Измайлова Кира: другие произведения.

Глава 24. Письма

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Нужно отдать должное Старсису, а также Ференцу Лагарсте - с их перепиской я билась несколько дней, причем совершенно безуспешно. Скорее всего, двое старых приятелей не применяли никакого особенно сложного шифра, это наверняка было нечто совершенно банальное... а потому необнаружимое. Ни Старсис, ни Лагарста не пользовались магией, про обычные способы шифровки данных я уже говорила - я проверила все, которые знала, а их не так уж мало, но ровным счетом ничего не смогла найти. В конце концов, мне закралась мысль, что эти два старых заговорщика могли использовать одну и ту же книгу - хотя бы и этот злосчастный сборник легенд! - обозначая шифром, скажем, номера страниц, слов и так далее. Но, во-первых, это было бы слишком сложно и громоздко, надо же всегда иметь нужный текст под рукой, а во-вторых, повторюсь, никаких признаков шифра я в письмах обнаружить не смогла. Не писали старики анаграммами, не выделяли отдельные буквы особенным нажимом, это были самые обыкновенные, длинные и довольно-таки скучные письма пожилых людей. Старсис подробно и обстоятельно расписывал последние события и сплетни, причем таким образом, что в этих рассказах при всем желании невозможно было найти ни единого намека на то, что меня интересовало больше всего. Лагарста так же подробно и витиевато описывал свою жизнь в поместье, успехи сыновей в учебе, свои финансовые затруднения, неурожаи и прочую сельскохозяйственную чепуху.
   Я прочитала эти опусы по нескольку раз, чувствуя, что начинаю злиться. В этих письмах должно было содержаться что-то важное, очень важное, особенно в самых последних! Обменивались посланиями Старсис и Лагарста нечасто, но, насколько я могла судить, исходя из проставленных на письмах дат, регулярно, примерно раз в два-три месяца. Но в последнее время - я имею в виду период перед тем, как сгорел замок Лагарста, а Старсиса хватил удар, - письма, что называется, зачастили. В них по-прежнему не было ничего, к чему могли бы придраться дотошные соглядатаи, но, очевидно, сам факт такой бурной переписки не мог не насторожить их хозяина. Очевидно, Старсис до чего-то додумался, но до чего именно, как узнать? Может быть, сохранились не все письма? Может быть, последние, самые важные, не дошли до адресата, либо были уничтожены им после прочтения? Кто знает...
   Я отложила потрепанные листы и потерла усталые глаза: оба старика писали довольно мелким, старомодным почерком со множеством росчерков и замысловатых завитушек, так что разбирать текст было трудновато. Странно, вообще-то: я видела другие документы Старсиса, там его почерк не изобиловал какими-либо излишествами. Возможно, в старые времена учили придерживаться определенного стиля в разного рода переписке? Надо будет спросить у деда, в любом случае, придется обращаться к нему за помощью, хотя и не хочется. Но самой, видно, мне этот орешек не расколоть...
   Я бездумно повертела в руках ножик для разрезания бумаг, валявшийся на моем захламленном столе. Что же такое придумали эти старики, чтобы общаться, не опасаясь посторонних глаз? Что-то простое до гениальности, несомненно!
   Внезапно взгляд мой зацепился за мутноватое отражение, мелькнувшее в полированном лезвии маленького ножичка. Померещилось, что ли? Или все же... Почти не дыша, я поднесла это импровизированное зеркало к разложенным передо мной письмам Лагарсты. Несколько минут вглядывалась в получившееся отражение, потом откинулась на спинку стула и тихо рассмеялась, глядя в темный потолок. Надо же... Действительно, все гениальное просто! Значит, не было никакого шифра! То-то, должно быть, ломали голову соглядатаи, приставленные читать корреспонденцию Лагарсты...
   Недаром мне вспомнился простой и четкий почерк Старсиса, каким я видела его в других бумагах. Все эти завитушки на буквах, что так затрудняли чтение его писем к Лагарсте, сами были письмом! Данжерская скоропись*! Только поди, догадайся, что читать это послание нужно в зеркальном отображении, да еще и кверху ногами... Ну старики, ну выдумщики! Должно быть, не так-то просто написать длиннейшее письмо, прилаживая к ничего не значащим строкам о последних городских сплетнях совершенно другие слова на чужом языке. Впрочем, при некоторой сноровке это, наверно, отнимает не так уж много времени. Но мне, надо сказать, повезло - если бы я не поднесла случайно к письму этот нож для бумаг, если бы не заметила нечто странное в отражающихся в лезвии строках, если бы, наконец, я не знала этого языка, я бы так и не разгадала этого своеобразного "шифра"!
