Изамира: другие произведения.

Ведьма

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как выжить среди людей той, кто не считает себя человеком? И как научиться им доверять?..

   Осени меня тенью крыла Белый Ворон,
   подари свою мудрость, пронзительность взгляда,
   шаг в неизбежность теперь совсем скоро,
   я бабочка дня и огня мне не надо.
  
   я сама шагну в небо под вздох-шёпот ветра,
   у меня нет иллюзий, чтоб стали звездою,
   я не наивна и в поисках света
   сама обернула душу шёлковой тьмою.
  
   Страх обмануться и тяжесть проклятья -
   цена пройденным метрам к желанной свободе,
   к ногам скинут ворох вечернего платья,
   дождитесь, братья и сёстры вороньего рода!
  ____________________________________________________________
  
   По улице идут люди. Проходя мимо, они бросают боязливые, полные отвращения взгляды. Некоторые останавливаются, и тогда, после звона монеты, между прутьями клетки просовывается знакомая и ненавистная трость, и идёт несколько ударов, чтобы заставить меня пошевелиться. В такие моменты я всегда сжимаюсь в комок, чтобы защитить нежный живот и... руки. Их я сохранить просто обязана. Если когда-нибудь... вдруг...
   Возле клетки остановился богато одетый человек. Сквозь туман в голове пробился разговор:
   - ...за что вы держите в клетке девчонку? Она, конечно, не красавица, но это не повод для такого обращения.
   - Господин, разве вы ещё не знаете? Это ведьма. Я лишь чудом спас её с костра, и она должна быть благодарна такой участи.
   Чудом звались деньги. Много денег.
   - Ведьма? А это не опасно?
   - Вы же знаете, что если их плохо кормить и почти не давать воды, они ни на что не способны.
   - Она выглядит так, как будто собирается сдохнуть.
   - Ничего, она притворяется.
   Чтобы доказать свои слова торговец вновь просунул в клетку трость. Я привычно сжалась, но удара не последовало. Не веря своему счастью, я приоткрыла глаза. Руку торговца сжала железной хваткой рука человека, трость не дотянулась до меня лишь на десяток сантиметров.
   - Может она и ведьма, но это не даёт вам права измываться над ней.
   - Неужели?
   Я не верила своим ушам. Кто-то пытался меня защитить? Странно. Приятно и больно. Я закрыла глаза, пытаясь собраться с силами.
   - Она тоже человек.
   - Она - ведьма.
   - И в чём же её грехи?
   - Проклятья, порча, сглаз, а когда её пытались схватить, и убийство.
   - И было много свидетелей?
   - Вся деревня. Видели, как она по полнолуниям оборачивалась чёрной птицей и летала над посевами, пастбищами, домами, и каждый раз то мор скота, то болезнь, то засуха.
   Неправда. Я никогда не причиняла людям вреда. Моя магия не могла сделать ничего подобного. Но убила - да. Я пряталась в сарае, схватив первое, что попалось под руку, а это оказались вилы. Не в меру ретивый солдат, пришедший обыскать сарай, нашёл меня, и не думая, что в руках девчонки вилы представляют какую-то опасность, рванулся вперёд, поскользнулся и... напоролся. Мне до сих пор сняться его выпученные глаза, спазмы его тела, обезображенное болью лицо... Больше сопротивления я не оказывала, я тогда вообще ничего не соображала.
   - Похоже на сказку. Я вообще не верю в магию.
   - Зря, господин, я говорю истинную правду.
   В разговоре произошла некоторая заминка.
   - Господин, Вы мне не верите?
   - Хм. Пожалуй.
   Возможно это мой шанс. Пересохшие губы начали шептать заклинание... Ветер - искрами, сердце - пламенем - распознать беду - распознать грозу - зренье - истиной - душу вывернуть - показать другим. Голова обессилено упала на голые доски, туман усилился. До разума долетали лишь обрывки разговора.
   - ...стоит?..
   - ...слишком ценная...
   - ...мало?..
   - ...но ведь...
   - ...столько?..
   - ...господин...
   - ...рукам?..
   Я напряглась, пытаясь расслышать.
   - По рукам.
   Внимание рассредоточилось, туман поглотил разум полностью, почти сразу уступив место жирной тьме.
  
   Сначала в сознание проникли звуки и запахи. Шелест листвы, пение птиц, благоухание цветов... Сирень и акация, фиалки и васильки... Я полежала немного, вдыхая и выдыхая, растворяясь в этом чуде, потом открыла глаза... и закрыла их. Кажется, я всё ещё спала. Вокруг была богато обставленная комната, я же лежала на широкой, мягкой кровати. Я не поняла этого раньше лишь потому, что почти не чувствовала своего тела, я словно парила. Я вновь открыла глаза, чтобы осмотреть себя. Тело было чисто вымытым, раны перевязаны.
   Не верю. Тело привычно свернулось в калачик по размеру клетки. Что со мной произошло? Сейчас я проснусь и снова окажусь за решёткой, и снова мимо будут проходить какие-то люди...
   Дверь тихо распахнулась, но не настолько тихо, чтобы я этого не услышала. Вот и всё. Я инстинктивно дёрнулась, пытаясь сбежать, скрыться, исчезнуть... Но, обессиленная долгим голоданием и жаждой, не смогла даже толком приподняться.
   - Не волнуйся, ты в безопасности.
   Я бросила на вошедшего мужчину настороженный, дикий взгляд. Нет причин, чтобы я доверяла этому человеку, жизнь здесь может оказаться ещё чем-то похуже того, что я испытала раньше.
   - Меня зовут Фредерик. Лорд Фредерик.
   Я замерла, поражённая. Лорд Фредерик, брат нынешнего короля, второй в очереди престолонаследования после маленького королевского сына.
   - А тебя как?
   - Ар...
   Горло пересохло, слова почти не выговаривались. Лорд приоткрыл дверь и сделал какой-то знак. Почти мгновенно появился человек с подносом, с которого мужчина взял миску и передал мне. В миске оказался почти не жирный бульон. Отпив несколько глотков, я повторила попытку.
   - Арра.
   - Арра, я купил тебя несколько дней назад...
   Несколько дней? Я столько проспала?
   - ...и теперь ты будешь служить мне.
   Я внутренне сжалась.
   - Нет.
   - Нет? Что это значит?
   - Я не буду служить.
   - Почему это?
   - Я никому не буду служить.
   - Тогда, может, отдашь долг своего освобождения?
   - Я вас ни о чём не просила.
   Помолчав немного, он перевёл тему.
   - Ты действительно ведьма?
   - Нет.
   - И колдовать не умеешь?
   - Умею.
   - Как так? Умеешь и не ведьма?
   - Да.
   - Объясни.
   - Ведьмы берут силу у тёмных существ, расплачиваясь в основном данной клятвой или наложенным на них проклятьем. Я беру силу у природы, и через свои заклятья отдаю ей же.
   Не утерпев, я отпила ещё несколько глотков, еле удерживаясь от того, чтобы не выпить всё залпом. Я знала, что тогда меня просто стошнит, желудок и сейчас уже начал недовольно бурлить.
   - Ясно... Если ты не хочешь мне служить, то может захочешь стать мне другом?
   - Другом?
   Во мне мгновенно проснулась усыплённая было настороженность. Он это понял и не стал настаивать:
   - Подумай над этим. А пока тебе нужно отдохнуть.
   Он ушёл, осторожно прикрыв за собой дверь. То ли моя клетка стала удобнее и просторней, то ли... Не верю. А через три дня полнолуние. Если я сумею достаточно восстановить силы... Кровью - жизнь, плотью - сила, светом - радость, тьмою - память - зелёным листком - на текущую воду - болезнь изыди.
   Да, я не ведьма. Я даже не человек.
  
   Хорошее питание и крепкий сон вкупе с заговором на здоровье поставили меня на ноги довольно быстро. Уже к концу второго дня я чувствовала себя достаточно хорошо, чтобы вместо лежания в кровати посидеть в кресле у камина с чашкой крепкого травяного чая заваренного по моему рецепту. Ближе к ночи ко мне присоединился лорд Фредерик, уставший после напряжённого дня. Я попросила слуг налить чая и ему. Чай был бодрящий, восстанавливающий силы.
   - Как прошёл день, господин?
   Это был второй раз, когда я с ним говорила. На два дня он как будто сквозь землю провалился.
   - Ужасно. Моё слово имеет при дворе вес, но как же трудно решить каким оно будет, когда вокруг сплошные ложь и коварство.
   - Наверное, таким, каким оно будет лучше для народа, господин.
   Он горько усмехнулся, глядя в огонь:
   - Ха! Кто из этих вшивых аристократов думает о народе! Им бы лишь утяжелить свой кошель, - он повернулся ко мне. - И почему ты называешь меня "господин"?
   - Это соответствует вашему положению.
   - Какая чепуха! Называй меня Фред.
   Меня слегка передёрнуло. Чего он добивается? Ах да. Чтобы я стала ему другом...
   - Я не могу этого сделать, господин.
   - Ну, тогда хотя бы Фредериком. Я не могу слышать это обращение ещё и у себя дома.
   - Хорошо, Фредерик.
   Он расплылся в довольной улыбке.
   - Расскажи немного о себе.
   Я задумалась, откуда начать и начала ближе к концу.
   - Когда я была маленькой, мы с мамой пришли в деревню, где я и прожила большую часть своей жизни. Люди приняли нас хорошо, по крайней мере, поначалу, но вскоре получилось так, что мы стали жить довольно обособленно ото всех. Знахарство и некоторая магия в нашем роду передаётся по наследству, причём не через поколение или два, а в каждом колене. Мать помогала деревенским по мере сил, содержала небольшой огородик, воспитывала и учила ремеслу меня. Но сельчанам не нравились её способности, они ведь довольно суеверны. Когда придёт лихо - идут к нам, подобострастно кланяются, а когда всё исправляется - плюют в след.
   Мать умерла, когда мне было тринадцать. Скончалась от какой-то неизвестной болезни. Я не практиковала магию, жила мирно, ухаживала за огородиком, но после смерти матери ко мне стали относиться всё хуже и хуже. Ещё когда мать была жива я считалась ведьмачкой, выродком, а когда она умерла, они посчитали, что это я наколдовала, чтобы забрать её силу. И не удивительно - мать умирала тяжело, сильно мучаясь, как будто её терзали какие-то демоны. Но ещё два года в селе всё было в порядке - почти никто не болел, у скота был хороший приплод, а поля родили вдосталь. На третий год случилась засуха и неурожай. Речка около деревни запоганила, а так как она соединялась с колодцами, то они либо тоже пересохли, либо зацвели. Напившаяся такой воды скотина стала гибнуть, люди болеть. Естественно, обвинили меня. Послали за солдатами в город. Когда меня поймали, сначала хотели просто сжечь, но торговец, которого вы видели, сыграл на людской жадности. После был... кажется год, я не уверена, жизни в клетке. Люди платили торговцу за издевательство над мерзкой ведьмой...
   Я замолчала, мой голос и так чуть не сорвался, а этого я позволить не могла. Наступило долгое молчание. Первым его нарушил Фредерик:
   - Прости.
   Я взяла себя в руки:
   - Моя жизнь была вполне закономерна для того, кто обладает магическими способностями, но не настолько, чтобы защитить себя.
   - А рассказы о том, что ты оборачивалась птицей?
   - Завтра вы сами сможете убедиться в их истинности. Ведь завтра полнолуние?
   - Оно сегодня.
   - Что?!
   Я вскочила и подбежала к окну. На улице стемнело достаточно, чтобы зажглись звёзды, а вскоре появилась бы и луна. Я так и не решила - улетать или остаться. Если улетать, то куда? Пока я не сниму проклятье, я не могу вернуться к собственному народу... Придётся остаться. Надолго ли - решу потом. Жизнь показала, что загадывать в таком деле бесполезно.
   - Тогда вы убедитесь уже сегодня. Как только взойдёт полная луна.
   Я открыла окно, чтобы потом не пришлось его разбивать, ломая перья. Позади горел очаг, а справа светлело небо, приветствуя восходящую луну. Я быстро скинула с себя одежду, размотала бинты и распустила волосы. Сейчас они спадали ниже поясницы - волосы, чёрные как вороново крыло. Несколько прядей закрыли лицо, но я ещё успела заметить краем глаза, как лорд поднимаётся из кресла, но из-за потрясения не справляется с собственным телом, и падает обратно, а потом началось превращение. Там, где на кожу падали волосы - они прирастали к ней, превращаясь в перья, где их не было - перья росли самостоятельно, продираясь сквозь кожу. Особенно болезненные ощущения были в руках, где росли наиболее мощные маховые перья и на пояснице, где появлялся хвост. К тому же всё моё тело сейчас как будто расплавлялось, уменьшаясь, меняя форму, но это ощущение было скорее странным, чем болезненным. А если и была какая-то боль, то она была сладкой. Через минуту перед Фредериком предстал чёрный лесной ворон.
   - Арра?
   Его голос звучал неуверенно, растеряно. Я повернула к нему глаз. Он смог встать с кресла, но упал на ковре на колени. Его лицо было белым, как простыня, а широко распахнутые глаза смотрели на меня, но словно бы не видели. Я хмыкнула, из горла вырвался клёкот.
   - Ар-р-ра!
   Мой народ всегда давал имена так, чтобы их можно было произнести в любом обличье. Одним прыжком я вскочила на подоконник открытого окна.
   - Не улетай...
   Человек уже пришёл в себя и смотрел как-то... умоляюще... Я крикнула, распахивая крылья и вылетая в ночь. Может он и не понял, но это значило: "Я вернусь!".
  
   На крепостной стене замка в свете полной луны сидел большой чёрный ворон, столь не свойственный этим местам. Мало того, что здесь был самый центр человеческого поселения, так ещё и вокруг города не было лесов, только равнины и холмы, на которых росли лишь редкие, искорёженные деревья. Чёрный ворон, ни капли не заботясь о том, что его нахождение здесь практически невозможно, пристально всматривался в тени внизу. Мелькнула одна тень, слишком маленькая для взрослого человека. Ребёнок бежал суетливо, постоянно оглядываясь, на секунду в его руке блеснула светом луны полированная сталь. Ворон переступил с ноги на ногу и вдруг резко подался вперёд, снимаясь с насеста. Теперь птица устроилась на замковой пристройке, с которой открывался наилучший вид. За маленькой тенью летели ещё три, не скрываясь, переругиваясь на ходу:
   - Если маленький ублюдок успеет добежать до караульных...
   - Не каркай, идиот!
   - Заткнитесь и переставляйте ноги шустрее!
   Трое мужчин действительно прибавили шагу. У ребёнка не осталось и шанса убежать, и он это понял. Он остановился, и, повернувшись к преследователям, встал в боевую стойку. Первый бегущий тоже было затормозил, но в него врезались двое ещё ничего не знающих товарищей, и ребёнка появился отличный шанс атаковать. Но видимо у него слишком сдали нервы, и выпад оказался не слишком удачен - сталь пропорола плечо. В воздухе разлился запах крови. Ворон каркнул и спикировал на раненого, прочертив когтями по лицу. Когда птица отлетела, ребенок собрался с силами и довершил начатое. Мужчина упал на землю, пятная каменные плиты внутреннего двора кровью из перерезанного горла. Двое оставшихся на миг оторопели, и ребенок оказался достаточно умён, чтобы продолжить бег. Ворон взлетел повыше, оценивая обстановку. Факелы горели прямо за углом, метрах в ста пятидесяти - двухстах. Опомнившись, мужчины бросились в погоню, но ребёнок успел пробежать достаточно, чтобы полученный отрыв сохранил ему жизнь. Маленькие крепкие ноги несли его прямо к посту охраны подъёмного моста.
   - Помогите!!! Меня хотят убить! Кто-нибудь!!!
   Из будки выглянул бородатый мужчина.
   - Принц?!
   Оценив ситуацию, солдат среагировал мгновенно. Он запихнул мальчишку в будку, загородив собой вход. Преследователи тоже оценили ситуацию и бросились в обратную сторону. Ворон, присевший на ближайшую башню, проводил их взглядом и бросил тело в небо, крикнув на прощанье.
  
   Вернувшийся лишь под утро лорд Фредерик был мрачен и суров. В полной сосредоточенности - он отвлекся лишь на приказ о лёгком завтраке и кувшине вина -мужчина прошёл в комнату, откуда его вызвали вскоре после необычайного события - превращения девушки в птицу, и упал в кресло, дав телу немного отдыха. Он не заметил ни шелеста крыльев, ни тихих, заглушаемых ковром шагов...
   - Что-то случилось, гос... Фредерик?
   Мужчина резко повернулся к говорившему, но через мгновение вновь отвернулся.
   - Арра... оденься, пожалуйста.
   - Я не знаю, где моя одежда.
   - Она там, сложена на столике.
   Человек, не глядя, указал рукой. Там действительно лежала оставленная вчера одежда. Я быстро облачилась и села в соседнее кресло.
   - Можете смотреть.
   - Арра... я рад, что ты вернулась. Сегодня была безумная ночь.
   - Что же случилось?
   - Где-то через полчаса после того, как ты ушла, меня вызвали во дворец...
  
   ...- Лорд Фредерик, скорее!!! На принца произошло покушение!
   Бег, скачка, снова бег. Наконец-то внутренние покои королевской семьи. Там собрались все: и брат, и его жена, и маленький принц.
   - Как это случилось?
   Мальчик начал рассказ довольно спокойно, видимо повторял его уже не в первый раз:
   - Я шёл по коридору и вдруг услышал за поворотом голоса. Говорили обо мне, и я решил послушать. Они говорили о моём убийстве. Я неловко повернулся и уронил вазу. Они услышали и побежали... я успел только вытащить кинжал и тоже побежал. Сначала не разбирая дороги, а когда оказался во внутреннем дворе - к мосту, там должна была быть охрана...
   - И оказалась, к моему счастью.
   Король Джастиан был мрачен. Даже когда королевству объявили войну четыре года назад, он и то был веселее.
   - Они бежали быстро, и когда они оказались совсем близко, я остановился. Мне удалось сначала ранить, а потом и убить одного из них.
   - Трупа мы так и не нашли, только лужу крови. Сын, ты уверен, что убил его?
   Мальчик задрожал, это была его первая кровь и первая смерть, однако голос его оставался твёрд.
   - Да, папа, я уверен. Но если бы не птица, меня бы убили. Когда я промахнулся, он мог бы меня убить, но она кинулась ему в лицо, а когда взлетела, я смог ударить снова, более удачно.
   При упоминании птицы лорд вздрогнул.
   - Лаурн, ты уверен?
   - Да, большая чёрная птица, я раньше никогда таких не видел. Она напоминала силуэтом городских ворон, но они не бывают таких размеров.
   - Может это была чья-то охотничья птица? В городе и окрестностях таких вроде не водится, - было видно, что история о крылатом спасителе ни капли не заинтересовала короля, - Сын мой, ты знаешь, кто были те люди?
   - Н-нет... Я их не разглядел... Сначала я бросился прочь, потом в темноте было не видно, а к свету факелов около поста они так и не подошли...
   - Плохо.
   - Дорогой, что мы будем делать?
   Королева Лилиана хорошо держалась для матери, чуть не потерявшей ребёнка, но ей это давалось всё труднее, в голосе начали проскакивать истеричные нотки.
   - Для начала приставим к нему охранника.
   - Но папа...
   - Тихо. Заодно он побудет твоим наставником в искусстве битвы на мечах и прочем оружии, а также мастерстве кулачного боя. Как ты теперь должен понимать, это важная наука.
   - Хорошо.
   Лорд Фредерик кивнул каким-то своим мыслям:
   - Предлагаю сейчас всем лечь спать, предварительно выставив стражу.
   - Фред, пойдём-ка со мной.
   Мужчины вышли в соседнюю комнату.
   - Как ты думаешь, кому это было выгодно?
   - Знаешь, брат... Первая, и самая логичная мысль - мне...
  
