Жаданова Лана: другие произведения.

Проклятье на двоих. Часть 2: Старинная легенда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наконец, вторая часть моего романа. Она посвящена развитию отношений Риссы и Энтони. Здесь приоткроется завеса тайны. Злобная ведьма предстанет в совершенно новом свете, превращаясь в обычную женщину, которая хочет любить и быть любимой... Окажется, что Макс не так прост, как кажется на первый взгляд... Да и Тони таит в себе загадку...


   "Такой странный лес, почему он постоянно будоражит мои мысли? Он живой, или может что-то в нем есть, то, что выкинуло меня тогда". - Рисса осторожно выскользнула из кровати, стараясь не потревожить спавшего там мужчину. Он выглядел таким безобидным, светлые локоны разметались по подушке, гладкая, покрытая золотистым загаром, грудь мерно вздымалась во сне. Ее взгляд скользнул по его рукам, тем самым, которые всего несколько часов назад ласкали ее, даря неземное наслаждение, как же хотелось снова их ощутить! Накинув легкий халат, колдунья вышла на балкон.
   - Какая красивая ночь! - Она смотрела на звезды, позволяя ночному ветерку нежить разгоряченное тело.
   - Ты становишься сентиментальной и отзывчивой, - пробормотал внутренний голос. Мысли о лесе не выходили из головы, Рисса знала, что ее сестра и Маркус были где-то там, но никак не могла понять, почему она не смогла их увидеть. На самом краю сознания все время мелькала догадка, но она не могла за нее ухватиться. Снова вспомнилось то ощущение взгляда, возникшее, когда она смотрела в зеркало Акиваши. Раскаяние охватило ее с новой силой, и колдунья тихо всхлипнула, она так сожалела о содеянном, но уже ничего не вернуть. Она убила его, да, это надо, наконец, признать, убила собственного отца, прокляла в порыве гнева за то, что он всегда был на стороне Аланты. А когда опомнилась, было уже слишком поздно, его не стало.
   Если она что и поняла за три тысячи лет скитаний между мирами, так это то, что она никогда не любила Маркуса. От этого признания стало почему-то легко на душе, но злоба и зависть остались, она не могла их пересилить, словно кто-то изнутри подначивал, разжигал, требовал отомстить за все. По щеке скатилась одинокая слезинка, Рисса утерла ее рукавом. Она отплатит им, непременно, пусть даже погибнет при этом сама! Последняя фраза непроизвольно вылетела у нее, и она поняла, что сказала это вслух, только когда услышала знакомый голос.
   - Глупая, и что ты этим докажешь? - Сильные руки Энтони обвились вокруг талии, притянули к обнаженной груди парня.
   - Возможно, что ничего, но так я обрету покой. - Колдунья с удовольствием позволила себе расслабиться в таких нежных и уютных объятиях.
   Тони, удивительный такой человек, он не переставал поражать ее. Работая в университете преподавателем кафедры археологии, он увлекался оккультными науками, собирал древние легенды. Именно он был тем, кто вернул ее к жизни, его глаза она увидела, когда очнулась. Но на все вопросы о том, зачем он это сделал, как ее нашел и к чему вообще стремился, он только отшучивался. Поначалу это ее страшно злило, но потом девушка привыкла. К тому же, Энтони был единственным, на кого не действовали ее чары подчинения, он оставался с ней добровольно. И она никак не могла понять почему, а он не говорил. В его взгляде не было того тупого обожания, которое так раздражало ее в этих куклах, называемых людьми. Если честно, она вообще не могла бы сказать, что там было, настолько непроницаемым был его взгляд, до сегодняшней ночи.
   Рисса еще не знала, да и гордость не позволила бы ей этого признать, но она менялась, медленно, но необратимо превращаясь из злобной, обиженный на весь мир ведьмы, в обыкновенную женщину. Первым толчком стали, как ни странно, слезы, раскаяние, абсолютно искреннее, о поступке, который повлек за собой гибель отца.
   Колдунья закрыла глаза и вызвала в памяти события этого дня. Она помнила, как плакала на груди Тони, когда он нашел ее в той комнате, у бассейна. Когда она затихла, он поднял ее на руки и понес в спальню, в Его спальню, как потом выяснилось. Он успокаивающе гладил ее по спине, и в какой-то момент она поняла, что это не просто прикосновения.
   - О чем ты думаешь, Рис?
   Щеки девушки окрасил румянец, это ласковое уменьшительное в его устах звучало так завораживающе.
   - Я... я думала о том, что... что случилось.
   Его горячее дыхание обожгло нежную кожу за ухом, убрав ее волосы, парень лизнул чувствительное местечко, дрожь наслаждения тут же прокатилась по телу колдуньи, вызывая знакомую волну жара в крови.
   - Ты не жалеешь?
   Жалеет? Она? Да никогда! Случилось то, что должно было случиться. Она подарила себя этому высокому и невероятно красивому, словно античный бог, мужчине. И это стало вторым шагом, возможно решающим, на пути к изменению. Где-то в глубине души, она всегда хотела только одного - любить и быть любимой, знать, что ты комe-то нужна, желанна.
   - Нет, не жалею. - Рисса повернулась так, чтобы видеть его лицо. Повинуясь минутному порыву, провела ладошкой по щеке, очерчивая идеальные, словно вырезанные мастером, скулы, коснулась кончиками пальцев его губ. Наблюдая, как темнеют от желания его удивительные, пронзительно-синие глаза, она прильнула к пульсирующей жилке на его шее, дразняще провела по ней языком, вызывая в нем ответную дрожь. Этого Тони вынести не смог, подхватив рыжую чертовку на руки, он стремительно направился в спальню. Поставив ее на пол только на миг, чтобы избавиться от мешавшего халата, он увлек ее на кровать.
   Как же она прекрасна, подумал он, слегка отстраняясь и рассматривая лежащую под ним девушку. Длинные, рыжие волосы, в которые он с удовольствием зарывался носом, вдыхая непередаваемый, сладковато-терпкий аромат. Белоснежная кожа, которая, казалось, светится в неровном мерцании свечей, и невероятные, аквамариновые глаза, которые сейчас призывно блестели из-под полуопущенных ресниц. Его богиня, как же он восхищался этой женщиной! Когда-нибудь он обязательно расскажет ей все, пообещал себе Энтони. О пророчестве, и о том, кто он на самом деле. Но это будет потом, а сейчас были только они.
   Он легко прикусил ее за нижнюю губу, подразнивая, распаляя. Медленно опустился ниже, прочерчивая дорожку поцелуями, затем, неожиданно втянул в рот нежную бусинку соска. Ее тело выгнулось ему на встречу, с неистовой страстью отвечая на его прикосновения. Его руки, казалось, были везде, эти чарующие касания сводили с ума, лишали воли. Перед глазами плыли разноцветные круги, Рисса почувствовал, что еще немного и она не выдержит.
   - Тони-ии-и! Ооо, боги! - Протяжный стон вырвался из ее горла, когда его горячий язык скользнул по внутренней стороне бедра, проникая в самую сокровенную глубину ее тела. Он чуть прикусил зубами самое чувствительное местечко, и она подалась ему навстречу. Пальцы колдуньи судорожно впились в простыни, безжалостно сминая тонкий шелк. А он продолжал истязать ее, проникая все глубже, пробуя на вкус, доводя до безумия одним только языком.
   - Я больше не могу... Ааахх! Возьми меня, Тони!!! - Рисса почти всхлипнула от счастья, когда он, наконец, вошел в нее, заполняя собой. Это было так восхитительно, невероятно чувствовать его там, такой большой, пульсирующий. Энтони начал двигаться, сначала медленно, но постепенно ускоряя темп, ощущая, как ее ногти впиваются ему в спину, как дрожит и выгибается под ним это совершенное тело. Уже подводя их обоих к вершине, он накрыл ее губы жарким поцелуем, и одним мощным толчком вознес ее на небеса.
   - Моя, только моя! - Услышала колдунья перед тем, как ее мир разорвался на тысячи осколков, унося с собой в вихре невероятного наслаждения. Если бы ей предложили в этот момент умереть, она бы выбрала именно такую смерть.
   Уже засыпая в объятиях любовника, Рисса успела подумать, что только за одно такое мгновение она готова плюнуть на месть. Сон накрыл ее прежде чем возмущенный внутренний голос успел возопить: "Да как же так!?"
   Убедившись, что дыхание девушки стало ровным и она крепко спит, Энтони гибким, почти змеиным, движением скользнул к двери на балкон. Постояв несколько секунд слушая, как она тихо сопит в подушку, он ступил на мраморные плиты. Небо на востоке стремительно розовело, наблюдая за предрассветной дымкой восходящего солнца он улыбнулся. Если бы Рисса увидела его в этот момент, она немало удивилась бы, - радужка полностью закрывала глаза и светилась мягким золотом, от былой синевы не осталось и следа, зрачок вытянулся и стал вертикальным. Когда первые лучи, скользнув по перилам, коснулись обнаженной груди мужчины, воздух вокруг, казалось, загустел, тишина стала почти ощутимой. Тони шагнул вперед и... за его спиной распахнулись белоснежные крылья, подняв небольшой ветерок, и одновременно с этим все пришло в движение. Миг, и мужчина взмыл в небо, все, что осталось напоминать о нем - маленькое, пушистое перышко...