   Не медля больше, я взяла карманное зеркальце, зажгла огонек-спутник - работа предстояла немалая...
   ...Читать настоящие послания Старсиса и Лагарсты я закончила лишь к следующему полудню. То, что я узнала из этих писем, признаться, ввергло меня в некоторую задумчивость. С другой стороны, очень многое прояснилось.
   Теперь я уже не сомневалась - Лагарста не просто имел какое-то отношение к охранному отделению, он являлся тайным агентом, работавшим, скорее всего, в паре с Вергием Старсисом. Странно, скажет кто-нибудь, благородные господа - а Лагарста принадлежал к достаточно старому и уважаемому роду, - обычно с большим пренебрежением относятся к сотрудникам охранного отделения, а заниматься, скажем, шпионажем им просто противно. Это, видите ли, противоречит понятиям дворянской чести. На мой же взгляд, большинству из этих господ банально не хватает ума, чтобы профессионально заниматься подобными вещами.
   Судя по всему, Ференцу Лагарсте никакая замшелая честь не мешала сочетать свою военную карьеру с выполнением каких-то щекотливых заданий. Не сомневаюсь, вслух он высказывал все то же самое, что его приятели-дворяне, и делал вид, будто презирает "грязных шпионов". Отличное прикрытие, должна заметить, ну кто заподозрит блестящего офицера, героя нескольких военных кампаний в том, что он работает на подразделение, занимающееся обеспечением государственной безопасности? Любопытно, знал ли об этом Его величество? Не мог не знать, но не проговорился даже мне. Видимо, Лагарста выполнял в самом деле серьезные поручения...
   Тогда неудивительно, что Арнелий не поверил в дурацкое обвинение, предъявленное Лагарсте, - бывалый сотрудник охранки не мог так глупо подставиться. Но нельзя же было объявить об этом во всеуслышанье! Позволить казнить одного из лучших агентов Арнелий просто не мог и умудрился-таки вытащить Лагарсту, хотя и пришлось удалить его из столицы. Очевидно, Арнелий предполагал со временем вернуть Лагарсту, но почему-то не вернул.
   Кстати... Нужно будет узнать у Лауриня - а не имел ли его отец обыкновения отлучаться надолго? Вполне может оказаться, что Лагарста продолжал выполнять какие-то поручения, оставить такого сотрудника прозябать в глуши без всякой пользы - совершенно не в духе Арнелия. Конечно, ко стальвийскому или вельскому двору его было уже не послать, там наверняка были наслышаны о том, что случилось с офицером Лагарстой, но где-то в провинции, на периферии, под чужим именем Ференц вполне еще мог действовать.
   Впрочем, это сейчас не столь важно. После прочтения писем начала вырисовываться куда более интересная картина. Кое-что мне пришлось додумать, поскольку сохранилась не вся корреспонденция, а Лагарста и Старсис были вовсе не склонны подробно вспоминать события, о которых и так прекрасно знали. Впрочем, я полагала, что не слишком сильно ошибаюсь...
   Итак, довольно давно Лагарсте довелось сопровождать посольство ко двору короля Стальвии, и там офицер обратил внимание на некую персону. Чем конкретно сия персона Лагарсту заинтересовала, узнать было уже, увы, невозможно, но, очевидно, повод имелся. Насколько мне удалось понять, эта персона отнюдь не лояльно относилась к Арастену и его правителю, о чем заявляла, не стесняясь. В те годы был еще жив Его величество Араст, а его отношения с августейшим соседом были далеки от идеальных, то и дело случались конфликты. Так или иначе, но посольство в тот раз успехом не увенчалось, и не последнюю роль в провале дипломатической миссии сыграла та самая персона.
   Ко времени воцарения Арнелия отношения со Стальвией все-таки немного наладились, тем более, что и там сменился правитель. Первое время Арнелий с Никкеем неплохо сосуществовали...
   И можно представить себе удивление Лагарсты, когда он в один прекрасный день обнаружил при дворе Арнелия ту самую персону, что когда-то помешала заключению бессрочного мирного договора! Конечно, будучи человеком крайне осторожным, Лагарста не бросился немедленно обвинять старого знакомца во всех грехах, но счел необходимым присмотреть за ним, а также поделился своими подозрениями со Старсисом. Очевидно, теперь тот человек проявлял слишком уж явное недоверие к Стальвии, как ранее делал это по отношению к Арастену, желая, очевидно, склонить молодого еще и горячего Арнелия к очередному конфликту. Но Арнелий, несмотря на молодость, горячность свою благоразумно позабыл вместе с титулом наследного принца, и к чужим "добрым" советам прислушивался мало, в особенности если не доверял советчику полностью. А таких людей, которым бы Арнелий доверял, на все королевство набралось бы, я думаю, и десятка.
