Иванова Мария Викторовна: другие произведения.

Дом без окон, без дверей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Имеют ли детские страшилки над нами власть? Что скрывается в заброшенных дачных домах, о которых дети придумывают небылицы?

  
  1
  
  - Может, не надо? - спросила Вика, поправляя аккуратное темное каре. Модный жакет и черные туфли смотрелись диковато на фоне заросшей тропинки и расшатанного забора. Казалось, она совсем не готова ворошить прошлое. И все же Вика отправилась с друзьями на любимую дачу, где не была столько лет.
  
  - Да ладно тебе! Мы же все детство мечтали пролезть к старой колдунье, - ответила ей Элька. Вылинявшие джинсы, красная рубашка в клетку, разбитые кеды - полный боевой комплект.
  
  - Какой еще колдунье? - дернул ее за рукав темноволосый парень.
  
  - Николай, не дрейфьте-с! - ткнула его локтем Элька и поправила очки.
  
  - Да нет никакой колдуньи. Просто в детстве мы дурью маялись: рассказывали друг другу страшилки про то, как в этом доме колдунья живет, людей ест и кровью запивает, - сказала Вика.
  
  Кольке оставалось только улыбаться в сторонке: он был не из их дачной компании. Он уже год встречался с Викой, их познакомил Пашка. Колька бы многое отдал за то, чтобы быть на месте своего друга, чтобы у него тоже были яркие детские воспоминания, связанные с Викой. Неужели этот раздолбай Пашка, который до сих пор не пришел, был так близок замечательной девушке с красивыми серыми глазами? Колька старался не думать об этом.
  
  - Ладно, полезли. Пашка пусть догоняет, как хочет! - скомандовала Элька и первая перемахнула через хлипкий забор.
  
  2
  
  Дом был очень старым и действительно навевал мысли о бабке-людоедке - такой, какая бывает в страшилках про красные пирожки или красное мороженое. В этих историях колдунья ловит людей, перемалывает их в огромной мясорубке и делает всякие вкусности. Причем это всегда подчеркивается: пирожки были очень вкусными, мороженое было очень вкусным.
  
  Старый дом стоял, как нарочно, на самой окраине дачного поселка, почти в лесу. Десять лет назад он был таким же покосившимся, таким же заброшенным, таким же стремным. Понятно, что он манил развеселую троицу - Эльку, Вику и Пашку, которым тогда было лет по восемь. Но они так и не решились залезть внутрь: то ли слишком правдивыми казались байки о колдунье, то ли их не радовала перспектива схлопотать от председателя Федора Борисовича, который неустанно следил за порядком на дачах.
  
  Колька поймал спрыгнувшую с забора Вику и чмокнул ее в губы, та ответила легким поцелуем.
  
  - Вот мы и здесь, - сказала Элька, стоя прямо под балконом, заросшим плющом.
  
  Смеркалось. Близкий лес начал шуметь по-особому - совсем не как днем. Улыбка вдруг сползла с губ Эльки: этот шелест, эти темные тени деревьев на фоне мрачного неба напомнили ей о чем-то неприятном, но давно забытом. Девушка тряхнула головой.
  
  - Эй, любовнички! - повернулась она к подруге и ее парню. - Идем?
  
  Вика, Колька и Элька обошли вокруг старого дома. Весь участок зарос высоченной - по пояс - травой, лопухами и крапивой. Две кривые яблони лепились к одной из стен, уродливый пень раскидал корни у другой. Везде валялся неопределенный хлам - обычное дело на заброшенных дачах. Ребята вернулись под балкон.
  
  - Эля? - нахмурилась Вика. - Но ведь тут нет двери, - девушка взяла за руку Кольку и зябко повела плечами. Элька кивнула.
  
  - Что за глупые шутки? - Колька быстрым шагом пошел вокруг дома.
  
  - Как это так? - спросила Вика.
  
  Элька прищурилась и смяла в руке лист полыни. Знакомый запах щекотал ноздри.
  
  - Может, он таким и был всегда. Мало ли какие причуды были у его хозяев.
  
  Вернулся Колька и не стал ничего говорить - у дома действительно не было двери.
  
