Неиванова Елена Сергеевна: другие произведения.

Полыни горький цвет( Завершено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О дружбе и любви.. Произведение окончено. Вторую часть книги высылаю в обмен на отклик)


  
  
  
   ПРОЛОГ
  
  
   - Тьфу, опять горькая! - Сплюнув густую слюну, сказал мальчишка, отмахнувшись от загорелой руки, приблизившейся ко рту.
   Девочка моментально опустила хрупкую ладонь, разжав пальцы, заботливо держащие сочную ягоду земляники. Щурясь от яркого летнего солнца, мальчишка с сожалением покосился на нее. В ответ она виновато потерла грязные руки о подол легкого ситцевого платьица и сказала:
   - Максим, ты же знаешь, куда я ходила!- Зеленые глаза выразительно сверкнули на загорелом лице.
   Парнишка сощурил серые глаза и покачал головой. Легкий ветерок ласкал вспотевший лоб, покрывшийся холодной липкой испариной. Хотелось поскорее глотнуть немного холодной воды, утолив полуденную жажду.
   - И долго еще?- нехотя спросил он, указывая взглядом на поле, поросшее бурьяном.
   - Ну как бабушка скажет - пожав плечами, ответила девочка.
   - Да бросай ты это дело, ай-да со мной на речку!- нетерпеливо предложил он, увлекая хрупкое тельце за собой. Немного посомневавшись, девочка поднялась с горячей земли и поспешила за ним. Медленный шаг вскоре превратился в привычный бег. Он убегал - она догоняла. Так было всегда. Жаркое солнце нещадно пекло пушистую макушку, Леся тяжело дышала: казалось вот - вот и она сможет дотянуться, схватить его за край светлой футболки. Но каждый раз он ускользал, ускоряя темп. От обиды она плотнее сжимала губы, пытаясь собрать все оставшееся силы. В груди бешено клокотало сердце, дыхание становилось все более прерывистым. Теплые травинки хлестали по ногам, оставляя тонкие красные полосы на коленках. Хотелось крикнуть - 'подожди', но что - то внутри не позволяло ей проявить подобную слабость. Не слыша привычного шелеста травы за спиной, Максим обернулся. Как и следовало ожидать - Леся осталась далеко позади, мелькая алым платьем на фоне изумрудной зелени. Детские губы тронула легкая полуулыбка. Горделивая и немного снисходительная. Тяжело вздохнув, он грубо сорвал соцветие Иван-чая и посмотрел вдаль. Заметив его, девчушка прибавила шаг, создавая видимость бега. Он стоял на месте, щуря от солнца серые глаза, почти дымчатые от янтарных бликов. Запыхавшись, Леся вздернула подбородок и посмотрела в сторону пруда. Как всегда, она молча приняла поражение. Словно в утешение, он протянул ей сорванный цветок. Малиновые лепестки повисли безжизненным бархатом. Обернувшись, девчушка удостоила его колючим взглядом и воткнула цветок в густую траву. Моментально скинув с себя одежду и, перекидываясь колкими обзывательствами, дети разбрелись по разным берегам.
   Максим, как всегда, первым прыгнул в воду, оставляя позади себя сотню кристальных брызг. Олеся осторожно подошла к песчаному краю, и коснулась пальцами воды. На поверхности она была теплой, словно парное молоко, но стоило пальцам погрузиться глубже, как на ощутила холод.
   - Ну же! Давай! - подбадривал мальчишка, щурясь от ярких бликов полуденного солнца. Немного поморщившись, девочка зашла в воду по самую грудь, и, оттолкнувшись, поплыла.
   - Ну как? - весело спросил он, резво подплывая к берегу.
   - Нормально - стиснув зубы, ответила она, не желая казаться слабачкой в его глазах.
   - Ну я тебе говорил, вода теплющая - крикнул мальчишка, вытирая светло-русые, почти пепельные волосы.
   - Ага!- крикнула она в ответ, и ощутила, как ногу сводит сильная судорога. Больше Леся ничего не успела сказать, так как целиком ушла под воду. Несколько секунд Максимка стоял неподвижно, словно оценивая реальность происходящего, затем покачнулся и нырнул в то самое место, где расплывались огромные круги. Не прошло и полминуты, как утопленница лежала на разогретой солнцем траве, откашливаясь и тяжело дыша. Склонившись над девчушкой, Максим спросил:
   - И чего ты под воду-то пошла?
   - Не знаю - стуча зубами, ответила Олеся. Максимка недовольно покачал головой, и зарекся никогда больше не брать с собой девчонок на дальний карьер.
   Дорога домой была непривычно долгой. Теплая трава, раскаленная лучами жгучего солнца, послужила временным перевалом в утомляющем пути.
   Дети лежали на залитом солнцем лугу и смотрели в небеса. Леся по своему обыкновению старалась увидеть в кудрявых облаках подобие диковинных животных.
   - Макс!- звонким голосочком сказала она - смотри, вон плывет лев, у него такая грива пышная, видишь? Мальчик посмотрел в указанном направлении и задумчиво ответил:
   - Неа, ты что, это павлин. Вон какой хвост. Леся мило улыбнулась, срывая тоненький стебелек травы, похожей на крохотный камыш.
   - Так неохота в школу - честно признался он, закинув руку за голову.
   - Да ты же хорошо учишься!- ответила она, удивленно глядя на мальчика. Максимка тяжело вздохнул. Он ненавидел школу, потому что терпеть не мог быть, как все. Школьная форма, словно тиски сдавливала свободолюбивого ребенка.
   - А ты разве учишься хуже? - спросил он, недовольно хмуря светлые брови.
   Леся задумалась. Вообще разговор о школе, в начале августа совершенно не располагал к отдыху, поэтому она предпочитала думать о школе, хотя бы в последних числах уходящего лета.
   - Не знаю, вроде нормально!- ответила девочка, покусывая сладкий кончик стебелька. Шуршание травы отвлекло детей от беседы. Замерев в ожидании, Максим присел на корточки, и приложил смуглый палец ко рту. Леся застыла, стараясь не шелохнуться. Слабое дуновение ветерка донесло запах разнотравия. Девочка с жадностью вдохнула аромат Иван-чая. Максим задорно вынырнул из травы, держа колючего ежа голыми ладонями.
   - Хорошенький!- всплеснула ладошками Олеся.
   - Ага!- широко улыбаясь, ответил Максимка, проведя кончиками пальцев по тонким иглам, торчащим в разные стороны.
   - Ты голыми руками, не больно?- скривив рот, спросила Леся. Максим гордо поднял вверх голову, и ухмыльнулся:
   - Я же не девчонка какая-нибудь! Да и колючки у него еще мягкие - сверкнул взглядом, пытаясь скрыть боль. Сотни крохотных игл вонзились в ладони, обжигая кожу жаром.
   - А вечером пойдешь играть с нами?- спросил он вдруг, отпуская ежика в густые заросли травы. Незаметно потер руки о край шортов, пытаясь унять саднящие ощущения.
   - Нет - вздохнула она, - мне собирать полынь, еще немного осталось. Мальчишка тяжело вздохнул.
   - Пусть сама собирает!- резко сказал, посмотрев сочувственно на девочку. Леся отряхнула зеленые коленки и ответила:
   - Так она старенькая, куда ей! Мама сказала, надо помогать!
   Максим непринужденно махнул рукой и направился вдоль тропинки, напевая веселый мотив.
  
   Вечером Олеся отправилась на поле. Завистливо окинув взглядом толпу детворы, играющей в Казаки -разбойники, она встряхнула войлочным мешком и ступила ногами в пепельно - серое море густой заросли полыни. Особенный тонкий аромат травы окутал хрупкое тельце девчонки.
   - Эй! Макс!- послышалось сзади - ты куда? Срывая набегу желтые горошины цветков, он ответил:
   - Я скоро, играйте пока без меня! Леся радостно махнула рукой, "теперь сбор травы не будет таким скучным"- подумала она, пересыпая цветы полыни в сумку.
   - Привет!- сказал мальчишка, отдышавшись.
   - Привет - обрадовано ответила Олеся, отряхивая руки от желтой пыльцы.
   - Я просто постоять!- словно стесняясь своего порыва, сказал мальчишка, глядя исподлобья.
   - Ага, вы в Казаки?- участливо спросила она, продолжая срывать траву.
   - Ага, пойдешь с нами?- спросил он, обернувшись назад.
   - Как получится - пожала плечами она, тряся полупустой сумкой. Максим тяжело вздохнул и незаметно для самого себя принялся пачкать руки ненавистной травой.
  
  
   ГЛАВА 1
  
   Это лето выдалось необычайно жарким и засушливым. Маленький, богом забытый городок, тонул в мареве торфяного смога. Жители изнывали от изматывающей жары.
   Леська неторопливо шла вдоль пыльного тротуара и взволнованно смотрела на старенькие часики с потертым коричневым ремешком.
   'Скоро обед' - думала она,- 'надо успеть заскочить к Вике, и успеть на последний автобус'. Не успела она закончить мысль, как мимо нее промчался темный тонированный автомобиль, противно сигналя вслед девушке. Олеся недовольно окинула взглядом нарушителя спокойствия , и горделиво подняв подбородок, незамедлительно проследовала вперед по раскаленному асфальту. Ее преследовало ощущение, что даже через тонкую подошву шлепок, жар от дороги, припекает усталые стопы.
   Машина промчалась вперед, оставляя позади черные клубы дыма.
   Через десять минут отчаянного марафона, девушка оказалась у старого обветшалого здания, лет двадцать не видевшего ремонта.
   - Вик, открой - разморено произнесла подруга, устало оперевшись рукой о темно- синюю стену. Послышался стук и шум открывающейся двери.
   - Ну явилась, Лапушкина!- недовольно сказала подруга, вытирая мокрые ладони о короткие малиновые шорты.
   - Скажи спасибо хоть так!- отмахнулась светловолосая девушка и прошла в прохладный коридор. Она села на табурет и окинула взглядом стол.
   - Вик! Дай попить, а? - тихо попросила она, ощущая сухость во рту. Подруга нахмурившись, ответила:
   - Лесь! Ты чего не дома что ли, бери все сама! Вообще, Леся не любила хозяйничать в чужих квартирах, но Вика была исключением. Они дружили с первого класса, невзирая на разность характеров.
   Леся была спокойной, отзывчивой, при этом обладала львиной долей терпения и целеустремленности. Вика же, напротив, словно ураган постоянно ввязывалась во всевозможные конфликты и передряги, и хватила все " по верхам".
   - Едешь в деревню?- утолив жажду, спросила девушка, поглядывая на часы.
   - Неа, чего там делать?- отмахнулась девица, подкрашивая тонкие губы.
   - Ну зря, там сейчас ягоды, да и приедут наверняка все - приподнимая тонкую бровь, ответила Олеся. Вика с осуждением покосилась на подругу.
   - Ты когда перестанешь батрачить, все давно уже все на рынке покупают, и деревня твоя нафиг никому не нужна, лучше бы съездили в центр, погуляли.
   Зеленые глаза вмиг вспыхнули яростью.
   - Ты знаешь, что покупать нам не на что! И деревня - это святое место для меня, я там каждый кустик знаю, и бабушка оттуда не хочет уезжать - прошипела она. Вика, скривив рот, извинилась, она часто не могла уследить за скоростью своих высказываний, так как они бежали далеко вперед мыслей.
   - Как там Евдокия Прокофьевна?- спросила подруга, собирая каштановые пряди в тугой хвост.
   - Болеет, надо проведать!- ответила Леся, все еще сверля подругу выразительным взглядом.
   - А, кстати, забыла!- ударив себя по голове - ответила подруга! - Макс-то твой в город приехал с отцом! Уж не знаю, кого они грабанули, но тачка у них крутая, и дом будут строить недалеко от вас, на пустыре. Леся вмиг вспыхнула, при упоминании о Максе. Все школьные годы они дружили, понимая друг друга с полуслова. Он был самым лучшим защитником от назойливого внимания приставучих одноклассников. " Интересно, каким он стал?"- подумала Леся, проведя ладонью по гладким волосам.
   - Любовь, любовь!- съязвила подруга, присаживаясь напротив. Олеся немного смутилась от этих слов, словно ее схватили за самый хвостик ускользающей мысли.
   Вспоминание проплыло перед глазами, унося в теплый майский вечер:
   В тот день ей исполнилось пятнадцать лет, она шла по темной улице, провожая подруг до дома. И неожиданно нарисовался Максим, он тогда заканчивал одиннадцатый класс и собирался поступать в институт. В общем, то ли дешевое вино, испитое им с приятелями в гараже одного из одноклассников, то ли что-то другое подействовало на него волшебным образом. Но вместо того, чтобы, как обычно, чмокнуть ее в щеку на прощанье, он направил поцелуй совершенно в иное место. Все это можно было бы назвать романтичным: гроздья душистой сирени свисали над головой, где-то вдалеке пела ночная птица, однако, Леся была настолько неопытна в межполовых вопросах, что не нашла ничего лучше, чем обругать Максима последними словами и скрыться за зеленой дверью подъезда. Вскоре он уехал, оставив позади себя шлейф тянущей недосказанности.
  
  
  
  
   ****
  
   Маленький пригородный автобус еле - еле полз по разбитой дороге, покачиваясь на резких поворотах. Настежь открытые окна немного облегчали участь пассажиров, однако Леся еле могла дышать, сидя на самом солнцепеке. Свое " козырное" место она уступила молодой маме с ребенком, о чем уже успела сто раз пожалеть. Родители так воспитывали девушку, что она просто не могла поступить иначе. Муки совести ей знакомы ей не по наслышке, стоило сделать что-то не так, как она потом часами, и даже днями не могла простить себя за неверно сделанный шаг.
   " Интересно, за сколько времени это несчастное расстояние в 40 км проезжает автомобиль с нормальной скоростью?"- думала она, откинувшись на засаленное сиденье. Олеся никогда не ездила в деревню на машине, сначала родители не могли себе позволить такую роскошь, а после, отец вдрызг разругался с бабушкой и отказывался ездить в "гнездо сумасшедшей старухи".В общем, Леся мечтала о собственном транспорте,
   И даже ходила в автошколу неподалеку от дома. Но, к сожалению, с ее мизерной стипендией, купить даже колесо от автомобиля было бы роскошью. А родители .. они сами еле сводили концы с концами, воспитывая младшего брата Ваньку.
   Сейчас Леся официально закончила четвертый курс педагогического университета, и находилась на законных каникулах, отработав положенные часы практики в близлежащей школе. Она всегда мечтала работать с детьми. К слову сказать, эта любовь была взаимной, девушку любила вся местная детвора в округе. И Леся была бы не против работать в собственном городке, но уровень заработных плат оставлял желать лучшего, поэтому она мечтала переехать в город побольше. И вырваться из этой нищеты.
   - Девушка! А Березняки скоро?- спросила полная женщина, лет сорока, в смешном необъятном сарафане с крупным подсолнухом на груди.
   - Да, уже приехали, я тоже там выхожу!- поспешила ответить девушка, собирая тридцать три полиэтиленовых пакета с гостинцами.
   Выйдя на остановке, она вдохнула знакомый до дрожи, аромат из детства: запах луговых цветов и свежескошенной травы.
   - А вы к кому?- надевая обруч на голову, поинтересовалась девушка.
   - Да я к Резвовым, буду готовить!- вытирая пот со лба, ответила толстушка. Леся удивилась, но вида не подала, продолжая вышагивать вниз по дороге.
   " Зачем им кухарка, если мать Макса и так готовит неплохо?", - вспоминая ее ароматные пироги, думала девушка. "Странно все это'.
   - Ну ладно, вон мой дом! - сказала Леся, указывая на старенький, но уютный маленький домик, стоящий на самой окраине деревни.
   - Всего доброго!- ответила женщина, и перекатываясь с боку набок, неспешно продолжая свой путь.
   К моменту, когда Леся добралась до бабушки, прошло уже целых полтора часа. Жара потихоньку начала спадать, уступая место сонному вечернему зною. Кузнечики весело стрекотали в высокой, сочной траве, создавая неуловимую атмосферу природной гармонии. Леся обожала эти звуки, и часто ходила на поле, чтобы просто полежать и послушать эту незатейливую мелодию. Войдя в дом, она сразу отметила, что пол скрипит еще сильнее прежнего и озабоченно отметила взглядом оторванную доску, лежащую возле верхней ступени.
   - Ба, бабуль! Я приехала!- прокричала она, поставив пакеты у порога в кухне. Дома было тихо и прохладно, и только стук часов нарушал гробовую тишину.
   - Ау, ба!- еще раз подала голос внучка. В комнате послышался скрип кровати.
   - Ой! Внученька, я здесь - тихо ответила старушка, вставая с кровати.
   - А ты что это разлеглась?- шутливо спросила Олеся, всегда видя бабулю при делах.
   - Да сердце болит, и давление!- с грустью ответила она, расчесывая седые волосы гребенкой. Леся меньше всего хотела слышать эти слова, она каждый раз расстраивалась от того, что бабушка жила одна и не принимала ничью помощь.
   - Бабуль, лежи, я сейчас все разберу и картошки нажарю, хочешь? Я даже колбасы докторской привезла, как ты любишь!- ласково произнесла она, погладив женщину по плечу.
   - Ох, Лесенька, опять на последние деньги купила?- охнула родственница, глядя на внучку темно- зелеными глазами. Леся отмахнулась, сделав вид, что не расслышала вопроса. На самом деле это было так, она приехала к бабушке на целый месяц и просто не смогла себе позволить привезти только овощи и фрукты, которые в это время стоили копейки.
  
   Вечером, устав от хлопот по дому, девушка присела попить чай и позвала к себе бабушку.
   - Нет, милая, пей! Я еще полежу!- тихо ответила она, потом все расскажешь! Девушка посмотрела на знакомый до боли мешок у двери и спросила:
   - Ты для меня приготовила? Тебе полыни нарвать?
   - Да, деточка, будь добра, она мне от язвенной болезни помогает!- деловито сказала старушка, поскрипывая старой кроватью. Девушка тяжело вздохнула, ведь она мечтала сходить к девчонкам в местный клуб и вдоволь пообщаться.
   - Ладно, я допью чай и пойду!- ответила она, прихлебывая горячий чай с малиновым вареньем. Бабуля не ответила, погрузившись в глубокий сон.
  
   Солнце скрылось за горизонтом и стало совсем прохладно. Леся надела старенькую плотную кофту и вытянутые рейтузы.
   "Красоваться на поле не перед кем, да и комары зажрут"- подумала она, глядя на свое отражение в зеркале. Схватив мешочек, она быстро спустилась по скрипучим ступенькам и оказалась на улице. В воздухе пахло сеном и навозом, куры лениво отправлялись спать, длинной вереницей за ними тянулись гуси и утки.
   Зайдя по пояс в знакомую пепельно-серую траву, она вдохнула аромат полыни. Было в нем что-то тонкое, едва уловимое, заставляющее ноздри расширяться вновь и вновь, втягивая знакомый аромат. Стоило коснуться стебелька, и желтая пыльца тут же осела на кончиках пальцев. Улыбка тронула губы, словно время повернулось вспять..
   - Эй! Леська- послышался вдали знакомый голос. Девушка обернулась, стыдливо подтягивая рейтузы. Издали к ней приближался знакомый силуэт местного заводилы- Вадика.
   - Привет!- мило улыбаясь, сказала девушка, сверкнув зеленым взглядом.
   - Ну ты что, опять веники вяжешь?- усмехнулся он, забираясь по пояс в траву. Леся непринужденно кивнула.
   - А ты знаешь, кто приехал к нам? - заговорчески произнес он, сунув руку в карман. Леся промолчала, не желая затрагивать неприятную тему.
   - Макс явился, мы с ним ездили на рыбалку, у него такая тачка, да и вообще он стал прям ого!- взахлеб поспешил отчитаться приятель.
   - Да он всегда вроде был нормальным - вяло сказала она, стараясь сохранять ровную частоту пульса.
   - Про тебя спрашивал - тихо добавил Вадик и приподнял рыжую бровь. Девушка опустила вниз голову, сделав вид, что ей мало интересует данная тема.
   - Ладно, Вадь, пошла я, а то холодает уже - демонстративно поежилась, глядя на темнеющий лес. Парень еще несколько секунд простоял рядом, словно собираясь рассказать некоторые детали, потом вздохнул и распрощался.
   Набрав полный мешок травы, девушка устало пробиралась сквозь высокие заросли. Мысли о Максиме не покидали ее голову, она вспоминала босоногое детство, его прямой и открытый взгляд светло-серых глаз, смешную выгоревшую челку, спадающую на лоб.
   Дверь калитки противно скрипнула и Леся услышала неподалеку зов кукушки, эхом разлетевшийся по туманному полю. Каждый раз, услышав голос этой птицы, девушка недовольно хмурила брови. Еще в детстве, будучи ребенком, она узнала, что существует такой обычай, спрашивать кукушку о том, сколько лет жить- поживать осталось человеку. Пятилетняя девочка недоумевала, как птица может заглядывать в будущее, и откуда пошел этот дурацкий обычай. Вот и сейчас, Леся поморщилась, и поспешно вошла в дом. В комнате пахло настойкой валерьянки. Бабушка крепко спала, отвернувшись к стене, на которой висели пресловутые олени. Девушка тихонько переоделась в приличную одежду и вышла в кухню. Порывшись в небольшой косметичке, она отыскала блеск для губ и персиковые румяна. К ее весеннему типу лица очень шел свежий, теплый макияж. Светлые локоны по обыкновению превратились в забавные легкие волны, стоило девушке пройтись по влажному туманному полю. Обычно, Леся старательно выпрямляла кудри с помощью фена по утрам, но сейчас у нее просто не оставалось времени, и она решила отправиться в клуб с распушенными волосами.
   Дорога по деревне заняла всего десять минут, но за это время Олеся успела поздороваться с тремя приятелями, и даже помочь знакомой бабульке донести ведро воды до дома.
   - Леська! привет! - махнув рукой, сказал Вадик, выглядывая из-за синего покосившегося забора. Девушка посмотрела в сторону знакомого дома и подошла ближе, поднявшись на носочки. Приятель протянул ей большое сочное яблоко.
   - Будешь?
   - Ага!- ответила Олеся , подставив раскрытую ладонь. Аромат "антоновки" приятно ударил в нос, заставив слюнные железы активизироваться.
   - Пойдем вместе в клуб? - проглотив ароматный кусочек, предложила девушка.
   - Ага, только я хотел за тобой зайти, мы ж в лес идем, ты забыла какое число? - спросил парень, удаляясь вглубь огорода.
   "Точно, в этот день принято собираться всем вместе и идти на шашлыки"- вспомнила Леся, поправляя непослушные кудри. " Блин, знала бы, оделась поприличнее"- раздосадовано подумала она, одергивая вниз куцую темно-зеленую ветровку.
   - Все, твой кавалер при параде!- улыбнувшись, сказал Вадик, открывая калитку. Девушка окинула взглядом прилично одетого молодого человека, высокого, в меру худого, и местами даже симпатичного.
   - Ну ты и вырядился!- усмехнулась Леська - комаров соблазнять будешь?
   - Не,- протянул он, улыбаясь,- Ирка мне на что, ее соблазнять буду. Девушка удивленно приподняла бровь:
   - Вы ж поругались в мае и поклялись не подходить друг другу ни на метр!- посмеялась она, поджимая аккуратные губы. Парень не оценил издевки, и недовольно покосившись на девушку, вытащил из-за забора пакет с выпивкой и едой.
   - Засада! - сказала с сожалением девушка,- я ж ничего не взяла! Парень, окинув добрым взглядом ее озабоченное лицо, ответил:
   - Лесь, считай я взял на двоих, даже не парься! Девушка озадаченно посмотрела на тяжеленный пакет, из которого доносился запах колбасы. Леська незаметно сглотнула слюну, она была очень голодна, ведь за всеми этими хлопотами даже не заметила, что кроме чая с вареньем ничего не поела.
   - Буду должна - как- то сиротливо произнесла она, мысленно прикидывая, что она может отдать взамен. Конечно, в глубине души понимала, что Вадик ничего не станет брать, но промолчать тоже не могла, посчитав это наглостью чистой воды. Ребята зашли по пути еше за парочкой приятелей, и не спеша двинулись в сторону леса. Леся плелась в хвосте, ощущая, что тяжелая дорога и хлопоты по дому буквально вымотали ее. Мысленно, она уже готова была отказаться от мяса, в обмен на сон и кров под любой придорожной елкой, или кустиком, на худой конец.
   - Эй, Леся, чего молчишь?- спросил тощий Леха - большой любитель выпивки и сопутствующих радостей жизни. Леся подняла взгляд с росистой травы, искрящейся под ногами, и вяло улыбнулась. В глазах ее читался немой ответ.
   - Че пристал, она только приехала, еще траву- мураву свою два часа драла? - выпалил Вадик, шурша пакетами. Девчонки молча переглянулись, отчего-то таинственно глядя на сонную Леську.
   - Да не, я нормально - звонко ответила она, ощущая неловкость от всеобщего повышенного внимания. Приблизившись к месту дислокации, они весело разбрелись по лесу в поиске дров. Леся с жадностью вдыхала аромат душистого мха и еловых веток. Знакомые природные запахи взбодрили девушку и придали сил. Спустя пять минут она уже весьма бодрой походкой отправилась вниз по песчаной тропинке. Лес она знала, как свои пять пальцев, бабушка еще с пяти лет водила ее за грибами и ягодами, передавая весь свой полувековой опыт.
   Сумерки наступили внезапно, принося с собой ночную тишь и прохладу. Будучи довольно смелой, девушка все же поспешила вернуться назад к костру. Тонкий запах дыма указывал верное направление. Пробираясь сквозь колючие ветви можжевельника, девушка внезапно услышала треск сучьев за спиной. Сердце Олеси вмиг очутилось в области пяток.
   "Медведь"- подумала она и бросилась бежать. Хаотично выбрав направление, она бежала несколько секунд, пока не услышала мужской голос.
   - Эй, Лесь! Это я не бойся!- кричал вслед парень. Олеся остановилась, облегченно отметая мысли о кровожадном медведе. Облокотившись спиной на сосну, она стояла молча, и только тяжелое дыхание выдавало ее местонахождение.
   - Ну, привет!- сказал в темноте парень, и она услышала в этом низком голосе знакомые хриплые нотки.
   - Привет!- вглядываясь в светлый силуэт, ответила она.
   - Все также быстро бегаешь!- усмехнулся он, подойдя совсем близко. Повеяло ароматом дорогих духов, с примесью сигаретного дыма. Леся судорожно пыталась вспомнить этот запах, но пока не могла сказать ничего определенного.
   - А ты кто?- непосредственно спросила она, немного отодвигаясь в сторону.
   - Угадаешь? - тихо произнес он,- я тебе подскажу, не медведь и не заяц, это точно - усмехнулся он, снова сокращая дистанцию. Леся, наконец догадалась, услышав знакомую неторопливую речь, с прежними нотками превосходства.
   - Макс!- воскликнула она, и ее лицо вмиг озарило оранжевым светом. Перед ней стоял он. Казалось, спустя годы разлуки, парень стал еще выше, и Леся буквально дышала в его плечо. Лицо не выглядело столь открытым и юным, как раньше. Перед ней определенно стоял молодой мужчина, с уверенным взглядом дымчато- серых глаз, словно голодный волк разглядывающий свою добычу.
   - Испугалась?- тихо спросил он, ближе поднося зажигалку к ее лицу. Леся помотала головой. "Уж кому-кому, а Максу признаться в том, что она трусиха - слишком дорогой подарок в день первой встречи"- подумала она, прищуривая зеленые глаза. Максим с жадностью смотрел в эти изумрудные омуты, ощущая учащенное сердцебиение в своей широкой груди.
   - А ты что здесь делаешь вообще?- наконец, спросила она, отодвигая источник огня подальше от своего лица. Макс приподнял уголки губ в коварной ухмылке:
   - Да так ... сказали, ты потерялась, я подумал, что нельзя тебя отдать на съедение волкам, это было бы негуманно, да и к тому же, кто вместо тебя будет расчищать поле от сорняков? Леся взмахнула длинными ресницами, одарив его укоризненным взглядом.
   - А ты все тот же! - на выдохе сказала она, перекидывая кудрявые локоны на другой бок. Парень ощутил знакомый до боли аромат полыни и улыбнулся. Эта улыбка была настоящей, доброй, лишь на секунду он снял маску, показав свое истинное расположение к девушке. Но Лесе этого хватило для того, чтобы ощутить бешеную волну сожаления, о том, как глупо они распорядились последними годами, лишая себя возможности общаться, пусть даже в такой извращенной форме.
   - Ну, пойдем!- сказала она, указывая в сторону мелькающего костра. Парень молча перевел взгляд в указанную сторону и взял ее за руку. Стоит сказать, что Макс сто раз брал Лесю за руку раньше, в прежней жизни, но никогда еще она не испытывала таких странных ощущений от его прикосновений. "Пальцы большие и горячие, сжимают так властно, словно хотят подчинить"- подумала она, не в силах убрать свою руку. "Нет, это глюки моего уставшего мозга, да еще и темнота обостряет все чувства"- как всегда, рационально рассуждала она, пытаясь унять стук собственного пульса.
   В тот момент, когда они почти подошли к костру, парень резко отдернул ее руку, словно стыдясь этого прикосновения. Леся ощутила болезненный укол самолюбия, но обидеться не успела, так как девчонки моментально вовлекли ее в процесс нарезки хлеба. Макс не спеша подошел к машине, припаркованной на тропинке, и принялся доставать пакет с мясом и алкоголем. Злость кипела в его жилах, он ненавидел себя таким: открытым и незащищенным перед этой зеленоглазой колючкой по имени Олеся. В какой-то момент ему захотелось сказать Лесе что-то колкое и неприятное, демонстрируя свой статус и превосходство, но как только огромные глазищи уставились на него с укором, все вмиг улетучилось, оставив только радость от встречи.
  
   *****
  
   Пепел от костра вздымался вверх, растворяясь где-то высоко, под самыми кронами высоких сосен. Компания в полном составе собралась вокруг костра, Максим принялся нанизывать мясо, подключив к этому процессу еще пару друзей. Леся сидела на большой поваленной сосне и боролась с чувством голода и сна. Стало жарко, и она с удовольствием скинула убогую ветровку, оставшись в одной хлопковой футболке. Макс периодически искал ее глазами, без лишнего стеснения наблюдая за тем, что она делает в данный момент. Девушка расстелила куртку на стволе дерева и растянулась на нем в полный рост. ' Небо-то, какое звездное. Такая тишина и умиротворение'- думала она, глядя в темный клочок неба, усыпанный сверкающими точками - ' интересно, он надолго приехал? Или послезавтра уедет снова домой?'.
   Макс задумчиво сидел возле огня, сложив руки крест - накрест. Он явно скучал, все эти шутки местного розлива, явно были ему не по душе. Он давно уже отвык от подобного отдыха, предпочитая проводить время с пользой. В принципе, он мог бы не приходить сюда, с большим успехом ему удалось бы поваляться и отоспаться после тяжелой рабочей недели. Но узнав, что Леся тоже придет, он не мог ничего с собой поделать, любопытство пересилило и он поперся на этот абсолютно бестолковый сбор алко- тусовщиков. Более -менее сносно он мог терпеть Вадика и еще пару девчонок, которые давно переехали в столицу, и имели четкую жизненную позицию по отношению ко всему.
   ' Знаю я ваши интересы' , - с ухмылкой думал он, глядя на Маринку и Аню, кокетливо стреляющих глазками в его сторону. 'Ваша оценка моей обуви и часов произошла даже скорее, чем вы взглянули мне в глаза' .
   Максим ни в коем случае не обвинял девчонок в корысти, или расчетливости, напротив, такая позиция была ему понятной. Все предельно открыто и ясно, думал он: "есть деньги - я подумаю, есть много денег - я подумаю быстрее - начнешь их тратить на меня- я твоя. Вот и вся философия. 'А вот с такими странными Лесями, которые при такой внешности, уме и твердости характера шляются по местным полям в поиске очередного сорняка, дело обстоит сложнее. Вот это загадка. Здесь не обойтись привычным взмахом кредитки, или фирменной высокомерной улыбочкой' - размышлял он, поворачивая горячий шампур вокруг своей оси.
   Тем временем, Марина принялась тонко расспрашивать заезжего гостя о местах его обитания и сферах влияния. Максим смотрел на симпатичную девчонку в лице Марины, и с каждой новой ее фразой, понимал, что все было: и про хобби, и про работу, и про то " где тусуешь", и тем более про то, "где отдыхаешь". Вяло отвечая на заданные вопросы, парень сокрушался, что не имеет возможности составить универсальную анкету с подробными ответами и демонстрировать ее МОЛЧА каждой подобной интересующейся особе. Марина, почувствовав отсутствие интереса, все же предпринимала жалкие попытки распушить хвостик перед завидным женихом и просто красавцем.
   - Макс, а ты был на Сицилии, там так готовят фрикадельки обалденно?!- блеснув своими географическими познаниями, спросила девушка. Макс заметно оживился, путешествия занимали огромную часть его жизни.
   - Спроси лучше, где я не был!- ответил он, ловко покрутив шампур, пропахший ароматной свининой. Девушка многозначительно вздохнула, не представляя, как еще может вовлечь его в диалог. Повисла тишина, и Макс, извинившись, на минутку отошел к Вадику за миской, которая предназначалась для шашлыка. Сделав пару шагов, он заметил , что Леська спит, сиротливо свесив руку с огромного бревна. Недовольно нахмурившись по ряду причин, он последовал к машине. ' Я так надеялся перекинуться с ней парой фраз и вообще, она еще даже не знает, кем я стал и как у меня все шоколадно. Да и потом... бревно неудобное, от костра далеко, она в тонкой футболке' - последовала вторая мысль, и он посмотрел на тонкое одеяло, лежащее в салоне автомобиля. Рука потянулась за одеялом, и, остановившись в миллиметре от него, Макса настигла третья мысль:
   'Она и так меня идиотом выставила, если я сейчас ее укрою, все будут думать, что я совсем по ней сохну' . И он снова вернулся к костру, кидая озабоченные взгляды в сторону поваленного дерева. " Слава богу, кто-то додумался"- про себя отметил он, глядя на то, как Вадик укрывает грудь Олеси теплой курткой. Сразу стало как-то веселее на душе, и Макс принялся деловито снимать мясо с раскаленных прутьев.
   - О, запах какой !Так нигде не сделаешь, кроме как в сосновом бору, под открытым небом!- начал философствовать Димка, развалившись на старой телогрейке. Компания поддержала ход его мыслей и живо подтянулась к импровизированному столу. Кто-то включил магнитолу в машине, и из динамиков полилась приглушенная музыка. Макс с удовольствием поглощал ароматные куски, вспоминая, как они с Лесей, будучи детьми, часто устраивали подобную "роскошь" на его огороде.
   " Смешная, всегда заворачивала половину кусков, и относила бабушке, ссылаясь на отсутствие аппетита"- вспомнил он, глядя на пригоревший кусочек. Леся все еще спала, она не слышала ни музыки, доносившейся совсем рядом, ни пьяных криков подвыпившей компании, уставший организм, наконец, получил долгожданный отдых.
   - Лесь!- послышалось над ухом. Девушка подняла голову и увидела светлеющее небо.
   - Поехали, довезу, время уже половина пятого - сказал Максим, склонившись над ней. Леся сонно потерла глаза, и моментально вскочила с бревна.
   - Я что все проспала?- изумленно спросила она, зябко поежившись от холода. Макс молча улыбнулся, приподняв брови.
   - Макс, почему не разбудил никто?- возмутилась она, растирая затекшие ноги.
   - Я разбудил, некоторые вообще не ушли, вон товарищи, дрыхнут в "зюзю"- вспомнив подходящее деревенское выражение, ответил он, накидывая ей на плечи одеяло.
   - Спасибо, Макс!- ответила она, плотно прижимая теплую ткань к телу.
   - Ну все едем, я сейчас усну!- ответил парень, глядя на тлеющие угли.
   - Ты не пил, я надеюсь...?- предусмотрительно спросила она, садясь в машину.
   - Обижаешь, за рулем не пью - коротко ответил он и тронулся с места. Леся с сожалением посмотрела на светлеющий горизонт, сокрушаясь об упущенной возможности поговорить с ним.
   - Ну что, а вон и твоя избушка - хрипло сказал он, плавно притормаживая у ворот!
   - Спасибо!- ответила Леська, убирая ото лба непослушную кудряшку.
   - На хлеб не намажешь!- нагло сверкнув глазами, ответил он. Девушка не найдя подходящего ответа, просто промолчала, выходя на свежий, пропитанный утренним туманом, воздух. Глядя на исчезающую в утреннем тумане фигурку Леси, парень плотно стиснул губы и нажал на педаль газа.
  
  
   Леся на цыпочках поднялась по скрипучим ступенькам, стараясь ступать как можно тише. Однако, ее попытки не увенчались успехом, стоило ей войти в дом, как она услышала удаленный зов.
   - Леся! Ты?- тихо спросила бабушка, выглядывая из темного чулана. Девушка замерла в дверях, не зная, что ответить, вроде давно не ребенок, а все же приходить на рассвете было как-то неудобно, и можно сказать, даже стыдно.
   - Я на шашлыки ходила, ба!- сказала Леся, вешая влажную ветровку на стальной крючок.
   - Понятно, с этим своим Максимом?- вздохнула женщина, зажигая специальным прибором электрическую плитку.
   - Ну все ходили!- сбивчиво ответила Леся, смывая косметику холодной водой из умывальника.
   - Все ходили, а подвозил тебя одну,- возмутилась бабушка, - я в окошко углядела, Олеся, опомнись, не принеси нам в подоле, ты же ему не ровня. У него отец бандюга, да и сам он, неизвестно каков. Это с мальства вы дружили, так теперя ему от тебя совсем другое надоть - темно - зеленые глаза недобро сверкнули.
   Леся возмутилась до глубины души.
   - Причем тут не ровня, и подол!- мы все детство дружили и так давно не виделись, я же имею право просто пообщаться. Он не такой, как отец.
   - Эх, деточка! Я пожила своё, знаю, что такие как он просто так не станут за девкой увиваться. Леся недовольно сдвинула тонкие брови:
   - Я давно не ребенок, имею право общаться с мужчинами во всех отношениях, другое дело, что не нашла подходящего. И давай оставим эти морали - резко бросила она, ощущая закипающую несправедливость.
   - Давно..не ребенок.. а кто ты есть-то? - сплюнула в сторону. Леся стиснула зубы и молча вышла из комнаты. Бабушка удрученно покачала головой, разбивая крупные яйца о край потемневшей сковороды.
   Укладываясь в холодную постель, девушка озадаченно думала о том, сколько всего интересного пропустила за вечер. Ей очень хотелось понаблюдать за Максом со стороны. Посмотреть, с кем он будет общаться, о чем говорить, станет ли он хвастаться своими благами, или скромно промолчит. "Хотя, второе маловероятно" - усмехнулась она, натягивая светлое стеганое одеяло на плечи.
   " А еще, он ТАК смотрел на меня там, темноте..- подумала она, вспоминая пристальный взгляд серых глаз, нравлюсь до сих пор? Да нет, какая симпатия, тестостерон, наверное, в одно место ударил, вот и хотел самоутвердиться"- подытожила Леся и прикрыла глаза.
   Максим давно спокойно досыпал остаток утра, абсолютно не терзая себя подобными мыслями.
  
  
   ****
  
  
  
   - Вставай, Максим - громко скомандовал Сергей Николаевич.
   Парень еле- еле открыл глаза, нехотя приподнимая голову с подушки.
   - Ты забыл, что сегодня едем по делам?- раздраженно бросил отец, кидая на одеяло блокнот с адресами.
   - Да помню, помню - хрипло рявкнул сын, вставая с постели, - на хрена мы вообще сюда приперлись, ни душа, ни нормальной еды.
   - Быстро ты забыл, откуда вылез, сынок! Твоя московская хата, конечно, не сравнится с этой лачугой, но чтобы сытно есть, нужно порой потерпеть и покрутиться, понял? - сверкая темными глазами, кричал он. Макс уже в который раз пожалел, что имеет общий бизнес с отцом. Конечно, не имея стартового капитала отца, вряд ли он чего-то смог добиться сам, но сейчас.. Когда он уверено стоит на ногах, все чаще возникли мысли уходить и развиваться самостоятельно. "Тем более бизнес этот осточертел, столько людей на* бали за эти годы"- думал парень, натягивая потертые джинсы,- " гореть в аду синим пламенем "- добавила совесть.
   Вместо утреннего душа - утренняя баня. А это, как и предвиделось, далеко не одно и тоже.
   " Дубак-то какой, жесть ".- судорожно подумал он, стоя под прохладными струями воды, - "как я в детстве здесь мылся.."- удивлялся он, стиснув зубы от холода.
  
   Сергей Николаевич с кем-то напряженно беседовал по телефону, вышагивая взад и вперед по комнате.
   Макс забежал в дом с прохладного воздуха, и, поежившись, налил чашку горячего кофе. Покосившись на отца, он поймал себя на мысли, что порой жалеет о таком тесном родстве.
   - Опять она звонила, хотела с тобой поговорить - прошипел отец, присаживаясь на хлипкий стул. Парень заметно напрягся, намазывая сливочное масло на толстый кусок белого хлеба.
   - Я сам ей позвоню, когда будет желание - скупо ответил Максим.
   - Нечего звонить этой неблагодарной змее!- разгневанно бросил отец, - как таких баб свет носит?
   - Не смей!- прервал Макс,- она мне мать, чтобы там ни было, ты не имеешь право ее оскорблять! Отец, презрительно поморщившись, вышел на улицу. Глядя на ненавистный семейный портрет, висящий на стене, парень скривился, он не мог оправдать поступок матери. По крайней мере пока он не был готов даже попытаться этого сделать. Всего год прошел с тех пор, как она укатила в неизвестном направлении.
   Макс допил кофе и взял ключи от машины, схватив коричневый кожаный блокнот с необходимыми адресами.
   - Я поеду в Никифоровку, а ты прозондируй там, рядом - сухо сказал отец, стоя у своего автомобиля. Спустя минуту, две двери захлопнулись, и машины резво выехали со двора, оставляя позади себя клубы мелкой пыли.
  
   ****
   - Леся!- шепотом произнесла бабушка, стоя у изголовья кровати.,- вставай, милая, пора за ягодами идти.
   - Угу!- ответила девушка и открыла зеленый глаз. В комнате пахло пирогами. Этот волшебный ягодный аромат Леся любила с детства. " Черника, малина, или земляника? "- гадала она, принюхиваясь к запаху, доносившемуся из печки.
   - С черникой и земляникой - смехом ответила бабушка, вытирая руки о передник, - тебя хотела порадовать, да и откормить маленько, а то совсем ветром сносит! Леся нетерпеливо потерла живот, предвкушая сытный завтрак.
   - Бабуль, я после ягод сгоняю на велике до магазина, куплю что нужно.
   - Ну есть все у нас, не беспокойся - тихо ответила старушка, поправляя цветастую косынку,- мыла хозяйственного может только..
   - Ба, ну какое хозяйственное!- возмутилась девушка,- ты его ешь что ли? Бабушка поджала и без того тонкую нижнюю губу и принялась обижаться.
   - Это вы сейчас избалованные, а я вот только энтим мылом и стираю. Девушка не смогла сдержать улыбки.
   - Бабуль, не обижайся, но я куплю лучше порошка! Твое мыло уже давно пора оставить для травли тараканов.
   - Настырная какая! Делай что хошь!- ответила старушка, поставив перед внучкой большую тарелку с горячими пирожками.
   - Эх, опять попа потолстеет!- сокрушалась Леся, откусывая черничную начинку,- от тебя вечно как ни приедешь, так плюс пять кило!
   Бабушка молча махнула рукой, не желая вступать в бессмысленный спор о стандартах современной красоты. Однажды, найдя на постели внучки глянцевый журнал с фото Кейт Мосс, она потом полдня не могла прийти в себя, думая, что "бедную деточку насильно морят голодом".
   Весело уплетая один пирожок за другим, Олеся поправила непослушную вьющуюся гриву и включила телевизор. В утренних новостях передавали о надвигающейся грозе со штормовым ветром.
   - Ясно, значит будет солнце, и без осадков - усмехнулась Леська, вытирая крошки со стола.
   - Ну что, пора на великие подвиги!- бодро сказала она, глядя на ягодный инвентарь, оставленный бабушкой у двери.
   Отправляясь в лес, она взяла большое пластиковое ведерко, крем от комаров и бутылку воды. Солнце неожиданно выглянуло из-за облаков, озаряя все еще несколько туманное поле. ' Говорю же, ясно и без осадков '- еще раз мысленно повторила она, издеваясь над прогнозами синоптиков. Пройдя вдоль узкой тропинки, ведущей в лес, она склонилась над кустиком малины, спрятавшимся под тенистой березой.
   - А вот и не спрячетесь от меня! - сказала она, срывая несколько спелых ягод. Вкус малины таял на языке, принося с собой легкий свежий аромат и сладкое послевкусие. " Любимые ягоды Макса"- почему-то вспомнила она, отправляя вторую ягоду в рот. Девушка с улыбкой вспоминала, как они лазили в соседний заброшенный двор тайком, словно два голодных медвежонка, ломая кусты и сметая все на своем пути. На слабые протесты девичьей совести, Макс всегда резонно отвечал, что 'раз двор ничей, значит и малина в нем ничья'. Эта логика казалась ей в те времена вполне себе правильной, и она с большим удовольствием пряталась под тенистым кустом, пережевывая полный рот ароматных, сочных ягод.
  
   Лес встретил своей утренней прохладой и тишиной, только ранние птицы заливисто соревновались в своем щебетании, то и дело порхая с ветки на ветку.
   Усаживаясь на знакомую земляничную поляну, Леся деловито повязала красный платок на голову и густо намазалась антимоскитным кремом. Вдохнув свежий утренний воздух, пропитанный росой и туманом, девушка посмотрела вверх. Там, высоко, сквозь изумрудную листву молодых берез, пробивались теплые солнечные лучи. Хотелось бесконечно стоять, прислонившись спиной к березе, вдыхая пряный аромат коры, и думать о добром, о светлом..о вечном. Только все это доброе и светлое почему -то концентрировалось вокруг этого выскочки- Максима. 'Наваждение какое-то'- думала Леся, снова вспоминая их детские игры и забавы. Вообще, стоит сказать, что Леся была осторожным ребенком: старалась пальцы в розетку не засовывать и по заброшенным стройкам не шастать. Однако, поскольку в играх ее частым компаньоном был Макс, то рисковать приходилось частенько. Вспомнился случай, когда друг в свои одиннадцать лет поступил как настоящий мужчина. Дело было так: Во дворе одного из ребят росла огромная белая ива, раскинувшая свои ветви высоко к небу. Находчивые мальчишки соорудили на широком стволе некое подобие ступенек, для того, чтобы всякой малышне или девчонкам можно было забираться на нулевой этаж. Да, да, Вы не ослышались, по мнению детворы, у этого дерева было несколько этажей. На последующие " этажи" могли забираться самые смелые мальчишки, и чем выше этаж, тем смелее, стало быть, покоритель вершины. Леся, по своему обыкновению, сидела на нижнем этаже, уплетая за обе щеки соседский фундук. Макс по привычке смотрел на нее сверху вниз, периодически кидая на кудрявую голову серебряные продолговатые листочки.
   Леся сердилась, но ничего не могла поделать, кроме того, как продемонстрировать язык своему обидчику.
   - Эй, трусиха! Слабо ко мне наверх?- сказал мальчишка, свесив загорелые ноги с ветки.
   Девочка подняла голову вверх, и не смогла отказаться, глядя на серые глаза, полные пренебрежения. Преодолев страх, она, наконец, залезла на второй этаж, а затем и третий.. А потом, словно глупый котенок, не смогла слезть обратно. Это было ужасно глупо, и так стыдно, но даже губы ее затряслись при мысли, что придется поставить ногу на тонкую ветку. На этот раз Максим оставил свои колкие издевки, заметив, что подруга от страха дрожит, словно тонкий ивовый листок. Он сначала словесно указывал глупышке, как нужно спускаться, а потом не выдержав ее слез, сам принялся вызволять девчонку. Стоит сказать, что с первой попытки у них ничего не вышло, когда Леся сделала шаг вниз, оперевшись на его плечо, мальчишка не удержавшись, упал с трехметровой высоты, сильно поцарапав правую ногу. Леся до сих пор помнит, как мужественно терпел боль Максим, раз за разом предпринимая попытки снять Лесю. Он всегда был упорным, и это нравилось девочке, мечтавшей быть чем-то похожей на него. Когда она, наконец, оказалась на мягкой траве, Макс вспомнил о ноге и принялся прикладывать к кровоточащей ране листья подорожника.
  
   'Вот уже два литра набрала' - мысленно констатировала девушка, глядя в ведерко, наполненное душистой ягодой. Солнце начинало припекать, и легкий ветерок приятно холодил испарину, появившуюся на лбу.
   - Еще чуток, и можно с чистой совестью идти домой - сказала она тихо, пересыпая горсть в ведро.
  
   ****
  
   - Вы подумайте еще раз!- сказал парень, участливо глядя на бабулю, мы предлагаем Вам хорошие деньги, а дом Ваш и так еле стоит... Старушка сиротливо смотрела на Максима и отрицательно качала головой.
   - Не пап, она соскочила, как всегда " я здесь родилась, и умру на этой кровати"! В ответ послышалось злобное рычание:
   - Ты совсем хватку потерял, мы сюда не для того приехали, чтобы нюни разводить, объедешь еще пару домов, если нет, то сматываем удочки, ближе к Подмосковью более сговорчивая публика.
   - Там и цены другие - сухо ответил парень, сворачивая в соседнюю деревню. Все это было ему глубоко не по душе. Макса нельзя было назвать высоконравственным человеком, но и последней мразью он тоже не был. Множество сделок срывал сам, если видел, что владелец имущества останется в явном проигрыше. Но в последнее время отец начал что-то подозревать, усиливая контроль за его действиями. Он требовал детального отчета о проделанной работе, вызывая все большее раздражение у сына. Вот и сейчас они снова приехали домой в состоянии холодной войны. Сын "волком" смотрел на отца, прикидывая возможные варианты поскорее выйти из бизнеса с наименьшей кровопотерей.
   - Завтра нальёт, не выедем ни фига!- сквозь зубы процедил Сергей, глядя на внезапно потемневшее грозовое небо.
   - Ну отдохнем , наконец!- радуясь в душе, ответил сын, наливая свежие щи в тарелку. Кухарка вежливо удалилась, стараясь не вникать в хозяйские разговоры.
   - Я пошел обзванивать наших ребят с Подмосковья, может у них дела лучше обстоят- сказал отец, удаляясь в комнату. Макс облегченно вздохнул. На сегодня выездов нет, зато осталось время для того, чтобы встретиться с Леськой. Живо собравшись, он надел неприметную серую толстовку с капюшоном и вышел из дома. Встретив Вадика на пути, он перекинулся с ним парой дежурных фраз и обеспокоенно посмотрел на лавочку около ее дома. На ней горделиво восседала Евдокия Прокофьевна, словно императрица, возложив руку на резные перила.
   " Блин! Вот непруха сегодня"- сокрушался Макс, подходя ближе к дому.
   - Здравствуйте!- сунув руки в карманы, громко сказал он, стараясь не смотреть в глаза прозорливой старушке.
   - Ну здравствуй, Максимка, какими судьбами? - поправляя парадно-выходной платок, ответила она.
   - А Леся дома?- словно малолетний пацан тихо спросил он, указывая взглядом на распахнутые окна.
   - Нет! Голубчик! Опоздал!- многозначительно ответила она, махнув рукой,- уехала Леська.
   - Как!?- не сумев сдержать досады в голосе, выпалил он, - она же до сентября..
   Глядя на растерянное лицо парня, коварная старушка ехидно захохотала:
   - Да в магазин уехала, на лисипеде!
   - А..пон-я-тно- выдохнул он, стараясь принять невозмутимый вид, - ну до свидания, я пошел!
   - Погоди, соколик!- обеспокоенно ответила бабушка, - я вот переживаю , туча надвигается, она без зонта, ясно дело.
   Поняв ход ее мыслей, Макс пообещал встретить Олесю на машине. Усаживаясь поудобнее в кожаное кресло, он затянулся сигаретой и включил любимую клубную музыку.
   Проехав метров двести, он услышал, как дождь крупными каплями застучал по стеклянной крыше. 'Надо поспешить' - подумал он, и утопил газ в пол.
   Дождь застал Лесю на полпути к дому, от этого становилось еще досаднее. Недовольно поджав губу, она пообещала себе больше никогда не смеяться над прогнозами вездесущих синоптиков. Не желая мокнуть дальше, она оставила велосипед у обочины, спустившись в овраг под раскидистый тополь. Стоя под кроной огромного дерева, она ощутила себя гораздо лучше, капли практически не могли проникнуть сквозь плотную листву.
   Максим проезжая мимо, случайно увидел на обочине знакомый красный велосипед. В этот момент он отчетливо ощутил местонахождение собственного сердца, оно сжалось в тугой узел, сбив равномерное дыхание. Мысли о том, что она по своей воле спустилась в кювет, у него почему- то не возникло. Сразу представилось, как она гнала на всей скорости, стараясь поскорее очутиться дома, и не справившись с управлением, перелетела через руль и теперь лежит бездыханная в кювете. Воображение, однако.
   Сколь сильным было его удивление, когда он увидел ее живой - здоровой, вполне себе довольно стоящей под раскидистым деревом.
   - Ты знаешь, что в грозу нельзя стоять под деревьями, глупая?- сказал он, спустившись по мокрой траве. Девушка ошарашено выглянула из укрытия, меньше всего ожидая увидеть здесь своего спасителя.
   - Конечно, знаю, просто выбора не было, вероятность, что молния попадет в велик даже больше, сам знаешь - укоризненно сказала она, окидывая взглядом его статную фигуру в свете дня. Приблизившись к ней вплотную, Макс ощутил непривычное волнение в груди, далекое и забытое чувство, которое годами пряталось внутри и ждало своего часа.
   - Промокла?- спросил Макс, мимолетно покосившись на мокрые плечи девушки. Леся едва коснулась кончиками пальцев мокрой ткани, кивая головой в ответ.
   - Идем в машину!- резонно предложил он, присаживаясь на корточки у самого подножья дерева. Леся нехотя посмотрела на припаркованный автомобиль и вздохнула.
   - Забыл, ты же фанат дождя! Тебе постоять, помокнуть - милое дело! - усмехнулся он, доставая прозрачную зажигалку из заднего кармана джинсов. Леся скрестила руки на груди и подняла голову вверх. "Действительно, если не считать намокшей футболки, то можно было бы даже наслаждаться данным положением вещей"- подумала она и также присела на корточки.
   - Снимай тогда футболку - обернувшись сказал Макс, одаривая ее спокойным взглядом дымчато- серых глаз. Леся удивленно приоткрыла рот, широко распахнув и без того большие глаза.
   - Ой, Лапушкина! Ты как всегда не так поняла!- ответил он, снимая серую толстовку,- на надень, она сухая. Девушка мгновенно приняла невозмутимое выражение лица:
   - А кто сказал, что я подумала о чем-то другом?- высокомерно произнесла она, сжимая в руке теплую ткань. Макс снисходительно промолчал, развернувшись на сто восемьдесят градусов. Леся все же подстраховалась, спрятавшись за стволом дерева. Сняв с себя мокрую футболку, она исподтишка прижала к лицу незнакомую вещь и втянула приятный аромат. Запах был привычен: тонкий аромат парфюма в сочетании с табачным дымом.
   - Ты там уснула что ли? - хрипло спросил Макс, не понимая, ЧТО так долго там можно переодевать. Леся вынырнула из за дерева, неловко поправляя длинные рукава.
   - Да, явно не твой размерчик!- посмеялся парень, окидывая взглядом свою толстовку, превратившуюся в короткое платье. Подойдя к ней ближе, он принялся ловко закатывать длинные рукава. От едва заметных прикосновений теплых пальцев к нежной коже запястья, девушка ощутила сильный разряд тока, пронизывающий все тело. Парень заметил, как тяжело вздымается ее грудь.
   - Чего косишься, я ПРОСТО помогаю - сказал Максим с таким спокойствием, что девушка почувствовала сильную досаду от явного равнодушия к собственной персоне. И нельзя сказать, что она мечтала, о том, чтобы он набросился на нее с приставаниями, но все же видеть откровенное отсутствие интереса- еще хуже.
   - Да я и не говорю ничего, спасибо!- с вызовом ответила она, пристально посмотрев на него своими зелеными глазами.
   - А что дрожишь?- тихо спросил парень, задирая второй рукав.
   - Холодно мне!- резко ответила Олеся, нервно отталкивая его пальцы своими.
   - Тогда пойдем в машину!- ответил он, пожимая плечами,- зачем мерзнуть-то! Девушке показалось, что всеми своими действиями он нарочно заставил ее нервничать, словно отомстив за ту сцену у подъезда в далекой юности.
   - Да, мне еще обед варить!- со сталью в голосе ответила она, выглядывая из - за блестящей ветви.
   Максиму не хотелось отпускать зеленоглазую от себя в эту минуту, но придумать предлог для того, чтобы остаться, он не сумел, и от этого на душе стало как-то пусто и тоскливо.
   - Может, вечером хоть найдешь для меня минуту?- язвительно спросил парень, отряхивая мокрые волосы. Леся покосилась на Макса и привычно скрестила руки на груди.
   - Я всегда могу уделить тебе минутку, другой вопрос, нужна ли она тебе! - мигом выпалила девушка и посмотрела на водителя. Максим на секунду свел брови к переносице и одарил ее ответным взглядом.
   - Ну Леська, язвишь как всегда, я хотел раскурить трубку мира, может быть - спокойно ответил он, с привычной хрипотцой в голосе.
   - Не знаю, что ты там собрался раскурить!- ответила она, усмешкой,- но я этом не участвую, - приходи вечером на чай лучше. Услышав предложение девушки, парень недовольно поморщился.
   - Твоя бабка меня не очень любит, думаю, это будет лишним!
   - Ты что бабулю испугался? - звонко спросила она, закусывая от неожиданности нижнюю губу.
   - Чего фигню мелешь, просто я не хочу надоедать, давай на нейтральной территории - стиснув губы, ответил он, плотно охватив руль.
   - Давай, а где, дождь идет и я думаю вряд ли утихнет под вечер.- искренне радуясь назначенной встрече, ответила девушка, перебирая пальцами светлые кудряшки.
   - Не тараторь. Думаю..- тихо ответил он, нервно облизывая губы, - короче, помнишь недалеко от клуба кирпичная будка была, там еще парни смастерили диван и стол? Девушка моментально поняв, о чем идет речь, утвердительно кивнула головой.
   - На крайняк там - ответил Макс, понимая, что в этой глуши нет ни кафе, ни ресторанов, которые для данного случая подошли бы как нельзя лучше.
   - Хорошо! А во сколько?- спросила Леся, глядя на свой дом, утопающий в бурном потоке дождя.
   - Созвонимся, диктуй номер!- ответил он и принялся записывать.
   " Так смешно, как будто на свидание иду"- тайком покружившись в радостном вальсе, подумала девушка.
   - Леся! Ну что встретил тебя твой кавалер?- спросила бабушка, намывая свежевыкопанную картошку в мутной воде.
   - Да не кавалер он, дружим мы - отмахнулась девушка, юркнув шустрой белочкой в другую комнату.
   - Леся, а что это на тебе?- будто невзначай спросила бабушка вслед.
   - Ничего!- коротко ответила внучка, стаскивая толстовку Макса, - просто одолжила. Женщина встряхнула мокрые жилистые руки, и посмотрела на часы.
   - Леся, вари обед, я козу пойду подою!
   - Хорошо, бабуль! - радостно ответила она, распуская копну душистых волос.
   " А где вторая?"- расстроившись, подумала девушка, щупая влажные пряди,- " неужели потеряла, единственная приличная пара заколок"- мысленно сокрушалась Леся, тряся светлой гривой.
   Тем временем, Макс вертел длинными пальцами изящную бронзовую невидимку с россыпью переливающихся камушков на конце.
   Странные ощущения, вроде просто безделушка, а кончики пальцев потеплели, прикасаясь к предмету, владелица которого ему прекрасно знакома.
  
   ****
  
  
  
   В предвкушении назначенного свидания , Леся не заметила, как переделала кучу важных дел: сварила вкусный борщ со свежей капусты, перебрала шерстяные носки и принесла с заднего двора вязанку дров. Правда, в ответ выслушала море возмущения от заботливой бабули, которая настойчиво рекомендовала бросить сей тяжкий груз прямо посреди огорода.
   - Тебе рожать, глупая, куды ты схватила столько, я вот матери позвоню, все расскажу!- грозила женщина, рассыпая желтую крупу на расчищенную тропинку. Веселые желтые комочки с жадностью поглощали угощение, весело попискивая в невысокой траве.
   - Вот как в них столько помещается?!- переведя дух, сказала девушка, усаживаясь на покосившийся березовый пенек,- сами с гулькин нос, а едят как хомяки. Бабушка кивнула в ответ, растянув морщинистое лицо в милой улыбке.
   - Ладно, я пошла собираться! Мы с Максом поедем, покатаемся, поболтаем - сказала Леся, поднимая с теплой земли вязанку дров.
   - Смотри, Леся, я предупредила тебя, эти холостяки беспутные, до добра не доведут!
   - Все я поняла!- ответила Олеся, исчезая в дверном проеме. Оставшийся час, она отгоняла от себя подобные дурные мысли. " Макс, конечно, еще тот фрукт, но и откровенным подлецом вроде не был никогда. Хотя, кто его знает, чем они там с папашей своим на хлеб с икрой зарабатывают. Судя по тому, как они поднялись за столь короткое время - это явно не научная деятельность - усмехнулась Леся, - в любом случае, от меня не убудет, я же только поговорить"- мысленно рассуждала она , выпрямляя непослушные русые пряди.
  
   Максим, тем временем, привычно сидел на телефоне, обзванивая региональных компаньонов по бизнесу. Сам он ничего толком не решал, по сути, являясь посредником между отцом и конечным перекупщиком. Случалось, когда отец доверял парню провернуть весь цикл, но это было настолько редко, что Максим зачастую просто выполнял черновую работу, не реализуя даже половину своего внутреннего потенциала.
   - Да, завтра он будет лично с Вами встречаться! - отвечал парень, перечеркивая ручкой восьмизначный номер, - вопрос с приватизацией решается в течение недели, не волнуйтесь! Параллельно со звонком, Максим пытался выбрать одежду, подходящую для свидания с Лесей. Вскоре на спинке стула висела с виду обычная байковая клетчатая рубашка. Если не разбираться в вопросах современной моды, то можно было подумать, что Макс одолжил ее у своего деда. Однако стоило ему одеть под низ тонкую хлопковую футболку и подкатать рукава, он вмиг превратился в стилягу. Стоит отметить, что Макс всегда любил красиво одеваться, и рисоваться перед девчонками, он часто ездил в Европу, закупая в шоп - турах основную часть своего гардероба. Бегло взглянув на себя в зеркало, он ни на каплю не усомнился в собственной привлекательности: подтянутая фигура, смазливое лицо, на котором особенно выделялись пронзительные серые глаза, редкого светлого оттенка и немного приподнятые уголки верхней губы, придавали его чертам выражение легкой иронии. Проблем с женским вниманием у него не было никогда, а теперь, когда в купе с внешностью, имелся еще солидный банковский счет, то завоевание женских сердец происходило ускоренном в экспресс- режиме.
   Правда эти сердца не представляли для Макса особой ценности. Зачастую они оказывались грубой подделкой: со временем фальшивая позолота стиралась, обнажая истинную материю, и эксклюзивные фарфоровые экземпляры превращались в штампованных пластиковых кукол. Если подумать, то и не ждал он другого, не было потребности в чем-то большем, коме веселого времяпрепровождения и утоления физического голода. Да, Леся была не похожа на остальных, это было понятно еще в детстве, когда Максим впервые мог заметить ее упертый характер в сочетании с трогательной нежностью. Она не боялась брать на себя ответственность за других, разделяя с ними не только похвалу, но и наказание. Макс вспомнил яркий эпизод, когда он подбил ее на то, чтобы залезть в курятник и утащить все яйца, заменив их придорожными камнями. В чем прикол, он уже не помнит, но зато в памяти прекрасно живет тот момент, когда Леська взяла всю вину на себя, понимая , что строгий отец выпорет нерадивого сына. Им обоим сильно досталось тогда крапивой, Леська глотала слезы несправедливости, но терпела хлесткие удары по обнаженным ногам.
   " Интересно, она помнит про яйца и крапиву?"- подумал он, подъезжая к дому девушки. Минуты ожидания казалось, нарочно тянутся так мучительно долго. И теперь Макс уже не мог с уверенностью сказать, что совершенно спокоен перед встречей со своим далеким прошлым. Она появилась из ниоткуда, словно последний вечерний луч, постучавшийся в стекло автомобиля. Максим открыл дверь, и обомлел. На него глядела совершенно другая, незнакомая Олеся, с прямыми струящимися волосами, тонкими стрелками на глазах и слегка подкрашенными губами. ' Взрослее что ли стала' - покосился Макс, все еще не понимая, зачем девушка так намарафетилась.
   - Какая ты...сегодня- не найдя подходящего эпитета, замялся он. Девушка понимающе улыбнулась, она тоже порядком нервничала: ладошки предательски потели, а слюни, казалось, превратились в густую монтажную пену.
   - Ты тоже ничего!- смущенно ответила она, заправляя светлую прядь за ухо.
   - Ну, так я вообще красавец писАный - шутливо ответил он, переводя ручку в режим " драйв".
  
  
   Густой темный вечер внезапно опустился на покатые крыши старых домов. Всюду зажглись маленькие оконца, кое-где пахло едким березовым дымом. Топили баню.
   Пробираясь сквозь колючие заросли репейника, Максим неприкрыто выражал собственное недовольство:
   - Блин, как мы раньше здесь жили в этом богом забытом месте! ?- возмутился Макс, пробираясь сквозь высокий бурьян. Леся молча следовала за ним, утопая в высокой полыни. Девушку сильно обижали эти слова, казалось, они звучали, словно предательство по отношению к счастливым детским годам.
   - Макс, ты не прав! Ну, трава и трава, что такого?- возмутилась она, отдышавшись.
   - Ага, если бы... трава - пробурчал он,- еще туалет на улице, душ в бане, инета нет, и вообще антисанитария. Девушка терпеливо выслушала пламенную речь парня и не стала спорить, очевидно, Макс сильно изменился за прошедшие годы.
   - Так, свет есть! Ура! - сказал он, нащупав поросший паутиной выключатель. Девушка окинула взглядом небольшую беседку и улыбнулась. "Столько лет прошло, а каждый предмет сохранился в первозданном виде и на том же месте"- подумала она.
   - Ух, столько здесь пива было выпито!- мечтательно произнес он, расстилая тонкий плед на скрипучем диване. Леся смахнула рукой толстый слой пыли с колченогого столика.
   - Да оставь ты! Ты же не убираться сюда приехала!- сказал он раздраженно. Леся осеклась, в самом деле, ну пыль и пыль, лежит себе пару лет и никому не мешает.
   - Ну давай рассказывай!- усаживаясь напротив, произнес Максим.
   - А что?- не зная с чего начать, спросила девушка, прислонившись к старому потертому постеру группы 'ласковый май'. Макс не мог скрыть ироничной улыбки, глядя на юного Шатунова на фоне растерянной Леси. Словно на пятнадцать лет назад вернулся. Странное дело.
   - Ну что считаешь нужным, то и рассказывай - пояснил он, поправляя массивные пластиковые часы.
   - Ну я учусь, хочу стать педагогом начальных классов - ответила она и посмотрела на ответную реакцию парня. Он удивленно вскинул брови, спрятав ироничную улыбку.
   - Да ладно? По собственной воле вытирать засранцам сопли, вот маразм... ну ты даешь, Лапушкина. Вмиг помрачнев, Леся отвела взгляд. Тот пренебрежительный тон, с которым он произнес эту фразу, оставил темное пятно в ее душе. Словно по белоснежному ковру кто-то прошелся грязными кирзовыми сапогами.
   - Ну не тебе судить, что хорошо, а что плохо!- совладав с обидой, выпалила она, - не все же измеряется материальными вещами.
   - Да я в отличие от тебя, все больше по земле хожу, куда мне до твоих высоких заоблачных идей!- сверкнув стальным взглядом, ответил Максим, выкладывая пачку сигарет на пыльный стол.
   - И чем же ты занимаешься на этой самой земле?- съязвила она, скрестив руки на груди.
   - Ею ,родимой, и занимаюсь - хмуро ответил он, уловив неприкрытый сарказм,- и весьма успешно, милая!
   - Ясно все с тобой, папкин бизнес, а ты типа минибосс - усмехнулась она, невзначай уколов в самое болезненное уязвимое место. Парень плотно сжал губы, злобно прищурив серые глаза. ' А все же хватку не потеряла, все та же маленькая язва' - подумал парень, вглядываясь в тонкую стрелку на верхнем веке.
   - Да если и так, я в отличие от тебя в Москве живу, езжу на дорогой машине и купаюсь в средиземном море. А что имеешь ты со своими высокими идеалами ? - передразнивая ее нежный голосок, спросил он. Леся вспыхнула вмиг, от обиды ее сердце сжалось в тугой узел и казалось, его жестокость пронзила самый незащищенный уголок души.
   - Ты прав - мрачно ответила она, - я живу в крохотной квартире с родителями, хожу в дешевой одежде с рынка, и средиземное море видела только по телевизору, но это не делает меня хуже тебя, ясно?- хлестко бросила она, испепеляя его своими зелеными глазищами. Где-то глубоко в нем проснулась жалость, а он терпеть не мог это чувство: отец с детства стыдил его за эти проявления, не позволяя никому жалеть сына.
   - Ладно, не кипятись, не хотел тебя обидеть, извини!- ответил он, жадно затянувшись сигаретой. Леся уже хотела было встать и уйти, но собственная внутренняя сила и вера в свою правоту позволила ей остаться и продолжить диалог:
   - Макс, а ты счастлив с этими своими денежными погремушками? - вдруг спросила она, смахнув паутину с коленки. Парень выдохнул дым в сторону приоткрытой двери, на ходу надевая привычную маску.
   - Конечно, я имею все, квартиру в центре, работу, отдых - начал деловито перечислять он.
   - А семью собираешься создавать? - недослушав его монолог, спросила она.
   - Тебя интересует, есть ли у меня постоянная дама сердца?- приподняв бровь, ухмыльнулся он. Леся тяжело вздохнула в ответ, они говорили на разных языках.
   - Я тебя спрашиваю о самом главном, есть ли в твоей жизни место любви, Макс? - спросила она, широко раскрыв глаза. Парень почувствовал, что девчонка заходит за запретную зону, огражденную колючей проволокой.
   - А любовь это что, обязательное условие жизни?- хрипло спросил он, с вызовом глядя на нее. Леся несколько секунд приходила в себя от подобного высказывания, ощущая, как ком волнения подступает к горлу.
   - Мне кажется, главное счастье в то, чтобы найти любовь, создать семью, родить детишек- искренне ответила она, а для тебя разве нет?
   - Не знаю, по мне так любви нет, есть физика тела, сдобренная общими интересами и страхом остаться в одиночестве!- серьезно ответил парень, придвигаясь чуть ближе. Леся не верила своим ушам, раньше Макс не был таким циником, он любил животных и с трепетом относился к своей матери.
   - А любовь к детям, родителям, ее тоже нет? - сдавленно спросила она, подсознательно не желая слышать его ответ.
   - Есть, только она вдалбливается нам с малых лет, и у нас нет выбора, если мы считаем себя нормальными, то должны любить своих детей и родителей! - равнодушно ответил он, желая поскорее сменить тему.
   - Макс, я тебя не узнаю - ответила Леся и погрузилась в мрачные размышления.
   - Эй, чёго ты грузишься и кто из нас несчастнее теперь, у меня все в шоколаде, поверь, малышка!- нарочито весело произнес он, раскидывая карты на бордовом покрывале.
   - Давай лучше в картишки, на раздевание!- предложил он, сверкая хищным взглядом. Леся нервно взглотнула липкую слюну. В карты она играла хорошо, а на раздевание как-то не доводилось.
   - Нет, давай просто так! -предложила, беспокоясь за собственное целомудрие.
   - Ясно, ты все та же трусливая девчонка, да еще и в дурака играть не научилась до сих пор - издеваясь, ответил он, тасуя колоду. На доли секунды нездоровый импульс проник в ее голову, и она согласилась, трезво оценивая свои высокие шансы на победу.
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
   Девушка получила на руки первую партию карт и еле сдержала улыбку. "Лучше не придумаешь, четыре козыря и два туза"- отметила она. Макс, по всей видимости, не разделял ее ликования, его лицо выглядело напряженным: губы плотно сомкнуты, светлые брови сдвинуты к переносице.
   - Чего так, мельче нет?- озадаченно спросил он, исподлобья глядя на девушку. Леся приняла важный вид, взмахнув длинными ресницами.
   - Все что есть, другого не имеем и так всю мелочь скинула - ехидно ответила она. Макс нервно закусил губу, потирая подбородок указательным пальцем.
   - Беру - хмуро ответил он, понимая, что с такими картами он обречен.
   Первый кон безжалостно снял с парня носки, второй- ремень. Леся ехидно потирала ладошки, подначивая невезучего игрока. Макс смеялся в ответ, обещая обязательно отыграться. Напряжение от недавней беседы несколько ослабло и они снова поймали пульс друг друга. Разговор потек сам собой. Глаза девушки искрились счастьем от долгожданного разговора со старым привычным Максом : умным, изворотливым, колким, но от этого не менее обаятельным и милым. Легкий осадок горечи остался где-то глубоко и Леся сделала вид , что позабыла о недавнем неприятном разговоре.
   - Ты в Москву не собираешься, педагоГ?- спросил парень, кидая последнюю козырную карту. Девушка вздохнула: Во -первых, она снова проиграла, и ей предстояло снимать последнюю безобидную вещицу, а во-вторых, разговор о переезде был очень щекотливой темой. Снимая вторую серьгу, она скривила рот и ответила:
   - Хочу, хотя бы в город побольше нашего, о Москве молчу - честно призналась она.
   - А в чем вопрос, переводись и переезжай - ответил он, передавая ей колоду.
   - Легко сказать, кто меня там ждет!- ответила девушка, жить негде, здесь мама с папой, бабушка.
   - Слушай, я же приехал сюда с отцом, и ты сможешь ее навещать, а потом, ты что всю жизнь собралась тухнуть в своем городке? - сказал он, бросив на покрывало семерку пик.
   - Нет, я думала доучусь, а потом поеду с дипломом уже!- неуверенно отвечала девушка, перебирая в голове, что еще можно снять, кроме джинсов и кофты, - да и потом, ты забыл, это и твой город тоже, ты в нем вырос.
   - Это было давно и неправда - прошептал он, склонившись совсем близко - я тебе секрет открою, тебя в Москве и с дипломом никто не ждет, там все покупается и продается. Сами Вузы дипломы продают, хочешь, я тебе спонсирую.
   - Не надо мне ничего спонсировать, я сама закончу, не тупая - обиделась Олеся.
   - Не тупая, а глупая, время бы сэкономила - продолжал потешаться парень. Спустя десять минут ожесточенной битвы, Леся сгребла под себя все карты и озадаченно посмотрела на Макса.
   - Может, закончим, уже поздно? В ответ, как и полагалось, услышала возмущенный возглас:
   - Ничего себе дела, соскакиваешь, значит, проиграла и в кусты? Девушка устыдилась собственной трусости, в конце концов, на ней самый лучший лифчик, да и на пляже люди ходят также. Несколько секунд поколебавшись, она резко стянула тонкую кофту, стеснительно скрестив руки на груди. Взгляд Максима нахально скользнул по сиреневому белью, словно проникая под тонкое кружево. И Леська почувствовала, что пора остановиться.
   - Все последний кон и по домам, поздно уже! Максим приподнял бровь в язвительной ухмылке:
   - Боишься голышом идти по росе? Леся по старой привычке стукнула парня по коленке, в надежде угомонить его колкий язык.
   - Я не боюсь, просто не хочется на ночь тебя увидеть в неглиже!- съязвила она, раздавая карты.
   - О, поверь, ты не разочаруешься!- ответил он, подмигнув хитрым глазом., - правда не знаю, есть ли тебе с чем сравнить?
   - Есть, еще как - отрезала девушка, со злости кидая трефовую даму. Отчего-то улыбка Максима исчезла, превратившись в тонкую нить.
   - Встречаешься с кем-то?- серьезно спросил он, покрывая ее карту своей.
   - А тебе-то что?- снова наступая, агрессивно спросила девушка, - или, по-твоему, я такая страшная, что со мной и встречаться нельзя?
   Максим впервые испытал щекотливый приступ любопытства, желая поскорее узнать причину их расставания.
   - Ну, просто узнать о тебе хочу побольше, это незаконно?- парировал он. Леся ответила ему подходящей картой, и кинула напоследок козырного туза. Макс с наигранным сожалением вздохнул и улыбнулся:
   - Ладно, так и быть, посмотри на идеальное тело! С этими словами он снял с себя серо-голубую футболку, обнажив загорелый, подтянутый торс. Его фигуру нельзя было назвать накаченной, скорее он пренебрегал походами в спортзал. Однако широкие плечи и крепкие руки выдавали в нем большого любителя плавания. Олеся немного смутилась, но вида не подала, даже взгляд ее остался по - прежнему пристальным и невозмутимым.
   Макс вальяжно раскинул руки в разные стороны, сверкая необычным золотым кулоном с небольшим волчьим клыком на конце. Леся всегда питала страсть к украшениям и не могла не отметить интересную вещь.
   - Красивый такой...- указывая взглядом на цепочку, произнесла она, наконец, расслабив руки.
   - Я - то, конечно да- пошутил Макс, - а ты раньше не замечала?
   - Кулон - на полном серьезе пояснила Олеся, слегка коснувшись сверкающего изделия. Макс ощутил близость ее пушистых волос и горячего тела, и немного отстранившись, пояснил:
   - Руками не трогай, это личное. Олеся отдернула пальцы, словно обжегшись резкостью произнесенных слов.
   - Извини!- исподлобья сказала она, принимая привычное положение, прислонившись к стене. Максим пожалел о собственной резкости.
   - Ну что по домам? - предложил он, глядя на сконфуженную девушку.
   - Ага!- ответила она, натягивая кофту обратно. Выключив свет, они вышли из кирпичного домика, и направились к машине. Луна на небе сияла огромным красным диском.
   - Макс, смотри какая луна красная!- остолбенев, воскликнула Леся. Парень посмотрел на темный горизонт и увидел небесную гостью во всей красе.
   - А что это она такая?- встревожено спросила Леся, подойдя ближе к Максу. Поняв ход ее мыслей, он сделал паузу и зловеще улыбнулся.
   - А ты не знаешь?- шепотом спросил он, почти касаясь губами ее шеи, - этот день особенный.
   - Чем?- еще более встревожено спросила она, стараясь разглядеть в темноте его выражение лица. В этот момент Макс незаметно швырнул плед в сторону, отчего листья репейника тихо зашуршали. Услышав неожиданный шорох, Леся застыла в ледяном страхе. Резко дернув ее за рукав, Максим скомандовал:
   - Бежим!
   Олеся, не помня себя от страха, помчалась со всех ног прочь от пугающего звука. Высокая трава больно хлестала по рукам, словно мешая вырваться на свободу. Не оборачиваясь назад, она добежала до машины и тут ее настила мысль: Где Максим? Остановившись на безлюдной дороге, она с ужасом вглядывалась в высокую траву. Макс тихо лежал на мокрой траве и угорал от смеха.
   - Макс!- прокричала она, ощущая как липкий страх отнимает последние капли здравого смысла, - Макс-и-м - не выдержав, воскликнула она, ощущая себя героиней низкобюджетного американского хоррора.
   - Преломление света!- послышалось рядом. Девушка обернувшись, увидела целого и невредимого друга, возникшего словно из под земли.
   - Что?- непонимающе переспросила она, вытирая мокрый нос.
   - Красная луна, глупая, бывает, когда лучи преломляются особым образом - спокойно ответил он, пронзая тишину хриплым голосом. Леся ощутила, как вместо шока приходит ярость:
   - Ты что идиот что ли, так пугать? Я думала, умру от страха - прокричала она, вцепившись в ворот клетчатой рубашки.
   - Для начала, не умри от глупости - парировал он, перехватив ее запястья. Ощутив физическое воздействие, она разжала пальцы, и пообещала напугать его так, что он начнет заикаться.
   - Давай, давай, мне как раз адреналина не хватает!- ответил он на полном серьезе. Леся чувствовала себя полной идиоткой, осознав, что этот шорох был ничем иным, как брошенным покрывалом. Не в силах признать его удавшийся розыгрыш, она промолчала всю дорогу, одарив на прощанье ледяным взглядом.
   - Мне понравилось!- закрывая дверь, сказал он, - давно так не ржал!
   - Иди в цирк!- прошипела девушка, закрывая скрипучую калитку. И хоть все это было шуткой, и никаких вампиров, привидений и вурдалаков поблизости не наблюдалось, Леся ускорила шаг, почти влетая в душную комнату.
   'Натопила зачем-то' - подумала Леся, ощущая жар, исходящий из печки. Набегу снимая оставшуюся одежду, она запрыгнула на кровать, и принялась прокручивать события уходящего дня.
  
  
   Макс вернулся к машине, вспомнив о том, что не заблокировал двери. Мельком взглянув на небо, он широко улыбнулся.
   ' Какая же она все -таки забавная' - подумал парень, щелкая зажигалкой. Всплыли разом все забавные случаи из детства : теплые, окрашенные пушистыми одуванчиками и душистым сеном. И зеленые глаза проникли под самый толстый слой, сбивая с толку, мешая в голове мысли.
   Домой идти не хотелось : звуки полуночных сверчков завораживали своей мелодичной трескотней, легкий ветерок приносил с собой аромат свежей листвы. Выпустив клубы сизого дыма, он вспомнил, с каким неподдельным интересом Олеся рассказывала о школе, детях. Как искрились ее глаза, когда речь зашла о Ваньке, который вот-вот пойдет в первый класс. 'Не понятная она, кто в наше время мечтает быть педагогом, получая десять тысяч за адский труд? Все мои бывшие девчонки стремились стать моделями или работниками офиса, на крайний случай. А этой блаженной, первоклашек подавай!' - усмехнулся Макс, запустив дымящийся окурок через забор.
   Соседская собака протяжно завыла, почуяв вражески брошенный окурок. Услышав хриплый вой, Макс быстро сорвал с ветки спелую сливу и отправился спать.
   В кухне сильно пахло жареной рыбой. Макс не смог устоять перед соблазном заглянуть в сковородку.
   - Карасики - вдохновенно прошептал он, накладывая деревянной лопаткой золотистую рыбку. Поставив тарелку на подоконник, он принялся с аппетитом поглощать остывшее блюдо. Даже в столь поздний час, мысли о Лесе не давали покоя:
   ' Белье такое надела... Наверное, лучшее, что у нее было, уж не думала ли она, что я стану ее домогаться' - подумал Макс, с жадностью откусив зажаренный плавник. Завершив поздний ужин, он отправился на заслуженный отдых.
  