   Так или иначе, но своими подозрениями с Его величеством Старсис и Лагарста делиться не спешили - да и кому нужны голословные обвинения? Очевидно, они попытались организовать слежку за той персоной, и, вполне может быть, небезуспешно.
   Любопытно, откуда взялось прозвище этого мага? Вряд ли его назвали так Лагарста со Старсисом: ведь неизвестный, подставивший Санию Дараи, назвался ей Наором, и был это, вероятнее всего, тот самый человек... Скорее уж, он сам взял это имя в целях конспирации, для сообщения с единомышленниками, и об этом стало известно. Каким образом - можно только гадать. Была ли перехвачена переписка, подслушан разговор? Увы, этого я не знала, да и не было это самым важным...
   Итак, продолжим. Лагарста, вынужденный появляться при дворе в своем офицерском амплуа, не мог не попасться на глаза объекту их со Старсисом пристального внимания. Тот, быть может, и не подозревал сперва, кем на самом деле является Лагарста, но узнать его узнал. Затем каким-то образом выяснил, что Лагарста отнюдь не так прост, как может показаться, а возможно, тот сам имел неосторожность намекнуть Наору на то, что ему кое-что известно. Надо отметить, что Наор не запаниковал, а достаточно быстро и хладнокровно организовал Лагарсте пожизненную ссылку, после чего затаился на некоторое время. Видимо, он не слишком спешил, да и немудрено - по всему выходило, что Наор является магом. А маги, как известно, живут много дольше простых смертных, можно и подождать немного...
   Старсис тем временем, старея, начал постепенно отходить от дел, но контакт с Лагарстой, тем не менее, поддерживал, исправно сообщая другу о совершаемых Наором действиях. Тот, решив, очевидно, что выждал достаточно, снова принялся за дело, и весьма рьяно. Я помню - несколько лет назад Арастен и Стальвия находились на грани войны, она не разразилась только чудом. Арнелий тогда проявил чудеса дипломатии и сумел-таки успокоить августейшего соседа, пойдя при этом на некоторые уступки. Судя по письмам, выходило, что Старсис сыграл в этой истории не последнюю роль: очевидно, перед лицом серьезной угрозы стране он решил все-таки доложить о своих подозрениях Его величеству, а тот счел необходимым внять его словам.
   Тогда-то, видимо, Наор и понял, что старики все еще опасны, а еще осознал, что несколько просчитался в отношении Лагарсты. Наор-то считал его простым исполнителем, но крупно ошибся. В паре Старсис-Лагарста мозговым центром являлся именно Лагарста. Старсис, даже уйдя в отставку, как-то отслеживал действия Наора, Лагарста же анализировал данные и выдавал весьма нетривиальные идеи. Из описания действий Наора Лагарста сделал вывод, что вот-вот можно снова ждать обострения отношений Арастена и Стальвии. Еще немного, и Наора удалось бы зажать в угол, но тут Наор все-таки догадался, от кого исходит главная опасность. Можно было убрать Старсиса, чтобы лишить Лагарсту глаз и ушей в столице, но гибель известного сотрудника подразделения обеспечения госбезопасности, даже замаскированная под несчастный случай, вызвала бы ненужные подозрения. Не исключено, что к расследованию его смерти привлекли бы судебного мага, а это было чревато для Наора большими неприятностями.
   Вот тогда-то Наор организует для Лагарсты обвинение в использовании запретных искусств. Очевидно, к этому моменту Наор успел обзавестись серьезными связями в Коллегии, иначе это не удалось бы ему так просто. Но и на этот раз он потерпел неудачу! Лагарста остался жив. Правда, Старсис оказался выведен из игры, а больше никому Лагарста доверять не мог. Лишился он и связи со столицей. На этом Наор решил остановиться, вполне справедливо полагая, что больше ему Лагарста не опасен. Впрочем, не сомневаюсь, за поместьем Лагарсты следили во все глаза - не предпринял бы тот попытки все-таки дать знать королю! Может быть, он и пытался, но быстро уверился, что это бесполезно...
   А вот дальше, увы, я могла только гадать. Даже в тайной своей переписке Старсис и Лагарста изъяснялись довольно туманно, намеками, понятными лишь им двоим. Настоящего имени Наора они не называли, особых примет, по которым я могла бы его узнать, тоже. А мало ли при дворе магов! Даже и служивших прежде в Стальвии -- от дурного нрава короля Никкея многие спасались бегством...