   Что может быть лучше, чем просыпаться по утрам рядом с любимым?.. "Стоп! С любимым? С каких пор он тебе любимый?" - немедленно возмутился злобный внутренний голосок. Рисса потянулась и мысленно попросила его заткнуться. Понежиться в постели так хорошо, как в старые добрые времена, когда папа приходил их будить.
   - Тони, ты уже не спишь? - Колдунья открыла глаза и повернулась к любовнику. У нее невольно вырвался вздох разочарования, - кровать была пуста, лишь примятая подушка говорила о том, что кто-то там спал. Девушка подтянула коленки к груди и уткнулась носом в его подушку, вдыхая терпкий мускусный запах. Почему-то стало так больно, будто ею попользовались и выбросили, как надоевшую игрушку. Где-то глубоко внутри она понимала, что это чувство не правильно, но...
   "Все верно! - шипел голосок, - он не нужен тебе, а ты - ему. Он же всего лишь человек!"
   - Заткнись! Хоть раз! Я тебе не верю! - Рисса закрыла уши руками и сжалась в комок...
   Дверь скрипнула и Энтони вошел в комнату, на подносе в его руках дымился горячий кофе и тосты. Весело насвистывая какую-то популярную мелодию, он направился к кровати, представляя, как удивится рыжая чертовка. Подойдя ближе парень едва не выронил поднос со всем содержимым, - девушка лежала, свернувшись в клубочек, и тихо всхлипывала. Быстро поставив свою ношу на прикроватную тумбочку, он бросился к ней, и развернул к себе.
   - Рис, котенок, что с тобой? - Тони с нежностью смотрел в ее заплаканные глаза, пусть покрасневшие от слез, но все равно невыразимо прекрасные. - Тебя кто-то обидел?
   - Я... я боялась, что ты ушел навсегда... - Она обвила его шею руками и прижалась всем телом, спрятав лицо у него на груди. - Когда проснулась и не увидела тебя рядом, так испугалась. Где ты был?
   - Глупышка! - Он тепло улыбнулся и успокаивающе погладил ее по спине, - я искал тебя целую вечность! Неужели ты решила, что я оставлю тебя сейчас?
   В объятиях Энтони было так уютно, что Рисса не обратила внимания про его слова о вечности, главным на данный момент было его присутствие рядом. Если бы она вслушалась, это насторожило бы колдунью, о какой вечности может говорить человек, тем более смертный? Но счастье имеет свойство делать нас слепыми и глухими ко всему, кроме любимого человека. Приподняв ее личико за подбородок, Тони впился в ее губы затяжным поцелуем, словно подтверждая тем самым свое обещание. Нежный и успокаивающий поначалу, он перерос в неистовый и страстный, закруживший их в вихре желания. Когда они, наконец, смогли оторваться друг от друга, кофе и тосты давно остыли. Поглаживая подушечками пальцев его грудь, Рисса любовалась совершенным телом своего любовника, его золотистой, обласканной солнцем кожей, длинными, почти белыми локонами. Заглянув в его невероятные, синие глаза она на секунду увидела в них золотой отблеск, затем Энтони моргнул, и девушка решила, что ей показалось.
   - Так зачем ты уходил? - Перед тем, как ответить, он положил руку ей на бедро, придвигая поближе.
   - Я ходил за завтраком. - Кивок в сторону тумбочки и подноса. Увидев изумление на симпатичной мордашке колдуньи, парень потянулся и поцеловал ее в нос, заставив немного смутиться.
   - Мне никогда не приносили завтраки в постель. - Голос девушки был необычно тихим и каким-то отстраненным, взгляд слегка затуманился. Она была так счастлива, у нее был любящий папа, сестра и лучший друг. Все было так хорошо, пока Аланта не вышла замуж за Маркуса. В Риссу словно бес вселился (Что, в общем, недалеко от истины)...
   - Отец, как ты мог?! Я же старше, я должна была быть первой!
   - Девочка моя, но ты же не хотела. И не собиралась в ближайшее время. Почему ты так резко изменила точку зрения?
   Принцесса в ярости сжала кулаки, злобный голосок, звучавший в ее голове с того момента, как объявили про помолвку, все время подначивал и отравлял душу и сердце. Что-то явно было не так, но даже имевшая способность видеть ауры Аланта не смогла рассмотреть чужеродную волю, оплетающую темной паутиной ее сестру.
   - Ненавижу тебя! И ее тоже! Он должен был стать моим! - Ее голос сорвался на истерический визг. Взметнув пышной гривой рыжих волос, Рисса вылетела из приемных покоев отца громко хлопнув дверью.
   - Ты будешь моим, или не будешь ни с кем... - шептала она, как безумная, направляясь к Черной башне.
   "Месть... месть..." - только эта мысль билась в голове, заволакивая сознание красной пеленой...
   Заметив странные изменения в цвете ауры любимой, Энтони осторожно протянул к ней ментальное щупальце и коснулся мыслесферы. Он не боялся, что она это заметит, сейчас ее сознанием завладел кто-то другой, настолько враждебный, что парень тут же отпрянул назад. Чужая воля была знакомой, но он никак не мог вспомнить, чья она, да и было видно, что это происходит с девушкой не в первый раз. Он еще раз мысленно прогнал легенду о Башне, отмечая открывшиеся теперь странности. Догадка пришла, как всегда, вовремя. "Идиот, как же я раньше не додумался!? - обругал себя парень, - ведь заметил же все признаки, когда она вызывала Зеркало. Кто бы мог подумать - Акиваша!"
   Рыжая колдунья, так ее когда-то называли, промышляла черной магией и вампиризмом. В угоду ее желаниям были принесены сотни жертв, ее почитали как богиню, что, несомненно, льстило самомнению этой свихнувшейся на идее жить вечно психопатке. В попытках обрести бессмертие она не гнушалась ничем. Начиная кровью невинных девушек и заканчивая договором с Люцифером (Люц таки сделал нахалке "приятный сюрприз"). Акиваша добилась своего, но далеко не так, как рассчитывала. Да, она теперь могла жить вечно, но для нормального существования вынуждена была искать носителя и вселяться в него. Ее возраст исчислялся тысячами лет, но Энтони понимал, что хоть он старше и сильнее, но ведьма не в пример коварней и изощренней.
   Тони лежал, стараясь не шевелиться, хотя тело болело от напряжения, и спрятав свой разум за мощнейшим ментальным щитом. Глаза любимой стали абсолютно черными, будто сама преисподняя рвалась наружу. Мысли лихорадочно роились в голове, он пытался найти способ вытащить Риссу и не дать Акиваше догадаться, кто он такой. Решение созрело, как всегда, внезапно и до жути вовремя. Когда чужая воля отступила, видимо посчитав его не опасным, Тони сосредоточился на ауре любимой, медленно, но верно загоняя злобный разум ведьмы в самый дальний угол подсознания девушки. Когда древняя вампирша, наконец, ощутила тонкое продуманное вмешательство извне, было уже поздно, Энтони удалось наложить печать. По телу Риссы прошла судорога, глаза закрылись, было видно, что она пытается вырваться самостоятельно, обрести контроль над собой.
   - Моя принцесса, ты слышишь меня? Вернись!
   Она слышала этот голос, казавшийся таким родным. Он согревал ее здесь, в этой холодной тьме, и колдунья тянулась к нему, как бабочка на огонек свечи. Появилась непоколебимая уверенность в том, что она обязательно должна следовать за ним. Этот глубокий, будто бархатный, баритон мог принадлежать кому-то, кто был ей бесконечно дорог и нежно любим... Перед мысленным взором Риссы предстали синие глаза и светлые, почти белые волосы.
   "Энтони!" - Она ухватилась за эту догадку, как за спасительную соломинку. Постепенно окружавшая ее темнота стала рассеиваться, отступать, как предрассветные сумерки под первыми лучами восходящего солнца.
   Когда дыхание девушки успокоилось, он смог расслабиться, притянув ее поближе к себе, словно боясь, что она исчезнет. Тони понимал, что выиграл сейчас с большим трудом, ему просто чертовски повезло за счет элемента внезапности. Для того, чтобы бороться с Акивашей, ему было необходимо вернуть свой настоящий облик, так как человеческое тело слишком ограничивало его возможности. Основной проблемой была Рисса. Энтони не знал, как она воспримет правду о том, кто он такой, и почему скрывал все это от нее. Но сделать это следовало как можно быстрее, времени почти не оставалось, ведь блок, который он поставил в ее сознании, долго не продержится. Рано или поздно чертова ведьма вырвется и тогда кто-нибудь обязательно пострадает, и он прекрасно знал, кто именно это будет. Честно говоря, ему было искренне жаль сестру его возлюбленной, он помнил это нежное, доброе создание с чистым сердцем. Да и Маркуса он знал, все-таки тот был ему братом, но только спустя века он смог понять, почему он пожертвовал своим бессмертием. Любовь меняет всех, даже если ты - бог...
