Извекова Наталья Владимировна: другие произведения.

Ч. 1. Шаг до пропасти (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ИДЕТ РАБОТА НАД НОВЫМ ВАРИАНТОМ КНИГИ. О СРОКАХ НАЧАЛА ВЫКЛАДКИ СООБЩУ ДОПОЛНИТЕЛЬНО. Принимается любая критика предыдущей версии. Благодарю за уже высказанные замечания! Все критические мнения, как имеющиеся, так и будущие, непременно учтутся в процессе написания.

От автора

  
   Мир вокруг нас безграничен, и, осознаем мы это или нет, так же безграничны и неисчислимы чудеса, существующие в нем. Мало кто из нас знает, хотя некоторые и догадываются, что рядом с нашим миром во Вселенной существуют еще тысячи, а может быть и сотни тысяч миров. Это миры, созданные в мечтах писателей. Тонкие, хрупкие, безудержно прекрасные, они всегда готовы принять в себя любого, кто их ищет, понять и простить, защитить и утешить, утолить боль и преумножить радость. Иногда стоит только протянуть руку, и если повезет, можно коснуться чего-то волшебного и неизведанного, всегда существующего возле нас, но не видимого для глаза.
   Вот именно в таком соседнем, всего-то на расстоянии полета безудержной фантазии, мире, названном мною Землей Надежды, и произошли описанные ниже события.
   Ну-ка, как там было в детстве? В некотором царстве, в некотором государстве... Хм, ну допустим не в царстве, а в королевстве, и даже в двух... В общем, в один судьбоносный день правители соседствующих стран, стремясь заключить межгосударственный союз, решили поженить своих старших детей. И все бы ничего, если бы у потенциальной невесты и среднего брата жениха не было таланта находить приключения на свои шальные головы. И уж точно никому и, в первую очередь, горемычным родителям, даже в страшном сне не могло присниться, что эти двое, встретившись, не только сдружатся... Нет, лучше все по порядку! Итак...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Шаг до пропасти

ВМЕСТО ПРОЛОГА

  
   До рассвета оставалось всего каких-то час-полтора, а в рабочем кабинете правителя Ольвии все еще продолжалось совещание.
   Красноватое пламя магических огней металось в настенных светильниках, от чего на всем вычурном убранстве комнаты плясали багровые блики.
   Усталые мужчины терли глаза и ежились в креслах, с трудом подавляя зевоту. Совещание продолжалось ночь напролет. Все запасы тонизирующих напитков были выпиты задолго до полуночи, и как бы организмы не нуждались в отдыхе, назревающие проблемы с Сильнарией требовали скорейшего разрешения.
   Из всех присутствующих довольно бодро выглядел только монарх, с соколиной зоркостью следящий за подчиненными.
   - Ну что еще можно сказать, мессир? Остается только резюмировать, - сидящий в кресле у окна министр иностранных дел Волбридж рассеянно потер переносицу, - нам нужен союзник. Достаточно сильный, чтобы раз и навсегда отбить у Сильнарии охоту не то что диверсии на границе устраивать, но даже смотреть в нашу сторону...
   Первый советник Аргор ехидно сощурился:
   - И все это, разумеется, исключит вероятность военных действий? Да вы мечтатель, лорд Алан! Позвольте узнать, где же вы собираетесь искать такое сказочно могущественное государство? И, самое главное, на какой основе вы собираетесь заключать с ним договор?
   - Довольно, лорд Найлен, - в ровном негромком голосе Эрлиона Альнара Милдорна, короля Ольвии, зазвучала сталь. - Мы все устали, но ваше ерничанье сейчас не ко времени.
   - Прошу меня простить, мессир! - смешался под тяжелым взглядом Аргор.
   - Извинения приняты, - улыбнулся одними уголками губ король и повелительно кивнул Волбриджу. - Продолжайте, лорд Алан. Насколько я понял, вы уже имеете на примете достойного союзника.
   На лице старика расцвела светлая улыбка, преображая резковатые черты по-мальчишески лукавым выражением.
   - Мой Господин как всегда проницателен. А союзник поистине достойный... - огненный покосился на первого советника. - К слову, лорд Найлен, для того, чтобы найти оную державу, не нужно ехать за тридевять земель. Достаточно просто протянуть руку. Образно, конечно. - Он вдруг резко посерьезнел и с вызовом посмотрел на собравшихся. - Мое мнение таково. Нам следует заключить договор о союзе с Илирией.
   В комнате словно Полог Безмолвия активировали. Ошеломленное молчание было красноречивей каких-либо слов. Казалось, что можно услышать даже удары сердец, вмиг участивших свой ритм. Сонливость сняло как рукой.
   - Но... Как? - только и смог выдавить из себя кто-то.
   Министр иностранных дел был явно доволен произведенным эффектом, но держать интригу не собирался:
   - А все довольно просто. Илирия слишком долго была закрытым государством и придерживалась политики нейтралитета. Сменявшие друг друга Владычицы последние три тысячелетия довольно упорно отсекали все попытки втянуть страну в какой-либо союз, ограничиваясь лишь заключением торговых соглашений. Но, к счастью, всему в этом мире свойственно изменяться. Последние два столетия я довольно пристально наблюдаю за тем, что происходит в Илирии. Сменившая на престоле Владычицу Сению ее дочь Кейтар довольно молода, но за пятьдесят лет своего правления она восхищает меня все больше и больше. Владычица Кейтар жаждет перемен и не боится претворять их в жизнь. Под ее чутким руководством страна переживает разительные, но, несомненно, положительные изменения. Год за годом медленно, но уверенно меняется внешняя и внутренняя политика, сглаживаются конфликты, меняются приоритеты. А уж в перспективе... Я считаю, что Владычица довольно благосклонно отнесется к нашему предложению о союзе. Но, есть один момент...
   Он замолчал, словно в нерешительности. Темно-карие, почти черные глаза вопрошающе взглянули на короля.
   Тот лишь хмыкнул и махнул рукой:
   - Да говорите уж, как есть! Я так понимаю, вас смущает вероятное условие заключения союза?
   - Да, мой Господин! - поморщился лорд Алан, но продолжил. - Все дело в том, что союз можно будет построить только на кровных узах, ибо ничего не ценится илирийцами больше. Узы брака в Илирии считаются единственным абсолютным залогом верности и преданности, поскольку единение двух сердец, заключенное пред богами, неразрывно и нерушимо.
   - Вы предлагаете мне жениться на Владычице? - хитровато ухмыльнулся Эрлион Милдорн. - Так по нашим законам двоеженство-то не приветствуется.
   Узловатые пальцы первого советника нервно забарабанили по подлокотнику кресла.
   - Нет, мой Господин. Не вам и не на Владычице. У миледи Кейтар Аэриннис две дочери, старшей из которых три недели назад исполнилось девятнадцать. По нашим законам и законам Илирии она уже может выйти замуж.
   - Так вы предлагаете... - иронично изогнул бровь король. - Собственно, почему бы и нет? Вальдар, - он окинул оценивающим взглядом сына, который наконец-то перестал мерить кабинет шагами, и присел на широкий подоконник, - я надеюсь, ты в полной мере понимаешь, чего я от тебя ожидаю?
   - Да, мессир, - в серебристо-синих глазах, которыми отличались все потомки Дома Милдорн, было только ледяное спокойствие и почти равнодушие, - я полностью понимаю ваши чаяния и всецело их поддерживаю.
   - Значит ли это, что ты не будешь возражать, если я велю тебе соединить свою судьбу с престолонаследницей Илирии?
   - Мессир, если это необходимо для политической стабильности и этого требуют обстоятельства, мое желание значения не имеет.
   - Вот как? - монарх довольно улыбнулся. Воистину он вырастил настоящего политика, свое полное подобие! - Такое послушание достойно похвалы! Что же, господа, считаю предложение лорда Алана достаточно аргументированным и наиболее приемлемым для претворения в жизнь. Нам остается лишь сделать Владычице Кейтар предложение, от которого она просто не сможет отказаться. А сейчас, благодарю, все свободны!
  

* * * * *

  
   Если бы бушующие внутри человека эмоции могли разрушать, сейчас от замка не осталось бы камня на камне. Одни боги сейчас знали, каких усилий ему стоило поддерживать индифферентное выражение лица!
   Едва дождавшись, когда министры скроются за ближайшим поворотом, Дар закрыл глаза и шагнул в мысленно спроецированный проем портала. Тело в один миг охватило ощущение жара, спустя пару мгновений сменившееся довольно ощутимым холодом. В лицо повеяло свежестью. Полностью доверившись Духу-Хранителю, направление перемещению он задавать не стал. А вот куда вынесет, туда и вынесет! Главное, чтобы от всех подальше.
   Вообще использовать порталы для перемещений между комнатами считалось дурным тоном, "поскольку своим внезапным появлением можно нарушить личное пространство человека". Ты гляди-ка, старые школьные уложения в голову полезли! Ну и шут с ним, с личным пространством этим. Переживут.
   Почувствовав, как отступает холод, а затем и, ощутив твердую поверхность под ногами, он открыл глаза. Ну это же надо?! Крыша... Дар подошел к краю и посмотрел вниз. Ровнехонько над балконом библиотеки. Ух ты, от такой высотищи просто дух захватывало! До земли было, по меньшей мере, метров шестьдесят. Не дайте боги, отсюда рухнуть! И как только Лардо умудряется сюда влезать-слезать по сто раз на дню?!
   Данный участок крыши был излюбленным местом младшего брата. И только теперь Дар начал понимать почему. Это действительно была единственная территория во всем замке, где можно было побыть наедине с собой.
   Он неспешно прошелся по краю, а затем пристроился, привалившись спиной к мраморному изваянию горгульи. Горящее от негодования лицо приятно остужал легкий ветер.
   Будь она неладна, вероятная женитьба эта... Минея пресветлая, ну почему сейчас?! В некотором роде, он, в общем-то, знал, что это случится довольно скоро, равно как и то, что сам себе жену выбрать не сможет. Не такой у отца характер, чтобы позволить кому-то принимать самостоятельные, а тем более политически невыгодные решения.
   Но то, что ему придется жениться самое большее через полгода... Он сердито фыркнул. Где-то в глубине души ему даже хотелось верить, что дочь Владычицы ответит отказом. Хотя о чем это он? Она ведь престолонаследница, а, следовательно, тоже будет послушна воле венценосных родителей.
   Вот демон! Как же сейчас хотелось, чтобы рядом был Лардо. Единственный по-настоящему дорогой ему человек, который всегда был готов поддержать, выслушать... Но братишка сейчас был далеко, в своей ненаглядной Академии магических искусств. До межсеместровых каникул осталось всего три недели. Владыки Воздуха, как же их пережить?..
  

* * * * *

  
   Стоило закрыться двери за последним из советников, как король тяжело опустился в резное кресло и с наслаждением расслабил плечи. Все-таки прошло уже то время, когда он легко мог не спать несколько суток подряд и не ощущать впоследствии все прелести переутомления. Хотя его возраст, всего-то сто три года, для мага считался просто смешным, нелегкое бремя безграничной ответственности за вверенную его руководству страну медленно, но уверенно делало свое дело. Только теперь он начал понимать, почему отец шестьдесят девять лет назад, едва дождавшись окончания его обучения, предпочел переложить тяготы власти на сына, а сам ушел на заслуженный покой. А ведь когда-то это казалось жуткой несправедливостью!
   Сейчас он уже и сам был отцом троих детей, но испытывать на прочность старшего сына в ближайшие сто пятьдесят - двести лет не собирался. Всему свое время, и пока будут силы, все тяготы правления он будет нести сам.
   Он не заметил, когда успел встать и подойти к занимающему почти всю стену портрету. Длинные пальцы легонько заскользили по невероятно реалистично изображенным лицам.
   Его дети. Родные, любимые... Такие похожие и в то же время настолько разные.
   Изображенный справа - старший, двадцатитрехлетний Вальдар Даниэль. Его гордость, надежда и опора. А в последнее время и вовсе мечта любого родителя - ответственный, здравомыслящий, он во всем оправдывал возложенные на него ожидания. По непреложной традиции как Великий князь Ольвии мальчик еще в младенчестве был принят в Орден Минеи, объединяющий в себе самых одаренных боевых магов королевства, и год за годом, невзирая на свой юный возраст, все прочнее завоевывал репутацию лучшего из лучших. Достойный выйдет правитель... Правитель, думающий вначале о благе народа, а затем уже о своем.
   Как же все-таки хорошо, что сын не стал спорить с навязываемой ему женитьбой! Хотя за показным равнодушием, присмотревшись, можно было заметить, как его покорежило от одной только мысли об этой возможности. Ну, помогите, всемилостивые боги, чтобы все удалось!
   Король перевел взгляд на изображенную рядом с Вальдаром девочку-подростка с невероятно обворожительной улыбкой, и сам невольно заулыбался, глядя на свою любимицу. Шестнадцатилетняя Эмилирис Селея была младшей из его детей.
   Его маленькая птичка-синичка. Ласковая хорошенькая озорница и исключительная умница. Неунывающая оптимистка, она просто лучилась любовью ко всем окружающим... За исключением старшего брата, с которым никогда не упускала возможность поругаться! Боги свидетели, как же хочется верить, что она это перерастет!
   За последний год малышка расцвела, превратившись из угловатого ребенка в прелестную девушку. Еще немного, и впору замуж отдавать... Хм, и ведь верно, давно пора озадачиться и выбрать красавице-княжне достойного спутника жизни!
   Возле Милы, как по-домашнему привыкли называть Эмилирис, приобняв сестру за талию, с гордо поднятой головой пристроился средний, восемнадцатилетний Галард Александр. Вот уж поистине, персональная проблема номер один.
   Не мальчишка - огонь! Только тронь, так и вспыхнет. Редкостный упрямец, он единственный из всех детей, да что греха таить, один из немногих во всей стране, осмеливался ему перечить. Нет, ну это же надо - перед ним грозные воины ниц падали, не смея поднять на него взгляд, а этот малолетний наглец... И все бы ничего, если бы вдобавок ко всему мальчик так не увлекался экспериментальной магией, иногда довольно опасной. Вот только почему он устраивал практикумы именно в стенах родного дома?! Одним словом: Шкода! Причем, именно с большой буквы!
   Но надо отдать должное, несмотря на свой горячий характер (вот ведь парадокс: маг стихии Воды с пламенным нравом!), он обладал незаурядным умом и почти не уступал старшему брату в искусстве владения оружием.
   Изображая юного князя, придворный художник превзошел самого себя, поскольку портрет поразительно передавал всю эмоциональную гамму первообраза. При пристальном рассмотрении можно было отчетливо увидеть и горящий в чуть сощуренных глазах юноши вызов, и легкую, едва заметную саркастичную улыбку.
   Но как же этот непоседа был ему дорог! Монарх пристальным взглядом окинул такие родные и знакомые черты. Сердце в груди забилось, словно птица в руках.
   - Маленький мой, до чего же ты похож на Эрика... - сорвался с губ хриплый шепот-стон.
   Горло сжал спазм. Боги, прошло столько лет, а боль не утихла, с каждым годом разгораясь все сильнее. Страх сковывал сердце и отравлял душу одной только мыслью о том, что может случиться в ближайший год. Еженощно снова стали терзать сны, заставляя просыпаться среди ночи от собственного крика, в холодном липком поту. Он вновь и вновь переживал тот день, когда у горного озера обнаружил своего брата-близнеца мертвым. Сильное молодое тело, искореженное, изломанное, в широко распахнутых глазах застыли ужас и боль...
   Все могло бы сойти за чудовищную случайность, если бы не небольшая, но глубокая колотая рана на спине, чуть ниже правой лопатки, которую, судя по характерным полосам по краям раны, могли нанести только андарийским кинжалом. Легкое было пробито почти насквозь, а значит, таким образом, Эрику намеренно пресекли возможность позвать на помощь...
   В тот далекий, веющий зноем, летний день у него, мальчишки, которому только вчера исполнилось девятнадцать, в темно-русых волосах появилась широкая седая прядь. Потеря своей второй половинки едва не свела его с ума, но он выдержал. Насильно заставил себя жить ради убитых горем родителей.
   Убийцу тогда так и не нашли. Следов присутствия какой-либо посторонней магии, по которой можно было определить присутствие кого-то кроме самого князя, просто не было. И (о, безумие!), после четырех месяцев старательного имитирования бурной деятельности и беспомощных докладов Отдела Сыска, всем объявили, что юный князь погиб в результате несчастного случая.
   Долгие годы он не мог смириться, искал разгадку случившемуся. И внезапно среди бумаг отца наткнулся на многолетние архивы семейных летописей, читать которые стал просто со скуки. Сопоставив же некоторые факты, он долго не мог поверить тому, что узнал. Поистине, умеющий делать выводы, их сделает! Из прочитанного выходило, что, по меньшей мере, на протяжении последних пяти тысяч лет, в каждом поколении правящего Дома, но именно в семействах монархов, в день достижения магического совершеннолетия при невыясненных обстоятельствах погибал или бесследно исчезал второй ребенок, будь то юноша или девушка. Единственным исключением было исчезновение семьсот тридцать четыре года назад престолонаследника, видимо, явившееся следствием того, что у него не было братьев или сестер.
   С превеликой радостью он счел бы тогда все это полным бредом, если бы не то, что Эрик был действительно вторым, поскольку родился на тринадцать минут позже. И брат был мертв...
   От одной мысли, что случившееся когда-нибудь повториться его швыряло в дрожь, а душу охватывали осклизлые пальцы ужаса.
   Все-таки страшная сила - память. Сколько бы не стремился что-то забыть, стереть, выбросить, она в один момент может перевернуть мир с ног на голову, выудив из своих закромов нечто такое, что надолго лишит покоя и сна, ввергнув в водоворот воспоминаний. Как же он мечтал, надеялся, что прошлое оставит его навсегда! И вот теперь...
   Семь месяцев, осталось всего семь месяцев... Чем ближе становилось магическое совершеннолетие среднего сына, тем больше его терзал страх. Неужели его мальчика тоже постигнет та же страшная участь?!
   Из тяжких дум вырвало негромкое шипение, с которым один за другим начали погасать магические светильники.
   Боги, уже почти светает, а он совсем отвлекся от главного! А о таких вещах как раз забывать и не следует.
   Стремительным шагом Эрлион Милдорн направился к рабочему столу. Тонкий лист гербовой бумаги быстро заполнился ловко сформулированными фразами. Завершив написание размашистым росчерком, на котором тут же проявилась личная печать, он сформировал из письма магического вестника. Переливающийся радужным светом голубок доверчиво пристроился на его ладони, сверкнул пронзительно синими глазами-бусинками и вылетел в распахнутое настежь окно.
   Провожая глазами молниеносно удаляющийся фантом, король оперся ладонями о край подоконника и облегченно вздохнул. Отчего-то он был твердо уверен в том, что Владычица не откажет. Слишком долго Илирия была закрытой для всех территорией и тайной за семью печатями.
   А своего мальчика он защитит. Во что бы то ни стало. Кошмарная полоса родовых смертей прекратится раз и навсегда. Чего бы это ему не стоило!
   Над крышами домов робко расцветали первые лучики солнца, окрашивая сонное небо в золотисто-розовые тона. Свежий, кристально чистый воздух, напоенный тонкими ароматами цветущих садов, звенел ликованием от прихода нового дня, омывая все вокруг живительной волной.
   Предрассветную тишь постепенно наполняли звуки просыпающегося города: негромкие приветствия спешащих по своим делам редких прохожих, звонкий задорный смех торопливо промчавшихся по площади цветочниц, цокот лошадиных копыт по мостовой, звон оружия сменяющейся стражи.
   Ворвавшийся в комнату весенний ветер проказливо взметнул тяжелый бархат штор, закружил в безудержном танце разложенные на столе бумаги, и монарх, словно мальчишка, бросился их ловить.
   Настроение стремительно улучшалось.
   Итак, первый шаг к переменам сделан. Теперь можно было с чистой совестью позволить себе поспать.
  

Глава 1. А кто сказал, что будет легко?

   Нет, ну почему время имеет отвратительную привычку так стремительно убегать?! Казалось бы, всего-то дел, по-быстрому слетать в горы и найти недостающую травку в зелье. А не успела оглянуться, как наступил вечер. И ведь как назло в прошлый раз умудрилась дать маме обещание без сопровождения в горы не летать!
   Лея досадливо закусила губу и, заложив в воздухе изящный вираж, выскользнула из портала. Ну, так и есть, в небе уже засияли звезды! До чего же хотелось верить, что ее отсутствия никто не заметил. Да только с ее-то везением...
   Набросив на себя иллюзию, девушка бесшумно пролетела вдоль стены, и, убедившись, что свет погашен на всем этаже, приземлилась на карниз. О, радость, окно по-прежнему оставалось предусмотрительно приоткрытым! Значит, в комнату все-таки никто не заходил. Неужели пронесло?! Она осторожно толкнула вовнутрь тяжелые створки и шагнула на подоконник.
   На столе у окна мягким светом загорелся светильник.
   - Эланор Лерелея Аэллинай! Ты знаешь, который сейчас час?!!
   Минея пресветлая, ну что такое не везет и как с этим бороться?! Как же хочется сигануть обратно, раскрыть крылья и исчезнуть в ночном небе... Но сейчас это только мечты, а мечтать, как известно, не вредно!
   Едва ее ноги коснулись пола, покрытого пушистым ковром, на открытое стрельчатое окно легло заклинание-барьер.
   Какая... радость! Все, путей для отступления нет. Ну что же, за неимением другого выхода, попробуем состроить хорошую девочку. Итак, как можно незаметнее стянем с плеча сумку с травами и затолкаем ее ногой под стол, потом благопристойно сложим ручки, невинно опустим глазки... Ну и что, что внешний вид как у разбойницы с большой дороги! Подумаешь, сапоги в грязи, на коротких бриджах пятно, у куртки распорот рукав, а в длинных волосах запуталась паутина... Не зря же всю сознательную жизнь ей внушали, что леди должна вести себя с достоинством в любой ситуации!
   - Знаю, мама, - ее негромкий голос прозвучал на удивление спокойно.
   Сидящая на краю дивана мать скрестила руки на груди и осуждающе покачала головой.
   Многих часто вводило в смущение то, что она выглядела не намного старше дочери, ведь только острый пронзительный взгляд и исходившая от нее аура силы и власти, давали представление о ее истинном возрасте. Сегодня же она была чудо как хороша: светло-рыжие волосы, перевитые жемчужной нитью, были уложены на голове венцом, и лишь несколько непослушных вьющихся прядок, выбившихся из прически, подчеркивали совершенный овал лица и выгодно оттеняли молочно-белую кожу. И без того точеную талию поверх расшитого золотыми цветами платья, охватывал тугой корсет, делая осанку поистине величественной. Картину не портило даже гневное выражение лица. И как она умудрялась всегда выглядеть такой... совершенной, что ли?!
   Лея про себя грустно вздохнула. Завидно, все-таки! Ей бы такую способность, ибо, как бы не старались горничные и фрейлины превратить ее в леди-совершенство, максимум через полтора часа она снова начинала выглядеть как девочка-беспризорник.
   - Ну и где тебя носило столько времени?
   Боги, что делать? Рассказать про горы - опять на неделю под домашним арестом оказаться, а не сказать... Ну что за язык дурацкий! По какой такой прихоти судьбы, на всех языках врать можно, а на илирийском нет?! Нечестно!!! Спокойно, Лея, спокойно! Главное верить в то, что говоришь!
   - Что ты, мамочка, меня не было совсем недолго. - Конечно, недолго: обычно подобные вылазки занимают гора-аздо больше времени!
   - Четыре с лишним часа это недолго?! Ну что за несносный ребенок! - Мать более внимательным взглядом окинула дочь и всплеснула руками, - Минея всеблагая, дитя, на кого ты похожа?!!
   Занятный вопрос!
   - Вообще-то, говорят на папу... - Лея пожала плечами и, едва сдерживая лукавую усмешку, подняла глаза на строгую родительницу. - Но тебе, конечно, виднее!
   Та изумленно распахнула темно-янтарные глаза, несколько мгновений постигая услышанное, а потом сердито вскочила.
   - Ну, знаешь... И эта язва моя дочь! - она вдруг стремительно обернулась, отчего пышная юбка шелкового платья вспенилась у ее ног темно-зеленой волной. - Лериан, а ты что молчишь?! Это, между прочим, результаты твоего воспитания!
   Из сокрытого тенью дальнего угла, куда не попадал свет от светильника, раздался тихий смешок, а потом послышался звук отодвигаемого кресла.
   На освещенное пространство вышел высокий стройный мужчина в серебристом камзоле. В его огромных, поразительно зеленых глазах плясало веселье, а на тонком красивом лице, обрамленном не очень коротко подстриженными светлыми волосами, сияла чуть насмешливая улыбка.
   - Кейтар, дорогая, а что, собственно, ты хотела услышать? Каков вопрос, таков и ответ. - Он подмигнул оторопевшей девушке, - Привет, сокровище!
   Лея, стоявшая спиной к резному дубовому столу, на него же и села.
   - Папа?.. Мама?.. - она ошеломленно переводила взгляд с одного на другую. - А что... что-то случилось?
   Отец как-то нарочито беспечно хмыкнул.
   - А что, мать с отцом не могут без предлога навестить свою дочурку? - он иронично изогнул бровь.
   Потрясение потихоньку проходило, но чтобы скрыть оставшуюся растерянность и беспокойство, Лея, как это часто делала, спряталась за сарказм:
   - Мама с папой конечно могут. А вот Владычица с главой Сената, да еще и вместе... Сомневаюсь! Вы же друг друга на дух не переносите, прям как кошка с собакой!
   - А то, что мы можем помириться, тебе кажется абсолютно невозможным? - подключилась мать, довольно правдоподобно изобразив на лице оскобленное достоинство.
   - Вы? Помириться? Я вас умоляю! - напряжение прошло окончательно и, задумавшись на мгновение, Лея направилась в гардеробную, обходя родителей по широкой дуге. Все-таки желание снять с себя грязную одежду было просто безудержным.
   Закрыв за собой узорную дверь, она принялась быстро все с себя стягивать, на ходу мысленно зажигая светильники.
   За тонкой стеной воцарилась подозрительная тишина. Неужели опять ментально ссорятся?! Ладно, на выяснение отношений дадим им минут пять-десять, а пока стоит привести себя в порядок.
   Шепотом ругаясь сквозь зубы, она с трудом распутала шнуровку рубашки и, сердито швырнув злокозненную вещь на стул, метнулась в душ. Как же все-таки здорово, что она в свое время настояла на его обустройстве в своих покоях. Заклинание Омовения это конечно замечательно, практично, быстро, но... это совсем не то! Ласковые прикосновения теплой воды создавали поразительное ощущение покоя, снимая усталость и даря душевное равновесие. Как жаль, что сейчас не было возможности расслабиться: присутствие матери с отцом в одной комнате вне рабочих моментов было явлением не просто редкостным, но практически небывалым. А, значит, что-то все-таки произошло, и это что-то касается ее персонально. И теперь ей предстоял нелегкий труд выуживания этого "чего-то" из родителей.
   Наскоро покончив с водными процедурами, Лея надела любимое домашнее платье глубокого синего цвета и, на ходу заплетая влажные волосы в косу, вернулась в комнату.
   А там... Явственное ощущение отгремевшей грозы. Разве что запаха озона не хватает. Боги всемилостивые!..
   Ей ничего не оставалось, как нервно спросить:
   - Так что стряслось-то?
   - Понимаешь ли, солнышко... - внимательно глядя ей в глаза начал отец, но его тут же перебил жесткий голос матери. Теперь уже она заняла кресло в темном углу.
   - Лериан, молчи! Сейчас говорить буду я!
   У-у-у... А льда-то в голосе сколько! Значит, решение уже принято и уклониться от его выполнения не удастся. Все-таки мамина властность страшная сила. И чем дальше, тем страшнее!
   - Понимаешь ли, дочь, неделю назад нам пришло послание из Ольвии с весьма занятными предложениями. В течение недели мы совместно с Сенатом вели обсуждение по представленным вопросам, и пришли к выводу, что они вполне целесообразны.
   - Короче, заумная моя! - фыркнул отец, и как-то странно на нее покосился.
   - Ну, если в двух словах... Нам сделали предложение заключить межгосударственный союз и... От имени Великого князя Ольвии Его Величество король Эрлион Милдорн просит твоей руки.
   Чего??? Чего он там просит?! А больше ему ничего не нужно? Нервный смешок невольно сорвался с губ. Лея тяжело опустилась на край кровати.
   Рядом присела мать, взяв ее лицо в свои ладони.
   - Дочь, ты меня слышишь? Великий князь Ольвии официально предложил тебе выйти за него замуж.
   - Слышу, мама, слышу...
   А в голове вертелась "вступительная" фраза матери. Вполне целесообразны, значит... Значит все уже решили... Все. Хватит. Достали! Девушка резко вскочила на ноги и в один миг оказалась в нескольких шагах от опешившей Владычицы. И ее понесло:
   - Может Великому князю Ольвии себе вместо жены домашних животных завести?! Птичек там, или рыбок? Они в отличие от меня миролюбивым характером отличаются! С каких это делов ему вдруг приспичило жениться на илире? У них что, стало модным заводить себе крылатых подружек?
   - Лея...
   - Что Лея? Ну, что?! Скажете, не права?
   От возмущения просто перехватывало дыхание и, едва она остановилась, чтобы отдышаться, как инициативу тут же перехватила мать:
   - Дочь, далеко не все в этой жизни зависит только от наших желаний. А этот союз выгоден не только Ольвии, но и нам.
   Лею начало трясти. Ну, знаете, это уже слишком!
   - Что??? Опять политика?! Опять эти демоновы государственные интересы?! Я не буду разменной картой в ваших политических играх! Я не пойду за него замуж!!! - она сердито топнула ногой.
   - Еще как пойдешь! И это мое последнее слово! - теперь уже взорвалась Кейтар.
   Ага, спешу и падаю!
   - Размечталась! Боги, это просто бред какой-то! Знаешь, как это называется? Ты еще объявление напиши, - она дурашливо скривилась и продекламировала, - отдам дочь в хорошие руки по политическим убеждениям! Хотя чего еще можно ждать от такого бесчувственного человека, как ты?!
   Между ними, раскинув руки, и заслоняя дочь от зло сверкающей глазами матери, встал отец:
   - Так, спокойно! Давайте обойдемся без взаимных оскорблений. Доченька, давай-ка ты лети домой, а то нам с мамой столько всего обсудить нужно... - от легкого взмаха его руки барьер с окна рассеялся, золотистой пыльцой оседая на пол.
   - Хорошо, папа! - изо всех сил сдерживая себя, чтобы не расплакаться, девушка выпрыгнула за окно. За спиной мгновенно материализовались крылья. Уже открывая воздушный портал, она услышала сердитое:
   - А здесь ей значит не дом?!
  

