Да Силва Шайнар Дмитриевич: другие произведения.

Laissez faire.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Laissez faire.

   Предисловие.
- Расскажи мне что-нибудь.
- Что?
- Не знаю. Что-нибудь. Сказку.
- Сказку? Хм. Давным-давно это было...
- Нет, не так.
- А как же?
- Пусть это будет правдивая сказка.
- Правдивая? Для кого - правдивая?
- Ты думаешь, в этом есть разница?
- Есть. И очень весомая.То, что правда для меня, для тебя будет ложью. Я могу рассказать тебе,...
- Расскажи!
- ...но только если ты поверишь каждому моему слову.
- Поверю.
- Да? Ну что ж, слушай.
Я расскажу тебе о лжи во благо, о правде, что не пренесет облегчения через боль, о судьбах, связанных силой ли, случаем ли. Банально, скажешь ты? Как бы не так.
Это было в те времена, когда эльфийская вязь была названием манеры письма, искристые рыли копытами землю, когда магов практически не было, а те что были - назывались наемниками. Когда слова "я - наемник" имели силу и вызывали уважение. Ты веришь мне пока что?
- Верю.
- А начнется моя сказка действительно банально...
Давно это было. О тех годах уж и летописей не сохранилось и мало о них строчек в учебниках, но хранятся рассказы о них в памяти. Сказать, где правда, где ложь, сейчас уж нельзя, но расскажу я так, как сам знаю, а ответы найди себе свои. Много всего было до этого да начнем мы с таверны...
  
  
  
- И покинули они дом врага своего,
И пошли они рука об руку...
- Да на перекрестке и расстались, чтоб больше никогда друг друга не видеть, так надоели.
Сказитель издал гуслями какой-то странный звук и вперил в меня мрачный взгляд. Вся корчма его поддержала. Я откинулся к стене, скрывая в тени улыбку. Нормальная реакция на правду. Менестрели перевирают половину историй, а вторую просто придумывают. Все герои страшны хуже некуда, а спасенные принцесс настолько привередливы, что их с трудом терпят даже любящие родители. Нелюбящие запирают в башнях.
- Ваш заказ, - разнощица споро растовляла миски, кидая на меня мрачные взгляды, но на прямой контакт не идя.
- Постой, - я схватил её за руку, - расскажи мне страшную тайну. Где моя комната? На втором этаже номера пятнадцать нет. Или корчмарь решил от меня отделаться?
Девушка быстро пошла к стойке. Её рассказ произвел нужный эффект - хозяин снялся со своего места и направился ко мне. Подобострастно склонившись, пробормотал:
- Господин, если вам угодно, вот ключ от тринадцатой комнаты, но...
- Да? - первая часть мне нравилась.
- Её уже занял один молодой господин. Комната двойная, просто у вас будет сосед.
- Посмотрим. Давайте ключ! - я направился, было к лестнице, но меня нагнал староста. Вид у него был запыхавшийся и очень расстроенный:
- Господин! Я хотел сообщить вам одну весть, пока вы не ушли из корчмы. Видите ли, тут проезжал маг и мы наняли его, ведь вас ещё не было, - староста окончательно смутился. Оскорбить наёмника, специально ради их деревни изменившего свой маршрут - на такое был способен только он. Ну, он так считал. Я был уверен в противоположном.
- Маг? Странствующий магистр? - небрежно спросил я.
- Нет, вроде нет. Он молодой. Примерно как вы, - мой собеседник сбился, покраснел и попытался уйти.
- Постойте! Могу я хоть взглянуть, как он работает? Надеюсь, он не будет против?
- Не знаю, - староста потупился, - мы этого не обсуждали. Но если вы хотите, он пошел в поле, что от конца улицы начинается. Там за полем лес, ну а на середине пути к лесу чудище и является.