   Ей снилось море, она никогда там не была, но точно знала, что оно должно выглядеть именно так, а не иначе. Девушка медленно брела по песчаному пляжу, и теплые волны мягко омывали ее босые ноги. Солнечные блики, танцующие на поверхности, отражались в ее аквамариновых глазах, таких же глубоких, как это море, скрывающих свои тайны. Пахнущий солью и чем-то пряным ветер трепал длинные, густые локоны насыщенного ярко-рыжего цвета. Иногда раздавались громкие крики чаек, и одна из птиц стремительно пикировала в воду, чтобы через миг вынырнуть с добычей. Ей было так хорошо и спокойно, хотелось, чтобы это состояние длилось вечно. Девушка остановилась и подняла голову, прямо над ней простиралась уходящая в даль чистая, безмятежная гладь неба, такого синего-синего цвета. Ощущение внимательного взгляда, возникшее, словно из ниоткуда, заставило ее слегка поежиться и... проснуться...
   - И давно ты за мной наблюдаешь? - Рисса взглянула в смеющиеся глаза любимого, такие же, как и то небо из ее сна. Губ коснулась лукавая улыбка, и колдунья слегка потянулась, как бы непреднамеренно задев мужчину бедром. Энтони резко выдохнул и, перевернув плутовку на спину, отомстил ей глубоким, страстным поцелуем, заставив ее застонать от удовольствия.
   - Ты такая милая, когда спишь. - Он поспешил ретироваться на другой край кровати, и не напрасно, потому, что обиженная девушка запустила в него подушкой.
   - Ах, значит так! Только когда сплю, да? - Рисса вскочила с кровати и, не обращая внимания на смеющегося Тони, направилась к двери, накинув по пути шелковый короткий халатик. Он поймал ее уже у самого выхода.
   - Ну прости, малыш! Я не хотел тебя обидеть. - Парень попытался примирительно поцеловать ее, но колдунья увернулась, вместо губ, подставив ему щечку. Она уже не злилась, но хотелось немного помучить этого нахала. Демонстративно сложив руки на груди, она пыталась сохранить непроницаемое выражение лица. Что давалось с трудом, поскольку вид у Энтони был, как у кота, пойманного у плошки со сметаной, но ни капли не сожалеющего об этом. Он состроил такую умильную физиономию, что хотелось почесать его за ушком и дать какую-нибудь вкусность.
   - Ты просто... - Рисса топнула ножкой и в притворном негодовании сморщила носик. - Ты невыносим!
   Подставив тело под упругие струи, колдунья все еще продолжала улыбаться, вспоминая растерянное лицо любимого. Еще ни с кем она не чувствовала себя так хорошо и свободно, как с ним. С Тони она могла быть просто собой, любить и наслаждаться жизнью. Не нужно было никуда спешить, кого-то искать... А разве она кого-то искала? Рисса в задумчивости смыла остатки пены с волос и выключила воду. Было такое странное ощущение, что у нее осталось незавершенное дело, но как только она пыталась вспомнить, голова начинала кружиться. Махнув, наконец, на все это рукой девушка вышла из душа. Прошлепав босыми ногами по паркету, она выскользнула на небольшой балкончик. Сквозь увитые плющом прутья резной решетки просвечивали солнечные лучи, погода стояла просто восхитительная.
   - Поехали к морю. - Колдунья развернулась к вошедшему в комнату мужчине. - Я так хочу его увидеть!
   - Любимая, все будет так, как ты захочешь! - Энтони обнял девушку и заглянул в светящиеся счастьем глаза. Он не знал, как долго продлится это затишье перед бурей, но очень надеялся, что за это время его брат и Аланта сумеют найти нужное решение. А ему пока следовало сдерживать злобную волю Акиваши, не позволяя той поработить Риссу. В сознании огненными буквами полыхало пророчество, сделанное для него Дельфийским оракулом.
   "Когда люди перестанут поклоняться богам, ты найдешь ту, что похитила твое сердце. Но лишь принеся в жертву самое ценное, обретете вы свободу и счастье. Родственные узы, что камня прочнее, помогут прощение обрести, если хватит сил дойти до конца..."
   Аккуратно высвободившись из объятий задумавшегося мужчины, Рисса направилась к гардеробу, украдкой посматривая на высокую фигуру. В последние несколько дней Тони постоянно впадал в такие вот трансы, переставая на что-либо реагировать. И это ее здорово пугало, потому, что в такие моменты в его образе проскальзывало что-то совсем уж нечеловеческое. Да и вообще, была в нем какая-то загадка, тайна, которую он пока скрывал. "Но ничего, я обязательно все выясню, или я не колдунья?!" - Девушка с азартом потерла руки, предвкушая увлекательное исследование. Здравая мысль: "А надо ли тебе узнавать это, деточка?" - Была немедленно водворена куда подальше.
   - Так куда ты хочешь поехать, котенок? - Вопрос застал ее врасплох, оказалось, что Энтони уже несколько секунд наблюдает за ней. Эти слова заставили Риссу задуматься. Ведь, если говорить честно, она даже не представляла себе, где находится море. С тех пор, как она была принцессой мир сильно изменился. Не было больше Эринии и Териана, перестали существовать знакомые города и страны, все стало другим. Люди уже не верили в богов и волшебство, исчезли с лица земли многие магические существа. Упоминания о них хранили теперь лишь мифы и легенды, а жизнью правил технический прогресс. Некоторые его достижения, сказать по секрету, ей очень даже нравились - душ и ванная с массажером, например, другие вызывали страх и недоверие. Девушка вспомнила, как испугалась, когда впервые включила телевизор.
   - Я не знаю, может, ты что-нибудь посоветуешь? - Колдунья не удержалась и показала любимому язык. Пару минут они бегали по комнате друг за дружкой, как маленькие дети, пока Тони не поймал ее. Нежно коснувшись ее щеки, он убрал упавший ей на глаза ярко-рыжий локон и поцеловал маленький вздернутый носик.
   - Вообще-то, есть одна идея... - Он хитро прищурился. - Думаю, что тебе понравится. Только для начала надо кое-что купить. - С сожалением разжав объятия, он направился к дверям. - Жду тебя внизу через 15 минут.
   - А куда мы поедем? - Рисса смотрела на мужчину с неподдельным интересом, как ребенок - на новую игрушку. На секунду в его глазах мелькнуло что-то странное, похожее на затаенную печаль, но затем взгляд снова прояснился. "Если бы ты только знала, моя маленькая шалунья... Там все встанет на свои места..." - Подумал Энтони.
   - В Грецию. На мою родину. - С этими словами он развернулся и вышел из комнаты.
   Кинув еще один взгляд в сторону ушедшего, Рисса снова вернулась к гардеробу, с сожалением отметив, что выбор невелик. Длинное зеленое платье, в котором она очнулась либо короткое джинсовое мини и облегающий топик, принадлежавшие сестренке любимого, - вот и вся альтернатива. Решив, что мини - это явно слишком, она одела свое платье и заколола волосы дорогим гребнем из слоновой кости, подарком Тони. Отведенное время почти подошло к концу, когда она вышла из комнаты и направилась вниз по лестнице. Как и следовало ожидать, он уже ждал ее, небрежно поигрывая ключами от автомобиля.
   - Может, скажешь все-таки, куда мы сейчас?
   - По магазинам. Надо немного обновить твой стиль. - Мужчина озорно подмигнул ей и, подхватив под руку, повел к стоявшему у крыльца серо-стальному Мерседесу. Не дойдя до машины несколько шагов, девушка остановилась в замешательстве, глядя на это хромированное чудо. Затем с опаской обошла его вокруг, не обращая внимания на смешки и подколки Энтони.
   - Я не сяду в этого монстра! - Она решительно развернулась и направилась обратно в дом, но он успел ее перехватить.
   - Ну что ты, любимая? - Он уговаривал ее, как малыша, который не желает идти в садик в первый день, ласково поглаживая по спине. - Она же не кусается. Тем более, что это очень удобный способ передвижения.
   - Не знаю, оно выглядит таким страшным... - Рисса задумалась, кинув еще один подозрительный взгляд на ни в чем не повинный Мерс. - Я боюсь. - Колдунья надула губки и крепче прижалась к любимому.
   - Рисс, машина не опасная. Это что-то вроде ваших карет, только на современный манер, и ездит само, без помощи лошадей.
   - А как это у нее получается? - Теперь хорошенькое личико девушки светилось любопытством.
   - Это очень долго и скучно объяснять, котенок. Разве тебе не хочется купить новые наряды? - Он понял, что задел нужную струнку, потому, что она безоговорочно позволила усадить себя в машину. В салоне пахло новой кожей и любимыми духами Тони, и еще чем-то неуловимо свежим. Когда они выехали за ворота особняка, он включил магнитолу, из мощных динамиков полилась мягкая классическая музыка. Моцарт, Бетховен, Шопен, колдунья вспомнила, как он рассказывал ей о них. Прекрасные звуки симфоний и вальсов успокаивали, настраивая на романтический лад, и она закрыла глаза, воскрешая последний сон и виденное в нем море.