   А между прочим... Я побарабанила пальцами по столу и нахмурилась. Старсис, хоть и был уже стар, не жаловался на здоровье, с чего вдруг его разбил паралич? Неужто правда от известия о пожаре в имении друга? Но я ведь не уточнила у Ании Старсис, когда именно случилось несчастье с ее дядей, а зря. Вполне может оказаться, что это произошло до пожара в имении. Был у меня еще один вариант: видя, как зачастили письма из столицы в имение Лагарста и обратно, Наор серьезно забеспокоился. Прочесть переписку он, видимо, не смог, а потому решил пообщаться напрямую со Старсисом - скорее всего, тем же самым способом, что несколькими годами позже использовал с Дараи. И, видимо, перестарался, либо же Старсис слишком упорно сопротивлялся вторжению в свой разум... К тому же, доходили до меня слухи, что господам из его подразделения ставятся особые блоки, не хуже, чем у судейских чиновников: при несанкционированной попытке выведать у агента что-то при помощи магии он просто умирает. Старсис не умер, но фактически выбыл из игры. Возможно, что-то Наору и удалось вызнать, после чего полыхнуло имение Лагарста. Сейчас уже не слишком важно, в каком порядке происходили события, важен результат.
   Пока все сходится. Отношения Арнелия с Никкеем начали портиться года три назад. Однако Арнелий отличный дипломат, и он много сдержанней своего покойного отца. Ему всегда удавалось сглаживать любые конфликты, и, поняв это, Наор начинает действовать куда более нагло, чем раньше.
   Вряд ли случай с принцессой Майрин был спланирован заранее, на такое, думаю, даже легендарный Наор не был способен, но тот факт, что Никкей так и не получил тело ненаглядной дочери, оказался нашему Наору на руку. Значит, мое похищение - его рук дело. Вернее, не его, а пары эстальских молокососов, но за ними стоял определенно Наор, больше некому. Повод был хороший, что и говорить, убийство судебного мага - это не шуточки. Впрочем, думаю, Наор прекрасно понимал, что я вряд ли дам себя убить. Скорее уж, это я допрошу эстальских юнцов, а не наоборот, и заявлю об этом во всеуслышанье. Они признаются в содеянном, вот тогда-то и начнется... Жаль только, Наор не принял в расчет мои действия. А я, как выяснилось, по собственным мотивам погубила его замечательный план. И так уж сложилось, что и дальше я то и дело путалась у него под ногами... Одна история с эпидемией чего стоит!
   Тогда, видимо, Наор уже всерьез решил меня убрать - достаточно вспомнить дурацкое похищение лошадей вейренской породы и арбалетчика, едва не прибившего меня к двери. Но мне повезло и на этот раз, а Наор добился только одного: я насторожилась и начала копаться в происходящем, пытаясь понять, что же происходит. Вдобавок по нелепому стечению обстоятельств при моей персоне оказался лейтенант Лауринь. Если бы не он, вряд ли бы я когда-то смогла связать некоторые ниточки... Ну а в результате я докопалась до отношений Лагарсты и Старсиса. Вряд ли Наор догадался, что я завладела их перепиской, а тем более сумела ее прочесть, но расслабляться не стоит. Кто знает, может быть, мой маленький спектакль его вовсе не обманул...
   И тем не менее, оставались в этом деле неясности. Для начала - книга легенд. Зачем Лагарста приобрел ее, да еще читал пресловутую "Легенду о Наоре" так тщательно, делая пометки на полях? О чем они говорят? Может быть, книга была куплена, чтобы позлить Наора и напомнить ему о том, что живы еще люди, кое-что знающие о нем? Вряд ли, слишком это глупо и по-мальчишески выглядит. Да и почему-то ведь тот взял себе это прозвище! Неужели только из-за внешнего сходства мотивов? Ведь в легенде Наор рассорил королей, спасая собственную шкуру, а не ради того, чтобы получить власть. Хотя кто знает, как оно было на самом деле... Гадать можно до бесконечности.
   Я взяла книгу и еще раз перечитала "Легенду о Наоре". Глупая сказка, не более того! Поцарствовав немного, герой удалился совершать подвиги и дальше, а власть над всеми полученными землями передал "совету из достойнейших мужей всех покоренных королевств", с той целью, чтобы не было больше единоличных правителей, грызущихся между собою. Если верить легенде, под управлением этого совета страны процветали аккурат до тех пор, пока Наор не пропал без вести. Очевидно, он за своей креатурой приглядывал, а как только героя не стало, совет вмиг рассыпался, как и союз объединенных земель. Нашлись родственники прежних правителей - и все началось заново...