Глава 2. Принять, не значит простить

  
   Ее полет был настолько стремителен, что бьющий в лицо воздушный поток забивал дыхание, делая каждый вдох прерывистым и судорожным, и уносил куда-то прочь горько-соленые капли слез. Как жаль, что он не мог так же легко унести с собой и внутреннюю боль, рвущую душу на части!
   Боги, ну почему, почему вот так?! Ведь право слово, как с вещью! Дорогой, но все-таки вещью! Хочу - храню как зеницу ока, любуюсь, пыль стираю, а если предложат достойную цену, ну что же, тогда, скрепя сердце, могу и продать. Разумеется, у самой этой пресловутой вещи никто согласия спрашивать не станет...
   Тьфу ты, перебор, что-то уже только утрировать получается. Хотя по сути, что греха таить, да так оно и есть! Треть придворных ее так и воспринимает, в виде хрупкой драгоценной статуэтки, которую с четкой периодичностью выставляют для всеобщего обозрения и восторженного обсуждения. Нет, ну а как иначе описать ее торжественные появления на балах или приемах, где ее видели только как утонченное совершенство с невинно-благожелательным выражением на лице?
   Одно греет душу, другие две трети таких иллюзий по отношению к ней уже давненько не питали. Наверное, потому что жили не так отдаленно от столицы. И не мудрено, ведь для появления нервного тика им достаточно было вспомнить хотя бы несколько даже самых невинных шалостей, которые она устраивала во дворце совместно с младшей сестренкой...
   По телу прошла волна нервной дрожи.
   Рэн... Не дайте, боги, чтобы Рэн когда-нибудь вот так же лишили выбора! Хорошо, что она еще маленькая и многого не понимает.
   Впрочем, а кто сказал, что ее бой уже проигран?! Ну уж нет, так вот просто, за здорово живешь, она свою свободу не отдаст. И если уж совсем выхода не будет, по крайней мере, покуражится вволю! Ненаглядный будущий супруг у нее света белого не взвидит!
   Сознания едва ощутимо коснулся Дух-Хранитель, и Лея начала снижаться. Едва ноги погрузились в высокую, влажную после дождя садовую траву, она заставила себя успокоиться. Если сестренка еще не спит, она не должна видеть ее смятения. Жаль, что нельзя было накинуть на себя иллюзию - малышка их чувствовала и сбивала на раз.
   Лея глубоко и с наслаждением вдохнула напоенный сладковато-терпким ароматом воздух. Даже в темноте повсюду легко угадывалось незримое присутствие бесчисленного количества цветов. Стоило сделать шаг, как ее лицо погрузилось в душистый ореол липового цвета. На душе немного потеплело. Словно кто-то очень родной и близкий ласково провел по щеке.
   Старый сад был результатом многолетних стараний ее бабушки. Жаль, что Аниэль с дедом решили восемь лет назад переехать в леса Ортиона. Сейчас как никогда хотелось, чтобы бабушка была рядом. Хотелось, как раньше, тайком пробраться в мастерскую, пристроиться рядом на маленьком диванчике, прижаться к ней крепко-крепко, чувствовать, как тонкие пальцы перебирают волосы, и рассказать обо всем том, что таким тяжким грузом легло на сердце... Как же обидно, что теперь они виделись так редко!
   Так, пора заканчивать этот сеанс самокопания. В дом все равно придется идти, хочется ей того, или нет.
   Мысленно сплетя заклинание-фонарик и подвесив его в воздухе, Лея неспешно пошла по узенькой тропинке, которая вилась среди бесчисленных клумб.
   - Лея? - сонный детский голосок колокольчиком прозвенел в голове.
   - Да, моя радость, - так же мысленно отозвалась она.
   - А почему я ощущаю тебя совсем рядом? - в интонациях Рэн сквозило такое искреннее недоумение, что на лице Леи засветилась улыбка. Маленькое солнышко!
   - Потому что я и есть рядом. В саду.
   - Правда? Честно-честно?!
   - Честно-честно. Я скоро буду дома. А ты почему не спишь? Поздно ведь.
   - Ну-у... - замялась малышка. - Вообще-то папу жду. Он обещал, что пожелает мне спокойной ночи, а его все нет и нет...
   Лее не нужно было видеть Рэн, чтобы представить ее обиженно насупленное личико и недовольно сжатые губки.
   - Рэн, у папы сегодня очень много дел. - Конечно много, стоит только представить масштабы выяснений отношений, которые сейчас происходят во дворце, что невольно начинаешь задумываться, а закончатся ли они хотя бы к утру! - Золотце, ты не будешь против, если спокойной ночи пожелаю тебе я?
   - А историю? Ты расскажешь мне историю?
   Вот ведь маленькая капризуля! И ведь знает же, что старшая сестра отказать не сможет. А не то обиды будет...
   - Ладно, будет тебе история. Только давай так, пока я приду к тебе в комнату, ты будешь уже в постели. Идет?
   - Иде-ет... - немного недовольно протянула Рэн, но потом просияла. - А ты скоро придешь?
   - Скоро. Так что, время пошло.
   Ментальная связь мгновенно оборвалась.
   Надо же, сама не заметила, как подошла к дому. Стоило ей начать подниматься по лестнице, как вокруг нее сгустилось карминное сияние охранных заклинаний. Лея застыла на миг, раскинув руки в стороны, пока охранки считывали ее ореол стихии. Едва сияние сменило цвет на приветственный желтый, она прошла через защитную грань и легко взбежала по ступеням.
   Дверь распахнулась ей навстречу.
   - Доброй ночи, леди Эланор! - тепло улыбнулся ей дворецкий. - А я уж все думал, почему это вы в дом не спешите?
   - Доброй ночи и вам, дядюшка Лив! - заулыбалась и Лея, а потом лукаво прищурилась. - Вот мне интересно, хоть для кого-то в этом доме мое появление прошло незамеченным? Чувствительные вы мои!
   - Да это, собственно, и не мы...
   Он не успел договорить, потому что со ступенек парадной лестницы, ведущей на верхние этажи, не то скатилось, не то слетело пушистое угольно-черное существо, опрометью бросившееся девушке на руки, и едва не сбивая с ног.
   - Явилась наконец-то!
   Лея с трудом оторвала от себя огромного кота и теперь удерживала на вытянутых руках, сверля недовольным взглядом.
   - Аржен, ты что, совсем одурел?! Так и заикой оставить можно!
   - Как же, оставишь тебя... - едко проворчало явление и, ловко вывернувшись, плюхнулось на пол.
   За несколько секунд сменив до десятка ипостасей, нильд остановился на внешности крупной птицы и мгновение спустя уютно пристроился на ее плече. Интересно, кто-нибудь видел когда-нибудь, чтобы у птицы было такое ехидно-довольное выражение? И как этому вреднющему безобразию удается в любой из форм так передавать свои эмоции?
   - Ну и что ты столько времени делала в саду? Звезды считала? Что-то я в тебе раньше излишней романтичности не наблюдал.
   Нет, ну не нахал, а?! Прилетел, напугал... А теперь еще и объяснений требует! Но как же она за проведенный во дворце месяц соскучилась по этому шкоднику! Только показывать ему это себе дороже: на шею сядет и лапки свесит. И в прямом, и в переносном смыслах.
   - Так я тебе все и рассказала! - Лея деланно недовольно нахмурилась. - И вообще, меня Рэн ждет! Так что, хочешь внятного рассказа, подождешь до утра.
   - Надо же, Ее Светлость не в духе... - в тон ей протянул Аржен и отвесил шутовской поклон. - Тогда до утра, моя пресветлая леди!
   Он сорвался с плеча и уже в облике золотистого сеттера умчался в сторону кухни. Странно, как-то он легко сдался... Хотя нет, все правильно. Никто как нильды не может так легко считывать эмоции, и Аржен за нарочито беспечным видом уж точно почувствовал ее душевную боль.
   Снова накатило чувство безысходности, и по пути к комнате сестренки Лея старательно пыталась совладать с обуявшей ее тоской.
   Скорей бы папа прилетел, может хоть от него она сможет получить ответы на вопросы.
   Она чуть слышно постучала в дверь, и ментально коснулась сознания сестры.
   - Виарэн, к тебе можно?
   - Ну конечно! - в голоске малышки зазвучала искренняя радость. - Ты чего так долго? Я уже заждалась!
   - От Аржена отбивалась, - произнесла она уже вслух, входя в детскую. - Такую встречу мне устроил, прям как год не виделись!
   Рэн хихикнула и приподнялась над подушкой на локте.
   - Можно сказать и так! Он так достал папу своим нытьем по поводу твоего длительного отсутствия, что тот уже шарахаться начинает, едва заметив его даже в отдалении.
   Лея присела на край кровати и погладила сестренку по светло-рыжим, как у матери, волосам.
   - Ничего, теперь я дома, и Аржен, надеюсь, присмиреет... А сейчас, моя радость, тебе пора спать. Уже очень-очень поздно.
   - А история? - в глазах Рэн светилась такая мольба, что Лея просто не могла не сдержать обещание.
   - Будет тебе история, я же обещала, - она наклонилась и поцеловала девочку в лоб. - Только ты закрывай глазки и слушай. Ну что же...
   Лея задумчиво поджала губы, а потом начала:
   - В один осенний дождливый день одинокий путник шагал по лесной дороге...
  

* * * * *

  
   Лея так и не смогла заснуть. Промаявшись не один час, и окончательно убедившись, что сна ни в одном глазу, забралась с ногами на широкий подоконник. Как там этот многоипостасный негодник советовал? Звезды посчитать, что ли? Хотя какие могут быть звезды, когда уже светает?
   Отец прилетел, когда уже совсем рассвело. Бесшумно скользнул в комнату, молча пристроился напротив нее и тут же принялся терзать одну из лежащих на подоконнике диванных подушек, словно собираясь с духом. А потом в ответ на умоляющие взгляды дочери сдался.
   - Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Ты же знаешь, если Кейтар вбила себе что-то в голову, коррекции это уже практически не поддается. Но, - он успокаивающе вскинул руки, опережая уже готовую сорваться с ее губ гневную речь, - кое-каких уступок от твоей матери мне добиться удалось.
   - Рассказывай... - подалась вперед Лея.
   - Что именно и в каком порядке? - грустно попробовал пошутить Лериан.
   - Все. Абсолютно все!
   - Ну, все, так все, - пожал он плечами, устроившись поудобнее, и обхватив руками колени. - Неделю назад прилетел магический вестник от короля Ольвии, и ладно бы он попал в руки твоей матери в какое-нибудь другое время, а так... прямо посреди заседания Сената. Пробежав глазами официальное послание, она тут же не преминула выставить его в качестве одного из вопросов для рассмотрения...
   - Я же говорила, совсем двинулась на своей политике! - зло сверкнула глазами девушка. - Вместо того чтобы сначала поинтересоваться МОИМ согласием, она интересуется мнением сенаторов. И больше всего мне нравится, что это уже в порядке вещей!
   Отец досадливо поморщился.
   - Дочь, давай не будем?.. Ты же хочешь услышать продолжение?
   - Ладно, прости. Конечно, хочу!
   - Ну вот... Прошение о заключении союза поддержали практически все и сразу, едва она дошла до пункта о предложении тебе руки и сердца от престолонаследника Ольвии. Как ты понимаешь, для большинства сенаторов подобное предложение по-прежнему является залогом нерушимости договора... По сути, в течение последней недели только уточнялись отдельные моменты, пока непосредственно внутри страны. В течение следующей будут подготовлены все необходимые документы, и в Ольвию будет направлено официальное посольство, одной из обязанностей которого и будет заключение договора и решение вопроса о дате вашей свадьбы...
   Лея скривилась и потерла виски, словно при сильной головной боли. Боги, как же тяжело все это слышать! Слышать фактическое подтверждение тому, что этой злополучной свадьбы уже не избежать! Она сердито вскинулась.
   - Бред! Бред, бред, бред!!! Полный и абсолютный! Зачем, вот объясни мне, зачем им так нужен этот союз?!
   - Насколько я понял из донесений с границы, у Ольвии складывается довольно недвусмысленная ситуация с Сильнарией, и, думаю, в нашем лице они стремятся получить сильного, обороноспособного союзника. Ведь мало кто может противопоставить нашим войскам нечто равное по мощи...
   Но она его уже не слушала, уцепившись за мелькнувшую неожиданно мысль.
   - Пап? - осторожно заглянула ему в глаза. - А что ты там говорил об уступках?
   - Ну-у... - теперь уже поморщился он. - После длительных дебатов мне удалось уговорить твою мать дать мне разрешение возглавить посольство в Ольвию.
   Ну ничего себе, заявочки! И это он называет "уступками"?!
   - Что??? И ты туда же?!
   Отец подался вперед и заключил ее в крепкие объятья, из которых она безуспешно попыталась вырваться.
   - Тише, мое сокровище, тише... Сначала дослушай.
   Поняв, что разжать объятья ей не удастся, Лея затихла, обиженно насупившись. Ласково поглаживая ее волосы, он продолжил:
   - Меня тоже, знаешь ли, не очень радует мысль о твоем предстоящем замужестве. Не думал я, что мне так скоро придется выдавать мою маленькую девочку замуж! Так вот, что я хотел сказать... В первую очередь, кому попало я своего ребенка не отдам, а мысль увидеть твоего будущего мужа только в день свадьбы меня как-то не греет. Тогда что-либо исправлять уже будет поздно. А так... Словом, я лично хочу убедиться, что он, по крайней мере, хороший человек и будет тебе достойным мужем.
   - А ты думаешь, мать даст тебе возможность что-то поменять? - язвительно протянула Лея.
   - Посмотрим. Знаешь, у меня по дороге сюда возникла одна мысль... Только ты не кричи, ладно? Если тебя так коробит то, что тебе не оставляют выбора, то... ты в любой момент можешь выбрать сама. И никто, даже я и мама, не сможет сказать тебе ни слова поперек. Ведь Право Избирающей еще никто не отменял.
   От услышанного она просто забыла дышать. Минея пресветлая, что он несет! Стараясь не показать своего смятения, Лея попробовала закрыть от него свои мысли и эмоции.
   Как можно спокойнее она нежно взяла правую руку отца в свою и медленно провела пальчиком по тонким белым шрамам, исчерчивающим его раскрытую ладонь и сильные пальцы.
   Еще шестилетней девочкой она ненароком подслушала, как мамины фрейлины за рукоделием обсуждали события десятилетней давности, и услышанное потрясло ее до глубины души.
   В годы, о которых говорили девушки, Владычица уже правила около трех десятилетий и заработала репутацию мудрой, справедливой правительницы и жесткого бескомпромиссного политика.
   По меркам живущих по пятьсот и более лет илиров, шестидесятидвухлетняя Кейтар Аэриннис считалась еще очень молодой. Обладая довольно притягательной внешностью, она никогда не знала недостатка в поклонниках, воспевающих ее красоту и жаждущих предложить ей руку и сердце. Но ей все это было не нужно. Комплименты и лесть ей давно надоели, а воздыхатели вызывали одно лишь раздражение.
   Но вот однажды на открытии сезона балов, совпадающего с днем весеннего равноденствия, она увидела его. Симпатичный, веселый парень с очаровательными ямочками на щеках, словно магнит, притягивал к себе заинтересованные женские взгляды.
   От своих вездесущих фрейлин она узнала, что красавца зовут Лериан Аэллинай. Он месяц назад вернулся из Андарийского университета, где с отличием окончил обучение на факультете Международного права, и уже неделю как приступил к работе в должности дипломата Министерства международных отношений Илирии.
   Весь вечер, позабыв обо всем на свете, Владычица, словно юная девочка, наблюдала за ним одним. Затаив дыхание, ловила доносящиеся до нее его голос, смех, мимолетные взгляды, любовалась тем, с какой грацией он двигается и танцует. Бал окончился неожиданно скоро, наступили привычные будни, а она все никак не могла о нем забыть.
   Каждого субботнего бала она, против обыкновения, ждала теперь с нетерпением. Она была готова на все, только бы видеть его красивое лицо, сверкающие яркие глаза и светлую обаятельную улыбку... Владычица вынуждена была признать, что влюбилась.
   Незаметно приблизился конец лета, и на завершающем сезон балов карнавале, Кейтар рискнула. Воспользовавшись вседозволенностью маскарада, она вызвала к себе юношу и недвусмысленно предложила ему стать ее фаворитом. И уж чего она точно не ожидала, так это того, что он, изящно облекая свои слова в форму шутки, ответит ей решительным отказом.
   Владычица была в отчаянье. Она просто не могла понять, как этот молодой наглец мог так с ней поступить. Страдая от своей безответной любви, своим дурным настроением и приступами депрессии она просто измучила и себя, и всех окружающих.
   Неожиданным образом случившееся получило огласку. И тогда понеслось.
   Бедного парня стали изводить все кому не лень, начиная с родителей, мягко уговаривающих сына не дурить, и заканчивая начальством, которое грозило ему всевозможными карами и прямым текстом выговаривало, что на него, дурака, сама Владычица внимание обратила, а он из себя недотрогу строит...
   Не обладай Лериан поистине ангельским терпением, точно бы без невроза не обошлось, но он ничего, держался.
   Так прошло больше года. Неизвестно, чем бы это закончилось, скорее всего, он просто уехал бы из страны, но Владычице надоело ждать. В одно прекрасное утро в дворцовой библиотеке она наткнулась на книгу (явно нарочно оставленную на самом видном месте кем-то, кому надоели ее вспышки раздражительности), в которой описывалось, что издревле в Илирии существовал обычай, именуемый Правом Избирающей. Суть обычая заключалась в том, что Владычица страны, либо престолонаследница, имели исключительное право выбрать себе в мужья любого мужчину, невзирая на его желание. Достаточно было объявить о своем Праве избраннику в присутствии всего двора.
   Надо ли говорить, что, несмотря на то, что данный обычай не использовался уже более пяти тысяч лет, Владычица загорелась его воплощением в реальность. Самым подходящим моментом она нашла бал в честь дня своего рождения, от посещения которого не мог уклониться ни один из дворян, и Лериан, как сын графа, просто обязан был явиться.
   И вот долгожданный день наступил. Заканчивая свою приветственную речь, Кейтар, глядя прямо в глаза возлюбленного, потребовала Права. Такой звенящей тишины дворец не знал с момента своей постройки. Лериан побелел. Тонкий бокал, который он судорожно сжал в руке, со звоном лопнул. По манжете белоснежной рубашки заструилась кровь вперемешку с красным вином. Не успел никто сказать и слова, как он стремительно вылетел прочь.
   Вернулся он только через два дня. Бледный, уставший, но относительно спокойный. По погасшему свету в глазах было видно, что он понимал безысходность своего положения, но изо всех сил старался смириться.
   Весь шквал эмоций, бушевавший в душе, он выплеснул на старый лес, окружавший столицу. И по сей день не заросли проплешины от расшвыриваемых им заклинаний.
   Обряд Единения провели через два месяца. И насколько счастливой была невеста, настолько безучастным к происходящему был жених.
   Полтора года спустя у Владычицы родилась наследница.
   И только рождение дочери вернуло Лериану душевное равновесие. Посвятив всего себя маленькой Лее, он медленно становился прежним собой. Вот только жене своего унижения так простить и не смог...
   Следующие далее вариации на тему, а изменяет ли красавец-консорт законной супруге, малышка слушать уже не стала. Просто, горько рыдая, помчалась к родителям за объяснениями. К счастью, первым она встретила отца, который увидев свое заплаканное сокровище, сначала дико испугался, а потом несколько часов подряд успокаивал, уверяя, что если у них с мамой и не все безоблачно, то это не значит, что они ее не любят. Измученная переживаниями, она уснула тогда в его объятьях, твердо решив, что никогда и никому, в первую очередь матери, не позволит причинять боль ее папе.
   В тот злополучный день ее беззаботное детство разбилось на сверкающие осколки, навсегда погребая под собой веру в материнскую безгрешность. И только нежная любовь к отцу в последующие годы хранила ее от полного разочарования в людях.
   На следующий день был жуткий скандал. Родители тогда впервые за многие годы совместной жизни по-настоящему поругались. Отец заявил, что если августейшая супруга не способна оградить собственного ребенка от сплетен, об этом позаботится он сам, переехав с дочерью в замок своих родителей. Одним богам известно, почему Владычица в тот момент позволила ему воплотить его заявление в жизнь. Возможно, именно тогда ими совместно и был придуман подобный порядок: Кейтар в любое время могла видеться дочкой, при желании оставаясь в доме Лериана неограниченный срок, равно, как и Лея при желании в любой момент могла улететь к матери и любое время жить с ней во дворце. Даже когда родилась Рэн, это правило автоматически было перенесено и на нее.
   С годами отношения родителей портились все сильнее и сильнее. В последние три года они практически были на ножах, предпочитая не видеть друг друга где-либо помимо официальных приемов или заседаний Сената.
   Так что, для того, чтобы убедиться, что Право никому и никогда еще не приносило счастья, Лее достаточно было периодически наблюдать, с какой безграничной болью родители исподтишка смотрят друг на друга, когда думают, что этого никто не видит.
   И теперь ОН ей предлагает использовать Право?! Предлагает искалечить чью-то судьбу так, как исковеркали его? Воистину мир сошел с ума!
   - Папочка, милый, о чем ты?!! Ты же прекрасно знаешь, что я никогда на это не пойду! Либо я выйду замуж по взаимной любви, либо вообще не выйду! - Лея обернулась, чтобы заглянуть ему в глаза, и увидела плескавшуюся в них боль. - Папа, родной мой! - она прижалась к нему еще крепче, спрятав лицо у него на груди.
   - Моя доченька! - он тяжело вздохнул, и грустная улыбка засветилась на его губах. - Как же быстро ты выросла. Что же нам с тобой делать?
   - Ничего, пап, выход найдется. Обязательно найдется! К слову, у меня появилось одно занятное предложение...
  

Глава 3. Вперед к переменам

  
   Толстая ветка старого орешника, простирающаяся над водой, ходила ходуном, но вес двух парней, носившихся по ней с мечами в руках, пока еще выдерживала.
   Удар. Отвод. Снова удар. Молниеносный, почти незаметный выпад, и Финлей покачнулся. Неловко взмахнув руками, он сделал отчаянную попытку сохранить равновесие. Но где там! Пальцы поймали лишь воздух.
   Падение было коротким, но о водную гладь его приложило основательно. Вынырнув из пруда, он принялся фыркать и отплевываться от облепивших лицо водорослей. Это ж надо, пятый раз за утро!
   - У-у, изверг! - деланно злобно погрозил он другу кулаком.
   Лардо стоял на ветке, обхватив рукой ствол дерева, и наблюдал за ним. Вот ведь вредина! Финлей окинул его сердитым взглядом. Ничего не скажешь, хорош...
   Довольно рослый для своих лет, он не создавал впечатления крепыша, напротив, казался удивительно легким и гибким. Статную фигуру ладно обтягивала темно-зеленая туника поверх брюк и рубахи, перехваченная на поясе ремнем с ножнами. Взъерошенные темно-русые волосы, пылающее румянцем красивое лицо, в лучистых глазах пляшут озорные огоньки, губы кривятся в насмешливой улыбке... И что самое досадное: абсолютно сухой! Нет, ну где справедливость?!!
   Словив разобиженный взгляд друга, Галард звонко расхохотался.
   - Хватит себя жалеть, Фин! Вылезай! Мы еще не все отработали.
   Тихо шипя:
   - И откуда ж ты взялся на мою голову?! - парень медленно побрел к берегу. Пальцы, все еще крепко сжимавшие рукоять меча, начало сводить судорогой, и он сунул меч в ножны. Подтянувшись на руках, выбрался на берег и обессилено растянулся на траве, подставив лицо прикосновениям солнечных лучей. Жутко захотелось спать. Не важно, что на холодной земле, не важно, что в мокрой одежде - минувшая неделя сплошных зачетов абсолютно его измотала.
   И чего привязался, спрашивается? Прекрасно же знает, что в его руках любое оружие выглядит нелепо.
   Фин вообще не любил все эти воинские премудрости, предпочитая всему этому бесполезному показушному бряцанью тишину библиотеки. И только постоянная угроза оказаться под арестом и нежелание огорчать Лардо удерживала его от пропуска ненавистных занятий.
   Но сегодня, это уже перебор! Последний день перед каникулами, занятий нет, покой, тишина, все ученики наслаждаются блаженным ничегонеделанием, а он... Ну вот объясните, с какого такого перепугу Лардо решил устроить перед оправкой домой эту никому кроме него самого не нужную тренировку?!
   - Все, не хочу и не буду! Все равно в моих руках что меч, что кочерга - никакой разницы! Желаю удачи, - Финлей повернулся на бок и закрыл глаза. - Ушел в себя, вернусь не скоро! Разбуди, когда пора будет идти к порталам.
   Через несколько мгновений солнце закрыла тень: над ним стоял полыхающий праведным гневом Лардо:
   - Хаддон, ты что, совсем обалдел? Это что, мне нужно?! Если ты забыл, перед практикой у нас экзамен по технике боя. Это всего лишь через два с половиной месяца. А у тебя, как ты сам верно подметил, даже с кочергой или дубиной в руках сдать его на приличный балл шансов практически нет. То, что ты дома хоть для разнообразия устроишь какой-нибудь тренировочный поединок, мне даже в бреду не пригрезится. Так что время до отправки домой я собираюсь использовать по полной, сиречь, заставить тебя проработать хотя бы основы. Не дайте боги, тебе в случайном спарринге Лагнар в противники достанется, он же тебя по плацу размажет! Тебе что, старых шрамов мало?
   Финлея передернуло.
   Лагнар был студентом одного из параллельных факультетов, а именно факультета Боевой магии. Здоровенный детина, лишенный даже капли здравомыслия и кичащийся своей недюжинной силой, он никогда не упускал возможности продемонстрировать свои воинские таланты на других. Его он выделил из общей массы еще на младших курсах, превратив в бессменный объект насмешек и издевательств. Да и не мудрено, уж больно тогда хрупкий сероглазый мальчишка, с коротко подстриженными черными волосами, походил на перепуганного воробышка.
   Вряд ли он дожил бы хотя бы до средних курсов, если в один весенний день, его, сжавшегося в комок и ожидающего следующего удара, не заслонил собой и мощным силовым щитом Галард Милдорн, учащийся с ним в одной группе и имеющий славу вспыльчивого одиночки. Неизвестно, что рассмотрел Лагнар в этих зло сощуренных серебристо-синих глазах, но через пару секунд ни его самого, ни его прихвостней не было и следа. А неожиданный защитник с мягкой улыбкой опустился рядом с ним на корточки и принялся своим платком вытирать с его лица кровь...
   Так девять с небольшим лет назад началась их дружба. За миновавшие годы Лардо довольно кардинально изменился, превратившись в компанейского парня и настоящего заводилу, а Финлей давно уже перестал напоминать того зашуганного мальчишку, и при случае вполне мог и сам за себя постоять.
   Все это время Лагнар со товарищи старались обходить их десятой дорогой, понимая, что нарываться на двух злопамятных стихийщиков себе дороже. И вот на тебе, неведомо почему судьба снова решила показать волчий оскал - в этом году факультету Стихий на итоговом экзамене в мастерстве боя придется состязаться именно с факультетом Боевой магии. И то, что Лагнар готов отыграться за все время вынужденного бездействия, даже малейшему сомнению не подлежало.
   - Нет уж, благодарю покорно, держи лучше этого изверга от меня подальше!
   - Мечтать не вредно! Подъем! - резким рывком Галард поднял друга на ноги и безжалостно встряхнул. - Пока ты не освоишь все, что нужно, и не научишься чувствовать баланс, я от тебя не отстану! И вообще, воскресенье не безразмерное, нам еще вещи дособирать нужно...
   В душе Финлея шевельнулась робкая надежда:
   - А может сначала сборы, а потом тренировка, а?!
   - Не обсуждается! - сердито гаркнул Галард, развернулся и широким шагом направился к дереву. Высшую степень раздражения выдавали только выразительно передернувшиеся лопатки. Подпрыгнув как-то совсем уж по-кошачьи, ловко взобрался на орешник. Легко и быстро пробежался босиком по скользкой ветке, остановился ровно посредине, вынул из ножен меч и развел руки в стороны, приглашая к бою. Ослепительно улыбнулся:
   - Я жду!
   Тяжко вздохнув (боги милосердные, за что?!!), Финлей последовал за другом.
  

