Измайлова Кира, Faim: другие произведения.

Часть 9. Четырнадцать лет назад. Симула

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

   1.
   Майкл довольно быстро освоился в новом коллективе - с его характером это было несложно, - разобрался, кто с кем дружит, кто в какую маленькую компанию входит, но сам так и не примкнул ни к одной из этих групп.
   С Гриффитсом и его приятелями у него отношения сложились не то чтобы напряженные, но далекие от доброжелательных. Впрочем, Майкла они задирали не больше, чем всех остальных, и с этим вполне можно было мириться. Снова наладить с ними контакт Райфорд мог, но не хотел: не хватало только ввязаться в какую-нибудь дрянную историю - он прекрасно понимал, что рано или поздно Гриффитс сотоварищи этим и закончат.
   В компании прилежных учеников, возглавляемых старостой Бьерном, Майклу было попросту скучно. Сам он учился неровно: мог блеснуть, а мог завалить простейшее задание все по той же причине - он быстро начинал скучать.
   Остальные группки были настолько малы и сплочены, что влиться в них оказалось не так-то просто, да Майкл и не горел таким желанием. Перебирался от одной компании к другой: тут послушает, что новенького изобрели компьютерщики, там узнает, с каким счетом сыграла команда завода против городских, здесь выяснит, какие темы с наибольшей вероятностью попадутся на завтрашней контрольной, сам расскажет что-нибудь интересное... И все довольны. Всем (ну, почти всем) нравится веселый дружелюбный парень, который легко идет на контакт, удачно шутит, не обижается, когда шутят над ним, и всегда готов прикрыть одноклассников, затеявших какую-нибудь шалость. О том, что самого Майкла никто никогда не прикрывал, как-то забывали. Забывали окружающие, но не он сам. А поскольку от скуки Райфорд частенько выкидывал что-нибудь этакое, то возможностей убедиться - в случае чего, на товарищескую помощь ему рассчитывать не приходится, - у него было предостаточно.
   Впрочем, он к этому привык. Слишком часто менял школы, и теперь уже не помнил, а был ли у него когда-нибудь друг, на которого можно положиться, как на самого себя. Кажется, был, когда-то давно, еще в начальной школе, но Майкл сейчас с трудом мог припомнить его лицо...
   Впрочем, задайся Майкл такой целью, он сумел бы сдружиться с кем угодно, в этом он не сомневался. Другое дело, что в этом, новом классе не было, пожалуй, никого, с кем Майклу хотелось бы сойтись поближе. Ну не с Гриффитсом же! И не с занудой Бьерном... Да и прочие не казались теми, с кем Майклу могло бы быть интересно общаться, а цепляться за кого-то только ради того, "чтобы было", он считал недопустимым.
   Частая перемена школ наложила определенный отпечаток на личность Райфорда. К примеру, в своем довольно юном еще возрасте он уже прекрасно разбирался в людях и мог с большой долей вероятности определить, чего от кого можно ожидать. Ошибался он крайне редко, тем более что наблюдения свои и выводы старался подкреплять и кое-какой теоретической базой. Вот это, пожалуй, было ему интересно... С другой стороны, иногда его посещали мысли о том, что лучше было бы не знать наперед: вот этот парень, хоть и глядит героем, на самом деле разнюнится, как дело дойдет до чего-то серьезного, а та смирненькая, тихая и приветливая девочка - почти наверняка стучит учителям на одноклассников. Конечно, знания его и интуиция позволяли Майклу избежать изрядной части неприятностей, связанных с "врастанием" в незнакомый коллектив, но... это была палка о двух концах.
   Одного лишь Майкл до сих пор не мог раскусить - Кайрела Флеминга. Тот просто не поддавался обычной классификации одноклассников "по Райфорду". Не поддавался, и все тут! Вроде бы отличник, но с каким-то странным отношением к учебе, вовсе не озабоченный оценками и мнением учителей (и тем более одноклассников): Майкл ни разу не видел на лице Флеминга даже тени самодовольства, когда того в очередной раз расхваливали на все лады. Вежливая скука - вот все, что выражало это лицо. Но учиться ему нравилось, это было очевидно: даже на переменах он не расставался с "эльбумом" последней модели, и читал - совершенно точно - не развлекательную литературу.
   Сперва Кайрел показался Майклу зазнайкой, но он быстро переменил мнение. Флеминг не задирал носа, не кичился своей исключительностью - просто ему не было интересно с одноклассниками. Потому и не дружил он ни с кем, но явно не страдал от этого.
   Что Адам Гольдберг на самом деле Флемингу вовсе не друг и даже не приятель, хотя и тешит себя такой иллюзией, Майкл выяснил очень скоро. Дело было в середине недели, на первом уроке. Райфорд, взглянув налево, не обнаружил Флеминга за первой партой у окна. Не появился тот и на втором уроке, и на третьем, что было на него совершенно не похоже. Должно было случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы Флеминг не пришел в школу! Как слышал Майкл, он даже не болел ни разу, с самой начальной школы, так что...
   Едва дождавшись окончания занятий, Майкл вылетел за дверь, устроился на перилах школьного крыльца и принялся ждать. Гольдберг, маленький, худенький, вышел позже всех, когда ушла шумная компания Гриффитса: в отсутствие Кайрела те вполне могли "подшутить" над Адамом, и тот благоразумно решил держаться поближе к преподавателям.
   -Адам! - окликнул Майкл, спрыгивая с перил.
   Гольдберг вздрогнул и втянул голову в плечи. Без плечистого защитника рядом ему явно было не по себе.
   -Адам, а куда Флеминг запропастился? - как можно более беззаботно спросил Майкл. "И как я, собственно, объясню такой подозрительный интерес?" - запоздало подумал он.
   -А зачем тебе? - покосился на него Адам.
   -Да так... Заболтался тут с одним знакомым, а потом смотрю, ты один идешь, удивился, - довольно удачно сымпровизировал Майкл. - Вы же всегда вместе домой уходите.
   Адам заметно расслабился. Кажется, решил, что от Райфорда подвоха ждать не нужно.
   -Он на универсиаду уехал, в столицу, - сообщил он с такой гордостью, словно это не Кайрел, а лично он отправился на эту самую универсиаду. - Он всегда ездил, сперва на школьные олимпиады, а теперь уже вот...
   -А ты почему не поехал? - удивился Майкл. - Ты ведь тоже отличник!
   -Ну... - Адам неожиданно смутился. - Во-первых, там число участников от одной школы ограничено в каждой возрастной категории, а во-вторых... ну...
   -Да говори уже, что ты "нукаешь"! - подбодрил Майкл. Они с Адамом медленно шли к школьным воротам.
   -Я, когда нервничаю, соображаю плохо, - сознался Адам. - Это все знают. В школе-то ничего, я привык, а там...
   -Ясно... - протянул Майкл. Что ж, Адама он разгадал правильно. - Ты что остановился? Или домой не собираешься?
   -Я... мне в библиотеку надо, - заявил тот и даже попятился.
   Майкл взглянул в сторону ворот. Понятно... Двое из шайки Гриффитса околачиваются поблизости, самого его не видно. Вряд ли они специально собираются подловить Адама, но представься им такая возможность, не упустят. Дурного ничего не сделают, побоятся Кайрела, но поглумиться могут. Майкл их, конечно, не остановит, если что, но... вдруг пропустят?
   -Пошли, - сказал Майкл решительно. - Ты же рядом живешь?
   -Да, но...
   -Ну и пошли. Нам по пути, - ухватив Адама за рукав, Майкл потащил его к воротам. Гольдберг благодарно сопел, но, слава богу, помалкивал.
   Мимо Тони и Дика они прошли быстрым шагом, не оглядываясь. Те проорали вслед что-то наверняка обидное, Тони свистнул, но следом они не пошли, и на том спасибо; должно быть, дожидались Зарема. Признаться, на такую удачу Майкл даже не рассчитывал; впрочем, он согласился бы провести Адама и мимо шайки побольше - имелся у него определенный корыстный интерес к трусоватому отличнику.
   -Спасибо... - сказал Адам, когда они чуть замедлили шаг.
   -Ты о чем? - удивился Майкл. - А, об этих... Да забудь.
   Адам покосился на него с таким выражением лица, будто хотел сказать "тебе-то легко говорить!", но промолчал.
   -Что, так и сидел бы на школьном крылечке, пока бы они не ушли? - спросил Майкл.
   -Пошел бы в библиотеку, позанимался, - удивленно взглянул на него Адам. - Так всегда бывает, когда Кайрела нет, я привык. Его они...
   -Опасаются, - завершил Майкл. - Слушай, а почему? Я ни разу не видел, чтобы он с кем-то дрался!
   -Это давно было, - оживился Адам. Похоже, о Флеминге он готов был говорить часами, чего, собственно, Майкл и добивался. - Рассказать?
   -Расскажи, конечно, - кивнул Райфорд. - А то все, наверно, в курсе, а я ж недавно тут...
   Вытаскивать из Адама слова не требовалось: настоящая находка для шпиона, иначе не назвать! Сведения лились рекой, оставалось только внимательно слушать. Майкл узнал и о приключившейся в начальной школе истории с Тони Махони (точно, и Дик ведь об этом упоминал!), и о том, какие именно спортивные секции посещает Флеминг, и как там на него не нахвалятся... От такого количества дифирамбов аж скулы сводило. Впрочем, удалось выудить из этого потока информации и кое-что ценное. Например, то, что так называемая дружба Кайрела и Адама ограничивается лишь оказанием защиты от одноклассников и редкими - раз в месяц, не чаще, - визитами. К себе домой Кайрел приглашал Адама лишь однажды, обычно заходил к нему сам. И объяснение-то отличное подобрал: Кайрел-де живет довольно далеко, если Адам будет вечером возвращаться один - его мать с ума сойдет; родители его встретить не могут - на работе допоздна, утруждать родителей Кайрела неудобно, а сам он проводить приятеля не может, потому что у него по вечерам занятия. Так что лучше уж он сам заглянет в гости... Адам, конечно, слопал эту чепуху, не подавившись, но, по мнению Майкла, Флеминг просто очень красиво от приятеля отделался. Ну а зайти в гости раз в месяц - это явно что-то вроде обязательной повинности. Недаром, по словам Адама, Кайрел никогда не задерживается надолго, всё торопится куда-то. А торопящегося Кайрела Майкл ни разу не наблюдал, у того, кажется, все было расписано посекундно, и опаздывать он, судя по всему, просто не умел.
   Отделавшись от навязчивых приглашений Адама в гости (тот, кажется, вообразил, будто Майкл тоже желает завести с ним дружбу), Майкл отправился домой, пытаясь уложить в голове полученные сведения. Получалось, если честно, плохо. Впечатление, которое сложилось у Майкла о Флеминге по результатам наблюдения за ним, совсем не вязалось с его поступками.
   Зачем, к примеру, Кайрелу Адам, если они не друзья? Защитил когда-то, повинуясь душевному порыву, а теперь отделаться вроде как-то и неловко? Нет, по мнению Майкла, это на Кайрела вовсе не походило. Такой избавится от обузы, и глазом не моргнув, но ведь не избавляется почему-то! Выходит, Адам ему зачем-то нужен, но зачем? Для чего мог понадобиться Кайрелу такой "друг"?
   Сперва Майкл подозревал, что дело тут вот в чем: Адам многого не требует и особенных хлопот не доставляет, вертится под ногами, смотрит обожающе... а всё-таки живая душа рядом! С другой стороны, этак проще собаку завести: тоже будет в глаза засматривать и бескорыстно обожать, а душевного от тепла от нее побольше, чем от такого недо-друга. Нет, Майкл был почти уверен, что Флеминг поддерживает связь с Адамом с какой-то иной целью, но с какой? Отчего-то ему очень хотелось это узнать. Зачем, он и сам не понимал... Флеминг был единственным из одноклассников, кто его хоть чем-то заинтриговал? И да, и нет. Тут крылось еще что-то. Что именно, Майкл пока не знал, но был полон решимости непременно выяснить.
   Делом это было непростым, и план действий Майкл составлял долго, решив, что торопиться ему некуда, а спешка хороша, только когда на межгалактический корабль опаздываешь. Тем более, Адам явно рассказал Флемингу, что им кое-кто интересовался: на следующий день Кайрел пару раз пристально взглянул на Майкла, чего за ним раньше не водилось, обычно он одноклассника просто не замечал.
   Затем Райфорд, воспользовавшись "разведданными", как он гордо именовал полученные от Адама сведения, отправился записываться в одну из тех спортивных секций, где занимался Флеминг. Он рассудил, что там, во-первых, можно будет понаблюдать за одноклассником в более неформальной обстановке, во-вторых, кто-нибудь наверняка расскажет что-то интересное, а в-третьих, даже в случае неудачного исхода этой операции умение набить физиономию лишним в жизни не будет.
   -Поздновато начинать, - обрадовал его тренер, сперва погоняв Майкла от души. - Приди ты лет пять назад, из тебя бы толк вышел, а так...
   -Ну, мне на соревнованиях не выступать, - жалко улыбнулся взмыленный Майкл, у которого коленки подгибались от усталости. - Я для себя...
   -Разве только для себя, - проворчал тренер. - Куда я вот тебя дену? Уметь толком ничего не умеешь, а возраст уже приличный. К мальцам восьмилетним, что ли? Другой уровень ты не потянешь...
   -Ничего, я быстро учусь! - Майкл чувствовал, что близок к провалу.
   -Ладно, - тренер подумал, покусал ноготь. - Возьму тебя на испытательный срок. Если окажешься не вовсе безнадежным, тогда видно будет.
   За последующие дня три Майкл несколько раз успел проклясть себя и свой опрометчивый поступок, в особенности после того, как его отделал мальчишка тремя годами моложе. Кроме того, занятия его группы по времени не совпадали с тренировками Флеминга, и Майкл уже начал подумывать о том, чтобы бросить эту дурацкую затею, удерживала только гордость. Однако тренер поглядывал на его мучения не без интереса, а через месяц Райфорда постигло счастье: его перевели в другую группу, постарше и, главное, занимавшуюся в то же самое время, что и Флеминг. У того тренировки давно были индивидуальными, и на них стоило посмотреть...
   -Ого... - не сдержал он как-то завистливого вздоха, глядя, как Флеминг укладывает на ковер своего противника. У Кайрела это получалось как-то удивительно легко и красиво, и Майкл враз почувствовал себя неуклюжим недоучкой. - Вот дает...
   -Точно, - согласился мальчишка из его группы. Они передыхали, сидя на полу и глядя на занятия старших. - Он вообще звезда, куда нам!
   -Да уж... - пробормотал Майкл.
   -Только толку от этой звезды никакой, - встрял второй парень, подсаживаясь к ним.
   -Это почему же? - заинтересовался Райфорд.
   -Так его ни на одно соревнование отправить нельзя, - ухмыльнулся тот, увидел, что Майкл не понимает, и пояснил: - Ты сам смотри: ему лет сколько?
   -Не знаю, - с тщательно дозированным недоумением ответил Майкл, не желая афишировать своего знакомства с Кайрелом. - Ну... он взрослый уже вроде.
   -Он тебе ровесник, - махнул рукой мальчишка. - Юниор, короче! Ну и куда такого дядю в юниоры? Он даже по весовой категории не проходит! А во взрослые нельзя еще - возраст не тот. Ну и мотается, ни то, ни сё... Тренируется со старшими, а на соревнования - ни-ни!
   -Кончай болтовню! - окликнул их тренер. - За работу!