   Хм... Забавно. Может быть, именно этот Наор не собирается пропадать, а намерен лично возглавить "совет из достойнейших мужей"? Совет? Между прочим, верховный орган Коллегии магов носит такое же наименование. Забавное совпадение...
   Впрочем, тут ломать голову можно до бесконечности. Быть может, исходя из последних полученных данных, Лагарста и в самом деле сумел догадаться, какова истинная цель нашего Наора. Жаль, не сообщил об этом Старсису, должно быть, просто не успел. И доказательств, в сущности, никаких нет, кроме этой вот переписки. А что переписка? Имена в ней не называются...
   Что ж, довольно об этом.
   Я отложила книгу и задумалась. Наор сейчас должен быть настороже. Ему неизвестно, какой информацией я располагаю, а если вдруг додумалась до чего-то ценного, то не пущу ли это в ход. Вполне вероятно, что меня снова попытаются убрать. Впрочем, деда тоже убить пытались неоднократно, но он пережил всех своих старых недоброжелателей и успешно продолжает обзаводиться новыми. Так или иначе, но мне следует более внимательно смотреть по сторонам. А еще непременно нужно поговорить с Арнелием. Причем не напрашиваться самой на аудиенцию - это насторожит Наора, если он в самом деле обитает во дворце, - а дождаться какого-то вызова.
   Что еще? Еще - Лауринь. Не думаю, чтобы Наор не знал, кем юноша приходится Ференцу Лагарсте. Видя лейтенанта рядом со мной, он, должно быть, всякий раз покрывается холодным потом... А может быть, и нет. Лауринь в столице не первый год, его вполне можно было порасспросить таким образом, чтобы этот олух ничего не заметил, и убедиться - он не знает о делах Ференца Лагарсты. Но вот последнее посещение лейтенантом имения, да еще в компании со мной, могло Наора встревожить. Должно быть, гадает, совпадение это или нет, а если нет, то что я могла узнать. Чтобы допросить меня, надо меня сперва поймать, а это не так-то просто. Вот Лауринь - другое дело. Похоже, не зря я все-таки беспокоилась о мальчишке...
   Я хмыкнула, выпустив облако дыма. С какой стати я вообще о нем тревожусь? Что он мне, друг или близкий родственник? Всего лишь сопровождающий. Не стоит забывать, конечно, что несколько раз он мне действительно помог, но это было чистой случайностью. Неприятностей от лейтенанта куда больше, чем пользы. И тем не менее, - с некоторым удивлением осознала я, - мне действительно будет жаль, если Лауриня убьют. Надо же, не ожидала от себя подобного!.. Стоит только вспомнить, как раздражал меня лейтенант поначалу одним своим присутствием. Потом, очевидно, я привыкла к его заскокам, а кое за что Лауриня даже стоило уважать, на мой взгляд.
   И еще - это я тоже осознала в полной мере только сейчас, - я доверяла лейтенанту, что мне вовсе не свойственно. О нет, я прекрасно понимала, что на мало-мальски приличном допросе он выложит все, о чем его спросят... Хотя, может быть, и нет. Такой человек вполне способен откусить себе язык, чтобы не выдать важных сведений. Вот только магу в руки ему попадать нельзя, тот не позволит допрашиваемому покончить с собой... Но речь даже не об этом: во всем этом городе Лауринь был, пожалуй, единственным, за исключением моего деда, к кому я рискнула бы повернуться спиной. (Возможно, стоило бы присчитать еще Арнелия, но, по здравом размышлении, я этого делать не стала. Король вполне может пожертвоваь судебным магом, как бы тот ни был ценен, в интересах государства. Его, вероятно, потом будет мучить совесть, но мне это уже не поможет.) Странно, быть может, я ведь не так уж хорошо знала лейтенанта, но отчего-то не сомневалась в нем.
   Кстати о сомнениях. Любопытно, отчего мне даже в голову не приходило, что Лауринь может быть чьей-то пешкой? Хотя бы того же Наора, мальчишке ведь необязательно знать, на кого он работает... То, что Лауринь "не похож" на подставную фигуру, еще не означает, что он таковой не является. И то, что он вовсе не умеет врать, тоже ничего не значит. Его могли использовать и втемную... Вероятно, стоит поговорить с лейтенантом по душам?
   Я усмехнулась. Н-да, Флоссия, похоже, скоро ты начнешь шарахаться от собственной тени! Впрочем, немудрено...
   Так или иначе, но лейтенанта все-таки могут попытаться убрать, об этом я уже думала. Не так уж это сложно, хотя и наведет кое-кого на определенные мысли. Конечно, меньше всего подозрений смерть гвардейца вызовет на войне, но вот незадача - войны-то сейчас и нет. А развязывать ее лишь ради того, чтобы прикончить лейтенанта - это уж слишком даже для Наора.