Кивнув старосте, я пошел смотреть на конкурента. Идти было не очень далеко - с пол-улицы да обогнуть пару холмиков с рощицей. Старательно делая вид, что просто гуляю в том направлении, я ещё раз осмотрел деревню. Она была не богатой, а скорее зажиточной. Резные ставни и свежая солома, кое-где выглядывавшая из-под снега, наводили на мысль об их недавнем появлении. Люди не особо любопытные, привыкшие к чужакам. Во дворе одного из домов двое парней заключили пари. Будь у меня время, я подошёл и поддержал бы его, распихав спорщиков по сугробам, чтоб неповадно было ждать чьей-то смерти. Знаю я эти споры. Запомните - настоящий наемник или маг никогда не возьмет денег до исполнения работы. В большинстве своем, правда, маги на дорогах представлены разными сомнительными личностями, мало, что знающими о чудовищах в частности и магии в целом. Чаще всего они берут деньги и отправляются на "бой с чудищем". Бои всегда проходят не там где обычно, а чудище выходит победителем. Проще говоря, ушлые личности сбегают с деньгами. В другом случае, когда сбежать не удается, "маг" тянет дело до тех пор, пока не появится наемник, на которого можно свалить почетное дело. Естественно, что нам, наемникам, это не нравится. Мы берем "мага" за шкирку и идем к чудовищу. После этого к нанимателю возвращается наемник с какой-либо частью усекновенного чудища, а "мага" больше никто не видит. Отсюда и идет молва, что мы конкурентов вместе с чудовищами на тот свет отправляем.
Как только деревня скрылась из виду, я сменил прогулочный шаг на очень быструю трусцу. Не хватало ещё, чтобы этого мага превратили в камень. Шаливший в этой местности василиск будет очень удивлен увидев такого несерьезного противника. Маги, как известно жителям больших городов, делятся на четыре типа: теоретики, травники, магистры (скорее наемники с серьезным магическим образованием) и самый страшный тип - учащиеся. Этот тип самый самонадеянный, плохо образованный и без профессионального чутья. Скорее всего, такой студент и был нанят.
А вот и сам студент. Мешающие вещи, плащ и сумка, оставлены у тропинки. Их хозяин старательно вычерчивает пентаграмму. Снег вокруг весь истоптан, а еловых веток или других орудий для заметания следов рядом не наблюдалось. Неужели он собирается выравнивать пространство вокруг пентаграммы, имеющей хрупкую внутреннюю систему равновесия. Повелением ветра? Я неплохо разбирался в магии и понимал, что риск в этом случае очень велик. Направившись к нему, я остановился метрах в пяти. Моему изумлению не было предела - парень встал в центр пентаграммы и явно собирался так колдовать. Передо мной был студент, да к тому же ещё травник.
- Эй, парень! Чему тебя учили? - грубо тряхнул я мага за плечо. Он уже впал в транс, который почти всегда заканчивался смертью. Потому, что впавший в транс человек не успевал отреагировать на приближение и нападение смертоносного существа.
- Кто вы? Почему вы мешаете мне колдовать? - как можно более грозно спросил маг. На меня столь дешевые фокусы не действовали, поэтому я решительно потащил его к деревне. - Что вы делаете? В схеме мы били в безопасности!
- Да, до того момента как василиск попробует сделать нас статуями. В лучшем случае мы окажемся в столбе магии, в худшем - сразу умрем, - я был сильнее и сопротивляться он мог только словесно.
- Столб маги? - похоже, парень учился в глухом лесу, у травника-самоучки.
- Невидимая стена, через которую не пройти, исчезающая через некоторое время. Учить... - я не закончил фразу. Зловонное дыхание выдавало приближение василиска лучше, чем торчащий над снежным настом кончик хвоста.
- Ты что-то видишь? - распознав во мне в некотором роде коллегу, молодой маг перешёл на более простое обращение. То есть на "ты".
- Старайся не шевелиться и не бояться, - шепотом сказал я, нащупывая в кармане палочку-активатор невидимости. Жаль, не успел вывести с поля боя мага. Сломанная палочка тихо хрустнула и время пошло. Если зверь, решив залечь в засаду не появится над настом полностью в ближайшие пять минут, убить его будет сложнее.
Но я зря опасался. Зверюга абсолютно спокойно вылезла наружу. Она удивленно смотрела на молодого маг, явно чувствуя двух людей, но видя только одного. Это её раздражало, и она начала потихоньку подходить ближе, вырисовывая следами спираль. Осторожно поворачиваясь, я старался на глаз определить слабые места. Молодая, но уже довольно крупная особь снежного василиска, самка. Необычно холодная и снежная зима позволила им, покинув места своего основного обитания, которые находились в горах, добраться чуть ли не до середины страны. Жаль будет её убивать - молодая самка вполне может быть приручена, прецеденты уже были. Но сама самка так не считала. Подойдя на расстояние одного прыжка она его совершила. Очень вовремя, в прыжке она ничего сделать не могла. Я метнулся между ней и магом, невидимость спала, меч, вылетающий снизу, попал в брюхо, а заговоренный на снежных василисков амулет полетел в пасть. Через мгновенье самка превратилась в огненный шар. Нас отбросило назад, а когда мы выбрались из сугроба, то увидели обугленный скелет. И ошейник черной стали.
