Измайлова Кира: другие произведения.

Глава 27. Расплата

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


   Перед нашим отрядом стелилась каменистая дорога. Мы продвигались вперед в хорошем темпе, но, надо думать, все равно уже опоздали.
  
   ...Что бы ни было на уме у того, кто затеял все это, подготовился он неплохо. Правда, я не вполне понимала, отчего нужно было отправлять с посланием именно Бораса, ну да это и не так важно. Возможно, для того, чтобы посланника не смогли взять в плен и как следует допросить: тягаться один на один с Борасом затея самоубийственная, а собрать количество магов, потребное для того, чтобы Бораса скрутить, не так-то просто.
   Послание, которое передал Борас, оказалось весьма лаконичным, и ввергло двор в некоторое недоумение, близкое к замешательству. Увы, утаить ничего не удалось: узнав об отказе в аудиенции, Борас огласил требование своего короля, что называется, при большом скоплении народа. Он был исключительно, изысканно вежлив, настолько, что это напоминало оскорбление, но... Что можно было поделать?
   В самом требовании ничего сверхъестественного не было: рано или поздно Никкею прискучило бы играть с Арнелием в дипломатические игры, он не был в них особенно силен, а потому всегда ставил на грубую силу. Однако удивлял сам предмет его интереса.
   Итак, придворные строили предположения, дворец гудел от слухов и сплетен, а в королевском кабинете всю ночь шли тайные совещания. На очередное и пригласили меня, уж не знаю, с какой целью.
   В королевском кабинете было не слишком людно: старший военный советник, два придворных мага - Дейен Ресс и Лир Таваль, молодой, но довольно дельный, насколько я его знала. Также присутствовали двое хорошо знакомых мне господ в форме охранного отделения, а если точнее - ведомства госбезопасности.
   Полковник Ларрис быстро ввел меня в курс дела, и я едва удержалась, чтобы не присвистнуть: выдвинутые Никкеем требования меня, мягко говоря, удивили. Наш августейший сосед намеревался возвратить некие земли, якобы принадлежавшие Стальвии в незапамятные времена, а затем незаконно отчужденные, и тем самым восстановить историческую справедливость.
   -Странно, - сказала я, глядя на мозаичную карту, занимавшую всю стену кабинета. По точности она, конечно, уступала военным картам, но общее представление о географии сопредельных держав получить было можно. - Я бы поняла, потребуй Никкей угодья в верховьях Тен, или на побережье, но это...
   -Мы сами в не меньшем недоумении, госпожа Нарен, - признался Ларрис. - Можно было ожидать, что рано или поздно Стальвия в очередной раз попробует вернуть Авильский залив, но, кажется, у них на уме нечто иное. Но вот что именно?
   -Чего же вы ожидаете от меня, Ваше величество? - спросила я, повернувшись к королю. - Я, к сожалению, не настолько искушена в политике, как порой хотелось бы. И если вам нужны версии именно политические, то...
   -Я прекрасно это понимаю, - не дал мне договорить Арнелий. - Мы уже имели удовольствие встретиться с господином Нарен и выслушать его мнение.
   Судя по гримасе Ресса, удовольствие от этой встречи он получил крайне сомнительное. (Впрочем, Ресс, как и большинство придворных магов, деда недолюбливал.) Да и прочие смотрели нерадостно. Что же, дед не сказал им того, что они рассчитывали услышать, либо же сказал, но в обычной своей манере?..
   -К сожалению, - продолжал Арнелий, - господин Нарен не смог предложить ни одной гипотезы помимо тех, что уже были выдвинуты нами. По его предположению, происходящее может быть как-то связано с известной вам персоной, а это значит...
   Король выразительно умолк, но я его прекрасно поняла: если это действительно дело рук Наора, то деду тут и правда нечего делать. Он прекрасно разбирается в политических интригах, но вот о Наоре... о Наоре больше всего знаю я. Сдается мне, дед даже не стал особенно утруждаться, а попросту сразу сдал меня с потрохами...
   -Ваше величество... - я выразительно умолкла.
   -Можете говорить, госпожа Нарен, - кивнул он. - Все присутствующие знают о нем.
   Значит, это - самые доверенные люди. Ну что ж, надеюсь, Его величество знает, что делает!
   -Позвольте поразмыслить хотя бы, - дернула я плечом. - Или вы думаете, я сходу разгадаю мотивы нашего общего друга, если, конечно, за всем этим и впрямь стоит он!
   -Прошу, госпожа Нарен. Мы ждем, - ответил Арнелий.
   Я вздохнула. Лучше всего мне думается с трубкой в зубах, в удобном кресле, а не под выжидающими взглядами нескольких человек. Это раздражало, к слову сказать.
   -Курите, если хотите, госпожа Нарен, - сказал Арнелий, не глядя на меня. Он уже углубился в какие-то бумаги, не желая, видимо, терять ни минуты понапрасну.
   -Благодарю, Ваше величество, - усмехнулась я, набивая трубку. Он неплохо меня изучил, что и говорить!
   Арнелий занимался своими бумагами, время от времени перебрасываясь словом-другим с советником, полковник Ларрис о чем-то негромко переговаривался со своим коллегой, Ресс сосредоточенно изучал свои руки, время от времени поглядывая на меня с неудовольствием, а Таваль с заметной тоской смотрел в окно.
   Ну что ж, не будем терять времени понапрасну...
   Итак, Никкею потребовался какой-то совершенно дрянной кусок земли, вот и вся загадка. Я раскурила трубку - Ларрис посмотрел на меня с заметной завистью, - снова взглянула на карту.
   Стальвии не слишком повезло с местоположением, в отличие от Арастена. Страна наша расположена весьма удачно, она почти полностью занимает большой полуостров, берега которого изрезаны удобными бухтами и заливами. На северо-востоке, там, где начинается материк, расположены те самые злосчастные горы, в которых погибла принцесса Майрин. В горах этих не водится ни золото, ни драгоценные камни, разве что разбойники встречаются на перевалах, но это, как ни крути, ценность весьма сомнительная. Восточнее горы теряют свою неприступность, и вот там-то и обосновались "железные нейры". Еще дальше на восток горы и вовсе превращаются в пологие холмы, поросшие лесом, а там уж рукой подать до долины реки Ильваны, за которой начинается степь. Река эта служит естественной границей Арастена на востоке.