* * * * *

  
   К тому моменту, когда Лардо пришел к выводу, что попытки научить Финлея прилично обращаться с оружием не так уж безнадежны, и объявил тренировку оконченной, тот уже едва держался на ногах, и уж точно не разделял его оптимизма.
   У Фина и так характер не был подарком богов, а насквозь вымокшая одежда и вовсе не способствовала хорошему настроению - до тех пор, пока он не понял, как находить точку равновесия, в пруд он падал еще раз восемь. Так что шипел и ругался теперь преизрядно.
   - Садист ты, Милдорн, ей-богу садист! - в завершение гневной тираде процедил он сквозь зубы.
   - Да ну?! - ехидно изогнул бровь Галард, бережно вытирая и упаковывая тренировочные мечи в футляр, - Что ж ты меня, садиста такого, всю неделю уговаривал тебе помочь?
   - Да кто ж знал, что ты так буквально это воспримешь?! Как же я не люблю воду! - помотал головой Финлей, мокрыми волосами разбрызгивая во все стороны капли, и, ловко сплетя в руке заклинание, направил на себя горячий поток воздуха. - И внеплановые купания в частности! Сырость, холод... Брр!
   Лардо укоризненно нахмурился.
   - Не обижай Воду! Как же ты не понимаешь, она ведь живая и все-все слышит и чувствует... - Он лег на берег и протянул руку к водной глади. Вода, как будто давно этого ждала, небольшой волной поднялась и словно кошка прильнула к его ладони, ластясь и посылая импульсы нежности. В его голове зазвучал ее журчащий шепот, ласковый, убаюкивающий... "Др-руж-жо-очек... ма-але-енький дру-уг... хор-ро-ош-ший..." "И я тебя люблю, родная!" - послал он мысленный ответ и погладил бархатистую поверхность стихии. По кончикам пальцев пробежало легкое покалывание, чем-то напоминая смех. Как же другие этого не видят, не ощущают, не понимают? Что может быть совершеннее?! Стихия... Чистая, искрящаяся... Самая лучшая!
   Это был его секрет, о котором не знал никто кроме лучшего друга. А Фину он доверял как самому себе, безгранично и без оглядки.
   Издревле люди служили своим стихиям, стихии разрешали себя чтить и в ответ давали людям возможность черпать из своих ресурсов магию. Из поколения в поколение, чувство своей стихии человек обретал только в день магического совершеннолетия - по достижению девятнадцати лет. Да и то, обретаемое чувство было ограниченным, как будто отголосок чего-то далекого, незримого, едва ощутимо позволяющего осязать элементы своей стихии в пределах страны.
   А вот с ним все было по-другому. Чувство стихий он получил от рождения. И не только своей, родственной стихии Воды, а всех сразу. Да и чувства, испытываемые им, были совсем не похожи на те, что описывались в книгах. Нигде, абсолютно нигде, за свои восемнадцать лет он не слышал и не читал, чтобы со стихиями можно было общаться, дружить, прикасаться к их безграничной мудрости, чувствовать их эмоции как свои... Вот именно так, просто, обыденно, как очень близкого человека или самого себя. Хотя в детстве это его немного пугало, за столько лет он привык к тому, что стихии всегда были рядом, льнули к рукам и мыслям, щедро делились своим могуществом. Они были частью его самого, помогали, оберегали, и нередко позволяли смотреть на мир своими глазами.
   К счастью об этих его нетипичных способностях никто кроме Финлея не знал. Потому что, проведай о них Орден Знания, как именовали себя маги, вставшие на стезю служения богам, мигом бы оказался на острове Лейбнэн в подземельях Цитадели, не помогли бы ни венценосные родители, ни титул князя. А превратиться в подопытный образец этих ненормальных, готовых Духа-Хранителя продать, только бы получить толику могущества стихий... Лардо покоробило. Кошмар какой!
   Почувствовав, как у него начинает портиться настроение, Вода слилась с его сознанием, позволяя увидеть все вокруг в иных красках, ярких, невыразимо красивых... Истинных...
   По всему телу разлилась приятная успокаивающая прохлада. Юноша на мгновение закрыл глаза, а когда открыл... Воздух мерцал как расплавленное серебро, мягким потоком обволакивая все вокруг. В отблесках солнечных лучей, проникавших сквозь густую листву и скользящих радостными бликами по водной глади, сверкали пламенно-рыжие отсветы Огня. Вся природа вокруг излучала все оттенки сочного голубовато-зеленого и золотисто-коричневого цветов Земли. Разум в один момент захлестнуло безудержное ликование. Как же здорово было ощущать единение со всем этим волшебством!
   Он постарался сосредоточиться на частностях.
   Вокруг Финлея, закутавшегося в куртку и прилегшего у орешника в густую траву с книгой в руках, пока еще неярко, но с каждым днем по мере его приближения к рубежу совершеннолетия, все интенсивнее разгоралось изумрудное с коричневыми лучиками свечение, свидетельствующее о его принадлежности к стихии Земли.
   - Слушай, Фин, как же все-таки красиво! - мечтательно протянул Лардо.
   - Что "красиво"? - недоуменно сощурился тот, оторвавшись от книги и встретившись с ним взглядом.
   - Твой ореол стихии, а точнее его узор. Такой... необычный. Переплетающиеся с зеленым коричневые нити...
   - А это не... В смысле, нормально? - в мгновение ока встревожился Фин.
   - Да нормально, нормально! - засмеялся Галард. - Более того, это говорит о том, что заурядным стихийщиком ты вряд ли будешь, скорее наоборот.
   - А если точнее? - нарочито беспечно потянулся Финлей, лукаво сверкнув серыми глазами.
   - А точнее ты узнаешь при Распределении. Вот торопыга!
   Мягко освободившись от ментальных объятий стихии, Лардо поднялся на ноги и, пройдя через поляну, уселся рядом с Фином, мимолетно заглянув на обложку, читаемой другом книги.
   "Элементарные трансформации для старшего курса"?! Нет, ну и как это понимать? Значит, устраивать в последний день перед каникулами тренировку - это кощунство, а читать учебник, в порядке вещей? Совсем на своем зубреже задвинулся!
   Маленькая лужайка на берегу паркового пруда, защищенная от шумной суеты и буйствований сокурсников, уже давно стала их излюбленным местом. Периодически к ним присоединялись четыре-пять друзей, и тогда уединение сменялось веселой кутерьмой. Здесь мечтали и ругали учителей, здесь вольнодумствовали и насмешничали, готовились к занятиям и отдыхали от них же... А при хорошем настроении какие разговоры и споры разгорались под старым орешником!
   Разомлевшую тишину вдруг нарушил звонкий девичий голос, раздавшийся с противоположной стороны поляны:
   - Нет, ну вы только на них посмотрите! Мы тут носимся как угорелые, их ищем, а они в тенечке прохлаждаются! Прям идиллия...
   Лардо с Финлеем синхронно подняли изумленные глаза, собираясь узнать, к кому взывает нарушительница их спокойствия. Собственно, как они и ожидали, на противоположной стороне лужайки застыли в виде живого упрека их сестры в сопровождении Айреса Тирела.
   Оливия Хаддон, стройная, невысокая шестнадцатилетняя брюнетка, словно воплощенный Дух возмездия, стояла чуть впереди, скрестив руки на груди, и сверлила горящим взглядом старшего брата.
   Будущий целитель старательно пытался сохранить невозмутимое выражение лица, несмотря на подрагивающую на его губах хитроватую улыбку, и немного нервно косился на злющую Олю.
   Эмилирис Милдорн даже не пробовала следовать примеру обоих и просто светло улыбалась, с нежностью и легкой укоризной глядя на обоих парней. Она же первой и нарушила напряженное молчание.
   - Да ладно тебе, Оля! - добродушно пожала плечами Мила и направилась к брату. - Не так уж долго мы их искали. Я же вам сразу предлагала перво-наперво заглянуть сюда!
   Девочка присела рядом с Лардо на траву, приобняла его рукой за плечи и чмокнула в щеку.
   - Привет, Непоседа! - и добавила уже чуть слышным шепотом. - Ну и заставили же вы нас понервничать!
   - Привет, солнце! - он ласково поправил выбившийся из аккуратной прически огненно-рыжий локон. - С чего вдруг такой неожиданный интерес к нашим скромным персонам? Случилось что-то?
   Он обращался не столько к сестре, сколько к ее едва не мечущей молнии подруге.
   В разговор неожиданно вклинился Финлей.
   - Я спрошу точнее! И если на время забыть о вежливости, какого рожна надо сиятельной леди Хаддон?! Если ты хотела испортить нам день, поздравляю: тебе это удалось. Если это все, сделай одолжение - свали!
   Лицо Оливии в один миг приобрело такое выражение, словно она в эту секунду раздумывала, сразу шарахнуть брата каким-нибудь болезненным заклинаньицем или сначала все же ответить. На счастье Финлея, благоразумие взяло верх, и она только рассержено зашипела:
   - Сиятельной леди Хаддон вы оба в триста лет сдались! Если бы не просьба папы, меня бы здесь точно не было. А он просил передать вам следующее: время перемещения перенесли на два часа раньше. А если еще точнее, - она на минуту закрыла глаза и мысленно обратилась к Духу-Хранителю, - через шестьдесят восемь минут. Так что, если не хотите зависнуть здесь на неделю, советую поторапливаться.
   Дважды повторять не пришлось. Мальчишки моментально прониклись серьезностью вышесказанного и быстро принялись собирать разложенные у дерева немногочисленные вещи.
   Финлей закинул свою сумку на плечо и с независимым видом прошествовал мимо сестры, предумышленно задев ее плечом. Девушка вспыхнула, но, неведомо по какой причине, промолчала.
   Галард досадливо поморщился. И зачем Фин нарывается? Как же, нашелся провокатор! Оля, в общем-то, тоже хороша, но ведь она только для вида строит из себя стерву, а сама тем временем в брате души не чает. За последние годы это поняли уже практически все. И только Финлей упорно не желает этого замечать, вопреки здравому смыслу предпочитая хорошую войну плохому миру. Вот ведь дуралеи, право слово!
   Тем временем Айрес галантно подхватил Милу под руку и увлек ее следом за Финлеем, и Лардо ничего не оставалось, как пойти рядом с Оливией. К его радости разговаривать с ним девушка не собиралась, даже специально смотрела в противоположную сторону. Да и что он мог ей сказать? В многотысячный раз извиниться за друга? Или попросить прощения за то, что не может ответить на ее чувства? Больно нужны ей его извинения!
   До студенческого городка против обыкновения добрались в рекордно короткие сроки и тут же бросились по комнатам, в экстренном порядке заталкивая в сумки с трудом разыскиваемые по всему домику вещи, диаметр размещения которых, равно как и места, в коих большинство из них обнаруживалось, ничего кроме искреннего изумления и недоумения не вызывали.
   Наскоро завершив сборы, они замерли на пороге и, переглянувшись, окинули гостиную оценивающими взглядами. И так же одновременно фыркнули.
   - Ну и бардак! - полувосторженно присвистнул Галард.
   - Картина маслом: "Обыск", иначе не скажешь! - расхохотался Финлей и, сосредоточившись, мысленно сплел простенькое хозяйственное заклинание.
   Полупрозрачный шарик на мгновение завис над его ладонью, а после развеялся в воздухе зеленоватой пыльцой. В комнате медленно, но уверенно все разбросанные вещи стали возвращаться на положенные им места.
   В обычное время от наставника бы здорово влетело за такие импровизации, но, слава богам, ему сейчас было не до того, чтобы следить за всеми своими учениками одновременно.
   - Сойдет! - хмыкнул Лардо и потянул друга к выходу. - После каникул налюбуешься. Время, Фин, время!
   И верно, как бы ни были быстры сборы, время улетало просто катастрофически. Наспех наложив на входную дверь охранки и пару довольно зловредных заклинаний (а нечего в отсутствие хозяев совать свой нос туда, куда не просят!) они опрометью бросились по направлению к Грани.
   Как оказалось, добрая половина студентов уже благополучно переместилась. По крайней мере, сейчас на площади у Грани оставались только около трех-четырех десятков старшекурсников, видимо поджидающих запаздывающих друзей и родных.
   Стоило Галарду с Финлеем оказаться в пределах видимости ожидающих, как им с двух сторон призывно замахали руками.
   Сжав на добрую минуту друг друга в крепких объятьях, они поспешили каждый к своим.
   - Не забывай, связываемся не реже, чем через каждые два дня, ладно? - голос Финлея несколько приглушал поднявшийся вдруг холодный ветер.
   - Ловлю на слове! - так же на бегу обернулся Галард и, махнув рукой на прощанье, улыбнулся. - До скорой встречи, Фин!
   Но тот уже не слышал, потому что вместе с отцом и Олей успел шагнуть в замерцавший изумрудным светом портал.
   Стоило Лардо подойти к расположившейся у фонтана группе, как у него на шее тут же повисла Мила:
   - Ты чего так долго? И еще говорят, что мы, женщины, медлительные.
   - Пойдем уже, "женщина"! - негромко засмеялся парень и легонько поцеловал сестру в нос. - Неужели так домой не терпится?
   - Ага! - усиленно закивала головой Мила. - Просто невероятно не терпится! Так хочется поскорее всех увидеть... - протянула она настолько мечтательно, что Лардо просто не смог не поддеть:
   - Так уж и всех?
   Девочка на мгновение задумалась, а потом просияла:
   - Не поверишь, но этого паразита тоже! А то я быстро квалификацию по боевым заклинаниям растеряю...
   Дружно расхохотавшись, они вскинули левые руки с горящими на запястьях ученическими браслетами и одновременно вошли в раскрывшийся в Грани портал.
  

* * * * *

  
   В это же время на другом конце страны над площадью перед королевским дворцом открылся воздушный портал, являя миру одиннадцать статных илиров. Их тонкие плащи кроваво-красного цвета, наброшенные на плечи, словно стяги захлопали на ветру.
   Их ожидали. И стоило им приземлиться, как от почтительно замершей знати отделился очень высокий крепкого телосложения мужчина, одетый в черный бархат. Хотя он выглядел довольно молодо, в его коротких темно-русых волосах прямо надо лбом серебрилась широкая седая прядь, немного скрываемая узорным обручем короны. Неожиданно острый, словно пронизывающий насквозь, взгляд ярких серебристо-синих глаз, вызывал ассоциации с диким ястребом.
   Но в нем не было ничего пугающего, несмотря на исходившее от него ощущение контролируемой силы.
   Илиры одновременно прикоснулись пальцами правых рук ко лбам, а затем положили ладони на сердца, склонившись на миг в уважительных полупоклонах.
   - Рад приветствовать вас в Ольвии, господа! - на довольно сносном илирийском приветливо произнес Эрлион Милдорн. В его глазах сверкнула радость. - И добро пожаловать в Лерновер!
  

Глава 4. Незаслуженно обидели? Заслужи!

  
   - Ваше Высочество?!
   От неожиданности Лардо подскочил как ужаленный и, поскользнувшись, с огромным трудом удержался на ногах. Все-таки после дождя черепица была необычайно скользкой. Следствием неосторожного движения была полетевшая вниз мелкая каменная крошка, а книгу, выскользнувшую из пальцев, он успел подхватить почти у самого края.
   Ну, и кого принесла нелегкая?! И какая зараза, интересно, его снова "Высочеством" обозвала? С трудом сдерживаясь, чтобы не выругаться, парень глянул вниз. И таки не удержался, чертыхнувшись сквозь зубы.
   Хотя, а кого он, собственно, ожидал увидеть?! Внизу на балконе стоял его персональный страшный сон - бессменная парочка личных телохранителей.
   С легкой руки отца, дабы неугомонная молодежь не разнесла родовой замок под основание, в течение многих лет все время каникул каждый шаг его самого и младшей сестры контролировала целая гурьба наставников и охранников.
   Что самое обидное, старшего брата это правило абсолютно не касалось! Ну, еще бы, Дар ведь умница, тренироваться в применении боевых заклинаний в коридорах не станет, равно, как и опытным путем выяснять взрывоопасность различных компонентов зелий...
   Ну да, что греха таить, было дело! Почудили немножко. Совсем чуточку. Пару сотен раз... Ну так то когда было?!
   Прошлой зимой, слава богам, после совместного двухнедельного капания на нервы августейшему родителю, тот согласился сократить число персональных "соглядатаев" до двух. Но если Миле достались вполне адекватные, ведь умудрилась же она как-то с ними подружиться, то к нему как назло приставили вот этот персональный кошмар, просто задвинутый на предписаниях!
   Чтобы хоть на пару часов избавиться от их постоянного присутствия, приходилось напрягать фантазию, на благо она-то как раз была неиссякаема, и проявлять чудеса изворотливости. Четыре недели зимних каникул он, скрипя зубами, пережил.
   Но в этот раз... это уже перебор!
   Как на грех, Дар уже неделю пребывал в Ордене на очередном сборе, а Мила все время проводила в обществе мамы, готовясь к своему первому официальному выходу в свет на ежегодном Балу Дебютанток, который должен был состояться за два дня до окончания каникул. И все их общение теперь сводилось к мимолетному обмену ободряющими улыбками за завтраком и парой-тройкой ничего не значащих приветственно-прощальных фраз... У отца как обычно было полно дел государственной важности. Но это-то как раз только к лучшему - подальше от его бдительного взора, жить легче!
   Вот и выходило, что сейчас юный князь практически был предоставлен только себе самому. Впрочем, даже с вынужденным одиночеством можно было бы примириться, все-таки Дар должен был вернуться со дня на день, если бы эти ходячие занозы-охраннички давали о себе забыть хоть на минуту. Одним богам ведомо, как они успели ему надоесть за четыре дня пребывания дома!
   Надо ли говорить, что сейчас он всеми мыслимыми и немыслимыми способами, старался избавиться от их общества? Час назад ему так удачно удалось ускользнуть... И вот на тебе, и здесь нашли!
   - Что вам нужно, господа? - его шипению позавидовала бы любая змея.
   Тот, что пониже, Дэнлар, недовольно нахмурился:
   - Князь, зачем вы забрались на крышу? Сейчас же слезайте, не хватало еще, чтобы вы оттуда упали!
   И снова этот вкрадчиво-заботливый тон... Лардо ехидно изогнул бровь и демонстративно неспешно прошелся по самой кромке.
   - Зачем? Мне и здесь хорошо.
   - Ваше Высочество, не дурите! Это же опасно, в конце-то концов!
   Опять... Боги пресветлые, доколе?.. Эти приторные увещевания ему уже как кость в горле! Ну, неужели так сложно понять, что он хочет, чтобы его просто оставили в покое!
   - Не опаснее, чем рядом с вами!
   - Князь, ну право слово, не ведите себя как капризный ребенок! Вы же должны понимать...
   - Не должен! - Терпение окончилось, оставив только злость. - Господа, сделайте одолжение, подите прочь!
   Вот тут-то второй и не выдержал. Похоже, эти вынужденные реверансы ему уже порядком успели надоесть, поскольку он взорвался:
   - Хорош, Дэн! Сколько можно с ним миндальничать? Ты же видишь, что этот мальчишка по-хорошему просто не понимает. А не хочет по-хорошему, будет по-плохому! - Он ожег парня откровенно недобрым взглядом, на что тот только безмятежно улыбнулся. - А ну-ка живо иди сюда, балбес малолетний! Не хватало еще, чтобы ты себе шею свернул!
   Ух, ты! Надо же, а "любовь"-то оказывается взаимная! Ну, наконец-то разобрались! По крайней мере, о лицемерных любезностях теперь точно можно будет забыть.
   - И не подумаю! Хотите, влезайте сюда сами и попробуйте меня заставить.
   Ответом ему были угрожающе сдвинутые брови.
   - Так, деточка, не нарывайся! Если мы сейчас туда залезем, тебе же будет хуже!
   - Попробуйте, - почти равнодушно пожал плечами Лардо. Эта словесная перепалка уже начала ему надоедать.
   Вот только чего он не ожидал, так это того, что охранники последуют-таки его предложению!
   Не медля ни секунды, он сунул книгу в тайник под горгульей, и, отбежав на десяток метров в сторону, остановился прямо над окном спальни смотрителя библиотеки. Лучезарно улыбнулся настороженно замершим телохранителям, преувеличенно дружелюбно помахал им рукой и... спрыгнул с края крыши...
   Чтобы в следующий момент привычно уцепиться за карниз, заклинанием вскрыть окно и, раскачавшись на руках, забросить себя внутрь чистенькой уютной комнатки.
   Довольно ухмыляясь, Лардо осторожно расплел внешнюю охранку и вышел из комнаты. И не поверил своим глазам...
   Из двери библиотеки одновременно с ним выскочили оба телохранителя. Взъерошенные, белые как мел... и жутко злые!
   Едва заметив его, они тут же сплели в руках по цепенящему заклинанию, но бросить их не успели.
   Ну не зря же все-таки о его реакции в Академии уже легенды ходят! Этот случай не стал исключением, и его заклинание настигло их на какую-то долю секунды раньше: телохранители так и замерли со светящимися на кончиках пальцев шариками заклинаний и мстительно перекошенными лицами.
   Жаль только, что от неожиданности его заклинание получилось незаконченным, поскольку стоило ему сделать всего несколько шагов, как за спиной раздалось:
   - Князь, немедленно остановитесь!
   Еще чего! Попробуйте поймать! Едва слуха снова коснулся растреклятый голос Дэнлара, Лардо без оглядки бросился вниз по лестнице, на бегу сплетая в пальцах и развешивая в воздухе простенькие, но от этого не менее зловредные, заклинания. Так, сюда шарик цепенящего, сюда россыпь снотворных и слезоточивых... Вот тут и тут пара-тройка красящих не помешают...
   Спустившись на три этажа, он на долю секунды замер, окинув задумчивым взглядом лестницу, мраморной лентой струящейся вверх. Что-то "полоса препятствий" незавершенной выглядит. Непорядок! Хм, манящее добавить, что ли? Пусть побегают пару дней за собственными фантазиями, авось пропадет желание таскаться за ним тенью круглые сутки! Впрочем, нет, нельзя... Не дайте боги, чуть с плетением ошибиться, они же совсем разума лишатся! Придется ограничиться чем-то попроще. М-дя, задачка! Хотя...
   С его ладони сорвалась белесая молния заклинания, расширяясь и поднимаясь по ступенькам неукротимым потоком. Через минуту лестница превратилась в полное подобие ледяной горки и являлась практически непреодолимым препятствием на пути жаждущих крови телохранителей. А судя по сочным выражениям, доносящимся сверху, они как раз достигли очередного лестничного пролета и даже попробовали спуститься. Какая прелесть, идиома на идиоме, хоть конспектируй!
   Парень удовлетворенно ухмыльнулся. Заклинаньице-то просто чудненькое, самостоятельно изобретенное, а от скуки иногда так фантазия работает! Так что, чем больше они будут стараться его деактивировать, тем сильнее оно будет становиться. И прежде, чем они поймут, как его снять, он уже успеет куда-нибудь спрятаться. Вот так-то, ненаглядные мои, ищите теперь ветра в поле!
   Коридор на четвертом этаже западного крыла оказался практически пуст. Около дюжины часовых, неподвижно застывших у стен через равные интервалы, не в счет - дружба с дворцовыми ратниками была давней и прочной, а посему...
   Он окинул гвардейцев умоляющим взглядом и на мгновение поднес к губам указательный палец, призывая к молчанию:
   - Тш-ш! Вы меня не видели! В крайнем случае, я скрылся в противоположном направлении.
   По резко напрягшимся лицам легко можно было догадаться, каких усилий им стоило сдержать усмешки и комментарии. Какая радость, что им в карауле положено хранить невозмутимость! А то бы сейчас здесь такой громоподобный хохот стоял... Ползамка бы на шум сбежалось! О, а вот у некоторых получается "высказываться" не издавая ни звука: стоящий у дверей аудиенц-залы старший боевой маг караула сощурился с таки-им укором, что впору телохранителям самому сдаваться! Вот умеет же испортить настроение!
   - Да, знаю я, знаю, - поморщился как от зубной боли Галард. - Наизусть уже успел выучить! Я - несносный мальчишка, почему мне неймется, сколько можно испытывать терпение Его Величества, и дальше по тексту... Вот дежурство закончите, с удовольствием прослушаю еще раз. А сейчас, - на его лице появилось невинно-дурашливое выражение, - прошу меня простить, друзья мои, тороплюсь, знаете ли. Уж больно жить хочется!
   Он снова сорвался с места и все такой же целеустремленной энергичной рысью помчался дальше по коридору. В том, что гвардейцы не выдадут, он был абсолютно уверен.
   Хорошо все-таки поддерживать доброжелательно-приятельские отношения практически со всеми обитателями замка! И как бы ни бесился отец по этому поводу, и не кричал, что в общении с подчиненными просто необходимо держать хотя бы элементарную дистанцию, Лардо менять ничего не собирался.
   Его легкие шаги эхом метались среди стен, искусно расписанных панорамами древних битв.
   Боги пресветлые, куда же все-таки спрятаться? Он задумчиво сощурился. Дома, в общем-то, действительно и стены помогают, ведь вряд ли кто-то лучше него с Даром знал каждый закоулок замка, включая все надземные и подземные тайные ходы, но все же... Разве что до своих покоев удастся добраться раньше этих... далеко не доброжелательно настроенных личностей!
   Вот ведь зануды такие! И что им неймется?! Ходят следом, что сторожевые псы. "Ваше Высочество, туда ходить нельзя, не велено...", "Князь, этого делать нельзя, не по чину...". И все нудение сводится к одному: "...иначе Их Величества гневаться изволят".
   Ой, нашли предлог! Да Их Величества двадцать четыре часа в сутки гневаться изволят, особенно на своих непутевых детишек. Нет, нарываться на родителей, и на отца в частности, не было не малейшего желания... Но зачем же постоянно об этом напоминать?!
   Спустя минуту он оказался в залитой солнцем галерее. Причудливая роспись стен сменилась десятками портретов в золоченых рамах. Сиятельные предки, великие монархи и герцоги, гордые, величественные... Им, наверное, и в самом страшном сне не мог присниться такой вот потомок-раздолбай. Хм, а ведь есть, чем гордиться!
   На его лице засветилась широкая чуть насмешливая улыбка. Не сбавляя темп, он завернул за угол и...
  

* * * * *

  
   К собственному удивлению, Лериан должен был признать, что правитель Ольвии отрицательных эмоций у него совсем не вызывает. Скорее наоборот.
   Умный, знающий, уверенный, целеустремленный - это едва ли сотая часть от тех положительных эпитетов, которыми он мог бы охарактеризовать Эрлиона Милдорна. А то, насколько хорошо он был осведомлен обо всем, что происходило в его стране, и вовсе вызывало только откровенное восхищение.
   Впечатление, правда, несколько портило незначительное высокомерие по отношению к подчиненным, но ведь абсолютно идеальных людей просто не бывает! Да и скучно, наверное, тогда было бы жить!
   За четыре дня совместной работы над бумагами, бесконечных согласований и обсуждений они довольно быстро умудрились поладить, и, распознав друг в друге родственные души, негласно решили наплевать на официоз, буквально со второго дня перейдя на общение преимущественно в дружественном ключе.
   В это утро они уже успели утрясти несколько немаловажных моментов, и когда монарх предложил продолжить обсуждение в парке, Лериан был только "за".
   За бесконечным потоком документации, он уже забыл, когда последний раз выходил на свежий воздух. Тем более что от открывающихся за окном великолепных видов просто захватывало дух.
   Обо всей стране судить было сложно, но то, что Лерновер был невероятно красивым городом, даже малейших сомнений не вызывало.
   Так что, наскоро собрав с собой все необходимые бумаги, они неспешно направились по коридору. Следом за ними последовали и министры с послами.
   На ходу быстро раскладывая документы в нужном порядке, сенатор не заметил, как из-за угла прямо на него вылетел молодой парень. Уклониться он уже не успел, и они с размаху довольно ощутимо столкнулись лбами. Бумаги, которые Лериан держал в руках, одним махом взметнулись в воздух, чтобы в следующий момент осыпать их подобно небывалому листопаду.
   Не сговариваясь, они одновременно присели на корточки и быстро принялись их собирать.
   - Владыки Воздуха! - охнул парень, проворно складывая бумаги в аккуратную стопку. - Простите, ради богов! Какой же я все-таки неловкий...
   - Да ладно, не стоит так переживать! Нормально все, - добродушно усмехнулся Лериан, принимая у него из рук документы, и заметив, как юноша невольно потер пульсирующий лоб, привычным движением протянул руку. - Ну-ка, дай я посмотрю!
   Мальчик послушно убрал руку, и илир шутливо присвистнул, увидев довольно большую шишку.
   - Красотища! - Пропустив через пальцы целительную магию Воздуха, он осторожно провел по лбу юноши, заживляя ушиб и снимая боль. - Ну что, так лучше?
   Вот тут-то он его и рассмотрел. Довольно высокий, стройный, хорошо сложенный. Очень симпатичный, если не сказать откровенно красивый. Больше всего его поразили глаза. Огромные, лучистые, невероятного серебристо-синего цвета, они освещали его лицо чистым светом ангельской невинности. Взгляд был удивительно пронзительным, словно просвечивающим насквозь... Скорее всего, мальчик был ровесником его Леи. Ну, плюс-минус год. Не больше и не меньше.
   - Спасибо, так действительно гораздо лучше! - Юноша благодарно улыбнулся и вдруг недоуменно нахмурился.
   Проследив за его взглядом, Лериан обнаружил, что тот смотрит на тонкое плетение кольца на его указательном пальце. Кольцо главы Сената.
   Сенатор мысленно выругался. Вот демон! Ну, вот как он мог о нем забыть?!! Никто, абсолютно никто в этой стране не должен был знать, кто он на самом деле! Даже король воспринимал его просто как главу посольства.
   И ведь, казалось бы, продумал-то вроде все до мелочей. На благо в Ольвии никто даже предположить не мог, что муж и жена могут носить разные имена Рода, так что фамилия Аэллинай здесь не несла ровно никакой информации. Кольцо Единения на большом пальце было абсолютно типичным, говоря только о том, что он женат. Все знаки отличия главы Сената он оставил дома, со своими спутниками разъяснительную беседу тоже провел, так что обращение "илре" (Владыка), они покорно сменили на нейтральное "айне" (Господин). И вот на тебе!
   Он понятия не имел, откуда паренек знал о подобном знаке отличия, но то, что он ПОНИМАЛ его значение, было ясно как день.
   Непреложным фактом было и то, что он сразу понял, что перед ним илир, поскольку в его широко распахнутых глазах вспыхнуло чистейшее изумление, вперемешку с непритворным любопытством.
   Опомнился юноша довольно быстро, потому что спустя мгновение, он стремительно поднялся, необычайно правильным и тщательно выверенным жестом коснулся лба, а затем положил руку на сердце, грациозно склонившись в вежливом полупоклоне. И мягко произнес на совершеннейшем илирийском:
   - Рад приветствовать вас в нашей стране, айне! Пусть годы вашей жизни будут долгими, а полет стремителен. И да озарит ваш путь милостивый взор Минеи!
   Сказать, что Лериан был ошеломлен, это не сказать ничего. Минея пресветлая, откуда это дитя знает Приветствие Друга?! К счастью, его лицо осталось практически бесстрастным. Так что, затолкав подальше свое потрясение, он тоже встал и, с таким же достоинством повторив жест искренности намерений, завершил ритуал не менее приветливо:
   - Да пребудет и с тобой Минея, друг! И да хранят тебя боги!
   На лице мальчика расцвела светлая улыбка, которая тут же угасла, когда он посмотрел куда-то ему за спину.
  

* * * * *

  
   Боги всемилостивые! Когда он перевел взгляд с незнакомца на стоящих у него за спиной людей, взять себя в руки получилось с помощью просто нечеловеческих усилий.
   Около двух десятков вполне знакомых ему министров, с десяток абсолютно незнакомых ему... тоже илиров??! А как иначе можно было объяснить полыхавшие вокруг них двустихийные ореолы? И, наконец...
   - Галард! - резкий голос отца заставил вздрогнуть, а под колким взглядом и вовсе захотелось провалиться сквозь землю. Слава богам, внешне его внутренний трепет никак не проявлялся! Скрывать эмоции за свои неполные девятнадцать лет он научился довольно недурно.
   - Да, мессир! - Лардо высоко поднял голову, ни на мгновение не желая показать ему свой страх и свою покорность.
   - Сын, до каких пор ты будешь носиться по замку как ужаленный?! Ты хоть представляешь, кого ты сейчас едва с ног не сбил?
   - Вполне, мессир. Насколько я могу судить по плетению кольца, венчающего руку айне... - Он наткнулся на почти умоляющий взгляд незнакомца и, решив последовать голосу сердца, выкрутился, - ... сенатора Илирии.
   По тому, как в глазах илира засветилось невероятное облегчение, а губы беззвучно прошептали: "Спасибо", решение все-таки оказалось верным.
   - Однако! - Брови отца удивленно взметнулись вверх, но, спустя миг, снова сурово нахмурились. - И ты говоришь мне это так спокойно?! Немедленно принеси лорду Лериану свои извинения!
   Ну и как ему объяснить, что он, собственно, это уже и сделал, причем довольно своеобразным образом? Откуда в голову пришло Приветствие Друга, на описание которого он мимолетом наткнулся года четыре назад, просто уму непостижимо!
   Помощь пришла, откуда не ждали, поскольку глава Сената, а в том, что это был именно он, не было ни малейшего сомнения, тепло улыбнулся и пристально взглянул на короля.
   - Право, мессир, не стоит... Извинения уже давно приняты и инцидент полностью исчерпан!
   - Что же, если вы так считаете... Ладно, один вопрос снят. - Отец снова обернулся к нему. - Но остается другой. - Его голос стал таким мягко-вкрадчивым, что Лардо невольно закусил губу. Таким тоном отец обычно провозглашал приговоры. - И где, позволь узнать, твои сопровождающие?
   Вот демон!!! Вспомнил-таки! Ну и что ему ответить? Впрочем, ведь главное говорить только правду... Поэтому ответ вышел кристально честным:
   - Где-то в замке. Точнее сказать не могу. - А что, он ведь действительно понятия не имел, где конкретно они сейчас могут быть!
   - И ведь не врет же... - возвел взор к потолку отец. - Вот ведь несносный мальчишка! Ну и что ты мне прикажешь с тобой сделать?!
   Лардо невинно потупился.
   - Перестать ругать и отпустить.
   - Даже не надейся! - рыкнул сердито король, а потом как-то уж больно обреченно прошипел. - Женю я тебя, понял? Женитьба и не таких балбесов укрощала!
   Индифферентный взгляд в потолок.
   - Я уважаю твой собственный опыт... - и, увернувшись от увесистого отцовского подзатыльника, продолжил уже с более безопасного расстояния. - А насчет женитьбы - размечтался! По закону я не могу жениться раньше старшего брата. А Дар (о, радость!) в ближайшие пару столетий жениться как раз не собирается!
   - Да ну? И ты так в этом уверен? - ответная улыбка была не менее едкой.
   - Абсолютно! И хотел бы я посмотреть, как ты будешь его уговаривать!
   Не дав отцу опомниться, юноша на мгновение склонился в учтивом полупоклоне:
   - Айне Лериан! Господа! К сожалению, вынужден вас покинуть...
   И тут произошло то, чего Лардо, собственно, и опасался.
  