   "Надо же, как интересно, - думал Майкл, добросовестно отрабатывая очередной прием. - Зачем же он сюда ходит, если все равно никакой отдачи не получает? В школе мы ему тоже не ровня, но там он хоть на всякие эти... универсиады ездит, выигрывает всегда. Ничего не понимаю!.."
   Проще всего, конечно, было бы спросить у самого Кайрела, но повода не находилось. В тренировочном зале Майкл вообще старался не попадаться ему на глаза и был свято уверен, что Кайрел его не заметил. Ну а в школе им разговаривать как-то не приходилось... Можно было еще порасспросить Адама, тот расскажет, если знает, но ведь немедленно доложит Флемингу!
   Так Майкл и таскался следом за Флемингом: из школы, из секции. Зачем - он и сам не знал, то ли подгадывал удобный момент, чтобы заговорить, то ли еще зачем-то. Впрочем, проку от этого не было никакого. Кайрел его по-прежнему не замечал...
   *
   Пристальный интерес новичка к своей персоне Кайрел заметил почти сразу же. Он прекрасно чувствовал такие вещи, хотя никогда этого не показывал. Зачем афишировать такое явное преимущество?
   Так, например, внимание со стороны Гриффитса и его банды было почти физически ощутимо: это было нехорошее внимание - так хищники ждут, когда намеченная жертва допустит ошибку, чтобы вцепиться всей стаей. Внимание девочек - с этим все понятно. Адам - давно изучен от и до и интереса не представляет. Но вот Райфорд...
   Кайрел часто ловил на себе его взгляды: во время уроков, во дворе, на занятиях в секции. Надо думать, Райфорд полагал, что Флеминг его не засек... Очень зря: несмотря на отсутствующий вид, Кайрел всегда отлично знал, что делается вокруг и не упускал никаких деталей, даже малозначимых на первый взгляд, так что новичка в секции приметил сразу. Не узнать Райфорда было попросту невозможно, и вряд ли он попал в секцию по случайному совпадению.
   Внимание Райфорда тоже было очень пристальным, но не давящим, как у Гриффитса и компании, наоборот, очень настороженным, опасливым каким-то, будто Райфорд чего-то боялся. Недаром он так и не рискнул заговорить с Кайрелом, все ходил вокруг, будто присматривался. И, как ни странно, этот интерес Флеминга не раздражал. Даже любопытно было: что затеял этот парень, что ему могло понадобиться? Зачем он расспрашивал Адама, чего ради притащился в секцию?
   Понять это не составило особого труда: достаточно было присмотреться и оценить, какое положение занимает Райфорд в классе. По безжалостной оценке Флеминга - никакого. Новичок, да еще с таким характером... в давно сложившийся коллектив он не вписывался, как ни старался, а он старался, во всяком случае, поначалу. (С Гриффитсом, правда, дел больше не имел, что Флеминга порадовало: окажись в этой компании изобретательный и гораздый на выдумки Райфорд, покоя в школе бы точно не стало.) Одиночка, одним словом. Насколько знал Кайрел, это должно быть очень неприятно. Ему самому подобные эмоции были совершенно недоступны, но разбираться в побуждениях других людей он научился преотлично.
   Так что же, выходит, Райфорд пытается прибиться к какой-то группе, и из всех одноклассников отчего-то выбрал его? Любопытно, почему? Ищет покровителя? Такой радости Кайрелу и даром не нужно было, с него хватало Адама. Но Адам-то свое место знал и был им вполне доволен, а вот с неугомонным Райфордом так обходиться не получится. Да и незачем Флемингу было устанавливать какие-либо отношения с новичком. Попросту незачем...
   Правда, тот об этом не знал. Продолжал ходить за Кайрелом хвостом, думая, что его не замечают. Вот и сейчас он шел по противоположной стороне узенькой улочки, метрах этак в двадцати позади. Кайрел никогда не оглядывался, хотя знал - Райфорд смотрит ему в спину, но на этот раз...
   ..."Нет, надо завязывать, - мрачно думал Майкл, поднимая ногами пыль. - Что я, в самом деле, в шпиона играю? Маршрут уже наизусть выучил: школа - дом - тренировочный зал - дом... Никуда он не ходит, ни с кем не общается. В сети с ним попробовать пересечься, что ли?"
   Он посмотрел вперед и притормозил: Кайрел, только что шагавший впереди, исчез. Деваться ему было совершенно некуда, улочка, прямая, будто прочерченная по линейке, просматривалась насквозь. Разве только в какой-то дом зашел, но это маловероятно. Скорее всего, просто пошел быстрее и уже скрылся из виду, а Майкл, задумавшись, и не заметил!
   "Ладно, сегодня последний раз, - пообещал он себе, переходя на бег. - Больше не стану за ним следить!"
   Он едва успел затормозить, когда прямо перед ним выросла чья-то фигура. Оказалось - Кайрел. Никуда он не подевался, просто стоял за поворотом и явно поджидал Майкла.
   "Вот это новости! - успел подумать Майкл. - И что же мне теперь..."
   -Зачем ты за мной идешь? - спокойно спросил Кайрел, глядя на него сверху вниз.
   -Я? Вовсе я за тобой не иду! - Майкл отступил на шаг, сунул руки в карманы и постарался принять как можно более независимый вид. - Между прочим, я домой шел, и то, что нам оказалось по пути...
   -Нам по пути первые два квартала, - произнес Флеминг. - Поворот к своему дому ты пропустил минут пятнадцать назад.
   -Да ты что? - вполне натурально изумился Майкл. Вот так новость! А он был уверен: Флеминг настолько погружен в себя, что ничего вокруг не видит! Не стоило так его недооценивать, право слово... Нужно было выкручиваться. - Это я, похоже, замечтался...
   -Так замечтался, что зачем-то решил меня догнать? - добил Кайрел.
   -Я... ну... э-э...
   -Если ты хотел о чем-то спросить, спрашивай. У меня мало времени.
   К такому повороту событий Майкл готов не был. Спросить он хотел, и еще как, но... не в такой обстановке. Не посреди улицы. И желательно еще, чтобы Кайрел не смотрел на него вот так - насмешливо и холодно.
   -Ничего я не хотел, - буркнул Майкл, но тут же передумал: это выглядело совсем уж глупо. - В общем... ну...
   -Ну? - подбодрил Кайрел.
   -Математику списать не дашь? - осенило Майкла. - Не успеваю ничего! А завтра меня точно спросят, и мне крышка...
   -Не дам, - обрадовал Флеминг. Видимо, лицо у Майкла сделалось очень уж выразительным, и он снизошел до пояснений: - Мне не жалко. Но любому сразу станет ясно, что списал ты у меня.
   "А, да, точно! - вспомнил Майкл. - Говорили же, что он задания делает, не как все... Какими-то там хитрыми методами, которых мы еще не проходили! Ну, я лоханулся!"
   -А... - он выдавил кривую усмешку. - Это я погорячился. С такими просьбами, наверно, надо к Адаму обращаться, а?
   Флеминг неопределенно пожал плечами. Ему было прекрасно понятно, что спросить Райфорд собирался вовсе не о какой-то математике, и лицо у него такое - расстроенное, угрюмое, с проступившими на скулах неровными алыми пятнами, - не из-за отказа. Но тот не рискнул задать другой вопрос, а допытываться, что у него на уме, Кайрел не собирался.
   -Это все? - спросил он.
   Майкл кивнул.
   -В таком случае, всего доброго.
   Развернувшись, Кайрел зашагал прочь. Майкл остался стоять посреди тротуара. "Да что же я?.. - спросил он сам себя. - Флеминг же разговаривал! Нормально разговаривал! И на вопрос ответил! Так может?.." Он даже сделал шаг вслед за удаляющимся одноклассником, но все-таки остался на месте. Ну, догонит он Кайрела, ну, спросит еще о чем-нибудь... Хорошо, если тот ответит, а если нет? Если опять просто смерит взглядом или вовсе не обратит внимания? Чувствовать себя униженным Майкл не желал, поэтому и задавил в себе этот порыв.
   "Хватит, - зло сказал он себе. - Не на того напал! Не знаю, что за зверь такой Кайрел Флеминг, но пока он тебе не по зубам, так что отстань от него и займись чем-нибудь поинтереснее!.."
   Кайрел нарочно шел как можно медленнее, рассчитывая, что навязчивый одноклассник не выдержит и бросится вдогонку -- так поступил бы любой из той категории, к которой отнес Райфорда Флеминг. Но нет, тот в расставленную ловушку не угодил, что Кайрела приятно удивило. Любопытно знать, что предпримет Райфорд в следующий раз! Флеминг невольно усмехнулся: похоже, пребывание в школе переставало быть таким уж скучным...
  
   2.
   Две недели прошли на удивление спокойно. Райфорд Кайрелу больше не докучал, посматривал, правда, в его сторону, но реже, чем прежде. Видимо, сдался, решил Флеминг и перестал обращать внимание на новичка. Похоже, он все-таки не ошибся: запала Райфорда хватило ненадолго...
   ...Сдаваться Майкл не привык, а вот отступать на время -- умел, и еще как. Сейчас его мысли занимала одна проделка, которая, в случае удачного завершения, сулила ему море позитивных эмоций. Что и говорить, вещь необходимая, особенно после неудачной попытки пообщаться с Флемингом!
   В один прекрасный день после уроков одноклассники обнаружили Райфорда увлеченно читающим что-то с превосходного дорогущего "эльбума".
   -Эй, откуда взял? - поинтересовался Тони. Все прекрасно помнили, что Майкл таскал с собой потертый, вечно сбоивший прибор и расставаться с ним отказывался наотрез, говорил -- тот ему дорог как память. Что за память и о ком, Майкл не уточнял, поэтому все решили, что ему просто не дают денег на новый "эльбум". Дело житейское, со всеми бывает.
   -Отец подарил, - отозвался Майкл, не отрываясь от экрана. - Себе новый купил.
   Это было чистой правдой. Отцовский прибор неожиданно испортился, чинить его стало бы дороже, чем купить новый, поэтому Райфорд-старший вознамерился его выкинуть. Помешал ему Майкл, выпросивший вещицу себе: как обычный прибор для чтения, "эльбум" еще вполне годился. А то, что в нем кое-что не работает, и скачать с сервера новинку невозможно... так на нем не написано!
   -Ничего себе подарочек! - Тони плюхнулся рядом с Майклом. - Дай посмотреть!
   -Погоди ты, я дочитать хочу! - отмахнулся Майкл.
   -Что ты там читаешь? Книжку в картинках? - присунулся поближе Дик. - Это что еще?
   -А отец журнал выписывает, - снисходительно пояснил Майкл. - "Галаполитен". Ну, он мне машинку отдал, тут последние номера остались... Ясное дело, подписку он мне не оплатит, но я хоть эти почитаю.
   -Нафига твоему отцу "Галаполитен"? - изумился кто-то еще. - Он же у тебя инженер!
   -Ну, ему нравится быть в теме всяких модных штук, - вздохнул Майкл. - Вроде как молодой еще.
   -Вот дает! - хмыкнул Тони и придвинулся ближе. - Да дай посмотреть-то! Это что?
   -Статья про молодежную моду этого сезона, - важно ответил Майкл, сохраняя важное выражение лица. - Вот, глядите, как сейчас в центральных колониях настоящие пацаны ходят!
   Окружающие столпились плотнее, заглядывая друг другу через головы, чтобы рассмотреть фотографии. На тех красовались молодые люди с волосами, выкрашенными в такие дикие цвета в столь смелых сочетаниям, что глазам больно становилось. Майкл этими иллюстрациями очень гордился.
   -Мне вот это больше всего нравится, - сказал он, прокрутив текст статьи пониже. - Не очень ярко, но стильно, а?
   -Да ну, жуть какая-то, - пробормотал Дик, невольно ероша волосы. - Что, правда так люди ходят?
   -Ну да, вот же написано! - Майкл ткнул пальцем в текст. - И фотографии с улиц...
   -Ничего себе... - протянул долговязый Эрик, перегибаясь через невысокого Дика. - Но это в центре так можно, а у нас...
   -Ничего вы не понимаете, - вздернул нос Майкл, отбирая "эльбум" у прилипшего к нему Тони. - А я себе так сделаю!
   -Отец не выпорет? - хмыкнул Дик.
   -Ну, выпорет, - согласился Райфорд. - Подумаешь! Это же не татуировка, а просто краска.
   -Ну-ну, - заухмылялся Тони и похлопал его по плечу. - Валяй... модник!
   Одноклассники толпой повалили на выход. Майкл изо всех сил сохранял гордый и немного обиженный вид, по-прежнему глядя на экран: первый этап его операции прошел вполне успешно.
   Наконец, он остался один в классе. Теперь можно было собираться и уходить, но Майкл внезапно ощутил чье-то присутствие за спиной. Оказалось -- Флеминг. "Надо же, я и не заметил, как он подошел, - невольно поежился Майкл. - Вроде сидел на своем месте, его же такие штуки не интересуют, а потом, кажется, ушел..."
   -Что смотришь? - спросил он недовольно.
   -Отличная подделка, Райфорд, - негромко произнес Флеминг и -- вот это номер! - едва заметно улыбнулся. Вышло, если честно, довольно пугающе.
   У Майкла сердце ушло в пятки.
   -С ч-чего т-ты взял... - он сглотнул. - С чего ты взял, что это подделка?
   -Шрифт не тот, - пояснил Флеминг. - Отступы чуть больше стандартных.
   -А...
   Майкл лихорадочно соображал, что же делать. Он выбрал "Галаполитен" именно потому, что был уверен: никто из его одноклассников и тем более их родителей не читает этот ультрамодный и китчевый журнал, просто потому, что подписка стоит слишком дорого, да и что там может заинтересовать провинциалов? Модные платья, в которых на улицу не выйдешь, или автомобили запредельной стоимости? Название они слышали, конечно, возможно, видели рекламу, но не читали точно. Майкл выяснял это в течение двух недель, потом разыскал в "эльбуме" матери старый номер "Галаполитена" -- она когда-то покупала отдельные выпуски, еще когда они жили на другой планете. Долго бился, пытаясь скопировать его, но не сумел -- "эльбумы" не поддерживали передачу подобного рода контента, а защиту Майклу обойти не удалось. Пришлось использовать встроенный редактор, подгонять оформление, как получилось... Еще несколько ночей он сочинял статью, старательно копируя стиль какого-то известного журналиста из тех, что пишут о светской жизни, и раскрашивал фотографии совершенно случайных людей. (Хорошо еще, с обычного носителя на "эльбум" можно было заливать данные, как в простую "читалку", иначе идею пришлось бы хоронить на корню.) Статью "сверстал", да не одну -- вдруг кто захочет промотать вперед или назад! Разумеется, эти уже не сам придумывал, скопировал что-то из сети, добавил картинок... И ведь все купились!
   Все, кроме Флеминга. Где, ну где он видел "Галаполитен"?! Тип, который ничего, кроме учебников, в руки не берет! Шрифт, видите ли, не тот... Точно Майклу действительно подобрать не удалось, как он ни выискивал в сети подходящие. Решил, так сойдет. Не сошло...
   И что теперь? Просить, чтобы никому не говорил, иначе хана всей затее?
   Впрочем, сказать что-либо Майкл не успел: Флеминг спокойно обошел его парту и вышел за дверь, не добавив более ни единого слова.
   "Нет, заложить он не заложит, - Майкл невольно вытер испарину со лба. - Он не стукач вроде Бьерна. Но надо же... Ладно! Посмотрим, что дальше будет..."