Я подошёл, поднял череп и торжественно вручил его магу:
- На, герой-избавитель. Прошу только оплатить два амулета и чистку меча. Да, ещё тунику.
Парень удивленно покрутил черепушку в руках:
- Но это всё твоя работа...
- Почувствуй славу, - я пошёл в сторону деревни. - И в следующий раз хорошенько подумай, прежде чем куда-то лезть.





В три часа ночи дверь тихонько скрипнула. Моему соседу крупно повезло, что я недавно лег, решив проспать хотя бы часть ночи. Вернувшись в корчму, я договорился насчет ужина и сразу же поднялся в комнату. Фактически это была трехкомнатная квартирка - две небольшие спаленки и общая комната побольше. Несколько часов я просидел в кресле у камина, дожидаясь пока ноющие после схватки мышцы придут в нормальное состояние. Проглотив ужин, толком не почувствовав вкуса, приступил к написанию черновика дипломного отчета. Его переписывание в чистовой вид на бумагу с соответствующими гербами и последующая защита должны состояться через три недели. Если я доживу. Это любимая присказка наёмников. Слишком уж быстро меняется наше состояние в окружающем мире. Сейчас ты за столом в кабаке, через пятнадцать минут участвуешь в драке, а на следующий день, наскоро залечив синяки и раны, отправляешься биться с чудищем или, что хуже, с человеком.
Кость ударилась о дерево. Я сел на кровати, удивлённо глядя на стол через открытую дверь. Завораживая провалами глазниц, там лежал череп василиска. Молодой маг тщетно пытался развести камин. Я подошёл сзади и, положив руку ему на плечо, ехидно спросил:
- Что вы умеете в жизни, молодой господин?
Как ни странно, нервы в этот раз его практически не подвели. Он несколько минут смотрел мне в лицо.
- Я думал, вы спите.
Я неопределенно пожал плечами, давая ему возможность самому решать не сплю я или страдаю особо хитрой формой лунатизма.
- Тогда не поможете ли разжечь камин?
Подумав, я исполнил его просьбу. А когда развернулся, увидел на столе набор цирюльника. Так называется набор для выкорчевывания зубов и мелких костей у убиенной нежити и нечисти. Парень споро принялся за дело. Настолько споро, что я заподозрил в нем профессионала.
   Управившись за пять минут, он сел в кресло напротив:
- Вы так быстро ушли с поля, что я не успел вас поблагодарить. Это не все. У меня к вам дело. Внизу мне многое о вас рассказали. Прошу, не отказывайте мне до того, как все обдумаете. Я хочу нанять вас к себе в охрану. Тем, более, что нам по пути.
- Откуда вы знаете, что нам по пути? - лениво спросил я.
- Вы из Северной школы наёмников, я видел вас на занятиях в парке. Кроме того, слышал разговоры учителей, гулявших там же.
- Сколько? - я тоже видел его в том парке.
- Ехать полторы недели, за каждый день плачу по талвану. И по два талвана за защиту, если в таковой будет необходимость, - спокойно сказал расценки парень. Заработать десяток талванов за простую поездку? И сладко, и страшно.
- А откуда у студента-травника такие деньги? - вряд ли денег полученных им за "убиение" василиска хватит на день пути.
- Я отдаю как задаток свой сегодняшний заработок. Остальное получите по прибытию.
- Договор?
- Подпишите, - он протянул мне пергамент. Всё записано верно, не хватает только моей части. Я подошёл к столу и взял перо:
- Ваше имя?
- Велимир, - парень чуть смутился. Я его понимаю, пошутили родители.
"Подтверждаю своей подписью, что буду служить нанявшему меня человеку, магу по имени Велимир. Сего дня, тринадцатого студня от года восемьсот пятнадцатого, за моей подписью, как наёмника.
13.01.815
Кантемир."
Я протянул ему договор:
- На твоем месте, Велимир, я бы последовал моему примеру и пошёл бы спать. Завтра выезжаем после рассвета.
Только оказавшись на кровати, я позволил себе удивленно вздохнуть. У нас был специальный курс лекций, во время которых нам долго объясняли, что деньги сами из неоткуда не появляются, что неисполнимых работ не бывает, так же как непристижных и неприличных. Но сопровождать сынка богатого человека до дома, пусть даже нам по пути! Не думал, что доживу до такого момента. Впрочем, те же лекции рассказывали о случаях, когда сильно покалеченный наемник получал работу охранника-сопроводителя. Вот только я ещё, тьфу, тьфу, тьфу, ой, не калека. Представляю себе встречу с одногруппниками, после того, как мы сдадим отчеты и будем ждать решения учителей. Вижу это так же четко, как потолок надо мной. Ребята, гордые до невозможности дышать рядом, рассказывают, как спасали знатных людей, раскрывали заговоры, охраняли правителей и так далее. И я, с рассказом об этой миссии.