   ****
  
  
   - Лесенька, вставай!- кто-то прошептал над ухом. Девушка не хотела просыпаться, досматривая очередной приятный сон с участием десятка эклеров и прочей выпечки.
   - Леся!- громче сказала бабушка, - вставай, по грибы иди, я печку натопила, сушить будем! Девушка, не успев открыть глаз, представила себе холодное туманное утро, с многочисленными лужами, оставшимися после вчерашнего ливня, и вставать совершенно перехотелось.
   - Ба! Может, завтра?- впервые поддавшись объятиям лени, взмолилась она.
   - Это на тебя Максим этот так действует?- прошипела бабушка, - а ну живо вставай, ишь, гулена какая, до трех гуляет, потом встать не может! В ответ Леся недовольно скривила губы.
   - Встаю! - прохладный воздух обнял теплые плечи.
   Опустив босые ноги на ледяной пол, она зябко поежилась и посмотрела в окно. Запотевшие окна не предвещали ничего хорошего, вероятно, на улице похолодало.
   - Ба, там холодно? - скривившись, спросила девушка, закутываясь в старый байковый халат.
   - Да, оденешься теплее, сейчас в холод и туман лучшие грибы, ты же знаешь. Действительно, с малых лет Олеся была осведомлена, что в жаркие дни грибы становятся червивыми, а в такие, как сегодня, есть шанс найти пару десятков крепких боровичков. Бабушка торопливо гремела посудой, отыскивая плетеную корзинку под грибы. Олеся вяло прошла в кухню, поглядывая на свое отражение в зеркале. Она относилась к той редкой категории женщин, которые нравились себе по утрам. Без косметики она выглядела еще миловиднее: мягкие черты лица вкупе с озорными светлыми локонами, делали Лесю сущим ангелом.
   - Я поела, давай корзинку!- отрапортовала девушка, натягивая коричневые резиновые сапоги. Бабушка вылетела с чулана с огромной корзиной в руках. Леся удивленно округлила глаза.
   - Я, конечно, все понимаю, но я вроде не за подснежниками собралась! В ответ бабуля молча всучила сей драгоценный предмет и перекрестив внучку, закрыла за ней дверь. " Крепостное право какое-то"- сокрушалась она, вешая корзинку через плечо, - " специально такую дала, чтоб я до завтрашнего утра ее набирала и с Максом не встретилась". Вспомнив о своем сероглазом раздражителе, она деловито поправила зеленую косынку, поймав себя на мысли, что не горит желанием встретиться с ним в таком виде.
   Утро выдалось действительно прохладным: потоки свежего воздуха беззастенчиво трепали придорожные кусты, прозрачные росы осыпались на холодную землю с каждым новым шагом. Благо Леся надела толстый вязаный свитер, рейтузы и косынку, в общем, усиленная экипировка позволила ей не ощутить на себе в полной мере погодные изменения.
   - Так, солнце слева - запоминая положение светила, вслух произнесла она. Крайне важно в лесу не терять ориентир, и Олеся всегда об этом помнила, отправляясь на дальние расстояния. Пройдя несколько метров по зеленому влажному мху, она заприметила коричневую шляпку, забавно торчащую из-под еловой ветки.
   - Ага, попался!- радостно воскликнула она, ускоряя шаг. Приподняв ветку, Леся не смогла сдержать улыбку: под елкой ее ожидал приятный сюрприз в виде многочисленного семейства белоногих боровичков. ' Бабуля не прогадала с размером корзинки'- подумала девушка, глядя на заметно потяжелевшую ношу. Направляясь вглубь болота, она ловко перешагнула поваленную березу, и очутилась на клюквенной поляне . Присаживаясь на корточки, она коснулась пальцами тонких нитей, на которых алыми бусинами сияли крупные ягоды. ' Недоспели'- отметила она, глядя на зеленый бок восковой ягоды. Отправляясь дальше, девушка обнаружила целую поляну белых грибов, словно нарочно рассыпанных матерью- природой по высоким мшистым кочкам. Заботливо срезая гриб ножом, она оставляла часть корней в земле, тем самым не нарушая грибницы.
   - Половина уже есть - гордо отметила Леся, присаживаясь передохнуть на сосновый пенек. Вытянув уставшие ноги вперед, она сняла влажную косынку и подставила щеки легкому ветерку. "Погода явно налаживается"- подумала девушка, ощущая, как макушку припекают солнечные лучи. Вдруг из еловой чащи послышался треск сучьев, Леся замерла, прислушиваясь к неожиданным звукам. Треск постепенно усиливался, нагоняя приличную порцию страха. Девушка уже поднялась с пенька, собираясь избежать неприятной встречи с медведем- лосем- оленем... Но внезапно остановилась, услышав знакомый голос.
   - Леська! Ты?
   Девушка готова была провалиться сквозь землю, или утрамбоваться в собственной корзине, прикрывшись грибочками. В общем, встреча с Максом - это последнее, о чем она мечтала в данный момент. Поняв, что притвориться кустиком уже не получится, она все же решила помахать ему рукой.
   - Привет, Лесь!- как-то слишком благодушно произнес он, наспех поправляя взъерошенные волосы.
   - Привет, Макс!- ответила она, стыдливо прикрываясь корзинкой.
   - Ого, ты грибник!- воскликнул он, бесцеремонно заглядывая в корзину. Леся горделиво подняла нос кверху, наслаждаясь его случайной похвалой.
   - А ты набрал?- в ответ спросила она, смущаясь под его пристальным взглядом.
   - Да я и не искал особо - ответил он, тряся перед собой полупустым пакетом. Видя удивленное лицо девушки, Макс пояснил:
   - Да я свалил под благовидным предлогом, отец дома загоняет, сама знаешь.
   - Еще как знаю - быстро ответила Леся, подтягивая вверх съехавшие рейтузы.
   - А ты сегодня прям секси, как я вижу! - пошутил Макс, подмигивая хитрым глазом. Девушка вмиг зарделась, мечтая огреть хама тяжеленной корзиной.
   - По - твоему, в лес ходят на шпильке?- резко бросила она, выпуская колючки.
   - Лапушкина, уймись, это шутка!- ответил Макс, выхватывая из ее рук тяжелую корзину.
   - Ты понесешь?- неуверенно спросила она.
   - А ты понесешь меня, ок!- пошутил парень, выходя на песчаную тропинку.
   Леся хмыкнула в ответ, ощутив приятную легкость в плече. Глядя на его широкую спину, облаченную в неприметную спецовку, она поймала себя на мысли, что не так уж и ужасно выглядит, если не считать проклятых штанов.
   - Я уезжаю завтра утром!- хмуро сказал он, сбивая ногой придорожную поганку. Олеся ощутила, как сердце вмиг похолодело.
   - Больше не приедешь? - спросила она, стараясь скрыть досаду.
   - А ты хочешь меня видеть?- парировал он, обернувшись. Глядя в его дымчатые глаза, Леся не знала, как ответить на этот простой вопрос.
   - Ну да, мы же еще о многом не поговорили еще!
   Парень растянул губы в самодовольной улыбке.
   - Значит, приеду! - ответил Макс, - только не знаю когда, дел по горло. Олеся облегченно выдохнула, зная, что он никогда не дает пустых обещаний.
   Витиеватая тропинка уводила их все дальше и дальше, в сторону болота. Леся собирала по ходу придорожные грибы, складывая их в пакет. Макс был задумчивым как никогда.
   - Макс, а что-то я твою маму давно не видела?- спросила Леся, смахивая с желтой сыроежки здоровенного слизня. Серые глаза на мгновенье прищурились, глядя на болотную ряску, охватившую весь водоем зеленым покрывалом.
   - Слушай, я же тебя не спрашиваю, что это твой отец сюда никогда не ездит?- резко сказал он, обернувшись.
   От такой неожиданной агрессии Лесе стало не по себе, казалось, она спросила Макса, сколько он зарабатывает и где хранит свои сбережения.
   - Ну он с бабушкой не ладит, вот и не ездит - спокойно ответила она, не желая дальше обострять ситуацию. Парень ловко увернулся от колючей еловой ветки и она, словно в отместку, хлестнула по Лесиной щеке.
   - Ай!- взвизгнула девушка, потирая больное место, - Макс! Мог бы предупредить! - закричала она, испепеляя взглядом его затылок. Парень обернувшись, пристально посмотрел на раскрасневшуюся щеку спутницы, и остановился.
   - Дай посмотрю!- сказал он, нежно касаясь пальцами пушистых волос. Увидев искорки ухмылки в его глазах,
   Леся недовольно воскликнула:
   - Что смешного?
   - Ты вся в точку, как будто лицом упала на ежика! - констатировал он, глядя на мелкую россыпь красных пятнышек. Леся недовольно взмахнула ресницами, пытаясь одним взглядом выразить все свое отношение к его действиям.
   - И нечего так смотреть на меня - поймав ее изумрудный взгляд, ответил он,- лучше себе под ноги смотри, а то на лося наступишь, он тебя на рогах покатает.
   - Макс! Заткнись!- прокричала она, не желая вновь становиться объектом насмешек. В эту секунду судьба зло посмеялась над парнем, посылая небесную кару в виде низко растущей ветки.
   - Е*твою! - выругался он, потирая ушибленный лоб. Сзади послышался истерический хохот. Леся не могла успокоиться, буквально согнувшись пополам от приступа безудержного смеха.
   - Лапушкина, хватит ржать, все из за тебя, это ты меня отвлекла! Завтра на работу как с таким лбом?- прошипел он, расширив ноздри.
   - Подорожничек налепи и никто не заметит твоей шишки! - выдавила она, вспоминая, как в детстве Макс постоянно ходил облепленный этим растением. Терпение парня лопнуло, и он сократил дистанцию, шутливо схватив девушку за руки.
   - Я сейчас тебе кое - что залеплю, если не прекратишь стебаться!- еле сдерживая улыбку, сказал он. Олеся продолжала потешаться над парнем, отпуская все новые и новые шуточки. За что и поплатилась, оказавшись прижатой к пушистому мху. Его лицо нависало над ней в такой опасной близости, что Леся вмиг поутихла, стараясь не смотреть в его глаза. На секунду ей даже показалось, что он снова сокращает дистанцию, нацеливаясь на ее пухлые губы.
   - Вот и знай, кто в доме хозяин,- отдышавшись, хрипло сказал он, протягивая ей руку помощи. Протянув ладонь вверх, в тот момент, когда он меньше всего ожидал, Олеся дернула его вниз, прижимая всем своим весом к земле.
   - Ну и кто теперь хозяин?- задиристо произнесла она, ощущая бешеный ритм в груди. Макс в одну секунду снова оказался сверху, теперь уже всем своим весом прижимая Лесю к земле. "Еще немного и внутренние органы прикажут " долго жить"- подумала она, ощущая сильнейшее давление на грудную клетку.
   - Макс, пусти, нечем дышать!- сдавленно сказала она, набирая в легкие побольше воздуха. Почувствовав ее тяжелое дыхание, парень немного отстранился и обхватил ладонью ее подбородок.
   - Давай извиняйся и отпущу!- торжествующе приподняв бровь, произнес он. Леся меньше всего хотела подчиниться его физической силе.
   - Не подумаю!- ответила она, больно ущипнув его за ногу. Максим возмутился от такой неслыханной наглости и спокойно ответил.
   - Тогда будешь лежать, пока не одумаешься, я никуда не спешу! Девушка охотно поверила его словам, видя что он не испытывает ни малейшего дискомфорта от своего доминирующего положения.
   - Макс, пусти, мне нельзя лежать попой на холодном!- приведя железный аргумент, тихо сказала она.
   Поняв ход ее мыслей , Максим резко ослабил захват, и принял вертикальное положение.
   - Твое счастье, Лапушкина, что ты девчонка!- бросил он, отряхнув куртку от тонких нитей пушистого мха. Втайне радуясь своей находчивости, она приняла независимый вид и проследовала вперед по тенистой тропинке.
  
  
   ****
  
   - Что улыбаешься так загадочно? - поинтересовался Макс, обгоняя девушку справа. Его сосредоточенный взгляд пробежался по уголкам девичьих губ.
   - Задумалась, Макс, а что?- сбивая большущий мухомор резиновым сапогом, ответила Олеся.
   - О чем?- настойчиво спросил он, глядя на забавный полет красной шляпки, усеянной белыми крапинками.
   - Не знаю, в природе все так продумано - серьезно произнесла она, - каждая травинка кому- то нужна, даже вот дятел, слышишь- указала пальцем в небо,- трудится, делает дупло для белки. Слушая детский лепет девушки, Максим поменялся в лице. На место заинтересованности пришла фирменная ухмылочка.
   - Во-первых, белки живут не в дупле, а в таких шарах из веток сделанных, ты вроде на биологию ходила, Лапушкина. - насмешливо произнес парень, приподнимая краешки губ.
   - Глупый ты Макс, я о другом, в природе нет ничего лишнего, понимаешь? Даже вот этот мох - тронула пальцем мохнатый зеленый островок,- он не просто так растет, им лоси питаются.
   - Лапушкина, все, кажись тебя расплющило не по детски, ты мухоморчики, не дегустировала, случайно?- коснулся ладонью открытого лба. Ощутив внезапное прикосновение, Леся смутилась. Его пальцы были такими теплыми, как в детстве, только ладонь стала значительно больше.
   - Максим, я понимаю, что ты всегда мечтаешь меня поддеть, но поверь, у тебя не получится, я выросла, и больше не поведусь на твои глупые шутки - зелень глаз обжигала своей пронзительностью.
   - Зелёнка, ты Лапушкина - внезапно произнес он, вставая напротив девушки.
   - В смысле?- непонимающе нахмурилась девушка, приподнимая брови "домиком".
   - Помнишь, я тебя в детстве так дразнил, за твои глаза- коснулся пальцем кончика носа,- красивые.. Его голос звучал гипнотически, вкупе с неотрывным взглядом, ласкающим длинные ресницы. Девушка стояла, словно лань, увидавшая хищника, безмолвно, неподвижно. Когда его палец легонько коснулся бледно- алых губ, Олеся инстинктивно ударила его по руке. Дернувшись, парень нахмурился.
   - Дикая, ты, Леська, я только хотел соринку смахнуть - нашелся, предпочитая выкрутиться из создавшейся ситуации. Отвернувшись, девушка, нервно поправила съехавший платок. Пальцы еле заметно дрожали, затягивая плотный узел.
   - Идем уже, не знаю как ты, а я свою миссию выполнила, бабуля будет довольна.
   - Идем - отрезал парень, раздражаясь незамедлительной реакции собственного тела.
   - Спасибо, что грибы донёс, ты в клуб пойдешь? Сегодня все городские приезжают ?- сворачивая к дому, спросила Леся, повязывая платок сверху корзинки, переполненной белыми шляпками.
   - Ты же знаешь мое мнение относительно этих убогих сборищ- высокомерно ответил Максим, поправляя воротник спецовки. Ощущение покалывания в районе лопатки не покидало ни на секунду.
   - Что с тобой?- спросила она, собираясь сворачивать на узкую тропинку, ведущую напрямик к дому.
   - Не знаю, колет что-то - повел плечом, поморщившись. Внимательно посмотрев на его мимику, Олеся прищурилась.
   - Давай посмотрю - альтруистично предложила девушка, указывая взглядом на спину. Ничуть не смутившись, парень расстегнул куртку, задирая вверх темно- синюю футболку. Внимательно осмотрев загорелые лопатки, зеленый взгляд остановился на темном пятнышке.
   - Я так и знала, клещ!- со знанием дела произнесла она, касаясь пальцами обнаженной спины. Макса передернуло, то ли от неприятной новости, то ли от слишком приятного прикосновения.
   - И что, вытащишь?- спросил он, обернувшись.
   - Ну попробую, я правда только у Муськи до того вытаскивала - озадаченно произнесла Леся, касаясь ногтями темного брюшка, - но зато раз пять.
   - Это безусловно... обнадеживает - саркастично ответил Максим, приподняв светлую бровь. Спустя несколько секунд умелых манипуляций, девушка вытащила кровососа, облегченно выдохнув.
   - Ну, Зёленка, с меня шоколадка - улыбнулся, опуская вниз два слоя одежды.
   - Еще раз так назовешь, я его обратно присобачу- выпалила девушка, откровенно раздражаясь,- или знаешь, давай я тоже буду звать тебя как раньше, белобрысым.
   - Хм, да зови, как хочешь, я перерос эти детские приколы, мне просто нравится, когда ты злишься - ответил, хищно сверкнув светло- серыми глазами.
   - Ясно, ты садист - хмыкнула девушка, расстегивая свитер. Испарина мелкими каплями покрыла ее лоб.
   - Еще какой, что не помнишь, как я в детстве твои секретики раскапывал, и вместо цветочков и прочей лабуды подкидывал дохлых жуков.
   - Помню - скривилась Олеся,- я плакала горючими слезами, а бабушка запрещала мне с тобой дружить.
   - Ага, только ты все равно к нам прибегала, что - что, а свое мнение у тебя было всегда - как-то одобрительно произнес он, выбивая из сапог колючие еловые иголки и прочий сор.
   - Угу, взаимно, ты вообще никогда никого не слушал, был сложным ребенком, помнишь, бабушка твоя даже ремень на изгородь повесила, чтобы так часто в дом за ним не бегать? - спросила Олеся, обмахивая вспотевшее лицо широким листом лопуха. Парень улыбнулся. Широко и так по-доброму, что сердце девичье замерло. ' Какой же он красивый' - пронеслась мысль и Леся опустила голову вниз.
   - Было дело - задумчиво произнес он,- ладно, увидимся еще, может, заскочу на вашу тусовку - скривился, словно наступил сапогом на что-то склизкое.
   Удаляясь вниз по тропинке, Олеся шла к дому. Над головой плыли рваные, перистые облака, словно масляными красками растекаясь по небесной глади. Запах прелой травы, скошенной накануне, перебивал ароматы луговых цветов. Остановившись, Леся обернулась, вдалеке мелькала темная фигура. Улыбка тронула пересохшие губы.
   " И все же я очень рада, Макс"- подумала девушка, вспоминая утреннюю встречу в лесу.
  
   Под тенистым пологом раскидистой вишни, сидя на старой покосившейся скамейке, Олеся перебирала грибы. Нож проворно скользил по белой мякоти, срезая все лишнее. Червяки, и прочие букашки, укрывающиеся на дне корзинки, спасались отчаянным бегством, исчезая в высокой траве. Леся старалась не причинять зла даже противным слизнякам, прятавшимся под коричневыми шляпками подберезовиков. Она любила природу всей душой. С детства, взращенная на деревенских просторах, девушка умела видеть красоту простых вещей. Городская суета казалась ей чужой, инородной, и отталкивающей. Даже в родном небольшом городишке она ощущала себя куда менее уютно, не говоря уже о крупном мегаполисе. Вспоминая недавний разговор с Максимом, она невольно огорчилась, в глубине глаз затаилась обида. Его тонкие намеки на ее никчемное существование, слишком остро впивались в распахнутую душу. Олеся не считала себя неудачницей, напротив, всегда адекватно воспринимала собственное положение. Да, ее семья жила очень небогато, и она часто не могла себе позволить даже новую сезонную одежду, не говоря об отдыхе на морском побережье .С появлением младшего брата ситуация и вовсе усложнилась: приходилось сажать больше овощей, для того, чтобы зимой хоть как-то обходиться без деликатесов. Собранные за лето грибы заменяли дорогое мясо, которое не всегда могла себе позволить семья. И вместе с тем, Леся никогда не жаловалась на судьбу, понимая, что половина населения, живущая в городе, находится в таком же положении. Покупая глянцевые журналы, она украдкой мечтала примерить хоть одно, пускай не самое дорогое платье. В их городе не было ни дорогих бутиков, ни разнообразных развлечений. Салон красоты, именуемый - " Стильным", был единственным в городе приличным заведением. Из его дверей, словно по волшебству, выходили девушки, как под копирку похожие друг на друга. Писком моды была прическа каскад, именуемая в народе " лесенкой". Все красотки города ходили с такой прической, высветляя пряди, делающие их похожими на стадо зебр. Это забавляло девушку, она никогда не понимала этих стадных чувств. Даже когда в их городок ворвался поток длинных сарафанов, и все население стало похоже на одну большую цветочную клумбу, Леся предпочитала все те же старые, удобные джинсы. Единственным неоспоримым минусом прежней жизни, она считала отсутствие какой - либо альтернативы: один рынок, один кинотеатр, до ближайшего крупного города сто пятьдесят километров. С одной стороны ей хотелось вырваться из нищеты, окружающей с ранних лет, с другой- она не представляла себя жителем мегаполиса. И эти внутренние противоречия в последнее время становились все сильнее, словно по капле разъедая гранит прежнего спокойствия. После беседы с Максом, и его рассказами о сытой и веселой жизни, полной новых знакомств, путешествий, Леся ощутила себя и вовсе ущербной. Хотелось спрятать подальше свой старенький потертый телефон, не давая повода для новых усмешек.
   - Леся, милая, ты закончила?- сквозь покосившуюся изгородь, послышался знакомый голос.
   - Нет еще, через полчасика - крикнула девушка, выйдя из задумчивого состояния. Глядя на огромную гору грибов, лежащих на клеенке, добавила - или через час.
   - А что так долго? Еще баню топить надо, ты же хотела помыться? - проскрипела бабушка, приоткрывая калитку. Серое, морщинистое лицо недовольно нахмурило седые брови.
   - Ба-а, ну хватит, а? Я все сделаю, и переберу, и истоплю, до вечера море времени - парировала внучка, не обращая на привычное ворчание бабушки. Вместе с тем, длинные пальцы суетливо очищали бархатные шляпки, от налипшей листвы.
   - Ну-ну- назидательно подняла вверх указательный палец,- я пойду, отдохну.
   - Иди, или, только дров в баню принеси, - вспомнила девушка, быстро шинкуя длинную ножку подосиновика.
   - Ладно - кивнула старушка, исчезая за тенью изгороди.
  
   В доме Резвовых царила напряженная атмосфера. Отец разражённо вычеркивал из списка сорвавшиеся сделки.
   - Максим, как можно было профукать этот участок, там же все на блюдце было. У меня складывается такое ощущение, что ты просто не хочешь работать, не стараешься- кричал отец, не обращая внимания на постороннюю женщину. Ложка остывшего супа встала поперек горла, парень бросил тяжелый взгляд в противоположную сторону кухни. Высокий мужчина расхаживал взад и вперед, тряся мобильным телефоном.
   - Я все сказал, как есть - резко ответил сын, - я не виноват, что ты такой жадный до денег, что хочешь стрясти по максимуму даже с нищих бабок, чем тебе в наших краях не работалось? Прервав бестолковое хождение по комнате, отец перевел взгляд на сына. Укор, смешанный со злостью, обрушился шквалом новых упреков.
   - Да что ты, щенок, понимаешь в бизнесе, если я начну как барыня кисейная ножкой шаркать, выбирать, у меня завтра не будет ничего, и тебе ли меня учить. Плотно стиснув зубы, парень снова застучал ложкой по краю глубокой тарелки, покрытой зеленой глазурью. Последняя капля унижения переполнила чашу терпения. В его голове созрело спонтанное решение.
   - Прости, погорячился - снисходительно бросил Сергей Николаевич, присаживаясь за стол,- мы с тобой в одной упряжке, и доходы у нас общие. Сын ухмыльнулся, язвительно перекосившись.
   - Ага, мои двадцать пять процентов - серые глаза злостью сверкнули в полумраке комнаты.
   - Пускай так, у меня в твоем возрасте не было и мизерной части того, что имеешь ты. В строительном отучился благодаря моим связям, с таким конкурсом ты бы не поступил сам. Хотел квартиру, мы купили. Потом ты стал работать со мной, уже сам купил машину, разве не так? Поездки каждые три месяца, твои дебоши студенческие. Спроси, кто может все это себе позволить. Да твои трусы стоят больше, чем средний доход в месяц местного почтальона. Последний довод был особо убедителен. Однако Макс продолжал молчать, разрывая мякиш хлеба на мелкие кусочки.
   - Я устал терпеть такое отношение, я вообще не хочу больше наживаться на чужой безграмотности и глупости - внезапно выпалил он, пристально глядя в глаза отцу.
   Тот сменился в лице. Что-то нервное промелькнуло в уголках прищуренных глаз.
   - И? - властным тоном спросил он, отодвигая ладонью чашку горячего чая.
   - И я решил начать свою жизнь, отдельную от тебя - собрав все силы, с легкостью в голосе, отчеканил Максим. На самом деле, каждое слово давалось ему очень тяжело. Словно ножницами, перерезая пуповину комфорта и стабильности, он отрезал себя от прежней жизни.
   - Хм, - попробуй, - саркастично хмыкнул Сергей Николаевич,- вернешься, даже меньше полгода пройдет, все свои счета обналичишь, спустишь по привычке и прибежишь к отцу - голос его звучал громогласно, по -пророчески.
   - Я рад, что ты меня понял - резко встал, схватив чашку горячего чая. Отец продолжал сидеть неподвижно, скривив лицо в неподдельном недоумении.
   Только на улице, подставив щеки теплому ветру, Макс пришел в себя. Осознание обретенной свободы врезалось в сознание, наполняя душу особым ликованием. Сейчас ему казалось, что с плеч упал тяжелый груз, состоящий из обмана, наживы, и мук совести. " Зря ты так думаешь, отец, я не настолько глуп, чтобы растранжирить все накопленные средства"- подумал он, вскочив на тонкую перекладину деревянного крылечка,- я поднимусь гораздо выше тебя, докажу, что я могу сам обеспечить себе жизнь, и ни от кого не зависеть". Гордыня одобрительно похлопала парня по плечу, растворяясь в потоке мыслей.
  
  
  
   ГЛАВА 3
  
  
   Вечер подкрался тихим шелестом теплой листвы. Разбросал на полях янтарные брызги уходящего солнца. Длинной вереницей тянулись утки, спеша на ночлег. В бане было тепло и уютно. Сидя на нижней полке, Леся вдыхала аромат березовых веников, висящих на противоположной стене.
   Ароматная пена покрывала с ног до головы, создавая невесомый наряд из полупрозрачных пузырьков. Словно ребенок, с раскрасневшимися щеками, девушка хлопала себя ладонями по ногам, создавая рисунок рыбьей чешуи.
   - Ну русалка, чистой воды - звонко расхохоталась, смывая чистой водой следы собственного творчества. Теплые струйки стекали по щекам, подпрыгивая на кончиках острой груди.
   - Олеся, ты скоро? - вопила бабушка, прельнув щекой к двери.
   - Да, ба! Иду. Только маску сделаю - крикнула Леся, выходя в предбанник. На янтарной скамье, пропахшей смолой, лежала миска со свежим огурцом. Быстро нарезав его тонкими кружочками, Леся нанесла его на лицо и села у окна. Чашка остывшего чая как нельзя лучше подошла для утоления жажды.
   - Ух, красота!- завязала влажные волосы в тугой пучок на голове. Распаренные щеки приятно покалывал холодок. Посмотрев в зеркало, висящее у входа, девушка прилепила на место отклеившийся ломтик и открыла дверь. Влажный воздух вмиг окутал плечи, проникая под махровый халат. Стараясь пробежать как можно быстрее всю территорию огорода, Олеся застыла у калитки.
   - Привет- сказал Максим, окинув взглядом смущенную Лесю.
   - Привет!- выдавила она, смахивая подвявший огурец с лица.
   - С легким паром!- улыбнулся.
   - Спасибо, а тебе что? - плотно прижимая к груди полотенце, спросила девушка.
   - Да я к бабке твоей, говорят, она яйца и молоко продает - поинтересовался Макс, схватив с изгороди литровую банку.
   - Продает - онемевшими губами произнесла Леся, еще больше смущаясь.
   - Ну вот я за этим - широко улыбнулся, покрутив банку на уровне глаз.
   - Ясно, а она, наверное, Белку доит - махнула рукой, указывая в сторону сарая.
   - Ну тогда, я к ней пошел, еще увидимся - ответил парень, пропуская вперед сконфуженную девушку. Проскользнув мимо, она старалась изо всех сил сохранять горделивую осанку. Запахом клубники повеяло от ее волос, Максим улыбнулся, заметив, что девушка споткнулась на первой же ступени.
   " Застеснялась вся, как помидор красная' - удовлетворенно подметил Максим, подходя к сараю.
  
   Вбежав в дом, Леся кинулась к зеркалу, словно хотела убедиться в том, что именно такой ее увидел Макс.
   - Ёклмн - взвизгнула она, похлопав себя по щекам. В зеркальном отражении на нее смотрел розовый поросенок с рогаликом на голове, "прям хрюн -единорог"- саркастически подумала девушка, распуская тугой рогалик из спутанных волос. Быстро переодевшись в футболку и спортивные штаны, она принялась расчесывать упрямые волосы. Мысли о Максиме не давали покоя. Сейчас она четко осознала, что сердце слишком предательски дрожит в его присутствии. Слишком сильным было смущение, будто и не знала она его со школьных времен. Закрыв глаза, она нажала большим пальцем на висок, пытаясь привести чувства в порядок. Назойливая муха противно жужжала над ухом, потирая мохнатые лапки о зеленоватое пузо. Пронзительная синь начала опускаться на поле, укрывая плотным туманом верхушки леса.
   Заварив чай, Олеся наспех поужинала и принялась собираться в местный клуб. Привычные кудри безжалостно выпрямились под потоком горячего воздуха. Сейчас она вполне себе нравилась: яркий румянец исчез, делая щеки нежно розовыми, упругая кожа сияла свежестью.
   - Бабуль, я пошла!- крикнула девушка, надевая теплую стеганую куртку, висящую на случай холодных дней.
   - Леська!- возник голос с печки, - смотри у меня без выкрутасов, а то вон вьется, тьфу, кобелек молодой, хвост пистолетом, за молоком он пришел, будто я старая, не ведаю, зачем он пожаловал!
   - Бабуль, не начинай, каждый раз одно и тоже! Смотри не садись в машину. Увезут, надругаются, закопаются, не найдем, и схоронить не сможем - словно наизусть повторила Олеся, делая кислое лицо.
   - Ишь какая, умная! Да все так, вон в Воронках, недалеко, увезли двух дурех прям с гулянки. Думышь небо звездное показывали, что они три дня мычали, как телки недорезанные !- скрюченный палец вознесся к потолку,- Леся, смотри! Я за тебя перед матерью отвечаю.
   - Ба, нас там каждая собака знает, кому мы нужны, не смеши, а приезжие в нашу деревушку не заезжают, сравнила тоже, Воронки...- хмыкнула девушка, обувая черные ботинки на низкой подошве. Дверь скрипнула, и в темноте послышались тихие женские шаги.
   Старая женщина озабоченно махнула рукой, и слезла с печки.
  
   В небольшом сельском клубе, больше похожем на жилой дом, полуразрушенный временем, звучала громкая музыка. Сейчас он находился между двумя деревнями, недалеко от шоссе. Местные жители до того достали администрацию жалобами на шумную молодежь, что те пошли на уступки, и перенесли эпицентр веселья подальше от деревни. И первым и вторым, как оказалось, это было только на руку.
   Молодежь возрадовалась возможности скрыться от назойливых взглядов местных старушек. А те, в свою очередь, наконец, начали высыпаться ночами.
  
   - Леська, привет - сказал Вадик, выбежав на крыльцо. Запах табака окутал пространство. Девушка закашлялась, пытаясь избавиться от першения в горле.
   - Одна? - шепнул парень, подойдя ближе. Деревянные доски скрипнули под его ногами.
   - А с кем я должна? Ирка с тобой ушла, Валька с Наташкой позже придут - непонимающе ответила девушка, присаживаясь на широкие перила крыльца.
   - Ну а Макс же не уехал вроде, он разве не проставляется? - не унимался приятель, присаживаясь рядом, словно нахохленный воробей.
   - Не знаю, а с чего, вы же и так пили в лесу - укоризненно произнесла Леся, вытащив горсть семечек из кармана.
   - Ну, здесь все лето бухают, если кто проставится, будто для тебя новость- усмехнулся Вадик, протягивая ладонь. Неохотно согласившись, Олеся посмотрела в сторону дороги, освещенной тусклыми фонарями. Ни одной машины, ни одной живой души. Словно этих забытых богом деревень не существует на карте.
   - Приедет, не парься, Лесь - подпихнул под бок, закуривая сигарету, - ты ему нравишься, а сейчас и подавно, вон какая у нас красотка.
   Девушка вмиг зарделась, словно школьница, не выучившая урок.
   - Не говори ерунды, Вадь, ты вечно насочиняешь, потом переврут, а баба моя валидол горстями принимать начнет - не сознавалась девушка, пытаясь сохранить в тайне волнение в груди.
   - Тебе виднее - сплюнул слюну в темную траву, и соскочив с перекладины, исчез за дверью. Оказавшись одна, Леся вновь загрустила. До приезда Макса все было вполне непринужденно. И утренние походы в лес, и вечерние посиделки в клубе. Сейчас все потухло, потеряло краски. Зеленые глаза неотрывно гипнотизировали бледно- серый асфальт.
   " Поскорее бы он приехал"- прокралась мысль, пугающая своей откровенностью.
  
   Вдруг дверь распахнулась, и на улицу вывалилась вся развеселая компания. Заведующая клубом явно пошла на уступки галдящей толпе, и позволила распивать спиртное, не входя из помещения. Запах перегара сильно ударил в нос. Вот к чему она никак не могла привыкнуть, так это к тошнотворному запаху, состоящему смеси сухариков и дешевого пива.
   - Олеська, а ты чего не заходила?- растянула Катька, одергивая вниз короткую майку, обнажившую пупок с блестящей сережкой.
   - Привет, Кать, я решила воздухом подышать- соврала девушка, переминаясь с ноги на ногу. Темное крыльцо вновь заполнил поток света. Тетя Валя, заведующая клубом, ровно в положенное время закрыла дверь на огромный замок.
   Толпа дружно заохала, в просьбах не закрываться еще хотя бы часик, но женщина была неумолима. Хитрый взгляд Вадика проводил уходящую Валентину, и как только она исчезла за поворотом, он шепнул.
   - Не парьтесь, есть второй вход, там дверь деревянная, только через кусты полезем, и откроем клуб.
   - Вадик, прекрати! - возмутилась Олеся, - это противозаконно, женщину лишат зарплаты из за вас.
   - Лесь, или спать, если такая правильная - недовольно бросила Катя, закуривая сигарету на пару с Мишей. Девушке ничего не оставалось делать, как издалека наблюдать за вопиющим актом вандализма. Словно стая серых мышей, ребята выстроились в цепочку, и по одному прошли сквозь кусты. Спустя пять минут свет и правда зажегся, толпа завизжала, разливая водку по пластиковым стаканчикам. Леся все еще оставалась на крыльце, не желая участвовать в этом беспределе.
   Внезапный свет фар осветил кирпичную стену клуба. Перепугавшись, ребята вырубили освещение. Леся тоже замерла. Машина с тихим шорохом въехала во двор. В свете фонаря темнела знакомая фигура.
   " Приехал"- заволновалось сердце, разгоняя кровь с бешеной силой. Присвистнув, Макс подошел к крыльцу. Внезапно погасший свет явно насторожил парня.
   - Макс- послышалось из темного угла, - привет!
   - Лесь? - удивился Максим, поднимаясь по ступенькам, - ты здесь одна!?
   - Неа, все в клубе, шифруются - задорно сказала девушка, поднимая оброненный платок.
   - А ты что не идешь? - еще более удивленно спросил он, подсветив ее лицо зажигалкой.
   - А я не хочу участвовать в преступлении- на полном серьезе произнесла она, скрещивая руки на груди.
   - Мм, и что теперь поход в клуб является преступлением?- с наслаждением разглядывал каждую черточку ее нежного лица.
   - Они задний вход ломом вскрыли - нехотя произнесла девушка, указывая жестом в сторону кустов.
   - А, ясно, боишься, Зелёнка, что бабка заругает - от сказал это так ядовито, что девушка злобно сверкнула взглядом в ответ.
   - Не боюсь, перестань!
   - Тогда идем. Там теплее. Я в одной кофте замерзну - резонно подметил парень, касаясь теплой ладонью ее запястья. Разряд электрического тока прошел по спине, вызывая в пояснице приятную дрожь.
  
   - Ну что, идешь, или будешь мерзнуть?- вновь повторил Макс, сунув обе руки карманы штанов. Леся попала в неловкую ситуацию: с одной стороны ей хотелось составить Максу компанию, с другой - не хотелось нарушать собственное слово.
   - Иди один, я, наверное, домой пойду, раз никто не выходит - наконец сообщила она, преодолев собственное желание.
   - Нет.., одна не ходи, подожди здесь, я с Вадиком поздороваюсь, и отвезу тебя - бегло ответил, спускаясь по ступеням.
   Этот ответ, судя по всему, не пришелся ей по вкусу, в тайне Олеся надеялась на то, что Макс приехал исключительно ради нее.
   - Хорошо, только не долго, ладно?- сказала девушка, окинув взглядом кусты, укрытые плотным туманом.
   - Ладно, только никуда не уходи!
  
   Как только Максим зашел за угол здания, Леся пожалела о собственном решении.
   " К чему такая принципиальность, тоже мне, преступление..., - закусила губу,- как будто вместе с Вадиком не лазили к тете Мане за сливами на позапрошлой неделе". Минуты ожидания тянулись слишком долго. Шумные возгласы становились все громче.. Кажется , кто-то врубил плеер мобильного телефона на всю катушку. Катька заливисто смеялась, и кажется, Леся понимала, кому именно адресован ее пронзительный хохот.
   Любопытство пересилило принципы, и Леся незаметно подкралась к деревянной двери с огромным замком. Приникла ухом к старой, облупившейся краске, и прислушалась. Судя по громкому голосу Вадика, можно было понять, что обращался он к Максиму. Кажется, уговаривал поддержать компанию стопкой прозрачного напитка. Дальше возник шум, который помешал Лесе расслышать ответ. Она раздраженно обернулась, увидев две пары фар, мигающих на шоссе. Кажется, автомобили снижали скорость. И действительно, дальний свет переключился, и одна из машин въехала во двор. За несколько секунд Леся вспомнила все бабушкины причитания о бандитах с большой дороги, и недолго думая, она сиганула через перекладину. Приземление вышло на редкость удачным, даже ладони почти не пострадали. Леся метнулась к знакомым кустам, услышав хлопок железной двери. Будучи осторожной по жизни, девушка решила подстраховаться, и пренебречь принципами.
   - Ого, наша мисс Правильность пожаловала!- взвизгнул Леха, закусывая очередную стопку соленым огурцом. Леся раскраснелась, словно это она вскрыла клуб, и как последний алкаш распивала дешевую водку на колченогой табуретке.
   - Выключите свет, дураки!- прошипела она, там две машины приехали, вдруг проверка. Напрягшись, Вадик вырубил свет. В этот момент створка хлипкого окна задрожала, и в приоткрытую щель проник мужской голос.
   - Эй, народ! Пустите потусить.
   - Это Гусь - как-то озабоченно произнес Вадик. Лицо его не выражало особых восторгов. Девчонки тоже заметно напряглись. Катька, стоящая рядом с Лесей, непроизвольно запахнула короткую джинсовку до самого ворота. Одна Леся непонимающе уставилась на Максима. Судя по выражению его глаз, этот самый Гусь был ему совершенно не знаком.
   - Мы уходим уже!- крикнул Вадик,- подойдя к окну, видишь, вырубили свет уже.
   - А чего замок висит? - пристал Гусь, сияя в окне бритой головой.
   - Так вот вскрыли, хотели посидеть - снова ответил Вадик, - тока не рассчитали немного, нечего пить.
   - А покурить есть?- скривился Гусев, еще сильнее протискиваясь в окно.
   - На- протянул сигарету Вадик.
   - Не, мы зайдем все же, у нас же целый ящик пива в багажнике - обрадовался Гусь, вспомнив о заначке.
   - Ну как хотите - раздраженно ответил Вадик, понимая, что ничем хорошим этот визит не кончится.
   - В прошлый раз весь стол для пинг- понга оттирали от кровищи до прихода теть Вали. Это Гусю не понравилось, что Леха с ним чокнуться не захотел- шепнул Вадик, словно предупреждая Лесю об опасности.
   " Старших надо слушаться"- судорожно подумала Олеся, впечатавшись в стену, обклеенную дешевыми обоями в коричневый цветок.
   - Не парься ты - процедил Макс, поняв а чем суть этой мышиной возни,- цивильно их отбреем и домой пойдем.
   Спустя несколько секунд в проеме показалась лысая голова, а за ней появились еще три.
   - Ну че, здарова, братухи- пробасил Гусь, - и девахи - противно заржал, засунув руки в карманы потертых 'адидасовских' штанов.
   - Привет - почти хором ответили пацаны, окружив непрошенных гостей.
   - А чья тачила такая расписная стоит под окнами? - хмыкнул парень, отметив взглядом Макса, явно выделяющегося на фоне остальных парней.
   - Моя!- хрипло ответил тот, сунув руку в карман "кенгуру". Вся его пренебрежительная мимика выдавала полное бесстрашие.
   - Крутая, дашь покататься?- загоготал лысый, распечатывая коробку с пивом, - а я тебя пивом угощу.
   - Извини, приятель, я пива не пью за рулем, и тебе не советую - резко ответил Макс, сверкнув стальным взглядом.
   - О, ты наверно "москаль", приехал тут понтоваться, да?- недобро парировал Гусев, сокращая расстояние.
   - Типа да, а ты против столицы нашей Родины? - громко произнес он, перебирая брелком в кармане. Борзый настрой Максима сбил первую спесь с Гусева, и он ,нахмурившись, отошел к столу.
   - Ну налетай, друганы- с звонким клацаньем выставил первую бутылку, обернувшись на притихшую компанию. Ребята переглянувшись, решили не рисковать, и согласиться с предложением. Вадик нервно поглядывал на Максима, опасаясь, что тот огребет по полной, не зная, с кем связывается.
   - Ну, за знакомство, я Толик, это мои друзья - Олег, Димка, и Санек. Вас я всех знаю, успели познакомиться, да, Лех?- подмигнул парню, стоящему поодаль.
   - Я Макс- протянул руку, решив поступить по -хитрому.
   - Ну вот и лады, а это что там за деваха новая?- указал пальцем на растерянную Лесю, тесно прижавшуюся к Лешке.
   - Олеся, ты ее не видел, она не была в прошлые выходные - процедил Вадик, бросив обеспокоенный взгляд в сторону подруги.
   - Ну, Олеся, чего встала, иди, выпьем за знакомство - похотливо окинув взглядом фигуру девушки, предложил Гусь.
   - Она не пьет!- послышалось вблизи. Макс загородил спиной столь увлекательную обзорную экскурсию.
   - А чего, в завязке?- захохотал, отхлебнув мутного напитка. Леся вновь услышала в голове голос бабули.
   " Точно, это, наверное, они, которые по деревням ездят, и беспредельничают"- подумала девушка, нервно сжимая кулак.
   - Слушай, с девушками так не шутят, - вновь возник Макс, тронув Лысого по плечу.
   - А че, научишь как надо?- парировал Толик, причмокнув языком.
   - Ребят, давайте мирно выпьем, и разойдемся?- встрял Вадик,- мы и так здесь накуралесили, не хватало разбить чего, закроют клуб на хрен.
   Максим развернувшись, отошел в сторону двери, где стояла Леся. Сейчас он больше всего хотел увезти ее подальше от возможной опасности. Увидев знакомые дымчатые глаза, устремленные в сторону выхода, Леся еще больше занервничала.
   - Ты, кажется, домой собиралась - тихо произнес Макс, схватив холодную ладонь Леси. Коснувшись её пальцев, парень уловил дикую дрожь, которая охватила все тело девушки. В серых глазах было столько смелости, что она невольно улыбнулась, кивая в ответ.
   Заметив суету возле выхода, Гусь привстал из за стола.
   - А, понятно, понятно...телка типа твоя? Делиться не хочешь, также, как и тачкой. Вот че за народ пошел жадный, а, Вадь - злобно прошипел, брызжа слюной.
   - Иди одна - твердо сказал Макс, подтолкнув девушку к выходу. Словно в тумане она сделала шаг, и провалилась в темноту летней ночи.
   Крик позади, заставили ее остановиться.
   - Иди, я сказал - крикнул Макс, заграждая путь разъяренному Гусеву.
  
   Животный страх проник в каждую клеточку ее тела, сиганув через кусты, девушка с перепугу бросилась в поле. Судя по женским визгам, Катька и Наташка решили последовать ее примеру. Затаившись среди высокой осоки, Леся испуганно смотрела в сторону кустов, подсвечивающихся желтым светом.
   Началась драка. Девчонки выбежали на дорогу, и бросились врассыпную.
   Звук упавшего стола заставил Лесю закрыть глаза от страха.
   " Там же Макс, ну зачем я ушла?"- соленой ссадиной кровоточила совесть. И тут же вспомнив похотливый взгляд Толика, включился рассудок: " нет, это так страшно, надо бежать, позвать кого-нибудь.
   Побежала, изо всех ног. В противоположную сторону от той, что выбрали девчонки. Мокрая трава больно хлестала по рукам, разъедая нежную кожу.
   " А если у них ножи?"- испуганно подумала, подбегая к дому местного охотника.
   - Дядь Вить, вставайте, там, в клубе драка!- прокричала, истошно барабаня кулаком в стекло. Спустя несколько секунд зажегся свет. Мужчина выбежал во двор в трениках и толстой телогрейке.
   - Твою дивизию, опять? - выругался, подпихнув Лесю под спину, - дуй домой, дуреха, шляются ночами, ищут приключений- помахал заряженным ружьем.
   Вопреки здравому смыслу, Леся не побежала к дому. Она шла позади, настолько медленно, чтобы не обратить на себя внимания. Она хотела постоять напротив, просто узнать, что все хорошо, и никто не пострадал.
  
   Густой туман мешал разглядеть полные очертания картины. По количеству мата, доносившегося со двора, Леся поняла, что драка была в самом разгаре. Выстрел в воздух, словно ударом кнута, заставил разъяренный скот замолчать. Леся застыла, глядя на то, как лесничий по одному выводит парней со двора. Две ржавые девятки вскоре уехали, словно призраки, растворившись в тумане. Кинувшись во двор, Леся не могла сдержать эмоций. На ступеньках сидел Макс и Вадик, точнее сложно было понять, кто из них где сидит. Только одежда, запятнанная кровью, выдавала истинную личность сидящего.
   - И ты здесь, шмакодявка - грозно прорычал мужчина, сплюнув густую слюну,- я же сказал тебе, марш домой, я все твоей бабке завтра расскажу, с кем вы тут связываетесь.
   Леся застыла, не решаясь сделать шаг назад. Виктор сурово посмотрел на ребят, что-то пробубнив про себя. Затем быстрым шагом направился в сторону дома.
   - Ты Лешего позвала?- спросил Вадик, отхаркивая слюну, смешанную с кровью.
   - Я - боязливо ответила девушка, уцепившись рукой за край куртки.
   - Спасибо!- одновременно произнесли ребята, переглянувшись.
   - Эти курицы сразу сбежали, умные - отозвался Вадик, - а ты еще и добрая, Леська, они б нас зарезали как поросят, Леха и остальные вслед за бабами метнулись, с*ки - злобно посмотрел в сторону дороги.
   Сделав шаг вперед, Леська плотно сомкнула губы. Плакать хотелось, но не моглось. Вытащив платок из кармана, она протянула его Максиму.
   Тот хмыкнул, и встал со ступени. Багровый синяк на половину лица сделал его неузнаваемым.
   - Красивый я, да?- спросил, вытирая белоснежным платком окровавленное лицо.
   - Не, я красивее - посмеялся друг, щупая разбитый нос,- ладно, пошел я, и вам советую, вдруг вернутся, да не одни. Эти слова заставили Лесю испуганно обернуться.
   - Да не, гонишь, они еще хуже нас, особенно Гусь, думаешь, он терминатор, и ему пофиг, что о его голову стул разбили - серьезно сказал Максим, запихивая платок в карман.
   - Ага, ты красавец, Макс!- усмехнулся Вадик, ковыляя в сторону тропинки.
   - Пока, я теперь не знаю, когда приеду - бросил в след Макс.
   - Давай, приезжай, как я без тебя в окружении баб?- крикнул Вадик через забор.
   Максим искренне улыбнулся, посмотрев на изумленную Лесю.
   - Да, ты была права, надо было ехать домой - пошутил, доставая сигарету.
   - Угу - присела рядом, покосившись на сбитые костяшки пальцев,- прости я убежала.
   - Шутишь, хорошо, что убежала, у них по три складных пера с собой было, я б себе не простил, если б с тобой что случилось, это я тебя задержал - искренне признался друг, выдыхая дым из разбитых губ.
   - Ладно, согласна, ничья - ответила Леся, прижавшись к нему плечом.
   - Больно, изверг- пошутил Макс, хватаясь за предплечье.
   - Извини - выдохнула девушка, скривившись,- я не подумала.
   - Лесь, давай поговорим серьезно?- сказал Максим спустя пять минут молчания.
   - Давай, о чем?- повернулась к нему, переставая гипнотизировать звездный ковш.
   - Я, конечно, могу поиграть в благородного принца, и сказать тебе, что все это фигня, и я ничуть не испугался - начал он издалека,- могу наплевать на собственное время и отбивать тебя от всяких отморозков по выходным - голос его звучал искренне,- но пойми, это полный бред. Я вообще не понимаю, что ты здесь забыла. Ты пьешь водку и отдаешься на лавочке за пачку сигарет? Нет? Тогда что тебя здесь держит, какой смысл торчать в деревне, когда можно увидеть реальную жизнь? - серые глаза настойчиво посмотрели на Лесю. Она сидела на крыльце, обхватив руками колени, и внимательно слушала каждое слово Максима.
   - Тебе не понять, ты другим стал - без всякой злобы ответила она, встретившись с ним взглядом,- я приезжаю в родные места, здесь все мое детство прошло, каждый кустик люблю.
   - Не надоело с кустами амуры крутить, по- моему давно пора и во взрослую жизнь! ?-протянул, понимая, что трудно будет переубедить столь упертую девицу.
   - Как может надоесть то, что любишь?- смутилась, искренне округлив глаза.
   - Хм, легко.. я всегда любил рыбу красную, как -то переел однажды, теперь смотреть на нее не могу- скривился Макс, вспоминая некогда любимый продукт.
   - Сравнил, то рыба, а то родной край - убрала от лица легкие волны, спадающие по плечам.
   - Зачем ты волосы выпрямляешь?- неожиданно спросил, любуясь крупными завитками, торчащими в разные стороны.
   - Не знаю, так красивее, мне кажется - смутилась, опустив глаза. Серый взгляд вновь прошелся по волосам, и Макс улыбнулся.
   - Нет, так хорошо, так намного лучше - коснулся ладонью пушистых кудряшек. Леся затаила дыхание от неожиданности. Любое его прикосновение теперь воспринималось по другому. Волна нежности, смешанной с дрожью промчалась по позвоночнику, разлетаясь бабочками в животе.
   - Хорошо! Не буду выпрямлять - смущенно улыбнулась, шурша рукавом. Уловив ее смущение, Максим и сам немного растерялся. Сейчас его жест не содержал в себе совершено никакого сексуального подтекста, ему просто захотелось потрогать эти мягкие кудряшки, которыми он так любовался в детстве.
   - Короче! Не люблю кружить вокруг да около, скажу напрямую - вернулся к животрепещущей теме. Олеся вновь решилась посмотреть ему в глаза, переборов накатившее смущение. В глубине души она ждала, что он скажет что-то очень важное. И не ошиблась.
   - Поехали со мной в Москву?- выпалил на одном дыхании. Не сумев скрыть удивления, Олеся приоткрыла рот.
   - В смысле? - потрясла головой, словно прогоняя слуховую галлюцинацию. Парень поменял положение тела, облокотившись здоровой рукой на деревянный пол.
   - В прямом, по дружбе помогу тебе, устроишься на работу, тебе же все равно следующий год диплом писать. Там работу быстрее найдешь и зарплаты уж по любому повыше.
   - Да -а - протяжно ответила девушка, плохо осознавая серьезность прозвучавшего предложения,- только как ты себе это представляешь, там и программа-то другая, это же надо как-то с документами разбираться?
   - Успокойся, есть у меня в педагогическом парень один - подмигнул, намекая - если нужно что, подготовишься и сдашь, я не сомневаюсь в тебе. Я с отцом разбегаюсь в плане дел. Поэтому ездить часто не смогу сюда. Надо свои дела налаживать. А ты.. - закурил, сделав паузу,- ты в своем поселке просто пропадешь, Лесь. Я видел, как это бывает. Помыкаешься, тебя никуда не примут, потому что денег на взятку у тебя нет, работу найдешь в своем захолустье, замуж выйдешь за слесаря, в лучшем случае. Переедешь из одного полуразрушенного дома в другой. Каждый день будешь ходить в школу, одной дорогой, ею же возвращаться назад, вечером в знакомый магазин - по выходным на единственный рынок. Муж запьет, как это бывает. Жизнь превратиться в бег по кругу. И только тогда ты вспомнишь о том, насколько глупо распорядилась моим предложением.
   Леся сидела, молча моргая глазами. Что - что, а даром убеждения Макс обладал с детства. Он всегда знал, в какое место вставить нужный аргумент. Девушка тяжело вздохнула, застегивая воротник куртки. Полночная прохлада начала пробирать до костей.
   - Ты прав, я хотела уехать. Но у меня не хватало смелости. Родители рассуждали также, как ты говоришь: нет денег, не поступишь, жить негде. Да и страшно им опускать меня, понимаешь? - взволнованно посмотрела на Максима, осматривающего сбитые пальцы. Он несколько секунд молчал, будто и не слушал ее вовсе.
   - Мы обсуждали это, твои родители всегда будут отговаривать тебя, им проще, что ты рядом, под боком, так за тебя не страшно, в деревне тоже все свои, бабка- цербер, да и потом, здесь никто не соблазнит, не сделает незапланированного ребенка - поднял светлую бровь, подчеркивая важность сообщения,- хотя.. после сегодняшнего вечера, я сомневаюсь, что родители тебя пустят сюда, бабке твоей Леший накапает, и все, прощайте родные просторы, в лучшем случае будешь в огороде сидеть с колокольчиком на шее- саркастически произнес парень, пытаясь всячески переубедить Лесю.
   Поджав губы, девушка нахмурила брови. "Он прав. Сколько лет она пыталась уехать из родного городишки, ничего не выходило. То брат родился, то бабушка заболевала, то денег не хватало даже на дорогу".
   - Ты прав - призналась, запихивая ледяные руки в карманы куртки, - только зачем тебе это? Заметив, что девушка замерзла, Макс резко притянул ее к себе. Подобным образом они грелись раньше, когда были детьми. Оказавшись внезапно прижатой к нему спиной, Леся вся напряглась, словно струна. Сильные руки легли под ее животом, сцепившись в замок.
   - Не трясись, сейчас быстро согреешься, или пойдем в машину? - предложил, понимая, что вероятно сейчас это выглядит истинным домогательством. Боясь шелохнуться, и вообще сделать вздох, Леся молча кивнула. Длинные волосы тонкими прядями легли на его щеки, щекоча и без того чувствительную кожу.
   - Лесь, поверь, я предлагаю от чистого сердца, без заднего умысла, я не собираюсь тащить тебя в постель или еще что - внес некоторую ясность, стараясь быть как можно более убедительным.
   - Страшно так менять жизнь, Макс. Мне надо подумать - ответила девушка, с наслаждением вдыхая его запах. Он был так близко, что она даже ощущала биение его сердца, оно стучало куда медленнее, чем ее собственная чечетка.
   - Понимаю. Подумай, неделю. Я там свяжусь с Лёнькой и все разузнаю, есть ли там общага, и прочее. Приеду сюда, и решишь, хочешь поменять жизнь, или струсишь, как в детстве- серые глаза хитро прищурилась.
   - Прекрати, подкалывать - легонько пихнула локтем в бок. Макс теснее прижал свои руки к ее животу, мешая ей сделать полноценный выдох.
   - Если бы не моя временная контузия, я бы тебя проучил, Лапушкина! - сказал на ухо, положив подбородок на ее плечо. Когда горячее дыхание обожгло шею, девушка ощутила, как спазм, зародившийся в животе, прокатился вниз, растворяясь горячим шаром где-то в области поясницы. Сейчас ей как никогда хотелось ему что-нибудь возразить, спровоцировать на телесный контакт. Но помня о боевых ранах, полученных в неравном бою, девушка оставила свой эгоистический порыв неудовлетворенным.
   - Помнишь, как мы также в шалаше с тобой сидели, места не было, и мы прижимались друг к другу, чтобы уместиться вчетвером?- усмешкой спросила Олеся, еще теснее прижимаясь к его теплой груди.
   - Ага, ты вечно все запасы хомячила со скоростью света- ответил Максим, с теплотой посмотрев на дорогу, освещенную тусклым фонарем.
   - Ага, бабушка меня ругала, что я прибегала к обеду вечно сытая- хмыкнула Леся, ёрзая на жесткой доске.
   - Да, ты была у нас единственной девчонкой, мы тебе все отдавали, лишь бы ты с нами в шалаше посидела- сказал Максим, расцепив руки, - ну, .. согрелась? Приятная тяжесть его рук исчезла, и Леся невольно огорчилась.
   - Ага, ну что, поехали, подорожник собирать, тебе его мно-о-ого нужно- хитрым голосом произнесла девушка, поправляя одежду.
   - Так, Зелёнка, еще одно слово, и я за себя не ручаюсь, - шутливо пригрозил Максим, глядя на то, как она спускается вниз по ступеням.
   - Да? - дразнила, высунув язык,- и что же ты сделаешь?- зеленые глаза озорными чертятами сверкали в темноте.
   - Или сюда, покажу!- хрипло ответил, откашлявшись.
   - А что, разве есть что показать?- с вызовом бросила она, не давая отчета собственным словам.
   Макс откровенно удивился, услышав данный вопрос. Леся, по ходу дела только осознала смысл брошенной фразы, и поспешила спрятать голову в кусты. В прямом смысле.
   - Шиповник-то какой вкусный, и не скажешь, что дикий !- деловито произнесла она, пытаясь охладить вспыхнувшие щеки. Подойдя ближе, Максим изо всех сил перебарывал накатившее желание продолжить словесный поединок. Но заметив ее суетливые жесты, решил повременить, опасаясь спугнуть то доверие, что устанавливал с таким трудом. На кону стояло слишком многое.
  
   ****
  
   Громкий крик петуха разнесся по всему двору, проникая в приоткрытое окно, затянутое тонкой марлей. Вздрогнув от этого резкого звука, девушка открыла глаза. Все тот же брусчатый потолок, покрытый толстым слоем желтоватой краски. Рядом с лампочкой, серпантином свисают липкие ленты, украшенные трупами неосмотрительных насекомых. И запах каши. Кажется, гречневой. Такой отвратительно переваренной, с некоторым вкраплением подтаявшего сливочного масла. Да еще и в глубокой тарелке неприлично большого объема. Каждый раз Олеся давилась угощением бабули, при этом нахваливая ее стряпню. Что поделать - привычка с уважением относиться к чужому труду пересиливала желание раз и навсегда отказаться от этих утренних издевательств.
   В избе стало подозрительно тихо. Даже кастрюли перестали раздражать глухим звоном. Вдруг скрипнула половица, и дверь тихонько приоткрылась. Знакомое морщинистое лицо заглянуло в комнату.
   - Ну ты совсем разоспалась, Олеся, поди гуляла до часу ночи? - укоризненно сказала бабуля, поджимая тонкие, блеклые губы. Сердце старушки чувствовало какие-то нехорошие изменения в привычном поведении девушки. "Сделалась она какая-то скрытная, беспокойная"- отмечала про себя женщина, поправляя съехавший передник. Ничего не ответив, Леся встала с кровати и встряхнула одеялом. С каждым днем подобные вмешательства в интимное пространство раздражали все больше. И ладно бы в пятнадцать.. но ей уже перевалило за двадцать лет. " Пора бы и угомониться. Блин, как хочется порой свалить от вас подальше"- мысленно рассуждала девушка, накрывая постель тонким пледом, вышитым крупными алыми розами.
   - Есть иди. Все стынет! - недовольно пробурчала бабуля, исчезая за дверью. Быстро умывшись ледяной водой из допотопного умывальника, девушка присела за большой деревянный стол.
   Так и есть! Гречневая каша собственной персоной. "Еще и пахнет пенками" - не сумев скрыть собственного отношения к данному завтраку, Олеся уныло схватилась за ложку.
   " Вот если повезет, то никто и не заметит"- покосилась на кособокую алюминиевую емкость, служившую кошачьей миской. Спустя десять секунд довольная девушка помешивала ложкой одну треть от оставшегося завтрака. " Все же без хитрости не проживешь"- улыбнулась собственному отражению на тыльной стороне ложки. Корча рожицы этой щекастой чудаюде, Леся ощущала себя сущим ребенком. Так и было. Паспортный возраст не имеет никакого отношения к зрелости и способности принимать ответственные решения. А о каких решениях могла идти речь, если все за нее решали взрослые родственники: дома родители, здесь бабуля. А поскольку нигде, кроме дома и деревни она не бывала - вывод делайте сами..
   А ведь в глубине души ей очень хотелось стать по -настоящему взрослой. Не номинально, а фактически. Разграничить линии собственного пространства, выпустив на свободу бунтующего ребенка. 'Еще и Максим ..с этим своим предложением'. Поистине говорят, где тонко, там и рвется. Похоже, терпению настал конец. Решительно отложив ложку в сторону, девушка нашла глазами мельтешащую бабулю.
   - Ба! -обратилась, коснувшись пальцами горячей чашки.
   - Чего? - обернулась, удерживая в руках доску с мелким крошевом из яиц и свежего лука.
   - Я хотела обсудить кое - что... - сказала и замялась, словно до конца не решив, стоит ли говорить дальше.
   - Погоди, цыплятам дам и погутарим - отозвалась старушка, не обратив внимания на тревожный блеск в зеленых глазах Олеси. А она, между тем, не находила себе места со вчерашнего вечера. Желание уехать в столицу буквально охватило ее целиком. Ведь одна она бы никогда не решилась, а тут Макс предложил. Сам. Для нее это было крайне важным. Она доверяла ему, не смотря на то, что со времен босоного детства прошло немало времени. Да и потом, что-то дрогнуло вчера, когда Леся увидела его решительный взгляд, в тот момент, когда он так уверенно защитил ее от местного отморозка. Теперь, вдобавок к доверию, проснулось уважение вперемешку с восхищением. Резко качнувшись, чаша весов неумолимо опустилась вниз. Решение принято. Осталось огласить. " Ну и вылезти из кожи вон, чтобы убедить родственников в правильности собственного решения". Подперев щеку ладонью, девушка лениво пережевывала бутерброд с шоколадной пастой.
  
   За окном послышалось зазывное кудахтанье, сопровождаемое переливистым попискиванием. Очевидно, наседка приглашала цыплят на вкусное угощение. Странное дело, кормить яйцами кур. Леся всегда возмущалась этому вопиющему преступлению. Однако, каждый раз бабуля махала рукой, принимая невозмутимый вид. Мол, много ты знаешь, цыпленок, сиди и не пищи. Действительно. Сиди и молчи. Как всегда.
   Олеся мыла посуду, периодически поглядывая в крохотное оконце чулана. Сквозь дымку утреннего неба виднелось бледно- желтое солнце. " Опять жара" - подумала девушка, отполаскивая руки в холодной воде. Бабуля вошла в комнату, по своему обыкновению, на кого-то поругиваясь. На этот раз ей не угодила местная коза, покусившаяся на святое святых - картофель.
   - Это надо подумать, коза собралась сожрать всю ботву - причитала женщина, наспех вытирая доску старой тряпкой, - ну я этой Галине все выскажу.
   - Второй год высказываешь, никак не выскажешь - усмехнулась Олеся, облокотившись на деревянный подоконник, потрескавшийся от времени.
   - Уж много ты знаешь, это у вас, в городе, никто ни с кем не считается, а здесь надобно по- свойски с соседями. Кто ж знает, как она жизнь повернется, у Галки же муж комбайнером работал.
   - И чего он тебе, огород вспашет? - ядовито спросила девушка, поправляя в сторону тонкую занавеску из полупрозрачного тюля.
   - И вспашет. Мало ли. Мужик толковый. А ты кого выглядываешь, Максимку что ли своего? - прищурилась бабуля, поправляя платок.
   - Какая ты корыстная, бабуля - уколола внучка, - все с выгодой. Словно не услышав вопроса, продолжила Леся, протирая пыль с цветочного горшка. Полувысохшая герань тоскливо уронила вниз коричневый листок.
   - Без выгоды не проживешь, дуреха. Рука руку моет. Я ей молока, они мне грядки вскопають, или ты думаешь, я в свои годы лошадь что ли?
   - Нет, может, так и надо - задумчиво произнесла девушка.
   - Уехал чё ли? - толкнула в плечо, улыбнувшись участливо. Словно опомнившись, Леся обернулась. Разговор не шел, точнее встал прямо поперек горла.
   - Ну..да - коротко ответила, закусив щеку изнутри.
   - А говорить о нем собралась? - насторожилась женщина, пригвоздив внучку проницательным взглядом. Девушке показалось, что на грудь прыгнул здоровенный лось или даже слон. Дышать стало совсем невыносимо. Собравшись мыслями, она выпалила на одном дыхании.
   - Да. Я хочу в Москву уехать - сказала и дыхание затаила, стараясь выглядеть как можно более уверенной. Бабуля так и ахнула, опустившись на низкую скамейку возле печки. За сердце схватилась, побледнела.
   - Уж не говори, что замуж зовет - выдавила с придыханием.
   - Ты что? - округлила глаза Олеся, - ну какой замуж, мы дружим. Ты забыла, с детства! - зеленые глаза стали колючими.
   - Знаю я, как девки с парнями дружуть - отмахнулась бабушка, немного успокоившись, - а родители знают?
   - В том - то и дело, что еще нет, я хотела, чтобы ты с ними, может, поговорила - неуверенно сказала девушка, ощущая прилив крови к щекам. Старушка прищурилась, взглянув как-то слишком скептически.
   - Это он тебя с пути сбивает, Олеся? - спросила, еле вставая со скамейки. Сердце сжалось от страха за судьбу любимой внучки.
   - Да, ничего он не сбивает, ба, он поможет устроиться, у него там кто-то есть - выдала девушка, следуя в кухню. Судя по реакции бабули, девушка прекрасно понимала, что уговорить родственников будет крайне нелегко.
   - Так уж и поможет - вздохнула Евдокия Прокофьевна, - Олеся, девочка моя, куды ты хочешь ехать, это же сплошной кошмар, эта ваша столица. Тоже мне. Решила она ехать.
   - Я решила. Поеду все равно. Я уже совершеннолетняя. И могу принимать решения самостоятельно - ответила Олеся, нервно перекладывая песочное печенье с места на место. Часы пробили десять утра.
   - Решай сама. Раз ты такая взрослая - отмахнулась женщина, обиженно поджав нижнюю губу, - потом слез не лей, когда к бабке обратно прибежишь.
   - А ты не каркай, не надо мне установки плохие давать - возразила девушка, поднимая недовольный взгляд.
   - Установки - прокряхтела бабуля, - я и слов таких не знаю, а вот мужское б*лядство знаю - прошипела, изобразив корявый поцелуй.
   - Прекрати ругаться! - нахмурилась Леся, закипая от несправедливости с которой бабушка отзывалась о Максиме.
   - Я женщина деревенская - оправдалась, - имею право, нервы из- за вас ни к черту - развязала зеленый платок, спустив его по плечам.
   - Ладно, маме ты не будешь звонить. Я правильно поняла? - хмуро произнесла девушка, вставая из- за стола. Несколько секунд женщина молчала, глядя в распахнутое окно. С каждым дуновением ветра жар потихоньку проникал в прохладную комнату.
   - Ехать когда хочешь? - наконец, произнесла, покосившись на расстроенную внучку.
   - Через неделю обещал приехать, если все получится - обернулась Леся, - мне еще домой надо .. за вещами.
   - Все решила, значит - снова поджала губы, покачивая головой, - ладно ть , Леся, поговорю с матерью, а там, смотрите сами, я предупреждала.
   - Спасибо! - смягчилась девушка, коснувшись губами морщинистой щеки.
   " Все таки не такая она и вредная, моя бабуля" - обрадовалась девушка, мысленно хлопая в ладошки.
   - Иди, подлиза, белье развесь, жарит уже во всю - проскрипела старушка, отмахнувшись от поцелуя.
   - Лечу, бабуля, лечу! - улыбалась Олеся, набегу расчесывая густые волосы гребешком. Склонившись над блюдцем с печеньем, бабушка молча качала головой. Опыт нашептывал ей самые тягостные мысли. Но деваться некуда, "а то и вовсе не вернется обратно".
  
  
  
   Бросив ключи на тумбочку, Макс зажег свет в просторном коридоре. Темный пол в сочетании со светлой мебелью выдавал в хозяине противоречивую натуру. Минимум излишеств - все строго и четко. "Хорошо все - таки вернутся в цивилизацию. Здесь тебе и комфорт и уют. Душ, и главное, ти-ши-на. И нет над ухом зудящего отца, отдающего распоряжения или, скорее, приказы"- подумал парень, скидывая на ходу потную футболку До конца не осознав степень своей свободы, он открыл форточку и вдохнул привычный загазованный воздух.
   - Я свобод-е- н словно.. - запел радостно, изображая на лице крайнюю степень ликования. Даже столь жаркий день не мог омрачить его грандиозных планов. Алкоголь. Тусовка. Секс. Вот и все, что требовалось ему сегодня для празднования первого дня свободного плавания. Плюхнувшись на кремовый диван, холодящий спину кожаной обивкой, Максим облегченно выдохнул. " Кайф" - представил себе оживленный вечер в компании приятелей. Особенно приятным оказалось лицезрение воображаемых дам. Кокетливых, разомлевших от шампанского и глупых комплиментов. "Все будет так предсказуемо и легко. Даже неинтересно". Но сейчас не хотелось тратить силы ни на что, тем более на девушек. В той среде, где он вращался, свободная любовь была делом привычным. Конечно, она вуалировалась под слоем пушистых ухаживаний, но суть от этого не менялась. Женщины называли внегласную цену - мужчины платили по счету, получая желаемое. Были исключения, но скорее, по ошибке или нелепому стечению обстоятельств. На девственниц и замужних он не покушался, к чему такие сложности, если другой рыбы в полном изобилии. И главное, сама на крючок вешается. И никаких претензий после. Все по - честному, все по правилам. Ни одна девушка не оставалась обиженной, возможно, Максу просто везло или он имел совершенно уникальный подход.
   " Вот Настя с пятого в прошлый раз намекала на встречу, может ее ..?" - думал парень, укладываясь поудобнее. Только его фантазия улетела в сторону горячих сцен интимного содержания, как под мягким местом он ощутил весьма сильный укол.
   - Черт! - выругался, просунув руку под ткань джинсов. В ягодицу что-то впиявилось, подобно острой иголке. Недоуменно засунув пальцы в карман, он вытащил тонкий редмет.
   - Заколка! - нахмурился, покручивая в пальцах тонкую железную невидимку с россыпью бусин на конце. Несколько секунд он удивленно глазел на предмет, а потом вспомнил.
   " Леська". И тут всплыли эти зеленые глаза, наполненные игривыми искрами, непокорные кудряшки и запах травы. Полыни. Вот незадача, на контрасте с недавней сексуальной фантазией она выглядела вовсе не к месту. Другие девушки ассоциировались с дорогими ароматами- Шанель, Диор, а она с серой, непримечательной травой. Да и горькой, к тому же. Стало неловко и даже стыдно, ведь за сегодняшнее утро он ни разу не вспомнил о девушке. Волей случая она сама напомнила о себе. Вдруг в ушах зазвенел ее веселый голос, обещающий подумать, и стало совсем тягостно. В порыве вчерашнего геройства наобещал с три короба, в универе похлопотать, устроиться помочь. А как домой приехал - все испарилось, стерлось, словно незначительный карандашный набросок. И Леська стерлась.. и деревня эта проклятая. Не будь он человеком слова, мог спокойно забыть и исчезнуть с горизонта. В конце - концов, она тоже обещала подумать. Но Максим никогда не отступался от собственных слов, поэтому сейчас его лицо исказила гримаса сосредоточенности. " Времени неделя. Еще в деревню ехать. Успеть можно, если обзвонить всех завтра. Да завтра. А сегодня вечер мой"- решил, вставая с дивана. С тихим звоном заколка упала на стеклянный столик и Макс задумчиво нахмурился. " Все же она достойна лучшей жизни. Я только помогу устроиться. Лезть не буду. Не для моих тусовок она, не для этого круга. Сломается. Испортится. Нет" - открыл холодильник, оглядывая его содержимое. И все выглядело правильным: и доводы и решение это, но где-то внутри нарастала сильная тревога. С фотографии на него смотрел прежний мальчишка, недовольно скрестивший руки на груди. Казалось, в десять лет он был куда серьезнее, чем сейчас.
   Наливая сок в пузатый стакан, Максим вытряхнул внутрь несколько кубиков льда. Приятный треск послышался в ту же секунду, как лед начал растворяться. Похоже, прежняя беззаботность тоже дала здоровую трещину. Сделав глоток, он прищурился. В самом центре кипела бурная жизнь: под окнами недовольно сигналило такси, прохожие спешили туда- сюда, держа в руках пакеты из местной кафешки. Отполированные модницы вышагивали стройными рядами мимо дорого бутика на первом этаже. Вся эта картина была настолько живописной, что он невольно вздрогнул, представив Лесю среди всей этой суеты. На какую-то секунду Максим пожалел о том, что сделал девушке подобное предложение. И дело не в эгоизме, лени или чем-то еще. " Просто, одно дело освоиться здесь хваткой стерве, с далеко идущими планами, и другое дело, когда сюда попадают такие кристально чистые люди, как она" - вновь коснулся пальцами заколки.
  
  
   ГЛАВА 4
  
  
  
   Красное солнце едва коснулось тёмных сосен, как воздух стал влажным и прохладным. Отовсюду загремели ведра и лейки. Деревенские жители принялись поливать огород, поскольку невыносимая жара иссушила всю почву, лишая растения влаги.
   Весь день Олеси также прошел в хлопотах. Как и стоило предположить, бабушка нагрузила ее по полной программе: повесить белье, прополоть три грядки лука. Не понятно, кстати, куда он потом испаряется, ведь уже зимой она покупает очередную порцию в магазине. Хотя, это не очень - то важно, в самом деле. Прополка лука- это еще весьма безобидное занятие, по сравнению с другими прелестями садово - овошных работ. Выдирая из земли колючий сорняк, девушка задумчиво поджала губы. В разогретой солнцем траве, совсем рядом, стрекотал неуемный кузнечик. Может быть, он пел свою вечернюю серенаду, зазывая зеленых подруг, или просто радовался теплому дню. Проводив взглядом ползущего жука, Олеся грустно улыбнулась. Мысли о возможном переезде теперь холодили душу. Привычная жизнь казалась такой понятной, теплой и уютной, что невольные сравнения возникали в голове. " Как я там буду одна, без родителей, подруг. Смогу ли приспособиться к этому ритму?" Вспомнились различные фильмы о столице, в которых ярким пятном выделялась всеобщая суета. Олеся не любила спешить. Ей нужно было все обдумать, проверить и даже перепроверить. Однако, времени было не столь много. Да и шанса другого могло не быть. Все эти мысли лежали на поверхности, а в глубине кипели страсти. Последние дни, проведенные с Максом, что-то перевернули в ее душе. Она и раньше думала о нем, но в те минуты парень представлялся полузабытым, смазанным пятном из теплых воспоминаний. Теперь же, все выглядело иначе. Его серые глаза не давали покоя, постоянно всплывая перед лицом. И эта высокомерная полуулыбка. И глубокий, словно простуженный голос: тихий, проникающий под кожу.
   "Детский сад, столько времени прошло, а он все никак не может перестать дергать меня за косички" - довольно улыбнулась, смахивая с травы мохнатую гусеницу. В ответ насекомое превратилось в неподвижное темно - серое кольцо. Все смешалось в голове: прежние дружеские чувства и что-то новое, похожее на сильную симпатию. Конечно, Олеся не хотела допускать эту мысль, поскольку понимала, что Максим с легкостью растопчет любые светлые чувства. Так было много раз, при малейшем намеке на сантименты он закрывался, превращаясь в такое же серое кольцо. Осторожно коснувшись прутиком, девушка откинула гусеницу в сторону соседней грядки. Пролетев несколько секунд над травой, она с глухим шорохом упала в кочан капусты.
   Леся вновь присела и задумалась. 'Да, Максим может казаться совершенно бесчувственным'. Леся неоднократно лицезрела это в детстве. Особенно запомнился день, когда умер птенец ласточки. Незадолго до этого, они мальчишками подобрали его и пытались выходить. Очевидно, маленький глупыш вывалился из гнезда, что свила ласточка под козырьком крыши. Видя то, с каким озабоченным лицом Олеся ловит кузнечиков и гусениц, Максим резонно отметил, что это всё бестолковое дело и он все равно сдохнет. Стоило ли говорить, насколько Леся разозлилась на бессердечного мальчишку. Он несколько дней оставался в стороне, наблюдая за ее жалкими попытками накормить умирающего птенца. К сожалению, на третий день он окончательно ослаб и отказался от воды. Дети решили похоронить беднягу с почестями, кто-то даже предложил закопать его у куста можжевельника, возложив на могилку венок из одуванчиков. Так и сделали. Это сейчас смешно, а тогда это казалось делом особой важности. Как выяснилось, не для всех. По дороге встретился Максим, который громко потешался над глупой выходкой детворы. 'Нашли занятие - птенцов хоронить'- говорил он, одаривая Лесю холодной ухмылкой. А после, когда все весело играли в салки, случилось самое неприятное. Тогда Леся впервые увидела его неприкрытую жестокость. С незатейливым насвистыванием, Макс появился из-за кустов и бросил знакомый комочек под ноги местной кошке. Все замерли, заметив, с каким интересом Мурка валяет темные перья в дорожной пыли. Сероглазый мальчишка прошел мимо онемевшей детворы, словно ничего не произошло. На возмущенный возглас Олеси, обращенный к его совести, ответил:
   - Чего вам жалко, пусть его кошка сожрет, он же все равно мертвый.
   В ту минуту в ней навсегда поселилась острая заноза какого-то отторжения. Или боязни сближения, так даже вернее. Все его достоинства меркли по сравнению с этим холодным равнодушием. Конечно, Олеся прекрасно знала, откуда растут ноги. Его отец служил тому красноречивым примером. Именно он воспитывал сына подобным образом, насаждая ему свою философию. Были моменты, когда взгляд Максима теплел и улыбка смягчала надменное лицо, но это происходило исключительно наедине. В компании он был невыносим.
   Сгребая кучку подвявших сорняков, Леся вспомнила недавнюю встречу у костра. В первые минуты друг не мог скрыть искренней радости, даже теплоту какую-то ощутила, а потом, когда они вернулись к костру, все исчезло. Макс упорно делал вид, что ее убогая персона никак не интересует его Высочество. Неприятно это все. В такие минуты и самой хочется скрутиться в защитный узел, подобно этой гусенице.
   " Да, может, зря надеюсь, думаю, прикидываю. Зачем ему со мной возиться, у меня и денег-то нет, да и взять с меня толком нечего". Мысли о невинности заставили щеки вспыхнуть жаром. Где-то в глубине души она понимала, что Максим не отказался бы утереть ей нос, затащив в постель, а потом насмешливо потешаясь над фактом ее грехопадения. Только она не такая дурочка и вовсе не собирается предоставлять ему такую возможность. "И вообще, к чему такие мысли. Он просто помочь решил. По- дружески". Леся злилась на саму себя, понимая, что где-то внутри, все сильнее разгорается желание услышать его голос.
   - Леся, там у тебя телефон звонил, я его под подушку сунула - крикнула бабушка, высовывая из окна седую голову.
   - Хорошо! - ответила Олеся, снимая с руки толстую перчатку, покрытую приличным слоем земли.
   - Ты скоро? - прозвучало вновь, отдаваясь эхом по всему участку, - иди уж в дом, а то комары зажруть!
   - Да, через полчаса иду! - прокричала девушка.
   Представляя себе разговор с родителями, она начала изрядно нервничать. " Конечно, мама начнет отговаривать, папа, возможно, и вовсе запретит ехать". Сейчас эта мысль была тонкой соломинкой, за которую можно было зацепиться в попытке оставить все, как есть. И только наступило какое-то облегчение, как вспомнился голос Максима. " Что тебя ждет в этом городишке, каждый день одно и тоже, никакого развития, никаких перспектив". В самом деле, ЧТО?
   Олеся устало кинула перчатки на деревянную скамейку возле высохшей яблони и посмотрела в сторону дома. За зеленым забором мелькал приветливый желтый огонек. "Ждет. Картошки нажарила наверное. Целую гору"- улыбнулась Леся, втянув ноздрями тонкий аромат лука. И тихая грусть проникла в сердце, стало жаль сварливую старушку. Все, что она делала, было от души, только во имя любви к внучке.
  
   ****
  
  
   Основная масса гостей начала подтягиваться ближе к вечеру. Как и ожидалось, никто не отказался от соблазнительной перспективы провести вечер в изобилии алкоголя и прочих халявных радостей. Не жалея средств, Максим организовал полноценную вечеринку. Чего только не было на столе, никто не удивился - хозяин любил пустить " пыль в глаза". Да и к тому же, грех не отметить такой день, когда настроение зашкаливает, а недавно заработанные деньги жгут карман. Весь вечер ощущение успешности и свободы кружило голову Максима. Выйдя из машины, он поймал на себе восхищенные взгляды стайки малолеток. Конечно, сами по себе они не представляли никакой ценности, но эта приятная мелочь потешила мужское самолюбие. Чертовски приятно быть молодым, обеспеченным и красивым.
   'Кто от такого откажется'? - думал он, с жалостью поглядев на молодого человека странной наружности: зажатого, сутулого, застегнутого на все пуговицы темно- коричневой рубашки. Сейчас Макса охватило острое желание совершить какую-нибудь благотворительность. Ну не все же ему одному кайфовать этим вечером. Еще раз, бросив взгляд на парня, он задумался, глядя на то, как он достает смятый пакет из заднего кармана. 'Ботан' купил орбит, пачку жевательных конфет и овсяное печенье. " Вот, блин, сразу понятно, невеселая жизнь у пацана". Теперь так и подмывало толкнуть его в плечо, всучив купленный ящик пива и пачку презервативов. "Пусть хоть раз оторвется по полной, а то все за книжками сидит, поди бабу голую только на картинках видел". Выйдя из магазина, Максим обернулся. Парень отвязывал толстую цепь, защищающую велосипед от угона. Вид у него был настолько жалким, что Макс не удержался.
   " Господи! Да кому нужен твой инвалид!"- цокнул языком, широко улыбнувшись.
   - Эй, пацан! - крикнул, сделав шаг вперед. Хриплым эхом через весь двор пронесся его голос. Тот испуганно поднял голову в ожидании вечерних приключений. Судя по изменившейся позе, он их находил, и возможно, не раз.
   - Да! - распрямился, стараясь казаться выше и внушительнее.
   - Хочешь потусить в веселой компании, ну выпить там .. ? - сходу спросил Макс, поставив ящик на раскаленный асфальт. Похоже, это предложение было истолковано неверно. Парнишка дернул велосипед и вместе со звенящей цепью помчался вдоль проспекта. Пожимая плечами, Максим громко рассмеялся, когда до него дошла двусмысленность этого предложения. "Вот и делай людям добро"- посмотрел в телефон, загружая покупки в багажник.
  
   Темным покрывалом вечер укрыл горизонт. Завыла соседская собака.
   - Одиннадцать - констатировала Олеся, допивая вторую чашку чая. В кухне работал телевизор, создавая непринужденный фон. Похоже, бабуля смотрела очередной сериал. Даже забавно стало. Старенькая, а все туда же. Про любовь. Леся улыбнулась, выслушивая эмоциональный комментарий Евдокии Прокофьевны.
   - Ты чего в клуб не пошла? - спросила через плечо, продолжая с интересом пялиться в телевизор.
   - Не знаю, устала - выдохнула Олеся, ощущая в ногах рой гудящих пчел.
   - Ясен пень, Максимка -то уехал, чего идти почем зря - маленькие круглые глаза наполнились сарказмом.
   - Ба! Перестань!
   - Матери завтра звонить будешь? - напомнила, почесывая коленку через плотные рейтузы.
   - Завтра! - отмахнулась девушка, - сейчас к Лариске зайду, она тоже в клуб не собиралась.
   - Угу - обронила старушка, скрипя старым стулом.
  
  
   Выключив свет, Леся нащупала телефон под подушкой. На цыпочках прокравшись в переднюю, она миновала спящего цербера.
   Как только заскрипела ступенька крыльца, девушка ощутила вибрацию в заднем кармане. Вспомнила о вечернем звонке и сердце как-то тяжело затарахтело. Конечно, предчувствие не обмануло. До прихода гостей Максим пытался дозвониться до Леси. Тщетно. Так и не взяла трубку. Ему сразу представилось, как девушка батрачит в поле или на огороде. В принципе, он не ошибся. И причин особых для вечернего звонка не было, да и времени тоже. Но Макс, все же, набрал ее номер. "В конце - концов, надо обговорить кое- какие детали". Чем не оправдание? Так ведь?
   Вздохнув тяжелый, влажный воздух, девушка запахнула толстую куртку и посмотрела в темное небо, усыпанное звездами. Только во второй половине лета оно было настолько прекрасным. Необъятный лоскут темного шелка, испещренный мерцающими огоньками. Романтично. От неожиданной весточки зеленые глаза засияли ярче небесных светил. Хотелось глупо улыбаться. Двинувшись в сторону раскидистого тополя, девушка достала телефон.
  
  
   Конечно, Максим услышал звонок. И даже не один. Но прерваться не мог. Как можно прервать столь горячий секс ради какого-то там неизвестного абонента. Девушка, по имени Анастасия, подарила ему столько волшебных минут, что оторваться от ее горячей шеи было бы неслыханным преступлением. Ритмичные движения стали более агрессивными, схватив ее за волосы, парень жадно втянул в себя аромат дорогих духов.
   - Ну кто там трезвонит? - задыхающимся голосом спросила она, покусывая мочку его уха. Жаркое дыхание только ускорило процесс. Громко кончив, Максим откинулся на подушку и коснулся ладонью мокрого лба.
   " Выложился на славу. Наверное, соседи снизу опять напишут жалобу участковому". А реально. Кто звонил?"- постепенно сознание вернулось к нему. Нащупав телефон, парень нажал кнопку входящих звонков.
   - А еще? - капризным мурлыканьем послышалось рядом.
   - Остынь пока, пойду, перекурю! - улыбнулся, натягивая трусы. На балконе было прохладно. Слабый ветерок обдувал разгоряченное тело. Каждая клетка превратилась в мягкое желе. Продолжать он явно ничего не планировал. "Отвязаться бы теперь" - набрал номер исходящего звонка.
  
