Измайлова Кира: другие произведения.

Глава 25. Бал

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.02*8  Ваша оценка:


   Оставшийся до моего дома путь мы проделали молча. Лауринь подозрительно косился по сторонам, я прощупывала окрестности на предмет магической слежки, но ничего не обнаружила. Значит, неизвестный решил пока не демаскироваться, а основным объектом слежки была не я, а именно Лауринь. Видимо, я угадала ход мыслей Наора, а он повелся на мой спектакль и поверил, будто Старсис ничего рассказать не успел. Теперь, выходит, будет охотиться за лейтенантом, попробует выяснить, известно тому хоть что-нибудь или нет. Если решит, что известно... Впрочем, я собиралась подстраховаться.
   -Госпожа Нарен, - произнес Лауринь, когда мы вошли в дом. - Позвольте вопрос?
   -Говорите, - вздохнула я. Я отчаялась перевоспитать лейтенанта в том, что касалось задавания мне вопросов.
   -Вам удалось узнать что-нибудь из тех писем?..
   -Немного, но вполне достаточно, - хмыкнула я. - Потому вы мне и понадобились. Идемте-ка, есть один разговор...
   Говорить, конечно, пришлось в основном мне. Я старалась особенно не увлекаться своими домыслами, но, тем не менее, рассказ мой занял не так уж мало времени. Лауринь слушал молча, перебив только один раз, когда я упомянула, какой именно способ шифровки данных использовали Старсис с Лагарстой.
   -Я знаю его, - удивленно заявил лейтенант.
   -Откуда? - поразилась я.
   -Когда мы с Люцием были мальчишками и играли в разбойников, мы так вели тайную переписку... - смутился Лауринь. - То есть, конечно... не так сложно, данжерского языка мы не знали, просто писали с помощью зеркала... Меня научил Люций, а его, наверно, отец...
   -Раньше бы вам об этом сказать, - фыркнула я. - Столько времни псу под хвост!
   -Но, госпожа Нарен, откуда же я мог знать... - обиженно начал было Лауринь, но я остановила:
   -В самом деле, вы даже писем этих не видели. Довольно об этом, слушайте дальше...
   Мало-помалу я добралась до конца истории, вернее, до нынешних дней. Лауринь по-прежнему сидел молча, уперевшись локтями в колени и свесив голову.
   -Ну, что скажете? - спросила я, наконец.
   -Не знаю, госпожа Нарен... - задумчико произнес Лауринь. - Если все так, как вы говорите, то выходит, что я совсем ничего не знал об отце...
   -Сомневаюсь, что даже ваша мать знала о нем больше, - хмыкнула я. - Как там ваши представления о дворянской чести, не сильно пострадали? Все-таки ваш отец занимался ремеслом, недостойным дворянина, как считает большинство.
   -Недостойно дворянина сидеть сложа руки и закрывать глаза на то, как разные мерзавцы норовят развязать войну, - мрачно ответил Лауринь, но головы не поднял.
   -А, вот, значит, как вы рассуждаете, - приятно удивилась я. - Что ж, тем лучше...
   Тут меня посетила одна любопытная мысль.
   -Кстати, Лауринь, я давно собиралась вас спросить, - сказала я. - Вы помните, при каких печальных обстоятельствах мы с вами познакомились?
   -Еще бы не помнить, - буркнул Лауринь.
   -Вы, кажется, некоторое время следили за мной, - сказала я. - Скажите на милость, как вам удалось сделать так, чтобы я вас не заметила?
   Лауринь, наконец, поднял на меня взгляд и неожиданно улыбнулся.
   -Я понял, к чему вы клоните, госпожа Нарен, - сказал он почти весело. - Этому нас с Люцием тоже учил отец. То есть это я теперь понимаю, чему именно он нас учил, а тогда мы просто играли...
   -В разбойников? - уточнила я зачем-то.
   -Ну да... прятались друг от друга в лесу, в самом замке, там закоулков много... - смутился Лауринь. - Выслеживали "тайные логова"... Потом отец еще рассказывал, как то же самое проделать в городе... Но с вами я его науку использовал первый раз!..
   -Похоже, Лагарста был хорошим учителем, раз я вас не засекла, да еще на первый раз, - проворчала я. Можно было сослаться на то, что я не ожидала слежки, но это было бы плохим оправданием. - Что ж, лишнее подтверждение моим выводам... Лауринь, напрягитесь еще разок. Не припомните, с кем общался ваш отец, пока еще жил в столице? Я знаю, вы тогда были ребенком, но вдруг?
   -Я очень плохо помню то время, - покачал головой Лауринь. - Кажется, отца почти никогда не было дома... Даже если кто-то его и навещал, я не запомнил. Я и себя-то как следует помню только с того времени, как мы уехали из города... Ну, разве только короля запомнил, и то с перепугу...
   -Не поняла, - нахмурилась я. - Когда это Его величество навещал ваш дом?
   -Нет, вы не так поняли! - замотал головой Лауринь. - Он никогда к нам не приезжал, что вы! Это когда отца арестовали... Мама добилась аудиенции у Его величества и взяла нас с Люцием с собой...
   "Верно, - припомнила я. - Арнелий говорил, что Мажея приезжала с обоими мальчиками."
   -Она нам не сказала, что это за человек, наверно, чтобы мы не испугались, - несколько смущенно добавил Лауринь. - А Люций откуда-то узнал и проболтался. И трясся потом все время... А я никак не мог поверить, что это - в самом деле король. Разглядывал его совершенно неприлично... Я тогда думал, что король - он огромного роста, обязательно в пурпурной мантии и золотой короне, со скипетром или с мечом, ну, как в сказках. А Его величество был такой... обыкновенный...