   И все же я бы в ближайшее время стала ожидать какой-нибудь заварушки. Никкей давно смотрит косо в сторону Арастена, а раз Наор вплотную взялся за дело, скоро что-нибудь да грянет. Боюсь, на этот раз Наор станет действовать более прямолинейно - и наверняка через Никкея. Он не может не понимать, что с Арнелием подобное не пройдет, тот на провокации не поддается.
   Что делать теперь? Пожалуй, наведаться все-таки во дворец, как только выдастся подходящий случай. Поговорить с лейтенантом - может быть, он сможет вспомнить еще что-нибудь, сумел же припомнить Старсиса! И, разумеется, поделиться сведениями с дедом, глядишь, у него появятся какие-нибудь ценные идеи на тему того, кто таков Наор и что ему все-таки может быть нужно...
   Итак, план составлен, можно начинать действовать!..
  
   ...Однако с действием все же пришлось повеременить. Повода наведаться во дворец не появлялось, хорошо еще, к родному деду я могу заехать в гости, не вызывая особых подозрений.
   Выслушав меня, дед довольно долго молчал, очевидно, переваривая сведения, потом уставился на меня с невольным уважением во взгляде.
   -Да, Флошша, заварила ты кашу! - произнес он наконец.
   -Я заварила? - хмыкнула я. - По-моему, я в эту историю влипла совершенно случайно, но раз уж влипла, то надо как-то выпутываться, не находишь?
   -Еще бы, - проворчал дед. - И ты права, будь осторожней, тебя уже пытались убрать, могут попробовать еще раз. А я, если ты не забыла, все-таки надеюсь увидеть правнука!
   -Только не начинай снова этот разговор! - поморщилась я. - Этого мне еще не хватало для полного счастья!
   -Да, пожалуй, сейчас говорить об этом несколько не к месту, - неожиданно согласился со мной дед. - Так что же ты намерена делать, Флошша?
   -Я думала, ты мне подскажешь, - съехидничала я. - Но ладно. Для начала я намерена поставить в известность о происходящем Арнелия. Думаю, он и сам догадывается, что кому-то позарез нужна война Арастена со Стальвией, да и в охранном отделении, особенно в госбезе, не дураки сидят.
   -И что дальше?
   -Дальше... дальше нужно каким-то образом установить, кто такой этот Наор, - сказала я. - И вот тут я сильно рассчитываю на тебя, должна признаться.
   -Приятно слышать, - хмыкнул дед. - И какая же роль отводится мне в твоих планах?
   -Ты можешь припомнить, какие маги приходили на службу к Арнелию в самом начале его правления? - спросила я. - Вероятно, наш искомый маг не озвучивал тот факт, что раньше служил в Стальвии, хотя кто знает... Скрывать это тоже глупо - в любой момент можно наткнуться на старого знакомого, как и произошло в случае с Лагарстой. Так что, скорее всего, он просто не заострял на этом внимания...
   -Особые приметы у этого кого-то есть? - поинтересовался дед.
   -Нет, - широко улыбнулась я. - Он - действительный член Коллегии, в этом я не сомневаюсь, возможно, входит в Малый Совет**, но разве это примета? Хотя... есть, пожалуй, одна, самая важная: скорее всего, это независимый маг.
   -Тогда ни одного имени назвать я тебе не смогу, - развел руками дед. - Независимых магов, кроме нас с тобой и твоего коллеги, в столице нет. Во всяком случае, при дворе уж точно, я бы знал!
   Хм... если дед так говорит, ему можно верить. Впрочем, вполне может быть, что Наор и тот маг, что управлял Дараи, - разные люди. Кто сказал, что Наор работает в одиночку? То-то и оно...
   -Хорошо, тогда хотя бы назови подходящих действительных членов Коллегии, имеющихся при дворе Арнелия, - попросила я. - Особенно тех, кто не особенно хорошо относится к Стальвии...
   Список получился внушительный, я даже не представляла, как много магов является действительными членами Коллегии! Впрочем, меня тоже приглашали, и не раз, но я неизменно отказывалась. Дед, насколько мне было известно, в свое время поступал так же. По его словам, ни один независимый судебный маг никогда действующим членом Коллегии не был и не будет. Я все хотела спросить его, отчего такая уверенность, но каждый раз находилось более важное дело.
   Впрочем, если подумать, объяснение найти можно: член Коллегии все-таки обязан придерживаться кое-каких правил и соблюдать прежде всего интересы Коллегии, а потом уже все прочие, а это для судебного мага неприемлемо. Но дед всегда особенно упирал на то, что в Коллегии нечего делать именно независимому магу, а уж только потом - судебному...