   ...На следующий день Майкл заявился на занятия в таком виде, что половина класса онемела, а вторая половина зашлась восторженным улюлюканьем. Рыжая шевелюра Райфорда обрела сходство с тигриной шкурой, только полосы местами из черных делались зелеными или фиолетовыми. Выглядело это, если честно, просто чудовищно, а сколько времени потратил Майкл, устраивая у себя на голове этакое безобразие...
   -Слушай, я думал, ты заливаешь! - подошел к нему Дик. - А дай еще раз посмотреть, а?
   -Да зачем тебе? - высокомерно спросил Майкл, ликуя в душе. - Все равно ведь слабо!
   -Э, ты говори, да не заговаривайся, - нахмурился Дик. Сзади подобрался Тони. - Дай, говорю, посмотреть!
   -Ну, держи, - притворно вздохнул Майкл, отдавая "эльбум". Им немедленно завладел Тони, потащил добычу предводителю. Дик направился следом.
   Райфорду вернули его собственность только в конце занятий, когда фальшивый номер "Галаполитена" успел обойти уже весь класс. Кажется, даже девочки увлеченно обсуждали, какие цвета им пойдут больше. Не принимали участия во всем этом только староста, тихоня Гольдберг, который наверняка и подумать не смел о подобной вольности, ну и, конечно, Флеминг. Однако Майкл был готов поклясться, что Кайрел, хоть и изображает статую, прекрасно знает, что происходит в классе. А еще он готов был поклясться, что пару раз ощутил на себе взгляд Флеминга.
   Назавтра запестрела шевелюрами команда Гриффитса -- уж конечно, эти не желали отставать от какого-то там Райфорда! Преподаватели смотрели на это сквозь пальцы, но когда еще через пару дней на класс невозможно стало смотреть -- настолько дикие попадались сочетания цветов, - а родительский комитет забил тревогу, разразился скандал. Всем ученикам, невзирая ни на какие препирательства, призывы к милосердию, воззвания к конституции, свободам и правам человека, было приказано привести прически в пристойный вид под угрозой отлучения от занятий. Кое-кого такой поворот событий вполне бы устроил, но дома ждали родители, которых новый имидж отпрысков вовсе не радовал.
   Так и вышло, что к концу недели едва ли не вся мужская часть класса щеголяла прическами "под ноль": родителям показалось проще остричь сыновей, чем тратиться на парикмахеров. Девочкам повезло больше, им хотя бы вернули природный цвет волос...
   Вернул нормальную окраску шевелюре и Майкл. Ему, признаться, уже надоело каждое утро разрисовываться перед зеркалом, потом тайком выбираться из дома, чтобы родители не засекли, а вечером успевать до их прихода смыть краску. Сыграть роль ради своей затеи он был готов, но бриться налысо -- точно нет!
   Признаться, в школу он шел с некоторой опаской, приготовившись вдохновенно врать о том, как мамочка не пожелала видеть любимого сына оболваненным, как солдат-первогодок, а потому отвела его в парикмахерскую... Врать, однако, не пришлось.
   В классе царило уныние. На Майкла косились не по-доброму, шептались о чем-то, но буря разразилась только на большой перемене. Райфорд хотел улизнуть по-тихому, чтобы пересидеть где-нибудь до начала следующего занятия, но не успел.
   Гриффитс, которому Тони Махони что-то упорно втолковывал, удерживая у самого выхода (собственно, поэтому Майкл и медлил -- не хотел протискиваться мимо них), неожиданно развернулся и уставился на Райфорда.
   -Ты! Ах ты говнюк!.. - Зарем с такой силой силой пнул парту Майкла, что ее угол больно врезался тому под дых. - Так ты это все придумал?!
   -Ч-что я придумал? - выдавил Майкл. "Неужели Флеминг?.. - пронеслось у него в голове. - Да нет, он с ними вообще не разговаривает... Тогда как?!"
   -Все эту ахинею с "модными прическами"! - Гриффитс, бритый наголо, навис над Майклом. С флангов подбиралась его верная гвардия, да и остальные, заинтересовавшись, подошли поближе. - Это ж не настоящая была статья! Фальшивка!!
   -С чего ты взял? - Майкл еще пытался удержать лицо.
   -С того!! Вот у него... - Гриффитс выпихнул вперед Махони. - Тони, сам скажи!
   -К матери сестра приехала, - протянул тот, глядя на Майкла с веселым презрением в темных глазах. - Та ей и выложила эту историю. А тетка у нас богатая. Как раз "Галаполитен" читает. Достала "эльбум", листает-листает -- нет такой статьи! И других нет! Не успокоилась, с подружками связалась, те подтвердили. Так что, Райфорд... ты попал.
   -Да ладно вам... - Майкл сознавал, что выглядит сейчас жалко, но что он мог поделать, зажатый между партами? Никакие выученные приемы ему сейчас не помогут! - Ребят, я же пошутил!..
   -Да за такие шуточки!.. - Зарем снова двинул по парте. - Сам-то не стриженый! Надул всех, ржал, поди, над нами? И сейчас лыбишься?! Ш-шутник! Да тебя убить мало!
   Одноклассники одобрительно загомонили. Что-то бубнил староста, вроде бы призывал к порядку, но его не слушали. Майкл вжался в спинку стула, понимая, что сейчас ему достанется, и очень крепко.
   Досталось. Махони пребольно ухватил Майкла за волосы, приложил физиономией о столешницу, кто-то еще потащил его из-за парты в проход...
   -Вас никто не принуждал, - голос Флеминга прозвучал негромко, но отчего-то сразу заглушил гвалт. - В произошедшем виноваты только вы сами.
   -А ты что лезешь, Флеминг? - повернулся к нему Гриффитс.
   Кайрел спокойно сидел на своем месте, развернувшись к остальным.
   -Я лишь хотел внести ясность в ситуацию, - спокойно ответил тот и демонстративно пригладил безупречно подстриженные волосы. - Как видите, сохранившие здравый рассудок остались в человеческом обличье.
   Таковых оказалось немного: сам Флеминг, Адам Гольдберг, Эрик Бьерн и еще двое или трое. Ну и Майкл, конечно.
   -Слушай, ты... - Гриффитс набычился. - Сказано -- не лезь!
   -Может быть, я недостаточно громко говорю? - поинтересовался Флеминг и, судя по всему, поднялся на ноги. Майкл почти ничего не видел, прижатый лицом к столешнице. - Тогда я подойду поближе и повторю.
   Майкл почувствовал, что рука Махони, вцепившаяся ему в волосы, разжалась, и сполз под парту.
   -Чего ты повторишь? - Гриффитс уже понимал, что зарвался, но и отступить тоже не мог.
   -Не нужно винить других в собственном легковерии, - произнес Флеминг. - Я достаточно ясно выразился, Зарем?
   Майклу очень хотелось посмотреть вверх, на лица одноклассников, но сейчас он предпочитал не привлекать к себе внимания.
   Повисла тишина. Первым, как обычно, сориентировался в ситуации Махони.
   -Зарем, да ну его! - хлопнул он по плечу своего предводителя. - Пошли лучше обедать! Время только зря теряем...
   -И правда, руки марать! - пискнул с другой стороны Дик. - Пошли, Зарем! Там уже все без нас слопали!
   Гриффитс фыркнул и, пнув напоследок свалившуюся на пол сумку Майкла, по-слоновьи протопал к выходу. За ним потянулись остальные.
   Класс опустел. Ну, почти опустел.
   Райфорд, наконец, отважился поднять голову. Флеминг стоял над ним, смотрел куда-то в сторону с отсутствующим видом, и Майкл вдруг отчаянно позавидовал Адаму. Ну, пусть Кайрел ему не друг, но хотя бы защитник! На все случаи жизни. А вот Майклу теперь вовсе проходу не дадут: один раз за него Кайрел вступился невесть с чего, а потом что? Лучше бы один раз задали трепку и успокоились на этом!
   -Флеминг... - позвал он хрипло. Наверно, надо было поблагодарить, но Майкл сказал совсем другое: - Ты... зачем?
   Кайрел, наконец, перевел на него взгляд. Глаза у него по-прежнему были очень холодные, но Майклу показалось, что в глубине их притаилась искорка смеха.
   -Встань и пойди умойся, - сказал он.
   Майкл поспешно провел рукой под носом -- так и есть, расквасили! Встал, одернул пиджак, пошарил по карманам в поисках одноразовых салфеток, не нашел, конечно. Мать вечно совала их сыну, и в карманы, и в сумку, а вот пришла нужда -- не доищешься! Сейчас бы расспросить Флеминга, а надо срочно в умывальную, не то преподаватель заметит -- точно неприятности будут. И у него, и у одноклассников, и любви к нему это никак не прибавит...
   Майкл поплелся к двери. Флеминг вышел вслед за ним, отправился, видимо, в столовую.
   -Райфорд!
   Майкл вздрогнул и остановился. Обернулся, посмотрел на Кайрела. Чего это тому вздумалось его окликать? Взгляд совершенно непроницаемый, но...
   -Хорошая шутка, Райфорд, - произнес Флеминг и, отвернувшись, пошел прочь.
   Майкл, по-прежнему прижимая руку к разбитому носу, чтобы не заляпать кровью одежду, стоял столбом, глядя вслед Кайрелу. "Мне... почудилось, что ли? - мелькнула мысль. Но по голове его вроде бы не били... - Ну, значит, мир перевернулся!"
   -И это здорово! - добавил Майкл вслух и рысью помчался в умывальную...
  
   3.
   Радоваться было рано. На первый взгляд, ничего не изменилось: Флеминг, как и раньше, проходил мимо, не повернув головы. Вот только задирать Майкла стали значительно реже и вроде бы с опаской: как знать, в какой момент решит вмешаться Флеминг, как знать, что ему придется не по душе, кто разберет, кем ему приходится Майкл! А с Флемингом дела предпочитали не иметь вовсе, это Райфорд уже давно усвоил, только сам никак не мог отказаться от идеи того расшевелить. Ему казалось, что под этой ледяной оболочкой таится живой человек: ну ведь видел же он взгляд Кайрела, говорил с ним и готов был поклясться, что тот -- обычный парень, со странностями, конечно, а кто без них? Замкнутый, непонятный, но от этого еще более интересный...
   Увы, после той истории с прическами Майклу не довелось больше поговорить с Флемингом. Любые попытки заговорить с ним на отвлеченные темы Кайрел пресекал вежливо, но непреклонно, и Майкл никак не мог придумать вопроса, который заставил бы Флеминга хоть ненадолго выбраться из его скорлупы.
   Он, что греха таить, пытался сделать это довольно долго. Он даже попытался сдружиться с Адамом, и это ему почти удалось. Почти -- потому что Адам был приветлив с Майклом ровно до той поры, пока на горизонте не появлялся Кайрел. Тогда Гольдберг начисто забывал обо всех окружающих, видел только своего кумира и говорить мог либо с ним, либо о нем. Последнее Майкла еще худо-бедно устраивало: благодаря Адаму ему удалось узнать хотя бы немногое о Кайреле, а вот первое, признаться, угнетало. Неприятно было видеть, как одноклассник, только что с упоением рассказывавший о каких-то новинках техники (а Адам был большим любителем военных механизмов, словно пытался компенсировать этим увлечением свои физические недостатки), вдруг забывает о разговоре и устремляется к Флемингу, который и внимания-то особого ему не уделяет. Майкл, сколько ни старался, так и не припомнил ни единого раза, когда бы Кайрел разговаривал с Адамом долее пары минут, и то исключительно по делу. А самое неприятное: Майкл отчаянно хотел, чтобы эти две-три минуты Кайрел посвятил не Адаму, а ему самому...
   "Похоже, у меня зависимость от него возникла, - сказал как-то себе Майкл. - Флемингомания или как там ее назвать... Идефикс. Или я разгадаю его загадку, или сойду с ума."
   Однако способа понять образ мыслей Кайрела Флеминга он придумать не мог, и это угнетало. Тот никого не подпускал к себе настолько близко, чтобы можно было понять, чем он дышит, чем живет, что чувствует... Даже верный Адам -- и тот не имел доступа к сокровенным мыслям Флеминга, и Майкл сомневался, что хоть кто-нибудь когда-нибудь этот доступ получит.
   Отчаявшись сблизиться с Кайрелом -- тот игнорировал все попытки набиться если не в друзья, так хоть в приятели, не отвергал грубо подобные поползновения, но отвечал так, что желания попытать счастья еще раз не возникало, - Майкл попробовал вывести его из себя. Он знал, что в таком состоянии люди плохо себя контролируют и могут выдать что-то интересное, сами о том не помышляя, а потому поставил себе целью довести Флеминга до белого каления. Тщетно. Кайрел как будто не слышал обращенных к нему издевательских вопросов, не снисходил даже до того, чтобы посмотреть на шутника.
   Класс следил за этой безнадежной атакой со сдержанным любопытством. Кажется, кто-то даже делал ставки на то, удастся Майклу разозлить Кайрела или нет. Райфорд же выбивался из сил: придумать что-то такое, что оказалось бы одновременно и остроумным, и достаточно обидным для Флеминга, было не так-то просто. Он чувствовал, что эта игра проиграла, еще только начиная ее, но сдаваться не собирался. Отсюда и появлялись дурацкие шуточки вроде "Знаете, почему Флеминг такой здоровенный и умный? Да он просто в каждом классе по два года сидит!" или "А если Флеминга и Гольдберга сложить и поделить пополам, получится два почти нормальных человека!" Майкл сам знал, что это глупо, по-детски, но остановиться не мог. Один-единственный раз он углядел под вечной маской безразличия, что носил Флеминг, лицо живого человека, и теперь хотел познакомиться с этим человеком поближе...
   Его жалкие потуги на остроумие Флеминга ничуть не трогали. Кажется, он вовсе их не замечал. Адам -- тот, бывало, обижался, причем не столько за себя (а Майкл, разошедшись, не щадил и маленького отличника), сколько за своего покровителя. А вот сам объект нападок просто не обращал внимания на Райфорда, и в конце концов тот сдался. Какой смысл изобретать все новые и новые колкости, если известно, что Флеминг то ли не понимает шуток, порой довольно злых, то ли настолько успешно их игнорирует, что нечего и думать вывести его из равновесия!
   Райфорд сдался и оставил Флеминга в покое. (Кто-то в классе тяжело вздохнул и отдал проспоренные деньги.)
   "Что я, свихнулся, что ли? - мрачно думал Майкл, машинально отколупывая от своего "эльбума" чешуйки серебристого покрытия: старенькая машинка линяла почище иной собаки. - Делать мне больше нечего, за Флемингом гоняться! Влюбился я в него, что ли?.. - Майкл помотал головой, в ужасе отгоняя подобные мысли. - Ну нет! Еще не хватало... Сложный он тип, кручёный... Ну и пусть его! Нанялся я, что ли, в его мотивах разбираться? На кой он мне вообще сдался?"
   Думая так, он нет-нет, да и поглядывал налево, где за первой партой расположился Флеминг. Сидит прямо, смотрит в окно, о чем думает -- неизвестно. Адам пару раз подкатился с вопросами, Кайрел ответил односложно и снова уставился на улицу. Физиономия его, как обычно, ничего не выражала, но Майкл уже наловчился улавливать оттенки эмоций, время от времени посещавших этого странного парня. Сейчас, например, Кайрел был крайне недоволен тем, что преподаватель истории задерживается, а стало быть, время тратится впустую... Сам Майкл был бы рад, если бы мистер Рикман вовсе не явился, но Флеминг историю хорошо знал, мог на память цитировать хроники событий.
