, это она. - Тейт указал на Вен.
   Лекарь обернулся и повторил:
   - Отличная работа. Я зайду к вам позже.
   - Третья дверь слева.
   - Хорошо-хорошо. - Врач уже повернулся к рыжему.
   Вен открыла дверь, и ее остановил хриплый, но ровный голос:
   - Госпожа...
   Только не это. Вен ощутимо вздрогнула и, глубоко вздохнув, повернулась к кровати.
   - Спасибо.
   - Выздоравливай, Теритэль.
  
  
   - Хени, Аль. Вас посмотрит доктор. Слава Рьмат, не пришлось ждать до города.
   Вен оставила их наедине и вышла.
  
   В Гостевой зале у камина сидел Пайлок. Два года назад он еще занимался торговлей между Садами и свободными городами. Тогда они и познакомились с Вен. Пройдоха, каких поискать, он был предельно честен со своими. Таких было немного, но Вен вошла в их число.
   - Пайлок. Почему Пайлок? - Вен присела в соседнее кресло и протянула руки к огню.
   - Не знаю. - Мужчина пожал плечами. - А какая разница?
   - Для тебя, наверное, никакой.
   Пайлок кивнул.
   - Точно. Это у вас вечные заморочки с тройственными именами. Да и хайрцы с их младшими. Упаси Рьмат запоминать, как кого звать. Не то, что мы, жители городов, свободные от предрассудков. Мужчина демонстративно задрал нос повыше и ухмыльнулся.
   - Традиций, ты хочешь сказать тра-ди-ций.
   - А.. ну да, ну да.
   - Дед говорит, что младшие имена появились у хайрцев неспроста: пара звуков экономят секунды в бою. Это потом стало принято доверять короткое имя только близкому человеку.
   - А что с вами, садовниками?
   - Нет, - покачала головой Вен. - Мы не Садовники. Всего лишь жители Садов. Наше личное имя слышат все - это первый слог, но зовут нас так только самые близкие. Наше семейное имя - второй слог - почти не употребляется в речи. А наше внешнее имя - это имя для тех, кто находится рядом. Прочие же довольствуются их слиянием.
   - Иль-Ра-Вен.
   - Точно.
   - Жаль, мне не назвать тебя первым именем.
   Вен пожала плечами.
   - Это ни к чему не приведет, Пайлок.
   - Но...
  
   В этот момент в залу по лестнице слетел врач, резко остановился перед Вен и заорал:
   - Как вы могли?!
   - Ччто? - Лучница отшатнулась, непонимающе глядя на мужчину.
   - Вы зверь! Святая Матерь, женщину ли я вижу перед собой?!
   - Да что случилось?! - Вскочила Вен.
   - Вы лечите их и снова издеваетесь. Я прав?! Лечите и снова...!
   От нежданной обиды у Вен навернулись слезы.
   - Я не...
   - Что вы не?! Что вы не?!
  
   - Госпожа не причиняла нам вреда. - У лестницы стоял Ральт.
   - Госпожа спасла нас. - Хени переминался с ноги на ногу рядом с ним.
   Врач медленно обернулся к ним.
   - Нет?
   - Нет. - Два спокойных, уверенных голоса.
   Врач застонал и рухнул в стоящее рядом кресло.
   Лучница пошатнулась, все еще ошеломленная нападением.
   - Вен, вы в порядке? - Хени уже стоял рядом с ней, поддерживая под руку.
   Ральт усадил ее и встал за спиной.
   - Я так порадовался за мальчика. - Мужчина почти шептал. - Хотел спросить у вас, что это за субстанция на ране. Очень хорошо подействовало. И увидел... Та же рука. Лечили вы. А это ваши люди. И я решил...
   - Я поняла. - Вен решительно поднялась. - Забудем. Это просто недоразумение.
   - Простите меня.
   - Я же сказала. Это просто недоразумение.
   - Тебе повезло, - подал голос Пайлок.
   Вен недоуменно посмотрела на него.
   - С ними, - острый подбородок указал на бабочек.
   Вен оглянулась на Ральта, затем на Хени, усевшегося на ковер у ее ног, и ответила:
   - Да, несомненно.
  

16. Голубятня

  
   - Это было несколько неожиданно, - я помотала головой и уселась на кровать.
   - Мы и не поняли ничего. Сорвался, как бешеный.
   Ральт примостился рядом.
   - Уфф... это надо запить. Хени, принесешь чего-нибудь с кухни?
   Хени кивнул и вышел.
   - Он хоть посмотрел вас?
   - Хени - да. А как взялся за меня, так и...
   - Мда...
  