  - А как насчет окон? - Вика указала на горизонтально прибитые доски. Именно эту стену видели любопытные дети и все, кто проходил мимо.
  
  Элька и Колька схватились за доску, и она отскочила с глухим треском.
  
  - Но... Но как же так? - Элька покачала головой. И, поправив очки, взялась за еще одну
  доску. - Давай-ка, Коль.
  
  Вика присоединилась к ним, и втроем они отодрали еще две доски. И отступили. Смысла продолжать не было: и так ясно, что тут нет окна. Кто-то удачно пошутил... или расчетливо придумал - для отвода глаз.
  
  - Глупость какая-то! - выдохнул Колька.
  
  - Не знаю... Мне это не нравится, - сказала Вика.
  
  Элька только вскинула руки ладонями вверх - мол, даже не спрашивайте. Она вспомнила детскую загадку: дом без окон, без дверей - полна горница людей. И недетский ответ: презерватив.
  
  Дом без окон, без дверей... Но ведь в нем когда-то жили люди. Что они, через балкон что ли лазали?
  
  - Балкон! - очнулась Элька. - Ну конечно!
  
  Она подошла стене, покрытой плющом, и посмотрела вверх.
  
  - Ты что, он тебя не выдержит! - предупредила Вика.
  
  - Плющ - нет, а вот деревянные опоры - еще как, они не выглядят гнилыми. Тут какие-то резные украшения, почти как ступени, - Элька уже лезла наверх. Через несколько мгновений она ступила на заветный балкон - о, каким желанным он казался им в детстве! В стене белела дверь.
  
  Вика с легкостью догнала подругу, чем удивила Кольку. Она будто переменилась. Куда делась рассудительная студентка с ее выглаженными блузками и строгими юбками? Она теперь больше напоминала прежнюю Вику, Вику, какой ее с детства помнила Элька. Для Кольки же эта сторона ее личности была в новинку, и она ему нравилась. Он быстро залез на балкон.
  
  - Не могу поверить, что мы все-таки это делаем, - улыбнулась Вика.
  
  - А теперь - барабанная дробь! - пошли внутрь, - глаза Эльки так и сверкали за линзами очков.
  
  - Куда Пашка запропастился? - сказала Вика. И вдруг ее сотовый пропиликал о том, что пришло смс. Девушка пробежала глазами по экрану и сдвинула брови.
  
  - От Пашки. Но... сообщение пустое.
  
  Она протянула телефон Эльке, но он снова пиликнул. И снова, и снова.
  
  3
  
  От Пашки сыпались пустые смс - одна за другой. Электронные звуки казались неестественно громкими в наступившей тишине.
  
  - Звони ему, - нарушил молчание Колька. - Он опять забыл залочить свой допотопный телефон, и тот шлет пустые смс из кармана. Потом орать будет, что деньги опять кончились.
  
  Вика набрала номер.
  
  - А вам не кажется, что он как-то светится... изнутри? - спросила вдруг Элька, кивнув в сторону двери. Вокруг была почти ночь, но возле дома было светло.
  
  - Шшш! - Вика прислушалась к гудкам. Ответа не было. Шестой гудок, седьмой... Пашка не поднимает трубку. Десятый гудок. Вика сбросила звонок.
  
  - Попробуй еще раз, - предложила Элька. - Тут связь плохая.
  
  Вика снова нажала кнопку вызова. Ничего. Пашка не отвечает. Вика хотела снова сбросить, но ее остановил Колька.
  
  - Подожди-ка, - он прислонился ухом к двери и прикрыл глаза. - Послушайте!
  
  Вика включила громкую связь, чтобы услышать, если Пашка все же соизволит ответить. Девушки тоже припали к доскам. Сначала они не поняли, о чем Колька. А потом...
  
  - Это же... "Призрак Оперы"? - прошептала Элька.
  
  - Да, это Пашкин рингтон! На прошлой неделе мы фильм смотрели, он все напевал эту мелодию приставучую, и звонок себе такой скачал, - сказал Колька.
  
  - И что же это значит? - спросила Вика. Ей никто не ответил.
  
