Матильда: другие произведения.

Марго

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ на конкурс "ВК-7". Первая попытка женской прозы. Один эпизод "заклятой" дружбы

  Щелчок замка. На пороге она. И будто ничуть не изменилась. Стоит в желтом плащике, высоких сапогах, держит спину, а в глазах - тоска. Что ж, рано или поздно это бы случилось.
     - Заходи.
    Идёшь на кухню, невольно прислушиваясь к шуму в прихожей: что она так долго возится? Металл чайника, приятная прохлада чашек, ты помнишь, что сахару нужно две ложечки. За окном тьма, поэтому в мутном тумане зазеркалья видна ты - растрепанная, в растянутой футболке, в любимых носках со смешными котиками. Да, не такая красотка, как Марго. Смешно: ты так восхищалась её именем...
     - Я закурю. - Это утверждение.
    Пепельницы нет, поэтому на столешницу опускается блюдечко. Странно, но на узких пальцах нет кольца.
     - Кофе только растворимый. - Неправда, на полке стоит молотый кофе, но тебе приятна эта маленькая месть, тебе кажется, что чашка дряни, хранящейся для нежеланных гостей, спустит Марго на землю, сделает её обыкновенной.
     - Ничего. Неважно.
    Наконец с церемониями покончено и ты садишься напротив старой подруги. Она такая же яркая, как и была, только у глаз появились крошечные морщинки.
     - Ну и зачем ты пришла?
     - Извиниться. - Хриплый смешок.
     - Зачем?
     Она смотрит в сторону, пьёт кофе, затягивается. Тянет время.
     - Ты знаешь.
     - Понятия не имею, о чем ты, - нараспев произносишь ты. Марго бросает быстрый взгляд - издеваешься? Да, издеваешься.
     - Ладно... Ладно, я все понимаю... Ты обижена, но... Чёрт! С тобой все так же нелегко.
     Тонкая сигарета раздавлена о блюдце. Она закуривает следующую, а ты прихлебываешь горячую жижу и раздваиваешься. Одна половина холодна и отстранена, ей неважны такие мелочи, как предательство лучшей подруги, вторая же злится, требует ударить её, избить, сделать больно. Марго наконец-то смотрит тебе прямо в глаза. От кратеров чёрных зрачков разбегаются трещины, переходя в глубокий синий цвет, ресницы неаккуратно накрашены, на них комочками лежит тушь.
     - Кать, - шепчет она, - я не хотела, чтоб всё так вышло. Правда, не хотела...
     - А чего ты хотела?! - Кружка летит на пол, но не разбивается, а катится в угол, оставляя коричневый след. Хорошо, что на кухне линолеум. Ты оказалась на ногах, сама этого не заметив, и теперь стоишь, сжимаешь яростно кулаки. Как она посмела придти? Как? Спокойствия будто и не бывало.
     - Не этого. Пожалуйста, не злись.
     - Да иди ты... - Ярость уходит, будто вода в песок.
    Тряпка елозит по полу, впитывая влагу; давно надо было купить швабру с отжимом, сейчас не стояла бы на коленках перед ней, той самой, вытирая лужу.
     - Дай помогу. - Она опускается на корточки, юбка задирается, показав стройные ноги, а у тебя по вечерам отекают щиколотки и от этого становится так обидно, что слёзы начинают едва ли не водопадом капать на тряпку. Ты вскакиваешь и убегаешь в ванную. Плещешь холодной водой в лицо, а щеки горят. Не три глаза, не три глаза - мантрой в ушах. Рассматриваешь себя в зеркало так, будто никогда не видела это лицо. Усталая, но симпатичная женщина. Нет, девушка! Девушка... Ты же ещё ого-го!.. Дура.
     Марго сидит и курит. Выжатая тряпка свисает с мойки.
     - Говори. Давай. Чего ты ждешь? Извиняйся! - голос срывается на писк.
     - Сядь.
     - Не хочу.
     - Ты ребёнок. Большой упрямый ребёнок. - Какая это сигарета? Третья? Марго жадно затягивается, огонёк едва не гаснет. - Извини меня. Это моя вина.