   Хени вернулся с экхе - хайрским обжигающим.
   - Самое оно.
   Напиток обжег горло, и я закашлялась.
   - Там доктор... внизу.
   - И что?
   Хени ответил пожатием плеч.
   - Рьмат Всемогущий! Чтоб ему ни корней, ни веток. Позови его, а?
  
   Робкий стук в дверь.
   - Да!
   Было странно смотреть на пожилого мужчину, жмущегося к двери. Чего он боится?
   - Господин лекарь, вы не могли бы завершить свою работу?
   - А? Да-да, эрэ. Конечно.
  
   На сей раз я выходить не стала. Просто отвернулась от них, роясь в сумке в поисках бумаги и пера с шерховым соком. Пара строк листовой вязью, вот и все письмо. След горностая внизу. Только сворачивая листок, я заметила, что моя подпись изменилась. В центре отпечатка красовалась руна, означающая породу моего эштевани. Что ж, значит, до Ра дошла радостная весть, и теперь дед свободен. Пришла моя пора.
  
   - Эр?
   - С ними все в порядке, эрэ Ильравен. У вас... хорошо получилось.
   - Вот. Возьмите. Субстанция на ране Теритэль - это подкорный пух шерха. Это такая порода дерева. Найдите торговца, который отправляется в Сады, отправьте с ним эту записку в Сад Шаль. Вам продадут, сколько смогут.
   Лекарь дрожащими руками развернул листок.
   Да что с ним такое, в конце-концов?!
   Увидев печать, мужчина охнул и согнулся в поклоне:
   - Благодарю вас, йеи.
   - А, так значит, вы уже знакомы с Садами?
   - Да. И эр Пайлок был столь любезен...
   - Что просветил вас...
   - Да, правда, он не сказал, что вы...
   Ну да. Небось, ждет, что я тут в горностая превращусь и разорву его на клочки.
   - В данный момент это не важно. В ваших руках не приказ, а просьба, и обещать я ничего не могу.
   - Все равно, спасибо вам, эрэ Ильравен. Если будете в Караере, не останавливайтесь в гостинице, я с радостью приму вас у себя. Мой дом вам всякий покажет.
   Предлагая помощь, он собрался и перестал дрожать. Вот и славно.
   - Обязательно, эр...
   - Ох. Простите мое невежество. Меня зовут Гонта Белый.
   - Рада знакомству.
   Лекарь засобирался и быстро ушел. Мальчишки, сидевшие рядышком на кровати, переглянулись и синхронно пожали плечами.
   - Эт точно. Ну что, крылатые, завтра утром выходим?
   - А почему "крылатые"? - Хени забавно поднял бровь.
   - Потому что бабочки, - прошипел Ральт и ткнул его в бок. Почти незаметно.
   Хени немедленно дал ему сдачи.
   - Эй! Прекратить безобразие!
   Оба вскочили и вытянулись по стойке смирно.
   - Завтра утром выходим. Аль, на тебе провизия. Хени, лошади.
   - Да, госпожа.
   - Как пожелаете, госпожа.
   - Вон!
   Дверь закрылась, и только поэтому жизнерадостный хохот не оглушил меня. Парршивцы!
  
  
   Не слишком приятно начинать день со скандала. И ладно бы затеянного тобой самим.
   За дверью надрывался юный голос, но слышно было, что он уже на последнем издыхании.
   - Но я могу ехать, эр Торнтон.
   - Нет.
   - Но...
   - Нет, я сказал!
   До чего же эти хайрцы... шумные. Долгий зевок чуть не вывернул челюсть. Доброе утро. В дверь постучали.
   - Завтрак!
   - Заходите!
   Знакомая парочка.
   - Что там случилось?
   Хени хмыкнул и поставил поднос на табурет рядом с кроватью.
   - Теритэль хочет ехать верхом. - Ральт закатил глаза.
   - С несросшимися ребрами-то?
   - Но, похоже, тейт Торнтон уговорил его не делать этого.
   - Уговорил! Слышала я эти уговоры.
   - Ну, на самом деле, он сначала пытался уговорить его, - Хени мягко улыбнулся.
   - Ладно. Рьмат с ними. Сами-то ели?
   Два кивка.
   - Собрались?
   - Все готово, Вен.
   Парни посерьезнели.
   - Ну, славно. Ступайте. Я быстро.
  