   Райфорду и самому нравилось слушать мистера Рикмана -- тот свой предмет любил, старался подавать материал как можно более наглядно и интересно, и это у него получалось, - но отвечать на вопросы преподавателя он терпеть не мог. Сразу девалась куда-то яркая картинка исторических событий, оставались сухие факты и даты, которые Майкл вечно путал, но которые полагалось знать наизусть... Словом, сплошное уныние! Мистер Рикман, надо отдать ему должное, очень быстро понял эту особенность Майкла и вопросы ему задавал в основном такие, где требовалось высказать свою точку зрения либо проанализировать ту или иную ситуацию. Тут Майкл плошал редко! А вот в перечислении событий равных не было Флемингу: похоже, все мало-мальски значимые даты он помнил наизусть, Майклу оставалось только завидовать втихомолку.
   -Добрый день! - произнес кто-то столь уверенным голосом, что класс затих. Так говорили только учителя, а потому стоило прислушаться к тому, кто вторгся в аудиторию, а теперь стоял перед классом, дожидаясь, пока угомонятся самые непонятливые. - Ну, тише, тише...
   Майкл с интересом взглянул на пришельца. Это был моложавый мужчина, темноволосый, с благородной проседью на висках, худощавый, подтянутый, с хорошим цветом лица, какой присущ только людям, ведущим здоровый образ жизни и каждое утро пробегающим пару километров вокруг своего микрорайона. Незнакомец был хорошо одет, костюм сидел на нем, как влитой, будто сшитый на заказ (и Майкл подозревал, что так дело и обстоит), с ним идеально гармонировал безупречно повязанный галстук, сорочка и туфли. Словом, ничего общего с мистером Рикманом: у того на все сезоны, кажется, имелся только один пиджак, мешковатый, с декоративными заплатами на локтях (Майкл подозревал, что они выполняют отнюдь не декоративные функции), вечно мятые брюки, плохо вычищенные туфли... а галстука он не носил вовсе.
   -Я -- ваш новый преподаватель истории, - сообщил незнакомец, когда стих гул голосов. - Зовут меня Джейкоб Грин, и я надеюсь, что мы найдем общий язык.
   -А мистер Рикман? - спросила одна из девочек (они отчего-то вечно влюблялись в преподавателя истории, хотя Майкл не мог вообразить субъекта, менее подходящего для того, чтобы вызывать романтические чувства). - Он заболел?
   -Нет, - ответил Грин. - Мистера Рикмана срочно вызвали в метрополию. Если я верно понял, его изыскания наконец получили признание, потребовалось появиться на очередном заседании. Насколько мне известно, он получил грант на исследования, и теперь сможет полностью посвятить себя науке.
   "Завидует, - понял Майкл, глядя на Грина. Тот улыбался, но глаза эта улыбка не затрагивала. Видно было, что более удачливого коллегу, представься случай, Грин бы удавил. - Не повезло нам, однако..."
   -Он очень сожалел, что не успел попрощаться с вами, - добавил Грин, переждав возникшее в классе завихрение шепотков и возгласов. - Мистер Рикман был привязан к вам. Надеюсь, мне удастся заменить его.
   "Не надейся даже, - мрачно подумал Майкл. Привычно глянул влево и неожиданно перехватил взгляд Флеминга. Тот смотрел на нового преподавателя как-то слишком уж холодно и, более того, неприязненно, а такого от Кайрела ожидать было сложно. - Ого! Неужели почуял что-то? Знать бы, что именно!"
   Знакомство с классом много времени не отняло.
   -Постараюсь запомнить ваши имена с первого раза, - сказал Грин, закончив перекличку, - но если я вдруг ошибусь, прошу, не обижайтесь, а поправьте меня. Договорились? Тогда перейдем к занятиям. Насколько мне известно, последней пройденной темой было восстание на Оренгое. Верно?
   -Да! - ответило сразу несколько голосов.
   -Отлично. Тогда я попрошу вкратце рассказать о начале этого восстания... ну, хотя бы вас, - Грин указал на Карлу Виндж. - Карла, верно? Прекрасно. Что ж, начинайте, мы ждем.
   Карла, хорошенькая, умная в самую меру, бойко отбарабанила, что предписывалось учебником. Майкл готов был поклясться: ей и в голову не приходило заглянуть куда-нибудь, кроме этого самого учебника, хотя бы поискать информацию об оренгойском восстании в сети... Рикман всегда журил своих подопечных за такое пренебрежение историей, но Грин, как показалось Майклу, остался доволен.
   -Достаточно, - прервал он Карлу. - Прекрасно. А о подавлении этого восстания и его последствиях нам расскажет кто-нибудь другой. Ну, хотя бы... Карл Флеминг.
   -Кайрел, - поправило сразу несколько голосов.
   -Прошу прощения, Кайрел, - кивнул Грин. - Итак?
   Майкл даже губу прикусил в ожидании отменного развлечения. На его памяти Кайрела вызывали отвечать всего раз или два, и то по точным наукам. Рикман предпочитал общаться с учеником на переменах, что-то они очень бурно обсуждали, но в классе Кайрел всегда хранил гробовое молчание, не вызывался отвечать сам, но если уж спрашивали...
   "Ох, что-то будет, - понял Майкл, глядя, как Кайрел неторопливо поднимается из-за парты. Кажется, он был одного роста с преподавателем, а строгую школьную форму носил так элегантно, с таким чувством собственного достоинства, что модный пиджак Грина показался вдруг чересчур аляповатым и безвкусным. - Или Кайрел посадит Грина в лужу, и тогда я не завидую Кайрелу, или наоборот. Хотя... Ладно, посмотрим!"
   Кайрел, словно бы и не удивленный тем, что его вызвали отвечать урок, начал с того самого места, на котором остановилась Карла. Насколько мог судить Майкл, отвечал он строго по учебнику, лишь время от времени позволяя себе добавить кое-каких деталей. Говорил он очень сжато, коротко и сухо, совсем не так, как Рикман, но Майкл внезапно поймал себя на том, что не может отвлечься от этого рассказа - у Кайрела получалось увязать многочисленные даты и события воедино так, что слушатель вроде Райфорда мог только хлопнуть себя по лбу и воскликнуть: "как же я раньше этого не понимал!" В самом деле, вехи истории, раскиданные по разным главам учебника, всегда казались Майклу чем-то совершенно оторванным от реальности, но в устах Кайрела все эти восстания, подавления, митинги, указы и тайные директивы сплетались воедино, и становилась ясна подоплека произошедшего.
   Майкл с трудом отвел взгляд от Кайрела (на его памяти одноклассник никогда не говорил так много), посмотрел на Грина. Тот не спешил прерывать ученика, слушал внимательно, хмурился отчего-то, хотя чем он мог быть недоволен, Майкл даже не представлял.
   -В решающем сражении при Сазее адмирал Джей Юлоф одержал верх над флотом мятежников, - завершил свою речь Кайрел, - тем самым положив конец оренгойскому восстанию. Дата сражения при Сазее считается завершением этого инцидента, хотя отдельные выступления оренгойцев продолжались еще несколько лет.
   Он сделал паузу, выжидая, пока Грин оценит его выступление. Тот, однако, не спешил с этим.
   -Флеминг, - произнес тот задумчиво, - вы, я вижу, неплохо разбираетесь в этом вопросе, но, если я верно понял, вы негативно относитесь к адмиралу Юлафу. В чем причина, могу я узнать?
   Майкл невольно подобрался: похоже, коса нашла на камень. Он сам не уловил в бесстрастной речи Кайрела ничего такого, что можно было бы принять за это самое негативное отношение к давно почившему адмиралу Юлафу, но Грин, очевидно, зрил в корень. А вот что ответит Кайрел...
   -Я считаю, что сражение при Сазее -- одна из крупнейших неудач военного флота Федерации, - по-прежнему бесстрастно сказал Флеминг, - и виновником этого является адмирал Юлаф.
   -Вот как! - явно заинтересовался Грин, прошелся по кабинету, скрестив руки на груди, остановился напротив Кайрела. Тот бестрепетно встретил его взгляд. - И на чем же основаны эти умозаключения? Или вы повторяете чужие слова? Чьи?
   -Достаточно обратиться к общеизвестным фактам, - произнес Кайрел, игнорируя последние вопросы преподавателя, - чтобы прийти к определенным выводам.
   -Очень интересно! - Грину явно что-то не нравилось, и Майкл от волнения прикусил губу. Назревало нечто неприятное. - О каких же фактах вы говорите?
   -Адмирал Юлаф блокировал систему Сазеи почти полгода, - без всякого выражения произнес Кайрел. - За это время противником было уничтожено три эсминца, один линкор, серьезно поврежден один из крейсеров, имелись существенные потери среди личного состава. Прошу заметить: это не считалось военными действиями, корабли не покидали пределов системы. Когда же мятежники решили пойти на прорыв, адмирал Юлаф оказал им достойное сопротивление, однако при этом потерял семнадцать кораблей из двадцати, причем одним из первых -- флагманский крейсер. Сам он спасся только потому, что находился в этот момент на другом корабле. Я полагаю, - Кайрел сделал значительную паузу, - эта так называемая победа считаться ею не может. Это поражение адмирала Юлафа и военфлота Федерации. Будь у мятежников на два-три корабля больше, мы вспоминали бы сражение при Сазее иными словами.
   -Крайне интересно! - Грин уставился на Кайрела в упор. Майкл пристально следил за обоими. Все ожидаемо: выражение легкой скуки на лице Кайрела, физиономия преподавателя кажется встревоженной, но почему? - Но я позволю себе поинтересоваться: вы сами пришли к подобным выводам?
   -К этим выводам может прийти любой здравомыслящий человек, ознакомившись со статистикой потерь флота Юлафа в течение полугода, - несколько высокомерно ответил Кайрел. Майклу отчего-то мучительно хотелось, чтобы он уел этого фатоватого Грина. - Кроме того, эти же соображения высказывает Риан Кей в своем исследовании. По его мнению, адмирал был непростительно беспечен, и победы над мятежниками можно было достичь ценой намного меньших потерь, поэтому...
   -Ни слова больше, - воздел руку Грин. На лице его читалось плохо сдерживаемое отвращение. - Риан Кей... "Мятеж на окраине Галактики", я полагаю?
   -Да, сэр.
   -Ясно... - Грин, заложив руки за спину, сделал несколько шагов взад-вперед. - Занимательный труд, этого у него не отнять. Но да будет вам известно, мистер Флеминг, что эта книга -- не более чем художественный вымысел. Да, автор оперирует фактами, но использует их так, как ему кажется наиболее выгодным. Это чистой воды профанация. - Грин умолк ненадолго. Майкл вглядывался в лицо Кайрела, но тот был по-прежнему невозмутим. - Скандальная работа Кея не признана официально, мистер Флеминг, увы. Ваш ответ я могу оценить лишь на "удовлетворительно". Стоило бы сбавить еще балл за обращение к подобным источникам, но, поскольку это первый раз... - Грин усмехнулся. - Впредь не допускайте подобных ошибок. Всевозможные писателишки могут изгаляться, как угодно, но победа адмирала Юлафа -- это победа адмирала Юлафа, и здесь им ничего не поделать...
   Майкл не верил своим ушам: "удовлетворительно" Кайрелу?! А его после такого из петли вынимать не придется? Нет, не придется, конечно, - сообразил он. Не та Кайрел натура, чтобы так переживать из-за низкой оценки, но... Класс-то, класс! Как он отреагирует, понятно: пока Флеминг ходил в любимчиках у Рикмана, то получал отличные оценки, а стоило прийти новому преподавателю, как сразу же скатился до уровня середнячков. Что там! Ответ той же Карлы Грин оценил на "отлично"!
   Майкл понял: он должен сделать хоть что-нибудь. Может, ничего и не случится, Кайрел проглотит свое "удовлетворительно" и впредь не будет пользоваться сомнительными источниками информации, но...
   Решение пришло мгновенно.
   -Мистер Грин! - вскинул Майкл руку.
   -Слушаю, Редфорд.
   -Райфорд, - поправил Майкл. - Мистер Грин, вы сказали, что книга Риана Кея официально не признана и проходит как художественный вымысел, да?
   -Верно, - кивнул преподаватель, не понимая, к чему клонит ученик.
   -А вот капитан Скобсон, который командовал крейсером под началом Юлафа, в своих мемуарах пишет то же самое, о чем говорил Флеминг, - пошел Майкл ва-банк, - а эта книга признана. И он говорит, что адмирал действительно допустил множество ошибок, и если бы он не выиграл сражение при Сазее, его бы ждал трибунал. А так -- победителей не судят!
   -Гхм... - откашлялся Грин. Такого поворота событий он явно не ожидал. Кайрел даже головы не повернул в сторону Райфорда. - Ну что ж... Флеминг, вы можете сесть. Принимая во внимание тот факт, что сегодня у нас с вами, так сказать, ознакомительный урок, оценок я ставить не буду. В дальнейшем же...
   Грин пустился в длинные разглагольствования, а Майкл покосился на Кайрела. Тот сидел, глядя прямо перед собой, и на лице его не читалось ровным счетом ничего: ни огорчения, ни обиды, ни злости, ни возмущения. Вообще ничего. Будто манекен, а не человек!..
   ...-Райфорд, - позвал кто-то, неслышно подойдя сзади.
   Майкл вздрогнул от неожиданности и чуть не разронял всё, над чем трудился не первый день: детали для очередной штуковины, способной сорвать учебный процесс как минимум на несколько часов, а если повезет, то и на сутки.
   -Чего? - спросил он, обернувшись. За спиной оказался Флеминг, и Майкл невольно поежился.
   -Я хотел поблагодарить тебя, - медленно выговорил Кайрел, и Майкл потерял дар речи. - За...
   -Я понял, понял, - перебил Майкл. Выслушивать благодарности от Флеминга ему было жутко. - Ерунда, правда!
   Кайрел пожал плечами.
   -Ты очень удачно встрял, - сказал он. - Но я не слышал, чтобы капитан Скобсон писал мемуары. Он, если мне не изменяет память, погиб спустя несколько дней после сражения при Сазее. Или ты говорил об отрывках из дневника -- такие иногда публикуют?
   -Не-ет... - Майкл запустил руку в волосы, поставив их дыбом. Усмехнулся и решился все-таки: - Нет никаких мемуаров. Я их придумал.
   -Придумал? - в светлых глазах Кайрела мелькнула тень удивления. - Но... зачем?
   -Ну, не знаю даже, - дернул плечом Майкл. Здесь правду говорить было нельзя. - Мне Грин не понравился. А ты же все правильно сказал, чего он начал ерундить?
   Кайрел помолчал, потом сказал:
   -Ты думаешь, он не поймет, что ты соврал?
   -Может, и поймет, - согласился Майкл. - Даже наверняка.
   -Тогда он может на тебе отыграться, - сказал Флеминг. - Если он проверит и узнает, что никаких мемуаров Скобсона нет и никогда не было... Он начнет к тебе придираться.
   -Да ни в жизнь! - весело ответил Райфорд. - Думаешь, он скажет кому-нибудь, что его обманул ученик?
   -Вряд ли.
   -Вот именно! Даже если он узнает, что я соврал, все равно ничего не скажет, - авторитетно заявил Майкл. - Потому что я же тоже могу рассказать, как здорово обманул преподавателя, и у меня-то слушателей больше будет, вся школа потешаться станет! Грин это знает прекрасно, так что ничего он мне не сделает... Нет, ну придираться может, конечно, но не думаю, чтоб так уж сильно!