Глава 5. Куда уехал цирк, или Заочное знакомство

  
   День решительно задался. Настроение было просто на редкость гармоничным. Впрочем, как и всегда, когда ей удавалось выбраться из-за учебников в дворцовую лабораторию и начать работу над каким-нибудь очередным экспериментальным зельем.
   Все-таки не напрасно ведь говорят, что все гениальное - просто! Час-другой наедине с бесчисленными колбами, ретортами, пробирками, перегонными кубами, и все мрачные мысли в панике сбегают куда подальше, только бы не попасться под горячую руку неугомонной илире, которая, казалось бы, даже их может использовать в качестве ингредиентов к какому-нибудь особо опасному снадобью!..
   Помещение лаборатории занимало практически треть всего шестого этажа замка, и было исключительно ее личным пространством. Надо отдать должное родителям, все ее требования и капризы по обустройству сей обители науки удовлетворялись мгновенно и безукоризненно. А посему, имеем то, что имеем...
   Лея с фанатичным огоньком в глазах плавно перемещалась по комнате, вожделенно осматривала полки с компонентами, любовно касалась кончиками пальцев тонкого стекла бесчисленных флаконов и фиалов с уже изготовленными зельями, ядами, эликсирами... На ее губах играла мечтательная улыбка. Сегодня просто необходимо было сотворить что-нибудь эдакое... безупречное, внушительное, невероятное!
   То и дело, подхватывая с этажерок и полок сосуды с порошками и растворами, девушка методично расставляла их на светлом мраморе лабораторного стола. Наконец, окинув придирчивым взглядом рабочую поверхность, повертела в пальцах пару больших колб, удовлетворенно вздохнула и зажгла горелку.
   Ну что же, приступим!..
   Она закрепила колбы в штативах и предельно осторожно принялась отмерять компоненты. Вот так... одну часть суспензии серы, четверть части камеди...
   Внезапно накатила судорожная оторопь. Лея так и застыла с очередным флаконом в руках. Стремительная волна сторонних эмоций просто затопила сознание. Безудержное веселье, искрящееся, словно молодое вино, довольно ощутимо мешало воспринимать окружающую реальность, и она подчинилась. Полностью расслабившись, стремительно скользнула туда, откуда шел резонанс...
   В общем-то, идея с переплетением сознаний всецело исходила от нее, но отец даже и не собирался возражать против подобного эксперимента. Как же, постоянно ощущать присутствие своей маленькой девочки он ни за что не откажется! Подобного рода заклинания были пробными, и лишь единицы решались испытывать их на себе, но все же...
   Вся прелесть данных заклинаний состояла в том, что кровно связанные люди, находясь на предельно максимальных расстояниях, могли не только поддерживать ментальную и эмоциональную связь, но и, в случае наибольшей концентрации, смотреть на мир глазами друг друга.
   С самого начала пребывания отца в Лерновере Лея довольно пристально наблюдала за всем, что происходило вокруг него, но затем... Все эти бесчисленные дипломатические обороты, договора, согласования довольно быстро стали вызывать невероятную скуку и отнимали просто чудовищное количество времени. Так что, промаявшись с горем пополам до вечера второго дня, она снова извлекла с полок увесистый фолиант и внесла в заклинание довольно основательные коррективы. Теперь все происходящее фиксировалось только краем сознания, а резонанс возникал только в случае особенно ярких эмоций с противоположной стороны. И вот сейчас...
   Она бережно коснулась разума отца. Открывшаяся взгляду картина, поражала воображение своей комичностью.
   В поле зрения были двое монументального вида мужчин в военной форме, но их внешний вид...
   Когда-то видимо светлого оттенка форма была покрыта многоцветными разводами, от солнечно-желтого до темно-лилового. Не очень короткие волосы топорщились в разные стороны голубовато-сиреневыми и багрово-красными прядями. Кожа приобрела абсолютно ненормальный серовато-угольный оттенок... На лицах выражение тихого помешательства пополам с бешенством.
   Ну что сказать? Профессиональные паяцы нервно рвут свои шутовские колпаки и, затаив дыхание, перенимают опыт!
   Лея с трудом подавила в себе приступ хохота.
   "Это... Это кто?!" - единственный более-менее вменяемый вопрос запульсировал в висках.
   "Пока не знаю. Но меня терзают смутные сомнения...", - с тихим смешком отозвался отец, - "Как давно ты это наблюдаешь?".
   "С полминуты, а что?".
   Ответа не последовало, поскольку все его внимание переключилось на стоящего рядом мужчину. Надо же, король... Она впервые видела его настолько близко.
   А тем временем его глаза медленно принимали форму правильного круга.
   - Боги пресветлые, господа... Что случилось?!
   - Мессир... - начал было более высокий мужчина, но его вдруг остановил повелительный взмах руки.
   - Погодите-ка, Сайрон. Кажется, я начинаю догадываться... - вначале голос был предельно тихим, а потом громыхнул. - Галард Александр Милдорн!!! Ну и как прикажешь это понимать??!
   Ух ты, а это еще что за метр восемьдесят сплошного обаяния?! Взгляд отца переместился на стоящего чуть в стороне молодого парня. На его лице светилось диковинное упрямство, а в сощуренных глазах полыхало раздражение.
   - А вот как хочешь, так и понимай! - в приятном голосе прорывалось злое шипение. - Меня уже достало то, что вокруг меня сутки напролет водят хороводы какие-то... не совсем вменяемые личности!
   Ответная тирада была не менее гневной:
   - А это уже мне решать! И нравится тебе это или нет, без сопровождения ты не сделаешь ни шагу! И попробуй только не подчиниться!
   - И попробую! Прошу в последний раз... Хотя нет, я требую: убери от меня своих волкодавов! Иначе я за последствия не отвечаю!
   Ой, зря он это сказал... Лея настороженно наблюдала за словесной перепалкой. Нарывается парень, практически по лезвию бритвы ходит! Если характер Его Величества Эрлиона Милдорна, хоть на треть такой же, как у Владычицы... Она ему точно не завидовала!
   - Это я за последствия не отвечаю! Повторяю последний раз: либо ты будешь всюду ходить в сопровождении охраны, либо за пределы собственных покоев не сделаешь ни шагу!
   Накаленную до предела ситуацию несколько разрядило внезапное появление невероятно красивой женщины в сопровождении двух фрейлин.
   На лице с тонкими чертами чистой лазурью горели огромные миндалевидные глаза. Густые и длинные огненно-рыжие волосы, сверкающим потоком ниспадали до середины бедер; на висках они были заплетены в тонкие косички, которые чудным узором оплетали голову, удерживая на лбу причудливый серебряный обруч венца. Изящество фигурки подчеркивало платье из струящегося темно-синего шелка.
   Несмотря на то, что она держалась удивительно величественно, на ее лице светилась теплая мягкая улыбка.
   "Королева...", - не дожидаясь вопроса, сообщил отец, - "Ее Величество Милена Алиссия Милдорн". А сам уже куртуазно склонялся к тонкой руке:
   - Миледи...
   Ее негромкий голос зазвучал, словно весенний ручей:
   - Лорд Лериан, рада вас видеть! Господа... - благосклонным кивком головы она так же дружелюбно приветствовала кого-то, видимо стоящего у отца за спиной.
   "Послы и министры".
   Ну ничего себе, они что, прямо в коридоре заседание устроили?!
   Видимо этот короткий миг обмена любезностями позволил Ее Величеству сориентироваться в ситуации, поскольку сверкнувшее в ее глазах недоумение и тревога, спустя несколько мгновений сменились абсолютным спокойствием.
   Она стремительно подошла к сыну.
   - Солнышко мое, а я тебя обыскалась! - ее изящные пальцы заботливо поправили воротник его рубашки. - Помнится, ты обещал мне помочь?
   Лея тихонько хмыкнула. С каждой минутой эта восхитительная женщина нравилась ей все больше и больше. Поистине, миром правят мужчины, а мужчинами правят женщины! Ведь, судя по растерянности в глазах парня, вся эта демонстрация исключительно для того, чтобы спасти этого очаровательного мальчишку от отцовского гнева.
   - Как же, "солнышко"! - раздраженно фыркнул король. - Если уж сравнивать этого строптивца с каким-либо природным явлением, то скорее подойдет какое-нибудь стихийное бедствие, вроде шторма или торнадо!
   - Мессир, вы не правы, - мягко укорила королева. В ее взгляде, направленном на Эрлиона Милдорна светились нежность и обожание. - Друг мой, а что, собственно, здесь происходит? И отчего эти господа, - плавным движением руки она указала на военных, - выглядят настолько своеобразно? Думаю, стоит это исправить.
   На ее ладони заискрилось зеленоватым светом заклинание, рассыпавшееся на сверкающие нити, на несколько секунд окутавшие плотным покровом обоих охранников.
   Когда последние нити растворились в воздухе, вид обоих мужчин был на удивление благообразен, а от цветового диссонанса не осталось и следа.
   - Моя Госпожа... - почти одновременно склонились оба в почтительных поклонах.
   - Ну что вы, не стоит благодарности. И, господа... Мне кажется, что бы не случилось, ваш вопрос мы сможем обсудить чуть позже... Не так ли, Ваше Величество? - во взгляде королевы промелькнуло лукавство.
   - Будь по-твоему, мой ангел! - немного напряженно улыбнулся король, а потом приказал. - Сайрон, Дэнлар, можете быть свободны. Кстати, - он обернулся назад, - господа, вы также можете вернуться к текущим делам. У меня пропало даже малейшее желание решать сегодня какие-либо глобальные вопросы. Лорд Лериан, вас я прошу остаться, - добавил он чуть слышно. - Затея с прогулкой кажется мне сейчас наиболее целесообразной... Вы не откажетесь составить мне компанию?
   - Буду только рад, мессир! - так же негромко отозвался отец и, властно кивнув послам, так же отослал их прочь.
   А королева тем временем продолжила:
   - Супруг мой, я прошу вас отпустить Галарда со мной, - она смотрела на мужа с такой любовью, что Лея невольно залюбовалась. Как жаль, что она никогда не видела, чтобы ее родители так глядели друг на друга...
   - Хорошо, мой ангел, пусть будет так, как ты хочешь. - Его Величество нежно поцеловал руку жены, а затем прошипел, сверля пристальным взглядом сына. - Учти, наш разговор еще не окончен!
   - Как пожелаете... мессир! - с вызовом отозвался парень, но королева не дала конфликту вспыхнуть с новой силой.
   - Ваше Величество... Лорд Лериан... - она присела в элегантном реверансе, а когда выпрямилась, все так же мягко улыбаясь, подхватила юношу под руку и увлекла его за собой.
   - О боги, ну вот за что мне такая кара?! - тоскливо простонал король, а потом пытливо покосился на сенатора. - Лорд Лериан, у вас есть дети?
   Лея ощутила, как на губах отца засияла теплая улыбка.
   - Да, мессир. У меня две дочери.
   - Маленькие еще, наверное?
   Интересно, ну и как он выкрутится?
   "А легко!" - шутливо отозвался отец, а вслух произнес:
   - Младшей через три с небольшим месяца исполнится восемь.
   - Надо же! А по вам и не скажешь...
   Продолжение разговора дослушать не получилось, поскольку что-то довольно жестко рвануло ее сознание обратно. Да кто же там такой нетерпеливый-то, а?!
   - ...боги пресветлые, да что же ты творишь??! - прогремело прямо у нее над ухом, и из ее руки бесцеремонно выдернули флакон. В громком голосе Суры звенело негодование. - Ты весь город решила на воздух вынести, ненормальная?!!
   Окончательно придя в себя, Лея растерянно захлопала глазами, и устало потерла виски.
   - Минея пресветлая... И незачем так орать!
   Практически вплотную к ней стояли подруги с довольно негодующими выражениями лиц.
   Элин демонстративно скрестила руки на груди:
   - Да ну?! А как тогда прикажешь реагировать на подобное явление? - она махнула в сторону лабораторного стола.
   Более внимательно осмотревшись, Лея заметила, что из флакона, который она несколько секунд назад держала в руках, почти до самой горелки тонкой струйкой разлилось... Боги пресветлые!!! А они-то что стоят??! Предельно сконцентрировавшись, Лея мощным импульсом погасила огонь и накрыла столешницу огромным щитом. И вовремя, поскольку жидкость как раз достигла того места, где всего пару мгновений назад полыхало пламя.
   Успела... Она обессилено опустилась на корточки и закрыла лицо руками. По телу прошла волна нервной дрожи. Опоздай она хоть на долю секунды, и вряд ли от дворца осталось бы что-нибудь крупнее мелкой гальки.
   Рядом присели девчонки и наперебой принялись успокаивать:
   - Эй, ты что?.. - заботливо мурлыкнула Айра.
   - Ну, Лея, право, не стоит так расстраиваться! Все же хорошо... - вторила ей Элин. Теплые ладони подруги бережно обхватили ее за плечи.
   - Ничего же не случилось! - виновато улыбаясь, гладила ее по голове Сура.
   Лея досадливо поморщилась. Конечно, не случилось! И если уж в этом есть чья-то заслуга, то точно не ее!
   Она подняла глаза на девчонок. На их лицах светилось столько заботы и нежности...
   - А ведь могло! Минея всемилостивая, какая же я все-таки идиотка! - едва слышно прошептала она одними губами.
   - Не городи чушь! - расстроено хмыкнула Айра, а потом поспешила перевести тему разговора на более нейтральную. - А что это с тобой было? Когда мы вошли, ты была похожа на статую.
   Лея уже успела немного прийти в себя, и теперь, стараясь унять дрожь в руках, довольно нервно хмыкнула, а потом улыбнулась:
   - А что рассказывать? Это просто нужно видеть!
   Осторожно коснувшись сознания подруг, она направленным ментальным потоком передала им увиденное несколько минут назад.
   Спустя мгновение хохотали уже все вчетвером. Когда сюжет был просмотрен до конца, девушки задумчиво расселись на мраморной столешнице.
   На лице Суры засветилось мечтательное выражение, а потом она негромко протянула:
   - Лея? А кто это был такой... хорошенький? Это твой... будущий муж?
   - К счастью, нет! - тут же отрезала Лея, негодующе сверкнув глазами. - Ты же слышала, как его назвал король? - Галард Александр Милдорн. А Его Светлость Великого князя зовут Вальдар Даниэль.
   - Откуда знаешь? - любопытно прищурилась Элин.
   Оттуда! - мысленно фыркнула Лея. Информацию о потенциальном противнике надо собирать заранее и очень тщательно!
   К ее радости, ответить получилось довольно беззлобно, полностью исключив нотки досады:
   - Неделю назад самолично перерыла всю библиотеку на предмет информации об Ольвии. Там и наткнулась... Жаль только, портрета там не было! - она задумчиво повертела в руках пробирку, а потом усмехнулась. - Но я над этим активно работаю! Ладно, проблемы будем решать по мере их поступления, а сейчас вношу на рассмотрение следующее предложение: как вы относитесь к тому, чтобы слетать на реку?
   - Принято единогласно! - дружно хмыкнули девушки и направились к открытому окну.
  

* * * * *

  
   Подхватив свое беспутное дитя под руку, королева, все так же мягко улыбаясь, продолжила свой путь. Отойдя уже на довольно приличное расстояние от сиятельного супруга, она кивком головы отослала прочь фрейлин и чуть слышно укорила:
   - Ну и что ты вытворяешь? Опять на отца нарываешься?
   Лардо виновато поморщился.
   - Да ладно, мам... У меня и в мыслях не было! - он немного растерянно огляделся по сторонам. - А куда мы идем?
   - Сейчас узнаешь. В конце концов, ты же обещал мне помочь, - неожиданно весело сверкнула глазами мать. А юноша опешил.
   - Я ничего не обещал!
   - Да ну? - ее голос зазвучал властно, и Лардо уловил в нем незнакомые ему доселе нотки легкого раздражения. - Не хочешь ли ты сказать, что я сообщила Его Величеству неправду?
   - Нет, но...
   - Никаких 'но'. Ты идешь со мной, и точка!
   Какая прелесть, из огня да в полымя! Парень опасливо покосился на мать. Интересно, что же она все-таки задумала?..
   По мере продвижения по замку его начали терзать смутные сомнения, и лишь когда они прошли мимо оранжереи, он окончательно утвердился в своих подозрениях.
   Без вариантов. Малый бальный зал.
   Боги пресветлые, только этого не хватало! Как же он ненавидел этот оплот вычурности! Право слово, интересно, какому ненормальному с больной фантазией пришло в голову назвать этот зал Малым?
   Гвардейцы услужливо распахнули перед ними тяжелую резную дверь, и они вошли в величественное, чудовищное по своим размерам помещение.
   Сквозь витражные стекла окон все вокруг заливали потоки света, многократно отражающиеся в сотнях зеркал, начищенном до блеска паркете, хрустале люстр и светильников. Цветовую гамму уже успели сменить согласно запланированной на этот год, так что во всем убранстве доминировали снежно белый и золотой.
   Оба балкона с двух сторон уже занял оркестр и оттуда то и дело звучали негромкие партии настраиваемых инструментов.
   В зеркалах отражались стоящие посреди зала стройные фигурки юношей и девушек, разбившихся на пары. Пары не было только у одной из девушек.
   - Смотри, кого я тебе привела! - довольно возвестила королева, и на Лардо спустя миг налетел маленький изумрудно-огненный вихрь.
   Шею крепко обхватили руки сестренки.
   - Лардо?! Как здорово! - Мила порывисто расцеловала его в обе щеки. - А с чего это ты вдруг решил к нам присоединиться?
   Вместо него ответила королева, смерив своих детей хитрым взглядом:
   - Кажется, час назад ты жаловалась на то, что тебе не с кем танцевать? Так вот, я решила эту проблему довольно радикально. Как тебе собственный брат в качестве партнера по танцам?
   Лардо возмущенно замахал руками:
   - Ни за что!!! Я ей ноги оттопчу! - Угу, еще самому бы в это поверить! Все-таки грацией боги его уж точно не обделили.
   А поскольку мама никогда не жаловалась на плохую память... Он окончательно смешался под ее пристальным саркастичным взглядом.
   Позади них практически бесшумно отворилась дверь, и громкий голос насмешливо произнес:
   - Зато это с удовольствием могу сделать я! В смысле, оттоптать ей ноги...
   - Ты?! - сердито рыкнула Мила и разжала объятья. На кончиках ее пальцев замерцали багрянцем молнии заклинаний. - Явился! Только тебя здесь и не хватало!
   - Мелкая, не хами... - раздраженно начал было вошедший, но закончить не успел, поскольку Лардо в мгновение оказался рядом с ним и порывисто обнял.
   - Ну, наконец-то!!! Как же я рад тебя видеть!
   - А уж как я рад! - расплылся в довольной улыбке Дар, отвечая на жаркие объятья брата. Ласково взъерошив волосы Лардо, он пристально заглянул ему в глаза. - Привет, братишка! Ну что, я вовремя появился?
   - Еще бы... - так же тихо шепнул Галард. - Дар, выручай. Без тебя мне от них не отделаться...
   - Что бы ты без меня делал... - иронично прошептал Вальдар, и уже громче произнес. - Мамочка, ты не будешь против, если Лардо поможет мне разобрать вещи? - в его глазах светилась поистине младенческая непорочность.
   Королева, крепко придерживавшая младшую дочь за руку, нежно улыбнулась старшему сыну. Уж ему-то она никогда и ни в чем не могла отказать! Спустя минуту раздумий, она негромко произнесла:
   - Хорошо, милый. Идите, секретничайте.
   Дважды их упрашивать не пришлось.
  

Глава 6. Смертоносный подарок

  
   - Ты?! Женишься?! Когда?! И, самое главное, на ком??! - Лардо, мгновение назад рассматривавший простирающийся за окном парк, быстро обернулся и ошарашено уставился на Дара, который с беспечным выражением лица расслабленно развалился в кресле. Хотя, какое там - расслабленно! Перед кем, интересно, выделывается? Показушник! Еще немного такого "безразличия", и узорные поручни кресла, которые нервно сжимают его пальцы, просто рассыплются в труху!..
   Уже более часа они наперебой рассказывали друг другу обо всем приключившемся за время их долгого расставания и все не могли наговориться. Вот только с самого начала разговора Лардо бесконтрольно ощущал, что брата что-то тяготит. И вот на тебе, решился! Ничего себе, откровение!
   Поймав изумленный взгляд младшего брата, Вальдар ехидно ухмыльнулся.
   - Что, не ожидал?
   - Можно подумать, ты ожидал! - не менее едко отозвался Галард. - Ведь я прав, инициатива исходила не от тебя, не так ли?
   - Да прав, прав! - Дар побеждено вскинул руки. Его губы изогнулись в невеселой улыбке. - Не стоило даже и спрашивать... Лардо, тебе что-нибудь говорит имя Рода Аэриннис?
   - Аэриннис? - Юноша задумчиво нахмурился. Аэриннис... Что-то знакомое... Просто невероятно знакомое... Вот только где он ...? Минея пресветлая! Его брови недоверчиво взлетели над яркими глазами. Быть не может! Или все-таки может? - Знаешь, Дар, ассоциация у меня возникает только одна: Владычица Илирии Кейтар Авиталь Аэриннис, но...
   Вальдар усталым жестом потер глаза.
   - Ну, разумеется, я женюсь не на ней! Моя... невеста - ее старшая дочь, леди Эланор.
   Так вот, оказывается, зачем во дворце присутствуют илиры! Значит, это послы, направленные Владычицей для согласований... Но, все же, это никак не объясняет личного присутствия главы Сената... Странно все это как-то!
   - А сам-то ты, что об этом думаешь? - тихо поинтересовался он у брата.
   Тот в ответ досадливо скривился:
   - Ничего я об этом не думаю! И восторгов особых по этому поводу у меня, естественно, тоже нет!
   - Но почему тогда?..
   - Почему не отказался? - Дар шутовски развел руками. - Извини, друг мой, это только ты как-то умудряешься с переменным успехом отцу перечить. Я, к сожалению, ни таких способностей, ни таких возможностей не имею! Да и ответственность перед страной для меня не пустой звук. Так что...
   Вот дурак! Дару и так сейчас далеко не просто, а тут еще он... Лардо вздохнул и с покаянной улыбкой посмотрел на брата.
   - Да, ладно тебе, я уже понял... В общем, прости за глупый вопрос! - Он озабоченно нахмурился. - Послушай, а что, в досужих слухах есть доля правды, и в отношениях с Сильнарией все действительно настолько плохо?
   - Уже нет! - лукаво сверкнул глазами Вальдар и заулыбался. - Уж не знаю, откуда у них осведомители в Илирии, но о заключаемом союзе они проведали на редкость быстро! И результатом тому полторы недели назад стало вежливое расшаркивание перед отцом посла Сильнарии, уверявшего Его Величество в вечной любви и дружбе между нашими государствами.
   - Ой, не верится мне, что они так быстро отказались от своих намерений... - чуть слышно прошептал Лардо. Он неспешно пересек комнату и присел за рабочий стол Дара, заваленный всевозможными договорами, счетами, записями. - Впрочем, не моего это ума дело! Политика - это ваша с отцом стезя, вам со всем этим и разбираться. Слушай, брат, ты мне так и ответил, когда же все-таки состоится ваша свадьба?
   Пронзительные глаза Вальдара выразительно сверкнули, но он не замедлил с ответом:
   - Сам не знаю. Отец обещал, что об обручении и о дате свадьбы он официально объявит совместно с Владычицей на Балу Дебютанток. Заодно мне представится возможность познакомиться с Ее Светлостью леди Эланор. Не дайте боги, она окажется кем-то вроде герцогини Саутвэл! Лардо, ей-богу, как вспомню, так вздрогну!
   Они дружно прыснули со смеху.
   Вышеназванная леди была типичным примером светской львицы, маниакально зацикленной на собственной внешности и дворцовых сплетнях. Даже мимолетное общение на балу с леди Инлер слыло среди мужчин наиболее изощренной пыткой. Ибо за несколько минут того же вальса или полонеза она просто фантастическим образом умудрялась не только сгрузить на бедолагу-кавалера все известные ей придворные новости, но вдобавок рассказать ему обо всех веяниях современной моды, а также обсудить все окружающие их танцующие пары...
   Некогда среди молодых дворян даже заключались пари на предмет того, насколько долго тот или иной юноша сможет вытерпеть болтовню Ее Сиятельства.
   Дару едва исполнилось восемнадцать, когда он, поддавшись на провокацию друзей, решился принять пари. Хватило его ровно на семь минут. Лардо тогда впервые в жизни видел и слышал, чтобы брат на людях выражал свои эмоции настолько... открыто и красноречиво. Скандал был просто изумительный! С тех пор имя герцогини стало нарицательным, а Вальдар о случившемся предпочитал не вспоминать.
   Тем временем Дар решительно поднялся.
   - Ну что, остаток дня просидим здесь, или все-таки куда-нибудь пройдемся?
   - Конечно, пройдемся! - просиял Лардо. - А еще лучше... Как насчет того, чтобы устроить тренировочный поединок? Только я сейчас за своим оружием сгоняю и вернусь. Мне отец по приезде отдал футляр с такими чудесными парными клинками, просто мечта! А мне все недосуг было их опробовать! Подождешь?
   - Да куда ж я денусь? - насмешливо фыркнул Вальдар. - Поглядим сейчас, что за "чудесные" мечи тебе достались! Впрочем, а тебе не все равно, с каким оружием проигрывать?
   М-да-а, бесспорно, самомнения братцу не занимать! Нет, ну не нахал, а?! Если за последние шесть лет он не проиграл еще ни одного поединка, это не значит, что так будет всегда! И, если удастся, горечь поражения ему придется почувствовать именно сегодня!
   - Это мы еще посмотрим, кто проигравшим окажется! - хмыкнул Лардо. - Жди меня на заднем дворе!
   Не дожидаясь ответа, он помчался к себе.
   Чтобы в очередной раз не искушать судьбу, путь до своих покоев он проделал под покровом тщательно сформированной иллюзии. Не дайте боги, снова отцу под горячую руку попасться! Тем более что надеяться на то, что Его Величество благополучно забыл о недавнем инциденте, было бы просто пределом наивности. И хотя наложение иллюзии такого порядка вытягивало из него немало сил и грозило, в общем-то, появлением завтра довольно сильной головной боли, сейчас об этом думать не хотелось. До завтра еще дожить нужно! Впрочем, головную боль можно и потерпеть, а запас сил легко почерпнуть из окружающих стихий...
   Не видимый никем, он достиг цели в считанные минуты, и тут же бросился искать мечи. Странно, но футляр как сквозь землю провалился!
   Поочередно открывая дверцы и ящики массивного шкафа, и не находя искомое, он все больше мрачнел.
   Да куда же все-таки делись мечи?! Нет, какое все же свинство - стоит только хоть на час куда-нибудь выйти, как его рабочую комнату тут же пытаются "привести в должный вид"! Данное выражение подразумевало в себе систематическое вышвыривание всего, что противоречило представлению Ее Величества о порядке! Вот только не понятно, почему для этого надо выбрасывать большинство необходимых ему вещей! Ну и что, что бардак! Подумаешь!.. Зато все под рукой! Компоненты зелий, любимые книги и пособия, результаты удачных и не очень опытов, бумаги с записями... Каждый раз приходилось все начинать сызнова, сиречь, собирать все "выброшенное" по всему замку, заодно дополняя уже имеющееся в наличии новыми составляющими.
   Что самое досадное, попробовал бы у Дара кто-нибудь без разрешения выкинуть из покоев даже обрывок листа!.. Нет, надо будет все-таки обновить охранки, и прибавить к ним что-нибудь досадно-разрушительное! Может хоть тогда его комнаты оставят в покое?!
   Клинки обнаружились в самом неожиданном месте - на полке между коробкой с красками и кистями и стопкой этюдников. И это учитывая, что к краскам он не подходил уже лет десять! Недовольно поморщившись, он ловко надел заплечные ножны, быстро схватил футляр и поспешил за задний двор.
   Когда он легко сбежал по ступеням на вымощенный светлым камнем двор, Дар стоял в тени многовекового дуба и о чем-то беседовал с несколькими ратниками, видимо, рассказывая им нечто забавное, поскольку едва он с улыбкой окончил фразу, как воины взорвались громовым хохотом.
   Заметив его появление, Вальдар с видимым облегчением стянул с себя неудобный камзол и закатал до локтя рукава рубашки. Повелительный жест почтительно замершему рядом с ним адъютанту, и спустя миг тот протягивал ему боевой меч в искусно расписанных финифтью ножнах. Передав слуге свой камзол, Великий князь с шутливыми искорками в глазах перехватил рукоять меча, а потом небрежно и ловко завертел им над собой, плавными движениями поочередно меняя руки.
   - Ну что, малыш, потанцуем? - насмешливо осведомился, окинув брата оценивающим взглядом.
   - Сам ты "малыш"! - беззлобно отозвался Лардо. Поддаваться на такие вот заурядные провокации себе дороже - злость в поединке только мешала, застя разум и вынуждая совершать ошибки. Несколько мгновений полюбовавшись на четко вырисовывающийся прямо в воздухе знак бесконечности, он решительно добавил. - И вообще, к демонам болтовню! К бою!
   Быстро пристроив футляр на одной из скамей у стены, он поспешил расплести наложенные на него охранные заклинания и открыть крышку. И замер, в очередной раз пораженный увиденным.
   Он любовно провел кончиками пальцев по чуть изогнутым мечам. Ответом на прикосновение ему был едва ощутимый звон, а по всему телу пробежала странная энергетическая волна. До чего же хороши! Металлический блеск лезвий искусно оттеняла голубоватая эмаль, по незакаленным участкам мечей вилась тонкая сине-белая гравировка, изображающая морскую пену, удобные рукояти причудливо и аккуратно оплетала кожаная тесьма...
   Осторожно вынув из футляра свое сокровище, парень довольно улыбнулся. Они словно воплощали собой продолжение его рук. Настоящее совершенство!
   Впрочем, долой рассуждения! Он настороженно покосился на выжидательно замершего брата, всем своим видом напоминающего хищника, вышедшего на охоту.
   Мучить Дара ожиданием не было ни малейшего желания, а посему...
   Пробно провернув в руках оба меча, и утвердившись во мнении, что клинки идеально сбалансированы, Лардо, не медля не секунды, ринулся в атаку.
   Сосредоточиться было на удивление сложно. Медленно и очень осторожно он освобождался от кокона чужеродных эмоций. Отражая целую серию ударов брата, он глубоко вздохнул и медленно выдохнул, стараясь взять верх над царившим в сознании хаосом. Спустя пару мгновений почувствовав, как тягучее чувство силы неспешно заполняет его разум, позволил себе расслабиться и закрыл глаза. Самым главным сейчас было полностью довериться собственным ощущениям. Вот только как, как упорядочить царящую вокруг разноголосицу?
   Неожиданное осознание наполнило душу ликованием. Оно словно пришло откуда-то извне. Как же просто! А что если попробовать воспринимать окружающий мир в виде большого оркестра? Флейты, арфы, свирели... Даже удары собственного сердца удивительно четко вписались в заданный ритм. Все вокруг зазвучало удивительно слаженно и гармонично.
   Такт, ритм, партия его мечей в величественной симфонии жизни... Он с упоением слушал мелодию рассекаемого клинками воздуха, ощущая безграничную легкость и гибкость. Его тело, казалось, само знало, что именно нужно делать в тот или иной момент. Он уворачивался, уклонялся, вертелся, отражал и наносил удары, с восхищением прислушиваясь к пению собственных клинков. Иногда ему казалось, что это именно они руководят им, позволяя движениям быть удивительно точными и стремительными.
   В ритме сердца, в ритме ветра, он сливался с окружающим миром, своим безудержным танцем битвы упиваясь жизнью, радуясь ее свободе. Он любил ее, он воздавал ей хвалу... Ее величию, ее силе, ее любви...
   Он двигался плавно и уверенно, полностью положившись на свою реакцию и врожденное чувство опасности. Азарт битвы целиком и полностью поглотил его, заставляя наслаждаться каждым моментом, каждой секундой поединка.
   Четкий, молниеносный выпад, и боевой меч Вальдара, улетел куда-то в сторону, с недовольным звоном ударившись о брусчатку двора. Не давая брату опомниться, Лардо легко прижал его к широкому стволу дуба.
   Стук сердца, музыка ветра, пение клинков... Все вокруг стихло. Только частое дыхание Дара вернуло его к реальности.
   Лардо открыл глаза. Во взгляде брата читалось такое чистейшее изумление и недоумение, что он мучительно покраснел и потупился.
   Минея пресветлая, ну это же надо! Победить брата, в общем-то, всегда было его заветной мечтой, но вот так... На глазах у стольких воинов за какие-то несколько... минут? часов? ...разрушить их святую веру в бесспорное превосходство Великого князя в мастерстве боя...
   Расстроено закусив губу, виновато прошептал:
   - Прости... Кажется, я перегнул палку...
   Резким движением он отвел клинки от шеи брата и синхронно вогнал их в заплечные ножны. Отлично, вот только ссоры с Даром ему сейчас и не хватало! Он напряженно замер, ожидая как минимум обиженной тирады.
   Но вот уж чего он точно не ожидал, так это того, что Дар сгребет его в крепкие объятья. Когда Лардо решился поднять на него взгляд, на лице брата светилась радостная улыбка, а в глубине серебристо-синих глаз мерцало восхищение.
   - Ты что? Эй, Лардо, ты что?! Даже и не вздумай извиняться! Это... Это же замечательно!!!
   Краем сознания он почувствовал, как сходит напряжение гвардейцев. Это что, они за него переживали?! Растерянно захлопав ресницами, он поочередно всматривался в их лица. Облегчение, изумление, одобрение... Капитан Королевской гвардии Тиор Данлорн задорно ему подмигнул. Лардо благодарно улыбнулся в ответ.
   Все-таки в том, как он владеет оружием, и парными клинками в частности, есть прямая заслуга старого воина, ведь именно он с детства обучал его всем воинским премудростям, не жалея на занятия ни времени, ни сил. И сейчас он имел полное право гордиться своим учеником!
   От размышлений отвлекло мелодичное воркование за спиной. Он недоуменно обернулся. В воздухе парил магический вестник.
   Прямо у него перед лицом он вспыхнул вдруг огненным светом, и на протянутую ладонь Лардо мерно спланировал аккуратно сложенный листок. Ну-ка, интересно от кого? Легким прикосновением он осторожно вскрыл охранное заклинание и пробежал взглядом написанное:
  
   "Его Высочеству князю Галарду Александру Милдорну.
   Дитя, сегодня вы вели себя, по меньшей мере, отвратительно, а посему мне угодно назначить вам следующее наказание. С сего дня и до окончания каникул вам в обязанность вменяется ежедневно сопровождать некоего высокопоставленного господина, являющегося представителем дружественной страны, в его прогулках по городу. О времени и сроках прогулок оный господин сообщит вам лично.
   Зная о вашем свободолюбии, нахожу, что сокращение количества личного времени послужит вам хорошим уроком, а общение с вышеуказанным лицом добавит вам немного благоразумия и чувства такта.
   Сегодня в три часа пополудни вам надлежит явиться к фонтану у собора Минеи. Извольте не опаздывать!
   Приказ соблюдать неукоснительно, контроль исполнения оставляю за собой. И если я найду, что вы ищите возможность уклониться от моего решения... Думаю, вам не нужно объяснять последствия.
   Э.А.М."
  