  Гудки оборвались, раздался странный рев, переходящий в шипение, а может быть, в шепот. На том конце дали отбой, и "Призрак Оперы" по ту сторону белой двери смолк.
  
  - Я ничего не делала, клянусь! - Вика чуть не выронила телефон.
  
  - Ладно, - сказала Элька, нервно поправив очки. - Наверное, Пашка просто залез туда раньше, чтобы попугать нас.
  
  - Идем внутрь, - решила Вика.
  
  Колька поднял большой металлический фонарь, повернулся к двери и взялся за ручку... Его рука прошла вниз.
  
  - Что за...?
  
  Ручки не было, только круглая дыра диаметром сантиметра два.
  
  - Мне кажется, она слишком велика для ключа, - сказал Колька и постучал пальцами рядом с отверстием. Он толкнул дверь плечом, но она, конечно же, не поддалась.
  
  - Может, это что-то вроде кнопки? Отпирающего механизма? - сказала Вика. Ей было тревожно: все в этом проклятом старом доме не так.
  
  Элька хотела сунуть в скважину палец, но Колька опередил ее.
  
  - Ничего там не нажимается, - сообщил он. Глупо, наверное, он выглядит - стоит, согнувшись, у белой двери, тычет пальцем непонятно куда.
  
  - Попробуй повернуть, - сказали девушки хором и заулыбались. В детстве они часто произносили одну фразу в унисон.
  
  И Колька повернул. Внутри что-то сместилось и пошло в сторону, его кисть описала полуокружность, ладонь со сложенными пальцами теперь смотрела вверх. Он нажал. На этот раз раздался громкий щелчок и... Он вскрикнул и отдернул руку, Вика подпрыгнула.
  
  - Что? - забеспокоилась она и осмотрела его пальцы. На самом кончике указательного блестела маленькая треугольная ранка. - Больно?
  
  - Пустяк, - сказал Колька и сунул палец в рот. - Дверь открыта.
  
  - А вот это дело! - сказала Элька, но в ее голосе больше не было уверенности. Она толкнула дверь, и та с тихим скрипом пропустила троих друзей внутрь старого дома.
  
  4
  
  Колька включил фонарь и тут же выключил - какой в нем смысл, если вокруг светло, как днем.
  
  Во всем остальном комната была абсолютно обычной. Диван с мягкими подушками, стол с белой скатертью, два стула, книжный шкаф с рядами разноцветных корешков. Старый сундук, и какой огромный! Большое зеркало в резной раме, старомодные часы с гирями, видавший виды телевизор. На стенах - репродукции известных полотен, а еще детские рисунки.
  
  Элька прошла в центр комнаты и огляделась. Ее удивили идеальный порядок и полное отсутствие пыли, нет даже паутины. Никакого хлама, никаких поломанных бесполезных вещей, которые так любят накапливаться в старых домах. Как будто хозяева отлучились на минутку и сейчас вернутся. Она направилась к книжной полке.
  
  Колька сначала удостоверился, что дверь не захлопнется за ним, как только он отойдет от нее на пару шагов. Так всегда и бывает в фильмах ужасов! Спасибо, сюрпризов не надо! Поэтому он прикрыл ее и зафиксировал фонарем.
  
  - Подстраховка никогда не повредит, - с улыбкой сказал он Вике.
  
  А Вика тем временем разглядывала детские рисунки. Их прикрепляли к стенам четырьмя железными кнопками - с любовью и гордостью.
  
  - Здесь хорошая библиотека, - заметила Элька и показала томик Шекспира в старинном переплете с золотом. - Полное собрание сочинений. А еще немецкие классики, Байрон и лейкисты, русский XIX век... А вот античная литература. Круто! - она поставила книгу на место.
  
  - Как странно! Это же твой рисунок, Эль! - сказала Вика.
  
  - Что? - Элька подошла к подруге, Колька встал рядом.
  
  Бумага пожелтела и, казалось, сделалась хрупкой, цвета поблекли, по краям мутные разводы. На рисунке был страшный диван - он напоминал раскрытую пасть, и торчащие пружины были хищными зубами. На бежевой обшивке расплылось несколько красных пятен, в кровавой луже перед диваном лежал башмачок.
  
  - Черт! - вздрогнула Элька. Теперь она вспомнила. - Это и вправду мой рисунок! Меня сильно впечатлила рассказанная Пашкой страшилка. Там было про колдунью, у которой был диван-людоед. Я нарисовала его, а потом закопала рисунок. Я верила, что так избавлюсь от страха, - усмехнулась она.
  
  Кольку вдруг прошиб пот. Диванчик на рисунке выглядел скорее смешным, чем страшным, но было в нем что-то зловещее. Он покосился на диван у дальней стены, но тот выглядел вполне безобидно.
  
  - А ведь рисунок и вправду выглядит, будто его закапывали. И края подмочены, - Вика показала пальцем на темные разводы. - Мне очень не нравится все это. Надо быстрее найти Пашку и сматываться.
  
  Элька и Колька кивнули. Но комната была как на ладони, и никакого намека на Пашку.
  
  - Здесь тоже пусто, - сказал Колька, заглядывая в огромный сундук.
  
  - Где же он? Или его телефон, по крайней мере? - прошептала Вика. Она достала мобильный и снова позвонила Пашке.
  
  5
  
  Несколько мгновений было тихо, но вот из трубки донеслись редкие гудки, и тут же заиграл "Призрак Оперы" - где-то у них под ногами.
  
  - Это внизу! - ахнула Элька. Она вышла в центр комнаты и увидела люк. - Ну конечно! Люк! Мы же на втором этаже!
  
  - Две секунды, - Колька уже достал из кармана швейцарский нож и подцеплял крышку. Девушки опустились на пол рядом с ним.
  
  Колька откинул крышку в сторону и наклонился к квадратному лазу. Там, внизу, тоже было светло.
  
  - Мы до сих пор не знаем, откуда идет этот свет. Люстры нет, светильников, лампочек тоже нет, - сказала Элька и протерла краешком рубашки очки.
  
  - Главное - светло, а как и почему, это уже дело десятое, - сказал Колька и спрятал нож обратно в карман джинсов. - Тут невысоко, я спущусь первым.
  
  И он спрыгнул в люк.
  
  - Как думаешь, это опасно? - спросила Вика.
  
  - Нет, - сказала Элька. Ей очень хотелось в это верить.
  
  - Ого! Скорее спускайтесь сюда! - крикнул Колька.
  
  Элька повисла на руках и спрыгнула. Вика колебалась:
  
  - А вы уверены, что мы сможем вернуться?
  
  - Еще как сможем, - сказала Элька, голос звучал удивленно. - Давай к нам!
  
  И Вика спрыгнула.
  
  - О боже! - вырвалось у нее. - Но ведь это та же самая комната!
  
  6
  
  Они снова оказались в просторной светлой комнате. Диван, книжный шкаф, стол с двумя стульями, сундук, старенький телевизор, все на своих местах. И люк посередине комнаты - как раз под люком в потолке.
  
  - И как это понимать? - спросила Элька.
  
  Вика обошла всю комнату, поглядывая то на рисунки, то на мебель. Остановилась у большого зеркала в резной раме и посмотрела себе в глаза.
  
  - Просто у хозяев были причуды. Мы это уже выяснили, когда не обнаружили окон и нормальной входной двери, - сказала она.
  
  - Да нет, это та же самая комната! - крикнул Колька. Он стоял у белой двери. - Не такая же, а та же! Смотрите, - он указал на свой фонарь, которым подпер дверь там, наверху, чтобы она не захлопнулась, как в фильмах ужасов. Из щели тянуло ночной свежестью.
  
  - Даже не знаю, - поежилась Вика.
  
  - Теоретически, мы можем предположить... - начала Элька и замолчала. Она подошла к своему старому рисунку. Страшный диван скалился с листа. Глупая байка, подумала Элька, глупая и страшная. Она боялась. И ругала себя за это.
  
  Колька приоткрыл белую дверь и поглядел на темные завитки плюща. Он был готов к тому, что дверь не откроется или окажется иллюзией, или еще что-то... но не к тому, что он снова сможет выйти на балкон и без проблем войти внутрь. Колька вернул фонарь на прежнее место и подошел к Вике.
  
  Та разглядывала белую скатерть на столе. "Мне показалось, - думала Вика. - Нет тут никакого темного пятна".
  
  - Давай-ка еще разок! - кивнул Колька Вике, и она набрала Пашкин номер. Гудки из трубки, "Призрак Оперы" снизу.
  
  - Хорошо. Пусть это первый этаж дома эксцентричных хозяев, - отрезал Колька и подошел к люку в полу. - Тогда там - подвал, и в нем - Пашка. Так? - он откинул крышку и не раздумывая спрыгнул вниз.
  
  - Коль! - крикнула Вика. Ей было жуть как не по себе, она разрывалась между жаждой убежать отсюда и желанием найти Пашку и убежать отсюда вместе с ним. Она последовала за Колькой.
  
  Элька еще раз оглядела комнату, посмотрела наверх - ничего, кроме открытого люка, - и спустилась к друзьям.
  
  - Я так и знала, - процедила она сквозь зубы.
  
  7
  
  Комната была та же, Колькин фонарь остался на месте, улица с прохладной ночью тоже никуда не делась.
  
  Ребята примолкли. Элька просто бродила кругами, Колька начал простукивать стены, Вика примостилась у стола. Она снова разглядывала скатерть.
  
  - Тут как-то... туманно что ли? - сказала наконец Элька.
  
  - Протри очки, - буркнул Колька.
  
  - Уже. Идите сюда!
  
  Все встали у одного из стульев.
  
  - Вот, - Элька указала пальцем. - Какое-то большое темное пятно, будто кто-то сидит на стуле.
  
  - Ты права, - ответил Колька.
  
  - На столе тоже тень, - сказала Вика. - В первой комнате ее не было.
  
  - И здесь! - Колька указал на два неясных пятна на полу.
  
  Ребята оглядели комнату и обнаружили еще дюжину странных теней: на книжном шкафу, на старых резных часах, возле сундука, на столе, даже под потолком.
  
  - Это ведь не предметы отбрасывают тени, свет рассеянный, - сказала Элька. - Может, что-то прояснится, если мы снова спустимся вниз?
  
  Колька открыл следующий люк.
  
  8
  
  Тени стали четкими, когда они оставили позади еще три люка и оказались в шестой комнате-близнеце. Вика снова позвонила, а Колька и Элька подошли к столу. На белой скатерти лежал Пашкин телефон. Корпус, кнопки и экран с мигающей надписью "Incoming call: Vika" просвечивают, а "Призрак Оперы" все еще доносится снизу. Колька попытался взять телефон, но его рука прошла сквозь него.
  
  - Эль! - взвизгнула Вика, и Элька вздрогнула.
  
  - Пашка! - крикнул Колька.
  
  Девушка указывала дрожащим пальцем на стул. Элька посмотрела и застыла. На стуле сидел темный силуэт. Казалось, кто-то уснул за чтением: голова склонилась на грудь, руки сцеплены. Черты лица расплывчатые, но сомнений быть не могло - Пашка.
  
  - Он не слышит, - сказала Вика, вытирая глаза. Ее очень пугало то, что на темной Пашкиной тени было несколько красных полос.
  
  - Нам нужно еще ниже! - кивнула Элька. - Ви, продолжай звонить. Давайте спускаться до тех пор, пока не зазвонит телефон на столе!
  
  9
  
  Телефон на столе зазвонил еще двумя уровнями ниже, но друзья не обратили на него внимание. Они бросились к стулу, на котором сидел Пашка.
  
  Деревянные перемычки спинки - по четыре с каждой стороны - впивались в его бока. Они глубоко пропороли плоть и добрались до легких. Парень тяжело дышал, со всхлипами и свистом, иногда он стонал и вздрагивал, и тогда из рваных ран вытекали струйки крови. Штаны цвета хаки стали бордовыми, пол вокруг был залит кровью. Удивительно, что он был еще жив.
  
  - Пашка... - выдохнул Колька. Его мутило.
  
  Вика заплакала навзрыд, и побелевшая Элька взяла ее за плечи.
  
  - Пашка! - крикнула девушка. - Пашка!
  
  И тут он вздрогнул, застонал и приподнял голову. Кожа почти прозрачная, светлые волосы слиплись от пота, из носа тоже течет кровь.
  
  - Это мы, Вика и Эля. Мы поможем тебе, Пашка, слышишь? - зашептала Элька. - Не теряй сознание, скажи что-нибудь.
  
  Она больно ущипнула себя за руку, чтобы не упасть в обморок, и опустилась на колени. Пашка разлепил губы и сказал:
  
  - Эля.
  
  - Мы поможем тебе, ладно? - Элька заплакала.
  
  - Я вас... решил... напугать.
  
  Колька тоже встал на колени, чтобы осмотреть деревянные шипы, которые держали Пашку. Как чертово насекомое в чертовой коллекции! Вика ходила от одной стены к другой и, прижав руки к лицу, плакала. Элька положила руку на сцепленные пальцы Пашки, и тот вскрикнул - из запястий тоже торчали деревянные "зубы".
  
  - Скважина... - хрипел он.
  
  Элька пододвинулась к Кольке. Тот покачал головой - ничего с этими деревяшками не сделаешь. Элька упрямо замотала головой и дернула одну из них в сторону. Пашка изогнулся и закричал, из ран брызнула кровь и залила Эльке очки. Кольку вывернуло наизнанку - он еле успел отвернуться.
  
  Элька мелко задрожала, поднялась. Машинально сняла очки, начала вытирать их о рубашку. На красном кровь не видна. Она терла их и смотрела широко раскрытыми глазами на стонущего Пашку.
  
  - Кто уколется... о треугольное лезвие... - сказал он, задыхаясь.
  
  10
  
  Вика отняла руки от лица, открыла глаза, огляделась. И закричала.
  
  Полна горница людей...
  
  То, что она мельком приняла за пучки лечебных трав, когда кинулась к Пашке, оказалось совсем не травами. Это были волосы, человеческие. Целые пряди, вырванные с мясом и любовно перевязанные ленточками, висели под потолком.
  
  На столе, на шкафу, на тумбочке с телевизором, даже на пустом стуле выстроились десятки баночек - больших и поменьше, и совсем крохотных. У стен, группками на полу - везде, везде! Баночки с вырванными глазами, с отрезанными носами и языками, с фалангами пальцев, с кусками кожи - на одном из них красовалась татуировка. Домашние заготовки бабки-людоедки! Чертовы баночки!
  
  Старый обитый железом сундук багровел подтеками крови. Из-под крышки торчал свежий скальп со сгустками крови. Рядом стояли две банки: в большой белели выломанные зубы, в маленькой сухо блестели вырванные ногти.
  
  Метрах в двух от люка наверху висела кованая люстра. Со свечками. Свечки толстые и кривоватые, какие-то странные. Таких не купишь в магазине или хозяйственной лавке. Запах от них сводит с ума.
  
  - Эти свечи... из... человеческого жира... - сказала Вика, глядя на люстру. Растрепанная, бледная, с остановившимся лицом, она напоминала зайца, завороженного фарами мчащегося на него автомобиля. Ее шатнуло, и она оперлась рукой о стену - как раз о старый Элькин рисунок. Вика вскрикнула и сползла на пол.
  
  Элька озиралась, почему-то закрыв уши руками, хотя вокруг было тихо, даже Пашка не стонал. Она смотрела то на один, то на другой чудовищный экспонат. Вика беззвучно рыдала у ее ног, рукой она задела банку с ушами, и та выкатилась на середину комнаты.
  
  Колька решил пробираться к двери. Плевать на все. Он отказывался что-либо видеть, кроме фонаря. Фонарь подпирал спасительную дверь и манил Кольку. Он стер пот с щек и губ, даже не подозревая, что это текут слезы.
  
  Вдруг Пашка обезумел. Он дернулся всем телом, зарычал, замотал головой и заорал:
  
  - Стул! Он забирает всех, кто отмечен треугольником! Стул! Красный треугольник!
  
  - У него бред, у него бред, - запричитала Вика. Ее глаза, казалось, остекленели.
  
  - Пашка, ты что?! - подбежала к нему Элька.
  
  - Скважина! - орал Пашка. - Стул забирает всех!
  
  У него изо рта хлынула кровь, он снова дернулся, раздирая бока, захрипел, выплевывая красные брызги, съежился и затих. Больше не двигался. Только кровь стекает вниз.
  
  - Ты что, Пашка? - упавшим голосом прошептала Элька.
  
  - У него бред! У него бред! - не унималась Вика. Она поднялась на ноги, но была вынуждена держаться за шкаф, чтобы не упасть.
  
  - Пашка? - позвал Колька. Когда его лучший друг кричал в предсмертной судороге, он не мог отвести от него глаз. А теперь его как молнией ударило, он посмотрел на свои руки и показал девушкам подушечку указательного пальца. Элька увидела на ней красный треугольник.
  
  11
  
  Ее тут же сбило с ног - что-то неведомое, сильное, зверское метнулось по полу.
  
  Колька закричал. Тонко, оглушающе. Два деревянных щупальца воткнулись ему в запястья. На лицо брызнуло теплым, и он, слыша свой собственный крик, почувствовал, как его тащат - тащат за раны, зияющие в руках. Одним махом его втащили на стул, и восемь острых перемычек вонзились между ребер. Он рвался, колотил ногами, кричал, потом стал хрипеть. Бесполезно: деревянные путы сжимали его все сильнее. Стул-скелет замер. Колька отключился, голова его безвольно запрокинулась. На полу начали собираться красные лужицы.
  
  Эльке показалось, что все произошло за секунду, и сразу раздался новый крик. А потом хруст, сдавленный визг утонул в глухом урчании. И тишина. Элька почему-то сразу поняла, что произошло. Сложно знать наверняка, как диваны съедают людей, но ей все так и представлялось.
  
  Когда щупальца взволокли Кольку на стул, с него грохнулись две банки с неопределенными останками человеческого тела, плавающими в слизи и крови. Вдребезги! Содержимое выплеснулось на пол, на угол шкафа и на черные туфли Вики. Девушка отшатнулась, попятилась и наткнулась на банку с ушами, которую сама же и свалила раньше. Потеряв равновесие, она с размаху села на диван...
  
  - Вот так диван и съел мою лучшую подругу, - сказала Элька. - Как в старые добрые времена, - и хихикнула.
  
  Все мысли ушли, в голове будто образовалась брешь. Она посмотрела на диван. Из-под подушки торчит окровавленный рукав Викиного жакета, в выбившихся пружинах застряли пряди темных волос. Элька подошла к дивану, посмотрела на туфлю в луже крови, погладила рукой бежевую обшивку. И села.
  
  - Мягкий, - сказала она и покачалась. На подушках проступили новые кровавые пятна.
  
  - Не хочешь больше? Ну, как хочешь, - Элька встала, поправила очки. Подошла к зеркалу, наклонила голову вправо, влево. Улыбнулась.
  
  - Право руля! Есть, капитан! Полный вперед! - прокричала она и подошла к двери. Отбросила ногой Колькин фонарь. Оглянулась, чтобы посмотреть на два стула-скелета, на страшный диван и на свой детской рисунок, который теперь казался мрачной карикатурой на реальность.
  
  - Очень даже похоже, - сказала Элька. И шагнула за белую дверь.
  
  12
  
  Светила луна, было тихо и свежо. Ночь была просто супер! Элька гуляла по темным дачам до утра. Так весело!
  
  Когда рассвело, люди начали выходить на свои дачные участки, а Элька подбегала к их калиткам и тараторила:
  
  - Дом без окон, без дверей, полна горница людей! Отгадайте!
  
  И смеялась.
  
  Прохожие сторонились ее. А потом кто-то позвонил в скорую.
  
  13
  
  К старому дому подошли трое ребятишек с корзинками. Лето, дача, грибы! О чем еще можно мечтать?
  
  - Дом с привидениями, - сказал один из них.
  
  - С дубу рухнул! - засмеялись его друзья. - Это же дом старой колдуньи-людоедки! Это все знают!
  
  - А-а... - протянул мальчик и подошел к расшатанному забору. - Интересно, а что там внутри? Вот бы взглянуть... хоть одним глазком!
  
   (август 2006; май 2014)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"