   -Надеюсь на это, - сказал Кайрел. Умолк ненадолго, потом вдруг произнес: - Я не ожидал, что ты хотя бы слышал о капитане Скобсоне.
   -Да? - приятно поразился Майкл. - Ну... знаешь, Флеминг, я не такой тупица, каким могу показаться!
   -Я это давно заметил, - огорошил его Кайрел. Под его взглядом Райфорду было очень не по себе. - Мало кто вообще помнит о Скобсоне. То, что ты о нем упомянул...
   -...говорит о моем недюжинном уме и отличной эрудиции - подхватил Майкл. - Правда, Флеминг?
   -Отчасти, Райфорд, - чуть наклонил голову одноклассник. - Что ты вообще знаешь об оренгойском восстании?
   -Много чего, - пожал плечами Майкл. - Тебя что конкретно интересует?
   -Много чего, - передразнил Кайрел. - Ты явно читал не только учебник. Зачем?
   -Не знаю, - удивился Майкл, - интересно было. Самый же крупный мятеж за последнюю сотню лет, вот я и искал что-нибудь любопытное.
   -Ясно... - Флеминг помолчал, словно размышляя, потом снова поднял на Майкла холодные голубые глаза. - Райфорд...
   -А?
   -Я вижу, у тебя есть собственный взгляд на эти события, - сказал Кайрел.
   -Ну, допустим... - Майкл подобрался.
   -Я бы послушал.
   -Э-э... - Райфорд опешил, но думал недолго -- схватился за предложенный шанс обеими руками. - Да всегда пожалуйста! Ты об оренгойском восстании или вообще?
   -Вообще.
   -Ну так совсем здорово! - Майкл изо всех сил старался не выдать неприличной радости, но выходило у него плохо. - Ты спрашивай, я расскажу, что знаю!..
   ...От Кайрела не укрылось, какой радостью просияли глаза Райфорда, когда он заговорил с ним и, более того, сделал намек на то, что не против общаться с ним и в будущем. Выходка Райфорда на уроке истории показалась Кайрелу чем-то на грани фола, но одного было не отнять у одноклассника: он Флеминга очень выручил, даже ценой некрасивой лжи. Впрочем, врал Райфорд, как уже успел понять Кайрел, вдохновенно и нисколько не чураясь этого. Кроме того, он, как выяснилось, был далеко не глуп и обладал собственным мнением, а это по нынешним временам стоило счесть за большую редкость...
   "Он не будет таким, как Адам, - постановил для себя Кайрел. - Он не подойдет ко мне ближе, чем я позволю. Но почему я должен лишать себя возможности поговорить с действительно неглупым и самобытным человеком?"
   Так и оказалось, что Майкл Райфорд время от времени удостаивался высочайшего внимания Кайрела Флеминга. Тот, бывало, беседовал с ним целыми переменами напролет: Майкл доказывал что-то с пеной у рта, Кайрел коротко парировал, доводя оппонента до бессильного бешенства, но расходились оба довольные друг другом. Во всяком случае, доволен был Кайрел: он не замечал или не хотел замечать, как больно ранит Майкла его обычная холодность, как он презирает себя за то, что не может пренебречь приглашением Флеминга, как радостно пускается в разговоры с ним... с тем, чтобы после десятка минут этой беседы снова остаться одному. Совсем одному: Флеминг держал его только за собеседника, никак не давая понять, что Райфорд ему хоть чем-то душевно дорог. Скорее всего, поведение Флеминга отражало истинные его чувства, но для Майкла это было невыносимо. Даже Адаму Кайрел уделял больше внимания!
   "Попугай я ему говорящий, что ли? - не раз думал Майкл. - Поболтал и забыл до следующего раза!" Он пытался противостоять обаянию Кайрела, но уже не мог сделать этого: стоило тому поманить, и Майкл бросался к нему, будто заговоренный. Он сам был себе противен, прекрасно осознавая, как такое поведение выглядит со стороны, но поделать ничего не мог. Один взгляд Флеминга, искорка улыбки в ледяных глазах, и Майкл был готов на что угодно, хоть и презирал себя за это. Адам, должно быть, ощущал то же самое, только не терзался подобными эмоциями!
   "Надо с этим что-то делать, - решил как-то Майкл. Они снова проговорили с Флемингом всю большую перемену напролет, и в итоге Майкл не успел приготовить урока по обществознанию (память у него была отличная, поэтому к предметам устным и не слишком важным, по его мнению, он готовился спустя рукава, пробегал глазами нужные главы в учебнике, а дальше его выручал хорошо подвешенный язык и отличная эрудиция). В тот день он очень рассчитывал именно на большую перемену, но сказать Флемингу, мол, извини, я занят, поговорим потом, не смог: подозревал, что после такого заявления Кайрел просто пожмет плечами, отвернется и больше никогда не обратится к Райфорду. Ну и, разумеется, преподаватель, находившийся отчего-то в особенно скверном настроении, устроил фронтальный опрос, Майклу досталась тема, в которой он, как назло, ничего не смыслил, и преподаватель закатил ему такой прилюдный разнос, что Райфорду оставалось только молча стоять и краснеть под насмешливыми взглядами одноклассников. Разнос был совершенно справедливым, винить, кроме самого себя, оказалось некого, это Майкл понимал прекрасно, а потому только стиснул зубы и выслушал все, что имел ему поведать мистер Дарилейн. Тот говорил достаточно долго, и это, кстати, стало спасением для многих других, тоже относившихся к предмету наплевательски.
   Но хуже, чем выговор, оказалось то, что Кайрел вышел на перемену, даже не взглянув на красного, как рак, Майкла. Должно быть, ему показалось зазорным общаться с Райфордом, не способным ответить на простейший вопрос преподавателя. За Кайрелом семенил Адам, засматривая тому в лицо: уж этот-то не оплошал! Майклу порой казалось, что Адам больше ничем не занимается, только зубрежкой... Флеминг -- тот хоть в секциях каких-то занимался, а Гольдберг сразу после занятий отправлялся домой: Майкл никогда не видел его где-то еще, кроме школы.
   "Ну и что делать? - спросил себя Майкл, уныло плетясь домой. - Вляпался я. По уши вляпался. Ах, Флеминг, ах, какой умница, вот бы мне такого друга! - Он пнул подвернувшийся под ноги камешек. - Сам же вычислил, что не дружит он ни с кем, Адама -- и то только терпит, не знаю уж, зачем и почему! Ну и что? Решил, что ты лучше, да? Перед тобой даже Кайрел не устоит? Очень смешно..."
   Он скинул сумку с плеча, поволок ее дальше за длинный ремень, поднимая клубы пыли.
   "Думай, Райфорд, - велел он себе. - Давай. Пока еще не все потеряно. Еще можно прорваться. С потерями, но можно. А как уж эти потери сократить -- вопрос другой..."
  
   4.
   На первый урок Райфорд не явился. На второй тоже. Похоже, решил прогулять, - постановил Кайрел. Еще два урока -- и Райфорду влепят полноценный прогул. Вряд ли это волновало самого Майкла, но Кайрела отчего-то покоробило. Обычно Майкл исправно посещал уроки (другое дело, что он частенько занимался на них чем-то посторонним).
   Первое благоприятное впечатление от общения с Райфордом сменилось иным, весьма противоречивым. Да, Майкл был умен, более того, не зазубривал то, что полагалось по программе, как тот же Адам, а предпочитал разбираться в вопросе досконально, как делал и сам Кайрел -- тогда и зубрить ничего не приходилось, сведения укладывались в голове будто сами собой. Вот только Кайрел неукоснительно следовал этому обыкновению всегда, а Майкл -- исключительно в тех случаях, когда начинал всерьез интересоваться вопросом, а бывало это не так уж часто.
   Непостоянный в пристрастиях (как казалось Кайрелу), взбалмошный, без царя в голове, но в то же время умный и сметливый -- такое впечатление сложилось у Флеминга о Майкле. Жаль, что свои интеллектуальные способности и изобретательность Майкл предпочитал применять не столько в учебе, сколько во всевозможных розыгрышах и безобразиях, до которых был великим мастером. Это бы еще ничего, но Кайрелу крайне не нравилось поведение Майкла, особенно в последнее время: он рассчитывал на собеседника, если не равного ему, то хотя бы не слишком уступающего в эрудиции и способности анализировать общеизвестные, казалось бы, факты, и это-то он как раз получил. Вот только он очень надеялся, что Майкл не окажется вторым Адамом и не станет заглядывать ему в глаза с тем особенным искательным выражением, какое можно встретить у бродячих собак и очень одиноких людей, которых кто-то неожиданно подарил вниманием. Кайрел знал, что друзей у Майкла нет, и тот как-то обмолвился, почему именно: он тоже был разборчив в выборе приятелей. Но Флеминг полагал, что у Майкла окажется больше чувства собственного достоинства, что он не станет бросаться к нему по первому зову... Да, он нарочно испытывал одноклассника, и тот не прошел проверки. Поначалу еще держался, а потом вконец уподобился Адаму. Вчерашний инцидент в очередной раз убедил Кайрела: с силой духа у Майкла проблемы. Он прекрасно знал, как именно одноклассник готовится к устным предметам, знал, что тридцати минут большой перемены вполне хватило бы Райфорду, чтобы сносно разобраться в вопросе и не выглядеть перед преподавателем и одноклассниками полным идиотом, и нарочно позвал Майкла обсудить одну достаточно интересную проблему. И тот не устоял, конечно...
   Кайрел ощутил мимолетное сожаление. С появлением в его жизни Райфорда существование в этом городке, учеба в этой школе стали не такими беспросветно скучными, какими были до сей поры. Впервые нашелся человек, способный оценить построения Кайрела, его выводы, более того, способный поспорить с ним. Пусть Майкл уступал ему во многом, но он хотя бы не повторял, как попугай, чужие мысли и не смотрел в рот Кайрелу, принимая его мнение как истину в последней инстанции. Да и идеи у него порой случались более чем занятные! Но вот характер... Кайрел не желал держать при себе еще одного "оруженосца", готового по одному его слову кинуться в огонь и в воду. К несчастью, Майкл не оправдал его ожиданий. Не хватило ему характера для того, чтобы играть с ним на равных. Жаль... Очень жаль, но от общения с Райфордом придется отказаться, пока не стало слишком поздно, пока это странное приятельство не повисло на шее неподъемным грузом...
   Райфорд все-таки появился в школе после большой перемены. Привычно швырнул грязную сумку на парту, одарил одноклассников широкой улыбкой, уселся на место.
   -Райфорд, почему прогуливаем? - немедленно вырос рядом с ним староста.
   -Да мать к врачу потащила, - преспокойно соврал Райфорд. Кайрел прекрасно видел, когда тот лжет, хотя Майкл делал это настолько легко и непринужденно, что остальные редко могли понять, где правда, а где нет в его словах. - К стоматологу. Эрик, поверь, будь моя воля, я б лучше на математику пришел!
   -А записка от нее есть?
   -Нету, - повинился Майкл. - Завтра принесу, ладно?
   Бьерн, недовольно поджав губы, нехотя кивнул. Кайрел знал, что и записку от родителей Майкл превосходно напишет сам. Или вовсе позвонит, представится собственным отцом -- голоса у них были очень похожи, а интонации Райфорд копировал прекрасно, - и дело будет улажено.
   Странно, однако, что он вдруг прогулял полдня. Без веских на то причин Райфорд подобного себе не позволял. Может быть, на этот раз Кайрела подвела интуиция, а Майкл не солгал, мать действительно возила его к врачу?
   Сам Майкл выглядел как-то странно. Улыбался, как обычно, болтал со всеми, но на Кайрела вовсе не смотрел, и смех его показался Кайрелу неестественным, будто Майкл заставлял себя веселиться, в то время как весело ему вовсе не было. Похоже, что-то случилось, но что именно, Флеминг даже предположить не мог. Решение пришло практически мгновенно -- он не любил, когда что-то выходило из-под его контроля, а значит, следовало озаботиться этой проблемой как можно скорее.
   -Райфорд, - окликнул он, когда одноклассники, весело гомоня, повалили на перемену. Майкл задержался, оглянулся. - Отец купил мне аккаунт в Центральной библиотеке.
   Глаза Райфорда вспыхнули -- от интереса и недоверия. Центральная библиотека была его недосягаемой мечтой: так называемый читательский билет стоил непомерно дорого, зато в этой библиотеке можно было разжиться крайне интересными материалами, вроде тех самых не признанных официально сочинений. Эту информацию Кайрел придерживал до поры до времени, вот она и пригодилась, наконец...
   -Он же дорогой! - выпалил Майкл. - И школьникам не разрешают...
   -Отец оформил все на себя, - пожал плечами Кайрел. - Дорого, да, но... - он сделал выразительную паузу, впрочем, все знали, что на образование сына чета Флемингов денег не жалеет. - Я нашел кое-что интересное.
   Майкл колебался какое-то мгновение. Кайрел ждал, чтобы он вцепился в него, требуя и рассказать, и, возможно, показать, но...
   -Заманчиво! - улыбнулся во весь рот Майкл, глядя на него в упор. - Центральная библиотека -- это здорово, но... Следующим уроком обществознание, а я в прошлый раз здорово облажался. Так что пойду лучше, повторю задание. А про библиотеку -- как-нибудь в другой раз, ладно?
   Подхватив свою изгвазданную сумку -- ногами он ее пинал, что ли? - Майкл вышел из класса, оставив Кайрела недоумевать. Что это было, интересно? Как понять такую перемену?..
   ..."Вроде вышло... - привалившись к стене за углом школы, Майкл пытался перевести дух. Удивленные глаза Кайрела -- в этом что-то было! - Чтоб его... Хотел бы я знать, что будет дальше! Сдается, больше он никогда не позовет меня... поговорить. Ну и ладно, невелика потеря! - Майкл думал так, но ему было очень больно. Хотелось забиться в какой-нибудь темный угол, уткнуться носом в колени и всплакнуть от души, как в детстве. Увы, плакать Майкл отвык именно тогда, в раннем детстве, и как бы ему ни доставалось, выжать из него слезу было делом совершенно непосильным. За то ему доставалось порой вдвойне и втройне: увидь недруги его слезы, они оставили бы его в покое, но он терпел, стиснув зубы, а за то получал снова и снова. - Велика, чтоб ему сдохнуть! Ладно... Мы еще посмотрим... посмотрим..."
   На что собирался посмотреть Майкл, было, пожалуй, загадкой, для него самого, но терять надежду он не собирался. Впрочем, на что он надеялся, Майкл тоже не знал...
   Кайрел наблюдал за метаниями Райфорда со сдержанным любопытством. Вообще-то, это качество совсем не было ему свойственно, обычно его заменял исследовательский интерес, но сейчас как-то так получалось, что, образно говоря, препарировать Райфорда, как любого другого, вытащить на поверхность все его побуждения не получится. Не тот это был человек, чтобы дать ему, опять же фигурально выражаясь, погибнуть под скальпелем этого самого исследовательского интереса. Понимая это, Кайрел всего лишь любопытствовал. Это было даже в чем-то приятно - обычное человеческое чувство, с которыми Кайрелу так не везло.