   Тут, вероятно, нужно пояснение. Не каждый судебный маг является независимым и наоборот, не каждый независимый маг является судебным. Просто так уж сложилось, что судебными становятся чаще всего независимые маги. Это не значит, что такая карьера невозможна для классического мага, но для него она сопряжена с большими трудностями, достаточно лишь вспомнить основное неудобство использования классической магии. Пока такой маг будет рисовать нужные символы и вспоминать подходящее к случаю заклинание, преступник десять раз успеет скрыться и замести следы!
   Независимому магу, по сути, особенно некуда податься. Мы умеем многое, но в каждой области уступим профессионалу. Я владею и боевой, и медицинской магией, и много чем еще, но с опытным боевым магом мне будет не так просто тягаться, а маг-медик даст мне фору в лечении какого-нибудь замысловатого заболевания или тяжелой раны...
   Впрочем, посвяти я жизнь развитию лишь одного направления, я бы тоже преуспела, но для независимого мага это слишком скучно. Некоторые из них подаются в придворные маги, там тоже нужны мастера на все руки, но это бывает редко. Судебная же магия - то, что нужно, здесь найдется применение всем способностям и знаниям независимого мага.
   Вот поэтому-то независимые судебные маги и стоят особняком от всех прочих. Но отчего независимые маги так не жалуют Коллегию, я, увы, не знала. Можно было бы расспросить деда, но сейчас было не до того.
   Итак, на руках у меня имеется список возможных подозреваемых. И что, прикажете лично перезнакомиться с ними и ждать, пока кто-нибудь не выдаст своих преступных намерений? У меня в распоряжении нет такого количества времени!
   Я задумалась, и, видимо, глубоко, потому что дед окликнул меня не раз и не два, прежде, чем я услышала.
   -Флошша, ты что, оглохла? - нахмурился он.
   -Извини, что ты спрашивал? - миролюбиво спросила я.
   -Я спросил - что ты собираешься делать? - каркнул дед.
   -Я думаю, в этом случае удобнее всего ловить на живца, - сказала я по-прежнему задумчиво. - Не беспокойся, я не полезу не рожон. Сперва нужно как следует все продумать...
   ...Посидев еще некоторое время у деда, я стала собираться обратно. Ни до чего путного мы все равно не договорились, а посвящать его в единственный имеющийся у меня план я пока не стала. Видимо, дед остался в твердой уверенности, что живцом буду я сама, но так рисковать я не собиралась. На роль подсадной утки у меня имелся только один кандидат, и нетрудно догадаться, я полагаю, что был это лейтенант Лауринь. Беда была лишь в том, что использовать его втемную в этот раз я никак не могла. Хотя нет, не стоит грешить против истины - могла, и еще как. Возможно, это было бы весьма действенно, но... Глупо, однако я хотела, чтобы в этом случае лейтенант сам решал, участвовать ему в самоубийственном мероприятии или нет. В конце концов, дело касалось человека, вырастившего его, как родного сына, а также того, кто подстроил ссылку, а затем и гибель Ференца Лагарсты. Я, правда, всерьез подозревала, что Лауринь согласится, даже если я предложу ему прыгнуть с самой высокой башни в городе, но, тем не менее, иллюзия свободного выбора все равно оставалась.
   Я давно уже заметила, что лейтенант всегда вертится где-нибудь поблизости и является на мой зов без промедления, но на сей раз мне даже вызывать его не потребовалось: мы столкнулись на мосту, ведущем на другую сторону реки, в Заречье, где я и обитала.
   -Лауринь? - неподдельно удивилась я, увидев знакомую фигуру. - Вы что тут делаете?
   -Госпожа Нарен, - отсалютовал мне Лауринь, придерживая коня. - А... разве вы за мной не посылали?
   -Я? - настал мой черед удивляться. - Нет, с чего вы взяли?
   -Ну... - Лейтенант понурил голову. - Неподалеку все вертелся какой-то воробей, вот я и решил...
   -О, вы в своем репертуаре! - рассмеялась я. - Этак вы всякую городскую птицу будете за посланника принимать!
   -Похоже на то, госпожа Нарен, - неожиданно улыбнулся Лауринь. - Или за шпиона. Поверите ли, как ворону увижу, так и тянет запустить в нее, что под руку подвернется!..
   -Похвальная предосторожность, но не переборщите, - хмыкнула я. Впереди нас по мосту медленно ползла тяжело груженная бочками телега, так что плестись приходилось нога за ногу.