   Наблюдая за любимой, Энтони подумал, что идея с поездкой в Грецию была просто блестящей. Ведь, как говорят, дома и стены помогают, поэтому, он надеялся, что замысел не пойдет прахом. С рассказом не стоило тянуть, да и некстати вспомнившееся пророчество черной тучей висело на горизонте. Прокручивая в голове выработанный план, в котором не менее важное место отводилось его брату - Танатосу, и его возлюбленной Аланте, он продолжал анализировать странные слова оракула. То, что самое дорогое, что они могут отдать - это их жизни, он не сомневался, но как могли помочь родственные узы, если его любимая ненавидела свою сестру? Хотя так ли уж ненавидела? Возможно, что в этом тоже была виновата Акиваша... Задумавшись над этим вопросом, Тони молча вел машину по улицам Нового Орлеана. Въехав в торговый квартал, он затормозил перед одним из самых фешенебельных бутиков города, им владел его хороший друг, тоже бывший когда-то одним из богов Греческого пантеона. Тогда его звали Гермес - бог-покровитель торговли, а сейчас - всеми уважаемый, преуспевающий бизнесмен - Герман Стаккадо. Заглушив мотор, мужчина вышел из авто и, обойдя его, открыл пассажирскую дверцу, помогая девушке выйти.
   - Мы на месте, котенок. - Рисса заворожено смотрела на громаду здания перед ней. Оно было выполнено в лучших традициях античной архитектуры, высокий арочный вход украшала мраморная колоннада, над дверью золотом был выложен знак древнегреческого бога торговли. В широких стеклянных витринах были выставлены самые последние модные новинки от известных дизайнеров и кутюрье, многообразие фактур и расцветок поражало прямо с порога. Едва они вошли, сопровождаемые мелодичным перезвоном колокольчиков, как к ним подлетело сразу несколько девушек из обслуживающего персонала, на перебой предлагая помощь.
   - Пэм, я хочу, чтобы моя невеста... - Энтони обратился к одной из помощниц, а глаза колдуньи при этих словах широко распахнулись, и лицо залила краска смущения. - ...выглядела как королева. Подберите все самое лучшее. - Затем он повернулся к вконец обескураженной девушке и нежно взял ее ладошки в свои руки, заглядывая в немного испуганные, но от того не менее прекрасные, аквамариновые глаза.
   - Любимая, доверься им, они помогут тебе с выбором. А я пока хочу навестить старого друга, не скучай. - И он легонько коснулся ее губ своими, а затем направился куда-то вглубь помещений широким, стремительным шагом. Когда Тони скрылся из виду, Рисса посмотрела на стоявших неподалеку девушек, одна из них, та, к которой обращался ее любимый, улыбнулась и протянула ей руку.
   - Меня зовут Памела, но вы можете звать просто Пэм. Пойдемте, посмотрим, что мы можем предложить вам из того, что будет достойно такой красавицы как вы.
   Следующие три часа пролетели для колдуньи как в туманной дымке. Она перемеряла сотни самых разных нарядов разных цветов, фасонов, для всех случаев жизни. Когда, совсем обессилевшая, девушка опустилась на диванчик и с благодарностью взяла поданную ей чашку кофе, рядом с ней высилась приличная гора пакетов. Оказалось, что кроме одежды "Аморес", так назывался бутик, предлагает еще и широкий ассортимент обуви и аксессуаров, так что к каждому наряду подобрали соответствующие туфельки и сумочки, и прочую мелочь.
   - Я вижу, вы поработали весьма плодотворно, девочки. Ты осталась довольна, любимая? - Энтони появился так неожиданно, что Рисса чуть не выронила напиток из рук.
   - Разве можно так людей пугать? - Уставшая, измотанная до предела процессом примерки, девушка была несколько раздражена, и веселый вид любимого только еще больше вывел ее из себя. Словно почувствовав ее настроение, он подошел и плавно опустился на незанятое свертками, коробочками и пакетами место рядом с колдуньей.
   - Прости, малыш. Я не знал, что это так на тебя повлияет. - Он осторожно погладил лежавшую на колене руку Риссы, и с облегчением почувствовал, что она немного расслабилась. - Извини, что так долго, но я успел заказать билеты на завтрашний рейс и купить еще кое-что необходимое. Ты больше не сердишься? - Он состроил такую умильную рожицу, что она не выдержала и рассмеялась.
   - Ну разве на тебя можно сердиться? - Вопрос был риторический, так что ответа не требовалось. Она просто не могла долго обижаться на этого немного взбалмошного, нахального балагура, умевшего быть таким восхитительно нежным и внимательным. - Когда мы поедем домой?
   - Я отправлю все твои покупки курьером, а нам еще нужно заехать в одно очень важное место. - Он заговорщически подмигнул ей. - Я приготовил для тебя небольшой сюрприз. - При этих словах глаза девушки невольно загорелись.
   - Надеюсь, я не слишком скромно одета для твоего подарка? - Колдунья немного покружилась перед зеркалом, рассматривая свой новый наряд. На ней было изумрудное платье до колен, с завышенной по последней моде талией, выгодно оттенявшее красивые глаза девушки и молочно-белую кожу. Глубокий вырез декольте подчеркивал несомненные достоинства принцессы, на ногах поблескивали лаком изящные туфли-лодочки на невысоком каблучке.
   - Ты просто восхитительна, любовь моя! - Энтони с удовольствием наблюдал за ней, отмечая, как преобразилась девушка, когда над ней не тяготела чужая злобная воля. Она словно светилась изнутри каким-то особенным светом, заставляя всех вокруг замирать от восторга при ее появлении. Она стала обычной женщиной, которая просто хочет любить и быть любимой...
   Когда они вышли из бутика, на улице уже смеркалось. Немного задержавшись на пороге, Рисса подняла глаза к небу. Она безумно любила это время. Уже не день, но еще и не вечер - сумерки, когда мир окрашивается во все оттенки серого и темно-синего, приобретая некое завораживающее волшебство. Казалось, что стоит пожелать, и в этот миг оживет самая несбыточная мечта...
   Энтони привез ее в один из самых изысканных ресторанов города. "Медея" славилась отличной кухней и безупречным обслуживанием. Как только они вошли, словно из-под земли возник администратор, приглашающим жестом указывая им куда-то на террасу, опоясывающую здание.
   - Любимая, - Мужчина остановился на секунду, посмотрев на нее немного таинственно. - Не могла бы ты закрыть глаза, и открыть их, когда я скажу? - Эта просьба немного удивила колдунью, но она молча выполнила ее, полностью доверяя своему избраннику. Предвкушение обещанного сюрприза настолько захватило ее, что ни о чем другом она больше не думала. Шли они совсем недолго, Тони поддерживал ее под руку, уверенно ступая по выложенному мраморными плитами полу. По тому, как дохнуло в лицо свежим ночным воздухом, девушка поняла, что они вышли на открытую террасу, где-то рядом играла тихая медленная музыка, ноздрей коснулся тонкий цветочный аромат. Послышался звук отодвигаемого стула, а затем голос Энтони.
   - Можешь открывать, котенок. - Послушно последовав его просьбе, она открыла глаза и на секунду застыла, словно громом пораженная. Все-таки она немного ошиблась, это была не терраса, а небольшой отгороженный от остального пространства, балкончик. Возле увитых плющом и цветочными гирляндами перил стоял столик на двоих и два глубоких плетеных кресла. Над головой сияло усеянное звездами небо, где-то неподалеку пел соловей. Рисса почувствовала, как перехватило дыхание от нахлынувших чувств, к горлу подкатил комок, это было так неожиданно и так красиво. Когда Тони усадил ее за столик и присел напротив, она со всей ясностью поняла, что никогда и ни за что не променяет это счастье на что-либо. Пока официант разливал по бокалам вино, любимый не сводил с нее таинственного взгляда, словно этот романтический ужин был далеко не последним в череде сюрпризов на сегодняшний вечер. Когда они остались одни, в ожидании заказа, он достал из внутреннего кармана пиджака небольшую бархатную коробочку. Ее сердце едва не выпрыгнуло из груди от внезапной догадки. Неужели сейчас сбудется ее самая сокровенная мечта?
   - Малыш, я знаю, что это немного неожиданно, но так люблю тебя, что просто не могу больше ждать. - Выдержав небольшую паузу, Энтони открыл коробочку и в свете декоративных светильников сверкнул изумруд, окруженный небольшими бриллиантами. Рисса, как зачарованная, смотрела на кольцо и не верила своим глазам. Ее любимый, тот за кем она готова пойти даже в Ад, прямо сейчас делал ей предложение, глаза невыносимо защипало. Мужчина испуганно смотрел, как по ее щекам катятся слезы.
   - О боже! Я тебя обидел, любимая?
   - О, нет, прости, я... просто это так неожиданно... - Девушка смахнула соленые капли с ресниц.
   - Так ты согласна стать моей навсегда?
   - Да! - Это произведение ювелирного искусства, которое выбрал Тони, легко скользнуло на тонкий пальчик колдуньи...
   Всю обратную дорогу она была непривычно тихой и молчаливой, невидяще глядя на проплывающий за окном машины ночной город. Сбылась далекая детская мечта, такая желанная и неосуществимая, теперь она была так же реальна, как сидящий рядом мужчина. Всю свою сознательную жизнь она представляла, как это произойдет. Как в самом прекрасном в мире подвенечном платье ее поведет к алтарю отец, как будет с любовью смотреть на нее будущий супруг, как будут поздравлять подданные, как обрадуется сестренка. Папа, сестричка... Их нет, они погибли сотни, тысячи лет назад или нет?.. Почему воспоминания о сестре вызывают такое странное чувство? Почему от этого так больно в груди, как будто что-то давно забытое, закопанное в самых потаенных глубинах души, рвется наружу? Где найти ответы на эти вопросы, она не знала, да и не хотела знать.