   Райфорд, похоже, все-таки оказался неглуп. Он в очередной раз заставил Кайрела поменять мнение о нем, когда нашел в себе силы отказаться от возникшей зависимости (которую Кайрел воспитывал в нем целенаправленно и совершенно осознанно). Ясно было, что Майклу сейчас весьма и весьма нерадостно, но внешне это почти не проявлялось. А потом, в один прекрасный день, на перемене Майкл вдруг на глазах у всех пересек класс, уселся на подоконник рядом с партой Кайрела и запросто сказал:
   -Привет!
   -Здравствуй, - настороженно отозвался Кайрел. Он уже понял, что предугадать действия Майкла не так-то просто.
   -Слушай, - как ни в чем не бывало продолжил Райфорд, - а ты знаешь что-нибудь про теорию Риверштрасса?
   -Конечно, - кивнул Кайрел. Любопытство не позволяло ему свернуть разговор. - Только Риверштрассе, а не Риверштрасса.
   -А можешь объяснить ее человеческими словами? - попросил Майкл, игнорируя его слова, и запустил руку в буйную рыжую шевелюру. - Я вчера попробовал разобраться, чуть мозги не вскипели!
   -Было бы, чему кипеть! - пискнул сзади Адам, который рассчитывал пообщаться со своим кумиром, но Райфорд, будь он неладен, опередил. Впрочем, на него не обратили внимания.
   -Зачем тебе это? - поинтересовался Кайрел.
   -А я залез в одну монографию, - ответил Майкл, болтая ногами. - Все вроде понятно, но через строчку -- теория Риверштрасса, теория Риверштрасса. Я и подумал, может, я не догоняю, а смысл там окажется с точностью до наоборот, если про эту теорию знать? Полез, нашел. Часа три бился -- ничего не понял!
   -Ее только в магистратуре изучают, - заметил Кайрел. - Без знания полного курса квантовой физики и еще массы предметов ты и не сможешь разобраться.
   -Ну... - приуныл Майкл, но тут же оживился. - А если на совсем-совсем доступном уровне? На пальцах, как для домохозяек?
   -Почитай журнал "Наука и жизнь", - посоветовал Кайрел, чувствуя какой-то подвох. Сам он с теорией Риверштрассе худо-бедно был знаком, но лишь постольку-поскольку, всерьез разбираться не пытался, не было нужды, слишком уж спорная теория, к тому же недоказанная, а Кайрел предпочитал оперировать именно доказанными. Объяснить "на пальцах" суть, как выразился Майкл, он, наверно, смог бы, но для этого потребовалось бы проштудировать кое-какие материалы, а времени у него на это не было. Да и желания, если честно, тоже. - Помню, года полтора назад я натыкался на статью: там доступным языком излагались основные постулаты нескольких подобных теорий. Думаю, найти ее в библиотеке тебе труда не составит.
   -Нет, не настолько мне интересно, - хмыкнул Майкл и спрыгнул с подоконника. - Ладно. Как понял, так и понял, обойдусь без этого Риверштрасса.
   -Риверштрассе, - снова машинально поправил Кайрел, отыскивая взглядом потерянную строчку -- Майкл отвлек его от чтения.
   -Да без разницы, - махнул рукой Майкл и ушел на свое место.
   "Любопытно, что ему было нужно, - подумал Кайрел. - Не теория, это точно. И в какой монографии он мог встретить такие частые упоминания о ней? На нее мало кто ссылается, насколько мне известно. Вполне вероятно, монографию Райфорд выдумал. Значит -- это всего лишь предлог для того, чтобы заговорить со мной. Отсюда вопрос: зачем ему предлог?"
   Кайрел нахмурился, в третий раз перечитывая один и тот же абзац -- смысл от него ускользал, мысли были слишком заняты Райфордом и его странностями.
   "С тем же успехом он мог бы спросить о чем-то отвлеченном, - продолжал размышлять Кайрел. - Я никак не давал понять, что он мне неприятен. В конце концов, он первым отказался от общения. Вероятно, он считает себя виноватым? Нет, вряд ли. Это совсем не то. Выходит... - Кайрел отвел взгляд от текста и посмотрел в окно, на серое небо с низкими дождевыми облаками. - Выходит, он действительно почувствовал, что попался. Он попытался избавиться от зависимости. А теперь... Да, похоже, что он пытается играть со мной на равных. Дает понять, что не уступает мне. Теория Риверштрассе, надо же... Смешно!"
   Сдержанно улыбнувшись, Кайрел полностью погрузился в чтение. Разобравшись в причинах странного поведения Майкла, он более ими не интересовался, принял к сведению, и только. Хотя, что греха таить, ему все-таки было любопытно, что еще предпримет неугомонный Райфорд...
   "Не прокатило, - заключил Майкл, заметив скептическую усмешку Флеминга. - Раскусил. Сам-то он, может, и отмороженный, но остальных сечет на раз. Дурак я! Выбрал, что позаумнее, думал впечатление произвести... Две ночи убил, чтобы хоть что-то понять в этой грёбаной теории! А толку? Толку ноль. - Он вздохнул. - Ну ладно. Хотя бы стало ясно, что Флеминг меня не игнорирует. Но и сам теперь вряд ли заговорит, это я уже давно понял. Ладно... Тогда запускаем в действие план Б!"
  
   5.
   Всевозможные олимпиады и универсиады, конкурсы и соревнования -- интеллектуальные, разумеется, не спортивные, - проводимые в столице и окрестностях, давно стали для Кайрела Флеминга чем-то вроде обязательной повинности. Он неизменно занимал первое место, поддерживая престиж школы на должном уровне, а за это ему прощались многие странности. Флеминг был палочкой-выручалочкой для школьного руководства, и, конечно, в этом году он снова отправился на городскую универсиаду.
   С его точки зрения, никакого проку от этих мероприятий не было. Ну, пускай победитель энного количества олимпиад и универсиад городского, а еще лучше планетарного масштаба получал льготы при поступлении в здешние университеты. Кайрел в местные вузы идти не собирался, поэтому практической пользы от участия во всем этом не видел. Но он прекрасно понимал: отказываться не стоит. Лучше потерять день и потом жить спокойно, чем выслушивать бесконечные упреки от учителей и родителей в случае отказа (он как-то раз попробовал воспротивиться, в начальной школе, когда еще не разобрался досконально в тонкостях и сложностях человеческих отношений и бюрократии заодно).
   На этот раз ничего сложного не намечалось: математика, для возрастной группы Кайрела - алгебра и начала анализа. Он спокойно участвовал бы и в соревнованиях для студентов, но предпочитал не высовываться. Кайрел давно уже понял: тех, кто слишком сильно отличается от других, люди не любят. И чем сильнее ты отличаешься, тем сильнее неприязнь. Быть другим можно позволить себе только тогда, когда можешь подкрепить свою инаковость какими-то вескими аргументами: высокой должностью, к примеру, солидным капиталом или большими связями. Ни того, ни другого, ни третьего у Кайрела пока не было, а значит, он вынужденно маскировался. Отличия от большинства его сверстников все равно были заметны, но пока они не слишком бросались в глаза, он знал, на это не обращают особого внимания. Когда нужно, он умел быть и приветливым, и дружелюбным, но пускал эти умения в ход только в случае необходимости. Там, где его знали с раннего детства, эти уловки бы не прошли, там привыкли к совсем другому Кайрелу, но здесь, в чужих местах, стоило немного попритворяться...
   До города Кайрел добирался на монорельсе. Отец порывался отвезти его сам, но он отказался: поутру по направлению к столице чудовищные пробки, придется или выезжать затемно, или стоять несколько часов, и отец тогда непременно опоздает на службу. Куда проще пройтись пешком до станции, благо она недалеко, сесть на поезд и доехать с ветерком. Конечно, в вагонах тоже полным-полно народу, люди торопятся на работу, но на мелкие неудобства Кайрел привык не обращать внимания.
   Сойдя с поезда, Кайрел привычно спустился в подземку: до университета нужно было проехать несколько станций. Здесь тоже оказалось людно, а в центре -- так и вовсе столпотворение. Будь Кайрел обычным подростком, его бы запросто могли затолкать, но ростом он уже не уступал взрослому мужчине, и столкнуть его с дороги было не так-то просто. Впрочем, столичные жители привыкли к такому: вот через толпу шустро пробираются несколько младшеклассниц, а вон и еще несколько школьников -- ловко лавируют между потоками пассажиров, подлезают под ограждения, чтобы срезать путь... А вот кому-то повезло меньше, видно, тоже приезжий, и в подземке в час пик еще не бывал: прижался к колонне, чтобы не увлекло толпой, вытягивает шею, пытаясь оглядеться... Ну точно, приезжий, ищет нужный переход, скорее всего, - заключил Кайрел. Вот только как он будет до него добираться... Горожанин легко бы встроился в нужный поток, а этому пацану придется трудно. (Сочувствовать Кайрел не умел в принципе, поэтому всего лишь констатировал факт.)
   Подойдя чуть ближе -- толпа двигалась еле-еле, чуть ли не топталась на месте, - он снова взглянул на незадачливого пассажира. Тот так и стоял у колонны. Потом, видимо, решил рискнуть, повернулся лицом к Кайрелу...
   "Райфод?.. - удивился тот. - Быть не может. Просто кто-то похожий?"
   В подземке было темновато, искусственный свет искажал оттенки: не различить, рыжие волосы у парня или каштановые, резкие тени изменяли лица до неузнаваемости... Кайрела снова разобрало любопытство. Времени у него было достаточно, так почему не проверить?
   Прорезав несколько широких людских лент, как ледокол торосы, он подошел вплотную к подозрительно знакомому человеку: тот все-таки решился отлипнуть от своей колонны и теперь изучал схему переходов, стоя в относительно безлюдном месте. Впрочем, Кайрел знал, что через две минуты прибудет поезд, и незадачливого путешественника сметет хлынувший в проем людской поток.
   Теперь очевидно было: волосы у парня рыжие. И сумку Кайрел узнал -- потрепанную (Гриффитс сотоварищи пару дней назад играли ею в футбол), с чьей-то грубо намалеванной рожей, и вечно мятый пиджак, и стоптанные кроссовки, и манеру держать руки в карманах и при этом раскачиваться на пятках.
   -Ты что здесь делаешь, Райфорд? - спросил он.
   Майкл от неожиданности шарахнулся, обернулся и с облегчением перевел дух.
   -Ты-ы...
   -Я.
   -А я это... - Майкл поправил ремень сумки на плече. - Приехал и жду, пока народ рассосется. А то затопчут.
   -Посвободнее тут станет к полудню, не раньше, - сообщил Кайрел. - Кстати, если тебе не нужно на пересадку, лучше отойди с дороги.
   -Что?..
   Объяснять было уже некогда: поезд, резким гудком распугав столпившихся на краю платформы пассажиров, остановился, открыл двери, из вагонов повалили люди. Кайрел шагнул ближе к колонне -- имелась там удобная, будто для того и предназначенная выемка (как знать, может, так и задумывалось), - за плечо притянул к себе Майкла. Вовремя: того чуть не утащило толпой.
   -Спасибо... - выдохнул тот, когда поезд ушел.
   -Не за что. Видно, ты в первый раз в поздемке.
   -Нет... - Майкл улыбнулся. - Не в первый. Но там, где мы раньше жили, такого я никогда не видел!
   -Столица, чего же ты хочешь, - пожал плечами Кайрел. - Но ты так и не ответил: зачем ты здесь?
   -Приехал на универсиаду, - совершенно серьезно ответил Майкл, - поболеть за тебя!
   -Не ври.
   -Не вру! - оскорбился Майкл, но тут снова пришлось умолкнуть: подошел еще один поезд. - Кайрел, да не хватай ты меня так за руки, больно же! Я сам уже понял, где надо стоять!
   -Не рассчитал, извини, - Флеминг разжал пальцы. Майкл растирал предплечье, тихонько шипя сквозь зубы. - Еще раз спрашиваю: как ты тут оказался?
   -На монорельсе приехал, - ответил Райфорд.
   -Не идиотничай, я не о том спрашиваю.
   -Да ладно! - Майкл заулыбался. - Ты спросил, как я тут оказался. Я ответил -- приехал на монорельсе. Что не так? А зачем я приехал -- это был предыдущий вопрос, и я на него тоже уже ответил: я приехал на универсиаду. За тебя болеть.
   -А я уже попросил тебя не врать, - сказал Кайрел. Иногда Райфорда хотелось придушить, и это было настолько странным чувством для совершенно безразличного обычно к людям Кайрела, что он сам поразился. - Итак?
   -А по какому праву ты меня допрашиваешь? - парировал Майкл. - И, кстати, я не вру. Я правда приехал на универсиаду. Ну ладно, чуточку прилгнул: болеть за тебя я не собираюсь.
   -Тогда?.. - Кайрел не закончил фразу, слишком уж странным ему показалось все это.
   -Правильно, Флеминг, пять баллов, садись! - радостно завопил Майкл. - Я не буду за тебя болеть, я сам участвую! Ай, ну просил же не хватать за руки!..
   -Ты бы на рельсы сейчас упал, - ответил Кайрел. - Стой. То есть как -- участвовую?
   -Ну, как ты участвуешь, так и я буду, - мотнул рыжей головой Райфорд. - Я тут подумал: ну что за дела, почему это честь нашей школы отстаиваешь только ты? По правилам же двоих отправляют в каждой возрастной категории, а кто у нас еще есть умный? Адам, правильно, но он ехать не может, у него медвежья болезнь! Ну и вот...
   -Одного не могу понять, как тебе удалось это провернуть, - вздохнул Кайрел.
   -Да запросто, - хмыкнул Майкл. - Я подошел к преподавателю и поинтересовался, нельзя ли и мне поехать. Конечно, мне отказали! Тогда я пришел домой и сказал папочке, что проявил инициативу, а меня зажимают и не дают раскрыть свой потенциал. Папочка, натурально, взбеленился, позвонил директору -- и вуаля! Вот он я, стою, как дурак, у колонны, и не знаю, как выбраться из этой подземки, будь она неладна!
   -Тебе так хочется опозориться прилюдно? - поинтересовался Флеминг, проигнорировав последнюю фразу.
   -А почему ты уверен, что я опозорюсь? - прищурился Райфорд.
   -У тебя проблемы с математикой.
   -Это у меня с преподавателем проблемы, а не с математикой, он интересно рассказывать не умеет, и мне скучно. А когда мне скучно, я дурею, - парировал Майкл. - Вот посмотришь...
   -Посмотрю, - согласился Кайрел. Райфорд не уставал его поражать. Любопытно, на что он рассчитывал, явившись сюда? Ведь провалится, и с треском, вся школа потешаться будет... - Если будем так и дальше стоять, опоздаем. Идем.
   -Дя-адя Кайрел, дай ручку! - препротивным "малышовым" голосом протянул Майкл. - А то я потеряюсь на фиг, и что ты скажешь моим родителям?
   -Почему я должен что-то говорить твоим родителям?
   -Потому что я им сказал, что еду с тобой! Они меня одного в город отпускать не хотели!
   -Правильно делали, - хмыкнул Кайрел. - Держись за мной, не отставай.
   -Так точно, сэр! - гаркнул Майкл, напугав какую-то старушку. - Слушай, вот скажи, что такие бабки делают в метро в час пик? Ну вот куда она едет?
   -На работу.
   -Какая работа, ей сто лет! Она в маразме давно! - Майкл не выдержал и все-таки вцепился в рукав Кайрела. - К подружкам, что ли? Ну почему днем не поехать? И толкотни меньше, и вообще...
   -Ты мне сейчас рукав оторвешь.
   -Я осторожно...