  
  
   Калитка протяжно скрипнула от легкого прикосновения. Взгляд упал на засов. Забавно. "К чему эта огромная щеколда, если между досками полутораметровый зазор? Сюда не то что рука, человек целиком пролезет, если постарается" - иронично сокрушалась девушка, с трудом запирая ржавый замок.
   Заметив тусклый огонек в доме подруги, Олеся ускорила шаг. Под ногами весело хрустела мелкая галька. Во всем теле была какая-то приятная легкость. Как в детстве, когда они с Максом усаживались на лавку после долгой и утомительной гонки на велосипедах, вытягивали ноги и наслаждались свежими стручками гороха" Та самая лавочка у раскидистой ветлы. Вместо дерева теперь остался лишь куцый пенек"- вздохнула девушка, вдыхая ночную прохладу. Воздух был опьяняюще бархатным, наполненным цветочным ароматом. Вдоль дороги лежала свежескошенная трава, именно отсюда доносился этот знакомый запах. Сделав еще один глубокий вздох, Леся замерла, заметив странное шуршание в траве. " Ёжик"- подумала девушка, заметив серый комок, проворно скользящий вдоль осоки. Действительно, ночной хищник вышел на охоту. Влажный нос уткнулся в мягкую зелень. В скошенной траве всегда так много мышиных нор, а еще червяков, жуков и прочих вкусностей с определенной точки зрения. " Максим всегда ловил для меня ежей, зная особую любовь к этим забавным существам. Смешно. Это было единственным знаком внимания, на который он был способен.
   Не желая потревожить охоту колючего зверька, девушка сделала несколько шагов в сторону. Услышав хруст камней, ежик замер и стал издавать забавные звуки, похожие на крохотный моторчик. Поймав себя на очередном воспоминании, Олеся нащупала рукой телефон. Прошло несколько минут, а Макс так и не перезвонил. Словно в очередной раз он подразнил и скрылся, как в далеком детстве, когда они наперегонки бежали по полю. Леся поймала себя на мысли, что до дрожи хочет снять обувь и помчаться босяком по теплой траве, глядя на мелькающий светлый затылок.
   " Невозможно" - грустно прошептало сознание. Время детства прошло. Волшебство исчезло. И вместе с ним вся простота. Теперь общаться стало гораздо сложнее. Правила игры изменились, и девушка никак не могла понять, какую роль ей предстояло сыграть. "Макс определено не тот человек, что делает добро просто так". Эта мысль никак не давала покоя.
   Издали послышался лай собаки, тихими переливами зашелестели березы. Леся ощутила тревожный холодок на сердце, словно оно теперь не принадлежало ей в полной мере. Собственные импульсы стали непонятными и даже пугающими. Мыслями она все чаще возвращалась в далекое детство.
   Вдруг послышался звонок. Девушка вздрогнула, остановившись на полпути.
   - Привет - произнесла тихо, стараясь не распространять разговор во всеуслышание. В деревенских домах всегда находился шпион с большими ушами. К примеру, в доме напротив, жила баба Шура. Она всегда оставляла окно открытым для того, чтобы шпионить за местной молодежью. Ну, развлечение такое. Леся не осуждала: чем старушке еще заниматься, нет у нее ни семьи, ни детей. Остается только одно - упиваться сплетнями о чужой жизни, обмусоливая детали, перемывая косточки и внося львиную долю дезинформации.
   "Только сплетен мне еще не хватало"- подумала девушка, покосившись на приоткрытое окно, с желтыми занавесками, сдвинутыми в сторону. Ей даже показалось, что большой крючковатый нос навис над горшком с фиалками.
   Спустя несколько секунд непонятного шуршания в трубке возник знакомый голос.
   - Привет! Случилось что-то? - спросил Максим, ощущая легкий озноб. Все же ночи уже не такие теплые, как раньше. Днем жара, а ночью резкое похолодание. Из дома напротив на него хмуро покосился мужик. Хорошо балкон выходит во внутренний двор. Нечего распугивать столичных 'селебрити' своими труселями.
   - Да нет, ты ведь звонил вечером. Я трубку не могла взять, вот и решила перезвонить. Поздно уже, да? - ответила девушка, направляясь в сторону заброшенной ткацкой фабрики, разрушенной почти до самого основания. В послевоенное время здесь трудились десятки женщин, обеспечивая всю окраину разноцветными половиками и прочими текстильными изделиями. Теперь остались только горы ржаво- красного кирпича. Печальная частичка истории.
   - А, да, звонил, погоди, повиси на телефоне минутку - суетливо отозвался Максим, обернувшись. В комнате загорелся свет, выделяя силуэт женского тела на фоне шкафа с книгами. Анастасия не удосужилась одеться. Так и стояла нагишом, разглядывая старые фотографии, школьные медали и прочие раритеты. Вид у нее был чрезвычайно несерьезный. Она еле сдерживала смех, глядя на маленького мальчишку с выгоревшей льняной челкой.
   - Это ты? - прыснула в ладошку, покручивая рамку в разных направлениях, - такой смешной, не узнать.
   - Я - сухо отозвался Макс, - бросив взгляд на кресло. На подлокотнике лежали джинсы и рубашка. Наспех одевшись, парень выхватил фотографию из женских рук и поставил на место. "Не очень -то любезно"- подумала девушка, ощущая силу, с которой Максим дернул рамку.
   - Может, кофе сделаешь? - предложил, демонстративно зевнув.
   - Ты что? На ночь глядя? - удивилась девушка, присаживаясь на край кровати. Даже блузку к бедрам подтянула, словно вспомнив о каких-то рамках и правилах.
   - Ты же хотела продолжения банкета, вроде.. - пожал плечами, открывая балконную дверь, - а я засыпаю.
   Все это время Олеся висела на трубке, слушая шум машин и тявканье маленькой собачонки. Секунду назад она уже хотела сбросить вызов, но вдруг в трубке раздался знакомый голос.
   - Я здесь. Извини, замерз что-то - непринужденно произнес Максим, свешиваясь с балкона. Внизу противным лаем разразился знакомый пекинес. Макс давно мечтал переехать катком этот комок шерсти, но, увы, хозяйка никогда не спускала его с поводка. Досада.
   - А ты на улице тоже? - облегченно выдохнула девушка. Наконец-то, вновь услышала его голос. В какой-то момент ей даже показалось, что Макс совершенно о ней позабыл, оставив трубку где-нибудь на капоте автомобиля.
   - Да нет, я на балконе стою, покурить вышел. А ты гулять пошла с Вадиком, я надеюсь. - слегка напрягся, вытряхивая пепельницу вниз. Он не собирался особо переживать за Лесю, но, все же, недавнюю ситуацию оценивал крайне трезво.
   - Нет, я с девчонками по деревне пройдусь и все. Никакого клуба. Устала очень - выпалила на одном дыхании и глаза кулаком потерла.
   - Че, батрачила опять? - съязвил парень, - что на этот раз, дрова, трава...?
   Серые глаза прищурились, провожая взглядом внушительную пятую точку хозяйки пекинеса.
   - Лук прополола. Три грядки - недовольно выдавила Леся, словно вновь ощущая на кончиках пальцев колючие сорняки, пробивающие толстую ткань перчаток, - сам знаешь, бабуля насажает сто грядок.
   - Да ну... Не может быть! - съязвил парень, - целых три, Зелёнка, ну когда ты поумнеешь? Я думал, ты в город уже умотала, чемодан собирать, а ты кверху кое - чем на грядках зависаешь. И вообще, по секрету... даже таким как ты иногда надо отдыхать.
   Не смотря на укоризненный тон, была в его голосе какая-то еле уловимая теплота. Поймав тонкую ниточку заботы, Олеся улыбнулась кончиками губ.
   - Я.. ( пауза) еще с родителями не говорила. Завтра все решу и позвоню! - сквозила в ее голосе какая-то нерешительность. Теперь она все больше начала сомневаться в собственном выборе.
   - Ну ты даешь, я завтра по твоим делам поеду, а у тебя конь не валялся - коснулся пальцами влажных волос на челке. Появившаяся в его воображении, Леся виновато потупила взор. Макс обожал выводить ее из состояния равновесия.
   - Ну, Макс, извини, я с мыслями собиралась - совершенно искренне выдала девушка, - завтра обязательно. Просто... ты же меня знаешь, я ничего не стану делать сгоряча, мне надо родителей уговорить, они люди старых взглядов. - примяла густую траву мысом кроссовка. Ей стало невыносимо неловко от собственного бездействия, в то время как Макс в ее глазах выглядел просто героем.
   - Ну давай тогда. На созвоне. Он резко обернулся, заметив тихий стук по стеклу. Обнаженная девушка соблазнительно улыбалась, встряхивая перед грудью баллончик со взбитыми сливками. К сожалению, в подобном удовольствии он себе отказать не смог. Какая там Леся, с ее невнятным бормотанием, когда перед ним стоит такая богиня, готовая исполнить любые эротические фантазии.
   - Пока-а - выдавила, услышав короткие гудки. Растерянно посмотрев на погасший дисплей мобильного телефона, девушка пожала плечами. Мало сказать, что ей не понравилось подобное " прощание", она была совершенно сбита с толку. Конечно, Макс и раньше мог резко свернуть разговор, но все же не так бесцеремонно. Внезапная мысль о том, что он мог быть не один, в одну секунду ударила под дых. Леся сделала жадный вздох, словно рыба, выброшенная на берег. По плечам пробежал противный озноб. Остановившись напротив калитки, она недовольно покачала головой, упрекая себя в излишнем любопытстве. 'Это дело не мое'. Олеся прекрасно знала, что Макс нравился девушкам, также была осведомлена, что он всегда с легкостью пользовался их благосклонностью.
   " Конечно, он был не один. В такое время. А я, идиотка, ему про грядки с луком толкую". Сделалось так стыдно, что щеки заполыхали жарким огнем. Больше всего расстроила мысль о том, что Максим мог расценить этот звонок, как самонавязывание.
   - Давно ждешь? - шепнула Катька, выскальзывая из -за тенистого полога раскидистой вишни.
   - Нет, только пришла - грустно отозвалась Олеся, прислонившись плечом к зеленой калитке. На несколько секунд ей представилась эфемерная красотка, восседающая на коленях Максима. И в этот самый момент что-то перевернулось в душе. Она вдруг поняла, о чем так долго толковал друг. Взгляд зеленых глаз стал глубоким и задумчивым.
   "Пока я копаюсь все лето в грязи, собирая колорадских жуков, мимо пролетают лучшие годы жизни. Все интересное проходит мимо меня".
   - Ну идём, Лапушкина, комаров покормим - шутливо сказала девушка, пересыпая семечки в карман. Дружелюбно улыбнувшись, Леся подставила ладонь.
  
  
  
   Спустя несколько дней.
  
  
  
   Ранним утром она не могла сомкнуть глаз. Просто лежала и слушала, как тихо стучат часы над головой. Как поскрипывает кровать при каждом малейшем движении. В голове было пусто, словно в пыльной банке, что висела на заборе. Ни одной толковой мысли, которая могла бы как-то успокоить дикое волнение. Перевернувшись на живот, Олеся покосилась на старенький коричневый чемодан. "Вещи собраны. Завтра мы выезжаем". Самой не верилось, что за каких-то пять дней ее жизнь так изменится. За это время она успела съездить домой, получить благословение и вернуться обратно в деревню. Никак не ожидала девушка, что родители отпустят ее в Москву, да еще и денег с собой дадут на первое время. Крохи, конечно, но большими средствами семья не располагала. Как говорится, и на том спасибо. Конечно, отец поначалу протестовал, и даже полчаса о чем-то оживленно беседовал с Максимом по телефону. Лесе оставалось только догадываться, сколько ажурной лапши Макс навещал на уши бдительному родителю. Очевидно, его дар красноречия оказался на высоте. В итоге отец дал "добро" и даже проводил дочь до автобусной остановки. Мама всплакнула и взяла обещание о частых звонках с подробным докладом о столичной жизни. Все произошло как во сне: легко и неожиданно.
   Уткнувшись носом в подушку, девушка зажмурила глаза и попыталась уснуть. Густой утренний туман стоял у самого окна, напоминая о столь раннем часе. Даже петух еще спал в курятнике, уткнувшись желтым клювом в свои теплые, глянцевые перья. Лесе никак не спалось. Несколько секунд представляя себе холодный воздух на улице, девушка не выдержала и решительно приоткрыла один глаз. Все та же густая предрассветная дымка за окном. И куст черноплодной рябины, кивающий темными бусинами в такт легкому ветру. И эти оранжевые занавески, собственноручно заштопанные в двух местах. До боли знакомая картина. До каждой черточки, до каждого малейшего штриха. Даже сердце тоскливо сжалось от ощущения предстоящей разлуки с привычным миром. Не смотря ни на что, Олеся любила и эти убогие занавески и эту бесполезную рябину под окном. И самое главное - бабулю, столь откровенно препятствующую отъезду любимой внучки. Да, Евдокия Прокофьевна долго отговаривала Олесю от переезда. Однако, заручившись неожиданной поддержкой родителей, девушка с твердостью отражала все словесные атаки. "Переезд- дело решенное". Все доводы и предостережения теперь казались ей назойливыми, лишенными здравого смысла. Сколько раз она слышала и про большой город, и про наркоманов, и про секты. Все эти страшилки только раздражали, отдаляя от бабушки еще больше.
   - Надоело! - огрызалась девушка, перекладывая вещи с места на место.
   Злость утихала, когда в минуты редкого перемирия Леся замечала тихую грусть в темно- зеленых глазах. Похоже, бабуля с трудом представляла себе жизнь без любимой внучки. И, не смотря на все обещания о скорой встрече, Евдокия Прокофьевна лишь скептично поджимала сухие губы. Что она могла теперь сделать? Раз родители сами благословили на это " мракобесие".
   Вдобавок ко всему, Макс выполнил свое обещание, приехав ровно в положенный день. Честно признаться, Леся до последнего сомневалась в том, что он сможет договориться о переводе в другой ВУЗ. Как оказалось, парень и здесь оказался на высоте. Даже придраться не к чему было. И с общежитием вопрос, кажется, решил.
   Часы пробили ровно шесть. Стало слышно, как на кровати, через тонкую стенку, заворочалась бабуля. Зажмурив глаза, Олеся притворилась спящей. "Куда лучше еще часик полежать в теплой постели, чем с раннего часа выслушивать последние наставления". Бабуля прошла мимо, запахивая края байкового халата. Не заметила даже, как предательски задрожали длинные ресницы. Из темной пелены возник вчерашний вечер. Когда на заднем дворе Леся услышала знакомый шум двигателя, сердце ушло в пятки. Конечно, Макс заметил знакомую фигурку посреди зеленой ботвы. Притормозив, он демонстративно приоткрыл окно и одарил девушку укоризненным взглядом. "Все бабуля виновата. Это она погнала этих ползучих гадов на картошке изводить". Веник, смоченный в керосине, так и застыл в воздухе, когда серые глаза насмешливо прищурились. Очевидно, Максима сильно забавляла эта повышенная трудоспособность.
   " Наверное, он привык к хрупким девушкам, не поднимающим ничего тяжелее собственной косметички"- уязвлённо подумала Олеся, опустив на землю ведро с дурно пахнущей жидкостью.
  
   ***
  
   - Леся, вставай! Максим пришел - крикнула бабуля, заглядывая в комнату. Открыв глаза, девушка поморщилась от яркого солнца. Очевидно, все же задремала. Крепко. Пригладив ладонью всклокоченную копну волос, она тихо прошипела.
   - Ба, скажи, что я еще сплю!
   Никак не хотелось Олесе предстать перед ним вновь в непотребном виде. Хватило и вчерашнего дня. Даже гулять не пошла, пол вечера оттирая руки от противного керосина. А бабуле, похоже, на руку, она только посмеивалась, предлагая отправиться в клуб в подобном виде. 'Зато комары не подлетят' - улыбалась старушка.
   Спустя секунду тишины, слева неожиданно донесся знакомый голос.
   - Я все слышу, вообще-то! - скрестил руки на груди,- вставай давай, соня.
   " Блин! Окно открыто"- с ужасом осознала девушка, суетливо приподнимаясь на локте. Макс стоял внизу, прищурившись от ярких бликов, отразившихся в стекле. Сонное лицо, виновато поджимающее губы, мелькнуло в темном проеме. Парень улыбнулся в ответ и снисходительно покачал головой.
   Злость и раздражение возникли внезапно, в ту самую секунду, когда Олеся увидела перед собой привычное выражение лица. Высокомерие. Это та черта, которую она буквально ненавидела в нём с раннего детства. Безусловно, сейчас Макс мог себе это позволить: приятная внешность, высокий статус, деньги. Казалось, у него есть все для того, чтобы смотреть на окружающих свысока. Однако, Олеся знала, что он был не настолько " плоским" и " картинным", каким мог казаться со стороны. За этими скользкими ухмылочками и жесткими выпадами скрывался совершенно другой человек. Другой Макс. Тот, которого она знала с детства. Не было в нем этой новомодной гламурности, самолюбования, пустословия. Тот парень мог стиснуть зубы и рискнуть, спасая чью- то шкуру, он подмечал мелочи, был верен собственному слову. Порой позволял себе делать безрассудные вещи, при этом стараясь просчитывать возможные риски. Почти всегда выходил сухим из воды, умудряясь вытаскивать за собой верных друзей. Все это осталось в памяти, все это было раньше, а сейчас... Макс откровенно раздражал.
   - А, это ты.. - вновь исчезла в темноте окна. Покосившись на стул у кровати, Леся прикинула вариант быстрого переодевания в приличную одежду.
   - Я тоже рад тебя видеть - послышалось с улицы, - выходи, предложение есть. Сказал это так, словно возможности отказаться у нее не было. Ни капелюшечки.
   - Сейчас, дай хоть одеться - почти отползла от окна, потянувшись рукой к вещам, висящим на стуле.
   - Да ладно тебе, видел я твою ночнушку, монашки и то менее целомудренно одеваются - не сумел сдержать сарказма, - выходи, времени мало.
   Это был удар ниже пояса. Ночная рубашка была действительно далека от сексуальности. Очень далека. Хлопок, не лучшего качества, свободным кроем болтался на худенькой фигурке. Подобные "прелести" раздают женщинам в муниципальных родильных домах. Но те хотя бы страдают за идею. А здесь..
   Дернув вверх ненавистный парашют, девушка спряталась за шкаф. Ей очень хотелось поставить парня на место, сказав, что все его " шмотки" куплены отцом и вообще, больше похожи на женские. Конечно, ведь в ее городе джинсы с низкой талией мало кто носил. Парни облачались в основном в спортивные штаны и футболки с глупыми надписями. Были редкие " мажоры" ,но те одевались еще куда более нелепо, чем первые. В Максе чувствовался стиль, и это еще больше раздражало, ведь сама она не отличалась особыми познаниями в актуальных тенденциях.
  
   Теряя терпение, Максим опустился на лавочку, прислонившись спиной к кривой изгороди. Солнце палило светлую макушку, отражаясь в огромной ржавой миске, наполненной мутной водой. Мимо прошла пара уток, покрякивая и забавно виляя белыми хвостами. Желтые цыплята кружили рядом, попискивая в поисках еды. Когда один из них неуклюже плюхнулся в воду, Макс не смог сдержать мягкой улыбки. Кажется, он знал одну похожую особу, та тоже с трудом держалась на воде. Задумавшись, парень прикрыл глаза. Воспоминания раннего детства возникли из ледяной прохлады реки.
  
   Наспех сунув ноги в шлепки, Олеся спустилась по скрипучим ступеням. Два раза перекинув непослушные кудряшки, она решительно вышла во двор.
   Как только дверь распахнулась, в лицо ударил яркий солнечный свет. Изумрудная зелень шелестела в такт порывистому ветру. Всюду кипела сельская жизнь: цыплята весело мельтешили перед ногами, наседка старательно разгребала лапами сухой песок.
   Заметив Макса, Олеся приняла отстраненный вид, неторопливо подплывая к лавочке. Заметив девушку, он хотел было раскрыть рот.
   - Еще одна глупая шуточка. И я с тобой никуда не поеду - сквозь искусственную улыбку произнесла подруга. Макс лениво улыбнулся, по - кошачьи прищурив серые глаза.
   " Милая она все-таки"- мелькнула мысль. На фоне яркого солнечного света выделялось нежное лицо, обрамленное крупными волнами. Зеленые глаза смотрели пристально и сердито.
   - Ты, похоже, не выспалась, Зелёнка! А с невыспавшимися девушками шутки плохи - встал с лавки, потирая зудящий локоть. Рядом росла крапива, которую он, кажется, не приметил.
   - Ну, ближе к делу! - приняла защитную позу, скрестив руки на груди, - ... раз времени у тебя мало. Криво улыбнулась, стараясь скрыть неловкость во взгляде. Макс, выглядел достаточно странно, контрастируя с деревенскими декорациями: белая хлопковая майка, смешные штаны, несколько свободные между ног, кожаные вьетнамки. Внимательно рассматривая парня, девушка не заметила тихих шагов вдоль забора. Мимо прошмыгала бабуля в цветастом сарафане, подвязанном на талии пуховым платком. "Реально, люди с разной планеты" - подумала Леся, еле сдерживая улыбку. Кажется, Макс, уловил ее саркастический взгляд в районе собственного паха.
   - Что-то я начинаю сомневаться в твоей скромности - несколько смутился, сунув руку в свободный карман. Очевидно, столь пристальный взгляд заставил его почувствовать себя неуютно.
   - Просто штаны смешные, извини - подняла брови, сделавшись крайне несерьезной. Теперь, кажется, настал черёд Макса раздражаться.
   - Ну конечно, твои жОнихи кроме трех полос ничего больше не носят! - поиграл в кармане брелоком.
   - Куда уж нам до вас! - ехидно скривилась Леся, закручивая волосы в тугой жгут.
   - Ладно, я к тебе по делу. Помощь нужна.
   - В чем? - насторожилась девушка, выпустив из рук кончики волос.
   - Поедем со мной к Михалычу. Очень нужно - серые глаза стали серьезными и настойчивыми.
   - К кому? - округлила глаза, - ты шутишь? Ты же его с десяти лет боишься и деревню их за сто километров объезжаешь.
   Макс в лице сменился, словно вспомнил тот неприятный день.
   - Никого я не боюсь, просто, если ты со мной поедешь, он может и откроет мне дверь.
   - Ага, и в задницу тебе дробь засадит - сдержала улыбку, - Макс, ты что?! Он же с тех пор вашу семью ненавидит.
   - Ну чего, есть повод...- понимающе хмыкнул, вынимая руку из кармана. Матовый шарик едва заметно заблестел в ладони.
   - Ну да, только ты мог умудриться всю пасеку его спалить за пять минут. А он, между прочим, самым богатым человеком был во всей округе.
   - Да, неудачно покурили тогда с пацанами - серьезно покачал головой, - ну хотели без палева, на поле. Кто ж думал, что трава такая сухая.
   - А признался только ты один, дурак! - как-то ласково произнесла, мягко улыбнувшись.
   - Он и сейчас богатый Буратино, поверь. У него земли свободной знаешь сколько, вот отец и попросил с ним поконтачить напоследок. " Если все получится, машину можешь оставить себе" - мелькнули слова Сергея.
   Услышав просьбу, Леся задумалась. Ехать не так уж и далеко. В конце - концов, она же как-то должна отплатить другу за помощь.
   - Ладно. Только говорят, он отшельником стал, живет на отшибе и ни с кем не разговаривает. Свихнулся, наверное.
   - Не боись, заодно и проверим твои слухи - легонько толкнул в бок, - здесь столько всего бабки насочиняют, а ты уши и развесила.
   Ничего не ответив, Леся сдержано улыбнулась. " Люди просто так говорить не станут".
   - Тогда замазали. Через полчаса заеду - облегченно добавил, развернувшись. Олеся еще несколько секунд простояла неподвижно, вспоминая хмурое лицо Михалыча. Можно сказать, что ей стало страшно ехать. "Словно не воробей. Меньше надо было обещать"- укорила себя, услышав звон ведер за забором.
   Рядом возник плеск воды и задорное покрякивание. Похоже, утки начали делить сферу влияния в ржавой миске.
   - Ба! Я поем и съезжу с Максом недалеко.
   - Куды? - прокричала бабуля, наматывая цепь на катушку.
   - Недалеко! - повторила Леся, не желая вдаваться в подробности.
   Спасительная прохлада встретила в темной комнате. Схватив батон хлеба, она села у открытого окна и принялась завтракать.
  
  
  
   *****
  
  
  
   Ощущая себя чемоданом на колесах, Олеся нехотя плелась вслед за Максом. Ехать совершенно не хотелось, тем более в такую жару. Сиденье напекло до такой степени, что черная кожа превратилась в раскаленный утюг, обжигающий голые ноги.
   Скользнув взглядом по стройным бедрам, Максим решил проявить беспокойство.
   - На, подстели - кинул светлую ветровку на молнии, - а то не могу смотреть, как ты мучаешься.
   - Спасибо! - ответила девушка, облегченно расслабившись. За окном медленно проплывало зеленое море густого кустарника. Все поле заполонила трава, словно никогда не росло здесь ничего, кроме репейников и полевых цветов.
   - Грустно - оценила Олеся со стороны, - раньше здесь кукуруза была, горох. А помнишь, как подсолнухи воровали?
   Оторвавшись от созерцания раздражающего пятна на стекле, Максим посмотрел в открытое окно. На фоне густой травы редели синие островки васильков. Ни души, ни трактора, даже стогов сена.. и тех не было. Сплошное запустение.
   - Ну, так не выгодно уже засеивать. Все развалили, сама знаешь. Сейчас, чем ближе к крупному городу, тем дороже земля. А здесь... Ну сама видишь, десять домов живут, остальные дачники - надел солнечные очки, деловито бросив взгляд в зеркало.
   - Да уж. Не знаю, но мне кажется это неправильно. - поджала нижнюю губу, - Раньше люди здесь чем-то занимались, дядя Вася на тракторе работал, ферма была, все бабульки доярками были. Помнишь, у нас недалеко зерноперерабатывающий комбинат был. А потом закрыли. Столько земли пропадает, а у людей работы нет.
   - Ну и не пропали же. Дядя Вася водителем работает, бабки пенсию получают. Остальные алкаши сами виноваты, им что кукуруза, что репейник один хрен, чем закусывать.
   - Жестокий ты, Максим - перебила девушка, подставляя щеки прохладному ветерку, - наплевать тебе на всех, тебе лишь бы собственная выгода. Земля...деньги, вложения. Ты бы, наверное, и страну продал, будь твоя воля.
   - Эй, ты там потише, а то могу и высадить - притормозил парень, - да мне наплевать на других, но в той мере, в которой позволительно оставаться нормальным человеком. Если попросят, в помощи не откажу. Думаешь, соседи наши - нищеброды на что забор новый поставили?
   - Уж не ты ли постарался? - съязвила Леся, - а то я и смотрю, неделя не прошла, они уже доски привезли, а у самих шаром покати.
   - Батя денег дал. А я организовал по - быстрому. Достали уже их дети к нам в огород через дырку в сетке лазить. Бегают, орут и малину всю сожрали.
   Леся даже слюной поперхнулась, до того дико стало слышать эти слова.
   - Ты чего? Им есть нечего, ты же видел их папашу. Как так можно, они же дети? - словно ржавый гвоздь в сердце забили, до того стало больно. Максим молчал. Похоже, эти слова и самому показались жестокими. Столько лет он вытравливал в себе способность к состраданию, а сейчас одной фразой Леся содрала этот пластырь с души.
   "Дети и, правда, вечно с голодными глазами. Пацаненку пряник протянул через забор, так он весь пакет разом утащил. И съел втихушку, забившись между досками и покосившимся туалетом".
   - Скоро приедем уже? - холодным тоном спросила девушка, - у меня еще дела по дому.
   - Ты забыла, еще через поле, потом мимо заброшенной почты? Он почти у леса живет - сухо ответил, перебарывая желание развивать дальше эту болезненную тему. Облокотившись на проем раскрытого окна, девушка посмотрела на густеющий подлесок. Разговаривать перехотелось. Вовсе. Вот так, всего одна фраза перечеркнула хрупкий мостик уважения.
   - Обиделась что ли? - тихо спросил, не глядя в глаза притихшей девчонке.
   - Было бы на кого - бросила Леся, скривив губы, - жалко ему малины! Огромному дядьке с полным кошельком жалко ягод для маленьких детей - казалось, теперь она не остановится. Макс её откровенно разочаровал. Никак в голове не укладывалось, как язык у него повернулся такое сказать.
   - Ладно. Понял я твою позицию. Не жалко мне ягод этих, просто терпеть не могу, когда вторгаются на мою территорию. И вообще, не лечи меня, Зеленка, не доросла еще - слегка коснулся педали тормоза, замедляя скорость. Тонкие травинки громко хлестали дверь машины, проникая пухом внутрь салона.
   - Прикрой окно, пожалуйста! - покосился на весь этот сор, летящий внутрь. Нерешительно нажав на кнопку, Леся поджала губы. " Командир, тоже мне".
   - Если что, мы за мёдом приехали. Потом я его разговорю, а ты "с понтом" пойдешь на улицу. Надеюсь, он забыл моё лицо, столько лет прошло.
   - Тебя уж забудешь, как же... - выплюнула Олеся, поправляя влажный край сарафана. Не успела она договорить, как что-то застучало. Машина издала странный звук и резко заглохла.
   - Вот п****ц! - выругался парень, хлопнув ладонью по рулю.
   - Что? - заволновалась девушка, заглядывая на показатели панели управления.
   - Не знаю, уже второй раз после ТО глючит электроника - рявкнул парень, открывая бардачок.
   - И что делать? - еще более растерянно спросила она, глядя на него большими круглыми глазами.
   - Выходить, конечно - недовольно скривился, схватив чистую тряпку.
  
   Только сейчас Олеся ощутила жару в полной мере. От раскаленной травы веяло чем-то сладким, пьянящим. Пчелы жужжали неистово, терпеливо облетая полевые цветы. Приложив ладонь ко лбу, девушка посмотрела вдаль. На том конце поля виднелись маленькие домики. " Пасека". Заканчивалась она густым лесом, вдоль которого расположились дома, словно цепочка деревянных бус.
   - До деревни идти минут пятнадцать пешком. Недалеко - перехватив ее взгляд, уточнил Макс, - Идем, машина остынет, может, заведется.
   Похоже, эта новость не вызвала энтузиазма. Тяжело вздохнув, Олеся укоризненно посмотрела на друга и спросила:
   - Ты что, бросишь её здесь? На дороге? Вдруг какой - нибудь ребенок мимо пройдет и случайно заденет. Или царапину оставит - нарочно подначивала, все еще злясь на парня.
   - Зелёнка, ротик прикрой. А то обратно пешком до деревни пойдешь. Как раз к завтрашнему утру успеешь - обернулся, стягивая майку.
   "Вот с его внешностью только мерзопакостных подонков играть"- подумала Олеся, встретившись с высокомерным взглядом серых глаз. Конечно, Макс прекрасно понимал, что никуда Леся пешком не пойдет. В такую даль и жару несусветную. "Не совсем же она на голову больная".
   - Ты еще и шантажист. Боже, с кем я дружила - закатила глаза - а воды -то хоть продашь мне глоток или два? - посмотрела на руку, держащую небольшую бутылку.
   Закусив губу, он нахмурился, притворяясь оскорбленным. Опустил голову вниз и улыбнулся.
   - Только по старой дружбе - без предупреждения кинул бутылку Лесе. Не ожидая броска, девушка проследила взглядом полет бутылки в ближайший куст.
   - Ну ты чего зеваешь - то, совсем напекло головушку? - резко двинулся навстречу.
   Удивленно хлопая глазами, Олеся с трудом концентрировала мысли. Волосы на затылке стали влажными и горячими.
   - Так предупреждать надо! - подняла воду, откручивая крышку. Макс равнодушно пожал плечами, наблюдая за тем, с какой жадностью она делает глотки.
   - Идем уже, я сейчас умру от этого пекла! - кивнул в сторону деревни, манящей лесной прохладой.
   - Угу - ответила девушка, с наслаждением делая последний глоток теплой воды.
   Каждый последующий шаг давался с трудом. Ощущая себя путниками в бесконечной пустыне, ребята шли узкой тропой вдоль высокой травы. Глядя на загорелую спину друга, девушка не выдержала.
   - Макс! - послышалось сзади.
   - Что? - обернулся, склонив голову набок. Во рту пересохло, но посмотрев на одну треть жидкости, оставшейся в бутылке, он сдержался. " Вдруг Леська еще захочет пить".
   - Ну подожд -и- и, я же не успеваю - заныла, сощурившись от яркого солнца.
   - Лапушкина, вот я почему- то не удивлен! - усмешкой ответил, подперев руками пояс. С вожделением глядя на бутылку, Олеся остановилась и посмотрела вперед.
   - Пить будешь? - потряс полупустой бутылкой в воздухе.
   Конечно, пить она хотела. Еще как. Но отрицательно помотала головой, стесняясь воспользоваться последними глотками.
   - Так я тебе и поверил, пей давай, а то шатаешься на ходу! У них колодец есть наверняка, дойдем и ещё наберем - протянул бутылку вперед.
   - Спасибо! - обрадовалась девушка. Действительно, как это она позабыла о колодце. " Сейчас бы ведро выпила, или еще лучше, облилась с ног до головы" - подумала Олеся, закручивая синюю крышку.
   Макс шел вперед, сбивая бежевый пух с высокой травы. В голове крутился план предстоящей встречи. А еще закрадывалась нехорошая мысль, что не помешало бы вооружиться битой. На всякий случай.
   Завидев вожделенные крыши домов, яркими отблесками играющими на солнце, Макс облегченно вздохнул. На ходу срывая матово- серую верхушку придорожной травы, он обернулся.
   - Зеленка, смотри, сколько здесь твоей отравы. Море! Может, соберешь на обратном пути. Что добру попадать? - в глазах искрились бесноватые чертята.
   Едва переставляя ноги, Олеся слабо улыбнулась. Перед глазами прыгали солнечные зайцы. Именно зайцы: темные, огненно- красные, мелькающие.
   - Эй, ты чего? - крикнул парень, глядя на то, как девушка буквально оседает на дорогу. Не дождавшись ответа, он подлетел к ней со скоростью света. Совершенно растерялся, глядя на бледное лицо с закрытыми глазами.
   - Леська! Тебе плохо? - слегка хлопнул ладонью по щеке, приподняв ее голову за затылок. В ответ она что-то бессвязно промычала, пытаясь приоткрыть глаза.
   - Блин! Ну вот почему с вами всегда так! - буквально простонал с досады, плотно сжимая губы. На вес она оказалась не больше, чем он предполагал. Сущий пух. Притом настолько обмякший, что руки казались тонкими веревками, болтающимися при каждом шаге. Ощущая себя полным идиотом, Макс плотнее обхватил талию, отчаянно стараясь не смотреть на оголенные ноги. В детстве он иногда представлял себе, как спасает Леську из огня, вынося из пылающего дома на руках. Но никак не ожидал, что мальчишеская фантазия воплотится в жизнь настолько тривиально.
   С каждым шагом нести становилось все тяжелее. Руки устали, спина заныла. Остановившись, Максим бросил короткий взгляд на знакомые кудряшки и недовольно покачал головой. Волны, на которых покачивалась девушка, резко прекратились. От того сознание приобрело некоторую ясность. Приоткрыв один глаз, она увидела перед собой яркий лимонный диск. Виски раскалывались от боли. Однако, ощущение невесомости заставило окончательно открыть глаза и вздрогнуть.
   - Тише! Пришли уже! - второй раз постучал ногой в закрытые ворота. В такие минуты Макс терялся больше всего, ведь он привык отвечать только за себя. А здесь Леська..
  
  
  
   В сплошном тумане мелькали размытые картинки перед глазами. Упираясь плечом в Максима, девушка медленно сползала вниз. Услышав стук замка, парень облегченно вздохнул и вновь подхватил девушку за талию.
   - О, Резвов, ты что ли? - из глубины пробасил голос.
   - Я, я - нехотя ответил Макс, стиснув зубы. " Права была Леська, меня хрен забудешь".
   Большая массивная дверь хлопнула тяжеленным замком, и яркий свет превратился в одно большое темное пятно. Спасительное ощущение прохлады. Вновь мелькание травы перед глазами. Ступеньки. Голоса. Брызги воды. Перед глазами поплыл темный дощатый пол.
   " Мы что, пришли? Забавный половик, почти такой же, как у бабушки в кухне"- обрывки сознания начали складываться в общую картину. Серый котяра у самых ног заливисто урчал, слизывая капли сметаны с длинных усов.
   - Эко тебя, девочка, шибануло-то - вновь послышался низкий бас над ухом. С трудом поднимая взгляд вверх, Олеся ощутила опору под спиной. Перед ней стоял огромный мужчина, с косматой седой головой. Голова вновь закружилась, и она опустила лицо вниз.
   - Дайте еще воды, а? - серые глаза наполнились тревогой. Придерживая девушку за плечи, Макс откинул волосы от ее лица. "Бледная, как смерть". Брызнув ей в лицо ледяной водой, он обхватил скулы ладонями и слегка потряс.
   - Эй, Лесь, тебе получше?
   Завалившись на Макса, Олеся смотрела в одну точку. Голова ничего не соображала. Но она слабо кивнула.
   - Уложить ее надо, голубушку, идем в переднюю, там есть диван - сквозь туман послышался мужской голос. Затем опора исчезла, превратившись в привычные волны, покачивающие, словно в колыбели. Макс осторожно расцепил руки, глядя на то, как удивленно округлились зеленые глаза. Ощутив мягкость покрывала, Олеся с трудом сфокусировала взгляд.
   - Макс! Мы у Михалыча? - встрепенулась девушка, пытаясь приподняться на локте. Нависая над ней, Максим положил ладонь на горячее плечо, мешая встать.
   - Да, лежи, ты перегрелась видимо, солнечный удар, короче, накрыло тебя не по - детски - отрапортовал парень с облегчением во взгляде. Еще десять минут назад он порывался вызвать скорую. Однако Михалыч громко расхохотался, заметив, что в комнате, похоже, находятся две барышни. Макс шутки не оценил, ощущая ответственность за девушку. В конце - концов, это по его прихоти Олеся оказалась на солнцепеке.
   - Пить еще хочешь? - присел рядом, сдерживая довольную улыбку. " Все же сущий пустяк, а я так запаниковал "- укорял себя, вспоминая, как осторожно хлопал девушку по щеке.
   - Давай - тихо ответила, вновь закрывая глаза, - у меня в ушах звенит. Внутри было такое ощущение, что солнце вытянуло из нее последние силы.
   - Ты уже падала так? Ну..в обморок? - подал руку, помогая встать. Наблюдая за тем, как девушка морщится, поднес стакан к высохшим губам. Какое- то странное чувство. Никогда никого не поил. "Прямо как теленка" - в душе улыбнулся от собственной мысли. Ощущение полного контроля над Лесей зародилось горячим комком в животе. Где-то в глубине души ему всегда хотелось проявить заботу в отношении женщины. Однако привычная роль не позволяла, да и экземпляры попадались сплошь эмансипированные. Все сами: и машину в паркинг отогнать и сверху отлюбить до потери пульса. Никакой доминанты. Равенство полов.
   С благодарностью взглянув ему в глаза, Олеся подняла глаза к потолку.
   - Один раз, при поступлении, тогда тоже жара была, я перенервничала еще из -за экзамена. У меня сосуды слабые, я такое пекло плохо переношу.
   - А ты вообще ела с утра? Может у тебя голодный обморок? - без издевки спросил Максим, покосившись на выпирающие ключицы. Коснувшись стучащего виска, она ответила:
   - А как же! Бутер с шоколадной пастой - широко улыбнулась.
   Взгляд ее упал на окно, занавешенное плотной шторой. "Вполне себе человеческая обстановка, а говорили у Михалыча все стены в персидских коврах".
   - Так я и думал, двоечница! - не удержался от возможности коснуться пушистой макушки, - есть больше надо, как учиться собралась? Где силы брать? Тебя в метро стадо затопчет, как муху - ответил Максим.
   - Не беспокойся, уж как- нибудь разберусь - отмахнулась девушка, не придав должного значения его словам. Макс вздохнул, несколько секунд уставившись на пустой стакан. О чем он думал, Леся не смогла прочесть. Слишком каменным выглядел его профиль.
   - Полежи пока, отдохни, сейчас самое пекло, я пойду потолкую с Михалычем - шепнул, склонившись над ней.
   - Ну, давай - пожала плечами, вновь откинувшись на спинку дивана. Все же здесь лучше, чем на улице.
   Дверь закрылась, и Макс исчез в темноте прохладной кухни. "Странное дело - подумала девушка, - вот он здесь впервые, а ведет себя так, словно Михалыч его знакомый. Везде адаптируется. Как рыжий таракан". Подумала и улыбнулась, вспомнив его прикосновения. На его руках было также спокойно, как в детстве, когда он вел ее за собой, пробираясь сквозь заросли высокой травы.
   Серый кот издалека гипнотизировал Олесю своими зелеными фонарями. "Прямо не кот, а тигр какой-то. Одни усы чего стоят". Не стесняясь незваной гостьи, дымчатый комок принялся наводить чистоту в собственной шевелюре. С каждой минутой Олесе становилось все лучше, любопытство распирало все сильнее.
   Тем временем мужчины о чем-то оживленно беседовали в кухне. Поначалу Леся опасалась кровавой расправы и даже старалась дышать через раз, чтобы услышать отголоски их разговора. Но когда сквозь закрытую дверь донесся низкий гортанный смех, девушка немного расслабилась.
   "Обычный дом. А поговаривали, что он все стены увешаны головами убитых животных. И что ружье держит прямо на стенах. Брехня собачья"- констатировала Леся, слегка разочаровавшись. "Все же Макс прав, нельзя так слепо верить сплетням" - встала с дивана, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Головокружение прекратилось. В ногах появилась сила.
   Заметив временное затишье за стеной, она не удержалась и потихоньку подкралась к двери. Кажется, Макс что-то говорил о выгоде, Михалыч громко парировал. Но голос его был до того низким, что вся речь сливалась в один сплошной бас. А так хотелось услышать, как же Макс свои дела проворачивает. Невыносимо хотелось. Плюнув на совесть, Леся проникла ухом к прохладной двери.
   - Я вам говорю, вы больше поимеете, поверьте мне - настаивал парень.
   - Не все измеряется деньгами - усмехнулся седовласый, - ты слишком молод, чтобы это понять.
   " Во- во" - язвительно подумала девушка, " хоть кто-то промоет ему мозги и поставит на место". Потеряв бдительность, она буквально вывалилась в кухню.
   Мужчины удивленно замолчали, с недоумением округлив глаза.
   - Здравствуйте, а еще водички не найдется? - растерянно произнесла Леся. Макс одарил ее недовольным взглядом и отвернулся к окну. Сейчас его глаза вновь стали злыми, как у волка. Похоже, у хищника из под носа отобрали сахарную кость. Даже улыбка превратилась в оскал.
   - Конечно, девочка, конечно! - Михалыч встал из- за стола, - Я вам меда еще налью, будешь здоровье поправлять, а то вон квёлая какая, чуть ухажера своего до белой горячки не довела.
   Ребята моментально переглянулись, похоже, оба были против подобной интерпретации их отношений. Максим сидел у окна, скрестив руки на груди, взглядом испепеляя Лесю, неожиданно помешавшую прощупать слабые места Михалыча.
   Не осталось в нем ничего от того человека, что заботливо держал стакан, помогая прийти девушке в себя. Теперь он вновь был соткан из жесткой складки меж светлых бровей и тонкой линии упрямых губ.
   Осознав свою ошибку, Леся попыталась откланяться под предлогом " живность посмотреть".
   К сожалению, инициатива вышла боком. Сердобольный Михалыч забеспокоился о здоровье девушки, выпроводив Макса в качестве провожатого.
   Когда дверь за ними захлопнулась, парень не смог удержаться от вспышки гнева.
   - Какого хрена ты вышла? Я же просил посидеть там! - слабо, но настойчиво схватил ее за локоть, спускаясь вниз по ступеням. Потеряв равновесие от неожиданности, Олеся пошатнулась.
   - Ну ...так получилось. Извини. Что ты так злишься? - тихо прошипела, пытаясь защититься от столь откровенной агрессии.
   - Что я злюсь? Да ты мне все запорола - сверкнул сталью взгляда. Теперь они стояли друг напротив друга, ощущая каждой клеточкой бешеное напряжение. Казалось, еще секунда, и Макс ее просто придушит. Глядя на него снизу вверх, Леся прищурилась.
   - Ты сам все запорол. И нечего на меня все валить. Бизнесмен. Тьфу. Одно название.
   Похоже, эти слова попали в самую сердцевину мужского самолюбия. Раздувая ноздри, он облизал пересохшие губы и молча развернулся в противоположную сторону. Когда шаг его ускорился, Леся поняла, что перегнула палку. Она прекрасно знала, что он всегда так реагировал на подобные выражения.
   - Стой! Макс! - крикнула, оглядываясь на распахнутую дверь. Михалыч вышел на улицу, держа в руках литровую банку мёда. Непонимающе посмотрев в сторону ворот, он удрученно помотал головой.
   - С норовом парень. Того и гляди бед натворит от своей горячности.
   " Точно"- сказала взглядом девушка, сделав шаг навстречу Михалычу.
   - Да не волнуйся, он просто разозлился, что дело обтяпать не вышло. Не знал мальчонка, с кем дело имеет. Я в его годы и не такое проворачивал. Сейчас все ушло. Хочу вот конюшню построить, мечта у меня есть, понимаешь? - глаза старика стали добрыми и лучистыми.
   - Да уж, понимаю, конечно - только и выдавила Леся, представляя себе трудный путь обратно. Обхватив ладонями янтарную банку, она от души поблагодарила мужчину и двинулась в сторону ворот. К счастью, солнце спряталось за сизую дымку облаков. Поле вмиг потемнело, лиственный лес и вовсе казался черной лентой. Поджимая губы, Олеся вышла со двора и с тревогой посмотрела вдаль.
  
   ( прода от 4 марта)
  
  
   Над головой нависла дымка жаркого марева. Вдалеке, за лесом, послышались отдаленные раскаты грома. Дорога лентой поднималась вверх, исчезая за поворотом. Вглядываясь в дымчатый горизонт, девушка озадаченно поджимала губы. На прежнем месте машины не было. Напрашивалась одна ясная и очень неприятная мысль.
   " Макс меня бросил".
   Не смотря на всю очевидность происходящего, Олеся так и не могла до конца поверить в это. От неожиданности глаза расширились. Не моргая, она смотрела в горизонт до тех пор, пока глаза не защипало от сухости. Конечно, Макс и раньше мог вспылить, хлопнуть дверью, выкинув подобный фортель, но вот так бросить ... Нет! Никогда!
   " Как он мог?"- прижала подбородок к плечу, обреченно склонив голову вниз. Представилось, как он самодовольно улыбается, ощущая себя королем положения. Кровь прилила к щекам, наполнив злостью сердце.
   " Ну ты об этом еще пожалеешь" - мысленно прошептала, нахмурив брови.
   Уже хотела развернуться в сторону Михалыча, как из - за холма показалась знакомая стальная морда с хищными фарами. Сердце подскочило к самому горлу, перекрывая доступ кислороду. " Вернулся?" - теперь уже слабо верилось.
   Остановившись рядом, Максим открыл пассажирскую дверь изнутри и натянуто улыбнулся.
   - Ты привидение увидела?
   Словно остолбенев, девушка несколько секунд недоверчиво смотрела на собственное отражение в тонированном стекле.
   - Хочешь еще удар молнии получить, садись давай! - послышалось из приоткрытого окна.
   " Чего, какой удар?" - изогнутые брови сдвинулись к переносице. Банка в ладонях нагрелась до немыслимой температуры. Казалось вот- вот мед расплавится и "закипит".
   - Ты вернулся что ли, с какой стати? - пренебрежительно выдавила, ощутив в душе ужасную обиду.
   - Что за наезд такой, Зеленка? Я машину развернул и подогнал, чтобы ты в такую даль не тащилась ! - парировал Макс, сверкнув глянцем темных очков. Леся замерла. Вот если бы он снял эти чертовы стекла, то по глазам она прочла бы правду. А так... Не прикопаешься. " Врет и не краснеет"- ощутила жар на кончиках пальцев. Дернула за ручку.
   - Считай, я поверила! - язвительно хмыкнула, слегка скривив рот. В зеленых глазах дрожало отчуждение.
   Молча усаживаясь на сиденье, она поставила банку на колени и задумчиво посмотрела в окно. На душе было гадко. А так хорошо все начиналось. В голове никак не складывались противоречивые картинки. "Тогда в клубе, Макс рискнул здоровьем ради меня, подложил помощь, организовал переезд. С тех пор как уехал - стал отстраненным". Пальцы непроизвольно начали поглаживать теплое стекло, просвечивающее янтарный мёд. Хотелось хоть как-то его оправдать и на том успокоиться. Но как только она начала мысленно выстраивать мостик доверия, вспоминая теплые моменты, в голове возникала его скользкая ухмылка, и все рушилось до самого основания.
   Судя по сдержанному выражению лица, Максим тоже не был настроен на дружескую беседу. Пальцы его так сильно вцепились в руль, словно он хотел выдавить из себя всю злость и раздражение. На лобовое стекло начал накрапывать дождь, казалось, гроза догоняет их по пятам.
   - Зачем ты мёд взяла у этого тупаря? - недовольно покосился на банку, приподнимая бровь. Прервав внутренние поиски, Олеся повернулась в сторону водителя. Ей показалось, что она ослышалась.
   - В смысле зачем, человек от души предложил, помог мне, я ему очень благодарна - ответила, сильнее сжимая банку пальцами, словно пытаясь сохранить теплоту подарка, - и он достаточно умный и интересный человек, вовсе не такой, как о нем судачили по округе. Просто людей зависть съедала по отношению к его деньгам.
   Фыркнув от раздражения, словно строптивый конь, Максим еще плотнее стиснул скулы. Упоминание об этом маразматическом деде его выводило из себя. " Мало того, что слушать не хотел, так еще и посмеялся, буквально унизив перед Леськой. А она и рада, ухмылялась, что у меня ничего не вышло. Глупая. С таким подходом сидеть ей в этой тундре".
   - Ну и чего, может, тогда в Москву не поедешь, зачем? У него дояркой устроишься, он же ферму собирается выстраивать? - дерзко ответил, выезжая на асфальтированную дорогу.
   Ледяной ушат окатил с головы до пят. Приоткрыв рот от неожиданного всплеска эмоции, она гневно посмотрела на Максима.
   - А что, доярки не люди? Или работать на ферме - это преступление? Или ты один самый умный и думаешь, что тебе принадлежит весь мир? - в ее голосе послышалась ледяная сталь, - Что ты все время козыряешь деньгами своими. Знаешь, да твои деньги без человеческого отношения... Это... туалетная бумажка. Не купишь на них ни дружбу, ни любовь - выплюнула последние слова с особой жестокостью.
   - Глупая Леська. Сейчас нет почти ничего такого, что нельзя купить за деньги - уголок губ дрогнул, словно на него упала капля жгучего яда. - Ребенка? Пожалуйста, суррогатная мать. причем 'доставит' ребенка к указанной дате. Звезду с неба - да ! Получайте в рамочке на стену. Почку, сердце? Легко, если есть БАБЛО. А если нет, сдохнешь, как мышь бесправная, пока донора ждать будешь. Поняла? - он выпалил на одном дыхании, включая стеклоочистители. Небо заволокло пепельным сумраком. Раскаты грома стали все слышнее и громче.
   Эти слова, словно дюжина ядовитых стрел, мгновенно изрешетили сердце. Сейчас Леся поняла, насколько Макс несчастен в этой своей философии. 'Он и правда серый волк. И живет по волчьим законам, навязанным окружением. Нет больше этого благородного мальчишки с выгоревшей челкой и открытым взглядом пепельно- серых глаз. Осталась только привлекательная оболочка. И пустота внутри' - тронула ладонью круглую крышку, постукивая пальцами по стеклу.
   - Любовь ты не купишь. В этом я уверена - вымолвила твердо, даже не собираясь вдаваться в дальнейшие рассуждения. " Что толку спорить, жизнь расставит все по местам".
   - Зачем мне любовь, если я могу купить любую телку и поверь, количество денег поможет раскрыть в ней такие театральные способности, что удивишься. И любовь сыграет и много чего еще - посмотрел с вызовом, словно желая сделать побольнее.
   - Любую не купишь, остались же еще честные девушки - оскорбилась Леся, вглядываясь в причудливые очертания травы сквозь капли дождя. Спустя короткую паузу он ответил:
   - Такие, как ты что ли? - покосился на ее острые коленки.
   - Ну, допустим - резко обронила она, напрягая все мышцы на лице.
   - Извини, но я глубоко убежден, что любую можно купить, просто цена разная и подход. И тебя можно, в теории, просто ты наивная и еще не ощутила вкус сладкой жизни. Вот попадешь завтра в большой город.. и...
  
   Он не договорил, так как звук открывшейся двери прервал его мысль. Резко затормозив посредине дороги, парень недоуменно вглядывался в размытые очертания светлого сарафана, развивающегося на ветру.
   Леся шла вперед, подставляя побледневшие щеки теплым каплям. Нет, не плакала. Только ресницы дрожали от горькой обиды. Другая бы на ее месте промолчала. Посмеялась или остро парировала. Вариантов много. Но Леся совершенно была не готова устоять перед этим ужасным цинизмом, отвратительной ложью, марающей святые идеалы. К счастью, дом виднелся совсем близко. И старый, слегка покосившийся забор, теперь казался очертанием тихой гавани: знакомой, крепкой и нерушимой.
   Ветви ивы покорно опустились к земле, подметая мокрую траву. Ветер лишь усилился. Ни секунды не думая, Максим выскочил из машины, громко шлепая по глянцевым островкам неглубоких луж.
   - Леся! Стой! Ну, дурак, ну извини ! - догнал, схватив ее за подол совершенно мокрого сарафана. Остановившись, она замерла, как вкопанная. Пушистые кудряшки превратились в темные пряди, облепившие щеки. Сейчас она была похожа на бесплотного ангела с огромными грустными глазами.
   - Нам не по пути, Максим. Да и товар здесь, как видишь, залежалый, дешевенький. Только время тратить. Удачи во всем.
   Резко дернув плечом, она освободилась от его захвата и побежала в сторону дома. Навстречу выскочила бабушка, держа прозрачный дождевик над головой.
   Оставшись стоять у зеленого забора, Максим отрешенно хлопал глазами. Только увидев ее глаза, полные боли и разочарования, он понял цену собственным словам. Калитка хлопнула, скрывая тонкий стан ранимого ангела. Стиснув кулаки, парень попытался выровнять дыхание. Спустя несколько минут в маленьком оконце показалась седая голова. Шторки дрогнули и сошлись на середине окна.
  
  
   (прода от 6 марта)
  
   В жарко натопленной комнате пахло ароматными пирогами. За окном резко похолодало, ветер стал ледяным и пронизывающим. Трава блестела в серебре недавно прошедшего дождя. Даже кошки попрятались за теплую печку, стараясь не выходить лишний раз на улицу. В доме повисла удушающая тишина. Ужин закончился, а сериал еще не начался. Третий день лил дождь, не позволяя работать в огороде и заниматься привычными делами. В такие дни Олеся ощущала себя очень скверно.
   Закутавшись в тонкое, потрепанное покрывало, она гипнотизировала сучки на потолке. Даже сосчитать успела. "На одной доске семь штук".
   Пословица скрипнула, противным звуком напоминая о плачевном состоянии дома. Облокотившись на подоконник, Евдокия Прокофьевна озадаченно поджала нижнюю губу.
   - Настырный какой. Сказала, же три раза, не выйдешь! Опять пришел - перебросив влажное полотенце через плечо, раздраженно зыркнула в окно. В темных сумерках стоял высокий силуэт. Олеся прекрасно знала, кто стоит и зачем. Максим приходил уже три дня подряд, но она так и не нашла в себе сил преступить через обиду и поговорить. Надеялась, плюнет и уедет. Как бы не так. Поставив себе ясную цель, парень задвинул все свои дела и упорно дожидался реакции от обиженной подруги. Принести извинения теперь стало делом принципа. Конечно, каждый раз он ощущал себя достаточно глупо, стоя под окнами в надежде на диалог. Еще и бабуля подливала масла в огонь, своими неуместными расспросами. Вопреки настойчивости, Леся так ни разу не вышла и даже не показалась из окна.
   " Вот трусиха" - рассуждал парень, пытаясь в очередной раз набрать ее номер. Все бестолку. Телефон молчал. Подружки беспокоились, думая, что Олеся сильно простудилась, а парни перешептывались, подозревая Макса во всех смертных грехах. Тем временем, он каждый вечер продолжал отчаянно бороться с приливом уязвленной гордости, ощущая себя стальным прутом, раскаленным добела. Своим молчанием девушка сумела нарушить его твердость и уверенность в собственной правоте. Конечно, он тысячу раз пожалел о столь откровенном диалоге. "Нужно было учесть, что Леська, по сути, еще ребенок. Она жизни не видела, сидя с бабкой своей перед телевизором или на грядках. Все ее идеалы из книг или фантазий. Вбила в голову себе, что миром правит справедливость. В любовь чистую и светлую верит. Глупая".
   Мысль о том, Олеся не сталкивалась с суровой реальностью любовных отношений, острым когтем впилась в сердце. Будучи прагматиком, Максим трезво оценил ее высокие шансы на огромные проблемы и разочарования. В конце - концов, он прекрасно осознавал, что девушка является яркой приманкой для мажоров, толстосумов и других, еще более неприятных личностей. В глубине души он даже начал радоваться перспективе уехать в столицу одному. "Так спокойнее и не надо потом ни пред кем оправдываться за ее поломанную судьбу"- колким взглядом проводил тень женщины, скользнувшей в сторону от окна.
   Холодный ветер трепал короткие волосы на макушке, создавая привычный беспорядок. Посмотрев на часы, Максим еще раз бросил короткий взгляд на оранжевый огонек маленького окна. Терпение подошло к концу. Даже ноги замерзли от долгого стояния в луже. Собираясь уходить, он несколько раз подкинул ключи в воздухе и разочарованно покачал головой.
   Внезапный скрип двери заставил его обернуться. Между тонких досок показался темный силуэт. По быстрым прыжкам, минующим лужи, Макс понял, что это ОНА.
   - Лесь! - негромко крикнул, оживившись. Двумя ладонями схватившись за доски, просунул лицо в широкий зазор. Серые глаза сверкнули заинтересованным взглядом. Тень замерла, словно слившись с бурыми ветвями яблони, дрожащими от ветра. Звуки хлюпающих шагов затихли. Укоряя себя за непредусмотрительность, Леся прижала к груди шампунь и полотенце. Сердце тарахтело, как неисправный мотор.
   - Я знаю, это ты. Иди сюда, поговорим. Я пришел извиниться - по- доброму произнес, вглядываясь в причудливую паутину теней.
   Задержав взгляд на спасительной двери бани, девушка продолжила стоять на месте. И тут Макс понял, что ждать больше не имеет смысла. Он просунул руку в щель забора и с легкостью открыл ржавую щеколду. Услышав скрип, Олеся заподозрила неладное. Как только она поняла, что Макс зашел в огород, то незамедлительно побежала в сторону укрытия. Брызги холодных луж отлетали в разные стороны. Очевидно, к этой неожиданной встрече девушка была совершенно не готова.
   - Лесь, не дури! - послышалось буквально за спиной. С такой скоростью Максим бегал в последний раз на первом курсе, когда на экзамен опоздал. Буквально перед носом она мелькнула свекольным халатом " прощай молодость" и хлопнула дверью. К счастью, быстрой реакцией Макс отличался всегда. Подставив ногу в крохотный зазор, он со всей силы дернул за ручку. Охнув, Олеся попыталась подпереть дверь всем своим телом. Волосы рассыпались по плечам, на щеках выступил румянец. " Только бы успеть щелкнуть замком". Разозлившись на эту упёртость, Макс со всей дури дернул за дверную ручку. Через секунду она так и осталась в руке. Дверь распахнулась и перед его взором предстала растерянная Леся. Все такая же отчаянно -упертая. Зеленые глаза мигом выхватили изогнутую ручку в его ладони. Открыв рот от столь вопиющей наглости, девушка дернулась вперед, выставив руки перед собой.
   - Ты что офонарел! Дурак! - прошипела, - кто тебе разрешал ручку ломать? Ладони коснулись прохладной ткани его тонкой ветровки. Буквально втиснувшись, он ввалился внутрь и широко улыбнулся.
   - Ну, привет! Да не парься, приделаю обратно - виновато взглянул на оторванную железку.
   - Сейчас бабушка придет, мало тебе не покажется. Кто тебе вообще разрешал входить в чужой огород! - не унималась, продолжая подпирать руками его грудь. Он стоял на месте, в общем- то совершенно не сопротивляясь. На лице красовалась самая довольная из всех улыбок. Словно он не баню взломал, а сейф олигарха.
   - Чего ты бегаешь от меня? Я же просто поговорить хочу! - продолжал настаивать, пронзая взглядом до самых костей. И хоть в предбаннике было душно, по девичьей пояснице пробежал легкий озноб. Понимая, что не может сдвинуть его с места, Леся в сердцах пихнула парня вперед, что-то пробурчав себе под нос. Однако, вопреки законам физики, он устоял и даже умудрился закрыть за собой дверь.
   - Мы уже поговорили. Мне не о чем с тобой беседовать. Ты мне неприятен. И все твои дальнейшие слова бесмысленны - сложила руки на груди, позабыв о том, насколько предательски расходится вырез на халате. Вдыхая аромат березовых веников, Макс широко улыбнулся, словно находился в другом измерении и слова девушки ничего для него не значили. Расстегнув ветровку, он посмотрел на нее в упор. " Ради этого прикола стоило столько ждать"- отметил про себя, опускаясь на лавочку. Как только Леся попыталась выскочить, он протянул руку вперед, преграждая путь.
   - Я объяснюсь и пойду. Дальше решай сама - спокойно ответил, ощущая, как под бархатным халатом бешено стучит ее сердце. Одарив парня ненавистным взглядом, девушка стиснула зубы. Она не играла в страсть или ненависть, которые так забавляли парня. Все ее эмоции были искренними и неподдельными. Она действительно разочаровалась в нем настолько, что не хотела даже смотреть в эти наглые серые глаза. " Что нового он скажет, опять начнет выпендриваться".
   - Говори и уходи! - наконец сдалась, опустившись на березовый пенек, служивший дополнительным местом для сидения.
   - Халатик запахни, а то с мысли сбивает - саркастически поднял бровь, непринужденно уставившись на оголенные полушария груди, буквально вывалившиеся из выреза. На короткий миг Леся застыла, словно пораженная разрядом тока. Опустив голову вниз, осознала, что грудь действительно открыта на всеобщее обозрение. Видя ее замешательство, Макс вспомнил свой первый опыт с девушкой. Та тоже стеснительно прижимала руки к груди, стараясь прикрыть наготу. Было в этом что-то трогательное, позабытое, то от чего сердце радостно подпрыгивало вверх.
   - Ты... Прости меня. Я редко это говорю, но тогда я реально накосячил - веселый огонек в глазах сменился небывалой серьезностью, - просто понимаешь, я не вру тебе. В моем городе действительно такая жизнь, со всей этой грязью и несправедливостью. Я хотел донести это до тебя, чтобы ты не строила иллюзий, чтобы тебе самой было легче влиться в эту среду.
   Отковыривая смоляную слезу на подоконнике, Олеся делала вид, что вовсе его не слушает. Только ресницы дрожали, когда в его речи возникали длительные паузы.
   - Леська, ты зря так плохо думаешь обо мне. Я ведь не специально тебя оскорбил, просто привык к такой жизни. К такому формату отношений. Для меня это норма и в этом нет ничего зазорного. Если тебя это успокоит, то и меня можно купить. Я однажды почти продался компаньону отца - губы его дрогнули в полуулыбке, - только это секрет.
   - К чему это все мне слушать опять? - нетерпеливо отозвалась она, наконец отрывая взгляд от янтарного подтёка на дереве.
   - Да, ты права, теперь ни к чему. Я уже это понял, ведь ты не предназначена для той жизни. Не каждому нужно лезть в эту мясорубку. В мегаполисе выживают только сильные люди, остальные ломаются и возвращаются к себе с поджатыми хвостами. Я этого не хочу для тебя - покачал головой, вытягивая ноги вперед, - ты моя подруга, ты замечательная девчонка: нежная, добрая, чистая. И я сделал ошибку, потянув тебя за собой.
   Видя как взгляд ее приобретает серьезную задумчивость, Макс замолчал. Искренность в его прямолинейном взгляде несколько смутила девушку. Таким настоящим он был крайне редко и каждая подобная минута была драгоценной в копилке ее воспоминаний.
   - Ты думаешь я что ... никчемная? - сухо произнесла, уцепившись за последние слова, - считаешь, я - нюня, слабачка, да? Неспособна адаптироваться и достичь чего-то?
   Вытащив сигареты, Макс постучал пачкой по столу. Её вопрос прозвучал настолько неожиданно, что он попросту не знал, как лучше ответить. Задумчиво посмотрев на зажигалку в ладони, парень озадаченно опустил взгляд.
   - Думаю тебе незачем ехать в Москву. Это единственное, что я знаю. Тебе там будет трудно без связей и блата. Общага, поверь, тоже не лучшее место. Она не похожа на ту, что показывают в популярном сериале. Я знаю девчонок, которые бегут оттуда к любому мужику, который способен предоставить им угол с нормальной кроватью.
   - Не делай из меня дуру. Я знаю, что такое общежитие - вспыхнула девушка, придвинувшись ближе, - Если ты не заметил, я тоже жила не в королевских покоях. И знаю, как банку тушенки можно растянуть на два дня.
   - Тш-ш - прошептал, - успокойся, если хочешь, езжай. Если готова к трудностям, я помогу, чем смогу. Я просто хотел предостеречь тебя, без обид, Лесь.
   Пальцами слегка коснулся теплой ладони, окинув взглядом ее упрямые кудряшки, спадающие по плечам. Она искоса зыркнула на него зелеными омутами и прищурилась. Запах березы и еще какой-то сладкой травы окутал все пространство. Макс готов был поклясться, что здесь творится какое-то колдовство. Внезапно ее лицо стало настолько притягательным, что взгляд уже второй раз предательски останавливался на влажных губах.
   - Я добьюсь всего сама, мне не нужна ничья помощь. Я докажу тебе, Максим, что способна на большее, чем ты привык думать обо мне. И не смотри так жалостливо. Все будет хорошо! - сказала и ресницами взмахнула, словно кокетничая. Как завороженный, он все смотрел на высокую скулу, покрытую тонким, еле заметным пушком. Словно черт подтолкнул вперед и он притянул ее к себе. Неожиданно и властно. Настолько, что Олеся ничего не успела понять. Как только сухие губы коснулись ее подбородка, она протестующе замычала. Дыхание его сделалось сбивчивым и лихорадочным. Обхватив ладонью тонкую шею, он вновь приник к её полным губам. От влажных волос, закрученных в тугие спирали, пахло горькой полынью. Этот запах кружил голову, мешая воспринимать ее сдавленные стоны. Горячей смолой в низу живота разлилось возбуждение, давно он не терял над собой контроль в такой степени. И это лишь усиливало эффект неожиданной страсти. Спустя несколько секунд девушка перестала сопротивляться, позволив ресницам сомкнуться. Губы ее стали мягкими и податливыми.
   - Извини. Я пошел - с трудом оторвался, понимая, что совершает непростительную ошибку. От громкого стука деревянной двери Олеся едва пришла в себя. Губы горели от ощущения мягкого покусывания, а голова кружилась от жары и запаха сушеных трав.
   Макс спешил к машине, утопая в туманной росе. От свершившегося морального преступления его разрывало на сотни мелких частей. В паху болезненно ныло нереализованное желание, а душа наполнилась жгучим чувством вины.
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  
  
   ГЛАВА 5
  
  
  
   Быстро передвигая ноги, Леся с трудом протискивалась сквозь галдящую толпу. Заманчивый запах фастфуда раздражал нервные окончания. Есть хотелось нестерпимо, казалось, желудок начал медленно пожирать позвоночник. Кто-то наступил на ногу, бесцеремонно толкнув в плечо. Теряя равновесие, девушка подалась вперед, уперевшись в спину высокого мужчины с залысиной на затылке. Тот раздраженно фыркнул себе под нос, но так и не обернулся. В общем - то повезло. Вчера и вовсе зажало между двух лиц темпераментной национальности и она ощутила на себе всю полноту мужского внимания.
   "Вот он! Рай"! - саркастично подумала Леся, обреченно вставая в хвост очереди за билетом. Время тянулось нескончаемо долго. Пропуская взглядом мелькающие макушки, она периодически поглядывала на свои старенькие наручные часики. Стрелка беспощадно ползла вверх.
   - Мужчина, пропустите, пожалуйста, я о-очень опаздываю - наивно прозвучал женский голос. Проживая в маленьком городе, Леся привыкла к особым снисхождениям для опаздывающих студентов.
   Округлив глаза, лысеющий представитель интеллигенции громко захохотал, наконец, обернувшись. Из - под толстых роговых очков на нее покосились крохотные невыразительные глазки. Затем он продемонстрировал девушке самую приличную ухмылочку и произнес:
   - Девушка, вы в своем уме, вон впереди беременную никто не пропускает, а судя по ее животу ей , в отличие от вас, как раз есть куда спешить.
   Виновато опустив голову, Леся посмотрела на потертый кожаный ремешок. Конечно, куда ей до беременной, которую и без того никто не пропустил.
   - Извините! - выдавила, переминаясь с ноги на ногу. Теперь вдобавок ко всему захотелось в туалет. Оказывается, вот она какая... пресловутая иерархия потребностей. Внезапный сигнал мочевого пузыря затмил собой все возможные кульбиты голодного желудка. Как укоряла себя Леся за эту глупую гордость. 'Вот приняла бы предложение Макса, уже две недели как жила в общежитии, а не кантовалась по знакомым родственникам'.
   - Девушка, вы будете брать билет? - настойчиво пробасила женщина с фиолетовым пучком на макушке, подвязанным блестящей лентой. Такого колорита Леся даже у себя в городе не видела.
   - Ага - кивнула, открывая кошелек. Толпа недовольно загалдела.
   - Что ж за разиня, неужели не могла вытащить деньги заранее?
   Словно в отместку за ожидание, кто-то грубо толкнул ее в сторону кассы. Пригоршня мелочи со звоном раскатилась под ногами. Сверкнув ненавистным взглядом, Леся резко обернулась.
   - Что вы за люди -то такие, хуже зверей толкаетесь! - не выдержав, почти выкрикнула, сжимая в ладони маленький кошелек. Дама с внушительной грудью, которой, судя по всему, она и подтолкнула несчастную, удивленно вскинула бровь.
   - Вот нахалка, всю очередь задержала, так еще и огрызается.
   - Девушка, деньги давайте или пропустите очередь - разволновалась кассирша, опасаясь народного гнева.
   - Да .. да - растерянно ответила, вытаскивая из потаенного кармана тысячу рублей. Кто бы знал, как не хотелось менять очередную бумажку, ведь как только она делилась, тут же исчезала со скоростью света.
  
   С обреченной расслабленностью опоздавшего, Леся встала в любимый уголок у дверей. Здесь была надежда миновать толпу обезумевших бизонов, на станции желающих просочиться в игольное ушко. "К счастью, ехать всего - то пять остановок. Или все таки выскочить через одну, а то не дотерплю" - Леся нахмурила брови.
   Беременная женщина, наконец, присела, виновато поглядывая на пожилую даму с внушительной сумкой. Мужчины разом все уснули, уткнувшись в глянцевые планшеты. Все было как всегда, только Леся этого не знала. Слыша над ухом тяжелое дыхание бабули, она набралась храбрости и воскликнула.
   - Извините, а вы не могли бы уступить место женщине? - указала взглядом на черную сумку, набитую доверху. В ответ мужчина зашелестел газетой и, недовольно стиснув губы, встал. Спустя несколько секунд Леся ощутила себя в центре внимания.
   - Спасибо деточка! Вот мужчины пошли! Никто не уступит! - расхорохорилась бабуля, поглаживая черный бок сумки.
   - Да, вы правы! Никакого уважения к женщинам. Сильный пол. Мы стоим, а они сидят! - подтвердила брюнетка в синей джинсовке, нависающая над одним из героев обсуждения.
   - Да вы что, как же они встанут, у них у всех критические дни! - злобно пшикнула женщина лет сорока, прижимающая к груди сумку. Дружно расхохотавшись, две молоденькие студентки задорно переглянулись. Двери закрылись. Наступила временная тишина. Массово включив планшеты, молодые люди принялись увлеченно "работу работать". Ни один не поднял головы.
  
   Спустя две минуты мощной толпой Лесю выплюнуло на улицу. Все тот же магазин ювелирных изделий, заманивающий девушек очередными скидками. Все те же мелькающие баннеры. Теплый ветер, играющий лапами зеленого клёна, тронул кончики волос. Вот он. Университет.
   " Макс был прав, уютное место'.
   Укрытое пышными шапками высоких лип, здание сверкало чистыми окнами.
   - Сколько времени? - послышалось сзади.
   - Десять без двадцати - выпалила Олеся, мечтая благополучно добежать до ближайшего туалета.
   - Без двадцати десять! - голос взлетел вверх и скатился вниз, словно ударившись о землю.
   - Опаздываете? - вновь спросил кто-то, запыхавшись.
   - Смертельно! - не оборачиваясь, ответила девушка, поднимаясь по невысоким ступенькам.
   - И я - удрученно ответил товарищ по несчастью.
   Поравнявшись с высоким парнем с рыжей копной волос, Леся улыбнулась.
   - А вы с какого? - спросила девушка.
   - Географический.А вы?
   - А я начальных классов - улыбнулась, поправляя волосы.
   - Будем знакомы! - кивнул он, перекинув квадратную сумку через плечо. Посмотрев в след суетливому парню, Леся тоже вспомнила о времени.
  
   Дверь распахнулась и девушка очутилась в большой светлой аудитории. Лекция шла полным ходом. Преподаватель увлеченно вещал о нововведениях в системе образования. Казалось, никто не обращает на опоздавшую совершенно никакого внимания. Выложив на стол тетрадь и ручку, Олеся заметила, что большинство студенток увлеченно копаются в планшетах и ноутбуках. " Мда, такой техники я и в руках- то не держала" - огорченно отметила про себя, вспоминая прежнюю студенческую жизнь. Машинально записывая за преподавателем, Олеся огляделась вокруг. " Почти одни девчонки. Как и у нас. Может, одеты чуть получше ".
   Взгляд выхватил две светлые макушки. Блондинки переговаривались между собой, не обращая внимания на преподавателя.
   - Удобнее с диктофоном - шепнул кто-то сзади. Леся обернулась и заметила все того же долговязого парня. Он сидел обособленно, облокотившись на стол. Только сейчас девушка разглядела его вытянутое лицо, усыпанное веснушками. Светло - голубые глаза, такие добрые, что свет из них лился через край.
   - Может быть. Я просто так привыкла! - улыбнулась, слегка пожимая плечами. Признаваться в том, что денег на диктофон у нее не было, показалось совершенно невозможным.
   - Паша! - дружелюбно протянул руку.
   - Олеся! - коснулась пальцами его ладони.
   - Девушка в синей водолазке! - пробасил преподаватель, - да..да..вы!
   Леся вмиг покраснела.
   - Мало того что вы опаздываете, так еще и имеете наглость мешать.
   - Извините! - выдавила тихонько, словно превратившись в крохотную синюю точку.
   - Ага, Филимоновой можно, а другим нет! - недовольно прошипел Паша сзади. Леся сгорала от любопытства, глядя на ту самую блондинку, что гораздо громче обсуждала новый каталог популярной косметики.
   Спустя десять минут все высыпали на перемену. К великому удивлению, почти вся толпа отправилась на перекур. Паша первым подошел к новоиспеченной знакомой и предложил сопроводить ее на улицу.
   - Да я не курю! - отмахнулась Олеся, убирая тетрадь в сумку.
   - А я тебя на потоке раньше не видел. Ты перевелась? - поинтересовался Павел, сунув руку в задний карман.
   - Да, я не местная. Совсем - стеснительно поправила водолазку.
   - В общаге место хоть дали? - спросил, спускаясь вниз по ступеням.
   - Да, вроде сегодня можно заселиться. Ближе к вечеру, мне сумку надо от родственников забрать - ответила, глядя на дисплей мобильного телефона.
   - Ясно все с тобой Олеся - улыбнулся Паша, доставая пачку сигарет, - пойдем хотя бы в столовую чай попьем?
   - Да, конечно, я только в деканат зайду и спущусь. Столовая на первом?
   - На первом, я пока покурю пойду и присоединюсь! - отозвался парень, указывая девушке в необходимом направлении.
  
   Голодный желудок снова взбунтовался, едва ноздри ощутили тонкий аромат сладкой выпечки. Осмотревшись, Олеся так и не нашла взглядом рыжего Пашку. Оказавшись в хвосте очереди, она принялась разглядывать местный антураж. " Зеленые стены, выкрашенные свежей краской. Шторки на окнах приличные, не то, что наши портянки". Когда очередь почти подошла к концу, неожиданно возникла странная суета. Вклиниваясь между двумя впереди стоящими девушками, какой-то нахал громко разговаривал по телефону. Округлив глаза от увиденного, Леся нахмурилась. Девушки сделали вид, словно ничего не произошло, немного расступившись. Одна из них кокетливо перекинула волосы на плечи.
   - А вы здесь не стояли вообще-то! - злобно прошипела Леся, недовольно покосившись на смуглого шатена в сером пиджаке. Он обернулся, услышав чей-то недовольный писк. Вместо ожидаемого хамства, парень широко улыбнулся, прекратив беседу по телефону.
   - Вы первокурсница? - внимательно оглядел ее с ног до головы, остановившись на старенькой сумке, вплотную прижатой к бедру.
   - А что, вам может возразить только первокурсник? - парировала она, не собираясь пропускать шатена.
   - Только первокурсники не знают кто я - еще шире улыбнулся, сунув телефон в карман светлых джинсов.
   - И кто же вы? - не унималась Леся, пока за спину не дернула чья- то рука.
   - О, Пашка! Ботанишь все, когда уже умотаешь в свою школу? Пожимая руку шатена, Павел натяжно улыбнулся.
   - А ты чего заскочил, все кафешки разом прикрыли? - сказал уверенно, при этом периодически поглядывая на удивленную Олесю.
   - Да, у меня здесь свои дела - отрезал, еще раз окинув взглядом Лесю, - а первокурсники борзые пошли, однако.
   - Я на пятом - спокойно ответила Леся, находясь в некоторой задумчивой отстраненности.
   - О, так добро пожаловать, пятикурсница. Вас как величать? - все тем же пренебрежительным тоном спросил шатен. Ничего не ответив, Олеся протянула деньги сотруднице столовой и принялась наблюдать за тем, как поднос пополняется долгожданной едой. Ошарашенный подобной наглостью, шатен плотно сжал черный кошелек.
   - Кирилл, давай поднос! - с боку прошелестела повар, суетливо протягивая руки вперед. Покосившись на девушку, забравшую свою порцию, он медленно повел бровью и тихо хмыкнул. Зеленые глаза наполнились победным ликованием. Несколько озадаченно взглянув на Лесю, Паша указал ей в направлении свободного столика.
  
  
   Присаживаясь за стол, девушка бросила беглый взгляд в сторону выхода. Серый пиджак мелькнул и исчез в толпе подоспевших студентов.
   - Ну и кто это был? - недовольно спросила она, с жадностью кусая венскую булку.
   - Сын ректора. Кирилл - ответил Павел, разрывая пакетик с сахаром, - теперь понимаешь, почему он здесь себя так ведет?
   - Надо же! Понимаю... - задумчиво ответила Леся, наблюдая за тем, как занятно вращается белая пенка в пластиковом стакане, - он тоже студент пятого курса?
   - Нет, он выпустился три года назад. А здесь иногда околачивается возле универа, первокурсниц цепляет, к отцу захаживает.
   - Как же достали эти папины сынки! - в сердцах выпалила Олеся и коснулась губами теплого пластика. В ответ Пашка хитро улыбнулся и сделал глоток черного кофе.
  
  
  
   (Прода от 24 марта)
  
  
  
   За окном кипела обычная жизнь: отчаянно ругались парковщики, щебетали студенты возле палатки с хотдогами, старенькой метлой усердно работал местный таджик.
   В комнате на пятом этаже, напротив, было тихо. Настолько, что казалось, эта тишина повисла в воздухе удушливым плотным покрывалом. Жалюзи мешали проникнуть солнечному свету в каждый уголок просторной комнаты. На кровати лежал Макс. Серые глаза застыли в одной точке и казались совершенно пустыми. Раскинув руки в стороны, он не совершал никаких попыток принять вертикальное положение. Вчерашняя ночь отняла последние силы. Она была затратной во всех смыслах. Кошелек опустел еще в половине третьего, поэтому пришлось потрошить запасы лучшего друга. Тот, очевидно, был не против. Попробуй не проставься после долгой разлуки с идейным товарищем. И пускай вся идейность лежала в одной плоскости. Кто сказал, что принцип удовольствия не является главной частью столичной жизни?
   Телефон затрещал на тумбочке. Настолько въедливо, что Макс совершил усилие и повернул глаза в сторону звука. С большим трудом приподнял голову. Упадок сил и ломота в теле послужила отличной платой за вчерашнее удовольствие.
   - Ну что опять? - огрызнулся, прижимая трубку к виску.
   - Ты все дрыхнешь? Давай зад поднимай. Или ты не собираешься мутить сегодня? Одна прям такая, как ты любишь, симпатичная девчонка - голос в трубке пульсировал в барабанной перепонке.
   - Да, отвянь ты, лосяра! Я тут подыхаю, а ты скачешь. Ты вчера мало потрахался что ли? Или тебе полгода на Кубе не давал никто.. - шутливо отмахнулся Макс, бросив взгляд на часы.
   - Макс, ну не подставляй, такие целки зачетные. Сами на коленки прыгают.
   - Какие ж это целки тогда? - нахмурился Максим, - это ж *ляди натуральные.
   - Ну ты чего... Забыл все наши пароли и явки? Первокурсницы две, у себя подцепил. И между прочим, обе из глубинки приехали. Наивняк полный.
   Упоминание о том, что друг был в университете, сильно насторожило Масима.
   - А чего это тебя туда занесло? Первокурсницы? А как выглядят? - заинтересованно спросил, пытаясь пригладить рога свалявшихся волос, торчащих в разные стороны.
   - Да к отцу заскочил, так по своим делам. А я , думаешь, запоминал, какие они? Девчонки как девчонки, симпотные обе, по- моему брюнетки.
   - Блин, Кир, у тебя вместо мозга реально не тот орган работает, ты опять им напел про бездонные глаза? - облегченно засмеялся парень.
   - Какая хрен разница, работает же! Проверено временем. Это тебя отшивают, потому что ты сразу в постель тащишь, а я знаю, что дамы любят.
   - Да не вопрос. Если б я столько сиропа им в уши лил... Короче, я сегодня пас. Точно. У меня нет столько бабла. Если я такими темпами буду сорить, останусь в одних трусах. Да и не интересно мне уже. Устал я от этого траха ради траха. Еще и подцепишь хрень какую.
   - Странный ты, Макс. Кто тебе мозг промыл? Или ты головой вчера ударился?
   - Говорю тебе нет и все. Не сегодня. Мне деньги сейчас на другие дела нужны.
   - А ты батей не мутишь что ли больше?
   - Нет. Я же вчера тебе говорил. Или ты ничего не помнишь? - ухмыльнулся Максим.
   - Да помню что-то такое.. - невнятно пробубнил друг, - ладно, за слив будешь должен, я под тебя вообще-то тоже суетился. А ты чего делать будешь? Дрыхнуть до ночи, а потом по новой?
   - Нет! Нафиг! После вчерашнего угара теперь неделю отходить буду. Сейчас надо заехать к мужику одному. Он мне денег должен. Потом затарюсь, а то пустой холодильник.
   - Ладно, до связи! - повесил трубку.
  
  
   В комнате вновь стало пронзительно тихо. Блаженно прикрыв глаза, Максим провалился в сладкую дрему. Вдруг за стеной донеслись визг и лай собаки.
   - Убью этого гада! - раздраженно вскочил с постели. Внезапный лай прекратился, как только он оторвал голову от подушки. Увы! Теперь ничего не оставалось, как окончательно проснуться. Щелкнув пультом, парень уселся в кровати и вновь уставился в одну точку. В новостях показывали счастливых первоклассниц с пушистыми бантами.
   " Точно, уже сентябрь"- подумал и почесал затылок. Последние две недели растеклись сплошными кляксами из алкогольных тусовок и беспорядочных связей. Макс делал все для того, чтобы вытеснить мысли об Олесе. Первые несколько дней она возникала словно назойливое видение. И эти ее зеленые глазищи, полные немого укора, мешали сосредоточиться на текущих делах.
   "Упрямая. Хорошо хоть удалось убедить ее перевестись и пускай расстались на плохой ноте, в любом случае я сделал, что мог" - утешал совесть, натягивая футболку.
   Только как не старался убедить себя в этом, каждый раз ощущал болезненный укол в сердце. Последними действиями испортил все, что удалось восстановить после долгой разлуки. "Теперь она вообще отказывается от всяческого участия. А ведь был шанс все наладить. Черт дернул ей деньги в карман сунуть. Думал, на первое время. А она как всегда извратила все"- рассуждал про себя, стоя под душем.
   " Я не нуждаюсь в твоей помощи. Ага. Щазз. Наивная" - откинул влажные пряди от лица.
   "Предложила подбросить проститутку, думая, что так по воле случая вышла на шоссе в красной мини- юбке. А потом в шоке глазами хлопала, когда через двадцать метров табун таких "голосующих" увидела. Вроде не глупая и телевизор смотрит"- осуждающе покачал головой, вспоминая ее красные щеки.
   Конечно, Макс хотел знать о том, как Леся устроилась в городе, где она живет все это время. Есть ли у нее средства, и не случилось ли какой беды. Но сейчас это было невозможным. Дело принципа. Сказала - не беспокоить, значит так.
   "Не шпионить же"- подумал, вспоминая укромный двор педагогического университета. Чем больше он думал о ней, тем острее ощущалось внутреннее раздражение.
   "В детстве она всегда следовала за мной, доверяя целиком и полностью. И когда кукурузу колхозную воровали и когда в лесу заблудились под проливным дождем. А теперь... Считает меня моральным уродом, не достойным доверия". Неприятно.
   Хлопнув дверцей шкафчика, Макс помазал щеки кремом после бритья и поймал в отражении собственный взгляд. Озабоченность. Вот что он увидел. И это напрягло его больше, чем текущие финансовые проблемы. Не было дел, которые он не способен был решить. Кроме тех, что лежали совершенно в иной плоскости.
  
  
  
  
  
   ****
  
  
  
   Прошло три недели, как Леся заселилась в казенные пенаты. Именно таким она и представляла себе общежитие. Холодные стены. Длинные коридоры, ведущие в десятки разных комнат. Полуголодные студенты, шатающиеся по коридорам с банками быстрорастворимой лапши. Запах противный стоит отовсюду. Леся никогда не ела подобную гадость, предпочитая готовить из собственных продуктов.
   Комната, напротив, казалась очень даже уютной. Светлая, выкрашенная в светло- персиковый цвет, она выходила окнами на южную сторону. Две кровати занимали соседки по комнате. Третья теперь принадлежала ей самой.
   Соседки оказались похожими, как две капли воды. Румяные брюнетки, кровь с молоком. Обе приехали из далекой глубинки. Вели себя по - свойски, забрасывая новую соседку бесцеремонными вопросами. Сначала девушка удивлялась, как такие кадры оказались в педагогике? Потом выяснилось, что конкурс здесь был не так высок, вот и занесло.
   - Лесь, у тебя остались макароны? А масло? - спросила Верочка, сверкая ямочками.
   - Да, вроде..- неуверенно ответила девушка, увлеченно переписывая конспект.
   - Ну мы с Варей сварим на троих, а? - полезла в тумбочку, выискивая взглядом съестное.
   - Ну, берите! - пожала плечами Олеся. Если честно, она зарекалась больше не спонсировать коллективный ужин, но каждый раз уступала, полагаясь на остатки девичьей совести.
   - А масло где? - спросила Варя.
   - А масло я не покупала. У меня деньги заканчиваются. Я же школу только нашла. Вот послезавтра поеду устраиваться - оторвалась от конспекта и укоризненно посмотрела на девушек. Похоже, те не сильно расстроились в отсутствии масла.
   - У Гальки было - сообразила Верочка и умчалась в соседнюю комнату.
   Уткнувшись в тетрадку, Леся сомкнула губы. Будь она хоть сто раз голодна, никогда не пошла бы пробираться по соседям. "Здесь все такие же нищие, как и мы. Обеспеченные в общаге не живут" - констатировала про себя и раскрыла книгу.
   Вечерами накатывало очень сильное одиночество. Спасалась учебой и недолгим общением, проведенным у плиты на общей кухне. Денег на увеселительные мероприятия не было, на хождение по магазинам - тем более. Периодически возникало ощущение, что город плотным кольцом сжимает тело, лишая прежних сил. И безжалостно выталкивает обратно, не давая возможность хоть на каплю приблизиться к стае " всесильных". И пускай учеба давалась легко, а одногруппники приняли достаточно радушно, все равно Олесю не покидало ощущение изолированности. За месяц девушка не сблизилась ни с кем, кроме рыжего Пашки. Конечно, ведь она не курила на крыльце, не прогуливала лекции. Изо всех сил старалась учиться. Даже город толком не посмотрела. Смешно сказать - боялась заблудиться. А когда немного освоилась, стало не до того. Сейчас главной задачей стал поиск базы для практики. В идеале - с целью дальнейшего трудоустройства. Конечно, в элитные школы Олеся не метила, их давно расхватали более проворные студенты. Оставалось отыскать подходящую недалеко от универа. Теперь, когда задача выполнена, стало немного легче.
  