   Я невольно усмехнулась. Знал бы Арнелий, каким он выглядит в глазах маленьких детей!
   -Значит, никого не помните, - вздохнула я. - Очень жаль...
   -Госпожа Нарен, а что вы собираетесь делать дальше? - спросил Лауринь серьезно. - Вы поставите в известность Его величество?
   -Поставить-то поставлю, - протянула я. - И на слово Его величество мне, конечно, поверит, но я до сих пор не знаю настоящего имени этого... Наора. И не узнаю, пока он себя чем-нибудь не выдаст. А он просто так себя не выдаст, осторожная попалась тварь!
   -Вы... вы хотите его как-нибудь спровоцировать? - вскинулся Лауринь. - Госпожа Нарен, позвольте... позвольте мне вам помочь!..
   Вот так. Даже спрашивать не пришлось, мальчишка сам готов сунуть голову в пасть акуле. И снова меня кольнуло подозрение: с чего бы все-таки этакая горячность, неужто просто на подвиги тянет? "Реши уже, Флоссия, можешь ли ты доверять этому юнцу полностью, - сказала я себе. - А если нет, то лучше гони его взашей, пока не поздно!"
   -Помочь, говорите? - хмыкнула я. - Вы готовы рискнуть, послужить подсадной уткой, чтобы выманить на себя этого таинственного господина или хотя бы кого-то из его прислужников?
   -Да, госпожа Нарен, - негромко, но очень уверенно ответил Лауринь.
   -И почему же вы так жаждете мне помочь? - поинтересовалась я напрямик. - Что вам за корысть, Лауринь? Или вы не понимаете, чем рискуете? Голова у вас одна, если вы ее лишитесь, на место вам ее не приставит даже лучший маг-медик.
   Лауринь смотрел на меня непонимающе, и морщинка у него на переносице становилась все глубже, пока темные брови не сошлись углом.
   -Значит... вы мне не доверяете, госпожа Нарен? - спросил он негромко.
   -Я никому не доверяю, Лауринь, если это вас утешит, - ответила я. - А более всего тем, чьих мотивов не могу понять. Гонись вы за славой, за подвигами или за деньгами, было бы проще. Но здесь вы не получите ни славы, ни денег, и вы это сами прекрасно осознаете. Так почему же вы все еще здесь? Но, прошу вас, не надо говорить про приказ Его величества сопровождать меня, настолько далеко он не распространяется!
   -Тогда... тогда я не знаю, что сказать, госпожа Нарен. - Против ожиданий, Лауринь оставался спокоен, по крайней мере, казался таковым. - Я и так-то красиво говорить не умею... А если вы мне не верите, то убедить вас я и подавно не смогу...
   -Не нужно меня ни в чем убеждать, - хмыкнула я. - Будет достаточно, если вы скажете правду. Возможно, я поверю.
   -Я же сказал, госпожа Нарен, я не знаю, как объяснить... - Лауринь уставился на свои руки - худые запястья вылезали из обшлагов мундира. - Тут столько всего понамешано...
   -Ну вы начните по порядку, - предложила я. Мне стало любопытно. Похоже, мои подозрения насчет Лауриня были беспочвенны - это не тот человек, которого можно купить или запугать, но послушать все равно было интересно.
   -Хорошо. - Лауринь помолчал. - Сперва я... ну, я чувствовал, что должен хоть как-то... вы же мне жизнь спасли! А что тут сделаешь? Я и подумал... - Он дернул плечом. - В общем, я однажды набрался храбрости... или наглости даже... и написал рапорт, что, мол, прошу назначить меня вам в постоянные сопровождающие. Я сам не думал, что он вообще дойдет до Его величества... Я вам, наверно, очень сильно мешал?
   -Погодите! - Я подумала, что ослышалась. - Вы хотите сказать, что это была ваша инициатива?!
   -Ну... да. - Лауринь посмотрел на меня с недоумением.
   Я потеряла дар речи. Ну, Арнелий!! Хотя... возможно, он как раз подумывал о том, куда сплавить Лауриня, и рапорт лейтенанта пришелся весьма кстати. Словом, оба хороши!
   -Продолжайте, - велела я.
   -А что продолжать, - хмуро произнес Лауринь, глядя теперь в сторону. - Такое закрутилось... Я хотел делать что-нибудь полезное, а не просто стоять в карауле. Ну и... вы правы, наверно, госпожа Нарен, на подвиги все-таки тянуло... немного... А рядом с вами все время что-нибудь да происходит.
   Я подавила улыбку.
   -Ну а потом, после историй с "господином из Эстали", с Дараи... Я понял, что тут уже не шутки, - сказал Лауринь. - А когда вы рассказали, что на самом деле случилось с отцом... - Он помолчал, потом произнес, глядя на меня исподлобья: - Вы думаете, меня могли подкупить? Или запугать? Чтобы я рассказывал, что вы собираетесь делать?
   -Посещали меня такие мысли, не скрою, - усмехнулась я. - Подкупить - это вряд ли, ваши дурацкие понятия о чести здесь пришлись бы как нельзя кстати. Равно как и в случае с "запугать". Чем вас напугаешь, такого храброго? А вот шантажировать вас очень даже можно, Лауринь. У вас ведь сестра есть, и она сейчас в столице...
   -Лейды нет в городе, - сказал Лауринь с затаенным удовольствием в голосе. - Уже недели три, как нет.
   -И где же она? - поразилась я. - Вы отправили ее обратно в имение?
   -Нет. - Теперь Лауринь почти улыбался.
   -Тогда куда? - Лейтенант не уставал меня поражать. Хватило же соображения убрать девочку подальше от предполагаемой опасности!