   - Арра, ты была этой ночью в замке?
   Я задумалась. Если будет хоть тонкий намек на положительный ответ, то он примет его как последнюю истину. Нужно ли мне это? Скорее всего, нужно. К тому же, зачем отрицать, ведь действительно была.
   - Да.
   - И ты...
   - Почуяв запах первой крови, я решила вмешаться.
   - Кто они были?
   - Я не знаю никого из дворца, я всю жизнь прожила в деревне.
   Фредерик тяжело вздохнул, однако я ещё не закончила:
   - Но я легко узнаю их. Я не видела их лиц, но запомнила голоса.
   Он оживился:
   - Ты поможешь мне в этом деле? Найти заговорщиков просто необходимо.
   - Зачем мне это?
   Одна правящая семья, другая правящая семья... Какая разница проклятой ведьме? Одни уже жаждали моей крови, другие наверняка будут...
   - Но... как же... Зачем тогда ты спасла принца?
   - Он спас себя сам, я лишь дала шанс. И я не знала, что это принц.
   - А если бы знала - не помогла?
   - Почему же? Он мал и ещё не знает жизни. Может ему повезёт, и он её так и не узнает.
   Я резко встала с кресла. Тело ныло после обратного превращения, кожа, кроме тех мест, где волосы прирастали, становясь перьями, была покрыта тонкими порезами. Мужчина тоже это заметил, у него наконец-то прояснилось в голове.
   - Боги! Ты же ранена!
   - Это обычная плата. Такие ранки зарастают быстро.
   Это была правда, они и сейчас уже перестали кровоточить.
   - Я устала. Можно мне отдохнуть?
   - Конечно...
   Я прошла в свою комнату и, не раздеваясь, рухнула на кровать. А ведь когда превращение проходит без борьбы со сдерживающими заклинаниями не появляется ни ран, ни усталости. Когда же я скину это проклятье? Моей матери так этого и не удалось...
  
   Проснувшись, я долго лежала с открытыми глазами. Открытыми, но ничего не видящими...
  
   ...Полёт сквозь лес, счастливый, свободный, лёгкий... Немного устали крылья - сесть, отдохнуть... Женщина в лохмотьях, почти падающая от усталости... Залететь за дерево, превратиться...
   - ...тётенька, вам плохо?
   - Да, малышка.
   - Идите за мной. Здесь недалеко.
   Девочка, как птица перепрыгивающая через канавки и поваленные деревья, лёгкая и беззаботная... Женщина, тяжело ступающая, с безобразно исказившимся от злобы лицом...
   - Тётенька, это здесь. Мама! Папа!
   Девочка забегает в дом в поисках родителей.
   - Мама, папа, тут тётеньке надо помочь.
   Семья выходит на улицу, где их уже поджидает поднявшая в странном жесте руки женщина. Её губы произносят последние слова:
   - ...землею скованы!
   И три человека падают на землю, пронзённые копьём боли. Но она быстро проходит и мужчина, защитник, бросается вперёд. Ведьма начинает ещё одно заклинание, отец призывает природную магию. Энергии переплетаются... сжимаются... взрыв! Отец отлетает назад, ударяясь о стену дома, женщина падает на вывернутый из земли острый корень. Давно собирались срубить, но ведь... живое... Лицо женщины сначала кривится, потом становится странно умиротворённым. Шёпот, как ветерок:
   - Свободна...
   У отца течёт кровь, много крови. Откуда её столько? Удар был столь силен, что от бревна отщепилась тонкая острая полоса и...
   - Арра! Зови остальных! Быстрее!
   Девочка привычно трансформируется и... ничего не происходит. Она пытается снова и снова... Ничего. Не в силах помочь, девочка тихо скулит и плачет от ужаса. В метре от неё умирает отец...
  
   Я перевернулась на бок, прогоняя призраки прошлого. С чего это я должна ему довериться, почему должна помогать? От людей один только вред. Что он может предложить мне взамен? Деньги? Положение?.. Дружбу? Лучше бы помог снять проклятье. А это может сделать лишь тот, кто знает заклинание, которым оно накладывалось. Я и то знаю лишь два последних слова. Как по ним определишь то или не то?
   Я перевернулась на другой бок. Однако действовать нужно сейчас, а не потом. У меня будет ещё две ночи, когда я могу превратиться. Две ночи полёта неизвестно куда. Две ночи шпионажа. Или просто две ночи свободы. Два первых варианта бесперспективны. Куда лететь? И шпионаж бесполезен - какой идиот будет ночью на улице обсуждать проблему провалившегося заговора, а внутрь замка я не полечу...
   Я резко поднялась и быстрыми шагами направилась в комнату с камином. Фредерик был уже там.
   - Мне нужно поговорить с вами...
   - Мне нужно поговорить с тобой...
   Лишь секунду спустя я поняла, что фраза получилась сдвоенная. Я сощурилась:
   - И о чём же?
   - Ну, я подумал о том, чтобы... как бы это сказать... сделать из тебя придворную даму...
   Он резко замолчал, перебитый разразившейся бурей хохота. Искреннего, до сведенных мышц живота, до слёз. Спустя некоторое время я сумела успокоиться, и тогда он продолжил:
   - Это будет не по-настоящему, для того, чтобы ты смогла появиться при дворе и узнать нападавших.
   - Может я по привычному? На цепи и в колодках?
   Мой голос был напитан ядом сарказма.
   - Зачем ты так?
   - А как надо? Скажите, как?
   - Ну...
   Сарказм сменил лёд.
   - Я соглашусь помочь вам, если вы поможете мне.
   - Что я могу сделать?
   - Мне нужно встретиться с людьми хоть что-то понимающими в магии.
   - Зачем?
   - Это моё дело. Согласны?
   - Да. Я даже знаю, с кем познакомлю тебя в первую очередь.
   - И с кем же?
   - Королевский маг - должность неофициальная, но всё-таки престижная среди некоторой группы людей, и хорошо оплачиваемая.
   - А ваш король не такой уж и дурак. Иметь на службе профессионального мага...
   - Почти никто не знает, что его постоянный фаворит является магом. В общем, это и есть секрет постоянства его положения.
   Фредерик хмыкнул, видимо вспомнив какие-то курьёзные случаи борьбы за места у трона. Я согласно кивнула:
   - Есть ещё один вопрос.
   - Какой же?
   Лорд слегка заёрзал в кресле под моим взглядом.
   - Я могу превращаться ещё две ночи. Мне было бы легче узнать этих людей, если бы я услышала их в облике ворона. Как у птицы у меня лучше слух.
   - Хм. Неплохая мысль. Личный птичник у меня есть, в том числе и охотничьих птиц.
   Я резко качнула головой:
   - Вороны не охотничьи птицы. Да, мы любим мясо, но пока оно свежее нам трудно с ним справиться. И у нас достаточно ума, чтобы поступать так, как захочется нам, а не людям.
   - Ты говоришь так, как будто ты именно ворон, а не человек.
   Я отвернулась, ничего не сказав. Да, я ворон. Ворон, который умеет становиться человеком, а не наоборот. И который застрял в человеческой форме почти без права возврата в свой истинный облик. Только вот ему об этом знать не обязательно. Я продолжила, как будто и не было никакой заминки:
   - В том числе, я, как ворон, до некоторых пределов могу говорить. Я буду называть тебя Рэд.
   - Почему так?
   - Потому что полное имя произносить слишком долго, а букву "ф" я не выговорить не смогу. Только "в", но назвать тебя Вр-йэд...
   Я произнесла имя по-птичьи, насколько позволяло строение человеческого горла. Человек почему-то слегка вздрогнул.
   - ...было бы странным.
   - А что будет, если тебя узнает принц?
   - Ничего. Скажешь, что я твой ворон, сбежавший вчера из клетки в птичнике, но как существо дрессированное... - я слегка запнулась на этом слове, но взяла себя в руки, - налетавшись, вернулась к хозяину... - я запнулась сильнее. - Атаковала я, как и учили - подбитую жертву на запах первой крови.
   - Обычно охотничья птица нападает на указанную цель, пока она ещё не ранена.
   - Вы видели мой клюв? Таким не нападать, а орехи колоть... или чей-нибудь хитиновый панцирь... скорлупу яйца... К тому же я не скоростная птица - мой полёт не так уж быстр.
   Особенно теперь, когда я всё ещё ослаблена, когда не тренировала крылья целый год.
   - А когти?
   - Да, когти неплохи, но их маловато. Мне было бы проще отвлечь жертву на себя до прихода охотника, а он бы довершил начатое.
   Лорд Фредерик смотрел мне прямо в глаза, и я невольно вздрогнула от его пронзительного взгляда. Он понял, что я помогла тогда принцу всем, чем смогла? Ну да, большего толку от меня, чем вышло тогда, получить было невозможно.
   - Хорошо, я понял.
   - Прекрасно. У вас есть библиотека?
   - Да. Попроси слуг, и они проводят тебя. Они вообще выполнят почти любой твой приказ.
   - Почти?
   - Да, кроме тех, что могут принести вред им или мне. Или тебе.
   Странный он. Купил на рынке какую-то дурную девчонку, обвинённую в ведьмовстве, без рода, без племени и почему-то оказывает ей такое... почтение? Уважение? Симпатию? С чего бы это? Я попыталась вспомнить обстоятельства нашей первой встречи, но всё было в тумане, я не помнила не то что лиц, даже голосов. Не понимаю, что на него тогда нашло.
   Я развернулась и пошла искать одного из многочисленных слуг, шастающих по этому дому.
  
   В библиотеке я просидела до самой ночи. Если вспомнить о завтраке я ещё смогла, то воспоминания об обеде и ужине так меня и не посетили. Библиотека была обширна, хотя в ней и не было ничего, чтобы могло мне помочь. Сначала я просматривала исторические книги, поскольку мой народ мало знал о человеческой истории, но вскоре мне это наскучило. Там было написано одно и то же. Этот пришёл к власти, решил, что ему её мало и пошёл войной на соседа, пытаясь захватить те-то территории, проиграл-победил, потерял-получил то-то и то-то. Ерунда. А вот сказания и легенды меня заинтересовали. У нас были совершенно другие представления о создании мира, о его героях. В наших легендах мир создал Великий Белый Ворон, которому было уже множество тысяч лет. Он устал летать в пустоте и создал место, где мог бы присесть и отдохнуть. Просто сидеть и отдыхать ему было скучно, и Он создал нас. Потом других животных и растения. А вот откуда пошли люди в наших легендах не говорится, но, увидев в этих существах угрозу для своих творений, Великий Ворон наделил нас, своих первых созданий, способностью превращаться в человека и научил нас колдовать, взывая к Его силе, заключенной в сотворенной Им земле и во всех, кто её населяет. Опять же, кроме людей. Отдохнув, Ворон вновь отправился бороздить на своих белых крыльях просторы небес. Именно Он зажёг когда-то звёзды, чтобы они согревали Его в пути и не давали заблудиться и потеряться во тьме. И Он дал нам луну, чтобы Он смог отличить этот мир от других Его творений, чтобы когда-нибудь вернуться и посмотреть, как наши дела. Именно поэтому во время полной луны можно нарушить барьер проклятья - в это время нас окружает наибольшее количество материи, сотворенной Великим Вороном, и мы можем взять из мира наибольшее количество силы.
   В человеческих же легендах не было ни слова о моём народе. Их расу создали вместе два бога и одна богиня. Первый бог - Твэрг - создал плоть. Богиня Ссил подарила душу. Двуликий бог Нарагер дал магию, причем он был единственным, у кого есть помощники: как твари тьмы, так и создания света. Однако в людских легендах нет упоминаний о том, откуда взялось всё сущее: земля, небо, вода, животные, растения... Или, к примеру, я. Хотя для людей я - оборотень, человек, умеющий превращаться в зверя. Точнее, птицу.
   За спиной раздались шаги, и я закрыла книгу, положив её туда, откуда взяла. Четвёртая полка снизу, место девятое, если считать от правой руки.
   - Нашла что-то интересное?
   - Интересное - нет, любопытное - да.
   - Скоро взойдёт луна.
   - Хорошо.
   - Арра...
   Он замолчал в неуверенности.
   - Да?
   - Скажи... это очень больно?
   - Когда растут перья - да, а в целом - нет.
   - И ты можешь не превращаться?
   - Могу.
   - Если ты не хочешь, можешь...
   Я оскалилась, приняв хищно-агрессивную позу:
   - Нет! Я каждый раз жду превращения как праздника, и я не собираюсь лишать себя этого маленького кусочка радости.
   - Радости? Я не понимаю...
   Я успокоилась, печально спросив:
   - А вы когда-нибудь летали?
   - Я же человек.
   - А я... - я вовремя оборвала себя. А может и не вовремя, надо было раньше.
   - Кто ты? Птица?
   - Это не важно. Зачем вы расспрашиваете меня, зачем лезете в душу? Что вам с этого?
   Я не слишком страдала от его любопытства. Таких любопытных в моей жизни было много. Я просто хотела его понять.
   - Прости.
   - Я всё же прошу вас ответить, лорд Фредерик.
   - Я... хочу помочь тебе, но не знаю как.
   - Я уже сказала, как вы можете мне помочь. Познакомьте меня с людьми, обладающими магической силой.
   - Зачем тебе это нужно? Ты... проклята? Ты из-за этого превращаешься в птицу?
   Ответить я не успела, моё тело известило меня о том, что взошла луна, и я воспользовалась этим шансом. Несколько минут спустя я поняла, что слегка погорячилась - всё-таки надо было сначала раздеться. Крылья запутались в рукавах, но я напряла тело - ворот платья, затрещав, разошёлся по швам, и я смогла выскользнуть из одежды, сразу же взлетев на стол.
   - Арра?
   - Да-р. Р-рэд, вп-йэр-р-йод.
   - Хорошо. Можешь сесть мне на руку.
   На руке у него была плотная кожаная рукавица для охотничьих птиц. Я повернула к нему глаз, но с места не сдвинулась. Тяжело вздохнув, он открыл окно. Я кивнула и, произнеся "ж-жду", вылетела на свободу.
  
   Наверное, это выглядело даже красиво. Всадник на тёмном коне, одетый в чёрный плащ, развевающийся сзади и хлопающий животное по крупу, прибавляя тому скорости. Чёрная птица с размахом крыльев не менее полутора метров, скользящая рядом с всадником, иногда обгоняющая, и тогда крыло проводит по прижатому лошадиному уху, или отстающая, и тогда птичий силуэт ясно вырисовывается на фоне подсвеченных луной облаков. Только вот оценить эту красоту было некому.
   Стены замка ночью появлялись перед прохожим совершенно неожиданно, если он заходил, как мы, со стороны света, или с любой стороны, если света не было, но это правило не касалось ворона, прекрасно разбирающегося в хитросплетении ночных теней и некоего лорда, который прожил в этом городе всю жизни, а в замке - полжизни.
   - Откройте!
   Мужчина застучал в ворота кулаком. На звук из маленькой дверки высунулся стражник.
   - Кто там?
   - Лорд Фредерик.
   - О, господин! Вам открыть ворота?
   - Незачем, я один.
   - Как скажете, господин.
   Фредерик прошёл во внутренний двор и свернул направо. Пройдя около сотни метров, он остановился, вытянув руку. На неё мягко сел ворон, и человек тихо охнул от тяжести.
   - Здесь?
   Я снялась с насеста, и, отлетев ещё метров на пятьдесят, стала летать кругами. Человек пошёл вслед за мной.
   - Здесь?
   - Да-р.
   Старые вороны говорили на человеческом почти без акцента, и не отличишь, в мою же речь вкрадывались дополнительные буквы, некоторые звуки были мне недоступны из-за малой тренированности горла, но общаться короткими фразами это не мешало, а не выговариваемому слову всегда можно найти замену.
   Откуда-то со стороны замка донесся ветерок.
   - В-йэр-рнусь.
   Ничего не объясняя, я устремилась к его источнику. Мне повезло - дверь в конце коридора была приоткрыта, и я, сев, надавила на неё и прошла внутрь. В комнате горел очаг, около него суетилась полная женщина. Рядом на столе лежали результаты её трудов. Схватив один из них, я быстро скрылась из комнаты. Женщина, заметив ускользающую тень, вскрикнула.
   Я вернулась к лорду, неся в клюве свою добычу, и, усевшись на каменный пол, нагло, не обращая на него внимания, приступила к позднему ужину. Мне попался пирожок с мясом.
   - Арра...
   Я ненадолго отвлеклась и посмотрела на него долгим пристальным взглядом.
   - Ж-жди!
   И продолжила. Пирожок приятно наполнил мой желудок, летать как-то сразу расхотелось. Я, нахохлившись, посидела на земле, но насеста мне никто не предложил, так что я сама взлетела на стену.
   - В-йэди!
   - Арра, для начала мы навестим аристократию, её немного, так что времени это займет мало.
   - Р-расср-р-йэдовани-йэ в-йэд-йот?
   - Да, король поручил это дело мне.
   - Зна-йут?
   - Мало кто.
   Лорд неторопливо шагал в сторону замка, я же по-прежнему сидела на стене. Когда он удалился из поля зрения, я была вынуждена полететь следом.
   - Стр-ранно!
   - Что странно?
   Теперь я сидела на дворцовой пристройке.
   - Пов-йэд-йэни-йэ! Тво-йо!
   - Да, ты права. Прийти посреди ночи в спальню с птицей на руке... Но, по крайней мере, меня обругают, а ты услышишь их голоса.
   - Об-йаснить?
   - Даже и не знаю...
   - Пр-равду говор-рить н-йэр-рз-йа!
   - Я понимаю. Ладно, прослыву эксцентричным, всего-то.
   - Пр-рохо!
   - Почему?
   - Н-н-йэ ты! Пр-рохо!
   - Я буду не похож сам на себя? Да... сдвинулся... сошёл с ума... Но я не представляю, как это можно объяснить.
   - Н-н-эйпокор-рна-йа птица!
   - Они могут сначала ударить, а потом уже начать разбираться, кто на них напал.
   - Н-н-эй напад-дать!
   - А что же тогда?
   - Вр-р-йэт-йэть!
   - Они спросонья расценят это как нападение.
   - Н-н-йэ мои пр-робр-р-йэмы!
   - Но они могут тебя поранить!
   - Впэр-р-йод!
   Я не дела ему шанса мне возразить, взлетев с насеста. Куда лететь я не знала, а потому просто медленно широкими кругами поднялась повыше, благо нагретый за день камень двора и размах моих крыльев позволяли сделать это почти без усилий. Лорд постоял немного на месте, ожидая, что я вернусь, но, поняв бесполезность ожидания, пошёл в сторону дворца. Когда он заходил под арку, я спикировала вниз, приземлившись под ней, поскольку коридор не давал возможности пролететь мимо человека, не ударив его при этом крылом, или, если сложить крылья, самой не удариться клювом. Фредерик, поняв мою дилемму, выставил руку в перчатке, и я взлетела на неё.
   - Т-йаж-жэр-ро?
   - Порядок.
   Я рассудила, что пока рука не станет ощутимо дрожать, действительно порядок, хотя, судя по выражению его лица в свете факелов, подвешенных на протяжении всего прохода, можно было бы сказать совершенно иначе.
   Аристократия не страдала излишней паранойей. По крайней мере, спрятать кинжал под подушку никому из них в голову не пришло. Всё, что мне досталось - всего лишь пара слабых ударов спросонья. Однако, несмотря на успешность нашего предприятия, среди аристократов не оказалось ни одного нужного человека. В этом не было ничего удивительного - предполагать, что мы найдём исполнителя в высших слоях, было бы слишком самонадеянно. Когда мы отошли от последней проверенной спальни, я хрипло рассмеялась. Лорд от этого звука вздрогнул, резко опустив руку, но я успела взлететь, хохоча уже в воздухе.
   - Арра, что с тобой? Тебе плохо?
   - Н-н-йэт! Потом!
   - Как скажешь. Наши труды оказались бессмысленны?
   - Да-р!
   - Что же теперь?
   - Свобод-на-р?
   - Да, пожалуй. Встретимся утром дома.
   Я полетела по коридору, продолжая безумно хохотать. Стены же возвращали мой смех, и со стороны могла показаться, что хохочут целые полчища ужасных демонов.
  