   Я наскоро попрощалась с Пайлоком, сунув ему в руку серебряный, забрав подготовленную холстину на перевязки. Он усмехнулся, но плату взял.
   - Береги себя, Ильравен.
   - И ты, Пайлок.
  
   У коновязи танцевали Ромашка и битюг-недоубийца. Поводья вольно свисали с морд. Судя по истоптанному снегу, все, что могло случиться, уже произошло. Будем ждать прибавления в семействе.
   Из конюшни вышел Хени, ведя в поводу Монашку. Ральт следовал за ним с ромашкиными упряжью и седлом. Недалеко от ворот в широких санях доктор и Рети устраивали рыжего. Пара тейтовых лошадей переминалась с ноги на ногу рядом, поглядывая на свободных счастливчиков. Наконец, больного укрыли медвежьей шкурой, тейт коротко переговорил с Гонтой, подхватил повод вороной кобылки и подошел ко мне.
   - Доброе утро, - короткий поклон.
   - Доброе утро.
   Мальчишки поклонились в ответ и тактично скрылись в доме.
   - Эрэ Ильравен, прошу вас принять в дар, - грубые руки воина соприкоснулись с моими, вкладывая в ладонь повод, - ее зовут Тучка. Вам не помешает третья лошадь, а мне она теперь ни к чему. - Шаг назад. Глубокий поклон.
   Эрэ Ильравен, значит. Официальная просьба.
   - Тейт Торнтон. С благодарностью принимаю ваш дар. - Ответный поклон. И уже попроще: Мальчик не будет скучать по ней? Это же его кобылка, как я понимаю.
   Улыбка. С ума сойти, улыбаясь, он скинул лет десять, если не больше.
   - Спасибо вам, Вен. Его Звездочка стоит дома, в конюшне. Она приболела перед отъездом.
   - Ну, тогда славно.
   Мы еще раз обменялись поклонами.
  
   Мальчишки вынесли поклажу. Вскоре мы уже выезжали со двора. Обогнав неторопливо едущие сани, попрощались и пришпорили лошадей.
   Нас вел Ральт. Не доезжая Караера, мы свернули на узкую тропу справа от дороги и углубились в лес.
   Солнце уже заходило, когда деревья раздвинулись, открыв просеку, ведущую к небольшому поселению. Возбуждение от скачки схлынуло, и мороз с голодом, будто сговорившись, набросились на меня.
   - Здесь можно поесть где-нибудь?
   - Да, - Ральт кивнул, не отрывая глаз от домов, - есть Гостевой дом. Там же можно договориться о приеме у главного мастера-плетельщика.
   Хени устало сгорбился в седле, уперев взгляд в лошадиную холку.
   - Мальчики.
   Оба посмотрели на меня.
   - Дайте-ка мне руки.
   Замерзли. Да еще боятся, скорей всего. Рьмат Милосердный, огради. Я сложила их ладони вместе, согревая дыханием.
   - Помните, что бы ни случилось, мы уже вместе.
   Трудно было обняться, сидя на лошадях. Но мы справились.
  
   Гостевой дом встретил нас темными окнами. Но двери были открыты, так что мы устроили лошадей в небольшой конюшне рядом и вошли внутрь. В комнате, занимающей весь первый этаж, еле теплился очаг. Обеденный стол пустовал. На скамье у стены валялось скомканное тряпье. Даа... С такими ценами, такое отношение к покупателям.
  
   Куча на скамье зашевелилась, и недовольный мужской голос осведомился, что мы тут делаем.
   - Значит так, милейший. - Очень хотелось есть. - У меня важное дело к главному мастеру-плетельщику. И если ты сейчас не поднимешь свою убогую задницу, мои бабочки помогут тебе уяснить всю степень его значимости.
   Ребятки недвусмысленно направились к мужчине.
   Тряпье взвилось в воздух, оказавшись неким подобием одеяла. Темная фигура прошипела что-то о комнатах наверху и рванулась к двери.
   - Кто это был?
   - Понятия не имею. - Ральт пожал плечами.
  
   Комнаты оказались довольно приличными. Выбрав одну, мальчики перетащили туда вторую кровать, заявив, что будут спать вместе, рядом со мной. Я не стала возражать. Было довольно тепло. Мы поели взятых с собой припасов, и улеглись спать, не раздеваясь. Сон не заставил себя долго ждать.
  
