Измайлова Кира, Эрл Грей: другие произведения.

07. Топазы по вкусу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   О том, что весна близко, мы поняли по тому, что король наш Трандуил сменил зимнюю корону из сухих веток на венец из подснежников. На подснежники у короля была аллергия, он зверски чихал, но не сдавался. К счастью, эту корону быстро сжевал олень, когда хозяин зазевался (соскучился по зелени, видать), и Трандуил с облегчением сплел себе венок из мать-и-мачехи, добавив туда немного золотистых топазов по вкусу.
Вообще, плетущий венок король - это то еще зрелище. Особенно если он при этом что-то напевает. Леголас спрятался подальше: просить папу не позорить его было бесполезно. Папа продолжал добавлять топазы по вкусу. Только слегка разбавив их изумрудами. Когда вес украшения достиг примерно пяти килограммов, довольный король водрузил его на голову и посмотрелся в клинок.
Отражение ему явно не понравилось, потому что он вынул косметичку и начал подкрашивать ресницы. И брови. Хотя зачем, ума не приложу, они у него и так соболиные.
В общем, развлекался он страшно. Да и то сказать, с весельем у нас негусто. Разве что выпить можно в любое время суток или там пауков погонять. Впрочем, пауки сами кого хочешь погоняют, так что с ними лучше развлекаться на трезвую голову.
В тот день меня отрядили катать бочки для Озерного города. С одной стороны, я эту работу не люблю, с другой - в бочках всегда остается столько вина! И если взять тростинку и хорошенько подсосать... то жить становится куда веселее. За это умение меня очень ценят в нашей смене.
Итак, я катал бочки и думал о вечном. То есть о Леголасе. В последнее время Леголас сиял как бриллианты его папы. Афадель намекала, что это как-то связано со Следопытом.
Я пытался дознаться, что конкретно она имеет в виду, но подруга только хихикала и делала вид, что связана клятвой молчания. Угу, связана она, как же! Кто ее свяжет, потом сам будет ей сапоги облизывать...
В общем, Леголас сиял, а вот король наоборот. Не нравилось ему, что сынишка ожил. И похоже было, что он ме-едленно закипает. А это означало, что следует ждать бури. Грозы в начале мая, не позже.
Однако почему-то он не желал избавиться от Следопыта. Или не мог, а это уже наводило на подозрения. Афадель подстрекала меня напомнить о русалокоте, но я трусливо отговорился дежурством по бочкокатанию.
Русалокот, кстати, теперь хранился в сокровищнице, а вставать между Трандуилом и его сокровищами я бы никому не пожелал.
Тем более, чтобы встать между, сперва пришлось бы залезть вовнутрь. Сокровищницы, я имею в виду.
Ну так вот. Очередная бочка уперлась во что-то твердое. Я поднял глаза и увидел Следопыта.
- С дороги! - потребовал я, потому что душа просила выпить, а Следопыт преграждал путь к причалу, где мы опустошали бочки окончательно.
Следопыт меня удивил. Он оглянулся, потом вынул из-за пазухи фляжку и показал мне. Я презрительно фыркнул. На дне бочки плескалось пять таких фляжек!
Следопыт снова оглянулся и знаками показал, что все понимает, но ему нужно поговорить. Мы совместными усилиями откатили бочку на место.
- Где принц? - страшным шепотом спросил он, когда мы опростали фляжку. Я решил, что у Следопыта наверняка есть еще, поэтому выпил больше него. Не обеднеет, а мне иначе сосать не пересосать!
- Наверно, у папы, - сказал я, икнув. - Папа его при себе держит последнее время. Видимо, чего-то опасается. Или кого-то...
Следопыт вздохнул.
- Вспомнил! - закричал я. - Он спрятался, потому что у папы корона!
Объяснить понятнее я не мог. Очень уж настоечка у Следопыта была забористая!
Следопыт облегченно выдохнул, и бочку отнесло в угол.
И тут какой-то балрог вынес к нам Афадель.
- Та-ак! - сказала она сурово. - Уже готовы! А мне?!
Следопыт сперва гордо выпрямился, потом быстро скорчился в слабой надежде, что она его не узнает. Наивный.
- Вон в бочке еще осталось, - быстро ответил я. - А ты разве не к гномам собиралась?
- Не-а, не пустили, - удрученно сказала Афадель и приникла к тростинке. Сосала она, надо сказать, профессионально. - А вы тут что? И зачем? Леголас к паукам пошел, кстати.