   - Лесь, а ты пойдешь с нами на набережную? Ребята с иняза будут.
   - Нет, я не дописала! - резко ответила, направляя свет старенькой лампы ближе к тетради.
   - Зря. Уже всех приличных расхватали - ответила Верочка, протирающая чашку влажной тряпкой.
   - Да, а мне- то что. Я учиться приехала - хмыкнула Леся, тряхнув копной влажных кудряшек.
   - Ну и зря. Прогуляться бы не мешало, ты так нигде и не была кроме универа. Неужели не хочется Москву посмотреть?
   - А давайте, девочки, я сама разберусь, когда мне гулять, а когда учебой заниматься. Мне диплом писать. И вам не мешало бы хоть раз конспект открыть.
   Девушки переглянулись, саркастически скривив губы. Спустя час Олеся осталась одна. В спасительной и в тоже время тягостной тишине, делающей мысли громкими и навязчивыми.
  
   Густым индиго за окном опустился осенний вечер. Сквозь приоткрытую форточку посвистывал порывистый ветер. Деревья гнулись и шелестели пыльной листвой. В такие минуты вспоминался деревенский дом: старенький, покосившийся. Со скрипучими ступеньками и треснувшим стеклом в кухонном окне. С вениками сухих трав, развешанных вдоль бревенчатой стены. И тонким запахом полыни, щекочущим ноздри.
   " Ох, забраться бы сейчас в заросли, у пруда. Запах этот вновь ощутить. Сейчас травы отцвели, земля сыростью пахнет. И влажной листвой, преющей от проливных дождей. Черноплодка, наверное, до земли клонится, а бабуля никак ее не оборвет".
   От воспоминаний становилось теплее, даже чувство голода притуплялось. Казалось, словно бабушка ласково обнимает за плечи. Сквозь форточку повеяло чем-то знакомым.
   " Гренки, кажется".
   Леся лучезарно улыбнулась. В ее воспоминаниях бабуля всегда мазала их вишневым вареньем, каждый раз забывая вытащить косточки.
   Также часто накатывала тоска по родительскому дому и тогда Леся хватались за телефон. Потом вспоминала, что делала это несколько дней назад и пресекала попытку.
   " Еще чего подумают. Забеспокоятся".
   Откровенно говоря, повод для беспокойств был. В погоне за новыми знаниями Олеся почти не высыпалась и часто пропускала ужин. Продукты исчезали со скоростью света. Впрочем также, как и деньги. Грешно подумать, но девушка начала подозревать квартиранток в хищении.
   " Вчера здесь в кармане лежало семьсот пятьдесят, а сейчас сто рублей не хватает"- нахмурилась, прощупывая тайник. Расстроившись от собственного открытия, Леся вспомнила о Максе. Нет. Точнее сказать, в очередной раз вспомнила. Чем больше проходило времени, тем сильнее ощущалась потребность увидеть его. Даже один раз смс написала с целью поблагодарить. Хорошо, что телефон оказался заблокирован. Да и боялась она говорить с ним, потому что в последнее время все стало слишком сложным.
   Жарким огнем обожгло губы, когда Леся вспомнила его ладонь, сжимающую затылок. Никогда она не испытывала такой дрожи от мужского прикосновения. И вроде не в первый раз, но как -то по особенному. Так и просидела, словно обухом пришибленная, полвечера в остывшей бане. Три раза волосы помыла, пока все мелочи сопоставила, каждое слово в нужном порядке расположив. И вышло одно. "Не просто так он хотел помочь. Может и правда не такой он эгоист. И деньги эти, что предложил, оказались бы сейчас как нельзя кстати" - вздохнула, отложив ручку в сторону. Внезапно вспомнив о тайной заначке, девушка приподняла подушку. Конечно нехорошо вести себя подобно жадному хомяку, но соседки по комнате не оставили ей выбора. Наспех разорвав пачку овсяного печенья, Леся с жадностью откусила целую половинку. Во рту стало до того сладко и приятно, что девушка на несколько секунд закрыла зелёные глаза. Осознание того, что Максим находится не так далеко, затеплилось в душе крохотным огоньком. Втайне она каждый день ждала его появления. Особенно сильно в тот момент, когда вся толпа вываливалась после занятий на улицу. Даже сердце замирало, когда стеклянная дверь распахивалась и напротив вырисовывались чьи-то серые глаза. В глубине души ей хотелось, чтобы Макс увидел, как гордо она вышагивает по мраморным ступенькам и с каким уважением к ней относятся педагоги. Да, Олеся отчаянно хотела, чтобы он перестал воспринимать её, как никчемную провинциалку. Увы! Но он так и не приехал. Ни разу. Словно позабыв о ее существовании.
   Леся смахнула прилипшие крошки, и вновь посмотрела в сторону стола с конспектом. 'Время паузы закончилось, пора приступать к работе'.
   Телефон оповестил о пришедшей смс- ке. Отложив в сторону полупустую пачку, Олеся присела на стул возле окна. Это Пашка в очередной раз напомнил о том, что в прошлую среду она обещала ему совместную прогулку.
   Леся: Извини, Паш, я не дописала конспект.
   Паша: Ну хорошо. Давай завтра договоримся.
   Леся: Спасибо, конечно, давай завтра.
   Конечно, Олеся прекрасно понимала, что Пашка мог реально помочь с дальнейшим трудоустройством. Он неоднократно упоминал, что его мама работала завучем в школе неподалеку. Но совесть не позволяла воспользоваться его добротой и хорошим расположением. Одно предложение она уже приняла. И что в итоге? Желудок жалобно заурчал. Похоже, три печенья - это недостаточный ужин для студентки пятого курса.
   " Макароны, кажется, девчонки сварили на троих" - обрадовалась, поспешив в кухню. Мда.. Реалии оказались куда менее радостными. На дне алюминиевой кастрюльки сиротливо прилипло несколько тонких макаронин. - Вот что за люди? - прошипела себе под нос, раздраженно хлопнув крышкой. Благо в тумбочке еще осталась мука и несколько картофелин.
  
  
   ****
  
   Прохлада раннего утра робко стучалась в окна. С трудом впихнув в себя полузасохший бутерброд, любезно предложенный девочкой с соседней комнаты, Леся отправилась на учебу. В начале октября все деревья покрылись золотистым румянцем. Красиво и романтично. Только девушке было явно не до сантиментов. Этим утром ее буквально шатало на ходу. То ли от голода, то ли от болезненного спазма внизу живота. На подходе к железным воротам она остановилась, словно вкопанная. До боли знакомое лицо мелькнуло в окне темной машины, припаркованной к боковому крыльцу.
   Когда стекло медленно поднялось, она решительно двинулась вперед.
   " Показалось, у него совсем другая машина. Да и сторона не водительская". Шла быстрым шагом, прижимая сумку к бедру.
   Макс не поверил глазам, когда мимо промелькнула тоненькая фигурка. Что-то выскользнуло из ее рук. Она по инерции прошла вперед, потом, остановившись, обернулась. И в эту же секунду сквозь темное стекло проник горячий разряд электрического тока. Зеленые глаза, кажущиеся огромными на фоне впалых щек, мельком посмотрели в сторону машины. Нагнувшись, она подобрала журнал, тряхнув светлыми кудряшками.
   - У-у, брат, сложный вариант. Я с ней один раз пересекся, чуть не покусала, ядовитая сучка. - сказал Кирилл, заметив то, с каким интересом Макс наблюдает за уходящей девушкой, - Хотя, такие в постели очень даже ничего. Темпераментные.
   Проследив медленным взглядом за ее передвижениями, Макс повернулся в сторону друга.
   - А чего она? - задумчиво спросил, пытаясь скрыть глубину дыхания.
   - Да набросилась на меня в столовке, типа я без очереди влез. Я ей попытался втолковать, кто я и что.
   - И чего? - улыбнулся Макс, зная примерный ответ.
   - Да ничего. Борзая девка. Но красивая, правда, я сначала ее прибить хотел, потом подснять.
   - Нереально. Да и смысл, когда полно других вариантов? - выпалил Макс на одном дыхании. Подобные выражения в адрес Олеси царапали по сердцу наждачной бумагой.
   - Пфу - уголки высокомерно дрогнули, - нет ничего невозможного, да, это гемор, конечно, но того стоит. Красивая девка, правда, хоть и одета странновато. Бюджетница по - любому.
   - Да какая разница, я тебе говорю, не заморачивайся - повторил Максим, вновь приоткрыв окно. Казалось, аромат полыни витал в воздухе.
   - Не узнаю тебя, Макс - нахмурился друг, - тебе ж всегда нравились сложности. А эта как раз твой вариант. Зато потом такой кайф, когда она из непреступной сучки превратится в преданную болонку. Может женишься заодно? - подмигнул.
   - Нет, это не мой вариант - процедил Макс, выпуская дым в утреннюю прохладу.
   - Тогда значит мой - отозвался Кирилл, прищурившись, - Ты прав, я тоже устал от этих давалок. Хочется чего-то посложнее, поинтереснее.
   Соображая, как лучше поступить, Максим замолчал. Сейчас он укорял себя за то, что совершенно не подумал о Кирилле. Он не хотел раскрывать перед ним всех карт. К тому же, другу было совершенно ни к чему знать, что Олеся является той самой студенткой, которую помог устроить его отец. Были еще некоторые причины о которых он предпочитал не думать. И так забот хватало.
   - Все, я тебе передал наши файлы и смету. Хочешь, подключайся. Нет - твое дело. Но на твоем месте я бы уже чем-то занялся, а то ты прям прилип к универу.
   - Окей. Я посмотрю и перезвоню. Ты здесь запарковался?
   - Да, у метро, побежал я, а то дел по горло - дернул ручку и оказался на улице. Бросив беглый взгляд на крыльцо университета, Максим ускорил шаг. Невольно перед глазами всплывали пушистые кудряшки, знакомый круглый подбородок, впалые щеки. Стало интересно, что за журнал она читала. Даже пожалел, что не обратил внимание.
   - Купите девушке цветы! Натуральные - открыто улыбалась пожилая женщина, торгующая букетами хризантем. Подвявшие бутоны смотрелись жалко на фоне картонной коробки, ведь совсем недалеко, в пяти метрах сквозь кристально чистую витрину сияли метровые розы. Ничего не ответив, Макс щелкнул кнопкой двери и исчез в темном салоне.
  
   Подперев щеки руками, Олеся с трудом досидела до конца лекции. Смутные подозрения никак не покидали ее. Если бы не логика, она могла поклясться, что видела именно лицо Максима. В душе она была даже рада, что воображение подкинуло такую злую шутку. Хоть на несколько секунд она увидела этот скользящий взгляд, пронизывающий своей глубиной.
   - Лапушкина, ты в курсе про Машку Косолапову? - спросила староста группы, задержав ее у выхода из аудитории.
   - Нет еще - ответила Леся, пытаясь впихнуть длинную тетрадь в узкую сумку, - а что у нее?
   - Она в клубе день рождения празднует, мы деньги собираем. Подарок уже надо сейчас покупать.
   - А сколько надо? - закусила губу, обернувшись.
   - Ну, по триста собираем - смутилась девушка, - много?
   - Да нет. Нормально - улыбнулась Олеся, доставая кошелек. Даже отвернулась, чтобы Света не увидела его зияющую пустоту.
   - Вот - протянула деньги.
   - Спасибо, приглашения в клуб она потом всем лично раздаст.
   - Да я не пойду. Я эти места терпеть не могу - отмахнулась Леся, с трудом взваливая тяжеленную сумку на плечо.
   Староста округлила глаза. В ее представлениях Олеся выглядела инопланетянином.
   - В смысле? А зачем тогда деньги сдавала?
   Ответная пауза недоумения повисла теперь в глазах Олеси.
   - Так у нее же день рождения, ты сама сказала - смутилась девушка.
   - Ну да.. - кивнула Света и вежливо улыбнулась.
   Ощутив себя по меньшей мере странновато, Леся завернула за угол. Кошелек опустел еще на триста рублей, а на нее еще и посмотрели, как на идиотку.
   "Может и правда так", - с сомнением посмотрела в зеркало туалета. - ещё месяц без работы и на тампоны придется просить у метро"- хмыкнула, ощущая новый спазм в животе.
   Как назло у выхода поджидал Пашка. Сил препираться не было, но и тащиться на экскурсию по городу тем более. Какой- то внезапный прилив плаксивой жалости по отношению к себе побудил ее преступить через правила приличия.
   - Паш, извини, я очень плохо себя чувствую. Я, конечно, понимаю, что все хотят сделать из меня столичную штучку, но не надо. Не выйдет. Я простая деревенская девчонка, мне реально вас не понять. И клубы эти и модные выставки с идиотскими скульптурами. Это все не для меня.
   Откровенно не понимая такого всплеска, Паша нахмурился.
   - Ты чего, Олесь, я же не в клуб тебя хотел пригласить. Просто погулять, может в парк, раз ты плохо себя чувствуешь. Просто поболтаем - пожал плечами, застегнув коричневую замшевую куртку.
   - Извини! - плюхнулась на лавку под желтеющей липой. Откинула голову на деревянную спинку. Дерево потрясающей красоты заставило улыбнуться. Эти круглые монеты, налитые золотом, она не поменяла бы ни на какие драгоценности мира.
   - Что-то случилось? Может помощь нужна ? Ты бледная такая - констатировал парень.
   - Да нет, Паш, просто живот болит и денег нет. И чужая я здесь для всех. И вообще, зря я приехала сюда - выпалила без паузы и шмыгнула носом.
   - Ого.. - скривил губы, - дело пахнет керосином. Покосился на ее профиль, подсвеченный ярким солнцем.
   - Прости, вывалила все на тебя - смущенно закрыла глаза рукой.
   - Не вопрос, я же по первому образованию финансист, деньги -это как раз по моей части - улыбнулся широко. Удивленно покосившись на него, Олеся открыла рот.
   - Ого! Круто! А что молчал?
   - А ты что молчала, что денег нет? - парировал, улыбнувшись. В бледно- голубых глазах сияла трогательная доброта.
   - Ну.. не считала нужным - тихо ответила Леся, тяжело вздохнув.
   - Не глупи, я помогу. Ты школу - то нашла? - придвинулся ближе, понижая голос до полушепота.
   - Да, завтра пойду на собеседование. Так что не всё так плохо - улыбнулась блестящими глазами, вновь поднимая голову вверх.
   - Ну, а я тебе о чем говорю, а ты ехать собралась куда-то. Да ты, я слышал, на всех семинарах одна вещаешь, тебя преподы нахваливают. Такие люди здесь позарез нужны и все у тебя наладится, я уверен.
   - Спасибо, Паш! - склонила голову на бок, пытаясь скрыть смущение от прямой похвалы.
   - Леська, давай я тебе займу хоть, раз так не возьмешь - предложил Паша, не зная, как помочь девушке.
   - Не стоит, я сама справлюсь. Пойдем в парк что ли, здесь недалеко?
   - Да, через улицу по бульвару и направо - указал рукой примерное направление.
   - Тогда чего ждешь, веди меня, экскурсовод - встала с лавки, закидывая сумку на плечо. Спустя минуту они исчезли за поворотом, распространяя оживленный щебет дружеского диалога.
   У метро, все та же женщина с хризантемами, предложила купить букет. Ни секунды не мешкая, Паша протянул Олесе пять пушистых цветков. Они оказались очень ароматными, почти такими же, как те, что растут в палисаднике у бабули. На душе стало легче, девушка позабыла о временных трудностях и заботах.
  
  
  
   Вереница машин растянулась вдоль моста разноцветной гусеницей. Закурив сигарету, Макс приоткрыл окно и высунул левую руку на улицу.
   Ласковый ветерок холодил горячие пальцы, сизый дым тонкой струйкой тянулся вдоль стекла, исчезая в вечерней синеве. Сзади истошно гудел старенький микроавтобус, побуждая внедорожник следовать общему ритму.
   " Да и по.. на всех вас. Спешить мне некуда. Дело -то сделано"- отрешенно думал Макс, трогаясь с места. Приличная сумма лежала на заднем сиденье и грела душу. Долг вернулся с солидными процентами. Кто бы знал, как он гордился сейчас своей способностью делать деньги из воздуха. Уроки отца не прошли даром, в мире ценных бумаг Макс ощущал себя, как рыба в воде: свободно и уверенно.
   " Деньги должны работать"- вещал когда-то отец и Максим прекрасно воплощал в жизнь смысл этого изречения. Только вот загвоздка: чем больше становился счет в банке, тем дальше отодвигался горизонт собственного благополучия. Во времена студенчества вЕрхом счастья была подержанная иномарка и отдельный угол в съемной квартире. Дальше - больше. Квартира в центре, машина бизнес - класса. Потом самолюбие начало подкидывать все более извращенные варианты самоудовлетворения: эксклюзивные вещи, экстремальный отдых, экзотические красотки. Только ни одно из этих " Э" не приносило полного удовлетворения. Вычеркивая в блокноте очередную материальную задачу, Максим все больше отдалялся от самого себя. В погоне за призрачным статусом он терял собственную свободу. Навязанные бренды, модные клубы, правильная музыка - все это непременный атрибут его окружения. И не дай Бог отличиться не в лучшую сторону. Напротив, нужно бежать..бежать, догоняя тех, кто впереди. А ведь всегда находился тот, кто богаче, успешнее. Тот, за кем было совершенно не угнаться, а это не могло не раздражать амбиции молодого парня.
   " Баблосов теперь немало у меня. Блин, вот если бы еще отцу за тачку деньги не отдавать, было бы все в шоколаде"- вспомнил неудачный уговор с отцом. Пришлось выкупать любимую машину за половину стоимости. У собственного отца.
   "Что ж , бизнес есть бизнес, в нем нет места соплям и родственным связям" - обернулся на заднее сиденье. Пытаясь перестроиться, слева просигналил грузовик с рекламой на белоснежном кузове. Засмотревшись на яркий баннер, Макс внезапно погрузился в воспоминания.
   Смешно представить: в детстве он мечтал строить дома. И не в том смысле, что хотел быть гениальным архитектором или президентом огромной строительной компании. Вовсе нет! Его привлекала работа рядового строителя. Он с упоением наблюдал за работой любимого деда. Тот был потомственным зодчим. Кто же знал, что это глупо и не престижно. Будучи мальчишкой, Макс не думал о подобных вещах, просто мастерил самые крепкие шалаши во дворе и мечтал когда- нибудь построить новый дом для Леськи.
   " Как он не рассыпался еще, ступеньки скрипят как в фильмах ужасов"- покачал головой, вспоминая ветхий дом на окраине деревни. Мимо промелькнул фургончик с назойливой рекламой деревянных коттеджей. Черная " Волга" резко затормозила. Послышался тихий хлопок. Похоже, водитель не оценил столь неожиданных маневров. Хлопнув дверью, мужчина в кожаной кепке, вышел из машины.
   - Ну, ***, приехали - выругался Макс, хлопнув ладонью по рулю.
   " Я, конечно, не спешил, но не до такой же степени". Движение на узком мосту окончательно парализовало. Хорошее настроение улетучилось вместе с последней сигаретой.
   "Застрять без воды и сигарет - жёстко" - с надеждой пошарил в бардачке в поисках заначки. Вспомнилась спасительная бутылка в жаркий день. Та самая, которую он Леське оставил. Улыбнулся. И тут же впал в ступор. По пешеходной части изогнутого моста шла девушка, подозрительно похожая на Олесю.
   "Реально, ужасно похожа на нее. И даже куртка зеленая с этим глупым 'надувным' поясом. И волосы волнистые. Только ноги худые до безобразия".
   Светлые кудряшки задорно подпрыгивали в такт бодрому шагу.
   "Не-е-т, это не она. Быть не может. Что за хмырь рядом с ней? Цветы?!"- удивленно проводил взглядом воркующую парочку. Как назло, высокий парень привлек ее к себе, останавливаясь буквально напротив места аварии. Судя по всему, решил показать любовные замочки, пристегнутые к кованым перилам.
   " Она что? Разрешает ему трогать себя? - недоуменно впился взглядом в мужскую руку, едва коснувшуюся женской ладони, - что этот г....н ей напевает, про красоту речной глади что ли? Прям как Кир своим глупым телкам".
   Леся свесилась вниз, облокотившись на перила. Максим даже сигарету зажевал от злости при взгляде на рыжий затылок.
   Сзади кто-то загудел. Протяжно так, раздражающе. Макс бросил взгляд в зеркало.
   " Все тот же нетерпеливый мужик на своей тарантаске".
   Поток давно тронулся, а он и не заметил, засмотревшись в сторону. Стиснув зубы, бросил беглый взгляд в боковое стекло и проехал мимо. До безумия захотелось посмотреть на лицо этого рыжего парня. А еще лучше - его подправить. Нос ...там или глаз. В идеале - и то и другое.
   Леся совершенно не заметила повышенного внимания со стороны дороги. Только сердце почему-то защемило тоскливой прохладой. Слушая рассказы Паши, она увлеченно смотрела на отблески воды. Словно в водоворот времени затянуло с головой. Вспомнилась родная речка с зарослями камыша по берегам. Теплый ветерок и влажный песок под босыми ногами. А вокруг тишина. И лишь протяжное кваканье лягушек, доносящееся из глубины зарослей. А еще Макс, пытающийся запихать в шлепки сгусток противного желе, именуемого лягушачьей икрой.
   - Любишь воду? - поинтересовался Паша, заметив, как зеленые глаза мечтательно смотрят на рябь воды.
   - Не-а. Я плохо плаваю - помотала головой, выныривая из пучины воспоминаний.
   - А я отлично плаваю. У нас, кстати, бассейн хороший есть недалеко. Хочешь, научу тебя?
   - Ой, нет, спасибо, я в этом смысле дохлый номер. Кто только меня не учил... - поморщившись, ответила девушка, сунув ладонь в карман куртки. Пальцам стало зябко, словно она только что зачерпнула ими студеной воды.
   - Ну ладно, раз дохлый номер.. - усмехнулся Павел, - все равно ,если вдруг надумаешь, обращайся, я всегда рад помочь.
   - Угу, я это уже заметила - посмотрела вниз, - Ой, Паш, цветы, кажется, сдохли. Так жалко! - с грустью обронила Олеся, сжимая пальцами бархатные толстые стебли. Действительно, хризантемы окончательно повесили свои пушистые головы.
   - Ну и ладно, хоть на вечер они тебя порадовали. Выбрасывай! - указал взглядом в сторону урны. Всюду зажглись фонари. От воды тянуло влажной прохладой. С жалостью посмотрев на букет, Леся отрицательно покачала головой.
   - Нет, я так не могу. Они же еще живые. Давай поскорее вернемся, я их в воду поставлю, они и отойдут. Хризантемы знаешь какие живучие, они еще неделю простоят при хорошем уходе - ответила, глядя в сторону метро.
   - Как знаешь... - улыбнулся в легком замешательстве, - Поехали тогда в общагу. Надеюсь, ты развеялась хоть немного? - с улыбкой спросил Паша. Ему с каждой минутой все больше нравилась умиляющая непосредственность собеседницы.
   - Конечно, здорово погуляли. Я хоть улицы посмотрела. Да и пообщались...с тобой.. - слегка покраснела, заметив пристальный взгляд голубых глаз. Открыв сумку, Паша достал кошелек и пропустил девушку вперед. Вскоре они оба исчезли в желтом переходе метро.
  
  
  
  
   ****
  
  
  
   Даже вид денег, веером разложенных на диване, не мог заставить его улыбнуться. Макс был крайне раздражен. Он налил себе стакан виски. Покрутив низкий пузатый стакан, задумчиво посмотрел на часы. Потом добавил шипучей колы и сделал небольшой глоток. Аромат шоколада с примесью орехов и изюма растворился на языке.
   " Неплохо" - склонил голову на бок, доставая сигареты из кармана тонкой куртки. Как только закурил, перед глазами возникла непрошенная картинка: Леська рядом с рыжим парнем. Совершенно невыносимое зрелище. Настолько неприятное, что глаза сами зажмурились, погружая во мрак знакомые кудряшки, тонкую талию и этот разноцветный веник дешевых цветов.
   "Нет! Так не должно быть. Она же скромная, осторожная девчонка. Леська не станет с места в карьер прыгать и с первым встречным по улицам шастать. Сокурсник? Может быть.."- прищурился, вспомнив о Кирилле. Тот уж точно мог быстро достать любую информацию по каждому студенту, но сейчас этот путь был заблокирован.
   "Кирилл где-то кутит с девчонками. Да и не хочется привлекать лишний интерес к ней. Он и так сделал стойку утром, когда ее увидел перед универом - бросил колючий взгляд на их совместную фотографию в рамке.
   "Выход один - разузнать все самому"- решительно подумал Максим, выливая остатки спиртного в раковину. Кубики льда глухо стукнули, ударившись друг о друга. Спустя пять минут дверь хлопнула, погрузив комнату в густой мрак.
   'Все настроение к чертям'- сокрушался Макс. Вдобавок ко всему, этажом ниже, в тесный лифт ввалилась дама с собачкой.
   - Уберите собаку - раздраженно бросил парень, когда пекинес принялся дружелюбно облизывать его обувь. Натянув поводок, женщина опустила взгляд вниз. Макса она не любила также решительно, как он не переваривал ее пушистого питомца. Обиженно залаяв, собака тряхнула головой. Словно в замедленной съемке брызнула густая слюна, живописно украсив мужской ботинок. Казалось, Макс сейчас взорвется от злости.
   - Он старенький уже. Ничего не соображает - попыталась оправдаться, - глядя на черные бусины круглых глаз.
   - Усыпите тогда его. Раз он у вас такой дебильный - бросил парень, с холодной злобой глядя на слюнявую пасть.
   Женщина не успела ответить, как увидела перед собой широкую спину. Даже не придержав дверь, парень выскочил на улицу, мысленно собирая в голове все матерные выражения.
  
   Тем временем в общежитии царила привычная суета. Гремела посуда в кухне. Из глубины коридора доносился возмущенный возглас. Леся улыбнулась: кажется, две соседки не поделили одну из конфорок. А в комнате, напротив, было тихо и уютно. Леся предпочитала наслаждаться этим временным уединением, занимая плиту в последнюю очередь.
   В старенькой хрустальной вазе цветы действительно приобрели вторую жизнь. Распрямившись, пушистые шапки кивали в сторону запотевшего окна. Леся представила себя через год. С трогательной охапкой таких же цветов, подаренных первоклашками. Даже сердце часто застучало от радости, до того хотелось поскорее приступить к практике. Не заметила, как задремала, прислонившись спиной к стене. Разбудил тихий голос Верочки.
   - Лесь, ау! - толкнула в плечо соседка, - там к тебе парень пришел. На проходной ждет.
   - Чего? - открыла глаза, потирая затекшую шею.
   - Того! Парень там стоит. Уж не знаю, какими судьбами такой красавчик по твою душу - подмигнула брюнетка, вспоминая привлекательную внешность визитера.
   - Пашка что ли? - удивленно поджала губы. Схватив куртку, она выскочила из комнаты, набегу приглаживая волосы.
   - А поскакала-то. Гляди, говорит еще, что парни её не интересуют - ехидно заметила девушка, глядя на распахнутую дверь.
  
   Пока Леся спускалась по ступенькам, мысленно искала причину Пашкиного визита. "Вроде телефон есть, зачем было приезжать. Он же в общаге не живет?" - подумала, заворачивая за угол, ведущий в коридор проходной. И тут все мысли разом улетучились, рассыпаясь звонким бисером по серым ступенькам. Застыв от неожиданности, Олеся стиснула куртку в руке. Огненным жаром обдало позвоночник, когда она увидела знакомый профиль.
   Прислонившись плечом к стене, Макс стоял неподвижно, задрав голову вверх. Переведя взгляд на большие настенные часы, висящие над головой Марьи Петровны, Леся сделала глубокий вздох.
   - Привет! - тихо сказала, остановившись напротив. Повернув голову на звук, Макс поменял позу. От былой расслабленности не осталось и следа. Широко расставив ноги, он скрестил руки на груди и обвел ее взглядом. Оценивающим и таким долгим, что она готова была провалиться сквозь землю от неловкости.
   - Я же просила! - только и успела сказать, как оказалась по ту сторону проходной. Буквально подпихивая ее вперед, Максим сдерживался от желания наговорить кучу лишних слов.
   - Идем, поговорим - натянуто улыбнулся, посылая дежурную улыбку вахтерше. Накинув куртку, Олеся затянула хлипкий пояс на талии. Судя по выражению его лица, разговор обещал быть напряженным.
   - Что случилось? - ответно скрестила руки на груди, пытаясь сохранить частицу тепла под тонким синтепоном.
   - Не рада видеть старого друга? - блеснул серыми глазами, с вызовом поднимая светлую бровь. У крыльца толпилась кучка курящих студентов, разглядывающих Макса с неприкрытым интересом.
   - Рада, но мы же договаривались, что ты не вмешиваешься и не контролируешь - упрямо взглянула исподлобья. Зеленые глаза наполнились тревожным ожиданием. Леся совершенно не понимала, зачем Макс явился в общежитие, да еще и под вечер.
   - Да, я помню, мы договаривались, что я тебе помогу и ты будешь учиться - спокойно начал, пристально уставившись на ее впалые скулы, - но мы не договаривались на то, что ты через два месяца станешь похожа на бледную анорексичку. Или я что-то не понимаю, объясни, может это модная диета и все такое? - растягивая слова, туго затянул пояс на зеленой куртке. Лесе вдруг стало нечем дышать. Вот надо же, его серые глаза насквозь видели всю суть проблемы. Макароны кончились, а девочки не спешили поделиться остатками собственного ужина.
  
   (прода от 5 апреля)
  
  
   Ситуация была до смешного абсурдной. Как только Макс сделал короткую паузу, в животе Леси громко заурчало. Настолько слышно, что даже звук проезжающих машин показался блеклым шуршанием. Обменявшись пронзительными взглядами, они стали похожи на пару ершистых щенят. Ветер усилился, с тихим шелестом срывая багряную листву. Внезапно к ногам подлетел обрывок журнальной страницы. Приклеившись между железными прутьями водостока, он сиял огромным заголовком: Лечебное голодание. За и против.
   От возникшей неловкости Леся покосилась в сторону двери. Словно суетливые жуки повсюду сновали студенты. Девушка не знала, как объяснить впалые щеки и потерю пяти килограмм живого веса.
   - Макс, ты зачем приехал, если честно? - не растерялась она, решительно спустившись вниз по ступенькам. Теперь Максим вновь оказался на порядок выше. Зато можно было не смотреть в его дымчатые глаза.
   - Ты на мой вопрос сначала ответь - сказал строго, недовольно покосившись на галдящую группу молодых людей. Те громко обсуждали размеры женского бюста.
   - Что отвечать? Стрессы - вот и похудела, будто сам не знаешь, что такое адаптация - выдала единственно приемлемый вариант. От вранья желудок скрутило в тугой узел. Казалось еще немного, и он снова предательски заурчит. В кармане зеленой куртки истошно вибрировал телефон. Не до него сейчас. Не глядя на дисплей, Леся сбросила вызов и выжидающе уставилась на Макса. Тот выглядел странно: то ли расстроенным, то ли просто задумчивым.
   - Какие такие стрессы у тебя, просвети? - ухватился за логический выступ ее аргумента. Цокнув языком, Олеся скривила губы. " Начинается...".
   - Макс! Давай разъясним немного... - сделала паузу, - вот ты мне кто - отец, муж или брат? Вот и я о том же - не дала вставить даже самой короткой реплики,
   - Я живу очень даже хорошо, все у меня есть. Завтра устроюсь в школу, и тогда в полной мере все наладится. Комната хорошая, универ классный, а главное педагоги толковые. Я тебе очень благодарна за хлопоты.
   - Я тебя сюда привез. Для начала. Я с твоим отцом договаривался, если ты забыла - загробным голосом произнес, глядя на распахнутую дверь. В проеме показалось знакомое круглое лицо с румяными щеками.
   - О, Леська, ну чего трубку не берешь? Мы запарились звонить. Мы макароны твои вчера доели, забыла сказать. Тебе, наверное, есть совсем нечего. Если что, наша картошка в лотке на верхней полке. Мы подписали, чтобы никто не сожрал - выдала и исчезла, предварительно стрельнув взглядом в сторону Максима. Стоило ли говорить, с каким выражением лица Макс посмотрел на подругу. Серые глаза налились тяжелым свинцом, в отблеске которых виднелось разочарование.
   - Быстро ты врать научилась. Молодец. Далеко пойдешь - с нотой горечи произнес, опустив взгляд вниз.
   - Ма-акс! - протянула, с сожалением поджимая губы, - ну не хочу никого напрягать. Все хорошо, правда это не смертельно и я не голодаю - попыталась смягчить ситуацию широкой улыбкой.
   - Кому ты врешь-то? - подошел ближе, окутывая лицо едким дымом, - я тебя сегодня случайно увидел, думал, обознался. Ноги как спички, только одни глаза остались - процедил сквозь зубы, стиснувшие сигарету.
   - Здесь все так живут и никто не умер - недовольно пробубнила, непроизвольно натягивая куртку вниз. Хотелось закрыть излишне худые бедра.
   - А мне плевать на всех остальных, веришь? - сказал громко, сверкнув огненным взглядом. Теперь, когда вся картинка сложилась воедино, Макс утвердился в правильности спонтанного решения.
   - Охотно верю! - съязвила девушка, отодвигаясь в сторону. Осина качнулась в такт словам и кроваво- красные монетки упали к их ногам.
   - Значит так. Я за тебя отвечаю в некотором роде. Я отцу твоему пообещал, что помогу и первое время присмотрю. А мое слово дорогого стоит. В отличие от твоего. Поняла? - кажется, разозлился не на шутку.
   - Ну знаешь ли... - не договорила, увлекаемая за руку.
   - Сейчас мы поднимемся наверх, и ты мне покажешь, чем питаешься, как живешь - коротко сказал, открывая перед девушкой дверь, - я сам договорюсь с вахтершей, твое дело кивать и улыбаться. Ясно? - его голос прозвучал над самым ухом, обжигая затылок теплым дыханием.
   - Нет. Не ясно. Я не собираюсь отчитываться, будь ты хоть сто раз обязан моему отцу - заупрямилась, буквально мешая пройти вперед.
   - Хорошо - демонстративно достал телефон, щелкнув кнопкой. Вспышка озарила удивленное лицо. На огромном дисплее сияли круглые оливковые глаза на фоне острых скул и бледной кожи.
   - Звоню папке твоему. Фотку отошлю. Как думаешь, он поверит, что ты здесь хорошо живешь?
   - Перестань! - прошипела, загораживая спиной обозрение для любопытной вахтерши, - у него телефон ммс все равно не принимает. Так что зря стараешься.
   - Ну уши-то у него есть, послушает - язвительно улыбнулся, расстегивая молнию на куртке. Лесе ничего не оставалось, как взять себя в руки и промолчать. Возможный звонок Макса родителям выйдет куда дороже. Они и так со скрипом отпустили в чужой город, а если послушают его бредни, то до старости будут держать возле себя.
   - Чёрт с тобой. Иди договаривайся - зло процедила сквозь полусомкнутые губы. Не сомневаясь в собственных способностях к манипулированию, Максим вальяжно направился в сторону пропускного пункта.
   Оставшись стоять поодаль, Леся принялась перебирать входящие смс- сообщения. В голову лезли только мрачные мысли. "Что показывать ему, если кроме пачки печенья и сахара ничего толком не осталось?"- посмотрела в сторону турникета. Как назло вахтёрша расплылась в улыбке. "Видно договорился. Может соврать, сказать, что Иркины продукты мои.. Она у нас самая зажиточная. Вот он и заткнётся" - промелькнула шальная мысль. Метнувшись в сторону лестницы, Леська набрала телефон пухленькой Ирки.
   " Только бы согласилась".
  
   Оглядев пустой коридор, Максим недоверчиво прищурил серые глаза. Первым делом подумал, что Леська решила попросту сбежать. Даже смешно стало, когда воображение нарисовало ее сверкающие пятки на лестнице. Набирая малознакомый номер, Максим посмотрел в темное окно. Внезапно телефон заверещал знакомой мелодией и пропажа нашлась. Девушка стояла у стенда с информацией и что-то оживленно обсуждала с высокой блондинкой. К слову, такой же худющей, как и она сама.
   - Без навигатора нашел меня? - язвительно кивнула в сторону Макса. Тот блеснул белозубой улыбкой и поманил пальцами. Конечно, он не прочувствовал, насколько взволнована Леся. Суетливо поднимаясь по лестнице, она старалась продумать последующие вопросы. В то время каждый шаг давался с трудом, словно кандалами оттягивая назад.
   - Такие трущобы. Я же говорил - вымолвил невзначай, переступая через половую тряпку, брошенную посреди коридора. Ничего не ответив, Олеся продвигалась вперед.
   - Вот. Заходи - толкнула дверь и обернувшись, натянуто улыбнулась.
   С интересом разглядывая светлые стены, увешанные постерами, Максим встал напротив окна.
   - Ну, чего ждешь? Проводи ревизию, пока девочек нет. А то я со стыда сгорю - несмело открыла прикроватную тумбочку. Глядя на ее решительность, Макс и сам пожалел, что в столь грубой форме выразил ноту недоверия.
   - Это твоя кровать? - спросил, разглядывая солидные запасы сухого пайка. Здесь тебе и крупы и сладости и даже несколько банок рыбных консервов. На доли секунд Максу стало неудобно от собственных подозрений. И вообще, он почувствовал себя крайне глупо.
   - Да. Моя - сухо ответила Леся, заправляя за ухо пушистую прядь волос. " Врать не хорошо. А что поделать, лишь бы отстал".
   - М..м - задумчиво промычал, присаживаясь на кровать. Взгляд выхватил сбитый комок покрывала. Машинально расправив его рукой, Макс услышал тихий шелест. На пол упала обертка от конфеты. Блестящая. Квадратная. До боли знакомая обертка.
   " Презерватив?!"- воскликнуло сознание, когда Максим с ужасом понял, что стряхнул на пол тайную заначку. Леся стояла ни жива ни мертва. Даже губы стали белыми, как школьный мел. Того и гляди в обморок упадет. Макс тоже застыл. Словно кипятком обожгло с головы до ног. В голове сразу возникла картина маслом: Леська и этот хмырь рыжий. Вдогонку нарисовалась схема применения этого самого фантика и ему поплохело окончательно. Вновь уставившись на блестящий квадратик, Максим потер колючую щеку.
   " Значит не врала, что уже не девственница. С этим рыжим... Блин. И худая такая. Может он барыга. Надо вены проверить" - недоверчиво покосился на Олесю.
   - Держи! - наконец поднял презерватив, протягивая находку владелице. Проклятая упаковка жгла пальцы огнем. Надо же такому приключиться. Ирочка оказалась запасливой во всех отношениях.
   - Спасибо! - смотрела под ноги, боясь встретиться с взглядом серых глаз. Скрипнула кровать и он встал.
   - Лесь, скажи честно, у тебя все хорошо? Ты только не бойся, я никому не скажу. Ты что, попала в переделку? - спросил тихо, без давления, стараясь вызвать доверие.
   - Нет. Все хорошо. Правда. - покраснела до кончика носа. Стала похожа на тощего розового поросенка.
   - Я знаю тебя давно, ты что-то скрываешь. Ты всегда так харахоришься, если накосячила. Ты денег кому-то должна? Дурь никакую не пробовала случайно? - подошел совсем близко, смущая каждым словом все больше.
   - Ты что? Какая дурь, здесь все ребята приличные! - возмутилась Олеся. - И никому я не должна.
   - Насмешила. Я ваше заведение знаю не понаслышке, здесь 'дуют' не меньше, чем в других местах, поверь мне - вспомнил рассказы друга.
   - Может кто-то и занимается этой ерундой. Я учусь. Вот конспекты - обернулась на стол, позабыв о том, где находится.
   По взгляду поняла, что он не поверил. И хорошо, что кто-то в комнату вошел, иначе девичье сердце не выдержало бы дальнейших расспросов.
   - Лапушкина, а где Ирка? Ты чего здесь делаешь? - весело затрещала соседка, бросая холодную куртку на кровать.
   - Я.. ее жду - выдавила Леся, пытаясь отодрать язык от сухого неба.
   - Так и жди у себя. Я переоденусь, а то два дня не была. Соскучилась по всем, побегу потрещать - послышалось сбоку. Поворачивать голову в противоположную сторону не хотелось. Совсем. Леся опасалась, что Макс порешит ее прямо здесь. На кровати.
   - Ага - слабо кивнула, положив презерватив на смятое покрывало.
   Макс думал, что мог ожидать от Леси всего, но только не столь вопиющей лжи. Бросив долгий взгляд на покрывало, он вздохнул и вышел из комнаты. Прижавшись спиной к шершавой стене, Олеся кусала бледные губы. Оба понимали, что ситуация, откровенно говоря, некрасивая.
   - Вторую комнату смотреть будешь? - спросила исподлобья, словно провинившийся ребенок. Так стыдно ей никогда не было.
   - А сама как думаешь? - серьезно ответил парень, все еще не веря происходящему. Противоречивая смесь злости и временного облегчения наполнила каждую клеточку тела. Наверное, он был даже рад, что Леся соврала. Никак не мог представить, что скромная девушка по всему периметру комнаты распихивает средства контрацепции.
   Спустя несколько секунд они оказались в нужном помещении. Макс отметил взглядом те же светлые стены, аналогично расставленные кровати. Буквально армейский порядок.
   " Чтоб я так жил".
   - Это моя - тихо прошуршала себе под нос, указывая ладонью на кровать у окна.
   - Точно? - саркастически спросил Максим, укоризненно посмотрев на девушку. В ответ она лишь брезгливо поморщилась и присела.
   - Ну, показывай, что ешь? - сказал, присаживаясь на корточки, - может, и меня ужином угостишь?
   Эти слова выглядели форменным издевательством на фоне сложившейся ситуации. Тумбочка распахнулась, обнажив пустые полки. Заглянув внутрь, Макс нащупал пачку овсяного печенья. Судя по всему, даже мыши не стали бы есть эту отраву.
   - Вчера все закончилось - тихо сказала, потирая нижнюю губу указательным пальцем. За стенкой кто-то громко захохотал.
   - Разом - саркастически кивнул, - ты сегодня что ела?
   - Утром чай и бутерброд - выдавила нехотя, вспоминая черствый сыр на тонком куске белого хлеба.
   - И все? - поднял бровь, испепеляя девушку недовольным взглядом.
   - Ну и в столовке там немного еще - потрясла кистью руки.
   - Полный звездец, Леся! - закрыл глаза ладонью, склонив голову вниз, - ты же с деньгами приехала. Что ты покупала такого, что за пару месяцев все растранжирила?
   - Еду покупала - сказала непринужденно, словно и не было никакой проблемы.
   - На стадо слонов что ли? - искренне удивился Макс, - или ты икру банками скупала - серые глаза прищурились, делая взгляд недоверчивым.
   - Нет - выдавила, не желая вдаваться в подробности собственного быта. " Он теперь мне не поверит никогда".
   Внезапно в дверь постучали. Внутрь заглянула веснушчатая девчонка с толстой косой наперевес.
   - Лесь, слушай, а у девчонок масла нет? Позарез нужно, а у нас кончилось.
   - Я не знаю - помотала головой, разозлившись на всю эту систему коллективного ужина. Даже глаз задергался от нервного напряжения.
   - Извините! - покраснела девушка, заметив, наконец, Макса.
   Дверь захлопнулась, и тишина тяжелым прессом сдавила грудь.
   - Ясно все. Ты как последняя дура кормила этих попрошаек - раздраженно бросил, стиснув губы добела.
   - Почему кормила. Здесь все делятся. И со мной делились - парировала, поставив руки на талию.
   - Одевайся, поехали! - сказал, отвернувшись к окну. Теперь все стало окончательно ясно и желания выслушивать очередные отговорки не осталось. Испуганно покосившись на светлый затылок Леся спросила:
   - Куда? Я не хочу отсюда уезжать.
   - Куда скажу, туда и поедешь. Завралась совсем - процедил сквозь зубы, схватив тонкую куртку со стула.
   - А если я откажусь? - демонстративно скрестила руки на груди.
   - Не бойся, не собираюсь я тебя из этого клоповника увозить. Через пару часов вернешься обратно - посмотрел на дисплей телефона. Теряясь в догадках, Олеся прихватила куртку и вышла вслед за парнем.
   Вахтерша на выходе не произнесла ни звука, видимо Макс "договорился" с ней на год вперед.
  
  
  
  
   ГЛАВА 6
  
  
  
   Знакомый салон моментально пропитался запахом сигарет. Только сейчас Макс осознал, что добровольно ввязался в очередную благотворительность. Молча пристегнув ремень, Олеся бросила взгляд во внутренний двор. Все та же компания студентов оживленно обсуждала какую-то тему. Никому не было дело до того позора, который обрушился на бедную кудрявую голову. Сейчас ей было уже все равно, куда Макс ее повезет. От сильных переживаний мозг буквально перемкнуло, словно перекушенный провод. Кто-то истошно пытался дозвониться до Макса, но он постоянно сбрасывал звонок. Леся начала заметно нервничать, когда поняла, куда он собирается ее отвезти. Остановившись у обочины, парень бросил взгляд на идеально чистую витрину. Вывеска подсвечивалась крохотными огоньками. За стеклом, украшенным плотной бархатной тканью, сидела парочка женщин, изучающих меню. Макс уже хотел было припарковаться, но потом вдруг посмотрел на Лесю. Взгляду предстала светло- зеленая куртка из дешевой переливающейся ткани и синие джинсы, болтающиеся на худых бедрах. Леся еще сильнее занервничала. Ощутив себя последней оборванкой, она тихонько поправила воротник куртки. Конечно, она уловила его сомневающийся взгляд. И где-то в глубине души стало неприятно от того, что кто-то может себе позволить зайти в данное заведение, а кто-то нет. И она была в числе последних.
   - Знаю одно место. Там поспокойнее будет - подмигнул, не желая смущать и без того побледневшую девушку. Она согласно кивнула. Все что угодно, лишь не этот пафосный ресторан.
   Несколько минут Макс укорял себя за глупость. Он реально позабыл, что Леся совершенно не похожа на девушек, с которыми он обычно проводил время.
   "В такой одежде с ней только в забегаловку"- подумал удрученно, в очередной раз сбросив звонок Насти. Не ожидал такой настойчивости от "проходной" девушки. Сама встречи искала, не смотря на то, что в прошлый раз все не очень красиво вышло.
   До пункта назначения доехали совсем быстро. Леська даже не успела прокрутить в голове весь предстоящий разговор.
   - Приехали - констатировал Макс, посмотрев на маленькую кафешку в конце улицы, отгороженную низким кованым забором. Олеся облегченно заметила, что в таких местах ей раньше доводилось бывать. Обойдя машину спереди, Макс остановился напротив пассажирской двери. Девушка словно приросла к сиденью, не собираясь выходить.
   Сделав знак рукой, он пригласил её выйти. В вечернем свете фонарей мелькнула чья-то тень. Макс обернулся. Мимо прошел парень, ужасно похожий на старого приятеля. Стало не по себе от мысли, что кто-то из окружения увидит с ним Олесю.
   - Вон, видишь кафешка. Идем туда.
   - Я уже все поняла, можешь не объяснять - пробурчала себе под нос, на ходу развязывая поясок.
   Едва распахнулась тяжелая деревянная дверь, как Лесю охватил панический ужас. Огромная морда медведя столкнулась с ними буквально нос к носу. Макс даже отшатнулся, похоже, также растерялся. Когда девушка отчаянно взвизгнула, медведь подал признак человеческой жизни.
   - Не пугайтесь. У нас русская неделя. А я для антуража - вежливо вымолвил медведь, похлопывая мягкой лапой по плечу Макса. Леся разразилась истерическим смехом, схватившись за пустой живот. Обернувшись, парень широко улыбнулся, подавляя ответный приступ хохота.
   - Не фига се антураж - помотал головой Макс, оборачиваясь вслед косолапому. Издали послышался сиплый мужской голос.
   - Семенов, хватит клиентов до приступа доводить. Снимай шкуру! - прокричал бармен, начищая тонкий стакан. В ответ медведь показал мохнатый кулак. Посетители улыбались. Выбрав маленький столик в самом отдаленном углу, Макс повесил куртки и пригласил Лесю присесть.
   - Знаю твой зловредный характер, поэтому закажу сам. И попробуй откажись - вернул взгляду прежнюю строгость. Обернувшись назад, Олеся бросила насмешливый взгляд на медведя. Кажется, у двери он поджидал очередную жертву.
   - Только немного, ладно? - сказала, схватившись за желудок. Вся неловкость куда-то улетучилась. Вместе с безудержным смехом вырвалось и накопившееся напряжение.
   - Угу - ответил, закрывшись большим буклетом. Наблюдая за входом, Олеся с замиранием сердца ждала нового посетителя.
   А вот и очередная жертва: шкафоподобный амбал с перепугу чуть не запрыгнул на кованую люстру.
   " А говорят "качкИ" - бесстрашные мужчины"- усмешкой отметила Леся.
   - Ну а ты как поживаешь, работаешь? - с сомнением спросила она, вытирая ладони влажной салфеткой. Оторвавшись от меню, Макс посмотрел на нее пристальным взглядом. В приглушенном свете девушка выглядела как раньше: исчезли резкие линии скул, бледность кожи и синяки под глазами. Такой она нравилась ему гораздо больше.
   - Да ровно все: без шума и пыли - подмигнул, немного смягчившись, - дело одно хочу замутить с парнями своими, сейчас планов море, а там как получится. Хочу отдохнуть смотаться куда-нибудь на недельку.
   - А что за дело? - полюбопытствовала девушка, дружелюбно улыбаясь официантке.
   - А чего, хочешь в долю? - округлил глаза, одарив ее саркастическим взглядом. Официантка поставила на стол большую квадратную тарелку с горячим салатом.
   - Не смешно! - поерзала на стуле, благодарно кивая за быстро приготовленное блюдо. От вида ананаса на поджаренном ломтике курицы желудок возмущенно запротестовал.
   "Никогда бы не стала есть такие не сочетаемые вещи"- подумала Леся, но молча взяла вилку, не желая обидеть Максима. На вкус мясо оказалось очень даже приличным: сочным, в меру острым. Незаметно подпихнув ананас под лист салата, девушка искоса взглянула на Максима. Она так хотела вести себя подобающе: ровно держать спину, не смотреть по сторонам и при этом медленно пережевывать пищу. Оказывается, зря старалась. За эти несколько минут Макс ни разу на нее не посмотрел. Он молча копался в телефоне, откинувшись на спинку стула. Ему -то как раз было все равно на то, что о нем подумают окружающие. Главное - не встретить знакомых.
   Приступив к основному блюду, Олеся бросила еще один короткий взгляд в противоположную сторону стола. Внутренне она ожидала привычных " подколок" или по крайней мере заинтересованного взгляда, наблюдающего за процессом поглощения пищи. Ничего подобного она не увидела. Изредка отрываясь от телефона, Макс сосредоточенно смотрел на пустеющую тарелку и только уголки губ выдавали его хорошее расположение духа. Не было во всем этом ни малейшего намека на свидание. Со стороны это было похоже на процесс кормления ребенка. Родитель облегченно кивает на каждую съеденную ложку несговорчивого чада.
  
   - Десерт будешь? - спросил, вернувшись за стол. Вид у него был как у начищенного самовара - довольный.
   - Я уже объелась. Большое спасибо - указала взглядом на полный живот. Захотелось по привычке расстегнуть верхнюю пуговицу джинсов, но правила приличия оказались важнее собственного комфорта.
   - Ну, тогда допивай свой компот - улыбнулся, поймав взглядом входящих посетителей.
   - В меня больше не влезет, говорю - виновато посмотрела на стакан сока и полупустую тарелку с фруктовым салатом.
   - Мда. Ты права. Я совершил ошибку. Надо было тебе дать только воду. Ну, или сырое яйцо. - Задумчиво сказал Максим, подперев подбородок ладонью. На удивленном лице сиял большой знак вопроса.
   - Ну помнишь в деревне большого пса нашли, еле живого. Лохматый такой. Его Джеком обозвали потом. Так ему же первые дни только молоко давали и яйца.
   Подобное сравнение ввело Лесю в ступор. Она, конечно, подразумевала, что выглядит не очень. Но чтоб так...
   - Можешь подкалывать дальше. Я не реагирую - произнесла медленно, с чувством и расстановкой.
   - Я серьезно. Не надо было тебе столько есть сразу - серьезным тоном произнес, виновато поджав губы.
   - Да ладно. Зато неделю теперь можно не ужинать - усмехнулась, вытирая рот салфеткой. Леденящий взгляд серых глаз выразил его позицию красноречивее всяких слов. Вспомнив о пустой тумбочке. Букете цветов на подоконнике, Макс тяжело вздохнул.
   - Ты здесь сдружились хоть с кем? - постарался сделать лицо спокойным и беспристрастным. Посмотревшись в крохотное зеркальце, Олеся поймала его взгляд.
   - Да так. С парнем одним - медленно взмахнула ресницами.
   - С парнем? У вас есть парни? - издевательски спросил, доставая сигарету из куртки.
   - Да, а что такого? - возмутилась Леся, уловив неприкрытый сарказм.
   - Да так, хороший приятель у тебя, раз позволил девушке дойти до такого состояния.
   - Он реально хороший - парировала девушка, посмотрев на Макса исподлобья.
   - Дело твое. Значит, можем ехать - отвел глаза, бросив небрежный взгляд на часы.
   - Макс! - хотела перебить, сделав глубокий вздох.
   - Да..да.. угостишь меня ужином с первой зарплаты, зануда - положил деньги в книжку. Услышав ответ, Леся облегченно выдохнула, Макс с полуслова понял ход ее мысли.
  
   Помахав на прощанье, бурый медведь скрылся из вида. Олеся надолго запомнит эту веселую кафешку на окраине города. Пока они шли к машине, девушка подбирала слова. Очень хотелось как-то отметить этот теплый жест, но в то же время язык не поворачивался благодарить парня за еду. Олеся всегда мыслила однобоко. Гордость мешала ей абстрагироваться и проще смотреть на ситуацию.
   - Макс - наконец решилась, подойдя к машине.
   - Одну секунду - парень остановился у столбика, ощутив вибрацию в телефоне. Затем принялся набивать текст быстрыми движениями пальца. Леся внимательно наблюдала за измерениями его мимики. Судя по масляно - блудливому взгляду, он вел переписку с женщиной.
   - Ты что-то хотела? - оторвался, поднимая голову. Серые глаза внезапно стали такими пустыми и отстраненными, что у нее пропало всяческое желание открывать душу.
   - Нет, пустяк. Спасибо за ужин! - опустила голову вниз. - Поехали в общагу? - улыбнулась с каплей грусти на губах.
   - Нет. Сначала затаримся продуктами - пояснил, вновь посмотрев на телефон.
   " Настя уймись. А то перед Леськой неудобно с оттопыренными штанами сидеть"- подумал, оценивая эротическое достоинство присланной фотографии.
   - Не надо, Макс, это лишнее - нахмурилась Олеся. Она и так ощущала себя обязанной.
   - Ерунда. Забьем твою тумбочку на неделю- две. И попробуй только все разбазарить. Приеду и лично проконтролирую - хрипло пригрозил, выкладывая наиболее удобный путь по навигатору.
   - Как? - хмыкнула Олеся, скрестив руки на груди. Мысль о том, что Максим станет постоянным гостем в ее комнатке зажгла в сердце теплый огонек.
   - Есть такой предмет. Весы напольные - игриво подмигнул, разворачиваясь под мостом.
   - С тобой не поспоришь - улыбнулась девушка, представляя себе процесс контрольного взвешивания.
  
  
   (прода от 7 апреля)
  
   ******
  
  
  
   Плохо ориентируясь в московских улочках, Олеся расслабилась, не пытаясь запоминать маршрут. Какая разница, если все эти улицы на одно лицо: крашенные фасады, блестящие витрины, серые тротуары и палатки с хотдогами. Ничего интересного, никакой тебе красоты. То ли дело в деревне: каждый кустик по своему уникален: на отшибе, за старой фабрикой, в мае красиво цветет раскидистая вишня, а рядом старая лавочка, испещренная вырезанными надписями.
   А еще... многочисленные лоскуты огородов, по - разному раскрашенные в осеннюю пору. И поле, волнующееся тонкими стебельками засохших трав. И этот головокружительный запах влажной коры, когда в осеннем лесу слышен каждый шаг под треснувшей веткой. Перед глазами возникла кисть рябины, покрытая глазурью первых заморозков.
   Вспомнив родные края, Леся еле заметно улыбнулась. Все тело приобрело расслабленную мягкость: желудок, наконец, перестал издавать зверские звуки. Максим всю дорогу задумчиво смотрел в лобовое стекло, периодически указывая на местные достопримечательности. Олеся половину не запомнила, тщательно собирая в голове паззл прошедшего дня.
  
   - Ты в школу завтра идешь, да? - прервав паузу, спросил Максим. Наконец удушливо - монотонная клубная музыка окончательно затихла. Леся перевела дух.
   - Да, надеюсь, возьмут. Хорошая школа с языковым уклоном. Да и недалеко от учебы, о чем только мечтать! - оживленно произнесла девушка, накручивая светлую прядь на палец.
   " Действительно, о чем может только мечтать молоденькая девушка, приехавшая в столицу "- критично подумал Макс, но промолчал.
   - Не представляю тебя с пучком и указкой в руке - усмехнулся, нагло подрезав большой белый джип. Олеся даже нахмурилась от такого поведения на дороге.
   - А я тебя с пузом и золотой цепью на шее - парировала хлестко, прищурив глаза. В ответ Макс хитро улыбнулся, узнав в этой потерянной девчонке прежнюю Леську.
   - Вот магаз. Сейчас все купим, а ты не протестуй, ясно? Тебе надо возвращать нормальный вес, а то я где-то слышал, что для женщин резкое похудение особенно вредно - сказал деловито, паркуясь у большого супермаркета с зазывной вывеской на фасаде.
   - Да я и без тебя знаю. Выпадут волосы, зубы... - улыбнулась, скорчив страшное лицо, - буду играть в местном кружке смерть с косой.
   - И не только, глупая - едва не стукнул ладонью по её острым коленкам.
   - Вот пристал - отмахнулась девушка, застегивая куртку, - только можно побыстрее?
   На удивление первой выскочила на улицу.
   - Чего это, куда спешишь? - возмутился Макс. Как это так ... дамы привыкли смаковать время, проведенное в его обществе.
   - А это уж мое дело. Или тебе во всем отчитываться? - резко обернулась, стоя против ветра. Максим улыбнулся, сейчас подруга была похожа на львенка- недокормыша. Волнистые кудряшки обрамляли лицо словно пушистая грива.
   - Зелёнка, что-то ты разговорилась, поела и силенок прибавилось? - шутливо схватил пятерней за живот. Притянув девушку к себе, он на секунду пожалел, столкнувшись с неотвратимым притяжением бирюзовых глаз. На несколько секунд мир перестал существовать. Казалось каждая крапинка, словно драгоценный малахит, знакома до боли. В её глазах отражалась сочная трава и поволока предрассветного тумана. Этот невидимый свет разворошил серый пепел, которым сердце покрыто с давних времен.
   - Благодаря тебе - почти прошептала, ощутив, как от этого касания теплая волна расползлась по всему телу. Улыбка ее была настолько мягкой, что совершенно обезоружила Макса. Вроде губы эти знакомы с детства, а сейчас переливаются необычной чувственной сочностью.
   Заметив застывший взгляд зеленых глаз, Максим сделал шаг назад, повернувшись в сторону машины. Стал рыться в багажнике. Неизвестно зачем. Леся думала, что пакеты ищет, а потом усомнилась.
   - Ты что- то потерял? - слегка нахмурилась, зябко ежась на холодном ветру.
   - Да так, фигню одну - сказал через плечо, пытаясь запихнуть обратно поток чертовой нежности.
   - Я замерзла. - тихо ответила девушка, второй раз пытаясь привлечь внимание парня.
   - Ладно. Идем - хмуро бросил, не глядя на неё. Дверца мягко хлопнула и Леся заметила на себе тяжелый взгляд. Почему он так смотрел, Леся решительно не понимала. Макс вообще был странным в последнее время.
  
   В магазине парень набрал целую корзину, не глядя на ценники, не сравнивая и не возвращаясь в прежний ряд. Непривычное зрелище. Леся никогда не ходила по отделам с подобной быстротой. Многие продукты она видела впервые, но стеснялась об этом сказать. Язык уже нахально предвкушал вечернюю дегустацию.
   - Ты выбирай все, что тебе хочется, а то я пихаю все подряд - словно только вспомнил о существовании девушки.
   - Спасибо. Лучше ты сам - вежливо махнула рукой, следуя по пятам за тележкой.
   " Все это не поместится у меня, все равно придется делиться с девчонками"- подумала Олеся, засмотревшись на парня с малиновым ирокезом , выбирающим пиво.
   - Ну, давай не стесняйся, Лесь, говори - все же остановился Максим, выхватив взглядом ее впалые щеки, - есть же вещи, которые ты очень любишь.
   - Есть, а ты не помнишь, я даже в шалаш носила и всех угощала? - мило улыбнулась сквозь сжатые губы. Сейчас ее взгляд был таким же игривым, как в детстве. Макса начало раздражать, что она все глубже просовывала свои неугомонные лапы под толстый слой убойных защит. Словно котенок, беспечно гоняющий фантик на минном поле, Леся не представляла, чего стоит ему делать равнодушный вид.
   - Не помню - нахмурился, словно пытаясь вспомнить.
   - Ну тогда и не надо! - повела плечом, заглядывая за стенд со сладостями. На самом деле она не очень-то поверила, ведь Максим всегда упрекал ее в любви к этому лакомству.
   - Иди, возьми чай, я еще масло закину, и пойдем на кассу - сказал сухо, заметив взглядом знакомую девушку.
   - Хорошо - коротко кивнула, посмотрев в конец ряда. От стенда с натуральными конфетами исходил головокружительный запах: свежей клубники, сладкой ванили, соблазнительного шоколада. Обратив внимание на цену, Леся округлила глаза и суетливо сунула пакетик на место. "Надо же. На эти деньги можно пакет " мишек" купить".
  
   Заметив Макса на кассе, Леся молча наблюдала за тем, как лента постепенно заполняется вереницей разных вкусностей. Вот теперь она точно собиралась рассЫпаться в благодарностях: он взял все, о чем можно было только мечтать.
   - Иди уже на выход, что здесь толкаться! - указал взглядом на стеклянную дверь. Писк кассового аппарата огласил остановку в работе.
   - Может, я помогу? - засомневалась Олеся, глядя на мелькающие цифры штрихкода.
   - Сумки понесешь? - не глядя спросил, продолжая вытаскивать из пакета очередную коробочку.
   - Хорошо, тогда я на улице жду - сказала тихо, почти обиженно.
  
   Тем временем на улице начал накрапывать дождь, влажным покрывалом припудривая пожелтевшую листву. Всюду мелькали разноцветные купола, укрывающие людей от непогоды. Подняв голову вверх, Леся несколько секунд смотрела на то, как красиво играют капли в свете фонаря.
   - Ты чего мокнешь? Встала бы под козырек! - послышалось за спиной. Обернувшись, Олеся заметила Максима. Он медленно шел к машине, с двумя большими пакетами наперевес.
   - Открой багажник, пожалуйста - попросил, указывая взглядом на кнопку.
  
  
  
   Продрогшая насквозь, словно беспородная кошка, Леся сиротливо грела ладони между плотно сжатых ног. Макс сделал вид, что не ощущает неловкости и продолжал молча переключать радиостанции. Как только кончики ее пальцев немного оттаяли, Леся заметно оживилась и повеселела. Даже успела смутиться от предательской мысли о предстоящем ужине. Все - таки нехорошо прилюдно ломать комедию, изображая независимость, а в мыслях истекать слюной при виде переполненных пакетов.
   - Ну ты хоть наелась? - спросил серьезно, без малейшей ноты сарказма. Ему и правда стало не до шуток, при виде ее выпирающих, острых ключиц. Где-то глубоко зазвенело натянутое чувство вины. Полупрозрачное, но очень прочное, словно рыболовная леска. И еще странное ощущение озабоченности.
   Вот ведь.
   Словно какой-то шутник, сделав невидимый стежок, соединил этой леской два разных лоскута, так непохожих друг на друга.
   Вспомнив сытный ужин, девушка глубоко вздохнула.
   - Конечно. До отвала. Теперь до завтрашнего вечера есть не захочу. - слукавила Олеся. На самом деле она только вошла во вкус и запах колбасы, доносящийся из багажника, заставлял желудок болезненно сжиматься.
   - Питайся нормально, ладно? Никаких самопожертвований. У этих девок задницы втрое больше твоей, обойдутся и без зефира в шоколаде - нахмурился, представляя себе добровольное разбазаривание только что купленной еды.
   Мысленно зардевшись, Олеся перекинула влажные волосы назад.
   - Хорошо. Ночью запрусь в туалете и все съем, чтобы никому не досталось. Клянусь! - ответила в том же серьезном тоне. Серые глаза немного потеплели, Макс медленно повернул голову в ее сторону и искренне улыбнулся.
   - Заскочим на заправку, ок? Здесь до универа три минуты.
   - Конечно - пожала плечами, ощущая липкий озноб от столь пристального взгляда. Она всегда терялась, когда Максим так смотрел.
   Вскоре дверь хлопнула, и высокий силуэт растворился в серой пелене моросящего дождя. Олеся молча посмотрела в окно. Спустя несколько секунд к соседней колонке подъехал тонированный автомобиль. Из чистого любопытства девушка бросила короткий взгляд на водительскую сторону. Стекло внезапно опустилось, и молодой парень встретился с ней глазами. Он несколько секунд щурился в сторону заплаканного окна, а затем вышел на улицу, накрывая голову натянутой ветровкой. Лесю даже передернуло, когда он неожиданно обернулся, словно увидев призрака. И тут она поняла, что где-то видела это знакомое лицо.
   " Кажется это тот парень из универа. А может, показалось" - с интересом вглядывалась в удаляющийся силуэт.
  
   Тем временем Макс вовсю флиртовал с симпатичной кассиршей , вальяжно выбирая пачку сигарет. Если бы он только знал, какой ценой обойдется ему эта медлительность.
   - А, вот ты где! - кто-то хлопнул по плечу, оставив "пятерню" на влажной ткани.
   - Привет! Вот так встреча. - Нехотя выдавил Макс, обернувшись. Девушка - кассир разочарованно хлопнула ящиком. Звон монет разрезал тишину.
   - Тебя только на заправке и выловишь теперь, занятой бизнесмен - усмехнулся друг, доставая кошелек, - я понял какие у тебя дела. Неотложные. Ты лучше скажи, как ты эту училку склеил так быстро? - в светлых глазах мелькнула искорка восхищения.
   - Чего? - казалось Макса прошиб холодный пот. Словно кот, поймавший мышь, он хотел спрятаться в укромный уголок и не искушать судьбу. Он слишком хорошо знал, насколько Кирилл любит дух соревнования. Не важно, какую добычу делить, лишь бы ухватить кусок и тянуть в свою сторону, пытаясь отобрать лидерство. И сколько таких растерзанных было, он тоже знал. И теперь это беспокоило больше всего.
   - Ну-у, девчонка эта, которая журнал выронила. Я так понял, ты теперь не успокоишься пока ей не присунешь - еще раз одобрительно хлопнул по плечу.
   - А.. а эта. Так я просто подвожу ее. Видишь, дождь какой. Жалко стало. Намокла вся. - выдал первое, что пришло в голову. Конечно, автозаправка совершенно не подходила на роль исповедальной комнаты. Да и нездоровый интерес Кирилла не настраивал на откровенность.
   - Не отмазывайся, знаю я, что перец ты шустрый - хмыкнул Кирилл, одарив друга понимающим масляным взглядом, - я не шучу. Мне она тоже понравилась. Давай кто первый, того и тапки. Ну ты понял, без обид. - Подмигнул, понизив голос.
   - Кир ты задолбал, давай не здесь. - раздраженно бросил Макс, покосившись на удивленную кассиршу. Похоже, она была неприятно удивлена откровению состоявшегося диалога.
  
   Выскочив на улицу, Макс поднял воротник и втянул голову в плечи. Погода мерзопакостная. Вся вальяжность моментально улетучилась. В каждом его шаге вырисовывалась теперь хлесткая жесткость. Стиснув губы, он с немым укором посмотрел в лобовое стекло. Ничего не подозревая, Леся продолжала разглядывать проезжую часть.
   " Вот засада" - подумал парень, сунув руку в карман. Словно назло, вид у нее был просто ангельский. Попробуй такую обидеть.
   - Устала ждать? Извини. Очередь, как всегда - коротко процедил сквозь плотно сжатые зубы.
   - Нет, Макс, ты что... в твоей машине жить можно! - воскликнула, оглядываясь назад, - я вот сижу и думаю, зачем одному человеку такая махина? Столько бензина потребляет, да и все эти выхлопы вредят окружающей среде - добавила чуть тише, заметив напряженные скулы, покрытые мелкими каплями.
   - А жить вообще вредно. - Парень был явно не в духе. Леся подметила эту резкую перемену. Заметив нервозность в его движениях, девушка решила как-то смягчить атмосферу.
   - Не смешно! - дружелюбно улыбнулась, повернувшись в его сторону. От влажных волос запахло луговыми травами. На секунду захотелось прикрыть глаза и превратиться в беззаботного пацана.
   - Да нет. Я вполне серьезно. Жизнь одна и я хочу прожить её красиво и с комфортом. Что, не имею права? - ответил, трогаясь с места. От резкого набора скорости Леся дернулась вперед.
   - Да и потом, статус, знаешь ли, никто не отменял. В мире бизнеса важна каждая деталь. Ты в курсе, что по автомобилю можно судить о человеке? - надев "маску" отчужденности, продолжил, еще больше набирая скорость. В голове пульсировал насмешливый голос Кирилла и его скользкая ухмылочка. С каждой секундой Макс все больше проклинал эти сигареты, и кассиршу, и всю затею с переездом.
   - Нет - пробурчала Леся, вспоминая недавние мечты о крохотном автомобильчике жизнерадостного цвета, - я привыкла судить о человеке по поступкам.
   - Как разумно - уголки его губ дрогнули в такт словам. Ничего не ответив, девушка высокомерно повела бровью. Спорить не было времени. Приехали.
   - Сиди пока. Я все вытащу, и выйдешь - пробурчал, заглушив двигатель. Оставшись сидеть на месте, Олеся посмотрела в окно. На тёмном клёне дрожали ржавые листья. Казалось, дерево продрогло до самых корней, оттого сутуло прислонилось к бетонному забору, обрызганному синей краской. Унылая картина. На контрасте с теплым салоном стало еще тоскливее. Девушка прекрасно понимала, что там, за забором, ее совершенно никто не ждет.
   Стук по стеклу вывел из задумчивой напряженности. Ответив коротким кивком, Леся дернула хромированную ручку и вышла наружу. Дождь усилился, превратившись в плотный ливень.
   - Провожу тебя до комнаты - сухо отрезал Макс, заметив на себе ее озабоченный взгляд.
   - Спасибо - ответила, выхватив три пакета молока из переполненного пакета. Хотелось хоть как-то помочь, да и к тяжестям она была привычная.
  
   В комнате, как и ожидалось, было пусто. Девчонки в очередной раз договорились с вахтершей и ускакали в ночной клуб. Облегченно выдохнув, Макс ввалился в комнату и поставил пакеты на пол. Серые глаза бегло осмотрели комнату в поисках стакана воды. Наткнувшись на букет у окна, Макс еще больше помрачнел.
   - Лесь, принеси попить. Ща сдохну от жажды - бесцеремонно плюхнулся на кровать. Задержавшись у двери, Леся кивнула и исчезла в темном коридоре. Пока шла, поймала себя на ощущении радостного трепета. В голове стучала предательская мысль.
   " Так хорошо, что он зашел. Может останется подольше".
   Как назло у кухни задержала Ася - местная сплетница вселенского масштаба. Принялась выспрашивать о Максе. Да в такой форме, словно замуж собиралась за него через три дня. Оказывается, девчонки всей толпой собрались у окон, провожая взглядом большой автомобиль. Леся не удивлялась, они всегда пускали пузыри при виде симпатичных ребят на дорогих машинах. Макс не стал исключением.
   - Я не знаю, тебе надо - сама спроси, он в моей комнате сидит - нахмурилась девушка, ополаскивая стакан.
   - Ой, да неудобно - застеснялась девушка, - может, познакомишь, раз он не твой парень.
   - Не сегодня, ладно? Я очень устала. - Отрезала Олеся, бросив на девушку колючий взгляд.
   Вернувшись, заметила лишь пустую кровать и какую-то прямоугольную штуку на столе. Секундная обида сменилась приливом любопытства. Взгляд выхватил знакомые очертания сахарной глазури на медово- коричневом фоне.
   " Все - таки помнит" - легонько провела пальцами по прозрачной обертке пряника. Что-то знакомое, но почти забытое, встрепенулись в груди. В детстве Макс носил для нее сладости под рубашкой. Тайком ото всех. Ругался, что через пять лет она станет толстой, как тетя Вера. Но все равно приносил, понимая, сколько радости этот прямоугольный брусок теста приносит девчонке. Жадно вздохнув аромат пряной сладости, Олеся медленно опустилась на кровать. Сбитая с толку, она несколько секунд путалась в собственных мыслях. Почти поверив в необратимые изменения, затронувшие его характер, девушка не ожидала увидеть столь теплого привета из детва. Вот так забавно. Самым дорогим из всего, что он купил, оказался простой тульский пряник. Улыбнулась. Вкусный.
  
   Минуя арку, отделяющую внутренний двор, от оживленной улицы, Макс бросил взгляд на нищенку, сгорбившуюся от порыва ветра. Она что-то жалостно бубнила под ноги, мешая пройти. Признаться честно, попрошайки всегда его ужасно раздражали. Не важно: косые, хромые, без ног, с собакой или грудным ребенком - он всегда брезгливо морщился, стараясь обойти их стороной. А сейчас серые глаза предательски выхватили надпись на сером картоне.
   - Помогите, ЛЮДИ ДОБРЫЕ!
   " Вот я добрый? Нет! Чего я тогда должен оплачивать ее убогость?" - крепко сцепил пальцы в кармане. Несколько секунд продолжалась борьба с привычными устоями, а между тем надорванная " сотка" буквально жгла ладонь. И все - таки бросил. Стыдливо. Все также брезгливо. Не глядя на молодую женщину, прижимавшую к груди табличку с фотографией ребенка.
   Пока шел еще больше разозлился.
   ' Вот какого хрена. Ясно же. Наркоманка и алкашка, нет у нее никакого ребенка и не нужна ей никакая операция. Дурят народ. Сволочи'.
   Каждый шаг до машины отмерял, словно гвозди вбивая. А потом сел за руль и ощутил волну стыдливой неловкости. " Вдруг правда, жизнь заставила, а я сотку драную пожалел, на которую только пачку сигарет можно купить". И тут же вспомнилась знакомая с первого этажа, которая за год превратилась из успешной жены в нищую оборванку. Бросил ее мужик, как ненужную слюду из под красивой упаковки. Все отобрал. И квартиру и ребенка. Съезжала в августе, словно мышь побитая, все под ноги смотрела, боясь глаза поднять. А ведь не так давно на машине последней модели рассекала и на соседей смотрела с пренебрежением. Бывает. Жизнь тасует карты, не спросив.
   Бросив взгляд в узкое зеркало, Макс заметил подобие страха в глубине зрачков.
   " Да не в жизнь.. Без всего, что у меня есть сейчас, я сдохну. Я не смогу так жить, как Леська" - подумал и завел автомобиль резким движением ладони. Захотелось уехать поскорее ото всей этой убогости: бетонных стен, сутулых попрошаек. От нее. Рядом теперь стало крайне неуютно, словно кости кто-то тянул и деформировал.
   "Чертовы обязательства. Вся она такая добрая, честная, аж до тошноты".
   Отправив короткую смс с извинениями о срочной ретировке Максим облегченно выдохнул. Миссия по спасению благополучно выполнена, теперь можно и о насущном подумать. Совершив знакомый крюк, он очутился на садовом кольце, дурманящим цветными витринами. Привычный лоск фасадов, демонстрирующих достаток владельцев, приятно радовал глаз. Вот это другое дело. Здесь тебе привычный мирок. Место, где все понятно и просто. Где каждый волк тебе товарищ и улыбка - оскал давно никого не смущает.
  
   ... А там, в глубине двора, все также уныло накрапывал дождь, омывая разбитый асфальт у серого крыльца.
   Леся смотрела в окно обшарпанной кухни и предавалась размышлениям.
   " Смогу ли я здесь жить? Может доучиться и уехать в город поменьше. Что мне здесь делать- то? Зарплата, конечно, выше, но и расходы тоже". Покосилась на пакет с провизией. " Макс не станет меня вечно опекать и подкармливать".
   Действительно, что делать в этом странном месте, где с поразительной близостью соседствует сытая, залитая жиром излишеств элита и вечно голодные рабы, пытающиеся заработать копейку за крышу над головой.
   Размышления прервал визг и звонкий голос Верочки. Очевидно, рыбалка оказалась неудачной. Хлопнув дверцей тумбочки, Олеся выжидательно уставилась на дверь.
  
  
   ГЛАВА 7 (прода от 13 мая)
  
  
  
   Странное обстоятельство: чем многочисленнее город, тем больше в нем одиноких людей. Глядя из окна на целующихся подруг, Макс скептически скривился. Жеманство, с которым девчонки обмениваются микробами, его всегда раздражало. Что это? Новый способ доказать собственное расположение или попытка избавиться от ощущения одиночества. Макс прекрасно знал ответ. Он много раз становился свидетелем нерушимой женской дружбы, скрепленной подобными лобызаньями. Цена у таковой ничтожна, надо заметить. В этом городе вообще очень много подделок. И самое печальное, что это касается не только материальных вещей.
   Макс и сам грешил этим: приходилось льстить, обмениваться рукопожатиями с людьми, которые этими же руками обворовывали его. Горькая ирония. К законам джунглей легко приспосабливаешься. Со временем Макс научился закрывать глаза в нужный момент, отстраняться от эмоций, притупляя чувство сострадания. Все это только мешает. В мире денежных знаков есть один закон - выгода.
   Глядя на удаляющихся девушек, зазывно виляющих бедрами, Максим ощутил новый прилив сарказма.
   " Подружки. Мля. Наверняка эта коротышка втайне хочет придушить подругу за то, что у той ноги длиннее на десять сантиметров. Хочет, но молчит, продолжая слюнявить ей щеки. Хотя, она права. Кому нужна правда, если с ней жить в триста раз труднее?
   Вот покойный дед, например, был крайне порядочным человеком, наделенным обостренным чувством справедливости. Все за честность и правду ратовал. И что? Строил дома, всю жизнь провел на селе. В относительной нищете, а мог бы на закате лет прославиться, сколотить фирму под крышей отца. И собирать бабло, ничего не делая. На худой конец мог оставить после себя весомый след в виде фамильного герба. А что в итоге? Бесславно умер, не успев достроить конуру для собаки. Конуру. Это все, на что он стал способен после того, как его инсульт шандарахнул. И ведь до последнего не отказывался от работы. Дело всей жизни. Звучит гордо. А в реальности волочил свое жалкое существование, отказываясь от денег отца".
   При этой мысли Максу стало противно и досадно. Словно расковырял ранку, из которой вновь потекла сукровица. Рискованный шаг - ковырять глубже. Можно задеть за живое.
   Резко отошел от окна. Бросил напряженный взгляд в зеркало. Сам себе не понравился, от того даже цокнул языком. Привычная беззаботность куда-то стерлась с лица.
   Стрелка часов застряла, словно запутавшись в паутине времени. Даже телефон подозрительно молчал.
   Щелкнув кнопкой пульта, надеялся на некоторое время отключиться от воспоминаний. Верный путь - включая телевизор, многие из нас отключают собственный мозг. Вереница ярких картинок погружает в иную реальность. Собственные проблемы растворяются в шипучих напитках и мятных пастилках.
   Отвлечься не вышло. По всем каналам раздражающая реклама. А перед глазами пожилой дед, с трудом удерживающий молоток в ссохшихся руках. Стало неловко и стыдно. За три года он ни разу не был на кладбище.
   " Ну где она там шляется, эта Настя? - нахмурился, постучав пальцами по стеклу бокала. - Сказала через двадцать минут. Цену что ли набивает опять. Ушлая. "
   Чем больше времени проходило, тем невыносимее ему стало находиться наедине с собой. В голову лезли разные мысли. На удивление, абсолютно не связанные с деньгами или предстоящей встречей. Тонкой пульсацией стучал звонкий голос Леси. Перед глазами стояла поношенная куртка с глупым пояском и гордый профиль на фоне мягких завитков.
   "Вроде все сделал. Причем по совести. Привез - накормил - затарил продуктами - довез, да еще и пряник оставил".
   Однако ощущение невидимой занозы продолжало саднить душу. Бывает, такая вопьется, что не увидишь толком, а хлопот доставляет много.
   Поёрзал в любимом кресле. Закурил. Расстегнул ворот рубашки. Все равно душит. Так сильно, что дышать тяжело. Сорвал ткань вместе с пуговицей. С тихим стуком она упала на пол и покружившись, закатилась под диван.
   " Достала. Что ей надо от меня?" - разозлился на видение перед глазами, - я что, виноват в том, что она мягкотелая амеба и к жизни не приспособлена. Я же не знал, что она до такой степени идеалистка. Не знал. Сто пудов все опять разбазарила. Блаженная дура. " - со всей силы сжал пачку сигарет.
   Внезапно в двери раздался пронзительный звонок. Вот оно- спасение.
   Нарочито лениво вышел в холл, сверкая золотым клыком на тонкой цепочке.
   - О, ты уже в нетерпении? - девушка задорно усмехнулась, окинув взглядом голый торс.
   - Насть, слушай, я все сигареты переломал, посиди пока. Пойду, спущусь вниз. - коротким прикосновением тронул губы. Широко улыбнувшись, девушка сощурила лукавые глаза.
   - Макс, зачем, я принесла куда получше, - хлопнула пальцами по карману сумки - хоть расслаблюсь, а то клиенты, собаки, запарили. Договора эти перед глазами плывут. Сроки поджимают. Еще и дождь этот. Вся продрогла. - Зябко поежилась, надеясь на сочувствие.
   - А-а - медленно протянул, задержавшись взглядом на массивной серьге, сверкающей внушительным камнем.
   - А ты не куришь? Не любишь? - слегка смутилась, застыв в нерешительности. Несколько секунд он сомневался, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Потом вспомнил назойливый взгляд зеленых глаз и утвердительно кивнул головой. - Проходи - кивнул в сторону коридора. Задержавшись взглядом на брендовой сумке, небрежно брошенной на пол, Максим ощутил укол реальности. Из внешнего кармана выпал пакетик кратковременной беззаботности. Настя бесцеремонно хлопнула холодильником.
   " Вот она - современная дама. Сама придет, доставит удовольствие и отчалит, как только в телефоне запищит напоминалка об очередном маникюре. Удобно, однако. Да и она не в накладе. Хороший секс на дороге не валяется и абонемент в фитнес халявный через меня отхватила" - самоутешался Максим, прокладывая дорожку поцелуев по загорелому плечу.
   - Макс, давай ближе к делу! - зашуршала презервативом, - ты же знаешь, я не люблю эти телячьи нежности. Он отстранился, пытаясь скрыть недоумение. Все- таки трудно понять этих современных женщин.
   В постели Настя была технична. Настолько, что Макс начал подозревать ее в причастности к порно индустрии. Доказательств нет, на том и успокоился. Какое дело, где именно она набралась подобного опыта. Главное результат. Мелкая дрожь била тело, когда девушка выгибалась, демонстрируя идеальные изгибы стройного тела.
   - Насть! - вдруг прошептал, помедлив в ответственный момент.
   - Мм - промурлыкала возбужденная девушка, рассыпая волосы по плечам.
   - Тебе хорошо со мной? - вопрос прозвучал глупо, коряво и совершенно не к месту. Но Макс не мог его не задать сейчас, уж больно заноза защипала внутри.
   - Все шикарно, просто шикарно - порывисто поцеловала в губы, впившись яркими ногтями в предплечье. Потом засмеялась кокетливо, пытаясь придать легкости собственным словам. Ответного вопроса не последовало. Да он и не ждал. Действительно, какое ей дело.
  
   Хлопнула форточка. Тяжелый пряный запах постепенно растворился в потоке свежего воздуха, а вместе с ним исчезла и вся беззаботность.
  
   - Извини, не спросила, сам-то как? Дело движется? Ты Кира приобщил или опасаешься? - прозвучал томный голос из ванной. Пена с тихим шепотом оседала на разгоряченном теле.
   - Да я нормально. Все по плану. - Макс растянулся в блуждающей улыбке. То ли обреченной, то ли убийственно усталой, - мы еще не решили, он, как всегда, хочет привилегий, но при этом минимум риска.
   - А то ты его не знаешь - широко улыбнулась, коснувшись острой грудью его живота, - у него хватка, как у бульдога.
   Ничего не ответив, парень откинул голову на бортик и устало закрыл глаза.
   Движение за окном почти остановилось. Глубокая ночь распахнула свой небесный плащ: влажный от дождя и прелой листвы. Свет погас. Мелодия саксофона постепенно утихла, сменившись шорохом смятой простыни.
  
  
   ****
  
   Звонкой трелью прозвенел звонок. В зеленом коридоре, украшенном многочисленными растениями, зашумела детвора. Леся прижимала к груди тетрадь, словно стараясь спрятаться от пристального внимания коллег. Казалось, всем до неё есть дело, даже пожилой вахтерше Ирине Григорьевне не терпелось войти в непосредственный контакт.
   - Деточка, ты новенькая? - улыбнулась женщина, вешая связку ключей на потертую доску, исписанную номерами.
   - Да. - коротко ответила Леся, поправляя тугой хвост на затылке.
   - Очень хорошо. Новые кадры нам нужны. А ты предметница?
   - Нет. Я учитель начальных классов - сдержано улыбнулась, стараясь быть максимально вежливой.
   - О, так ты к "подготовишкам"? - тяжело махнула рукой, глядя сочувственным взглядом. - Адский труд. Неподготовленные дети. Никакой дисциплины. Ольга-то ушла, не выдержала. Тебя, наверное, на ее место взяли, а то у нас с сентября все ставки закрыты.
   Леся расстроено вымолвила:
   - Наверное. Я не уточняла.
   - Да не расстраивайся, здесь зарплата хорошая, можно и потерпеть.
   Конечно, столь неприкрытая откровенность сильно озадачила молодую девушку. Пока шла в класс, Леся стыдливо готовила план для отступления. В голове рисовались карикатурные картинки Ералаша.
  
   - О, Олеся Евгеньевна, вы уже пришли? - кивнула женщина средних лет, - идемте, познакомлю вас с ребятами. Дверь распахнулась и пятнадцать пар глаз пытливо уставились на молодую учительницу.
   " Совсем цыплята" - подумала Леся, проходя между рядов. Остановка, надо сказать, богатая. На стенах красивые картины, в центре интерактивная доска. В углу клетка с какой-то живностью.
   - Здравствуйте, дети, это ваша новая учительница - Олеся Евгеньевна.
   Поставив сумку на стул, девушка доброжелательно улыбнулась. Все волнение улетучилось. " Обычные дети".
   - Ну что, я пошла? - подмигнула завуч. В ответ Олеся еле заметно кивнула головой. Как только дверь закрылась, наступила мертвая тишина. Сделав глубокий вздох, девушка принялась знакомиться с детьми. Как оказалось, вахтерша сильно преувеличила масштабы бедствия. Подумаешь, двое мальчишек отчаянно подрались, а белокурая девчушка впала в истерику от того, что сломала синий карандаш. Со всеми сложностями Леся справилась быстро и без особого труда.
   - Теперь наша встреча будет после выходных. Не забудьте принести линейки.
   Уставшие дети разом вскочили со стульев и столпились у двери. Галдеж стоял такой, что даже воробьи за окном перестали чирикать. Растерянная Леся недовольно поджала губы.
   " Ну, ничего, привыкнут".
  
   Денек выдался на редкость солнечным и безветренным, поэтому дорога до университета обещала быть приятной. Олеся шла не спеша, поглядывая по сторонам. Словно груз с плеч упал. Рабочее место оказалось даже лучше того, о котором мечтала. И зарплата, по школьным меркам, весьма солидная. И вроде все хорошо, все по плану. Но что-то мешало улыбаться.
   " За все эти дни ни разу не написал, не позвонил. Наверное, подумал, что я приклеюсь , как банный лист и надо будет меня постоянно опекать. Испугался? Да нет.. на него не похоже. Что тогда? Куда пропал?".
   Мысли крутились в голове, мешая наслаждаться последними теплыми лучами.
   Не заметив, как оказалась во внутреннем дворе, Олеся замерла, услышав визг и оживленную болтовню. Заинтересовавшись происходящим, девушка подошла ближе. В плотном кольце из сочувствующих, сидел грязный щенок. Ободранная лапа сияла бледным лоскутом кожи. У Леси сердце защемило при виде этой картины.
   - Он со стройки кажется, здесь через забор в дырке пролез. Может под технику попал. Скулит и на лапу не наступает. - сказала студентка, сочувственно поджимая губы.
   - Маленький такой. Его бы в ветклинику, хоть рану зашить! - воскликнула Леся, посмотрев в сторону оживленной дороги. - Не знаете, есть здесь поблизости?
   - Есть- то есть. А у тебя пять тысяч есть лишние? - хмыкнула девушка, похожая на серую мышь с крохотными глазками. Олеся замолчала. Таких денет у нее не было. "Если только взаймы". Над дрожащим щенком повисла тяжелая тишина.
   - Я отвезу - послышалось за спиной. Олеся обернулась, увидев знакомое лицо. На лавочке, под тенью серых ветвей, сидел Кирилл. С вальяжностью сытого кота он затушил окурок и встал. Пытаясь понять мотив его поступка, высокая шатенка удивленно открыла рот.
   - Давайте его сюда. - Кирилл протянул руки вперед, - только мне некогда сидеть пока его штопать будут. Кто-то должен поехать в сопровождении. - выжидающе посмотрел на Олесю.
   Облегченно улыбнувшись, девушка коротко кивнула. Конечно, она готова была поехать куда угодно, лишь бы бездомного бедолагу вылечили.
   Каждая девчонка мечтала оказаться на месте Олеси. У той, что с мышиными глазками, лицо стало еще противнее. Шушукаясь на ступеньках, студентки ядовито хмыкали, пуская дым изо рта.
  
   Знакомая машина стояла за поворотом. Стараясь поспеть за парнем, Олеся семенила быстрым шагом. Щенок безучастно качал головой в такт движению.
   - Положи его на тряпку, ладно? - обернулся, открыв дверь в салон. Вид у него был крайне деликатный, ни грамма раздражения или брезгливости. В ответ Леся шепнула:
   - Хорошо.
   Задержавшись взглядом на кудряшках, обрамляющих девичье лицо, Кирилл отступил в сторону.
   В задумчивой тишине Леся пыталась сопоставить знания о Кирилле. 'Что-то не похож он на человека, занимающегося благотворительностью'.
   И все же она была ему крайне благодарна за оказанную помощь.
   - Здесь есть одна лечебница. Минут десять езды, пойдет? - наконец прервал тишину.
   - Конечно, пойдет, у нас выбора нет. - быстро отозвалась Леся, прижимая сумку к ноге.
   - Тогда пусть терпит - хмыкнул, - он кто, мальчик или девочка?
   - Я даже не знаю - растерянно ответила Леся, - некогда было смотреть.
   - Сейчас есть редкий шанс - резко вывернул руль, совершая опасный маневр. Сбоку просигналил возмущенный водитель на красной "мазде".
   Заметив, как Леся вцепилась в подголовник, Кирилл усмехнулся.
   - Ты не переживай, за десять лет ни одной крупной аварии. Это как -то мало утешило испуганную девушку.
   - Я люблю животных. Не удивляйся. У нас долго жил кот. Вредный был до ужаса. А ты, я смотрю, тоже любишь животных? - посмотрел в зеркало заднего вида, пытаясь поймать взгляд зеленых глаз.
   - Люблю, конечно. У нас в деревне две кошки и .. - запнулась, словно смущаясь.
   - Ты издалека приехала? - поинтересовался парень, припарковываясь в запрещенном месте под знаком. Прикусив язык, Леся мысленно ругала себя за излишнюю откровенность.
   - Ну да. Издалека - ответила коротко, опустив глаза, словно стушеванная лань. Ощутив возникшую неловкость, Кирилл прекратил расспрос, заглушив двигатель. Когда его смуглая рука легла на подлокотник, Леся заметила на себе пристальный взгляд.
   - Набери меня как освободитесь. Вот, - протянул визитку, - думаю, его в общественном транспорте не довезешь.
   - Спасибо - растерялась от такой заботливой щедрости, - мы пошли.
   Как только дверь хлопнула, Кирилл бесцеремонно проводил взглядом аппетитные округлости, вырисовывающиеся под темными брюками. От нетерпения тихо постучал пальцами по приборной панели, закурил и достал телефон.
  
  
  
   Прода от ( 13 июня)
  
  
   *****
  
  
   В узком коридоре мельтешили сотрудники ветеринарной клиники, рассыпаясь в дежурных приветствиях с хвостатыми посетителями. Оглядываясь по сторонам, Олеся с интересом рассматривала фото известных клиентов. Правда говорят, питомцы похожи на своих хозяев. Внезапно звук колокольчиков оповестил о новом клиенте. Как только на ресепшн вошел мужчина в сером пальто, все внимание переключилось на него. Вытянув шею, Олеся пыталась угадать, кто же сидит в переноске: котенок, щенок, попугай.
   " Хомяк?!"
   С легким недоумением девушка смотрела на то, как посетитель извлекает из клетки прозрачную емкость, в которой шевелится крохотный хомяк. Медсестры оживленно зашелестели клавиатурой. Сложилось такое ощущение, что целый консилиум собрали по поводу грызуна. Очевидно, хозяин толстощекого был человеком уважаемым. Так подумала Леся. Не прошло и минуты, как медсестра принесла мужчине свежий кофе, а хомяку порывалась сделать расширенную кардиограмму. Или пошутила. Леся не поняла. Она вообще здесь мало чего понимала. Например, почему такое количество внимания уделяют грызунам, в то время как больные старики часами сидят в душных поликлиниках.
   " Увидела бы бабуля как обхаживают эту крыску, наверняка плюнула на пол и достала мышеловку". - с осуждением подумала Леся, ерзая на стуле возле смотровой. Как и ожидалось, на нее никто не обратил внимания.
   - Здравствуйте! - наконец опомнилась низкорослая медсестра, с сияющим бейджем по имени Екатерина.
   - Добрый день! Я вот тут со щенком. У него лапа повреждена - привстала Олеся, указывая взглядом на вялый комок темно- коричневой шерсти.
   Медсестра оценивающе посмотрела на девушку и указала взглядом на стойку с информацией.
   - Оперативное вмешательство с анестезией от 7800. - выдала медленно, голосом автоответчика.
   Леся не растерялась, она уже была готова к такому повороту и молча протянула визитку. Словно по волшебству, мимика женщины изменилась.
   - Вот. Я от Кирилла. Он сказал, что все оплатит после процедур. - Сказала Леся, поглаживая свалявшуюся шерсть на загривке.
   Сотрудница клиники несколько секунд непонимающе щурилась, потом кивнула и еще раз посмотрела в лицо Олесе.
   - А, ну что же вы молчали, будете кофе? - ее улыбка стала как минимум на пять тысяч рублей доброжелательнее.
   - Нет, нам бы побыстрее. Жалко его, измучился весь. - С сожалением поджала губы, указывая взглядом на собаку.
   - Конечно, проходите в третий кабинет - указала взглядом прямо по коридору.
   По пути Леся услышала пламенную речь доктора из соседнего кабинета. Кажется, он составлял особое злаковое меню для хомяка мужчины в сером пальто. Это оказалось выше всяческого понимания, и она решительно дернула ручку двери.
   Как и ожидалось, связи в столице творят чудеса. За час щенка прооперировали, а Лесе разве что только частушки не спели. Даже неудобно стало от такого внимания: в их городе с людьми не церемонятся, а здесь животным печеньки выдают в форме сердечка. Сервис. Однако.
   Высокий мужчина приятной наружности расплылся в улыбке.
   - Все хорошо. Скоро и хромать перестанет. У нас есть возможность подержать его до вечера. Ему еще укол сделаем и анализы соберем.
   - Да не надо анализов. Он уличный. - выпалила Леся, представляя себе сумму этих процедур. Доктор посмотрел строго, почти укоризненно.
   - Ну так вы же сами сюда пришли. Значит, собака вам не безразлична. Дальнейшее выздоровление будет зависеть от анализов. Понимаете? - настойчиво посмотрел ей в глаза. От такого напора Леся растерялась. В голове зазвенела мысль отчаяния.
   - Хорошо. Во сколько забрать? - спросила тихо, почти виновато.
   - Мы работаем круглосуточно. Как вам удобно. - Равнодушно выдал врач и откланялся. За спиной послышались новые приветствия и все те же цены в прейскуранте резали слух.
  
   Распахнув дверь на улицу, Леся поймала себя на тягостном ощущении самообмана.
   " И что теперь? Что скажет Кирилл и как быть со щенком? Вот зачем? Я же дала ему надежду, а у меня нет ни денег, ни собственной комнаты. Все равно на улицу опять, а скоро зима. Зачем я это сделала? Не надо было подходить. Вечно я лезу не в свое дело. Он все равно такой маленький и тощий. Шансов ноль. Уж лучше пусть бы он.. "- ошпарила мысль, отдаваясь жаром в щеках.
   В ту самую секунду девушка замедлила шаг. Сердце защипало, словно от удара жгучей крапивой. Она вдруг осознала, что слышит голос Макса. И все эти мысли могли в полной мере принадлежать ему. Пройдя несколько метров через дорогу, Леся очутилась во внутреннем дворе. Медленно опустившись на случайную скамейку, она поставила сумку и погрузилась в собственные переживания.
   На душе было гадко и противно, словно серые кошки царапали наждачную бумагу. Вскинув бровь, девушка удрученно опустила взгляд вниз. Не ожидала от себя таких мыслей, а потом и вовсе возникло предательское чувство, о котором так долго толковал Макс.
   Отчужденность - дарующая легкость и простоту. Действительно, проще раствориться в бездушной массе и пройти мимо. К чему лишние трудности. И своих проблем хватает. Сколько таких собак. Всем не поможешь. Спасешь одну - останутся тысячи бездомных. Бесполезное дело.
   Перед глазами проплыла картинка, в которой щенок так и остался сидеть у крыльца, провожая взглядом бесконечно мелькающие ноги. А потом холодная ночь. И тонкая корка льда, покрывшая лужи. Сердце сжалось в тугой комок. Оказалось, это так страшно. Словно сама с головой ушла под толстый слой льда, а внизу только леденящая темнота.
   Сердце готово выпрыгнуть из груди.
   "Нет! Я не такая. Я ему помогу". -
   Вскочила с лавки, как ошпаренная. Даже сумку позабыла, пришлось возвращаться.
  
   Солнце устало опустилось за верхушки блестящих небоскребов. Город окутала вечерняя дымка. Неожиданно позвонил Кирилл и сообщил, что слегка задерживается. Однако взял с девушки клятвенное обещание дождаться и не забирать щенка. Леся согласилась. А куда денешься, расплачиваться все равно нечем. На заднем фоне послышался оживленный разговор и женский смех. Когда она уже собиралась попрощаться, в трубке возник резкий знакомый голос. Словно кипятком охватило с ног до головы. Так соскучилась по этим глубоким, слегка хрипловатым ноткам.
   " Не может быть"- замерла, затаив дыхание.
   - Ну что? Идет? - переспросил Кирилл.
   - Да, только не очень поздно, хорошо? - ответила Леся, сбивая пыль с порога общежития.
   - Не вопрос, конечно. Позвоню, как смогу! - усмешкой ответил Кир и положил трубку.
  
   Как и ожидалось, вечно сонная вахтерша покрутила пальцем у виска и хлопнула тяжеленной тетрадью.
   - Не положено по инструкции. А во дворе некому за ним приглядывать. Сдай в приют, там их полно.
   "Легко сказать"- подумала Леся, нахмурившись. В двух приемниках отказали, сославшись на переполненность. В трех других не брали трубку. В какой-то момент руки обессилено опустились, и Олеся ощутила себя попрошайкой перед закрытыми ставнями. Все та же отчужденность, только по ту сторону оказаться было не так страшно, ведь собственное сердце греет добротой изнутри.
   В народе говорят:
   Имеющий желание - ищет возможность, не имеющий желания - ищет причину.
   Леся до последнего искала возможности. Когда отчаяние подкатывало все ближе, она брала себя в руки и придумывала очередной вариант. Звонила всем и каждому. Кроме Макса, по известным причинам. К сожалению, никому из знакомых не нужен был хромой двортерьер, и даже Пашка открестился за две минуты. Леся уже выбилась из сил, и когда все возможные идеи закончились, остался самый крайний вариант.
  
   Под ногами хрустело битое стекло. Она шла опасливо, словно кошка, попавшая на чужую территорию. Впереди показалось большое кирпичное здание с темными окнами. Гробовую тишину нарушил хриплый лай собаки. Вздрогнув, Леся обернулась. За спиной никого. Пойти вперед не решилась, так и застыла, глядя на крохотные вагончики вдоль забора. Под ногами вновь что-то хрустнуло. Воображение тут же подкинуло пару занятных картинок. Не сумев пересилить страх, девушка развернулась, собираясь вернуться назад. В этот самый момент дверь " бытовки" тихо скрипнула и в сумеречном свете показалась пара мужчин. Она тут же успела позабыть, зачем пришла. К слову сказать, стереотипы ее мышления были ничуть не лучше, чем у многих из нас.
   "Рабочие на стойке сплошь таджики. Грязные и непонятливые, а может даже агрессивные"- округлила глаза, заметив, как один из них двинулся навстречу. Мужчина что-то сказал, но Леся не расслышала, поскольку порывы ветра относили звук его голоса. От этого стало еще страшнее. Сто раз прокляла себя и всю эту идиотскую затею.
   - Здравствуйте! - возникло совсем рядом. Голос его был сиплым, почти бесцветным. Мужчина с восточной внешностью был выше едва ли на пару сантиметров и мало походил на кровожадного маньяка.
   Тем не менее, от волнения у Леси пересохло во рту, она рассеянно улыбнулась и поймала взглядом тусклый свет в проеме двери.
   'Сколько их там?'
   - Я вот маленького щенка нашла, теперь ищу его мать. Мне сказали, что он может быть с вашей стройки - выпалила на одном дыхании и отошла на несколько шагов назад.
   В свете фонаря мужское лицо выглядело растерянным. Он обернулся, уставившись взглядом в темный угол рядом с бытовками.
   - Да, есть собака. И щенок была у него. Да потерялся. - в голосе его звучало искреннее сожаление.
   Заметив добрые лучики морщинок, исходящие от внешних уголков его глаз, Леся отбросила страх и выдохнула. Полегчало.
   Тем временем, на свет фонаря вышел другой мужчина. Старый, как сморщенная фасоль. Похоже, он не знал русского языка, и лишь коротко кивнул в знак приветствия. Повисла неловкая пауза. Глядя на их уставшие, осунувшиеся лица, покрытые слоем грязи, Леся ощутила прилив стыда.
   "Им самим- то есть, похоже, нечего, а я пытаюсь еще одного нахлебника пристроить".
   - Он коричневый такой, почти каштановый - невнятно пролепетала девушка, вглядываясь в глубокие морщины старичка.
   - Вот здесь они. - указал взглядом на странное построение из груды досок, укрытых куском шифера. , - Наш старший не разрешает здесь собакам. Мы прятать их. - сказал еще тише.
   Подойдя ближе, Леся заметила большую рыжую морду, высунувшуюся из дырки. Рядом стояла ржавая консервная банка, наполненная вязкой, полупрозрачной кашей. Мужчина склонился над собакой и, улыбнувшись, подозвал ее к себе. Поджав хвост, она нерешительно высунула морду, и покосилась на Лесю.
   Строитель на своем языке что-то сказал собаке на ухо, потрепав рыжую холку. Казалось, она все поняла, и от того радостно забила хвостом.
   - Хорошо тогда, я надеюсь, это именно ваш щенок. Сейчас съезжу за ним и привезу - обрадовалась Леся. Ее внезапно перебил мужчина, озабоченно глядя на собаку.
   - Забыль, мы стройка кончаем через неделю и две. Кормить больше не можеть - удрученно развел руками.
   Тяжело вздохнув, Леся посмотрела на жалкое подобие будки. Мысли забегали вперед, мешая сосредоточиться на решении проблемы. Вспомнив о времени, девушка решила поспешить.
   - Хорошо. Пусть хоть неделю поживет, я постараюсь за это время пристроить их обоих. Когда она окончила фразу, собака снова забилась в укрытие. Проводив ее ласковым взглядом, мужчина покачал головой.
   - Дикий он. Кусаться чужих. Меня кусал раз. Потом привык.
   Заметив свежий шрам на его руке, Леся нервно сглотнула. Ситуация заметно осложнилась.
   - Я попробую найти приют - сказала задумчиво и как-то неуверенно. Похоже, мужчина ей не очень-то поверил. Он развернулся и молча кивнул головой, призывая к себе старика.
  
   Оставшись стоять в тишине, Леся еще несколько секунд смотрела в тусклый свет крохотного оконца. Сердце переполняло щемящее чувство тоски и горечи.
   " Мы их за людей не считаем. Смотрим презрительно. Сторонимся. Плюем вслед. Только кто из нас бОльший человек... Тот, кто, имея три высших образования, равнодушно проходит мимо беды, или тот, кто ценой собственного места кормит собаку на последние крохи".
  
   Дорога до клиники показалась долгой. Сидя в вагоне метро, девушка прикрыла глаза. Думала обо всем: о совести, доброте, равнодушии. О том, что отличает одного человека от другого. Вспоминала детство: с теплой травой после дождя, с рассветными лучами, пронизывающими тонкие ажурные занавески. Добрые бабушкины глаза возникли из темноты, и запах теплых блинов защекотал ноздри. Стало тепло, словно макушку грело яркое июньское солнце. Голос Макса возник издалека.
   - Леся-я! - кричал тонким детским голосом. Образ мальчишки с грязными щеками и взъерошенными волосами наполнил сердце радостью. Сколько теплых воспоминаний. Открыла глаза. На контрасте - уставшие, зеленые лица москвичей. Это люди, которым принято завидовать. Только Лесе почему -то захотелось их пожалеть. Усадить за стол и напоить деревенским молоком, потом бросить все эти ноутбуки в одну кучу и отправить столичных жителей в лес. Пусть лечат нервы под звуки природы.
   " Правда говорила бабушка, что здесь люди все, как мухи. Или вялые или злые. Сами летят из всех окраин в эту паутину. Сначала дергаются, стараются выпутаться, а потом апатично повисают на нитях и ждут своей участи". От этого сравнения Лесю передернуло. Словно еще одна капля упала в чашу определенности.
   На следующей станции зазвонил телефон. Кирилл сообщил о том, что ждет девушку возле метро. К счастью, Леся почти не опоздала, выскочив пулей из душного перехода.
  
  
   Краски города сгустились с приходом вечера: погасли окна многочисленных банков, зажглись витрины кафе и ресторанов. Кирилл стоял у палатки с цветами, выжидающе скрестив руки на груди. С приходом Леси его взгляд изменился. Он стал изучающим и внимательным, словно у секретного агента на задании.
   - Привет, я вроде не опоздала - мельком посмотрела на старые часики.
   - Нет! Это я задержался. Сорри. Сегодня у меня было большое, ответственное мероприятие. В общем, есть повод отметить это дело - широко улыбнулся, сверкнув заинтересованным взглядом.
   - Я рада за тебя. - скупо бросила Леся, устремившись взглядом в сторону знакомой вывески. - Ну что, идем?
   Не удовлетворившись таким ответом, Кирилл прищурился и плотно сомкнул губы. В его воображении девушка явно должна была ответить по - другому.
   - Ты его пристроила куда-то уже или на улице оставишь? - спросил озабоченно, решив сразу вытащить козырную карту.
   - Нет, не пристроила, точнее не совсем. - вполоборота ответила, затягивая волосы в тугой хвост на боку.
   - В смысле? - спросил парень, открывая перед девушкой дверь.
   - Потом расскажу. - Шепнула Леся, стесняясь рассказывать о путешествии на стройку.
   Кирилла все больше интриговала эта деревенская простушка. В какой-то момент ему даже показалось, что весь этот неуместный наряд она специально нацепила, чтобы поддерживать миф о провинциальности. У него была одна такая ушлая деваха. Еле отбился.
   Олеся стояла перед белой дверью с надписью " процедурная". Спустя несколько минут доктор пригласил ее войти. Щенок выглядел намного лучше, чем утром. Кажется, ему отмыли шерсть и накормили, поскольку животик надулся характерным " шариком". Взяв его на руки, Леся вновь ощутила весь груз ответственности.
   - Я вам лекарство выписал, несколько дней нужно обрабатывать лапу. Постарайтесь найти ему новый дом, щенок очень смышленый.
   - Огромное спасибо - слегка улыбнулась девушка, перебирая каштановую шерсть. - Я обзвонила несколько приютов, но там мест нет.
   - Да. По осени часто так. Попробуйте спросить телефоны у наших девочек. - Отозвался врач и закрыл стеклянный шкафчик.
   - Угу - кивнула Леся и поспешно вышла из кабинета.
  
   Кирилл нетерпеливо томился в ожидании. Ему казалось, что весь его план сработает на раз-два. В конце - концов, зря , что ли, опыта столько лет набирался.
   'Любая девушка может позавидовать этой Олеське, а она еще ломается'.
   - Ну что, рыжий, полегчало? - спросил Кир, протягивая большую ладонь в сторону сухого носа.
   - Да, смотри, какой стал - широко улыбнулась Олеся, приятно удивившись такому вниманию.
   - Отмыли его конкретно, теперь ясно, за что такие бабки содрали - сказал небрежно, вроде как между делом.
   Шествуя следом, Леся испытала прилив неловкости.
   - Я постараюсь тебе отдавать частями. Ладно? - спросила тихо, бросив на Кирилла короткий взгляд. Словно стрелой пронзила эта глубокая зелень. Задумавшись, Кир остановился возле машины.
   - Не надо ничего отдавать. - Пристально гипнотизировал взглядом голубых глаз.
   - Нет, ты что, это же я ввязала тебя в благотворительность - нахмурилась девушка, виновато посмотрев на щенка.
   - Пустяк. Для меня это не проблема. - Многозначительно посмотрел себе под ноги.
   - Ну, тогда .. спасибо большое, даже не знаю, как благодарить - выпалила Леся, сверкая искренним взглядом. В ту самую секунду парень показался ей чертовски привлекательным, благородным принцем. Забылись все институтские сплетни и россказни Пашки.
   - Только своим обществом. - лукаво подмигнул, открывая заднюю дверь. - Окажи мне честь, поужинай со мной.
   Положив щенка на тряпку, Леся замерла. Еще несколько часов назад она не раздумывала бы над ответом, а теперь в душу закрались сомнения.
   - Уже поздно, мне его еще отвезти надо. - Отвела взгляд, присаживаясь рядом.
   - Так давай отвезем вместе, мне в эту сторону. К универу?
   - Да. Я, кажется, нашла его прежний дом. Точнее подобие, - тяжело вздохнула, - он на стройке по соседству с нами живет.
   - Ну ты следопыт. - Восхищенно помотал головой, - надеюсь не одна ходила, там черномазых полно.
   Эта фраза темным пятном брызнула на общую радужную картину.
   - Да, он с рабочими там живет. Они добрые и подкармливают собак. - скупо бросила, вспоминая глаза пожилого мужчины.
   - Ладно, я смотрю ты со всех сторон положительная девушка. Не куришь? - резко обернулся, протягивая пачку сигарет.
   - Нет, спасибо - помотала головой, поглаживая щенка, развалившегося на заднем сидении.
   - Я думал, таких , как ты, уже не осталось - в улыбке скривился, поднося зажигалку к губам.
   Телефонный звонок прервал его речь. Бросив беглый взгляд на дисплей, Кирилл принял вызов.
   - Да, брат, привет!
   - ......
   - Ну конечно, через часик-два встретимся, решили же обмыть. До встречи.
   Сбросив вызов, Кирилл обернулся назад.
   - Лесь, ну так как? Составишь мне компанию?
   Оторвав взгляд от глянцевых витрин, Леся задумчиво посмотрела ему прямо в глаза. Казалось, она пытается прочесть в его взгляде истинные эмоции.
   'Ничего'.
   - Не думаю, что это хорошая идея. Мы малознакомы. - Слегка нахмурилась, вспоминая о его дурной славе соблазнителя.
   - Лесь, меня в универе каждая собака знает. Тебе нечего опасаться, правда. Посидим, пообщаемся, с нами будут еще девчонки. - Доверительным тоном попытался достучаться до девушки. Лесю грызли сомнения. Буквально по кускам расщепляя былую неприступную крепость.
   - Давай отвезем щенка, а там подумаем - предложила, предпочитая взять некоторое время на раздумья.
   - Ок. Как скажешь. - покорно согласился Кирилл. - Вот уже универ твой, давай я провожу все- таки, время позднее.
   - Ну давай! - кивнула Леся, с жалостью глядя на сонную морду.
   -
  
  
   ****
  
   Хлопнув дверью машины, Кирилл укоризненно посмотрел на девушку.
   - Ты в своем уме, по мне так в подворотне в тысячу раз безопаснее, чем здесь?!
   - Ну, я тоже так думала. Оказалось, ничего страшного, все люди разные. Везде можно найти приключений..
   - Слушай, я тут подумал... у меня парень знакомый есть, у него частный дом. Может, пристроим к нему твоего кренделя, а то неровен час его и правда съесть могут.
   - Правда? Было бы просто здорово, - Широко улыбнулась девушка, - стройка закончилась почти, строители съедут и собак вновь некому кормить.
   - Ну-у, тогда я завтра посмотрю, что можно сделать - ответил, глядя на то, как девушка бережно подталкивает щенка к будке. Через несколько секунд послышалось рычание. Затаив дыхание, Олеся испугалась, что принесла не того щенка. К счастью, все обошлось, просто мать решила пожурить его за длительное отсутствие.
   Кирилл к будке так и не подошел, предпочитая оставаться в стороне. Леся и без того была ему благодарна. Так к чему напрягаться лишний раз?
  
   - Пошли уже, меня ребята ждут. - поторопил парень, - и тебя, кстати, если ты пойдешь, конечно..
   - А что отмечаете? - наконец спросила девушка из темноты.
   - О-о-o..Большое дело, поехали, расскажу. - Ответил, скрипнув битым стеклом под ногами.
  
   Как, оказывается, просто разрушить стереотипы, годами довлеющие над человеком. Спустя полчаса Леся уже следовала за Кириллом по узкому темному коридору. Сложно сказать, зачем она согласилась: из чувства благодарности или любопытства. Возможно, по обеим причинам. В конце - концов, в жизни каждого человека есть запретная дверь, которую рано или поздно захочется открыть.
  
   - А это ночной клуб? - с ужасом спросила, услышав громкий бит, проникающий во все нервные окончания.
   - Ну да, а ты против? - непринужденно обернулся Кирилл, - не любишь клубную музыку?
   - Нет! И места подобные не люблю - Леся была похожа на кошку, распушившуюся от внезапного недовольства.
   - Наверху тихо, музыки почти не слышно - усмехнулся Кирилл, открывая дверь в темное пространство.
  
  
  
   В ресторанной зоне кипела обычная жизнь: круглые столики служили местом уединения влюбленных, большие квадратные - для шумных компаний. Леся даже не успела толком рассмотреть обстановку, поскольку Кирилл шел очень быстрым шагом. Минуя барную стойку, заставленную алкоголем, они прошли в зеленую зону, освещенную большими напольными лампами. В центре стоял П- образный диван, на котором сидели молодые люди. Оживленная беседа умолкла, как только Кирилл показался на горизонте. Две блондинки моментально переглянулись, приоткрыв пухлые губы. Кажется, они совсем не ожидали увидеть рядом с приятелем подобную девушку.
  
   - Ну наконец-то! - кто-то сказал из присутствующих. И на столе вновь оживленно зазвенели бокалы.
   - Здарова ребята! - отсалютовал Кир, оборачиваясь на Лесю. - Вот, знакомьтесь, Олеся, моя новая знакомая, практически идеальная девушка. Не то, что вы, тунеядцы.
   Широко улыбаясь, Леся застыла перед столиком, не зная, куда девать свободные руки.
   - Сумку можно сюда. - сказала медовая блондинка, указывая ладонью на место рядом с собой. В этот момент Лесе захотелось проглотить потертый кусок кожзаменителя, лишь бы не ставить его рядом с шикарной сумкой этой фифы. Наконец, Олеся присела. Напротив вторая клонированная блондинка и парень с бегающими глазами.
   " Веселая компашка"- отметила про себя.
   - Приятно познакомиться! - как-то хрипловато вышло от волнения.
   Четыре пары глаз с любопытством уставились на зеленоглазую девушку, отличающуюся манерой речи, одеждой, и всем, что можно себе только представить
   - Красивый цвет, это ведь бронд у тебя? - спросила медовая блондинка, уцепившись взглядом за выгоревшие прядки на волнистых кончиках.
   - Что? - непонимающе спросила Олеся.
   - Ну, брондирование. - воскликнула новоиспеченная знакомая, на себе демонстрируя данный эффект.
   - А -а, нет. Все свое. Я волосы вообще не крашу - открыто улыбнувшись, ответила Леся, покрутив прядь указательным пальцем.
   Взгляд Кирилла стал хищным, по всей видимости, этот жест ему показался эротичным. Короткая пауза вновь перетекла в оживленный щебет. Блондинки наперебой нахваливали успешную сделку Кирилла и желали всех благ в новом начинании. Парень со странными глазами все время молчал. Бросив на него короткий взгляд, Леся решила, что тот явно не выспался.
   Спустя двадцать минут девушка привыкла к этому неумолкающему словесному потоку. Блондинки говорили обо всем: бутиках, неизвестных марках автомобилей, лампах в солярии. Когда Ульяна завела речь о модном салате с лисичками и грушей, Олеся заинтересованно приоткрыла рот. Как ни крути, а у них в городе принято фрукты и грибы употреблять отдельно. В какой-то момент ей стало совсем интересно, и она полностью погрузилась в мир шоурумов и прочих неизвестных вещей. Сколько всего интересного, оказывается, пронеслось мимо...
   Плечи опустились, поза стала более расслабленной.
   Однако, когда Кирилл наполнил бокал шампанским, Леся снова напряглась. Пить она не любила. Только вот как это объяснить развеселой компании? Пристально глядя в глаза Киру, девушка недовольно поморщила нос.
   - Спасибо! Я не буду, я лучше сок.
   Игривые пузырьки шипели в высоком бокале, зазывно лопаясь у самой кромки.
   - Лесь, от одного бокала ничего не будет! Нельзя обижать Кира. - Серые глаза блондинки наполнились серьезной настойчивостью.
   - Ладно, половину - нехотя процедила Леся, снова покосившись на Кирилла.
   - По половине никто не пьет, просто зажуй клубникой - наконец заговорил "немой" парень.
   Сломившись - таки под общим натиском, Леся выпила напиток почти залпом, чем весьма повеселила компанию.
   - Где ты ее нашел? Смешная до ужаса. - С улыбкой спросила Кирилла сероглазая девушка.
   - Не говори. Раритет. - Усмешкой шепнул Кирилл ей на ухо.
   По мере распития спиртных напитков потекли плоские шуточки и извечная половая тема. Периодически краснея, Леся старалась не слушать, кто и сколько раз может за ночь. И чем лучше предохраняться.
   " Дикость какая. Это такие личные вещи, зачем на эту тему шутить? - недоумевала девушка.
   Заметив хмурые нотки на дне зеленых глаз, Кирилл резко перевел тему разговора. Ему не хотелось испортить все какой-то нелепой ошибкой, ведь Леся только недавно расслабилась и перестала смотреть на часы.
   А время неумолимо бежало вперед.
   Все больше поглядывая по сторонам, Олеся поймала себя на ощущении внезапной тревоги. Загнанным зайцем в груди забилось сердце. Захотелось встать и поскорее выйти на улицу. " Может что-то с родными случилось"- посмотрела на дисплей телефона.
   Внезапно из густого сигаретного дыма послышался резкий голос. Леся даже вздрогнула, слегка ударившись коленкой о стол. Такой голос был только у ...
   МАКСА?!
   Глядя на него снизу вверх, девушка с трудом проглотила остатки еды. Оптический обман зрения вполне можно было списать на алкоголь. Но бокал-то был всего один...
   - Привет, алкашня! Я что-то думал вы в другом месте заляжете - протянул руку молчаливому парню. - Здесь как-то стремно.
   - Ну- у, Макс, тебя за смертью посылать только. Достал? - Кирилл поднял бровь, одарив друга заинтересованным взглядом.
   - А как же, я-то и не найду-у... - Протянул Макс, внезапно встретившись взглядом с Лесей. В ту же секунду в его тело вонзились тысячи раскаленных игл. Если бы в этот момент рядом оказался режиссер, он смог запечатлеть самый удивленный в мире взгляд. Серые глаза Макса сначала расширились, потом прищурились, наполнившись недоумением.
   - Ну, ты вроде знаком с Олесей? - с легкой издевкой спросил Кирилл, торжествуя на пике собственного величия.
   - Знаком..вроде... - отчужденно бросил Макс, обводя тяжелым взглядом пустой бокал. Раскрасневшись, девушка принялась теребить кончик хвоста, перекинутого через плечо. Она была удивлена, конечно, не меньше, просто алкоголь немного притупил реакцию.
   - Ну, тогда садись, наливай. Все же не последний человек на этом празднике жизни - Кир расплылся в широкой улыбке, двигая новую бутылку в сторону Максима.
   С трудом удержавшись от колкости, парень опустился на диван, оказавшись прямо напротив Олеси. Нотки удивления сменились пронзающей сталью. Так смотрят на предателей родины или скрывающихся должников. Скользнув по знакомому лицу, взгляд, словно кинжал, воткнулся острым лезвием. Леся поняла, чем недоволен Макс. Отодвинув бокал в сторону, она перевела взгляд на Кирилла.
   - Ну, ты чего так долго? - Настя надула губы, обхватив его сзади. - Мы уже все перетерли, а тебя все нет. Я подумала ты не приедешь.
   - Денис задержался. - Сухо выдал парень, продолжая сверлить взглядом Лесю.
   Все это было против правил, но он ничего не мог с собой поделать: вены закипали при мысли о том, что Кир всерьез положил глаз на эту святую простоту.
   - Макс, толкни речь, ты же можешь! - оживился молчаливый парень.
   - Ща, дайте хоть отдышаться - отмахнулся он, покрутив зажигалку на столе.
   Казалось, девушка вовсе не замечает его, продолжая улыбаться в ответ на шутку Кирилла. На самом деле ей было совершенно не смешно. Она полностью ушла в себя, пытаясь сопоставить несопоставимое.
   - Давай, братуха, за наш нерушимый союз! - Кирилл вновь наполнил бокалы шампанским. От нервного напряжения Леся не заметила, как полностью осушила все пузырьки. Одновременно с этим, Макс резко бросил пачку на стол и, откинувшись на спинку дивана, глубоко затянулся.
   ' Вот не может этого быть..' - уставился немигающим взглядом на щиток кондиционера.
   Тонким шлейфом дым поплыл в сторону девушки, и она бросила колкий взгляд в его сторону. Молниеносно отразив каждую из колючек, парень выпустил вверх очередное кольцо. В этом поединке взглядов он был заведомым победителем.
   Кирилл в очередной раз что-то пошутил. Задумчиво глядя на друга, Макс нервно закусил кончик сигареты и изменил позу. Талия Насти пришлась очень кстати.
   Сотни злобных чертей кололи самолюбие трезубцами, подмывая совершить мерзкую дерзость. Терпел. 'Пока не время. Вот завтра...'- пальцы все крепче сжимали тонкую ткань атласного топа.
   Кирилл, словно не замечая возникшего напряжения, с улыбкой рассказал о том, как " спасал" дворового щенка. Все умилялись и удивленно кивали в ответ, посылая в сторону Леси одобрительные взгляды. В голове Макса внезапно все прояснилось, он эмоционально выдохнул.
  
  
  
  
   ПРОДА ОТ 18 АВГУСТА
  
  
  
   Отстраненным взглядом наблюдая за происходящим, Макс пытался избавиться от огненного шара, разрывающего грудь. Никто из знакомых не мог догадаться, как трудно смотреть на Лесю и скрывать истинные эмоции. Была бы возможность, давно схватил ее за руку и вышвырнул на улицу. Нет, не выпроводил, именно вышвырнул, как глупого котенка, забравшегося, куда не следует. При одном только взгляде на нее в венах закипала кровь.
   " Что она здесь забыла?! С Кириллом? Нашла с кем тусить. Сидит и улыбается, будто ничего не соображает. Реально бесит! Неужели думает, что нужна здесь кому-то? Кир напрягся так из-за меня, ему все нужно, за что я хоть краем глаза зацепился". - Плавным движением потряс квадратный стакан с кубиками льда на дне.
   Тихий шелест привлек внимание Олеси. Вот уже несколько минут она боялась посмотреть в сторону Максима, стараясь изображать непринужденность. На самом деле, ей было дико неловко от того, что именно здесь состоялась их встреча. Сколько раз она твердила, что ни за какие сокровища не пойдет в подобное место, а теперь ...
   " Они друзья? Как такое может быть.. И надо же именно здесь встретиться. Представляю, что Макс подумал. Сижу тут и шампанское попиваю. Хороша принципиальность. Стыдно. Жуть!". - Бросила скользящий взгляд, полный неловкости. К счастью, Макс был занят беседой с Кириллом.
  
   Склонившись над ухом приятеля, Кирилл конспиративно прошептал:
   - Ну давай доставай, уже все в нужной кондиции.
   Напрочь позабыв о содержимом левого кармана, Максим пристально уставился на матовое стекло стола. Еще час назад все было иначе: ехал развлекаться, не думал ни о чем, кроме собственных удовольствий. Впереди вся ночь, полная чумовой энергетики и адреналина. А теперь карман жжет странным огнем, словно содержимое пакетика моментально приобрело другой смысл и значение. Макс опустил глаза вниз, и прислушался к себе.
   " Бывает же... Засада.. прям кайфоломка какая-то, то с Настей тогда помешала, теперь..." - Перевел недовольный взгляд на Лесю. Имея остатки совести, Макс прекрасно понимал, что Леся явно не привыкла отдыхать подобным образом.
   Секунду посомневавшись, парень принял невозмутимый вид и отрицательно помотал головой.
   - Давай попозже, на всех все равно не хватит. - Ответил тихо, параллельно отметив взглядом румянец на щеках Леси.
   - Понял тебя.. - Кир коротко кивнул, слегка расстроившись. Он вообще не мог спокойно выносить, когда что-то шло не по плану. Поймав на себе любопытный взгляд Олеси, парень задумчиво улыбнулся ей в ответ. Девчонки моментально перестали шушукаться, повисла напряженная тишина. Даже вилка не выдержала такого накала и со звоном отскочила в сторону соседнего стола.
   Переглянувшись, Макс и Леся обменялись многозначительными взглядами. В зеленых отразилось смущение, в серых - неприкрытая злость.
   Пауза заполнилась новым шквалом плоских шуток. Кирилл вспомнил Максу, как тот однажды переспал с молодой преподавательницей в универе и потом она несколько раз оставляла его на пересдачу.
   - Видать так не понравилось ей, что несколько раз тебя насиловала сопроматом. - Широко улыбался друг, щелкнув зажигалкой.
   Удостоив приятеля натянутой улыбкой, Макс демонстративно откинулся на спинку. Обвел взглядом соседние столики и также закурил. На кончиках пальцев незаметно дрожала злость. Он ненавидел, когда копаются в его личной жизни, тем более таким неприкрытым образом.
   - Не, ну правда, есть что вспомнить, а как ты тогда Таньку.. - Не унимался Кирилл.
   Макс не выдержал, сверкнув потемневшим взглядом. Напряженные руки сцепились замком на столе.
   - Зае*ал, слышь, тебе лишь бы потрепаться! - Перебил ледяным тоном, кожей ощущая тонкую игру Кирилла. Словно крючком он поддевал чувствительные места, смакуя процесс провокации. Макс прекрасно знал, что Кир не отступится от намеченной цели и постарается выставить его в невыгодном свете.
   - А че, прикол же... ты чего напрягся... столько лет прошло, Настя не будет ревновать, она же умная девушка. - Пристально посмотрел на белокурую красавицу, потягивающую коктейль. Похоже, она действительно ни капли не возмутилась этой шутке, старалась делать " хорошую мину при плохой игре".
   Зато Леся сидела белая, как полотно. Не могла даже взгляда бросить в сторону Макса. Все эти упоминания о его подвигах разжигали странное чувство: щекочущее, неприятное, тонкими иглами впивающееся в самые потаенные уголки души.
   Помешивая коктейль, Настя вновь посмотрела на Максима. Задумчиво закусила кончик трубочки. Прищурилась. Было в нем что-то странное: мало говорил, сидел обособленно, словно ощущая дискомфорт в привычной компании.
   - А вы знакомы, да? - наконец спросила, ощутив легкую нервозность со стороны Леси.
   - Мы?! - прозвучало одновременно. Переглянувшись, молодые люди замолчали. Леся затаила дыхание, ожидая, что Макс внесет ясность в данный вопрос. Сердце застучало гулко и часто, как у загнанного зайца.
   Бросив короткий взгляд на девушку, он нетороплиnbsp;- Вот здесь они. - указал взглядом на странное построение из груды досок, укрытых куском шифера. , - Наш старший не разрешает здесь собакам. Мы прятать их. - сказал еще тише.
   во наполнил пустой стакан и ответил:
   - Ну да, пересекались, конечно. В этом городе все трутся в одних и тех же местах. - Задумчиво покрутил стакан, возвращая руку на подлокотник.
   Эти слова шокировали Лесю настолько, что даже взгляд не хотелось поднимать. Конечно, она не ждала пламенных речей, но надеялась хотя бы на каплю правды. Стало жарко, в животе разлилась обжигающая обида.
   - Нравится наш город? - спросила Настя, - Не сложно выливаться?
   Леся с большим трудом выдавила улыбку. Не хотела поднимать взгляд, боялась обжечься льдом серых глаз.
   - Да... Нормальный город. Странный только. - Медленно взмахнула веером ресниц.
   - А что в нем странного? - широко улыбнулся Макс, стараясь стереть смятение с лица.
   - Люди странные... - Колким взглядом прожгла его насквозь. Если бы не стол, разделяющий их, то непременно врезала бы ему по самому чувствительному месту.
   - Есть такое! - вмешался Кир, покосившись на публику за соседними диванами.
   Моментально замкнувшись, Леся сложила руки под грудью и отвела взгляд в сторону барной стойки. Осознание того, что Макс ведет двойную игру буквально вывело ее из себя.
   - Олесь, что загрустила? Не устала? - вовремя активизировался Кирилл, пересаживаясь на место Насти, которая отошла за очередным коктейлем.
   - Нет, все хорошо, просто спать немного захотела. - сдержано ответила Леся, поймав на себе пристальный взгляд Макса. Услышав её ответ, парень посмотрел на часы. Меньше всего хотелось сейчас услышать "стандартный" ответ Кира.
   - Давай я тебя отвезу тогда, раз устала, это мы люди привычные к ночным тусам, а ты домашняя малышка! - произнес проникновенно, почти с придыханием.
   Эта слащавая " малышка" встала у Макса поперек горла. До того противно стало, что его " Зелёнка" вдруг превратилась в такую примитивную банальщину. Не сумев скрыть эмоций, он нетерпеливо зашуршал оберткой жевательной резинки.
   Леся также бросила короткий взгляд на часы. Время приличных девочек давным-давно закончилось, а переходить в иную категорию совершенно не хотелось.
   Напряженно ожидая ответа, Максим чуть не проглотил кусок жвачки. От какой-то доли секунды зависело очень многое, поэтому он не мог упустить время и рисковать.
   - Хорош морозить, давайте еще часик, а потом все вместе поедем, Ульку некому везти, Егор слился втихую. - предложил, одарив Лесю настойчивым взглядом.
   Тяжело вздохнув, девушка потерла горящую щеку ладонью. Не терпелось остаться с ним наедине и высказать все, что она думает об этой ситуации.
   - Только полчаса... Не больше. - сказала, как отрезала.
   С губ Кирилла стерлась блуждающая ухмылка, сейчас он каждой клеточкой ощущал дух непримиримого соперничества с Максимом.
   Неожиданно рядом со столиком послышался веселый женский щебет. Аромат сладкой ванили окутал полупустой столик.
   - Олесь, чего скучаешь, пойдем вниз, потусуем немного, пусть парни перетрут свои темы - внезапно нарисовалась Ульяна. Соблазнительно сверкнув декольте, Настя присела рядом с Максом.
   - Вниз? Там, где танцуют? - переспросила Олеся, с трудом отрывая взгляд с руки, лежащей на талии Насти. Макс медленно повел бровью, вернув лицу прежнюю отрешенность.
   - Ну да, просто посмотришь на фриков, их здесь знаешь сколько! - поднесла указательный палец к виску, изобразив выстрел.
   Ощущая себя котенком, сплошь окруженным мокрыми лужицами, Олеся не знала, как поступить и выйти сухой из воды. Слишком много информации. Слишком много переживаний. Слишком...
   - Ладно. Идем. - Резко встала, непринужденно тряхнув кудряшками.
   Максу, напротив, совсем не понравилось предложение Ульяны, поскольку девушка не отличалась серьезностью и часто попадала в разные неприятности.
   " Еще и Леську втянет в какую-нибудь хрень. Вот что за... Настька вцепилась, как бульдог. Надоела уже, пора сливать...".
   Прошло несколько минут, а Макс уже не находил себе места. Конечно, сразу захотелось найти предлог и спуститься вниз. Посмотреть, проконтролировать, убедиться. Однако вида не показал, поскольку Настя и так заметно занервничала, буквально впившись ногтями в правое плечо.
   - Поехали уже домой? - предложила, зазывно улыбнувшись.
   Взгляд серых глаз застрял где-то под потолком.
   - Макс?
   - Ммм...? - лениво повернул голову в сторону Насти.
   - Поехали домой? - повторила, слегка раздражаясь.
   - Не - е, еще с Киром кое - что утрясем и поедем. - Ответил уверенно, не желая вдаваться в подробности.
   Удостоив парня соблазняющим взглядом, Настя перекинула ногу на ногу. Ноль внимания. Осталось только ждать, все также потягивая клубничный коктейль.
  
  
   ....
  
   Как и ожидалось, внизу Лесю ждал настоящий ад. Громкая музыка сбивала с ног монотонным ритмом. Танец людей был похож на одну сплошную наркоманскую ломку. Засмотревшись на парня в светлых джинсах, Леся ощутила липкий страх, ползущий по позвоночнику. Инстинкт самосохранения подсказывал, что нормальный человек не станет смотреть в одну точку и при этом дергаться, как парализованный.
   - Что-то мне здесь не очень. Извини! - легонько постучала пальцами по спине Ульяны. Та уже вовсю устанавливала контакт с парнем в солнечных очках. Вот если бы здесь оказался слон, например, Леся бы не так удивилась.
   " Он что, слепой? Зачем ему очки ночью в темноте? "- подумала, задержавшись взглядом на бронзовом загаре, покрывшем массивные скулы.
   - Иди тогда к ребятам, помнишь, где они .. налево и сразу лестница на второй этаж - не оборачиваясь, ответила девушка.
   - Да, помню.- " Не слабоумная вроде" - Сказала Леся, развернувшись на сто восемьдесят градусов.
   Стараясь не смотреть по сторонам, девушка прижала руки к туловищу, пробираясь сквозь эпицентр орущей толпы. Приехал какой-то популярный DJ, вызвавший в массах явно нездоровое движение.
   " У нас так на девятое мая радуются, когда раз в год три хлопка салюта увидят."- Нахмурилась Леся. Как ни крути, а ей никогда не понять этого глупого желания намазаться автозагаром и пять часов отплясывать под однообразные ритмы. То ли дело полезный физический труд. Например, землянику в лесу пособирать. Здесь тебе и танец, и естественный загар. Улыбнулась, вспомнив, насколько увлекательной бывает борьба с кровососущими монстрами.
   "А вот и лестница. Крутая какая". - Ноги не слушались, мягкой ватой сгибаясь в коленях. Схватившись за перила, Леся посмотрела вверх. Хмель от шампанского еще не выветрился и наделил тело приятной расслабленностью.
   Ступенька. Две. Три..
   Показалось, Макс смеется совсем рядом. Воспоминания вечера предстали перед глазами.
   " Ну и денек сегодня. Как такое может быть? Макс открестился от меня, как от прокаженной, никому не сказал, что мы с детства дружим. За все время обратился лишь с одной фразой. Как это понимать?" - удрученно рассуждала, поднимаясь все выше. Внезапно уперлась во что - то твердое. Оно обожгло горячим дыханием.
   - Чего одна шастаешь? - голос был знаком до боли.
   - Я не шастаю, а хожу. Дай пройти! - сквозь зубы процедила Леся, остановившись на одну ступень ниже. Сердце громко плюхнулось к самым пяткам.
   - Пойдем, поговорим. - Услышала над ухом и руку обожгла горячая ладонь.
   - Неужели? Уже можно? - Обиженно прошипела девушка, увлекаемая на несколько ступней вверх.
   - Не рычи, Олесь! - Коротко ответил Макс, с облегчением осознавая, что она так быстро вернулась обратно.
  
   Узкий коридорчик, с бархатными стенами темно- лилового оттенка, был украшен многочисленными изображениями полуголых женщин. Задержавшись взглядом на черно- белой картинке чьих- то ягодиц, Леся настороженно спросила:
   - Куда это мы?
   - Да никуда уже. Стой здесь. - Развернулся, остановившись под блёклым настенным светильником.
   Только сейчас Леся заметила его странный взгляд. Слишком темный и расфокусированный. Уголки губ приподняты в легкой снисходительной полуулыбке.
   - А за столом нельзя поговорить, или я человек второго сорта, что меня можно прятать только в коридорах?- прошипела девушка, скрестив руки на груди. Слишком долго терпела это форменное издевательство.
   " Сейчас все выскажу, терять нечего".
   - Не нервничай так. Лучше послушай меня внимательно, - теперь посмотрел серьезно и настойчиво, - парень, с которым ты пришла сюда, не совсем тот, каким кажется. Он... Ну в некотором смысле небезопасен для тебя. - Поджал нижнюю губу. Каждое слово давалось с трудом, словно язык отморозил.
   От удивления и неожиданности, Леся округлила зеленые глаза и стала похожа на совенка.
   - Нет, он ничего тебе не сделает в физическом плане. Но, понимаешь...
  
   Слушать глупости совершенно не было желания. Леся прислонилась плечом к стене и криво улыбнулась.
   - А тебе не кажется, Макс, что я сама разберусь, с кем мне общаться! - пристальнее вглядывалась в темные зрачки. Было в его взгляде что-то тревожное и непонятное.
   - Не веришь мне? Зря! Кир ничего не делает просто так. - недовольно раздул ноздри, - Я же его не первый год знаю, он и не таких, как ты, разводил. Потом меня же обвинишь, что не предупредил и не вмешался.
   - Я тебя тоже не первый год знаю и что? Оказывается, не достаточно хорошо. Двуличный ты. Стесняешься меня, да? Простой деревенской девчонки без этих ваших крутых тачек и всякой хрени? - Не могла остановиться от обиды. Край терпения переполнился до основания. Его предостережение о Кирилле ушло куда-то на задний план.
   - Леськ, ну ты что, дело не в этом... Какие тачки, деньги. - Отрицательно покачал головой, - Все это не имеет сейчас никакого значения. Просто это не те люди, которым надо рассказывать, что и как. У Кирилла к тебе свой интерес, я не хочу его подогревать еще больше.
   - Что? - с недоумением спросила Леся.
   - Понимаешь, как бы объяснить... Он - коллекционер женщин... Ему по кайфу разобрать до винтиков новую игрушку. Он ставит эксперименты, упражняется в соблазнении. Ты же знаешь, что бывает потом! Давай я отвезу тебя сам! - голос стал резким и хриплым.
   - Макс, я не такая идиотка, как ты думаешь, я не собираюсь... Да и потом, не многовато ли девушек подвозить собрался? - Ядовито хмыкнула.
   - Просто доверься, и перестань с ним общаться. Это вообще не твоя компания, здесь другие люди, с другими принципами - бережно положил ладони на женские плечи.
   - Ясно.. - только и выдавила от обиды. Казалось, что этими словами Макс хотел указать ей на место. Часто на пике эмоции мы не видим сути. Вот и Леся сейчас услышала лишь интонацию отвержения и ничего более.
   Обида хлестко ударила по сердцу, обжигая щеки колючим инеем.
   - В таком случае я совсем не понимаю тебя, Макс. - Озадаченно покачала головой, заглядывая в серые глаза, затуманенные хмелем.
   - Я знаю, Зелёнка. Я сам иногда себя не понимаю. - лениво улыбнулся краешками губ, убирая руки с плеч., - но поверь, если бы мне было безразлично, я бы смолчал. Посылая ответную улыбку, девушка опустила глаза в пол. Все чувства перемешались, словно краски на мольберте. Необходимо какое-то время на обдумывание. А его совершенно не было..
   Бросив напряженный взгляд прямо по коридору, Макс заметил парочку, входящую в зону интимного общения.
   Раскрасневшись, Олеся принялась рассматривать картинки на стене. "Везде об одном. Ерунда какая-то".
   Вполоборота наблюдая за девушкой, Макс испытал прилив светлых чувств. На секунду ему показалось, что она превратилась в растрепанную девчушку с венком из луговых трав. Открытый взгляд зеленых глаз и легкий румянец на щеках заставил его улыбнуться.
   " Какая ты красивая, Леська". - Серые глаза наполнились теплотой. Посмотрел на темную стену, украшенную эротическими постерами, в душе возникло странное раздражение.
   " Да-а. Место для разговора совсем неподходящее".
   Девушка с чистыми зелеными глазами смотрелась здесь дико неправильно. Захотелось немедленно убрать ее отсюда и перенести в привычную среду.
   " В поле что ли.. Да, в полынь". - Перед глазами расплылась сизая трава с тонким горьковатым запахом. В голове поплыл сладкий туман из воспоминаний.
   - Макс, тебе плохо? - растерялась Леся, заметив, что парень прикрыл глаза.
   - Не-е-т! все отлично. - С трудом распахнул веки и вновь посмотрел на девушку. Зеленые глаза были настолько красивы, что захотелось их поцеловать. Незамедлительно среагировав на импульс желания, ладони обхватили девичьи скулы. На кончиках пальцев он ощутил жар ее тонкой кожи. Ничего не успев возразить, Леся оказалась в пугающей близости от его лица. Инстинктивно зажмурилась, когда горячие, сухие губы коснулись брови.
   - Ма-а-кс! - сдавленно выдавила, отшатнувшись. В эту секунду осознала суть происходящего. Сначала в холод бросило, потом в жар. Пол качнулся под ногами, когда она разглядела, наконец, его глаза.
   - Макс, ты что? Употреблял что-то? - шептала- шипела, срываясь в низкие ноты.
   Выплывая из дурмана расслабленности, парень привалился спиной к стене. Блуждающая улыбка тронула его губы.
   - Тш- ш, не ори так! - чуть тронул указательным пальцем губы.
   - Макс, я спрашиваю, ты употреблял запрещенные вещи? - бесцеремонно отдернула его руку, приблизившись к лицу. Сейчас Леся походила на детектива из женских сериалов. На каменном лице сияли глаза, по - кошачьи прищуренные. Макс разразился громким приступом смеха. " Глазищи на пол-лица. Высматривает, Каменская, блин!".
   Леся фыркнула, окончательно утвердившись в собственных подозрениях. Исподлобья посмотрела на него и брезгливо скривилась от увиденного.
   Сейчас он был ничуть не лучше тех, что дергались внизу, уставившись в одну точку, как зомби.
   - Да ничего серьезного! Не поднимай кипишь, безобидная травка. - насмешливо смотрел на нее сверху вниз. Совсем не понимал, "какого черта она делает из этого такую трагедию".
   - Я не верю, Макс! Это говоришь мне ты? Ты же никогда не занимался такими вещами и осуждал подобное. Что вообще происходит? - Зеленые глаза наполнились растерянностью, смешанной с осуждением и испугом.
   - Лесь, я просто отдыхаю, наслаждаюсь жизнью. Здесь все так расслабляются. - Попытался оправдаться, спрятав обе руки в карманы. В голове крутилась одна мысль.
   " КАК она пронюхала?"
   Несколько секунд девушка молча смотрела на его светлую макушку, потом встала рядом, также прислонившись к стене. Сердце защемило от сожаления. Разочарование выкатилось круглой горошиной и , ударившись об пол, звонко подпрыгнуло к самому горлу.
   Вот ОН. Такой родной когда-то мальчишка, с серыми глазами, и легкой ухмылкой в уголках губ, теперь стоит рядом и говорит ужасные вещи. Тот, кто из- за неё сбивал ноги в кровь, теперь трусливо оправдывается. Тот, кто не жалел ничего, отдавая последнее, сегодня "зажал" пару слов о дружбе. Больно и обидно. За НЕГО. И хочется оправдать, посмотреть на ситуацию с другой стороны, да вот только ничего не выходит.
   На душе тяжело, будто свинца напихали.
   "Стесняется? Боится? - Какая разница? Все лучшее, что в нем когда-то было - исчезло, вытравилось, выторговалось в угоду навязанным приоритетам. Стал успешным, модным, а самое важное - растерял".
   Только сейчас Леся осознала, насколько дОроги были минуты, проведенные в деревне. Лишь там он позволял хоть немного прикоснуться к незащищенной части души. Лишь там он немного походил на прежнего, настоящего Макса.
   - Да не парься ты так. Это реально редко, можно сказать ...единично. - Покосился на нее, лукаво прищурив глаза. Продолжая молчаливо смотреть в одну точку, Леся все плотнее сжимала губы. Ответ возник спонтанно.
   - Ну ладно, может ты прав. Раз здесь все так отдыхают, давай и я расслаблюсь. Хочу приобщиться к высшему обществу. Угостишь? - демонстративно протянула руку вперед, бросая вызов взглядом. Судя по воцарившемуся молчанию, Макс пребывал в легкой растерянности. Конечно, одно дело самому расслабляться подобным образом, и другое дело - позволить " Зелёнке".
   - Нет. Плохая идея. - Тяжело бросил, нервно проигрывая скулами.
   - Почему же? Я что, хуже ВАС ? Или я не достойна ВАШЕГО круга избранных? - демонстративно улыбнулась, стараясь выглядеть дерзкой и уверенной. Её слова, резко брошенные в лицо, достигли своей цели. Представив себе на секунду, что Леся разделила с ним ритуальный огонь, Макс моментально вернулся к реальности.
   - Бред не неси. - Нахмурился, - Да, ты другая. Совсем. И я не хочу, чтобы ты становилась такой, как мы.. - Не договорил, услышав вибрацию телефона.
   - А я не хочу, чтобы ты оставался таким, Макс! - очутилась совсем близко. Настолько, что он вновь смог разглядеть каждую крапинку зеленой радужки.
   - Пф-ф, - громко выдохнул,- Меня все устраивает, поверь. Я здесь, как рыба в воде. И другим мне уже не стать. - Съязвил, расплывшись в саркастической улыбке. - А вот тебя легко можно испортить.
   - Тебя все устраивает? - осуждающе помотала головой, - да ты посмотри на себя, Макс, ты же, как робот, в глазах только деньги, вокруг тебя клонированные куклы. Они за весь вечер трех связных слов не произнесли, одни бренды и возгласы, " Вау" , " няшка- вскусняшка". Неужели тебе интересно с ними?
   За спиной послышались шаги.
   - А, вот я вас и нашел... Неожиданно, сразу обоих.
   Обернувшись, Леся увидела Кирилла. Судя по выражению его лица, он был не очень доволен увиденной картиной.
   - Чего, уже по домам? - через плечо спросил Макс, раздражаясь от того, что им вновь помешали договорить.
   - Да, Ульяна и Настя ждут тебя внизу.
   - А чего, Улька никого не подцепила? Ты ее разве не повезешь? - искренне удивился Макс, проверяя ключи в переднем кармане джинсов.
   - Неа, Улька печальна и одинока и все деньги потратила. Просит вас с Настькой приютить ее на ночь. - Шатен театрально закатил глаза. - Ну что, Лесь, поехали?
   Задумчиво глядя сквозь Кирилла, девушка вспомнила все предостережения Макса. Как назло, не хватило времени для того, чтобы расспросить, разузнать побольше об этом парне.
   Напряжение было подобно грозовым раскатам молнии, Макс направил тяжелый взгляд в сторону Леси. Он был уверен, что она откажет Кириллу, но спустя секунду произошло непредвиденное.
   - Да, я только в одно место сбегаю, хорошо? - коротко кивнула, стараясь не смотреть на него.
   - Конечно. Жду тебя внизу. - Довольно улыбнулся Кирилл, посылая высокомерный взгляд в сторону Максима.
   Как только Леся исчезла за деревянной дверью, Макс испытал приступ дикой агрессии. Раздражало абсолютно все: "наглая морда Кирилла", "тупая курица Настя" и "эта вечная шлюха Ульяна", которую надо везти в собственную квартиру. Медленно спустившись по лестнице, Кир
   протянул руку Максу.
   - Ну, давайте, завтра с утра позвоню, если встану, конечно. - Крепко стиснул теплые пальцы друга. Добровольно запирая изнутри клетку ярости, Макс, словно дикий волк, бросил на приятеля долгий предостерегающий взгляд. Без слов стало ясно, что Кирилл вступил на тропу войны, в которой будет лишь один победитель.
   - Сильно не гони! Не один...! - Макс неожиданно обернулся, не сумев справиться с эмоциями. Запахивая плащ, Настя от удивления вскинула брови.
   При свете желтых фонарей компания разбрелась по сторонам. Хлопнула дверь машины, и рев двигателя пронзил ночную тишину.
  
  
   *******
  
   Всю дорогу шел дождь. Смывая остатки жухлых листьев, он тоскливо барабанил по лобовому стеклу. На заднем фоне монотонно жужжали девчонки, перекидываясь реверансами, последними сплетнями и рекламными цитатами. Это каждодневное жужжание настолько встроилось в систему повседневной жизни, что казалось нормальным, приемлемым. И только теперь, после короткого разговора с Лесей, Макс задумался, насколько скуден этот язык, и все эти кодировки, не несущие ничего, кроме желания быть причастным к группе избранных.
   " Леська всегда скажет, как отрежет. Смешно, но она права. Настя ещё куда не шло, а Улька совсем мрак".
   Словно в подтверждение, блондинка широко открыла рот.
   - Насть, да я тебе говорю, он ее тра*ает, просто не афиширует. Думаешь, станет он такую замухрышку просто так водить по таким местам? - Шептала девушка, сложив аккуратные ладошки поверх глянцевой сумочки.
   Покосившись на Макса, Настя молчаливо поджала губы. После сегодняшнего вечера она уже ничего не понимала. Может прическа новая не удалась, или губы перекачала.
   "Или в моду вошли деревенские колхозницы, типа этой Леськи, а я не в курсе".
   - А чего, вот Водянова тоже была из какого-то Урюпинска , а теперь где? - подливая масла в огонь, вещала Ульяна.
   Услышав обрывки женского разговора, Максим лишь снисходительно скривил губы.
   Дрема напрочь покинула сознание, как только Леся исчезла в салоне темного автомобиля. Странно получилось: сначала злился и хотел прогнать, а теперь каждая минута вдали от неё режет по живому, лишая драгоценного спокойствия. Теперь все изменилось, словно плотину прорвало, а внутри столько неведомых эмоций: трепета, заботы, беспокойства.
   - Макс, давайте в " Винтаж" заедем, потусуем еще немного? - Предложила Уля, брызгая за ухо порцию свежих духов.
   Полоска света, запутавшаяся в облаке пушистых волос, вмиг исчезла. А вместе с ней поблекла зелень знакомых глаз.
   - Что? - отрешённо спросил, часто моргая ресницами.
   - Говорю, давайте потусим еще, а? - повторила Ульяна, переглядываясь с Настей.
   - Нет, вы как хотите, а я спать еду. - Потер левым кулаком глаз.
   В салоне наступила гробовая тишина. Переглянувшись, девушки обменялись непонимающими взглядами.
  
  
   Глава 9
  
  
   Дождь прекратился. Крупные капли беззвучно срывались с темных ветвей, падая на светлую макушку. Взгляд зеленых глаз устремился вверх: поморщившись от неприятного холода, Леся глубоко вдохнула влажный воздух. Стало невыносимо грустно и пусто, словно кто-то отобрал последнее тепло осенних дней. От земли пахло сыростью и прелой листвой. Сердце дрогнуло и защемило знакомым холодком. Сколько дней прошло, а она так и не смогла привыкнуть. Все здесь было не так: и люди, и воздух, и даже травы. Знакомая полынь, жухлой веткой торчащая из мутной лужи, не вызывала никаких теплых чувств. Чужая.
   Бегло посмотрев на часы, девушка перевела взгляд на Кирилла. Перед ней стоял красивый парень, с пристальным взглядом голубых глаз из-под темных ресниц. Про таких говорят - мечта любой девушки. А ей все равно. Удивительная штука - эта жизнь. Никогда бы не подумала, что такой обратит на нее внимание.
   "Странный все-таки город..."- скрестила руки, положив ладонь под локоть.
   - А ты реально молодец, еще и работать начала. А почему именно сюда перевелась? - спросил Кир, загораживая спиной порыв сильного ветра.
   - Без работы нереально здесь прожить, ну - у , если ты не сын ректора, конечно... - улыбнулась, - А по поводу универа...так получилось. - с легкой грустью сказала Олеся, вспоминая обидные слова Макса, - почти случайно...
   - А...ты?
   Перекинувшись взглядами, молодые люди одновременно замолчали. Плотный туман недосказанности окутал все вокруг.
   - Как тебе наша компания? - неожиданно спросил, закуривая сигарету.
   Несколько секунд девушка задумчиво молчала, потом сделала глубокий вдох и расправила задравшийся рукав куртки.
   - Если честно - не знаю, сложно судить, вроде веселые ребята.
   - О-о, точно. Только в этот раз еще настоящей веселухи не было, Макс был не в духе. Обычно он отжигает, а сегодня молчал.
   - М-м - приподняла уголки губ.
   При упоминании о Максиме , громко екнуло сердце, кровь разлилась по грудной клетке и сплошным потоком прилила к щекам. Язык чесался от желания расспросить о нем, приоткрыть хоть немного эту завесу тайны. Но... Разум оказался сильнее женского любопытства. Мысленно прикусив кончик языка, Леся принялась расспрашивать Кирилла о его увлечениях. Стоит сказать, что Кир не внушал никаких опасений: был обаятелен и словоохотлив, уделял столько знаков внимания, сколько не было за всю жизнь. Непривычно. Странно, но при этом сердце не стучало часто, не замирало при каждом его взгляде. Леся была задумчива и грустна.
   Прощание откровенно затянулось, поскольку Кирилл оказался крайне настойчивым. Вот уже сорок минут он не давал Лесе пересечь порог общежития, болтал без умолку, пытаясь как можно объемнее распушить свой павлиний хвост. Если бы он только знал, что все старания напрасны. Половину его фраз Леся не расслышала, утопая в воспоминаниях прошедшего вечера. Черные зрачки, словно горячие гвозди, намертво вплавились в память. Сейчас ее не заботило ничего, кроме Макса и его состояния. Все еще пребывая в шоке, она промолчала половину дороги, пропуская мимо ушей комплименты и тонкие намеки. Кирилл воспринял это как желание напустить тумана и не мешал девушке поддерживать образ. Исходя из собственных рассуждений, он искренне полагал, что Леся затеяла с ним весьма интересную игру, и не собирался отказываться от участия в ней.
   - Кирилл, ты извини, я , наверное, пойду, завтра мне рано вставать, да и боюсь охрана меня не пустит. - С тревогой посмотрела на темное стекло проходной.
   - Не бойся, пустят, меня же здесь каждая собака знает. Постой
   пять минут. Я тебе не рассказывал, как мы в прошлом году ездили в горы и меня чуть снегом не завалило?
   - Не-а - безынициативно помотала головой.
   - Ладно. Извини. Надоел тебе своими разговорами. Пойдем, провожу, а то и, правда, не пустят. - Сменил тон и посмотрел в сторону входа.
   - Спасибо. - Только и обронила, облегченно выдохнув.
   - Может завтра, встретимся, ты мне мало рассказала о себе? - широко улыбнулся, словно невзначай коснувшись рукой худенькой талии.
   - Да особо и рассказывать нечего. - Моментально покраснела, ощущая мужские пальцы, обжигающие тело сквозь ткань куртки.
   - Проходи! - пропустил вперед, убирая ладонь. В маленькой комнатке горел тусклый огонь. Вопреки всем должностным инструкциям, вахтерша мирно посапывала в старом, потертом стуле.
   - Ага, спасибо! - развернулась и поразила его вымученной улыбкой. Кир даже замер, молниеносно осознав, что игра в равнодушие - это, скорее всего истинный расклад сегодняшней партии.
   - Про щенка узнаю, позвоню тебе, - ошеломленно выдавил, задумчиво посмотрев в сторону, - спокойной ночи.
   - Да! Спасибо за вечер! Звони. - Равнодушно махнула ладошкой и исчезла в темном коридоре. Только звук семенящих шагов вывел его из состояния задумчивости. Развернувшись на пятках, Кир бросил тяжелый взгляд на вахтершу и резко открыл дверь.
  
   *****
  
  
   Стук капель, стекающих по крыше, настраивал на раздумья. Косой дождь периодически попадал на руки и мешал раскурить очередную сигарету. Вот уже четыре часа Макс не спал. Раздражение набирало обороты, по спирали увеличивая виток накала. Неизвестность буквально плавила мозг, ядовитыми каплями раздражая нервные клетки. Стряхивая пепел, Макс свесился вниз и посмотрел в сторону двора. Тусклая картина: темные деревья, продрогшие в сизой дымке, пузыри в глянцевых островках луж, и ни единой души. Никого.
   Сейчас он все бы отдал, за каплю прежнего спокойствия, за прежнее умение отключиться от проблем. Но, увы, даже изрядная доля алкоголя растворилась, словно в ней отсутствовал какой-либо градус. Так волновался в последний раз, когда мать уехала. Забытое чувство трепета сдавило грудь. Оказывается, сердце еще на месте. Стучит и щемит. Будь оно не ладно.
   Устало посмотрел на часы. Прищурился, сузив глаза. Мысли атаковали с бешеной скоростью. Они путались, тянулись тонкими тропинками и все вели к ней.
   " Да спит она. Что ей еще делать? На этой своей постели узкой и неудобной". - Представил себе спящую Лесю. Уголки губ дрогнули в легкой улыбке. Облако волос по подушке разметала и уткнулась носом в одеяло.
   " .... Надеюсь отшила его сразу. Как я и посоветовал. Наивная, но не дура же...
   Должна понимать, что ничего хорошего он для нее не сделает. Деньги ей не нужны, статус тоже. Что еще? ... Секс? "- Монотонно структурировал, мысленно загибая пальцы. Но как только последняя мысль звякнула в воздухе, все спокойствие вмиг развалилось карточным домиком. Крупная вена на шее нервно запульсировала. Сухой комок сдавил гортань.
   " Кто угодно - только не Кир. Если у нее никого не было, то он ее просто.."- со всей силы стиснул кулак. Даже слов не хватало, для того, чтобы отразить мысль. Макс прекрасно знал, как это бывает. И хуже того.. .знал из личного опыта. Раньше это не имело никакого значения и не трогало никак. Не думал об этом, не анализировал, не пытался оправдаться. Одна только запомнилась, наподобие Леськи... Девочка- одуванчик, с большими карими глазами, круглыми, как спелый фундук. Прекрасно знал, что влюбилась. Но тогда это не имело значения, в то время на кону стоял опыт. Чем больше, разнообразнее, ярче - тем лучше. Особенно ценились " целки", как и во все времена, впрочем. Вспомнилось лето, полное разгульных тусовок. В те времена они с Киром и затеяли эту глупую гонку.
   " Имя у нее еще такое было... Светлана. Да, светлая.. В центре, у фонтана весь вечер просидели. Она мне так в глаза заглядывала, будто клад там отыскала. Стеснялась и руки прятала зачем-то. А я прикалывался и рассматривал трусики под ее тонкой юбкой. И мороженым кормил, представляя как... Бред. Чего это она мне вспомнилась? Совесть проснулась. "- Ядовито хмыкнул, запустив дымящийся окурок вниз. Встал, пытаясь прогнать видение. Но тихие всхлипы из прошлого, били по ушам, словно капли, нарушая спокойную гладь воды. В кругах, расплывающихся перед глазами, отобразилась вся боль этой светлой девчушки. Почему- то запомнилась тонкая юбка, которую она стыдливо прижимала к груди. "Бывает же. Вспомнится".- представил себе, как выглядит теперь эта Света. Нахмурился, присаживаясь обратно на низкий табурет. Вся ветровка насквозь пропиталась едким дымом и влажными каплями дождя. " К чертям. Спать. Завтра позвоню и все узнаю". - потер воспаленные глаза. Дверь скрипнула, и сигаретный дым проник в комнату. На широкой кровати спали девчонки. Пьяные, помятые, с осыпавшейся тушью на щеках. Еще недавно свежие и открытые, как Леська. Теперь такие ... Другие. Чьи-то дочери. Быть может, будущие жены. Однако.
   Пристроившись на угловом диване возле окна, Макс натянул плед на ноги и откинул голову на подлокотник. Неудобно. Всхлипы из памяти не давали покоя. Поскорее бы утро. Поскорее.
  
  
   Косой луч утреннего солнца щекотал бледную щеку. С самого утра Леся чувствовала на себе повышенное внимание. Девчонки перешептывались, нанося привычный утренний макияж.
   - Думаешь, у них что-то было? - шептала одна.
   - Сто пудов, - с горящими глазами ответила другая, - дрыхнет, даже будильник проспала. Когда такое было...
   - Лесь, Ле-е-есь - шепнул кто-то над головой. Открыв зеленый глаз, девушка прищурилась.
   - Вставай, будильник третий раз звенит. - Шутливо бросила, наливая кипяток в чашку. Аромат кофе расплылся бодрящим облаком по всей комнате.
   Встрепенувшись, Леся откинула одеяло и выпрямилась на кровати, как струна. Помятое лицо растерянно зевнуло.
   - Ой-ей, как же так! Мне же уже нужно было выходить. - взвизнула, спустив босые пятки на холодный пол. Переглянувшись, девчонки лишь загадочно улыбнулись.
   - Где вчера была? - возник резонный вопрос в спину.
   - Гуляла с ребятами. Щенка нашла возле универа. Ездила лечить. - натягивая резинку на волосы, быстро ответила, не глядя на соседку.
   - А-а, ну молодец, мы смотрим, ты тут быстро освоилась, - С неприкрытым сарказмом выдавила девушка, высоко подняв брови.
   Ничего не ответив, Леся схватила пакет с полотенцем и пулей выскочила из комнаты.
   " Пусть думают, что хотят". - глядя на собственное отражение, расчесывала пышную копну светло- русых волос. На самом деле, ей было неприятно, что соседки шушукались за спиной, с легкостью приписывая несуществующие связи. "Как легко можно оболгать человека, не разобравшись, особенно если судишь по себе".- Насупилась, легонько проводя кисточкой по скулам. Отражение в зеркале виновато улыбнулось. "Видела бы меня мама. А бабушка...". - быстрыми движениями пальцев маскировала синяки под глазами.
  
   К счастью, к занятиям успела вовремя. Собирая своих цыплят возле крыльца, Леся с удивлением заметила, что день выдался ясным и безветренным. В глубоких лужах беззаботно играли солнечные блики, отражая корявые ветви старых тополей. Только на душе было вовсе не весело. Тяжело было и маятно, словно груз повис и не давал выпрямить спину.
   "Вроде и не сделала ничего плохого, не обидела никого... Макса? Так он сам напросился, нечего было так поступать". - Провожая детей в кабинет, рассуждала сама с собой. Вспомнив о Максиме, девушка замедлила шаг, задумчиво остановившись у окна. Внезапный порыв ветра приоткрыл форточку и ворвался в комнату. Повеяло свежестью и прохладой поздней осени, и только косой луч, бьющий в лицо, напоминал об ушедших теплых днях. Прикрыла глаза, вспоминая тихий шепот листвы и трескотню кузнечиков в раскаленной траве. Головокружительный запах луговых трав, собранных в букет на подоконнике.
   " Вот бы снова оказаться с ним наедине..." - тайное желание выплыло из далекого подсознания. Воспользовавшись ситуацией, дети зашумели и начали драться школьными принадлежностями. Леся очнулась, повернувшись в сторону шума. Сквозь оголтелый визг донесся звук мобильного телефона.
   - Мама? - сердце екнуло. Взяла трубку и, услышав взволнованный голос матери, молча опустилась на стул. Оказывается, утреннее предчувствие не обмануло, в дом пришла беда: бабушке стало плохо сердцем и ее положили в местную больницу.
   - Мам, я приеду, не волнуйся. Сейчас же пойду и отпрошусь! - строго взглянула на бушующих детей. Целый пенал рассыпался и цветные карандаши покатились в разные стороны. Виновато потупив взор, двое забияк молча сели за парту.
   - Это не имеет значения, мам, я вас не оставлю. У тебя же работа и брат. Я сама к ней съезжу и если нужно - буду ухаживать. - подытожила, механически вытирая края пыльной доски. Закончив разговор, Леся расстроенным взглядом обвела класс. Все случилось так некстати, неожиданно, толком и не успела освоиться и приработаться. Терзали сомнения по поводу вынужденного отпуска.
   " Вдруг не отпустят?"
   На удивление, дети сами расселись по местам и с вопрошающими лицами уставились на чистую доску.
   Все эти три часа прошли в сплошном тумане сумбура и волнения. В самом конце урока, записывая задание, Леся бросила встревоженный взгляд на горящий дисплей телефона. Пересилив любопытство, она отложила мел и вытерла руки влажной тряпкой.
   - До свидания, пусть родители помогут вам при выполнении задания. - одернула юбку и заправила за ухо светлую прядь, свисающую спиралью вдоль резкоочерченной скулы. Радостно оживившись, дети нетерпеливо зашуршали молниями крохотных рюкзаков. Спустя десять минут в классе стало непривычно тихо. Так тихо, что Леся слышала каждый удар собственного сердца. Оно билось тяжело и тревожно.
  
   На удивление, директриса оказалась очень человечной и понимающей: услышав о причине скорого отъезда, она поведала собственную краткую историю с похожим сценарием. Облегченно кивая головой, Леся отстраненно слушала эмоциональную речь о больном сердце и каких-то чудодейственных таблетках.
   - Спасибо, огромное, я постараюсь вернуться как можно скорее.
   - Безусловно, все мы люди, приедешь- отработаешь, я тебе еще приработку хотела предложить. Есть группа одна... Но об этом потом, беги..
   - Отлично, я заранее согласна! - обрадовалась Леся, сверкнув радостной улыбкой, - да, я пойду, а то туда целый день добираться.
   - Конечно, скорейшего выздоровления бабушке! - пожелала женщина и поправила седые пряди на висках.
   Ключи зазвенели в замке. Закрыв класс, Олеся неожиданно вспомнила о пропущенном звонке. Словно маленькая девочка, она нетерпеливо присела на корточки и достала телефон.
   - Макс? - недоверчиво шепнули губы. Пальцы сами потянулись к заветной кнопке. После минуты ожидания девушка решила оставить попытки дозвониться. " Может по ошибке нажал, "- подумалось, когда она спускалась по лестнице, -" или занят.. с этой Настей". - Уголки губ презрительно опустились вниз.
   В школьном дворе привычным образом пульсировала жизнь. Кто-то радостно бежал навстречу родителям, кто-то наоборот, стыдливо пробирался сквозь плотное кольцо заботливых мамаш.
   Ускорив шаг, Леся старалась не сталкиваться взглядом с группой встречающих. Времени и так нет, а если еще и на каждого отвлекаться... У самой сердце заболело, когда подумала о том, что бабушка чуть не умерла одна, в холодном доме, три дня не вставая с кровати. Быстро прикидывая план дальнейших действий, Леся бодрым шагом двинулась в сторону общежития. Снова звонок. Неожиданно стало трудно дышать.
   - Привет! - сбивчиво сказала, ощущая обжигающую пульсацию в солнечном сплетении.
   - Ну привет, Зелёнка! - Пошутил Макс, - Чем занимаешься? Чего запыхалась?
   - Я...я вот бегу в общежитие. - Честно призналась Леся, сворачивая на узкую тропинку вдоль жилого квартала.
   - От кого? Поклонников? - мгновенно расплылся в улыбке довольного кота.
   - Если бы.. - прерывисто ответила девушка, подхватывая набегу болтающуюся сумку. Недовольные нотки в ее голосе заставили Макса замедлить шаг. Остановившись у терминала, он пропустил вперед полную женщину с ребенком.
   - А чего так? - насторожился, слегка сдвинув брови к переносице.
   - Да хочу успеть на рейсовый автобус, если за полчаса соберусь. - кратко пояснила Олеся, ускоряя бег.
   - А куда это ты? - застыл, отворачиваясь от постороннего шума. - Да у нас проблемы, в деревню еду, бабушку положили в больницу, а мама не может приехать к ней пока, она только с отпуска вышла. - остановилась, не в силах больше скакать сайгаком по пересеченной местности. В трубке прозвучал голос электронной очереди.
   - М-м... - протянул задумчиво, и взгляд серых глаз медленно опустился в пол. Несколько секунд Макс гипнотизировал собственные шнурки, потом потер большим пальцем подбородок и неожиданно выдал.
   - Ну-у, я могу отвезти тебя. - Прозвучало фундаментально и решительно.
   - Что? - недоверчиво спросила Леся, пытаясь дышать через раз, чтобы успокоить бешенное сердце.
   - Зеленка, проверь слух, говорю отвезу! - повысил тон, - Твоя бабуля мне молоко поставляла, я не могу быть неблагодарной сволочью. - отшутился, устремившись взглядом в окно кассы.
   - А..а, - на полном серьезе брякнула Леська, - а тебе не трудно? - обрадовалась ежесекундно и бесповоротно.
   - Мне в банке надо кое- что оформить, потом я свободен, выезжаем в пять. Я за тобой приеду, - на полном серьезе выдал, возвращаясь в очередь.
   - Хорошо, только получается, меня к ней не пустят поздно вечером.
   - Получается так. Других вариантов я предложить не могу, ну... или автобус: по кочкам, по кочкам... - улыбнулся, свободной рукой открывая файл с документами.
   - Смеешься? С тобой быстрее, конечно, завтра утром я ее навещу. - Окончательно остановилась, понимая, что теперь некуда спешить.
   - Хорошо, будь готова только, без всяких этих ваших.. еще минуточку, не положила фен или еще чего.
   - Я так никогда не делаю! - Вспыхнула Леся, - Ты меня с кем-то путаешь.
   - Угу. - Коротко кивнул, - все вы не такие!
   - Ладно, пока! - недовольно обрубила, ощущая жар, подкативший к шее.
   Как только положила трубку, поняла, что злится до кончиков ресниц. Надо подумать, Макс сравнил её с этими курицами, при этом ещё и с заметной долей иронии. Порывшись в кошельке, Леся подошла к зеленой палатке недалеко от оживленного перекрестка. Несколькими ярусами в небольших коробках лежали фрукты и овощи, по внешнему виду далеко не первой свежести. С трудом выбрав более-менее приличные фрукты, Леся положила сдачу в потаенный кармашек кошелька. Она берегла каждую копейку и старалась жить в режиме жесткой экономии. Ей часто приходилось ходить пешком и обходиться скромными обедами в столовой. Но это нисколько не раздражало, в конце-концов, сотни студентов так живут, от этой мысли становилось чуточку легче. Стараясь не помять гостиницы для бабушки, Олеся двинулась дальше. Вдали показалась знакомая тропинка, ведущая к общежитию. Времени было не так много, поэтому девушка заметно прибавила шаг. На ступеньках встретились девчонки, заливисто обсуждающие предстоящие выходные. Сердце ёкнуло, предвкушая встречу с Максом. А ещё, где-то в потаенном уголке души, шевелилась тихая радость. 'Он сам предложил! Он сам'!
   Это было очень важно, почти драгоценно и неоспоримо грело изнутри.
   Время пролетело просто молниеносно, казалось, только переступила порог, а вот уже и сумка собрана. Девчонки очень удивились и подумали даже, что Леся решила поспешно переехать к новому ухажеру. Таинственно улыбнувшись, девушка отрицательно покачала головой и положила фен в сумку. Задумчиво отвела взгляд и посмотрела на часы. Пора выходить.
   На улице начинало вечереть. На бледно- голубом горизонте акварельными кляксами расплылись розовые облака. Почти также красиво, как в родных краях. Засмотревшись, Олеся застыла у окна, положив ладони на подоконник.
   Спустя минуту послышался стук в дверь.
   - Лесь, там тебя парень спрашивает на выходе! - в комнату заглянула Зоя.
   - Спасибо. Иду! - повернулась, тряхнув гривой пышных кудряшек.
  
   Все фантазии вмиг разбились о каменное выражение его лица. Макс стоял недалеко от машины, беседуя с двумя студентками. Махнув рукой, Леся подошла ближе. На секунду застыла, не зная, как вести себя. Вроде и в машину сесть без спроса неудобно и беседу прерывать не хочется.
   - Садись, чего стоишь? - внезапно обронил Макс, выглядывая из-за собеседницы.
   Ощутив себя глупо и неуместно, Олеся с трудом подошла к машине. "Вроде, что такого... болтает, он и в деревне ни одной юбки мимо себя не пропустит. А здесь на ровном месте неприятное чувство: колючее, цепляющее, как луговой репейник, вонзившийся под кожу". Положив сумку на заднее сиденье, девушка устроилась рядом с водителем. Девчонки, как назло, прилипли к Максу, кокетничая и не пропуская ни одного взгляда серых глаз. Похоже, он не особо сопротивлялся, направо и налево раздавая масляные улыбки. Еще немного и Леся точно взорвалась бы от нетерпения.
   - Ну извини. Ты тоже опоздала. - Непринужденно бросил, усаживаясь на водительское сиденье. Вместо ответа получил два хлестких удара глазами. Как жгучей крапивой по щекам.
   - Ничего страшного. Сегодня все равно не успею. - Процедила, отвернувшись. За окном промелькнули знакомые столбы, с белыми ожерельями круглых фонарей.
   - Чего там с бабкой- то твоей? - спросил, спустя минуту молчания.
   - Не знаю, мама сказала сердце, а там кто знает, у нас сам знаешь, какая медицина.
   - Угу, помнишь, меня с аппендицитом увезли после того, как я зеленых яблок у дяди Антона нажрался. Чуть не порезали, гады.
   - Помню. - Широко улыбнулась, приподняв брови. На кончиках длинных ресниц повисла теплота.
   - А ты чего такая? - щелкнул поворотником. Серые глаза пытливо уставились на светлые кудряшки..
   - Какая? - повернулась в его сторону, пытаясь скрыть всплеск глупой обиды.
   - Задумчивая... - приоткрыл окно, выбросив фантик.- Вчера как добралась? - не мог не спросить. Ощутил, как по краю пропасти с грохотом покатились мелкие камни.
   - Да хорошо, долго болтали у общаги с Кириллом. Потом спать легла. А ты? - констатировала сухо, не задумываясь особо и не выбирая слова.
   - М-м -м... - цепкой лапой кто-то схватил за горло. Вдох получился поверхностным и неглубоким. А дальше и вовсе коллапс. Не вдохнуть - не выдохнуть. Комок возмущения, злости и негодования застрял у самого кадыка.
   - Короче, забила на мои слова... - капли яда дрожали на губах.
   - Почему ты так решил? - удивилась Леся, непонимающе склонив голову набок.
   - Проехали. Я не собираюсь дважды объяснять одно и тоже. - Медленно процедил сквозь зубы.
   - А..а , - протянула, скептически сузив глаза. , - так мы просто общались, по- дружески, ничего такого, никаких приставаний и прочего. Хороший у тебя друг, веселый.
   Макс уже не слушал Олесю. В его голове стучала одна мысль: Кир зацепил ее на крючок. Каким образом - не понятно. Но зацепил.. Все смешалось: ревность, негодование, недоумение. Еще несколько минут назад он был уверен, что Олеся не станет с ним общаться, отошьет сразу по приезду. Ошибся. Это было настолько неприятно, что Макс на какое-то время потерял дар речи.
   За окном проносились разноцветные билборды, переполненные остановки, привычный калейдоскоп вечернего города. Леся молчала, не зная, как донести до Макса собственную позицию. Он молчал, потому что боялся сказать что-то лишнее, непозволительно эмоциональное, боялся выдать свою злость: кипящую, обжигающую, как раскаленная смола.
   - А ты чем занимался сегодня? - мягко спросила, странным образом ощутив себя виноватой.
   - Документы оформлял. Счета закрывал и открывал. - Сухо ответил, пронзив взглядом подрезавшую машину.
   - Ясно. А я в школе была... Представляешь, директриса просто чудо, отпустила меня и даже не стала грозить увольнением. Кажется, еще подработка намечается. - Мило улыбнулась, пытаясь казаться расслабленной.
   - Удивила прям, ты же не в банке работаешь, это там каждый кадр на счету, а в школах лишь бы вернулась.. и то хорошо. - Саркастически выдал, не поворачивая головы.
   - Может быть.. - немного смутилась от его слов. Все же неприятно осознавать, что твоя профессия находится в нижней строчке самого низшего рейтинга.
   - Поспи пока. Ехать часа четыре еще. - Слегка смягчился, заметив ее безмолвный зевок.
   - Да я и не очень- то хочу! - запротестовала Леся, округляя сонные глаза. Как-то неудобно спать, когда по твоей милости человек столько часов за рулем.
   Макс усмехнулся и достал бутылку из подстаканника. Обстановка слегка разрядилась. Он внутренне успокоился, в конце-концов, им предстоит еще несколько часов общения.
   - А ты сегодня назад? - сквозь марево сна спросила Олеся, с трудом удерживая голову в одном положении.
   - Смеешься? Я похож на робота? - Нахмурился, - Заночую и завтра поеду. Посмотрим, как получится. - Закурил.
   - Хорошо. - Тихо промурлыкала и закрыла глаза. Легкое покачивание вводило в состояние сладкой дрёмы. Макс приоткрыл окно. Поток свежего, пронзительно влажного воздуха проник в салон. Инстинктивно сунув ладони между плотно сжатых ног, Леся окончательно уснула.
   Всю дорогу Макс старался не думать о ней. Прикидывал будущие заработки, мысленно рисовал очертания новенькой машины. Старался загрузить мозг обилием цифр, дат и кучей другой белиберды.
   Неожиданная тишина разбудила своим контрастом по отношению к урчащему двигателю. Медленно распахнув глаза, Леся узнала очертания родного забора. Старые, покосившиеся доски смотрелись убого на фоне темного - синего неба. Полуголые ветви рябины сиротливо покачивались на ветру, напоминая о приближающихся заморозках.
   - Ну что! Тебя проводить или как всегда " сама"? - с легкой иронией поинтересовался Макс, застегивая молнию короткой черной куртки.
   - Нет, спасибо, ты устал, наверное. - Ответила мягко, с трогательной заботой в глазах.
   - Да нет, не устал. Сейчас дом вскрою и спать. - Пошутил, взъерошив светлые волосы, отливающие холодным пеплом.
   - А ты ключи не взял?! - воскликнула Леся, также утепляясь перед встречей с ночной прохладой.
   - Смеешься? - скривился Макс. - Я отца три месяца не видел. Замок взломаю и все.
   - Ну-у, у вас же крепкая дверь вроде. А у тебя лом есть? - Недоверчиво произнесла, с легкой озабоченностью во взгляде.
   - Есть. - шутливо ответил, - На крайняк окно выбью. Не загоняйся! - Махнул рукой и схватил небольшую сумку с заднего сиденья.
   - Дать тебе что-нибудь поесть?
   - Не-а, у меня в багажнике пакет с сухпайком.
   - Ну ладно тогда. Спокойной ночи! - протянула руку и посмотрела прямо в глаза. В темной зелени отразилась легкая грусть.
   - Звони... если что. - обронил вслед.
   - Да, конечно, если на меня нападут тараканы. - послышалось из-за забора.
   Громко хмыкнув, Макс растворился в ночной прохладе. Следом за ним стелился легкий аромат сигаретного дыма.
  
  
   Глава 10
  
   В густой темноте прозвучал знакомый скрип ступени. Нащупав ладонью выключатель, Леся резко прищурилась. Яркий свет полоснул по глазам, осветив комнату. Перед ней предстала знакомая картина: белые обои в мелкий зеленый цветочек, деревянный массивный стол в углу, над ним белая полочка со старинными иконами. Ожидая увидеть привычную чистоту, Леся несколько удивилась. Сбитая с толку, она несколько секунд непонимающе глядела на шелуху от лука, лежащую на полу. На столе бардак: он был заставлен многочисленными банками- склянками. В хлебнице- ни корочки, только засохший бублик. В холодильнике- также ужасающе пусто: банка кильки, кефир и десяток яиц.
   " Бабуля совсем оголодала. Никого не просила о помощи, а у самой сил не было купить продукты. Не хотела маму напрягать".
   Чувство жалости обрушилось мощным потоком, словно ледяной ливень. Олеся присела на стул возле окна и обвела потускневшим взглядом пустую кровать. Тоскливо. Без бабушки даже родной дом казался чужим. Подперев щеки ладонями, закусила губу. Крупные слезы, нависшие словно хрустальные бусины, резко сорвались с ресниц и упали вниз. Трудно дышать: от сожаления, и подавленного чувства вины. Леся осознала, что как только она перестала ездить сюда, в жизни бабушки все изменилось. У нее не хватало сил и энергии для того, чтобы поддерживать чистоту и уют. "Наверное, очень сильно тосковала". Где-то недалеко послышалось отчаянное кудаханье.
   - Куры! - вспомнила девушка и, резко вскочив со стула, помчалась в курятник.
   В темном помещении было шумно. Голодные куры отчаянно стучали по деревянной кормушке, на дне которой прилипли размокшие зерна пшеницы.
   - Сейчас, сейчас... - Пришлось несколько секунд отбиваться от настойчивых птиц, белым облаком облепивших ноги. Звук сыплющегося зерна еще больше возбудил пернатых. Они отчаянно бились вокруг кормушки, отталкивая друг друга. Все как в жизни: более сильные особи занимали центральное место, менее- топтались сбоку, а слабые и вовсе не смогли пробраться дальше хвостов собственных соплеменников. Леся всегда жалела тех, кому ничего не досталось. Заметив курицу, нахохлившуюся у старой кроличьей клетки, она великодушно кинула ей несколько горстей зерна. Однако, по та сообразила, что делать со всем этим богатством, отовсюду налетели более проворные особи. Закономерно. "Кто успел, тот и съел". К сожалению, этот закон жизни Леся уже успела усвоить. Печально взглянув на старую пеструшку, девушка вновь насыпала горсть и принялась палкой отгонять наглых кур. С третьей попытки удалось- таки накормить всех желающих. С чувством выполненного долга, Леся вышла из курятника и быстрой походкой направилась в дом. Под ногами хлюпала жидкая грязь, вперемешку с мелким гравием. Воздух был кристально чистым и свежим, пробирающим до самых костей. Сделав два шага в сторону дома, Леся замерла, вспомнив о белой козе, живущей в хлеву неподалеку. С замиранием сердца открыла скрипучую дверь. И здесь тоже жалкое зрелище: хаотично разбросанная грязная солома на полу, пустая кормушка в углу, у крохотного мутного оконца лежит Белка. То ли от голода не могла встать, толи спала.
   Бросившись к сушилу, Леся приставила тяжеленную лестницу и с ловкостью кошки влезла наверх. Запах сена ударил в нос знакомой, пряной свежестью. Схватив охапку соломы, девушка также ловко спустилась вниз и немного перевела дух. Щеки раскраснелись, а сердце лихо выстукивало дробь.
   На удивление, коза отказалась есть предложенное сено. Это очень расстроило Лесю, поскольку ввалившиеся бока животного говорили о сильном истощении. Пришлось идти в дом и рвать булку хлеба. С замиранием сердца ждала, когда Белка коснется миски и утолит голод. К счастью, второе угощение пришлось ей по вкусу. Тяжело втягивая ноздрями воздух, коза приблизилась к миске и опустила белую морду вниз.
   - Ешь, Белка, совсем отощала! - мягко повторяла девушка, прислонившись спиной к широкой балке, подпирающей дверь.
   Холод неожиданно прокрался под воротник. Глядя на то, с каким завидным аппетитом коза поглощает хлеб, Леся вспомнила и о своем желудке. Закрыв дверь в хлев, девушка поспешила в дом.
   Внутри было немного теплее, чем на улице. Только сейчас Леся ощутила влажную сырость нетопленной избы. "Придется топить печку".- С неохотой подумала, бросив взгляд на кучку дров, лежащих на полу, возле черных чугунков.
   К слову сказать, печку Леся топила всего два раза. И оба неудачно. Первый раз забыла открыть заслонку, второй положила поленья слишком глубоко и их невозможно было пошевелить. Наклонившись, она взяла несколько дров и прижала их к груди. Задумалась," сколько положить, чтобы хватило на всю ночь".
   Внезапный стук в окно привлек ее внимание. От неожиданности кольцо рук само по себе разжалось и три тяжелых березовых полена с грохотом рухнули на пол. Одно из них пришлось прямо по ноге. В приступе испуга Леся не ощутила никой боли, только резкий прилив крови к щекам. Вновь бросив взгляд на темное окно, девушка затаила дыхание.
   "Показалось". - в голове непроизвольно вновь возник резкий стук по стеклу.
   Хотела уже отвернуться, как возник вполне реальный стук, и большая ладонь легла на стекло.
   Сердце замерло, а ноги подкосились, словно ватой набитые.
   - Открой! Глухомань! - нетерпеливо прокричал знакомый голос. Макс стоял под окном, нахохлившись от холода, словно деревенский кот. Приложив ладонь к сердцу, Леся облегченно выдохнула.
   - Сейчас открою! - дернулась к двери, и тут резкая боль пронзила стопу. Словно большая кость застряла в подъеме и мешала движению.
   Распахнув дверь, Леся в темном проеме увидела знакомое выражение лица.
   - Ты так напугал меня! - хмуро сдвинула брови к переносице, - Я думала пьянь какая-то ломится, а это ты.
   - Ага, это всего лишь я, - широко улыбнулся, вынимая руки из теплых карманов, - еще полчаса и ты нашла бы мой окоченевший труп. Пустишь на постой?
   - В смысле? - удивилась она, поджимая больную ногу. Никак не ожидала столь скорой встречи.
   - Лома нет...Он в сарае. Сарай с ещё более огромным замком, чем тот, что на входной двери. Логика ясна? - отчеканил, бесцеремонно проходя на тираску.
   - А окно? - непонимающе спросила девушка, закрывая входную дверь на большой засов.
   - Зеленка, да я ж пошутил. Кто станет бить окно в заморозки. Я ж там окочурюсь за ночь? - расстегнул куртку и ощутил всю ту же пронзающую влажность.
   - Ты чего, не собираешься топить печку? - недовольно покосился на дрова, рассыпанные по чулану.
   - Не успела еще! - бросила ему в спину тяжелый взгляд. Попробовала наступить на ногу и испугалась. Боль стала такой резкой, что хоть плачь.
   - Давай топить. Здесь дубак! Что стоишь, подай полено возле холодильника! - указал требовательным взглядом на пол. Леся боялась наступить на ногу и поэтому забавно поковыляла на одной.
   - Чего это с тобой? - удивился парень, выбирая чистое место для того, чтобы присесть.
   - Ногу пришибла. - Расстроено ответила, присаживаясь на корточки.
   - Чем это? - нахмурился Максим, сделав несколько шагов в сторону печки.
   - Полено упало. Наверное что-то перебила, может кость.. - произнесла серьезно, с тревогой во взгляде.
   - Полено на ногу? Как?!- воскликнул, пытаясь сдержать неуместную иронию.
   - Да вот так. - Раздраженно всплеснула руками. - Я только взяла дрова, хотела в печку сунуть, тут ты постучал, я испугалась и выронила от неожиданности. - побледнела от страха, пытаясь отодвинуть носок с больной ноги.
   Дело приняло неожиданный оборот. Блуждающая улыбка вмиг стерлась с мужского лица. Опустив уголки губ, Макс недовольно приподнял бровь.
   - Сильно болит?
   - Ну так. Неприятно. Самое обидное, если с костью что-то...- Только и выдала, сложив брови жалостливым домиком.
   Присаживаясь на корточки рядом с ней, Макс склонился над самым ухом.
   - У-у, ну тогда, можно я цветочек нарисую? - шепнул, обдувая дыханием тонкие волоски на ее плече. - Где? - прервав акт саможаления, Леся пристально посмотрела на Макса.
   Два взгляда встретились, переплелись, обменялись невидимыми искрами. Серые глаза насмешливо прищурились, зеленые - расширились от непонимания.
   - На твоем гипсе. - растянулся в улыбке, коснувшись пальцами ее щиколотки.
   - Дурак! - Легонько толкнула его плечом. Потеряв равновесие, опрокинулась на бок. Ощутила себя неповоротливым жуком, опрокинутым на спину. Приступ смеха разразился над самым ухом. Глядя на нее сверху вниз, Макс великодушно протянул руку.
   - Вставай, посмотрим твою ногу. Может ты симулянтка и просто придуряешься.
   Неохотливо протянув руку в ответ, Леся ощутила мощный рывок и тут же оказалась в крепких мужских объятиях. Ощущение невесомости заставило ее почувствовать себя тяжелой и беспомощной. Опустив девушку на диван, Макс присел рядом.
   - Сама снимешь или я? - указал взглядом на носок.
   - Сама! - боязливо ответила девушка, и тут же принялась закатывать джинсы. Носок поддался не сразу. Спустя несколько мучительных секунд Леся заметила небольшую припухлость над пальцами ног.
   - Ничего нет: ни синяка, ни крови! - Задумчиво произнесла, легонько ткнув пальцем припухлость.
   - Тебе полено упало на ногу, а не кувалда! - серьезно ответил, протягивая ладонь вперед. Его прикосновение было легким и таким приятным, как касание перышка.
   - Так больно? - спросил Максим, слегка нажимая на отёк.
   - Нет!- отрицательно помотала головой, зажмурившись от страха.
   - Тогда пошевели пальцами, только без фанатизма. - сказал тихим и уверенным голосом. В ту же секунду Леся вспомнила огромную ветлу, на которой застряла по собственной глупости. Этот спокойный голос, внушающий доверие, хотелось слушать бесконечно..
   Выполнив просьбу, девушка ощутила легкую боль, словно тонкий гвоздь вошел под кожу.
   - Ясно. Завтра по любому в больницу поедем, там пусть и посмотрят. - тяжело вздохнул, покосившись на ее лицо. - Выдохни уже! Что, так больно что ли!?
   Конечно, он заметил, насколько сложно ей давалось каждое движение, но жалеть и распускать нюни не мог. По крайней мере, ещё не доводилось.
   - Да нет, щемит там что-то, косточка как будто мешает. - замерла, боясь вновь пошевелить ногой.
   - М-да, неудачненько я зашел. - Поднял брови и округлил глаза, виновато поджимая губы.
   - Это точно! Зашел бы на минуту попозже, - одарила парня шутливо- обвиняюшим взглядом.
   - Может и пройдет, но ты пока лежи и не вставай, я сам все сделаю. - Стал искать взглядом одеяло. - Дубак ужасный, сейчас накину на тебя что-нибудь.
  
   Предвкушая вопрос, Леся бросила взгляд в угол противоположной стены.
   - Одеяло должно быть в этом шкафу, внизу под вешалками. - Поуютнее устроилась среди огромных пуховых подушек.
   Спустя несколько секунд она ощущала на себе тяжесть холодного одеяла. От него пахло старостью и сыростью. Однако, выбора не было, лучше так согреться, чем трястись осиновым листом.
   Макс моментально исчез в кухне. Оглядываясь по сторонам, он брезгливо хмурился.
   " Воды нет, умывальник ржавый, пол скрипит, да еще и холод дикий". Не смотря на раздражение, он все же
   переборол себя и отправился на колодец за водой.
  
   Бездонным куполом нависло морозное небо. Широкое, бескрайнее, синим саваном укрывающее темные верхушки деревьев, оно казалось Максу чужим и странным. Совсем позабыл, как выглядит нормальное небо, не подсвеченное миллионами неонов и фонарей.
   Изо рта тонкой струйкой клубился полупрозрачный пар, под ногами хрустел гравий. Стараясь не обращать на себя лишнего внимания, Макс быстрыми шагами дошел до колодца. Дух захватило от кристальной чистоты воздуха, смешанного с тишиной природы. С трудом вспомнил, как управляться с этой чертовой палкой. Наконец набрал полное ведро и выпрямил спину. В кармане заверещал телефон. Прекрасно осознавая, кто звонит в это время, Макс не собирался брать трубку. Несколько секунд постоял в тишине, слыша лишь порывы ветра, да биение собственного сердца.
   В голове никак не укладывалось, каким образом он оказался здесь. По собственной воле, стоит заметить. И как случилось, что вполне себе взвешенные планы полетели в тартарары. Прокрутив назад ленту ушедшего дня, Макс с озабоченностью вспомнил, что собирался провернуть куда более полезные дела. С точки зрения выгоды, конечно. Иными делами старался не обременяться. А тут .. глушь, дубак и вся ночь впереди.
   С Лесей.
   Попытался мыслить рационально.
   " Ну ладно, допустим. Если выжать из ситуации по максимуму. Вот Леська. А что с нее взять? Реально: Связей нет. Статуса тоже. Хватки - ноль. Желания этому обучиться - тоже".
   Внезапный импульс тока прошел в мозг, как только Макс вспомнил ее тонкий девичий стан.
   "Нетронутое тело"? - Задумался, ощущая теплоту, разлившуюся по животу. -"Тоже мне, драгоценность ! Настя хотя бы с опытом, да еще и периодически сливает информацию о Кирилле".
   Однако, рассуждения не прибавили никакого наnbsp;строения. Все аргументы моментально разбились о незримую тягу, словно неоткуда взявшуюся изнутри. Это злило Макса, он начал осознавать, что в плане Леси не может мыслить рационально. Все чаще она стала возникать в голове непрошенной гостьей. И всегда приносила смятение. А если еще и о Кирилле вспомнить, так сразу возникала волна вполне объяснимой тревоги.
   Остановившись в нескольких метрах от двери, Макс поставил ведро на ступень и закурил. Внезапный укол предвкушения заставил сердце предательски дрогнуть.
   " Ничего особенного. Просто вечер в экстремальных условиях". - Пытался настроиться на нужный лад. Но, как только зашел в дом, аромат полыни буквально врезался в ноздри и заставил грудь жадно вздыматься.
   - Ты чего делаешь? Я же сказал лежать! - рявкнул, поставив ведро на пол.
   Растерянная Леся застыла с веником из сухих трав. Никак не думала, что Макс станет так раздражаться.
   - Я решила хоть немного прибрать, а то к столу не подойдешь, вся стена в этих вениках.
   - Ты чего здесь делаешь в такой дубак, да еще и с больной ногой? - пронзил недобрым взглядом, - Брось, бабка твоя очухается и не будет в восторге от этой уборки. Не досчитается сорняка какого-нибудь и пипец, по новой загремит.
   Леся в ответ лишь многозначительно улыбнулась. Самое смешное, что так и было. Однажды она случайно выбросила два пучка сухой календулы, так бабушка полдня не могла смириться с потерей, пила успокоительные капли.
   - Иди ложись, или я тебя сейчас к стулу привяжу! - коротко бросил, удостоив девушку вполне многообещающим взглядом. Послушно положив травы на лавку, девушка неуклюже попрыгала в сторону двери и исчезла в полумраке комнаты.
   Недовольно покосившись на растрепанный веник, Макс протянул руку вниз. В пальцах рассыпалась серая пыль, оставляя на ладони мелкие сухие горошины. Он сразу понял, что это за трава. Каким-то едва уловимым запахом горечи она проникла в самые потаенные уголки души. Словно прищепка повисла на сердце, больно ущипнув за живое.
   ... Вспомнился звонкий девичий смех, эхом раздающийся в пепельном облаке луговой травы. И фонтан желтых горошков, летящих в сторону дерзкой девчонки. Она так смешно обижалась, выпутывая репейники из длинных волос. И в ответ лишь беспомощно грозила загорелым кулачком. Сердце наполнилось щемящим холодком. Казалось, все было вчера. А теперь от прошлого остались лишь размытые воспоминания.
   Максим непроизвольно поднес пальцы к носу и втянул ноздрями аромат. Неожиданно для самого себя улыбнулся, словно получив приятную весточку из прошлого.
  
   Притаившись под одеялом, Леся внимательно слушала каждый звук, доносящийся из другой комнаты.
   - Где мешАлка ? - спустя десять минут возник голос из кухни.
   - Что? - крикнула в ответ, высунув голову, словно черепаха.
   В двери возник Макс. Совсем не тот, которого она привыкла видеть в последнее время. В телогрейке, легким румянцем на щеках, с азартом первооткрывателя в глазах, он выглядел довольным и открыто улыбался.
   - Надеюсь, бабуля не будет против, а то замерз в своей куртке. - Посмотрел на толстый рукав темно- синей спецовки.
   - Да нет, бери, конечно. Тебе идет, - улыбнулась в ответ, - кочерга за печкой, сбоку от окна. - Натянула одеяло до самого подбородка. На какую-то долю секунды Макс ощутил себя неловко: по его вине девушка мерзнет уже больше часа.
   - Ты даже не поела? - снова послышалось издалека.
   - А ты пирогов мне напечешь? - иронично прокричала, широко улыбнувшись.
   - Угу, щаз-з, мышей наловлю только. - Подхватил ее насмешливый посыл.
   - Там пакет у холодильника, в нем есть хлеб! - заволновалась, посмотрев на часы. Уже скоро полночь, а они не ели. Хотелось встать, чем-то помочь, но Леся знала, если Макс сказал лежать, то он ничего не даст делать и сопротивляться бесполезно.
  
   Заворожено глядя на языки пламени, парень грел озябшие руки. Что-то забытое, родом из детства, снова постучалось в душу. В отблесках огня серые глаза казались светлыми, похожими на дымчатый камень. Тихий треск дров наполнил кухню ароматным дымком и ощущением уюта. За несколько минут перед глазами пронеслись теплые лужи, счастливый визг детворы, карманы, полные гороха, любимый велик, украшенный наклейками и светлая, кудрявая голова, полная репейников. На секунду Макс поймал себя на мысли, что все- таки рад оказаться здесь. С ней.
  
   - Ты тут жива еще? - обратился к Лесе, тихо скрипнув дверью.
   - Ж-жива - стучала зубами, никак не в силах согреться. Действительно, в большой комнате было по- прежнему неуютно: холодно и влажно. - Реально, в кухне теплее намного. - Поднял светлую бровь и глаза наполнились хулиганистым блеском.
   - Пойдем есть.
   - Сейчас, - радостно встрепенулась, - я уже встаю.
   - Я отнесу тебя, не рыпайся. - сказал шутливо, откидывая одеяло в сторону, - а то доломаешь еще, нога совсем отвалится.
   - Угу. - Леся была уже на все согласна.
   По телу прокатилась мелкая дрожь, когда теплая ладонь легла под спину. Бережно, осторожно, но в тоже время уверенно, Макс донес Лесю до кухни. Это было совсем не похоже на озноб от холода, скорее дрожь волнения. Почувствовав ее вибрации, Макс подумал, что девушка совсем продрогла и лишь крепче прижал ее к себе. От горячей груди пахло древесным мужским парфюмом, смешанным с терпким запахом печного дыма.
   Собираясь опустить легкую ношу на стул, Макс пошутил.
   - Ты поправилась немного вроде. - Слегка пошевелил пальцами в районе выпирающих лопаток. Этого было достаточно для того, чтобы волна крутого кипятка окатила Лесю с головы до ног. Приливом жара обожгло щеки, а дыхание сделалось сбивчивым.
   Макс почувствовал это, он и сам дышал тяжело и глубоко, словно только что проплыл двести метров на скорость. Детские воспоминания всколыхнули в нем забытые чувства, пробили брешь в привычной броне цинизма и равнодушия.
   Изменился и его взгляд, он стал туманным и в тоже время пристальным, пронизывающим.
   - Не знаю, весы у нас сломались. - Не смотрела на него, устраиваясь на коричневом стуле, с пошатывающимися ножками. Сейчас Леся ощущала себя также разбалансировано, как и этот колченогий предмет мебели. Хотелось найти точку опоры. Во всем.
   Молча наливая чай по стаканам, Макс думал о том, что все это больше похоже на сон. Русская печка, запах едкого дыма, поздний ужин, поданный на треснувшей тарелке.
   Трапеза и впрямь оказалась скромной: крупные ломти черного хлеба, да вареные яйца.
   - Фрукты я не стал брать, это же в больницу? - вопросительно посмотрел на девушку. Слюни потекли при виде яркого желтка, рассыпающегося под острым лезвием ножа.
   - Да, это бабушке, - ответила Олеся, тихонько постукивая яйцом о край тарелки.
   На несколько секунд в кухне воцарилась тишина. С завидным аппетитом уплетая кусок черного хлеба, посыпанного крупной солью, Макс огляделся по сторонам: бедная обстановка навеивала грусть. На контрасте с привычными интерьерами эта комната выглядела убогим бараком. Конечно, в его голове крутились неприятные мысли по поводу несчастной бабули, но он не хотел еще больше расстраивать Олесю. Часы пробили далеко за полночь. Стараясь побороть сон, девушка выше подняла голову.
   - Давно я не ел с таким аппетитом. - Поднял бровь, запивая ужин глотком сладкого чая.
   Недоверчиво покосившись, девушка попыталась разглядеть в серых глазах ноту сарказма. Не нашла. От этого стало еще более неловко.
   " Раз в жизни зашел в гости, так сказать, а накормить нечем". - Молча, прожевала яйцо и отодвинула тарелку. Внутри закипала очередная волна беспокойства. За всеми этими хлопотами бабушка отошла на второй план. Теперь, когда в суете возникла некоторая пауза, Леся вновь загрустила.
   - Да, вот так мы и живем. Сам знаешь. Она даже маме не говорила, что в последние дни не вставала. Куры дней пять, наверное, не ели. Думала мне ноги отклюют, пока зерно насыпала.
   Похоже, Макс не оценил этот приступ накатившей откровенности. Он всеми силами старался избегать разговоров о родственниках.
   - Ну, деревня, чего ты хочешь. Здесь никто не шикует. - Бросил скупо, отодвигаясь из - за стола.
   - Легко говорить, когда у самого золотой унитаз. - Хмыкнула девушка, также убирая за собой скорлупу.
   - У меня нет золотого унитаза. - Громко рассмеялся Макс., - А потом, я всегда тебе говорил, хочешь жить - умей вертеться. Мы тоже раньше не особо шоколадно жили. Отец первым вырвался из этой убогости и меня потянул.
   - Как вам это удалось? Ваш дед же тоже был относительно простым человеком. И жили мы с тобой в одном городе. На соседних улицах.
   Этот вопрос вызвал в душе парня массу неприятных воспоминаний. Только несколько месяцев назад он бросил всю эту грязь и решил попробовать зарабатывать самостоятельно.
   - Деньги легко не даются. Это точно. - Выдал скупо, задумчиво подняв вверх изогнутую бровь.
   - Ну, расскажи? - нетерпеливо попросила она, торопливо расстегивая толстый жакет с круглыми пуговицами. В комнате стало душно от натопленной печки. Желание Олеси залезть под кожу вызвало только раздражение.
   - А что рассказывать, как мы наёб*вали таких бабок, как твоя? - взгляд его стал холодным, как стальной клинок.
   Столь резкий ответ ударил под дых. Олеся догадывалась, что Макс проворачивал какие-то махинации, но не думала, что границы его беспринципности столь широки. Плотно сомкнув губы, она встала со стула и прошла в чулан. Зашумела вода и Макс понял, что обидел девушку своим ответом. Застыв в каком -то ступоре, он посидел еще несколько минут, а затем резко встал и вышел на улицу.
   Ночной воздух подействовал отрезвляюще. Выкурив две сигареты с интервалом в десять минут, Макс по привычке пытался ускользнуть от воспоминаний прошлого. Как бы там ни было, а остатки совести надоедливо шуршали в душе.
   "Это все она! Это именно с ней просыпается чувство вины, желание казаться не таким подонком". - Со злости закусив кончик сигареты, Максим взглянул на погасшее окно.
   " Легла". - Мысленно констатировал и открыл калитку.
   Идеальная тишина стояла вокруг, словно все жители вымерли или разъехались кто-куда. Подняв воротник телогрейки, Макс ухмыльнулся и двинулся дальше, в сторону заброшенной фабрики. В этот час ему отчаянно хотелось побыть в одиночестве. Общение с Лесей вызывало в нем столько новых эмоций, что требовалось некоторое время на их осмысление.
   А что тут думать? Как в известной поговорке.. "Вместе тесно, врозь - тяжело". Пытаясь перекинуть мост из прошлого, Макс каждый раз натыкался на осознание того, что они давным-давно находятся на разных берегах, и никто не хочет сделать шаг навстречу. Стоит ли пытаться? Если нет, то как побороть в себе это проклятое желание быть рядом, наблюдать за ней, знать, чем она дышит?
   Развернувшись на пятках, он побрел обратно, насвистывая мотив грустной песни. Вдобавок ко всему начался дождь: косой, мелкий, моросящий. Словно ледяными иголочками пощипывая лицо, он окутал все вокруг плотной пеленой. Захотелось спать. Нестерпимо захотелось просто лечь и отключиться.
  
   В кухне было тихо. Плотно закрыв за собой дверь, Макс бросил взгляд на пустой стол. В хорошо протопленной комнате было душно: настолько, что на контрасте с улицей, казалось, нечем дышать. Окинув задумчивым взглядом стулья, Макс тяжело вздохнул. Где прилечь, он совершенно не знал. По - быстрому снял телогрейку и, осторожно приоткрыв дверь, заглянул в комнату, где спала Леся. В тусклом свете нарисовалось светлое пятно постели. Девушка спала на диване, отвернувшись к стене. Рядом с ней места явно не предвиделось. Не успев расстроиться, он обнаружил другое пятно рядом с ней, под диваном.
   " Матрас" - недовольно подумал, представив себе все прелести сна на подобном изыске текстильной промышленности. Делать нечего, пришлось снять остальную одежду и практически на ощупь пробираться по незнакомым закоулкам.
   Укрывшись, ощутил все тот же запах статья и сырости.
   " Видимо бабка не утруждалась проветривать вещи". - Недовольно подумал, рукой поправляя складку прохладной ткани. Закрыл глаза, постарался уснуть. В темноте дыхание Леси слышалось особенно отчетливо: оно было размеренным и спокойным.
   "Спит". - Подумал и перевернулся на другой бок. Все это было как-то неправильно. Получается, она реально обиделась и даже не захотела договорить. Макс пригляделся, в кромешной темноте, наконец, начали прорисовываться некоторые детали. Свет от окна тусклым клином освещал круглый стол, стул с изящной спинкой. Поймав за хвост пронзительную мысль, Макс повернулся в сторону Леси. Ничего интересного луна не освещала: изгиб бедра, укрытый плотным одеялом. Не видно даже краешка обнаженного тела. Что ни говори, а сегодня Макса постигло одно сплошное разочарование. Закрыв глаза тыльной стороной ладони, он прокрутил в голове их последний разговор.
   "Вроде ничего особенного не сказал, а она взбрыкнула как подстреленная. Ясное дело, что ничего хорошего я не совершал, но не настолько, чтобы так оскорбляться".
   Словно в противовес его мыслям Леся тихонько застонала. Этот гортанный звук поначалу возбудил его фантазию, но спустя несколько секунд он понял, что девушка попросту говорит во сне. Развернувшись к нему лицом, она уткнулась носом в подушку и что-то несвязно бормотала. Как ни старался, разобрать - не получилось. А спустя несколько секунд ее бормотание вновь перешло в стоны, похожие на плач.
   Находясь в растерянности, Макс приподнялся на локте и удивленно уставился на нее снизу вверх. Разметавшись по подушке, ее волосы свисали вниз длинными змеями, голова находилась в движении, а рука судорожно впилась в край одеяла. Не выдержав, Макс тихонько шепнул.
   - Лесь!
   Ноль реакции, стоны стали тише, но лицо исказила гримаса боли.
   - Нога болит? Лесь! - вскочил и присел на край дивана. Старые пружины заскрипели, заставив вздрогнуть девичьи веки. Словно в бреду, она схватила его за руку и громко заплакала. На этот раз вполне реально.
   - Она умерла, да? Умерла? - вскочила, широко распахнув глаза.
   Откинув одеяло, девушка всем телом прижалась к его груди.
   Мелкая дрожь, сотрясающая хрупкие плечи, заставила Макса крепче стиснуть объятия.
   Неосознанно, почти как ребенок, она искала утешения в его сильных руках, прижималась так тесно, что у Макса перехватило дыхание. Сквозь тонкую ткань хлопковой ночнушки его обожгло горячее тело: упругое, юное, пахнущее сладким, манящим ароматом.
   - Нет, все хорошо, успокойся. Жива твоя бабушка, жива! - Постарался успокоить, положив большую ладонь на затылок. Длинные пальцы бережно скользили по волосам. Девушка постепенно обмякла в его руках, возвращаясь к действительности. Положив подбородок на широкое плечо, она шмыгнула носом и отстранилась. Затуманенным взором пыталась разглядеть его лицо. Потом несколько раз моргнула, позволив слезам тонкими струйками скатиться вниз по щекам. В дорожке лунного света Макс разглядел ее дрожащие губы, почти по - детски пухлые и невинные. Соблазн был слишком высок и эта внезапная близость заставила мышцы живота болезненно напрячься. Больше он не мог сопротивляться собственным желаниям. Придвинувшись ближе, замер в нескольких миллиметрах от ее лица. Запах горького дыма ударил в нос, и у Леси перехватило дыхание.
   Все было, как во сне.. Сначала страх, леденящий кровь, засасывающий в темную
   воронку ужаса.
   Долгое пробуждение, а потом этот ласковый шепот, теплая рука, осторожно касающаяся щеки. Словно корабль, отчаянно плывущий против течения, она ,наконец, отдалась воле судьбы. Все смешалось: сон и явь. Влажный язык, скользнувший по внутреннему краешку губ заставил сердце остановиться. Девушка вдруг осознала, что это все происходит в реальности: здесь и сейчас. В ночном сумраке битва разума и чувств была обречена на провал. Последние безоговорочно взяли верх, подпитываемые легкими касаниями настойчивых губ. Казалось, это длилось бесконечно долго. Дразнящими поцелуями Макс плавно перешел в область шеи. И даже когда ловкие пальцы осторожно спустили тонкую
   бретельку ночной рубашки, стыд все еще спал где-то на задворках сознания.
   Откинув голову назад, Леся наслаждалась каждым поцелуем, дарящим волшебные
   чувства. Все тело покрылось испариной и дрожало от волны накатившего вожделения. Она никогда не испытывая ранее подобных импульсов, от того так взволнованно отзывалась сейчас на каждое касание. Макс напротив, не закрывал глаз, он не привык отказывать себе в удовольствии от соцерцания женского тела. Эта небольшая грудь, округлой формы, с припухшими бусинами розовых сосков казалась потрясающе красивой. Она тяжело вздымалась под его пальцами и дарила ощущение упругости и эстетического совершенства. Слегка коснувшись пальцем твердого соска, Макс выжидающе посмотрел на приоткрытые губы, прерывисто выдыхающие горячий воздух. Импульс тока пронзил тело, обжигая низ живота сладостным раздражением. Закусив губу, девушка свела плечи и моментально накрыла грудь собственной ладонью. Макс сразу
   уловил этот сигнал: Леся еще не готова к таким ласкам, поэтому двинулся в другом направлении. Настойчиво отклоняя девушку назад, он опрокинул её на постель. Умелыми движениями задрал ночную рубашку, обнажая длинные ноги, согнутые в коленях. В темноте мелькнул белый треугольник трусиков и у парня окончательно отключились всяческие ограничения. Накрыв Лесю весом собственного тела, он уткнулся носом в пушистый висок и с жадностью вдохнул аромат волос. Ни одна женщина, разделившая с ним постель, не пахла так восхитительно. Головокружительный аромат сладких цветов щекотал ноздри. Ощутив внутреннюю дрожь нетерпения, Макс слегка отстранился и посмотрел в ее глаза. Они были закрыты. Похоже, девушка боялась столкнуться с реальностью, и так ей было проще было погрузиться в мир новых ощущений. Он был готов поклясться, что Леся никогда не была близка с мужчиной. И дело не в тонкой перегородке, именуемой девственностью. Олеся была невинна во всем, даже в помыслах.
   Пытаясь собрать остатки самообладания, девушка одернула ночнушку, слегка отодвигаясь в сторону. Эта игра совершенно не понравилась Максу. Настойчивым
   движением он перехватил напряженную руку и заставил пальцы разжаться, отпустив
   ткань. Раскрытую ладонь обжег горячий поцелуй и Леся снова закрыла глаза. Макс уже совершенно потерял терпение, нежно поглаживая гладкие икры стройных ног. Это стало похоже на медленную пытку, разрывающую пах болезненной пульсацией. Головой понимал, что спешить нельзя, но инстинкты диктовали свои правила.
   Леся и правда боялась открыть глаза: все произошло так неожиданно, что загнанные в угол желания, полностью подчинили ее тело и разум. Оказывается, этот мир такой потрясающе чувственный. Теперь она жаждала новых прикосновений, вызывающих нервную дрожь, " а потом- будь что будет". Вопреки ожиданиям Макс не спешил: исследуя рукой плавный изгиб тонкой талии, он приник губами к ее плечу. Оно было горячим, словно воск расплавленной свечи. Леся сдавленно вздохнула и уткнулась носом в его шею. Робко тронув губами крупную вену, застыла. Лучше бы этого не делала, поскольку ответная ласка позволила его рукам действовать куда более уверенно и настойчиво. Мужская ладонь легла на пупок, слегка оттягивая резинку белых трусиков. Горячая волна возбуждения прокатилась вниз, исчезая под тонкой тканью. Страх, смешанный с удовольствием, сделал дыхание Леси поверхностным, тяжелым. Максу казалось, что еще минута и он просто взорвется от дикого желания оказаться в ней. Мысли о плотном кольце мышц, крепко сжимающих член, вырвались громким нетерпеливым выдохом. Горячее дыхание обожгло щеку, когда Леся ощутила, как резинка
   растянулась и медленно соскользнула с бедер. Инстинктивно сжимая ноги, девушка услышала хриплый шепот.
   - Это не так страшно. - Он был действительно уверен в собственных словах.
   Сделав глубокий вдох, словно перед прыжком в пропасть, Леся в сотый раз доверилась ему. Как когда-то в детстве: каждому слову, каждому жесту. Макс быстро освободился от лишнего белья и вновь оказался сверху. Приятная тяжесть мужского тела окончательно распластала девушку.
   " Какая же она тонкая, гибкая, как тростинка". - Мельком подумал, одной рукой
   обхватывая тонкую талию. Девичьи пальцы непроизвольно сжали край одеяла, когда
   она ощутила его твердое желание между ног. Ни один мужчина еще не был так близко. Никогда в жизни она не испытывала подобного жара внизу живота: сладкого, тягостного, делающего соски твердыми, а дыхание прерывистым. Не смотря на опыт, Макс никак не мог решиться на последний шаг, все смотрел на бледное лицо, повернутое в сторону окна. Под тусклым светом заметил, как беззащитно дрожат ее ресницы в предвкушении боли. Впервые захотелось остановить время и понять, что ощущает женщина в подобный момент. Ни одна не вызывала в нем подобных желаний. Леся всегда была единственной. Внезапно осознав это, Макс застыл, исказившись гримасой сожаления. Ни отсутствие
   презерватива, ни ее девственность не смогли бы послужить реальной причиной для
   того, чтобы остановиться. А вот эти длиннющие ресницы, доверчиво подрагивающие
   в такт дыханию.
   "Что потом"? - это единственный вопрос, который подкинуло ему подсознание. И
   Макс не смог на него ответить. А если бы и смог, вряд ли обрадовал этим Лесю. Безмятежность стерлась с лица, и пересохшие губы напряженно сомкнулись. Секунду поколебавшись, Максим внезапно отстранился и, тяжело перекатившись, оказался по левое плечо. Сбивчивое дыхание было доказательством того, насколько трудно ему было остановиться. Непонимающе приоткрыв глаза, Леся повернула голову в его сторону. В тонкой складке между бровей читался немой вопрос.
   - Не могу. Извини! - отдышавшись, бросил в воздух, нарушая хриплым голосом
   Тишину. В этот момент весь жар, охвативший тело, переместился в область лица. Щеки Леси вспыхнули малиновым цветом, а глаза непроизвольно закрылись, как от резкой
   боли. Она была пострашнее той, что он мог причинить ее телу. Наслушавшись рассказов бывалых подруг, Леся была готова к физическому дискомфорту, но никак не ожидала, что удар придется совершенно в иное место.
   "Что не так"? - единственный вопрос, который так и не смогли произнести
   побледневшие губы. Дрожание ресниц прекратилось, как только Леся полностью
   осознала происходящее. Это было смертельно унизительно.
   - Пойду покурю. - В темноте послышался скрип дивана.
   - Угу. - кивнула, так и не открывая глаз. Как только дверь захлопнулась, Леся ощутила себя настолько маленькой и незащищенной, что захотелось укутаться в одеяло поплотнее, прижав горячие колени к груди. Ком обиды застрял в горле, когда она осознала, что доверчиво отдалась человеку, а он отверг все это одним небрежным жестом. Со слезами боролась до последнего, даже пару раз пришлось хлопнуть себя по щекам. Опухшими губами прошептала несвойственное ругательство и принялась искать нежнее белье, закинутое в дальний угол.
   Наконец, в темноте нащупала трусики, свернутые в тугой комок. Стыдливо одевшись под одеялом, Леся со стоном опрокинулась на подушку. Мир рухнул. В одночасье. Доверие, внезапно возникшее, вознесло ее на мягких крыльях вверх и с огромной высоты ударило о землю. Сердце заныло так сильно, что, казалось, ребра заболели от этой удушающей тяжести. Тело еще не остыло от ласк, а внутри все покрылось коркой льда.
   Заскрипели ступени, и Леся юркнула под одеяло почти с головой. Отвернувшись к стене, уставилась на железную кнопку, удерживающую кусок обоев. Вопреки ожиданиям, Максим пришел довольно скоро. Комнату вмиг окутал легкий запах табака. Перебарывая желание задать этот проклятый вопрос, Леся сцепила губы, притворившись спящей.
   Бросив долгий взгляд на часто вздымающуюся спину, Макс понял все без слов.
  
   "Может, так и лучше". Если доверчивый мотылек сам летит на пылающий огонь, то
   лучше вовремя потушить его обжигающие искры и сохранить тем самым хрупкость
   крыльев.
   Сон шел мучительно долго. Ворочаясь на неудобном матрасе, Макс то и дело бросал короткие взгляды на возвышающийся диван. Леся металась во сне, раскидывая руки по сторонам.
   "Проклятая древня"! Теперь все осложнилось до критического уровня. Ни о какой
   дружбе не могло идти речи, а любовь... Высоким чувствам Макс не верил и не собирался разубеждать себя в обратном.
   "Жизнь все сама расставит по местам, а мне главное- не навредить". - С этими мыслями и уснул, положив кулак на уровне сердца.
  
   Едва солнце позолотило горизонт, Леся открыла зеленые глаза. Два живых изумрудных колодца за одну ночь превратились в блеклые стекляшки. Пробуждение было мучительным. Осторожно оттягивая ночнушку вниз, девушка спустила ноги на пол и посмотрела на Макса. Он крепко спал, уткнувшись лицом в подушку. На широкой спине вырисовывались крепкие лопатки, прямая линия позвоночника, заканчивающегося двумя ямочками резко очерченного крестца. Как же он был красив! Леся всегда это знала, а теперь имела возможность не спеша рассмотреть каждую черточку, запомнить и сохранить в воспоминаниях. Словно ощутив ее пристальный взгляд, Макс перевернулся на другой бок, натянув одеяло по самые уши. Не в силах встать, она вновь забралась под теплое одеяло. И все лежала, и лежала... то бледнея, то краснея от пережитых эмоций.
   Когда окончательно рассвело, Олеся ощутила себя мотыльком: блеклым и слабым. Увы! Сохранность крыльев не гарантирует способности к полету. Вся защитная пыльца осталась на мужских пальцах, так заботливо оберегающих от огня. Крылья стали прозрачными и совершенно никчемными, только ОН об этом не знал... Он не знал и о том, как долго Леся приходила в себя после этой роковой ночи, как трудно было оставаться еще двое суток под одной крышей. Как тяжело смотреть на виноватый взгляд дымчатых глаз, и делать вид, что ничего не произошло. Прощаться хмурым утром, прячась от дождя в старом сарае. Оставаться близкими и чужими одновременно. Отпускать, и при этом всеми силами хвататься за любую возможность удержать. Глотать равнодушие медленными порциями. Изнывать от тоски по взгляду серых глаз. Любить и почти потерять надежду на взаимность.
   Когда Максим уехал, Леся еще неделю терпеливо ухаживала за больной бабушкой. Погода окончательно испортилась, проливаясь на землю холодными дождями, вперемешку с мелкой манкой первого снега. Не в силах находиться в доме, девушка часто проводила время в старом сарайчике у курятника. Постелив покрывало на старый дощатый пол, и захватив чашку горячего чая, она открывала дверь настежь и слушала дождь. Иногда просто смотрела на то, как утопает в мутных лужах ржавый листок, как холодный ветер колышет пушистый кончик жухлой травы. Или тонкой струйкой вьется дым из трубы, заполняющий двор запахом березовых веников. Воспоминания немного заполняли удушающее ощущение пустоты. Не было обиды, злости или иного разрушительного чувства. Только тоска. Серым пятном прилипшая к сердцу. Да так крепко, что не отскоблишь, не стряхнешь, не скинешь. Ветром завывающая в окно, рвущая на березе остатки золотого платья, отнимающая сон.
  
  
   Прошло два месяца.
  
  
  
  
   Падал тихий пушистый снег, кружась и налипая на серый асфальт. Олеся спешила на важную встречу, быстрой походкой семеня в сторону известного памятника. Черное пальто, подчеркивающее фигуру, напоминало футляр для изящной скрипки. Из- под него виднелась пара стройных ног, облаченных в узкие джинсы. Теперь Леся немного походила на среднестатистическую москвичку. Однако, внешние изменения, произошедшие с ней, никак не затронули внутреннего света, не лишили возможности дарить тепло и видеть прекрасное в самых простых мелочах. Улыбаясь мальчишке, тайком сунувшему шапку в карман куртки, Леся вспомнила собственные проступки. Однажды они с Максом залезли в поле колхозной кукурузы.. Ясное дело, не бабочек ловить. Набрав целый пакет, привезли все это сокровище домой. А тут бабуля на лавочке с суровым лицом цербера. Сказала, что за любой найденный початок их родителей могут посадить в тюрьму. В общем, пожурила, словно между делом, и пошла на огород, по своим делам. Перепуганные дети сначала хотели закопать ворованную кукурузу, но потом Макс сказал, что это неразумно. Кукурузу стоит съесть, чтобы ни одной улики не оставить. Давясь целых два часа, они отчаянно уничтожали плоды собственного проступка. Бабушка застала их на лавочке, с полными животами и крошками бледно- желтых зерен под ногами. С тех пор Леся не любила кукурузу...
  
   " Надо бабуле позвонить, справиться о её здоровье". - Мысленно вспомнила,
   засмотревшись на яркую афишу.
  
   Словно в черно- белом кино.. Сквозь пелену летящих снежинок Макс заметил девушку, переходящую дорогу. Она была потрясающе похожа на ту, что он пытался выбросить из головы последние пару месяцев. Секунда...две... И снег стал обжигающе горячим.
   Легкой походкой она шла по пешеходному переходу, придерживая рукой гриву вьющихся волос, не подозревая, что за ней наблюдает пара серых глаз. Раздираемый внутренними противоречиями, Макс несколько секунд решал, как поступить. Переборов желание окрикнуть, он, наконец, запустил дымящуюся сигарету в урну и развернулся к двери.
   " Лучше не пересекаться".
   Поздно. Зеленые глаза, ярко подчеркнутые тушью, замерли, заметив знакомый силуэт. Они больше не смотрели открыто и доверчиво, из под - темных ресниц сверкнули два холодных изумруда. Очутившись рядом, девушка натянуто улыбнулась ,приветственно махнув черной перчаткой.
   - Привет, Зеленка! - Макс замялся, ощущая себя неловко.
   - Привет, давно тебя не видела! - протянула она, шмыгнув замерзшим носом. На спиральных кудряшках белыми хлопьями повисли снежинки.
   - Да я ездил отдыхать.. Целый месяц жарился на пляже, а то совсем заработался. Я как вернулся тогда... Влез по уши в дела, пахал без выходных. - Сунул руку в карман, нащупывая сигареты.
   - Оно и видно, я тебя таким черным со времен детства не видела. - Мягко улыбнулась, убирая руки в карманы.
   - Да, отдохнули на славу. А ты как? Работаешь?
   - Работаю, да ... что изменилось, я тебя всего пару месяцев не видела.. Все-
   по старому, школа отличная, только в универе запара, еще немного подкоплю и
   буду искать съемную квартиру, хоть угол, но свой. Достали девчонки. - взглянула исподлобья, взмахнув бахромой черных ресниц.
   - Понима-а-ю! - хмыкнул, щелкнув зажигалкой. Две снежинки подряд, как назло,
   попали на кончик сигареты, потушив едва заметное тление. Хотелось спросить её о многом, а еще лучше... просто молчать. Не важно о чем. Просто постоять рядом и пусть ее глаза снова улыбаются. Пусть...
   Все это время Макс постоянно находился в состоянии раскачивающегося маятника.
   Как только он уехал из деревни, то полностью погрузился в работу, стараясь подавить вспыхнувшие чувства. Днями пропадал с Кириллом, ночами с Настей. В общем, вёл обычную жизнь, пытаясь пленить неожиданно ожившее сердце. Тревога окончательно притупилась, как только Кир сообщил о том, что не имеет больше видов не Лесю. По его словам, они пару раз обедали в кафе, после этого он окончательно потерял интерес к холодной красавице.
  
   Внезапно вдалеке возник звонкий женский голос.
   - Леся-я! Опаздываем!
   Обернувшись, девушка все также приветливо махнула ладошкой. Наконец выпустив первую порцию дыма, Максим пристально взглянул на часы, висящие над входом метро.
   - Спешишь? Может как- нибудь пересечемся? - бросил дежурную фразу.
   - А ты разве не идешь к Кириллу на День Рождения? - удивленно округлила глаза, натягивая перчатки на длинные пальцы.
   Макс был сбит с толку по двум причинам. Во- первых, он совершенно позабыл, что Кир назначил на завтра празднование " днюхи", а во - вторых, " какого черта он позвал Леську, если с ней не общается?"- Серые глаза прищурились, как от хлесткого удара.
   - Иду, конечно, закрутился просто, только прилетел. - Сделал несколько затяжек почти без паузы.
   - Ну-у, тогда я побежала, там и встретимся! - почти равнодушно выдала девушка, кокетливо улыбнувшись. Знал бы он, с каким усилием приходится унимать дрожь в
   коленях. Как отчаянно колотится сердце под строгим черным футляром. Ускоряя шаг, Леся на секунду зажмурилась, вспоминая роковую ночь. Опять по- новой! Она так надеялась, что Макс не успеет вернуться с моря и не попадет на эту вечеринку. Кирилл говорил, что они с Настей отправились на море и вернутся не скоро. Теперь, когда стена самовнушения с треском разбилась о взгляд дымчатых глаз, Леся ощутила себя беспомощной. Ничуть не утеряв власти над ее сердцем, Макс непреднамеренно содрал корочку с едва зажившей раны.
  
  
   ****
  
   Встречая девушку у дверей школы, Кирилл заботливо перехватил сумку и улыбнулся.
   - Опаздываешь! Опять родаки тебя умотали вопросами? - открыл дверь в машину.
   - Да, почти так! - потешно скривилась, усаживаясь поудобнее.- Но я за это неплохие деньги получаю, не забывай, это платные группы.
   - Давай к нам, я тебя секретаршей возьму, зарплата сразу в три раза больше. - Шутливо предложил Кир, проворачивая ключ.
   - Нет, спасибо, я как- нибудь сама! - заманчиво подмигнула, словно поддразнивая. Кирилл, и правда, ощущал себя рыжим лисом, несколько месяцев окучивающим аппетитный виноградник. Периодически он проверял степень его зрелости и теперь был твердо уверен, что вот- вот ягоды сами упадут ему в рот.
   - Сама, так сама! Я не против. И вообще, у меня сегодня праздник, могла бы и полюбезнее..
   Мысленно представив себе подарок, лежащий в пакете, Леся скривилась.
   - Извини, если мой подарок недостаточно... Ну.. дорогой. У меня нет столько средств, сам понимаешь. - замялась, закладывая прядь волос за ухо. Укоризненно вздохнув,Кирилл послал в ее адрес обаятельную улыбку.
   - Ты сама, как подарок! Можешь ничего не дарить, только будь рядом. - Тронул пальцами ее руку, лежащую на сумке.
   - Кирилл, ты же знаешь.. Мы говорили. Я не готова к отношениям. Я, конечно, благодарна тебе за помощь... за щенка. Как, кстати, он поживает?
   - Да волкодав твой щенок, уже в будку морда не пролазит! - воскликнул, вспоминая рассказы приятеля.
   - Здорово, вот бы на него посмотреть.. - мечтательно произнесла, поглаживая край сумки.
   - Как- нибудь отвезу тебя! - коротко ответил, подъезжая к общежитию. - В общем так. Заезжаю за тобой в восемь. Сначала официальная часть в ресторане, потом основная гулянка в клубе. Не опаздывай, хорошо?
   - Да я никогда не опаздываю! - слегка раздраженно ответила девушка, - Соберусь к восьми, как и договорились.
  
   Вышла из машины и гордой походкой направилась к воротам. Даже не догадываясь о том, что в спину жадно смотрели голубые глаза. У входа девчонки одарили завистливыми взглядами. Некоторые шушукались, называя Лесю счастливицей. Особо желчные говорили, что она спит сразу с двумя, вспоминая недавние визиты Макса. Олеся перестала обращать на это внимание, ведь самое главное- это внутреннее осознание собственной чистоты.
  
   Вечер близился неумолимо. Вот уже девчонки нетерпеливо зазвенели тарелками.
   Верка одолжила красивое платье, не безвозмездно, правда. Приличный кусок докторской колбасы пал жертвой данных обстоятельств. Спустившись вниз по лестнице, Леся поначалу не признала в зеркале собственного отражения. Длинные волосы струились по плечам шелковым водопадом. Не зря Вера так настаивала воспользоваться новы утюжком. Цвет глаз мастерски подчеркнут глубоким оттенком серо- зеленых теней, а губы переливались бежевым глянцем. Горделиво выпрямив спину, Олеся накинула пальто и вышла во двор.
  
  
   - Застегнись, а то простынешь. - Шутливо произнес Кирилл, дотрагиваясь пальцами до верхних пуговиц воротника. Леся уже привыкла к этим мягким попыткам сократить дистанцию. Однажды он что-то пролил ей на юбку и почти полминуты рвался протереть пятно на самом интимном месте. С ним всегда было легко и это даже импонировало девушке. В противовес Максу, он всегда был в хорошем настроении, источал комплименты и был заботлив в мелочах. Леся не считала их общение предательством по отношению к Максу, поскольку искренне полагала, что Кирилл обсуждает с другом каждый шаг и держит его в курсе своих амурных дел. Попросту говоря, девушка втайне надеялась, что Макс рано или поздно заревнует и объявится на горизонте.
   'Как бы не так! Взял и укатил с Настей на море'.
   В тот день Леся была вне себя от злости, ведь в отличие от Макса, она в красочных деталях получала все сводки его личной жизни. Кир действовал верно: Хитрыми, не всегда честными методами, он шаг за шагом, уверенно шел к своей
   цели.
  
  
   ****
  
   Безучастно провожая взглядом официанта, девушка подперла ладонью щеку. Макс не приехал, хотя обещал быть в ресторане к десяти. Пытаясь скрыть от Кирилла заинтересованность в припозднившемся госте, Леся периодически бросала взгляд на каждого входящего в арку. Пустота. Между тем, за столом оживленно беседовали приглашенные гости. Они ели, пили, сплетничали, спорили, обсуждая последние новости. В общем, делали все то, без чего не обходится ни одно застолье. Одна Леся выделялась среди развеселой публики своим безразличным взглядом. Она ловко уворачивалась от мужских рук, пытающихся приобнять на публике, демонстрируя степень их личной близости. Еще в течение некоторого времени была надежда на встречу. Спустя час она окончательно растаяла. Половина из приглашенных разъехалась по домам, вторая - отправилась в ночной клуб. Олеся также хотела поехать в общежитие, но была остановлена настойчивыми просьбами Кирилла. Доброе сердце боялось обидеть именинника, поэтому девушка уступила, проследовав за шумной компанией к месту основного празднования.
  
  
  
   ПРОДА от 9сентября
  
  
  
   Тонкими струйками молодые люди стекались в один сплошной поток, ведущий к главному входу здания. Как и полагается, суровый мужчина на фейсконтроле демонстрировал минимальные речевые навыки, отсеивая косяк желающих на два противоположных лагеря.
   - Проходите! - кивал в сторону угодных лиц.
   - Извините! - равнодушно отказывал другим, менее везучим.
  
   Благополучно подъехав к месту всеобщего веселья, Кирилл эффектно притормозил, припарковавшись у запрещающего знака, недалеко от самого здания. У Леси возникло острое желание напомнить ему о правилах дорожного движения, однако пришлось смолчать. Кому нужны сварливые замечания в собственный день рождения?
   Молодой человек вышел из машины и львиной походкой направился к пассажирский двери. Похоже, в данный момент он был преисполнен чувством собственной привлекательности и не замечал ни капли отчужденности во взгляде спутницы. Галантно подавая руку, Кир скользнул взглядом по девичьему лицу и отпустил дежурный набор комплиментов. Однако, Леся пропустила половину слов мимо ушей. Она не относилась к той категории девушек, для которых имеет значения сам факт внимания. Вот если бы все это произнес Макс...
   Оживленно рассказывая о собственных музыкальных пристрастиях, Кирилл ненавязчиво подхватил девушку под руку. Сникшая, словно подвявший цветок, она не стала сопротивляться и молча двинулась в сторону ночного клуба. Несколько раз даже улыбнулась, оценив острые шутки на злободневную тему. Кирилл включил максимум обаяния для того, чтобы хоть как-то расшевелить задумчивую девушку.
   - Здесь никогда не бывает темно. Даже ночью. - Отметила Леся, взглянув на чернильное небо, подсвеченное сотнями огней.
   - Да. Этот город никогда не спит. - Оживился Кир, приготовив пламенную речь на тему ночных тусовок. Странно, но Леся больше ни о чем не спросила, лишь отвернулась в сторону набережной и снова замолчала.
   От набережной повеяло пронизывающей влажностью холодного снега. Круглые фонари, нависая над зеркальной гладью, были похожи на жемчужное колье. Чертовски красиво! Совсем рядом, вытянувшись в длинную линейку, стояли припаркованные автомобили. Таких диковинных каракатиц Леся никогда не видела. Проходя мимо, одного из них Кир обозвал " настоящим красавчиком". Странно. Девушка вовсе не разделила этого восторга. Он был настолько низким, что, казалось, намертво прилип к асфальту. Леся мысленно посмеялась, представив, как подобное чудо техники ползет по деревенским ухабам.
   Кирилл не спеша вышагивал вдоль набережной, все теснее прижимаясь к девушке. Она лишь задумчиво кусала губы, представляя, по каким причинам Макс не смог приехать. К черту условности! В последний момент она хотела развернуться и уйти. Ведь без него все потеряло смысл: и этот вечер, и красивое платье и желание остаться в малознакомой компании. Макс был тем самым редким ингредиентом, в отсутствии которого блюдо переставало быть вкусным.
   Однако какое-то внутреннее чутье не позволило совершить этот шаг. В третий раз убирая руку с талии, Леся укоризненно посмотрела на спутника.
   - Кирилл!
   - Я поддержать хотел, здесь крутые ступеньки. Парень состроил невинное лицо и нехотя сунул руку в карман. Почти перед самым входом их окликнул низкий мужской голос. Несколько темных силуэтов приближалось со стороны набережной. Леся ощутила, как уши запульсировали внезапным притоком крови. Короткая, но яркая вспышка надежды озарила темный горизонт. Казалось, сердце бьется о самые ребра и вот-вот выскочит из груди. По мере приближения тени превратились в реальные очертания. Теперь, среди незнакомцев, она без труда узнала Макса. Он был одет в тонкую темно- бирюзовую куртку и синие джинсы с рваной коленкой. "Совершенно не по погоде." - подумала Леся, обронив взгляд на грязный снег под ногами.
   Рядом оживленно беседовали двое мужчин приятной наружности.
   - Чего не приехали, как все нормальные люди? - Обиженно пробурчал Кир, протягивая ладонь для приветствия.
   Макс вышел на свет фонаря и виновато пожал плечами. А что ему было говорить? Не станешь же рассказывать приятелю, что весь день потратил на глупое и неоправданное самокопание, а потом два часа не мог вылезть из - под Насти.
   - Ну, мы типа на десерт. Самые дорогие гости. - Хмыкнул парень и послал пронзительный взгляд в сторону Олеси. Словно вросшая в бетон, она стояла, не шелохнувшись. И только еле заметное дрожание ресниц выдавало волнение.
   - Угу, куда уж без вас. - Хлопнул по плечу и посмотрел на Лесю.
   - Привет! - произнесла тихо, словно и не нуждалась особо в ответном жесте. Как тут покажешь истинные эмоции, когда Кирилл с прищуром наблюдает за каждым движением. Столько времени представляла себе эту встречу, а теперь решительно нет слов. Только ветреное смятение и острая, пронзительная радость. Так бывает, когда ждешь- ждешь, и хвост ускользнувшей надежды уже почти исчез за поворотом. А потом, хоп.. и ее довольная морда вновь покажется из- за угла.
   - Привет! - Макс коротко кивнул, также стерев с лица ответную радость. - А Настя не приехала еще? - озабочено спросил, бросив взгляд на Кирилла.
   - Нет, мы думали она с тобой приедет! - Кир пришел в легкое замешательство.
   - Да она в салон поехала, типа красоту наводить. Сам знаешь, пока вся не вымажется хренью разной, не вытащишь оттуда. - скептично скривился парень, - Но я думал она в ресторан подъедет хотя бы.
   - Да ладно. Куда денется. Сейчас Улька подтянется и твоя нарисуется.
   Предпоследнее слово острым гвоздем застряло в ухе Олеси. Девушка перевела взгляд на Кирилла и стиснула губы в понимающей улыбке.
   - Ну да. - Сухо ответил Макс, бросив короткий взгляд через плечо. Про себя отметил, что Леся выглядит очень непривычно. Заметно похорошела, не смотря на то, что выпрямила волосы и нанесла приличную порцию косметики. В этом образе она ничем не отличалась от местных девчонок, пестрой стайкой заплывающей в двери ночного клуба. Только это ничуть не порадовало, напротив, окончательно сбило с толку. Откровенно говоря, Макс предполагал, что девушка не найдет в себе сил явиться на праздник и вновь очутиться в незнакомой компании. Да и потом...
   Уже перед самым входом одна из отвергнутых девушек устроила истерику, проклиная неразговорчивого фесконтрольщика последними словами.
   "А с виду такая леди.."- подумала Леся, удивившись до глубины души. "Конечно, неприятно, но чтоб так убиваться". - непонимающим взглядом проводила женскую фигуру, облаченную в короткую кожаную куртку и узкие белые джинсы.
   В отличие от этой девушки, Лесю и компанию пропустили без единого слова. Вот тебе еще один неписанный закон ночной жизни: Не важно кто ты, главное с кем и во что одет.
   - Не обращай внимания, здесь всегда так. Малолетки. - брезгливо сказал Кир, открывая дверь перед Лесей.
   " Вырядилась". - Макс задумчиво дернул ручку двери, заметив перед собой промелькнувшие голые ноги.
   Не найдя подходящих слов, девушка пожала плечами и проследовала по темному коридору. Оказавшись внутри, Кирилл с ловкостью матёрого хищника, помог девушке освободиться от верхней одежды. Когда его горячие пальцы задержались на круглых плечах, Леся ощутила на себе свинцовый взгляд Максима. Он был настолько тяжелым, что казалось, от ее голубоглазого спутника давно осталась лишь горстка серого пепла. Сняв куртку, Макс резким движением бросил ее на стол вахтерши. Очевидно, та привыкла к подобному хамству и лишь снисходительно скривила рот. Напряжение росло. Леся ощущала это с каждой последующей минутой. На удивление, парень не исчез в толпе гостей, а всюду сопровождал именинника, делая вид, что ужасно соскучился по общению за время своего отсутствия. На самом деле - каждый из них понимал реальную расстановку фигур, и эта партия обещала быть очень напряженной.
   В темном углу расположился большой прямоугольный стол. Справа находилась колонна, на которой танцевала экспрессивная девушка в коротком топике и полупрозрачных шортах. Почти все гости мужского пола уставились на плавные изгибы двигающегося тела. Не разделяя всеобщего интереса, Леся откинулась на спинку стула и принялась считать количество блестящих шаров, прикрепленных к потолку. Надо было хоть как-то отвлечься и выкинуть Макса из головы. Однако, ничего не получалось. Как назло, он сел рядом, по левую руку. И периодически гипнотизировал девушку, параллельно переговариваясь с Кириллом. В очередной раз, перехватив ее взгляд, Макс еле заметно улыбнулся. Он так и знал, что девушка будет здесь откровенно скучать. Также он заметил и отсутствие должного интереса к Кириллу. Это не могло не радовать. Только на душе было не спокойно. Макс никак не мог придумать способ, открыть ей глаза на собственного друга.
   " Друга? - задумался Макс, - К черту собачьему таких друзей. Врал мне до последнего, думал, я не узнаю, что он к ней до сих пор яйца подкатывает".
   - Ну что, Кирилл! За тебя пьем! - послышалось с другого конца стола. Все подняли бокалы. Леся традиционно воздержались, пригубив пару глотков слабоалкогольного коктейля. Со стороны казалось, ничего особенного не происходит. Кир и Макс перекидывались привычными колкостями и плоскими шутками. Девушки сбились в галдящую стайку. Остальные отправились изведывать пространство.
   Слегка отодвинувшись от стола, Леся непроизвольно закинула ногу на ногу, позабыв о длине платья. Тонкая материя беспрепятственно поползла вверх, обнажив стройную ногу до критической отметки. Словно два голодных волка, соперники одновременно уставились на открывающийся вид. Заметив столь повышенное внимание к собственным конечностям, Леся смущенно стиснула губы и придвинулась вплотную к столу. Не оставалось ничего другого, как проложить трапезу, делая вид, что она не замечает раскатов грома над головой.
   Пожирая изнутри, ревность не давала Максу покоя. Он старался придумать тысячу поводов, для того чтобы отпустить Лесю в свободное плавание, но как только смотрел в эти лучистые глаза, терял всяческую решимость.
   " Хрен тебе, а не Леська." - посмотрел в упор на приятеля, отбивая пальцами ритм очередного трека.
   - Чего как на похоронах? - кто-то пошутил, заметив задумчивое лицо Максима.
   - Да никак не аклиматизируюсь, спать хочется, пипец! - отмахнулся парень, решительно допивая порцию алкоголя.
   Детально представляя себе отдых Макса, Леся покрывалась румянцем обжигающей ревности. Воспоминания осенней ночи периодически всплывали перед глазами, унося далеко от реальности.
   Спустя несколько минут Макс заботливо передал Лесе салфетку, под столом еле заметно коснувшись ногой ее колена. Волна колючего напряжения тут же заискрила по позвоночнику, впиваясь в район копчика. Частоту дыхания не удалось скрыть под облегающим силуэтом вечернего платья.
   - Спасибо! - ответила девушка, аккуратно промакивая губы.
   Кирилл с некоторым напряжением взглянул на часы и отвлекся от основного действия. В этот момент ананас соскользнул со шпажки и угодил прямо в чужой бокал. Неожиданным салютом апельсиновых брызг окрасилась ткань клетчатой рубашки. Повисла пауза, в течение которой Макс недовольно стиснул губы.
   - Это тебе за опоздание! - нашелся Кир, скривившись в извиняющейся улыбке. Все заливисто посмеялись, кроме самой неожиданной жертвы. Сероглазый парень с заметным недовольством схватил салфетку и приложил к мокрой груди. Не растерявшись, Леся протянула еще несколько, приблизившись вплотную к обжигающему плечу. Хотелось хоть как-то помочь и отвлечь внимание от этого конфуза. Макс ощутил, как под пальцами мощными толчками стучит взволнованное сердце. "Ничто, кроме нее, здесь не имеет значения". От этого стало смутно и страшно, ведь тугие поводья самоконтроля давно обмякли и грозили окончательно запутаться в ослабевших руках.
  
  
   Не смотря на завидность положения, Леся тактично отказывалась исполнять роль первой леди. И даже, когда Кирилл предложил медленный танец, отказалась, сославшись на острое желание посетить дамскую комнату. Конечно, ему крайне не понравился отказ, но он предпочел не портить собственную репутацию и не подавать вида.
   Заметив отсутствие Леси, Макс решил действовать. Другого момента могло не быть. "С Киром говорить бесполезно, он не отступится, пока... А вот с ней можно попробовать еще раз"..
   Спустя несколько минут Макс придумал одну из дежурных отмазок и исчез в темноте огромного зала.
  
   К частью, в туалете никого не было. Леся с трудом могла выдержать еще одну порцию общения с Ульяной. Припудрив нос, девушка улыбнулась собственному отражению в зеркале. Как ни крути, а макияж творит чудеса. Взгляд приобрел таинственную загадочность темной зелени, в глубине которой плескалась искорка кокетства. " Хватит грустить. В конце- концов, все у меня налаживается. Появились хоть какие-то средства, теперь можно купить нормальную одежду и перестать стесняться. Бабушке отвезу много подарков. Вот она обрадуется."- рассуждала Леся, ополаскивая руки.
   Захотелось поскорее вернуться за стол, дерзко демонстрируя Максу собственную привлекательность.
   В этот момент белая дверь со скрипом отворилась. Желание исполнилось. Правда, несколько в ином качестве: в проеме показалось знакомое мужское лицо.
   - И так красивая, чего там все рисуешь? - недовольно обронил Максим, шутливо сверкнув серыми глазами.
   - Это женский!- удивленно воскликнула, вмиг распрямившись звонкой струной.
   - Я вижу. - Спокойно ответил, закрывая дверь на тонкую щеколду.
   - Ты что совсем? А если сюда придут? - раскраснелась девушка, ощущая бешеный стук собственного сердца. Никак не ожидала от парня подобной наглости.
   - Здесь четыре туалета. А в этом профилактика. - шутливо повел бровью, доставая сигареты из кармана.
   Находясь в замешательстве, Леся с трудом представляла, что будет дальше. От Макса можно было ожидать чего угодно, особенно теперь..
   - Это ты для именинника так постаралась? - скептически окинул взглядом стройную фигуру, обтянутую тонкой тканью нежного персикового цвета.
   - Ты о платье? - спустя непродолжительную паузу ответила девушка, кокетливо склонив голову набок.
   - Угу.. - щелкнул зажигалкой, опускаясь на корточки возле раковины. " Уж не Кир ли спонсировал наряд".
   - Нет! Я просто решила последовать твоему совету. Помнишь ты сказал, что в старых вещах я похожа на нафталиновую училку. Как видишь, я исправляюсь.
   - Я? - поперхнулся Макс, удивленно подняв голову.
   - Ты. - с легкой обидой выдавила Леся, скрестив руки на груди, взволнованно вздымающейся от тяжелого дыхания.
   - Ну ... знаешь, лучше училка, чем...- вовремя остановился, впившись взглядом в ее острые колени.
   - Я не пойму, ты пришел обижать меня? - уловив его посыл, резко парировала Леся, - Если да, то можешь не стараться. У меня теперь есть стойкий иммунитет. - Ехидно скривила губы набок.
   - Зря ты так. Я не собирался обижать, просто стало интересно, что ты здесь делаешь?
   - Я пришла к Кириллу, как и ты.. - Немного смутилась от неожиданного вопроса.
   - Допустим. Я с ним общаюсь не один год. А ты какими судьбами? - тон его был компрометирующим.
   - А я тоже с ним общаюсь.. Пусть не так долго.. - ответила не столь уверенно.
   - М..м - прищурился, нервно покручивая сигарету между пальцев.
   - И вообще... Что это за допрос? - процедила сквозь зубы, раздражаясь от беспочвенных подозрений. - Я что, не имею права дружить с молодым человеком?
   - А это не допрос. Так, интересуюсь, каким местом вы могли подружиться ? - взгляд его потемнел и сделался колючим.
   - Он веселый и добрый парень, мне с ним легко и интересно. Достаточно? - порывисто выпалила, словно желая уколоть побольнее.
   - Ясно.. - опустил голову вниз, отстраненно разглядывая крапинки на ярко- оранжевой плитке.
   Несколько секунд длилось абсолютное молчание. Леся чувствовала себя неловко. Переминаясь с ноги на ногу, она периодически поглядывала на длинные пальцы, стряхивающие пепел в раковину.
   - Как ты не понимаешь, я просто не хочу, чтобы ты еще глубже влезала в это болото. - в очередной раз коснулся губами сигареты.
   - Может напомнить, кто меня в это болото позвал? - хлестко ударила словом, по- кошачьи прищурив изумрудные глаза. Плененная обида вот-вот грозила сорваться с петель и смести все на своем пути.
   - Я сожалею об этом. - Глубоко затянулся, пристально взглянув на девушку. Лесе на секунду показалось, что в той серой дымке отразилась какая-то обреченность.
   - Почему? - утопая в его взгляде, тихо спросила Олеся, прислонившись спиной к холодной плитке.
   Сделав тяжелый вздох, парень медленно выпрямился. Как подобрать слова, когда его разум и сердце давно ведут ожесточенный бой, в котором заведомо не будет победителя.
   - Потому что раньше я ни хрена не думал о тебе. Ни о ком. Мне было просто по приколу позвать. Понимаешь, захотелось мне... и я это сделал. И ничего больше.. - задумчиво коснулся большим пальцем нижней губы.
   Конечно, он понимал, что Олесе будет неприятно, но раз она хочет откровенности, пусть глотает эту горечь до дна. Пусть ощущает каждой клеточкой отвратительный вкус правды и знает, что этот мир не состоит из доброты и справедливости. Мир, в котором он живет - уродлив, коварен и жесток. Он захватывает, впивается клыками и выпивает все до последней капли. А потом... На периферии лежит куча поломанных судеб, с оборванными надеждами, перекушенными мечтами. И среди них может оказаться ОНА.
   - Угу. - Послушно кивнула, ощущая, как комок прежней обиды подступает к горлу.
   - Да что ты со мной соглашаешься? Какого хрена веришь мне на слово. Ты совершенно не осознаешь, где оказалась и что с тобой может случиться дальше. - выпалил на одном дыхании, вновь коснувшись губами сигареты. - Я не бескорыстный принц, если ты не заметила, Кир тем более.
   - Не надо так! Не приплетай сюда постороннего человека. - Нетерпеливо перебила девушка, меняя позу. Спина окончательно покрылась морозным инеем.
   - А как надо? Врать? Лить тебе сахар в уши, а потом жёстко попользоваться? - обозлено сверкнул серыми глазами. Леся не верила собственным ушам.
   - Что за бред ты несешь!? - Спросила, неодобрительно сдвинув брови к переносице.
   Макс осознал, что дипломатические способности - это не его конек, особенно в столь сложной ситуации. Терпение и такт улетучивались с каждой секундой. Сделав глубокий вдох, он ответил:
   - Я задолбался намекать. Скажу прямо. Мы с Киром два моральных урода. Так жили и живем, и если бы я хотел, давно отымел тебя в этом туалете, просто потому что ты чертовски сексуальна в этом платье. У нас все просто - нет преград. Нет недоступных. Просто одной достаточно ласковой х*рни на ухо, другой - чего посложнее. - Закусил кончик сигареты, - Кир понимает, что ты второй вариант и поступает грамотно. Точно по схеме. Он не лучше меня, просто он не говорит тебе всей правды, поверь.
   Каждое слово вонзилось острой иглой в самую сердцевину женского самолюбия. Захлебнувшись этой неприглядной прямотой, девушка согнулась пополам и присела на корточки, обхватив щеки руками.
   - В тебе я не сомневаюсь.. Но как ты можешь говорить такое о собственном друге? Ты специально все это делаешь, чтобы разрушить наше с ним общение? - недоверчиво покосилась на парня, исказившись гримасой отвращения.
   Макс не знал, что и ответить. Он так боялся высказать правду, а оказалось, напрасно. Прочная стена из недоверия выросла между ними. Леся оказалась слепа и глуха. В конце- концов, он и не ждал другого. Леся реально жила в другом мире.
   - Я делаю это только ради тебя. Просто не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. - открыв кран, набрал горсть воды и плеснул в лицо. Градус напряжения просто зашкаливал, обжигая щеки горячим приливом.
   - А что может случиться? Кир очень много мне помогал, за несколько месяцев ни разу не позволял себе чего-то такого.. Не наглел, не пытался уложить в постель. И щенка помог пристроить, причем бескорыстно. Ты бы так смог?
   - Щенка? - смутно вспомнил разговоры о псине. Разразившись ядовитым смехом, склонился над раковиной и посмотрел в собственное отражение. Показалось даже, что глаза приобрели голубой оттенок.
   - Да он все это специально делает, как ты не понимаешь?! - резким движением вытер последние капли с подбородка.
   - Да? А по- моему, это называется ухаживанием и тактика эта годами работает. - Скептически нахмурила брови, пристально уставившись на парня. - Или по - твоему, я не достойна ухаживаний?
   - У-у, как все запущено, Зеленка. - Развернулся на пятках. Сделав пару широких шагов, парень остановился в нескольких сантиметрах от ее лица. Огромные зеленые глазищи смотрели пристально. Непонимающе. Кто бы знал, насколько больно видеть этот взгляд и не иметь никакой возможности сделать его разумнее.
   - Ты достойна... - протянул руку, касаясь тыльной стороной ладони ее щеки. - Другого человека.
   Сказал это так, словно со всей силы вбил гвоздь в стену. Твердо и безапелляционно.
   - Вот только не надо. - Прошептала, отстраняясь от мужской ладони, едва коснувшейся бархатной скулы.
   - Как скажешь... - с сожалением поджал губы и опустил руку вниз. Как хотелось сейчас все отбросить и прижать к себе, сжимая в ладони пряди мягких волос. И оказаться далеко отсюда, там, где пахнет прелым деревом, и спелыми яблоками на тяжелых ветвях. Вычеркнуть из прошлого все плохое.
   - Ты бы хотел, чтобы я уехала ... ? - тихо спросила, неожиданно для самой себя. Кровь отхлынула от лица и опустилась вниз, обжигая живот жаром волнения. Сейчас ей казалось, что Макса тяготит ее общество, и он хочет поскорее уйти.
   Запах сочной антоновки вмиг развеялся и туман, покрывший алые кисти рябины, исчез. Вопрос был вполне реальным. И очень серьезным. Позволив себе заглянуть в ее глаза, Макс попытался договориться с собственным разумом. У сердца давно был готов свой ответ.
   - Это только тебе решать. - С трудом подобрал слова. Отшатнулся, опасаясь вновь сократить дистанцию.
   - Вот именно. - Обиженно выдавила. В душе она хотела услышать совершенно другой ответ. Сердцем чувствовала, что Макс сам загнал себя в невидимые тиски и теперь не может открыться и доверить истинные мысли.
   - Только думай, прежде чем что-то делать. - Без укора произнес, собираясь уходить.
   - Спасибо за совет. - подняла изогнутую бровь и напряженно улыбнулась.
   Несколько секунд они смотрели друг на друга и молчали. Порой молчание драгоценнее тысячи слов. Дверь закрылась, и тугая нить со звонким треском порвалась. Звенящая пустота.
   Находясь в полном смятении, девушка посмотрела в зеркало и со всей силы зажмурилась. Свет померк и перед глазами предстала недавняя картина. Хриплыми обрывками звучали его слова. От этой определенности стало так больно, что дыхание перехватило и в животе зашевелилась ледяная жаба. Со всей силы стукнула кулаком по раковине. Досада и всплеск злости накрыли с головой.
   "Пусть идет ко всем чертям, советчик". - зелень глаз потемнела и наполнилась влагой.
  
   Веселье было в самом разгаре, когда Леся вернулась за стол. Макса нигде не было, от того глаза постоянно высматривали каждого проходящего мимо.
   - Чего такая грустная? Что-то случилось? - напрягся Кирилл.
   - Да нет, все хорошо. Просто голова болит от шума. Извини, пожалуйста, но я наверно поеду. - пожала плечами и отвела взгляд. Такую грусть в глазах невозможно спрятать. - Отвезти тебя в общагу? - заботливо спросил, слегка обнимая за плечи. От этого прикосновения стало неожиданно тепло. Бросив взгляд на часики, Леся кивнула в ответ.
   - Я лучше на такси, у тебя же гости.
   - Здесь всем и без меня хорошо. А тебя одну в такой час не отпущу. Сейчас вызову машину. Минут через десять выезжаем. - схватил телефон со стола.
   - А где Макс, хотела спросить, чего Настька трубку не берет? - вмешалась Ульяна, отщипывая несколько виноградин из общей тарелки.
   - Он к ней как раз поехал. Что-то у нее там случилось. Я не понял, он быстро оделся и выехал, ничего не объясняя.
   - Ой, надо им позвонить. Вдруг что серьезное... - обеспокоенно ответила Улька, покачивая головой.
   Еще один неприятный эпизод окончательно добил Лесю. Желания оставаться не осталось ни на грамм. Попрощавшись с гостями, парень быстро догнал девушку и сопроводил ее до машины.
  
  
  
  
  
  
   Под ногами лежал грязный снег, едва прикрывающий мокрый асфальт. Эта мутная жижа как нельзя лучше отражала душевное состояние Олеси. Тошнотворное ощущение кружило голову: в темном тоннеле прозвучал голос Максима, а все происходящее рядом воспринималось отстраненной ускользающей картинкой.
   - Вы уже уезжаете? - прозвучало у выхода.
   Леся обернулась и перестала дышать. Две темные фигуры стояли рядом, тесно переплетая руки. Макс выглядел несколько растерянным. В серых глазах читалось беспокойство.
   - Да, поеду Леську в общагу отвезу и вернусь. - Ответил Кир, указывая взглядом на такси.
   - Мм..м, ну возвращайся, мы тебя еще за уши не тянули. - Бросил вслед, словно и не заметив рядом Олесю. Вбивая каблуками снег, Леся шла, не оборачиваясь. Стало душно. Словно грудную клетку сковало стальными прутьями. Несколько раз пришлось ухватиться за черный рукав, чтобы сохранить равновесие. Кир, в свою очередь, быстро воспользовался ситуацией, ловко подхватив девушку под локоть.
   " Какой же ты урод. А я напридумывала себе.. Боже! Как больно. К ней помчался по первому зову, а говорил, что ни к кому не привязываешься, ни о ком не заботишься. Врал. Все время врал. Разве такого мужчину я мечтала полюбить? ".- С каждым шагом мысли стучали в голове.
   - Лесь, я надеюсь это не из- за меня? Ты не обиделась? - допытывался Кир, заметив напряженную маску на ее лице.
   - Нет! Все было очень хорошо. - Поджала губы, - Просто, понимаешь... Наверное, это не мое место. Не моя компания. Я здесь чужая и никому не понятная. - внезапно остановилась у такси. Северный ветер трепал длинные пряди, бросая в лицо мелкую изморось. Ночной город выглядел туманным и серым.
   - Ты что, Малышка... Всем по -началу тяжело, но ты вольешься, вот увидишь. Я помогу, если надо. - Незамедлительно выдал Кирилл, махнув рукой таксисту.
   - Ладно. Извини. Не надо со мной возиться, я весь праздник тебе испортила. Поехали скорее. - разозлилась на собственный порыв откровения. Поднимая воротник пальто, посмотрела в сторону набережной.
  
   Таксист оказался человеком понимающим. Ехал молча, анекдотов не рассказывал и политику не обсуждал. Мелькающая череда расплывающихся огоньков баюкала, лучше всякой колыбельной. Втянув голову в плечи, Леся задумчиво смотрела на уплывающий каскад высотных зданий.
   - Укачивает? - Кир бережно коснулся ладонью плеча.
   - Да так. Немного. - Прислушалась к ощущениям собственного тела.
   - Потерпи. Уже приехали. - Заботливо произнес парень, раскрывая кошелек.
  
   Все произошло так неожиданно, что Леся не успела опомниться. Вот она стоит на пронизывающем ветру и непонимающе хлопает глазами. Кирилл со всей силы дергает ручку деревянной двери, та безнадежно заперта.
   - Но ведь всегда открыто было. - нахмурилась девушка, - дай я попробую.
   Никак. Олеся с ужасом осознала происходящее. Вся расслабленность ушла из тела, наградив мышцы каменной тяжестью.
   - Говорили на днях, что скандал был с группой студентов. Но я не думала, что закроют. - с ужасом посмотрела на дверь и приложила ладонь к пылающей щеке.
   - Не волнуйся, выход всегда есть. - Кирилл задумчиво прищурился.
  
   Тяжело вздохнув, Олеся мысленно прокляла собственную самонадеянность. "Что теперь делать? До утра так далеко. Сто раз успею замерзнуть". - даже зубы застучали, словно подтверждая промелькнувшие мысли. Со стороны Кирилл выглядел не менее растерянным. Нахмурив темные брови, он хорошенько приложился кулаком по стеклу. Тишина.
   - Короче, поехали ко мне. - обернулся, сунув руки в карманы куртки. - Если, конечно, других вариантов нет? Голубые глаза наполнились пытливым ожиданием. Леся с сомнением поджала губы. Вариантов и правда не было. Выдохнув мощный поток горячего воздуха, Леся посмотрела в небо и озадаченно произнесла:
   - Кирилл, прости, я думала, ты вернешься к гостям. Это жутко неудобно. Господи! Что за день! - с досады пнула ногой корень старого дерева. Даже не задумалась над тем, как это выглядит со стороны. Устала терпеть и контролировать любое слово и движение. Заметив ее искреннюю досаду, Кирилл улыбнулся. Что-то человеческое ненадолго шевельнулось в его душе.
   - Не проблема. Вообще. Для меня важнее ты и твой комфорт. - Сказал уверенно, с твердостью во взгляде.
   Волна жаркого волнения прокатилась по щекам. Никто еще не говорил таких слов.
   - Хорошо. Я надеюсь, твои родители не будут против? ... - еще плотнее сомкнула губы, лишенные теперь соблазнительного блеска.
   - Я живу один. Поехали, посмотришь, чего мерзнуть? - настойчиво протянул руку.
   - Ну-у, поехали, если бы было лето, я бы отказалась, сам понимаешь... - пожала плечами, неуверенно протягивая озябшую ладонь. - Я перчатки оставила в клубе. - Ощутила контраст горячей кожи и холодных пальцев.
   - А что молчала, я попрошу Макса забрать. Идем к метро, тачку поймаем. - Развернулся в сторону арки.
   - Не надо! - выпалила, словно обжегшись этим именем.
   - Ну-у, девчонок тогда. Ульку, например. Леся молча кивнула.
   С каждым шагом сомнения развеивались, Кирилл приложил массу усилий для того,чтобы Олеся не пожалела о собственном решении. Спустя полчаса они зашли в подъезд частного многоэтажного дома. Такой красоты девушка никогда не видела. На стенах картины, в напольных вазонах глянцевые фикусы и пальмы.
   - Красота! - восхитилась, позабыв о волнении.
   - Да, у нас здесь тетка одна живет, все это ее заслуга. - Между дедом ответил Кирилл, звеня ключами в замке.
  
   Внутри было непривычно свободно. Коридор соединял два противоположных крыла. В одном из них находилась просторная гостиная, совмещенная с кухней, в другом - спальня. Леся топталась у двери, опасаясь запачкать белоснежную плитку, выложенную в форме мелких ромбов.
   - Чего стоишь, проходи, разувайся! - непонимающе воскликнул Кир, указывая на круглый пуфик возле тумбочки.
   - Да я не хочу пол пачкать. - Пожала плечами девушка, искренне опасаясь нарушить эту глянцевую белизну. Кир посмотрел вполоборота. Как на полоумную. Дикость какая.
   - Здесь уборщица каждый день моет, не волнуйся.
   - Хорошо. - Ступала аккуратно, стараясь не оставлять следов. Множество вопросов повисло в воздухе. Стесняясь показаться неосведомленной, Леся прикусила язык и ожидала дальнейших инструкции. Кирилл не заставил себя ждать.
   - Давай помогу снять пальто. - Протянул руки. Быстро высвободившись из влажного одеяния, Олеся поежилась от холода, пробежавшего по плечам. Он достал теплую толстовку из шкафа и накинул ее на плечи девушки.
   - Так согреешься быстрее. - Взгляд его задержался на бледных губах, пересохших от волнения.
   Тем временем Леся с большим любопытством разглядывала миниатюрное деревце, стоящее на журнальном столике возле дивана.
   - Ой, это же сосна, только миниатюрная. Такая симпатичная! - восхитилась девушка, сдвинув брови "домиком".
   - Любишь природу, я смотрю. - Усмехнулся Кирилл, заглядываясь на длинные ноги, переходящие в плавный изгиб талии.
   - Очень. Мне здесь этого так не хватает. Ты, конечно, меня не поймешь, но я задыхаюсь в этом бетоне. - Сказала серьезно, без кокетства и жеманности. Длинный палец едва коснулся крохотной зеленой веточки, усеянной тонкими иглами.
   - Ну-у, ты же жила до этого в городе. Или нет? - с сомнением спросил парень, мысленно приподнимая подол платья вверх.
   - Да, но у нас крохотный город. Много зелени. Все друг друга знают, один рынок, один кинотеатр. Смешно, но я всех водителей маршруток знаю по именам. Это совсем другой мир, понимаешь? - обернулась, застав врасплох разомлевшего Кирилла. Пытаясь скрыть выпуклость в области ширинки, он отвернулся.
   - Конечно, провинция. Зато там воздух чище и люди добрее. - Открыл бар, заполненный бутылками.
   Леся видела только широкую спину и мелькающие бутылочки.
   - Ты прав. Воздух там точно чище. - Улыбнулась Леся, пригревшись в уголке, на диване.
   - Предлагаю исправить смазанный финал нашей вечеринки. - Протянул вверх зеленую бутылку, с красивым граненым горлышком.
   - Нет, Кир! - нахмурилась, заметив два бокала на столике.
   - Обижаешь. Я и так сегодня не услышал твоих поздравлений. - Укоризненно посмотрел на девушку, присаживаясь рядом. - Один бокал и все, обещаю. - Промурлыкал, словно кот Баюн.
   Ощущая вину за собственное бегство с вечеринки, Леся уступила и согласилась. Глядя на его суетливые попытки собрать фрукты в вазу, девушка улыбнулась.
   - Не надо. В меня не влезет ни кусочка. - Отрицательно помотала головой. Уловив запах мужского тела, слегка отстранилась в сторону. Кир сделал вид, что не заметил этой робкой попытки сохранить дистанцию. В его голове возник один единственный образ. Горячее женское тело под мужскими пальцами и полураскрытые губы, судорожно ловящие каждый поцелуй.
   - Ну, за тебя! Я рада нашему знакомству, общению.. Спасибо тебе за заботу и все остальное. - подняла бокал вверх, мило улыбнувшись. Веер ресниц подчеркивал бездонную зелень глаз. Как море после шторма: Темно- бирюзовое. Его глаза одобрительно прищурились в тот момент, когда девушка сделала первый глоток. Тепло проникло в горло, спустившись вниз, к самому животу. Завязалась непринужденная беседа, в ходе которой Олеся принялась рассказывать о родном городе и его особенностях. Кирилл поддерживал диалог, стараясь выглядеть заинтересованно. Леся не догадывалась о том, как трудно мужчине сдерживать свой сексуальный аппетит. Каждая фраза, сопровождающаяся очередным мелким глотком, приближала его к заветной цели.
   'Виноград созрел'.
   - В вашем городе все такие красивые, или только ты? - Расслабленный алкоголем, Кир распластался по дивану, теснее прижимаясь к женским бедрам. Голос его показался Лесе неожиданно низким, с львиной хрипотцой. Развернувшись в его сторону, девушка смущенно положила ладони на голые колени. Только теперь она поняла, что взгляд голубых глаз уже десять минут буквально пожирает ее целиком.
   - Я обычная. - Выдавила переливисто, затаив дыхание. Она и правда никогда не считала себя красавицей, а из его уст это звучало и вовсе фантастически. Близость крепкого мужского тела вызвала в крови нездоровое волнение. Страх с примесью странного влечения, парализовал все тело. Девушка смотрела на него, словно зверек, ожидающий удара. Едва его рука коснулась колена, Леся отпрянула. Запах древесной коры с примесью цитруса ударил в нос. Ничего не успев понять, Леся ощутила на устах вкус поцелуя. Губы Кирилла были настойчивыми и влажными. С капелькой цветочного аромата. Вкус шампанского. Оказавшись безнадежно прижатой к спинке дивана, девушка вцепилась руками в его плечи, пытаясь оттолкнуть. Со стороны это выглядело весьма вяло и наигранно. Кто же знал, что алкоголь и правда лишил девушку последних сил.
   - Кирилл, ну ты что? - шептала, не сумев выразить испуг по - другому. Кирилла лишь распаляла эта забавная игра. Постепенно поцелуи стали более нежными и он внезапно отстранился.
   - Я очень хочу тебя. Решайся, сколько можно меня динамить? - прохрипел на ухо, обдувая кожу на шее жарким дыханием. Разум отчаянно сопротивлялся, а тело предательски покалывало иголками странного возбуждения. Не успела она ответить, как властные губы закрыли рот горячей печатью. Все было, как в сплошном дурмане из образов и прикосновений. Язык, обжигающий кожу. Ощущение невесомости. Прохладный бархат темной простыни. Резкие движения крепких рук, нетерпеливо сдирающих платье с плеч. Треск ткани. Потолок, раскачивающийся пятном приглушенного света. Тяжесть мужского тела и новый приступ дрожи. Секунда. И острая, пронзающая боль, словно клинком вспарывающая внутренности. Горячий ком в горле, вырывающийся наружу сдавленным стоном. Желание кричать и парализующая невозможность этого сделать. Темнота. Тихий стук, в такт резким движениям, пульсирующий в ушах. Это было похоже на маленькую смерть. Каждое движение приносило лишь боль, и ничего больше. Инстинктивно сжимаясь в клубок, девушка лишь сильнее сжимала кожу на его лопатках, желая хоть как-то передать собственные ощущения. Наращивая темп, Кир заботился лишь о собственном удовольствии. Спустя несколько секунд он выдохнул и остановился. Последний клубок пара покинул сосуд возбуждения. Наступило полное опустошение. Тишина.
   - Ты зря не предупредила.. - перевернулся на спину и удовлетворенно сомкнул глаза. Леся молчала, пребывая в леденящем оцепенении. Что это было? Изнасилование? Собственная ошибка? Почему не хватило смелости закричать? Как надо было себя вести? Все смешалось в голове. Низ живота пульсировал болезненным саднящим огнем. Поджимая ноги к груди, Леся перевернулась на бок и зажмурилась. От постельного белья пахло розами. Казалось теперь, что этот запах она возненавидит до конца жизни. "Этого не может быть. Только не так"!
   - Ну, котенок, прости. Я как зверюга, да? Прости, я так долго ждал, что не смог остановиться. - Поцеловал дрожащее плечо. Лесе было так стыдно и тошно, что она лишь промолчала, глубже утыкаясь носом в подушку. В этот самый момент парень посмотрел на вибрирующий телефон. МАКС. Он, конечно, мечтал продемонстрировать другу триумфальное знамя, но не так скоро. Откинув одеяло, сбросил вызов и вновь посмотрел на клубок, лежащий по левую сторону. Девушка не шелохнулась.
   - Леся, ну прости. Только не говори, что ты не хотела.. - Постарался заглянуть через плечо.
   - Я не знаю, что сказать. Я поверила тебе... - Ее глаза были закрыты. Недоверчиво вглядываясь в тонкие черты лица, Кир стиснул губы. Насилие совершено не входило в его планы. Зачем, если любая по собственной воле готова разделить с ним постель. А Леся.. Все вышло так сложно, знал бы, ни за что не связался. Строит обиженку. И совсем не похожа на удовлетворенную женщину, сладко уснувшую после любовных утех. Усаживаясь на кровати, Кир прикрыл пах скомканным одеялом и закурил. Конечно, он прекрасно понимал, что совершил ошибку. Нет, ему не жаль девичьей чести, просто муторно. Еще и притормозил поздно. Вдруг решится на шантаж.
   - Прости. Мужчинам трудно удержать порывы, если их долго маринуют. Ты этого не знала? - почти обвинительного спросил, щелкнул ночником. Струйки молочного дыма окутали постель. Леся не нашлась, что сказать, да и не было сил.
   Не дождавшись ответа, Кирилл встал, затушив окурок о чашку с утренним кофе. Скрипнула дверь и комната погрузилась во мрак.
  
  
   ***
  
   Не зря одна за другой ломались сигареты. Макс вышел в коридор и вновь набрал номер Кирилла. Удача! Знакомый голос. Пульс участился, а алкогольный хмель мощным толчком погнал кровь в область живота.
   - Все разъезжаются. Ну ты где? - нетерпеливо выпалил Макс.
   - Я уже не приеду. - коротко ответил Кирилл, вытирая со столика следы пролитого шампанского.
   - Чего так? - напряженно спросил Макс, взглянув на часы.
   - Я не могу. Не один.
   - Да ладно. Шлюху что ли подснял, молодца! - облегченно произнес Макс, двигаясь в сторону выхода. Волна беспокойства вмиг отхлынула, стало легче дышать.
   - Нет, я с Лесей. - спокойно выдал приятель и сделал многозначительную паузу. Вот он, триумф, ради котрого не один месяц терпел лишения и неудобства. Сейчас бы еще увидеть его лицо. И глаза, прищуренные в невероятном " обломе".
   - В смысле, у тебя? - недоверчиво спросил парень, застыв на полпути. Уверенный тон Кирилла не вызывал сомнений. Он говорит правду.
   - Да. У меня. - конспиративно шепнул, закрывая плотнее дверь в коридор. Не хотелось, чтобы Леся слышала дальнейший разговор.
   - Дай мне трубку. Я хочу с ней поговорить. - резко бросил Максим, ощутив, как ревность черным углем полосует сердце. Хотелось просто услышать ее голос. Не важно, что она скажет, лишь бы знать, что с ней все хорошо.
   - Она спит. - Вновь холодный короткий ответ.
   Удар под дых. На несколько секунд Макс лишился дара речи. Если бы он не знал Кира, мог с легкостью поверить в розыгрыш или странное стечение обстоятельств. Но сейчас все было более, чем реально. Слова застыли в гортани твердым комком.
   Услышав в трубке лишь тяжелый вдох, Кир снисходительно успокоил.
   - Ладно ты, не обламывайся особо, ничего не потерял. Больше понтов было. Обычная целка, каких десятки было. Бревно бревном. - Резюмировал Кир, медленно натягивая спортивные штаны.
   Эхом отзываясь в трубке, слова пронзили крошечное беззащитное существо, недавно зародившееся в душе. Оно было соткано из звонкого смеха и
   бирюзовых глаз, отражающих всю чистоту этого мира. Рассыпаясь сотней крохотных горошинок, оно превратилось в тонкий стебелек, переломленный у основания. Потек горький сок. Макс всегда думал, что ему знакомо ощущение боли. Оказывается, это не так. И в пять лет, когда он разодрал обе ладони в кровавые лоскуты - это была не боль. И в десять, когда отец нещадно отлупил мокрым полотенцем при друзьях - тоже. Когда мать внезапно ушла - половина этого. Сейчас - реальное чувство. Такое сильное, что невозможно описать. Словно привязанный к мишени, Макс ощущал, как сотни ядовитых стрел в один миг пронзили каждый миллиметр тела. Боль обездвижила.
   - Надо поговорить. - Только и смог выдавить, прислонившись спиной к стене. Мимо прошли пьяные девушки, на ходу подтягивая спущенные чулки. Отвратное чувство брезгливости навалилось сверху. До кучи.
   - Говори сейчас или ты с Настей? - спросил Кирилл, вальяжно раскинувшись на диване.
   - Давай встретимся. - загробным голосом произнес Максим, заметив силует Насти прямо по коридору.
   - Завтра? - удивился Кир.
   - Сейчас. - твердо ответил Макс, принимая куртку из рук девушки.
   - Как я ее оставлю? Сп*здит еще что-нибудь. - Недовольно воскликнул Кир, посмотрев в темное окно.
   - Жду в круглосуточном. На углу у фонтана. - процедил парень и мощным рывком застегнул молнию.
   Обеспокоенно взглянув на парня, девушка пригладила пушистый мех на воротнике укороченной шубки.
   - Поедешь на такси. - скупо бросил в сторону блондинки, - маякни, как будешь дома.
   - Что случилось? - спросила в спину удаляющегося Макса.
   - Ничего. - горько хмыкнул парень, не веря собственным словам.
  
  
   Наступило такое время, когда ночь еще не успела выскользнуть из - под теплого одеяла, а утро еще не проснулось. Услышав звон ключей в замке, Леся приподнялась на локте. Рядом с ногами обнаружила большое махровое полотенце. Кости таза ныли так, словно их точил невидимый муравей. С трудом опустив ноги на пол, девушка согнулась пополам. Если Макс лишь стер пыльцу с ее крыльев, то Кирилл вырвал их с мясом, размазывая по стеклу остатки дрожащего тельца. Чудовищно больно ощущать, как собственное тело становится чужим. Отвратным. Те же руки, те же ноги. Только грязные. Чужие. Липкие.
   " Липкие"? - изумленно посмотрела вниз, ощущая, как по внутренней стороне бедра стекает что-то скользкое. Несколько секунд она непонимающе хлопала глазами. Реальность оказалась до отвращения осязаемой. Скорее в душ. Смыть эту похоть, этот пожирающий взгляд, эти пальцы. Леся не знала, как найти в себе силы взглянуть в зеркало. Вдруг там отразится все, что произошло с ней несколько часов назад. Нет, она не могла винить только его, ведь она не кричала. Не кусалась. Наверное, была виновата не меньше. А может, даже больше. Как там говорят в народе... На бледном лице появилась искажающая ухмылка. Некоторые люди реально в это верят. Те, кто никогда не испытывал боли, в тот момент, когда отрываются крылья. Под тонкими струйками теплой воды Леся испытала прилив паники. Вдруг он вернется? Как себя вести? Смывая остатки пены, девушка выскользнула из душевой кабины и завернулась в полотенце. В зеркале отразился взгляд Макса. Видение саркастически покачало головой и ухмыльнулось. Защемило сердце. Сейчас все бы отдала за возможность повернуть время вспять, но увы. Вот так глупо и несвязно отдала все, что хранила для другого. И дело вовсе не в чести, а в доверии. К миру. К мужчинам. К нему.
   Платье оказалось порванным в районе спины. Разошлось по шву. Осматривая место разрыва, Леся хмурилась и шмыгала носом. Не стоило одалживать чужую вещь, ведь она всегда знала, что подобные эксперименты добром не заканчиваются. К счастью материю платья легко зашить, а вот души.. Возможно ли? Аккуратно застегивая молнию на боку, Леся одернула платье вниз и посмотрела в сторону двери. Когда он придет? Утром? От этой неопределенности в животе похолодело. Конечно, можно было создать шумиху, позвонить в полицию, составить заявление и засадить его на несколько лет. Только разве от этого станет легче? Определенно нет. В глубине души Леся понимала, что Кирилл не планировал насилие заранее, просто на этот раз он не смог контролировать себя в полной мере. Оправдание? Может. Только кому от этого легче. Сейчас у неё было одно желание - поскорее уйти и больше никогда его не видеть. Выкопать глубокую ямку в душе и сложить туда все воспоминания этой ночи. А потом закопать, да так, чтобы никто не догадался, сколько боли и стыда покоится там...в глубине.
  
   ****
  
   Ничего не подозревающий Кирилл шел широким шагом в сторону круглосуточного бара. Оттепель сменилась очередным похолоданием. Лужи вновь затянуло коркой льда. Подморозило. У назначенного места его поджидал Максим. Ломая хрупкий лед мыском ботинка, он отстраненно наблюдал за тем, как крошится прозрачная оболочка и под ней волнуется мутная вода. Хруст приближающихся шагов заставил поднять взгляд. Серые глаза с чудовищным напряжением взглядывались в каждое движение бывшего друга. Зверь, проснувшийся внутри, нетерпеливо скалил зубы. Были бы реальные клыки, изорвал в клочья. Медленно. С чувством и расстановкой. После всего, что он сделал, этого мало. Макс так считал. Не успев поравняться, Кирилл увидел лишь занесенный кулак и ощутил острую боль, стекающуюся в переносице. В глазах потемнело. Не успев среагировать, он ощутил, как рывком его тело приподнимается с земли и впечатывается в стену. Грудная клетка сотряслась от сильного удара о твердую поверхность. Соленая кровь заполнила рот. Сфокусировав зрение, Кир с ужасом понял, что не обознался. Перед ним стоял Макс. Его руки, сжатые в кулаки, плотно удерживали ворот черной куртки.
   - Я же тебя просил не трогать ее. - Прохрипел где-то над ухом. Сбитый с толку, Кирилл шмыгнул носом, и оскалился. Макс наблюдал, как от злости голубые глаза наливаются кровью. Резким движением освободившись от захвата, Кирилл отбросил друга в сторону проезжей части. Ледяным холодом обожгло щеку. Быстро поднявшись, Максим вновь кинулся вперед и нанес сильный удар в область затылка. Это было не по правилам. Только сейчас это уже не имело совершенно никакого значения. Макс жаждал мщения, он хотел превратить это смазливое лицо в фарш, чтобы ни одна глупая дурочка больше не купилась на эту убогую слащавость. Ощутив оглушительный звон в ушах, Кирилл пошатнулся и упал на асфальт. Вновь ощущение удара, на этот раз в челюсть. Из губы ярким потоком хлынула кровь. Лицо, стоящее напротив, вновь поплыло перед глазами.
   - Не понимаю, какого х.... ?- отдышался Кир, ощутив, что удары, наконец, прекратились. Макс еле перевел дух, схватившись за бок правой рукой. Выплеснув всю злость, что грызла изнутри, он вновь посмотрел на Кирилла. Нащупывая салфетку в кармане, парень заговорил:
   - Ты совсем озверел, это просто девка. Что в ней такого? - непонимающе спросил, обиженно сверкнув голубыми глазами. - Я ничего такого не делал. Не бил, не связывал, просто трахнул. - размашистым движением стер кровь со щеки и сплюнул на землю. Казалось, еще пара подобных фраз, и Макс снова взорвется. Тогда уже не остановить.
   - Она была чистая, как ребенок. Чи- с-та-я! - выплюнул каждый звук, находясь в нескольких сантиметрах от окровавленного лица. Поединок взглядов длился несколько секунд. Вновь шмыгнув носом, Кирилл машинально провел языком по зубам. Целы.
   - Ну и что? Сколько их таких было. Чистых. Вспомни, Макс. Да ту Светку вспомни. Ты вообще ее киданул так, что о*уеть можно. - Вновь сплюнул кровавый сгусток соленой крови. Ледяной ушат воды, пролитый сверху, отрезвил. Алой лентой промчались подавленные воспоминания. Лишившись сил, Макс развернулся, прислонившись спиной к стене. Каждая малейшая шероховатость на красном кирпиче теперь впивалась в кожу. Как, оказывается, все циклично. Справедливо. Вновь возникла девушка из прошлого, со светлым именем. Она была зеркальным отражением Олеси: такая же чистая и открытая. Только для Макса она была просто эпизодом, вызывающим неприятные воспоминания. Что драгоценно для одного - не имеет никакой ценности для другого. Так бывает. От этого осознания стало так горько на душе, что даже привычный дым показался отравляюще въедливым.
   - Прости, Макс. Я не знал, что ты так запал на нее. Ты же вроде с Настей трешься. - Кирилл попытался оправдаться. Ради общего бизнеса он готов был поступиться некоторыми принципами.
   - Просто оставь ее в покое. - Глухо ответил Макс, - Я не собираюсь больше тебя предупреждать. - Посмотрел на опухшую кисть правой руки. Выхватив сигарету из пачки, Кирилл молча кивнул и посмотрел куда-то вдаль. Тоже мне, ультиматум. Он и так не собирался завязывать с Лесей серьезных отношений. Выполнить эту просьбу будет весьма несложно.
   - Я поехал. - Не глядя в его сторону, Макс запустил окурок в лужу и двинулся в сторону машины. С каждым шагом он возвращался к реальности. Ощущение необратимости следовало по пятам. Лучше бы тогда.. Осенней ночью все произошло по- другому. Как он жалел сейчас, что побоялся ответственности.
  
  
   ПРОДА ОТ 24 ОКТЯБРЯ
  
  
  
   Кружа по городу, словно ослепленный мотылек, Макс испытывал неведомые чувства. Словно кто-то кожу содрал. И теперь все ощущается настолько остро, что каждый вздох отзывается шумом в ушах. Злость, ненависть, удушье от жалости - все смешалось. Не разобрать -ни дороги, ни того, что внутри. Как быть теперь? Прежний Макс знал ответ. С особой жестокостью он мог вернуть Лесе все хлесткие удары и пусть терпит - сама хотела. Раньше мог, а теперь.. Что стало с ним? Злился на самого себя, на нее. Ненавидел, и в тоже время задыхался от желания защитить. Острая боль в пальцах возвращалась при каждом новом повороте руля. На пустых дорогах оказалось неожиданно много места для резких маневров. Пересекая двойную сплошную перед самым объективом камер, Макс решил повернуть обратно и совершить единственно верный поступок. Как это будет выглядеть со стороны, он даже не пытался представить. Также не хотелось думать о том, что сейчас девушка делает в этой проклятой квартире. Кирилл ее больше не тронет, Макс в этом был уверен. Но сам факт, что она до сих пор остается с ним наедине, заставлял кровь быстрее бежать по венам. Сердце никогда еще не было таким горячим, как сейчас. В голове невольно возникли воспоминания той ночи, когда они просидели на крыльце деревенского клуба. Запах старых, прелых досок, возник совсем рядом. Вокруг - ни души, и только тихий стук спелых яблок, падающих на землю, нарушал тишину. Леся сидела совсем близко. Ее хрупкая спина, прижатая вплотную к мужской груди, дрожала от холода и волнения. Она говорила что-то о любви, о том, что без нее никак нельзя. А Макс смеялся. В тот момент ему казалось все простым и понятным, любое желание искало возможность быть реализованным. Думалось тогда, что она глупа до безумия и совершенно несчастна в этом захолустье. Захотелось помочь, побыть добрым волшебником. Кто же знал, что это все так обернется. Что собственные слова, оброненные с легкостью, теперь с такой чудовищной силой припечатают к земле. В груди такая ломота, будто и правда, тяжелая плита упала с третьего этажа. Аж дышать нечем. Вспомнил ее чарующий взгляд и заливистый смех, порхающий над лесными травами. Тело и душу наполнила звенящая чистота, прозрачная, как капля утренней росы.
   "Как я мог быть таким слепым, как мог ошибаться? Ведь именно там я видел ее по настоящему счастливой, а здесь..".
   В голову невольно пришел образ пестрокрылой бабочки, бьющейся о стекло круглой банки.
   " Крылья сложила. Задыхается. Ей бы в поле кружить, а она по глупости своей в ловушку попала". Эти мысли добавили решимости, Макс нажал на газ и утопил педаль в пол. Прозрение наступило слишком поздно. Так хотелось все исправить, открыть крышку и выпустить ее на волю.
   Отпустить...
   Представив себе легкий взмах ярких крыльев над головой, замер на полувздохе. Облегчение и боль одновременно заполнили сердце.
   Улетает...
   Так явно представилось, как ее легкое платье тонет в облаке пепельных трав. И волны темного льна развиваются на ветру.
   Исчезает..
   Становится крохотной точкой. Навсегда. Последние лучи солнца касаются теплых трав, еще минута, и все померкнет. В душе наступят сумерки. Бесконечные. Снова, как в тумане, бесцельно плутать по тропам жизни. Без нее.
  
   Слева кто- то отчаянно просигналил. Макс очнулся: вокруг и правда темнота. Только травы превратились в снежинки, тающие на лобовом стекле.
   Затрещал телефон. Нижее веко дернулось от неожиданности и нервного напряжения. Настя. Всего лишь она. До боли в пальцах сжал руль и стиснул челюсть. Никогда не позволял себе приоткрывать сердце столь глубоко. Она все изменила. Эта маленькая девчонка с зелеными глазами сделала столько, сколько он не смог бы сделать за всю жизнь. Макс все время боролся с обстоятельствами, доказывая себе, что нет ничего невозможного, стоит лишь захотеть. А теперь вынужден отступить, добровольно посадив желания на толстую цепь долженствования. Должен. Так будет лучше, для нее. Резко нажал на педаль тормоза и, посмотрев в зеркало заднего вида, прищурился. Говорят, глаза - зеркало души. Да, раньше в них блестела лишь холодная сталь, теперь что- то живое, почти забытое: порывистое, горячее, мальчишеское. Громко хлопнув дверью, выскочил из машины, на ходу застегивая куртку. Охранник пропустил без лишних слов, Макса в этом дворе знала каждая собака. Мигом поднялся на нужный этаж. Прислушался. Показалось, звонка совсем не слышно. Напряжение гудело в ушах электрическим разрядом. Теряя терпение, Макс потянулся за телефоном и тут неожиданно услышал звук ключа. В темном проеме показалось лицо Кирилла. Надо сказать, он тоже выглядел неважно. Удивленно вскинув бровь, парень машинально обернулся, словно вглядываясь в полумрак просторного холла.
   - Позови ее. - Скупо процедил Макс и сунул руки в карманы. Возможно, он пытался скрыть волнение, или сделал это для того, чтобы удержаться от острого желания добавить пару ярких красок этой наглой морде. Пауза недоумения повисла в воздухе.
   - Ее нет здесь, она ушла. - Скрестил руки на груди, словно выражая острое желание прекратить разговор. Слова обухом ударили по голове, Макс непонимающе расширил глаза.
   - Как это нет? Куда она пошла в такой час? Ты что.. выгнал ее? - кровь вновь закипела в венах.
   - Ничего я ее не выгонял, не совсем урод.. Она сама вылетела пулей, как только я дверь открыл. Хотел задержать, ну.. поговорить, извиниться, так она мне каблуком чуть ногу в фарш не превратила. Бешеная сучка.
   Стерпел. На этот раз собрав всю волю в кулак, Макс молча опустил взгляд. Разъяренная Леся возникла перед глазами так живо, что сердце зашлось от волнения.
   - Давно? - посмотрел на часы, поигрывая мышцами скул.
   - Нет, минут двадцать. - Ответил Кирилл, вальяжно почесывая затылок. - Зайдешь?
   - Ты попутал что- то, Кир. Мы не друзья больше. Да и не были ими. - Развернулся на пятках и пошел прочь.
   Испытывая смешанные чувства, парень вышел из подъезда и посмотрел по сторонам.
   " Куда она могла пойти. Конечно, в общагу".
   Не желая терять ни секунды, Максим запрыгнул в теплую машину и тронулся с места.
  
  
   Не разбирая дороги, девушка шла вперед, стараясь не останавливаться. Монотонный стук каблуков периодически нарушал сигнал такси. Не смотря на легкую одежду, Леся не ощущала холода. Она не ощущала теперь ничего, словно ее выпотрошили, оставив только телесную оболочку. Неестественно мертвенная улыбка коснулась губ. Вспомнила, как за стуком хлопнувшей двери слова Кирилла вонзились в спину. Он предложил денег. За порванное платье. Таким тоном, словно мог купить все и даже ее прощение. "Он думает, что может все"! Тошнотворное ощущение несправедливости буквально сбило с ног, вспарывая ножом уязвимую кожу. Не помня себя, Леся выскочила на улицу. Эхом позади раздавался его противный голос.
   Когда холод постепенно пробрался до самых костей, девушка застучала зубами. В метро можно было согреться, но там люди. Столько людей, любопытных глаз. И каждый будет разглядывать голые ноги и опухшие глаза. В кармане вибрировал телефон, но она даже не смогла пошевелить пальцами. Пройдя несколько улиц, Леся, наконец, обессилено остановилась. Совсем рядом, в нескольких метрах горела вывеска, с чашкой горячего кофе на двери. Холодными пальцами нащупала кошелек. Внутри было тихо и пусто. Молоденькая официантка снимала стулья, попутно протирая поверхность столиков. Заметив Лесю, она смерила ее озабоченным взглядом и тихо произнесла.
   - Мы открываемся через пятнадцать минут.
   До того потеплевший, взгляд зеленых глаз вновь потух. Шмыгнув носом, Леся понимающе поджала губы и собралась уходить. Посмотрев вслед поникшей девушке, официантка задвинула стул и окликнула:
   - Если хотите, можете подождать за столиком. На улице и правда очень неприятно.
   Неожиданное доброе слово подействовало странным образом. Леся была готова расплакался от накатившей благодарности. Не долго выбирая, она присела у самого входа, положив сумку на соседний стул. Проявляя интерес к ранней посетительнице, официантка брызнула стол специальной жидкостью и пытливо посмотрела в ее сторону.
   - У Вас какие- то проблемы?
   Очнувшись от созерцания вибрирующего телефона, Леся подняла взгляд. Увидев настороженность в лице юной официантки, отложила телефон в сторону и пожала плечами.
   - Да, есть немного..- только и смогла выдавить, вновь шмыгнув замерзшим носом.
   - Тогда чашка горячего кофе не помешает, да? - Мило улыбнулась и поправила фартук.
   - Было бы здорово! - Леся улыбнулась в ответ искренне, открыто, лучезарно. Официантка понимающе кивнула и исчезла в узком коридорчике. Вновь опустив взгляд на стол, Леся взглянула на телефон. Максим звонил десять раз. Еще сутки назад она бы прыгала от радости, а сейчас ей было все равно. По крайней мере, желания разговаривать с ним не было никакого. Да и что он скажет? Выльет поток укоров и прочих колкостей. Наверняка Кирилл уже успел похвастаться подвигом, иначе как оценить столь ранний звонок. Не успела все обдумать, как следом пришло сообщение. Тяжело вздохнув, Леся посмотрела в темное окно витрины. За кружевом утренней метели показался знакомый силуэт. Макс стоял совсем рядом, сгибая спину от холодного ветра. В его руках горел телефон. Вот теперь сердце предательски заволновалось. Леся отчаянно испугалась, даже не разобравшись толком, почему.
   "Кажется, он заглядывает в каждое кафе. Ищет. Меня?!"
   Времени на раздумья не было, схватив сумку, девушка ринулась вслед за ушедшей официанткой. В темном коридоре послышался звонкий лязг посуды. Испугавшись неожиданно подбежавшей девушки, официантка выронила поднос с горячим кофе. Осколки белого фарфора, вперемешку с содержимым, как в замедленном съемке, разлетелись по полу.
   - Умоляю, не говорите этому парню, что я здесь. - Только и успела выпалить Леся, перед тем, как услышала знакомый голос. Лицо ее побледнело и исказилось гримасой мольбы.
   Не менее испуганная официантка также смотрела на Лесю огромными карими глазами. Коротко кивнула и, схватив тряпку, пошла в зал. С облегчением глядя ей вслед, девушка на всякий случай спряталась за огромным холодильником.
  
   - Есть кто живой? - повторил Макс, прислушиваясь к посторонним шумам.
   - Извините, но мы еще закрыты! Подождите немного. - Официантка появилась из подсобки, вытирая тряпкой пятна кофе на коричневом фартуке.
   - Эм.. Значит, к вам не заходила девушка. Такая миниатюрная, с длинными волосами. Кудряшки у нее? - показал жестом длину ее волос.
   - Я же говорю, мы еще не открывались! - Строго произнесла шатенка, сверкнув недовольным взглядом.
   - Извините.- Изобразив виноватую улыбку Максим поднял ладони вверх. - Уже ухожу.
   - Всего доброго! - Натянуто улыбнувшись, девушка исчезла за дверью служебного помещения.
  
   Придерживая ладонью грудь, Леся пыталась удержать сердце, рвущееся изнутри. "Неужели он и правда ищет меня. Зачем? Поглумиться, посмотреть мне в глаза и сказать: Я же предупреждал. " - закусила губу. Так явно представила его надменный взгляд, что даже плечо передернуло.
   - Я надеюсь, у вас ничего серьезного? Он не преступник, случайно? - Официантка появилась неожиданно скоро. Лицо ее не выражало прежней доброжелательности.
   - Спасибо, спасибо вам огромное! Он ..нет, что вы, он мой друг. - Облегченно выпалила девушка, убирая ладонь с груди.
   - Тогда зачем бегаете от него? Что он вам сделал?- спросила девушка, искренне удивившись создавшейся ситуации. Трудно выразить словами, насколько Лесю разрывало желание поделиться собственной историей, посоветоваться, да и выговориться, в конце - концов.
   - Долгая история. - Махнула рукой, не желая отвлекать официантку от работы.
   - А я пока не спешу, вы- единственный посетитель, у нас в это время никого не бывает. Все клиенты в кафе напротив, там до восьми скидка на кофе и чай. - Широко улыбнулась, собирая осколки с пола. Немного придя в себя после пережитого волнения, Леся также опустилась на корточки и принялась помогать.
   - На счастье! - Усмехнулась девушка, - Я, кстати, Катя.
   Беседа завязалась сама собой. Непринужденно, словно зная друг друга с детства, девушки начали беседу. Катя быстро налила свежий кофе и поведала свою историю покорения столицы. Оказалось, она была ничуть не радужнее, чем у Олеси.
   - .... Такие дела. Я вот теперь пока долг его не отработаю, никуда не могу уехать. Вот и институт бросила, в две смены работаю. Ночью в клубах разных. Днем- здесь. Думала, приеду, отучусь и обратно вернусь, всем нос утру, кто смеялся над нами с братом.
   - А он? Что он? Почему сам долг свой не отдает? - Леся взволнованно посмотрела на девушку.
   - Да наркоман он, Олеся, накрко-м-ан. - Нервно бросила Катя, продолжая расставлять салфетки. - Видела бы ты его три года назад.. Красавец, все девчонки местные сохли, а теперь вон дома сидит, все забросил. Поработает две недели и в загул. Как же я устала от всего этого.
   - И много тебе еще?
   - Половина. Если новых, конечно, не заработает. Я бы хоть сейчас уехала обратно, да не могу его бросить, совсем пропадет.
   - Может тебе плюнуть на все, пусть сам расхлебывает. Ведь ты не виновата в том, что он стал таким. Каждый сам несет ответственность за свою жизнь. - Искренне предложила Леся.
   - Я тоже виновата. Это я его потянула за собой, я поступать хотела, а он, думаю, год поработает и тоже поступит. Хотела, как лучше. Пока я училась, он друзей себе нашел. Город этот проклятый..- взгляд карих глаз напряженно устремился на дверь.
   - Кать, напиши мне свой номер, а? Может как- нибудь..- поспешно предложила Леся, заметив первых посетителей.
   - Не стоит тебе со мной общаться, еще и ты вляпаешься. Невезучие мы. - Отмахнулась шатенка, резко вставая из- за столика.
  
   Еще несколько минут Леся сидела за столиком, пытаясь осмыслить услышанный рассказ. Периодически поглядывая на девушку, официантка сжимала губы, словно сожалея о том, что поделилась сокровенным. Сопереживая всем сердцем чужой беде, Леся молчаливо смотрела в окно. Душу переполняла недосказанность, ведь о себе она так ничего и не поведала. Люди постепенно заполняли собою пространство. Пришло время уходить.
  
  
  
   Прошло три дня.
  
  
   Утренние сумерки постепенно рассеялись, обнажая серое, неприглядное небо. Оно царапалось в сонные окна, отражаясь пепельным куполом, нависшим над городом. Кто-то шел бодрым шагом, кто-то медленно плелся в хвосте. Большинство проклинало колючий ветер, пронизывающий до костей. Люди сгибались пополам, стискивали зубы и продолжали идти. Привычка или долг. Кто разберет. И кого волнует, что каждое утро большинство мечтает вовсе о другом. Например, мужчина с тяжелым кейсом в руках, проклинает серое небо, пожирающее робкие солнечные лучи. Он с такой тоской смотрит на молодого парня в яркой оранжевой куртке. Кому-то можно, а кому-то нельзя. Возраст, дресс- код, на работе не поймут. А в глубине души он так мечтает снять надоевший пиджак и взять в руки кисть. Уехать далеко. На природу, и написать картину, которая периодически всплывает в голове: янтарные брызги парящих листьев и пара влюбленных, ускользающих вдаль по осенней тропинке. Вот только.. времени нет. Да и рисовать никогда не умел. И пиджак вряд ли снимешь, сегодня важное совещание..
   А на другой стороне улицы женщина печально глядит на семейную пару, держащую за руки крохотного человечка. Все думала - успеется, сначала образование, потом карьера, пентхаус, чтобы не меньше, чем у начальника. Потом сама на руководящей должности. Пентхаус. И вот она - звенящая пустота и седые виски, старательно маскируемые самыми дорогими средствами. Средства.. Она столько лет жила ради их достижения, накопления, сохранения. А что теперь? Кому все это? Сурово поджимает губы, представляя себе очередной постылый ланч в кафе напротив офиса. А рядом детский магазин, с круглощеким карапузом на витрине.
   Как там... Суровые реалии жизни. Каждый в душе надеется, что именно с ним произойдет чудо: руки сами начнут волшебным образом превращать холст в живописное масло, и однажды, тихим утром, крохотные пятки неожиданно зашлепают в сторону кровати. Как часто наши желания не совпадают с нашими возможностями. Если бы каждый мог быть тем, кем мечтает..
  
   Прячась под козырьком метро, семейная пара успела интеллигентно поругаться, а длинновязый чудак с журналом в руке и вовсе уснул, не обращая внимания на девушку, стоявшую в самом углу . Провожая пустым взглядом каждого входящего в стеклянную дверь, она стояла так уже целый час, и даже колючий ветер никак не мог пробраться под теплый воротник. Потерянность. Настолько сильная, что все точки и ориентиры, ведомые и неведомые, стерлись без следа. Раньше была уверенность в том, что ее поступки и помыслы верны. А что осталось теперь. Кто она? Обычная падшая провинциалка, каких сотни, жертва обстоятельств или святая мученица? Леся не знала ответа, она слишком запуталась в собственных установках. Ах, как, оказывается, просто разбивается твердость принципиального человека: достаточно просто пошатнуть веру в его идеалы. Пока в нас есть вера - мы сильны, но как только появляются сомнения, мы становимся слабее самого бесхребетного слизняка. И вот тут начинается самое сложное - найти силы и идти дальше. В правильном направлении, конечно.
   Леся и не предполагала, насколько трудным окажется это испытание. Одно она ощущала твердо - надо что-то делать, иначе можно сойти с ума от всех этих переживаний. От себя не убежишь, хотя пыталась. Порыв слабости возник после очередных косых взглядов девчонок из общежития. Кто-то спросил, почему Кирилл третий день не приезжает. Стали допытываться, кидать тонкие намеки. Простое женское любопытство. Только Лесе было не до шуток, ей казалось, что соседки видят ее насквозь, каждый их взгляд заставлял сердце болезненно сжиматься. Если раньше она находила в себе силы противостоять этой глупой бестактности, то теперь - увы, защитная оболочка дала трещину. И, как только любопытные сплетницы вышли из комнаты, Леся принялась собирать сумку. Это был порыв слабости. В такие минуты человек мало о чем думает, просто бездействие кажется самой страшной пыткой. И она решилась. Выскользнула черной тенью, оставляя позади следы на свежевыпавшем снегу. Пока шла, представляла себе нелегкий разговор с директрисой. Стыдно перед человеком, который так много для нее сделал.
   Случай решил все. Мария Петровна оказалась настолько проницательной, что сразу поняла, откуда ноги растут. Закрыла кабинет на ключ и налила горячего чая. Несколько минут молчала, просто выслушивая сбивчивые оправдания Леси. Потом улыбнулась, и, мягко, словно умелая мастерица, начала плести тонкое душевное кружево. С каждой новой петелькой оживала история ее жизни. Говорила обо всем, о молодости, мужчинах, собственном прошлом. Леся слушала, периодически борясь с накатывающим приступом слез. Как, оказывается, похожими бывают женские судьбы. Только у самой комок встал поперек горла, так и не смогла рассказать о том, что мучает и грызет изнутри. Показалось, что глубокие глаза, с тонкой сеткой морщинок у внешних уголков, понимающе сверкнули. Никак не ожидала, что этот разговор встряхнет душу, словно запыленную тряпку. Словно улитка, Олеся понемногу выходила из панциря, позволяя чувствам выбраться наружу.
   - Милая моя, не ты первая и не ты последняя. - Добродушно улыбнулась, вытянув губы тонкой линией сожаления.
   - Я понимаю, просто, все теперь по- другому. - Сделала короткий поверхностный вздох.
   -Так и должно быть. Все течет, все меняется, и твоя беда перемелется, дай себе время. Леся опустила голову и замолчала. Как объяснишь, что в душе разом увяли все цветы и краски поблекли. Что вовсе не из- за Кирилла на сердце невероятно тяжкий камень. Все он. Его глаза, серые, как камень на морском берегу, не дают покоя.
   - Леся, девочка моя, не делай глупостей. Вспомни знаменитый фильм, там вообще через такое она прошла и как поднялась. Выстояла назло всем.
   - То кино, а то жизнь. - Обреченно произнесла девушка, вставая из- за стола. - И я не такая сильная. Спасибо за все, я подумаю.
   - Лесь! - окликнула женщина, сверкнув тревожным взглядом.
   - Что? - обернулась.
   - Мне кажется, ты много о себе не знаешь.
   - Это точно! - горько улыбнулась, дернув за ручку двери.
   Вышла на улицу, сбитая с толку. Поставила сумку на бордюр и, распрямившись, задумалась. Возвращаться обратно в общежитие однозначно не собиралась. Как представила себе ехидные улыбки в спину, сразу тошнота к горлу подступила. Еще час назад была полна твердой уверенности уехать, а теперь..
   Завьюжило- закружило. Снег взялся ниоткуда, и плотной стеной укрыл горизонт. Стайка голодных студентов промелькнула мимо, исчезая за стеклянной дверью фастфуда. Леся закрыла глаза и смахнула с ресниц крохотные комочки снежной крупы. Поникла головой и искоса посмотрела в сторону кафе. На пустой желудок думается туго, а решение надо принимать. Снег захрустел под ногами, и девушка двинулась в сторону входа. Тяжелая сумка тянула вниз и норовила выпасть из рук. Как же все это сложно, невыносимо.
  
   Растворяясь в бесполезной суете, Макс все время куда-то ехал, словно боясь остановиться. Петлями серых змей дорога уводила все дальше из центра города. Несколько дней он старался избегать своего отражения в зеркале. Стало быть, вот что чувствует раненый человек, вынужденный пальцами затыкать сквозное отверстие в груди. Все тщетно. Жизнь по капле вытекает изнутри. Опустошение. Словно все хорошее, теплое - все что было накоплено с таким трудом - расплескалось, вытекло, испарилось. Сожаление? Нет! Что-то более глубокое и сильное. Это чувство невозможно описать, только прочувствовать.. Десяток раз прокручивая в голове разговор с Лесей, Макс пытался понять, что сделал не так, почему не смог донести до нее правду. В реальности у каждого свои очки, точнее стекла. Через розовые даже серая лужа выглядит клубничным сиропом.
   Внезапное видение приковало взор. Девушка, с большой сумкой наперевес, семенила по пешеходному переходу. Макс ехал совершенно в другом направлении.
  
  
  
   Прода от 23 декабря
  
  
  
   Кое- как перебежав дорогу, Леся очутилась на противоположной стороне улицы. Непогода бросала в спину горсти холодного снега, злясь, завывая, словно прогоняя из города. Уже перед самой дверью обернулась, словно почувствовала неладное. Как боязливая кошка, оказавшаяся на пороге чужого дома, напряглась всем телом и застыла. Зрачки расширились, отражая блеск витрин. Тревога неясная схватила за плечи. Пальцами цепкими и костлявыми потрясла, до дрожи в поджилках. Вглядываясь сквозь снежную вуаль, Леся искала взглядом подтверждение своего предчувствия. Показалось. Просто причудилось. За спиной только привычное мелькание силуэтов и нарядный проспект, укрытый под куполом плотного снега. Резко дернув холодную ручку, девушка толкнула плечом тяжелую дверь и вошла внутрь. На контрасте с морозной свежестью, запах фастфуда ощущался особенно остро. Оглядевшись, Леся сожалением осознала, что присесть совершенно негде. Шмыгнула носом и встала недалеко от входа, ожидая пока кто- то освободит столик. Колючий шарф, небрежно намотанный на шею, царапал кожу сотнями еловых иголок. Суета.
  
  
   Со всех сторон гудели недовольные водители, с трудом понимая, какой маневр собирается совершить странная машина, нарушающая все мыслимые и немыслимые правила. Если бы была возможность, Макс наверное взлетел, лишь бы не упускать драгоценных секунд. Едва успев проскочить в образовавшийся зазор, он выхватил взглядом свободное место и неуклюже вклинился между двумя заснеженными автомобилями. Сойдет и так! Посмотрел в зеркало заднего вида и нахмурился: очертание девушки исчезло в толпе. Еще больше занервничал, раздувая ноздри от нетерпения. Перед глазами расплывалась знакомая дорожная сумка. Как не хотелось верить, но именно с ней он видел Лесю в день приезда. Сопоставив минимальные факты, Макс лихорадочно схватил документы и пулей вылетел на улицу. Даже собственного носа не видно сквозь эту метель. Споткнувшись о чей- то баул, выругался, балансируя всем телом над заснеженным асфальтом. В кармане заверещал телефон, сигнализируя об открытой двери. Обернулся, с тревогой взглянув на автомобиль.
   "Да и хрен с ней. С дверью".- подумал, ускоряя шаг. " Уехать. Она же решила уехать. " - стучала мысль отбойный молотком. Пробираясь сквозь плотную толпу зевак, Макс бросил недовольный взгляд на лоток с китайской продукцией. "Нашли место, где встать. Черти". Казалось, все мешает, каждая секунда, отделяющая его от встречи с Лесей, бьет по вискам тупой болью. Нет сил больше ждать. Терпения ни осталось ни капли. Захлебываясь мыслями, Макс встал у светофора. Покрутил головой, замер, вглядываясь вдаль. "Чертов снег. Вот куда она исчезла? Где ее искать"? - пробежался взглядом вдоль оживленного проспекта.
  
   Заметив, наконец, освободившееся место у контейнера с пищевыми отходами, Леся облегченно двинулась вперед. Сейчас ей было все равно, где сидеть, хоть в самом мусорном баке, лишь бы никто не трогал и не мешал принять решение. Еще утром она готова была поклясться, что вернется домой, а теперь в голове сплошной туман из неопределенности. Что- то внутри звенело натянутой струной, ослабляя волю и решимость. Торопливо разматывая шарф, девушка легонько пнула сумку ногой, задвинув ее под стул. Испарина покрыла лоб глянцевой пленкой. Хотелось пить. Язык совершенно прилип к небу. Совсем рядом, за соседним столиком, молодая девушка громко болтала по телефону, бурно обсуждая первое свидание с подругой. Плюхнувшись на стул, Леся обернулась. Оставалось только устало улыбнуться. Как все знакомо, до каждой мелочи, до каждого вздоха. Беззаботная романтика. Трогательно и грустно. Вслушиваясь, она на короткий миг прикрыла глаза. Словно разноцветные бусины, восторженные слова сложились в нить собственных воспоминаний.
   - Ой, не спрашивай, какие поцелуи.. Я весь вечер тряслась, что он меня за руку возьмет. Все джинсы протерла на коленках, боялась заметит, что ладони вспотели.... А ты знаешь, как он смотрит. - Щебетала девушка, постоянно касаясь ладонью горячей щеки.
   Взмахнув ресницами, Леся снова улыбнулась. Зелень глаз заискрилась майской листвой, а потом вмиг пожухла, сделавшись безжизненной. Точка невозврата пройдена. Безжалостно и горько, кто- то пережал сердце стальным прутом. Ее собственные бусы не были такими красивыми, быть может раньше, а сейчас.. Все внутри поменялось: рассыпалось, перепуталось, покрылось безобразными сколами. Пыталась воскресить в душе воспоминания этого трепета и не смогла. Сегодня ночью она почти не сомкнула глаз, прокручивая в голове яркие моменты ушедшего лета. Вспомнилась старая будка, игра в карты. Встреча под старым тополем, в тот день, когда она промокла до нитки. Рваные лоскутки воспоминаний наполнили пальцы теплом, словно она касалась, гладила каждый из них, подпитываясь особой энергией. А потом что- то острое укололо изнутри. И все тепло сжалось до крохотной, микроскопической точки. До невыносимо тяжелого вздоха. "Так, как раньше никогда не будет. Никогда".
   "
   Есть окончательно перехотелось, но оказаться вновь на улице - не лучшая перспектива. Болтушка за соседним столиком замолчала, и сделалось совсем тоскливо. Выбор невелик. Пришлось положить шарф на видное место и отправиться за едой.
  
   Макс был вне себя от злости, ведь каких- то нескольких минут не хватило для того, чтобы задержать девушку на месте. Еще и этот снег противный, прямо в лицо.
   "Что за черная полоса в последнее время.." - Сцепил челюсти и двинулся в сторону ближайшего кафе. Параллельно задержал парочку студентов, расспросив о девушке с сумкой в руке. Как оказалось, никто из прохожих ее не видел. Засада.
  
   Вернувшись за столик, Леся бросила короткий взгляд вниз. "Сумка на месте. Слава Богу! "- обрадовалась, как ребенок. А ведь могла и вовсе лишиться ценных вещей. Самокритично покачивая головой, она поставила поднос на край стола и присела.
   " Как они это едят? " - в который раз удивлялась, пытаясь впихнуть в рот булку необъятных размеров. На вкус она оказалась еще хуже, чем на вид. Однако никак не ожидала девушка, что уже первый кусок застрянет в горле под стальным блеском знакомых глаз. Словно надвое разрезал, без ножа, одним только взмахом ресниц. Фух. Фух. Кровь с бешеной скоростью ударила в грудную клетку. Он смотрел на нее пристально и жадно, словно не видел несколько лет.
  
   - Привет, ну просто нереально тебя отловить! - Эхом прозвучало свысока.
   Ком из липкого теста и какой- то невнятной начинки встал поперек и никак не хотел продвигаться вниз. Конечно, Леся слышала о материализации мыслей и всякой прочей ерунде, но не настолько же. Впрочем, ничего удивительного. Как там Макс говорил, здесь можно встретиться в любом месте и в любое время.
   - При-в-еет.- с трудом выдавила, запивая еду шипучим напитком. Пузырьки неприятно ударили в нос, но Леся не хотела поднимать головы, прячась за огромным пластиковым стаканом.
   - Присяду, можно? - звон напряжения не мог спрятаться за вежливой улыбкой. Только сейчас Леся заметила, что перед ней стоит совершенно другой человек. От прежнего Макса осталась черная куртка, да пачка сигарет в руках. Голос другой. Взгляд незнакомый.
   Утвердительно кивнув, девушка попыталась впихнуть в рот остатки сендвича. Что сказать не знала, да и не было никакого смысла. Скрипнув металлическим звоном, стул резко придвинулся вплотную к столику.
   - Блин. Давай не здесь, тут пахнет ужасно, да и не поговорить нормально. Поехали в приличное место? А?- Макс смотрел на нее сверху вниз. Обжигающим фонтаном радости кровь переливалась по венам. Он наконец- то ее нашел.
   - Может Ваше Величество не заметило, что я вообще- то ем. - Скривилась Леся и подняла взгляд. Макс был готов поклясться, что никогда не видел ее такой странной, опустошенной. Ее лицо превратилось в полупрозрачную маску, абсолютно лишенную былой подвижности и теплоты. Каждая венка просвечивала напряжением. В уголках глаз залегла тень усталости. Холодок пробежал по его плечам, охлаждая всплеск неожиданной радости. Молча опустившись на стул, Макс несколько секунд смотрел на нее. Словно по волшебству, исчезли мелькающие силуэты, запах подгоревших булок и всеобщая суета вокруг. Осталась только она, сидящая напротив. И боль. Какая- то нечеловеческая боль в глубине зеленых глаз. Так смотрит дикий зверь, которому варварски спилили клыки или рога. Словно его лишили чего- то важного, того, без чего он не может жить. Беспомощная и неприкрытая обида, вот что увидел Макс и не смог удержаться. Отвел взгляд. Теперь и в его горле застрял ком. Только этот ком невозможно было протолкнуть ни водой, ни стуком кулака.
   - Я уезжаю. - Вырвалось неожиданно и Леся замолчала, сцепив пальцы в тугой замок. Повернувшись на резкий звук, Макс поймал взглядом ее губы. В их уголках дрожала горечь. Глаза блестели лихорадочным блеском.
   " Что же мы сделали с ней..."- тетива с треском лопнула и горячей стрелой мысль пронзила сердце. Никогда и ни за кого не было так больно. Особенно сейчас, когда все догадки слились в один сплошной восклицательный знак. Макс молча придвинулся ближе к столу и в упор посмотрел на девушку.
   - Что, даже не пожелаешь счастливого пути? - Ее губы не слушались, выдавая порцию очередной необдуманности. Сейчас, видя его серьезный взгляд, и отсутствие сарказма, Леся растерялась еще больше. Похоже, он не собирался придерживаться стандартной тактики и выбрал способ поизощреннее. Знала бы девушка, как была далека от истины. Макс действительно медлил, но вовсе не потому, что целился четче, собираясь ударить побольнее. Напротив, его прицел был напрочь сбит, а глаза застилала лишь мутная пелена.
   - Думаю, это не лучшее место для разговора. - От напряжения мышцы его скул несколько раз сократились. Отметив взглядом спины сидящих напротив, Макс задумчиво прищурился.
   - Извини, на приватные зоны и отдельные столики я еще не заработала. - с укором произнесла девушка, покосившись на скукоженный и мало аппетитный кусок сендвича.
   - И никогда не заработаешь. Если будешь так легко сдаваться. - Бросил скупо и недовольно.
   Как не хотелось сейчас вступать в очередную пикировку.
   - Да мне и не надо этого. Ничего этого не надо!. - Резко выплюнула Олеся, с нескрываемым отвращением. - Не всем же быть такими, как вы.
   Ощущая закипающую злость, она сделала большой глоток, дабы не наговорить лишнего.
   - Не надо.. - Потер кончиками пальцев колючую щеку, - А чего тебе надо?
   - Уехать подальше из этого города. Вот и все. - Коротко бросила, словно не желая продолжать разговор. Она отчаянно боялась, что Максим начнет вторгаться в личное пространство, раскапывая ворох грязных воспоминаний. Но он медлил и это еще больше напрягало. Не зная, чего дальше ожидать, девушка выразительно посмотрела на потертые часики. С каждой новой секундой стальной виток напряжения становился плотнее и все крепче сжимал шею.
   - От себя не убежишь. - Ответил Макс, со скрежетом выцарапав сокровенное на самой поверхности. Он никогда не любил читать наставлений, и не умел этого делать, но сейчас просто не мог промолчать. Да, так бывает, что совершенно не намечая никакой цели, человек случайно попадает в самое яблочко. И вот случилось то, чего она опасалась.
   " Конечно, Макс все знает. Он рассказал ему. И может даже наврал ". - Несколько секунд она лишь задумчиво хлопала ресницами.
   - Макс, ты ничего не знаешь обо мне. И не надо..- Не договорила, заметив, что собеседник резко встал из - за столика. Испугалась, не успела даже понять, чего именно. Кровь застучала у самого горла.
   - Идем. - Протянул ей шарф. Серые глаза выражали крайнюю степень решимости, похоже, он не собирался слушать никаких возражений.
   - Не пойду я никуда, не доела, и вообще...- ощутила плотное кольцо пальцев, схвативших предплечье.
   - Здоровее будешь, эту отраву есть нельзя. - Сказал серьезно, резким движением застегнув молнию.
   - Пусти. - угрожающе зашипела девушка, дернув плечом.
   - Поговорим, а потом делай, как знаешь.- настаивал Макс, не собираясь убирать пальцы. Потянув девушку вверх, он встретился взглядом с встревоженными посетителями. Девушки осуждающе зашушукались, сочувственно глядя на Лесю. Сдавшись без борьбы, она молча поднялась и схватила комок влажного шарфа. Поднимать шумиху совершенно не хотелось. На ватных ногах прошла несколько метров, разглядывая каждую черточку на его куртке. Что он хочет? Что задумал?
  
   Налипая на лицо, хлопья снега за секунду превращались в холодные, обжигающие капли. Повернув за угол, они прошли еще несколько метров. Внезапно хруст под ногами прекратился. Макс резко остановился и посмотрел в сторону Леси.
   - А где твоя сумка? - в голосе звенела тревога.
   Сжав кулак, девушка ощутила непривычную пустоту. Приступ паники охватил все тело. Ничего не ответив, Леся обернулась назад, поймав взглядом противоположную сторону улицы. За пеленой снега виднелась знакомая дверь. Глядя в след ее сверкающим пяткам, Макс сунул руку в карман, нащупав сигареты. В принципе, они отошли не так далеко, поэтому он не испытал совершенно никакого волнения. Напротив, теперь есть несколько дополнительных минут на раздумья. Всего несколько спасительных кругов секундной стрелки, а дальше неизвестность. Одно понял точно, просто так он ее не отпустит. Не случайно это все. Судьба!
   Серый дым смешивался с кристально чистым снегом, постепенно заполняя легкие. Как привычен этот суетливый бег, пробки, безучастные лица. Макс любил это ощущение уединенности, когда точно знаешь, что никто не пристает с расспросами, никому до тебя нет дела.
   "Что- то долго...". - Посмотрел на тлеющую сигарету . Кончики пальцев покрылись влажными каплями. Бросив окурок в сугроб, Максим покосился на дверь и настороженно поднял бровь. Еще несколько минут постоял, а потом, не выдержав, вошел внутрь.
  
   Девушка сидела на том же самом месте, за тем же столиком. Макс изумленно округлил глаза, и хотел было открыть рот, но передумал, увидев ее лицо, покрытое багровыми пятнами.
   - Что!? - Нахмурился, нависая над столиком.
   - ЕЕ нет. Сумки нет. - Побледневшими губами выдала Леся, обреченно закрывая глаза ладонью. Все случилось, как во сне. Обнаружив пропажу, она словно голову потеряла. К каждому подходила, задавая один и тот же вопрос. Даже в мужской туалет вломилась по ошибке.
   - Где она была? Ты точно все осмотрела. - Не на шутку разволновавшись, воскликнул Макс.
   - Я что на дуру похожа, она здесь была. - С досады пнула ногой железный стул. Осознание происходящего все больше подкатывало к горлу тошнотой волнения.
   - Ты уборщицу спросила? Кто- то здесь сидел, когда ты пришла?
   - Нет, вон даже не убрали. - Указала взглядом на салфетку, брошенную в полупустой стакан.
   Тяжело вздохнув, Максим ударил кулаком по столу. Пластиковая трубочка с шелестом прокатилась по липкой поверхности и, остановившись у самого края, задрожала. Дело приняло неожиданный оборот. Неприятный.
   - Я всех спросила. Никто ничего не видел. - Отдирая от неба пересохший язык, сказала девушка, активно жестикулируя руками.
   - Не удивлен.
   - Звонить в полицию? - С надеждой спросила она, схватив палочку двумя пальцами.
   - Чего звонить, здесь участок за углом. Идем, - Макс напряженно скривил губы. - только это бестолку, сама знаешь.
   - Ну как? Ведь прошло же всего пять минут. Пять! - Леся озадаченно посмотрела на парня.
   - За пять минут крутые тачки вскрывают, а тут сумку из под стула надо было забрать. Ничего себе рисковая махинация! - Съязвил Макс, открыв перед ней дверь- Только не говори, что документы у тебя в ней были.
   - Да. - Сухо ответила Леся и ощутила, как предательски соленые слезы потекли по щекам.
   - Браво, дай угадаю, вместе с деньгами под молнией, во внутреннем кармане. - Саркастически выдал, подмигнув бровью.
   - А куда было еще класть? - Озадаченно ответила девушка, вспоминая, как собственноручно застегивала молнию. Утирая слезы, она посмотрела на него с укором. На пальцах показалась черная клякса потекшей туши.
   - При себе. Надо держать документы. Как ты вообще додумалась поставить сумку под стул. - Недовольно покачал головой и ускорил шаг, перебирая в голове знакомых, которые смогут помочь.
   - Это ты во всем виноват, - Шмыгнула носом, - ты меня выдернул оттуда, я и забыла о ней.- чеканила резкие слова. Услышав обвинения в свой адрес, Макс сдержанно улыбнулся. По сути, она была права.
   - Я согласен. Накосячили оба, и я постараюсь все решить. Только без истерик, Зеленка, ладно? - Успокоил, указывая взглядом на белую вывеску.
   - Давай я твои документы выброшу сейчас и посмотрю на тебя. - Зло бросила девушка, читая надпись на табличке.
   - Лишнего не болтай. Лучше я сам все скажу. - Тихо шепнул, открыв скрипучую дверь.
  
   ****
  
   Спустя час они вышли из здания, практически не глядя друг на друга. Макс держался отстраненно, всем видом показывая, что крайне недоволен сложившейся ситуацией. Леся натянула глубокий капюшон и также попыталась скрыться от его испепеляющего взгляда.
   - Нахрена ты им столько лишнего наболтала? - Процедил сквозь зубы. Слушая скрип его шагов, девушка вспоминала ехидные усмешки полицейских. На душе остался неприятный осадок.
   - Я думала, они спрашивают, потому что это делу поможет.
   - Они глумились. Неужели ты не поняла, они ничего искать не будут. Здесь таких краж десятки в день и более того, зачастую они даже знакомы с теми, кто это делает.
   - Что предлагаешь? - Склонив голову набок, девушка остановилась недалеко от театральной кассы.
   - Я займусь этим по своим каналам. Есть парнишка один, он мне должен. Может быть поможет вернуть документы, о деньгах и вещах можешь забыть.
   - Как? - чуть не плача спросила она, вспоминая о каждой мелочи, купленной с таким трудом.
   - Вот так. - Глухо ответил Макс, - Ну, бл*, что за день? - Хлопнул себя по бокам.
   На обочине сверкал свежевыпавший снег. Никакого автомобиля и в помине не было.
   - Угнали? - девушка ахнула, застыв каменным столбом.
   - Эвакуировали, я нарушил. - Скупо бросил Макс, глядя на черные следы крупных шин.
   Вздох некоторого облегчения послышался за спиной. Скинув капюшон, Леся посмотрела на Макса пронзительно и упрямо.
   - И где ее искать?
   - Это не твоя забота. Сейчас поедем ко мне, а я займусь машиной.
   - Я лучше обратно в общагу - Ответила и осеклась,- Если ты, конечно, подвезешь.
   - Мы не поговорили, я вообще не знаю, что ты съехала оттуда. Проблемы? - достал кошелек из кармана.
   - Нет. - Помотала головой и сжала губы добела.
   - Врешь.- Махнул рукой черной машине с желтой табличкой на крыше.
   - Я не обязана отчитываться перед тобой. - Процедила сквозь зубы, раздражаясь от его настойчивости.
   - Напомнить, что ты без документов и денег. - Подмигнул лукаво, почти издевательски.
   - Да пошел ты! - Резко бросила в лицо и развернулась на сто восемьдесят градусов.
   - Я пошутил, Зеленка! - Кричал вслед. Сердце, казалось, выпрыгнет из груди от обиды и злости.
   " Что он себе позволяет"? Не оглядываясь, она шла вперед, ускоряя шаг. Пальцы нащупали в кармане пригоршню мелочи. Несколько спасительных рублей. Она и не сомневалась, что догонит. Спустя несколько секунд его лицо возникло напротив, буквально нарисовалось из снега. Лезет прямо под кожу.
   - Леська, ну прости идиота, ну пошутил. Ну прости! - Улыбался широко и искренне. Давно не видела его взгляд таким чистым, открытым.
   - Что за детский сад, Макс! Тебе не кажется, что ты заигрался.
   - Я говорю, прости..- губы были так близко, что дыхание обжигало горячим паром.
   - Я не игрушка тебе. И никому. Ясно?! - Леся готова была его разорвать на месте. В зеленых глазах, убийственно красивых, блестела злость. Она что- то бормотала, а Макс ее не слушал. Видел только чувственную ямочку под нижней губой и ощущал болезненную пульсацию в груди. Порывисто сократив расстояние, он перехватил ее ладонь, притянул к себе и с жадностью впился губами. Знакомые ароматы переплелись тонкими нитями. Потеряв голову от желания, Макс еще теснее прижался к ней всем телом. Спустя секунду его неожиданно отбросило с нечеловеческой силой.
   - Прекрати так себя вести! - закричала ему в самое ухо,- Я сказала, я не игрушка твоя.
   Черные озера зрачков выдавали крайне агрессивное состояние. Сделав шаг назад, парень поднял с земли упавшие ключи и бросил на нее короткий взгляд.
   - Поехали, я все понял! Шутить больше не буду. - Нервно покрутил в руке мокрый брелок.
   - Я тебе не верю. - Выпалила девушка, собирая чувства в тугой узел.
   - А у тебя выбора нет. Поехали. - Скупо бросил, глядя на нее вполоборота. Самое обидное, что у девушки действительно не было выбора. Без помощи Макса ситуация прорисовывалась в излишне мрачных тонах.
   " Господи! Помоги мне найти сумку! Я уеду. Сразу уеду отсюда. Я больше так не могу!"- Молилась девушка, глядя в плотную дымку снежного неба. Впереди мелькала знакомая куртка, и тяжелый скип шагов заполнял собой все пространство. Смеркалось.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 12
  
  
   Вечерние огни играли оранжевыми бликами, проникая сквозь приоткрытые жалюзи. С этого ракурса Леся еще не видела город. За окном блестело садовое кольцо. Оно переливалось драгоценными камнями, дорогими машинами, роскошью и ощущением безграничных возможностей. Ради этого вида сотни людей остаются в столице и пытаются стать частью этого маленького мира. Кому- то удается, а кому- то нет.
   " Надеюсь, у Макса все получится, у него же много связей. Вот бы и деньги тоже вернули, я копила с таким трудом. Сама виновата, как можно было забыть ее под стулом! Идиотка! Она же такая тяжелая была, а я о ней даже не вспомнила". - Удрученно покачала головой.
   Конечно, по меркам Макса, этих средств вряд ли хватило бы на пару приличных вечеринок, но Леся привыкла жить по другим доходам, потому любая потеря была для нее ощутима. Укол досады вонзился особенно сильно, когда Олеся прикинула, сколько мелких подарков могла привезти родителям и бабушке. Вот ведь блин! Тяжелым вздохом качнуло бумажный освежитель, привязанный к оконной ручке. Остановив пальцами маятниковое движение, девушка задела локтем чашку. Он давно остыла, так и оставшись нетронутой. Стоит заметить: Леся опасалась к чему- либо прикасаться, ощущая себя здесь крайне не уютно. Вообще она не понимала, к чему людям такие огромные пространства. Ну, понятно, если семья большая, но Макс живет один. Или не один.. Глаза предательски обнаружили резинку для волос, оставленную на подоконнике. По спине пробежал неприятный холодок, всколыхнувший кровь горячими волнами. За всеми этими событиями она совершенно забыла о Насте.
   "Что будет, если она придет? Как это выглядит со стороны... Бред. Больше думать не о чем, кроме нее ".- Разозлившись на саму себя, Леся отошла от окна.
   Задумчиво коснувшись шероховатой стены, девушка провела пальцами по темной штукатурке, закрученной причудливыми волнами. Кто бы мог подумать, что она - простая деревенская девчонка, будет сидеть в такой роскошной квартире и мечтать.. Поскорее отсюда уехать.
   Леся ничуть не кривила душой, она по-настоящему мечтала вернуться в родной город. Пусть маленький, тихий, но такой близкий и дорогой сердцу. Только в последние дни она смогла понять, о чем ей все время толковал Макс. Действительно, вся эта затея с переездом была полной глупостью, необдуманной авантюрой. Как она вообще могла подумать, что может жить здесь, среди этих людей, одурманенных деньгами и властью? Самое противное, что незаметно для самой себя, она стала частью этой системы. Взять, хотя бы школу. Никто не заставлял заниматься с избалованными детьми богатых родителей, терпеть их невежество и отсутствие элементарного уважения. Перебарывала себя ради денег. Тогда чем она отличается от Макса? Да ничем. Просто суммы разные.
   Задумчиво закусив губу, девушка не заметила, как оставила отпечаток губ на зеленой чашке. Чай и вправду остыл. Оглядевшись, заметила на столешнице серый, металлический чайник. Все тело сотрясала мелкая дрожь. Согреться бы, хоть немного. Столько всего навалилось, нервы больше напоминали стальные тросы, гудящие под напряжением. Осторожно минуя стеллаж с книгами и личными вещами, девушка прошла в кухню и щелкнула кнопкой чайника. Скрестив руки на груди, уставилась в мелькающий экран. Оказывается, реклама без звука выглядит куда приятнее. Внезапно улыбнулась от увиденного. "Придумают же.. и ведь кто - то в этом снимается. За деньги. Терпит, так сказать".
   Эхом из памяти всплыли давние слова Макса.
   -... Здесь так живут. Почти все врут. Начиная от секретарши, терпящей жирного шефа за солидные надбавки, заканчивая им самим. Ты думаешь он от большой любви целует в задницы бизнес- партнеров, на охоту с ними прётся или очередную выставку. Да он ненавидит их всех, но нищету ненавидит больше...Вот и терпит.
   В тот момент эти слова ей казались раздутой, грубой чушью, теперь, взглянув изнутри на всю эту кухню, Леся готова была согласиться. "Вот даже Мария Петровна, по сути, говорила о том же, просто в иной форме. Просила меня потерпеть ради дела, оправдывая несносных детей и их высокомерных родителей. Так расстроилась, когда я отказалась " подтянуть" одного мальчишку на дому. Получается, все здесь живут по этим законам". Неотрывно глядя на расплывающиеся круги мелькающих огней, Леся вновь вспомнила беседы с Максом.
   " А ведь он никогда не врал, просто я не сумела понять его. Макс ни капли не придумал, и про Кира тоже...". -Обхватила пальцами холодную чашку.
   " Что же я никак не согреюсь, еще заболеть мне не хватало. "- Вдогонку ужалила мысль и девушка плотно прижала руки к груди. Вспомнила, как шла по заснеженным улицам и насколько сильно в тот момент хотелось очутиться в деревне, под теплым июньским солнцем, согревающим луговые травы. Теперь она в тепле. Только оно почему- то ни капли не греет. Огляделась, пытаясь найти источник сквозняка. Ничего не нашла. К счастью, на диване, стоящем напротив плазмы, лежала синяя толстовка. Не долго думая, Леся накинула ее и собиралась застегнуть молнию, как на полу обнаружила пакетик, выпавший из кармана. Не стоило труда догадаться, что это. Зрачки расширились от внезапного испуга. Она видела подобные в кино и не могла перепутать. В ту же секунду Лесю передернуло, как от удара током. Не решившись поднять содержимое, она просто подтолкнула его под диван. Живот скрутило от отвращения и обрывочных воспоминаний. У нее всегда было предчувствие , что Макс может расслабляться таким образом, но увидеть это воочию было просто невыносимым. Звонким щелчком чайник оповестил о готовности. Пребывая в каком- то задумчивом оцепенении, девушка налила кипяток чашку и присела на барный стул. В этот момент в замке зашуршали ключи. Сердце суетливо забилось в грудной клетке.
   - О, смотрю освоилась уже. - Произнес Макс, снимая шапку и взъерошивая волосы. Вид у него был бодрый и довольный. Поцелованные морозом, румяные щеки горели здоровьем.
   " Ну истинный марафонец". - Саркастично подумала девушка, натянуто улыбнувшись в ответ.
   - Извини, я очень замерзла, вот и взяла.
   Только сейчас Макс заметил на ней толстовку, свободными волнами свисающую с плеч. Смутившись, застыл, сжимая в руке пакет. Медленно и вкрадчиво он перевел взгляд на ее лицо, пытаясь прочитать единственный ответ. Напряжение повисло в воздухе. Нарочно выдержав паузу, Леся сделала глоток и сказала:
   - Я только сахар не сразу нашла, зачем ты его по карманам прячешь... Я добавила в чай немного, а он какой- то не сладкий. Везде одни подделки. - С сожалением нахмурила брови, поморщив нос.
   В эту же секунду Максу поплохело. Бросив пакет, он подскочил к столу. С тревогой заглянул в чашку, потом в глаза Олеси. Подозрительно прищурившись, несколько секунд хмурил брови.
   "Да нет, быть не может". - С подозрением еще раз посмотрел на дно чашки. Этого момента хватило понять, что она не ошиблась. Там был не сахар и даже не стиральный порошок.
   - Хочешь попить? - Протянула чашку. Макс лишь задумчиво помотал головой, разматывая длинный шарф.
   - Да под диваном он, расслабься! - Не выдержала Леся, моментально превратившись в злобную фурию. Не сразу поняв, что к чему, Макс продолжал вглядываться в ее глаза. Нетерпеливо соскочив со стула, девушка за считанные секунды оказалась рядом с неприятной находкой. Злость прибавила смелости, и, схватив пакет двумя пальцами, она потрясла им перед самым его носом.
   Молча перехватив пакетик, парень стиснул челюсти. Развела, как идиота. Он и вправду испугался, что девушка могла что- то напутать и употребить. Быстро сунув находку в карман джинсов, он принял невозмутимый вид.
   - Ну и как тебе у меня? Клевый вид из окна, правда? - Открыл жалюзи, сбросив куртку в кресло.
   - Прости, как может нравиться наркопритон? - Хрипло спросила девушка, вставая позади. Сладкий запах доносился из большого пакета. "Пахнет пряниками. Санта Клаус, блин!"- промелькнула мысль.
   - Не понял? - Обернулся, сверкнув а полумраке красными щеками.
   - Макс, не делай из меня идиотку, я знаю, что у тебя в заднем кармане. - Прошипела Леся, пригвоздив его взглядом к стене.
   - Я так и понял, считай, шутка удалась. - Смущенно подмигнул, вновь обратившись лицом к окну.
   - Тебе смешно? Для тебя ЭТО шутка? - Со всей силы дернула его за плечо, - Макс, ты даже в глаза мне не можешь посмотреть.
   Что- то изменилось в его взгляде, когда он вновь встретился с ней лицом к лицу. Ресницы стали тяжелыми и он демонстративно прикрыл веки. Лениво и пренебрежительно.
   - Не лечи меня, а!.. я сам знаю, большой уже мальчик. Лучше давай расскажу, как собираюсь тебе помочь. - Затянул шнурки на капюшоне злосчастной толстовки. Леся стала похожа на большой темно- синий мешок с огромными глазами.
   - Сначала себе помоги, придурок, а я ухожу! - бросила развернувшись. - Противно смотреть на тебя, избалованный и лживый маленький мальчик. - Отчаявшись, Леся силой дернула молнию вниз. Кофта упала на пол. Зашуршала куртка в коридоре и тут он опомнился.
   - Прекрати утрировать, Лесь. Это для меня не проблема, поверь, так, по праздникам..бывает. - Попытался остановить девушку, преградив путь грудью. Понимая, что на этот раз она не шутит, Макс занервничал. Надо же было Насте оставить такой " прощальный" подарок. Даже после расставания умудрилась нагадить.
   - Не проблема? Так выбрось, прямо сейчас! - С вызовом посмотрела исподлобья. Так бы и прибила его на месте, будь чуть посильнее.
   Незамедлительно сунув руку в карман, Макс ответил:
   - Не вопрос, пошли. - Указал взглядом на туалет. Очевидно, он собирался избавиться от лишнего раздражителя так легко. Потому что..
   - Ты не понял. Все! - Помотала головой, окинув взглядом комнату.
   - А это все. - Пожал плечами, сжимая в руке прозрачную слюду.
   - Я не хочу иметь ничего общего с наркоманами, извини. Не нужна мне твоя помощь и обо мне можешь забыть. - Выплюнула разочарованно, смерив парня холодным взглядом. Несколько секунд в нем боролось прошлое и настоящее. До ломоты сжимая пальцы, он окликнул Лесю у самой двери.
   - Ладно. Стой. - Услышала в спину и замерла. Позади послышался шум ящиков и шелест бумаги. Копался он долго, словно что- то искал. Замерев в напряженной позе, Леся молча наблюдала за тем, как он опустошает тайные заначки. Это выглядело бы вполне забавным, если бы Макс искал деньги. А так... Только горечь, раскрасившая вечер ощущением безнадежности.
   - Это все, клянусь. - Сжимая горсть различных упаковок, виновато произнес парень. Не дожидаясь ответа, он отправился в туалет. Послышался шум сливного бачка. Проверять не стала, не было сил, да и желания. Как будто все перегорело, и погас огонь слепой веры. Прислонившись спиной к косяку двери, Леся устало закрыла глаза. Как же мало она знала о жизни. Как мало знала о нем.
   - Я выполнил твою просьбу. Теперь раздевайся. - Искоса посмотрев на девушку, прошел в кухню. Снял с верхней полки два квадратных стакана и собирался было открыть дверцу бара , как позади ощутил знакомый аромат. Глаза ее были весьма красноречивы.
   - Еще чайку? - С наглым видом улыбался во все тридцать два. Нет уж, этот номер не пройдет. Расстегнув куртку, Леся присела напротив и всем видом продемонстрировала отношение к происходящему.
   - Все, реально все я выкинул. Можешь успокоиться, Зеленка. - Бросил горсть ароматного чая в френч пресс. С первого взгляда могло показаться, что ей абсолютно безразлично, но только тяжелый взмах ресниц показал, насколько трудно удержаться от шквала обвинений.
   - А если по делу? - Произнесла строго, принимая переданный стакан. Испарившись за секунду, Макс возник также внезапно, с большим пряником в руках. Он выглядел настолько аппетитно, что Леся на секунду улыбнулась. Потом резко опустила кончики губ, словно злясь на себя за эту непозволительную слабость.
   - Это тебе! - Подвинул ближе кончиками пальцев. Выглядел при этом настолько милым, что аж до тошноты.
   " Оборотень".
   - Я надеюсь, это вот... - Тронула пальцем поверхность угощения,-.. са-а- харная пудра? - Язвительно спросила девушка, пренебрежительно отрывая кусок пряничного уха. Сменившись в лице, Макс в момент перестал улыбался.
   - Вот ты с детства такая язва. Тебе приятное хотел сделать, а ты никак не успокоишься. - Развернулся на стуле, включая телевизор. Пока Макс щелкал кнопкой пульта, Леся боролась с отвратительным предательством собственного организма. Слюни можно было собирать пылесосом.
   - Ну и ладно, раз не нравится. - Одним махом парень смахнул пряник со стола, закинув его в ведро для бумаг. Сердце сжалось от сожаления. Не успев ничего ответить, девушка сделала глоток теплого чая. Желудок громко оплакивал не съеденный пряник.
   Удовлетворившись выбранной картинкой, Макс вновь повернулся к девушке.
   - Тебе в куртке не холодно?- серые глаза наполнились иронией. Молча вытаскивая руку из горячего рукава, девушка укоризненно улыбнулась.
   - Ладно, закончили с песочницей. Давай по делу. Парень обещал помочь в течение трех- пяти дней, если нет, то придется оформлять документы по -новой. Дело везения. Может это случайный человек утянул. А может местный.
   - Ясно. Очень надеюсь, что хотя бы документы вернут.- Коснулась пальцами губ.
   - Как повезет. А пока поживешь у меня.- Деловым тоном произнес, проведя ладонью по колючей щеке. Замер, ожидая ответа.
   - Я в общагу поеду. - Глухо ответила девушка, перехватив его пронзительный взгляд. Рикошетом в Макса полетела стрела напряжения.
   - Если решила уехать домой, то это вообще не логично. Как на тебя после этого всего посмотрят. Где вещи возьмешь?
   -Вещи..- тихо повторили губы и Леся тяжело выдохнула. Действительно, у неё не было даже запасного белья и денег на его покупку тоже. В зеленых глазах залегла глубокая озабоченность.
   Стул скрипнул и Макс снова исчез.
   - А вот добрый волшебник о тебе позаботился. - Положил небольшой яркий пакет на столешницу. - Конечно, я не знаю, чего ты там носишь: цветочки, сердечки или бабочек. Взял, что первым попалось. Извини, если не в твоем вкусе.
   - Спасибо.- Смутилась Леся, аккуратно отгибая край бумажного пакета. Внутри было все, для первой необходимости. Даже тампоны. - Девушка покраснела, как рак.
   - Ну, я рад, что ты определилась.- Не дал опомниться, широко улыбнувшись.
  
  
   Прода от 29 декабря
   ****
  
   Леся всегда знала, что если Макс что- то решил, то его невозможно остановить, сбить с пути или запутать. На этот раз он захотел побыть в роли благодетеля. Что ж пусть так, тем более выбора судьба не предоставила. Однако Леся совершенно не хотела демонстрировать ему собственную покорность. Ведь с детства так сложилось, что она протестовала, но следовала за ним. Сколько можно! Знала, что нельзя лезть в заброшенный дом, но рисковала. Была против затеи с угнанным велосипедом, но молчала, когда половина деревни подозревала Макса. Только благодаря ее невидимой поддержке он смог избежать очень многих неприятностей. А сейчас, кажется, даже не замечает, что попал в одну из них. Коварную, в своем медленном отравляющем действии.
   - Я останусь, но хочу, чтобы ты пообещал мне вести трезвый образ жизни. Во всех смыслах. - После длительной паузы произнесла девушка, пристально глядя на дно прозрачного стакана.
   - Чего это ты меня выставляешь, я и так веду трезвый образ. В клубе был в последний раз с тобой. - Сказал и замолчал, вспомнив тот роковой вечер. Яркой вспышкой перед глазами предстала белая раковина и эхо собственного голоса, отражающееся от кафельных стен. На перекрестке взглядов вдруг сделалось холодно и неуютно. Попытавшись разорвать цепь воспоминаний, Макс принялся увлеченно рассматривать пометки на календаре.
   - Вот и хорошо. Мне послезавтра на работу, буду надеяться, что документы найдутся поскорее. Не хочется тебя стеснять. - Сказала Леся, не зная, как побыстрее свернуть болезненную тему.
   - Угу.- Машинально кивнул Макс и встал со стула. - Пиццу будешь или роллы? Теперь он и сам не стремился копаться в недавнем прошлом. Как- то не думал, что это окажется так сложно. Несколько раз хотел спросить о Кирилле, но словно ржавый гвоздь вставал поперек горла. Задумчиво глядя на парня, Олеся пожала плечами.
   - А человеческой еды нет?
   - А это тебе чем не еда?!- смутился Макс, отыскивая брошюры в верхнем ящике. - Я же не фигню сетевую заказываю, в которой ты сумку пох*рила.
   - Макс, хватит!... Выражаться. - Приняв осуждающий вид, Олеся грозно сверкнула взглядом.
   - Хорошо! - Излишне вежливо кивнул, приложив руку к сердцу -Потеряла..утеряла...забыла..оставила. Как лучше?- Широко улыбался, загибая пальцы на ладони.
   Склонив голову на бок, Олеся подперла щеку рукой и пыталась сдержаться. Напряжение, повисшее в воздухе несколько минут назад, трансформировалось в приступ неожиданного веселья. При виде дальнейших театральных кривляний Макса, смех накрыл безудержной лавиной. Звонкий хохот наполнил стены непривычным эхом. Теплым, лучистым, открытым. Здесь никто и никогда так не смеялся. Усаживаясь напротив, он с блуждающей улыбкой посмотрел на девушку.
   "То хандрит, то смеется". - Подумал, отметив, как вмиг преобразилось ее лицо.
   - Весело с тобой, Зеленка. - Облокотился на подоконник, раскрывая яркую брошюру.
   - Взаимно. Клоун. - Сделала протяжный выдох и обмахнула ладонью раскрасневшееся лицо.
   - Ну, так что будем заказывать? - Листая меню, Макс сосредоточено просматривал каждое блюдо. Хотелось хоть как- то порадовать Леську, отвлечь ее от дурных мыслей.
   - Ну, можно же и самим приготовить, - Робко отозвалась она, - было бы из чего. - Обернулась, в поисках холодильника.
   - Не ищи, он встроенный, вот, у окна. - Макс слегка постучал пальцами по эмалированной дверце.
   - А продуктов в нем, конечно же, нет. - С легкой надеждой поинтересовалась девушка, скептически оценивая размеры мини - холодильника.
   - Почему... есть: Пиво. Соки. Сливки. Икра. Пельмени, полудохлые овощи забыл.. - Стал перечислять, оторвавшись от созерцания меню.
   - Из этого не приготовить. А от пельменей меня уже тошнит. В универе ели их через день. Может до магазина дойдем. Прогуляемся заодно? - Предложила девушка, сотворив на лице подобие просьбы.
   - Да ну, такая метель. Идти минут десять - двенадцать.
   - Так у вас же под окнами одни магазины! - Воскликнула Леся, вставая со стула.
   - Ну да, одни бутики. Золотишко сваришь или сумку из крокодила пожаришь мне. - Отложил меню в сторону, скептически поглядывая на часы.
   - М-да...Вот тебе и центр. - Леся недовольно покачала головой. - У нас на каждом углу палатка или магазин. Помнишь, на перекрестке, у площади был. Мы там мороженое покупали и всякие вкусности. В прошлом году закрыли его.
   - Тебе бы только сладости. - Хмыкнул Макс, окинув взглядом ее тощую фигурку, - и куда только помещается?
   - Для сладкого место всегда найдется. - Улыбнулась, - А, хочешь, я сама схожу. У меня только денег нет..- Вспомнила, произнеся вслух эту "неудобную" фразу.
   - Да, блин. Чего тебе не сидится? Странная ты какая- то. - С неохотой встал, подойдя к окну. Метель только усилилась. В косом свете придорожных фонарей кружились тысячи снежных мотыльков, а ветер нещадно трепал замерзшие провода. Казалось, свинцовый холод навис над самым карнизом.
   - Как хочешь. Заказывай тогда пиццу. Только не острую. - Предупредила Леся, с легким сожалением в голосе.
   Долго и пристально Макс смотрел на нее, будто что- то прикидывая в голове. Потом мысленно махнул рукой и скупо произнес.
   - Пошли уже, ладно.
   Эта легкая хрипотца вмиг разлетелась по углам, проникая в каждую клеточку женского тела. Леся так и застыла от неожиданности. Обернувшись, отблагодарила его теплым взглядом и потянулась за курткой. Этот жест был настолько нехарактерным для Максима, что девушка боялась заострять на этом внимание. Молчала.
   Спустя всего несколько минут они уже шли по направлению ветра. Погода и впрямь была неприятной, чему свидетельствовали редкие прохожие, укутанные по самые глаза. Пурга била по щекам колючими иголками сухого снега. Пряча нос в теплый шарф, девушка старалась не отставать от широких шагов Максима. Ходить пешком парень явно не привык. Конечно, теперь Олеся чувствовала себя виноватой. И виной тому было его терпеливое молчание. Было бы намного проще, если он начал протестовать или злиться. В общем, хоть как - то выражать эмоции. Если не брать в расчет вынужденную остановку на светофоре, то идти оказалось вовсе недолго. Бодрым шагом ровных десять минут. Только на пороге супермаркета Макс бросил на девушку короткий укоризненный взгляд.
   - А вовсе и не далеко. - Шмыгнула носом, стараясь выглядеть довольной. - Угу. - Саркастически выдавил из себя, резко выкатывая железную корзину. Нос окоченел и грозил отвалиться.
   - Что бы ты хотел поесть? - Спросила Леся, как ни в чем не бывало, окидывая взглядом яркие полки.
   - Мне уже все равно. Реально. - Пробурчал Макс, стряхивая мокрый снег с рукава.
   - Хорошо. Тогда давай будет ужин для простых смертных. Пошли за мной.
   Вполоборота хмыкнул и развернул тележку в обратном направлении.
  
   Макс и не подозревал, что женщины совершенно по- иному выбирают продукты. Как -то не довелось водить дам по супермаркетам, все больше по ресторанам. Удивительно, но на поиски" правильного" риса у Леси ушло битых пятнадцать минут. С умным видом она крутила пачки, что- то щупала, вчитывалась, сравнивала цены. Уставший от пустого ожидания, Макс отлучился в винный отдел. Неожиданно вспомнив о данном обещании, с трудом оторвал руку от восхитительной темной бутылки со знакомым содержимым. Сплошные ограничения. Черт возьми.
   - Я все! Давай на кассу. - Оповестила девушка, весело выныривая из -за угла. Все бы так радовались пачке пропаренного риса.
   - Ты шутишь.. Ты меня голодом уморить собралась? Как можно было сорок минут выбирать пачку риса и этого синюшного петуха?
   - Курицу. - Поправила Леся, взглянув на птицу - и вовсе она не синюшная, а наоборот, натуральная. Ничего ты не понимаешь.
   - Рис лучше бы неочищенный взяла. Полезнее. - посмотрел на одинокую пачку в тележке.
   - Что? - Спросила Олеся.
   - Проехали...- Макс явно не оценил приложенных усилий, неодобрительно скривив губы. Есть эту неаппетитную птицу он явно не собирался. Пришлось делать все самому. Даже разозлился немного, ведь за этот час он мог давно скупить полмагазина и съесть нормальную курицу, запивая бокалом красного вина. Наблюдая за полетом случайных, хаотично выбранных продуктов, Леся терпеливо следовала за тележкой. Всего за пять минут корзина оказалась доверху переполнена нарезкой и готовыми салатами в круглых банках.
   - Учись, студент!- выкладывая продукты на ленту, насмешливо сказал Макс.
   - По- моему, половина из этого лишняя. - Парировала девушка, наблюдая за коротким путешествием продуктов.
   - Дома посмотрим, кто прав. - Ответил Макс, вытаскивая кошелек.
  
  
   С аппетитом поглощая очередную порцию салата, Максим молча наблюдал за Лесей. Она стояла спиной, пытаясь на столе реанимировать бесперспективную птицу. Солила, перчила, мазала чесноком. В общем, развлекалась, как умела. Насытившись, Максим положил грязные тарелки в посудомойку и с жалостью посмотрел на девушку.
   - Бросай уже, давно бы поела. Даже не переоделась.
   - А во что я тебе переоденусь? - Резонно отметила девушка, наливая масло на сковороду. Надо сказать, обилие приправ сотворило чудеса: пернатый приобрел аппетитный оттенок. Макс даже удивился, но вида не подал.
   - Так я же тебе чего - то там купил..- Засомневался. - Посмотри в пакете.
   Выложив курицу в шипящее масло, девушка прошла в ванную комнату. С большим любопытством встряхнула пакет и посмотрела на содержимое. Действительно, некоторое подобие домашнего костюма лежало на стиральной машинке. Леся никогда такое не носила, слишком обтягивающе. Однако, лучше так, чем париться в джинсах весь вечер. Наспех натянув бриджи, она расправила футболку руками.
   - Ле-есь! - Крикнул Макс, - кажется, у тебя горит!
   Выскочив из ванной девушка подбежала к плите. Обиженный "петух" вовсю дымил подгоревшей корочкой.
   - Ну Макс, мог бы и перевернуть. Подгорела же. - С сожалением провопила девушка, суетясь вокруг сковородки. Какая там курица, если перед самым носом вырисовываются две аппетитные округлости, облаченные в тонкий трикотаж. Мысленно поблагодарив девушку из магазина, Макс продолжил гипнотизировать упругий тыл Леси. Но как только воображение подкинуло дальнейшую зарисовку, он вдруг увидел руки Кирилла. Внезапным разрядом тока пронеслось видение его пальцев, ласкающих самую нежную кожу, из всех, что он видел. В горле застрял комок и все мгновенно испарилось. Осталось только раздражение, внезапно накатившее.
   Ничего не подозревая об этих невидимых баталиях, Олеся переворачивала кусочки, что- то причитая себе под нос. Неприятно, конечно, но есть можно. После того, как крышка была плотно закрыта, девушка выдохнула и отошла от плиты. Смрад заполонил половину комнаты.
   - А как у тебя вытяжка работает?- спросила, взглядом отыскав испарившегося парня. Макс сидел на диване, совершая чудеса жонглирования. Пара яблок весело летала над его головой, все время возвращаясь в ловкие ладони.
   - Ну-у, сверху там кнопка. Только это вряд ли поможет. Я весь уже провонял твоим обгоревшим дохликом. - Бросил раздраженно.
   - Извини. Я не привыкла к такой плите. У нас в общаге конфорка десять минут нагревалась.
   - Да ладно. Я уже понял, что с тобой весело. - криво улыбнулся, снова подкинув зеленое яблоко вверх. Перемены в его взгляде были очевидны. Также смотрел Кирилл. Только сейчас Леся начала отличать эти хищные, плотоядные нотки в глубине мужского взгляда. Аж передернуло, будто откусила кусок мороженого после глотка горячего кофе. Удушливой лентой промчались обрывки той ужасной ночи. Сердце затрепетало, словно пойманный воробей.
   - Ты спать рано не ложишься, да? - Зачем- то поинтересовалась она, аккуратно оттягивая вниз футболку. Эта невнятная интонация прервала ощущение такта, и Макс с трудом поймал яблоко.
   - Я- то.. Рано ложусь, в четыре, пять утра. - усмехнулся в ответ, все же уронив другое яблоко в самое уязвимое место.
   Скривившись, словно от боли, Леся внимательно наблюдала за его мимикой. Странно, но на его лице ни один мускул не дрогнул. Старался. Однако, как только она отвернулась, Макс исказился гримасой боли.
   - А я рано, если зубрить не надо. Диплом идет легко, если честно, даже не ожидала от себя. Может практика помогает. - Открыла крышку, выпустив ароматный пар.
   - Как раз от тебя я этого ожидал. Только сейчас ты поступаешь глупо. - Отложил фрукты от греха подальше.
   - В смысле, что хочу уехать? - Облизала ошпаренный палец.
   - Да.
   - Может и так. Одному глупо, а другому жизненно необходимо. - Коротко ответила, обжигаясь его словами.
   - Зачем теперь? - простой вопрос повис над головой гигантской секирой.
   - У меня курица готова, давай я поем и поговорим. - Свернула тему, схватившись за лопатку, словно спасательный круг.
  
  
   Сдержаться было сложно, однако Макс предпринял усилие и стиснул челюсть, прервав себя на полуслове. Девушка повернулась спиной и снова принялась что- то мешать, трясти, переворачивать. Глубоким и задумчивым взглядом он проследил за каждым движением ее ловких рук. Вроде ничего особенного, но какое- то невидимое волшебство окутало пространство. Пальцы быстро перебирали пучок зелени, отрывая подвявшие листья. Девушка выглядела увлеченно: брови сдвинуты, губы сжаты в напряженную линию. Словно искусная птица, она за считанные минуты свила в тарелке аппетитное гнездо из овощей и поставила тарелку на стол. Едва уловимая тень удивления тронула мужские брови. Не то, чтобы Макс не узнал в этой ароматной корочке синюшного петуха, просто удивился, насколько некоторые женщины способны реанимировать любое гиблое дело. "Если бы она и со своими проблемами разбиралась столь эффективно.."- Поиграл пальцами по коленке.
   - Ну, я сажусь. - Зачем - то отрапортовала девушка, придвигаясь ближе к столу. Протяжный скрип заставил Макса вновь повернуть голову в ее сторону.
   - Приятного аппетита. - С улыбкой проговорил, ощущая тонкие иглы теплоты, пронзающие сердце.
   - Спасибо. - Ответила, не поднимая головы.
   Под правым боком завибрировал телефон. Макс провел рукой по гладкой поверхности и нащупал трубку. Серые глаза застыли на знакомом коротком слове. Расслабленность вмиг стерлась с лица, уступая место озабоченности. Волна жара пронеслась от живота к самому кадыку. Ужасно неприятное чувство, но теперь никак не получалось реагировать иначе. Одно лишь упоминание о Кире вызывало в крови неестественную реакцию. Сбросив вызов, Максим резко встал с дивана.
   - Может присоединишься, вроде получилось неплохо. Если не смотреть на нее. - Хмыкнула девушка, расплывшись в широкой улыбке. Макс отрицательно помотал головой. Что- то мешало ему присесть рядом и продолжить беседу. Словно магнитом отталкивало в противоположную сторону. Остановившись у полки с книгами, он вновь посмотрел на Лесю. Взгляд серых глаз был пронзительно прицельным. Со стороны могло показаться, что он испытывает негативные чувства или попросту злится. Может и так. Только помимо злости в нем кипело куда более сильное чувство. Леся вдруг перестала жевать, словно увидев себя со стороны.
   - Что - то не так ? - Спросила, немного смутившись.
   - Нет, просто думаю, ведь он когда- то кукарекал. - Проговорил, не моргая. Макс совершенно не собирался посвящать девушку в истинный ход своих мыслей, поэтому сказал первое, что пришло в голову.
   - Прекрати, это курица. Она не могла кукарекать. - Леся скривилась, пережевывая мягкое мясо.
   - Ты извини, мне поработать надо. - Резко отвел взгляд. В воздухе повеяло холодом.
   Ощущая какую- то недосказанность и внезапное напряжение, Леся воткнула вилку в белое мясо и задумалась. Конечно, он и раньше мог поступить весьма бесцеремонно, но сейчас сам не свой. Говорит ерунду, а глаза при этом серьезные и задумчивые.
   Макс нагнулся и достал с нижней полки ноутбук. Демонстративно взглянув на календарь, открыл глянцевую крышку и выдвинул стул на колесах.
   - А ты в офисе не работаешь? - Леся не знала, как нарушить эту удушливую паузу.
   - Работаю. У нас там сейчас проблемы.. - Слегка отстраненно ответил, вбивая пароль быстрым передвижением пальцев. Стараясь не смотреть на яркий монитор, девушка вновь принялась за ужин. Ни один кусок теперь не лез в горло. Вроде ничего не происходило, но этот взгляд.. Леся не могла его выносить. Он был таким тяжелым, почти свинцовым, выхватывающим самую суть, выворачивающим наизнанку. Не сумев переселить собственные эмоции, девушка встала из- за стола и молча подошла к окну. Похоже метель не собиралась униматься. На проводах и ветках повисли высокие шапки снежного зефира, а горсти мелкого снега все кружат в воздухе. "В деревне, наверное, тяжко сейчас. Кто чистит снег у колодца? А крыльцо? Бабушка не должна жить зимой одна.- С грустью подумала Леся и укол совести заставил отойти от окна. Казалось, Макс равнодушно стучал клавиатурой. В этой плотной тишине все было невыносимым.
   И каждая последующая минута казалась все более острой, обжигающей, наполненной чувством неловкости. Перетерев по два раза всю посуду, девушка отложила в сторону полотенце и посмотрела в дальний угол. Неугомонным шмелем на столе жужжал телефон. Макс постоянно сбрасывал вызов. Потом и вовсе выключил трубку. В этот самый момент Леся поняла, что тревога не возникла случайно. Все таки женская интуиция порой бывает сильнее упрямых фактов. Макса что- то явно обеспокоило.
   - Извини, что отвлекаю. Хотела спросить, я где буду спать. А то я бы постелила и легла. Очень устала. - Леся подошла ближе, но все еще сохраняла дистанцию.
   Перевернув телефон вниз дисплеем, Максим тяжело вздохнул.
   - Ты в спальне ложись. Там где- то в шкафу постельное белье. Бери любое. У меня тетка убирается, так что все чистое должно быть. - Хлопнул крышкой ноутбука.
   - Спасибо.. Пойду.. Тогда. - Отрывисто ответила девушка, сжимая в ладони кухонную салфетку.
   - Если еще что надо , обращайся, не стесняйся. А я, наверное, отьеду сейчас не на долго. Закрыть тебя или как? - Пробежавшись взглядом по ее тонкому стану, спросил.
   - Опять? Срочное что- то? - С тревогой поинтересовалась Олеся, не сумев скрыть расстройства во взгляде. Несколько секунд поколебавшись, Макс отрицательно помотал головой и встал из- за стола. - Закрывай тогда. Но ты точно сегодня вернешься? - Вкрадчиво спросила, глядя на его торопливые движения. Неожиданно осознав ход девичьих мыслей, Макс перестал одеваться.
   - Конечно, Зеленка. Не волнуйся. - Одарил ее мягкой, снисходительно- родительской улыбкой.
   - Хорошо, ты только телефон возьми, а то я буду...- Не договорила, заметив его совсем рядом.
   - Волноваться.. - Добавил парень, подмигнув, сунул трубку в джинсы. - Конечно, вот, кладу.
   Не успела Леся обрадоваться, как в дверь раздался звонок. Длинный и протяжный. Макс напрягся всем телом, поскольку знал, кто это мог быть. Досадно, не успел каких- то пять минут. Лицо его потемнело.
   - Иди стели тогда, это ко мне пришли. - Жестко бросил, направляясь к двери. От неожиданности девушка застыла столбом. Такого тона она никогда не слышала от Макса и это сильно ударило по самолюбию. Словно собачонку какую прогнал. Развернулась и пулей оказалась в спальне.
   " Нет уж, завтра попрошусь обратно в общагу. Лучше там, чем терпеть такое отношение". Воображение нарисовало знакомое женское лицо, по - кошачьи хищное и самодовольное. Леся была уверена в том, что это именно Настя приехала к Максу для любовных утех. Но уже спустя несколько секунд девушка застыла, как от удара молнией. Из коридора звучал низкий мужской голос. На первом же слове она узнала Кирилла. Холодок пробежал по животу, а венка на виске начала отчаянно пульсировать.
   - Ты чего трубку не берешь, совсем головой тронулся, Макс! - Недовольно сказал Кир, шмыгнув холодным носом. - Я как лох последний уже двадцать минут такси держу.
   - Давай не здесь. - Указал твердым взглядом на выход.
   - А что, я помешал.. у тебя Настька что ли? - Невнятно спросил Кир и запах перегара окутал коридор. Макс поморщился от отвращения. Похоже, нежданный гость изрядно накачался алкоголем.
   - Так, давай на улицу. Нечего тут мне дышать. - Взял парня за плечи и развернул в сторону входной двери.
   - Не-е, теперь я все понял. - Помахал ладонью. - У тебя что, телки? Макс, ну ты жук.. - Кир уперся всем корпусом , резко оттолкнувшись спиной от дверного косяка.
   Максим попытался вернуть его в исходную точку, но мужское тело отбросило в сторону холла. Никак не ожидал от пьяного такой ловкости.
   - Ну- ка, кого ты прячешь там? - Раскоординированной походкой Кир направился прямиком в спальню. Леся замерла, боясь хоть как- то выдать свое присутствие. Однако, все было тщетно. Он заметил ее, стоящую посреди комнаты, с коричневым пододеяльником в руках. Глупее не бывает. Не сразу осознав происходящее, Кирилл сделал неуверенный шаг назад и обернулся. В стеклянных глазах отразилось недоумение, помноженное на ядовитый сарказм.
   - Простите, если помешал. - По губам проплыла противная, скользкая ухмылка. Максим был готов провалиться сквозь землю. В этот момент он подумал не о себе, а об Олесе. " Что она испытывает в этот момент? Каково ей вновь столкнуться с ним лицом к лицу"?
   - Давай, давай, на выход. Там и поговорим. - Скомандовал хозяин, насильно впихивая парня из комнаты. Встретившись взглядом с Олесей, Макс ощутил, как новая волна злости охватывает каждую клетку тела. Какие бы ошибки она не допустила в прошлом, она не заслужила такого унижения. Девушка действительно была похожа на маленького котенка, прижавшего уши от страха. Что творилось в ее душе, Макс мог только предположить. И даже десятой долей не мог прочувствовать.
   - Чего ты нервничаешь, я вообще- то по делу приехал. - Подталкиваемый резкими точками, Кирилл медленно двигался по просторному холлу.
   - Я же все тебе сказал тогда, закрыть дела, дело времени. - Обрывочно прошипел Макс, стараясь говорить как можно тише.
   -Ты это реально? Не-е, ну чего за подстава, Макс, давай перетерем. Бабы бабами, а...
   Балансируя на грани рукоприкладства, парень резко выкинул Кирилла из квартиры. Тот, похоже, перестал сопротивляться, сполна удовлетворив любопытство.
   - Еще одно слово в этом направлении и я тебе что- нибудь сломаю. - Прорычал парень, закрывая дверь перед его носом.
   - Макс, ну ты вообще.. Понимаю, типа любовь.. Но ты ж никогда раньше объедки не подбирал. - Ядовито прокричал Кирилл в зазор приоткрытой двери. К несчастью, Максим услышал смысл последних слов и его реакция была мгновенной. Отбросив парня в конец длинного коридора, он пару раз ударил его лбом о соседскую дверь. Конечно, силы были не равны, ведь Кирилл едва мог нормально стоять на ногах. На крики выбежала Леся, но, не решившись подойти ближе, так и осталась стоять в проеме, взывая Макса к здравому смыслу.
   - Смотри. Все из- за вас, из - за баб. Кир сфокусировал взгляд, заметив знакомое женское лицо. - пока ты не появилась, все было нормально.
   - Рот закрой и вали отсюда. - Уклонившись от невнятного взмаха , Макс прорычал, грозно посмотрев на Лесю, сделавшую шаг навстречу.
   - Я сейчас милицию вызову. Сколько можно терпеть ваши дебоши. Саша, выйди, а то они поубивают друга друга! - Внезапно закричала взволнованная женщина, глядя в глазок. Опомнившись, Максим ослабил хватку и склонился над лицом бывшего друга. Пьяному море по колено. Ядовитая ухмылка все еще блестела на его окровавленном лице. Медленно выпрямляясь , он одернул куртку вниз.
   - Ты пожалеешь, Макс. - Опухшие губы прошептали. - Она не стоит того, чтобы терять такие деньги. - Пронеслось эхом по лестничной клетке.
   Максим уже ничего не слышал, направляясь к двери. Причитания соседки по поводу испачканной двери вонзились в спину.
   - Оплачу все. Завтра приходите.
   Хлопнула дверь и Макс оказался в квартире. В ванной комнате горел свет. Даже ледяная вода не холодила руки, а напротив, казалась обжигающе горячей. Несколько секунд нависая над раковиной, Макс приводил мысли впорядок. В голове мелькала лишь скользкая улыбка и противное слово- объедки. Оказывается, он совершенно не знал Кирилла. И в страшном сне не мог предположить, на что способен приятель ради собственной выгоды. Неужели он ничем от него не отличается? Эта мысль буквально лишила опоры. Макс вновь вспомнил, как когда - то весьма бессовестно обманывал , занимался махинациями, подставляя людей. Всего за десять минут его пронесло по таким американским горкам, что любителям острых ощущений и не снилось. Сердце болезненно стучалось о ребра. Только сейчас он осознал, что Леся все это видела и, главное, слышала. Куда она делась? Медленной походкой двинулся в сторону спальни. Как и ожидалось, девушка вернулась в комнату.
   - Ну ты чего? - Заметил ее заплаканное лицо, наспех утертое ладонью. Девушка опустила взгляд вниз, роняя на покрывало две крупных капли. От пережитого стыда щеки горели огнем, обжигающим кожу до самых костей.
   - Это все так... Я не знаю, может мне лучше уехать. - Обхватила ладонью колено. - Прости, из - за меня, у тебя...- прошептала солеными губами. Лишь несколько минут назад она немного успокоилась,
   Макс провел ладонью по холодному лбу и задержался на затылке. Как же сложно подобрать нужные слова. Те, что мягким покрывалом смогли бы укрыть её дрожащие плечи, вернули ощущение былого спокойствия и безопасности.
   - Не может быть и речи. Не обращай внимания на этого дебила, он не просыхал, видно, дней пять.
   Все умные и красивые слова явно умерли в зачатке, оставалось хоть Как- то выразить основную мысль.
   - Макс, не ври. Вы же работаете вместе. Это все серьезно. Я понимаю. - Виновато произнесла, шмыгнув носом.
   - Неужели ты думаешь, что какие- то деньги способны закрыть глаза на этого урода? На то, как он поступил с тобой... - Опустился на кровать, скрестив руки под животом. Ситуация обострилась до критической отметки и играть в неосзнанку больше не имело смысла.
   - Он тебе рассказал, да? Я так и знала, даже забавно. - Бледная улыбка мелькнула на ее лице. А изумруды глаз наполнились горькой иронией.
   - Да какая разница. Я все вижу, не глупый. Я понимаю, как тебе сейчас тяжело здесь, но это не повод думать, что...
   - Что? - Прервала его на полуслове, - Макс, не строй иллюзий, ты не можешь знать о тяжести здешней жизни. Ты, золотой мальчик, привыкший к роскоши и легкости. Никогда не знавший проблем, живший под крылом сильного папочки. Ты даже не знаешь, сколько денег у тебя в кошельке, не смотришь на ценники, спускаешь деньги в клубах. Не обижайся, но ты не в праве мне что- то советовать.
   Макс удивленно посмотрел на девушку, она впервые в таком тоне позволила себе высказать накопившиеся мысли.
   - С этой точки зрения ты права, я не жил в общаге, не жрал быстрорастворимую лапшу из пластикового стакана, не копил копейки на книгу или тетрадь. Но это только одна плоскость. Я тоже не сахарный сироп все эти годы пил, ты знаешь моего отца. И рисковал, и по морде получал и чего только не было. Один раз нас в лес вывезли. Припугнули знатно. Все кажется легким, пока не окунешься в это с головой. Я знаю, что такое сложности. - Это стоило того? - Заглянула в его глаза, с едва заметной иронией.
   - Что? - Не понимающе взмахнул ресницами.
   - Деньги, такие вот псевдодрузья, легкие развлечения.
   - Ну ты прям патологоанатом человеческой души. Я не знаю, Лесь. Я не люблю копаться в прошлом, что было, то было, значит этот этап был необходим, чтобы накопить опыт, что- то осознать. - Запнулся, заметив с каким неподдельным интересом она слушает его.
   - Все равно, это другое. Ты не девушка. Тебе не понять.
   - Зря ты так. Я хорошо тебя знаю, я понимаю, что ты доверилась ему и теперь тебе... больно. Но это все фигня, можно пережить. Просто поставь себе цель и иди к ней. Не важно, учеба, карьера. Диплом. Отвлеклись, не думай об этом, не вини себя. - Макс постарался не смущать ее своим взглядом, от того смотрел куда- то в пол.
   - А вот мне порой мне кажется, что я тебя совсем не знаю. - Мягко и задумчиво произнесла она, улыбнувшись краешками губ.
   - Никто из нас до конца себя не знает. Не я придумал, но факт остается фактом. Мы можем меняться в различную сторону, если захотим.
   - Ты прости меня, я тогда не поверила твоим словам о нем . - Неожиданно произнесла она, - Я только сейчас понимать стала, как обманчивы люди снаружи. Идеально круглое яблоко внутри может оказаться безвкусным и червивым, а не очень- то привлекательное- самым сладким.
   Макс поднял бровь, переваривая сказанное. Это сравнение показалось ему наивным, но в то же время, не лишенным определенного смысла.
   - Мне жаль, что все так случилось. Я реально пытался предостеречь, но ты не послушала. Бывает со всеми, я тоже набиваю шишки только своей головой. - Хмыкнул, прижимаясь к ней плечом.
   - Так странно. - Посмотрела на него, повернувшись вполоборота.
   - Что? - Тихо спросил Макс, заметив, как посветлело ее лицо.
   - Ну, вот что мы сидим с тобой. Так спокойно, обсуждаем серьезные вещи. Не ссоримся, не пытаемся уколоть.
   - Ну прям как взрослые...- Мечтательно произнес парень и еле сдержал широкую улыбку.
   - Ма-а-кс! - Леся толкнула его в бок, неожиданно завалившись сверху. Белокурая копна волос коснулась мужского лица, щекоча ноздри.
   - Ага, ну прям как взрослые. - Прохрипел низкий голос и парень коснулся ладонью светлых прядей, открывая ее лицо. Два зеленых глаза смотрели пытливо и несколько смущенно.
  
   С нервной улыбкой девушка выпрямила локти и отстранилась, присаживаясь на край кровати. Даже не смотря на сильное влечение, она не готова была возвращаться в точку безысходности, пробившую сердце насквозь. Сколько можно ходить по кругу? Макс, напротив, расслабленно раскинул руки в стороны и принял на кровати удобное положение.
   - Ложись, поговорим. - Спокойным тоном предложил, глядя на плавный рельеф потолка, пестрящий множеством крохотных лампочек.
   Секунду поколебавшись, Леся тоже прилегла рядом, на некотором расстоянии. Хотелось побыть рядом, без всяких условностей и подтекстов. Не было моральных сил что- то пояснять или оправдываться. Все лишние слова могли нарушить этот хрустальный купол, укрывающий от раздирающего беспокойства.
   - Красивый потолок. Видела такие по телеку. Это если свет выключить будет звездное небо?
   - Типа того. Сейчас покажу. - Макс привстал и выключил свет. Комната вмиг преобразилась, над кроватью засиял звездный полог.
   - Красота! Как будто в деревне. Август. Ночи теплые-претеплые. В траве кто-то стрекочет, а мы лежим на телогрейках и ищем созвездия.
   - Да, было время.. - выдохнул, - а это так.. дешевый суррогат по сравнению с теми ощущениями. - как - то грустно выдал Макс и замолчал.Леся была безмерно благодарна ему за эту глубокую тишину, за эту возможность быть собой и не бояться показаться уязвимой. Он просто был рядом, и она это ощущала. Возможно, сегодня впервые им удалось встретиться лицом к лицу, без щита и оружия. Это было слишком ценно, хрупко и так ускользающе. О чем сейчас думал Макс, девушка не могла знать. Она лишь ощущала, как периодически напрягаются его пальцы, сжимающиеся в кулак. В такие минуты кажется, что создавая пары на небе, Господь действительно связывает их невидимыми нитями. От того так тянет друг к другу со страшной силой и ноет сердце, если тугая нить натягивается до предела.
  
   - Ты будешь чай? - Спросил Макс, стряхивая с себя въедливую моль мрачных мыслей.
   - Давай просто полежим еще немного. Здесь так уютно. - Попросила, перевернувшись на бок, к нему лицом. Все происходящее было каким- то нереальным: приглушенный полумрак незнакомой комнаты, выхолощенный интерьер, разбавленный множеством настенных фотографий. На одной из них знакомый взгляд, с прищуром и светлая челка, свисающая до самых бровей.
   - Кажется , в детстве у тебя светлее были глаза. - Поднялась на локте, всматриваясь в очертания старой фотографии.
   - В детстве все светлее было.. - Мрачно произнес Макс, подложив одну руку под затылок.
   - Да нет, ты не прав. Многое от нас зависит. - Парировала, вновь откинувшись навзничь на кровати.
   - Угу, и что же от нас зависит? - Спросил задумчиво, словно и не собираясь выслушивать ответ.
   - Да многое. А ты думаешь это не так?
   - Я думаю это мы зависимы от много. - Повернул голову в ее сторону. Сделав глубокий вздох, Макс поджал губы. Он не привык делиться с девушками своими размышлениями о жизни. Да и не интересовало это никого, кроме любопытной Леськи.
   - И так и так. И мы зависимы и от нас многое зависит. Все взаимосвязано. - Подытожила девушка, размышляя. Заметив знакомую " медведицу", улыбнулась.
   - Да, только когда что- то зависит от тебя, ты хозяин жизни, а когда ты зависим, сама понимаешь, кто... - Горько хмыкнул Макс, вспоминая недавнюю беззаботность.
   - Невозможно быть полностью независимым, это значит быть оторванным от всего. Это значит, нет у человека никого близкого, того, с кем он связан, за кого переживает. - Протестовала Олеся, глядя в потолок.
   - А что плохого в этом? Вот все так боятся мифического одиночества, а не понимают, что все в нем пребывают. Много тебе помогли подруги, родители, бабка твоя, когда тебе было по - настоящему плохо...? Молчишь? Правильно, потому что ты никогда не поделишься с ними этим. А будешь гонять переживания внутри себя. Так ты реально не считаешь себя одинокой?
   - Почему ты такой жестокий?- Сглотнула слюну, побагровев. - Я не считаю себя одинокой, я всегда была с кем- то связана. С родителями, бабушкой, с городом и мне это не мешало. Напротив, без всего этого сложно жить.
   - Сложно - это когда твой близкий человек попал в беду, а ты не можешь помочь. Когда ты понимаешь, что от тебя ничего не зависит, и не ты принимаешь решения. Вот это да.., а без всех этих социальных заморочек можно прожить и одному. Причем легко и припеваючи.
   - Я немного о другом говорила, хотя, отчасти это правда. Ты знаешь, я о сегодня о бабушке подумала, как ей трудно одной зимой в старом доме. Крыша течет, уже два года как, она постоянно что- то на чердак подкладывает. Бестолку. А новая стоит ого- го, нам пока не осилить. А она уперлась, не поеду к вам, буду здесь доживать. Всю зиму ходит в валенках и мерзнет от влажности. Не могу на это смотреть и помочь не могу. Так это несправедливо, ведь войну прошла, всю жизнь трудилась. - Обронила Леся и замолчала. Макс задумчиво смотрел на ореол настенного светильника.
   - Не обижайся, я тебе всегда говорил - жизнь штука весьма несправедливая. Мне проще, у меня нет такой бабки, о которой нужно заботиться. У меня нет ни хомяка, ни кошки, ни тараканов. Я сам сделал этот выбор, потому что всегда рос сам по себе. Падал и сам поднимался, никто не охал, не контролировал.
   - Мне кажется беспокоиться за близких - это так естественно. Какими бы они ни были. Мы связаны навсегда. Они переживают о нас, а мы несем ответственность за свои поступки перед ними.
   - Ага, мать моя особо беспокоится, третий год жарясь на курортах в компании старого мужика с пивным животом. Или отец, который мне четыре месяца не звонил, а последний его визит был по поводу возврата денег на карточку. - Вырвалось из глубины души, и Макс перевел тяжелый взгляд на темное окно. Вынудила это сказать, а теперь пожалел, что дал слабину и пожаловался.
   -Прости -..- Спустя несколько секунд выдавила Леся и с сожалением посмотрела на Макса.
   - Давай опустим это. Вся эта болтовня по сути ничего не изменит. Ты росла в одной семье, я - в другой. Нам сложно понять друг друга, и нет смысла спорить и что-то доказывать. Я рад, если ты видишь мир в светлых красках, но не заставляй меня соглашаться с этим.
   - Да я не спорила. Просто хочу понять тебя. - Вновь приподняла голову, пытаясь заглянуть в его глаза.
   - Зачем тебе это надо? Ты же видишь, что я невыносимый человек. - Слегка хриплым, усталым голосом спросил он.
   - Потому что я... - Слова застряли в горле, - беспокоюсь о тебе. И как бы ты не хотел это признавать, но ты.. мне близкий..человек.
   - Ты о себе побеспокойся сначала, Зеленка. - Строго сказал Макс и поймал отблеск ее глаз. Острой бритвой исполосовало сердце. Конечно, он понял, что на самом деле хотела сказать Леся.
   - Да, ты прав. У меня ситуация хуже не придумаешь. Может сглазил кто..- Быстро ответила, закусив губу.
   - Ага, давай списывай свои косяки на магию. - Макс принял вертикальное положение и саркастически улыбнулся. Дальнейшее продолжение беседы сулило куда большую степень откровенности.
   - Да, если бы я знала, что так все выйдет, сидела бы дома за семью замками. - Удручённо покачала головой.
   - Как говорится, поздняк метаться, будем работать с тем, что есть. А ты подумай пока, чего хочешь, все взвесь. Обратной дороги может не быть. - Включив свет, уставился взглядом на тумбочку.
   - Я не знаю, Макс, вроде решила уехать.
   - Вроде? - Вытащил сигарету из пачки.
   - Ну да, у меня всегда есть сомнения. Вот сегодня в школе говорила с начальницей, она уговаривала остаться меня, да и деньги я начала зарабатывать неплохие, можно бабуле высылать. - Прервалась, глядя на то, как изменился его взгляд.
   - Ну? - Спросил, накидывая кофту на молнии.
   - Ну а с другой стороны, надо уезжать. Понимаю это головой, ведь даже если останусь, то квартиру снимать дорого, денег не будет оставаться много. А если жить здесь, только для того, чтобы снимать квартиру, то в чем смысл моего пребывания?
   - Вот мы и подошли к истине. - Встал напротив, покручивая пальцами сигарету. - Я рад, что ты не столь категорична, как была днем. Если подумать, то можно что - то организовать, но ты должна принять решение сама...- Пристально посмотрел на девушку.
   -Я это понимаю. - Выдавила Леся.
   -Вот и хорошо. Пойду, покурю, пока, нальешь чая?
   - Ага, конечно. - С готовностью пионера ответила девушка и встала с кровати. За спиной хлопнула дверь, и Макс оказался на балконе. Честно говоря, эта идея была не очень хорошей, поскольку при первой же затяжке сигарета испустила последний дух. Снежный ветер попадал в ноздри, глаза, трепал волосы и холодил открытую шею. Бросив эту затею, Макс вернулся в комнату и закурил. Настроение улучшилось, словно из - за грозовой тучи пробился робкий солнечный лучик.
  
  
  
  
  
   Струйкой янтарного чая спокойствие наполнило чашу души. Оказывается, Леся позабыла, что такое домашний уют: тихое чаепитие за опрятным столом, красивая посуда, долька ароматного лимона. Она украдкой наблюдала, как Макс достает со всех полок имеющиеся сладости. Очевидно, он их сам употреблял не часто, от того выглядел несколько растерянным.
   - Чего- то о сладком мы не подумали. Извини, мармелад он немного... - Ткнул пальцем твердое, засахаренное желе малинового цвета.
   - За-ду-бел. - Дополнила Олеся, - Бабушка так всегда говорит, если конфету не разгрызешь. Вот откуда эти странные словечки у стариков берутся...? - Развела руками. - Хочешь прикол, я один раз о ее " петушка" чуть зуб не сломала. Правда- правда. У нее конфеты годами лежат под кофтами, в шкафу... - Подняла указательный палец вверх. - Потом они противно пахнут старым бельем.
   - Вот это секретная информация, да ты просто " конфетный" разоблачитель. - Усмехнулся парень, поставив на стол сахарницу.
   - Угу. - Кивнула Леся.
   - Ну да, бабка твоя - это кадр. Хотя, с конфетами у вас всегда было туго, может, поэтому и прячет. - Серьезным тоном констатировал Макс, раскрывая обнадеживающую пачку печенья. - Вот это съедобное вроде. Попробуй.
   Расположившись рядом с ним, девушка пила чай и пыталась впитать в себя каждую секунду драгоценного тепла. Так бы и прилипла к этому дивану. Навеки. А ведь еще несколько часов назад была готова убежать.
   - Макс, расскажи, как ты переехал сюда. Было сложно, иди сразу перестроился на этот ритм после нашего городка? - спросила девушка, устраиваясь удобнее на диване. Вытаскивая батарейку из пульта, Макс задумчиво посмотрел куда- то под потолок. Так трудно уложить в несколько предложений пережитые годы, наполненные таким количеством событий. Однако, сейчас он не мог оказать девушке в этом рассказе, ведь когда - то также находился на перепутье, и не было ни единой души, кто мог поделиться опытом.
   - Накинуть плед? Я открыл окно в спальне. Проветриваю. - Пальцы сжимали мягкое покрывало из теплой шерсти. Молчаливым кивком Леся приняла этот знак внимания. Сердце защемило от ощущения заботы. Совсем, как раньше. Как несколько лет назад. Мгновенно пронеслись перед глазами холодные августовские ночи, молочный туман у кромки темного поля, и влажная роса, бьющая по коленям тонкими травинками. Макс всегда шел в одной рубашке, впереди, насвистывая бодрый ритм. Леся знала, что это бравада и ему ужасно холодно, ведь он еще в начале пути отдал ей свою куртку. Мороз пробежал по коже, от самого копчика до крохотных волос на затылке.
  
   - Ну, дело было так.. Ты помнишь, я однажды не приехал на майские...- Макс отсел в кресло и вновь принялся реанимировать пульт. Ему было проще чем - то занять руки, лишь бы не сталкиваться с ней взглядом.
   ; Леся с замиранием сердца слушала историю Макса, стараясь не перебивать, не задавать глупых вопросов, не делать поспешных выводов. Оказывается, она много не знала и даже не догадывалась. Вот уж действительно, чужая душа - потемки. В некоторые моменты ей становилось стыдно, и она незаметно сжимала пальцы под теплым пледом. Теперь стало окончательно ясно, откуда такая злость и неприкрытый цинизм по отношению к людям. Макс попросту не знал, что бывает по - другому. Возникла мысль, что еще тогда, в детстве, своим воспитанием, отец установил в его душе особый фильтр, который не пропускал частички доброты. Она ведь всегда была рядом, но Макс не ощущал этого, потому что все отсеивалось, словно пустая шелуха. Вместо этого сердце заполнялось злостью, жаждой первенства, материальными ценностями. С тех пор прошло много лет, но по сути - ничего не изменилось. Со стороны казалось, что Макс окончательно очерствел. Но Леся была уверена, что эту заслонку можно приоткрыть и тогда, сквозь копоть привычных эмоций, в душу проникнут частицы света.
   Как жаль, что нельзя сейчас положить подбородок на его и плечо и крепко обняться, как в далеком детстве. Поставила чашку на столик и произнесла:
  
   - А ты не пробовал поговорить с отцом. Может он изменит свое мнение, он ведь думает, что ты попросту прожигаешь жизнь.. - Задумчиво обронила Леся, натягивая сбившийся - А разве это не так? - Макс поднял бровь, удостоив девушку скептическим взглядом. Перебрав коробку с дисками, он принялся за журнальный столик. Говорить о себе было непривычно и неловко.
   - Со стороны, может и так. Но на самом деле ты .. другой. Я- то вижу, я знаю, что ты можешь совершать, смелые поступки, принимать серьезные решения.
   - Прекрати, опять нафантазировала. Тебе обязательно приукрашать людей. Одного уже.. - Осекся, понимая, что возвращается вновь к болезненной теме.
   - Нет, я тебя знаю давно. И это мое мнение.
   - Мнение твое часто меняется, а люди нет. - Процедил сквозь зубы, вспомнив о беседе в туалетной комнате.
   - Хочешь слушай, хочешь нет. Можешь вообще идти на все четыре, набить карманы дурью и развлекаться, пока не лопнешь. - Выплюнула обиженно, скрестив руки на груди. Олесе стало очень обидно, что Макс ни капли не хочет допустить ее к своему сердцу. Закрывается, как и прежде, словно не было между ними никакого доверия.
   - Чего, правда, можно? - Провокационно пошарил рукой в круглой вазе под стеклом журнального столика. Леся замерла, как от удара хлыстом. Шею вытянула, а плечи выпрямила, словно сзади палку привязали.
   - Шутка, я все вытряс, я же пообещал. - Широко улыбнулся, возвращая вазу на место. Судя по суровому взгляду потемневших глаз, юмор она не оценила.
   - Ты прав, не получается у нас понять друг друга. Спокойной ночи. - Как ошпаренная, Олеся вскочила с дивана и собралась уходить. Сзади ощутила захват, сжимающий талию горячим обручем. Кажется Макс собирался бесконечно ее возвращать.
   - Ну, Зеленка, не злись. Ну, хочешь, каждый вечер будешь проводить со мной воспитательные беседы, может еще брошу курить, запишусь в "Ленинку", стану другим человеком.
   - Дурак ты, Макс, я же серьезно...- Развернулась перед его лицом.
   "Нет, нельзя оказываться так близко. Голову кружит от его дыхания, от осознания, что сталь серых глаз неумолимо теплеет с каждой секундой".
   - Нет! - Резко гаркнула девушка, видя приближающиеся губы.
   - А я и не собираюсь. - Небрежно обронил Макс и по- дружески сухо чмокнул ее щеку. - Спокойной ночи, Зеленка. Ты самая обидчивая подруга на свете.
   От этих слов все внутренности вывернуло и прополоскало кислотой. Леся застыла, глядя на него не моргая. Как давно она не слышала этого обращения в свой адрес. Словно острой бритвой каждая буква исполосовала кожу румяной щеки.
   - И тебе того же. - Гортанным эхом пронеслось по квартире. Развернувшись на пятках, девушка быстрым шагом прошла в ванную комнату. Включив воду, дала волю слезам. В последнее время она плакала часто, но это были совершенно другие слезы. В дни, когда все случилось с Кириллом, они были похожи на застывшие льдинки: холодные и колючие. Сейчас на щеках было столько горячей соли, брызгами обжигающей кожу! Да, это была обида, почти детская, невыраженная, загнанная в самый темный угол и теперь спонтанно вышедшая наружу. Она беззвучно давилась ею, закусывая кулак от желания рыдать навзрыд. Подруга. Просто невыносимым было теперь слышать это слово.
   - Все бери, что найдешь. Шампуни есть еще в тумбочке под раковиной. Не стесняйся! - Сквозь дверь прокричал Макс, пытаясь перебить шум воды.
   - Ага. - Крикнула в ответ и перевела дух, сбрызнув лицо водой.
  
   Пытаясь заняться чем- то полезным, Макс слонялся по квартире: случайно обломал единственный цветок кактуса, поменял местами несколько фотографий, вынес мусорное ведро. Однако, на месте совершенно не сиделось, да еще и телефон разрывался от заманчивых предложений. Сложно в один миг поменять уклад жизни, ведь в это время он обычно никогда не сидел дома.
   ; "Что обычные люди делают вечерами? Пялятся в телевизор. Точно". - Решил Макс и сел на диван. Звук душа доносился из ванной комнаты, мешая воспринимать смысл сюжета. Как не пытался отвлечься, опять все мысли слились в один поток, ведущий к истокам. Подумал о матери, об отце, о редких минутах семейного единства. По пальцам можно было пересчитать эти дни. Так мало помещалось в крохотную шкатулку детских воспоминаний. Хотя, если покопаться... Запомнился один случай, тогда мама в деревню приехала неожиданно. Копали картошку и пекли ее там же, на заднем дворе. И не было тогда ничего вкуснее этих обгоревших угольков, припорошенных крупной солью, потому что каждый участвовал в их приготовлении. Невольно взглянув на кончики пальцев, Макс словно ощутил бархатное прикосновение рассыпавшейся сажи. Она пахла отгоревшим костром и несбывшимися надеждами. Причин семейного разлада Макс не знал, но сейчас он мог с легкостью догадаться. Страсть прошла, а на ее месте ничего не появилось: ни уважения, ни заботы, ни духовной близости. Именно в этот период маленький мальчик стал особенно ершистым и колючим, словно кактус, который с помощью иголок приспособился к дефициту родительской любви. Стыдно вспоминать, сколько огорчений доставлял учителям, друзьям, ни в чем неповинным людям. Макс часто обижал и Лесю. А она, не понимая его внутренних проблем, принимала все на свой счет. "Были времена..." - Едва заметно кивнул головой и почесал колючую щеку.
   Скрипнула дверь, и девушка быстро прошмыгнула мимо, стараясь не смотреть в сторону Макса.
   - С легким паром. - Проследил грустным взглядом за ее быстрыми шагами, семенящими в сторону двери.
   - Спасибо. - Не оглядываясь, ответила девушка и скрылась в комнате.
   Эти короткие волны напряжения Максим, конечно же, уловил. И давно понял, что к чему. Только что с этим делать, по- прежнему не знал. Вот если бы он находился по ту сторону лабиринта, то обязательно нашел выход, а сейчас, оставалось лишь слепо блуждать по запутанным закоулкам собственной души и надеяться, что это не приведет ни к чему плохому.
   До самой глубокой ночи Леся так и не вышла из спальни. В принципе, Макс и не ждал от нее другого поведения. В конце - концов, после пережитого с Кириллом, девушка попросту может побояться ночных посиделок. Откровенно говоря, он и сам себя боялся, ведь когда Олеся находилась ближе одного метра, тело предательски подчинялось женским чарам. А сердце? Макс сознательно не пытался охарактеризовать чувства, которые испытывает к девушке. Да и не признавал их существование. Из последних сил, почти цепляясь пальцами за карниз уверенности. Свесив ноги с дивана, он посмотрел в окно и закрыл глаза. Опять метель.
  
  
  
   Глава 13
  
  
   Оттепель наступила неожиданно. Вчерашний мороз сменился плотным туманом, окутавшим улицы мягким покрывалом. Выглянув из окна, Леся посмотрела вниз. Макс шел к машине бодрой походкой, не задумываясь о том, что за ним кто- то наблюдает.
   Коснулась губ кончиками пальцев, словно собирая с уголков последние капли сожаления. В тот момент, когда Леся приблизила лицо к стеклу, Макс резко остановился. Согнув спину, он что- то искал по карманам. Затаив дыхание, девушка застыла у окна. В грудной клетке беспомощно трепетало сердце. Словно жаром опалило, когда парень поднял голову вверх и посмотрел прямо сквозь пелену тумана. Олеся махнула рукой, ощущая, как щеки обжигает волнение. Макс кивнул в ответ и показал рукой на телефон. Взмах ресниц внезапно наполнился безнадежной тяжестью, а в глубине глаз залегла тоска. Лесе казалось, что и всей жизни не хватит, чтобы узнать его, понять, вникнуть.
   "Жаль. Эти дни промчались, словно сон. Такой короткий...".Перебирая в голове листочки памяти, Олеся смотрела сквозь стекло и глубоко дышала. Там, вдалеке, за крышами старых пятиэтажек, суетился оживленный проспект, а перед глазами возникла мягкая акварель вчерашнего вечера. Оттенки ее были трогательно- грустными, глубокими и прекрасными: Темно- серое небо, размытое на горизонте светлыми кляксами вечерних огней. На асфальте, покрытом тонким слоем мерзлого снега, блестели крохотные лужицы талой воды. Невдалеке чернели ветви старых деревьев, мелькающих за серыми прутьями высокого забора.
   Окончив занятия, Леся спустилась по ступенькам и остановилась у стенда с расписанием. Буквально через несколько секунд за спиной возник знакомый галдеж и мощный поток студентов заполонил собой весь первый этаж. Леся просто ненавидела толпу, поэтому поспешила одеться и выскочить на улицу, натягивая шапку на ходу. Уже на последней ступени ее окликнули знакомые девчонки. С нескрываемым сожалением ей пришлось задержаться, ведь как ни крути, а со старостой отношения лучше не портить. Конечно, на беседу это было мало похоже, скорее - на допрос. Причем с пристрастием. Естественно, многие удивились, когда узнали о том, что девушка съехала из общежития. Начали подсмеиваться, допытываться по поводу Кирилла. А Леся, конечно же, никому ничего не сказала. Она уже была не рада, что по привычке не сбежала сразу по окончании пары, а целый час потратила на эту пустую болтовню. Постепенно кучка "особо интересующихся" стала редеть и Леся уже собиралась откланяться, как заметила знакомую машину за забором. А ведь на сердце с самого обеда было не спокойно, так почему не доверилась интуиции и не сбежала пораньше? Теперь поздно. Кирилл шел навстречу, все также вальяжно, как и в самую первую встречу. В руках нес небольшой букет цветов. Кажется, это были ирисы. Сердце замерло, когда он прошел мимо, выхватив ее взглядом из кучки студентов.
   "Слава Богу, не ко мне". - Промелькнула мысль. Девчонки замерли, ожидая дальнейшего развития сюжета, конечно, всем было любопытно понаблюдать за этим спектаклем. И вот издалека показалась эффектная, высокая девушка с пушистой гривой ярко- рыжих волос, она так плавно покачивала бедрами, что казалось, вовсе не спешила на встречу к объекту всеобщего воздыхания. Через несколько секунд Олеся узнала в ней завидную прогульщицу с общего потока.
   - Быстро же он переключился. - Послышалось сбоку.
   - Лесь, не расстраивайся, не ты одна такая. Он и ее бросит. - Вдогонку кто- то шепнул, утешая.
   Никто не мог догадываться, что девушка совершенно не мучилась безответными чувствами, а напротив, пыталась хоть как- то нейтрализовать острый приступ леденящей ненависти. Вспомнилось его кривое лицо, полное пренебрежения и обидные слова. Как попрощалась и прошла несколько метров вперед, не помнила. Постепенно, с каждым шагом возвращалось прежнее чувство душевного равновесия.
   " Как же все это глупо. Может если бы не он, то Макс..." - Задумчиво проплыла мимо палаток с хотдогами. Потом, разозлившись на себя за бесполезное самокопание, решительно захлопнула дверцу тягостных воспоминаний. Надо переступить через эту грязную лужу и жить дальше. Какой толк от этих самобичеваний?
   Леся шла медленно, плавно покачивая в руках тяжелую сумку. Все чаще возвращалась мыслями к Максу. По сравнению с Кириллом он теперь казался ей просто светлым ангелом. Какой опрометчивый вывод. Не так ли? Еще недавно она с отвращением думала о его бывшей работе, образе жизни, а теперь... С отчетливым сожалением осознала, что каждый новый день, проведенный с ним, крепким стежком соединяет ее с этим городом. Странное дело, теперь даже блеклое небо над головой и тысяча разноцветных гирлянд, уродующих природную красоту деревьев, не раздражали. Многое стало привычным. Леся изменилась : она невольно научилась понимать чувства Макса к этому месту. И какой- то крохотной частицей себя - даже разделять.
   " Интересно, по весне здесь где- нибудь цветут вишни? Как у нас... "- Вспомнила центральную аллею, усаженную плодовыми деревьями. Покрутила головой в разные стороны, и пришла к выводу, что вряд ли здесь, в самом центре, будет что- то цвести, кроме разноцветных рекламных щитов. Как только девушка собралась перешагнуть бордюр, чьи- то руки внезапно дернули сзади, обхватив талию. Макс громко засмеялся, когда Леся машинально огрела его увесистой сумкой.
   - Блин. Прибила! У тебя там кирпичи или макулатура?- Потер предплечье и пристально посмотрел на новую сумку внушительных размеров. Находясь в некотором недоумении, девушка покрылась розовыми пятнами. 'Он просто нюхом чует, когда надо появиться на горизонте'.
   - Извини. Напугал меня, я думала идиот какой- то хулиганит. - Перевела дух и выдохнула, повесив сумку на плечо.
   - Надо было тебе ту сумку покупать, что поменьше была. - Хмыкнул Макс, и утер холодный нос перчаткой.
   - А мне эта понравилась, - Смущенно спрятала руку за спину,- и потом, она удобная. - Для пущей убедительности выразительно повела бровью.
   - Ну да, в случае чего, в нее можно целого ученика запихнуть. - Сдержанно улыбнулся в ответ, и протянул руку вперед. - Давай сюда свой баул.
   - Скажешь тоже..- Пробубнила девушка и разжала ладонь. Мгновенно плечо перестала оттягивать заметная тяжесть.
   - Мне аванс дали, я тебе дома деньги все верну. - Вспомнила, неожиданно оживившись. Меньше всего она хотела зависеть от него еще и материально.
   Парень замедлил шаг и остановился. Шутливо схватив обеими ладонями за концы разноцветного шарфа, притянул Лесю к себе.
   - Да, все до копейки чтобы вернула. Я же целую ночь не спал, боялся, забудешь. - Саркастично простонал, трагическим образом нахмурив брови.
   - Дружба дружбой .. - Запнулась, сдерживая сбивчивые слова, - а злоупотреблять твоей добротой не стоит.
   - О, да. Я добрый, щедрый, и вообще, просто принц. - Отпустил шарф, заметив, как смутилась Олеся.
   - А ты вообще, как здесь оказался? - Спросила, поправляя сбившийся узел на шее.
   - За тобой приехал, нельзя? - Посмотрел прямо и настойчиво, будто не было у нее никаких оснований удивляться.
   - Можно, просто неожиданно. - Слегка приподняла плечи,- Ты же в это время занят, обычно... - Натянула шапку на лоб. Сколько ни проходило времени, а вычислить тактику его поведения Леся никак не могла. Еще вчера они так здорово провели время, непринужденно развлекаясь и дурачась в магазине, а сейчас Максим снова закрыт и держит весьма заметную дистанцию. А Лесе так хотелось хоть немного стабильности.
   - Дело здесь было.. Да и потом, не охота, чтобы ты шлындрала одна поздно по улицам. - Выдал в ответ, глядя поверх оживленного потока людей.
   - Да что ты! Это же центр. Здесь самое безопасное место. Столько полицейских везде. - Отмахнулась Леся.
   - Вроде не первый месяц здесь, а ты ничуть не изменилась, Зеленка.- Удивился Макс. - Вчера у меня приятеля прямо на светофоре выкинули из тачки. Под камерами. Он как идиот еще доказывал ментам, что не психопат, на морозе в рубашке расхаживать.
   - Вот это да... Значит мои документы вообще..- Озадаченно сказала девушка.
   - Я как раз по этому поводу хотел с тобой поговорить. Пойдем, прямо через парк.
   - Куда? - Резонно спросила Олеся.
   - Да без разницы. На той стороне много мест, где можно посидеть.
  
   Не успев опомниться, Олеся оказалась в том самом парке, мимо которого так часто ходила в последнее время: среди одноглазых фонарей и высоких деревьев, обрамляющих темную гладь пруда. Макс шел быстрым шагом, пряча подбородок в объемный, темно - синий воротник.
   - У тебя, случайно, ничего из еды с собой нет? - Ее голос зазвенел ласковым колокольчиком. Макс, было, вздрогнул, подумав, что девушка совсем оголодала, а потом заметил, с какой жалостью она смотрит на черного пса, привалившегося к забору.
   - Извини, чего- то кусок говядины оставил в другой куртке. - Нахмурился, саркастично приподняв бровь.
   " Откуда в ней все это? Почему она вечно выискивает ущербных и убогих".
   - Ну, не злись, я просто спросила. Не могу я мимо них ходить спокойно, жалко, аж в желудке холодеет. У нас в городе их люди подкармливают, а здесь гоняют, да отстреливают. - Ответила и обернулась назад, посылая взгляд сожаления хвостатому бродяге.
   - Я не злюсь, просто, мягко говоря, недоумеваю. - закурил, пытаясь скрыть раздражение. Макс действительно был не в лучшем расположении духа. С самого утра парня преследовали какие- то мелкие неурядицы. А финальный, весьма неприятный аккорд, сыграл Кирилл. Бывший друг неожиданно пошел на принцип, пытаясь выжать из ситуации максимум. Макс и не сомневался, что он будет стараться нагадить, но не до такой степени. Кир начал издалека, плавно вырисовывая круг собственных интересов. Когда Максим резко оборвал цепочку его эгоистических устремлений, бывший друг сменился в лице и пригрозился похлопотать за Лесю перед отцом: уж очень ему хотелось посмотреть на студентку, которую со скандалом отчислили с последнего курса. Это был неожиданный, и довольно сильный удар под дых, Макс хотел было парировать, поставить на место, но параллельно вспомнил, как вчера Леся призналась, что хотела бы доучится, а потом уже принимать судьбоносное решение. Внезапно за спиной руки стянул невидимый узел. Макс отчетливо понимал, что поступок Кирилла может окончательно сломить девушку, поэтому приложил все усилия, чтобы не допустить такого поворота событий. После двух часов напряженной беседы Кирилл все же отступил. Не безвозмездно, правда. Максу пришлось пойти на существенные уступки, оттянув момент расторжения договора до конца лета. В чем смысл этой игры Максу только предстояло разгадать, а это не могло не напрягать. Теперь все планы полетели к чертям собачьим.
   "Знал, ведь знал, что нельзя ни за кого впрягаться, Кир нащупал мое уязвимое место и теперь будет по нему бить. И откреститься от нее не могу. " - Макса вновь терзали мрачные мысли. Вот так, незаметно для самого себя, он медленно стал погружаться в пучину проблем. Каким - то странным образом из чужих, превратившихся в собственные. К слову сказать, их совместный бизнес с самого начала не приносил особых дивидендов, а теперь и вовсе стал делом весьма обременительным. Однако, 'соскочить' быстро и безболезненно теперь не получалось. С досады Макс даже хотел напиться и поехать к Насте, но в последний момент передумал. И дело было не только в чувстве долга, он не мог отрицать, что его тянет домой со страшной силой. Причина была всего одна. Однако, признавать наличие глубоких чувств Макс не спешил. Каждый свой шаг по отношению к Олесе он старался оценивать рационально.
   " Надо помочь. У нее здесь никого нет. Пусть доучится, а там уже сама решает, карабкаться дальше или сваливать отсюда".
   Медленным шагом они брели по вечерней аллее, вдоль серого забора, втайне наслаждаясь обществом друг друга. Замечая кокетливые взгляды девушек, обращенных на Макса, Олеся испытывала противоречивые чувства. Столько времени они проводят вместе, заботясь друг о друге, а по сути - чужие. Любая встречная красотка может оказаться ТОЙ самой. Сердце сжалось от болезненного спазма: девушка живо представила себе, как он засыпает, положа ладонь на плавный изгиб девичьей спины. Изнутри грудь обжигал огонь ревности, но она ничего не могла с этим поделать. Эти эмоции делали волю слабой, туманили разум. Захотелось непременно его коснуться, ощутить, что он действительно рядом. Здесь. Сейчас. С ней.
   - Постой. Дай сумку. - Тронула его руку чуть выше локтя. Макс обернулся. Несколько секунд она делала вид, что ищет что-то по отделениям карманов. Он терпеливо стоял напротив и внимательно наблюдал за ее манипуляциями.
   - Что -то потеряла?- Обеспокоился.
   -Да нет. Все на месте. Сегодня у меня еще два ученика решили взять дополнительные занятия. - Сказала девушка, застегнув молнию резким движением.
   - Молодец, всего несколько дней со мной, а видишь, коммерческая жилка проснулась. - Подмигнул парень, вновь засунув подбородок в воротник. В конце парка, через дорогу, виднелось знакомое, уютное место.
   - Ну, я бы не сказала, что стремлюсь, просто родители сами меня просят. Да, и врать не буду, деньги сейчас нужны. Бабушке на лекарства много надо. Скоро лето, а забор почти развалился. Мечтаю там все в порядок привести. Представляешь, как бабуля обрадуется? - Обрадовалась завязавшемуся разговору.
   - А чего ты стесняешься, я тебе говорил, что без денег здесь делать нечего. Правильно поступаешь, я бы на твоем месте " чесал" с них только так.
   - У нас есть одна такая. Я бы не поверила, но она сама намекала, что некоторых слабых детей намеренно занижает, чтобы потом мотивировать родителей на платные занятия.
   -Удивила . Бери с нее пример, и на комнату через пять лет заработаешь. - Хмыкнул Макс, обаятельно улыбнувшись.
   - Нет, мне, конечно, нужны деньги, но не таким способом. Можешь и дальше удивляться, но я искренне считаю, что человек везде может оставаться человеком. Было бы желание. Если честно, то мне даже противно деньги брать за то, что я должна детям бесплатно давать.
   - Время - деньги, когда ты это поймешь. Ничего ты им не должна. Они все хотят халявы, начнешь самодеятельность разводить, возьмут в оборот. Хотя, можешь, конечно, проявить героизм или идиотизм...
   - А как быть с такими, которым нужна помощь, но родители не могут позволить себе дополнительные занятия?- Спросила девушка.
   - Пусть сами парятся, объясняют, если не хотят, чтобы дети тупыми выросли.
   - Ну, а если они с утра до ночи на работе, на заводе, например. Или на двух работах. - С ноткой грусти спросила она.
   - Блин, что ты меня пытаешь?! Мир и держится на таких, как ты. Один откажет, другой поможет. А потом, можно платить за занятия, но не факт, что ребенок реально будет заниматься.
   - Так и есть. У меня один мальчик, измучилась я с ним. Вообще ничего не хочет, все истории придумывает, и рисунки мне рисует на тетрадях для заданий.
   - Ну и я о том, меня, например, никто не заставлял, я сам сидел и ты тоже. Это сейчас все ополоумели с этой гонкой, у кого спиногрыз умнее.
   - Не надо так грубо о детях. - Резко оборвала Леся.
   Макс промолчал, словно соглашаясь.
   Олеся догадывалась, что он напряжен и возможно что- то произошло. В хорошем расположении духа он шагает широко, размашисто. А сейчас еле ноги передвигает, словно путы сковывают их.
   - Может, присядем здесь? Я так давно не гуляла в парке.- Предложила, указывая взглядом на заснеженную скамейку.
   - Как гопники на спинку? - С сомнением посмотрел на слой примерзшего снега.
   - Зачем? Руки нам на что? Можно снег счистить и сесть на книги. У меня три толстенных томика в сумке лежат. На двоих хватит.
   - Ага, чувствую, как они там лежат. - Насмешливо ответил Макс и несколько повыше приподнял сумку на вытянутой руке.
   - Ну, так что? - Остановилась, пристально глядя на него зелеными глазами. Словно осознавала, что против этого оружия он не устоит.
   - А может вон.. через дорогу посидим. Ты же любишь сладкое, а там чизкейки обалденные. - С надеждой спросил, не разделяя любовь девушки к беседам на свежем воздухе.
   - Ну пожалуйста.. Немного посидим, а потом куда скажешь. - Почти прошептала, любуясь пейзажем противоположного берега. Скривив губы, Макс принялся смахивать снег с деревянных дощечек.
   "Еще несколько дней и я начну псинок подкармливать с руки"- думал, молчаливо сжимая губы.
   Когда дело было сделано, Леся первая присела на скамейку. Словно довольный ребенок, она широко улыбнулась сквозь сомкнутые губы.
   - Нормально, садись. Не замерзнем.
   - Пять минут, не больше. - Строго посмотрел, покрутив телефон в руке. Олеся утвердительно кивнула, спрятав нос в шарф. Ветер стих, наполнив воздух водянистой дымкой легкого тумана. Голые ветви кустарника, покрылись глянцевым налетом. А на душе, тем временем, играли теплые солнечные зайчики.
   -Теплеет, кажется. - Сквозь зубы произнесла девушка.
   - Ага, очень..- Выразительно сверкнув глазами, Макс спрятал подбородок в воротник. Тишина длилась недолго:
   - Ну, расскажи хоть чем занимался, как дела идут? - девушка не могла впрямую спросить о Кирилле, но внутренне ее очень беспокоил этот вопрос.
   - Да так себе. Прорвемся. А вот для тебя есть хорошая новость. - Загадочно покосился.
   Леся напряглась, ожидая дальнейших слов. Макс продолжил:
   - В обед звонил приятель. Нашлись твои документы. - С улыбкой ответил.
   - Как? Нашли? Ура! - Сердце Олеси радостно забилось в груди. Она округлила глаза от удивления и слегка приподнялась с лавочки.
   - Угу. И сумку нашли. Правда, друг сказал, половину вещей лучше выкинуть. Их таджики на стройке растащили. Все грязное. - Пробубнил, поджигая сигарету.
   - А кто украл? - Нерешительно спросила девушка, постукивая каблуком об асфальт.
   - Да какая хрен разница. Они и украли может. Ты же знаешь этих узкоглазых, чего с них взять?
   - Не все такие, Макс. Среди всяких людей хватает и хороших и плохих. Разве среди русских мало воров? -Парировала, вспомнив мужчину со стройки, который кормил дворнягу крохами со своего стола.
   - Угу, только русские п****т вагонами. - Хмыкнул Макс, - А денег в сумке много было?
   - Да нет. По твоим меркам их вообще там не было. - Мрачно сказала Леся, отчетливо представив, как ее любимые вещи валялись на грязном снегу по всей стройке.
   - Вот и хорошо, потому что денег, естественно, не нашли.
   - Да и ладно, главное документы. - Засияла Олеся, наконец, осознав происходящее. Порывом эмоций вскружило голову и она неожиданно привалилась к Максу плечом.
   - Здорово- то как! Я даже не надеялась уже. И вещи отстираю, не беда.
   - И это вся благодарность? - Насмешливо выдал Макс, обиженно поджимая губы. Леся несколько растерялась от его слов. Какую благодарность она могла предложить..
   - Спасибо. Большое спасибо. - Сказала от всей души, трогательно приподняв брови.
   - Большое пожалуйста. - Повернул голову в ее сторону и удостоил пронзительным взглядом. Только сейчас Леся поняла, что он целый день избегал этого прямого контакта. А теперь, словно голодный, с жадностью всматривался в каждую черточку ее лица. Волны дрожи пробежали по позвоночнику, отзываясь горячим жаром в животе.
   - А когда можно забрать? - Медленно произнесла, гипнотизируя его серые глаза, медленно скользящие по пушистым ресницам.
   - А чего ты спешишь, плохо у меня? - Поднял бровь и понизил голос до хриплого полушепота. Вот когда он так смотрел, Леся забывала обо всем на свете. От этого неожиданного вопроса девушка даже немного растерялась. Конечно, в душе она хотела опротестовать эти слова, но какая- то природная скромность не позволила быть столь откровенной.
   - Ну, дело не в этом. Без документов очень неприятно ходить по Москве. Сам знаешь, да и потом...тебя стеснять не хочется. Я же вижу, как ты вечерами дома мучаешься со мной. Не привык ты к такому ритму.
   Макс также не был готов к столь прямолинейному ответу и опустил взгляд вниз. Не хотелось, чтобы она прочитала в нем истинное выражение сожаления.
   - Слушай, ерунду не говори. Живи, сколько хочешь, мы же обсуждали это. Да и потом, мне только на пользу немного дома отсидеться: высыпаться начал и морда лица посвежела. - Улыбнулся и постучал перчаткой по краю лавочки, сотрясая остатки снега. Девичьи губы также тронула мягкая улыбка. Конечно, Олеся заметила, что за эти дни его взгляд изменился: стал более ясным, свежим, сосредоточенным.
   - Ладно, еще обсудим, я замерзла что- то, пойдем. Да и чизкейк заждался. - Хитрым взглядом посмотрела, пытаясь уйти от ответа. Потом постучала ногами по глянцевой корке снега и встала. С облегчением приподнявшись с лавочки, Максим посмотрел вперед, вдоль по заснеженной дороге навстречу шел знакомый мужской силуэт.
   - Ле-е-ська, привет! - Громогласно прозвучал голос, возникший из вечернего света фонарей.
   Прекратив отряхивать книги, Олеся удивленно подняла голову.
   - Пашка, вот это встреча, сколько я тебя не видела. - Широкая улыбка озарила лицо девушки. Совершенно не стесняясь присутствия Макса, парень заключил подругу в крепкие объятия.
   - Блин, я приехал вчера, а мне в общаге сказали, что ты съехала. Я уже думал ты отчислилась. Чего трубку не берешь?
   - Да нет, просто..- Взглянула через широкое плечо на Макса. Он стоял позади, демонстративно выпуская кольца дыма в небо. Казалось, ему совершенно неинтересно было наблюдать картину этого чудесного воссоединения.
   - Это Максим. Не помню, знакомы или нет.
   - Некоторым образом. Ты же друг Кирилла? - Протянул ладонь и крепко сжал пальцами кожаную перчатку. В ответ Макс удостоил его дежурной улыбочкой и выпустил дым прямо себе под ноги.
   - Ага. - Процедил и прищурился в новой затяжке .
   Ситуация, мягко сказать, возникла неудобная. Судя по радостному лицу Павла, он совершенно не собирался отпускать Лесю в ближайшие пару часов. Максим, однако, также требовательно сверлил взглядом Олесю. Она ощущала себя, словно между горячим молотом и наковальней.
   - Ну рассказывай, как дела?- Возбужденно-радостным голосом спросил Павел. - Или.. лучше давай посидим где- нибудь.
   - Да я вот с Максом..- Неуверенно ответила Олеся, все больше краснея щеками.
   - Максим, ну будьте милосердны, позвольте мне украсть эту прекрасную даму у вас на несколько часов. - Пошутил Павел, пристально глядя на конкурента за женское внимание. Лед под ногами Олеси стал обжигающе горячим. Она прекрасно знала, что Максим мог обострить ситуацию или попросту обидеться.
   - Да без вопросов, если дама сама не против. - Хулиганской улыбкой сопроводил легкое движение руки.
   Павел пытливо уставился на Лесю. Та в ответ лишь слабо кивнула. Что оставалось?
   - Ну и отлично, ключи у тебя есть. Я как раз собирался немного потусить. - Только и бросил, сверкнув блестящим взглядом. Олеся совершенно не любила такое выражение лица, понимая, что парень что- то нехорошее задумал.
  
   " Они живут вместе?"- Рыжий с недоумением поглядел на Максима.
   Олеся не подала вида, что очень расстроилась таким стечением обстоятельств. Конечно, Пашка интересный собеседник, но желание быть рядом с Максом оказалось куда сильнее. Молча шмыгнула носом и двумя ладонями потянула шапку вниз, словно пытаясь согреться. Спустя несколько минут силуэт Максима исчез за поворотом. Вокруг стало пусто и темно. Ветер возник из ниоткуда. Он обиженно трепал корявые ветви и играл проводами беззвучную мелодию. Она звучала тихой флейтой : протяжной и тоскливой. Небольшой пруд перестал быть таким романтично- прекрасным. Все его очарование исчезло вслед за ним.
  
  
   - Ну что, пойдем, расскажешь обо всем. - Приобнял за плечи и развернул в другую сторону. Олеся тревожно сдвинула брови. Стоит ли рассказывать обо всем, что случилось, как это воспримет Пашка, не осудит ли?
   Всего пара часов тянулась нескончаемо долго. Вместо того, чтобы наслаждаться теплым чаем и дружеской беседой, Олеся только и думала о том, куда поехал Макс и вернется ли он обратно? Конечно, приятель все понял и не стал вмешиваться в эти непростые отношения. Проводил домой, стараясь отвлечь задумчивую девушку рассказами о предстоящей свадьбе. Леся, конечно, радовалась за Пашку, но улыбаться легко и непринужденно никак не получалось. Дома было тихо и темно. Как и ожидалось.
   Резко дернула шарф и, размахнувшись, бросила сумку на пол. Она проскользила по темной глянцевой поверхности и остановилась у шкафа с верхней одеждой. По- кошачьи задрав нос, Олеся принюхалась. Запах парфюма совершенно не ощущался в холле, "значит домой даже не заезжал". Такой вывод сделала девушка, задумчиво закусив нижнюю губу. Вспомнила прохладный оттенок его взгляда и плечи сделались покатыми. Досада обнимала грудь, словно всем своим аморфным тельцем пытаясь утешить несчастную девушку. Сейчас Олеся даже не пыталась ее стряхнуть, не было сил. Вместо этого прошла в кухню и посмотрела на часы: задержалась всего на пару часов, а казалось, вечность прошла. Глядя в окно, медленно, на автомате, начала расстегивать одну пуговицу за другой. Вскоре новая блузка упала вниз, мягким шелком скользя по телу. В желудке сделалось до того противно, что губы непроизвольно скривились дугой. В поисках стакана, Леся обвела столешницу взглядом, и с облегчением заметила бутылку минералки. Глоток воды слегка утихомирил обжигающий огонь в животе. Полегчало. Подперев бок рукой, девушка сделала глубокий вдох и подумала: "Ну и что теперь делать: Позвонить? Ждать? Или идти ложиться спать"? Изогнула бровь дугой, мысленно перебирая варианты. Распустив волосы, провела ладонью по затылку: крупные волны мягко опустились на плечи. Перед глазами возникла яркая вспышка, отливающая разноцветными софитами.
   " Дам голову на отсечение, он в клубе. Сидит, напивается, как свинья или чего похуже ". - Волна раздражения раскатистым гулом поднималась изнутри. В зеленых глазах заплясали огоньки колючей злости. С трудом стягивая джинсы, девушка присела на кожаный пуф.
   " А может с ней. Или еще с какой?" - Приподнявшись, с силой рванула ткань, плотно облегающую ягодицы. Ревность буквально пожирала изнутри, откусывая, отщипывая по кусочку от чувствительного сердца. Подойдя к зеркалу, Леся скептически посмотрела на себя снизу вверх.
   "Отъелась, словно у бабушки месяц на блинах". - Недовольно покачала головой. Еще и чизкейк съела. Стыдно, но факт. Хотела проверить, так ли он вкусен, как сказал Макс. Проверила аж два раза.
   Отошла от зеркала и бросила тревожный взгляд на мигающий телефон. Стоит ли говорить, с какой скоростью подскочила к дивану. Сердце у самого горла пульсировало горячей кровью. Пальцы схватили трубку, словно спасительную соломинку.. Выдох, морозным инеем наполненный, вырвался из ее уст. Обрадовалась, а это всего лишь Пашка. Не успела огорчиться, бегло читая короткое сообщение. Пара шутливых строк заставила ее улыбнуться. Поддержка ниоткуда, когда ее совсем не ждешь, так ценна. Словно лучик солнца вырвался из темной пены грозовой тучи.
   " Клевый он все- таки парень. Вот скоро женится. Счастливый такой. А я? Вообще какая- то ущербная. Ну чем я не такая, почему Макс меня не замечает, что делаю не так?" - десяток вопросов на которые не было ответа. Отправив сообщение, девушка натянула футболку и завязала волосы в тугой узел на макушке. На нежданную встречу с Максом уже не надеялась. Привалившись к прохладной спинке дивана, устремилась взглядом в потолок.
   "Как все переменилось в жизни. Раньше я была веселой, жизнерадостной. Строила планы, хорошо училась, многим помогала, жила по совести. А сейчас что? - Потерла пальцами сухие губы. - Вляпалась в историю, из общаги ушла, живу у человека, который не понятно, как ко мне относится. Перспективы туманные. " - Попыталась найти хоть что- то хорошее, но кроме работы не было ни одной зацепки. Поджала ногу и обняла руками колено. Так захотелось себя пожалеть, заплакать, а не смогла. Стеклянными глазами обвела причудливые лампочки на люстре и вновь представила себе Макса. За эти дни он раскрылся совершенно с другого ракурса. Леся всегда думала, что он махровый эгоист, а на деле все оказалось не так. Со стороны было заметно, как он старался быть гостеприимным и заботливым. Даже в самых простых мелочах. А из них, как известно, складывается наша жизнь. Губы тронула детская полуулыбка и Леся сжала ладонями край футболки. От ощущения мимолетного счастья холодок скрутил живот сотней крохотных спиралек.
   " Ни с кем не хочу быть, кроме него. И с ним быть не могу. Что делать? Боже! Что мне делать?"- Мысленно прошептала. Мурашки пробежали по плечам, а в голове возникла неожиданно теплая картина. В ней пушистыми волнами колосилась изумрудная трава, пахло душистым клевером и горькой полынью. Знакомые запахи вскружили голову, сердце забилось часто и так тяжело. Как соскучилась. Безмерно соскучилась по дому. По всему, что было раньше... Перед глазами возник тихий двор, затененный косматыми макушками березовых ветвей. Перекошенная лавочка с потрескавшейся краской, смолянистый запах бани и влажных дров. Трескотня ночных сверчков. Как же это все далеко, словно тысяча лет прошла.
   " Как же хочется лета. Нет. Ну почему я пошла на попятную? Кого я хочу обмануть, разве деньги только здесь можно заработать. Да и какие? За полгода" кот наплакал. Тоже мне, бизнесвумен. " - Рисовала пальцем лепестки на воображаемой ромашке.
   Надежда на цыпочках подкралась сзади и положила прозрачную ладонь на плечо. По спине пробежала волна тепла." Но если бы он только позволил быть рядом. Все смогла бы вытерпеть. Хоть за бетонным забором, хоть в голую пустыню, но с ним". - Сердце затрепетало, когда Леся представила его горячую ладонь, скользящую по волосам. Прилегла, бросив на ноги плед. Глаза закрылись сами собой, под звук тихого ветра за окном, под шум машин, спешащих по делам. На секунду сделалось так спокойно и хорошо, что Леся умиротворенно улыбнулась. Нельзя жить без мечты. Никак нельзя!
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"