   "Ты можешь хоть сейчас наслаждаться тем, что дает тебе судьба?" - Внутренний голос задал поистине риторический вопрос. - "Забудь, что когда-то ты была принцессой, теперь ты просто женщина. Люби и будь любима."
   Похоже, что к этим словам стоило прислушаться. Ведь правда, что ей мешало быть с Энтони? Рисса тряхнула головой, длинные рыжие локоны волной разметались по плечам. Решено, она не будет больше вспоминать о прошлом, есть только будущее - она и любимый. Увлеченная мечтами о том, как сложится их дальнейшая совместная жизнь, колдунья не заметила, как они подъехали к дому. Только когда Тони галантно открыл дверцу и подал ей руку, помогая выйти, она вспомнила, что сегодня так и не сказала ему ни разу, что она благодарна за все подарки, которые он для нее сделал. Ну ничего, у них еще вся ночь впереди, а потом замечательный медовый месяц в Греции.
   - Ты выглядишь такой счастливой, малыш. - Мужчина нежно приобнял ее за талию и повел внутрь, мимоходом кивнув прислуге, чтобы забрали все вещи из машины. Девушка подняла на него свои аквамариновые глаза.
   - А я счастлива! Я просто не могу выразить словами все то, что сейчас чувствую! - Она вывернулась из его объятий и закружилась по холлу, как когда-то в детстве. - Спасибо за то, что ты есть у меня! - Колдунья резко остановилась перед любимым, наблюдая, как меняется выражение его лица от недоверчиво-ироничного до изумленного, а затем неожиданно страстного. И уж конечно, она совсем не ожидала, что он подхватит ее на руки, и абсолютно наплевав на прислугу, понесет в спальню...
   Энтони опустил свою драгоценную ношу на кровать и принялся медленно стягивать с нее с такой тщательностью подобранный сегодня наряд, зацеловывая каждый дюйм обнажающейся кожи. Когда она сказала эти слова, там, внизу, он на секунду подумал, что сердце просто выскочит из груди. Как же он любил эту взбалмошную, дерзкую, невероятно красивую рыжую колдунью! Боги, помогите спасти ее!
   На улице была глубокая ночь, когда она проснулась, словно от какого-то толчка. Осторожно выбравшись из объятий любимого и стараясь не разбудить его, Рисса на цыпочках пробралась на балкон. Ее взгляд устремился в небо, его медленно затягивали черные грозовые тучи. Значит будет дождь! - Эта мысль почему-то испугала ее. - Только бы не отменили рейс из-за погодных условий. Ей безумно хотелось попасть в Грецию, увидеть море, и стать законной супругой Энтони. Он сказал, что это будет особая церемония, а она даже платье подобрала. Легкий, струящийся белый шифон, атласный лиф с глубоким декольте, украшенный жемчужными капельками. Мечта невесты, а не платье... Где-то вдали раздались первые раскаты грома, на лицо упала капля, затем еще одна, а потом вода хлынула сплошным потоком. А колдунья все так же стояла на открытом балкончике закрыв глаза и вцепившись руками за перила.
   - Простудишься, котенок. - Мягкий голос любимого вырвал ее из мыслей, заставляя вздрогнуть, и почувствовать, как же она замерзла. На плечи накинули теплый плед.
   - Пойдем в комнату. - Тони потянул девушку за собой. Обнимая невесту, он зашел обратно, закрывая дверь и отрезая тем самым буйство стихий. Она немного дрожала, поэтому, стянув с нее мокрый халат, Энтони уложил колдунью на кровать и принялся согревать озябшее тело со всей возможной страстью. Когда она, утомленная его ласками, заснула, мужчина еще долго лежал, изучая потолок и обдумывая предстоящее путешествие.
   Что-то теплое коснулось лица, скользнуло по щеке, заставляя открыть глаза. Рисса потянулась и села на кровати, то, что любимого не было рядом, она почувствовала сразу. Солнце заливало комнату ярким светом, от вчерашнего дождя не осталось даже намека. От этого на душе стало так радостно, что она невольно улыбнулась, ведь это означало, что рейс не отменят. Стоп! А ведь билеты на сегодня!
   Тонкий слух колдуньи уловил голос любимого, Тони быстро и четко раздавал приказы прислуге. Опустив ноги на пол, она несколько секунд посидела так, наслаждаясь прикосновением пушистого ковра к ступням ног. Как давно она не радовалась простым житейским радостям... Действительно, очень давно, вот только девушка никак не могла вспомнить, почему. Чем сильнее она напрягала память, пытаясь вспомнить некоторые моменты своей прошлой жизни, тем глуше и прочнее становилась стена, закрывающая ее воспоминания. Взглянув на часы, стоящие на каминной полке, Рисса поморщилась. Было всего девять утра, несусветная рань. И когда ты успела стать такой неженкой? - Спросил внутренний голос. - Если будешь валяться в кровати по пол дня, всю жизнь проспишь!
   - И ничего я не просплю! - Обиженно буркнула сама себе девушка, направляясь в ванную. Эта огромная, выложенная сине-зеленой плиткой, комната была, пожалуй, самой любимой у колдуньи. Она сочетала в себе настоящую роскошь времен Людовик ХIV и простоту современных технологий. Причем эти два, казалось бы, совершенно несовместимых направления составляли весьма органичный симбиоз. Пустив горячую воду, и оставив большую, антикварную, ванну на львиных лапах набираться, Рисса направилась к полочке, на которой стояли разнообразные флакончики и бутылочки. Задумчиво перебирая разномастные пены, гели и тому подобное, она остановила свой выбор на той, что была с ароматом дикой розы.
   Вылив в воду почти полфлакона, девушка с наслаждением вдохнула тонкий, терпкий запах. Попробовав температуру, она закрутила и забралась в ванну, предварительно заколов волосы. По телу разливалась приятная нега, и она закрыла глаза.
   - Ты не сможешь скрыться от меня. Потому, что теперь я часть тебя, и убив меня, ты уничтожишь себя, милая. - Рисса подняла глаза на говорившую. Та была невыразимо прекрасна своей хищной, холодной красотой. Длинные, рыжие, почти красны, волосы спускались едва ли не до коленей. В темных глазах клубился мрак, оттуда смотрела сама бездна Ада.
   - Мне нужно твое тело, и я получу его, чего бы это мне ни стоило. - Женщина хрипло рассмеялась, ее лицо исказила жуткая улыбка. - Мне почти удалось убрать препятствие в лице твоей сестренки и ее благоверного, ведь они могли спасти тебя. - От этих слов Рисса вздрогнула, как от удара. Значит это не она виновата в гибели Маркуса и Аланты, не ее воля сгубила отца. Но что же со всем этим делать? Снова прочитав ее мысли, ведьма подошла ближе, ее холодные, как у мертвого, пальцы коснулись щеки девушки.
   - Ты ничего не сможешь сделать. Как бы ни хотела. Рано или поздно я смогу преодолеть блок, который поставил твой любимый, и тогда ничто не остановит меня.
   - Ты жестокая. Почему, что я тебе сделала? - Рисса чувствовала себя такой беспомощной рядом с этой женщиной. Та снова засмеялась, хрипло, пугающе.
   - Ты просто попалась мне не в то время, и не в том месте. Видишь ли, я открою тебе небольшую тайну. - Прямо из воздуха появилось кресло с высокой спинкой, и ведьма удобно устроилась в нем. Только теперь принцесса обратила внимание на то, где они находятся. Это было странное место, похожее на круглую комнату, со стенами и полом из молочно-белого тумана.
   - Мое имя Акиваша. Расспроси на досуге своего будущего супруга, он знает много интересного. Я была могущественной королевой, и единственной целью моего существования было получить власть над миром и вечную молодость. Что ж, могу сказать, что второго я таки добилась, пусть и не так, как хотела. А получить первое мне поможешь ты, как только я сорву эту чертову преграду. И тогда меня никто не остановит!
   По коже Риссы побежали мурашки, давно ей не было так страшно. Эта ведьма вызывала просто животный, первобытный ужас. Хотелось бежать как можно дальше, на край света, где ее никто не найдет. И что это за прозрачные намеки на то, что Энтони что-то знает? Девушка была в замешательстве, чтобы хоть как-то это скрыть, она снова огляделась.
   - Где мы?
   - В твоем сознании, глупая! Ты спишь, а я пока могу добраться до тебя только так. Мне безумно приятно было с тобой поговорить, но тебе пора. - С этими словами Акиваша стремительно пересекла отделявшее их пространство и резко толкнула ее в грудь. Пытаясь удержать равновесие, Рисса взмахнула руками, но оступилась и сорвалась вниз.
   - Нет!!!
   Она закричала и... проснулась.
   Открыв глаза, она не сразу поняла, что все еще лежит в ванной, и что вода достаточно сильно остыла. Колдунья задумчиво потерла виски, она знала, что ей что-то снилось, или кто-то, но никак не могла вспомнить. В сознании смутно проскальзывало только имя, странное, древнее, от него веяло холодом и угрозой - Акиваша. Надо обязательно спросить у Энтони, он такой начитанный, должен знать.