   -Ну... вам, наверно, стоит сказать... - Лауринь вдруг посмурнел. - Просто на всякий случай... Ивас увез ее к своим родным. Это далеко отсюда, на юге. А что у Иваса родня есть, кроме меня, никто не знает, ручаюсь.
   -Вы настолько хорошо его знаете, что доверили ему сестру? - поинтересовалась я иронически.
   -Ну я ведь не вы, госпожа Нарен, - с не меньшей иронией ответил Лауринь. - Отец Ивасу верил, как себе, по-моему, это хорошая рекомендация.
   -Ну, дело ваше, - хмыкнула я. - Кстати, а Ивас не был ли в курсе дел вашего отца? Тайных дел, я имею в виду.
   -Вряд ли, - качнул головой Лауринь. - Он был его денщиком, и только. Я могу спросить, когда он вернется, конечно, но думаю, про те дела Ивас ничего не знает. Хоть отец ему и доверял, но вряд ли посвящал во все подробности...
   -Спросите все же, - велела я. - А лучше я сама спрошу. Но мы отклонились от темы ваших мотивов, Лауринь. Вы перечислили все, что вами движет?
   -Вроде бы, - неуверенно сказал он, отчего-то слегка розовея. - Теперь, конечно, больше всего мне хочется узнать, кто же подставил отца... А так... не знаю даже...
   Я еще раз взглянула на лейтенанта. Худой, немного нескладный мальчишка... Наивный и упрямый, а это сочетание - хуже не придумаешь. Но если приглядеться получше, становится ясно, что наивности в нем изрядно поубавилось, а вот упрямства меньше не стало. Что до ума, я уже говорила, что Лауринь сообразительнее, чем кажется на первый взгляд, а легкое его косноязычие, похоже, постепенно выправляется. Глядишь, из него еще выйдет толк, если не убьют ненароком...
   -Госпожа Нарен, - произнес неожиданно Лауринь. - Я сказал, как сумел. А еще... У нас это не принято, но я готов богом поклясться, что не лгу.
   -А вы в какого бога верите, Лауринь? - спросила я.
   -Зачем вам, госпожа Нарен?
   -Любопытно, - пожала я плечами. - Да и должна же я знать, чьим именем вы намерены клясться. Или это такая тайна?
   -Нет, отчего же... - Лауринь посмотрел на меня искоса. - В нашей семье верили в Забытого.
   Я невольно присвистнула. Впрочем, теперь кое-что становилось объяснимым.
   Культ Забытого вещь довольно странная, его и культом-то назвать нельзя. Имени своего бога его приверженцы не помнят, вернее, версий его имени существует множество, но какое из них истинное, установить не представляется возможным. Даже внятных легенд о нем не сохранилось, потому и именуют этого бога Забытым. Ему не возносят молитв, ему не приносят жертв и не восхваляют его прилюдно, у него ничего нельзя попросить, у него нельзя вымолить прощение за грехи. В него можно только верить. А учение его, с одной стороны, очень просто, с другой же...
   -Я правильно помню, что последователи Забытого должны в поступках руководствоваться только своим чувством долга и совестью, у кого они есть, конечно?
   -Примерно так, госпожа Нарен. - Лауринь явно не горел желанием распространяться на эту тему, похоже, он сам уже жалел, что сболтнул лишнего.
   Что ж... Теперь мне, по крайней мере, более понятны поступки Лауриня и мотивы, их определяющие. Он не сойдет с того пути, который считает правильным, и он никогда не предаст того, кому решил служить... Но все же - насколько же проще живется последователям других религий, с их четко установленными списками прегрешений и возмездий, которые следуют за означенными прегрешениями! С Забытым же - словно идешь по тонкому льду: никогда не знаешь, что правильно, а что нет, и рассчитывать можешь, по большому счету, только на себя. Впрочем, одернула я себя, разве я сама живу не точно так же? Хм... этак и меня в последовательницы Забытого можно записать!
   -И что полагается в награду за безгрешную жизнь? - поинтересовалась я.
   -Этого никто не знает, - серьезно ответил Лауринь.
   -А в наказание за скверные дела?
   -Вечность, - сказал Лауринь. - Вечность наедине с собой. Я думаю, это очень долго, госпожа Нарен...
   Я только вздохнула. Лейтенант прав - узники в одиночных камерах сходят с ума иногда и за неполный год, что уж говорить о вечности! И, надо думать, сойти с ума грешнику не позволят, а снова и снова вспоминать свои проступки... Известно ведь, что самый жестокий судья человеку - он сам. Но как быть с теми, кто поступал так, как считал нужным и правильным, а в результате, скажем, загубил сотни жизней ради своей цели, кто не признает себя виновным, потому что уверен в своей правоте? Этот вопрос я и задала Лауриню.
   -А такие люди никогда не выбирают Забытого, - ответил Лауринь, словно у него заранее был готов ответ на этот вопрос. - Я не очень умею объяснять, почему, у отца лучше получалось, госпожа Нарен...
   -Я и так поняла, - усмехнулась я.
   И все же... Своеобразным надо быть человеком, чтобы выбрать себе такого бога и отказаться от простых и четких правил других религий: поступишь так - и спасешься, поступишь эдак - будешь наказан. Я могу понять, как с этим справлялся Ференц Лагарста, но Лауринь? Любопытно знать, куда заведет его эта дорожка...
   Впрочем, на этом богословский разговор я решила свернуть - не время и не место. В другой раз как-нибудь...
   "Ну что, Флоссия, рискнешь поверить ему? - спросила я себя иронически и сама же себе ответила: - Раз уж я привыкла доверять интуиции, а сейчас она говорит мне, что Лауринь не лжет, почему бы не послушаться ее и теперь? Раньше она никогда меня не подводила..."
   -Ладно, Лауринь, - сказала я со вздохом. - Перед такими аргументами я вынуждена капитулировать. Считайте, что вы меня убедили.