   На северо-западной оконечности полуострова притулилось великое княжество Вельция, ничем особенно не знаменитое. Тамошние жители ловят рыбу вдоль своих берегов и далеко в море не суются, тем более, что в этих местах крупному кораблю к берегу подойти практически невозможно. Оно и к лучшему, поскольку за нешироким проливом начинаются владения северных князей - бесчисленное множество островов, от огромных до совсем крохотных. Островитяне в подавляющем большинстве - пираты, поэтому факт, что северным берегам Арастена не может пристать судно крупнее рыбачьей лодки, стоит отнести к большим удачам. Конечно, пираты умеют лавировать среди крохотных островков и рифов, но даже их корабли вплотную к берегу не подойдут - разобьет, прибой там страшенный. Да и незачем это делать, если честно, живут на северном побережье в основном рыбаки и охотники, с них особенно взять нечего. К тому же с большинством северных князей Арастен находится в дружеских отношениях, хотя и предпочитает умалчивать об этом.
   Однако я отвлеклась. Столица Арастена находится на западной оконечности полуострова, здесь имеется изрядных размеров залив, в который впадает река Тен. В ее-то устье и стоит город, ну а берега залива давно превратились в один огромный порт. Отсюда ходят корабли и на западные острова, через океан, и на север, и на южный материк. Без стычек не обходится, иногда северные пираты делают вид, будто забыли, как выглядит флаг Арастена, и норовят пощипать торговые суда, но нечасто. Обычно они предпочитают южан, впрочем, иногда совершают и разбойные набеги на западные архипелаги. Кого-то удивит этот факт, но северяне на своих утлых, казалось бы, суденышках, пересекли океан задолго до того, как в плавание отправились огромные парусники...
   Совсем далеко на севере имеется еще то ли материк, то ли гигантских размеров остров, но никто не жаждет добираться туда с исследовательской миссией. Да и незачем, если честно.
   Стальвия же в процессе формирования политической карты мира оказалась оттеснена вглубь суши, и выход к морю имеет лишь на южной своей оконечности. Увы, проку от этого немного: к тамошнему берегу, как и северному побережью Арастена, крупные суда пристать не могут, к тому же только опытные мореходы способны без потерь пробраться между рифами, которыми богато море в тех местах.
   Стальвия давно зарилась на Авильский залив, владение которым позволило бы стальвийским кораблям беспрепятственно выходить в открытое море, и тем самым составить конкуренцию Арастену в торговле с южными государствами. Но увы - Арастен запустил длинное щупальце вглубь стальвийской территории, отрезав Стальвию от моря, и отдавать залив соседу не собирался. В этом был резон - за право выхода в море Стальвия платила неплохие деньги, исправно пополнявшие казну Арастена. Конечно, Стальвии арастенские поселения по берегам залива были как кость в горле, из-за них не раз уже разгорались споры, но Арастен всегда стоял насмерть. Как я уже сказала, Стальвия вполне могла составить конкуренцию в морской торговле, получи она свободный выход к морю, а этого Арастену совсем не хотелось.
   Одним словом, потребуй Никкей узкую полоску земли вдоль Авильского залива, это было бы понятно и объяснимо, но... Он решил предъявить права на княжество Тарнай, одно из многочисленных карликовых государств, зажатых между Стальвией и Арастеном, и это ни в какие ворота не лезло.
   Казалось бы, какое дело Арастену до какого-то княжества? Отчего Никкей прислал ультиматум именно Арнелию, а не княгине Тарнайской? Все очень просто: Тарнай уже много лет находится под покровительством Арастена, договор заключали еще прапрадеды нынешних правителей. Если бы не этот договор, крохотный Тарнай давно проглотили бы жадные соседи или та же Стальвия... Признаться, не могу сказать, отчего Тарнай не присоединили к владениям Арастена ни в те незапамятные времена, ни теперь, быть может, правителям Арастена нужна была этакая прослойка между их и стальвийскими землями? Не буду гадать...
   Я затянулась поглубже, выдохнула дым. Ресс демонстративно закашлялся, Таваль вздрогнул и покосился на коллегу. Спина Арнелия выражала бесконечное терпение, военные все совещались, а время шло...
   Итак, Борас озвучил следующее: Никкей требует не вмешиваться в его действия. Тарнай будет присоединен к Стальвии мирным путем - убедить княгиню отшатнуться под руку сильного соседа труда не составит, особенно, если убеждать станет Борас. В случае же, если Арастен вмешается в конфликт, Стальвия считает себя свободной от всех прежних обязательств по отношению к соседней державе и начинает действовать по законам военного времени.
   Провокация удалась. Арастен не мог не вмешаться и бросить Тарнай на растерзание Стальвии. Вмешаться же означало развязать войну, к которой никто не был готов...
   А красиво вышло, ничего не скажешь! Это даже я готова была признать. Может, в свете последних событий, и следовало принять условия Стальвии, но... Если на территории Тарная находится что-то, что позарез нужно Борасу (и, предположительно, Наору), -- а чем еще объяснить внезапный интерес Стальвии к этому клочку земли? - отдавать им княжество нельзя ни в коем случае.
   -Вынуждена огорчить вас, Ваше величество, - сказала я. Ресс встрепенулся, изведшийся Таваль посмотрел на меня с надеждой. Арнелий обернулся, взглянул вопросительно. - Разнообразием версий я вас не порадую. Все эти действия определенно направлены на развязывание войны, а мы знаем, что попытки сделать это предпринимались уже неоднократно. На этот раз был сделан верный ход, не правда ли?
   -Мы постараемся закончить дело миром, - сдержанно проговорил советник Лермен.
   -Мне бы очень хотелось надеяться, что вас ждет успех, - ответила я, - но, боюсь, готовиться нужно к худшему. Впрочем, все это вы знали и без меня, не так ли?
   Ресс косился на меня с плохо скрываемым презрением. Еще бы, отнять столько времени у высокопоставленных господ, да что там, у самого короля, а в итоге заявить, что никаких ценных идей так и не появилось -- в этом все Нарен, что дед, что внучка! Это так явственно читалось на его физиономии, что мне стало смешно.
   -Господин Лермен, а об отвлекающем маневре вы думали? - спросила я, и советник встрепенулся.
   -Разумеется, - ответил он. - Первым делом мы предположили, что на самом деле Стальвия желает заполучить все-таки Авильский залив, а нападение на Тарнай -- для отвода глаз. Однако, судя по донесениям, никакой активности ни в том районе, ни в каких-либо иных стальвийцы не проявляют.
   -Они и в окрестностях Тарная не особенно суетились, - заметил Ларрис и добавил с иронией: - Судя по донесениям...
   -В любом случае, все пограничные отряды должны проявлять повышенную бдительность, - заметил его коллега, капитан Грайс. - Распоряжения отправлены.
   Я кивнула. Другого я и не ожидала.