   На этот раз он услышал мой прилёт. Наверное, даже прождал остаток ночи, упорно не поворачиваясь к окну на каждый порыв ветра, шелестящего древесной листвой, глядя на пляшущие язычки пламени, пока они не сливались во что-то единое, ярко светящееся. Наверное... Я встряхнула головой и спрыгнула с подоконника. На улице растворялась предутренняя синева в ожидании первого солнечного луча. Я терпеливо подождала несколько минут. Луч полоснул по потолку комнаты. Я привычно приготовилась к превращению... но вдруг внутри зародилось дикое желание не следовать необходимости, попытаться остаться птицей. Вдруг заклятье ослабло, вдруг я смогу застрять не в человеческом облике, а в вороньем?.. Разум понимал необоснованность, даже глупость такого предположения, но сердцу он был безразличен. Тоскливая надежда преодолела всё, и я решила ждать. Борьба с собой заняла мгновение, а в следующее я поняла, как же заблуждалась. По телу прошла волна боли, достаточно сильная, чтобы перехватило дыхание и потемнело в глазах, но недостаточно, чтобы лишиться сознания. Потом ещё одна и ещё... Я превращалась, но не как обычно, а ступенчато. И каждая ступень сопровождалась новой волной боли. К счастью, их интенсивность постепенно слабела, и последняя волна отозвалась лишь тягуче-ломящим ощущением и дрожью. Я даже не пыталась встать, просто лежала, пытаясь выровнять дыхание. Человек судорожно суетился вокруг. Он поднял меня на руки и отнёс на кресло. Когда он опускал меня, я заметила пятна крови на его одежде, на руках, даже немного на лице. Секунду спустя пришло понимание, что кровь - моя. Мужчина даже ничего не говорил, просто всматривался в моё лицо, а я смотрела на его: белая кожа, расширенные зрачки, плотно сжатые губы, неуверенно, тревожно сведенные брови... Постепенно ко мне вернулась способность хоть как-то размышлять. Провал... Какой же провал...
   Первым делом я попыталась подняться, но слабость, разлившаяся по телу, дала мне лишь слабо пошевелиться.
   - Арра... - голос Фредерика дрожал. - Что произошло?
   Я хотела ответить, но голос не подчинялся, и, открыв рот, я закрыла его. Потом закрыла и глаза. Сейчас нужно поспать... И сон не заставил себя ждать. Сознание и так покачивающееся на мягких волнах, рухнуло куда-то вниз.
  
   Проснулась я в своей кровати. Я подняла и осмотрела руку: её всю покрывали белые бинты, расчерченные красными полосами. Раны от перьев не хотели закрываться.
   - Ветром - в лицо, пылью - в поле, зелёный стебель - сквозь стоячую воду - растёт до цветка.
   Вместо обычной речи получился шёпот, но сейчас это было неважно.
   Где-то в ногах произошло шевеление, и я приподняла голову посмотреть. Лорд Фредерик привстал с кровати. Изначально он сидел на стуле, но чем сильнее одолевала его усталость, тем ниже он опускался, пока не лёг на кровать. Я с удивлением поняла, что он всё время сжимал мою руку.
   - Это... заклинание?
   - Да... Воды...
   Он поколебался, но таки встал, отпустив мою руку. Кожу захолодило и я мимолётно пожалела, что он её отпустил. Но только мимолётно.
   - Вот, возьми.
   Я отпила несколько глотков.
   - Сколько я?
   - День.
   Меня мысленно передёрнуло. И он всё это время был рядом? Да что же с ним такое? На этот раз я не смогла промолчать:
   - Почему?
   - Что почему?
   - Почему вы заботитесь обо мне? Это ненормально. Это только из-за того, что я знаю исполнителей?
   - Нет... - он отвел глаза. - Не в этом дело... Не только в этом. Я люблю своего племянника, и брата люблю, но здесь что-то иное...
   - И что же?
   - Я что-то увидел там, на рынке, что-то прекрасное, что-то задевшее какие-то душевные струнки, такие, о существовании которых я даже не подозревал...
   - Увидел?..
   Я задумалась. Увидел... увидел что-то, что можно увидеть только душой, не глазами... Есть похожее заклятье... Я попыталась припомнить... "Вы мне не верите?" - "Хм. Пожалуй" - "Ветер - искрами..." Да, точно! Я сделала это? Как же у меня получилось - без сил, почти без сознания?
   - Да, увидел.
   - Я знаю, что тогда произошло.
   - Что же?
   - Я вас заколдовала.
   Фредерик вздрогнул как от удара.
   - Значит то, что я чувствую, всего лишь колдовство?!
   - Я не представляю, что вы чувствуете. Я не могу заставить человека испытывать то, что хочется мне.
   - Тогда что ты сделала?
   - Я на мгновение подарила вам способность видеть душой, а не глазами. Это всё.
   - И то, что я увидел - правда?
   - Да. Я не буду вдаваться в подробности, но ложь вы увидеть не могли, даже если человек сам скрывал от себя правду.
   - Зачем ты это сделала?
   Я задрожала. Зачем? Затем что внезапно поверила в чудо, которому нет места в жизни?
   - Можешь не говорить. Что вчера произошло?
   - Произошло... Не важно.
   - Не важно?! Ты знаешь, как я испугался?!
   - Да, зрелище должно быть не из приятных. Не волнуйтесь, такого превращения больше не будет.
   - Но почему это произошло?
   - Потому что я сглупила, дав волю идиотской надежде.
   - На что?
   - Это допрос?
   - Нет, но...
   - Тогда я не собираюсь отвечать.
   - Тогда ответь на другой вопрос: над чем ты тогда так смеялась?
   Я хмыкнула:
   - Представьте картину. Собираются все эти аристократы вместе и дружно начинают: а ко мне сегодня ночью в спальню...
   Фредерик тихо осел на стул, вздрагивая от хохота. Сначала смех был беззвучный, но вскоре мужчина засмеялся в голос. Я отметила, что смех звучал немного истерично, но вскоре он очистился и стал нормальным.
   - Да... На самом деле это может стать проблемой. И ещё один вопрос.
   Поймав мой враждебный взгляд, мужчина добавил:
   - Последний, - я кивнула. - Что это было за заклинание сейчас?
   - На восстановление сил, исцеления плоти, восполнения потерянной крови.
   - И действительно помогает?
   Я размотала повязку на руке. Кровь на бинте была свежей, а вот ранки уже не кровоточили.
   - Ясно. Я сейчас принесу тебе поесть.
   Я устало кивнула, разговор и заклятье отняли у меня много сил, и неизвестно, что больше. Значит тогда я... Но я до сих пор не могу ему доверять. То, что я тогда открыла ему душу, ещё не значит, что он должен был проникнуться ко мне симпатией. Да даже если бы и проникся - я не знаю, насколько она крепка. Факты? А вот они говорят против меня и за него. Но разве это что-то значит?.. Интуиция? Нет! Не могу! Не сейчас... Я боюсь...
   ...когда дверь открылась вновь, девушка уже спала.
  
   Когда я открыла глаза, рядом никого не было, но на столике рядом с кроватью стоял поднос с едой. Моя одежда куда-то исчезла, хотя это как раз было не удивительно - я ведь её порвала. Но и запасной одежды нигде не было. Я откинула одеяло, чтобы подтвердить свои опасения. Верно, ночная рубашка отсутствовала, зато всё тело покрывали бинты, так что я, если бы пришла нужда, могла бы появиться на чужих глазах. Хотя это я могла бы и совсем без одежды, но обычно такое поведение среди людей было не выгодно - они почему-то не хотели адекватно реагировать ни на слова, ни на поведение обнажённого человека.
   Я взяла поднос на кровать и, сев верхом на одеяло, как птица на насест, принялась за еду. В середине моей трапезы в дверь постучали. Прожевав, я крикнула:
   - Если сами не заперли, открыто!
   В комнату вошел лорд Фредерик. Как только он понял, что видит перед собой, он сразу отвернулся, слегка порозовев:
   - Арра, пожалуйста, накройтесь.
   - Зачем? Мне хорошо и так.
   - Хотя бы ради приличия.
   Я досадливо поморщилась:
   - Что вы, люди, вечно цепляетесь к каким-то мелочам. Наверное, уже и забыли, что значит "естество".
   - Возможно. Почему ты постоянно говоришь так, как будто не принадлежишь к роду людскому?
   Я промолчала, неохотно заворачиваясь в одеяло. Наконец-то мужчина повернулся ко мне. Я хмыкнула:
   - Странные вы, через бинты все равно ничего не видно, даже цвета кожи.
   - Зато видны формы.
   - И что в них такого? Всё на месте и ничего лишнего. К тому же мои формы не слишком привлекательны для мужчин.
   - Арра... - Фредерик развёл руками, не зная, что ответить.
   - Ладно, зачем вы пришли?
   - Проведать тебя и... - он положил на кровать рядом со мной какой-то сверток.
   - Что это?
   - Твоя новая одежда.
   Я одной рукой развернула сверток, другой придерживая у груди одеяло. Платье было роскошным: дорогая ткань, оборки, ручная вышивка. Мое лицо скривилось:
   - Ну и зачем мне... эта чушь?
   Лицо мужчины удивленно вытянулось:
   - Чушь?
   - Насколько я понимаю, вы хотите воплотить в жизнь ваш план с моим притворством, - я брезгливо откинула платье на край кровати. Сама ткань как будто жгла мне руки, говоря "не твоё это, не твоё". Как будто мне предложили отказаться от своего прошлого, от самой себя. А точнее, надеть маску. Я со вздохом откинулась назад, а когда села вновь, решение было принято. - Хорошо, если такова плата, то я согласна.
   - Плата?
   - Да. За достижение моей цели.
   - И что это за цель?
   Моё согласие практически означало, что с этого момента мы стали союзниками, если не партнерами, а, значит, от меня требовалось немного больше искренности, чем раньше. К тому же, ничего нового в моих словах он бы не услышал:
   - Снятие проклятья.
   Фредерик кивнул, как будто я подтвердила какие-то его мысли.
   - А что это за проклятье?
   - Я не знаю, потому мне и нужно встретиться с магом. Зная само проклятье, даже я могла бы обратить его.
   - Я не это имел в виду. Что оно делает?
   - Простите, но это лишь моё дело.
   Он мягко присел на край кровати.
   - Арра, ты можешь доверять мне, - голос такой, как будто он пытается объяснить что-то маленькому ребенку. Это разбудило гордость, но в тоже время и желание поверить. Гордость оказалась сильнее, и я холодно ответила:
   - Посмотрим.
   Лицо Фредерика потемнело, и он отвернулся. Я тоже отвернулась к окну. На расстоянии десятка метров шелестела листва старого клена, дотянувшегося почти до третьего этажа. Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь неё, приобретали зеленоватый оттенок. Как же давно я не видела подобной картины!.. Да, верно, больше пяти лет. Последнее большое дерево в деревне давно оказалось переведено на дрова. Я стремительно поднялась с кровати и почти бегом приблизилась к окну. После недолгой борьбы со створками, я распахнула его, насколько позволял оконный проем, и высунулась наружу. Ласковый ветер как будто только этого и ждал, проведя своей невидимой рукой по лицу, откинув назад волосы. Я забралась на подоконник и раскинула руки, наслаждаясь свободой, пылающим солнцем, невероятно синим небом, яркой зеленью раскинувшегося внизу сада, обнимающими меня крыльями ветра. Сзади раздался придушенный вскрик. Я рассмеялась, чисто и звонко, как не смеялась с детства. Я и забыла каким ярким и большим бывает мир, как он прекрасен и восхитительно прост в своей сложности. Я жалела лишь об одном, что не могла сейчас превратиться и взлететь в высокое небо.
   - Арра...
   - Да? - я обернулась. Волосы, подхваченные ветром, напоминали чёрные крылья.
   - Что ты собираешься сделать? - голос человека был полон тревоги.
   - А что я могу? Лишь смотреть и наслаждаться! Мир так ярок! - я улыбнулась. Фредерик посмотрел на меня так, словно увидел какое-то чудо. Я нахмурилась. - Что случилось?
   - Первый раз вижу, как ты улыбаешься.
   - Ну и что?
   - Тебе идёт...
   Я спрыгнула с подоконника, и в моём взгляде, обращённом к мужчине, была сталь.
   - Простите за эту минутную слабость. Вернёмся к нашим делам. Что я должна буду сделать?
   Фредерик протянул мне платье, почему-то отвернувшись.
   - Для начала одень это.
   Не говоря ни слова, я оделась. В свертке также нашлись длинные зелёные перчатки, которые скрыли бинты, охватывающие мои руки. Они замечательно подходили к изумрудному платью с коричневыми оборками. Воротник-стоечка закрыл шею, подарив смутное ощущение ошейника. Я подошла к зеркалу, с отвращением взглянув на своё отражение. Оно было даже красиво, но меня это только раздражало:
   - Что дальше?
   Мужчина повернулся ко мне и на мгновение застыл в восхищении:
   - Ты прекрасна...
   Я недовольно мотнула головой. Он повторил мой жест, прогоняя наваждение:
   - А, да... Не согласишься ли ты позавтракать со мной?
   - Я уже ела.
   - Тогда просто составь компанию.
   Я кивнула, и шагнула в галантно распахнутый проём двери. В эту секунду я поняла, что игра началась. Тяжёлая игра, но награда того стоила. Я расправила плечи, подняла голову, и заскользила по коридору тем мягким шагом, когда возникает ощущение, что человек не идёт, а летит над землёй. Это умение у меня было с детства - я нередко гуляла по лесу в человеческом обличье, двигаться так помогало и то, что я была сейчас босиком. Камни пола холодили ноги, но я была к этому привычна. Зимой на наши леса падал снег, и хотя в это время вороны редко превращались, я любила делать это. Сначала порезвиться в снегу, а потом превратиться в птицу и взмыть в тяжёлое серое небо, согреваясь в полёте. С тех пор ко мне ни разу не приставали человеческие болезни, вызванные холодом, сыростью, ветром.
   ...но когда я гордо выпрямилась, ощущение ошейника стало осязаемым. Я сжала зубы и направилась в столовую.
  
   Всю трапезу я просидела напротив лорда Фредерика, между нами был длинный накрытый стол. Мужчина ел много, как после тяжёлой работы, я же лишь пригубила стоящий передо мной бокал белого вина. Когда он, наконец, закончил, я поинтересовалась:
   - С чего мы начнём расследование?
   - Сегодня я пригласил гостей. Их будет немного, зато при них будет их доверенные слуги.
   - Тогда я не понимаю к чему всё это, - я указала на свою одежду. - Мне было бы удобнее притвориться служанкой или что-то в этом духе.
   - Ты уверена, что способна сделать это?
   - Это не сложнее, чем притвориться знатной леди.
   - Я спросил не просто так. У тебя довольно тяжёлый характер, ты не похожа на обычных служанок.
   Я сжала зубы. Неужели он думает, что мне так уж легко будет притвориться леди. Хотя подчиняться приказам со смиренным видом мне тоже будет тяжело. Но кого это интересует?
   - Мне безразлична моя роль в этом спектакле. Главное, чтобы он когда-нибудь подошёл к концу.
   - Тогда останься в этой. Посреди приёма ты скажешь, что у тебя разболелась голова, и ты хочешь отдохнуть. Сами гости будут связаны моим гостеприимством, и не посмеют выйти из зала. Ты сможешь свободно передвигаться по поместью, и узнаешь то, что хочешь.
   - Ладно. В моей комнате должна лежать одежда служанки. Я переоденусь, прежде чем идти на дело. И мне нужен кинжал.
   - Если ты обнаружишь тех, кого мы ищем, нет нужды пытаться сразу их схватить.
   - Я не собираюсь тратить время на всякую ерунду.
   - Но что если там будут и их союзники? Ты просто погибнешь! - приподнявшись на стуле, мужчина уже кричал на меня.
   - Тихо. Я... могу остановить их.
   - Ты владеешь холодным оружием? - он опустился на место.
   - Нет, но я владею кое-чем другим.
   - Магией? Твои заклятья могут причинять вред?
   Я покачала головой.
   - Нет, не могут.
   - Тогда что ты собираешься делать?
   - Когда человек бьётся в агонии болезни, а ты знаешь, что можешь что-то сделать, но тебе мешают его безумные движения, а рядом нет никого, чтобы сдержать их, тогда ты можешь использовать заклятье обездвиживания, временного паралича. Это заклятье берёт много сил, потому что вступает в борьбу с человеком, вместо того, чтобы приходить ему на помощь. Но без этого шага пациенту иногда просто не выжить. - Я процитировала высказывание моей матери, услышанное во время моего обучения. Перед внутренним взором предстало её доброе лицо, мудрые глаза... Я встряхнула головой. Что-то в последнее время ко мне слишком часто стали являться призраки прошлого.
   - Что с тобой?
   Я встала, и направилась к выходу. На секунду обернувшись, я попросила:
   - Позовёте меня, когда приедут гости.
   На этот раз я отправилась в сад.
   Конечно, он ни капли не походил на мой родной лес. Всюду чувствовалась рука человека. Но я была слишком рада вновь оказаться среди зелени, чтобы придать этому значение. Я подошла к ближайшему дереву, положила ладони на кору и прислонилась лбом. Я чувствовала, как по стволу поднимаются соки, слышала шелест каждого листка, я ощущала дерево как себя. Оно несло в себе всепоглощающее умиротворение, нежность, тепло, всё то, чего мне уже долгое время не хватало. Также оно забрало все мои тревоги, страхи и боль. Я почувствовала себя свободной и счастливой. Я благодарно потёрлась лбом о кору, и села, прислонившись к дереву спиной. Отсюда мне открывался прекрасный вид на небольшой прудик в окружении ив. Очень мирная, хотя и немного печальная картина. Я прикрыла глаза и слушала, как растения сада переговариваются между собой. Через некоторое время мне начало казаться, что я в родном лесу...
  
   ...трое воронов опустились на поляну, через минуту вместо птиц на ней стояли трое обнажённых людей: женщина, мужчина и ребёнок. Зайдя в стоящий на этой же поляне домик, взрослые накинули на себя просторные балахоны, ребёнок, девочка лет шести, остался за дверью, приложив к ней ухо.
   - Милый, мне кажется, пора снести ещё одно яйцо. У нас есть тёплое гнездо, запасено достаточно пищи, и я просто хочу птенца. Он вырастет большим красивым вороном, и станет нашей гордостью и опорой. Наш сын... - женщина произнесла последние слова с невыразимой нежностью.
   - Если ты так считаешь, то да. Я тоже хочу сына...
   Девочка за дверью радостно подпрыгнула. У неё будет братик! С порога взлетел воронёнок и устремился к стене леса. Птица легко маневрировала среди вековых деревьев. Ребёнок вкладывал свою радость в то, что любил больше всего - в полёт. Но как бы не слепило его счастье, он помнил о просьбе родителей не улетать далеко от дома без них. Поэтому, когда устали крылья, он был неподалёку. Воронёнок опустился на сосновую ветку. С неё хорошо просматривалось всё, что было внизу, но он не сразу заметил сгорбленную фигуру...
  
