Ивченко Елена Васильевна: другие произведения.

Котя и Катя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:


   Котя и Катя.
  
   - Котя, ну, доколе?! Я же тебя как человека прошу, скотина ты бессовестная, иждивенец неблагодарный! - Катя сдвинула брови так, что они со скрежетом наползли одна на другую, и взгляд стал зверски-выразительным. Гневно прохаживаясь из угла в угол, глянула мельком в зеркало - а что, хорошо, привет Станиславскому, хоть какая-то польза от двух неполных курсов театрального!
   Остановилась, вперила горящий взор в единственного неблагодарного зрителя. Тот мирно восседал в кресле, весь лик его выражал крайнюю заинтересованность Катиной обличительной речью, без всяких, впрочем, признаков душевного смятения и нравственных мук. Катя молча смотрела прямо в круглые зеленые глаза, помня совет великой Джулии Ламберт: если уж взяла паузу, так держи её, сколько сможешь. В наступившей тишине было слышно, как опасно потрескивает заряженный электричеством воздух...
   Не выдержав, Котя потупил взор, и Катя, довольная таким очевидным признанием вины, поспешила закрепиться на занятых позициях:
   - Стыдно, да? Конечно, стыдно, а мне-то каково? А обо мне ты подумал, зараза рыжая? Ты ж обещал, клялся-божился, что это в последний раз! - тут барышня явно перегнула палку, ничего такого он ей, ясно, никогда не обещал, и оппонент тут же не преминул напомнить ей об этом легким поднятием брови и укоризненным поворотом ушей. - Ну, не обещал, ладно, но мог бы ведь, свинюка! - Катя продолжила гневное хождение по невеликим своим хоромам. - Ладно, Серёга с Валькой, они дураки, я бы и сама их скоро выгнала. Ладно, этот Игорь чокнутый, со своими рассказами про солнцеядение и конец света! Но Пётр Иванович, старый папин друг, был в столице проездом, зашёл по-приятельски, без всяких задних мыслей... Да, да, не ухмыляйся, и без передних тоже! Просто спросить хотел, не нужно ли помочь чем, такой человек хороший... Ну, объясни мне, ну, как ты ухитрился описать его шляпу? А она ведь, между прочим, висела на вешалке! Высоко! Как ты это сделал - в прыжке, в полёте? Ты что, воздушный гимнаст, может быть? Или скалолаз? Как?! - Катя, забывшись, не заметила, как губы расползлись в дурацкой улыбке, недюжинным усилием воли снова стянула брови к переносице, и, остановившись, ткнула обличающий перст прямо в рыжую бессовестную морду:
   - В общем, доколе?!
   Котя с интересом обнюхал хозяйский палец, не обнаружил в коллекции знакомых запахов ни одного нового - и, отвернувшись, принялся усердно вылизывать правую заднюю лапу, придерживая её двумя передними и тихонько кряхтя: годы идут, животик растёт на казённом довольствии, и вообще, жизнь - такая тяжёлая штука, сплошные наветы и поклёпы...
   Катя обессилено опустилась в соседнее кресло с ободранной местами обивкой. Ну, и ладно, и фиг с ним, с Пётр-Иванычем, в самом деле, не такой уж он, если честно, и приятный, руки вон всё время потеют и глазки бегают... Может, и правильно таки Котя его... Катя вздохнула и, поднимаясь, примирительно (ох, погубит её слабый характер, никакой выдержки в проведении воспитательных мероприятий, любой из неё сможет верёвки вить, вот что) произнесла:
   - Ну, ладно, Котище, пошли, что ли, чай пить?
   - Ча-а-а-а-у? - скептически протянул Рыжый. Чай его явно не вдохновлял, и Кате, конечно, было об этом прекрасно известно.
   - Ага, чай. С колбасой и сметаной. Пошли.