   Э.А.М. Эрлион Альнар Милдорн. М-да!..
   Отказываясь верить собственным глазам, Лардо еще раз перечитал послание отца. Вот демон!!! Он сердито взмахнул листком и тут же, болезненно шипя, отшвырнул его в сторону, поскольку лев с личной печати Его Величества за подобную вольность в обращении с посланием не преминул довольно чувствительно цапнуть его за палец.
   Спустя миг Лардо досадливо рассматривал проступившие на руке темные капли крови. Ну вот, теперь целую неделю болеть будет! С некоторых пор на укусы этой... мелкой гадости абсолютно все исцеляющие заклинания, равно как и мази с настоями, действовать перестали. Это ж надо, а еще Хранитель Дома называется! До чего все-таки зверюга коварная, еще ни одной возможности не упустил, чтобы зубами не щелкнуть...
   Неспешно добредя до деревянной скамьи у стены, парень удобно на ней пристроился, прислонившись спиной к прогретому на солнце матовому серебристому камню. Спустя мгновение рядом уселся Дар и, крепко придерживая его за запястье, ловко обернул вокруг его руки белоснежный платок, на котором тут же проявилось пурпурное пятно. Внимательно заглянул в глаза:
   - Да что случилось-то, а?
   В ответ тот только кивком указал на валяющийся посреди двора листок. Подтянув послание к себе простеньким заклинанием, и осторожно придерживая в кончиках пальцев лист, ровно настолько, чтобы Хранитель не достал и его, Дар принялся читать. По мере прочтения в его глазах разгорались озорные огоньки.
   - Оп-па! Ну и что ты уже сегодня умудрился натворить? Не просветишь?
   - Не просвещу! - огрызнулся Лардо. - А если уж так разыгралось любопытство, можешь узнать, так сказать, из первых уст - непосредственно у Его Величества!
   Брат укоризненно нахмурился.
   - Ты чего бесишься? Я что ли это придумал? Да и было бы с чего расстраиваться! Подумаешь, пару-тройку часов в день погуляешь по городу...
   - ... с каким-то напыщенным хлыщом, - язвительно подхватил Галард. - До оскомины наслушаешься всякой бредятинки про древность и могущество его страны в целом и рода в частности, при прослушивании пары сотен высказываний и наставлений на тему: "А вот мы в свое время...", начнешь звереть. Медленно закипишь, шарахнешь этого придурка каким-нибудь глобально-вредительским заклинанием, тем самым провоцируя международный скандал, отгребешь от отца ремня, до окончания каникул очутишься под замком... - Зло сверкнул глазами. - Ты это хотел сказать? Поправь меня, если я что-то упустил!
   Брови Дара медленно поползли на лоб.
   - Тяжелый случай!.. Ну, у тебя, братец, и фантазия!
   - Что, очень буйная? - хмуро осведомился Лардо.
   - Нет, больная и мрачная! Тоже мне, предсказатель нашелся! Откуда, позволь узнать, ты заранее знаешь, что все случится именно так? Ты же с этим господином еще не знаком!
   - Зато я хорошо знаком с самим собой! А если точнее, с собственным характером... - он неспешно вынул из ножен один из клинков и принялся рассеянно водить пальцем по гравировке.
   Неожиданно совсем рядом раздался знакомый бархатный голос, в нем явственно звучали встревоженные нотки:
   - Прошу меня простить, что вмешиваюсь в ваш разговор, но лорд Галард, откуда у вас эти мечи? - к ним стремительно приближался уже знакомый Лардо глава Сената Илирии.
   - Айне Лериан! - неподдельно обрадовался юноша. Илир еще с первых секунд их недавней встречи вызывал в нем только искреннюю симпатию, а своей интуиции он привык доверять беспрекословно. - Неужто вам наконец-то успели наскучить бесконечные бумаги и дипломатические тонкости, и вы решили на время от них избавиться? Присоединяйтесь!
   Илир тепло улыбнулся.
   - Благодарю за предложение! - Он грациозно склонился в полупоклоне перед Великим князем. - Позвольте представиться, Лериан Нейан Аэллинай, уполномоченный посол Владычицы Илирии.
   Лардо заметил сверкнувшее в глазах брата искреннее изумление, однако тот довольно быстро совладал с собой и произнес не менее дружелюбно:
   - Вальдар Даниэль Милдорн, Великий князь Ольвии.
   - Ваше Высочество, это большая честь... - очень серьезно, и явно искренне, без малейшей примеси лицемерия произнес илир. В его взгляде, направленном на Дара, мимолетно отразилась какая-то невероятная феерия эмоций.
   Интересно, с чего бы это? Впрочем, времени подумать об этом на досуге будет еще более чем достаточно... Галард шутливо вскинул руки.
   - Эй, эй, господа! Мы что, так и будем весь день раскланиваться, будто старые придворные?! Впрочем, если вам так нравится, можете продолжать! Когда закончите - позовите, а уж я эти пару-тройку часиков точно найду, чем заполнить...
   В ответ на его нарочито возмущенную тираду Дар с сенатором дружно фыркнули и переглянулись. От настороженности не осталось и следа.
   - Лорд Лериан, кажется, вы задавали какой-то вопрос? - хитро улыбнулся Лардо.
   Илир посерьезнел, на его лице вновь проступила тревога.
   - Все верно, задавал. И повторю его вновь. Лорд Галард, как к вам попали эти мечи?
   - С ними что-то не так? - похоже, Вальдару передалось его беспокойство.
   - Более чем не так! - нахмурился сенатор и, присев рядом с Лардо, взял у него из рук меч. От его прикосновения к тонкому лезвию в воздухе зазвучала чуть слышная приятная мелодия. - Это клинки Стихий. И прикасаться к ним могут только илиры.
   - Но почему? - удивленно подался вперед Галард. - Это что, такой обычай?
   - Нет. Это мера безопасности, - голос Лериана внезапно зазвучал довольно жестко. - Если мечей касается кто-либо, не принадлежащий к моему народу, он мгновенно погибает. Причем довольно мучительной смертью.
   Лардо ошеломленно замер, а потом отшатнулся.
   - Это что?.. Я теперь умру?! - в его широко распахнутых глазах не было страха, только растерянность.
   Лериан в ответ успокаивающе улыбнулся.
   - Как это не странно - нет. Судя по тому, что в течение такого длительного времени вы спокойно держали их в руках, мечи совершенно невероятным образом сочли вас илиром. А судя по тому, что вы сумели применить их в бою, - он лукаво сощурился и пояснил, - я некоторое время наблюдал за вашим поединком из окна, клинки не только не нанесли вам вред, но и признали вас своим Хозяином. То есть признали вашу власть над собой... Впрочем, не забивайте сейчас себе голову лишней информацией! Вам сейчас даже с этой будет трудновато свыкнуться. Только вот что, - его голос вновь стал суровым, - старайтесь, чтобы никто кроме вас мечей не касался, иначе...
   Вместо того чтобы продолжить фразу, илир вскинул правую руку в призывном жесте, на кончиках его пальцев засветилось влекущее заклинание. Спустя несколько секунд на его запястье опустилась пролетавшая мимо ворона. В качестве демонстрации Лериан просто пересадил птицу на клинок. Едва ее лапки коснулись мерно мерцающей стали, птица неистово забила крыльями, приглушенно захрипела и замертво свалилась на камни двора.
   Лардо поспешил отвести взгляд. От одной мысли, что это могло произойти с ним, внутри все просто переворачивалось!
   - Эти мечи мне в воскресенье отдал отец... - его голос прозвучал едва слышно.
   - ... А отцу эти клинки преподнес в качестве одного из даров посол Сильнарии! - неожиданно зло прошипел Дар и вскочил на ноги. Чопорно поклонился. - Лорд Лериан! Прошу меня простить, что я так скоро вынужден вас покинуть, но то, что вы сообщили, я безотлагательно должен обсудить с Его Величеством.
   - Не смею вас задерживать, Ваше Высочество! - сенатор тоже встал, понимающе кивнул и склонился в ответ.
   Лардо попытался спустить все на тормозах.
   - Дар, а может не стоит?.. Ничего же не случилось!
   - Стоит, братишка, стоит! - строго нахмурился Вальдар. - То, что клинки тебя признали, это просто невообразимая удача, но не случись этого, ты уже полчаса как был бы мертв! А если учесть, что они предназначались в подарок отцу... Как ты понимаешь, покушение на жизнь короля проигнорировать невозможно!
   Стремясь пресечь разгорающуюся дискуссию, он стремительным шагом направился прочь.
  

Глава 7. Ирлирим

  
   Лея со смешанными чувствами провожала взглядом легко взбегающего по ступеням парня.
   Так вот он какой, ее будущий супруг! Надо же, какой красивый... Перед глазами снова встало несколько минут назад увиденное лицо.
   Необычайно четкие и правильные черты, высокий умный лоб, точеный нос, красивого рисунка губы, твердая линия подбородка... Гладко зачесанные назад огненно-рыжие волосы до лопаток, собранные в "хвост" кожаной лентой...
   Смотрит так неожиданно властно и остро. Странно, вроде бы у братьев глаза одинаковые, а все же у младшего взгляд теплый, лучистый, ласковый, а у этого словно сталь...
   Впрочем, надо отметить, появившаяся на его лице озабоченность невероятно ему шла.
   "Ну и как он тебе?" - вплелся в мысли негромкий голос отца.
   "Милый. Красивый. Вроде бы умный. Только замуж за него я по-прежнему не хочу!" - зло отрезала она и оборвала ментальную связь.
   Только полемики ей сейчас не хватало, а то, что отец непременно постарается ее переубедить, стало понятно довольно быстро. Ты смотри-ка, только познакомились, а этот... жених (будь он неладен!) уже успел вызвать у отца некоторую симпатию!..
   Как там его называл младший князь? Дар? И точнее ведь и не скажешь - уж подарок, так подарок!!! Ничего, и к этому замочку найдем отмычку. А не найдется ключ, возьмем динамит!
   Она постаралась вновь сосредоточиться на лекции.
   - Ну что, есть что-нибудь интересное?! - негромко прошептала ей на ухо Айра. - А то на тебе совсем лица нет!
   - Как нет? Куда делось?! - ехидно ухмыльнулась Лея. - Ладно, ладно, есть чуток... - только и успела сказать она подруге прежде, чем профессор Артинэйл выгнал их обеих с занятия за болтовню.
  

* * * * *

  
   - Сын, ты хоть понимаешь, ЧТО ты сейчас говоришь?!! - в глазах короля мерцала невероятная смесь ужаса и недоверия.
   - Да, мессир! - под этим пристальным и жгучим взглядом сердце Вальдара билось часто и гулко. Никакой вины за собой он не чувствовал, но все же вечно ощущал какой-то бесконтрольный трепет перед отцом. - Я прекрасно осознаю то, что сказал. Иначе чем покушением на вашу жизнь расценить происшедшее просто невозможно! Демонстрация лорда Лериана была более чем убедительной.
   - То есть ты хочешь сказать, что Галард... - Дару показалось, что отец проглотил стоящий в горле комок и продолжил несколько охрипшим голосом, - мог погибнуть от простого прикосновения к этим... железкам??! - Эрлион Милдорн рванул ворот рубашки так, словно ему не хватало воздуха, и тяжело опустился в кресло. - Боги пресветлые! Я своими руками чуть не погубил собственного ребенка...
   Дар спрятал чуть нервную, но довольную улыбку. Вот так-то! Все же об этом несмышленыше отец беспокоится больше, чем хочет показать. И вот сейчас факт покушения на собственную жизнь тут же отставил на второй план, только почувствовав вероятность того, что младшему сынишке что-то может угрожать. Впрочем, порассуждать на эту тему время еще будет, а сейчас...
   - Мессир, лорд Лериан уверил меня в том, что для Галарда клинки опасности не представляют. Если они не нанесли ему вреда в течение такого длительного времени, не нанесут и в последующем.
   Король с заметным облегчением вздохнул, с его лица схлынула нездоровая бледность.
   - Ну что же, илиры не лгут, а Аэллинай и вовсе зарекомендовал себя более чем искренним и открытым... - он залпом осушил бокал, который держал в руке, и вновь посмотрел на старшего сына. - Значит, ты считаешь, что именно правитель Сильнарии решил устранить меня столь изощренным способом? Возможно ли, что инициатива покушения исходит исключительно от кого-то иного, более недальновидного? Впрочем, сейчас это не важно...
   - Прикажете арестовать сильнарийцев? - подался вперед Великий князь. - Отец, только позволь...
   Монарх криво улыбнулся и с нежностью посмотрел на сына.
   - Нет, родной. Не сейчас. Есть более действенные и искусные средства, чем пытки, - на лице короля появилось невероятно хищное выражение. - Сейчас для нас будет лучше, если мы не будем вести публичное расследование, в результате которого кто-то будет обвинен и осужден. Тем более что в данный момент у нас нет ровным счетом никаких прямых доказательств причастности посла к покушению. - Он на какой-то миг замер, задумчиво всматриваясь в портрет на стене, а потом обернулся. - Думаю, нам следует пригласить посла Сильнарии на ближайший прием. У меня появились просто грандиозные идеи, осуществление которых даст мне возможность посмотреть на его реакцию. Но если именно он собирался устранить меня таким... оригинальным способом, я заставлю его страдать все эти часы на протяжении приема! Пусть он испытывает агонию неопределенности и страха за собственную жизнь! За одну только вероятность того, что он мог лишить жизни моего ребенка, виновный дорого, очень дорого мне заплатит!!!
   Его вкрадчивый голос был пропитан такой ненавистью, что Дар невольно содрогнулся. Впрочем, жалеть потенциального убийцу у него не было ни малейшего желания. Он зло сжал рукоять меча, висевшего на поясе. Отец прав: любой покусившийся на его семью заплатит сторицей!
   - Каковы будут ваши приказания, мессир? - вновь перешел он на официальный лад.
   - Приказания?.. - в глазах короля сверкнуло одобрение. - Думаю, стоит начать с того, чтобы отправить послу деликатнейшее предложение посетить воскресный прием... Лестное, заманчивое, но в такой форме, чтобы у него не возникло ни малейшего подозрения или желания отказаться. Ну, не мне тебя учить...
   - Как пожелаете, мессир! - довольно ухмыльнулся Дар. - Что-нибудь еще?
   Милдорн-старший на минуту задумался.
   - Буду благодарен, если пришлешь ко мне Аргора. - он коварно улыбнулся. - Итак, вызов брошен, вызов принят!
  

* * * * *

  
   - Прекрасно! - расстроено протянул Лардо, провожая брата взглядом. - Все занятнее и занятнее... Только этой головной боли мне не хватало! - он немного обиженно поджал губы, но спустя пару мгновений вновь улыбнулся собеседнику. - Айне Лериан, не могли бы вы рассказать мне о клинках Стихий поподробнее? - юноша лукаво сощурился. - Ведь я прав, именно ЭТИ мечи вы видите не впервые?
   Илир заинтересованно взглянул на мальчика. И все-то он замечает! Надо же, не ребенок, а просто редкостная умница!
   - Должен признать, что вы правы, Ваше Высочество...
   Парень недовольно поморщился.
   - А вот Высочеством обзываться не надо! Уж лучше зовите как все - Лардо.
   - Лардо? - изумлению Лериана не было предела. - Так в переводе же с илирийского это... Я, наверное, что-то неправильно услышал?
   Галард негромко засмеялся.
   - Все вы услышали верно! Дело в том, что где-то лет до одиннадцати все называли меня сокращенным Лард, пока на меня не нахлынуло увлечение всем, что связано с вашей страной... - На его лице проступил смущенный румянец. - Вот тогда-то с легкой руки моего ненаглядного братца меня и переименовали в Лардо. О том, что это означает "учитель" эти... паразиты, разумеется, думать даже не собирались!.. Первые пару лет меня это вводило в жуткий ступор, а потом как-то привык. Тем более что за помощью в учебе ко мне сокурсники бегают едва ли не чаще, чем к учителям, так что... как говорится, приходится соответствовать! - он шутливо развел руками.
   Его речь прервал гулкий удар башенных часов на городской Ратуше. Когда замолк последний, третий далекий удар, Лардо нервно вскочил на ноги.
   - Три часа??! - он крепко зажмурился и болезненно скривился. - Все. Отец меня прибьет. Я опоздал! Впрочем, можно попробовать добраться до собора кратчайшим путем... - юноша с трудом взял себя в руки. - Айне Лериан, прошу меня простить, но я вынужден удалиться... - он виновато улыбнулся илиру и уже направился прочь, когда ему в спину понеслось веселое:
   - Лардо, постойте! Вы никуда не опоздали!
   Парень резко затормозил и недоуменно обернулся. Этого просто не могло быть! Абсолютно. В принципе. Ну не мог же отец, в самом деле...
   - Что вы имеете в виду?
   Сенатор смотрел на него удивительно ласково, на его губах играла светлая улыбка.
   - Вы все правильно поняли. Ваш отец навязал вам прогулки со мной.
   - Правда?
   На лице юноши светилась такая потрясающая смесь недоверия, робкой надежды и искреннего восторга, что сенатор заулыбался еще шире.
   - Как любит говорить моя дочь, честно-честно!
   Минея пресветлая! Лардо был так поражен, что просто не мог сдвинуться с места. Что же это за наказание? Это было равносильно тому, если запереть ребенка, стащившего конфету, в магазине сладостей на полторы недели! Айне Лериан абсолютно не производил впечатления занудливого чопорного министра, а, напротив, казался очень приветливым, добродушным. К тому же он был, судя по всему, довольно интересным собеседником. Так почему же отец...? Хотя, вероятнее всего, во всем, что касалось рабочих обязанностей, илир и был довольно жестким и требовательным, но сейчас... Вот здорово! Лардо и представить себе не мог, что отделается так легко.
   Он постарался придать себе серьезный и сосредоточенный вид, хотя в уголках его губ подрагивала улыбка.
   - Ну что же, айне Лериан, в таком случае, я полагаю, вы не откажетесь, если я покажу вам город?
   - Отнюдь. Буду рад принять ваше предложение, - не менее церемонно отозвался илир. Он неспешно поднялся и подошел к парню. - С чего же мы начнем? - он картинно изогнул бровь.
   - Думаю, с собора Минеи.
   Они неторопливо прошли мимо застывших мраморными изваяниями стражей сквозь каменную арку в стене, и вышли на одну из улочек города.
   Вот ровно настолько их серьезности и хватило.
   Дружно расхохотавшись, они уже более целенаправленным шагом направились в сторону центра города.
  

* * * * *

  
   Сэмдиан дел Редал переносил муки проклятых. Безумие какое-то! Прошло целых четырнадцать дней... Неужели донесения о том, что король Ольвии питает жгучее пристрастие к различным видам оружия, оказались ложью?! Хотя когда он открывал перед ним футляр, на лице короля отразилось такое восхищение и заинтересованность...
   Тринадцать месяцев. Более года было положено на то, чтобы претворить в жизнь этот пункт тщательно разработанного плана.
   Достать мечи илиров было поистине чудовищно сложной задачей, а уж мечи, которые обезумели от потери Хозяина и жаждут мести, казалось просто невероятным. Но с этой проблемой они справились.
   Клинки были просто пропитаны неукротимой ненавистью, болью и желанием убивать. Подтверждением тому была молниеносная смерть раба, лишь коснувшегося первичного футляра, чтобы перенести их из дорожной кареты в дом.
   В тот день мечи разнесли в клочья все связующие заклинания и унесли жизни еще трех человек, попытавшихся прикасаться к ним, защищая руки стихийными щитами и многосложными чарами. Для того чтобы связать их мощь хотя бы на время, потребовались усилия не одного десятка сильнейших магов Гильдии...
   Провезти клинки Стихий в Ольвию так, чтобы боевые маги на границе их не проверили на наличие запретной магии и вновь не заставили связующие чары развеяться, было и вовсе практически невыполнимой задачей, но и здесь все обошлось. Проверяющими оказались совсем юные ратники, замутить сознание которым не составило особого труда...
   Идея Алоритэ была поистине чудесной! Зачем тратить время на долгую и изматывающую войну, если после смерти Эрлиона Милдорна Ольвия останется практически беззащитной?! А расшатать внутренними распрями страну, лишившуюся правителя не составит ровным счетом никакого труда... Ну, не брать же, в конце концов, в расчет этого наивного мальчишку-престолонаследника? Ведь ребенок же еще, сущий ребенок! Вот его папочка был поистине очень коварным и тонким противником... Достойным неприятелем, лучшим врагом, какого только можно было бы желать!..
   Демон!!! Ну отчего в ожидании время тянется так медленно??! Неужели он за столько времени так и не удосужился взять мечи в руки?
   В то же время вести о гибели короля быстрее лесного пожара разнеслись бы по городу, так что теперешнее затишье могло означать лишь то, что покушение пока просто не состоялось.
   Впрочем, разве можно было с Милдорном быть хоть в чем-то уверенным? Боги, возможно клинки уже поразили кого-то иного, например, кого-то из слуг и теперь...
   В дверь деликатно постучали.
   Кого еще принесла нелегкая?!
   Посол встал, одернул камзол, легким щелчком поправил манжеты, хотя этого и не требовалось - его костюм всегда был в безукоризненном порядке. Мельком взглянул в зеркало. Какой вид, однако, ошалелый!
   Придав своему лицу нарочито высокомерное выражение, громко произнес:
   - Войдите!
   В комнату робко заглянул мальчишка-слуга в красно-синей ливрее, чувствовавший себя более чем неуютно.
   - М-милорд... Вам передали... послание от Его Величества... - он с поклоном протянул витиевато украшенный конверт.
   Надо же, даже не магический вестник!.. В глазах посла разгорелось любопытство, но он подавил в себе желание немедля раскрыть письмо. Деланно неспешно забрал послание, а затем взмахом руки отослал слугу прочь.
   Мальчишку словно порывом ветра вынесло. Дел Редал довольно ухмыльнулся. С некоторых пор слуги боялись его как огня, но это только играло ему на руку. Меньше будут совать свои носы в его дела!
   Удобно расположившись на обитом бархатом диванчике, он распечатал конверт и погрузился в прочтение.
  

* * * * *

  
   С сенатором оказалось просто удивительно легко общаться. Уже более часа они гуляли по Лерноверу, но казалось не прошло и десяти минут.
   Лардо невероятно любил свой родной город, и потому рассказывал о нем интересно и увлеченно.
   Узкие тихие улочки с каменной мостовой, причудливая путаница переулков, яркие дома под красной черепицей, раскрашенные в разные цвета, величественные площади и фонтаны, архитектурный ансамбль Старого города и многообразие стилей Нового, бесчисленные цветочные клумбы и парки, все это вызывало в его душе настоящее ликование, и его эмоции довольно быстро передались и Лериану.
   Сейчас они шли по каменному мосту с мраморными парапетами, изгибающемуся над разделяющей город рекой. Веда этой весной разлилась шире обычного, и сейчас величественно и неторопливо несла свои воды на север, к морю.
   Лериан остановился ровно посредине и оперся локтями о парапет.
   - Лардо, а давайте остановимся здесь? Люблю смотреть на течение реки... Такое чувство покоя дарит, - в его голосе засквозили мечтательные нотки.
   - Давайте! - легко согласился Лардо, а потом прибавил. - Только давайте вы перестанете мне выкать. Чувствую себя от этого дико неуютно.
   Илир лукаво прищурился.
   - Тогда давайте уж перейдем на "ты"? - он протянул юноше руку. - Лериан, можно Риан.
   Лардо так же нарочито серьезно кивнул и скрепил "договор" рукопожатием:
   - Галард, можно Лардо.
   Одновременно хмыкнули, и на некоторое время замолчали, следя за вспенивающимися волнами.
   Молчание прервал Лардо.
   - Лериан, ты мне так и не рассказал, откуда ты знаешь эти клинки.
   - Ну-у, - задумчиво протянул сенатор, - все проще, чем ты думаешь. Я знаю Мастера, который их создал, - он помрачнел и добавил едва слышно, - а еще я знал их прежнего Хозяина.
   - Прежнего... Что с ним случилось?! - встревожено подался вперед Галард. - Возможно, мне стоит вернуть клинки их настоящему владельцу.
   - Нет, мой друг, отнюдь. Ему они уже никогда не понадобятся. Его... убили больше года назад. Диаллан Айелтай был моим лучшим другом, - на его лице отразилась такая мука, что Лардо ощутил жгучее чувство вины.
   Он сочувствующе коснулся руки Лериана.
   - Прости, я не хотел бередить раны... Не продолжай, я же вижу, как тебе тяжело об этом вспоминать!
   Илир горько, но благодарно улыбнулся.
   - Да нет, ничего. Просто я впервые говорю с кем-то о случившемся. - Он на миг замолчал, а после продолжил. - Его нашли в собственном доме. Там все было перевернуто, словно что-то долго и упорно искали, но пропали только Ирлирим.
   - Ирлирим? - в недоумении нахмурился юноша.
   Горестная складка у губ Лериана расправилась, и он попытался улыбнуться.
   - Так зовут е... твои клинки. Видишь ли, Лардо, оружие Стихий может создать только кузнец-илир, владеющий особым даром. В Илирии таких кузнеца четыре: Мастер Воды, Мастер Огня, Мастер Воздуха и Мастер Земли. Это маги, имеющие абсолютное чувство стихий. На создание одной пары клинков уходит около полугода. Рождение каждого клинка - величайший труд.
   - Рождение? Почему рождение?! - брови юноши удивленно изогнулись.
   Лериан не стал тянуть с ответом.
   - А оттого, что в созданных Мастером клинках перерождается сама Стихия. Сама же Стихия и выбирает имя для творения, которое становится ее воплощением. Твои клинки, например, чистейшее воплощение стихии Воды.
   На Лардо словно озарение нашло. Так вот оно что!.. Он осторожно коснулся сознания клинков за своей спиной, и ощутил в голове привычное мягкое журчание. Он радостно улыбнулся. Вода... Чистая, ласковая, самая лучшая! Еще бы она стала причинять ему вред!
   И в то же время краешком сознания он ощущал присутствие еще какой-то второй сущности. Он ментально потянулся в ощущаемом направлении и вздрогнул от полыхающей мощи, безумной ярости и боли. Жалость, сочувствие, сопереживание нахлынули на него такой неистовой волной, что он едва не закричал. Не понимая до конца, что делает, Лардо всю свою силу, всю свою магию направил на то, чтобы облегчить страдания этой сущности. И она отозвалась, жадно прильнула к потоку, словно путник, вышедший их пустыни, приникший к живительной влаге.
   Голова чудовищно кружилась, где-то в отдалении он чувствовал, как его крепко поддерживают руки Лериана, слышал его встревоженный голос...
   Спустя несколько мгновений, казавшихся часами, сознание затопил чистый, мягкий свет, боль ушла, оставив только светлую грусть, бушевавшая ярость почти совсем стихла... Гулкий, но довольно приятный голос явственно произнес: "Благодарим тебя, маленький друг. Владей с умом!", а после раздалось и вовсе громогласное: "Наше имя - Ирлирим".
   Когда он пришел в себя, на губах явственно ощущался металлический привкус крови. Медленно приоткрыв глаза, он встретился с встревоженным взглядом Лериана. Его губ коснулось что-то прохладное.
   - Выпей! Знаю, очень не хочется, но надо, - ласково попросил сенатор, и он заставил себя сделать небольшой глоток. Пряный на вкус напиток промочил пересохшее горло. Спустя минуту, в голове существенно прояснилось, после постепенно начали возвращаться силы. А в разуме билась только одна вменяемая мысль:
   - Им больше не больно... - прошептал он едва слышно. От этого осознания на душе так потеплело, что даже получилось улыбнуться.
   - С тобой говорили клинки??! - в интонациях Лериана сквозило изумление пополам с растерянностью. - Поистине, мой друг, с каждой минутой ты удивляешь меня все больше и больше! Знаешь, будь ты светловолосым и будь у тебя желтые или зеленые глаза, я с уверенностью мог бы сказать, что передо мной именно илир, каким-то невероятным образом, родившийся в другой стране, но ты... Чудо ты мое! - он светло улыбнулся и погладил юношу по голове, убирая волосы со лба.
   Что-то было не так... И ведь действительно, они ведь были на мосту, а сейчас вокруг зелень деревьев. Как оказалось, Лардо лежал на одной из резных скамей в парке, а его голова покоилась на коленях у сенатора.
   - Риан, а как мы попали в парк?
   - Я перенес тебя сюда. Просто вокруг дворца довольно мощная охранка против порталов.
   - Сильно шарахнуло? - хитро поинтересовался Лардо.
   - Ощутимо! - фыркнул Лериан, а потом шутливо прищурился. - Что, тоже уже успел приобрести подобный опыт? Только несовершеннолетним же запрещено использовать порталы. Или нет? Лет-то тебе сколько?
   - Ну-у, - невинно захлопал ресничками Лардо. - Скоро будет девятнадцать. А насчет запрета... Что же это за правило такое, которое нарушить нельзя?!!
   Чуть смущенно улыбаясь, он с помощью Лериана медленно попробовал подняться.
   - Ну как? - в голосе илира сквозило искреннее беспокойство.
   - Жить буду... наверное, - поморщился парень и обессилено откинулся на спинку скамьи.
   Лериан вновь протянул ему небольшую флягу.
   - Пей. Это отвар горевичника, он восстанавливает силы. Как я понимаю, мечи потянули у тебя значи-ительное количество энергии. - Он не спрашивал, он утверждал. И покуда Лардо осторожно, небольшими глотками пил отвар, тихонько продолжил. - Редко кто удостаивается чести лично говорить с мечами, а еще реже они сами называют кому-то свое имя. Я ведь прав, они назвали его тебе? В противном случае тебе не было бы сейчас так плохо.
   Лардо утвердительно кивнул.
   - Назвали. "Наше имя - Ирлирим", - процитировал он негромко, стараясь передать все интонации, все еще звучавшие у него в ушах.
   Отвар был действительно чудодейственным, поскольку через несколько секунд он уже смог подняться на ноги, да и головокружение наконец-то прошло.
   Ответить Лериан не успел, поскольку заметил приближавшихся к ним достопамятную пару телохранителей. Он рывком поднялся на ноги и закрыл собой юношу.
   - Чем обязаны, господа?! - в его звонком голосе явственно прозвучал вызов.
   Воины недоуменно переглянулись, а затем склонились в вежливых полупоклонах.
   - Айне... Князь... Его Величество просит вас обоих вернуться во дворец. Он ждет вас в своем кабинете. Немедленно следуйте с нами.
   - Господа, вы забываетесь! - отрезал сенатор с видом такого оскорбленного достоинства, что мужчины опешили. На его лице засветилось непреклонное гневное выражение. - Как я понял, Его Величество просит вернуться нас во дворец, а не приказывает доставить нас под конвоем? - увидев их синхронные утвердительные кивки, повелительно махнул рукой. - Возвращайтесь и доложите Его Величеству, что мы скоро будем!
   Парадокс, но ослушаться его они не посмели. Все в поведении илира говорило, что он давно привык к беспрекословному подчинению и абсолютно был уверен в собственной власти.
   Мужчины немедленно направились прочь, а Лардо с Лерианом неспешно и на довольно большом расстоянии последовали за ними.

