Измайлова Кира, Эрл Грей: другие произведения.

18. Наливные яблочки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  - О, лень... - приговаривала Афадель. - О, лень!..
  - Я понимаю, что тебе лень, но сбор урожая никто не отменял, - сердито ответил я. - Подай корзину!
  Мы сидели на громадной яблоне и обирали румяные плоды. Которые получше - к столу, а похуже - на сидр. Разумеется, вторых было больше.
  - Я пытаюсь рифму к "оленю" подобрать, - пояснила Афадель. - Скоро же очередное состязание бардов! Я хочу выступать со своими стихами.
  - Тюлень, - брякнул я. - И лучше возьми что-нибудь известное, а то ты со своим креативом всех перепугаешь!
  - А чем тебе не нравится... Олень в короне рогатой, что в чаще лесной рожден... дальше я еще не придумала, - созналась она.
  - Королем побежден, - подхватил я.
  - А Трандуил его победил? - удивилась Афадель.
  - Нет, олененком подобрал и из соски выпоил. Но для твоего опуса это недостаточно героически. Опиши, как король столкнулся в лесной чаще с гордым оленем...
  - И забодал его короной, - завершила подруга.
  - Не в рифму. да и слово не подходящее для бардовского состязания - забодал. Лучше...
  Тут корзина, в которую мы складывали яблоки, вырвалась из рук и грохнулась прямо в заросли крапивы.
  - Сам туда полезешь, - сказала Афадель, посмотрев сверху на раскатившиеся румяные яблоки.
  Я пожал плечами: как знал, надел рубаху с длинным рукавом и замшевые штаны, крапива мне не страшна!
  Но тут из кустов выбралась кабаниха с целым выводком.
  - Хана яблочкам, - прокомментировала подруга.
  Мы грустно смотрели сверху, как с таким трудом собранные плоды, радостно чавкая, пожирают дикие свиньи.
  - Ничего, вкуснее будут, - сказал я в утешение нам с Афаделью.
  - Ага, только король нам настучит по маковке. Мы не кабанов должны откармливать, а припасы готовить. Останемся вот без сидра.
  - Да ладно, мы ж не одни. Леголаса тоже припахали, - возразил я.
  - Угу, только он хитрый, он на том берегу мелкие яблоки на сидр обирает. Ну знаешь, карликовые такие яблоньки... А мы тут сидим, как орлы! Спускайся за корзиной, а я полезу наверх, там вон какие яблоки здоровенные!
  - Нет уж, я подожду, пока кабаны уйдут, - ответил я присмотрелся и добавил: - Корзину они тоже сожрали.
  - Тогда снимай рубаху и завязывай рукава, будем в нее складывать.
  - Ищи дурака! Там крапива, - заупрямился я. - Лучше новую сплести.
  - Ты ж отказываешься слезать, а из чего тут плести?
  - Я попозже слезу, - пообещал я. - Не будут же они там пастись вечно.
  Кабаны, будто услышав меня, развалились под яблоней и блаженно похрюкивали. Еще бы, после отборных-то яблок...
  - Брось в них яблоком, - сказал я Афадели.
  Она прицелилась и метко запустила в кабаниху недозрелым плодом. Та недовольно хрюкнула, подобрала яблоко, сожрала и снова развалилась.
  - Не-ет, так мы все яблоки на них изведем без толку, - покачал я головой. - Эх, ну почему мы луки не взяли! Чем бы еще бросить?
  - Бронелифчик не тронь! - быстро сказала Афадель. - Давай переберемся на другое дерево, как обычно?
  - Это отдельно стоящая яблоня, - мрачно ответил я. - Допрыгнуть вон до того дубка мы допрыгнем, но меня он не выдержит.
  - Ты посиди, а я сбегаю за подмогой! Или за луком хотя бы...