  
   Катина столичная эпопея началась пять лет назад триумфальным поступлением в театральное училище - и, полтора года спустя, продолжилась тихим отчислением за неуспеваемость и профнепригодность. К тому времени Катя уже не питала иллюзий насчёт своего великого драматического таланта и высокого предназначения. Но всё равно было горько и противно. Тогда-то и появился Котя. Однажды, вернувшись после бессмысленного шатания по слякотным мартовским улицам, она обнаружила на домотканом коврике у двери тощего нескладного кота-подростка: он сидел неподвижно, аккуратно выровняв передние лапы по струночке и надменно-вопросительно глядя на Катю: мол, сколько можно ждать, где ты шляешься, я хотел бы знать, двенадцатый час ночи, совесть есть у тебя? Катя хмыкнула и вежливо попыталась подвинуть пришельца ногой. Кот послушно отошёл на шаг, но, как только провернулся в замке ключ, юрко шмыгнул в тёмную щель открывающейся двери. Бороться с наглецом у Кати не было ни сил, ни желания, и, стаскивая в прихожей отсыревшие сапоги, она равнодушно наблюдала, как кошак по-хозяйски обнюхивает углы её гостинки...
   Сначала она назвала его Фоксом - за наглое обаяние и солнечный окрас. Но постепенно, незаметно, но уверенно и необратимо, он стал Котейшим, Котинским, Котовским... В общем - Котей. И он ничуть не возражал. Когда ему было удобно и выгодно, - как правило, когда дело касалось еды или развлечений, - с готовностью и радостным мявом откликался на любое из этих имён; когда же намечалась очередная взбучка за сброшенный с подоконника вазон или новые отметины на зелёном многострадальном кресле - предпочитал делать вид, что абсолютно не знаком с почтенным гражданином, чьё имя сейчас с таким неуместным пафосом выкрикивает его милая, но такая, увы, несдержанная юная хозяйка. Да и вообще, ролевые отношения "добрая хозяйка - послушный питомец" как-то сразу не задались, и порой Кате казалось, что в их паре всё устроено ровно наоборот: как будто это она жила дома у этого самовлюблённого сибарита, приютившего её из жалости и любви к братьям меньшим. Катя смирилась с этим довольно легко - она вообще была человеком неконфликтным и покладистым, - и совместная жизнь их текла вполне гармонично и счастливо.
   Потом появился Андрей. Пока длилась конфетно-букетная фаза, с обязательными держаниями за руку в темноте кинозала, чопорными провожаниями до дому и чинным заходом на вечерний чай - Котя хранил вежливый нейтралитет. Фамильярные попытки погладить надменно пресекал, умилённых сюсюканий не допускал - безмолвно удалялся, неся распушённый хвост, как плюмаж на шляпе. Война была объявлена, когда Андрей впервые остался на ночь. Вначале это была тихая, но упорная борьба за территорию: Котя невозмутимо занимал по праву принадлежавшее ему место в центре кровати, под тёплым Катиным боком; Андрей же не менее упорно давал понять, что место это отныне принадлежит ему, и некоторым рыжим здесь придётся с этим смириться: аккуратно брал вояку на руки и относил в зелёное потёртое кресло - очень вежливо, с искреннейшими уверениями в глубоком уважении и дружеских чувствах. Через десять минут всё повторялось: кот, как маленький бурильный агрегат, вклинивался между спящими, Андрей, шёпотом чертыхаясь, вытаскивал Рыжего из постели и транспортировал в кресло. Потом стал просто сбрасывать на пол. Потом отнёс кота на кухню и закрыл дверь. Котя тут же гневно и обиженно завопил, проснулась Катя, и, толком не разобравшись, отругала Андрея за гадкое отношение к животным вообще и её любимому коту в частности. Извлечённый из кухни Котя с видом несправедливо обиженной сироты кротко сидел в кресле, взъерошенный и одинокий, и Катя, причитая, сгребла его в охапку и утащила под одеяло. Андрей плюнул, вскочил и стал одеваться, что-то злобно бормоча и собирая по комнате вяло белеющие там и сям в утреннем свете предметы мужского туалета. Поле боя осталось за Рыжим.
   Обнаглев от такой лёгкой победы, котище потерял всякое чувство меры и понятие о субординации. Изодранные куртки, модные свитера и джинсы, вывалянные в рыжей шерсти, неизменная "опись" щегольски начищенной вражеской обуви в прихожей, кровавые раны на неразумно протянутых к милому пушастику ладонях - в ход шли все средства борьбы с пришельцами, посягающими на то, что принадлежало Рыжему по праву - на его территорию и его хозяйку. Кавалеры ретировались с поля боя - кто возмущённо, кто равнодушно, - Катя огорчалась и ругалась, Котя невозмутимо вылизывал лапу.