   -Я не могу исключать возможности, что Тарнай -- не просто предлог для развязывания военных действий, - сказала я, немного помолчав. - Почему именно это княжество? Почему не Азоль, почему не Грамм? Они тоже заключали договоры с Арастеном, насколько мне известно.
   -Расположение? - предположил Грайс.
   -Не вижу особенной разницы, - нахмурился советник. - Разве что два последних намного крупнее Тарная. Могли бы оказать сопротивление...
   -Азоль крупнее, - возразил Грайс, - но не держит регулярной армии. А в Грамме... вы сами знаете, какая там ситуация, они третий год княжеский престол делят, в стране разруха, какое уж тут сопротивление! Из трех этих княжеств именно Тарнай и может дать отпор. Долго не продержится, но...
   -В самом деле, странно, - поддержал Ларрис коллегу. - Так почему, по-вашему, госпожа Нарен, был выбран именно Тарнай?
   -Могу только предположить, - хмыкнула я. - На территории Тарная находится нечто, до чего не терпится добраться либо Никкею, либо Борасу, либо Наору, либо всем сразу. Одним камнем они убивают двух змей: получают и это нечто, и начинают войну. Зачем им последнее, не могу даже представить.
   -Любопытно. - Арнелий встал, прошлеся по кабинету. Взглянул на магов. - Дейен? Ваше мнение?
   -Я в растерянности, Ваше величество, - ответил тот. Вид у него был недовольный. - Зачем нужна война... увы, у меня тоже нет предположений. Что касается Тарная... Необходимо провести изыскания и уточнить, чем может располагать данное княжество. Я не могу припомнить ничего выдающегося. А вы, Таваль?
   Тот молча покачал головой. Видно было, что ему неуютно. Как же, пригласили на тайное совещание, доверили тайну, а он даже версии никакой выдвинуть не может!
   -Ну что ж, займитесь... изысканиями, - коротко кивнул Арнелий. - Госпожа Нарен... надеюсь, вы понимаете?
   -Разумеется, Ваше величество, - усмехнулась я. - Вы намерены загнать меня в Тарнай, чтобы я на месте узнала, на что же такое польстились стальвийцы или кто там еще?
   -Именно. Постарайтесь понять, очередная ли это блажь Никкея, или же действительно за ним стоит некая фигура. Я знаю, вы не сомневаетесь в этом, но я не могу исключать и первой возможности. Если же подтвердится ваша версия, прошу вас, постарайтесь найти доказательства. Неопровержимые доказательства, госпожа Нарен.
   -Конечно, Ваше величество, - ответила я, и в этот раз не стала даже торговаться за гонорар. Было, признаться, не до того...
  
   В ультиматуме говорилось, что в случае отказа Арастена от предложенных условий Стальвия немедленно введет войска на территорию княжества Тарнай. Конечно, "немедленно" на самом деле означало "недели через две-три", а то и больше - столько времени потребовалось бы Борасу, чтобы добраться в Эсталь. Даже если Никкей уже держал войска на границе (а это вряд ли, о таком уже бы доложили, но тревожных вестей, как было упомянуто на совещании, из Тарная еще не приходило), а Борас послал с донесением птицу, какое-то время у нас в запасе было.
   Надо отдать должное и Арнелию - приказ о выступлении был отдан немедленно, а гонцы на пограничные заставы отправились еще ночью. Очевидно, король уже давно ожидал какой-нибудь подлости от соседа, потому держал войска в боевой готовности, а до Тарная оттуда - рукой подать...
  
   ...Вот поэтому-то последние недели я провела в седле, считая дни до прибытия на место и строя предположения касательно того, что же все-таки задумал наш изощренный противник. Арнелий, недолго думая, наградил меня правом говорить от его имени, так что теперь я, изволите ли видеть, являлась "королевским голосом". Ирония судьбы - однажды я себе это право присвоила, теперь награда, что называется, нашла героя... Я бы предпочла путешествовать инкогнито, чтобы постараться без лишнего шума разобраться в происходящем в тех краях, но увы - Арнелий счел, что так я буду в большей безопасности. "Королевский голос" - статус посерьезнее посольского, во всяком случае, эта персона может рассчитывать на уважительное отношение к себе со стороны противника.
   -Госпожа Нарен! - Меня догнал Лауринь - куда же без него.
   Услышав, что я собралась посетить места, где вот-вот может разгореться сражение, лейтенант заявил, что если его не официально не откомандируют в качестве моего сопровождающего, он запятнает свое имя дезертирством, но все равно отправится со мной. Разумеется, высказал это он только мне, а не своему командованию, но я прекрасно знала, что Лауринь не шутит. Впрочем, никто не собирался лишать меня верного телохранителя...
   -Только что прибыла птица с посланием, - сообщил Лауринь.
   -Откуда, из столицы? - нахмурилась я.
   -Нет, из местечка, где наши расквартированы, - ответил Лауринь. - Похоже, Никкей нас опередил. Да вы лучше сами прочтите...
   Короткая шифровка ничего утешительного не сообщала. Как выяснилось, передовые отряды Никкея уже благополучно пересекли границы княжества. Местные оказывали сопротивление, но самое большее, что они были способны -- это продержаться до подхода арастенских отрядов.
   Княгиня Тарнайская официально передала командование своими войсками генералу Ларрайну и "вверила судьбу княжества в руки августейшего соседа", чего и следовало ожидать.
   -Не нравится мне это, - сказала я сквозь зубы. Судя по лицу лейтенанта, ему тоже было не по душе происходящее.
   Нет смысла описывать, как мы добирались до военного лагеря недалеко от границы, и как тарнайский командующий вводил меня в курс дела. Пограничный гарнизон Арастена подняли по тревоге, вскоре должно было прибыть еще подкрепление, а пока нужно было справляться своими силами - Никкей тоже двинул на нас не многотысячное войско. Впрочем, надо думать, и его отряды ожидали подкреплений.
   По всему выходило, что стальвийская армия выжидает, и, судя по тому, как быстро отреагировали стальвийцы на мое прибытие, именно этого они и ожидали. Еще бы знать, зачем...
   На следующее же утро в наш лагерь доставили послание, из которого следовало, что стальвийская сторона, представляемая Раймо Борасом, предлагает мирные переговоры.
   -Любопытно, что он хочет мне поведать, - пробормотала я, отшвыривая послание.
   Несомненно, о мире речи не идет. Скорее всего, Борас от лица Никкея еще раз потребует не вмешиваться в тарнайский конфликт и вывести войска с территории княжества. Разумеется, я - а именно я, напомню, представляла интересы Арастена от имени Арнелия - откажусь, и тогда Раймо с чистой совестью сможет скомандовать наступление.
