Измайлова Кира, Эрл Грей: другие произведения.

31. Вот что-то пролетело и ага...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  В женатом состоянии есть свои плюсы. Например, можно жить отдельно от мамы, но при этом ходить к ней обедать. И к теще тоже, поочередно. Очень удобно и никто не в обиде.
  А еще на День сплетенных рук и влюбленных сердец можно не переживать, что тебе пришлют анонимное сердечко, вырезанное на древке стрелы. Афадель это сразу пресечет!
  И самому ничего не нужно посылать, если только Афадели, а то она обидится! Я старательно приготовил подарок и вручил в нужный момент, поэтому в семье у нас царили мир и любовь. Все это было четырнадцатого февраля. А вот пятнадцатого...
  Пятнадцатого на дверной занавеске нашего шалаша (так мы называли свое временное пристанище на театральном дубе; еще у нас была любовная лодка и много другого инвентаря) кто-то красной краской намалевал разбитое сердце.
  -И чье это? - грозно спросила любящая жена, уперев руки в боки.
  -Да, чье? - поддакнул я.
  -Кому ты успел чего разбить, мерзавец? - ласково спросила она.
  Я замотал головой, лихорадочно вспоминая свои прегрешения, и попытался отпереться:
  -Это тебе нарисовали! Сразу видно: это мужское.
  Ну правда, не могла же Геранька сюда проникнуть! И вообще, Следопыт сказал, она замужем давно. И уж тем более сюда вряд ли добежали девушки с Севера... И с Юга...
  -Может, это Леголасу подарили? - спросил я с надеждой.
  -А почему на нашей занавеске?
  -Потому что если намалевать это вот на портьерах, король убьет. Они дорогие, - пояснил я. - И вообще, может, Леголас мимо будет проходить и увидит.
  -А чего это он мимо будет проходить? - удивилась Афадель. - Почему не зайдет?
  -Потому что знает, чем это кончится... - пробормотал я.
  -Да чем это может кончиться? - воинственно спросила женушка. - Что-то ты быстро зачах, муженек! Тапочки тебе подавай, да, эль, лютню?
  -Нет, лютню не надо, - быстро сказал я, - лапти у меня и так есть, а наряд по бочкам у нас на вечер, забыла?
  -Такое разве забудешь, - мрачно ответила Афадель. - Зачем мы вообще вернулись, а? Так хорошо жили...
  Я вспомнил эскимосских девушек и подумал, что не все мы жили хорошо, отнюдь не все.
  -Найди в этом положительные стороны, - бодро предложил я. - Вон тебе кто-то признание в любви намалевал. И вообще...
  -Мне бы признание выложили рубинами, - не согласилась Афадель. - Это точно твои крали-нищебродки, с них и взять-то нечего, кроме рыбьего жира!
  -И драгоценных мехов!
  -И моржового...
  -Моржовый у короля в сокровищнице, - возразил я. - Он тоже ценность, между прочим. Кстати, к кому сегодня обедать пойдем?
  -К твоим, - ответила Афадель, - у меня вчера были, забыл? А лучше давай к Конану, у него там рыба копченая свежая... Заодно и бочонок прикатим!
  -Пошли! - воодушевился я и, уходя, подумал, что хорошо бы сердечко-то стереть, а то мало ли... Но не стер.
  Поцелуями сыт не будешь, но перекусить всегда приятно!
  Когда мы вернулись, сытые и пьяные, оказалось, что сердечко кто-то проткнул копьем. Копье было... примерно с меня длиной. Наконечник внушал.
  -Какой-то питекантроп в тебя влюбился! - сразу заявила Афадель.
  Я приуныл: нежными девичьими ручками здесь не пахло. Еще не всякий мужик такое копье метнет!
  -Я ж говорю, это к тебе, - попытался я перевести стрелки, но куда там.
  -Гляди-ка, а наконечник тоже из моржового... бивня, - присмотрелась Афадель. - С зазубринами, чтобы точно не вытащить. Боевой.
  -Как-то это мало походит на любовное послание... - пробормотал я.
  -Думаешь, нас нашли? - тревожно спросила Афадель и нервно оглянулась.