   -Правда?.. - Лейтенант улыбнулся несколько неуверенно. Кажется, мое недоверие сильно его обидело. Почему бы вдруг?
   -Я не имею привычки врать по пустякам, - хмыкнула я. - Что ж... Раз мы пришли ко взаимопониманию, давайте попробуем придумать что-нибудь такое, что выманило бы Наора из его норы...
   Впрочем, ничего ценного в тот день придумать так и не удалось. Я лишь объяснила Лауриню, на кого в первую очередь следует обращать внимание, а также посоветовала пореже покидать территорию дворца. Там все-таки слуги Наора поостерегутся браться за лейтенанта всерьез - слишком много вокруг посторонних глаз и ушей, да и магов немало, могут засечь подозрительную активность, если кому-то вздумается задействовать магию.
   Повода посетить дворец, увы, не появлялось, и я уже начинала задумываться над тем, чтобы сделать это без приглашения. С другой стороны, мое бездействие могло уверить Наора в том, что я и в самом деле отказалась от дальнейшего расследования. Может, оно и к лучшему, усыпить его бдительность было делом не лишним.
   Я взялась за несколько дел, не имеющих никакого отношения к политике - пара краж да убийство на почве ревности, - чтобы отвлечься, и это у меня получилось.
   Дед по своим каналам собирал все сплетни и слухи, касающиеся отношений Арастена и Стальвии. По всему выходило, что наступило временное затишье. Очень может быть, что Наор тоже решил выждать некоторое время, дабы убедиться - я не докопалась до сути и не представляю большой опасности.
   Лауриня я пару раз вызывала к себе - якобы помочь в расследованиях, хотя проку от него там было немного. Судя по его словам, получалось, что больше за ним не следили, во всяком случае, с членовредительскими намерениями, камешек-сторож иногда нагревался, но в пределах нормы. А этак он и на обычных карманников может реагировать, тут наверняка не скажешь.
   Одним словом, не происходило ничего мало-мальски значительного, и это вполне могло быть затишьем перед большой бурей...
  
   Тем временем как-то незаметно подошло к концу лето, наступила пора осенних праздников. Это время я особенно не любила и по возможности старалась оказываться как можно дальше от столицы, чтобы не принимать участия во всех этих празднествах. Ничего веселого я в них не нахожу, к тому же мне просто жаль тратить время на столь бессмысленные забавы.
   Увы, на этот раз у меня не нашлось ни единой мало-мальски веской причины, чтобы отказаться присутствовать на балу в честь праздника наступления осени. Вдобавок покидать столицу было неразумно - мало ли, что может произойти за время моего отсутствия! Дед вот тоже отлучился как раз тогда, когда произошла история с Лагарстой... И как знать, не нарочно ли его выманили из города!
   Прием обещал быть невероятно пышным и столь же невероятно скучным, но отказаться от приглашения было невозможно. С другой стороны, вполне может статься, мне удастся наконец переговорить с королем с глазу на глаз, а в бальной толчее это не вызовет таких подозрений, как если бы я напросилась на аудиенцию. Словом, нет худа без добра...
   Я долго раздумывала, что же мне такое надеть, и в результате решила, что являться на бал в штанах, по меньшей мере неприлично. Не то чтобы меня сильно заботили приличия, но следовало продемонстрировать хотя бы толику уважения к хозяину вечера... Впрочем, на меня так и так станут показывать пальцами, но если я буду в платье, то, по меньшей мере, никто не сможет меня упрекнуть в откровенном пренебрежении традициями.
   Платье нашлось не сразу, я привезла его несколько лет назад с северных островов, где прожила довольно долго, и с тех пор ни разу не надевала. Оно успело безнадежно выйти из моды, однако, по-моему, о моде северных княжеств здесь имели крайне смутное представление, так что я ничем не рисковала. К тому же это было единственное платье, в котором я не походила на огородное пугало.
   Одевшись, я оглядела себя в зеркале и осталась довольна. Темно-красное, с черной вышивкой, с длинными широкими рукавами платье плотно облегало фигуру, мягкими складками расширяясь книзу. Закрыто оно было наглухо, что спереди, что сзади. Пускай придворные дамы гадают, что там, под шелковистой материей, чешуя, к примеру, или просто морщинистая шея!
   Увы, от привычного пояса со множеством побрякушек, полезных и не очень, а также разных подвесок мне пришлось отказаться, впрочем, толку от них все равно никакого. А еще на этом проклятом балу придется воздержаться от курения, что меня совсем не радовало. С другой стороны, почему я должна отказываться от своих привычек? Подумаешь, шокирую еще несколько человек... Решив так, я воспрянула духом и продолжила приводить себя в должный вид.
   Волосы я обычно заплетаю в косу и скручиваю узлом на затылке, однако сегодня я решила сменить прическу - заплела на сей раз две косы, перекинула их на грудь и осталась довольна. Из темно-красного, в тон платью, шелкового шарфа соорудила на голове замысловатый головной убор, такие тоже были в моде на островах, когда я там жила, а здесь отчего-то не прижились. В целом мое отражение меня вполне устраивало, до остальных же мне дела было мало.
   Наемный экипаж быстро домчал меня до королевского дворца, и я оказалась в толпе разряженных в пух и прах дам и кавалеров. По счастью, рядом со мной обычно сразу же образовывалось пустое место, а заливистый дамский смех начинал звучать как-то натянуто. Понятия не имею, что решили придворные дамы по поводу моего наряда, да меня это и не интересовало, если честно. Больше всего мне хотелось оказаться как можно дальше отсюда, желательно в глухом лесу у костра, король там, не король... Все равно, судя по всему, поймать его без свиты не удастся.