     - Конечно. И что дальше? - Раньше она никогда ни перед кем не извинялась: стойко терпела укоры и ругань, сцепив зубы, но молчала. Ты поражена, но гордость требует свой кусок.
     - Я... Ты же... Чёрт, - она смеётся, запрокинув голову, - ты не изменилась!
     Ты невольно улыбаешься, зачарованная ею, забыв на миг все плохое, что встало между вами. Вы дружили с первого класса, с самого первого дня: Марго жалась к бабушке, испугавшись толпы, когда ты подошла к ней, чтобы похвастаться замечательной, невообразимо зелёной лягушкой. Она была единственной девчонкой, которая не завизжала.
     - Я скучала, - вырывается откуда-то из груди, из уголка, в котором хранятся воспоминания.
     - Я тоже. Ты простишь меня? - Марго морщит нос.
     - Не знаю.
     - Я думала, ты не пустишь меня в дом. Тогда ты так и сделала.
     - Не надо. Я не хочу копаться в грязном бельё.
     - Надо, Кать. Сколько мы молчали? Пять, шесть?..
     - Шесть лет.
     Марго поднимает изящную сумочку, бесконечно долго шарит в её невеликих глубинах.
     - Вот, - она кладет на стол фотографию. - Это моя Катюша.
     Ты почему-то ждешь, что она - эта незнакомая девчушка на фото - будет похожа на него. Нет. Копия Марго.
     - Красивая. В маму.
     - Спасибо. - От улыбки она просто расцветает. Неудивительно, что он предпочел её - царапает сердце подлая мысль. Ты мрачнеешь и отворачиваешься к окну.
     - Кать. Я не хотела. Просто... Так получилось.
     Не думать. Не вспоминать, как ты спешила домой, чтоб устроить сюрприз ему: в сумке свежая вырезка, бутылка коньяка, в голове ветер; как ты не удивилась, увидев в прихожей пару знакомых туфель, ведь Марго - это почти сестра; как выкладывала продукты на кухне и потом, окликая их, шла по такому короткому коридору; как он лепетал что-то бессмысленное, бессвязное, не попадая в штанину, а ты не могла отвести взгляд от нее, стыдливо отвернувшейся к стене. Не вспоминать!
     -...прости.
     - Что?
     - Тогда... Это было впервые. Не думай, что я за твоей спиной гадила в твоём же доме, - от этих слов губы Марго кривятся. - Я, конечно, подло поступила, но это... Нет, я даже не знала, что все вот так обернётся.
     - Как? Предательством?
     - Да. - Снова сигарета гибнет в блюдце. - Помнишь, как ты познакомила меня с ним? На дне рождения?
     - Помню.
     Двадцать четвёртый год рождения. Из близких только он и она. Самые родные, самые... Свои.
     - Я влюбилась с первого взгляда. За мной бегали, а я, гордячка, никого не замечала. Кроме него. Завидовала тебе - сил нет! Но ты, Кать, всегда была лучше меня.
     Ты недоверчиво усмехаешься.
     - Да, лучше, - хрипло говорит Марго. - Просто недооценивала себя.
     - Пить будешь?
     - Буду.
     В холодильнике стоит бутылка вина. Дешевое, оно ждёт, когда у хозяйки проснется тяга к кулинарным экспериментам, но сегодня ему повезло. Пара бокалов, безмолвный салют. Тлеет забытая сигарета.
     - А он? - ты давишься вопросом. Или дымом? - Он влюбился сразу?
     - Дурочка ты, Кать, - совсем необидно смеётся Марго. - Влюбился...
     - А что?
     - Да себя он только любил. А мы... Давай ещё по одной?
     Вино кажется все лучше и лучше. Ты открываешь форточку.
     - Марго, а твоя дочка...
     - Его, да. Ей уже четыре, почти пять.
     - Вы поженились?
     Марго смотрит на тебя сквозь бокал. Кажется, она немного пьяна. Ты ждешь ответа, хотя это совсем неважно.