  -Кто?! - опешил я.
  -Ну мало ли кого мы обнесли, - обтекаемо ответила она. - Или Сау...
  -Нет-нет, это явно не его почерк!
  -Ну тогда супруг твоей мохноногой! - мстительно сказала Афадель. - Нашел тебя и мстит за сорванный цветочек!
  -Да кому я нужен! Наверняка твой хахаль!
  -Мой хахаль тебя бы пришил, а не инсталляции сооружал! Точно, с твоей стороны рогоносец!
  -Хоббит такое копье не поднимет даже! И северянин тоже... А орчанок и троллих я не трогал, клянусь!
  -Гхм... - прозвучала у меня за спиной, и мы оба синхронно подпрыгнули.
  -Не трогал! - повторил я на всякий случай. - И гномок тоже.
  -И что это у нас тут? - спросил подкравшийся Трандуил.
  -Инсталляция, - повторила Афадель. - Вчера был день сплетенных рук и влюбленных сердец, а сегодня сердце, как видите, разбито...
  -Понабрались у этих смертных, - сказал король сокрушенно. - Где наши старые добрые традиции?
  И он поправил на голове корону из веточек.
  -А что гласят старые добрые традиции? - вкрадчиво спросила Афадель. - Надеюсь, что разбитые сердца необходимо излечивать, ваше величество? Подобное подобным?
  -Могу одолжить рыбий клей, действует моментально, - сориентировался король. - И это... инсталляцию перенесите в более подобающее место, чтобы народ не смущать.
  -А нам что, без двери жить?! - возмутилась Афадель.
  -Новую поставите! - отрезал король. - И покрасите в национальные лихолесские цвета.
  -Она и так была зелененькая! - возмутился уже я, потому что выпрашивал занавеску у мамы битых два дня. Это вообще-то ее свадебный плащ был.
  -Да. И маме новый плащ справите!
  -А вы откуда знаете, что это ее плащ?
  -А то я твою маму не знаю! - выкрутился король.
  -Мало ли таких плащей! - не отставал я.
  -Конечно, мало, это ж ручная работа! И еще там вышиты ее инициалы на квенья.
  -Ага, - сказала Афадель. - Вот вы и попались. Кроме вас, тут квенья никто не знает! Ну Леголас немножко. Да мы по смайлику...
  -Подумаешь, иероглифов из Поднебесной тоже никто не знает, а все в татуировках с ними щеголяют! - фыркнул король. - И что-то вы разговорились. Король приказал - выполняйте.
  Афадель оскорбилась и широким жестом сорвала занавеску с креплений. С копьем вместе.
  -Ого! - восхитился я.
  -В музей! - велел король и быстро удалился.
  -Что в музей? Плащ или копье? - крикнул я ему вслед, но ответа не дождался.
  Мы сокрушенно посмотрели друг на друга. Афадель взвесила копье на руке.
  -Удобно, - пробормотала она. - Давай себе оставим.
  -Да, если его вот так воткнуть, - я примерился, - то можно и занавеску повесить, и белье на нем сушить.
  -Ты сперва это белье постирай! - отозвалась она.
  Ну я и пошел на речку. Там как раз конанова супруга с выводком белье стирала, я ей подсунул. За кусок окорока она что хочешь сделает!
  А я прилег на травку. Все-таки семейная жизнь - это очень беспокойно и затратно...
  С этой точки зрения мне нравился варварский подход. Другое дело, Афадель так в домашнее хозяйство не запряжешь, это тебе не смирная вьючная лошадка, а... боевой мумак! Теперь с копьем.
  Однако на этом таинственные происшествия не прекратились. Назавтра кто-то намалевал разбитое сердце аккурат на стене королевских чертогов и пробил его топором. Нехилым таким, Конан его еле выдернул!
  -А, это к Трандуилу кто-то неравнодушен, - заключила Афадель и успокоилась.
  Король, напротив, обеспокоился и взгрел своих советников, разведчиков и всех, кто попался под горячую руку.