Глава 8. Кружево интриг

  
   - Не отдам! - по слогам отчеканил Лардо, сердито сощурившись.
   Уже более пятнадцати минут они препирались с отцом в его кабинете. Лериана король попросил подождать в приемной, решив прежде переговорить с сыном наедине.
   - Что значит, не отдашь??! - Его Величество грозно нахмурился. - Дитя, ты второй раз за день испытываешь мое терпение, а оно у меня не безграничное!.. Сейчас же давай сюда мечи!
   - Нет! - упрямства ему было не занимать.
   - Галард! Либо ты немедленно сделаешь то, что я от тебя хочу, либо...
   - Нет, нет и еще раз нет! Они мои, и точка! Пап, ну ты же сам мне их отдал... - в его взгляде и голосе явственно светилась мольба. - К тому же Ирлирим не смогут, - юноша почувствовал ласковое подбадривающее прикосновение к сознанию и чуть заметно улыбнулся, - да и не захотят мне вредить, ведь они сами позволили мне собой владеть!
   - Ты так в этом уверен? - тон сменился более мягким, но Лардо продолжал настороженно наблюдать за расхаживающим по комнате отцом.
   Все же он свои позиции так легко никогда еще не сдавал! И если он ждет, что сын в ответ тоже поступится личными принципами, то он глубоко ошибается!
   Поэтому ответ был предельно тверд и решителен:
   - Абсолютно. У меня нет причин не доверять воле мечей. А уж лучше я буду верить им, чем твоим ненормальным советникам-параноикам!
   - Причем тут мои советники? - непритворно удивился король. - Тем более что я не собираюсь забирать их насовсем. Просто моим оружейникам необходимо сделать их копию.
   Лардо растерянно уставился на венценосного родителя:
   - Копию?.. Но зачем?!!
   - А это, малыш, уже дела политические! Рано тебе еще совать в них свой любопытный нос, - он с потеплевшей улыбкой потянулся, чтобы погладить сына по щеке, но тот опасливо отпрянул. Монарх усмехнулся. - Ох, и колючка! И в кого же ты такой?..
   - В тебя! - дерзко отпарировал юноша с ехидной ухмылкой. Он одним гибким движением проскользнул мимо отца и, выглянув за дверь, позвал:
   - Айне Лериан, вы к нам не присоединитесь?
   Беседовавший о чем-то с двумя отцовскими министрами сенатор обернулся и вопросительно изогнул бровь. В ответ на вымученную полуулыбку юноши вначале недоуменно нахмурился, а после ободряюще подмигнул.
   - Как пожелаете, Ваше Высочество! - под возмущенно-многообещающим взглядом Лардо он спокойно прошествовал в кабинет короля.
   Министры, словно давно этого ожидали, последовали за ним. И тут же, по практически незаметному кивку короля, быстро и бесшумно расположились в креслах у окна.
   Сенатор же предпочел остаться стоять рядом с юношей.
   - Вы желали меня видеть, мессир?
   - Верно, желал, - кивнул монарх, окинув внимательным взором илира. - Лорд Лериан, некоторое время назад мои сыновья поведали мне довольно необычную информацию, и я до сих пор до конца не могу в нее поверить. Неужели, подаренные мне мечи, настолько опасны?
   - Более чем, мессир. - Лериан был предельно серьезен и сосредоточен. Поймав на себе пронзительный взгляд Милдорна старшего, свой взор он отвести не спешил. - Мечи не позволяют прикасаться к себе никому, кто не являлся бы илиром. Более того, если некий илир, не являющийся их истинным Хозяином, попробует использовать их в поединке, они могут причинить вред и ему.
   - Вред?..
   - Для человека - смерть. Для илира - безумие.
   - Боги пресветлые!.. - шумно выдохнул один из министров, и обернулся к королю. - Мессир, если это настолько опасно, как же мы можем подвергать риску кого-либо, чтобы изготовить копию?..
   - Копию? - удивленно нахмурился Лериан, но спустя несколько мгновений на его лице отразилось понимание. - Погодите, кажется, я понял. Вы хотите получить подтверждение своих подозрений, - в его словах прозвучало скорее утверждение, чем вопрос, и, увидев согласный кивок короля, илир одобрительно улыбнулся. - Умно!
   - Да, лорд Лериан, с каждой минутой вы поражаете меня все больше и больше... - на губах короля заиграла удивленно-восхищенная улыбка. - Ну, так как, вы одобряете мою идею?
   - Более чем, но есть один неучтенный момент. Как вы представляете себе сам процесс выполнения копии? О том, чтобы даже просто снять мерки с мечей, не может быть и речи. Впрочем, пожалуй, я попробую сейчас узнать, возможно ли это в принципе! - илир не стал дожидаться ответа, а просто закрыл глаза и сжал пальцами виски. Спустя несколько секунд его глаза вновь раскрылись, однако в них не было абсолютно никакого выражения. Он словно смотрел куда-то вдаль, сквозь стены и пространство. На его губах заиграла некая тень улыбки, а потом он заговорил с незримым собеседником.
   - Приветствую тебя, Мастер! - он говорил на древнеилирийском, а потому Лардо с огромным трудом разбирал суть его речи. Монарх же, равно как и оба министра, с недоумением вслушивались в бархатный голос сенатора, наполненный шутливыми интонациями. - Простишь ли своего несносного мальчишку за то, что так давно не давал о себе знать? Да, даю слово, что непременно вас навещу, как только покину Ольвию. Ах, уже знаешь... Жаловалась? Ну что же, ее право! Нет, не затем. Мне нужен совет. Возможно ли снять копию с клинков Стихий, не подвергая при этом риску свою жизнь? Ирлирим. Это еще предстоит выяснить. Прошу, все вопросы потом, просто ответь: да или нет. Какого порядка? А больше никак? Ну что же, благодарю за совет, Мастер! Да, до скорой встречи!
   Через несколько мгновений его взгляд вновь стал осмысленным, и Лериан тепло улыбнулся собравшимся.
   - Ну вот. Начну с того, что попытка снять копию с клинков чревата серьезными последствиями. Но, - продолжил он прежде, чем его успели засыпать расспросами, - есть иная возможность. Более применимая к жизни. Есть способ наложить на подобную по параметрам пару мечей иллюзию довольно высокого порядка. Для человека эта задача практически невыполнима, но для илира она вполне реальна. Думаю, я смогу это сделать.
   - Вы? - король, казалось, был искренне удивлен.
   - Вас что-то смущает?
   - Нет, но... - Поколебавшись несколько мгновений, Его Величество все же решился спросить напрямую. На его лице засветилась просто поразительная смесь эмоций. - Какой вам резон помогать решать наши внутриполитические проблемы?
   Илир же в ответ наоборот надел маску полной невозмутимости.
   - Позвольте мне не вдаваться в подробности, мессир. Скажем так, некоторым образом сложившаяся ситуация касается также и моих личных интересов. Думаю, Его Высочество уже понял подоплеку моих действий? - Лардо серьезно кивнул, и Лериан продолжил. - Не вдаваясь в подробности, могу вас уверить в одном: я имею более чем достаточно оснований, чтобы предложить вам свою помощь. Впрочем, если вы сочтете нужным отказаться...
   Эрлион Милдорн удивленно переводил взгляд с сына на сенатора. Когда, во имя Минеи, эти двое уже успели научиться так доверять друг другу?! Впрочем, сейчас это было не важно.
   - Нет, лорд Лериан. Я не откажусь. Более того, я с благодарностью приму вашу помощь, поскольку она будет более чем неоценима, - он предпочел вновь перейти в деловое русло. - Что вам потребуется для осуществления вашей задумки?
   Лериан не стал тянуть с ответом:
   - Для начала мне необходимо подобрать наиболее подходящую пару мечей. Как я смогу это сделать?
   Взгляд короля переместился на сына.
   - Парных клинков в замке довольно немного, разве что... Галард, ты не мог бы показать лорду Лериану несколько пар своих?
   - Да не вопрос! - тут же отозвался юноша, весело сверкнув глазами. - Айне Лериан, думаю, вы не будете против увидеть их прямо сейчас?
   - Никоим образом, Ваше Высочество! - с трудом удержавшись, чтобы не фыркнуть, илир чуть насмешливо покосился на мальчика. - Мессир... - он с достоинством склонился в грациозном полупоклоне, а затем последовал за Лардо.
  

* * * * *

  
   Лардо тоскливо следил за снующими вокруг оживленными людьми. Ну не любил он приемы! Всей душой и всем сердцем. Вся эта вычурность, пристальное постороннее внимание, постоянная необходимость быть предельно вежливым и обходительным были для него сущим мучением.
   Как назло Дар умчался куда-то в сопровождении своих друзей и подруг, а Лериан уже более получаса о чем-то оживленно беседовал с Аланом Волбриджем.
   Остаток недели пролетел более чем стремительно. Для создания иллюзии, над которой Лериан промучился целых два дня, они отобрали пару легких андарийцев, подаренных ему Вальдаром на шестнадцатилетие. Но сказать, что они были довольны результатом, просто не сказать ничего! Иллюзия была настолько хороша, что даже когда он смотрел на клинки сквозь сознание стихий, сходство было практически абсолютным. Правда иллюзия должна была продержаться не более трех дней, но этого времени хватало сполна.
   - Приветствую вас, леди Янина!.. И вам доброго вечера, лорд Орвальд!.. - с маской безграничного радушия на лице склонялся он то и дело в приветственных полупоклонах.
   Боги пресветлые, до чего же скучно!!! Негромкие переливы музыки в сочетании с гомоном голосов постепенно способствовали разливающейся надо лбом головной боли.
   Так. Все. Хватит. Пойдем вызволять Лериана от этого старого зануды. Внешняя политика - это, конечно, прекрасно, но ему сейчас друг был нужен больше!
   Подхватив с подноса проходящего мимо слуги два бокала с вином, он решительно направился было к сенатору, но замер в нерешительности, поскольку к Лериану неспешно приближался посол Сильнарии.
  

* * * * *

  
   - Посол, что я могу сделать для вас? - Лериан нехотя прервал беседу с министром международных отношений Ольвии и переключил свое внимание на подошедшего к нему сильнарийца. Несмотря на то, что его приветствие отличалось ледяным спокойствием, внутри он просто кипел, возмущенный наглостью этого аристократичного шпиона. За миновавшие несколько дней он по-настоящему сдружился с юным князем и теперь от одного осознания того, что мальчику могли причинить вред, разум застило чистейшее бешенство.
   - Лорд Аэллинай, - любезно начал дел Редал, в то время как его взгляд оценивающе скользил по негаданному сопернику, - я даю обед в честь Его Величества в посольстве через две недели, - сымпровизировал он, - и я надеялся, что вы и ваши сиятельные спутники почтите нас своим присутствием.
   - Непременно, - илир был сама невозмутимость, - но вы оказываете мне слишком большую честь, сообщая об этом лично.
   Оба говорили одно, а имели в виду другое, а посему встреча была короткой. Лериан избавился от собеседника так быстро, как только мог, не нарушая этикета, и тут же отошел в тень колонн, с облегчением стирая с лица нарочито любезное выражение.
   Спустя пару минут к нему присоединился Лардо и протянул бокал с вином.
   - И что от тебя было нужно этому велеречивому господину? Он обсматривал тебя с ног до головы как девицу на выданье.
   Риан ухмыльнулся:
   - М-да, умеешь же ты высказаться...
   - Я что-то сказал не так? - невинно захлопал ресницами парень. - Ну, так поправь, я учту на будущее. То есть с большей эффективностью буду применять и в дальнейшем.
   - Ладно, проехали, - добродушно хмыкнул Лериан и пояснил. - Граф был так любезен, что изволил лично пригласить меня на некий светский раут, который состоится через две недели в сильнарийском посольстве.
   - А у меня создалось впечатление, что вы попросту состязались в остроумии... - обаятельно улыбнулся Лардо. - Впрочем, не имею ни малейшего желания мешать вам в ваших политических играх! Слушай, пойдем отсюда куда-нибудь на свежий воздух... Ну, хоть на террасу, а? Меня уже тошнит от этих взаимных учтивостей и реверансов! Тем более, коль скоро отец начнет воплощать в жизнь свою идею, нас и подавно здесь не должно быть...
   Осторожно лавируя среди гостей и отвечая на приветствия изящными полупоклонами, они направились к выходу.
  

* * * * *

  
   Семдиан Дел Редал был заинтересован гораздо больше, чем хотел показать. Этот красавец-илир определенно не вписывался в рамки рядовых послов, прибывавших для заключения торговых договоров. Да и не требовалось никогда личного присутствия стольких представителей страны для соглашений подобного рода.
   Рассеянно пытаясь следить за темой жарких обсуждений своих нынешних собеседников, он тайком наблюдал, как к послу подошел младший князь и передал ему бокал с вином. Их лица были сокрыты полутьмой от тени колонн, но то, что они беседовали далеко не в рамках стандартного протокола, становилось понятным сразу. Любопытно!..
   Что же на самом деле делает здесь этот Аэллинай? Он растерянно потер переносицу. Манеры илира были более чем безукоризненны, равно как и искусное ведение беседы. В меру приветливое, предельно корректное и в то же время подчеркнуто холодное.
   До чего же странное чувство... Будто он с ним где-то уже сталкивался. Нет, во всем этом определенно следовало разобраться!
   В этот момент он заметил приглашающий кивок Его Величества и заинтересованно направился к нему.
  

* * * * *

  
   - Граф Рэдал, я прошу вас передать своему сюзерену мою искреннюю благодарность, ибо переданные вами парные мечи выше всяких похвал! - весь вид Его Величества говорил о высочайшем расположении к послу. - Не думал, что о моем увлечении оружием известно даже за пределами страны, но чрезвычайно рад этому факту, поскольку данный экземпляр занял весьма достойное место в моей коллекции.
   От лучезарно-любезной полуулыбки сводило челюсть, но Эрлион Милдорн прикладывал все усилия, чтобы выражение его лица по-прежнему оставалось вежливо-нейтральным. Никогда не думал, что за такое короткое время можно научиться так ненавидеть кого-либо, но как оказалось... Правда, в причастности посла к покушению еще следовало убедиться, так что партия должна быть сыграна безукоризненно. А посему...
   - Кстати, господа, - убедившись, что он привлек внимание как можно большего количества гостей, Его Величество обаятельно улыбнулся, - не пожелаете ли взглянуть на мою коллекцию? Готов уверить вас, что в ней собраны поистине занятные вещицы... - в его голосе проскальзывали несколько шутливые интонации, словно он взывал к снисходительности собравшихся вокруг него мужчин. Право, как будто у них есть возможность отказаться! - О, чудесно! Тогда прошу следовать за мной!
   От осознания того, что придется допустить в свою "святая святых", как нередко шутила королева, кого-то постороннего, на душе было удивительно муторно. Впрочем, цель оправдывает средства, и он очень надеялся, что это вынужденная демонстрация оправдает себя в полной мере.
   Все было продумано до мелочей, а посему путь от залы приемов до его личной оружейной был довольно короток. Мысленно расплетая наложенные на дверь заклинания, Его Величество с несвойственной ему манерностью пригласил всех войти.
   Огромная продолговатая комната под сводчатым потолком была залита мягким золотистым светом, позволяя до мельчайших подробностей рассмотреть свое диковинное содержимое. Везде, куда бы ни направили свои взгляды восхищенные аристократы, было разложено, расставлено, развешано всевозможнейшее оружие, поражающее сознание своим многообразием и великолепием. Сотни, тысячи причудливых образчиков, представленных для экспозиции... Алебарды, пики, глефы... Луки и арбалеты... Неповторимые, совершенные в своей красоте кинжалы различных форм и размеров... Но более всего взгляды приковывали мечи.
   Бастарды и эспадоны, боевые мечи и эстоки, альшписы и фальшионы, палаши и клейморы, рапиры и фалькаты... И, конечно, столь нежно любимые королем фламберги. Украшенные ли драгоценными камнями или причудливейшими гравировками и эмалями, все они разноцветными искрами полыхали в потоках магического света, призывая прикоснуться к себе, взять в руки и начать блистательный бой во имя доблести и чести...
   Его Величество неспешно расхаживал среди своих гостей, ненавязчиво привлекая их внимание то к одному, то другому образчику, благодушно отвечая на многочисленные вопросы, связанные с историей того или иного меча.
   Парных клинков среди экспонатов было на удивление мало, всего две или три пары, а потому размещенный на одной из диковинных подставок открытый футляр с клинками Стихий тут же вызвал всеобщее оживленное обсуждение.
   Под направленными на него пристальными взглядами, Эрлион Милдорн осторожно достал их из футляра, выставляя на всеобщее обозрение. Продолжая беспечно беседовать, он украдкой наблюдал за реакцией только одного их присутствующих - Семдиана дел Редала. Промелькнувшее на лице посла невероятно хищное выражение в сочетании с неистовым торжеством сказало ему более чем достаточно.
   Значит, подозрения все же были верны. Вот значит как, решили избавиться от противника одним махом?! Одни боги знали, каких усилий ему стоило в этот же миг не пронзить мерзавца насквозь! Ненависть, черная, искрящаяся захлестнула разум, но мало-помалу все же удалось взять себя в руки. Игра еще не окончена! К сожалению. Или к счастью?
   Секунда за секундой, он все так же беззаботно продолжал расписывать преимущества клинков, а спустя пару минут аккуратно вложил их обратно в футляр.
   Стремительно обернувшись, он был в некоей мере вознагражден за свое терпение - алчное выражение посла постепенно сменялось мертвенной бледностью. А под мимолетным взглядом пронзительных серебристо-синих глаз тот и вовсе поперхнулся вином.
   - Лорд Редал, - с нарочитой вежливостью и заботой обратился к нему монарх, - с вами все в порядке? - в ответ на утвердительный кивок он окинул взглядом всех присутствующих. - Господа, думаю, нам следует вернуться, поскольку оставлять дам одних столь длительное время было бы верхом неприличия!
   Дел Редал словно очнулся от сна и пошел рядом с ним с видом человека, который не только увидел привидение, но и был вынужден его сопровождать.
   Эрлион Милдорн с мрачной удовлетворенностью незаметно косился на дел Редала. А мысли посла в этот момент могли занимать только судорожные размышления о том, что же пошло не так, и предстоящих ему часах изощренной пытки. И Его Величество ни в коей мере не собирался его в этом разубеждать.
   Поистине, вечер предстоит быть долгим, но не лишенным сладости мести. Каждая минута, каждая секунда страха посла за свою жизнь будет своеобразной прелюдией к дальнейшей игре, и он собирался насладиться ей в полной мере.
  

* * * * *

   Это было немыслимо! Просто невозможно! Нереально! Сердце в груди билось так гулко, что, казалось, едва не проламывало грудную клетку. Дел Редал испуганно косился на все такого же невозмутимого монарха. Как, как, демон побери, он смог держать их в руках так долго и не рухнуть в предсмертной агонии?!!
   Еще только войдя в оружейную, посол быстро нашел взглядом искомое и ловко сплетенным заклинанием просканировал состояние окружающей магии. Как он и ожидал, связующие чары были разбиты в пух и прах, и теперь жалкими клочьями опутывали футляр, а вокруг мечей неукротимым пламенем полыхала такая волна ярости и бешенства, что к ним даже близко подойти было страшно, не то что взять в руки! А этот... Он держал их в руках несколько минут!
   Да еще эти пристальные взгляды... Неужели король о чем-то догадывается? Хотя откуда он мог знать?
   Нет, нужно было как можно скорее вернуться в посольство и непременно обсудить сложившуюся ситуацию с Алоритэ. План расползался на глазах, просто под пальцами, словно пролежавший несколько десятилетий во влажной комнате шелковый наряд.
   Последующие сорок минут он провел в поистине безумном напряжении, а потом, сославшись на дурное самочувствие, поспешил покинуть прием.
   Быстро усевшись в поданную карету и почувствовав, как она тронулась, он с облегчением откинулся на подушки. Мерный цокот лошадиных копыт способствовал его некоторому успокоению. Как же он хотел верить, что ситуация разрешима!
  

* * * * *

  
   - Учите, лорд Найлен, глаз с него не спускать. Днем и ночью. Я хочу знать обо всех его передвижениях и свиданиях. Я хочу знать о каждом его шаге, каждом слове. К сожалению, слышать его мысли не в наших силах, но что касается всего остального... Вы меня поняли?
   Под пронзительным взглядом серебристо-синих глаз Аргор зябко поежился.
   - Да, мессир!
   - Идите!
   Первый советник, а по совместительству начальник Тайной канцелярии, стремительно покинул кабинет Его Величества и вышел в приемную.
   Строго кивнул замершим в ожидании шестерым неприметным мужчинам.
   - Господа, инструкции прежние. Выполняйте.

Глава 9. Да сбудется воля Минеи

  
   Теплое весеннее солнце золотым шаром выкатывалось из-за гор, постепенно заливая яркими лучами Алагир. Неспешно скользило по каменному кружеву многовекового зодчества, потягивалось и зевало в окна домов. Не обошло оно своим вниманием и затерявшийся среди вспенивающихся цветом садов большой дом из светло-лилового камня на самой окраине столицы.
   Большинство окон дома уже были распахнуты настежь, доверчиво впуская внутрь свежесть нового дня, и лишь в уютной комнате под самой крышей все еще царила сонная полутьма.
   Проказливый солнечный луч, тайком прокравшийся сквозь щель в тяжелых занавесях, проворно промчался по убранству спальни, поиграл в хрустале причудливой люстры и решил остановиться на лице спящей в кресле девушки. Невесомо ступая, прикоснулся он к по-детски припухшим губам, поцеловал тонкий нос с легкой россыпью веснушек, запутался в густых темных ресницах.
   Противясь внеплановой побудке, Лея попробовала было сменить позу, но повернуться на другой бок не удалось - ноги словно были налиты свинцом. Недовольно поморщившись, она потерла нос, откинула со лба светлый локон и окончательно проснулась.
   Ее полусонный взгляд тут же наткнулся на сладко посапывающего у нее на коленях Аржена, так и не сменившего с вечера ипостась огромного полосатого кота. Рука сама потянулась потрепать шелковистую шерстку и кисточки ушей.
   В ответ на ласку нильд довольно заурчал, вытянул лапы, впившись острыми когтями в бархат подлокотника, и приоткрыл темно-рубиновые глаза.
   - Доброго утра, моя пресветлая леди! - с наслаждением зевнул, демонстрируя не по-кошачьи длинные клыки. - Хорошо ли тебе спалось?
   - Спалось бы гораздо лучше, если бы кто-то очень тяжелый не отлежал мне ноги! - не смогла не поддеть девушка, легонько пощекотав кончиками пальцев пушистого приятеля.
   Увернувшись от щекотки, Аржен выгнул спину и мягко спрыгнул на пол.
   - Ну ничего себе претензии! Получается, что виноват я?! Между прочим, это ты явилась глубоко за полночь, ухватила меня своими цепкими лапками, пристроилась в кресло и заснула прежде, чем я смог возмутиться! - его громкую тираду прервал звук открывающейся двери.
   Даже не пытаясь известить о своем появлении стуком, в светлицу вошла Владычица в сопровождении четырех фрейлин.
   - Глазам своим не верю! Ты все еще спишь??! До отправки в Ольвию два с половиной часа! - Она раздраженно щелкнула пальцами. - Леди, помогите Ее Высочеству привести себя в должный вид. - Увидев у ног дочери застывшего в выразительной позе нильда, которому осталось разве что только лапы в бока упереть, недовольно поморщилась. - Аржен, вас обыскалась Рэн. Извольте уделить княжне должное внимание! - В ее голосе отчетливо прозвучала сталь.
   С тихим шипением: "Обе психованные!", в ипостаси огромной пантеры нильд в два прыжка оказался за дверью.
   - И тебе доброго утра, мама! - недобро сверкнула глазами Лея.
   В груди по-прежнему мерно горело пламя обиды. За прошедшие недели мать так и не удосужилась дать ей хотя бы малейшую возможность обсудить предстоящую помолвку. Так что сейчас Лея напоминала себе флакон со взрывчаткой, одно неверное прикосновение к которому грозило грандиозным взрывом. Впрочем, устраивать дискуссии по такому банальному поводу, как церемонное одеяние, желания не было, и она еще некоторое время собиралась хранить терпение.
   Со всем возможным в эту минуту достоинством и спокойствием, девушка направилась в гардеробную, чувствуя направленный ей в спину полный досады взгляд.
   Время потянулось, словно нитка из запутанного клубка - медленно и прерывисто. Материны фрейлины быстрыми тенями беззвучно скользили вокруг, постепенно облачая ее в ранее согласованное убранство.
   Боги, как же она ненавидела весь этот официоз! Изо всего наряда ее порадовала только длинная накидка из белоснежных кружев, капюшон которой, согласно протоколу, очень удачно скрывал половину ее лица от досужих взглядов.
   Хотя какого демона тогда ее волосы мучили в течение такого длительного времени, укладывая их в поистине чудовищно замысловатую прическу??! Их стараний же все равно никому не увидеть!
   Спустя два часа ее наконец-то оставили в покое, милостиво позволив полюбоваться на свое отражение в зеркало.
   Лучше бы не смотрела. Минея пресветлая! Опять!!! Лея тоскливо застонала. Опять ее превратили в подобие фарфоровой куклы!
   Медленно обернувшись вокруг своей оси, и обозрев себя со всех сторон, она чуть-чуть приподняла подол платья, ровно настолько, чтобы увидеть... М-да-а... Особенно "нежную" любовь вызвали сейчас высоченные каблуки туфель!
   Кто бы знал, как ей сейчас хотелось содрать с себя этот тихий ужас и снова влезть в удобный брючный костюм, а ненавистные орудия пыток, коими являлись украшенные мелким речным жемчугом туфли, вышвырнуть в окно! Да только кто ж ей даст??!
   Осторожно коснувшийся сознания Дух-Хранитель возвестил, что до отбытия тридцать одна минута, а потому, скрипя зубами, пришлось торопливо изображать на лице сдержанно-вежливую улыбку и направляться к выходу.
   Пройдя в свою спальню, она тут же была встречена пристально-оценивающим взором Кейтар. Вот интересно, она сейчас глядела на нее как мать, или как правитель могущественного государства? Жаль, что этому вопросу так и суждено было остаться риторическим...
   - Мило. Очень мило! - мягкая улыбка заиграла на лице Владычицы, а настороженность во взгляде сменилась искренним одобрением. - Всегда бы так!
   - Мечтать не вредно! - огрызнулась Лея и, осторожно придерживая рукой расшитую драгоценными камнями юбку, вышла за дверь.
   Когда они прибыли во дворец, он напоминал огромный улей. Вероятно, приготовления к поездке начаты были еще со вчерашнего вечера, но только сейчас приблизились к логическому завершению.
   Перед поднимающейся по ступеням Владычицей то и дело склонялись в учтивых поклонах и не менее почтительных реверансах спешащие по каким-то одним им известным делам придворные, на лицах которых светилось неподдельное обожание пополам с тревогой. Все же их возлюбленная правительница впервые покидала пределы страны так надолго.
   Отвечая подданным лучезарной улыбкой, Кейтар быстрым шагом шла к тронному залу, в котором уже в скорости должен был открыться гигантский портал. Сегодня ему, поддерживаемому усилиями большого количества сильнейших магов, впервые за всю историю обоих стран предстояло открыть прямой путь из Илирии в Ольвию.
  

* * * * *

  
   Дар с заметной нервозностью мерил шагами комнату, то и дело выглядывая в окно.
   - Твое Высочество, у тебя совесть есть?! - насмешливо поинтересовался Лардо, рассеянным взором следя за метаниями брата. - Ты мне в паркете колею протопчешь.
   И чего нервничает, спрашивается? Ну невеста, ну приезжает с минуты на минуту... Тоже мне, трагедия века!
   - Знаешь, драгоценный мой, - сердито сощурился Вальдар, - вот я на тебя посмотрю, когда тебя папочка женить решит, и твоего согласия не спросит! Тогда придет мой черед ерничать! Кстати, чудится мне, что это произойдет уже довольно скоро...
   - И не надейся! Не дайте боги, конечно, но все же... Я - не ты: от меня девица вместе с сиятельными родственниками сбежит в первые же десять минут после знакомства!
   - Поживем - увидим! - фыркнул Великий князь и вновь надел маску непроницаемой невозмутимости. Впрочем, спустя всего несколько секунд от нее не осталось и следа - ко дворцу неспешно приближалась целая вереница карет, украшенная золотисто-зеленой символикой Илирии.
  

* * * * *

  
   Как и было предписано, первыми прибывшую Владычицу встретили соотечественники.
   - Моя Госпожа, - почтительно склонился Лериан к руке Владычицы, помогая ей выбраться из кареты. "Приветствую тебя, о жена моя!" - послал ментально насмешливое.
   - Айне Аэллинай! Рада вас видеть в добром здравии, - ее мелодичный голос был полон доброжелательности. "Приветствую и тебя, муж мой!" - с не меньшим сарказмом отозвалась она. - "Ну что, наигрался в рядового дипломата? Все, любимый, поиграл - будет. Хорошего понемножку. Учти, завтра на балу ты сопровождаешь меня в полном облачении. И только попробуй появиться без венца консорта!". - Айне, вы будете сопровождать Ее Высочество.
   Сказано это было исключительно для ушей многочисленных зрителей, сдерживаемых парадным караулом гвардейцев, выстроившихся в две шеренги по обе стороны от мерцающей магическими огнями дорожки.
   А Лериан, с расцветающим в душе ликованием, уже осторожно сжимал тонкие полупрозрачные пальчики дочери, с нежностью всматриваясь в сокрытое кружевом лицо.
   - Ваше Высочество!.. Вы сегодня поистине неотразимы! Позволите ли мне сопровождать вас? - "Мое сокровище, как же я рад тебя видеть!"
   - Благодарю вас, айне! Разумеется, вы можете меня сопровождать! - "Папочка, любимый, как я хочу тебя обнять! Я так соскучилась!"
   "Девочка моя, потерпи совсем немножко! Первичное представление будет совсем коротким, а вечером я обязательно найду возможность с тобой повидаться!".
   Она не ответила, поскольку по сознанию довольно чувствительно хлестнуло недовольство матери. Да, собственно, и вовремя, поскольку в этот момент огромная искусно украшенная дверь Зала приемов начала медленно раскрываться.
  

* * * * *

  
   Впервые в жизни нарушая предельно четкий запрет отца, Дар все же не утерпел и теперь сквозь посланное несколько минут назад следящее заклинание с нервным напряжением наблюдал за господствовавшей в Большом зале приемов сумятицей.
   При объявлении августейшей четы приглушенный шепот стих, и все присутствующие присели в общем поклоне.
   Отец с матерью торжественно вышли рука об руку и спокойно и величаво прошли к трону. Только по едва заметным движениям их губ можно было догадаться, что они о чем-то чуть слышно беседуют.
   Спустя миг после того как они остановились у подножия, в зал с противоположной трону стороны вошел главный церемониймейстер и, трижды ударив штандартом в пол, громко провозгласил:
   - Ее Величество, Кейтар Авиталь Аэриннис, Владычица Илирии.
   Все головы разом обратились к открывшейся двери. Король с торжеством улыбнулся, королева же, с незаметным для окружающих усилием, сменила тревожную полуулыбку на вежливую благожелательность.
   Владычица шла впереди свиты. Она двигалась неторопливо, но с каким-то особым изяществом, которое придавало ее движениям неуловимую прелесть. Удивительно красивая, величественная, она оставляла по себе впечатление воздушной хрупкости.
   На шаг позади нее, осторожно поддерживая руку невысокой стройной девушки в кружевном плаще, капюшон которого служил некоим подобием диковинной маски, следовал Лериан Аэллинай.
   Дар затаил дыхание. Казалось, даже отсюда он слышал легкий шорох золотистой тафты ее платья. Боги пресветлые, неужели это его будущая жена??! До чего же странные и противоречивые чувства вызывал в нем один только вид этой невесомой фигурки!.. Как жаль, что нельзя было увидеть лица! Поистине, время до завтрашнего дня будет тянуться вечность.
   А тем временем отец шагнул навстречу венценосной гостье, легко касаясь губами изящной ручки.
   - Ваше Величество, Ольвия в моем лице рада приветствовать вас. Позвольте представить вам мою жену, королеву Милену.
   Владычица вежливо склонила голову и с мягкой улыбкой произнесла:
   - Ваше Величество, Илирия в моем лице благодарит вас за оказанную честь. Счастлива знакомству с вами и Ее Величеством!
   - Благодарим вас, илре Кейтар, что почтили нас визитом! - не менее тепло улыбнулась королева. - Вы, должно быть, устали с дороги? Позволите ли мне проводить вас и Ее Высочество в ваши покои?
   - Дорога вовсе не была утомительной, но я буду чрезвычайно признательна вам за помощь, миледи! Мессир, - обратила Владычица взор на короля, - думаю, у нас еще будет немало времени для обсуждения всех накопившихся вопросов?
   - Как пожелаете, миледи. Не смею вас задерживать, однако тешу себя надеждой, что вы почтите нас своим присутствием на приеме, который состоится вечером сего дня в вашу честь.
   - Непременно, мессир! - Владычица присела в грациозном реверансе и, едва заметным жестом приказав дочери и фрейлинам следовать за ней, пошла рядом с королевой.
  

* * * * *

  
   - Повторяю еще раз. Я. Его. Не хочу. Видеть. Слышать. И знать!!! - Лея упрямо сверкнула глазами и отвернулась.
   Уже более четырех часов они находились во дворце и добрую половину этого времени заняли попытки матери достучаться до ее благоразумия. Кстати, зря старается - ну не имеется такого в наличии! Да, собственно, и отродясь не водилось!..
   - Эланор, прекрати немедленно! Ты обязана протанцевать с ним не менее трех танцев, а потом... - Кейтар все еще старалась сохранить спокойствие, а вот у ее дочери оно подошло к концу.
   - А потом я уйду, хлопнув дверью. Ему по морде! - Дискуссию пришлось прекращать радикальным способом, то есть попросту выскочить за дверь.
   Лея заинтересованным взглядом окинула длинный, ярко освещенный коридор. Где-то на этаж ниже располагались комнаты ее подруг. Отчего бы не навестить их прямо сейчас?
   Бесшумно ступая, она быстро направилась в необходимом направлении.
   За спиной громыхнула закрывающаяся дверь, и до нее донесся голос одного из личных телохранителей матери:
   - Леди Эланор, вам немедленно надлежит вернуться обратно. Ее Величество...
   Остаток фразы она уже не слышала, поскольку резво неслась по ступенькам вниз. То, что телохранители последуют за ней, даже сомнению не подлежало - их подчинение Владычице было абсолютным и беспрекословным, и если мать приказала обязательно ее вернуть...
   Хотелось верить, что в этом замке более чем достаточно мест, куда можно было на время спрятаться.
  