Все одногруппники выбрали столицу, чтобы набираться опыта и оттачивать умения. Я пробыл с ними около полугода. Потом был на моём пути граф, желавший попасть в загородный дом. Сопроводив его, я с ужасающей ясностью понял, что в город возвращаться не хочу. Место там сытное и в общем благоприятное, но тамошняя "еда" уж очень быстро пролетала. Поэтому я отправился на вольные грубые хлеба.
За безрадостными мыслями я чуть не пропустил момент, когда начало светать. Быстро, подскочив на кровати, кинулся к двери и обнаружил там хозяина с завтраком. Завтрак впустил, корчмаря - нет. Велимир подтянулся на звук падения подноса на стол. Оказалось, он ещё вчера вечером обо всем договорился. Я с трудом проглотил возмущение, запив его травяным настоем.
- Ты чего? Моришь себя голодом? - маг оторвался от бутерброда.
- Я по утрам не ем.
- Почему?
- Я к обеду просыпаюсь. Во сне есть не умею. Ты готов? - поднимаясь из-за стола, бросил взгляд за приоткрытый ставень. Снег медленно кружил, было непонятно - начиналась метель или уже кончалась. В любом случае надевать теплый плащ.
На лестнице мне встретилась давешняя разнощица. Её взгляд стал более жизнерадостным. До того момента как её взгляд опустился куда-то в район пола. Я перевел взгляд на конец ножен и мои глаза стали ещё более круглыми, чем у неё. Вцепившийся в ножны череп василиска был самым неприятным из сюрпризов сегодняшнего утра. Не знал, что черепа сами уползают. И со столов бесшумно слезают. Я полез за индикатором магии. Так, что мы имеем? Хм, надо будет завернуть в ближайший город за общим справочником некромантов.
  
   Подойдя к конюшне я свистнул пса, особенно не надеясь на успех, сунул ему конец ножен и послал в поле.
- Кантемир, - меня нагнал наниматель. Его радостное настроение испарилось в тот момент, когда моя рука сжала его горло. - Ты чего? - просипел он.
- Есть такой момент в принципе жизни наёмников, - держа его над полом, задумчиво сообщил я, - чем реже называют их имена, тем лучше.
- Я знаю, - хватая воздух ртом, доверительно сказал парень.
- Так следуй ему, - я отпустил его горло и направился к стойлу. - Через полчаса уезжаем. Седлай своего скакуна.
- Ты понимаешь, в чем дело, - замялся маг, - я согласился на эту работу, чтобы купить коня. Мой ещё в соседней деревне издох.
Я задумчиво осмотрел его. Почему-то мне казалось, что ночью со мной говорил другой человек. Слишком уж большая была разница между магом ночью и днем.
- Ты ночной? - и не дожидаясь ответа кинул ему мешочек с задатком. - Иди, купи себе лошадь. До места я тебя довезу, оплачу еду и ночлег. А потом выставлю счёт твоему казначею. Всё!
Маг ещё некоторое время помялся у стойла, делая вид, что не решается исполнить моё приказание, а на самом деле исподволь любуясь конём. Сейчас красавец-зверь казался комком тьмы, но когда взойдет солнце, он будет слегка светиться, отражая лучи светила шерстью. А потом ночью сможет служить лучиной. По своему желанию, разумеется. За способность светить шерстью эту породу прозвали искристыми. Такие кони рождались от обычных лошадей, появляясь в табуне довольно редко. У простых людей таких нет, жеребят сразу скупают наёмники. Естественно, нас за это не любят. Нат толкнул меня в плечо, выводя из задумчивости. Я провел рукой по его холке. Несколько соломинок запутались в черной гриве. Вот эта придаёт сил при дальнем переходе. Эта позволяет бесшумно скакать. Три, четыре, пять... Косичка с соломинкой от магического наблюдения была распущена. Теперь любой некромант засечет меня. Искристые принадлежали к миру мертвых, живя среди живых.
Вздохнув, я поднял седло и начал охоту на коня. Его любимая игра, называется "Надень на меня седло". Против езды под седлом он ничего не имел, но процесс одевания этого самого седла всегда превращался в представление. Конь скакал по всему строению, спугивая чужих лошадей и радостно ржал.