  Взгретые, они сперва явились к нам, как к виновникам королевского гнева, а затем рассыпались по лесам. Что самое печальное, они и нас рассыпали там же...
  Пока мы собирались обратно, третье сердечко появилось на крупе Алексиэля. К счастью, ничем не пробитое. В смысле, стрела была нарисована: художник явно побоялся, что Алексиэль зашибет его копытом, если почувствует укол.
  Это давало нам некоторую зацепку: значит, он меньше Алексиэля. И пугливее.
  Но силен, раз уж мог орудовать тем копьем (мы сделали из него подпорку для крыши шалаша, очень стильно вышло). Или же злоумышленников было несколько?
  Я представил, как десяток пигмеев тащит на руках копье, и захихикал. Следов пигмеи не оставляли...
  -Может, это назгул? - предположила Афадель, лузгая тыквенные семечки.
  -Не, у назгулов копья моргульские, - помотал я головой, - колдунские. Откуда у них моржовый хер? И потом, назгул бы не сердечко намалевал, а что-нибудь пострашнее.
  -А что может быть страшнее вырванного сердца? - не поняла Афадель. - Помнишь, какие там потеки крови намалеваны? А оно еще и разрублено! Или к дереву пришпилено...
  -Э-э-э... Прометей? - неуверенно предположил я, припоминая сказки, песни и пляски народов Севера. - Данко?
  -Ты еще скажи - Горький! - обозлилась Афадель и добавила: - Прометей печенью поплатился...
  И пощупала собственную.
  Я понял намек.
  -Да, печень бы потренировать не мешало, - сказал я мечтательно. - Но король нас на порог не пустит, пока мы ему не предоставим этого... копьеметца.
  -А почему мы? - возмутилась Афадель. - Где его служба безопасности? Нам жалованье, как стражникам, не платят!
  -Так копье нам прилетело, - ответил я еще более уныло. - Типа из-за нас.
  -Пусть докажут!
  -Чего тут доказывать! К нам же домой его прислали...
  -Но дуб-то королевский, - напомнила Афадель. - А плащ - твоей мамы.
  -Не тронь маму, - хмуро сказал я.
  -Мне еще пожить охота, - согласилась Афадель и пригорюнилась. - Но почему он не оставляет следов?
  Я подумал.
  -Может, он эльф! Или оставляет, а потом заметает... хвостом.
  -Где ты видел хвостатых эльфов?! И почему мне не сказал?
  -Я не видел. Я столько не выпью, - отказался я.
  -А что если... что если злоумышленник управлял копьем силой мысли? И кистью с краской тоже! Тогда ему не надо было подходить близко! - зафонтанировала идеями супруга. - Или вообще... взял и наколдовал! Слушай, может, это Радагаст прикалывается?
  -Точно! - страшным шепотом зашипел я. - Давай скажем, что это Радагаст. Ну что, Трандуил будет проверять, что ли? И с магом связываться не станет - себе дороже.
  -Он может Гэндальфа пригласить, - помотала головой Афадель, - нам это надо?
  -Не, Гэндальф сразу вина потребует и денег, а король жадный.
  -Вот именно. Мы же и виноваты окажемся. Вдвойне!
  Я с тоской поковырял носком лесную подстилку, не выковырял ничего интересного, кроме двух клещей, и предложил:
  -Может, напишем ему?
  -Кому? Этому, с сердечками, что ли?.. - Афадель вдруг осеклась и сказала: - Русалокот.
  -Что русалокот?
  -Смайлик помнишь? По-моему, это дело рук одного и того же... автора. Характерный почерк.
  -А кто нам смайлик рисовал на коте?
  -Следопыт! - ответил я и потер руки. - Точно, его работа!
  -Да ну, - фыркнула женушка. - Он бы копье Леголасу кидал, если бы поднял, конечно.
  -Ну... это был толстый намек!
  -Кому? - не поняла она.
  -Давай ему на дубе напишем записку. Так и так, копье ваше получили, спасибо.
  -Ну давай, - согласилась Афадель и протянула мне топорик.
  До глубокой ночи я занимался надубным творчеством...
  -Подписываться будем? - проскрежетал я под вечер.