   Утро встретило нас громким стуком в дверь. На пороге стоял опрятно одетый паренек с подносом в руках. Завтрак. Что же это случилось-то, а?
   Ранний гость передал ношу Хени и поклонился.
   - Это ты был внизу вчера?
   - Нет, госпожа, извините, пожалуйста. Мы никого не ждали вчера, в Голубятне был праздник. Вы не сердитесь на Бетани, перепил он... - парень запнулся, захлопнул ладонью рот и замер.
   Я недоуменно обернулась к Ральту.
   - Выдал он своего, имя назвал. Так бы вы не знали на кого жаловаться, пойди - найди. А теперь...
   Ну-ну.
   - Главный мастер-плетельщик у себя?
   - Да. - Парень еле сдерживал слезы.
   - Давай так. Пробейся к нему правдами и неправдами. Скажи, запугали тебя или еще что. Не маленький, сам придумаешь. Добейся для нас встречи. А я забуду имя этого, как его там... Ребята, вы не запомнили?
   Мальчишки понятливо закачали головами.
  
   Завтрак был на удивление вкусным.
   - Молочка бы! - Я мечтательно зажмурилась, откусывая от горячей булки.
   Ральт с хитрым видом потянулся к сумке и подал мне флягу.
   Да не может быть!
   - Спасибо, - я глотнула, прокатив по языку прохладную сладость. Замечательно.
  
   Проболтавшийся мальчишка превзошел мои ожидания. За нами пришли уже через час. Главным мастером-плетельщиком оказался хайрец лет за сорок. Одет аккуратно и просто. Прямая спина. Белые волосы собраны в традиционную косу.
   Кабинет был подстать хозяину. Дубовый стол с кучей бумаг и письменным прибором. Крепкий стул. В углу шкаф - сосна и дуб. Красивое сочетание. В окно справа сквозь просветы в сплетении тонких ветвей бетели - так далеко от Хайра? - падал утренний свет. Весной она укутается в лепестки многочисленных цветов, и прорвавшиеся сквозь них лучи будут тепло-розовыми.
   - Эрэ...
   - Ильравен Златосадская.
   - Эрэ Ильравен. - Короткий кивок. - Ральт, Хенрик.
   Мальчики поклонились.
   - Что привело вас в Голубятню?
   - Так получилось, эр...
   Подразнимся немного...
   - Мастер, если вы не против.
   - Хорошо. Перейдем сразу к делу, Мастер, - отчего бы ему скрывать имя? - Мне необходимо разорвать связь с присутствующими здесь бабочками... Без нанесения нам троим какого-либо ущерба.
   Это я так, на всякий случай.
   - Позвольте сначала один вопрос?
   - Да?
   - Насколько я помню, и Хенрик, и Ральт были в свое время связаны с Явником Эльбатом.
   Мальчики даже не вздрогнули. Хорошо.
   - Да. Он продал свое право на них.
   - Как вы докажете это?
   - Вот бумаги. - Я вынула из кошеля на поясе расписки Эльбата.
   Мастер пробежал ее глазами.
   - Что ж, я подтверждаю правомерность вашей связи.
   Вот и ладушки.
   - Что с моей просьбой?
   - Я не могу исполнить ее.
   - То есть как?
   - Пусть ваши бабочки выйдут.
   Хорошо. Поиграем. Внутри меня заиграло злорадство. Поиграем. Дом твой еще жив, Мастер. Я чувствую это.
   - Идите.
   Ральт сжал мою руку и вышел за Хени.
   - Итак?
   - Я не могу этого сделать.
   - Не можете или не хотите?
   - Не могу, а даже если б мог, не сделал бы.
   Я сжала зубы. Ну что ж...
   - Вам знакомо мое имя?
   - Ну, вы дочь Золотых Садов... - Он немного опешил от неожиданного вопроса.
   - Я Ильравен Златосадская, йеи Сада Ра. Вы знаете, что это значит?
   - Знаю. - Мастер неохотно кивнул.
   - Мои родичи признали Ральта Валуна. Но, даря свободу одному, я не могу отказать в ней другому. Я хочу, чтобы мои мальчики были свободны.
   - Это невозможно. Раз согласившись, я превращу связь в банальный поводок.
   Как будто она уже не является им. Так значит, ты можешь. Я почти зарычала.
   - Так значит, вы можете сделать это.
   - Нет.
   - Нет?
   Ну что же.
   - Вы знаете, кто я.
   Кивок.
   - Вы не знаете, кто я. Посмотрите в окно.
   Зачем мне его дом? Я просто заговорила с ней. Настоящее время года не имело значения. Мы радовались весне. Тепло, солнце, дождь. Птицы, летящие с Зеленой Пустоши...
   И лучи, падающие в окно, стали розовыми.
   Я повернулась к хайрцу. Он... плакал. Что?!
   - Как вы это сделали? Святая Матерь! - Стул скрипнул под его весом. Распустившиеся волосы скользнули по плечам. - Из двадцати выжила одна. Но она никогда, никогда не цвела. Бетелитэ... - Он простонал последнее слово и жалко всхлипнул.
   Сердце мое дрогнуло. Оттого ли, что Граали был мне столь же дорог...
   Мы говорили с ней. Солнце пряталось за тучами. Пчелы затихали в дуплах лесных братьев. Корни укрывало теплое снежное покрывало. Сон утишал ток жизни. Тшш, спи, Бетелитэ...
   - Эй... - Я мягко коснулась его плеча. - Все уже хорошо.
   Он вскинулся и бросился к окну.
   - Иллюзия? - Дрожащие руки, дорожки слез на щеках.
   - Нет. Она просто снова уснула.
   - А весной? Она...
   - Она зацветет.
   Лес недалеко, он даст ей сил.
   - Помогите моим мальчикам.
   - Я не могу.
   - Рьмат Нерушимый! - Я грохнула кулаком по столу.
   - Я не могу. Я знаю, как, но не могу сделать этого сам.
   - Скажите мне! Я сделаю все.
   - Мне нужно поговорить с вашими бабочками, наедине. - Он почти пришел в себя.
   - Что бы они ни решили, я приму их сторону.
   - Хорошо. Подождите здесь. - Он толкнул дверь и обернулся. С таким лицом люди просят о чуде. - Она, правда, зацветет?
   - Да.
   Он вышел.
  