  - Хм, - я посмотрел вниз. - я бы сам сбегал, только там кабаниха. Она с поросятами знаешь какая злобная? Давай посидим еще, заодно и песню твою придумаем.
  - Ну ладно, - кивнула подруга, уселась на сук верхом и с хрустом откусила от наливного яблока. - Все равно пора обедать.
  Я тоже начал грызть урожай. Вкусный...
  - Значит, говоришь олень в короне рогатой... - тут мне пришла на ум неприличная рифма, и я закусил ее яблоком. - Что в чаще лесной рожден. Был кабаном поврежден?
  Афадель кинула в меня огрызком.
  - Чтобы олень сцепился с кабаном, он должен быть вообще придурочным. Где ты такое видел?
  - Так он не связывался, может, случайно набрел, а кабан кинулся. Они ж буйные! И олени не буйные, по-твоему? - скептически ответил я. - Гон по осени вспомни.
  - Ну вот и встретились два одиночества...
  Мы переглянулись. Звучало это перспективно.
  - Эх, оленя бы сейчас сюда, - мечтательно сказал я. - Он бы и кабана отогнал...
  - Не отвлекай... - прочавкала Афадель. - Вот и встретились два одиночества, олень ветвисторогий с лесным владыкою...
  - С кабаном? - не понял я.
  - С Трандуилом!
  Я поперхнулся яблоком.
  - Ты на что намекаешь?
  - На дружбу и преданность, а ты что подумал?
  - Я-то ничего не подумал, а вот что подумают гости и барды? И Леголас!
  - Леголас не похож на оленя, - строго сказала Афадель.
  - Ну как сказать... есть что-то в профиль...
  - Ты еще скажи, что у него холодный мокрый нос, печальные глаза и хвостик.
  - Ну, когда он голодный, глаза у него печальные, - припомнил я. - А нос не трогал, не знаю. Про хвостик тебе лучше знать.
  - Он мне его не показывал, - грустно сказала Афадель. - Он его вообще никому не показывает. Ну может, Следопыту разок. Нос тоже мокрый бывает - во время дождя. Так что не знаю, не знаю...
  - Афадель, у нас сейчас получится трагическая история лесного принца, зачатого в противоестественной связи короля с оленем, - сказал я. - И нас за это казнят.
  - За это нас не казнят, а изгонят, - поправила Афадель. - И мы поедем в Умбар к пиратам!
  По ее заблестевшим глазам я понял, что поездка к пиратам - дело вполне реальное.
  - А что, это ново, свежо и до нас так никто не писал, - Аафдель оживленно что-то прикидывала.
  - Не-не, мама не отпустит, - отперся я.
  - Будет король маму спрашивать! - фыркнула она. Пираты манили Афадель со страшной силой. По-моему, налеты их стали намного реже после знакомства с нею: не всякий пират выдержит напор моей подруги. Я-то привычный, и то...
  - Значит, повстречался Трандуилу в Лихолесье странный лось... пусть покажется вам странным, но в итоге все срослось!
  - Алексиэль олень, - напомнил я.
  - А это я для маскировки, - пояснила она. - Лось трубил на всю округу, Трандуила понося, но в итоге получилось королю поймать лося!
  - Нам прилетит еще и от оленя, - мрачно напророчил я. - И от Леголаса.
  - А от него-то за что? - удивилась Афадель и вдохновенно продолжила: - Как тот лось ни упирался, ни мычал сквозь зубы "бля!", но никто не вырывался у лесного короля!
  Я чуть не упал на кабанов. Во всяком случае сполз вниз по стволу. я не мог решить, где безопаснее - рядом с кабанами или Афаделью.
  - Сел король верхом на лося, в общем, круто понеслося! - импровизировала Афадель. - Лихолесье не видало скачки бешеной такой, даже старый акромантул говорил тихонько "ой".
  - Знаешь что, давай это будет история укрощения свирепого зверя, а не... а не что-то еще, - предложил я. - Это будет ново, свежо и тебе дадут приз.