- Сюда, сюда, господин, - послышался торопливый голос корчмаря. - Вон тот конек, быстрый, хорошо выучен.
- Хорошо, - послышался звон монет в мешочке. - Этого хватит?
- Да, конечно, господин. Приятного вам путешествия.
- Как ты думаешь? - начал, было, маг, с сомнением оглядывая только что купленного коня.
- Три минуты или будешь ехать один, - мне удалось поймать зазевавшегося Ната и теперь я затягивал подпругу.
Маг кивнул и показал мне такое представление! Сначала он неправильно надел седло: потник положил на него, а то на спину коня. Увидел, что у меня не так, и переделал. Потом начал затягивать подпругу. Затянул плохо; решил проверить, насколько удобно седло, в итоге скатился на пол. Наступила очередь удил. Конь умудрился цапнуть его за палец, и маг долго прыгал по конюшне, тряся пострадавшей частью тела и высказываясь такими словами, какие в принципе не должен был знать. Что он пытался этим сказать ни я, ни наши скакуны не поняли. Наконец, по прошествии минут пятнадцати, после трех попыток закрепить чересседельные сумки и семи попыток залезть в седло, он готов был к поездке.
Приложив неимоверные усилия, я перестал хихикать. Мне это напомнило, как нашу группу впервые сажали на седло. Пятнадцать штымов, не достающих до спины лошади, отчаянно пытались на неё залезть. Преподаватели хихикали, но помогать не собирались.
Вообще, на протяжении всей учебы, уроки верховой езды были, пожалуй, самыми тяжелыми, даже не смотря на то, что после физтренировок мы уползали на четвереньках, а после магии не всегда уходили в том же виде, в каком приходили. Учителя езды мучили нас акробатикой на скачущей лошади. И практически всегда мы уходили с ссадинами, синяками и шишками. Совсем не у всех и далеко не сразу получится делать сальто даже на идущей лошади, скакать стоя на спине животного. А уж когда приходится махать оружием.
Один мой одногруппник чуть не отрезал себе ногу. Лошади повезло меньше - меч по рукоять вошел в бок. После этого мы упражнялись в лекарстве. Хорошо поупражнялись, обпившись спиртом, приготовленным для прижигания раны. Лошадь тоже пила, наверно, поэтому и вылечилась так быстро, ведь в спирт мы добавляли настоянные на нем же зелья. Смутно помню, что на следующее утро, пришедшие за трупом учителя, были поражены видом мирно храпящей лошади. Мы избежали наказания только из-за шокового состояния преподавателей.
  
   Деревня, уменьшившись до размеров игрушечной, тем не менее, не стремилась пропадать из виду. Велимир несколько раз оглядывался на неё, ожидая не то знака, не то явления. Я угрюмо изучал карту. По ней выходило, что оставленная нами деревня расположена чуть не в самой чаще, но деревьев вокруг что-то не наблюдалось. Даже тот лес, где мы встречались с василиском, и лесом-то назвать сложно - так, три дерева в два ряда. Впереди нас ожидала степь. Я начал подозревать, что склероз болезнь все же неизлечимая. И действительно: Нат начал выплетать дикую траекторию, обходя деревья, а мой наниматель врезался в низкую ветку, когда в очередной раз обернулся на деревню. Лес со стороны деревни был закрыт иллюзией.
- Перевернись на живот и приложи лоб к снегу, - воспользовавшись случаем, я тоже посмотрел назад.
- За нами какой-то зверь от деревни крадется, - невнятно пробормотал Велимир. - Только я никак не могу определить, кто это.
Зверь, заметив, что мы остановились, замедлил свой бег и начал потихонечку, чего-то опасаясь, подходить. Маг поднял лицо от снега и подозрительно сощурил глаза:
- Ты не будешь с ним драться?
- С ним? - я усмехнулся. - Нет. Зорко! Ко мне!
Пес поднял уши. Подумав несколько мгновений, он решил мне довериться. Его радостный лай громким эхом разнеся по спящему зимнему лесу. Поймав мой скептический взгляд, Зорко вспомнил, что его за чем-то посылали и развернувшись, потрусил к оброненной находке. Как я и надеялся, он принес черного металла ошейник. Но тщательный осмотр, а потом ещё более тщательный общуп ничего не принес. Скорее всего на нем были магические знаки, сгоревшие вместе с носителем. Маг воздвигся рядом, заинтересованно глядя через моё плечо. Я протянул ему ошейник. Он тоже осмотрел его, тоже ничего не нашел, подумал и сунул в сумку. Кажется мы думали в одном направлении - можно попытать счастья найдя кузнеца, что его ковал. По молчаливому согласию мы продолжили путь.