   По счастью, мне было над чем поразмыслить, каковому занятию я и предалась, отойдя к высокому окну. Увы, спокойно подумать мне не дали. То один, то другой высокопоставленный вельможа спешил засвидетельствовать мне свое почтение, а также представить мне жену, всех чад и домочадцев. Увы, сей ритуал был неизбежен, оставалось только набраться терпения...
   На мою удачу, Его величество не заставил себя долго ждать, и вскоре все присутствующие были приглашены в огромную залу, которую лишь недавно закончили отделывать на новый лад. Я с облегчением отметила, что окна здесь громадные, а кроме того, имеются небольшие балкончики, где можно будет уединиться, когда обо мне все забудут. У дверей залы застыли в почетном карауле королевские гвардейцы, одни офицеры (вскоре их сменят на посту простые гвардейцы, а господа офицеры присоединятся к веселящимся гостям), в том числе, естественно, и лейтенант Лауринь. Узрев меня среди прочих гостей, лейтенант на некоторое время утратил торжественно-деревянное выражение лица. Создавалось впечатление, будто он впервые меня узрел, и то, что он увидел, лишило его душевного равновесия. Любопытно, что это с ним такое? Или я настолько кошмарно выгляжу в этом платье, что напугала даже своего верного сопровождающего?
   Арнелий произнес торжественную речь, после чего призвал всех присутствующих веселиться по мере сил. И веселье началось...
   Скоро стало ясно, что переговорить с Его величеством не получится: вокруг него вились придворные, и затевать у них на глазах серьезный разговор не хотелось.
   Мне удалось отойти к дальнему окну. По причине духоты окно было распахнуто, а стало быть, можно было спокойно курить, каковому занятию я и предалась. К счастью, господа и дамы занялись друг другом, оставив меня в покое, и я могла спокойно подумать, отрешившись от царящего вокруг шума - начались танцы, а я, к сожалению, к современной музыке отношусь с некоторым предубеждением, равно как и к самим танцам. Впрочем, наблюдать за сложными фигурами, которые выделывали танцующие, было забавно, хотя, на мой взгляд, лучше бы они просто водили хоровод, намного проще и куда как веселее. А эти па выглядели как-то совсем уж нелепо: богато одетые господа сильно смахивали на петухов, гордо расхаживающих перед курицами, а дамы жеманились и кокетничали сверх всякой меры. Я с некоторой ностальгией вспомнила север. Там нравы проще, а забавы, хоть и грубее, но намного интереснее здешних. Представляю, что мог бы сказать князь Гарастас, узрев этот оживший цветник. Вероятно, предложил бы выпустить в зал парочку рысей, чтобы стало повеселее (рыси, конечно, были ручными, но об этом далеко не всегда и не всех предупреждали). Хотя, возможно, я ошибаюсь, и на севере теперь тоже в моде эти куриные пляски...
   Углубившись в воспоминания, я совсем не заметила, что музыка давно уже сменилась, а кто-то изо всех сил старается привлечь мое внимание деликатным покашливанием. Очнувшись от задумчивости, я обнаружила перед собой лейтенанта.
   -О, вот и вы, - вздохнула я. - Что еще стряслось в нашем славном королевстве?
   -Н-ничего... кажется... - с тенью сомнения ответил лейтенант.
   -Вы что-то хотите мне поведать? - миролюбиво осведомилась я, и лейтенант, очевидно, вспомнил, зачем подошел:
   -Госпожа Нарен... позвольте... вас... на танец...
   Я, признаюсь, опешила.
   -Вы это на спор делаете, что ли? - спросила я. А что, вполне вероятно, приятели могли подбить мальчишку на такую глупость.
   -Нет!.. - Лауринь мотнул головой и взглянул мне в лицо. - Госпожа Нарен, позвольте?..
   -Да пожалуй, вы ведь не отвяжетесь, - хмыкнула я, положив трубку на подоконник. Надеюсь, на нее никто не позарится....
   Хм... Лейтенант и так ростом мне по ухо, а я еще и на каблуках. Выглядеть мы будем презабавно. Впрочем, мне-то все равно, а вот ему какая охота позориться? Поди пойми! Решил кому-то удаль показать? Очень может быть.
   -Учтите, лейтенант, - предостерегла я. - Последний раз я танцевала лет пять назад, а потому берегите ноги.
   -Непременно учту, госпожа Нарен, - кивнул лейтенант и подал мне руку.
   Дождавшись подходящего момента, он увлек меня в круг танцующих (некоторые из них от удивления сбились с ноги). Я была приятно удивлена - Лауринь оказался хорошим партнером, вел он меня вполне уверенно, вот только упорно избегал смотреть мне в лицо. Та его рука, что должна была держать меня за талию, казалось, вообще не касалась моего тела. Да, похоже, лейтенант несколько переоценил свою уверенность в себе...
   -А почему вы последний раз танцевали пять лет назад? - неожиданно спросил Лауринь. Я готова была поклясться, что он так и не отважится раскрыть рот.
   -Так уж сложилось, - пожала я плечами. - Я - нечастый гость на балах. Да и кавалеры вокруг меня, как вы могли заметить, не роятся.
   -Ну и очень глупо с их стороны, - выдал Лауринь. Я, признаться, удивилась.
   -Вы, лейтенант, случаем, не пьяны? - спросила я, посмотрев на него сверху вниз.
   -Нет, госпожа Нарен, - понуро ответил Лауринь. - К сожалению.
   -Это почему же - к сожалению? - полюбопытствовала я. Лейтенант был сам на себя не похож, интересно знать, что тому причиной? Неужто он-таки сподобился обзавестись дамой сердца, а она его коварно покинула? Ну а я-то в этом случае причем?