   Возможно, я описываю эти события несколько сумбурно, но именно так они отложились у меня в памяти. К тому же, не сказать, чтобы я была особенно сильна в той области, что касалась командования армиями, а также прочих военных дел. Впрочем, мне достаточно было знать одно: ни Борас, ни Никкей, ни Наор, кем бы он ни был, не должны получить этого несчастного клочка земли, пока я не пойму, чем он так ценен для них...
   ...Встреча посланников происходила примерно так, как я и предполагала. В центре оговоренной территории (а было это поле на краю леса) находились только мы с Борасом и наши приближенные: в его случае - несколько офицеров не последнего разбора и парочка магов средней руки, в моем - личный телохранитель (оставить Лауриня в лагере можно было только одним способом - связав по рукам и ногам), и наши офицеры. В некотором отдалении скучали боевые маги и несколько внушительных отрядов. Впрочем, Борас тоже не стал полагаться исключительно на свои умения, и прикрытием простых солдат не погнушался.
   Беседа тоже началась ожидаемо: Раймо официальным тоном еще раз зачитал ультиматум и предложил нам очистить указанную территорию и вывести отряды за пределы княжества. Я не менее официальным тоном отказалась от лица княгини Тарнайской и Его величества Арнелия, после чего Раймо все так же убийственно вежливо сообщил, что вынужден будет начать боевые действия, если мы не одумаемся.
   -Мы не одумаемся, - сказала я, нарушая протокол. Мы с Раймо стояли недалеко друг от друга - не перекрикиваться же через все поле. - Ты прекрасно это знаешь, Раймо, так что довольно болтовни.
   -Флосс, тебе-то что за интерес лезть в эту заварушку? - весело вскинул брови Раймо. - Ведь тебе, если я правильно помню, всегда было наплевать на политические игры, разве нет?
   -Боюсь, мои пристрастия несколько изменились с тех пор, как мы встречались в последний раз, - заметила я. - Но и ты, как мне помнится, считал ниже своего достоинства служить у кого-то на побегушках. Или я ошибаюсь?
   -Отнюдь. - Раймо прищурился, и этот прищур не сулил ничего хорошего. Очевидно, я попала в точку. - Но ты ведь помнишь, Флосс, я люблю играть. Ну а если поначалу расклад слаб... Так даже интереснее.
   -Не вполне поняла твою аллегорию, - хмыкнула я. - Впрочем, мне ясно одно, Раймо. Ты участвуешь в этом не из голого любопытства. Сдается мне, есть у тебя какая-то корысть...
   -Да что ты говоришь? - усмехнулся Раймо. - Похоже, ты знаешь о моих побуждениях больше меня самого! Похоже на тебя, Флосс!
   Я дернула плечом и повернулась, собираясь уходить. Нет, глупо было думать, будто Борас хоть намекнет на то, что ему понадобилось в здешней глуши.
   -Флосс, - произнес он. - Постой-ка.
   Я обернулась.
   -Я сейчас говорю не как представитель Его величества Никкея. - Дурашливость исчезла с лица Раймо. - Я говорю от своего имени. Так вот, Флосс, у меня к тебе предложение: бросай эту ерунду. В Арастене тебе нечего ловить, поверь мне на слово.
   -Я правильно понимаю - ты предлагаешь мне присоединиться к тебе? - прищурилась я. - Ты большого о себе мнения, Раймо, если рассчитываешь, что я пойду на это. Или просто плохо меня знаешь.
   -Перестань, Флосс, - ухмыльнулся Борас. - Тебе не идет быть такой серьезной. О да, я помню, ты сейчас "голос" Его величества Арнелия... Но то дела королей, а разве мы с тобой враги? Разве я не могу предложить тебе что-то от чистого сердца? Вспомни, мы ведь прекрасно проводили время. Помнишь, как в той славной деревеньке в Вельции?
   -Это в тот раз, когда тебя приняли за упыря? - подняла я брови. Любопытные все же у Бораса представления о приятном времяпрепровождении!
   -Ну да, - продолжал улыбаться он. - А ты предложила местным проткнуть меня колом и убедиться, что я никакой не упырь.
   -Что они с большим удовольствием и проделали, - подытожила я.
   -Не проделали бы, если бы не застали сонным... Это ведь была твоя работа, не так ли? - Улыбка Бораса сделалась неприятной. - Я ничего не услышал...
   Надо же... совсем недавно я рассказывала об этом эпизоде Лауриню. Должно быть, Раймо все-таки тогда здорово задело за живое...
   -А что мне оставалось делать? - пожала я плечами. - Ты бы спалил эту деревню дотла, а мне нужно было закончить расследование. Можно подумать, от тебя убыло! А после проверки местные так охотно взялись нам помогать...
   -Да, наверно, ты права, - вздохнул Раймо. - Вот только, Флосс, с тех пор у меня сохранилось стойкое желание дать тебе почувствовать то же, что испытал тогда я...
   Борас был боевым магом, а я всего лишь судебным, к тому же я не ожидала нападения. Очень глупо с моей стороны, но я не рассчитывала на такую подлость со стороны Раймо, а потому не успела вовремя среагировать.
   Короткий, очень мощный направленный выброс энергии - в мою сторону. Даже будь я готова к отражению атаки, вряд ли бы мне удалось на таком незначительном расстоянии отбить удар одного из лучших боевых магов современности. Сгусток энергии принял вид и форму короткого и толстого деревянного кола - в чувстве юмора Раймо не откажешь: и охота же была ему тратить силы на материализацию! - и это было последним, что я смогла увидеть. Кол вошел мне в живот. Острая вспышка горячей боли, разом подкосились ноги, кажется, изо рта хлынула кровь, - а дальше я уже ничего не чувствовала, только успела еще уловить краем сознания чей-то отчаянный крик, а дальше вокруг завыло и загрохотало.
   Все правильно, у нас ведь есть боевые маги, и они атаковали первыми. Еще бы, покушение на независимого судебного мага, на посланника, на "королевский голос" при сотне свидетелей - это не то же самое, что покушение, о котором никто не узнал! Так вот оно что... Похоже, Наор все-таки опасался, что Арнелий сумеет решить дело миром, и хотел подстраховаться. Такую плюху, как убийство судебного мага, Арнелий спустить не имеет права...
   А Раймо, оказывается, так меня и не простил. Поделом мне, не стоило ему доверять...
   Но зачем, зачем война? Не из-за этого дурацкого княжества, в самом-то деле... Мне показалось, что меня вот-вот озарит какая-то идея, но это всего-навсего подкралось беспамятство.
   Двое неплохих боевых магов против Бораса. Интересно, кто-то останется в живых? Боюсь, узнать этого мне уже не суждено. И дед так и не дождется правнука... Как глупо-то, надо же...