* * * * *

  
   Ну, вот теперь, кажется, все обещанные Фину книги были наконец-то найдены! Лардо довольно улыбнулся и провернул между пальцами увесистый фолиант. Последняя! К слову, весьма занятное руководство по сложнейшим зельям...
   Открыв на ходу книгу, он с интересом принялся ее листать. Ты гляди-ка!.. Вот это непременно следовало испытать, и еще вот это...
   Минея пресветлая! Прямо к нему быстро неслась тоненькая белокурая девушка в брючном костюме, судя по вьющимся вокруг нее радужным огням, на ходу накладывающая на себя мощную иллюзию. Миг - и рядом с ним стояла симпатичная кареглазая брюнетка. Не давая ему опомниться, она вырвала у него из рук книгу, отшвырнув ее куда-то в сторону, и впилась в губы долгим страстным поцелуем.
   В этот момент с той же стороны, откуда она появилась, донесся не менее быстрый, но размеренный шаг. Краем глаза он увидел направляющихся в их сторону трех мужчин в форме илирийской гвардии.
   Во взгляде незнакомки полыхнуло такое отчаянье пополам с мольбой, что пришлось включаться в игру. Левую руку, едва касаясь, он положил на ее стройную талию, правой с нежностью провел по темному шелку волос.
   Судя по тому, с каким смущением переглянулись илиры, демонстрация была более чем убедительной. Пробормотав извинения, они максимально быстро и бесшумно прошествовали мимо них и скоро звук их шагов стих вдали.
   Стоило им удалиться, как девушка (странно, почему ему показалось, что нехотя?!) оторвалась от его губ и тепло улыбнулась.
   - Спасибо, что не выдал!
   - Всегда пожалуйста! - сказал автоматически, но поймав ее обалдевший взгляд, засмеялся. - Боги, что я несу??! Кстати, ты кто?
   - Лея.
   И тут он заметил полыхавший вокруг нее двустихийный ореол - серебро Воздуха и лазурь Воды. Илира...
   - Ты из свиты престолонаследницы? - обаятельно улыбнулся, стараясь скрыть свое изумление.
   - Можно сказать и так.
   Странная форма ответа, впрочем...
   - Галард, можно Лардо. - Ты смотри-ка, не удивилась, и вопросами не засыпала! В кои-то веки...
   - Будем знакомы. Мне о тебе рассказывали, - лукаво улыбнулась девушка его удивлению. - Тебе что-нибудь говорит имя Лериан Аэллинай?
   Так вот откуда... Надо признать, что до того, как она наложила иллюзию, ее сходство с Рианом действительно было просто невероятным. Наверное, родственница. Может быть сестра?..
   - Слушай, шикарная иллюзия! - восторженно присвистнул Лардо, наблюдая, как мотнув головой, девушка вновь обретает виденный им ранее облик. - Принцип плетения не расскажешь?
   - Легко! - улыбнулась илира, смешливо морща веснушчатый нос. - Только знаешь, давай отсюда куда-нибудь уйдем. Предложения есть?
   Он на минуту задумался, рассеянно глядя в окно. Сверкание в темнеющем небе разноцветных магических огней в стороне от города натолкнуло на неожиданную идею.
   Лукаво улыбнулся:
   - Лея, как ты отнесешься к предложению поучаствовать в празднике расцветающей весны? Заодно будет возможность пообщаться.
   - Ну, разумеется, я только "за"! - хмыкнула девушка. - Не для того я избавлялась от надзора, чтобы тут же смиренно возвращаться обратно.
   - М-да... - засмеялся юноша. - Вот когда начинаешь понимать выражение "родственные души"... - Он поднял с пола книгу. - Если ты не против, мы сейчас занесем сей кладезь знаний ко мне в комнату, и тогда, моя леди, я целиком и полностью в вашем распоряжении!..
   - Благодарю вас за оказанное внимание, князь! - присела Лея в шутливом реверансе. - С вами - хоть на край света...
   - Ловлю на слове! - тепло улыбнулся он девушке. И надо было признать, что с каждой минутой она нравилась ему все больше и больше.
  

* * * * *

  
   Участие в празднике было поистине великолепной идеей.
   Прихватив с собой по пути Милу и (о, чудо!) Дара, Лея с Лардо с головой погрузились в праздничную суматоху.
   Как водилось издревле, праздник Минеи, именуемый в народе не иначе как праздником расцветающей весны или праздником Любви, проводился вне городских стен, открывая простор для поистине буйной фантазии устроителей.
   Неповторимая феерия сложнейших проявлений магии, невероятно красивая музыка, веселое пение, не менее веселые танцы и игры - в один миг их закружило в водовороте всеобщего ликования.
   Казалось, что большая часть жителей города и прилегающих к нему сел и деревень, прибыли сюда, чтобы славить возрождающуюся природу.
   Огромная импровизированная площадь почти на опушке леса была любовно украшена молодыми побегами, цветами, лентами, которые, казалось, просто расцветают из воздуха. Из густой травы при ходьбе поднимались в воздух серебристые и золотистые огоньки заклинаний, добавляя торжественности вечернему действу.
   Когда совсем стемнело, на высоких холмах запылали высокие костры, у которых постепенно начали собираться все присутствующие.
   Идя на пару шагов позади весело щебечущих о чем-то своем девушек, братья наслаждались каждой минутой такого негаданного покоя.
   - Она красивая, - негромко шепнул Дар.
   - Кто "она"? - не понял Лардо, с интересом наблюдая за носящейся друг за дружкой малышней. Вот уж действительно, беззаботный возраст!..
   - Твоя подружка!
   - Так, без намеков, пожалуйста! - тут же вскинулся Галард. - У тебя, между прочим, завтра помолвка. Вот и уделяй внимание собственной невесте! В кои то веки встретил девушку, воспитанную при дворе, и не задвинутую на придворном этикете и сплетнях, как на нее уже пытаются положить глаз!..
   - Да ладно, ладно, молчу... - рассмеялся Дар и Лардо понял, что брат попросту хотел посмотреть на его реакцию. Вот ведь!..
   - Лардо, смотри, майские птицы! - с восторженным выражением обернулась к нему сестренка. - Давай запустим!
   - Мил, такая большая, а в сказки веришь! - улыбнулся он ей, и в ответ на удивленный взгляд Леи принялся объяснять. - В день Минеи, которая также считается богиней Любви, молодежь при желании запускает в небо голубей. Например, парень выпускает в небо голубя, и если голубь трижды покружится над какой-либо девушкой, а после опустится на ее протянутую ладонь, это считается знамением, что именно она станет его женой.
   - Кого, голубя? - весело рассмеялась Лея. - Действительно сказки!
   - Вот и я о том же! - торжествующе улыбнулся Лардо.
   - И ничего не сказки! Ну, пожа-алуйста!.. - умоляюще сложила руки Мила.
   - Да, сестрица, какой же ты еще, в сущности, ребенок! - раздраженно фыркнул Дар и выразительно посмотрел на Лардо с Леей. - Ладно, давайте уж поддержим подрастающее поколение. Девочке хочется сказки, она ее получит...
   С этими словами он следом за Милой решительно направился к сидящим на причудливо украшенных ветвях птицам. Понимающе переглянувшись, парень и девушка последовали за ними.
   Первой взяла в руки голубка Мила. Бережно подбросив его в воздухе, она зорко наблюдала за трепещущими уже где-то вдали крыльями. Разочарованно вздохнула.
   - Ну, вот! А так хотелось чего-то...
   Голубь Дара тоже улетел куда-то прочь, но он, собственно, этого и ожидал, всем своим видом демонстрируя скепсис.
   Лардо лукаво посмотрел на илиру:
   - Ну что, одновременно?
   - Идет! - тут же подхватила она. - Расходимся на пять шагов в стороны и запускаем!
   Под веселые комментарии Милы и Дара они подбросили в небо птиц. Каково же было их общее изумление, когда их голуби, пролетев мимо друг друга, уверенно закружились у них над головами, а пролетев три круга, уселись на автоматически подставленные ладони.
   Они растерянно смотрели друг другу в глаза. Ерунда какая-то. Так... Так просто не бывает!
   Разрядил обстановку все тот же Дар:
   - Ну и чего застыли?! Тоже решили вспомнить детство?! Вам-то вроде не по пять лет!
   Его насмешливый голос тут же привел их в чувство и они, хоть и немного смущенно, но все же заулыбались.
   - Так, господа, что стоим? Кого ждем?! До конца праздника еще ой как далеко, а посему, прошу следовать за мной... - с лучезарной улыбкой Вальдар приглашающе повел рукой.

Глава 10. И облик истинный скрывает маска

  
   Прием в честь Владычицы был поистине безупречен и обставлен с необычайной пышностью. Своим присутствием его почтили практически все приближенные ко двору персоны.
   Не было только детей государей, и эта новость весь вечер была у всех на устах.
   - Где они? - сквозь зубы спросил Эрлион Милдорн жену, не меняя благорасположенного выражения лица.
   К сожалению, наложенное им заклинание Завесы тишины, не позволявшее никому услышать их разговор, сам факт происходившей беседы сокрыть не могло.
   - Понятия не имею, - одними губами прошептала Милена, приветливо улыбаясь своим фрейлинам.
   - Прелестно! Восхитительно... Вот интересно, как бы мы выглядели, если бы Ее Величество посетила прием в обществе дочери?
   Королева ласково прикоснулась к руке супруга.
   - Друг мой, не стоит так волноваться! Я уверена, что их отсутствию есть довольно разумное объяснение.
   - В самом деле? - монарх пристально посмотрел ей в глаза и едва заметно нахмурился. - Если отсутствие Вальдара и Эмилирис я еще могу списать на подготовку к завтрашнему... хотя, нет! уже сегодняшнему балу, то отсутствие Галарда я считаю абсолютно недопустимым. И если этот... маленький паршивец пропустил прием из-за какой-то ерунды... Проблем у него будет более чем предостаточно!
   - Мессир, я прошу вас... - только и смогла вымолвить Милена, а Его Величество уже призывно взмахнул рукой:
   - Аргор?! Подите сюда. Вы мне нужны.
   - Мессир?.. - спустя пару мгновений первый советник почтительно склонялся рядом.
   - Лорд Найлен, до конца приема я хочу знать, где носит моих детей. Князя Галарда, в частности, - в ровном голосе Милдорна-старшего явственно зазвучало раздражение.
   - Как угодно будет Вашему Величеству! - тонкие губы Аргора изогнулись в подобии улыбки. - Позволите ли мне удалиться?
   - Идите! - уже более сдержанно кивнул монарх, а затем, игнорируя укоризненный взгляд супруги, переключился на беседу с сидящей по правую руку от него августейшей гостьей.
   Мысленно тяжко вздохнув, Ее Величество взмолилась богам о терпении.
  

* * * * *

  
   Вернулись они за пару часов до рассвета, усталые, но безмерно довольные.
   Переступив порог черного хода, Дар вежливо распрощался с Леей и с беззаботной улыбкой исчез в портале, осторожно поддерживая за талию полусонную Милу. Лардо же вызвался проводить новую подругу до комнаты.
   Остановившись у покоев фрейлин Великой княгини, он немного смущенно улыбнулся.
   - Поистине был рад знакомству!
   - Взаимно! - светло заулыбалась и девушка, немного нервно теребя в пальцах кончик длинной косы.
   - Надеюсь, что увижу тебя завтра на балу. Ты ведь придешь?
   Вот и сказке конец, - ехидно процитировал внутренний голос. От одной мысли о грядущем сердце болезненно заныло. Боги, что же ему сказать??! Больше всего подходило только: "Непременно буду, друг мой! Я буду представлена вам как невеста вашего старшего брата. Вы рады?". Боги, какой идиотизм! О чем она думала, позволяя себе на время забыть о предстоящей помолвке??! Вот демон!!!
   - Да, разумеется, я буду, - услышала она свой голос, словно со стороны.
   А потом, не удержалась, нежно чмокнула его в щеку и, шепнув: "Спасибо за чудесно проведенное время!", поспешила скрыться за тяжелой дубовой дверью.
  

* * * * *

  
   В многотысячный раз наплевав на запрет не бегать по замку, Галард вихрем взлетел по лестнице, промчался по коридору и, лишь захлопнув за собой дверь собственных покоев, позволил себе прерывисто выдохнуть.
   Около девяти утра его разбудило появление магического вестника, в котором Его Величество, не сдерживаясь в выражениях, немедленно потребовал сына к себе. Что значило подобного рода послание, объяснять ему было не нужно.
   Влетело от отца более чем основательно. И ладно бы просто всыпал, но ведь вдобавок столько гадостей наговорил!
   В один миг он пересек комнату и обессилено рухнул на кровать, повернувшись к стене. Боги, ну почему отец так с ним суров?! Это... Это просто объяснению не поддается! Нормально, да?! - отсутствовали на приеме втроем, а наказали его одного! Нет, слава богам, конечно, что Дару и Миле не досталось, но ведь это уже закономерность какая-то - все, что брату с сестрой запросто сходило с рук, в его исполнении являлось преступлением века и вызывало безудержную вспышку гнева.
   - За что же ты так меня не любишь, папа? - прошептал, пытаясь остудить пылающее жаром лицо руками. - Чем же я так разительно отличаюсь от остальных?..
   За дверью послышались торопливые шаги, а потом вежливый стук.
   - Лардо, к тебе можно?
   - Входи, - буркнул он негромко, но судя по тихому шипению, с которым растворялась охранка, Дар услышал.
   Чуть погодя рядом раздался грустный вздох. Лардо обернулся. Вальдар сидел на противоположной стороне кровати и с тоской в глазах смотрел на него.
   - И снова крайним оказался ты... - вновь тяжело вздохнул и, протянув руку, взъерошил Лардо волосы. Ободряюще улыбнулся. - Ничего, малыш, все пройдет. Обязательно пройдет!
   Пройдет, конечно, но осадок-то останется! Вот только думать сейчас об этом не хотелось абсолютно.
   Неожиданно вспомнилась Лея, с ее обворожительной улыбкой, звонким смехом, сверкающими в свете костра зелеными глазами необычного оттенка... Никогда не думал, что с кем-то можно вот так легко общаться! Она была вся как на ладони. С первых же минут побуждала к открытости и доверию... Невероятная, неповторимая! И сейчас он ни капли не жалел, что предложил ее сходить на праздник!..
   - Очень злобился? - с сочувствием заглянул ему в лицо Дар.
   Галард криво улыбнулся и фыркнул:
   - А разве бывает, чтобы он на меня не злился? Знаешь, я столько увлекательного о себе узнал и в таки-их вариациях! Причем самыми ласковыми были, - он принялся загибать пальцы, - балбес, дурак, раздолбай и бестолочь! Слушай, Дар, а я точно ему родной сын?
   - Брат, ты совсем ошалел? - укоризненно сощурился Великий князь, - Откуда, позволь узнать, у тебя в голове подобная чушь? И вообще, сомневаешься - в зеркало почаще смотрись.
   Ага, еще этого не хватало! Чего он там не видел-то? Ладно, ладно, он готов признать, что действительно сморозил глупость. Его поразительного сходства с отцом не разглядит разве что слепой, чем ему с завидной периодичностью не упускали возможность попенять. Мол, в кого у него при такой схожести настолько мерзопакостный характер и склонность к авантюрам? Лардо виновато покосился на Дара, но, решив вдруг изобразить оскорбленную невинность, притворно обиженно насупился:
   - Ты за кого меня принимаешь? Я тебе что - Милка, сутками на свое отражение пялиться?
   Тот отшутиться не успел, поскольку с легким щелчком распахнулась дверь, и непривычно деликатный девичий голос вопросил:
   - Мальчики, я не помешаю?
   - Помяни демона... - словно рассерженный кот зашипел Вальдар и громко возмутился. - Мелкая, тебе никогда не говорили, что врываться в чужую комнату без предупреждения неприлично?!
   - Тебя не спросила! - ехидно отпарировала сестра, демонстративно сложив руки на груди и яростно сверкая глазами. - И если ты, зараза такая, еще раз назовешь меня "мелкой"...
   - Ладно, так уж и быть, могу называть просто: "Ваша Вредность"!
   О боги, опять! Право слово, наша песня хороша, начинай сначала! Ну почему вчера они общались относительно нейтрально, а сегодня снова продолжили активные боевые действия? Интересно, им когда-нибудь надоест цапаться по любому поводу?!
   - Ребят, заткнитесь, пожалуйста, а? - взмолился Галард. - Мне сейчас только вашей ссоры не хватает для полноты ощущений!
   Как не странно, они мгновенно утихли и даже, кажется, смутились.
   Воспользовавшись секундным замешательством Дара, Мила тут же взобралась на кровать и пристроилась у Лардо за спиной, ласково погладив его по плечу и поцеловав в висок.
   - Солнышко мое, ты как?
   В ее негромком голосе было столько заботы и непритворного беспокойства, что на сердце потеплело, и стремительной волной накатила нежность. Родные мои! Все дела побросали, примчались утешать... До чего же все-таки здорово, когда ты кому-то дорог, когда тебя любят, и не за что-то или зачем-то, а просто так! Губы сами расплылись в благодарной улыбке:
   - Родные мои, чтобы я без вас делал? Я вас так люблю!
   - Мы тебя тоже! - в один голос выдали Мила с Даром и, переглянувшись, прыснули со смеху.
   - Мир?! - отсмеявшись, протянул сестре руку Вальдар.
   - Перемирие, - лукаво прищурилась Мила, отвечая на рукопожатие, а потом уточнила. - Временное!
   - А можно постоянное? - не веря собственному счастью, осторожно поинтересовался Лардо. Боги всемилостивые, пусть случится чудо, ладно?! Ну, пожа-а-алуйста!
   - Нет!!! - ответ вышел таким же одновременным и, к сожалению, предсказуемым.
   - Так жить интереснее, - злокозненно косясь на сестру, пояснил Дар.
   - Тоже мне, любитель острых ощущений! - фыркнула девушка, и вдруг нарочито хищно ухмыльнулась. - Хотя о чем это я?! Обращайся, всегда рада сделать тебе пакость, жахнуть парочкой заклинаний или устроить крупномасштабный скандал!
   - Взаимно, - ответная усмешка была не менее плотоядной.
   Лардо ничего не оставалось, как вскинуть руки в миротворческом жесте:
   - Эй, эй, стоп! Стоп! Вы опять за свое?! Кто там чего о перемирии говорил?
   - А что? Мы ничего!.. - невинно захлопала ресницами "неразлучная" парочка, причем у Вальдара получалось явно лучше. Нет, Королевский театр явно потерял в его лице ведущего актера! Ну прям талант!
   Крошечный золотистый шарик заклинания вылетел просто из стены, покружил прямо над ними пару секунд, словно осматриваясь, а затем завис над Даром.
   Комнату наполнил громогласный голос отца, в котором явственно проскальзывали гневные нотки:
   - Вальдар Даниэль Милдорн! Позволю себе напомнить, что до начала бала меньше четырех часов, а у нас осталось более чем предостаточно открытых вопросов, которые немедленно следует обсудить. И если через десять минут тебя не будет у меня в кабинете... Словом, потом не обижайся! Время пошло.
   Выполнив возложенную на него миссию, заклинание растаяло в воздухе и, проводив его взглядом, Вальдар хмыкнул.
   - Как всегда деликатен!.. Ладно, я исчезаю. Нарываться на неприятности желания нет ни малейшего. Сестрица, советую тебе последовать моему примеру и явиться к маме прежде, чем она начнет тебя разыскивать!
   - Слушай, советчик, шел бы ты... - рыкнула Эмилирис и запустила в старшего брата небольшим заклинанием, от которого тот легко увернулся, скрывшись в проеме портала.
   - Мил, а он ведь прав, - попробовал улыбнуться сестре Галард. - Тебе действительно пора начинать готовиться...
   - Думаешь? - с извиняющимися нотками спросила Мила и, увидев утвердительный кивок, вздохнула. - Тогда я, пожалуй, действительно пойду. Не скучай, ладно? Ведь всего день остался, а завтра в это время мы уже будем очень далеко отсюда! - ласково погладив брата по щеке, она бесшумно выскользнула за дверь.
   Лардо устало вздохнул и обхватил руками подушку. Действительно осталось меньше суток, но они обещали быть поистине тягостными.
  

* * * * *

  
   Когда они вошли в бальный зал, Лериану показалось, что церемониймейстер едва не подавился судорожным вдохом, когда объявил о появлении не просто Владычицы Илирии, а Владычицы и Владыки-консорта Илирии.
   Пораженное молчание встретило их, спустя миг смешившееся чуть слышным гомоном пересудов.
   От сотен направленных на них горящих взглядов невероятно захотелось стать невидимым. К сожалению, подобное удовольствие он себе позволить не мог. И потому, сохраняя на лице спокойно-благожелательное выражение, все так же величественно продолжил идти рядом с супругой.
   Он мог поспорить на что угодно, что в эту минуту обсуждалась только одна тема: протокол-то вчера нарушен не был! Как и должно, при официальном приеме супруга или супруг правящего государя появляется либо рука об руку с августейшей половиной, либо со старшим ребенком противоположного пола. А вчера он появился непосредственно рядом со своей старшей дочерью...
   "Спасибо за подлянку, любимая!" - прошипел мысленно. - "Вдали от тебя мне так не хватало острых ощущений, и теперь у меня их более чем предостаточно!"
   "Рада, что доставила тебе удовольствие! А ты думал, что я позволю тебе манкировать своими обязанностями? Даже не мечтай! Кстати, любимый, сделай одолжение - улыбайся. Выказывать на балу свое дурное настроение, по меньшей мере, неприлично!"
   "Ну что ты, любимая, как можно?" - на губах Риана засияла ослепительная улыбка. - "Репутация страны по-прежнему для меня не пустой звук, а потому будь уверена, тебе за меня краснеть не придется!"
   Они подошли к венценосным хозяевам, и Лериан, выполнив жест искренности намерений, тепло улыбнулся.
   - Приветствую, мессир... Миледи... - он галантно склонился к руке королевы и, стараясь сгладить неловкость момента, беспечно произнес. - Какой сегодня чудесный вечер, не правда ли?
  

* * * * *

  
   Последовав примеру дебютанток, Лея с подругами явились на бал в простых шелковых масках и одинаковых золотисто-белых платьях. Из украшений на них были только позволенные этикетом медальоны стихий, представляющие собой крупные драгоценные камни, ограненные в форме капель.
   Исходя из того, что у трех из шести ее спутниц волосы были такого же оттенка, для окружающих было бы весьма затруднительно определить, кто же из них престолонаследница Илирии, если бы не венчающий ее лоб серебряный венец.
   Бал был открыт двадцать минут назад. И теперь, после сложной церемонии представления дебютанток, большинство присутствующих кружились уже во втором туре танца.
   - Твой нареченный направляется прямехонько к нам! - чуть слышный шепот Элин, прикрывшейся веером, защекотал ухо.
   - Минея, помоги!.. - возвела взгляд к потолку Лея, а рядом уже был он.
   Да что ж такое-то, право слово?! Вроде бы не изменилось ничего, вчера ведь общались абсолютно нормально, спокойно, а сейчас он вызывал в ней практически суеверный ужас...
   - Леди, покорнейше прошу простить меня, что прерываю вашу беседу!.. - склонился он в изящном поклоне и подал невесте правую руку. - Леди Эланор, вы так прекрасны, что любоваться вами одно удовольствие. Надеюсь, вы подарите мне счастье любоваться вами в вальсе?
   Кровь гулкими толчками забилась в висках. Боги пресветлые, неужели это все происходило с ней?!! Не хочу! Минея пресветлая, не хочу!!! Боги, ну почему это не может быть просто сном?!
   Казалось бы, что может быть легче - вежливо склонить голову, сказать нечто вроде: "С удовольствием, Ваше Высочество" и... Вроде бы глупость, всего-то принять приглашение на танец, но чувство было, что прямо здесь и сейчас она должна была сказать сакраментальное "Да" пред алтарем Минеи.
   Спокойно, Лея, ты можешь! Незаметно глубоко вдохнув и медленно выдохнув, она подала ему левую руку, которую тут же осторожно сжали сильные пальцы.
   Сквозь прорези простой серебристой маски, закрывавшей половину лица, выразительно и немного настороженно сверкнули яркие серебристо-синие глаза.
   Поистине этому вальсу предстояло стать самым долгим в ее жизни!
   Быстрыми шагами Вальдар Милдорн повел ее в центр зала, а потом, подхватив за талию, закружил в вальсе. Надо было отдать ему должное, вальсировал он действительно превосходно.
   Закрыв на мгновение глаза, она изо всех сил постаралась представить, что сейчас в танце ее ведет тот второй, смешливый парень с озорными огоньками в глубине лучистых глаз. Лардо...
   - Ваше Высочество, - едва слышно шепнул у нее над ухом Великий князь. - По повелению Их Величеств по окончании танца нам следует направиться в малый зал для приемов, но я бы предпочел показать вам зимний сад. Что скажете?
   - Как вам будет угодно, милорд, - вежливо отозвалась она, скользя взглядом по кружащимся рядом парам.
  

* * * * *

  
   Памятуя, что при дворе даже у стен есть глаза и уши, Дар в первую очередь занялся наложением мощных охранных заклинаний, а после вновь обернулся к замершей среди цветов девушке.
   - Предполагается, что в этот момент я буду просить вашей руки, - сказал едва слышно, продолжая начатый по пути разговор, в основном до сей поры состоявший из ничего не значащих фраз.
   - И вы сделаете это? - в ее взгляде сверкнула горечь. - Разве вам не следует при этом опуститься на колени и поклясться мне в вечной любви? Так приступайте, занятно будет послушать. Вот только все не могу понять, как это вы умудрились воспылать ко мне нежной страстью, не видя меня ранее ни разу?
   Дар немного горько усмехнулся и присел в одно из плетеных из рогоза кресел:
   - Да, миледи, скучно нам с вами определенно не будет!.. Ну и как вы себе это представляете? Я совершенно не знаю вас, а, не зная, не могу любить. Притворяться же влюбленным я просто не собираюсь. Подчиниться воле отца я обязан, - он развел руками, - что поделать, так уж я воспитан. Но даю вам слово, миледи, что я женюсь на вас, только если вы сами этого захотите. Впрочем, если брак все-таки состоится вопреки нашим желаниям, могу вас уверить - я постараюсь научиться любить вас, и сделаю все, чтобы вы были счастливы. И тогда уж прошу об одном: хотя бы попробуйте не видеть во мне врага!
   - Как мило! - красивые губы изогнулись в невеселой усмешке. - Радует одно - вы честны, Ваше Высочество! - ее голос стал мягче, - и это мне нравится. И если уж вы собираетесь заключить сделку на рынке невест, я дам вам возможность взглянуть на товар.
   Спустя миг ленты маски были развязаны, и Дар обомлел.
   - Ты??! - он просто не мог поверить своим глазам.
   - Я, - ухмыльнулась Лея. - Удивлен?
   - Спрашиваешь?.. Ты еще спрашиваешь?!! - схватился руками за голову. - Боги, что же нам делать? Минея пресветлая, ну почему?..
   - Надо же, оказывается, предстоящая свадьба радует тебя не больше, чем меня! - Лея иронично изогнула бровь и присела на краешек соседнего кресла. - Знаешь, думаю, не ошибусь, говоря, что и тебе хочется как можно дольше оттянуть момент этой свадьбы. Ведь так?
   Дар из-под полуопущенных ресниц окинул девушку изумленным взглядом. Если жениться на ней все-таки придется, бедой это никак не назовешь! Вот только захочет ли она выйти за него? Он все еще помнил, с какой нежностью она глядела вчера на Лардо, да и братец следил за ней едва ли более вменяемо...
   Только возможностей повлиять на ход событий у нее может оказаться не больше, чем у него самого... Боги пресветлые, ну почему в каждом своем движении, в каждом слове он должен руководствоваться исходя из блага государства??! Как же хотелось сейчас наплевать разом на все правила и условности и согласиться на предложенную илирой игру!.. Впрочем, а почему бы и нет?!
   Вальдар решительно вскинул голову.
   - У вас есть конкретные предложения, миледи? - шутливо склонился в полупоклоне.
   Лея, вновь отошедшая было к розовым кустам, стремительно обернулась, на ее губах засияла лукавая улыбка:
   - Вообще-то мы вчера перешли на "ты"! Кстати, все хотела спросить. Куда подевался твой брат? За весь вечер я его так и не видела.
   - Не поверишь! Под домашним арестом.
   В широко распахнутых глазах девушки вспыхнули неподдельная тревога и неверие.
   - Да ладно? За что??!
   - За все хорошее! - раздраженно фыркнул Дар. - Ты думаешь, он удосужился известить родителей, когда покидал дворец? На приеме его не было, явился под утро. Разумеется, отец был в ярости! А у него по поводу Лардо особый пунктик... - он тяжело вздохнул. - Одно радует: его вынужденное затворничество закончится уже завтра утром, вместе с каникулами. Счастливец, вернется к себе в Академию, и прости-прощай родительская опека на целых два, а если очень повезет, то и на целых шесть месяцев - это если учитывать предвыпускную практику...
   По мере того, как он говорил, в глазах Леи разгорались озорные огоньки.
   - Дар, погоди немного! - прервала она его монолог. - Что ты там говорил об Академии?
   - Да ничего особенного. Академия магических искусств, крупнейший учебный центр Ольвии... А что? - Вальдар вопросительно изогнул бровь.
   - А то! - илира торжествующе улыбнулась. - Просто у меня появилась хорошая... нет, отличная идея как отсрочить нашу с тобой свадьбу!
   Спустя пятнадцать минут они рука об руку вернулись в бальный зал. В один миг перед ними расступились присутствующие, образовав торжественный коридор до самого возвышения, на котором расположились августейшие супруги.
   - Интриганка! - продолжая улыбаться, прошептал Дар.
   - На себя посмотри! - с не менее лучезарной улыбкой на устах отпарировала Лея. - Хочу тебе напомнить, что идея с замужеством принадлежала не мне!
   - Ну, так и не мне тоже!
   - Но мужчина-то из нас двоих ты? Так что тебе, милый, и выкручиваться! - ее нежно-обожающий взгляд абсолютно не сочетался с ехидными интонациями.
   - Да куда ж я денусь-то, милая! - не менее насмешливо парировал он.
   Поднявшись по ступеням, они остановились немного в стороне от сиятельных родителей и, привлекая всеобщее внимание, Вальдар громко произнес, глядя в глаза отцу:
   - Мессир, позволите ли мне сделать официальное заявление?
   - Разумеется, - с едва заметной улыбкой сдержанно склонил голову Милдорн-старший.
   - Благодарю, мессир! - Великий князь на какой-то миг замолчал, собираясь с мыслями, а после, бережно взял в свои руки правую руку Леи. - Господа, некое время назад я имел смелость предложить Ее Высочеству Эланор стать моей женой, и она ответила мне согласием. Пред ликами богов, в вашем присутствии я объявляю помолвку состоявшейся. Но, - пресек он начинающиеся разговоры и, дождавшись пока внимание присутствующих будет целиком и полностью обращено на него, продолжил, - моя невеста изъявила желание лучше узнать свою будущую страну, и я предложил ей в течение полугода продолжить свое обучение в стенах Академии магических искусств.
   Изумленный шепот прокатился среди придворных, и они напряженно замерли, ожидая, что же на подобное заявление ответят король и Владычица.
   Кейтар, внимательно глядя на так и не снявшую масок пару, чуть заметно усмехнулась и перевела взгляд на стоящего рядом монарха.
   - Что скажете, Ваше Величество? - вначале ее голос прозвучал немного напряженно, но затем она улыбнулась. - Я, в принципе, не против. Союз между нашими странами уже заключен, а это главное. Думаю, полугодовая отсрочка свадьбы ничего не изменит.
   Эрлион Милдорн лукаво сверкнул глазами, с минуту помолчал, а потом нарочито серьезно произнес:
   - Что же, желание Ее Высочества более чем похвально, а посему... Да будет так!