   Птенца у матери так и не родилось. Ребенка просто не успели зачать...
   Я обхватила колени, вонзая ногти в ткань и, через неё, в кожу. Почему всё случилось именно так?! Зачем я живу, когда родные мертвы?! Я резко оборвала свои мысли. Я живу затем, чтобы вернуться к родному народу, найти себе ворона, которого полюблю, и прожить с ним счастливую долгую жизнь - за себя, за родителей и несуществующего братика. Я должна найти способ снять с себя проклятье! Почему время тянется так медленно? Поскорее бы уже этот приём...
   - Госпожа...
   Я вздрогнула и, подняв голову, посмотрела на говорившего. Он отпрянул от наполнявшей мой взгляд злобы.
   - Да?
   - Визит назначен на три часа. У вас осталось полчаса, чтобы подготовиться.
   - Спасибо, можешь быть свободен.
   Слуга поклонился и поспешно ушёл, постоянно оглядываясь. Я усмехнулась самой себе. Как быстро я привыкла повелевать. Странно, притом, что большую часть жизни я была простой крестьянкой. То есть, почти простой.
  
   Лорд Фредерик встретил меня в моей комнате. Войдя, я присела на край кровати и, взглянув снизу вверх, холодно поинтересовалась:
   - Какова моя легенда?
   - Это может быть немного сложно к запоминанию, слишком много имен.
   - Ничего, мой... я ещё никогда не жаловалась на память.
   - Твой... что?
   Я на секунду прикрыла глаза, и выдавила:
   - Мой род.
   - Ты принадлежишь к какому-то знатному роду?!
   Это открытие потрясло его. Я слегка нахмурилась. Можно ли причислить нас к знатному роду? Для меня честь принадлежать ему, но никто кроме нас самих не знает о его существовании. А что есть знатность, как не широкая известность и уважение?
   - Нет... пожалуй, нет.
   - А от кого вы ведёте свой род?
   Если я откажусь говорить, это вызовет излишние подозрения, а если отвечу, то... Я не видела разницы между этими двумя вариантами. Но у меня есть и ещё одна причина молчать - какое право я имею выдавать свой род?
   - Арра?
   - Простите, я не могу вам ответить.
   - Ладно. Я знаю, что это за род?
   - Нет.
   Я ответила слишком твёрдо и быстро, и Фредерик удивлённо приподнял правую бровь:
   - Откуда такая уверенность? Я получил неплохое образование.
   Я мотнула головой:
   - Мой лорд, время уходит, а вы так и не сообщили мне необходимые сведения.
   - Да... Конечно... - он неохотно вернулся к действительности. Я мысленно прикусила губу. Он понял, в каком направлении нужно искать, а, значит, скоро состоится серьёзный разговор. И к этому времени я должна определиться: доверяю я ему или нет. - Ты Ираида Вельнская, моя кузина. Вотчина твоего отца находится на севере на самых границах Эрадона, это небольшой, не слишком плодородный кусок земли, славящийся разве что густыми лесами и обилием дичи. Твой отец, барон Себастиан, не богат и не тщеславен, так что его практически никто не знает. Он редко выбирается из своего поместья и ведёт замкнутую жизнь, так что особенности этой жизни можешь придумать сама...
   Густые леса и много дичи? Уголки моих губ дрогнули в лёгкой улыбке. Да уж, с этим я справлюсь.
   - ...Ты у него единственная дочь, так что с мелькающими в общественности родственниками проблем не будет.
   - А моя мать?
   - Виолетта. Умерла через несколько лет после твоего рождения.
   Я слегка, почти незаметно вздрогнула:
   - Как это случилось?
   - Насколько я знаю, это была неизвестная болезнь, постепенно отбирающая силы. Однажды леди Виолетта просто не проснулась. Ты осталась у отца единственной радостью.
   Я взглянула в глаза человеку, и вздрогнул под пронзительным взглядом:
   - А как всё обстоит на самом деле?
   Он опустил глаза:
   - Почти также, только его дочь умерла в возрасте трёх лет. Себастиан отвернулся от мира, и попытался утопить горе в вине. Поэтому от него так мало сведений. Хотя и во времена счастья он почти ни с кем не общался, он слишком ценил свой уединенный домашний уют.
   - Сколько бы сейчас было Ираиде?
   - Шестнадцать.
   - День рождения?
   - Семнадцатый день весны.
   - Родителей?
   - Матери - тридцать четвёртый день осени, отца - шестой день лета.
   - Года?
   - Твой - тридцать пятый, матери - восемнадцатый, отца - шестнадцатый.
   - День смерти матери.
   - Сорок седьмой день лета тридцать восьмого.
   Теперь я понимаю, почему у них не было второго ребенка. И понимаю, почему заболела мать.
   - Почему я здесь?
   - Тебе было тесно в маленьком поместье, и ты всеми силами хотела вырваться. Теперь, когда ты совершеннолетняя, я ответил согласием на твоё очередное письмо.
   - Ясно. Это предполагает некоторые черты юного характера.
   - Юного? Тебе столько же!
   - Да.
   Мне не пришлось ничего объяснять, мой взгляд сказал лучше слов. Смутившись, Фредерик сменил тему:
   - Ты всё запомнила?
   - Всё. Если у вас есть ещё что-то, что я должна знать, то прошу вас сказать мне.
   - Нет, пожалуй, это всё. Характер девочки я оставляю на тебя.
   Он развернулся, собираясь уйти.
   - Это будет легко.
   Он удивленно обернулся:
   - Легко?
   - Легко понять, сыграть - сложнее.
   Такой, как должна быть Ираида, я была только в детстве, до того, как... Я встряхнула головой, прогоняя воспоминания.
   - Но я справлюсь.
   Я встала и вышла из комнаты вместе с мужчиной. Мы проследовали в зал, где уже собирались гости. Я вошла в просторное помещение, наполненное светом и блеском зеркальных полов, смущённо потупившись, но так и стреляя глазами по сторонам, постаравшись, чтобы они возбуждённо блестели. Навстречу к нам вышло сразу несколько человек: две пары и трое молодых людей. Одна пожилая леди, держащая своего супруга под локоть, уважительно склонила голову и произнесла:
   - Для нас честь быть приглашёнными на устроенный вами бал, мой лорд.
   Мужчина согласно кивнул, и добродушно поинтересовался:
   - А что это за прекрасная леди с вами. Я что-то не припомню её при дворе.
   На комплимент я резко вскинула взгляд, продемонстрировав удивлённые глаза, и снова смущённо потупилась. Пока я играла неплохо.
   - Это моя кузина, Ираида. Её отцу принадлежит часть северных владений.
   Парочка понимающе кивнула. Дама спросила:
   - Ну и как тебе, деточка, у нас, в столице королевства?
   Я подняла на неё сияющие глаза и с восхищением в голосе произнесла:
   - Здесь так хорошо, мадам. Так красиво, так много людей. Дома мало развлечений, и все лица давно знакомы, вплоть до самого последнего слуги.
   Я изобразила на своем лице лёгкую тень, но тут же мои глаза вновь заблестели, а голос наполнился страстью:
   - Но вот я здесь. И у меня такое чувство, что я попала в сказку.
   - Ну-ну, девочка. Первое впечатление обманчиво.
   Я послушно склонила голову:
   - Да, мадам.
   Женщина рассмеялась:
   - Но это не повод для печали. Особенно в столь юном возрасте.
   Я подняла взгляд и широко улыбнулась:
   - Да, мадам!
   - Ладно, мы покинем вас. Мы с мужем хотели бы насладиться танцем, благо музыканты начали играть.
   И действительно, по залу разлилась лёгкая, но навязчивая музыка вальса. Пара поклонилась и двинулась к центру зала.
   Остальные также заверили Фредерика в том, что это честь для них, пребывать здесь. Молодые люди украдкой бросали на меня заинтересованные взгляды. Я отвечала им озорным взглядом из-под ресниц.
   В один момент я поймала себя на том, что эта роль даётся мне всё легче и легче.
  Когда все разошлись, я повернулась к своему сопровождающему:
   - Дядя Фред, а можно я тут похожу одна?
   Я и раньше замечала, что он с трудом гасит в себе удивление, но сейчас, когда на нас никто не смотрел, он поддался этому чувству. На мгновение я стала сама собой, подарив ему тяжёлый взгляд, но потом девчонка, которой я стала, взяла надо мной верх.
   - Ну пож-жалуйста! - я сложила ладони, и умоляюще на него посмотрела.
   - Хор... - он немного поперхнулся, - Хорошо.
   - Спасибо! - я озорно ему подмигнула, и быстро отошла, оставив его в лёгком оцепенении. Обойдя зал по кругу, я остановилась у окна, как бы в нерешительности. Никого из нужных людей здесь не было. Я ещё раз оглядела веселящихся людей, и у меня кольнуло сердце. Я могла быть такой же, как эта беззаботная, милая девчушка, не знающая, что значит тьма и страдания. Могла бы, но никогда такой не стану. Я мысленно усмехнулась, вспомнив прошлый год, и усмешка перешла в оскал. Ведьма...
   Тем временем появлялись новые гости, и мне приходилось встречать вновь прибывших, излучая обаяние и восхищение новым для меня миром и его людьми. Со мной не раз пытались завести более близкое знакомство молодые, а иногда и не очень, кавалеры, но мне ничего не стоило показаться ветреной и слишком лёгко отвлекающейся. Десяток минут обсуждения вороха сторонних тем без обращения внимания на молодого человека и его мнения, обычно заканчивались тем, что он недовольно отходил. Наконец, я получила знак, что все гости прибыли. Покрутившись ещё полчаса, я повторно проверила всех присутствующих, и, утвердившись в своём мнении, подошла к Фредерику. Убедившись, что на нас никто не смотрит, я тихо произнесла:
   - Переходим ко второй части плана.
   Он кивнул. Я отошла в сторону, прислонившись к стенке. Через несколько минут моего одиночества ко мне подошёл молодой граф Милентий. Приятный человек, с искренними карими глазами и лёгкой ироничной улыбкой. Я склонила голову в приветствии.
   - Леди, вы скучаете?
   - Нет. Как можно скучать, когда меня окружают такие прекрасные люди? Просто... всего так много, а я одна. Я немного устала и от обилия впечатлений у меня кружится голова.
   Я коснулась кончиками пальцев лба.
   - Может вам стоит отдохнуть?
   - Но... как же?.. - я нерешительно оглядела зал, полный людей, и изобразила на лице тяжёлую внутреннюю борьбу.
   - Леди, это не последний бал, на котором вы присутствуете. Это столица, здесь нет недостатка в развлечениях.
   - Да... да, наверное, вы правы. В моём сердце скорбь, что мне приходится так быстро покинуть вас, но и надежда на то, что мы ещё встретимся.
   - Я уверен в этом, леди.
   Я подарила ему на прощанье искреннюю улыбку, и вышла из зала. По коридорам я шла неторопливо, степенно, чтобы у случайного наблюдателя не возникло сомнений в моём благородном происхождении. Если я взялась играть эту роль, то я приложу к этому всё силы и старания, чтобы она была идеальна до мелочей.
   Вернувшись в свою комнату, я быстро скинула с себя одежду. Затем я размотала бинты и осмотрела свои раны. Заживление шло хорошо, и они превратились в тонкие царапины, которые могли оставить, например, когти заигравшейся кошки. Разве что раны были слишком симметричны, образовывая на моей коже рисунок, схожий с чешуей, но я ничего не смогла бы с этим поделать. Я облачилась в одежду служанки, сразу почувствовав себя более свободно, чем в богатом платье.
   Каждый приезжий слуга был удостоен внимания весёлой служанки-вертихвостки, а иногда и просто тени, скрывающейся за углом. Нужных среди них не было. Я готова была поверить в то, что первый заход провалился, когда за углом услышала знакомый голос:
   - Ну зачем же так, девочка. Я просто хочу с тобой немного поиграть.
   Даже не разобрав слов, по тону, я могла бы сказать, что его собеседнику не светит ничего хорошего. Выглянув из-за угла, я осмотрелась. Конюшня была пуста за исключением двух силуэтов и лошадей. Мужчина зажал в угол служанку с пышными формами и испуганным взглядом. Ближние к ним лошади тревожно ржали. Я вышла из тени, властно приказав:
   - Отпусти её.
   Он действительно отпустил девушку и повернулся ко мне. Я вгляделась в его лицо. В его черты за долгую жизнь въелись наглость и чувство безнаказанности.
   - Ой-ей-ей! - саркастичность смешивалась со злобой и интересом, - Кто это у нас здесь? Что, тоже ласки захотелось?
   Я кивнула девушке, призывая её бежать, пока он отвлёкся. Она ускользнула из угла тихой тенью, в движениях которой читался большой опыт избегания ненужного внимания. Мужчина потери жертвы не заметил. Зато теперь, когда служанка не рисковала попасть под действие заклятья, я была свободна в своих действиях. Проведя кинжалом неглубокую царапину на тыльной стороне ладони, я уронила на землю несколько капель крови:
   - Силы земли - стылы ветра - вихри живые - ветвями опутаны!
   Человек упал на землю, обездвиженный заклятьем, но и я устало опустилась на одно колено. Это заклинание отличалось ещё и тем, что его приходилось постоянно поддерживать и сил это требовало не малых. Я громко позвала:
   - Эй! Есть кто-нибудь?! Сюда!
   На крик прибежало несколько человек. Спасённой служанки среди них не было.
   - Ему плохо стало. Я покажу куда его тащить. И позовите кто-нибудь господина.
   Люди покачали головами, но ослушаться не посмели. Они помнили приказ лорда. Надо мной склонился дородный мужик с огромной бородой и сочувствующим взглядом:
   - А ты-то как?
   - Нормально.
   Он понятливо кивнул и в одиночку взвалил на себя мужчину, просто перекинув его через плечо. Я встала, и, слегка пошатываясь, провела его в свою комнату. Он посмотрел на чистую кровать и сгрузил мужчину на пол.
   - Позови Лорда Фредерика.
   Мужик смущённо поскрёб бороду:
   - Так он ж это, того, на балу.
   - Для него это очень важно.
   Мужик кивнул и развернулся к выходу. Поддавшись внезапному порыву, я крикнула ему вслед:
   - Тебя как звать-то?
   - Митрий я.
   - Арра.
   Он добродушно улыбнулся, в глазах промелькнули весёлые искры, и вышел.
   Ждать мне пришлось не более десяти минут, но они показались мне вечностью. Чтобы занять руки, я содрала пару веревок, спускающихся по краям портьер, и связала мужчину. Затем я обыскала его и сложила в аккуратную кучку на кровати его поясной кинжал и два ножа из-за голенищ высоких сапог. Остальное время я потратила на то, чтобы не заснуть и не утратить контроль над заклинанием. Я сама не понимала, зачем я его удерживаю, ведь человек был связан и обезоружен. Оглядев его, я поняла, что для полноты картины не хватает кляпа во рту, но привести идею в жизнь не успела. В комнату стремительным шагом влетел Фредерик. Силуэт Митрия темнел за его спиной. Я благодарно кивнула мужику, и он, поняв, что больше не нужен, ушёл.
   Фредерик нахмурился и серьёзным голосом спросил:
   - Это точно он?
   - Точно. Я могу снять заклятье? Оно отбирает слишком много сил.
   - Конечно.
   - Вихрем силы - каплей жизнь - камень точит - течения ласка.
   И в отличие от многих заклятий, это требовало завершающей формулы. Я обессилено откинулась на кровать.
   - Господин, я отдохну?
   - Хорошо, Арра.
   Некоторое время в сознанье ещё пробивались тихий, но заставляющий внутренне содрогаться голос Фредерика, и, иногда довольно тихие, а иногда и очень громкие, ответы пленника. Выкрикиваемые ответы часто переходили просто в крики боли. Я свернулась калачиком - меня это не интересовало.
  