  
   ..."Фло!.. Фло!.." - слышалось откуда-то издалека, и я вынужденно очнулась: кто-то горстями лил холодную воду мне на лицо. Жива, надо же. Очевидно, я крепче, чем предполагала, и это не могло не радовать. Я прислушалась к своим ощущениям. Так. Нижней половины тела я вообще не чувствую (может, оно и к лучшему), да и руки, похоже, не слишком хорошо слушаются. Очевидно, проклятый кол вошел достаточно глубоко, чтобы зацепить позвоночник. Мерзко, что и говорить, но все же не смертельно. Вот только, чтобы привести себя в порядок, придется потрудиться - своего рода защитный механизм, который имеется у любого мага, заработал сам, вот только действия его едва хватало на то, чтобы не дать мне истечь кровью или умереть от болевого шока. Для полного восстановления организма сил определенно было недостаточно. Это уже хуже...
   Я все-таки открыла глаза, хотя даже это нехитрое усилие далось мне с большим трудом, и увидела прямо над собой бледное лицо Лауриня. Заметив, что я пришла в себя, лейтенант хотел было что-то сказать, но не смог, только прерывисто вздохнул и вытер лицо прямо рукавом. Чище оно от этого, конечно же, не стало.
   Мундир Лауриня был изодран буквально в клочья и залит уже побуревшей кровью, неясно, его собственной или моей (скорее, пожалуй, второе). Мокрые волосы прилипли ко лбу, руки мелко подрагивали, как бывает от непомерного напряжения. Я еще поразилась, как это он умудрился вытащить меня из этой мясорубки, Лауринь не казался способным на подобные силовые упражнения.
   Интересно, где это мы? Вокруг лес, рядом ручей... Ладно, ориентированием на местности я займусь позже. Сейчас важно не это.
   По счастью, Лауринь умудрился положить меня очень удачно - совсем близко к ручью, так что кисть правой моей руки оказалась в воде. Конечно, для задуманного подошла бы и окружающая растительность, но это долго и тяжело, а текучая вода - то, что нужно. Правда, из-за моих манипуляций ручей станет мертвым на много дней пути вверх и вниз по течению, в нем еще много лет ничто не сможет жить, но... Себя я ценила намного больше живой природы.
   -Лауринь... - сделав над собой усилие, выговорила я. - Кол... вытащите его...
   -Но... - вскинулся было Лауринь, но, очевидно, решил - я знаю, что делаю.
   Первая попытка оказалась неудачной, к тому же у лейтенанта тряслись руки.
   -Дурак, - прошипела я. - Сильнее тяните... ногой упритесь, что ли...
   На этот раз у Лауриня получилось.
   -Отойдите подальше, - велела я сквозь зубы. - Не вздумайте до меня дотронуться... и к воде... не подходите...
   А дальше опять навалилась чернота, сознание предпочло отключиться, чтобы не мешать организму залечивать раны. Только бы Лауринь не вздумал сунуться ко мне - в таком состоянии мне все равно, что использовать - энергию ли стихии, живого ли существа. Крупное живое существо, кстати, предпочтительнее, так что опасность Лауриню грозила нешуточная...
   Когда я во второй раз открыла глаза, солнце уже начало клониться к закату. Я прислушалась к себе. Так, ногами пошевелить могу, рваных ран на теле вроде бы нет, боль вполне терпима. Остальное несущественно.
   Попытка сесть увенчалась успехом. Я огляделась. М-да... Ручей, считай, погиб, равно как и вся обитавшая в нем водная мелочь. Да что там, в окружности диаметром шагов двадцать, центром которой являлась я, трава пожухла и пожелтела, а какой-то куст лишился листвы и скукожился, будто от сильного мороза.
   Лауринь обнаружился неподалеку. Сидя на земле, он с сосредоточенным видом затягивал зубами самодельную повязку на плече. Похоже, его все же зацепило. Заметив мои телодвижения, лейтенант заметно оживился, однако остался на месте.
   -Можете подойти, - сказала я, облизнув сухие губы. - Теперь тут безопасно.
   -Фло... - Лауринь мигом оказался рядом. Как себя вести в подобных ситуациях и что говорить, он не знал. - Вы...
   -Я жива, Лауринь, - сказала я. - Во многом благодаря вам. По-моему, у нас становится традицией спасать друг другу жизнь, вы не находите?
   -Да, только я явно отстаю по счету, - неожиданно озорно улыбнулся Лауринь.
   -А вас это, конечно, огорчает, - усмехнулась я.
   -Н-нет... вы не так поняли, - разом смешался лейтенант. - Я не то хотел сказать...
   -Ладно, неважно, - решила я сменить тему. - Вы не в курсе, чем кончилось побоище?
   -Нет, - мотнул вихрастой головой Лауринь. - Когда вы упали, началось такое... Я, если честно, не оглядывался, не до того было.
   -Понятно... - вздохнула я. - Как вы вообще ухитрились меня поднять и дотащить сюда?
   -Не знаю, - честно ответил Лауринь. - А что было делать?
   -Да, делать нечего, - сказала я себе под нос. - Хорошо. Вернее, ничего хорошего. Лауринь, а не сходить ли вам на разведку?
   -Зачем? - поразился лейтенант.
   -Должны же мы знать, кто выиграл в этой стычке, - ответила я. - У меня есть сильное подозрение, что стальвийцы, но кто его знает... Идите, Лауринь, идите. Обещаю, что никуда отсюда не денусь.
   -Но... - начал было Лауринь, и мне пришлось сказать прямо, зная, что намеков он не поймет:
   -Лауринь, идите, не спорьте, очень вас прошу. Видите ли, кроме всего прочего, мне бы хотелось постирать одежду и привести себя в порядок. Конечно, раздетой вы меня уже видели, и не раз, но, тем не менее, согласитесь, дело это достаточно интимное...
   -О... - Лейтенант заметно смутился. - Простите... Конечно, я пойду...
   Ходил Лауринь достаточно долго, тщательно выполосканная в ручье одежда - на стирку эта вода еще годилась - успела почти просохнуть на ветерке. Отскребать от себя засохшую кровь, грязь и прочие малоприятные субстанции в холодной воде оказалось сложно, но это было лучше, чем ничего. Подозреваю, ароматы от меня по-прежнему исходили далеко не сладостные, но хотя бы я не чувствовала себя извалявшейся в мусорной куче.
   Лейтенанта я встретила уже полностью облаченной. Если честно, я не сразу услышала, как он подошел, и еще подумала: ведь может же, когда захочет, не топать, как плохо воспитанная лошадь!