- Да? - и Следопыта не стало. Я пригладил взметнувшиеся волосы и спросил, не желает ли она помочь мне катать бочки.
Афадель желала только помогать их опустошать. Я, в принципе, был не против составить ей компанию, но следовало сделать вид, что мы работаем. Вид мы делали до обеда, потом сели перекусить и очистить еще одну заначенную бочку.
- Следопыт искал Леголаса, - сказал я задумчиво. - Значит ли это...
- Конечно, - ответила веселая Афадель, затачивая бутербродик. - А ты по русалокоту не понял? Со смайликом? Да и король что-то перевозбудился...
- Погоди, так письмо посылал король, он вон себе корону новую сплел, готовился, а Следопыт за Леголасом побежал?! - ужаснулся я. - Какое предательство! Какой любовный треугольник!
- Какой любовный треугольник? - не поняла она, оттесняя меня от бочки, и надолго к ней присосалась. - Я думаю, Леголас подменил письмо короля своим, отсюда и сердечко.
- Афадель! - я отобрал у нее тростинку. - Ты же умная! Смотри: король посылает нас с письмом к дунадану, мы его таки доставили, хотя я не все феаноровы письмена еще отмыл, стойкие чернила, чтоб им... Возвращаемся - король рад, принц рад, а тут еще и Следопыт приперся. И оленя привел, спасибо ему, а то мы б его до осени по лесам искали. И опять: принц рад, король новую корону мастерит. Ни о чем не говорит, а?
- Говорит, - вздохнула она. - Король наш большой шмоточник. Наверное, к западу от Мордора ему нет равных.
- Представляю его на вастакском базаре, - сказал я. - Это возьму, это возьму, это, это и это, и еще вот это, свита, расплатитесь и погрузите на оленя!
- Да-да, поэтому он и рад Следопыту, соображаешь? Он, поди, что-нибудь привез.
- Ага, себя он привез, да и то не королю.
- Давай поглядим, что у него в барахле? - предложила уже совсем веселая Афадель.
- У Следопыта, что ли? Да ну. Еще примет нас за воров.
- Не примет. Он к паукам ушел, это надолго.
Я еще возражал, но вы же знаете, как Афадель умеет уговаривать! Нет, вы не знаете. Словом, мы пошли в комнату, отведенную Следопыту.
- Та-ак, - закопалась она в его котомку. - Фигня, снова фигня... о, прикольная штучка... Жратва, опять жратва, явно боялся, что тут кормить не станут задаром, а вот и денежки!
- Положь обратно! - зашипел я. - Вдруг кто войдет!
- Да кто войдет-то!
- Чем вы тут заняты? - прозвучал голос короля нашего Трандуила.
- Сексом, - быстро ответила Афадель и завалила меня прямо на котомку. - А вы кого-то искали?
За что ее люблю, так это за находчивость.
- Но почему здесь? - удивился король, скептически нас рассматривая. Он был далеко не дурак и отлично знал, как занимаются сексом, так что наши жалкие потуги вряд ли могли его обмануть.
- А мы извращенцы! - сказала Афадель, подмигнула ему и сдернула с меня штаны. - Опасность возбуждает нас!
По лицу короля я понял, что скоро нас отошлют на передний край. Орков отстреливать в состоянии возбуждения.
- Выметайтесь отсюда! - потребовал он. - И где сам Следопыт, если на то пошло?
- Мы даже на олене пробовали! - героически попыталась подруга отвлечь нашего повелителя от проблемы Следопыта.
- Да ты и с оленем пробовала, - поддержал я.
- Так это вы помяли правый бок? - разъярился король.
- Нет. Это Следопыт, когда домой его вел! Мы же на спине у него трахались, - сказала она, - причем тут бок?
- Притом! - король разозлился всерьез. - Пошли вон!
- Произвол, - бурчала Афадель, помогая мне застегнуть штаны, - уже не покатаешься на олене утром ранним! А это так бодрит, вы бы знали, ваше величество!
Величество поперхнулось.
И молча указало рукой на дверь. За нее мы и вылетели.
- Знаешь, дело нечисто, - сказала мне подруга. - Для чего-то королю надо было остаться в этой комнате. Для чего?!
- Он хочет ограбить Следопыта, - уверенно сказал я. - Вдруг у того с собой философский камень?
- У какого-то Следопыта? Не смеши мои ботфорты. Наверное, он ему оставит любовную записочку под подушкой.
- Пойдем спрячемся. А потом поглядим...