   К несчастью, ответа я так и не получила, потому что музыка смолкла, и лейтенант склонился передо мной в поклоне, будучи, кажется, очень рад тому, что нашелся повод не отвечать на вопрос. Я взглянула в распахнутое окно. Давно стемнело, на дворе глубокая ночь, а стало быть, можно исчезнуть, не обратив на себя особого внимания. В конце концов, долг вежливости я отдала, а торчать на этом балу до утра я не обязана. Жаль, что не удалось поговорить с Арнелием, конечно, придется снова искать подходящего случая... С этой мыслью я направилась к дверям, и только на лестнице обнаружила, что Лауринь увязался следом.
   -И что вам нужно на сей раз? - спросила я совсем неласково.
   И снова лейтенант вверг меня в изумление.
   -Вы же моя дама сегодня, - сказал он. - Я должен проводить вас до дома.
   Я задумалась: а не приложился ли Лауринь, грешным делом, к какому-нибудь порошку из сушеных грибов или морских водорослей? По внешнему виду очень даже похоже: лицо бледное, только на скулах алые пятна, глаза блестят нехорошим блеском, к тому же поведение разительно отличается от привычного. Однако речь вполне связная, зрачки нормального вида, движения не заторможены, да и галлюцинаций Лауринь явно не наблюдает. Я мысленно развела руками - что творится с лейтенантом, мне было решительно непонятно.
   Мой экипаж подали быстро. Кстати, еще и поэтому я люблю уезжать со всевозможных пышных мероприятий или раньше, или позже основной массы гостей: когда большая часть народу собирается по домам, у парадного подъезда не развернуться, сколько раз кареты сцеплялись колесами! Шум, гам, кучера кричат на лошадей, хозяева на кучеров, свистят бичи, лошади истошно ржут... Словом, достойное завершение званого вечера.
   По дороге лейтенант мне не докучал, его лошадь смирно цокала копытами по правую сторону от моего экипажа, и я уж начала было надеяться, что неожиданно напавший на Лауриня приступ подозрительной храбрости тем и окончится. Однако, как вскоре выяснилось, надеялась я зря.
   Дождавшись, пока я отпущу экипаж, Лауринь поднялся на крыльцо, явно собираясь распахнуть передо мной дверь. Это уж вовсе ни в какие ворота не лезло.
   -Лейтенант, ваше внимание становится навязчивым и, мягко говоря, обременительным, - заметила я, проходя мимо него. - Вы не могли бы покинуть мой дом, мой двор, и, желательно, эту улицу?
   -Конечно, госпожа Нарен, как вам будет угодно, - чуть наклонил вихрастую голову Лауринь и заговорил неожиданно гладко: - Как только я буду уверен, что вы благополучно добрались до своих покоев, я немедленно удалюсь и не буду больше вам докучать.
   -Да что вы несете... - начала было я, но тут же вспомнила: конечно же, идиотские придворные правила. Хотя, наверно, кому-то они нравились. Если кавалер вызывался проводить даму до дома, и она не возражала, это отнюдь не означало, что они распрощаются у дверей этого самого дома. О нет, кавалер обязан был доставить даму чуть ли не до самой ее опочивальни, и надо ли говорить, что частенько прощание откладывалось до утра? Но с какой стати Лауриню взбрело в голову исполнять этот дурацкий ритуал? Нет ответа...
   Я вздохнула.
   -Ладно, я поняла, так просто я от вас не отделаюсь. Надо думать, убеждать вас, что я способна сама подняться на десять ступеней и не свернуть себе при этом шею, бесполезно? - Я бросила взгляд на Лауриня. - Так я и думала. Ладно, провожайте, только побыстрее, прошу вас!
   Хвала всем богам, у меня не огромный особняк с анфиладами комнат и бесконечными лестницами! Ступеней в самом деле всего десять, вот, наконец, второй этаж и дверь, ведущая в мои комнаты.
   -Мы прибыли, господин лейтенант, - сказала я, распахивая дверь. - Вот, можете убедиться, никаких бандитов за портьерами и под комодом не прячется, моей чести ничто не угрожает, а потому проваливайте, я очень вас прошу! После этого дурацкого бала я безумно хочу спать...
   С этими словами я, уже не обращая внимания на Лауриня, бросила на столик кольца, стянула импровизированный головной убор и начала расплетать косы.
   -Доброй вам ночи, госпожа Нарен, - каким-то деревянным голосом произнес Лауринь у меня за спиной.
   Я повернулась, чтобы поинтересоваться, долго ли он еще намерен торчать в дверях, однако в дверях, как выяснилось, лейтенант уже не стоял. Каким-то непостижимым образом он умудрился оказаться совсем рядом со мной и, стоило мне обернуться, как Лауринь отколол очередной фокус - неожиданно взял меня за плечи и крепко поцеловал в губы.
   Я настолько опешила от такой наглости, что даже не попыталась его оттолкнуть. Впрочем, поцелуй долго не продлился, Лауринь скоро оторвался от моих губ.
   -Вы в своем уме? - поинтересовалась я несколько растерянно.
   -Нет, - честно признался Лауринь и поцеловал меня снова. Очевидно, тот факт, что я не испепелила его на месте, придал ему смелости. И, надо сказать, намерения его не допускали двусмысленного толкования.
   "Чтоб тебе провалиться!" - подумала я, но, поразмыслив буквально пару секунд, решила не спускать Лауриня с лестницы. Если я это сделаю, он от меня точно не отстанет. А вот если он получит то, чего добивается, могу поставить сотню аров против тухлого яйца, я избавлюсь от его странных поползновений раз и навсегда! Хотя бы просто потому, что реальное воплощение его желаний, готова поклясться, не будет иметь ничего общего с его фантазиями. А я... Ну, это, по меньшей мере, будет любопытно, а от меня не убудет! Не вполне ясно, правда, как потом с ним обходиться, ну да всегда можно сделать вид, будто ничего не произошло, не впервой...