   - О черт, Тони! - Девушка пулей вылетела из ванной, и на ходу вытираясь, бросилась в комнату. Там, на кровати лежал пакет, один из тех, что она купила вчера. Рядом коробка с обувью. Сердце снова затопила волна нежности, когда она подошла и опустилась на покрывало. Вытряхнув содержимое пакета на одеяло, Рисса успела даже удивиться каким безупречным оказался вкус любимого. Белые, обтягивающие фигуру как вторая кожа, брючки, синий топик, почти ничего не скрывающий, и босоножки на высоком каблучке, того же цвета, что и топ.
   Колдунья почти закончила свой туалет, когда раздался тихий стук в дверь. В ответ на ее "Войдите!", раздался голос слуги.
   - Госпожа, мастер Энтони просил передать, что ждет Вас внизу. Все готово.
   - Передайте ему, что я скоро буду.
   Быстро заколов непокорную шевелюру заколкой, и прихватив с собой сумочку, девушка выбежала из комнаты. Она уже почти спустилась в низ, когда мягкий, бархатный голос любимого, раздавшийся едва ли не над самым ухом, заставил ее вздрогнуть.
  -- Привет, соня! Как спалось?
   Рисса резко обернулась и очутилась в объятиях Тони. На его губах играла легкая, немного нахальная улыбка, но в этом был весь он. Такой таинственный и непредсказуемый, непередаваемо нежный и страстный, иногда язвительный и наглый, но неизменно любимый и любящий. Девушка загадочно сверкнула глазами, и поцеловала его, привстав на цыпочки.
   - Замечательно спалось. А мы не опоздаем? - Энтони фыркнул.
   - Ну, это же не два часа провел в ванной, собираясь.
   - Я заснула. - Колдунья виновато потупила взгляд, но уже через секунду в ее глазах плясали веселые искорки. Мужчина обнял ее за талию и повел вниз, туда, где ждала машина. В этот раз за рулем сидел водитель. Удобно устроившись на кожаном сиденье, Рисса положила голову на плечо жениха и прикрыла глаза. Какое-то время они ехали молча, а потом она почувствовала его дыхание на шее и тихий шепот.
   - О чем задумалась, моя принцесса? - Она улыбнулась, не открывая глаз, прижалась щекой.
   - Мне снился такой странный сон.
   - Почему странный? - В голосе Энтони ей почудились нотки беспокойства и напряжение.
   - Там была женщина, красивая, с рыжими, почти красными волосами. Она сказала, что ее зовут Акиваша.
   - Что еще она тебе сказала? Котенок, это очень важно! - Тони осторожно развернул ее за плечи так, чтобы видеть глаза. Рисса ужаснулась тому, что увидела в его взгляде. Там был страх за нее, почти панический ужас, и она не могла понять, что так напугало ее невозмутимого рыцаря.
   - Она посоветовала спросить тебя. - Он перевел дыхание, притягивая ее в объятия.
   - Когда пройдет церемония, я все тебе расскажу.
   В аэропорту было шумно и многолюдно, отвыкшая от таких скоплений народа, колдунья старалась держаться поближе к любимому. Пока проходили процедуру регистрации и сдавали багаж, да и потом, когда шли на посадку. Огромный белоснежный авиалайнер испугал ее едва ли не до дрожи в коленках. Рисса сжала ладонь Тони так, словно та была спасительным якорем в бушующем океане.
   - Спокойней, малыш. Самолет не кусается. - В ответ девушка обиженно надула губки, поэтому он поспешил исправить досадную оплошность. Иногда он, на беду, забывал, что она боится некоторых видов современной техники. Пройдя по трапу, они зашли в салон и направились к своим местам. Энтони заказал два билета в бизнесс-класс, поэтому здесь было почти пусто, если не считать нескольких предпринимателей. Перелет прошел на удивление спокойно, потому, что непривычная к такому методу передвижения, колдунья быстро уснула. Глядя на тонкий аристократический профиль, Тони думал о том, что она ему сказала. Он злился на себя за то, что не предусмотрел такой возможности. Он не предполагал, что злобная стерва Акиваша выйдет на связь с Риссой через подсознание. Это настораживало и пугало одновременно, потому, что блок был не абсолютным.
   Последней надеждой хоть как-то сдержать ведьму оставалась свадебная церемония. Он уже договорился со знакомым жрецом, Энтони улыбнулся про себя этому сравнению. Гименей был кем угодно, но никак не простым жрецом. Поэтому его сила должна была помочь в этой ситуации. Церемония была необычной, и позволяла им связать свои силы так, что он мог при желании контролировать ее. К тому же, его до сих пор терзали сомнения о том, как любимая воспримет его истинное лицо. Да, она и сама не была человеком, но не каждый же день твоим будущим мужем оказывается древнегреческий бог любви.
   Голос пилота, немного искаженный динамиками, объявил о посадке. И Тони мягко коснулся губами лба девушки, она сонно моргнула и открыла глаза.
   - Мы уже прилетели? - В этот момент она выглядела такой ранимой и очаровательно-притягательной, как никогда. Волосы разметались по плечам, мелкие колечки завитков обрамляли лицо, взгляд аквамариновых глаз был еще слегка затуманенным. Точно маленькая фея из сказки.
   - Да, почти на месте. - Мягкий толчок, и самолет приземлился на посадочную полосу. Когда они вышли наружу, их встретило не жаркое солнце Средиземноморья, а проливной дождь. Сердце Риссы сжало нехорошее предчувствие, создавалось такое впечатление, что небо оплакивает что-то, что должно произойти. Тряхнув головой, она постаралась отогнать эти мысли, и просто наслаждаться поездкой. Тем более, что всего через несколько часов она станет супругой Энтони. К ним подбежал мужчина с зонтом в руке, оказывается, их давно ждали. Черный "Линкольн" вез их по улицам Афин, а за затемненными стеклами престижного авто бушевала непогода.
   Машина остановилась перед огромным особняком в лучших традициях античной архитектуры. Высокая колоннада поддерживала выступающий вперед балкон второго этажа, широкие ступени вели к огромным дубовым дверям, украшенным старинной резьбой. Высокие витражные окна были закрыты портьерами, так, что не представлялось возможным рассмотреть, что скрывается за великолепным фасадом. Но Рисса не сомневалась, что убранство столь же великолепно, сколь и внешний вид. Было ясно, что дому очень много лет. Левую сторону живой стеной оплетали зеленые побеги плюща, когда-то белая, сейчас кладка немного потемнела. Вокруг дома был разбит сад, но оценить все величие не представлялось возможным из-за пелены дождя. Дав себе зарок как следует рассмотреть все при свете солнца, девушка вышла из машины под заботливо подставленный зонт, и проследовала за Тони в особняк.
   Когда она вошла, из груди невольно вырвался вздох изумления. Казалось, что ты в одночасье шагнул назад во времени, и попал в Древнюю Грецию времен ее расцвета. Стены украшали искусно выделанные гобелены и просто рисунки с изображением богов, битв, мифических чудищ. В высоких напольных вазах стояли живые цветы, пол покрывал красивый ковер. Прямо напротив главных дверей располагалась витая мраморная лестница, ведущая наверх. Ее подножие венчали статуи наяд. Мягкий рассеянный свет лился из стилизованных под факелы светильников, единственного современного пятна в этом холле.
   - Это просто невероятно, Тони! - Мужчина подошел, и обнял ее сзади за талию.
   - Я рад, что тебе нравится. Этот особняк принадлежал моим предкам. - Ну в какой-то мере, если быть честным.
   - Мне не просто нравится, я в полном восторге. - Рисса развернулась в его объятиях и поцеловала жениха в губы. В ее глазах светилось счастье.
   - Малыш, у тебя есть час, чтобы приготовиться. - Он подмигнул ей, видя, как расширились глаза любимой, а на щеки набежал лихорадочный румянец. - Хелена поможет тебе одеться. - Он подозвал невысокую, симпатичную гречанку, и на незнакомом языке что-то приказал ей. Та почтительно склонилась и жестом попросила колдунью следовать за ней. Они поднялись на второй этаж и служанка пропустила ее в одну из комнат, которая оказалась спальней. Убранство было поистине роскошным. Огромная кровать под прозрачным балдахином, толстый пушистый ковер на полу, туалетный столик из красного дерева с большим зеркалом в серебряной раме. И все это в алых и золотых тонах, так, что казалось, будто ты попал прямо в осеннюю сказку. На гобеленах, украшавших стены, были изображены нимфы, музы, дриады с сатирами. Но внимание Риссы привлекла искусно выполненная картина, на которой была изображена Афродита со своим сыном, Эросом. Белокурый мальчик так напоминал ей Энтони, что колдунья усмехнулась про себя. Вот ведь дожилась, он мне уже везде мерещится!
   Пока она осматривала комнату, Хелена быстро разложила на кровати все необходимое, а потом подошла к ней.
   - Госпожа, все готово. - Рисса обернулась на голос, ее взгляд скользнул по покрывалу, и остановился на платье. Когда она его выбирала, то не думала, что оно станет для нее подвенечным. Белый шелк подола немного не доходил до колена, завышенная талия эффектно подчеркивала грудь, бретелек не было, так, что плечи оставались открытыми. Лиф был расшит мелкими жемчужинами и бриллиантами. Девушка успела пожалеть, что сейчас шел дождь, пока одевалась, потому, что на солнце тот шедевр выглядел бы бесподобно. Она села в кресло перед зеркалом, и служанка занялась ее волосами, пытаясь придать непокорной копне хоть сколько-нибудь пристойный вид. Рисса втайне посмеивалась над этими попытками, но когда, спустя полчаса, ее волосы были уложены в элегантную, простую прическу, вынуждена была признать, что Хелена - мастер своего дела. В дверь постучали и гречанка что-то спросила, потом повернулась к девушке.