Мы спрятались, но король все не выходил. Я так и уснул, не дождавшись.
Судя по всему, храпели мы на весь дворец, потому что поутру нас будили специально обученные гвардейцы.
И меня снова отрядили катать бочки. А Афадель - вышивать крестиком.
Несправедливо!
Хотя подруга рвалась катать бочки, и я ее вполне понимаю. С такого-то похмелья много не вышьешь.
Трудотерапия дала свои плоды, и мы весь день трудились на благо Лихолесья. Леголаса не видели, Следопыта тоже.
Король нервничал и грыз бриллианты в кольцах. И кажется, что-то выгрыз.
Поскольку занимался он этим даже на совете, то совещающиеся сильно обалдели, увидев округлившиеся глаза короля. Трандуил выплюнул что-то в ладонь, рассмотрел и нахмурился.
Советники вытянули шеи, пытаясь рассмотреть, что лежит в королевской ладони.
- И это называется бриллиант! - вскричал он в праведном гневе.
- Ну и зубы, - шепнула мне Афадель и поделилась со мной орешками. - Бобру впору!
К несчастью, король расслышал.
- Бобры, - свирепо заявил он, - грызут осину. А мне подсунули вместо бриллианта какой-то... какую-то... какой-то ортоклаз!
- Это не ортоклаз, - авторитетно заявил я. - Это обычный горный хрусталь. Но огранка хорошая.
Благодаря своим заклепкам я неплохо разбирался в камнях, драгоценных и не очень.
Мы немного подискутировали с королем о принципах классификации минералов, но тут в залу вошел Следопыт.
Он был небрит и очень доволен жизнью, что не укрылось от орлиного взора короля нашего Трандуила. Тот сощурился, сунул мне спорный ортоклаз (обслюнявленный, между прочим) и снял с рукава Следопыта длинный светлый волос.
- Небрежность в одежде - находка для врага! - укоризненно сказал он, сверля того взглядом.
- Это ваш, - немедленно нашелся Следопыт, и я почувствовал к нему невольное уважение.
- Ты хочешь сказать, что я линяю?!
- Я думаю, вы меняетесь, - значительно сказал Следопыт, поглядев королю прямо в глаза.
Королю это явно не понравилось, потому что он нахмурился еще сильнее, что с его бровями выглядело весьма внушительно. Афадель уткнулась в мое плечо и тихо хихикала.
- К лучшему, - дипломатично добавил Следопыт.
Это не помогло. Король сощурился и вытащил из нечесаных волос Следопыта веточку. С листиками.
- Это для маскировки, - быстро нашелся тот.
- От кого маскируемся? - недобро спросил Трандуил. - И с кем?
- От врагов, - прямо сказал Следопыт. Я продолжил уважать его за стойкость. Правда, не моральную. - С соратниками.
- Список соратников - в тронный зал, - тихо хихикнула Афадель.
На несчастье, король услышал и ее и решил, что это хорошая идея.
- Да-а... - протянул он, поправив венок и на всякий случай отряхнув мантию. - Список в тронный зал. Я жду!
С этими словами он уселся на трон и с непримиримым видом закинул ногу на ногу.
У него это хорошо получалось. Следопыт не растерялся. Он вытащил из кармана кинжал, подошел к трону и принялся вырезать на нем все те же злосчастные феаноровы письмена.
Трандуил онемел. Свита онемела. Даже Афадель онемела, а это о многом говорит. Хотя бы о том, что такого вопиющего хамства в королевском дворце давненько уже не видели. С тех самых пор, как мы с подругой умудрились опрокинуть на короля нашего Трандуила торт. Но мы-то нечаянно, споткнулись кто-то об кого-то, а этот - нарочно!
Время шло, Следопыт пилил свой список, мы ждали. Наконец король отмер.
И выругался на квенья. Хорошо, что мы его не понимаем! Разве что интуитивно. По смыслу - король проклял Следопыта до пятнадцатого колена включительно. В обе стороны.
Следопыт подумал, дописал еще одно имя и отошел, любуясь работой. Видимо, он тоже плохо понимал квенья.
Осознав это, Трандуил его попросту пнул. Сказывалось раздражение от понапрасну разгрызенного кольца. Но у Следопыта сработали рефлексы, поэтому он поймал короля за ногу и дернул на себя. Но король тоже не лыком шит, а нитью из паутинного шелка... Словом,на полу образовалась куча-мала из Следопыта, Трандуила, мать-и-мачехи с топазами, королевской мантии и прочего. Мы смотрели и запоминали: когда еще такое увидишь!