  - Вообще-то это и есть история укрощения, - ответила Афадель. - А ты о чем подумал, извращенец?
  - Зная тебя, можно подумать о чем угодно, - промямлил я. Вот с Афаделью всегда так: вывернется и свалит все на меня. Главное, чтобы соавтором не указала, а то мне от мамы влетит. И от короля.
  - Длилась скачка третьи сутки, - развивала мысль Афадель, - не прервавшись на минутку. Вот ослаб наш лось, упал, тут король его и взял.
  - Алексиэль обидится, - сказал я. - Он и дольше скакать может. Просто не хочет.
  - Он тогда был моложе и слабее. Кормили плохо, - пояснила она. - Значит... Вот уздечка и седло - королю вновь повезло!
  - Это конец, я надеюсь? - спросил я.
  - Нет, что ты! Это начало! Теперь опишем, как король его любит, расчесывает... ну я не знаю, что там у оленей расчесывают, привязывают ленточки на рога, кормит с рук черносливом, выпасает, моет копыта... Думаю, строф в тридцать шесть можно уложиться.
  - Ты забыла "чешет рога", - мрачно сказал я. Кабаниха не собиралась никуда уходить, а творческий порыв Афадели остановить было невозможно.
  Спасение пришло неожиданно: на поляну выехал король наш Трандуил верхом на Алексиэле. Кабаниха подозрительно хрюкнула, потом снова заснула.
  - Что это вы там прохлаждаетесь? - недовольно спросил король, поглядев вверх.
  - Там кабаны, ваше величество, а мы без оружия, - честно ответил я. - Неудобно с луком за плечами яблоки собирать, цепляется!
  - А еще эльфы, - поцокал он языком и вдруг хрюкнул. Кабаны живо подорвались и умчались впереди собственного визга. - Слезайте.
  - Ваше величество, я про вас с Алексиэлем песню сочинила! - завопила Афадель с макушки яблони.
  - Тогда не слезай, - отрезал король. И обратился ко мне: - А ты мог бы подучить всеобщий лесной. Тебе пригодится.
  - Я всегда! - заверил я, спрыгивая наземь. - Может, дадите пару уроков, ваше величество?
  - Мне некогда, - сказал король. - Обратись к Леголасу.
  - И я! - завопила Афадель. - Я хочу брать частные уроки у его высочества!
  - Нет-нет, - быстро сказал король. - Только групповые.
  - Групповые еще круче! - обрадовалась Афадель. - Леголас придет?
  - Леголас занят, он работает, - строго сказал король. - Лучше пусть вас советник подучит.
  - Фу, - Афадель кинула вниз яблоко. Алексиэль поймал его на лету и с хрустом сжевал. - Тогда я точно спою, и только попробуйте мне запретить!
  - Маме скажу, - пообещал король и тронул оленя. - И не забудьте про яблоки!
  Мы переглянулись, и я со вздохом снял рубаху. Мухоморы мы в моих штанах уже таскали, настал черед яблок...
  Ну а через несколько дней началось состязание бардов и прочих менестрелей. И отговорить Афадель от участия я не смог: пока мы собирали яблоки, она придумала еще шесть строф и была намерена исполнить их под мой аккомпанемент.
  Я хотел было сказать, что порвал струны и вообще потерял лютню, но решил, что это недостойно мужчины. Поэтому я с чувством поцеловал маму перед концертом и приготовил на всякий случай мешок сухарей, смену одежды и лук. И мы пошли выступать в состязании бардов...
  Первым выступал сладкоголосый красавец из Лориэна (не тот, который жених Афадели, какой-то незнакомый). Он исполнил балладу о любви к некой неприступной деве, в которой легко угадывалась Владычица Галадриэль. В каком месте она недоступная, интересно, подумал я, вспомнив давнишний инцидент с мэллорном.