   -Если бы не тот воробей, госпожа Нарен, - внезапно понизил голос Лауринь, - я все равно бы к вам приехал...
   -Зачем это? - нахмурилась я. - Вспомнили что-нибудь интересное?
   Лауринь мотнул головой и совсем тихо, я едва могла расслышать его голос в уличном гвалте, произнес:
   -Помните, вы сказали мне - если та подвеска, что вы дали, нагревается, значит, рядом какая-то опасность? - Дождавшись моего кивка, Лауринь продолжил: - Я не хочу показаться паникером, госпожа Нарен, но... Вот...
   Лауринь вытянул из-за ворота мундира шнурок с подвеской, опустил камешек в мою протянутую ладонь. Однако! Камешек был просто раскален! От тепла тела он бы так не нагрелся...
   -Значит, мне не померещилось, госпожа Нарен? - спросил Лауринь, искоса глядя на меня.
   -И давно он так себя ведет? - поинтересовалась я, оставив его вопрос без ответа.
   -Второй день, - ответил Лауринь. - Не все время, конечно... Во дворце - камень как камень, стоит выйти на улицу - и вот...
   Похоже, я опять оказалась права: за Лауринем следят, причем явно не с самыми хорошими намерениями. И сейчас еще продолжают следить, в толпе это делать не трудно, а народу на мосту - не протолкаться.
   -Ну-ка, Лауринь, придумайте повод, чтобы нам остановиться ненадолго, - велела я.
   Пару секунд Лауринь недоуменно хлопал ресницами, потом вдруг свесился с седла и заявил во всеуслышанье:
   -Госпожа Нарен, у вас подпруга ослабла, подтянуть бы! Не то, не ровен час...
   -Может быть, все же не у меня подпруга ослабла, а у лошади? - ядовито поинтересовалась я, натягивая поводья.
   -Простите, госпожа Нарен, - покаянно опустил голову Лауринь. - Ляпнул, не подумав...
   -Очень на вас похоже, - фыркнула я, спешиваясь. - Помогите-ка мне...
   Пока Лауринь возился с моим седлом, я делала вид, что поправляю стремя, а сама тем временем осторожно поглядывала по сторонам. Кем бы ни был неизвестный, следивший за нами, он явно почуял неладное, потому что камешек-сторож, предусмотрительно зажатый в руке, начал постепенно остывать. Соглядатаи решили оставить нас в покое, очевидно, понимая, что Лауринь слежку навряд ли засечет, а вот я - еще неизвестно. Равно как неизвестно, что я сделаю со шпионами, если поймаю. Обидно, я надеялась взглянуть на них, а если получится, то и побеседовать...
   -Жаль... - сказала я сквозь зубы. - Не вышло. Едемте, Лауринь, и так из-за нас уже затор получился...
  
  
  
  
  
   *Данжерская скоропись -- один из вариантов письменности Данжера (страна на юге, славящаяся огромным количеством проживающих на ее территории народов и, как следствие, восемью национальными языками). На первый взгляд -- особенно северянам -- это письмо кажется изящными завитушками и закорючками, иногда даже орнаментом. Одна "завитушка" может иметь несколько значений в зависимости от контекста, способа написания и особых обозначений в соседних словах. Пишут данжеры справа налево. Скоропись используется обычно во внутренней переписке, из иностранцев ею владеет весьма ограниченное число людей.
  
  
   **Все маги подлежат обязательной регистрации в Коллегии. Выполнив определенные процедуры и приняв присягу, маг может стать действительным членом Коллегии, что дает ему право участвовать в голосовании, подавать на рассмотрение собственные проекты и т.п. Любой действительный член Коллегии может быть избран в Малый Совет. М.С. состоит из двенадцати магов, состав его определяется тайным голосованием действительных членов Коллегии. В крупных странах, таких, как Арастен, Стальвия, для решения текущих вопросов собирается несколько М.С. (в каждом из больших городов). Раз в год для обсуждения обстановки в мире, решения вопросов, находящихся вне компетенции региональных М.С., и проч. собирается Большой Совет, состоящий из представителей каждого из Малых Советов, также выбираемых тайным голосованием внутри М.С. Может также быть собран по запросу М.С. в любое время в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Общее управление Коллегией, выработку стратегии развития, а также руководство в особо сложных случаях осуществляет Высший Совет. В него входят шесть магов - обычно это опытнейшие и сильнейшие маги, избираемые пожизненно открытым голосованием В.С. При них также находятся советники, назначаемые ими лично (с одобрения прочих членов В.С.). Снять такого мага с занимаемой должности может только В.С., но подобных прецедентов не случалось уже сотни лет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"