   Я проснулась посреди ночи. Я лежала в ночной сорочке под одеялом, хотя точно помнила, что засыпала одетая, и просто повалившись на кровать, даже не пытаясь расстелить её. Такое изменение было приятным, но оно настораживало. Нет, то, что кто-то должен был увидеть меня обнажённой для того, чтобы переодеть, меня не волновало. Меня беспокоила проявляемая ко мне забота. И то, что я постепенно к ней привыкала, как ни старалась себя одёргивать.
   Я встала с кровати и направилась к окну. Сквозь небольшую щель между портьерами пробивался серебристый свет. Я раздвинула шторы, и комната словно покрылась налётом инея. Атмосфера приносила холодное спокойствие и ясность рассудка.
   Понимание, что придётся открыться, пришло с кристальной чистотой. Я была слишком многим ему обязана, и больше всего для меня значило его отношение ко мне. Без затаённого страха и ненависти. А сколько стоила его поддержка и попытки доказать, что он верит мне... Медленно таяла ледяная оболочка, в которую я себя заковала. Конечно, встав на его место, я понимала, что и он должен считать себя обязанным мне. За спасение принца, за поимку одного из исполнителей. Но я не придерживалась этого мнения. Мальчика я спасла по собственному желанию, а найти преступника помогла из личной выгоды. И единственное, что он должен сделать - познакомить меня с придворным магом.
   Во мне появилось жгучее нетерпение, почти как физический зуд. Мне не хотелось откладывать неизбежное на потом. Хотелось покончить со всем прямо сейчас, шагнуть в бездну и посмотреть, насколько благосклонным окажется ветер.
   Я вышла из комнаты и направилась к покоям лорда Фредерика. Мне не хотелось будить его, но оставалась смутная надежда, что он ещё не спит, хотя допрос, вероятно, должен был измотать его. Я остановилась возле его двери. Из-под неё пробивался трепещущий свет, из комнаты доносились тихие шорохи. Я потянула за ручку, и дверь почти бесшумно распахнулась. Фредерик, сидевший на кровати, повернулся ко мне. Его брови удивлённо взметнулись вверх:
   - Арра? Что ты здесь делаешь?
   - Простите, я не хотела вас беспокоить. Я надеялась, что вы ещё не спите, не знаю уж почему...
   - Проходи.
   Я вошла, притворив за собой дверь. Я вела себя не так уверено, как обычно и он это чувствовал.
   - Арра?
   Я смотрела в сторону:
   - Как прошёл допрос?
   - Он мало что сказал, но даже из сказанного понятно, что он о многом знает. Его отвезли в королевскую тюрьму.
   Я усмехнулась, встретившись с мужчиной взглядом, и вновь отвела глаза:
   - Звучит комфортабельно.
   - Только не для него.
   - Я понимаю.
   - Арра, я должен поблагодарить тебя за сделанное. Ты не представляете, как много это для меня значит.
   Я покачала головой:
   - Не стоит. Я просто выполнила свою часть сделки.
   - Теперь дело за мной, да?
   - Да, это так.
   Я замолчала, бездумно глядя в пространство.
   - Но ведь ты пришла не за этим.
   - Да, вы правы.
   Я прошла к окну и раздвинула шторы. Теперь лунный свет залил и эту комнату. Это помогло мне сосредоточиться.
   - Господин...
   Мужчина перебил меня:
   - Я же просил называть меня по имени.
   - Хорошо. Фредерик. Так вот, я пришла, чтобы рассказать правду о себе.
   - Правду?
   - Да, она может показаться несколько необычной, - я резко обернулась к нему, и заговорила быстро, торопливо. - Я дочь вороньего рода. Я не человек и никогда не была им. И я не оборотень. Я - ворон. Чёрный лесной ворон, один из многочисленного племени.
   Взгляд человека перестал что-либо выражать, и я остановилась, давая ему время привыкнуть к этой мысли. Наконец, он пришёл в себя:
   - Но... то, что ты говорила мне раньше - ложь?
   - Наш род считает недостойным лгать, а я стараюсь быть достойной его дочерью, хотя мои шансы вновь присоединиться к нему ничтожно малы.
   - Что случилось?
   - Конец истории вы знаете. Я расскажу вам её начало. Наш род занимает обширные леса на севере. Насколько мне известно, это не единственное место, где живут такие, как я, но по сравнению с людьми нас очень мало. Мы стараемся не показываться людям, и практически никто не знает о нас. Но мы вполне можем общаться с вами, ибо имеем второй облик - человеческий. Он не слишком родной нам, мы считаем себя воронами, а не людьми. Мы легко переходим из одной ипостаси в другую, и если человек встретился нам, когда мы в людском обличии, то мы вполне можем поговорить с ним, или даже помочь. При желании, конечно. Так вот, моя история началась, когда мне было около шести лет. Я только что узнала, что родители хотят отложить ещё одно яйцо, на этот раз мальчика. Я, обрадованная новостью, летела через лес, а когда немного устала, то присела на ветку. Сверху я увидела измождённую женщину. Превратившись за деревом, я предложила ей помощь и отвела её к родителям. Эта женщина оказалась ведьмой. Она наложила на нас какое-то заклятье. Отец пытался защитить нас, но его магия столкнулась с новым заклятьем ведьмы, и произошёл взрыв. Отца ударило о стену дома, и отколовшаяся щепка пропорола вену на шее. Ведьму нанизало на острый корень. Мы могли бы спасти отца, если бы большая часть нашего рода произнесла лечащее заклинание. Мы проживаем на довольно обширной территории, и чтобы собрать воронов потребовались бы крылья. Мать отправила меня позвать их, но... я не смогла превратиться, сколько бы не пыталась. Отец ненадолго пережил ведьму, которая умерла почти сразу. После этого мы с матерью ушли жить к людям, у нас просто не было другого выхода. Зимы в наших лесах суровые, и мы всегда переживали их в нашем истинном обличье. Что было дальше, вы знаете.
   Потратив все душевные силы на рассказ, я отвернулась к окну. Серебряный полукруг луны успокаивал. Хотелось размять крылья. Если бы я точно не знала, что нынешней лунной фазы недостаточно для превращения, я могла бы попытаться.
   - Я... не знаю, что сказать.
   Я повернулась к нему:
   - Может, тогда вы знаете, что спросить?
   - Что это было - утром после второй ночи превращений?
   - Я... я попыталась остаться в вороньем облике. Но меня просто выкинуло из него.
   - Зачем ты рассказала мне всё это?
   - Вы и сами вскоре узнали бы. Я просто упредила события.
   - Откуда бы я это узнал?
   - Я уверена, что в скором времени Вы пришли бы ко мне с расспросами. Или я не права?
   - Да... всё верно. А?..
   - Да?
   - А почему ты можешь превращаться именно в полнолуния.
   - Это станет ясно, когда я расскажу вам легенду моего народа. Даже не легенду, а скорее то, на чём основывается наша вера. Наш мир... - я изложила историю Создания, - ...и Он дал нам силу становиться людьми.
   Я закончила свой рассказ. Подумав, я добавила:
   - Я заметила, что ваши сказания неплохо дополняют наши. Всё сразу становится на свои места.
   Фредерик задумчиво смотрел в пространство. Я старалась ему не мешать. После некоторого молчания, он протянул:
   - Теперь я понимаю, почему ты так относишься к людям.
   - Как?
   - Недоверчиво, даже с ненавистью.
   Я вспыхнула:
   - А что хорошего я могу от них ожидать?! Из-за них я проклята, из-за них мне пришлось жить там, где меня считали прокажённой, они ненавидели и боялись меня лишь потому, что я оказалась иной, из-за них я провела год в клетке! Я...
   Я захлебнулась словами, не зная как выразить то страстное желание подняться в небо, растущее в прошлый год день ото дня, или ту горечь от понимания, что я, свободный ворон, заперта в клетке. Ту глухую ненависть, которую во мне воспитали прохожие, с ненавистью в глазах и усмешкой на лице платившие за издевательства надо мной, просто чтобы самим перестать бояться проклятой ведьмы... В глазах появились злые слёзы. Я поспешно вытерла их рукавом.
   Фредерик тихо произнёс:
   - Арра, мы не все такие.
   - Да, я понимаю, - я старательно не смотрела на него. - Именно поэтому я помогла мальчику. Как бы я не хотела ненавидеть всех вас, виновны только те, кто совершал преступления. Тот, кто этого не делал - безвинен. По крайней мере, пока не оступится. Просто я не хочу давать повод это сделать.
   - Ты сильная.
   Я печально усмехнулась:
   - Будь моя воля, я бы не была таковой. В этом просто не было бы необходимости.
   Фредерик подошёл и сел рядом со мной. Я отвернулась. Мужчина положил руку мне на плечо:
   - Может, теперь ты можешь расслабиться?
   - Нет. Это я смогу лишь тогда, когда сниму проклятье, - я встала. - Спасибо, что выслушали. Пожалуй, я пойду.
   Он явно не знал, что сделать, как показать... я даже не знаю, что. Кажется, он и сам этого не понимал.
   - Арра...
   - Я уверена, что вы устали за день, и я не вправе больше вам мешать. Я буду ждать, пока вы не найдёте время, чтобы выполнить свою часть сделки. И, пожалуйста, никому не рассказывайте то, о чём я вам поведала. Никому, даже брату.
   Я вышла из комнаты и быстрыми шагами, почти бегом, направилась к себе. Слёзы капали сначала редко, а потом и непрерывно. Добежав до своей комнаты, я бросилась на кровать. Меня душили рыдания, а душу рвали невидимые когти. Слишком яркими были воспоминания, слишком сильные чувства они пробудили. Слёзы выматывали, испепеляли эмоции, и через некоторое время я незаметно провалилась в сон, в чёрную пустоту.
  
   У Фредерика не было на меня и минуты времени в течение почти двух десятков дней. За это время я успела восстановить душевное равновесие и починить треснувшую маску. Хотя я чувствовала себя не способной на то безразличие, которое демонстрировала раньше. Я починила её, но она уже не была цельной.
   Не зная, чем заняться, я часто погружалась в воспоминания, но не позволяла им властвовать над собой. Я вспоминала науку, преподанную мне матерью, пытаясь отыскать среди этих знаний хоть тонкую ниточку, способную привести меня к свободе. Но мои знания ограничивались лечебными заклятьями и редкими атакующими заклинаниями, впрочем, не приносящими никакого вреда. Тогда я попыталась отыскать хоть какую-то информацию в обширной библиотеке. Книг по магии, как я и ожидала, там не оказалось. Но религиозная литература могла дать какие-то зацепки.
   Меня заинтересовали светлые маги. Им сила давалась за выполнение клятвы на протяжении всей жизни. Её нарушение или просто обращение своей силы во зло каралось смертью души. Точно также как и у тёмных, если те не успели исполнить данную ими конкретную клятву.
   Свободна... Значит та ведьма выполнила свою клятву. Какой она была? Сковать кого-то из нас? Но откуда она узнала о нашем роде? Может ли такое быть, что это было заклинание, сообщённое ей богом, и известное только ей? Я сильно закусила губу от такой мысли. Это значило бы, что я никогда не сниму проклятья. Пока оставалась хоть малая возможность, что это не так - я буду бороться.
   Я разогнулась и откинулась на спинку кресла, отодвинув книгу в красном переплёте. Пожелтевшие страницы в свете свечи казались золотыми. Тело сладко заныло, когда я встала и выгнулась дугой, разгоняя застоявшуюся кровь. Я подошла к окну и раскрыла его, запуская в комнату струи холодного ветра. Он немного поиграл со свечой, заставляя испуганно трепетать пламя, а потом безжалостно погасил её. Комната погрузилась во мрак - на дворе стояла тяжёлая чёрная ночь. Небо было затянуто плотными низкими облаками, в воздухе витал почти неуловимый запах дождя. Последние дни были солнечными, но несколько мутными и невыносимо душными, и сейчас небо думало, не разразиться ли ему грозой, или хотя бы ливнем. Пытаясь найти зацепку, я почти не выходила на улицу и теперь жалела об этом. Я жаждала дождя, я хотела омыть в нём лицо, раз уж я не могу подняться в небо и пролететь между его струй.
   Я закрыла окно - влага в воздухе могла повредить библиотеке - и, выйдя из комнаты, сбежала по широким ступеням лестницы, прямиком к парадному выходу. Слуга открыл дверь, и я оказалась на улице.
   Первое, что я поняла - ветер стал сильнее. Громоздкие тучи бежали по небу с невозможной скоростью, а где-то у горизонта полыхали зарницы. Приближающаяся гроза была сухой. Прямая широкая дорога, ведущая к далёким воротам, единственной заметной полосой рассекающая густую зелень сада, помогла мне оценить величие происходящего. Зрелище приносило в мою душу тревогу, почти страх. Сердце сжималось, я захлебывалась порывами ставшего острым ветра.
   Свет грозы быстро приближался. Вскоре молнии, треща подобно разрываемой ткани, разрезали небо прямо над головой. Чувство страха будоражило кровь, мне нравилось быть в центре бушующей стихии, но гром заглушал мой смех. Я закружилась, раскинув руки, и тут хлынул ливень. На секунду смех застрял в моем горле, а потом я задышала часто и поверхностно. Мгновенно промокшее платье прилипло к телу, стесняя движения, но я не обращала на него внимания. Мне всё было безразлично и в то же время мне было восхитительно хорошо. Внезапно я на мгновение ослепла и оглохла - молния врезалась в величественный старый дуб неподалеку, расколов его пополам. Я секунду смотрела на темнеющий остов, и мой страх внезапно пропал, я стала частью бушующей вокруг меня стихии, поэтому я не заметила, откуда вылетела огромная тень, не услышала ржания лошадей, вставших на дыбы в метре от меня и только чудом опустивших копыта мимо моего тела. Всё равно! Стихия бушевала вокруг и внутри. Я смеялась!
   Кто-то схватил меня за плечи и сильно встряхнул. Я попыталась вырваться, и тогда этот человек дал мне пощёчину.
   Гроза прошла мимо, молнии уже не освещали землю вокруг, даже гром стал тише...
   Удар протрезвил меня, и я спокойно поинтересовалась:
   - Это было необходимо?
   Лорд Фредерик отпустил меня, и сам отступил на шаг.
   - Ты чуть не погибла! Какого демона ты здесь делала?! Ты с ума сошла?!
   - Как я могла остаться спокойной, когда весь мир ликует?
   Он озадаченно встряхнул головой:
   - Ликует?
   - Не важно.
   Я влюблённым взглядом проводила удаляющуюся грозу и направилась к дому. Мужчина несколько подавлено поплелся за мной. Его вид пробудил во мне жалость:
   - Взбодритесь! Разве дождь не принес свежесть, разве не прибил всю пыль, разве не охладил болезненный в своей ярости огонь души? - даже мне было непривычно слушать дружелюбные нотки в своём голосе, но сейчас они были как никогда уместны. - Кстати, как идёт расследование?
   Фредерик, опустошённый, устало потёр лоб тыльной стороной ладони:
   - Какое к Нарагеру расследование?!.
   - Я подожду, пока вы отдохнёте и придёте в себя... - уголки моих губ дрогнули в неродившейся улыбке, - Фредерик.
   Неожиданно он протянул ко мне руку, в просящем, неуверенном жесте, но, так и не коснувшись, поспешно убрал её. Я решила помочь ему:
   - Да?
   - Арра, составьте мне компанию.
   - Хорошо, только переоденусь, что и вам бы следовало сделать. Вы можете заболеть.
   - А ты?
   - От тёплого дождя?
   Он поднял правую бровь, сомневаясь в моих словах. Но ведь дождь не был ледяным, а значит, я права? Я молча подняла подол платья, показывая босые ступни. Я уже настолько привыкла к холоду мраморных плит, что он казался мне незначительным и даже приятным. Он ахнул.
   - Не сделалось же мне ничего за месяц, проведённый в этом доме, - мой голос был гораздо теплее обычного.
   Мужчина ахнул ещё раз, уже громче:
   - И ты молчала?
   - А зачем мне было что-то говорить? Идите переодеваться.
   Я ушла, а он продолжал стоять, как будто завороженный.
  
   Переодевшись, я пришла на обычное место наших встреч. Фредерик уже был там. Он сидел в кресле и бездумно смотрел в пламя, даже не обернувшись на шелест моего платья. Я села рядом на ковер, проигнорировав второе кресло. Не знаю, что заставило меня сделать это, но мне показалось это правильным. Возможно, гроза что-то изменила во мне.
   Я провела ладонью вниз по его плечу, и он вздрогнул, взглянув на меня дикими глазами. Но не отстранился.
   - Что вас тревожит, госпо... Фредерик? Какая беда пришла в ваш дом?
   Он снова погрузился в себя:
   - Беда... Дело усложняется. Они попытались отравить короля.
   - Нехорошо, - мой спокойный голос не слишком соответствовал сказанному. - Кому это могло понадобиться? Есть ли какие-то слухи, мелочи, говорящие, что готовится крупное восстание?
   Он вынырнул из мрачных мыслей и покосился на меня с интересом:
   - Нет.
   - Хмм. Насколько я знаю, народ сейчас не готов бунтовать, ему и так неплохо живётся, их устраивает нынешний король, и вряд ли они будут рады узурпатору. Значит, человек должен прийти к власти законным путём.
   - Арра, на что ты намекаешь?
   - Ни на что. Я просто рассуждаю. И я не вижу в своих словах ошибки.
   - Я тоже. В этом-то и беда. По всему получается, что это я пытаюсь вырезать свою семью. Брат в это не верит и только в этом моё счастье.
   - Всё проясниться, когда произойдёт покушение на вас.
   - А ты уверена, что оно произойдёт?
   - Есть два варианта: либо они сначала умертвят короля с принцем, чтобы свалить вину на вас, либо попытаются вырезать всю королевскую семью разом. Да, ещё одно, нет ли у вас ещё братьев, может кузенов?
   - Нет, у матери было нас двое. А кузены... Они в отдалённых поместьях. Это вызвало бы некоторые сложности при управлении заговором.
   - Если только они не приехали в столицу тайно, или не послали доверенное лицо. К тому же, у главы заговорщиков множество друзей среди верхов, так что дело облегчается.
   - Верхов ли? Тот человек, Питий, так и не признал, что в этом деле замешан его хозяин.
   - А кто тогда? Что он вообще сказал?
   - Назвал несколько имен, но они бесполезны, этих людей уже нет в городе.
   - А на их место встали другие, ещё неизвестные.
   - Возможно. И даже скорее всего.
   - Фредерик, возможно, я могу помочь вам.
   - Чем?
   - Я мало понимаю в науке прорицания, но то, что понимаю, даётся мне неплохо, хотя и требует...
   - Чего?
   Я зря так сказала, ему совершенно не обязательно знать всю правду:
   - Того, что и любая магия. Вы принимаете моё предложение?
   - Зачем тебе это? Я не думаю, что у тебя есть необходимость помогать мне.
   - Если вас убьют, с чем я останусь?
   Хотя скоро полнолуние и я вполне могу скрыться, если это потребуется, и попытаться отыскать ответ без его помощи.
   - Хороший довод. Объясни, что ты хочешь сделать?
   - Я, как и все вороны, неплохой медиум. Мы можем стать проводником знаниям, витающим в воздухе, содержащимся в земле, воде и огне, знаниям как прошлого и настоящего, так и будущего.
   Мужчина всплеснул руками:
   - Так ты можешь просто назвать имена!
   - Я не постигла таких тонкостей этой науки. Мелкие детали - это вершина мастерства, я могу описать лишь общую картину.
   - Как это будет проходить?
   - Это моё дело. Скажу только одно - находясь в состоянии транса, я уже не буду собой, я буду проводником, без сознания и цели. Цель должны дать вы. Если я пробуду в состоянии транса дольше определённого времени - моё сознание может и не вернуться назад. Любые эмоциональные слова, резкие движения могут резко разорвать связь, и тогда я имею равные шансы, как на потерю себя, так и на возвращение, но даже если мне улыбнётся удача, оно будет весьма болезненным, так что вы должны держать себя в руках.
   - Не слишком ли опасное это дело?
   Он с тревогой заглянул мне в глаза, а в них плясали язычки отражённого пламени.
   - Опасное? Да, прорицание является сложной магией, но оно не ставит невыполнимых условий.
   - Но ты можешь потерять разум!
   Голос был взволнованный и настойчивый. Я покачала головой и, улыбнувшись, положила руку на его ладонь. Он посмотрел на неё со смешанным чувством.
   - Может мне стоит произнести заклинание, чтобы помочь вам осознать, что вы на самом деле хотите? - мой резкий голос как будто призывал перестать сомневаться, - Разве это цена по сравнению с жизнью?
   - Моей? - он смотрел на меня не отрываясь, ошарашено и в то же время жадно.
   - Любой.
   Я убрала руку, обратив свой взгляд к пламени. Наше племя существует для того, чтобы охранять течение жизни, когда нарушается её естественное движение. Мы не вмешиваемся, когда сова ловит и убивает мышь, чтобы прокормиться. Мы вмешиваемся, когда обезумевший от запаха крови хищник режет всех, кого может достать. Возможно, людское общество - это не то место, где наши законы работают, но я не могу так просто от них отказаться. У людей есть возможность жить, не убивая друг друга, и, значит, они должны её использовать. Ведь одному человеку не нужны плоть и кровь другого для выживания.
   - Но ты отдала того человека мне, зная, какая судьба его ожидает.
   - Переступив черту, он стал недостоин защиты. По сути, он - никто, меньше чем обычный зверь. Он тварь.
   - А ты? Я слышал ты тоже...
   Слово прошелестело на мощном выдохе:
   - Да...
   Это была случайность, но... Фредерик положил мне руку на плечо.
   - Он хотел твоей смерти.
   Я покачала головой:
   - Он ничего не хотел. Его работа была поймать меня, не более.
   - Ты не виновата.
   - Это меня не оправдывает.
   Я сжала зубы. Лёгкость, подаренная грозой, безвозвратно ушла.
   - Когда вам будет удобнее всего провести ритуал?
   - Есть ли какие-то особые требования?
   - Темнота. Она помогает сосредоточиться.
   - Тогда завтра вечером.
   - Хорошо. Я пойду. Завтра мне потребуются все мои силы.
   Я встала и направилась к выходу. Уже когда я открывала дверь, он окрикнул меня:
   - Арра!
   - Да?
   - Прости.
   - Мне не за что вас прощать. Вы ничего не сделали.
   И я вышла из комнаты.
  