     - Я же долго ходила к тебе, звонила, но ты молчала, пряталась от меня. Мне так стыдно было! - Она выливает остатки в свой бокал. - Но и ликовала... Как же - он ведь рядом, такой любящий, родной... Со временем я стала все меньше вспоминать тебя, прятала чувство вины подальше. Наслаждалась ворованным счастьем. А потом залетела... Обрадовалась. Сразу распланировала нашу свадьбу, жизнь семейную, как мы втроем заживем - свой маленький мир. А он собрал вещи, когда меня не было дома, оставил записку и ушёл.
     - Вот козёл.
     - Спорить не буду.
     Злорадство борется с жалостью. Так ей! Пусть ей будет больно! Больно от предательства близкого, от ножа, всаженного в доверчиво открытую спину. На пару минут ты позволяешь худшему в себе порадоваться чужому горю. Но потом будто выныриваешь из полыньи...
     - Тогда ты меня поняла. Да, Марго?
     - Да. Ещё как поняла.
     Сказать вроде больше нечего. Вы сидите и молчите. Блюдце скрыто под горой окурков. Окна напротив гаснут одно за другим.
     - А выпить больше нет?
     - Нет. Хотя...
     Ты роешься в шкафчиках. Где-то здесь сто лет хранится бутылка водки. На компрессы.
     - Вот!
     - Наливай.
     Чокаетесь.
     - Кать, извини меня. Я... Я больше так не буду.
     - А больше... Больше и не надо, - выдавливаешь ты сквозь смех.
     Вы хохочете, две подруги, две пьяные женщины, вспоминаете все-все-все, перебиваете друг друга, пьете водку и говорите, говорите, говорите...
     - Марго, - ты еле бормочешь, - а чего ты пришла?
     - Извиниться.
     - Не ври. Я тебя не знаю, что ли? Тебе чего-то надо.
     - Ну... Надо.
     - Говори, я добрая сейчас. Пьяная.
     - Да меня на операцию кладут через пару дней... Ничего серьёзного... Посидишь с тёзкой неделю-две?
     - А и посижу!
     - Спасибо.
     Прощаетесь вы на рассвете. Марго ждёт такси, сидя на тумбе для обуви, ты стоишь рядом, вертишь в руках её сумочку. Изящная, лаковая.
     - Кать, я оставлю тебе деньги, медкарту, всё такое... Вдруг Катюша приболеет. Хорошо?
     - Да. Конечно. Красивая сумка... Дорогая?
     - Безумно! Подарок от моего... О, такси! Я завтра приеду, жди!
     Цокот каблучков. Ты запираешь дверь и идёшь спать.
     Звонок вырывает тебя из тяжёлого сна. Половина девятого! На пороге Марго, бодрая и свежая, и стеснительная хрупкая девочка. Тебе в руки суют объемный баул, пухлую папку с бумагами, в угол летит чемодан, а подруга щебечет:
     - Вот тут я написала её любимые блюда - не бойся, она не капризная, это её вещи на первое время. Так... Мыло-шампунь, игрушки, пара книжек, обувь вон в том пакете. Что ещё? Ах, да! Документы... Тут свидетельство, справки всякие... Деньги, мой мобильный... Держи. Все, солнышко, поцелуй маму. Спасибо, Кать, увидимся!
     Вы остаетесь вдвоём. Катюша оказалась тихим ребёнком, задумчивым и серьёзным. Вдвоём вам не скучно.
    Но проходит неделя, вторая, а от Марго никаких вестей. Как-то так вышло, что при прощании тебе и в голову не пришло спросить, в какой больнице она будет оперироваться. Её номер не отвечает. Ты нервничаешь. На исходе четвёртой недели - Катюша уже выучила пять букв - раздается телефонный звонок. Марго.
     - Марго! Ты где? Почему ты не отвечала?
     - Кать... - Приглушенный смех на заднем фоне. - Я не вернусь.
     - Как... А как же...
     - Так надо. - Ты слышишь, как мужской голос окликает Марго.    - Ты бросила собственного ребёнка! - Не бросила - оставила лучшей подруге. Ну ты же все равно одна, без мужа, без детей, а мне надо устроить свою жизнь, пока я ещё молода. Катюше с тобой будет лучше. Деньги я вышлю. Целую, пока!
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"