   Все эти мысли промелькнули в моей голове практически мгновенно, после чего я, подавив ухмылку, положила ладонь на стриженый затылок лейтенанта. Могу поклясться, он ожидал чего угодно, только не такого поворота событий, и, надо думать, здорово струхнул. Впрочем, надо отдать ему должное, быстро взял себя в руки и сориентировался в ситуации.
   Целоваться с ним оказалось, против ожиданий, достаточно приятно. По крайней мере, от него не разило ни перегаром, ни плохим карбисом, ни какой-нибудь иной гадостью. Довольно длинная мягкая челка щекотала мне щеку, а еще Лауринь не знал, что ему делать со своими руками. Меня, надо сказать, начал разбирать смех, потому что мне никогда еще не доводилось оказаться в роли совратительницы малолеток. Хотя это еще надо посмотреть, кто кого совращал!
   -А ну-ка, прервитесь на минуту, - велела я, не без труда оттолкнув Лауриня. - Закройте дверь.
   Надо думать, он ожидал, что я добавлю - "с той стороны", но этого я так и не произнесла. А пока ни с того ни с сего расхрабрившийся лейтенант закрывал дверь, - понял он меня вполне правильно и заложил ее на засов (пусть в доме у меня одна только Рима, но мало ли!) - я завела руки за спину, расстегнула платье и позволила ему соскользнуть на пол, оставшись в одной сорочке. Если честно, она мало что прикрывала, под платье такого покроя ворох нижних юбок не наденешь, да и не люблю я этого барахла, признаться. Обернувшегося Лауриня ждало достаточно интересное зрелище, во всяком случае, мне хотелось в это верить. Впрочем, судя по его глазам, так оно и было.
   -Ну и что вы там стоите? - поинтересовалась я. - Между прочим, вы первый начали, хочу заметить, так что не изображайте из себя фонарный столб и снимите для начала сапоги!
   По-моему, Лауринь был уже не рад, что затеял все это, что бы им ни двигало. Думаю, максимум, на что он рассчитывал - так это урвать один поцелуй за счет неожиданности, а потом получить хороший пинок и вылететь за ворота. Не мог же он ожидать, что на меня нападет желание позабавиться?
   Однако приказ мой он выполнил беспрекословно, а потом еще по собственной инициативе стянул мундир, оставшись в одной рубашке. С моего плеча тем временем начала сползать тонкая бретелька, и у Лауриня перехватило дыхание, когда я подошла к нему вплотную.
   -Лауринь, скажите честно, вы когда-нибудь голую женщину видели? - спросила я с подозрением.
   Лауринь заметно покраснел, это было видно даже в лунном свете, и несколько раз кивнул.
   -А что с ней делать, вы знаете? - продолжила я допрос.
   Мальчишка покраснел еще гуще, а кивок получился менее уверенным. Все ясно. В лучшем случае, ему довелось пару раз покувыркаться на сеновале с деревенскими девчонками у себя в имении, а потом он оказался в столице. Ну а столичные девицы предпочитают кавалеров повиднее, желательно, с деньгами, что придворные дамы, что распоследние служанки. А на бордель у Лауриня просто нет денег. Что ж, могло быть и хуже...
   -Понятно. Ну тогда... - Я вздохнула. Впрочем, не сказать, чтобы ситуация вовсе мне не нравилась, скорее, наоборот, я давно так не развлекалась. Да и вообще, что-то во всем этом было... - Тогда, Лауринь, пока что лежите и не дергайтесь...
   ...Глядя в потолок, я предавалась ленивым размышлениям. Постоянного партнера у меня не было... да, давно, что и говорить, не располагает моя профессия к долгим отношениям, да и далеко не каждый согласится терпеть такую даму. Случайных кавалеров в расчет можно было не брать, на то они и случайные: как отправишься подальше от столицы, так непременно кто-нибудь да подвернется. В последнее время, правда, с этим как-то не ладилось: поди, заведи интрижку, когда за тобой таскается десяток солдат во главе с неугомонным лейтенантом! Не бегать же на свидания тайком, я давно вышла из этого возраста...
   Рука Лауриня как-то удивительно бережно обнимала меня за плечи, дыхание щекотало шею. Я бы погрешила против истины, если бы сказала, что мне это неприятно. Да и вообще, надо сказать, Лауринь меня приятно удивил. Неопытный, конечно, зато не грубый и не торопливый, что редкость для его возраста; кроме того, это мне всегда нравилось в мужчинах.
   Внезапно я сообразила, что неплохо бы поинтересоваться кое-чем. Вообще, нужно было сделать это гораздо раньше, но как-то вылетело из головы.
   -Лауринь, между прочим, как ваше имя? - спросила я и поняла, что сейчас точно засмеюсь. Очаровательная ситуация, просто классический анекдот: поинтересоваться именем мужчины, только оказавшись с ним в одной постели!
   -Лаур, - вымолвил лейтенант.
   -Как?! - не поверила я своим ушам и даже приподнялась на локте, чтобы видеть его лицо.
   -Лаур, - уже более уверенно произнес он. - Родители думали, что родится девочка, и решили назвать ее Лаурой. Но родился я, а другое имя придумывать не стали...
   -Не могу сказать, что это была удачная идея, - проворчала я. - В сочетании с фамилией Лагарста это имя еще как-то звучит, но Лаур Лауринь! Вы как хотите, но я буду звать вас по фамилии.
   -Как вам будет угодно, - тихо ответил Лауринь.
   -Вы можете называть меня по имени, - милостиво разрешила я. - В отсутствие посторонних, разумеется. Ясно вам?