   -Ну, что там? - спросила я, грызя травинку. Травинка была невкусная, осенняя, но больше занять себя было нечем, трубка где-то потерялась.
   -Ничего, - ответил Лауринь, усевшись рядом со мной на траву. - И никого. Живых, то есть... А мертвых много. - Его явственно передернуло. - И в наших цветах, и в их тоже... Поди пойми, кто кого.
   Я только вздохнула. Да, пожалуй, мальчишка, сроду не бывавший на войне, не разберется в многочисленных следах, оставленных двумя отрядами. Ну, ничего. Теперь главное - выбраться отсюда, и поскорее.
   -А вы сможете идти? - тут же поинтересовался Лауринь. Очевидно, последнюю фразу я произнесла вслух.
   -Куда я денусь, - хмыкнула я, вставая. Увы, сделала я это слишком резко, и меня сильно шатнуло. В целом было ясно: хотя стоять и даже совершать некоторые движения, не требующие серьезных усилий (ухитрилась же я искупаться!), я способна, а вот насчет идти...
   Впрочем, сказать что-либо по этому поводу я не успела - Лауринь молча подставил мне плечо. Так, пожалуй, даже удобно, что он ниже меня ростом... Вот только стоило мне всем своим немаленьким весом навалиться на лейтенанта, как лицо его перекосилось от боли.
   -Эт-то еще что за новости? - поинтересовалась я, снимая руку с плеча Лауриня и внезапно припоминая его давешние манипуляции с перевязкой. - Вы ранены? А ну, дайте взглянуть!
   -Не надо, - запротестовал лейтенант. - Такая ерунда, право, а вы и без того...
   Однако по его побелевшему лицу и выступившей на лбу испарине видно было, что "ерунда" таковой отнюдь не является. Присохшую повязку пришлось отдирать, Лауринь шипел сквозь зубы, но терпел.
   -Ого! - только и сказала я, когда размотала, наконец, неровно намотанную повязку. Похоже, Лауриня вскользь зацепил кто-то из магов - на плече красовался глубокий рубец, не ожог, но что-то вроде... Чуть левее - и быть бы ему без руки. И с такой вот раной он сперва выволок меня с поля боя, потом еще дважды проделал тот же путь, и до сих пор ухитряется оставаться на ногах? Я невольно зауважала мальчишку. - Да что вы дергаетесь?
   Лауринь угрюмо молчал, так что мне пришлось прекратить свои манипуляции и кратко пояснить ему ситуацию:
   -Лауринь, я предпочитаю, чтобы в нашем дуэте, раз уж нам так не повезло остаться в этом треклятом лесу вдвоем, был всего один калека. По странному стечению обстоятельству этим временным калекой буду я. Поверьте, вылечить вас мне не трудно, большого значения эти затраты энергии для меня не имеют, чуть больше, чуть меньше, роли уже не играет. - Я перевела дыхание и закончила: - Поэтому прекратите геройствовать. Вам меня еще на себе тащить, сами видите, какой из меня ходок. Вам ясно?
   -Ясно, - буркнул Лауринь и покорно подставил плечо. Полагаю, я работала весьма неаккуратно, но мне было как-то не до сантиментов.
   -Ну а теперь идемте, - велела я, чувствуя противную дрожь в руках. - Только умойтесь сперва, вы будто нарочно в грязи валялись.
   -А... вы же сказали - к воде не подходить, - напомнил Лауринь.
   -Теперь можно, я же говорила, - сказала я. - Только не пейте ее, не советую. Мертвая вода -- гадость та еще...
   Лауринь послушно умылся, особенно, впрочем, не усердствуя, после чего мы, наконец, отправились в путь...
   Впрочем, отправились - это громко сказано. Вернее было бы сказать - поковыляли. Куда идти, было, в общем-то понятно, сориентироваться на местности удалось без труда. Идею выйти на дорогу я отмела сразу, как неразумную. Конечно, если в стычке одержали верх наши доблестные солдаты при поддержке двух боевых магов, было бы просто замечательно натолкнуться на патруль. Но если победила противная сторона, то встречаться с представителями этой самой стороны мне не хотелось категорически. Хотя бы до тех пор, пока я не приду в себя в достаточно для того, чтобы не опасаться, по крайней мере, простых солдат. (Со средним боевым магом я, будучи в хорошей форме, смогу еще потягаться, но вот с Борасом я бы не связалась, находясь и на пике возможностей. В своей области он был гениален.)
   В итоге я решила, что нужно продвигаться лесом вдоль дороги, тогда вскоре мы выйдем к той деревушке, где останавливался на ночь наш отряд. Неизвестно, в чьем она теперь распоряжении, но об этом думать не хотелось категорически. Я полагала, что к тому моменту, как мы доберемся до места, я перестану шататься от каждого дуновения ветерка и смогу за себя постоять.
   -Фло, - неожиданно подал голос Лауринь. - Можно спросить?
   -Спрашивайте, - вздохнула я. Продираться по лесу было делом нелегким, особенно учитывая наличие густого подлеска.
   -Я подумал... - Лейтенант вынужденно прервался, помогая мне перебраться через поваленное дерево. - Вы же сильный маг, все говорят... Я сам видел, на что вы способны. А как же так получилось?..
   -Что именно получилось? - мрачно спросила я. - Если вы о том, что Борас ухитрился меня продырявить, то все просто: я не ожидала нападения, это раз. Я фактически маг широкого профиля, а он - высококвалифицированный боевой маг, это два. Убийства - его профессия, в этом с ним никому не тягаться.
   -Я даже не о том... - Лауринь дышал все тяжелее, да и то - потаскай меня, попробуй. Не то чтобы я вовсе не стояла на ногах, но ему хватало. - Я помню, как вы меня лечили... Почему ж вы себя...
   Лауринь споткнулся, прикусил язык и не закончил фразу.
   -Вы хотите спросить, почему, я валялась, как свинья на бойне, вместо того, чтобы бодро вскочить и задать жару Борасу? - ответила я. - Как бы вам объяснить попроще...
   -Не надо попроще... - попросил Лауринь. - Или вы считаете, я не пойму?
   -А кто вас знает, - дернула я плечом. - Хорошо. Попробую объяснить. Итак, каждый маг - своего рода замкнутый энергетический контур...
   -Только маг? - перебил Лауринь, и я невольно удивилась.
   -Хороший вопрос, - признала я. - Нет, не только. Любое живое существо. Но у нас это выражено особенно сильно. Лауринь, так вы в состоянии представить замкнутый контур? - Лейтенант коротко кивнул. - Замечательно. Так вот... начиная работать... ну, колдовать, выражаясь проще, мы размыкаем этот контур. Происходит выброс энергии, который тем мощнее, чем сильнее маг. Пока понятно?