И тут, словно нам не хватало накала, в зал вошел Леголас. При виде кучи-малы он сперва замер на месте, потом патетически воскликнул: "Не трогай его!"
Кому именно он это сказал, мы понять не успели: принц сиганул в эпицентр схватки.
И тут все заверте...
Когда они распутались (а это было сложно, учитывая мантию Трандуила, их с Леголасом длинные волосы, лук принца и так далее), то обнаружилось, что король крепко прижимает к себе наследника и все норовит отпихнуть Следопыта сапогом. И явно жалеет, что рядом нет оленя с его новыми рогами. Следопыт, в принципе, не возражал быть отпихнутым, но принца не уступал и тянул к себе. Леголас уже был не рад, что влез в этот междусобойчик.
Но деваться ему было некуда. Я понял, что сейчас кто-то (и я даже знаю, кем будет этот кто-то) припомнит все: русалокота, сердечко, ладью, оленя, мост и ортоклаз. И тогда над Лихолесьем точно разразится гроза в начале мая. Хотя сейчас еще только апрель.
- Отступаем, - шепнул я Афадели.
- Не-не, - ответила она и кинула в рот еще пару орешков. Подруга уже успела похмелиться и выглядела вполне цветуще. - Я хочу досмотреть это шоу!
Я, кажется, говорил, что у короля крайне острый слух?.. Если не говорил, то скажу сейчас: у короля просто невозможно острый слух, такой же, как его уши.
- Это вам тут шоу? - зловеще спросил он. - Может быть, цирк? Может, вас забавляет эта ситуация? И ситуация с оленем вас забавляла?
- Какая ситуация? - быстро прожевав, спросила Афадель. - Когда мы на нем трахались? Да, это очень прикольно! И это, ваше величество, Следопыт вам сапогом на мантию наступил, пятно будет.
Все одновременно посмотрели на мантию. Да, пятно будет! Следопыт почувствовал себя неловко.
- Да я вам таких мантий еще пять штук могу принести! - заявил он. - И Леголасу две.
Трандуил тихо зарычал. Очень тихо, но очень выразительно. Это походило на далекие раскаты грома за горизонтом.
Но тут он вдруг осекся, встал, выдернув испачканную мантию из-под Следопытовой ноги, водрузился на трон и сказал:
- Хорошо, принеси. Пять мне, пять моему сыну.
- Я обещал две!
- А без пяти не возвращайся!
Мы с Афаделью дружно поискали взглядом часы.
- Хорошо, - с достоинством ответил Следопыт. - но сперва я хотел бы переговорить с Леголасом без свидетелей.
Трандуил сделал страшные глаза. Свита испарилась. Мы тоже испарились, согласно взгляду монарха - за ближайшую портьеру.
- И вы тоже! - намекнул Следопыт.
Король фыркнул, развернулся и вышел. Я знал, что вышел он под окно, там из кустов все прекрасно слышно.
Однако в зале стояла мертвая тишина. Я уже устал переминаться с ноги на ногу, а Афадель просто повисла на мне, чтобы скоротать время. Нет, она не просто повисла, она начала приставать, как обычно делает от скуки, но не в тронном же зале!.. В итоге мы прослушали все самое интересное. И очнулись в тот момент, когда к нам за портьеру ворвался король.
- Третьим будешь? - мурлыкнула Афадель, из-за растрепавшихся волос не разобравшая, кто это. И облизнулась.
Трандуил, по счастью, от шока потерял дар речи.
Потом он его нашел и потребовал от нас Леголаса.
- Так они разве не на вашем троне? - удивилась Афадель. - Они вроде там со Следопытом обнимались.
- Нет! - страшным голосом ответил Транудил. - Они больше там не обнимаются! Они вообще исчезли!
- Извините, ваше величество, - виновато сказал я, подтягивая штаны. - Не уследили-с.
Трандуил рявкнул что-то на квенья и ушел, взмахнув подолом мантии.
- Зайти к нему вечерком, что ли? - задумчиво произнесла Афадель, заплетая косички. - Что он нервный такой? Точно ведь от воздержания!
Тут уж дара речи лишился я.
- От какого еще воздержания? Ты чокнулась?
- А с кем, по-твоему, он трахается? Не с оленем же! Хотя... - Афадель задумалась.
- Не с оленем. - заверил я. - И вообще, уже обед, пойдем отсюда, пока еще куда-нибудь не запрягли.