   - Мастер Энтони ждет вас.
   - Спасибо, Хелена. - Колдунья встала и оправила несуществующие складки на платье, затем, бросив последний взгляд в зеркало, вышла из спальни. Тони нетерпеливо мерил шагами пространство холла, между бровей залегла складка, он о чем-то напряженно думал. Но стоило ей появиться, как его метания прекратились так же внезапно, как начались. Он поднял голову, скользнул взглядом по фигуре. Его принцесса была так прекрасна, что перехватывало дыхание, а голова кружилась от переизбытка чувств. Хотелось подхватить ее на руки и закружить по комнате, и никогда не отпускать. Но сейчас на это не было времени, впереди ждал ритуал, а потом нелегкий разговор.
   - Ты готова, моя хорошая? - Рисса на секунду задумалась, демонстративно сморщив носик, затем положила свою ладошку на изгиб его локтя.
   - Да, сэр! - Они одновременно рассмеялись, и Энтони повел свою нареченную в другую часть дома, и через широкие стеклянные двери в сад. Дождь уже прекратился, и теперь капли поблескивали маленькими драгоценными камнями на траве и листве деревьев. Они шли к небольшой часовенке, которая располагалась в глубине территории особняка. Она тоже была выполнена в античном стиле, и дышала вековой мудростью. Старое здание, очень старое. - Подумала про себя колдунья, поднимаясь по каменным ступеням вслед за мужчиной. Там, впереди, ее ждало новое будущее, которое манило своей неизвестностью, как огонь свечи манит мотылька...
   Слуги распахнули высокие деревянные двери, украшенные резьбой, и они шагнули внутрь. Яркий свет, пробивающийся сквозь высокие стрельчатые окна, немного ослепил ее, и Рисса на мгновение закрыла глаза. Когда зрение немного пришло в норму, она увидела, что они стоят перед алтарем. Вперед выступил молодой мужчина, и колдунья невольно поежилась. Он производил такое же впечатление, как и часовня. На вид ему можно было дать лет тридцать, не больше, но глаза... Это был взгляд человека, который видел многое, если не все. Словно ему были сотни и сотни лет...
   Когда он заговорил, его глубокий, мягкий голос, казалось, наполнил собой все пространство. Это была не традиционная свадебная речь, да и говорил он на латыни. Рисса почувствовала, как Энтони легонько сжал ее ладошку, вселяя уверенность. Слова продолжали звучать и воздух вокруг словно становился гуще, наливаясь странной силой. Когда жрец (а по-другому его и не назовешь) достал две переплетенные между собой ленты, алого и черного цвета, ее глаза невольно расширились. Она не ошиблась, это действительно не было обычной церемонией. Древний ритуал соединения душ, замешанный на магии любви, когда один из участников сплетает ауры пары, связывая их неразрывными узами навсегда.
   А твой женишок не так прост, как хочет казаться. Ты так не считаешь, милочка? Спроси его на досуге, думаю, тебе будет интересно... Ехидный голос Акиваши, раздавшийся в ее голове, заставил Риссу вздрогнуть от неожиданности. Энтони покосился на любимую, не понимая причин ее нервозности, затем перевел взгляд на Гименея. Друг понял его без слов, переходя к основной части церемонии.
   Он соединил их руки, обвивая лентами, произнося слова, которые соединят их намного прочнее, чем обычные клятвы верности. Алый и черный вспыхнули на мгновение, переплетаясь, связывая две жизни, две судьбы, два сердца... Затем Тони достал кольца... Еще миг, и в часовне словно вспыхнул яркий свет, заливая своим теплом все вокруг, несколько секунд, и все снова стало на свои места.
   Колдунья все еще пыталась прийти в себя, когда, теперь уже муж, развернул ее, притягивая в сильные объятия. Она растворилась в нем, чувствуя, как его теплые губы утверждают на нее свое право. Это был поцелуй настоящего собственника, повелителя, господина. И она подчинилась...
  
   Когда он внес ее на руках в спальню, Риссе показалось, что она попала на небо, и теперь парит в окружении белоснежных облаков. И только рассыпанные повсюду лепестки роз алели на этом фоне, как капли крови на свежевыпавшем, девственно чистом снегу... Бережно, словно величайшую драгоценность, он опустил ее на прохладный шелк простыней. В небесно-синих глазах разгорался такой знакомый жар, грозя поглотить их обоих... Сжечь в этом пламени без остатка...
   Она приподнялась на локтях, длинные рыжие волосы разметались по покрывалу, словно живой огонь. По губам скользнула соблазнительная улыбка, а в аквамариновых глазах вспыхнули озорные искорки. Энтони рефлекторно сглотнул, глядя на эту, до невозможности сексуальную картинку. Она играла с ним, потягиваясь как кошка. Призывный взмах ресниц, и он готов идти за этой чертовкой хоть в Ад... Рисса наблюдала, как он расстегивает пиджак, за ним на пол летит рубашка, открывая взгляду безупречное тело, с золотистой от загара кожей, под которой перекатываются литые мускулы. Возникло желание податься вперед, лизнуть это великолепие, пробуя на вкус, немного прихватить зубами...
   Когда на нем не остается ни клочка ткани, она чувствует, как волна тепла, родившаяся внизу живота тугим комком, начинает распространяться по всему телу. С губ срывается почти жалобный стон, и Тони плавно опускается на кровать. Сильные ладони скользят по ее талии, снизу вверх, борясь с лентами и застежками этого атласного безобразия, по недоразумению названного платьем. Возбуждение, желание обладать этим великолепным телом, теперь принадлежащим ему по праву, заставляет Энтони с глухим рычанием рвануть тонкую ткань. Ответом ему служит благодарный стон, когда свадебный наряд присоединяется к его костюму.
   Прикосновения рук к обнаженной коже сводят с ума, заставляя выгибаться на встречу этим ласкам. С губ слетает почти всхлип, когда дерзкий язык скользит по ложбинке между грудей, касается мгновенно твердеющей горошинки соска. Рисса запустила пальцы в светлые волосы супруга, притягивая его ближе, перебирая мягкие прядки. Свободной рукой он провел по внутренней поверхности бедра, подбираясь все ближе к самому чувствительному местечку.
   - Рисса... - Выдох прямо в полуоткрытые губы... Блеск желания и нетерпения в зеленых глазах, который пьянит кровь не хуже выдержанного вина. Но так хочется продлить эту мучительную пытку, насладиться таким желанным телом до конца... Но его рыжая колдунья словно преднамеренно путает все карты. Ее немного развратная улыбка срывает напрочь самообладание. Порочность, сквозящая в каждом изгибе тела, в каждом стоне, когда с ее уст срывается его имя... Все это так не вяжется с ее невинным обликом, и так заводит, что он с трудом удерживает остатки самоконтроля.
   Рисса обвила ногами его талию, приглашая, требуя продолжения. Эта сладкая боль, заставляющая сердце заходиться в беззвучном крике исступления, сбиваться с ритма, сводит с ума. Хочется почувствовать его всего, без остатка, сейчас, немедленно... Он ловит ее губы в ловушку очередного поцелуя, медленно входя в нее, заставляя прижиматься сильнее, биться под ним почти в агонии от острого, мучительного наслаждения. Длинные ногти любимой впиваются в спину, оставляя глубокие царапины, но Энтони продолжает истязать их обоих.
   - Тони... Пожалуйста... - Девушка всхлипывает, и эта мольба заставляет его окончательно потерять рассудок. Одним мощным рывком он входит до конца, замирая на мгновение, чувствуя, как она сжимается вокруг него.
   А потом все сливается в один ошеломительный водоворот из ощущений, эмоций, желаний. Медленные движения, почти на грани, но не давая разгоряченным телам долгожданного освобождения... Затем ускоряя темп, и снова замедляя, подводя к краю с изощренностью заправского палача... Одно дыхание на двоих, и бешеный стук сердец... И уже не ясно, чьи это стоны и крики... Теперь одно целое не только духовно, но и физически... Почти звериное рычание...
   - Моя...
   - Твоя...
   И ослепительная вспышка оргазма, словно цунами, накрывает с головой. Сознание закручивается в водоворот, разлетаясь на сотни, тысячи разноцветных осколков. По телу прокатывается дрожь, отзываясь вспышками наслаждения в каждой клеточке...
   - Я так тебя люблю... - Тихий шепот, губы ласково касаются виска. Пальцы отводят упавший на глаза локон непокорных рыжих волос. Сильные руки прижимают уставшее, истерзанно неистовыми ласками тело.
   Рисса положила голову на плечо любимому и открыла глаза. В глубоком омуте ответного взгляда сквозила такая нежность и любовь, что она просто таяла, как снег под первыми лучами весеннего солнца. Еще никогда она не чувствовала себя такой счастливой, как сейчас. По губам скользнула улыбка, и девушка нежно погладила плечо своего мужчины.
   - И я тебя люблю, мой ангел. - Тони едва не вздрогнул от этих слов. Ему надо было сказать ей правду, пока еще не слишком поздно, но уместно ли это сейчас?