   -Ясно, госпо... Флоссия...
   Лауринь в упор смотрел на меня, и то, что я увидела в его взгляде, меня удивило. Глаза у него были одновременно радостные и испуганные, а где-то в глубине зрачков притаилось еще недоверие, словно Лауринь ожидал, что вот-вот проснется. И ни тени самодовольства. Увидь я это, Лауринь точно пересчитал бы ступеньки голым задом.
   Так вот, заглянув ему в глаза, я передумала озвучивать предупреждение. Касалось оно того, что трепать языком о произошедшем сегодня ночью не следует. Однако отчего-то во мне крепла уверенность, что хвастаться перед приятелями Лауринь не станет, а даже если похвастает - кто ему поверит? Посмеются, хлопнут по плечу и посоветуют пить поменьше. Только мне все-таки казалось, что этого не будет, а своей интуиции я привыкла доверять. Она, в конце концов, не раз меня выручала.
   -Фло, - тихо произнес Лауринь, и я невольно вздрогнула - так называла меня Лелья. Хотела было запретить ему звать меня этим именем, но тут же передумала: Лелью я вычеркнула из своей жизни, и нечего воспоминаниям о ней делать в этом доме, да и в моей голове тоже.
   -Что?
   -У вас косы, как змеи... - Лауринь осторожно провел ладонью по моим так и не расплетенным до конца волосам.
   -Змеи, говорите? - Раздалось тихое шипение, и блестящая черная змея туго обвилась вокруг запястья Лауриня, вторая положила голову ему на грудь, заглянула в лицо немигающими желтыми глазами. Я любила этот фокус, придумала его еще в детстве, прочитав легенду о женщине, у которой на голове вместо волос были змеи. Кому другому такого зрелища хватило бы, чтобы остаться заикой, но Лауринь, очевидно, на сегодня уже своё отбоялся. - Не страшно?
   -Нет, - мотнулась из стороны в сторону светлая челка. - Они же не настоящие, так?
   -Настоящие или нет, но придушить вас им труда не составит, - усмехнулась я. - Ладно, хватит иллюзий на сегодня...
   ...Проснулась я, как ни удивительно, на рассвете. Занавески были задернуты неплотно, и солнечный луч медленно перемещался по моему лицу. Я щурилась, но вставать не торопилась. Впрочем, и снова засыпать не хотелось. Причина столь странного моего поведения совершенно безмятежно спала у меня под боком и просыпаться явно не собиралась. А поскольку самообладанием Лауринь никогда похвастаться не мог, то столь крепкий сон мог быть только следствием глубокой усталости. Н-да... было, с чего устать, пожалуй...
   Вначале я хотела притвориться спящей и дать мальчишке возможность ретироваться. Однако подумав, оставила эту идею. Во-первых, непонятно, сколько он еще намерен дрыхнуть, а во-вторых, с него станется попробовать меня "разбудить". Из всего этого я сделала очень простой вывод: исчезнуть нужно мне самой. Иначе придется с Лауринем разговаривать, а делать этого я не собиралась, равно как и видеть, как он краснеет, отводит глаза и мямлит что-то себе под нос. А проделывать все это он будет непременно... Не знаю, что им двигало вчера, но сегодня, я надеюсь, он образумится и сообразит, что сотворил. Из этой нелепой ситуации мне хотелось выбраться с наименьшими для себя потерями, а потому лейтенанту повезло - никаких утренних объяснений не состоится, а я, так и быть, сделаю вид, что ничего не случилось.
   Утвердившись в этой мысли, я поднялась, бесшумно оделась и вышла из комнаты. Конюха будить не стала, сама оседлала свою кобылу и отправилась к деду.
   Дед, в отличие от меня, поднимался обычно с первыми лучами солнца, а потому моему визиту должен был бы удивиться. Я заготовила предлог для посещения, однако он не понадобился.
   -Доброе утро, - сказала я, проходя в библиотеку. Дед сидел в кресле с высокой спинкой у самого окна и листал какой-то громадный фолиант.
   -Не сомневаюсь, что доброе! - произнес он ехидно, окинув меня взглядом. - Вижу, ты все-таки решила последовать моему совету?
   -Ты о чем? - не поняла я.
   -О том, что ты все-таки нашла себе мужчину, - фыркнул дед. - Наконец-то! А то я уж начал опасаться, что тебе последний разум отшибло...
   -С чего ты взял?! - поразилась я.
   -Флошша! - Дед уставился на меня чуть ли не обиженно, пожевал губами. - Не держи меня за идиота! Ты себя в зеркале видела? Ну так посмотри! У тебя физиономия довольная, как у кота, который дорвался до хозяйской сметаны.
   -Физиономия как физиономия, - буркнула я, взглянув все-таки в зеркало. Ничего особенного я не заметила, но дед знал меня, пожалуй, получше, чем я сама, и правда мог что-то такое углядеть. Оставалось надеяться, что никто другой этого не заметит. Я постаралась свернуть разговор: - Я, вообще-то, по делу.
   -Разумеется, - фыркнул дед. - Тебе снова понадобилась какая-то книга?
   -Разумеется! - очень похоже передразнила я. - Что же еще?
   У деда я пробыла до полудня, книга мне в самом деле была нужна, но чтобы найти ее, пришлось перерыть несколько шкафов. Кажется, в конце концов, дед засомневался в правильности своих выводов относительно меня. Оно и к лучшему, не то снова начнет приставать с наследником, а уж чего-чего, а потакать этому его капризу (да еще с Лауринем!) я ни в коем случае не собиралась! Впрочем, узнав о том, кто стал моим избранником, дед мог и изменить свое мнение относительно здравости моего рассудка...

Оценка: 9.02*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"