- Нет, ну погоди, - подруга поправляла бронелифчик, - ну правда, с кем? Не с наследником же, он еще не настолько чокнулся! Ну ладно, олень, но мы его надолго тогда увели... А если б с кем еще, я бы знала, тут у всех стен уши есть! А раз даже не сплетничают, то, выходит, воздерживается, а это вредно, характер портится! Вот я и проверю...
И тут только я заметил, что король наш Трандуил стоит в дверях и внимательно слушает ее монолог. Чуть ли не конспектирует.
- Ну не со Следопытом же, правильно? - развивала она мысль. - Он небритый и нечесаный. Леголас хоть хорошенький, мы с ним как-то в кустах хорошо зажгли...
Я попрехнулся, но благоразумно промолчал. У стен есть уши, глаза и мозги, так что рассуждать на такие темы лучше где-нибудь на границе. Мордора с Роханом. А еще лучше - посреди Андуина.
- Что вы там зажгли с моим сыном? - нехорошим тоном спросил король.
- Костер, - не моргнув глазом, ответила Афадель и снова поправила бронелифчик. - А вы как думали, ваше величество? Сидим это мы в засаде, комары жрут, вот и задымили немного...
- В засаде, - кивнул он. Афадель похлопала глазами. - Подымили. Молодцы. Отличные воины!
- Я тоже так счиитаю,- сказала она.
- Ни один орк не проберется, - подхватил я.
- Особенно, если коноплю жечь, - добавил Трандуил и явно понял, что сморозил что-то не то.
- У нас осталось немного, - преданно сказал я, заглдывая королю в глаза. - Для себя берегли, но вам нужнее...
С этими словами я бросил щепотку травы в ближайший светильник.
Судя по выражению королевского лица, дым отечества был сладок и приятен.
Поэтому мы никуда не пошли: когда еще получится так сблизиться с его величеством. Дым сносило на Мордор. Об этом мы узнали позже, когда вернулись Леголас со Следопытом.
Были они злы, ободраны и местами изранены. Сказали, что орки от дыма одурели и пошли на прорыв, а пока мы тут с королем... тут Леголас сглотнул, глядя на Афадель в одной королевской мантии на голое тело... Короче, пока мы тут сближались, они отбивали вражескую атаку!
Мы посочувствовали как могли. Но я сказал, что они сами виноваты, если таки поперлись в Мордор, когда сеновал в кои-то веки был свободен!
Судя по выражению лица Следопыта, он с удовольствием поджег бы этот сеновал, но тогда к нам явился бы сам Саурон, не иначе.
Афадель кокетливо покачивала босой ногой, восседая на троне. Король наш Трандуил сидел у подножия этого самого трона и блаженно улыбался. Я на всякий случай поспешил одеться.
- Первый раз за последнее столетие вижу папа с улыбкой, - озабоченно сказал Леголас. - Что-то страшное грядет.
- Несомненно, - согласился Следопыт, потянув носом.
Трандуил продолжал улыбаться. Главное, чтобы он не вспомнил, как Афадель играла с ним в оленя, покрикивая "н-но, пошел!" и хватая за корону.
С другой стороны, это не в его интересах. Мы быстро вручили короля Леголасу и выскочили из зала. Потому что все-таки обед. Следопыт выскочил вместе с нами.
- Мантию-то оставь, - сказал я Афадели. Та, не задумываясь, скинула ее и вручила Следопыту со словами "сам передашь, мы же твое письмо таскали!"
Следопыт был опытным, поэтому жмуриться не стал, а проводил Афадель очень даже внимательным взглядом. Позже я узнал, что он все же отдал мантию королю: "Вот мантия, следопыт обещал - следопыт сделал".
После этого, говорят, Трандуил страшно переменился в лице. Правда, сила воли его была велика, он промолчал и даже не спросил, кто заплел ему кокетливые косички.
Похоже, знал. Но с тех пор в траву я уверовал и без нее даже из дома не выходил.
Еще я задумался, не ее ли курит Гэндальф. А то он кого угодно на что угодно уговорить может, я слышал, даже в Мордор за компанию пойти.
Следопыт покрутился у нас еще с месяц и пропал. Вместе с ним пропал Леголас, новый кинжал, пара чистых портянок и мой запас травы...Трава-то ладно, вон ее целый сеновал, но каково хамство! Тем более, портянки были совсем новые.