   -Вполне, - ответил Лауринь.
   -Затраченная энергия восстанавливается за счет ресурсов организма самого мага, - продолжила я. - В подробности углубляться не буду, это вам неинтересно. Так вот, кто-то восстанавливается быстрее, кто-то медленнее. При этом выходить за определенный предел расходования энергии очень не рекомендуется, иначе можно просто умереть.
   Я помолчала, стараясь отдышаться. Лауринь терпеливо ждал.
   -Я уже говорила, Раймо Борас - один из лучших боевых магов, - сказала я неохотно. - И убивать себе подобных он умеет отлично. В моем случае энергетический контур оказался разомкнут извне. Такое ранение для меня не смертельно, я бы замкнула контур и зарастила рану почти сразу... если бы не блокировка.
   -Потому что кол был деревянный? - проявил неожиданную догадливость Лауринь.
   -Почему вы так решили? - удивилась я, отводя от лица ветки.
   -Ну... - Лауринь вздохнул. - Зря, что ли, старики говорят - в упыря непременно надо кол забить, иначе снова встанет. Да и всякая нечисть дерева боится.
   -Ну, спасибо вам за комплимент, Лауринь, - ухмыльнулась я. - Но вы правы. Действительно, дерево замечательно блокирует... Тому придумана уйма научных объяснений, но я сейчас не вспомню и половины. Итак, энергия, считай, хлещет, как из дырявой бочки, куда уж тут самоисцелением заниматься!..
   -И что вы сделали? - любопытно спросил Лауринь.
   -Вы же видели, - вздохнула я. - При необходимости маг может подпитываться чужой энергией. Например, стихийной - воды, огня, земли, воздуха. Последние, правда, очень слабо реагируют... а с огнем связываться просто опасно. К счастью, подвернулся ручей... - Я влипла лицом в паутину и длинно выругалась. Терпеть этого не могу! Пауков -- уважаю, а паутину -- не переношу! - Ну а кроме того, есть энергия живых существ, от растений до людей. Видели, как траву вокруг меня высушило? Но это уж на крайний случай...
   -Почему?
   -Такую энергию очень легко забирать, - сказала я. - И к этому слишком быстро привыкают. Был маг - и нет мага, остался паразит.
   -Все равно как упырь? - спросил Лауринь.
   -Да, похоже, только уровнем выше, - кивнула я. - Помните Дараи с ее жертвоприношениями? Это одна из разновидностей такого паразитизма. Правда, Дараи уповала в основном на силу крови своих жертв, а энергии забирала лишь самую малость...
   -А кровь... - заикнулся было Лауринь, но я отмахнулась:
   -Это ерунда... Все эти сказки про упырей... ни разу одного настоящего мне не попалось. Были разные сумасшедшие, вообразившие себя кровопийцами, были такие, как Дараи, были просто дикие твари, но чтобы настоящий упырь... - Я перевела дыхание и решила сменить тему: - Лауринь, уже темнеет. Такими темпами мы с вами далеко не уйдем. Давайте-ка устраиваться на ночь...
   К решению вопроса с ночлегом Лауринь подошел со всей ответственностью. Мы расположились на удачно подвернувшейся поляне, вокруг стеной стояли невысокие ели, и Лауринь немедленно взялся рубить лапник. Рубить - громко сказано, с этаким ножом много не нарубишь, скорее уж он просто ломал ветки, вконец изодрав руки и одежду. Занимался он этим достаточно долго, и я, глядя на растущую гору веток, в конце концов, не выдержала:
   -Лауринь, может, вы остановитесь? По самым скромным подсчетам, на это можно уложить минимум роту! Зачем столько?
   -Хотел шалаш соорудить, - ответил Лауринь серьезно. - Видели, как солнце садилось? К дождю... Да и теплее будет.
   Я хотела было сказать, что не дам промокнуть и замерзнуть нам обоим, но вовремя прикусила язык. Тратить силы еще и на это... Пускай делает, что хочет. Наверно, ему даже приятно было взять решение насущных проблем на себя.
   Наблюдать за Лауринем было любопытно. Я и раньше знала, что руки у него пришиты тем концом, каким нужно, но сейчас лишний раз в этом убедилась. Шалаш у него получился невзрачный, но на вид довольно прочный, импровизированная крыша протекать не должна была. Наверно, этому он научился еще в своем имении, охотиться, полагаю, ему приходилось, и в лесу ночевать тоже. Так или иначе, сейчас эти умения оказались как нельзя кстати.
   -Костер разводить будем? - деловито спросил Лауринь, покончив со строительством.
   Я кивнула. Уже довольно сильно стемнело, а ни звезд, ни луны сегодня не предвиделось - небо затянуло облаками. Похоже, Лауринь не ошибся, в самом деле собирался дождь.
   -С дороги нас не увидят, - сказала я. - А сидеть в темноте лично мне не нравится.
   Через четверть часа на поляне стало заметно уютнее, маленький костерок давал немного света, так что можно было разглядеть лица друг друга. Я сидела, обхватив руками колени, смотрела в огонь и размышляла. По другую сторону костра Лауринь ворошил угли длинной веткой и, что удивительно, помалкивал.
   -Хотелось бы все же знать, кто сегодня победил... - озвучила я самый насущный вопрос. От этого в самом деле многое зависело. - Лошадей жалко...
   Мою кобылу в самом деле было жаль. Я привыкла к ней, она ко мне, и лучшей лошади мне пока не попадалось. Конечно, я могла купить лошадь и моложе, и красивее, и резвее, вот только коняги с таким же невозмутимым нравом, как у моей серой, я пока не встречала. Надеюсь, она не попала под шальной энергетический разряд и не переломала ноги в какой-нибудь канаве.
   Лауринь неохотно кивнул, и лицо его сделалось мрачным. Его я тоже понимала: лошадь у него была всего одна, и купить другую ему было бы ох как непросто... А кони из казенной конюшни - это такие одры, на которых и сесть-то стыдно. За исключением тех, что предназначены для гонцов, а еще на непредвиденный случай для высшего офицерского состава, конечно, но на таких Лауриню можно было не рассчитывать.
   -Надеюсь, всем нашим удалось выбраться... - сказал Лауринь, и я почувствовала мгновенную неловкость. Но, в конце концов, они люди, стало быть, могут позаботиться о себе, а вот лошади гораздо более беспомощны в такой свалке. - Хорошо, что Иваса с нами не было...
   -Он вам так дорог? - спросила я. Капрал не успел вернуться до нашего отъезда, а жаль, мне давно хотелось с ним побеседовать!