   ****
  
   Дверь за нами захлопнулась. Мы переглянулись.
   - Пойдем к тетушке Каре?
   - Идем.
  
   Она ничуть не изменилась за три года. Скоро мы уже сидели у жарко натопленной печи, запивая сдобное печенье яблочным сидром.
   Теплые карие глаза сияли внутренним светом. Быстрые руки занимались привычным делом - она снова что-то готовила. Красный фартук, припорошенный мукой. Шерстяная кофта. Я помнил ее именно такой.
   - С чем пожаловали ребятушки?
   - Наша хозяйка хочет отпустить нас.
   - Отпустить? Это как же?
   - Разорвать связь, тетушка. - Хени говорил с набитым ртом.
   - Не слыхала о таком.
   - С ней сейчас Мастер разговаривает.
   - Он мне говорил, что нельзя связь насильно разорвать. Вот с вашей хозяйки на кого перекинуть - можно. А еще... - Она задумалась. - Можно еще вас друг на друга завязать, коли захотите.
   Нельзя... нельзя. Вот и все надежды. Хени замер с куском печенья во рту. Я взял его за руку.
   - Если так, тетушка. Мы сделаем, как она захочет.
   - Видать, хорошая она у вас?
   - Хорошая, тетушка. - Хени кивнул. - Она нас из такого вытащила. Выходила. Меня... простила. - Хени прижался ко мне, забыв про печенье.
   Меня простила.
   Я обнял его. Мы не будем ей обузой. Она никогда не пожелает нам плохого, а значит, мы просто подождем ее решения.
  
   ****
  
   Я нашла их задремавшими у печи на кухне. Рядом, за покрытым мукой столом повариха сворачивала пирожки.
   - Ты хозяйка их?
   - Я. Ваш главный мастер говорил с ними?
   - Говорил.
   - Что они решили?
   - То они сами тебе скажут.
   - Э-эй! Просыпайтесь, заспушки.
   Мальчишки продрали глаза.
   - Вен. Мы тут...
   - Я уж вижу...
   - Нам сказали, нельзя...
   - Да. А...?
   - Сказали, можно на другого перекинуть, а еще друг на друга.
   Хени только сопел, уткнувшись в ральтово плечо.
   - Мальчики... и что вы решили?
   Ральт глубоко вздохнул. Потянулся и взял меня за руки.
   - А ты... ты чего хочешь?
   Рьмат Великодушный. Назвал. Назвал меня.
   - Вы можете уехать со мной. Но если останетесь, я сделаю так, чтобы вам не причинили вреда.
   Мастер все отдаст за свою Бетелитэ.
   - Мы бы остались с тобой. - Хени поднял голову, размазывая ладонью слезы по щекам.
   - Вы бы остались?
   А ты, Ральт?
   - Мы бы остались с тобой, Вен. - Ральт обнял меня, уткнувшись лбом в ключицу.
   К Рьмату все.
   - Едем домой, мальчики. Едем домой.
  