Ночевать в чаще зимнего леса удовольствие маленькое. Будь я один - заночевал бы на дереве. А так придется что-то устраивать на земле.
- Ты способен наломать веток? - я на глаз прикинул сколько деревьев нужно покалечить.
- Ну, да, - неуверенно ответил маг, со страхом косясь на деревья. Пока он издевался над моим мечом, я занялся стреноживанием коней и заливкой расцепленных поводьев в лёд. Снятый с одной стороны удил повод опускается в ямку, вырытую в снегу, заливается водой и вновь заваливается снегом. И коням свобода, и нам спокойствие.
- Ты знаешь, у меня где-то была шифра, - переходя к очередной березке, сказал Велимир.
- Давай.
Шифра. И он молчал. Вбить столбики в снег, кинуть на них ткань, мигнувшую, подбирая нужный цвет, было минутным делом. Травник, по моему молчаливому мнению и пожеланию, занялся едой. Я, приведя меч в порядок, проверил заряды амулетов. Несколько огненных нуждались в подзарядке и были отправлены в костер. Полыхнуло синим - это вырвался остаток старого заряда. Маг, протестующее вскрикнув, протянул руку достать их, за что по ней и получил.
- За что?
- Из углей верней будет.
- А если сгорят?
- Ты где учишься? - я прищурился, глядя на него. Все мои знакомые очень не любят этот признак моего особенно плохого настроения.
- Почему ты считаешь, что я ещё учусь? - он постарался выдавить из себя наиболее высокомерный взгляд, но под моей ухмылкой быстро сник.
- Давай обойдемся без вранья. Так в какой глуши и у какого отшельника ты учишься? - в третий раз я взял бы его за шкирку и вытряс бы ответ силой.
- В столице, - смущение уже нельзя было выдать за отблески огня на лице.
- Неужели там стали готовить столь узко профилирующих специалистов? - он правильно понял намек и постарался сделать вид, что не слышал, но от меня так просто не отделаешься. - Неужели ты не знаешь, что мне необходимо знать о тебе если не все, то очень многое. Если, например, мне придется тебя откуда-нибудь доставать.
- Тогда я тоже должен знать о тебе многое, - нашелся Велимир. - Вдруг тебя придется откуда-нибудь доставать.
Я лишь хмыкнул. Редкий случай - наниматель изъявляет желание в случае чего отстоять своего наёмника. Обычно бросают так, а деньги перечисляют в главную контору. Контракт не имел силы лишь в одном случае - при бессмысленной гибели наемника во время исполнения задания. Например, если нанимателю, при охране, ничего не угрожает, а наемник погибает, не закончив задания. Деньги не выплачивались, наемника объявляли пропавшим без вести.
  
   - Нет, ну действительно, - прервал мои размышления маг, - если что-то случиться, мне проще будет тебя спасти, чем искать другого наёмника. Тем более что за недипломированных наёмников требуют-таки плату.
- Даже если задание провалено? - я хмыкнул, не доверяя неожиданному озарению собеседника. К концу своей речи, он твердо уверился, что говорит правду, поэтому моё недоверие сильно его удивило.
- Да. Даже если так. Последнее постановление вашей конторы, ты не читал?
У меня был соблазн съязвить, что я вообще читать не умею, но пришлось сдержаться. Интересно, интересно. Если ученики теперь котируются так же, как и профессионалы, это что-то значит. Но что? Контора в столице, там я не был с момента ухода, то есть полтора года. Работы оформлял в разных городах, но к последнему подъезжал месяца три назад. Из-за моей неаккуратности пять договоров мялись в чересседельной сумке, вместе с черновиком дипломного отчета.
- Если ты оторвешь свое внимание от меня и прилепишь его к котелку, то увидишь, что плоды твоего кулинарного исскуства собираются сбежать.
Маг охнул, торопливо схватил ложку, но было поздно. Велимир мрачно кусал нижнюю губу, то ли собираясь применить заклятье обратного движения, то ли просто выругаться. Я, хихикнув, потянул за цепочку один из амулетов. Он неохотно вылез из угольно-кашевой массы. Парень поднял глаза на меня, зацепившись по дороге за неровный овал. Судорожно сглотнул, представляя, сколько придется платить за "использованный" амулет. Овал скрылся в моей ладони, и через несколько секунд полетел на улицу, взорвавшись на той стороне дорожки. Снег оплавился, лошади рванули.