  -Смайлик поставь, - велела супруга, болтая ногами над моей головой. - Чтоб наверняка.
  Я с трудом вырезал смайлик и едва не выронил топорик себе на ногу.
  -Иди ужинать, - велела Афадель. - Что-то ты ослаб!
  Ну еще бы! Помаши-ка топором, высекая наши эльфийские руны! Но я был горд - это ж надо, столько рун зараз нарубить.
  Осталось дождаться ответа...
  Ответа на утро не было, а вот гнев короля нашего Трандуила обрушился на нас, как ушат воды из проруби.
  -Вы зачем дуб испоганили, мерзавцы?! - бушевал он.
  -Как можно испоганить эльфийский дуб эльфийскими рунами? - изумился я. - Это же наше все!
  -Да?! А что тут... хм... высечено? - король провел пальцем по рунам. - Копье твое твердо, о путник... подчеркнуто два раза. Намек понял. Смайлик. Это что?
  -Смайлик... Вместо подписи...
  Я пожалел, что не взял просто чернила.
  -Стесать немедля, - повелел король. - Рану дуба - залечить. Эльфы вы или кто?
  -Эльфы, - печально подтвердили мы. - А если снова копье прилетит?
  -Закроете дуб своими телами, - ответил король. - Это народное достояние, и он постарше вас обоих, вместе взятых. И умнее, по-моему.
  -Так вы с него и спросите, за копье-то, - пробурчал я, - раз он такой умный.
  И что вы думаете? Король спросил. А дуб ответил! В смысле прошелестел что-то такое, и король нахмурился.
  -Да не заливай! - сказал он дубу.
  Дуб зашумел возмущенно и взмахнул могучими ветвями так, что наш шалаш покосился.
  -Эй, ваше величество! - Афадель воспрянула духом. - Ответ получили - все, мы реабилитированы.
  -Не все так просто... - король задумчиво почесал нос. - Ответ-то я получил, да вот беда: дуб не отличает людей от эльфов на расстоянии.
  -А большое ли расстояние? - вкрадчиво спросил я. - может, ваши разведчики (слово "хваленые" я на всякий случай опустил) помогут?
  Король подумал, посоветовался с дубом и отсчитал десятка два шагов. Я прикинул, с какой силой надо было метнуть копье с такого расстояния, и поежился.
  -Надо еще Алексиэля спросить, - сообразила Афадель. - Уж он-то наверняка унюхал, кто у него на жопе рисовал! А раз на месте не затоптал, значит, это был кто-то знакомый. Например, на букву Р!
  -Или на букву Л, - поддержал я. - Г! Т!
  -Б! - выкрикнула Афадель.
  -Вы мне это прекратите, - нахмурился король и подозвал Алексиэля.
  Тот то ли нашептал что-то хозяину, то ли просто пожевал его ухо, но Трандуил сказал:
  -Алексиэль утверждает, что это был не эльф.
  -Вот видите, мы тут ни при чем! - обрадовалась Афадель. - Орка или тролля он к себе не подпустит, следовательно, рисовал человек. А какой человек свой? Или Бродяжник, или Гэндальф, или Радагаст, или Саруман!
  -Они не люди, - отбивался король. - Вы еще скажите - Саурон!
  -Бродяжник не человек?! - изумился я.
  -Нет, последние трое. Вы главное им этого не сказаните.
  -Неважно, свои ведь, - пожала плечами Афадель. - Вот среди них и надо искать. Саруман... нет, он женился недавно, ему не до того. Радагаст такую многоходовку не придумает. Значит, или Гэндальф, или Бродяжник!
  -А вот если вы не велели уничтожить надпись, может, он бы сам в ответ написал, - встрял я, - и мы бы не гадали.
  И тут откуда-то прилетела черная стрела с флажком на древке и воткнулась в многострадальный дуб, трепеща оперением.
  Дуб ругнулся на своем, как я понял. Афадель просияла.
  -Это же пираты! - вскричала она.
  Алексиэль обиженно взмекнул, объясняя, что пиратов к своему заду бы не подпустил.