17. Обретение

  
   Тетушка Кара сунула Хени в руки кулек с печеньем и по очереди обняла нас.
   - Расправили крылья, так летите, мальчики.
  
   Мы выехали немедленно, не желая ждать.
   - До темноты к Пайлоку не успеем, даже если будем гнать, - Вен перекинула поводья на шею Монашки и остановилась в раздумье.
   - Переночуем в Караере? Отсюда есть прямой путь, с той стороны поселка.
   - В Караере? Хорошо. Да еще тот лекарь, Гонта, обещал принять нас. Едем.
  
   Мы пересекли поселок и выехали на тропу, ведущую к тракту. Поднявшаяся метель не способствовала разговорам, да и говорить не хотелось.
   Разочарование, обида и... облегчение? Да, к собственному удивлению, я чувствовал облегчение. Судьба моя была решена, и мир обрел постоянство. Теперь я знал свое будущее, и, несмотря на неудачу, был рад, что все, наконец, разрешилось.
  
   Дорога скрылась под слоем снега, когда опустилась темнота. Но спокойное белое пламя на Центральной башне города уже виднелось впереди.
  
   Ворота были еще открыты. Стражник с радостью указал нам путь, узнав, что мы ищем Гонту Белого. Видно, старика здесь любили. Хотя если вспомнить, как он заступился за нас...
  
   Хени почти заснул под мерный шаг своей Тучки. Накинув поводья на коновязь, я помог ему слезть седла. Всего семнадцать. Понимание ударило меня под дых и заставило замереть на месте. Семнадцать лет. Мне вчера исполнилось пятьдесят. По крайней мере, чувствовал я себя именно так. Не хотелось двигаться.
  
   - Ральт, очнись. Ральт!
   Я стоял, прижав к себе окончательно уснувшего Хени. От теплого лошадиного бока шел пар. Остроконечные снежинки падали в вороную тьму и таяли, таяли...
   На снег лег белый прямоугольник, и из открытой двери крикнули:
   - Ну же, заносите его в дом!
   Я поднял Хени на руки и боком вошел внутрь.
  
   - Скорее, скорее! Кладите сюда. - Доктор провел меня к широкой скамье и, дождавшись, пока я положу Хени, начал раздевать его.
   - Что вы собираетесь делать? - К ним подошла Вен.
   - Осмотреть его, разумеется. - Лекарь продолжал расстегивать пуговицы.
   - С ним все в порядке, эр Гонта.
   - В порядке? Но...
   - Он просто спит. Очень устал.
   - Слава Рьмат. - Доктор сел на скамью рядом с Хени и посмотрел на Вен.
   - Йеи?! Вы? Здесь?
   - Ну... вы же обещали нам свое гостеприимство, - Вен улыбнулась.
   - Я думал, привезли раненого. А это... - Лекарь обернулся к Хени, - младший из ваших людей. Я не узнал его.
   - Вы примете нас, эр Гонта?
   - Конечно. Ох! Боюсь, мы разбудили еще одного больного. - Гонта встал и прошел к дальней стене. - Парень весь день промучился, уснул только недавно. Я ждал тейта, чтобы перенести его наверх.
   Тейта? Но... Было лень думать. Тейта?
   - Это Теритэль?
   - Да. Эр Торнтон уехал в курьерскую службу, а мальчик не хотел оставаться один...
   Оставаться один. Не может быть!
  