  Следом явился гость из Ривенделла (тоже не жених Афадели) с воинственной песнью. Мне понравилось, под нее можно было притопывать и прихлопывать. Сразу видно гномье влияние в музыке!
  Потом вышел Следопыт. Я и не знал, что он приехал. Следопыт спел про дружбу и огреб неистовые аплодисменты Леголаса.
  Дальше была наша очередь. Я ударил по струнам, а Афадель запела. Голосище у нее такой, что мою лютню почти и слышно не было, я мог тренькать, как угодно.
  На втором куплете слушатели запереглядывались. На третьем король выразительно закашлялся, но разве Афадель остановишь? Она была намерена спеть все до конца.
  На шестом у меня порвалась одна струна (честно!), но всем было наплевать: все слушали Афадель. Думаю, ее песнь долетала до Минас-Итиля. А может, и до самого Мордора. То-то Саурон порадовался: сел, поди, поужинать, вина выпить, а тут такие кошачьи вопли с двойным подтекстом... Гм. Ну это я увлекся...
  Афадель тем временем дошла до эпической сцены овладения королем нашим Трандуилом загадочным лосем, в котором все давно узнали оленя.
  Раздались аплодисменты. Это хлопал король. За ним втянулись прочие - как я понял, хотели заглушить песню. Ну не знаю не знаю. Это ж как надо аплодировать! Как бы своды не обрушились.
  Афадель прибавила громкости. Теперь аплодисменты звучали как ударные на фоне ее гроула. Лютни моей слышно не было, так что я под шумок перестал играть, прислушиваясь к гулу свода королевского дворца. Ох не нравилось мне это!
  Олень бил копытом. Оказалось, он отбивает ритм, и Афадель начала еще и пританцовывать.
  Ко мне подошел Леголас и что-то крикнул. Через минуту я сообразил, о чем он спрашивает.
  - Уже недолго, - я перекрикивал этот коллективный шабаш. - Всего восемь куплетов осталось.
  Я ошибся. За ночь Афадель успела сочинить еще десять, а поскольку переорать ее и потребовать прекратить выступление не могло все жюри вместе взятое во главе с королем, то пришлось слушать... Ничего, кстати, к концу подругу мою унесло в романтику.
  Словом, оргия продолжалась, пока Аафдель не допела. тогда наступила мертвая тишина. На короля не решались смотреть, поэтому я не знаю, что выражало его лицо.
  - Принесите приз, - сказал он сквозь зубы. Олень ударил копытом.
  Приз внесли. Это была золоченая арфа на подставочке.
  Ростом с меня.
  Я сразу понял, что если ее вручат Афадели, то таскать этот инструмент придется мне. Однако король был настроен решительно.
  - Это тебе за песню, - сказал он. Прозвучало двусмысленно.
  Афадель прижала арфу к бронелифчику и просияла взглядом и всеми бриллиантами.
  - Спасибо! Спасибо, ваше величество! Следующую песнь я тоже посвящу вам, - пылко пообещала она.
  - Не надо, - с расстановкой ответил он. Веко у него отчетливо подергивалось. - В следующий раз у нас конкурс исторической песни. Спой что-нибудь о битве... какой-нибудь битве, где не было меня!
  - Я спою о битве Леголаса! - пообещала она.
  - Я сказал - исторической! Леголаса тогда еще не было!
  - Вы все - важные вехи истории, - возразила она, лаская короля взглядом.
  Трандуил поплотнее запахнул мантию.
  - Второй приз - для Следопыта, - сказал он, и в зал внесли серебряную арфу.
  Бронзовая досталась лориэнцу, явно из политических соображений, а ривенделлец получил утешительный приз - кошель с золотом. Лучше б мы с ним поменялись.
  - Ну что ж... Пора и попировать, - заявил король и первым двинулся в зал.
  Ну а мне предстояло тащить проклятую арфу домой к Афадели. А потом тащить Афадель к ней домой...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"