  -Что-то мне знакома эта ткань, - прищурился вдруг правая рука короля, недавно вздрюченный повторно, а потому втройне бдительный. - Ваше величество! Это же клок плаща Конана!
  -И правда, - присмотрелся Трандуил. - А где он сам, кстати? Подать сюда варвара!
  Варвара подали. То есть он пришел сам, подталкиваемый в спину советником Трандуила, и вопросительно посмотрел на работодателя.
  -Твое? - коротко спросил король, показав ему стрелу, копье и топор.
  Варвар охотно кивнул.
  -Ты зачем имущество казенное портишь? - спросил Трандуил, кивнув на дуб и Алексиэля. Олень топнул копытом и фыркнул.
  -Конан не портишь, Конан выполняй поставленную боевую задачу, - ответил он.
  -Какую? Кто поставил? - нахмурился король.
  -Не скажу, - практически без акцента ответил варвар.
  -А если прикажу? - прищурился Трандуил.
  Конан гулко ударил себя в грудь.
  -Моя клялся!
  -Мне ты тоже клялся, - сухо сказал король и кивнул правой руке. - Лишить довольствия. Конфисковать все имущество.
  -А я говорил, что варварам доверять нельзя! - обрадовался тот.
  Конан сложил руки на груди и нахмурился.
  -Меня - довольствия? - спросил он зловеще.
  -Да, - король посмотрел на него свысока. - Ты не оправдал доверия. Можешь забирать жену и детей и отправляться прочь из Лихолесья.
  -Погодите, ваше величество, - вмешалась Афадель. Ну не успели мы тихо исчезнуть! - Так мы никогда не узнаем этой тайны!
  -Что тайна! - воскликнул он. - Предательство - вот что меня тревожит! Змея свила гнездо у меня на груди... Ладно варвар, что с него взять, а если завтра это окажешься ты? Или ты? - Трандуил по очереди указывал на собравшихся, и лицо его было исполнено вселенской печали.
  -Никогда! - хором сказали мы с Афаделью. - Да и Конан никого не предавал, да, Конан?
  Варвар замялся.
  -Всё - в казну! - сказал он наконец.
  -Что - в казну? - хором спросили все присутствующие, даже затесавшийся Бродяжник.
  И только король поинтересовался:
  -Сколько?
  Варвар показал на пальцах. Это заняло примерно четверть часа.
  Трандуил подумал.
  -Прощаю, - величественно произнес он. - На этот раз.
  Подумал еще и добавил:
  -Но если ты не скажешь, кто нанял тебя пронзить копьем... гм... твердь дуба, то еще три раза по столько в казну или упаковывай пожитки. Ах нет, мы же их конфискуем...
  Конан подумал еще, наклонился к королю и прогудел ему на ухо.
  -Два с половиной, - покладисто сказал Трандуил и гнусно ухмыльнулся.
  Умеет наш король дела делать, ничего не скажешь!
  - А нам? - пискнула Афадель. - У нас занавесочка попортилась.
  Конан тяжело вздохнул, снял плащ и протянул ей. Там была дырочка, но это ерунда, для проветривания в самый раз. И вместо дверного глазка сгодится.
  Я понял, что больше нам ничего не перепадет, так что мы полезли на дуб: чинить шалаш, вешать новую дверь, словом, ремонтом занялись. Самое оно на ночь глядя!
  -И все же интересно, кто ухитрился подкупить Конана? - задумчиво произнесла Афадель.
  Я понял ее намек и вздохнул:
  -Да, нас бы кто так подкупил...
  -Я все слышал, - постучал по дубу король.
  Я в ответ простучал начало веселой застольной песни.
  -Не забывайте, что отчисления в казну от подкупа - 90%, - был ответ.
  -Нам пока еще никто ничего не дал!
  -Вот как дадут, так и отчислите.
  -Договорились... А теперь, ваше величество, позвольте мне наконец остаться наедине с моей женой, - огрызнулся я. Король неприлично заржал и удалился, насвистывая фривольную песенку. Гм. Ну... на нашей театральной лужайке акустика отличная, а учитывая темперамент Афадели, насчет "наедине" я сильно погорячился...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"