   ****
  
   Засыпающий Ральт резко вскинулся, окинул комнату ошеломленным взглядом, рванулся к Хени и затряс его.
   - Просыпайся! Просыпайся!
   Хени нехотя приоткрыл глаза, но, увидев состояние Ральта, попытался сесть.
   - Что случилось?
   Мы произнесли это почти в унисон.
   - Ты чувствуешь наших, меня, кого-нибудь? - Костяшки сжатых кулаков побледнели.
   Хени склонил голову, прислушиваясь к себе. Медленно поднял взгляд.
   - Но этого не...
   - Чувствуешь?!
   - Нет. - Голубые глаза потемнели, рот раскрылся, руки вцепились в плечи Ральта.
   - Я тоже.
   Они улыбались друг другу так, как никогда прежде. Светло, ясно.
   - Но это значит... - Хени обнял Ральта.
   - Что это значит? - Я не выдержала.
  
   Улыбки на их лицах потускнели. Ральт повернулся ко мне.
   - Я настолько привык ощущать Хени, что уже не замечаю его присутствия. Но сейчас я не чувствую ни его, ни Теритэль.
   - И?
   Я, кажется, начала понимать.
   - У всех нас есть способность чувствовать себе подобных, так я узнал Теритэль у Пайлока. Но теперь... этого нет.
   - Но это значит... - Я запнулась. - Значит, то, что давало вам это способность... исчезло?
   Сколько я не касалась их? С утра? С завтрака?
   - Вы не чувствуете приближения бури?
   Оба покачали головами.
   - Есть только один способ выяснить.
   Ральт подумал и кивнул.
   - Да, мы подождем утра и, если мы не почувствуем... - Он замолк, боясь словами уничтожить надежду.
  
   - Обещайте мне, что если... вы немедленно позовете меня.
   Два кивка. Рьмат Всемогущий, никогда еще мне так сильно не хотелось обнять их.
   Я аккуратно прикрыла за собой дверь в их комнату.
  
   Не думаю, что кто-нибудь из нас троих спал той ночью.
   Утром я ждала их в коридоре. Шершавая стена упорно пыталась помешать мне сползти на пол, раня спину сквозь тонкую ткань рубахи. Небезуспешно.
   Наконец, дверь открылась, и они вышли.
   Растерянные, опустошенные.
   Я рванулась к ним и прокляла свои короткие руки и невеликий рост. Они замялись на минуту, а потом обняли меня в ответ. И мое замершее сердце пустилось вскачь.
  
   Хени поднял голову, ловя мой взгляд.
   - Но мы больше не... твои.
   Руки Ральта сжали меня крепче.
   - Глупые, но я-то осталась вашей.
   Ральт ткнулся лбом в мое плечо:
   - Я думал...
   - Нашу клятву никто не отменял, Аль. - Черные глаза уставились на меня. - Да и родичи ждут не дождутся нового члена семьи.
   - Семьи?!
   - Ты кровный брат одного из наших родичей, а значит - наш родственник.
   Огонек понимания зажегся в его глазах.
   - Лларис!
   Мне оставалось только кивнуть.
   - Но честное слово, даже если бы это было не так... - Я посмотрела на Хени. - Даже если это не так... Вы мои.
   И Хени, замерший было под моей левой рукой, прижался ко мне сильней.
  
   ****
  
   Весной в Голубятне расцвела старая бетель. Мастер был счастлив. В том же году он попросил отставки у хозяйки Голубятни Каритайнен и получил её.
   В начале златосадской осени, когда зима уже забрала власть над землями свободных городов, Ромашка родила крепенького жеребенка.
   Через два года умер Льет. Это горе Вен помог пережить Альраальт, бывший Ральт Валун.
   Еще через год облеченный доверием Ра в Хайр уехал Хенрик Златосадский - один из немногих пасынков Садов - увозя с собой сына Ромашки в качестве подарка в конюшни эйде Рейнберка.
   Впрочем, это уже совершенно другая история.

Ноябрь 2005 - Ноябрь 2006

Екатерина Дормидонтова

  
  

Надежда

Я здесь один. Я здесь в плену.

Такой, каким меня создали.

К тебе я руки протяну,

Не скрыв надежды и печали.

Мой путь - с тобою рядом быть,

Мой якорь. Цепь у ног уложишь.

Ты не должна меня любить,

Но доверять, надеюсь, сможешь.

А долг свой я тебе верну:

Когда тяжелой станет ноша,

Тебе я руку протяну,

И примешь ты ее, быть может.

02 декабря 2006г.

  
  
  
   10
  
  
  

Оценка: 8.71*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Рай "Академия залетных невест"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) A.Delacruz "Real-Rpg. Ледяной Форпост"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Устинова "Их пленница"(Любовное фэнтези) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) E.The "Странная находка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"