   -Под ноги смотри, эскалатор. Эскалаторов ты, я надеюсь, не боишься?
   -Флеминг пошутил! - восхитился Майкл. - Слушай, а...
   -Приехали, - оборвал Кайрел. - Вот выход. Университет там. Дальше дорогу найдешь?
   -А у тебя свидание, что ли? - догадался Майкл. - А я мешаю? Она член комиссии и ставит тебе высший балл, но ты задания не решаешь, потому что в это время вы...
   -Райфорд, еще одно слово...
   -Понятно, - уныло протянул Майкл. - Я раскрыл вашу страшную тайну, и теперь тебе ничего не остается, кроме как отвести меня обратно в подземку и оставить у колонны. И я буду стоять там, пока не найдется добрый человек, который меня оттуда выведет. А поскольку добрых людей в наше время не осталось, то...
   -Райфорд!
   -Да заткнулся я... - Майкл уже понял, что шутки Флеминг восприниает, но только до определенного предела.
   -Можешь продолжать трепаться, мне не мешает, - саркастически произнес Кайрел. - Просто мы уже пришли. Иди, регистрируйся. Тебе туда.
   -А ты?.. - растерялся вдруг Майкл.
   -А у меня фамилия на другую букву начинается, если ты вдруг забыл, - ответил Кайрел и отошел в сторону.
   Признаться, явление Райфорда его несколько удивило. Самым же занятным был вопрос, на что тот все-таки рассчитывает в этом соревновании! Некоторым, конечно, важна не победа, а участие, но Кайрел этого просто не понимал, хотя признавал за людьми право на странности. Возможно, Майкл тоже из таких? Нет, не похоже. Тогда... Неужели надеется занять хоть какое-то место и тем самым доказать, что он тоже не лыком шит? Это вполне укладывалось в теорию Кайрела. Что ж... Любопытно будет посмотреть, чем кончится дело...
   ...Результаты объявляли в тот же день, разумеется, и результаты эти многих удивили.
   -Возрастная категория "С", секция - алгебра и начала анализа, - произнес диктор, и аудитория привычно притихла. Кайрел особенно не вслушивался, здесь его мало что могло удивить. - Третье место присуждается Элле Торцевой из Христианского благотворительного лицея. Второе место присуждается Ахмету Наги-ан-Гаруди из общеобразовательной школы N 414...
   "Так и есть, - не без досады подумал Кайрел. - У Райфорда ничего не вышло. Зря позорился..."
   -Первое место присуждается Кайрелу Флемингу из общеобразовательной школы... - продолжил диктор и вдруг осекся. Прислушался к тому, что сообщали ему, очевидно, по внутренней связи. Оживился: - Прошу прощения за заминку, дамы и господа! Мне только что сообщили, что в этом году в данной секции и в этой возрастной категории у нас два победителя! Двое участников набрали одинаковое количество баллов, абсолютно верно выполнив все задания!
   "Кто?! - опешил Кайрел. - Варески? Она сама призналась, что не закончила задание из пятого блока. Латрой? У нас с ним не совпали ответы, значит, он ошибся. Впрочем, я знаю только о тех, кто был в нашей аудитории, а в других... Так кто же?"
   Флемингу было до крайности интересно, кто же не уступил ему в этом году...
   -Итак, повторюсь, первое место присуждается Кайрелу Флемингу и Майклу Райфорду из образовательной школы N 3499, - закончил диктор. - Прошу заметить: оба юноши учатся в одном классе. Это говорит о высочайшем профессионализме их преподавателя и о великом старании самих учеников...
   "Что?.. - Кайрел пропустил эту чушь мимо ушей. - Райфорд?! Не может быть!"
   -Слыхал? - кто-то хлопнул его по плечу. Он повернул голову -- так и есть, Райфорд, сияет улыбкой, сам довольный донельзя. - Великий профессионализм! Это он о нашем Брауне, ага... Но про старание я согласен!
   -Как тебе это удалось? - спросил Кайрел. - Снова звонок от папочки?
   Серые глаза Майкла сузились, словно от злости, но он тут же заулыбался снова.
   -Что ты! Папочка на таком уровне не канает, увы... Тут только мои мозги, - он постучал согнутым пальцем по лбу, - и немного везения. - Майкл пристально взглянул на Кайрела. - Я ведь уже говорил: я совсем не такой тупица, каким могу показаться.
   -Я помню, - кивнул тот. Подумал и добавил, потому что считал необходимым сказать это здесь и сейчас, а не когда-нибудь потом. Он знал, что некоторые вещи откладывать назавтра попросту нельзя. Его бы что-то подобное не задело вовсе, но он -- не Райфорд. - Майкл... Извини.
   -За что? - поразился и, кажется, даже немного испугался тот.
   -Я сказал глупость и гадость, - похоже, Кайрелу удалось нащупать нужный тон. - Про твоего отца. Еще раз -- извини.
   -Да брось ты! - Майкл небрежно махнул рукой, но видно было, что у него отлегло от сердца. - Сгоряча чего только не сказанешь... Слушай, а прикольно вышло, а? Вот завтра веселуха будет в школе!
   Ответить Кайрел не успел.
   -Молодые люди, молодые люди! - кто-то проталкивался к ним сквозь толпу. - Встаньте поближе! Элен, наградные грамоты! Возьмите, вот так! Вы, который повыше, обнимите товарища за плечи! Улыбнитесь!
   -А вот на это я не подписывался... - проговорил Майкл сквозь зубы, старательно улыбаясь в камеру. Рука Кайрела лежала у него на плече свинцовым грузом. - Кстати, ты в курсе, что у тебя моя грамота и наоборот?
   И вот только тут Кайрел улыбнулся по-настоящему...
   *
   Домой добирались молча. Вернее, Майкл пытался о чем-то говорить, но в подземке было достаточно шумно, пришлось умолкнуть. На монорельсе оказалось совсем пусто, но тяжелое молчание Кайрела к разговорам не располагало. Так и ехали до своей станции, потом шли по городку: Флеминг всегда ходил пешком, а Майкл не хотел ждать автобуса, тащился следом за одноклассником, и радость победы постепенно сменялась тоской. С чего он взял, что эта его выходка произведет хоть какое-то впечатление на Кайрела? А если произведет, то именно такое, как он задумал, а не прямо противоположное? Похоже, так и вышло.
   -Слушай... - решился, наконец, Майкл.
   -Слушаю, - обернулся через плечо Флеминг.
   -Знаешь... - пожалуй, впервые в жизни Райфорд не мог подобрать нужных слов. Ну, исключая, конечно, тот период, когда говорить он не умел вовсе. - Ну... в общем... С этой универсиадой... Короче, я это сделал не ради того, чтобы... ну... выпендриться! А затем... затем...
   -Ты опять пропустил свой поворот, - заметил Кайрел невозмутимо.
   -А, ну да... - совсем поник Майкл. Интересно, Кайрел не понимает или не хочет понимать? По нему не догадаешься!
   -Ты каким способом шестое задание пятого блока решал? - огорошил его вдруг вопросом Флеминг. Майкл ответил. - Ясно. Довольно оригинально, но можно было проще.
   -Это все, что я сумел вспомнить в тот момент, - хмыкнул Майкл.
   -Я не предполагал, что ты хорошо знаешь математику, - сказал Кайрел как бы между прочим. - Судя по твоим успехам в школе...
   -Я же сказал, там скучно, - вздохнул Райфорд. - За что мне лепят "удовлетворительно"? Да за поведение в основном! А так... Мне нравится. Я вообще точные науки люблю. Нет, историю, например, я тоже люблю, но запоминается она плохо!
   -Ты спрашивал про теорию Риверштрассе, - напомнил вдруг Кайрел. - Я нашел в Центральной библиотеке кое-что, написанное вполне доступно. Если тебе все еще интересно, можешь зайти, посмотреть.
   "Это что? - опешил Майкл. - Он меня в гости пригласил?.." Нужно было хвататься за такое предложение обеими руками, а он вместо этого съязвил:
   -Зайти, да? Первый и последний раз, как Адам?
   -Ты не Адам, - спокойно ответил Кайрел, и, встретившись с ним взглядом, Майкл понял, что, кажется, поднялся еще на одну ступеньку в глазах Флеминга.
   -Ну ладно, - сказал он, пиная подвернувшийся под ноги камешек. - Зайду. А кроме этого Риверштрасса...
   -Риверштрассе.
   -Ну, Риверштрассе! Кроме него, можно еще кое-что глянуть?
   Кайрел не ответил, только улыбнулся уголком рта и спросил:
   -Почему тебе отец не оформит подписку? Если уж тебе так интересно...
   Майкл скривился.
   -Он считает это пустой тратой денег, - сказал он. - Мол, все необходимое есть в бесплатных источниках, и нечего время изводить на всякое там... Ну и он у меня законопослушный до ужаса! Вдруг кто узнает, что аккаунтом не он пользуется, а я...
   -Понятно, - Кайрел остановился, открыл калитку. - Заходи.
   Домик у Флемингов оказался небольшой, двухэтажный, очень скромный с виду. Мать Майкла, дама с претензиями на хороший вкус, наверняка назвала бы этот стиль "бедненько, но чистенько". Ему самому, однако, этот простой дом и небольшой садик с аккуратно подстриженным газоном и гравийными дорожками понравились куда больше, чем их собственный особняк и пышные клумбы, гордость матери.
   На шум в прихожую выглянула невысокая светловолосая женщина.
   -Кай, ты рано! - сказала она. - Как дела?
   -Как всегда, ничего нового, - ответил Кайрел и шагнул в сторону, освобождая Майклу проход.
   Женщина повернулась к нему. Судя по удивленному взгляду, гости в этом доме были явлением нечастым.
   -Мама, познакомься, это мой одноклассник, Майкл Райфорд, - невозмутимо представил Кайрел. - Майкл, это моя мама.
   -Очень приятно, - произнесла женщина. Кажется, удивление ее все возрастало.
   -Мне тоже очень приятно, миссис Флеминг, - выпалил Майкл, чувствуя, как мать одноклассника пристально его рассматривает, и жалея, что на голове у него, как обычно, воронье гнездо, а на ногах -- такие "убитые" кроссовки. Он и надел-то их только потому, что считал счастливыми, как мать ни подсовывала приличную обувь, и ему правда повезло, а теперь вот как дело обернулось...
   Тем не менее, миссис Флеминг казалась вполне удовлетворенной результатами осмотра.
   -Обедать будете, мальчики? - спросила она. - У меня все готово.
   -Нет, мама, может быть, позже. - Кайрел указал Майклу на лестницу, ведущую на второй этаж.
   -Принести вам бутерброды и сок хотя бы? - крикнула она вслед.
   -Спасибо, мама, не нужно. - Кайрел закрыл дверь.
   Майкл с сожалением вздохнул: перекусить бы он не отказался. Но не станешь же спорить...
   Он окинул взглядом комнату одноклассника. Не такая уж большая, у него самого попросторнее будет. Тщательно застеленная кровать -- на покрывале ни складочки, как в казарме, стол, удобное офисное кресло, компьютер... Вот тут Майкл не сдержался и присвистнул: такую штуковину он видел только в рекламных проспектах, мощная рабочая станция, не игровая машина, уж настолько-то он в подобных вещах разбирался... Похоже, родители Кайрела и правда не жалели денег на его образование. А какое нынче образование без хорошего компьютера?
   -Что ты там стоишь? Иди сюда, - Кайрел коснулся сенсоров, ожил большой монитор. - Смотри. Вот она, библиотека.
   -Вижу... - Майкл оперся о край стола, пожирая взглядом каталог. Интерфейс простенький, да там сложный и не нужен...
   -Кажется, мать зовет, - сказал вдруг Флеминг, хотя Майкл был готов поклясться: никто никого не звал. - Спущусь, спрошу, что там. Ты смотри пока, что тебе нужно. Только мои вкладки не закрывай.
   "Это он так деликатность проявляет, что ли?" - подумал Майкл, но тут же забыл обо всем и приник к монитору. По теории Риверштрассе материалов было предостаточно, но Майкл быстро понял, что разобраться без посторонней помощи в них не сумеет. Поискал еще кое-какие давно интересовавшие его вещи, нашел, черной завистью позавидовал Кайрелу, у которого всегда под рукой такой бесценный источник знаний, и решил отойти от компьютера, чтобы не расстраиваться. Не удержался, однако, захотел хоть одним глазком взглянуть, что читает сам Кайрел. Собственно, как и ожидалось: нечто настолько заумное, что Майкл и пытаться не стал вникать в текст с бешеным количеством формул. Прошел по нескольким ссылкам, сам запутался, о чем читает, ткнул наугад в ссылку "практическое применение", открыл видеоролик... И пропал.
   Это был всего лишь краткий видео-обзор применения той замысловатой штуковины (формулы? эффекта?), о которой читал Кайрел. Использовали ее в космическом кораблестроении, и если всякие там гражданские лайнеры и грузовые суда Майкла интересовали мало, то от военных кораблей он не мог отвести взгляда. Крейсеры и эсминцы -- еще ладно, хотя и эти громадины по-своему хороши, но истребители... В этом ролике показывали настоящий бой, не компьютерную эмуляцию и не постановку для какого-нибудь сериала. Никаких там затяжных крупных планов и прочей дребедени: вспышка, вспышка, стремительный бросок, снова вспышка, в которой исчезает истребитель... проход нескольких звеньев в боевом порядке, атака на корабль противника, бой с другими истребителями... Закадровый голос он уже не слушал, как и не следил за пояснениями диктора и время от времени возникающими на экране компьютерными моделями. Кажется, речь шла о силовом защитном поле, демонстрировались преимущества и недостатки разных моделей генератора этого самого поля, но Майкл в это не вникал.
   Как, наверно, любому мальчишке, Майклу нравилась техника, особенно военная. Правда, видел он ее все больше на картинках и в кино: наземная техника на Симуле имелась, конечно, но кто бы пустил его на военную базу? Ну а военные корабли здесь и вовсе не появлялись. В сериалах же, ясное дело, действительность была сильно приукрашена... Хотя на кой ее приукрашивать, Майкл решительно не понимал: бой в открытом космосе и без того был настолько красив, настолько завораживал вроде бы хаотичным, но на самом деле идеально выверенным танцем десятков прекрасных в своей смертоносной мощи механизмов, которыми управляли люди, такие же, как он сам, что добавить или убавить что-либо значило бы испортить эту красоту...
   -Тебя это интересует? - Майкл даже не услышал, как вошел Кайрел.
   -Еще как... - он не отрывался от монитора. "Оказывается, интересует!" - мог бы он добавить, но не стал.
   Картинка внезапно замерла -- это Кайрел нажал на "паузу".
   -Ешь, - велел он. Рядом с локтем Майкла откуда-то взялся небольшой поднос: несколько бутербродов, два стакана сока. "Это что же выходит, его Кайрел принес? Ну, раз больше некому..." - Иначе мама смертельно обидится. И скажи спасибо, что тебе не придется присутствовать на семейном обеде.
   -А я бы не отказался, - пробубнил Майкл с набитым ртом. - Я ж не завтракал даже...
   -Поверь, тебе бы не понравилось, - холодно сказал Кайрел.
   -Она настолько плохо готовит? - хмыкнул Майкл.
   -Она настолько сильно интересуется моими знакомыми, - ответил тот.
   "Я ее понимаю, - подумал Майкл, - если у Флеминга друзей нет и никогда не было, то любой появившийся на горизонте приятель должен вызывать у его матушки самый пристальный интерес."