   Я сидела на мягком ковре, поджав под себя ноги, и рассеянным взглядом наблюдала за пляской огоньков на кончиках множества зажжённых свечей. На краю сознания билась тревога, часть меня не хотела проводить ритуал. Это было то же чувство, которое заставляло меня в прошлом году просыпаться, когда тело молило об отдыхе, не задумываясь о том, что он будет вечным. И то же, которое заставляло меня вонзать ногти в ладони, и молчать, когда изнутри рвётся крик. И оставаться холодной, даже когда в сердце горит ярость или... Я прикрыла глаза, успокаивая внезапно участившиеся дыхание и сердцебиение. Дверь раскрылась и в комнату вошла тёмная фигура. Человек замер на пороге в неуверенности. Я жестом предложила ему войти и сесть напротив. И он, не говоря не слова, последовал моим указаниям.
   - Времени у вас, пока не закончится песок в часах. Ответы даже на чёткие вопросы могут быть размытыми и непонятными, но постарайтесь их запомнить. Потом я помогу дать им объяснение... - я ненадолго замолчала, потом продолжила, - если буду в состоянии это сделать. Остальное вам уже известно.
   - Как я узнаю, когда надо задавать вопросы?
   - Когда пламя свечей взметнётся вдвое против прежнего и опадёт. Это значит, что духи оказались благосклонны.
   - Хорошо.
   - Пугливая истина - бьётся ключом - ветром шепчет - огнём полыхает - песком струится - сядет бабочкой - на ладонь раскрытую - ни вздохнуть - ни двинуться. Пугливая истина... - я повторяла слова заклятья, чувствуя, как с каждым прочтением меня покидает часть сознания. В этом были и положительные стороны - страх ушёл первым, - двинуться...
   Сознание померкло, и я провалилась в пустоту.
  
   Первым, что я ощутила, было то, как воздух вливается в лёгкие раскалённым потоком. Я попыталась шевельнуться, но мышцы свело. Однако открыть глаза у меня получилось. Легче мне от этого не стало. По комнате, погружённой в полумрак, летали стремительные тени, уши резало их насмешливое карканье. Через несколько мгновений я начала понимать слова, и от этого моё сердце наполнилось ужасом. Вороны, они были здесь, они обвиняли меня, и каждое слово заставляло частичку меня умирать. Даже если я смогу вернуться, они не примут меня, они возненавидели меня!
   Меня охватило жгучее желание бежать. Прочь, прочь, только чтобы не слышать их обвиняющие, смеющиеся, презрительные каркающие голоса! Но тело не повиновалось мне. Я хотела зажать уши, но не смогла. Я зажмурилась, но всё также видела стремительные тени. Не в силах больше терпеть, я закричала, но крик потерялся среди режущего слух каркающего смеха...
   Кто-то бил меня по щекам, но сейчас это показалось мне ласковыми поглаживаниями. Почти сразу же чей-то голос достиг моих ушей. Я в ужасе сжалась, и лишь через небольшую вечность поняла, что это не мои собратья.
   - Арра! Арра!!
   Я открыла глаза, медленно привыкая к свету свечей, режущих мне глаза как яркое солнце. Я попыталась что-то сказать, но не смогла из-за пересохшего горла. К моим губам поднесли кубок с водой. Я глотнула и повторила попытку:
   - Что случилось?
   - Это моя вина. Я уронил свечку, и рефлекторно попытался её подхватить, - его глаза сияли лихорадочным блеском. - Как ты?
   Наверно, стоило ответить, но сейчас мне было безразлично всё и все. Всё во что я верила, всё к чему стремилась, было уничтожено, смято, и высмеяно.
   Я поднялась, безразличная и безжизненная, и, слегка пошатываясь, вышла из комнаты. Никто не пытался меня остановить. Я не понимала, куда иду, и не сразу заметила, как стены сменились силуэтами деревьев. Внезапно я уперлась в расщеплённый надвое ствол, и силы покинули меня. Я рухнула на землю, радуясь её холоду и безмолвию, и мир вокруг меня незаметно погрузился во мрак.
  
   Мир посветлел от чьего-то прикосновения. Мне не хотелось возвращаться, я только что получила частичку покоя, и не хотела её терять.
   - Арра, что случилось?
   Во мне внезапно проснулась холодная и безумная злоба. Я приподнялась на локтях, впившись взглядом в лицо мужчины:
   - Арра, Арра!.. Ничего не случилось, всё прекрасно! - слова выплевывались сквозь зубы, но скоро гнев сменила горечь, и я опустила глаза. - Все бессмысленно! Они ненавидят меня! Презирают! - и я добавила совсем тихо, - И проклинают... - с непередаваемыми ироничными, горькими интонациями, я повторила, - ...землею скованы!
   Плотина прорвалась, и в ночи раздался громкий безумный смех, который оборвала пощёчина. Я посмотрела на бледное, тревожное лицо человека напротив, и, прикрыв глаза, произнесла почти спокойно:
   - Я никогда не вернусь к своим. То, во что я верила, то, ради чего я жила... и выживала - теперь прах. Я не вижу смысла что-то искать, что-то делать, к чему-то стремиться. Я мертва. Они убили меня.
   - Не смей так говорить! - в его голосе были огонь и уверенность, и я с лёгким отстраненным интересом открыла глаза. Он торопливо заговорил, поняв, что я его слушаю. - Поверь, ты не одна. Даже если ты не можешь вернуться в свой мир, я готов показать... нет, подарить тебе этот! Просто доверься мне!
   Я устало пробормотала:
   - Довериться? Ты понимаешь, чего от меня хочешь?
   - Я понимаю, что тебе кажется невозможным поверить человеку, но разве я не доказал, что достоин этого.
   Мысли текли лениво. Доказал? Чем он это доказал? Тем, что не испугался, не предал, не отстранился? Да, пожалуй, доказал. Но мне это было безразлично:
   - Я не готова сейчас... - я потёрла висок. Голова была тяжёлой, и в ней всё быстрее и быстрее начинала пульсировать боль. Он ждал продолжения, - говорить об этом. Я не способна понимать.
   Я откинулась на спину. Мои глаза бездумно смотрели в небо, боль накатывала всё сильнее и сильнее, поглощая мысли. Но отчаянье не хотело отпускать. Я свернулась в комочек, чувствуя, как это чувство разрывает грудь, сбивая дыхание, становясь всё нестерпимее...
   Ласковая рука прошлась по волосом. И ещё раз, и ещё. Я подняла глаза, в которых стояли слёзы и, перехватив его руку, сильно сжав её:
   - Ты победил. Я сдаюсь... - моя хватка резко ослабла. - Помогите...
   Первые солёные капли упали на землю, и он подхватил бессильно опавшую руку.
  
   Он пробыл в поместье несколько дней, почти не отходя от меня. Я же ходила по дому безжизненной куклой. Если бы он не заставлял меня, я бы забыла о том, что необходимо пить, есть, спать, двигаться. Увиденное давило на меня, следовало по пятам. Отчаянье проникало в душу, стоило мне лишь ненадолго остаться одной, а крики изредка залетавших в сад городских ворон пронзали меня раскалённой иглой, заставляя сжаться в комок и зажать уши руками. В такие моменты Фредерик оказывался рядом. Он заставлял меня посмотреть на него, и тогда я видела его тёплые карие глаза, и мне становилось немного легче. Но долго так продолжаться не могло. И не продолжилось.
   Я сидела у окна, слепо наблюдая, как колышется листва деревьев. Лорд тихо вошёл в комнату и сел на кровать. Почти сразу же пришел слуга с чайником и двумя небольшими чашками. Он ловко разлил зеленоватую жидкость в сосуды и протянул нам. Я взяла чашку обеими руками, радуясь её теплу и клубам пара, поднимающимся над ней. Мне просто нравилось ощущать её в руках, вглядываться в глубину, наблюдая неспешное кружение чаинок.
   Фредерик глубоко вдохнул пар и сделал несколько небольших глотков... И тут же захрипел, повалившись на кровать. Прозрачная зелёная жидкость ещё не успела коснуться пола, а я уже сидела рядом с мужчиной. Положив руки на его живот, я прислушалась и внутренне вздрогнула. Кайшит. Почти моментальный яд. Почти.
   - Земля иссохшая - водица мутная - сольют в радости - сгинут порознь.
   Фредерик задышал легче, в его потухших было глазах появился смысл. Я ласково погладила его по голове, успокаивая после близости к небытию.
   - Не бойся, всё позади. Тьма не вернётся.
   Он приподнялся на локтях:
   - Меня... отравили.
   - Нас отравили. Мне повезло, что я не пила. А тебе повезло, что я оказалась рядом. Это был кайшит.
   Взгляд Фредерика стал удивлённым, если не поражённым.
   - Но как же?..
   - Мы знахари. Это в нашей крови ещё с Сотворения.
   Моё сознание прояснилось, вновь появилась воля к жизни. Теперь, когда единственного близкого мне человека попытались убить, я не могла оставаться в стороне. Я улыбнулась. Опасность, угрожающая другому всегда заставляет собраться лучше, чем опасность, угрожающая тебе самому.
   Фредерик улыбнулся в ответ, но его улыбка тотчас погасла:
   - Теперь можно точно утверждать, что это не я.
   - А ещё можно утверждать, что боги не на их стороне. Три провалившихся покушения...
   - Четыре.
   - Я здесь не при чём. Это была случайность.
   - Не думаю. Ты спасла принца, ты разоблачила преступника, а сейчас ты ещё и спасла меня.
   - Откуда им это знать? Им неизвестно, кто я.
   - Однако то, что ты поймала одного из них, им известно наверняка. А возможно, они даже знают как ты его поймала.
   Я усмехнулась:
   - Ведьма... Моя слава идёт впереди меня.
   - Они могли посчитать тебя опасной.
   - Они ошибаются.
   - Это знаем мы, но не они.
   Ненадолго установилась тишина. Потом Фредерик неуверенно спросил:
   - Ты чувствуешь себя лучше?
   - Да, я действительно чувствую себя лучше, Фред, - я улыбнулась, глядя, как он меняется в лице. Сначала я защищу то, что уже имею, и лишь потом буду искать то, что потеряла. Тот факт, что мой род отказался от меня, ещё не значит, что я должна отказаться от неба. - Пора вставать. У нас ещё много дел. И для начала нужно допросить слугу.
  
   Тот, кто принёс нам отраву, даже не подумал прятаться. Либо он был уверен в успехе, либо ничего не знал. И я склонялась ко второй версии. И могла это проверить. Ещё идя к комнате, в которой заперли слугу, я прошептала заговор, позволяющий различать ложь. Фред покосился на меня, но промолчал.
   - ...Зачем ты подсыпал яд в чай? Кто приказал тебе это сделать?
   - Я не понимаю о чём вы, господин! Я не делал ничего подобного!
   На скулах лорда проступили желваки, а на лице появились красные пятна. Он был в ярости. Я зашла сзади, примирительно положив руку на его плечо.
   - Он не врёт. Уважаемый, ты ли заваривал чай?
   - Д-да, - несчастный со страху начал заикаться.
   - Может кто-то крутился рядом? Или может кто-то предложил тебе новую травку, обещая, что чай вместе с ней получится на чудо ароматный?
   - Н-ну д-да... Повар, он мне новую травку посоветовал. Говорит тот, кто продал, очень сильно хвалил. К тому же товар очень редкий, из далёких стран привезён. Оттуда торговцы раз в полгода приезжают, - поняв, что его не обвиняют, человек немного расслабился и с готовностью выкладывал всё, что знал.
   - Что это за страна? Как выглядел торговец?
   - Н-не знаю... - слуга опять начал заикаться. - В-вы у повора с-спрос-сите.
   - Не волнуйся так. Ты свободен.
   Когда слуга вышел из комнаты, Фредерик повернулся ко мне.
   - Что это значило?
   - Есть заговор на различение лжи. Он не соврал ни единого слова. Нам нужен повар.
   Вот повара оказалось найти несколько сложнее. Слухи о том, что на лорда произошло покушение, распространились со скоростью пожара, и человек сразу же попытался скрыться. Его взяли на конюшне, когда он торопливо запрягал лошадь.
   - ...Я не виноват! Я ничего не знал!
   Допрос опять вела я:
   - Чего ты не знал?
   - Того, что... - человек замолчал и резко побледнел.
   - Сколько тебе дали, за то, чтобы ты помог "улучшить" напиток господина новой заморской травкой?
   - Ничего мне не дали!
   - Ложь. Но это и не важно. Скажи, кто тебе заплатил. Имя, как он выглядел.
   - Я не знаю!
   Я нахмурилась. Это была не полная ложь, но все же ложь.
   - Ладно, я предполагаю, что имени ты действительно не знаешь, но как выглядел твой наниматель ты знать обязан.
   - Он был в чёрном плаще. Капюшон закрывал лицо!
   Опять полуправда.
   - Да, он действительно был в плаще, но лицо ты видел.
   Повар посмотрел на меня, не скрывая злобы во взгляде, и процедил:
   - Ведьма...
   В следующее мгновение мощный удар опрокинул его на пол. Лорд Фредерик потёр ушибленную руку:
   - Ещё одно оскорбление, и дальше ответы ты будешь давать, вися на дыбе.
  Мужчина, кряхтя, поднялся. Теперь он смотрел только в пол.
   - Волосы чёрные, густые. Брови... мохнатые такие, над глазами нависают, чуть ли не закрывают. Борода во все стороны торчит. И на правой щеке в бороду старый шрам уходит, почти незаметный.
   - Неплохо. Что-то ещё?
   Мужчина покачал головой. Я нахмурила брови.
   - А теперь то же самое, но вслух.
   - Нет.
   Он почти не врал, но это "почти" не давало мне покоя.
   - Что-то было. Лучше тебе сказать.
   - Когда мы договорились, он как-то странно скрепил договор. Мы пожали руки, и он сказал что-то вроде... сейчас... Точно это звучало: "словом сказанным, ты обрёк себя на служение. Силы тёмные сторожа твои". Ещё с такими странными перерывами...
   - И как же звучал договор? - в моём голосе послышалась тревога.
   - Что я сделаю так, чтобы лорд выпил отвар из той травы, что он дал мне.
   - Это всё? Это важно прежде всего для тебя.
   - Ещё, я не должен его выдать, иначе мне будет плохо. Обычная угроза... - голос человека стал не столь уверен, когда он взглянул на моё лицо.
   - Если бы... Лорд Фредерик, можно вас на пару слов? - Фред удивился, услышав такое обращение, но я взглядом показала на повара. Слуги не должны забывать с кем общаются. Мужчина понятливо кивнул. Мы отошли на несколько шагов. Он шёпотом спросил:
   - Что случилось?
   - Заклятье тёмной магии. Я плохо в ней разбираюсь, но не понять какие силы призывает маг просто невозможно. Я не знаю, что будет с этим человеком. Проклятье уже должно было начать действовать. Сразу же после того, как он нарушил договор. Ну, или чуть позже...
   Меня прервал вскрик. Повар пытался себя придушить. Только вот в его глазах была не решимость, а непроглядный ужас.
   - Держи его!
   Фред, натужено пыхтя, отвёл руки повара от горла. В умирающем человеке проснулась демоническая сила.
   - Удержи его ещё немного!
   Подбежав, я положила ладони на виски повара:
   - Ветер - порви, огонь - пожри, вода - омой, земля - прими. Нити липучие - в прах да пыль... - я повторила заговор ещё дважды, прежде чем получила необходимый результат.
  Чёрные щупальца вражеского заклятья, погибая, протянулись ко мне, оплели горло, сжали так, что потемнело в глазах и прервалось дыхание, и... отпустили. Когда я немного пришла в себя, всё уже было в порядке. Мужик был жив, и, забившись в угол, отходил от пережитого. Я встряхнула головой, и комната поплыла перед глазами. Полуобморок был здесь ни при чем. Два заговора за час - слишком много. Особенно, когда один из них призван тягаться с призванной силой бога. Я до последнего не была уверена, что магия природы выйдет победителем с битве с магией тьмы.
   - Арра, как ты?
   - Всё хорошо, просто надо отдохнуть. Вам придётся продолжить расследование без меня. На восстановление сил мне потребуется не менее полудня.
   - Я понимаю.
   - Фред...
   - Да?
   - Будь осторожен. Тёмный маг не может быть просто пешкой. Маги просто не могут себе этого позволить. Слишком дорого они платят за силу.
   - А ты? Ты ведь тоже маг.
   - Мать природа добра к своим детям. Она даёт, почти ничего не прося взамен.
   - Почти?
   - Кроме твоих собственных сил. Сил тела и души.
   - Ясно. Арра... - он положил ладонь мне на плечо и крепко сжал, - береги себя.
   Я улыбнулась в ответ.
  
   Я отправилась в спальню, сознавая, насколько мне необходим отдых. Но сон не шёл. Я раскинулась на кровати, бессмысленно глядя в потолок. Жизнь... она менялась так часто, что я не успевала за ней. Да, сейчас у меня есть цель, но что будет, когда я достигну её? Если предположить, просто предположить, что мы удачно раскроем заговор, что я сниму с себя проклятье... Что дальше? Чего мне останется желать? Раньше я знала ответ на этот вопрос. Я вернулась бы домой, я бы полюбила, у меня были бы птенцы, я была бы счастлива... А теперь... Я могла бы тешить себя надеждой на то, что духи лгали, но духи не умеют лгать. Даже если мои братья и сёстры не узнают о том, что я убийца, вряд ли они смогут принять меня. Как же я раньше этого не понимала?! Несмотря на то, что я считаю себя вороном, они бы стали считать меня человеком, а людям не место среди них. Чтобы я ни делала, как бы ни доказывала, что я всё та же, в их глазах я никогда не стала бы прежней. Среди них я - изгой. Среди людей - проклятая ведьма. Это даже смешно... Фред... Он единственное, что ещё имеет смысл. Единственное, ради чего я согласна бороться. Люблю ли я его? Не знаю. Но если погибнет он, умру и я... после того как сдохнут те, кто причастен к его смерти.
   Я глубоко вздохнула, успокаиваясь. Я бы даже могла понадеяться на счастливую жизнь среди людей. Но... зачем это всё? Кем будут мои дети? Если они будут. Кем буду я в чужих глазах? Всё той же проклятой ведьмой, что околдовала знатного мужчину? Бессмысленно. А значит, когда проблемы разрешаться, я должна буду уйти со сцены. Может, я смогу когда-нибудь найти то, ради чего стоит жить. Когда-нибудь. А вороны живут до-олго...
   Неясный шорох прервал мои размышления. А в следующее мгновение на моё сознание упала пелена, заставившая потяжелеть мои веки, спутавшая мысли, и вскоре - отправившая меня в сонную тьму.
  