   А потом он пропал. Катя, мигом простив Рыжему и Петра Иваныча, и всех его коллег по несчастью, бывших и будущих, моталась по двору, расспрашивала соседок, писала объявления, не могла спать: Котя, раньше никогда не покидавший пределов квартиры, похоже, выскользнул в открытую дверь, когда Катя отправилась выносить мусор, - и исчез.
   Три дня прошло как во сне - Катя, отчаявшись, бродила по квартире, в стопервый раз укоряя себя за несправедливое отношение к бедному котёнку: ну, подумаешь, поцарапал немного Влада, не очень-то и сильно, крови даже почти не было, - так и правильно, не нужно было руки распускать и лезть к ней с поцелуями... Или вот тогда - как она накричала на Котю за Сашкины кроссовки, даже дня два потом с бедным не разговаривала, жестокая, а Сашка, оказывается, тогда же параллельно с Ингой встречался, подружкой лучшей-любимой... Выходит, правильно Котенька его наказал! Умница!..
   Когда раздался звонок в дверь, Катя, не сразу вынырнув из омута самоедственных мыслей, прошлёпала в коридор, наскоро приглаживая растрёпанные от душевных терзаний волосы - и, открыв дверь, обомлела: прямо ей в лицо нагло улыбался бессовестный Котя! Девушка ошарашено перевела взгляд повыше - сверху ей так же радостно улыбался незнакомый товарищ, смущённо щуря глаза в тонкой оправе дорогих очков. Кот, расслабленно вытянув все четыре лапы, преспокойно висел у товарища под мышкой. Катя не знала, что её поразило больше - чудесное возвращение блудного Коти - или то, с каким доверием тот покоился на руке незнакомого господина. Дальше последовали выражения благодарности, изумлённо-радостные расспросы, многочисленные приглашения на чай, как-то поспешно незнакомцем отвергнутые, и даже предложения денег, отвергнутые им уже возмущённо и решительно... Спаситель ретировался, оставив после себя запах хорошей туалетной воды и чувство странной недосказанности. Катя посмотрела на Рыжего: тот, как ни в чём не бывало, разлёгся в любимом кресле. Он выглядел усталым и немного похудевшим, но расслабленным и очень довольным.
   - Нагулялся, скотина? - нежно спросила Катя, запуская руку в рыжую жестковатую шерсть на котовом загривке. Котя невозмутимо молчал и только слегка поворачивал голову, чтобы хозяйке было сподручнее его, любимого, выглаживать... Потом начал слегка подмурлыкивать, что свидетельствовало обычно о крайней степени его, котовьего, блаженства. В эту ночь Катя заснула хорошо и спокойно.
   А месяца через четыре снова раздался звонок в дверь. Котя, обычно показательно-равнодушный к таким незначительным по его меркам явлениям, вдруг метеором пронёсся в коридор и, как вкопанный, замер, уставившись на дверь... Хвост его возбуждённо подёргивался из стороны в сторону. Катя, удивившись, повернула замок - и ойкнула: на секунду ей показалось, что всё это уже было с ней, точно ведь было когда-то - на пороге стоял тот высокий, в красивых очках, и снова так же смущённо улыбался, и снова держал в руках что-то рыже-пятнисто-пушистое... Три маленьких Котиных копии покоились в больших руках, тихонько возились и помявкивали.
   - Вот... - выговорил незнакомец, опуская котят на пол перед самым ошарашенным Котиным носом. - Принёс их с папкой познакомиться! - дяденька покраснел и отчего-то стал казаться Кате ещё более симпатичным. - Он ведь тогда, красавец, те три дня у меня провёл - за Гердой моей ухаживал... Ну, у меня и не хватило духу мешать такой красивой любви... Кошки - они ведь тоже люди! А вам признаться было неловко как-то, ну, интимное всё-таки дело... - Высокий окончательно смешался и потерянно замолчал, уставившись вниз: там Котя недоумённо обнюхивал невесть откуда взявшиеся рыжие шарики, а те, нисколько не смущаясь, затеяли уже перед его носом неуклюжую возню...
   Кате сделалось вдруг отчего-то очень спокойно и хорошо. То ли так странно действовало на неё присутствие высокого товарища, то ли - три маленьких свидетельства неумолимого движения жизни, кувыркающиеся у их ног, рождали в душе это чувство радости и уверенности в хорошем...
   - Пойдёмте чай пить! - весело произнесла Катя, и впервые посмотрела высокому прямо в очерченные строгой оправой глаза. Почему-то теперь она была уверена, что он согласится.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"