Вот так замена бриллианта на ортоклаз приводит к самым непредсказуемым пертурбациям в королевских семьях Лихолесья!
Вдобавок я мог предсказать, что этот вот ортоклаз, в смысле, горный хрусталь, король непременно захочет припомнить гномам, и вдруг на дело пошлют нас с Афаделью? И я наконец поменяю свой сапфир на рубин или даже изумруд! И тогда все вообще будет прекрасно! Разумеется, кроме орков, русалокота и непонятной страсти Следопыта.
Я оказался прав. Его величество, оправившись от последствий отравления дымом отечества и не найдя Леголаса в обозримых пределах, сделался мрачен и даже зол. Разумеется, отправить нас искать сына он не мог, это значило бы признать, что воспитатель из короля никудышный, раз его собственный отпрыск не слушается. Поэтому он всучил мне погрызенный перстень, орто... тьфу, горный хрусталь и велел сходить к гномам разобраться, что это за беспредел! Выдали же за бриллиант чистой воды!
Я послушно взял перстень, взял Афадель, которую мне никто не вручал, взял запас (не спрашивайте чего), положил в мешок булочку и пошел. Русалокота оставил королю для утешения. Олень помахал нам вслед хвостом.
- Гномики, гномики, гномики! - подскакивала на ходу Афадель. Ее бронелифчик, украшенный пирсингом в жемчужных сосках, мелодично позванивал. - Милые гномики!
Я не подскакивал, но зато был спокоен за свое ближайшее будущее.
Если уж Афадель задумалась о гномах, то я ее точно не заинтересую. И король. Бедный король, подумал я, какая же у него теперь психологическая травма! Мало того, что сын сбежал со Следопытом, так его самого еще окурили и отымели двое подчиненных... Нет, вру, имела его в основном Афадель, я так, помогал. Королю. Иметь Афадель.
В одиночку там не справиться.
Конечно, в переносном смысле, но все-таки... Потом я подумал еще. Король наш Трандуил слаивлся коварством. Заставить двоих своих не самых страшных и старых подчиненных самим... хм... заняться с ним этим самым, да еще за их счет употребить немного травы, да еще так, чтобы эти самые подданные потом чувствовали вину... Гхм. Король - это голова.
Я поделился этой мыслью с подругой. Афадель подумала и сказала:
- Ну и что? Когда б я еще с королем потрахалась! Да еще в такой компании!
На это мне возразить было нечего, тем более что мы уже приближались к месту нашего назначения.
- Гномики, - снова завела Афадель, - милые гномики... О, вот они!
- Куда прете? - спросил мощный рыжий гном. Ухо мое затрепетало, едва не вырвав заклепки.
- Несем ваш ортоклаз, - бодро отозвался я. - От короля нашего Трандуила.
Гном немного смутился, но секиру не опустил.
- А зачем несете-то? - спросил он.
- Рекламация, - мило улыбнулась Афадель, успевшая подойти к гному и потрогать бороду. То-то она к королю все сзади подбиралась, ее волосатость привлекает...
- Рекла... что? - гном остолбенел. и моя спутница тут же этим воспользовалась.
- Ну иди ко мне, рыженький! - проворковала она, отобрала у него секиру и увлекла за ближайший валун.
Я поспешил отвернуться и зажать уши. У меня слишком тонкая нервная организация, мне жаль низшие расы! Даже орков.
Тем более что за ортоклаз отвечал я: Афадель как-то отвертелась. Да и вообще ее со мной не посылали, за компанию пошла.
Из-за валуна вырвался взъерошенный гном в задранной кольчуге и с растрепанной бородой и опрометью рванул в пещеру.
Наверное, менять ортоклаз на бриллиант.
Я не ошибся, буквально через пять минут этого же гнома выпнули к нам (остальные выйти не рискнули), и он дрожащими руками преподнес нам целых пять бриллиантов один другого краше. Вот что секс животворящий делает!
Я быстро спрятал камни, чтобы Афадель не увидела, и спросил, не выпьем ли мы на дорожку.
Гномы резко отказались, заявив, что у них пост или что-то в этом роде. Но нам вынесли. И закусить тоже. И с собой.
Мы не стали отказываться, хотя Афадель выглядела несколько разочарованной. Мы выпили, закусили, покурили и не спеша отправились обратно.
Я перебирал в кармане бриллианты, выбирая, какой поменьше, чтобы отдать королю. И с досадой думал о том, что опять не поменял сапфир на рубин! Хотя этого бы гномы могли и не пережить...

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"