   - Малыш, нам надо поговорить. - Она подняла на него непонимающий взгляд. О чем можно говорить после такого?
   - Если ты хочешь, давай поговорим. - Колдунья удобнее устроилась в его объятиях. Сердце подсказывало, что разговор будет совсем нелегким, и многое изменит, очень многое... Ей вспомнились слова Акиваши о том, что Энтони не тот, за кого себя выдает. Но она только отмахнулась от этой мысли. Ей не важно, кто он, главное, что они любят друг друга.
   Он молчал так долго, что Рисса начала беспокоиться. Погладив ладошкой его напряженные плечи, она заглянула в бесконечно дорогие глаза, и едва не отпрянула. От синевы не осталось и следа, всю радужку затянуло золотом. Отчего черный вертикальный зрачок казался немного жутким. Воздух в комнате заметно потяжелел, словно наливаясь магией, и девушка подумала, что простое женское счастье сделало ее невнимательной.
   Как ты могла не почувствовать такой мощной силы? Это же просто невероятно! Внутренний голос решил напомнить о своем существовании весьма ехидным способом, колдунья только мысленно отмахнулась. Видимо, он слишком хорошо ее скрывал...
   - Энтони... - Его взгляд сфокусировался на ней, а руки сжались вокруг талии, не позволяя вырваться, даже если бы она попыталась.
   - Прости, если напугал. Я должен был тебе давно рассказать, но любой момент казался неподходящим. - Он перевел дыхание, сдерживая силу, которая устала скрываться под человеческой оболочкой. Теперь, почувствовав близкое освобождение, она рвалась наружу. - Рис, я - не человек.
   Заметив изящно приподнятую в немом изумлении бровь, он все-таки разжал руки и сел на кровати, затем встал. Девушка наблюдала за ним, отмечая неуловимые на первый взгляд изменения, которые происходили с его телом. Глаза были только первыми посланниками, и до нее постепенно начинало доходить, что именно он имел ввиду.
   Волосы стали длиннее, меняя цвет с теплого, пшеничного, на платиновый. На спине кожа словно потекла, на ней проявились золотистые линии странного узора. Затем еще мгновение, и появились белоснежные крылья. Их размах впечатлял, даже когда Тони сложил их и повернулся к любимой лицом. Странно, но золото его необычных глаз больше не казалось ей пугающим, а крылья так и хотелось потрогать, попробовать, какие же они на ощупь.
   - Когда-то давно меня знали, как греческого бога любви. Мое настоящее имя - Эрос.
   Эрос?! Скажите мне, что я не сплю... Я думала, что это миф, о том, что некоторые боги еще бродят по земле...
   В глазах колдуньи зажегся огонек, предвещающий допрос с пристрастием. Энтони поднес палец к губам, призывая ее молчать.
   - Еще на заре веков, когда люди верили в нас. Мне было сделано пророчество, о том, что я встречу женщину, ради которой смогу отдать самое ценное, что у меня есть. С тех пор я искал тебя, сквозь тысячелетия, видя во сне каждую ночь.
   - Но... Как ты мог знать, что это именно я? - Этот вопрос беспокоил ее, не укладываясь в голове. Она верила ему, и то, что ее муж - бессмертный бог, нисколько ее не шокировало. Все-таки, и она не простая дамочка. Ожившая мумия, какая ирония судьбы! А мы отличная парочка! - Мы же никогда не виделись с тобой раньше... Ну, до того момента, когда... - Она запнулась, вспоминая, как впервые открыла глаза, понимая, что снова жива, снова может дышать, видеть небо и солнце...
   - Да, но ты забываешь, что у каждого, кто отмечен силой, есть своя, неповторимая магическая подпись. И я знал твою, чувствовал...
   Он убрал крылья совсем, и сел на кровать. Рисса сидела, подтянув коленки к груди, рыжие локоны укрывали ее словно плащом. Это была такая беззащитная поза, что хотелось обнять, прижать к себе, утешить.
   - Ты, скорее всего, слышала легенду о том, что у каждого в этом мире есть своя половинка. А бессмертные особенно чувствительны к этому.
   Энтони замолчал, давая ей время осмыслить все, только что услышанное. Он не надеялся, что она вот так сразу примет то, что он сказал. Даже для него это было бы нелегко, что говорить о девушке. Единственное, что его беспокоило, это то, что у них было очень мало времени. Сегодня, во время церемонии, он почувствовал всплеск активности Акиваши. Собственно, весь ритуал был задуман с целью дать ему доступ к магическим резервам Риссы, чтобы при опасности суметь изолировать злобную часть в дальнем уголке сознания.
   И сейчас, когда он, наконец, выпустил свою силу, принимая истинный облик, он остро чувствовал колебания магический полей. Древняя вампирша рвалась наружу. Сколько еще времени у них есть? День или два? Хотя бы неделя, а там он найдет способ выйти на Танатоса...
   Из раздумий его вывела теплая ладошка, скользнувшая на грудь, затем гибкое тело любимой прижалось к его спине. Мягкие губы дотронулись до плеча, невесомым, легким, как крылья бабочки поцелуем. По телу прокатилась волна знакомого жара, заставляя кожу покрыться мурашками. Его магия отозвалась на этот призыв, поднимаясь внутри, словно прилив. Энтони накрыл ее руки своими, затем развернул ее, усаживая к себе на колени. Пальцы зарылись в густые волосы супрyги, пахнущие жасмином, и немного - ванилью.
   - Ты не сердишься?
   - На что? - Она почти промурлыкала это, поддразнивая его нежными касаниями пальчиков. В аквамариновых глазах Риссы горел странный огонек, но он не обратил на это внимания. Она была рядом такая теплая, желанная, бесконечно любимая.
   - На то, что не сказал всю правду сразу. - Он лизнул чувствительное местечко за ушком, и с ее губ сорвался мягкий стон. Где-то в глубине сознания зажегся тревожный огонек, но Эрос только отмахнулся от него. Сейчас значение имела только женщина в его руках, эта непревзойденная богиня.
   - Это не важно, любимый... - Язычок призывно скользит по алым, немного припухшим губкам. Есть в этом жесте что-то хищное, что-то такое, несвойственное ей. И опять внутренний голос заходится в крике, предупреждая, но он только отмахивается. Слишком обольстительна эта картинка. Он проводит руками по обнаженной спине, заставляя ее выгибаться. Рисса придвигается ближе, и его тело реагирует совершенно определенным образом. Но внезапно она соскальзывает с его колен, легкой, танцующей походкой выходя почти на середину комнаты.
   Локоны светятся в полумраке спальни, струясь вокруг нее подобно живому пламени. Глаза поблескивают изумрудами из-под длинных ресниц. В свете свечей кожа кажется такой бледной, почти мраморной. По губам скользит странная усмешка, от чего по коже бегут неприятные мурашки предчувствия. Ехидный голос разума потирает руки, выдавая коронное: "Я же говорил"!
   Эрос едва не хлопнул себя по лбу от досады. Как он мог быть настолько невнимателен и беспечен? Как же - несколько дней! Разве что несколько часов... Значит, ритуал не подействовал...
   А главное - когда она успела сорвать блок и выбраться? Он не обманывался на этот счет. Сейчас перед ним стояла Акиваша. Он чувствовал ее силу, и незаметно выстраивал блок, на случай, если вампирша решит напасть на него, мстя за вынужденное заточение. Он не боялся за любимую, она сильная и не даст этой злобной стерве поработить себя окончательно. Оставалось теперь надеяться на помощь брата и его супруги. Все-таки их это касалось напрямую.
   - Вижу, что ты уже догадался, Эрос. - Ведьма усмехнулась, плавным движением руки откидывая назад волосы. Затем так же неторопливо взяла с одного из кресел шелковый халат, скрывая наготу. Вокруг нее просто вихрилась сила, она словно показывала, что не стоит с ней играть. - Не бойся, я не собираюсь мстить тебе, пока что... У меня есть более важная цель. Но теперь тебе не удастся так просто подобраться ко мне. Я знаю, кто ты на самом деле, и насколько тебе дорога твоя ненаглядная.
   Он почувствовал осторожную попытку проникновения, и моментально ощетинился ментальным блоком. Акиваша злобно зашипела, ее глаза полыхнули алым, но она быстро взяла себя в руки.
   - Значит так, да? Ну ничего, мы еще встретимся, амурчик! - С этими словами ведьма сделала шаг назад, за ее спиной распахнулись черные, призрачные крылья. Эрос едва успел отгородиться от выплеска магии, когда всю комнату заволокло темным облаком тумана. Когда мгла рассеялась, его любимой и след простыл. Бог в раздражении ударил кулаком по покрывалу. Все его планы летели к чертям, следовало срочно искать иное решение. Промедление в его случае было смерти подобно.
   Стремительно встав, он оделся, и вышел на балкон. Первые лучи солнца позолотили небо на горизонте. Он раскрыл крылья, позволяя своей сущности вырваться окончательно. Теперь единственной возможностью было найти Танатоса и Аланту, и надеяться на то, что они придумали способ обезвредить Акивашу. Или хотя бы знают о том, что в Риссе уживаются две личности.
   Мощный взмах, и Эрос взмыл в небо. Его ждали поиски... И любимая...
  

Конец второй части

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"