Глава 11. Судьбе навстречу

  
   Остаток вечера прошел как в тумане. Люди, взгляды... Десятки, сотни... Заинтересованные и оценивающие, самодовольные и презрительные, безразличные и заискивающие... Уже давно они слились в один пестрый круговорот.
   Бесконечные пафосные пожелания и поздравления, их с Даром вежливые жизнерадостные ответы. Все это медленно, но верно нагоняло на Лею дикую тоску.
   Каждую свободную секунду они с Даром тихонько переговаривались и обменивались короткими ободряющими взглядами. Со стороны они наверняка казались всем счастливой парой, нашептывающей друг другу слова любви.
   - Дар, сделай что-нибудь, во имя богов! - чуть слышно взмолилась она, сияя очаровательной улыбкой. - Еще хоть пять минут этих приторных любезностей, и я отсюда просто сбегу!
   - Знала бы ты, как меня все это радует! - чуть слышно прошептал в ответ он. - К счастью, осталось совсем недолго, только лишь...
   В этот момент к ним подошел высокий русоволосый парень в сопровождении немного бледной темноволосой девушки. Его лоб украшал витиеватый герцогский венец.
   - Милорд... Миледи... - склонился он в поклоне и поцеловал илире руку. - Разрешите вас поздравить со столь знаменательным событием!.. - лукаво заулыбался и прибавил негромко. - Мы очень рады, что Его Высочество наконец-то взялся за ум и решился обзавестись семьей, ибо узы супружества, как известно, способствуют смирению и уравновешенности. Не правда ли, друг мой?
   Лея одарила пару милой улыбкой и вопросительно покосилась на Вальдара.
   - И тебе всего хорошего, Арман! - немного раздраженно фыркнул Великий князь, выразительно сощурившись, но потом вдруг ослепительно улыбнулся. - Ваше Высочество, разрешите вам представить, герцог Арман Эйлдар со своей супругой леди Николь. Его Светлость - мой старый друг, который, по неведомым мне причинам, постоянно пытается меня женить. Надеюсь, теперь Его Светлость оставит меня в покое?
   - Я подумаю над вашим предложением и о своем решении сообщу вам в письменной форме, - ухмыльнулся молодой человек, озорно сверкнув лиловыми глазами.
   Красавцем его назвать было сложно, чего стоил только очень искривленный, словно его не раз ломали, нос, однако от него веяло такой искренней приветливостью и дружелюбием, что это просто не могло не вызвать искреннюю симпатию.
   - Лорд Арман, леди Николь, - со всей возможной в эту минуту невозмутимостью произнесла Лея, старательно сдерживая смех, - искренне рада знакомству с друзьями моего... жениха.
   Стоило ей окончить фразу, как инициативу перехватил Дар:
   - Друзья мои, думаю, у нас еще будет время встретиться в более непринужденной обстановке. - Он повысил голос. - Благодарю за поздравления, господа! К сожалению, мы покидаем вас. Моя невеста очень устала.
   С этими словами он осторожно подхватил Лею под руку и повел ее к подругам. Благожелательно склонил голову.
   - Леди, буду очень вам благодарен, если вы проводите Ее Высочество в ее покои. Боюсь, что она очень устала...
   Да что он заладил! Устала, да устала... Ничего подобного!
   - Спасибо, милый, что выставил меня неженкой! - прошипела гневно ему на ухо, когда он склонился перед ней в полупоклоне, целуя руку.
   - Рад, что ты довольна, милая! Обращайся! - с невероятно невинным выражением лица отозвался Дар. - Да, кстати, приятного времяпровождения!..- услышала она, уже направляясь прочь.
   Вот ведь... Все-то он понимает... Демон синеокий!.. И ничего ведь против не имеет. Наоборот, словно подталкивает...
   Рассеянно улыбаясь своим мыслям, Лея быстро поднималась по лестнице. Девушки шли рядом, однако с расспросами пока не спешили.
   Однако стоило лишь прозвенеть запечатывающей дверь охранке, как Сура тут же потребовала:
   - Рассказывай!
   Убедившись, что остальные уже быстро и очень грамотно запечатали все пространство комнаты плотным магическим барьером, Лея сняла маску, и устало потерла глаза.
   - Да что рассказывать-то? Впрочем... - она на минуту замолчала, задумчиво закусив губу. - В общем, так, сейчас поделюсь с вами некоторой информацией, а после вы уж сами решите, поможете ли вы мне или нет...
   Собираясь с мыслями, прошла к дивану и, пристроив на поручне свой венец, принялась вытаскивать шпильки из прически. Когда тяжелая волна длинных волос заструилась по плечам, со вздохом подняла взгляд на подруг.
   Спать хотелось просто дико, поскольку, вернувшись с праздника, все оставшееся до рассвета время ушло на сбивчивый рассказ. Жаль, но и этой ночью нормально поспать вряд ли получится. В ее планах на ближайшие несколько часов одним из первых пунктов было навестить Лардо, на что, собственно, так ехидно и намекал Дар. И ограничиваться десятиминутным визитом вежливости она точно не собиралась.
   Боги пресветлые, что же с ней творится?! С того времени, как она впервые увидела Лардо, прошло немногим больше недели, а чувство было, что она знает его всю жизнь. Непонятно отчего, стоило лишь вспомнить его теплый взгляд, обаятельную улыбку, как сердце в груди начинало трепетать, словно птица в клетке, часто, отрывисто...
   С трудом прервав ток посторонних мыслей, она постаралась успокоиться. Если она хочет его увидеть как можно скорее, то и на вопросы девочек надо начинать отвечать прямо сейчас!
   - Ну, с чего начать-то? - улыбнулась. - Вопреки моим ожиданиям Вальдар Милдорн оказался далеко не чопорным занудой, задвинутым на политических интересах. Довольно милый парень, веселый, компанейский... К моей огромной радости, перспектива женитьбы в ближайшее время его радует едва ли больше, чем меня, так что совместными усилиями мы и придумали как отсрочить сие знаменательное событие.
   - Так, а вот с этого места поподробнее, - рядом уселась Элин, внимательно заглядывая в глаза. - То, что ты на полгода решила обосноваться в какой-то Академии, мы уже поняли. А ты не боишься, что тебе в течение всего этого времени не дадут ни капли покоя? Только представь: всеобщее пристальное внимание, предвзятое отношение... Как же, невеста наследника, да еще и илира! Брр, врагу бы не пожелала!
   Лея вздохнула. Подруга как обычно тут же уловила суть проблемы.
   - Вот потому-то мне и нужна ваша помощь! Задумайтесь, за все время моего пребывания во дворце никто из ольвийцев моего лица не видел, великий князь не в счет, он-то как раз меня не выдаст. Вначале меня скрывал капюшон, а сегодня маска...
   - А его брата с сестрой ты в расчет не берешь? - подала голос Айра.
   - Нет, не беру. Они не имели ни малейшего понятия кто я такая. Как вы помните, князь Галард принял меня за одну из фрейлин, а уж я, разумеется, его разубеждать не стала, - наиграно наивно захлопала ресницами. - Так вот, девочки, поскольку ваших лиц тоже практически никто не видел, я предлагаю, чтобы вы поехали в Академию вместе со мной. И пусть окружающие ломают голову над тем, кто же из нас престолонаследница. Ну, что скажете? Дар обещал поговорить с отцом по этому поводу, но прежде я хотела бы заручиться вашим согласием.
   Напряженно наблюдая за вопросительно переглядывающимися подругами, Лея нервно сжимала в пальцах медальон Стихий. Увидев же, как они, одна за другой, утвердительно кивают, постепенно расслабилась. Вердикт вынесла светловолосая Ниррия:
   - Ну, разумеется, мы с тобой! - лукаво ухмыльнулась и выразительно растрепала рукой свои длинные локоны, до мельчайших подробностей скопировав постоянную привычку Леи. - Думаю, гадать им придется очень-очень долго... Но есть одно "но", под каким именем ты собираешься учиться? Солгать-то ты не сможешь в принципе.
   - А все очень просто, - Лея довольно заулыбалась. - Мы с Даром и этот момент продумали. Мое полное имя просто сократится до Лерелеи Аэллинай. Меня же все равно кроме матери практически никто Эланор не зовет, так что в том, что я останусь Леей, не будет ни капли неправды. А то, что у дочери Владычицы иное с ней имя Рода и вовсе никому в голову не придет. Ну, в самом деле, ни за что не поверю, что Академии в ходу именно полные имена! Так что... - она шутливо пожала плечами. - Прорвемся как-нибудь! Ну ладно, разговоры разговорами, но пора уведомить моего благоверного, что отклонений от плана не предвидится!
   Стремительно пройдя к секретеру, выудила оттуда лист и перо и быстро набросала несколько строк. Почерк был, конечно, довольно своеобразным, но если захочет и приложит немного фантазии - поймет. Она сосредоточенно перечитала написанное и, когда магический вестник растворился в воздухе, с облегчением вздохнула и обернулась.
   - Вот так вот! - весело подмигнула и, на ходу расшнуровывая корсет, скрылась в гардеробной.
   Спустя несколько минут она вернулась в комнату уже в темно-зеленом брючном костюме и тут же направилась к окну.
   - Собралась куда-то? - заинтересованно изогнула бровь Элин.
   - Дай-ка угадаю, - озорно подмигнула Айра. - Навестить своего вчерашнего дружка собираешься? Как там его? Ах, да... - в ее голосе вдруг появилось особое придыхание, - Галард Александр Милдорн...
   - Ну-ка, ну-ка... - тут же включились в игру и остальные девушки. - А поподробнее? Хотелось бы посмотреть на это чудо природы, которое умудрилось настолько тебя заинтересовать.
   - Ага, щас! - шутливо, но в тоже время жестко отрезала Лея. - Пока без подробностей перебьетесь. А сейчас, леди, прошу меня простить, но мне пора идти.
   Наудачу створки окна были скреплены совсем простеньким заклинанием, распутать которое не представляло ни малейшего труда, так что всего через пару минут в комнату ворвался свежий ветер. В ответ на его радостное приветствие в душе все запело.
   - К утру-то хоть вернешься? - ехидно поинтересовалась Сура, пристроившаяся на краю кровати. - Да, кстати, князю привет передавай!
   - Непременно! - тут же отозвалась Лея и, привычно спрыгнув с подоконника, с наслаждением ощутила воздушный поток.
   Боги, как она выдержала целых два дня без полетов просто уму непостижимо! Шелковистые пальцы воздуха ласково погладили кожу. Так вот ты какое, счастье!..
   Дабы не шокировать людей, которые могли бы сейчас посмотреть в небо, она быстро набросила на себя иллюзию, и уже невидимой полетела вдоль стены.
   Так, его комната была на два этажа ниже, а вид из окна открывался прямо на парковый фонтан. Ага... Фонтан в наличии, осталось только разобраться, какое же из окон... Внезапно перед глазами мелькнул знакомый гобелен, и Лея быстро вернулась обратно. Точно, всадник на угольно-черном коне!
   Охранное заклинание, наложенное на оконные створки, против ожиданий оказалось невероятно мощным и довольно враждебным. Да уж, накладывал его точно не юный маг... Неужто венценосный папочка озадачился? Вот только непонятно зачем. Можно подумать, Лардо куда-нибудь денется с четвертого этажа! Не илир же, в конце-то концов! Безобразие, заперли бедного парня ни за что ни про что в четырех стенах!..
   Стараясь полностью сосредоточиться на своих действиях, Лея осторожно и очень медленно расплетала охранку, стараясь не потревожить вплетенное поверх нее защитное заклинание. Благо, опыта ей было не занимать, все-таки мамины щиты были гораздо глобальнее. Через несколько минут, казавшихся часами, девушка почувствовала, как заклинание с негромким хрустом рассыпается прямо под пальцами. Наконец-то!.. Осторожно распахнув окно, она бесшумно скользнула внутрь.
   Собственно, как она и ожидала, это была его рабочая комната, виденная ею вчера. М-да, иначе чем художественным беспорядком всю обстановку назвать было очень сложно: книги, ингредиенты зелий, какие-то мелко исписанные листы, опытные образцы... Хозяин комнаты явно не один год увлекался экспериментальной магией. Вот только интересно, где он сам...
   Лея осторожно заглянула в соседнюю комнату. Ею оказалась спальня. Окинув пристальным взглядом комнату, она замерла, залюбовавшись увиденным, но затем все-таки решилась подойти поближе. Осторожно присела на край кровати.
   Лардо крепко спал, одной рукой обхватив подушку, а вторую удобно подложив под щеку. Серебристый поток лунного света, падающий на его лицо, невероятно красочно подчеркивал черты, делая их удивительно невинными. Волосы растрепались в беспорядке, открывая чистый лоб, длинные густые ресницы спали на щеках, красивого рисунка губы чуть приоткрылись во сне... Он казался таким юным, таким беззащитным.
   Лея улыбнулась и ласково провела по его щеке. Он улыбнулся во сне, глубоко вздохнул, но все же не проснулся.
   - Спи спокойно, мой друг! Пусть тебе снятся только добрые сны, - прошептала чуть слышно, и направилась было уже к двери, как сзади раздался чуть хриплый после сна голос:
   - Нет уж, спасибо, и так целый день как в сонном царстве!
   - Все-таки я тебя разбудила, - с виноватой улыбкой обернулась Лея. - Прости меня, пожалуйста!
   - Да не бери в голову! - заулыбался и Лардо. Приподнялся на локте. - Слушай, как здорово, что ты зашла! Кстати, - удивленно распахнул глаза, захваченный неожиданной мыслью, - а как ты зашла?! Первый советник по приказу отца тут столько охранок развесил, вряд ли даже самые охраняемые камеры подземелья могут похвастаться таким количеством и качеством...
   - Тоже мне, проблему нашел! - хмыкнула Лея, вновь усаживаясь на кровать. - Через окно я зашла. А охранки... Знаешь, я уже лет десять как могу мастер-классы проводить по распутыванию! - В ответ на его заинтересованный взгляд пояснила. - Опыт, знаешь ли - мама накладывает, я расплетаю. А вашему советнику до нее ой как далеко!..
   - М-да! - задумчиво протянул парень, а потом ухмыльнулся. - Оказывается, не я один такой, в чем меня постоянно пытаются убедить... Лея, а откуда ты узнала, что я... хм... взаперти?
   - Братец твой просветил. В перерывах между выслушиванием поздравлений.
   - Значит, помолвка все же состоялась... - Галард вздохнул и немного недовольно поджал губы. - Ну и когда свадьба?
   - Через полгода, наверное, - Лея постаралась придать своему лицу максимально нейтральное выражение.
   - Через полгода? - его брови удивленно взметнулись. - Быть того не может! Отец совершенно не собирался тянуть с заключением союза...
   - Так договор о союзе был подписан еще утром. В общем, если коротко, Ее Высочество изъявила желание в течение полугода изучать обычаи и нравы вашей страны в Академии магических искусств. Их Величества это желание поддержали, - боги, как же дико говорить о себе в третьем лице! Впрочем, пора к этому привыкать.
   - С чего бы это?!! - изумился Лардо. - А впрочем, пусть делают, что хотят! Их проблемы, пусть их сами и решают... - он на мгновение замолчал, а потом поднял на Лею вопрошающий взгляд. - Так. Стоп. А она одна будет учиться или...
   - Или! - светло улыбнулась в ответ. Прав отец, умница он редчайшая, все налету ловит!
   - Я правильно понял, ты тоже едешь?! - увидев, как она согласно кивнула, парень просто засиял. - Вот здорово!!! Интересно, на какие факультеты вас распределит Грань...
   - Грань?.. Погоди, - встревожилась Лея, - а что, мы можем оказаться на разных??! - как-то это раньше ей в голову не приходило. Вот демон!!!
   - Само собой! - казалось, ему непонятно было ее недоумение. - Грань ощущает природные наклонности каждого ученика и, исходя из этого, определяет направление, в котором он будет учиться. Впрочем, завтра все сама увидишь.
   Очень душевно! Сердце заколотилось, как бешеное. Минея пресветлая, в какую авантюру она, сама того не ведая, ввязалась на этот раз?! Лея медленно выдохнула. Нет, все же путь все идет своим чередом. Завтра будет новый день, вот и посмотрим, что он принесет. А сейчас...
   - Завтра так завтра! - немного вымученно улыбнулась. Неожиданно ее посетила одна довольно привлекательная идея. - Лардо, что ты скажешь, если я предложу тебе, хоть на часик выбраться из твоего заточения?
   - С удовольствием приму твое предложение, но только вряд ли это возможно. Ну не по воздуху же... - он осекся под ее лукавым взглядом.
   - Правильно мыслишь, - довольно прищурилась Лея. - Ну так как, друг мой, полетать хочешь?
   - Спрашиваешь?! - с теми же интонациями, что и его старший брат несколько часов назад, подался вперед Лардо. - Обеими руками "за"!
   Пряча улыбку, Лея поспешила выйти в его рабочую комнату. Юноша тут же последовал за ней.
   Остановившись в проеме окна, девушка весело подмигнула.
   - Ну что, идешь?
   - Иду, конечно! - Лардо обворожительно улыбнулся и так же легко запрыгнул на подоконник. - Что дальше?
   Вместо ответа Лея осторожно провела руками по его плечам, окутывая магией Воздуха. Какое странное чувство... Под пальцами она внезапно ощутила ответное струящееся тепло родственной Стихии. Но этого просто не могло быть! Среди ольвийцев никогда не рождались маги стихии Воздуха! Многие тысячелетия были тому ярчайшим подтверждением...
   Нет, в этом определенно стоило разобраться! Ранее она никогда не пробовала увидеть чужой ореол Стихии, уж больно много сил это отнимало, но проверить свою догадку следовало непременно! Так, как там учила бабушка? Закрыть глаза, сосредоточиться, очистить разум от посторонних эмоций, позволить магии в крови замедлить свой ток... Медленно раскрыв глаза, она взглянула на друга.
   Минея-прародительница! Это что же?.. Но как??! То, что она сейчас видела, просто не поддавалось разумному объяснению. Все четыре. Одновременно! Кроваво-огненные лучи Огня, сапфирово-лиловые ленты Воды, изумрудно-золотые сполохи Земли, серебристо-белые потоки Воздуха... Вокруг него пока еще не очень ярко, но все же довольно отчетливо полыхала радуга.
   Девушка шумно выдохнула, а потом моргнула. Видение пропало, однако перед глазами по-прежнему стояло невиданное многоцветье, постепенно сменявшееся привычной вечерней полутьмой. И лишь когда видение полностью исчезло, она поняла, что ее лицо осторожно сжимают руки Лардо.
   - Лея?! Лея, ты меня слышишь? - видимо он уже во второй или третий раз звал ее, встревожено всматриваясь в глаза. - Да что с тобой?
   - Все нормально, - сказала негромко. Нет, будет лучше, если он не узнает. Сочтет нужным - расскажет сам! - Голова немного закружилась, - ты смотри-ка, и даже не солгала, ведь ее действительно сейчас немного вело.
   - Может, не будем тогда испытывать судьбу? - обеспокоено спросил он.
   - Ничего, все хорошо! - Лея ласково улыбнулась. - Обними меня, ладно? И, главное, ничего не бойся!
   Юноша послушно приблизился и бережно сжал ее в объятьях, она обняла его в ответ, с неожиданной нежностью вслушиваясь в мерное биение его сердца.
   Как же такое возможно? Такой незнакомый и в то же время такой родной... Он вызывал в ней просто поразительные, не ведомые ранее чувства.
   А за спиной уже плотным воздушным потоком заструились крылья.
   - Ну что, вперед? - шутливо прищурилась, встречаясь с ним взглядом и словно с головой погружаясь в этот бездонный пронзительно синий омут.
   - Вперед! - подтвердил он, а потом для верности кивнул. - Только вперед!
   Они вместе шагнули с подоконника.
  

* * * * *

  
   Полет вызывал просто феерические эмоции, в крови Лардо бушевала невероятная смесь восторга и ужаса. Это было просто невероятно, ощущать практически абсолютную, безграничную свободу и в тоже время чувствовать, как будоражит одна только мысль о возможной опасности происходящего.
   Где-то далеко-далеко внизу разноцветными смазанными пятнами проносились города, поля, леса, реки, а вокруг было только безбрежное небо, заливаемое ярким светом полной луны и весело подмигивающее россыпью звезд. Простор...
   Здесь все проблемы казались такими незначительными и бессмысленными, что о них просто не хотелось думать.
   - Нравится? - крикнула Лея, рассматривая ликующее выражение его лица, и вдруг заложила крутой вираж.
   В сердце Галарда сладостно-ноющей волной разлилась эйфория. Боги всемилостивые, как же он жил без этого раньше?!
   - Очень!!! Просто ожившая мечта! - восхищенно улыбнулся и закрыл глаза, вслушиваясь в музыку ветра. - Сон наяву!
   Она засмеялась.
   - Надо же, а я всегда думала, что люди боятся высоты.
   - Это потому что они никогда не пробовали летать! Лея, а ты можешь лететь еще быстрее?
   На лице девушки засветилось одобрение пополам с лукавством:
   - А не испугаешься? - и, увидев, что он отрицательно помотал головой, довольно улыбнулась. - Ну, тогда держись!!!

Глава 12. Первые отголоски силы

  
   Как бы ни хотелось оставаться в небе подольше, спускаться все равно рано или поздно пришлось бы, и потому, заметив далеко внизу мерное серебристо-белое мерцание, Лардо улыбнулся подруге:
   - Лея, а у вас в стране есть Сердце магии?
   В глазах девушки засветились недоумение и заинтересованность:
   - Сердце магии? Нет, у нас такого нет. А это что?
   - Оплот древней мощи, много тысячелетий назад созданный Минеей. Он поддерживает в Ольвии баланс магии и является неиссякаемым потоком энергии Стихий. Сердце магии дарует жизненную силу всему живому в стране, в день магического совершеннолетия пробуждает в молодых магах их истинную силу... Впрочем, если хочешь, можем прямо сейчас посмотреть на него вблизи, - весело подмигнул и указал направление. - Летим во-он к тому огоньку. Вот только лучше нам приземлиться немного в отдалении.
   Лея согласно кивнула и начала плавно снижаться. Но как бы медленно она не летела, в ушах юноши все равно пронзительно свистел ветер. Опустились они на обширный лесной холм чуть больше сотни метров в стороне от источника света и только теперь поняли, насколько позднее сейчас время.
   Ночь потихоньку вступала в свои права. Туман незаметно покрывал низины, и сейчас отсюда, с возвышенности, казалось, что распушившиеся вокруг холма сосны и заросли березняка росли в молочно-белом море.
   Где-то совсем близко раздался крик совы, какая-то большая птица, бесшумно махая крыльями, пролетела у них над головами и скрылась в густой темноте ветвей. Из леса доносились тревожные звуки: потрескивание ветвей в зарослях дикой яблони, тяжелый топот, видимо неподалеку бродили лоси, рассерженное уханье филина.
   С ладони Лардо в воздух поднялись желтоватые магические огоньки, ярко освещая окрестности.
   - Ну что, идем? - широко улыбнулся.
   - Ну конечно! - засмеялась девушка. - Ведите же, о друг мой!
   Взявшись за руки, они вместе шагнули под покров соснового бора.
  

* * * * *

  
   Бал окончился около полуночи. Благосклонно распрощавшись со всеми гостями, Его Величество вышел на летнюю террасу и с наслаждением вдохнул прохладный воздух. Еще один день наконец-то остался позади.
   И тут он заметил в неверном свете магических огней знакомую фигуру.
   - Айне Лериан?! - окликнул он илира по привычке, но тут же заметив свою ошибку, виновато улыбнулся. - Ох, простите! Илре Лериан.
   - Мессир, я вас умоляю! - возвел глаза к небу сенатор. - Мне сейчас только этих тонкостей для полного счастья не хватало!
   Эрлион Милдорн понимающе усмехнулся:
   - Ну, раз уж мы с вами равны по положению, может, оставим титулы в стороне и перейдем на имена?
   - Дельная мысль! - илир обаятельно улыбнулся. - Тогда зовите меня Лериан, можно, впрочем, и сокращенным Риан, - он протянул руку для рукопожатия.
   - Хорошо, Риан, - отозвался король в том же шутливом тоне и пожал протянутую руку, - в таком случае, мое имя Эрлион... а друзья когда-то звали Лионом, - в его глазах сверкнула грусть, спустя миг сменившаяся озорными искорками. - Вот что, давайте тогда уж сразу перейдем на "ты"?
   - Идет... Лион, - Лериан согласно кивнул и присел на одну из узорных скамей, король опустился рядом и лукаво сверкнул глазами:
   - Не хочешь объяснить, к чему был этот цирк с "главой посольства"?
   - А ты хочешь сказать, что явись я с официальным визитом, у меня была бы нормальная возможность вникнуть в ситуацию в твоей стране? - не менее ехидно отпарировал илир.
   Эрлион притворно покаянно вздохнул:
   - Согласен. Ни малейшей!
   - То-то и оно!
   Мужчины дружно засмеялись.
   Неожиданно на террасе показался Вальдар и замер в отдалении.
   Милдорн-старший вопросительно изогнул бровь:
   - Сын, что-то случилось?
   Престолонаследник вежливо склонил голову:
   - Мессир, не уделите ли вы мне полчаса? Мне необходимо обсудить с вами один немаловажный вопрос.
   - Разумеется, - король сдержанно кивнул. - Иди в мой кабинет, я буду через несколько минут.
   Стоило молодому человеку удалиться, как Эрлион вновь повернулся к собеседнику.
   - Риан, что ты скажешь на то, чтобы где-то минут через сорок выбраться в город? Просто, чувствую, что здесь нам нормально поговорить не дадут.
   - Ну и как ты себе это представляешь? Я понимаю, что меня здесь практически никто не знает... - илир осекся. - Впрочем, на этот момент, скорее всего уже знают практически все! Но ты... - в его интонациях засквозило искреннее недоумение.
   - Вот так всегда! - шутливо проворчал король, а потом по-мальчишески искренне улыбнулся. - Вот только иллюзию к запрещенным заклинаниям еще никто добавить не догадался, так что... Если ты, конечно, не против, встречаемся через условленное время на заднем дворе.
   - В таком случае, по рукам! - тут же отозвался Лериан, и они вместе вернулись во дворец.
  

* * * * *

  
   Видимо, с этого холма к древнему святилищу часто шли люди, поскольку среди могучих сосен, сомкнувшихся вверху темными вершинами, змеилась довольно широкая тропка, заросшая по краям нежной зеленью весенних трав, и через несколько минут они вышли к краю обширной поляны, на которой...
   Лардо остался стоять под сенью деревьев, в то время как Лея, затаив дыхание, шагнула вперед. Зачарованная увиденным, она обошла вокруг святилища.
   Сердце магии, а точнее окружающее его здание из цельного полупрозрачного камня, каким-то невиданным скульптором было вырезано в форме большого цветка с восемью лепестками, попарно окрашенными в оттенки четырех Стихий, щедро источающие льющийся откуда-то изнутри ослепительный радужный свет.
   Боги всемилостивые, от этого гигантского по своим размерам оплота древней магии шел такой поток силы, что этого просто невозможно было не ощущать!
   С трудом переборов собственную робость, девушка благоговейно провела по чуть шероховатой поверхности. Ответом был чистая звонкая мелодия, словно какой-то искусный музыкант заиграл на флейте. Вот только отчего-то вдруг показалось, что этой невидимой флейтой была ее душа. Такие простые, и в тоже время такие чарующие звуки, всколыхнули в ней невероятно сладостную волну. Волну счастья, нежности, любви... Любви не просто к кому-то конкретно, а ко всему миру в целом. Поистине Сердце магии было настоящим творением Минеи!
   В какой-то момент от соприкосновения с этой величайшей по своим масштабам силой появилось чувство, что магия в крови просто закипела, и Лея быстро отдернула руку, стараясь унять радостно трепещущее сердце. Надо же, словно после многих лет разлуки встретила старого друга!
   Желание войти вовнутрь было удивительно сильным, но идти в одиночку ей совсем не хотелось. Она обернулась к Лардо.
   Как оказалось, он наблюдал за ней с широко распахнутыми глазами, в которых смешались удивление и восторг.
   Лея улыбнулась.
   - Лардо, давай заглянем вовнутрь?
   Юноша отрицательно мотнул головой и вздохнул:
   - Как не прискорбно, но раньше наступления совершеннолетия я туда войти не могу, - он развел руками. - Меня барьер попросту не впустит. Вот, смотри.
   Он шагнул на край поляны, и в воздухе тут же замерцала красная пелена, преграждая ему путь. Отводя пушистые ветви ели, чтобы отступить назад, неосторожным движением он нечаянно задел барьер левой рукой и зашипел от боли - на запястье остался довольно обширный ожог.
   Лея встревожено метнулась к другу. Как не странно, ей барьер не причинил ни малейшего вреда, напротив, сменил цвет на приветственный серебристо-белый.
   Илира осторожно, но в тоже время крепко сжала его пальцы, другой рукой направляя на багровеющую даже в неверном свечении Сердца магии рану исцеляющий поток. Прекрасно осознавая, что целительная магия такого порядка, была, мягко выражаясь, малоприятной, девушка с тревогой поглядывала на Лардо, но парень оказался удивительно стойким. Одна только резкая бледность выдавала, насколько ему сейчас было больно. Спустя несколько минут ожог затянулся, оставив по себе чуть розоватую кожу, словно минула уже не одна неделя.
   - Через денек-другой и следа не останется, - прошептала одними губами, а потом порывисто его обняла. - Минея пресветлая, как же ты меня напугал! - из глаз неожиданно для нее самой покатились слезы, и Лея поспешила как можно незаметнее для него их вытереть, а после подняла глаза. - Пойдем скорей отсюда! Уж больно она опасная, красота эта!
   - Лея, ты что? Нормально же все! - Лардо все же услышал в голосе подруги дрожащие нотки и, ласково улыбнувшись, обнял ее в ответ. - Ничего страшного не случилось!
   - Ладно, забыли! - попробовала улыбнуться все еще подрагивающими губами. - Но все же будет лучше, если мы отсюда уйдем!
   - Хорошо, как скажешь! - хмыкнул парень и, осторожно приобняв девушку за плечи, по широкому кругу повел к начинающейся на другой стороне поляны широкой просеке. - До города совсем недалеко.
   Спустя несколько минут и вправду показались первые дома почти вплотную прилегающей к городу деревни. Они неспешно пошли по деревенской улице, представлявшей собой ровный ряд чистеньких белых домиков под красной черепицей, утопающих в вишневом и яблоневом цвете. Кое-где, реагируя на звук их шагов, деревенские собаки пробовали было поднять возмущенный лай, но в ответ на крошечные успокаивающие заклинания Лардо, практически сразу же умолкали.
   В ответ на вопрошающий взгляд подруги он пояснил:
   - А ты думаешь, я в первый раз тут среди ночи хожу? На летних каникулах нашу дружную ораву только это и спасает. А то эти шавки в один миг могут такой лай-вой поднять, что вся деревня сбежится, а потом еще патрульные из города подтянутся!
   В этот момент в одном из минуемых ими домов, из которого лилась громкая музыка, широко распахнулась дверь, ярким потоком света заливая окрестности, и на улицу вынесло пятерых далеко не трезвых мужчин. С грохотом захлопнув добротную дверь, они как-то умудрились довольно ровно сойти по ступеням.
   Лея брезгливо скривилась. Зрелище было поистине отвратительным. Коротко переглянувшись, они с Лардо по широкой дуге постарались их обойти.
   Но, неведомо по какой прихоти судьбы, внимание незнакомцев вдруг сосредоточилось на них и они быстро преградили им дорогу.
   - Ой, какая девочка! - немного заплетающимся языком пробасил огромный темноволосый мужчина. - Привет, малышка! Иди-ка сюда, крошка, мы с тобой поиграем.
   - Идите своей дорогой, любезнейший! - довольно ровно, с прорывающимися злыми нотками отчеканил Лардо, закрывая собой Лею.
   - Ух, ты, такой грозный малыш!.. - глумливо захохотали остальные, а после светловолосый верзила ткнул в юношу пальцем. - Деточка, проваливай подобру-поздорову, если жизнь дорога! А с этой красоткой мы отлично позабавимся!
   - Только попробуй тронуть мою подругу, тварь! - вырвавшееся из горла клокочущее рычание стало неожиданностью для него самого.
   - А то что?! - угрожающе надвинулись на него вмиг похватавшиеся за оружие мужчины.
   Боги всемилостивые, как на грех с собой не было даже кинжала! Что же, оставалось надеяться только на собственную магию. И тут один из них исхитрился схватить Лею за руку, и она немного испуганно охнула.
   Внезапно Лардо окатила ослепительная волна гнева. Не совсем понимая, что он делает, юноша развел руки в стороны, и вдруг почувствовал в них приятную тяжесть. Пальцы привычно обхватили очень теплые, словно нагретые на солце, рукояти мечей. Сознания подбадривающе коснулась знакомая сущность... Ирлирим??!
   Тем временем темноволосый, демонстративно намотав косу девушки на руку, попробовал ее грубо поцеловать.
   А вот это он зря! Пожалуй, бешенство было самым незначительным словом, чтобы выразить то, что сейчас почувствовал Лардо. Все окружающее вдруг полыхнуло в спектре Стихий. Где-то в его груди стремительной снежной лавиной нарастало чудовищное по своей величине заклинание, достигнув предела, которое тут же устремилось на волю.
   От вспышки его магии содрогнулась земля, темнеющее небо полыхнуло багрянцем. Лезвия клинков просвистели в непосредственной близости от лиц наглецов, заставив их испуганно отпрянуть.
   - Убери. Руки. От моей. Женщины. Отребье! - с губ сорвалось отрывистое разъяренное шипение.
   Повторять не пришлось. В один момент протрезвевшие от ужаса мужчины бросились наутек. Спустя мгновение рядом оказалась Лея, нежно прижалась и встревожено заглянула в глаза. Тонкие пальчики ласково погладили его по щеке.
   - