Иванова Мария Викторовна: другие произведения.

Брошенный карандаш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан в 2004 году. Размещаю его без серьезной правки - пусть стиль остается таким, как есть. На память.

  ***
  
  Так случилось, милая.
  
  Так случилось, что деньги перестали быть для нее проблемой. Так случилось, что ей было не к кому и некуда пойти.
  
  - У вас есть багаж?
  
  - Нет. Только ручная кладь.
  
  Темно-зеленая сумка с парой молний скрылась за резиновыми зубами рентгеновской камеры. Она рассеянно посмотрела ей вслед. Мерцающий монитор с забитыми черной грязью углами высветил сквозь грубую ткань сумки толстую тетрадь и странноватый карандаш, катавшийся на дне. Больше ничего не было.
  
  Работница аэропорта удивленно вскинула брови:
  
  - У вас есть багаж?
  
  Девушка в длинном грязно-синем плаще перевела взгляд, и женщине - крашеной блондинке с ядовито-розовыми губами - стало не по себе. Очень даже не по себе. Потому что глаза девушки, устало и ровно выглядывающие из-под копны темных растрепанных волос, были настолько глубоки и темны, что пробирала дрожь. Вокруг них легла несмываемая тень трагедии, отчего глаза казались еще глубже, еще темнее. Впрочем, они не были черными. Это-то и заставило блондинку вздрогнуть. Они были синие. И работница аэропорта не могла понять, как такие глаза могли тревожить и пугать, хуже того - отталкивать.
  
  - Я же сказала - нет, - глухой голос. - Только сумка.
  
  Синие глаза с расширившимися зрачками смотрели на блондинку, и та вновь уставилась на монитор. Стала усиленно вглядываться в изображение, лишь бы не встретиться вновь с этими глазами. Боже, ведь сегодня был такой хороший день! Ну что ей нужно? Стоит, пялится...
  
  Ничего нового в сумке не обнаружилось. Даже бумажника.
  
  - Это что, все ваши вещи? - спросила женщина, не глядя на девушку.
  
  - Да.
  
  На даму нахлынул непонятно откуда взявшийся ужас и внезапно проснулась злоба. Эта девчонка стоит тут и всех задерживает! Откуда такие берутся? И заладила свое "только ручная кладь, да только ручная кладь"!
  
  - Что, это весь твой багаж, да? - сказала женщина с агрессией. - Что, сумка, книга и карандаш? И это все? И с этим ты собралась лететь через океан?!
  
  - Да, - снова этот голос с хрипотцой, снова эта невозмутимость и снова эти глаза.
  
  - Проходите, - буркнула работница аэропорта и протянула посадочный талон.
  
  Девушка забрала документы и подхватила лежащую на резиновой дорожке сумку. Не сказала ни слова. Ее синий плащ пролетел по залу и скрылся за дверью зала ожидания.
  
  В воздухе запахло полынью - так показалось блондинке. Она вдруг качнулась, вздохнула и упала без чувств. Два охранника в светло-голубых рубашках кинулись к ней, третий недоверчиво посмотрел по сторонам. Несколько человек приостановили свой бег, мальчик лет десяти рассмеялся: низ коротенькой бледно-голубой юбки блондинки расплывался темным влажным пятном. Из носа женщины хлестала кровь. На полу стали ярко видны царапины и щербинки - красное заливало их и высвечивало.
  
  Один из охранников побежал за санитаром; мальчик лет десяти получил подзатыльник и замолчал. По залу еще витал запах полыни - так кому-то показалось.
  
  ***
  
  - Джин-тоник, пожалуйста.
  
  Она опустила на стол несколько монет. Молодой человек в белой рубашке и синем фартуке сгреб их в руку, подозрительно взвесил и, усмехнувшись, протянул:
  
  - Ну-у-у, даже не знаю. У нас алкоголь вроде как только с 18 лет. А ты... вы, девушка...
  
  Она поняла, что он сидел на наркоте. С богемных таблеток перепрыгнул на уличную дрянь, и понеслась. Она поняла, что как-то раз он резал вены. Она поняла, что это из-за девушки в красной юбке и ее удаляющихся шагов.
  
  Девушка молча продемонстрировала развернутый паспорт.
  
  - Дело дрянь, - сказала она. - Ноль-пять джина с тоником. Ледяного. Не задерживайте очередь. Не следует тратить мое время. И свое - его у вас не так много.
  
  Бармен поспешил выполнить заказ девушки. В ее ладонь легла ледяная банка, покрытая изморосью.
  
  Было жарко.
  
  Она поплелась между рядами пластиковых сидений, ища глазами удобное местечко. Вернее - наблюдательный пункт, пункт, с которого были бы видны все хитрости и маневры неприятеля. Сидящие люди изредка подымали на нее глаза, но она на них не смотрела. Синие глаза остановились на темном уголке - туда еле-еле дотекал мертвенный свет электрических ламп.
  
  Смеркалось. Большие окна - целые стеклянные стены - подернулись синеватой дымкой.
  
  Она стояла, прислонившись плечом к стене, и пила холодный шипучий джин-с-тоником. Вот и мысли у нее такие же шипучие: хаотичные и колются.
  
  Черт. Тупой аэропорт. Тупая жизнь. Тупой мир.
  
  Ты так думаешь?
  
  Да, я так думаю.
  
  Она смотрела вглубь зала ожидания, сквозь людей, томящихся там, коротающих - кто как умеет - бесконечно долгое время. Иногда они отрывались от своих газет, кроссвордов и дешевых детективов и напарывались на застывшее в дальнем углу изваяние - на бледную девушку, на ее синий взгляд. И тут же отворачивались. Но она не обращала на это никакого внимания. Она пила джин-с-тоником.
  
  Банка опустела. Она постояла секунду без движения, а потом, даже не моргнув, не переводя глаз с невидимой точки в зале, стала сжимать руку. Сильнее, больше. Жесть хрустела и трещала, привлекая людей с их удивленными недовольными взглядами. Банка сминалась под напором тонких пальцев. На пол упала капля крови, и еще одна - поменьше.
  
  Люди смотрели на нее. Некоторые - с недоумением, другие - почти с гневом. А кто-то - с жуткой смесью восхищения и панического ужаса.
  
  Банка скрипела и сминалась, как бумага. Кровь капала. Она задумчиво глядела вглубь зала. Ни одна черта бледного лица не изменила своей резкости. Жесть скрежетнула в последний раз и прорвалась в нескольких местах. На руке осталось несколько глубоких порезов.
  
  Кажется, все люди в зале ожидания были готовы хором высказать ей одну большую претензию. Но тут объявили посадку, и они стали в беспорядке сгребать свои бессчетные сумки, чемоданы, кульки из дьюти-фри. Все понеслись к гейту. За стеклом стоял большой белый самолет с четырьмя турбинами.
  
  Вдруг электронный голос сказал:
  
  - Ты же знаешь, что будет дальше. Глупая. Не противься. И не надо никакого геройства. Увидишь, что станет с этим чертовым самолетом, если только ты подумаешь о том, чтобы...
  
  Она с недоверием глянула на динамики.
  
  - Отстань. На самом деле ты всего лишь...
  
  Слушаю и повинуюсь.
  
  Она отошла от стены и не глядя бросила бесформенный ком жести в мусорный бак. Он попал точно в цель. На пол упали несколько капель крови. Она посмотрела на них. А потом на ладонь - ран не было.
  
  Только попробуй - увидишь, что будет. Милая.
  
  Снова твои угрозы? Детский сад.
  
  Она нырнула в свежесть вечера. Она последней вошла в самолет. Кровь на полу выкипела с шипением и легким дымком.
  
  ***
  
  Капли дождя лениво садились на стекло иллюминатора. Сонное небо начало хмуриться. Сизые облака затянули весь небосвод. На юго-западе они громоздились фиолетово-бурыми воронками, пожирающими темно-синее небо. Иногда по этим фантастическим гроздьям пробегали нитки далеких молний, но грома слышно не было. Казалось, вечерний воздух утратил свою туманную легкость и превратился в тяжелое липкое марево.
  
  В салоне работал кондиционер, но все равно было душно. Она не обращала на это внимания; задумчиво водила тонким пальцем по стеклу. Капель с другой стороны становилось все больше. Она вздохнула.
  
  Ненавижу дождь.
  
  Люди шумели и толкались, искали что-то, пытались распихать свою так называемую ручную кладь по верхним полкам и под креслами. Кто-то громко звал кого-то - наверное, сбежал непоседа-ребенок.
  
  А на улице стремительно мрачнело. Сиренево-серые тучки насупились, выросли, превратились в большие мутно-багровые тучи.
  
  Ее место располагалось слева по ходу движения, и если прижаться щекой к иллюминатору и посмотреть назад, то увидишь белое крыло. Так и делали дети, заполонившие чуть ли не половину салона: тыкались носами в стекло, щебетали, выглядывая разные интересности.
  
  Ненавижу.
  
  Кого ненавидишь?
  
  Ненавижу дождь.
  
  Один из сорванцов улизнул из-под присмотра. Он подумал, что неплохо бы пробраться в кабину пилота. Желая исполнить свой хитроумный план, парнишка шмыгнул в проход. И был почти у цели! Но путь ему преградила тележка с напитками. Стюардесса отвернулась буквально на секунду. Парнишка выдохнул - чтобы сделаться тоньше - и предпринял смелую попытку протиснуться. Зря. Бутылка газировки качнулась и спланировала вниз. Тонкое горлышко откололось, красная шипучка вмиг была повсюду - на коврике, на сорванце и на белых брюках одного из пассажиров. На то, чтобы успокоить раскричавшегося обрызганного бизнесмена и замять произошедшее, понадобилось время. А сорванец отделался тумаком и выслушиванием нотации. "В другой раз", - решил он.
  
  Небо наклонялось все ближе к самолету, и хмурилось, хмурилось.
  
  Когда все наконец расселись по своим местам и угомонились, капитан по громкой связи поприветствовал всех и начал читать обычные данные - о погоде, о самолете и о предстоящем полете. Потом две стюардессы синхронно продемонстрировали спасательные жилеты.
  
  - На всякий случай, - с улыбкой сказала одна из них. - Они вам не потребуются! Счастливого пути!
  
  - Хочется верить, - буркнули сзади.
  
  Самолет въехал на взлетную полосу и покатил по ней, минуя метры бетона, кажущегося коричневым в этих странных сумерках. Быстро набрав обороты, он легким толчком оставил землю внизу. Капли на стекле стали косыми - почти параллельными накренившейся линии горизонта.
  
  По правде сказать, даже в современном мире еще остались те, кто всегда задается вопросом: как такая куча железа вообще летает? Ладно, какой-нибудь крейсер или даже бронированная подводная лодка - то все-таки плавать... Но летать?! Она тоже задавалась этим вопросом.
  
  Остались позади и внизу мелкие огоньки, они быстро пропали в мутном воздухе.
  
  - Мама, мама! Почему лампочек больше не видно, мы в космосе, да? Я не хочу в космос! Там холодно и при... при... при-шлель-цы! - раздался плач, и мама начала успокаивать крошку.
  
  Теперь ее ничто не связывает с тем, что было. Ничего и не было.
  
  Ты опять врешь сама себе.
  
  Заткнись!
  
  Как только погасла лампочка "Пристегните ремни", дети устроили бедлам. Только короткий момент взлета заставил их примолкнуть, и то не всех. Кто-то из взрослых попытался поделиться с ними бесценными знаниями по географии, но чихали они на него. Такие глупости - не для их 7-8 лет! Пацаны, конечно же, уже швырялись скомканными бумажками, девочки начали обсуждать любимые мультики. Одна девочка достала из кармана зеркальце и стала пускать солнечных зайчиков (ну, электрических). Один мальчик пробежал по салону и дернул понравившуюся девочку за косу. Другой проверял, насколько прочны иллюминаторы...
  
  Взрослые пытались, как водится, урезонить детишек, но куда уж там. Два пассажира - один в идеально выглаженной футболке-поло, другой в мятом костюме - принялись изливать возмущение по поводу шума. "Дур-дом!" - сказала девушка в пестром жакете и, откинувшись на сиденье, сделала музыку в плеере погромче.
  
  А она глядела в сумеречную синь - там, за стеклом. Темно-зеленая сумка лежала у нее на коленях. Она вздохнула. Длинные ресницы дрогнули. У нее нет прошлого. Больше нет.
  
  ***
  
  Тогда был обычный серый день. Дождь лил стеной, капли плясали по лужам. Весь народ попрятался под козырьками крыш, на автобусных остановках, в подземных переходах и магазинах. Но никто - под зонтом. Потому что завеса дождя рухнула совершенно неожиданно прямо с ясного неба, которое моментально превратилось в кипящий тучами котел.
  
  Она не любила толчею, поэтому предпочла людскому скопищу под крышей остановки общество длинных капель воды, падавших отвесно вниз. Синий плащ промок вдрызг, вода пропитала всю одежду, и она кожей чувствовала прикосновения ледяного дождя.
  
  В то время как люди бранились на непогоду и брезгливо морщились, она подставляла дождю лицо и улыбалась. Она любила дождь, он всегда поднимал ей настроение. Скоро она будет дома - вот только дождется маршрутного такси. Скоро, скоро она будет дома; а там - теплый плед и горячий чай. Она вздохнула в предвкушении.
  
  По дороге неслись туда-сюда машины, иногда - автобусы. Маршрутки не было. Ее взгляд упал вниз и задержался на странном белом карандаше. Он лежал в грязи, брошенный или потерянный кем-то... художником? инженером? студентом? Она вдруг наклонилась и подняла карандаш, сама удивившись своему поступку.
  
  Стерла грязь. Обычный чертежный карандаш. Только какой-то странный, непонятный. Она никогда такого не видела. Удивленно вскинула брови.
  
  Брошенный карандаш.
  
  Подъехала маршрутка, и она, сжав странную находку в руке и перепрыгнув через лужу, открыла дверь. Улыбнулась водителю, протянула деньги и уселась у окна.
  
  Брошенный карандаш.
  
  Она покрутила карандаш в руках. Странно. Она усмехнулась. Стала глядеть на мелькающие мимо дома, деревья, автомобили.
  
  Зачем я его подобрала?
  
  ***
  
  Самолет разрезал сизые тучи.
  
  Серо-серебряный грифель карандаша замер в нескольких миллиметрах над чистым листом. Рука немного подрагивает, карандаш отбрасывает причудливую тень на бумагу. На листе лишь отпечатки нечитаемых фраз от прошлых записей. Но это - первая страница. У корешка видны клочки вырванных предыдущих первых страниц.
  
  Она сидела, наклонившись над раскрытой толстой тетрадью. Сумка и колени служили ей столом. Можно ведь было воспользоваться откидным столиком, но она решила по старинке.
  
  Перед ней белела пресловутая первая чистая страница.
  
  Она сидела, сидела, нагнувшись, и, казалось, напряженно думала, с чего начать. Глупости! На самом деле, в ее голове не было ни одной связной мысли. Все они рассыпались в прах, сталкиваясь друг с другом - и с реальностью.
  
  Все рассыпалось.
  
  Грифель мелко-мелко дрожал.
  
  За иллюминатором полыхнула голубая молния - да так близко, что многие пассажиры вздрогнули, кто-то даже вскрикнул. Дети выдали новую порцию шума. Спать они явно не собирались.
  
  Почти сразу грянул гром. Удар прошел по пространству, заглянул во все уголки и смолк. Все притихли. Слишком громко - слишком близко.
  
  Ближе.
  
  Она оторвала взгляд от тетради и посмотрела на кроваво-фиолетовое густое небо. Молнии пропарывали мглу, их все больше и больше. Вокруг самолета носился неприятный гул грома. Она вскинула брови. Тотчас же полыхнула большая голубая молния, и не стих еще возглас нервной дамы, как ударил гром.
  
  Еще ближе.
  
  - Мы летим прямо в грозу! - провозгласил мальчик в очках, дернув за рукав взрослого, сидящего рядом. В уголках его глаз блестели слезы, он прочел в одной книжке, что может случиться с самолетом, попавшим в грозу. - Мы влетели в грозовую тучу, мы разобьемся! - всхлипнул он.
  
  Маленькая девочка заревела в голос, заплакал сидящий рядом с ней парнишка. Сверкнула еще одна близкая молния - очень яркая. Гром зазвучал тут же.
  
  Она вздохнула.
  
  Посмотри, что теперь будет.
  
  Молнии вспыхивали постоянно, из-за грома было трудно что-либо расслышать. Она огляделась вокруг. Все напуганы. По детским лицам размазаны слезы. Вот какой-то пожилой мужчина шепчет своей седовласой спутнице слова ободрения, а та кивает головой и пытается улыбнуться. Вот девушка в пестром жакете - она вцепилась в подлокотники, костяшки ее пальцев побелели, наушники перекосились, цепляясь пластиковой перемычкой за волосы. Рядом с ней - брюнетка в деловом костюме, она прикусила дрожащую губу, макияж начал подтекать. Вот льноволосая девочка прижимает к груди большого бежевого зайца. У зайца растерянное выражение мордочки.
  
  - Я не хочу на каникулы! Я не хочу на дурацкие каникулы! - кричал мальчик, опрокинувший в начале полета бутылку с газировкой.
  
  Удар молнии. Гром.
  
  Посмотри, что теперь будет - с ними.
  
  Она вздохнула. И вновь наклонилась над чистой тетрадью. Листы подрагивали. Но не от того, что дрожали ее руки - нет, это затрясло весь самолет. Молнии сыпались с неба - посылаемые чьей-то невидимой рукой.
  
  Несчастья - я приношу несчастья? Разве я приношу несчастья?
  
  Она вспомнила, что эта мысль уже мучила ее. Давно. Нет, совсем недавно.
  
  Грянула мощная молния, напоминающая трезубец Посейдона. Она обняла маленький беленький крестик-самолет, затерявшийся среди хаоса фиолетово-багровых туч. Обняла своими огненными объятьями, и тряхнула - зло, жестоко забавляясь.
  
  ***
  
  Я приношу несчастья? Разве я приношу несчастья?!
  
  Она ждала своей очереди на почте, чтобы купить конверт. В этой странной ситуации она больше ничего не смогла придумать, кроме как написать подруге. Она далеко, они давно не общались... Но ведь она еще не попала в больницу, так что, может быть, возможно...
  
  Рядом девушка пыталась справиться с банкоматом. Тот зажевал карточку и отдавать явно не собирался.
  
  Все будто с ума посходили! Двери заклинивает. В супермаркетах полки падают. Парень упал с роликов и сломал руку - открытый перелом, крови было море. Автомобили сталкиваются. Все не так. Все не так!
  
  Да, но я выполняю желания.
  
  Девушка у банкомата вскрикнула. Дернула рукой, но пальцы будто попали в капкан. Она попыталась освободиться и взвизгнула, стала звать на помощь. Показалась кровь. К девушке бросились работники почты. Банкомат взбесился: он выдавал потоки цифр на экране, пищал и все глубже засасывал пальцы пойманной девушки.
  
  Ты выполняешь не-желания!
  
  Она выбежала на улицу. Солнце и легкие облачка не радовали ее. Что-то происходило - что-то нехорошее. И еще этот голос в голове! Он говорит с ней. Он дразнит ее. А разве не так сходят с ума?
  
  Твои желания?
  
  Нет, не хочу!
  
  Как пожелаешь.
  
  Не хочу с тобой говорить!
  
  Разве не так начинается шизофрения? Со слуховых галлюцинаций? Как бы она хотела, чтобы это действительно оказались только ее галлюцинации.
  
  Ты не знаешь, чего хочешь. И чего не хочешь - не знаешь. Это не шизофрения, если тебе интересно. Милая.
  
  Ты просто...
  
  С того злополучного дня, как она подобрала брошенный карандаш, все кувырком. Сначала она получала все, что хочет. Все. Она была счастлива. Собственная волшебная палочка с неограниченным количеством желаний! Вау!
  
  Но потом стали происходить странные вещи, плохие вещи. Она стала получать все, чего не хочет, совсем не хочет - то есть, то, что хочет карандаш. Это звучит как бред. Это и есть бред. Только еще этот голос в голове.
  
  Ты просто дурацкая деревяшка! Кусок дерева, покрытый белой краской!
  
  - Ты просто карандаш! - крикнула она. Прохожие смерили ее неодобрительным взглядом.
  
  Это ты просто...
  
  - ОТСТАНЬ!
  
  Люди на нее оглядываются. И она поняла, как она устала. Эти мысли, этот голос, эти несчастья... Она пошла быстрым шагом - почти побежала - вдоль проспекта.
  
  Надо домой, надо... что-то придумать. Избавиться... Избавиться от него.
  
  Ты что, все забыла?
  
  Она почувствовала, что сейчас упадет. Села на парапет под деревом. Прямо напротив пешеходного перехода. Может, это от голода? Она весь день ничего не ела - настолько завертелось все в ее жизни...
  
  И сейчас же слева и справа от нее на парапете выстроились две очереди ее любимых блюд: картошка фри, бутерброды с сыром, овощной салат, лазанья, пицца. И все это на издевательски красивых тарелках. Рядом хрустальные бокалы с газировкой, тончайшие фарфоровые чашечки с кофе... Кружевные салфетки ручной работы дополняли этот диковинный уличный парад еды. Блюда так и манили, чуть ли не придвигаясь к ней ближе.
  
  Прохожие с удивлением поглядывали на нее. Да, чего только не бывает! Один мужичок с портфелем отпустил колкость по поводу того, что у нее денег куры не клюют, а мозгов-то нет. Она подняла на него глаза, вынырнув из своих мыслей. Ручка портфеля оторвалась - будто кто-то вытащил из нее все нитки за раз. Портфель шлепнулся на асфальт, раскрылся. Ветер зашевелил выпавшие бумаги.
  
  Я... Разве я приношу несчастья?
  
  Она не знала, куда смотреть, чтобы ничего не случилось. Поэтому закрыла глаза.
  
  Сама посмотри.
  
  Она открыла глаза. Только потом поняла, что это было страшной ошибкой.
  
  На дороге не было машин, светофор горел зеленым - и женщина с коляской, в которой забавлялся погремушкой малыш, переходила дорогу. Она уже прошла большую часть "зебры", когда колесо коляски непостижимым образом застряло в какой-то глубокой выемке в асфальте. Женщина дернула коляску, наклонилась, снова дернула, пытаясь высвободить колесо. Но оно как будто еще глубже запало в выемку.
  
  Она не сразу поняла, что к чему, и только когда услышала глухой рев мотора, посмотрела направо. Вторая роковая ошибка. Из-за поворота выскочил грузовик, у которого - она знала - отказали тормоза.
  
  Что ты творишь? Нет! Останови это!
  
  Водитель грузовика - бледный и весь в поту - не смог свернуть в сторону, руль заклинило. Он зажмурился.
  
  - Останови это! - крикнула она, вскочив с парапета.
  
  Женщина с коляской обернулась. Ребенок хихикнул и потряс погремушкой. Глаза у женщины стали огромными, она открыла рот. И закричала. Нет, это не она. Закричала девушка на противоположной стороне улицы. Парень, который шел с ней рядом, успел прижать ее к себе - чтобы она ничего не видела и не слышала. Мужчина в красной бейсболке бросился к женщине с коляской, но не успел. У парапета женщина с собакой охнула и тут же разразилась слезами.
  
  Когда к ее ногам прикатилась желтенькая погремушка с красными брызгами и прилипшей к ним прядкой светлых волос, она не могла оторвать от нее взгляд. От нее, а потом от того, что сейчас там было на дороге... Что осталось от...
  
  Я не хотела этого... Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет!
  
  Ямка, в которой застряла коляска - кривой обломок колеса до сих пор торчал там - наполнилась кровью. Мужчину, собиравшего разлетевшиеся бумаги, вырвало. Девушка на противоположной стороне улицы сорвалась на хриплый крик, ее парень дрожал и набирал на мобильном номер "скорой".
  
  А мне показалось, ты сказала ДА.
  
  Прибежало еще несколько людей. Женщина с собакой выла. Собака рвалась прочь и задыхалась в ошейнике. Лапой она задела кровавую погремушку и та отлетела с перезвоном. Где-то завыла сирена.
  
  Хуже всего была ее реакция.
  
  Ты сама это придумала.
  
  Господи. Я же сама это придумала.
  
  ***
  
  Молния обняла потерявшийся в небе крестик-самолет. Гром захохотал.
  
  Она не хотела ничего вспоминать. Ни тот день, ни все последующие. Ни произошедшее дома - когда она все рассказала, искала помощи, совета, а ее не поняли. И где-то у нее в голове родилась злая мысль. Всего одна незаконченная, случайная, ничего не значащая злая мысль...
  
  Несколько пассажиров вскрикнули, завизжали дети, и тут же замигал, забился в истерике свет в салоне. На несколько мгновений он выключился совсем. Самолет еще раз тряхнуло, он выровнялся, снова дернулся.
  
  Раздался еще один крик - но это уже не внезапный испуг, а осознанный крик осознанного ужаса. Кричала стюардесса. Из кабины пилотов. Запахло горелым.
  
  - Мы горим! - неслось по салону. - Мы разобьемся! Мы горим!
  
  - Успокойтесь! Сохраняйте спокойствие! Мы не горим, все будет в порядке, - громко сказал мужчина в темно-зеленой клетчатой рубашке, встав со своего места и крепко держась за кресла. Несколько человек согласились с ним и постарались успокоить соседей.
  
  Действительно, это не был запах горящей пластмассы или проводки. Горело что-то другое. Что-то... живое?
  
  - Здесь есть врач?! - крикнула стюардесса, пробираясь по проходу. - Пожалуйста! У нас несчастный случай!
  
  Врач нашелся. Он прошел в кабину, мужчина в клетчатой рубашке поспешил следом. Через минуту они вышли обратно и осторожно положили в проход дымящееся тело пилота. Сквозь возгласы тех, кто увидел черные клочья одежды и прикипевшую кровь, были слышны путаные объяснения второго пилота - он поддерживал голову своего коллеги.
  
  - Она выскочила прямо из приборной доски! Эта молния! Монитор радара вдребезги... Он и вскрикнуть не успел - а будь я на его месте...
  
  Сидящие рядом с жадным ужасом рассматривали тело. Одно хорошо - дети сидели достаточно далеко, чтобы ничего не видеть. Но настырные шепотки уже поползли по всему салону.
  
  Она сидела дальше и ничего видеть не могла. Но она видела, не глазами, но видела. Она все знала.
  
  Что ты натворил?
  
  Я? Я - ничего. Это ты.
  
  Кажется, пилот был жив. По крайней мере, он дышал.
  
  - Вы сдурели?! Идите в кабину и ведите этот чертов самолет! - крикнул лысый мужчина второму пилоту, который переминался в дверях, пока врач занимался пострадавшим. - Мы падаем!
  
  - Перестаньте и успокойтесь! - одернул его мужчина в темно-зеленой рубашке, поднимаясь с колен.
  
  - Самолетом никто не управляет! - закричал недовольный. Люди подхватили эту мысль и понесли ее дальше, раззадоривая панику.
  
  - Самолет на автопилоте, перестаньте пугать пассажиров, - громко сказал мужчина в рубашке. Он снова склонился над раненым и спросил у врача, чем помочь. Тот дал ему нехитрые указания. Второй пилот взял себя в руки и пошел в кабину.
  
  Стюардесса - та, что демонстрировала спасжилет и с улыбкой говорила "Он вам не потребуется" - прошла к микрофону и попросила всех сохранять спокойствие.
  
  Но короткое затишье вдруг закончилось.
  
  Голос стюардессы по громкой связи исказился, поплыл и сменился треском. Свет на секунду загорелся ярче, а потом погас. Самолет начал трястись, как лист на ветру, а пассажиры - ясно, что было с пассажирами. Две новых молнии - одна за другой - ударили в корпус. Кажется, заискрила турбина.
  
  Паника с плотоядной ухмылкой вылезла из складок длинной юбки одной истерички в огромных очках и, злобно хихикая, поползла по сидениям, раскинула свои рваные крылья, обвилась вокруг каждого дрожащего пассажира, подступаясь к тем, кто еще держал себя в руках.
  
  Она не двигалась. Перед ней был чистый лист бумаги. В руке - карандаш. Грифель мелко-мелко дрожал.
  
  Вздохнула, шарахнула за стеклом молния, свет включился и выключился. Кажется, весь разумный мир рухнул в небытие. Ужас висел на каждом бледном лице. Вопли, всхлипы людей и визги детей витали вокруг, бились в стекла, катались по полу. Нет, это кто-то просыпал орехи в шоколаде... Салон будто пульсировал в голубых вспышках, врывающихся сквозь иллюминаторы. А все звуки подъедал хор грома.
  
  Она сидела без движения над тетрадью, отблески ложились на бумагу. Молнии высвечивали ее белое лицо, завешанное растрепанными темными волосами, и они казались седыми. Нахмуренные брови, тяжелая складка между ними... И молнии падали в ее огромные глаза, застревали там. Она не двигалась.
  
  Ты погибнешь. Ты ведь погибнешь, милая.
  
  Паника смеялась и глумилась над беззащитным страхом людей. Когда самолет дернуло и понесло вниз и влево, она посмотрела затуманенным взглядом на панику. Прямо ей в глаза. В облаках распахнулся гибельный зев - специально для самолета со странной девушкой на борту, девушкой, у которой в руке зажат странный карандаш.
  
  Пусть.
  
  Пусть? Как это так, пусть?
  
  Дети плачут, кто-то из взрослых читает молитвы, а самолет рушится в пропасть. В этом небе нет бога.
  
  В этом небе я - бог!
  
  Нет. Ты просто-напросто глупый карандаш! И я тогда сказала НЕТ!
  
  Она закрыла глаза и написала строчку. Ее будто током ударило, тетрадь захлопнулась и завалилась в щель между сидениями. Сумка упала с колен. Она отпихнула ее ногой, рывком освободилась от ремня безопасности, перебралась через потерявшую сознание соседку и оказалась в проходе - прямо посреди царства хаоса и криков.
  
  Молния, грохот, новый рывок, но она устояла на ногах. Подняла голову. Глаза горят, из губы - то ли прокушенной, то ли разбитой - сочится кровь.
  
  Ну ладно, посмотрим, кто кого!
  
  Она стоит, подняв руки, и в одной из них зажат белый карандаш.
  
  Этим ты ничего не добьешься, ничего не исправишь. А я исполню твое желание! Любое твое желание!
  
  Вспышки молний осветили ее лицо и отступили, напугавшись глаз.
  
  Конечно, исполнишь.
  
  Самолет тряхнуло.
  
  Нет, ты не можешь! Ты не сможешь! Ты не имеешь права!
  
  Треск и рывок. Она упала на колени, больно ударившись о подлокотник. Она вскрикнула и вдруг вспомнила, как впервые захотела это сделать.
  
  ***
  
  Теперь я - твой лучший друг. Ты молодец, что пошла на это. Совсем забыл: не пытайся меня уничтожить. Даже попытка избавиться от меня приведет тебя к гибели. Как того беднягу, который бросил меня в грязь у остановки. А я не желаю быть брошенным карандашом.
  
  Ты лжешь.
  
  Тебе - никогда, милая! Помнишь, шел дождь? Ты подобрала меня, очистила от грязи. Ты мне нравишься. Мне нравится, что ты ненавидишь людей. Мне нравится, что ты ненавидишь меня. И при этом миришься со мной, используешь - ты слабенькая. Я люблю таких. С ними хорошо.
  
  Ты лжешь!
  
  Теперь я - часть тебя. Ты можешь ненавидеть меня. Но уничтожить - нет. Еще никто не смог. Мы поняли друг друга? Вот и славно. Добро пожаловать в мой мир. Милая.
  
  ***
  
  Она поднялась с колен и взялась за карандаш второй рукой.
  
  Ты не сможешь! Я приказываю тебе! Я...
  
  Она переломила карандаш пополам: щелк.
  
  - Это я приказываю тебе, - сказала она, отбросила обломки и стерла кровь с губы.
  
  В салоне зажегся свет и больше не мигал. Гром гремел все дальше, самолет миновал грозовую тучу. Почти не трясло.
  
  Она пробралась к своему креслу, села, прислонилась пылающим лбом к иллюминатору. Прохладное стекло показалось ей обжигающим. Посмотрела на свои ладони: в них впились несколько деревянных щепок, проступили капельки крови.
  
  На лица пассажиров возвращалась краска. Они перестали напоминать жертв монстров из старых черно-белых ужастиков. Они начали переговариваться, страх сменился возбуждением, люди стали обсуждать произошедшее. Кое-кто еще нервно причитал, не все дети успокоились, но паника ушла.
  
  Самолет восстановил высоту, лег на правильный курс. Стюардесса объявила, что чрезвычайное положение снято, что сейчас все в порядке. Она позвала вторую стюардессу и пошла к загоревшейся лампочке вызова над одним из кресел. Пострадавший пилот пришел в сознание. Врач и мужчина в клетчатой рубашке сидели рядом с ним на освобожденных креслах.
  
  Два кусочка белого карандаша подрагивали на полу. Они были испачканы красным и, казалось, сами кровоточили. Разве такое бывает? Но никому не было дела до двух странных деревяшек.
  
  Она смотрела на свои ладони и улыбалась. Все было хорошо.
  
  Хорошо и правильно.
  
  Дети опять загалдели. Еще бы: такие приключения! Кто-то из взрослых начал рассказывать им сказку. Она слушала вполуха о том, как жила-была в бедной семье девочка, и у нее совсем не было игрушек, а платье - только одно. И однажды добрая фея подарила ей волшебную палочку...
  
  Какая чушь. Волшебных палочек не бывает.
  
  Самолет плыл по спокойному небу. Ночь начала вышивать в вышине причудливые узоры из звезд. Далеко внизу вздыхал океан. По салону разливалось умиротворение. Успокоившиеся пассажиры готовились ко сну, несколько детишек уже сопели под монотонную сказочку.
  
  Я посплю...
  
  Потом выяснится, что один человек все-таки погиб во время бедствия - девушка в синем плаще. Вроде как сердце не выдержало, умерла от испуга. Ужасно, просто ужасно! Только почему на ее губах застыла такая спокойная улыбка?
  
  Мужчина в темно-зеленой клетчатой рубашке так и не сможет объяснить - ни окружающим, ни себе - что же все-таки произошло. Это он первым подойдет к странной девушке - ведь он видел, как в самый отчаянный момент катастрофы она что-то делала в проходе... что-то держала в руках. Он задумается над этим. Он первым поймет, что она погибла от чего-то странного. Он найдет две половинки странного карандаша и толстую тетрадь с выдранными листами. И прочтет на первой странице: "Я желаю, чтобы этот чертов самолет спасся".
  
   (июль 2004; август 2006; июнь 2014)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"