   Лауринь пожал плечами.
   -Я его с детства помню, - сказал он, не удивившись смене темы. - Я, кажется, говорил уже, они с отцом вместе служили, тот Ивасу жизнь спас... А когда отца... когда отца сослали, он отправился с ним. Он меня многому научил.
   -И фехтованию тоже? - поинтересовалась я между прочим, хотя сильно в этом сомневалась. Не был Ивас похож на мастера клинка. Может быть, в общей свалке оно и не важно, но как фехтует Лауринь, я видела, и это была хорошая школа. Определенно не то, чему может научить простой солдат.
   -Нет, - подтвердил мои измышления Лауринь. - Фехтовать меня учил отец.
   -Ференц Лагарста, - уточнила я зачем-то.
   -Отец, - отрезал Лауринь, да таким тоном, что мои брови удивленно поползли вверх. Лауринь выпрямился, а лицо его в свете костра показалось вдруг совсем взрослым. - Фло, я знаю, что рожден от другого человека. Только того, другого, я не видел, не знаю и, если честно, знать не хочу. А вырастил меня человек по имени Ференц Лагарста, и только его я буду называть отцом!..
   -Воля ваша, - сказала я негромко, но Лауринь еще не закончил.
   -Он же знал, что я не его сын, - сказал он. - Он совершенно точно знал! Только он никогда не делал различий между мной и Люцием. Он меня любил, Фло, понимаете? И научил всему, чему и Люция учил. Так что не говорите больше, что он мне не отец, пусть даже я не имею права на его фамилию!..
   -Успокойтесь, Лауринь, - сказала я. Мой лейтенант не уставал меня поражать. - Мне, если честно, абсолютно все равно, чей вы сын. Кстати, мне нравится, когда вы заводитесь. Вы тогда перестаете заикаться и мямлить.
   -Снова вы издеваетесь, - протянул Лауринь, разом теряя эту странную взрослость и снова превращаясь в мальчишку.
   -Не думаю даже, - хмыкнула я. - Однако мы отвлеклись, Лауринь. Речь шла о том, кто сегодня победил, а от этого зависит то, что мы будем делать дальше.
   -И что мы будем делать? - мрачно буркнул Лауринь.
   -Хорошо бы завтра выбраться из леса до темноты, - сказала я. - Добраться до своих и выяснить обстановку. А потом мне бы очень хотелось разыскать Бораса и побеседовать с ним...
   -Мне тоже хотелось бы его найти, - медленно проговорил Лауринь, и я невольно вздрогнула - такого металла в его голосе я еще не слыхала. - Только не для разговоров.
   -И что же вы намерены с ним делать, если найдете? - поинтересовалась я.
   -Я его убью, - коротко и просто сказал Лауринь.
   -Вы с ума сошли!.. - Я не сдержала нервного смешка. - Раймо из вас жаркое сделает!
   -Не думаю. - И снова лицо Лауриня переменилось, и как-то я сомневалась, чтобы в этом был виноват только неверный свет костра. Такого взгляда у Лауриня мне прежде видеть не доводилось - собранного, серьезного и опасно расчетливого. - Я теперь знаю, что маги тоже уязвимы, особенно если не ожидают нападения. Поэтому, Фло, я его убью. У меня получится, я уверен.
   -Да чтоб вам провалиться, Лауринь, - в сердцах сказала я. - Что вас так разобрало? Это же война, а на войне все средства хороши.
   -Война войной, Фло, но он напал на "голос короля", посланника, переговорщика! - отрезал Лауринь и бросил свою ветку в костер, взметнув сноп искр. - А даже если б вы не были послом... За вас я любого убью.
   Я не нашлась, что ответить. А что тут можно было сказать?
   -Давайте-ка спать, Лауринь, - вздохнула я, нарушив повисшую тишину. - Завтра надо выйти пораньше...
   Я еще долго не могла уснуть. Пыталась думать о неизбежной войне, о том, чего же на самом деле добивается король Никкей... или же Раймо Борас... или сам Наор, какова моя роль во всем этом, но мысли упорно сворачивали в другую сторону. В конце концов, я сдалась и позволила мыслям течь, куда им заблагорассудится. Получалось... Ничего не получалось, если честно.
   Что этот мальчишка во мне нашел? Зачем я ему сдалась? Немолодая по обычным человеческим меркам, некрасивая, да еще со скверным характером и благоприобретенной привычкой его высмеивать? С его-то жизненными обстоятельствами Лауриню бы найти молодую вдову, а то и замужнюю даму, богатую, жалостливую, добрую, чтобы души в нем не чаяла, он того заслуживает, право слово. Или уж юную девицу, для которой он был бы романтическим героем, из тех, на чью долю в романах всегда выпадают немыслимые испытания, но которые заканчивают свои дни богатыми и знаменитыми. Такая бы и вовсе его боготворила. А что он получил вместо этого?
   Я посмотрела на Лауриня. В осеннем лесу было холодно, к тому же начал накрапывать дождь, и шалаш пришелся как нельзя кстати. Ложиться пришлось рядом, в обнимку, потому что места было мало, да и теплее так. Лауринь уснул мгновенно, да оно и неудивительно, день выдался не из легких. Глядя на него спящего, трудно было поверить, что это именно он сидел совсем недавно у костра и говорил вещи, приставшие больше умудренному опытом мужчине, - во сне Лауринь выглядел совсем юным. От него пахло кровью, потом, лошадьми, дымом костра и болотной тиной (от меня, полагаю, не лучше), но все запахи перебивал аромат еловой смолы и хвои.
   Дождь зашумел сильнее, но сквозь плотную хвою еловых лап вода не просачивалась. А я вдруг с небывалой ясностью осознала: в моей жизни никогда не было мужчины, готового пойти за меня на верную смерть. Умереть за меня клялись многие, но кто в самом деле отважился бы рискнуть своей жизнью? Никто. Только Лаур Лауринь, лейтенант королевской гвардии, неполных двадцати лет от роду, которого я никогда не принимала всерьез...
   Я тяжело вздохнула, усмехнулась в волосы Лауриню...
   -Фло, что? Что случилось? - Голос у лейтенанта был сонный, но встревоженный.
   -Ничего. Спите, - сказала я и позволила ему обнять меня покрепче. Могу поклясться, ни один из тех мужчин, кого я знавала, не очнулся бы от такого глубокого сна, даже закати я тут показательную истерику...
   Лауринь получил именно то, что хотел. А хотел он, надо полагать, чтобы его не жалели и не восхищались тем, как он переносит выпавшие на его долю испытания. Просто - чтобы принимали таким, каков есть, вот и все...
  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"