   Первыми до моего сознания добрались запахи. Сырость и гниение. Где-то пищала крыса. Я открыла глаза и перевернулась на живот. Спину пронзила боль - я слишком долго лежала в одной позе на жёстком каменном полу. Я осторожно встала и огляделась. Смутного света, падающего из небольшого зарешеченного окна под потолком, едва хватало, чтобы осветить небольшой каменный мешок, в котором я оказалась. Я невольно сравнила свою новую клетку со старой. В этой было больше места, но сюда не проникали ни ветер, ни свет. И в этой клетке прутья оставляли достаточно место, чтобы через них пробралась чёрная птица. Я улыбнулась, и села поудобней. Всё, что мне оставалось - это ждать.
   Через несколько часов дверь со скрипом распахнулась. Человека, вошедшего в камеру, я узнала сразу по описанию повара. Он ухмыльнулся:
   - Ну что, проснулась, птичка? - я слегка вздрогнула, но вскоре поняла, что это был лишь оборот речи. - Это хорошо. Я как раз собирался тебя будить.
   - Зачем я вам нужна?
   - Мне показалось, что ты на сцене лишняя.
   - Так почему ты просто не убил меня?
   - Покушение провалилось. К счастью, я сумел превратить провал в победу.
   - Разве покушение было не на лорда?
   - Нет. Без тебя убрать его не составляет проблем. Нашей целью была ты.
   - Ну, что ж. Ты победил, я здесь. Что тебе надо теперь?
   - А теперь я думаю, что ты можешь оказаться мне полезной? Разве ведьма и колдун не смогут найти общий язык?
   Я мысленно улыбнулась. Как и все, он считал меня ведьмой, и в этом было моё преимущество.
   - Для начала представься.
   - Локсар.
   - Так вот, Локсар, скажи, какой смысл мне помогать тебе. Пока я была по другую сторону баррикад, меня ожидала свадьба на втором человеке государства. Я никогда бы не узнала, что такое нужда, наоборот, я бы купалась в богатстве. А что меня ждёт здесь?
   - Фредерик - идиот. Он слишком добр. Он никогда бы не позволил тебе по-настоящему проявить себя.
   - А на что мне моя сила? Со временем он бы сделал для меня всё, что я захотела бы. Так что предлагаешь ты?
   - Я предлагаю тебе встать рядом со мной. Когда всё завершится, мы станем правой рукой нового короля.
   - Двух правых рук не бывает.
   - А здесь уже каждый сам за себя. Зато представь себе возможности. Ты сможешь властвовать не над одним человеком, а над целой страной. Ты с лёгкостью выполнишь свою клятву, и будешь жить припеваючи до конца своих дней, удовлетворяя любую свою прихоть. Ты понимаешь, любую!
   - Зато если ты убьёшь меня сразу, как всё закончиться, то я действительно умру. Окончательно. От меня ничего не останется.
   - Возможно, мы всё-таки сможем прийти к пониманию.
   Я с сомнением посмотрела на него:
   - Возможно... Так что ты от меня хочешь?
   - Чтобы ты втёрлась в доверие к королевской семье. Тебе это не сложно.
   - Кстати, ты так и не сказал, на кого работаешь.
   - Прежде всего, я работаю на себя.
   - Я понимаю. Но всё-таки?
   - Фарелл.
   - Кто это?
   - Тот, кто по праву займет трон, если не станет правящей пары, их сына и лорда.
   - Хмм... Неплохо. Скажи, ты правишь этим Фареллом, он тобой, или вы партнеры?
   - Как сказать... Я его не заколдовывал, это плохо влияет на разум, а он должен хотя бы выглядеть достойно, но без меня ему не хватило бы ни духу, ни сил затеять переворот.
   - Что ж ты тогда так подставился с поваром?
   - Не предполагалось, что его поймают... и что он обо мне расскажет. Хотя так даже лучше. Достопочтимый лорд, - колдун произнёс эту фразу с издёвкой, которая явно доставила ему удовольствие, - скоро попадёт в мою ловушку.
   Мои мысли лихорадочно заметались, но я никак не показала этого:
   - Хмм... Это плохо.
   - Почему?
   - Потому что без него у меня нет шансов попасть в доверие к королю и его семейству. Тогда я бесполезна для твоих планов, и теряю все лакомые куски, а меня это не устраивает. Да и тебе будет много сложнее пробиться через усиленную охрану во дворец. Насколько я понимаю, людей у тебя не слишком много.
   - Да...
   - И не самые лучшие. Иначе покушения не проваливались бы с таким постоянством.
   Локсар кивнул.
   - Ты не можешь один вытянуть заговор. Он обречён на провал. Так что без моей помощи тебе не обойтись.
   Колдун недовольно нахмурился, но кивнул. Я вздохнула посвободнее. Явная угроза жизни Фредерика была устранена.
   И тут я внезапно поняла. Я получила возможность отомстить! Отомстить тем людям, которые вызвали солдат, которые так жаждали, чтобы я горела на костре, тем, кто пользовался своей властью, чтобы издеваться надо мной, когда я была не в силах ответить... Я встала с пола, на моих губах играла злая усмешка:
   - Скажешь, что надо сделать.
   Его губы растянулись в отвратительной улыбке:
   - Я знал, что мы сможем договориться.
  
   - ...ты всё запомнила?
   - На память я никогда не жаловалась. А теперь перейдём к насущным делам. Чтобы лорд ничего не заподозрил, нам надо подстроить моё чудесное спасение, и чем достоверней оно будет выглядеть, тем лучше.
   - У тебя есть что предложить?
   - Есть два рабочих варианта. Для первого должно пройти ещё полтора дня, прежде чем ты меня отпустишь...
   - И в чём он заключается?
   - Это моя маленькая тайна. Но поверь, всё будет очень правдоподобно. Во втором случае меня должен спасти сам Фредерик.
   - А тебе хватит умения притвориться благодарной спасённой?
   - Обижаешь. Я не только ведьма, но и женщина.
   Колдун ухмыльнулся.
   - Тогда я за второй вариант. Это будет красивый спектакль...
   - Посвятишь в его подробности?
   - Нет. Так тебе будет проще играть. И ещё одно. Поклянись, что не предашь меня, и никому не расскажешь о нашем договоре.
   Я мрачно улыбнулась:
   - Тогда ты должен поклясться в том же.
   - Хорошо.
   - Клянусь.
   - Клянусь.
   Наши голоса зазвучали сдвоено:
   - Словом сказанным - ты обрекла себя - на служение - силы тёмные - сторожа твои.
   - Словом сказанным - ты обрёк себя - на служение - силы тёмные - сторожа твои.
   Единственная разница заключалась в том, что моё проклятье силы не имело. Ведьмой я всё-таки не была.
   Удовлетворённо улыбнувшись, Локсар дружелюбно предупредил меня:
   - Если ты снимешь проклятье, я это почувствую, и буду считать, что ты меня предала.
   - Могу сказать тебе тоже самое.
   - Вот и договорились. Пойдём. Скоро лорд должен будет попасться в мою ловушку, но теперь мы используем его присутствие иначе.
   Мы встали и направились к выходу.
  
   Я не знала, куда меня везли - мои глаза закрывала повязка. Но, судя по тому, как вольно гулял ветер, и тому, что запахи стали чисты от присутствия человеческого жилья, мы выехали за пределы города. Предстоящее немного тревожило меня, но не настолько, чтобы все мои мысли были прикованы только к нему. Мой мозг старательно прокручивал всевозможные варианты будущего переворота. Мне нужно было незаметно подчинить себе колдуна, а влиянию он вполне поддавался. И теперь я решала, как это лучше всего использовать. Потому что любая ошибка грозила разрушить всё.
   Моя лошадь остановилась, и я чуть не упала лицом на её холку, ибо руки были связанны сзади, не давая опоры. Чьи-то грубые руки стащили меня с коня и подтащили к какому-то столбу. Они же крепко привязали меня к нему, так, что я почти не могла пошевелиться. Вокруг раздавался смех и ехидные выкрики. Я почувствовала, как в мои ноги что-то ткнулось. Ветки. Меня собирались сжечь! В памяти восстали картины прошлого, и из глубин души поднялся ужас. Я закричала бы, если бы во рту не было кляпа, а так мне оставалось только рваться изо всех сил. Веревки держали крепко, впиваясь в плоть при каждом рывке. Смех стал громче. Я зарычала, задёргавшись ещё сильнее. Кто-то выкрикнул:
   - Будешь знать, как предавать своего бога, ведьма! Гори же теперь в его пламени!
   И тут я почувствовала запах дыма. Кто-то поджег хворост. Ветки были влажными, давая мне больше времени, продлевая будущие муки. Мне не оставалось ничего кроме как рваться и рычать, как дикий зверь. Огонь подбирался всё ближе, и мой разум затопила тьма. Я не осознала того момента, когда вокруг раздался звон оружия, не помнила, как кто-то разбросал горящие ветки, как перерезали веревки, сняли повязку с глаз, вынули кляп... Я ощутила только, что я сумела вырваться, я в безопасности, и рядом кто-то родной и тёплый. А потом тьма стала окончательной - я потеряла сознание.
  
   Я пришла в себя оттого, что кто-то нежно гладил меня по голове. Я открыла глаза и огляделась. Я лежала в знакомой кровати, комнату освещало пламя десятков свечей. В первый момент они слились в моих глазах в одно яркое пламя, заставив меня инстинктивно подскочить на кровати, но уже в следующий я поняла, что мне больше ничего не грозит. По крайней мере, сейчас.
   - Арра, как ты?
   Голос Фредерика был непередаваемо мягок.
   - Всё... хорошо, - я глубоко и медленно вздохнула. Ужас от пережитого постепенно бледнел. Я криво усмехнулась. - В первый раз успели только хворостом обложить, во второй ещё и поджечь, в третий, наверное, доведут дело до конца...
   Мужчина грубо оборвал меня:
   - Третьего раза не будет.
   Я серьёзно посмотрела ему в глаза. Не знаю, что он увидел в них, но это заставило его вздрогнуть.
   - Ты прав. Не будет.
   После некоторого молчания, оставившего горький привкус, я заговорила вновь:
   - Фред, у меня к тебе просьба.
   - Я слушаю.
   - Пожалуйста, делай то, что я попрошу, ничего не спрашивая.
   - Я не понимаю, - в его голосе действительно читалась растерянность.
   - Ты много раз просил меня доверять тебе. Теперь ситуация изменилась. Теперь я прошу поверить мне. Я не могу сейчас тебе что-либо объяснить. Я вообще сомневаюсь, что смогу когда-либо это сделать, но ты и сам всё поймешь.
   - Хорошо. Я верю тебе.
   Я печально улыбнулась:
   - Как с тобой всё просто. Не то, что со мной... Фред, спасибо. Действительно, спасибо. За всё, что ты сделал для меня.
   Я села и, положив руки ему на плечи, притянула его к себе, страстно впившись в его губы с поцелуем. Мужчина удивлённо округлил глаза, но уже через мгновенье он поднял руки, намереваясь обнять меня. Я мягко, но решительно отстранилась. Это всё, что я могла дать ему. И это всё, что я имела право от него получить.
   - Арра, я... ты...
   Я покачала головой:
   - Спасибо. Но теперь нам надо отдохнуть. Завтрашний день будет долгим... - я легла, накрывшись одеялом. - Всё закончится в течение трёх дней. Так или иначе...
   Фредерик тихо встал и бесшумно покинул комнату.
  
   Мы собрались на завтрак. Я сама попросила о совместном его проведении, чтобы изложить лорду часть своих планов. Отодвинув пустую тарелку, я начала:
   - Фред, мне нужно, чтобы ты познакомил меня со своим братом и помог мне уговорить его провести званный вечер. Чтобы, так сказать, немного развеять гнетущую атмосферу.
   - Это безумие! Сейчас, когда опасность столь велика...
   - Именно сейчас и именно когда опасность столь велика. Поверь мне.
   Я выдержала его прямой взгляд, и он, глубоко вздохнув, кивнул:
   - Хорошо, хотя это будет и не просто.
   - Надо, чтобы приём прошёл через день-два.
   - Ясно.
   - И советую позвать туда королевского мага. Список прочих гостей я сообщу позднее, хотя проход в любом случае должен быть свободным. Людей надо ограничить по времени - опоздавшие не пропускаются. А ещё надо посредине приема усилить охрану раза в три. И чтобы это были не простые стражи, а профессиональные воины. Конечно, можно обойтись и обычной стражей, но так будет надёжней...
   - Что ты затеваешь?
   Фредерик смотрел на меня с подозрением. Я печально улыбнулась:
   - Ты знаешь мой ответ.
   - Что ты ничего не можешь сказать?
   - Верно. Ещё необходимо, чтобы вся королевская семья там присутствовала.
   - Это безумие!
   - Нет, вовсе нет...
   Это не безумие, это приманка. И я надеюсь, достаточно жирная, чтобы... я оборвала мысль.
   - И последнее. Завтра получается довольно свободный день. Мне нужно выйти в город. Одной.
   - Но ведь...
   - Не волнуйся, всё будет хорошо.
   - Нарагер и его приспешники, твои просьбы переходят все границы!
   - Но ты их выполнишь?
   - Да, я их выполню, - Фредерик был сердит. Он залпом выпил стоящий перед ним бокал вина и встал из-за стола.
   - Фред, с твоими родственниками надо поговорить сегодня.
   - Хорошо. Пойдём.
  
   Домой мы вернулись только под вечер. Фредерик был злой и усталый. И я понимала его. Ему пришлось просить брата о невозможном. И было удивительным то, что ему удалось его уговорить. Король хорошо знал своего брата и доверял ему. А лорд доверял мне. Я мысленно усмехнулась. Как легко оказалось заставить человека сделать то, что тебе нужно. Теперь мне требовалось сделать то же самое с колдуном.
   На пороге спальни Фред навис надо мной, прижав к стенке:
   - Ты довольна?!
   Я кивнула. Мои глаза во мраке, царившем в коридоре, были двумя провалами в пустоту:
   - Вполне.
   В его глазах читались боль и недоверие. Я мягко улыбнулась:
   - Ты считаешь, что я обманываю тебя?
   Он вздрогнул:
   - Но я правда не знаю, о чём они говорили с тобой. И почему ты, вернувшись, начала столь решительно действовать. И эта просьба...
   Я поморщилась:
   - Пожалуйста, обвини меня после этого приёма. Я буду счастлива выслушать всё, что у тебя накипело.
   К сожалению или к счастью, такой возможности ему не представится. В любом случае кто-то из нас будет либо не способен говорить, либо не способен слушать.
   - Я не понимаю! Я ничего не понимаю!
   - Всё правильно. Но скажи мне одно: ты веришь мне или нет. Если нет, то, что ты сделал сегодня, не имеет никакого смысла. Тогда я могу рассказать тебе всё. Но цена слову "да" неизмеримо больше, хоть ты пока и не способен этого понять.
   - Я верю тебе.
   С усталым, безразличным видом он отступил на шаг назад. Мне хотелось провести рукой по его волосам, заглянуть в глаза и попытаться найти в них свет, но вместо этого, я тихо проскользнула в свою комнату.
   Притворив дверь, я тяжело вздохнула.
   Лгать самой себе не имело смысла. Да, я влюбилась. И теперь этого не изменит ни время, ни обстоятельства. Только вот у него не будет шанса этого узнать...
   Я скинула к ногам ворох платья, и, подойдя к кровати, рухнула на неё. По щекам катились крупные горячие слёзы.
  
   На следующее утро, мы с лордом перекинулись всего несколькими фразами. Слова были деловы и сухи. Он больше ни о чём не спрашивал. И от него веяло таким холодом, что у меня сжималось сердце. Я поспешила покинуть поместье.
   По улицам города я бродила около часа. Мне не нравились его тесные, шумные и многолюдные улочки. Я невольно ожидала удара в спину, и вздрогнула, когда из тени раздался голос:
   - За мной. С тобой хочет поговорить господин.
   Я кивнула и отправилась следом за человеком.
  
   - ...пойми же ты, что другого такого шанса не будет! Ты знаешь, чего стоило Фредерику устроить этот приём?! На нём будет всё королевское семейство!
   - Но если что-то пойдет не так, нас поймают всех вместе.
   - Нужен один мощный и точный удар. К тому же король специально уменьшает количество охраны. Он не хочет показать своим подданным, что он чего-то боится. Это же идеальный момент!
   - Ну-у...
   - К тому же, зачем тебе я, если ты не хочешь пользоваться тем, чего я добилась? Разве не за этим ты меня и посылал? Я думала, что хотя бы клятва заставит тебя доверять мне.
   - Ладно. Но ты помнишь, какова цена предательству.
   - Помню, - я усмехнулась, - и поверь, меня это не смущает.
   - Как мы проникнем на приём?
   - Я утверждаю список гостей.
   Колдун уважительно присвистнул.
   - Так что придумайте себе имена, и я включу вас в него.
   - Хорошо...
   Он взял в руки перо и, обмакнув его в чернильницу, что-то написал на небольшом листке бумаги. Обработав записку песком, он протянул её мне.
   - Это реальные люди, так что проблем с узнаванием имён не будет.
   - А проблем с узнаванием лиц?
   - Я и Фарелл изменим внешность.
   - Я не про это. Тех людей могут знать в лицо.
   - Вряд ли. Их уже полтора десятилетия никто не видел.
   - Хорошо. Считайте, что получили официальное приглашение. Приём завтра на закате. Не опаздывайте.
   - Ясно. Тогда не смею больше тебя задерживать. Лорд может что-то заподозрить.
   Я согласно кивнула:
   - Может.
  
   В поместье меня встретило несколько солдат с обнажёнными мечами. Я холодно поинтересовалась:
   - В чём дело?
   Из-за их спин вышел Фредерик. На меня он не смотрел:
   - Мой слуга проследил за тобой. Ты обвиняешься в предательстве правящей семьи.
   - Хмм... Забавно.
   - Ты будешь заключена под стражу и отправишься в королевскую тюрьму.
   - Хорошо. Фред... Мой лорд, можно ли сказать вам несколько слов наедине.
   Среди солдат прошел гул шепотков. Им не нравилось моё предложение.
   - Ладно. Если это твоё последнее желание...
   Мы отошли, по-прежнему находясь в поле зрения стражей. Я протянула ему записку.
   - Прошу, не отменяй приём. Когда соберутся все гости, прочитай эту бумагу. Тогда ты будешь знать, что делать. И не читай её сейчас, иначе всё рухнет. Это всё, о чем я тебя прошу, - я улыбнулась, легко и радостно. - Если ты сделаешь это, всё будет хорошо.
   - Почему ты думаешь, что я по-прежнему верю тебе? У меня на руках неопровержимые доказательства твоего предательства.
   - Ну и что? Всё что я делала - я делала во благо.
   - Ты всё ещё не хочешь сказать, в чём же дело.
   - Если я скажу это... - я непроизвольно потёрла шею, - ...то ты упустишь замечательный шанс решить свои проблемы.
   - Я больше не верю тебе.
   Я безмятежно улыбнулась.
   - Теперь мне нет до этого дела. Я сделала всё, что могла. А ты... ты всё сделаешь правильно. Прощай. И... спасибо. Спасибо.
   Я знала, что если промолчу сейчас о своих чувствах, то он о них так никогда и не узнает. Пусть. Так ему будет легче жить дальше. Поборов себя, я опустила свой слишком красноречивый взгляд и отправилась к солдатам.
  