- Нат! Назад! - вылетевший следом Велимир чуть не впечатался в снег. Предварительно впечатав туда меня. - И лошадь с собой возьми! - отплевываясь от снега, проорал я. Нат на бегу схватил поводья лошади и пошел на разворот. Десять, восемь, пять, один... Из положения лежа всегда сложно стартовать, а тут мне ещё и мага пришлось с собой тащить.
- Тормозить кто будет? - стараясь перебороть желание двинуть по наглой конской морде, спросил я.
- Пфу.
- Нет, ну кто?
- Фрх.
- На каком копыте?!
- Хр-р-р...
- Солидарен...
Велимир удивленно крутил головой.
- Ты его понимаешь? - решился спросить он. Нат досадливо мотнул головой, всем своим видом показывая, что спрашивать надо его. Я гнусно улыбнулся.
- Понимаю. Хотя вот он, - я мстительно ткнул в коня пальцем, - считает это своей заслугой.
- Ты... А где твой пес?
Я огляделся - Зорко не было. Интересно, он будут охотиться только для себя или о нас тоже вспомнит?
- Не знаю, бегает где-то. Надо будет - придет, - пожал плечами я, вновь привязывая скакунов.
- Да, кстати, у меня конь, а не лошадь, - заметил Велимир.
- Вспомнил.
Прошедший в тишине ужин не располагал к спорам о лошадях. Мне было лень говорить, поэтому я растянулся на своем месте, предаваясь сладостной дремоте. Маг недовольно возился с посудой. Несколько раз он пытался завязать разговор, но ему быстро надоело получать ответы в виде пожимания плечами и неопределенного хмыканья. Не сейчас, после полуночи, если он не заснет и не забудет вопросы. Хотя я надеюсь на обратное. Тишина ночи действует успокаивающе даже на самых непримиримых с этим понятием людей. Рано или поздно все успокаиваются, так или иначе. Поэтому я предпочитаю ночь.
Где-то часа через полтора меня разбудило колыхание полога шифры. "Кто скребется в дверь? Вот уж точно, это - зверь." - почему-то, даже странно, вспомнилось мне. Меч и кинжал, легко выйдя из ножен, привычно легли в одну ладонь. Ночь, заговоренная сталь не отражает ни одного луча, не дает ни одного блика. Маг даже не шелохнулся, пока я ходил по шифре. Но стоило переступить порог, как сзади раздалось бдительное, но очень сонное:
- Ты куда?
- Тихо, - прошептал я.
- Хорошо, - он понизил голос. - Мне ждать тебя с утра или уезжать поскорее?
- Это ты скоро узнаешь.
  
   В отличие от снежного дня, ночь выдалась безоблачной. Плохо, снег глаза слепит. Отставив руку с оружием в сторону, я начал обходить шифру, выбрав тактику опережения. Доля секунды - это много. Много для меня, много для того, кто за углом. Я почувствовал, как мышцы руки стали наливаться сталью. Удар, конечно, сильнее, но рука потом целый день болит.
Тихо, тише, скрип снега становиться неслышим. Почувствовать дух леса, стать частью природы. Спокойно, угол шифры, противник... Хм, нервы надо лечить. Хорошо знакомый ястреб-тетеревятник упорно клевал полог, желая оказаться внутри. Заметив меня, смышленая птица, подхватив футляр, взлетела и приземлилась на руку. Осторожно сжав лапами, что бы не повредить, опору, гонец повернул ко мне голову, отдавая сообщение.
Моё появление с ястребом произвело в шифре маленький фурор. Впрочем, гонец тоже был удивлен, увидев ещё одного человека. Забил крыльями, испустил крик и попытался взлететь. Я привязал птицу к чересседельной сумке. Ястреб ещё раз закричал - теперь обиженно. Дернув плечом я подсел к раздутому магом костру. Вздохнул - печать Северной школы слабо блеснула, показывая, что письмо от преподавателей. По причине небольшого числа учеников, каждого из нас кто-то курировал. Мой куратор, преподаватель верховой езды, желал что-то сообщить. Что ж, сейчас узнаем что.
"Ввиду приближения защиты..." Всё одно и тоже. Досадливо поморщившись, я небрежно свернул послание.
- Плохие вести? - тихо спросил забившийся в дальний угол Велимир.
- Обычные, - я запустил в птицу свитком.