   -Может, ты и прав... - вздохнул он, потянувшись за последним бутербродом, но спохватился: - А ты?
   -А я завтракал, - едва заметно усмехнулся Кайрел.
   -А-а... - Майкл снова покосился на монитор.
   -Смотри, - великодушно разрешил Кайрел. - Только наушники надень, я хочу кое-что дочитать.
   Сколько прошло времени, Майкл не знал, но когда он оторвался от монитора, за окном уже сгустились сумерки. Кайрел, казалось, вообще не замечал присутствия в своей комнате постороннего, сидел на кровати, скрестив длинные ноги, и внимательно читал что-то с "эльбума".
   "Пора и честь знать, - решил Майкл. - Неприлично так засиживаться. Хотя... - он покосился на монитор. - Знал бы я раньше, насколько это интересно, давно бы выпросил у отца аккаунт! Или у матери. А теперь пока их раскачаешь..."
   -Ты закончил? - поднял на него взгляд Кайрел.
   -Конечно, нет, - уныло ответил Майкл, потер усталые глаза. - Но не могу же я у тебя поселиться!
   -Думаю, мама не будет сильно возражать, - пожал плечами Флеминг. - Но спать тебе придется или в кладовке, или здесь, на полу. Есть еще гамак в саду. А вот за прокорм придется взимать плату, для твоей комплекции ты слишком много ешь.
   "Господи, Флеминг снова шутит! - поразился Майкл. - Что это с ним? В хорошем настроении? А раз так..."
   Он покосился на монитор, тяжко вздохнул. Потом умоляюще посмотрел на Кайрела. Такой взгляд мог бы разжалобить и скалу, но только не Флеминга. Понять намек он понял, но...
   -Ты же понимаешь, что скачать это я могу только на свой "эльбум", - сказал он. - Здесь очень жесткая привязка, ты должен бы знать.
   -Ясно, - сник Майкл. Вряд ли Кайрел в ближайшее время снова пригласит его к себе, и вряд ли отец скоро расщедрится на оплату аккаунта.
   Кайрел тем временем, поднявшись с кровати и аккуратно поправив покрывало, отодвинул Майкла вместе с креслом и склонился над клавиатурой.
   -Что тебе нужно? Это?
   -Это, это и еще вот это, и ту запись, если можно, тоже!
   -У "эльбума" на такое видео ресурсов не хватит, - спустил его на землю Кайрел, выбирая в меню пункт "скачать файл". - Так, по порядку...
   -Стой, подожди! - сообразил вдруг Майкл. - Ты что, дашь мне свой "эльбум"?
   -Конечно, нет, - ответил Кайрел. Закачка закончилась. - Давай сюда твою рухлядь.
   -Держи, но... - Майкл посмотрел на него с недоумением. - Там же защита стоит! Такой контент нельзя передавать, я...
   -Знаю, ты убедился в этом, когда затеял розыгрыш с "Галаполитеном", - кивнул Кайрел. Пальцы его плясали над сенсорной панелью "эльбума". - Майкл, какого года выпуска эта штука? Твоя ровесница?
   -Иди ты... - буркнул Райфорд.
   Кайрел удовлетворенно хмыкнул. Майклу отчаянно хотелось подойти поближе и посмотреть, что тот делает, но он не рискнул.
   -Возьми, - сказал, наконец, Флеминг. - Тебя родители еще искать не начали?
   -Нет, я сказал, что буду поздно, - машинально ответил Майкл, просматривая файлы в "эльбуме", и только потом сообразил, что его вежливо выпроваживают. Правда, внимания не обратил: - Кайрел! Как ты это сделал?! Ну нельзя же...
   -Тебе технология передачи информации нужна или сами материалы? - вскинул брови Кайрел. - Наслаждайся, Майкл. Закончишь -- заходи. Там еще много осталось.
   -Слушай... - Майкл встал, неловко потоптался на месте. - Ну... спасибо...
   -Пожалуйста, - ответил тот. - Мне не сложно.
   -Я... пойду, наверно, - решил Майкл, хотя уходить ему не хотелось.
   -Иди, - разрешил Кайрел. - Выход найдешь?
   -Угу... пока, в общем, - Майкл направился к двери. Нет, Кайрел неисправим! Дать бы ему по голове чем-нибудь... только не "эльбумом", слишком это ценная теперь штука! Но толку-то? Он сильнее и быстрее, не выйдет ничего...
   -Майкл, - окликнул Кайрел, когда тот уже открыл дверь.
   -А?
   -Когда я говорю -- заходи, это значит -- заходи, - сказал Флеминг без тени улыбки. - Только предупреждай заранее, если соберешься, у меня занятия по вечерам, компьютер самому нужен.
   -Я... - Майкл мотнул головой, отгоняя наваждение. - Понял. Если что, в школе договоримся, ага?
   -Хорошо, - кивнул Кайрел и, когда Майкл отвернулся, сказал ему в спину: - И знаешь еще что...
   -Что?
   -Нет, ничего. До завтра.
   -Ага, пока...
   "Значит, признал? Не за равного, но хоть так... хоть немного? - мысли были сбивчивыми, Майкл бегом мчался домой, потому что его, конечно же, уже наверняка искали, Кайрелу он солгал. А он, разумеется, забыл телефон под подушкой, и теперь мать в панике, отец ее утешает, а когда любимое чадо ввалится в дом, орать на него будут в две глотки... Впрочем, сейчас Майклу было на это плевать, тем более, наградная грамота наверняка смягчит сердца родителей. - Господи, да я сплю! Завтра приду в школу и окажется, что все по-прежнему... Нет, нет, ерунда! Я же был у него дома, я миссис Флеминг видел, за его компьютером сидел... И "эльбум" -- вот он! Как он обошел защиту, хотел бы я знать? Я бился-бился -- ноль эффекта, а он, похоже, давно придумал... И зачем, главное? Куда ему еще информацию перекачивать? Чудеса..."
   ...Оставшись в одиночестве, Кайрел некоторое время размышлял. Хорошо, что он вовремя удержался и не сказал Майклу то, что хотел, а именно -- "ты лучше Адама". Неизвестно, как бы понял это Райфорд. Быть может, обиделся бы, а может, наоборот, возгордился. Ни того, ни другого Кайрелу не хотелось. Человек, который хоть как-то тебя понимает, и с которым ты можешь говорить на одном языке -- это достаточно много, и терять этого человека Кайрел не хотел. С Адамом он тоже мог говорить на одном языке -- до определенного предела. Ему бы в голову не пришло рассказать Гольдбергу о кое-каких своих идеях, вроде того же взлома защиты "эльбума", проделанного из чистого любопытства (и пригодилось ведь!). А Райфорд, он был уверен, поймет и оценит такое. И правда, понял и оценил. Теперь нужно было только сохранять это хрупкое равновесие: не ближе и не дальше, оставаться только на таком расстоянии, и тогда -- Кайрел был уверен, - они с Майклом сумеют найти общий язык.
   -Лиз! - донеслось снизу.
   -Дорогой, ты вернулся... - в голосе матери прозвучала неподдельная радость. Кайрел знал, родители любят друг друга.
   Сам он спускаться не стал. Его не потревожат, если уверены, что он занимается.
   -Что новенького? - спросил отец весело.
   -О, Джей... - мать перешла на шепот, но у Кайрела был достаточно тонкий слух, чтобы различать слова. - Представляешь, Кай сегодня привел приятеля!
   -Да ну? - поразился отец. - Адама, что ли? Провожать придется?
   -Да нет же! - нетерпеливо перебила Элизабет. - Не Адама, другого мальчика!
   -Это уже интересно... - судя по звукам, отец прочно утвердился в своем любимом кресле и ждал, пока жена подаст ужин. - Кто такой, откуда?
   -Никогда его раньше не видела, - ответила женщина. - А Кай ничего не объяснил, ты же его знаешь! Сказал только, что это его одноклассник. Майкл... как же его... Райфорд. Да, точно, Райфорд!
   -Райфорд... - протянул отец. Кайрел мог представить: на лбу у него глубокие морщины, брови сошлись к переносице. Отец всегда такой, когда размышляет или пытается что-то вспомнить. - Где-то я эту фамилию уже слышал... Райфорд, Райфорд... Лиз, а не сынок ли это нового главного инженера, а?
   -Ну откуда же мне знать, Джей!
   -Похоже на то, - отец удовлетворенно крякнул. - Тогда понятно, почему ты его раньше не видела: они только-только переехали. А парень, значит, угодил в класс к Каю...
   -А что они за люди? - живо поинтересовалась мать, звеня тарелками.
   -Да не знаю толком, - ответил тот. - Семья вроде обеспеченная. Он... Специалист, говорят, хороший. Но жесткий, да. Многим не по нраву. Она работает, это точно, а больше ничего не слышал, врать не буду. Ты у своих приятельниц лучше спроси, они тебе все выложат!
   Кайрел вздохнул: после ужина мать усядется в гостиной и будет обзванивать подружек, выясняя всю подноготную о семействе Райфордов. Точно так же было с Адамом, он помнил.
   -Да шут с ними, - сказал вдруг отец. - Мальчишка-то что из себя представляет?
   -Ну... - протянула мать задумчиво. - Ничего, симпатичный. Но по лицу видно - хулиган. Как бы он Кая...
   -Сбить Кая с пути истинного можно разве что баллистической ракетой, - хмыкнул отец, догадавшись, о чем она. - Уж об этом не волнуйся!
   Родители ненадолго замолчали. Кайрел подозревал, что мать будет как раз не против, если Майкл "научит его плохому", только вслух не скажет.
   -Одет плохо, - посетовала Элизабет. - Вроде и вещи недешевые, не с распродажи, а с виду - пугало пугалом. Кроссовки стоптанные... Мать, наверно, за ним совсем не следит!
   -Некогда, поди, раз работает, - вздохнул отец. - Да и вообще на мальчишках все горит. Это наш только аккуратист, а ты на других посмотри? Вот то-то...
   Кайрелу было решительно все равно, как и во что одет Майкл. Удивительно, какие мелочи способна подметить женщина!
   -Ну а вообще? - спросил отец.
   -Не знаю... - Элизабет вздохнула. - Кай его сразу к себе уволок, только поздороваться дал. Так и сидели до вечера, даже не пообедали толком.
   -Ну, знаешь... - скрипнуло кресло, Джей потянулся. - Если Кай этого Майкла вытерпел аж до вечера, то, наверно, поговорить им было о чем.
   -Что ж он, умнее Адама, по-твоему? - почему-то обиделась мать. Гольдберга она привечала и жалела. Иногда даже пеняла Кайрелу за невнимание к давнему приятелю.
   -Откуда мне знать, я его не видал, - хмыкнул отец. - Поживем - увидим.
   -Ну, знаешь... Мне показалось, не ровня он Каю... - протянула Элизабет.
   -Тебе и с Адамом так же казалось, - рассмеялся тот. - Брось, Лиз! Кай уже большой, сам разберется, с кем ему дружить! И давай уже, собирай на стол и зови его ужинать...
   Кайрел сдержанно улыбнулся. Что ж, все именно так, как он и предполагал. Вечно взъерошенный, расхристанный, шумный Майкл никак не мог понравиться его матери, в отличие от аккуратненького вежливого Адама. Отцу... вот отцу, скорее всего, он придется по душе. Впрочем, это уже Кайрела не касалось. Просто любопытно было послушать их мнение о Райфорде...
   *
   Наутро Майкл входил в класс с некоторой опаской. Кайрела еще не было, он всегда приходил точно вовремя, и до уроков с ним поговорить было невозможно, если только перехватить по дороге, но на это Майкл не отважился. Только на перемене рискнул подойти.
   -Что, уже все прочел? - встретил его ироническим вопросом Кайрел.
   "Слава богу, не померещилось!" - с радостью подумал Майкл, а ответил в тон:
   -Конечно, теперь наизусть заучиваю! - Он помолчал и продолжил: - Слушай, там одну такую штуку упоминают, я никак не пойму...
   -Ну?
   -Короче...
   Одноклассники изумленно пялились на Райфорда, усевшегося на край парты Флеминга, на хозяина парты, преспокойно слушающего Майкла и время от времени вставляющего какие-то замечания... Делали для себя какие-то выводы. К Майклу подходили потом, интересовались деликатно, что это у него за дружба такая непонятная возникла с отмороженным Флемингом. Он отшучивался, мол, нет никакой дружбы, чисто деловые отношения. И говорил при этом чистую правду, потому что дружбы в самом деле не было.
   Постепенно волнения в классе утихли, все привыкли, что иногда на переменах Флеминг и Райфорд что-то обсуждают (пытались подслушивать, но ничего не поняли, один только Гольдберг понял и впал в уныние -- им опять пренебрегли), временами они уходят из школы вместе... вот и всё. Это даже на приятельство не походило: они могли днями не разговаривать, будто не замечали друг друга. Однако задирать Майкла совсем перестали -- мало ли, кто его разберет, в каких он там отношениях с Флемингом... А желающих связаться с Кайрелом в классе не было.
   Майкл же очень быстро понял, что ближе его Кайрел не подпустит. Не подпустит, и всё тут. Да, они могли общаться, обсуждать разные интересные вещи, Кайрел не отказывался выслушать забавные байки Майкла о разных знакомых и его сумасшедшей семейке, но о себе никогда не говорил ни слова. Во всяком случае, о том, что напрямую не касалось учебы. Майкл понятия не имел, в каких тот на самом деле отношениях с родителями, есть ли у него какие-то желания, мечты, хобби... помимо науки, ясное дело. Не человек, а фонарный столб, такой же непробиваемый, несгибаемый и бесчувственный. "И со светлой головой," - добавлял обычно Майкл, придя к такому сравнению и невесело смеялся.
   Впрочем, кое-что Флеминг все-таки понимал: Майкл проговорился как-то случайно о грядущем своем мероприятии, могущем сорвать как минимум два урока, и ужаснулся, потому что Флеминг такие вещи не одобрял. Тот, однако, только пожал плечами и попросил, чтобы Майкл отложил это ненадолго, иначе контрольную по органической химии перенесут на тот же день, в который им предстоит писать зачетную работу по математике, и за это ему точно никто спасибо не скажет. Майкл искренне поблагодарил и с тех пор старался учитывать и такие факторы тоже. Что Кайрел его не выдаст, он убедился уже давно. Теперь убедился, что тот может и прикрыть: это когда Кайрел на голубом глазу заявил, что Райфорд-де был с ним в рекреации, обсуждал конструкцию новейшего истребителя, а вовсе не подкладывал какую-то дрянь под дверь комнаты отдыха для преподавателей, а если кто-то сказал, что видел его там, то не иначе как сделал это по злому умыслу. Поставить под сомнение слова Флеминга не рискнули даже пострадавшие преподаватели (по части бомб-вонючек Майкл был докой), и дело спустили на тормозах. Но одно Майкл знал точно: если Кайрел сказал, что ему не нравится затея, то на него, в случае чего, рассчитывать не приходится. Чутье, кстати, у Флеминга было отменное: получив пару раз по полной программе, Майкл начал прислушиваться к его мнению, и, надо сказать, попадаться стал куда реже...
   Разговоры. Один-другой визит за неделю. Никаких там совместных предприятий или, упаси боже, прогулок, если не считать дорогу домой. Совсем мало, если подумать.
   И все же это было лучше, чем ничего. Хотя бы потому, что вовсе уж один Майкл не был. Девочки, новости, слухи -- об этом можно было поболтать с кем угодно, но некоторые вещи понимал только Кайрел...
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"