   Остаток дня прошёл в тишине и ожидании. Никто не пришёл меня допросить, из-за двери моей камеры ни разу не раздалось ни единого звука. Молчание и заходящее солнце. Я была почти счастлива.
   Когда на небе взошла луна, прочертив на полу камеры серебристые дорожки, я встала с лежанки и подошла к маленькому окну. Зачем меня посадили в камеру, из которой я могла сбежать, я не знала, но догадывалась. Сбросив на пол платье, я превратилась в чёрную птицу. Несколько мощных взмахов подняли меня к окну, и через мгновение я была уже на свободе. Я летела всё выше и выше, и рядом со мной были только ночь и звёзды. Я была счастлива, только ветер, подпирающий мои крылья, немного горчил. Накупавшись в его холодных струях, я спустилась ближе к земле. А на ней было лишь одно место, хоть отдалённо напоминающее мне дом. И меня тянуло именно туда. Я приземлилась на толстую ветку напротив горящего окна. В комнате в свете свечей ходила тёмная фигура. Её движения были резкие и дёрганные, она ни на секунду не останавливалась. Чтобы лучше разглядеть, я переместилась на подоконник. И в этот момент человек заметил меня. Каркнув, я отлетела назад на ветку. Но то, что хотела, я уже увидела - лист бумаги сложенный и нетронутый лежал на столе. Человек распахнул створки окна:
   - Арра, это ты?
   - Дар-р.
   - Что ты здесь делаешь?! Тебе нужно улетать!
   - Н-н-йэрзач-йэм. Н-н-йэркудар-р. Мн-йэ утр-ром в-йэр-рнуться в кам-йэр-ру?
   - Зачем тебе это? Улетай.
   - Остар-рс-йа-р д-йэнь. Бессмыср-р-йэнно! Пр-рочь!
   Фредерик едва успел посторониться, когда я чёрной тенью влетела в комнату. Сев, я с некоторым трудом сумела открыть дверь, навалившись на неё всем телом. Путь из кабинета в свою комнату я знала. Преодолев ещё одну дверь, я оказалась там, где жила последний месяц. Фред шёл за мной. В комнате на столике лежал данный мне когда-то кинжал. Со столика взлетать с ним мне было бы неудобно, поэтому я специально уронила его на пол. Схватив кинжал двумя лапами, я забила крыльями, приноравливаясь к его весу.
   - Зачем тебе кинжал?
   - Пр-рощ-щ-э.
   - Что проще?
   Я промолчала, глядя на него чёрным блестящим глазом.
   - Что проще?! Проще чем что?!
   Я напряглась, встопорщив перья. Приоткрыв крылья, я отвела их немного назад, из моего горла вырвался птичий, режущий ухо крик.
   - Проще чем что?! - в его глазах было отчаянье, боль и... обида.
   Я крикнула ещё раз. На что я надеялась, вернувшись сюда? Да, я просто хотела увидеть его ещё раз. И не смогла удержать себя. Моё тело стало плавиться, приобретая человеческие формы. Когда превращение закончилось, я произнесла:
   - Прости, мне не надо было приходить. Не надо... - в моём голосе была та же боль, что и в его глазах.
   - Да, не надо. Но я очень огорчился бы, если бы ты не пришла.
   Он поднял меня с пола и заключил в свои объятья. Я с наслаждением впитывала его тепло, ощущала его силу. Один день. Всего лишь один день...
   - Фред, я люблю тебя.
   - Я тоже тебя люблю, - его объятия стали крепче. Я обняла его в ответ, уткнувшись лицом в плечо. Меня била дрожь. Я тихо пробормотала:
   - Один день... Один день...
   - Что "один день"?
   - Остался лишь один день.
   Он вздрогнул. Фред наконец-то понял, о чём я говорю. Я прижалась к нему ещё сильнее.
   - Ты... Почему ты так решила?
   - Ты был прав. Я предательница. Но я не ведьма. Себя и то, во что верю, я не предавала.
   - Но почему ты это сделала?
   - Если бы я отказалась... там, где был костёр, была бы ловушка.
   Я ходила по грани. Я старалась тщательно подбирать слова, но чем дальше, тем реальнее был шанс, что я нарушу клятву.
   - На меня?
   Я кивнула. У него перехватило дыхание, но через секунду мужчина справился с собой. Он с улыбкой нежно погладил меня по голове.
   - Маленькая моя, птенец ты желторотик. Всё наладится. Ты веришь в то, что всё будет хорошо?
   Я покачала головой, уткнувшись носом в его шею.
   - Ну же!..
   Он подхватил меня на руки.
   - Какая же ты лёгкая!
   Он положил меня на кровать, и хотел было накрыть меня одеялом и уйти, но я не отпустила его.
   - Не уходи.
   - Ты действительно этого хочешь?
   - Не уходи...
   Он лёг рядом, прижав меня к себе. Я с наслаждением вдыхала его запах, чувствовала его тепло... Я была в безопасности. А то, что завтра меня не станет, здесь и сейчас не имело никакого значения... Я подалась вперёд, и мои губы нашли его.
  
   Я стояла у распахнутого окна. Тьма за ним была густа, но я чувствовала скорое приближение рассвета. Если возвращаться в камеру, то именно сейчас. Но была и другая проблема. Если я не появлюсь на приёме, Локсар может что-то заподозрить и скрыться до того, как Фред поднимет стражей на атаку. Я покачала головой. Какую же глупость он сделал. Зачем ему понадобилось следить за мной? Не я, а он подставил под удар своих близких. И ведь, несмотря на моё предательство, всё равно почему-то остался на моей стороне.
   Я не услышала, как Фредерик встал и подошёл ко мне:
   - Ты так и не заснула?
   Я легонько вздрогнула и обернулась к нему, улыбнувшись:
   - Нет. На это нет времени. Фред, ты можешь устроить так, чтобы я попала на приём? Я не уверена, насколько это важно, но моё присутствие может оказаться ключевым моментом.
   - Хмм... Это возможно. Тогда мне надо было бы допросить тебя и выяснить твою невиновность.
   - Хорошо. Тогда встретимся в тюрьме.
   Я ласково поцеловала его на прощанье и отступила на шаг. Вскоре перед Фредом сидел лесной ворон. Схватив кинжал, я, мощно ударяя крыльями, вылетела в раскрытое окно. Из моего горла рвался резкий дёрганый клёкот. Я смеялась!
  
   Дверь камеры со скрипом распахнулась. На пороге стоял Фредерик, за его спиной маячили стражи с обнажённым оружием. Лорд сухо бросил:
   - За мной.
   Я встала, оправив складки юбки, среди которых теперь прятался кинжал, и вышла из камеры вслед за ним. После некоторых блужданий мы вошли в пыточную. Я с пассивным интересом посмотрела на инструменты. Чего здесь только не было, но ни названий, ни предназначения большинства вещей я не знала. Голос Фредерика был всё так же сух:
   - Настало время поговорить.
   - Так давайте поговорим, - моё лицо было холодной маской, лишь глаза иногда загорались против воли.
   - Ты обвиняешься в предательском сговоре. Свидетель утверждает, что ты встретилась с человеком, который проводил тебя к уже известному нам колдуну. О чём вы говорили неизвестно, но то, что ты вернулась живая и здоровая, как ни в чем не бывало, свидетельствует о том, что вы нашли общий язык. Как ты это объяснишь?
   Я мысленно улыбнулась. Ну что за идиот? Подставился второй раз за два дня. Может, я излишне переживаю из-за этого заговора?
   - В прошлый раз, он сделал мне предложение, но я попросила больше времени. Вчера же настало время дать ответ.
   - И что же ты ответила?
   - Я отказалась.
   - И почему же тогда он отпустил тебя?
   - Потому что я обещала больше не вмешиваться.
   - И он тебе поверил?
   - Нет, но колдуны умеют быть убедительными.
   - А почему он не попытался использовать твои связи со мной?
   - Он считал меня ведьмой, а с ведьмами связываться себе дороже.
   Фредерик сощурил глаза:
   - А как же тогда в твой рассказ вписывается костер?
   - Это было представление. Колдун надеялся на положительный ответ, поэтому оставил мне шанс на возвращение.
   - Представление, говоришь? И как ты можешь доказать, что говоришь правду?
   Я покачала головой:
   - Что правду - никак. Что я не желаю и не желала никому зла - могу.
   - Да, и как же?
   - Вам прекрасно известен ответ, мой лорд. Магией.
   - Откуда мне знать, что ты не заколдуешь меня?
   - Мой лорд, я не ведьма. Вы знаете, хоть одно заклинание подчинения воли у последователей светлого лика Нарагера?
   - Хмм... Возможно. Но как я пойму, что ты действительно не ведьма? Если даже колдун решил, что ты - она.
   - Господин, вы также можете знать, что колдунам знахарство, конечно, доступно в некоторых весьма скромных пределах, но далеко не в таких, чтобы нейтрализовать кайшит. Только умелые маги могут сделать что-то подобное.
   - Это веский довод. Чтож... - он задумался. - И что ты собираешься сделать?
   - Вам уже известно это заклинание, мой лорд. Вы испытали его при нашей первой встрече.
   Фредерик вздрогнул:
   - Хорошо. Я разрешаю тебе его применить.
   - Ветер - искрами, сердце - пламенем - распознать беду - распознать грозу - зренье - истиной - душу вывернуть - показать другим.
   Фредерик отшатнулся, поражённый, но в следующий миг на его лицо наползла широкая улыбка.
   - Что ж, этого более чем достаточно, чтобы тебя оправдать. Официально заявляю - ты свободна.
   Стражи за моей спиной недовольно заворчали. Они ничего не знали о магии, и поэтому не были убеждены моими доводами. Для них это выглядело так, как будто я заколдовала лорда. Проходя мимо, Фредерик тихо произнёс:
   - Пойдём.
   Когда мне в лицо ударил свободный ветер, а стража осталась далеко позади, я спросила:
   - Фред, что ты увидел?
   - Чистую душу, любовь, счастье... и обречённость.
   - Всё верно. Хорошее заклятье, - я улыбнулась, и внезапно подалась вперёд, закружившись в танце. Я свободна! Свободна! И этого у меня никто не отнимет! Над дорогой пронёсся мой по-детски радостный смех. Остановившись, я подождала Фреда, и мы пошли рука об руку.
   - Чему ты так радуешься?
   - Я жива, я свободна, я люблю. Почему мне не быть счастливой? Я получила то, о чём не смела и мечтать.
   - На один день? Почему ты решила именно так?
   - Потому что, в конце концов, я сказала правду. Я отказалась. Но ни слова об этом. Вечером ты всё узнаешь. Дождись.
   - Только ради тебя.
   Я остановилась, посмотрев ему в глаза серьёзным пронзительным взглядом.
   - Нет. Ради тебя.
  
   Приём начинался на закате. На мне было шикарное чёрное платье, в складках которого прятался кинжал. Если я правильно понимала проклятье, то мне будет дан выбор - как умереть, а я предпочитала сталь удушью. К тому же сталь не помешает мне завершить начатое.
   Король с высокого трона приветствовал прибывших, по левую руку от него располагался второй трон, он был ниже первого и на нём восседала королева, рядом же с ней стояло кресло, на котором вертелся из стороны в сторону скучающий принц. Остановившись на расстоянии десятка метров от королевской четы, я сделала книксен. Фредерик уважительно склонил голову. Человек, стоящий поодаль, запоздало объявил:
   - Лорд Фредерик и Ираида Вельнская.
   Король величественно кивнул, и мы отошли к стене, чтобы не мешать только прибывшим гостям. Знакомых лиц почти не было. Я узнала лишь графа Милентия. Он тоже нас заметил и, лишь закончилась церемония представления, подошёл, сверкая белозубой улыбкой.
   - Вот мы и встретились снова, леди. Моё приветствие, лорд.
   Фред кивнул, и отошёл чуть в сторону. Я улыбнулась Милентию:
   - Да, действительно. Вы были правы, граф.
   - Скоро начнутся танцы. Вы уступите мне один?
   - Боюсь, ничего не выйдет. Простите, граф, но я очень плохо танцую.
   Лицо молодого человека погрустнело, но тут же повеселело вновь:
   - Я знаю хорошего учителя. Я думаю, он вам поможет.
   - Да? И как же его зовут?
   - Вы его знаете.
   - Правда?
   - Он перед вами.
   Моя улыбка стала шире:
   - И когда же будет первый урок?
   - Когда начнётся музыка.
   В зал вошла группа из семи человек. Один из них подошёл к распорядителю и что-то ему быстро сказал. Тот кивнул, и громко представил гостей.
   - Ну что ж, тогда встретимся чуть позже. Сейчас у меня есть небольшое дело.
   Я отошла к Фредерику, который сумрачно взирал на молодого графа. Вновь прибывшие, заметив меня, подошли ближе, как только их представление королю завершилось. Колдун постригся и побрился. На смену дикому обросшему облику, пришёл облик вежливого достойного мужчины. Шрам он прятать не стал. Локсар сделал мне жест подойти. Я повиновалась.
   - Пока всё идет по плану. Ты хорошо выполнила свою часть работы.
   - Может тогда снимешь с меня своё проклятье?
   - Нет. Это я сделаю лишь, когда всё завершиться.
   - Хорошо.
   Другого ответа я от него и не ожидала.
   - Я тебе ещё нужна?
   - Ты можешь обеспечить мне и моим людям прикрытие?
   - Вряд ли.
   - Почему?
   - Мои силы почти себя исчерпали. Фредерик готов вырваться из-под контроля, а у меня власти нет.
   - Ясно. Тогда не мешай.
   - Когда всё завершиться, не торопись меня убирать. Я уверена, что мы сможем договориться. Страна - она не маленькая.
   Колдун неприятно улыбнулся:
   - Посмотрим.
   Я кивнула и вернулась к Фредерику. Он недовольно буркнул:
   - Кто это был?
   - Время пришло. Выйди из зала и прочитай записку. Это те, кто тебе нужен. Торопись.
   Неуверенность лорда длилась лишь мгновение. Широкими шагами он покинул зал. Я зашептала свой последний заговор. А точнее - прощальную песню. Я могла бы попытаться снять проклятье, но я хотела быть уверенной, что я сделала всё не зря. Услышав первые слова песни, мужчина стоящий рядом подошёл ближе, стараясь лучше расслышать, но я не обратила на него внимания. Времени на это не было.
   - Я предала и убила, отец Белый Ворон - вот те грехи, что незримые крылья сковали. Перед глазами твоими предстану я скоро, и в воле твоей, чтоб оковы с души моей спали. Я прошла через боль, через кровь, через страх, не склонив головы и не зная бесчестья. То, что спасало меня, обратилось во прах, но тем свободней летит над землёй моя песня...
   Я почувствовала, как чёрные щупальца проклятья завладели моим телом. Рука потянулись к спрятанным ножнам...
   - Я оставляю во мраке прошедшего сна обречённость и счастье, оковы и ветер свободы...
   Кинжал с лёгким шипением вышел из ножен и взлетел надо мной. Мужчина рванулся вперёд, но не успел меня остановить. Острая сталь мягко вошла под грудь, и лишь моё неимоверное усилие заставило её пройти чуть ниже сердца. Осев на пол, я сжала зубы от боли и продолжила говорить:
   - Любовь и бессмысленность. Вот награда моя и цена...
   Мужчина склонился надо мной, поддерживая и пытаясь разжать мои пальцы на рукояти, но они были сжаты с демонической силой. Кинжал ушёл в тело по самую рукоять, но моя рука всё давила, пытаясь смять, сломать, уничтожить. Я услышала хруст ломающейся кости и кровь хлынула через рот. Человек что-то яростно зашептал. Борясь с заполнившей всё тело дикой болью, я сплюнула кровь и завершила свою песнь:
   - Белый Ворон... я твой птенец... дитя... славного рода...
   У мужчины удивлённо округлились глаза, но его губы продолжали двигаться. Сила ушла из моих рук, и я рухнула во тьму.
  
   Белый ворон прыгал по свежевыпавшему снегу, только угольный глаз сиял теплом и доброжелательностью в этом холоде. Я сделала шаг навстречу. Ворон во всю ширь раскрыл крылья и угрожающе каркнул. В смятении я сделала ещё шаг, но птица отлетела от меня на несколько метров.
   - Но почему?..
   Ворон некоторое время смотрел мимо меня, а потом начал чистить перья, потеряв ко всему интерес. Я обернулась. В нескольких шагах от меня заканчивалась зима, там зеленела трава, и качали головками цветы, шелестели кроной деревья и светило мягкое солнце. Я бросила взгляд на ворона. Он смотрел на меня и чего-то ждал, а потом сам полетел в сторону цветущей земли. Я двинулась следом...
  
   Дыхание приносило боль, боль возвращала сознание. Я дышала! А значит, жила! Противоречивые чувства, мгновенно поднявшиеся в душе, заставили меня распахнуть глаза и попытаться резко встать. Боль обрела такую силу, что я чуть вновь не потеряла сознание.
   - Арра?
   Я осторожно раскрыла веки. Перед глазами плавала тьма вперемешку с яркими цветными пятнами. Через некоторое время зрение прояснилась. Я лежала в светлой комнате, рядом со мной сидели Фредерик и ещё один мужчина. Его лицо было мне смутно знакомо.
   - Й... - горло пересохло, невыносимо хотелось пить.
   Фредерик поднёс к моим губам чашку с водой, я сделала несколько жадных глотков и закашлялась, поперхнувшись. Боль обрела новую силу. Я бессильно прикрыла глаза, ожидая, когда она успокоиться. Когда она приобрела терпимые размеры, я вновь взглянула на ожидающих меня людей:
   - Вы их... поймали?..
   Слова давались с трудом, но меня это не остановило. Фредерик кивнул:
   - Всех. И даже Фарелла.
   - Колдун?..
   - Его тоже. Они признались.
   Я слегка кивнула, удовлетворенная. Слово взял незнакомый мужчина.
   - Меня зовут Брилл. Я маг. Это я снял с тебя проклятье, но я не знаю, что оно делало.
   Я вновь кивнула:
   - Колдун... клятва... иначе... он бы мне... не поверил...
   - Ясно. И ты должна была молчать до последнего, чтобы он не узнал о предательстве.
   Фредерик закусил губу, мрачно смотря в никуда.
   - Но почему ты не сняла его в конце?
   - Они ещё... могли... уйти...
   - Хмм... И ещё одно. Что это было за стихотворение? Там ещё упоминался белый ворон. Как-то мне в руки попался интересный свиток, рассказывающий о неком народе... Народе воронов. Когда же я услышал последние твои слова... - он усмехнулся, - я просто не мог позволить тебе умереть.
   - Почему?..
   - Во-первых, мне было интересно, во-вторых, я уже взялся за твоё спасение, а значит, просто не мог не справиться. А в-третьих... с этим родом связана моя клятва.
   - И что же... тебе... от нас... надо?
   По лицу Брилла пробежала тень удивления, но на смену ей скоро пришла улыбка:
   - Когда я проходил посвящение, Нарагер сказал: "ты будешь искать, пока не найдёшь, и когда это случится, ты отдашь все свои силы тем, чья тень будет крылата".
   - Бред... Как ваши... боги... связаны... с нашим... отцом?..
   - Не знаю. Но теперь я встретил тебя и у меня появился шанс узнать.
   - Ты знаешь... проклятье... заканчивается... словами... "землею... скованы"?..
   - Нет, но если это было колдовское проклятье, то велик шанс, что оно было снято. Я изгнал всё присутствие тёмной силы Нарагера, - он развёл руками. - У меня не было времени гадать, что на тебя наложено, и я призвал все силы, на которые был способен.
   Я поражённо замерла. А что если... вдруг...
   Мое тело начало плавиться. Сладостное ощущение не сопровождалось болью от роста перьев. Я была свободна! Я кособоко встала. Рана давала о себе знать, но в вороньем виде она была не столь опасна и болезненна. Однако раскрывать крылья я пока не решалась. Я сделала несколько мелких прыжков, пытаясь выпутаться из бинтов, и внезапно замерла. Тихое кряхтение переросло в глубинный клёкот, заставивший мужчин отпрянуть. Я взглянула на них чёрным блестящим глазом, и мой смех стал громче, но вскоре он прервался.
   - Р-рэд?
   Фредерик вздрогнул.
   - Что-р-р тако-йэ?
   - Прости. Я не верил тому, что ты говорила. Я думал это просто глупость - твои слова об одном дне... Я идиот!
   Он с яростью взглянул на меня. Вина сжигала его изнутри. Сделав несколько прыжков, и оказавшись прямо перед ним, я распахнула крылья. Боль резанула грудь, но вскоре утихла:
   - Смотр-ри ж-жэ! Ты пр-рав!
   Мужчина неуверенно улыбнулся и, протянув руку, пригладил мои встопорщенные перья.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"