Внимательное изучение футляра, выявило ещё одно послание. Оно зацепилось за угол, определенно не собираясь вылезать. Почему для официальных посланий использовались футляры с квадратным срезом, оставалось загадкой века. Да, века. Именно в прошлом столетии начали их использовать. Немного усилий и в руках очутилось послание от, пожалуй единственного на всю школу, друга - Яросвета.
"В ближайшее время тебя обещают убить. Как учителя правы! Мало того, что смылся от опеки конторы в столице, так ещё и затерялся где-то в лесах. Хоть бы сказал, где затерялся, но нет, ты упорно умалчиваешь о своих передвижениях. В общем, после того артора, преподаватели обещали, что ты не доживешь до защиты магистрата.
Здравствуй, друг мой!
Школа постепенно преображается в ту, которую мы знали. Постепенно подъезжают наши одногодки. Ученики помладше удивленно взирают на "братские" приветствия. Ты ведь их знаешь. В результате этих приветствий в лазарет отправляются все здоровающиеся: кто с разбитым носом, кто с синяком под глазом, кто ещё с чем. Учителя ехидно хихикают и обещают, что устроят нам, т.е. вам, состязание. Выжившие пойдут на защиту. Я уже поставил на тебя.
Из защиты я могу выделить вот что: судя по разговорам твоих одногруппников, основной темой будет тайная слежка и охрана важных персон. Больше они ни о чем не говорят. Так что ты, со своими чудовищами будешь выглядеть очень свежо и ново.
На сем спешу закончить повествование потому, что уже на пять минут опоздал на предзащиту. Надеюсь, в ближайшее время ты приедешь или хотя бы отпишешь, когда тебя ждать."
   Несколько минут я задумчиво смотрел в костер. Чем им помешал убиенный мною артор? Этот мелкорослый родственник виверны, несмотря на свои миниатюрные размеры, поглощал на завтрак, обед, ужин и легкие закуски в течении дня до пятнадцати взрослых человек. Естественно, что жители деревни не обрадовались появлению хищника с умильной мордой. Поэтому на второй день "соседства" был нанят наёмник. А если говорить совсем честно, то наёмник был загнан пинками на скалу к логову артора.
Вечером того дня я был уверен, что диплома не увижу. Навернувшись со скалы в процессе исполнения "заказа" я повис на куске ткани, ещё с утра бывшем моим плащом. Зацепился он, что называется, "насмерть", кинжал - моё единственное оружие на данный момент - лежал среди камней где-то там, внизу, вместе с артором. Падать было больно...
Порывшись в сумке я обнаружил один прискорбный факт: чернильница всё-таки разбилась, окрасив пергаменты красивым синюшным цветом. Уже не один месяц я ожидал когда же маленькая трещинка в колбочке сделает свое черное, хм, синее дело и носил чернила с чистыми пергаментами во влагонепропускающей ткани.
- У тебя есть чернила и бумага? Велимир!
- А? Да, конечно. Держи, - маг смутился. За время моих раздумий он пытался расположить к себе ястреба. И похоже это ему удавалось - птица уже подпустила его на расстояние вытянутой руки и ни разу не закричала.
"Спасибо за предупреждение. Скажи учителям, что я привезу им ещё и черепок снежного василиска. Если будут возмущаться, то... Ну, не знаю, скажи что-нибудь в общем.
Насчёт твоего спора и последующей ставки, могу сказать следующее: боюсь, я тебя не разочарую.
Как обычно, ты заешь кто, но не знаешь где."
- "Ты знаешь кто, но не знаешь где". Хорошая фраза, - одобрил маг, до этого с интересом читавший пишущееся письмо.
- Чужие письма читать неприлично, - наставительно сказал я. - Тебя этому не учили?
Последняя фраза письмо была моей обычной подписью. На одном из первых курсов, узнав о негласном правиле скрывания имени, я решил подписываться именно так. Впрочем, проблем с определением, кто именно пишет, никогда не было. Сколько бы ни бились учителя, я всё равно пишу по диагонали листа, от угла до угла, загибающимися к низу строчками. И потом, из всех учеников только я пишу так называемой эльфийской вязью. Из-за сильного наклона и слитности букв, надписи должны больше напоминать узор. Хотя, лично у меня получался забор.
- Если ты выспался, займись каким-нибудь делом, - я устроился на лежанке. - Разбудишь на рассвете.
Маг несколько минут задумчиво сопел, потом начал укладываться.
- Костер залей.
- Все-то ты видишь.
Костер зашипел, выпустив клуб пара.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"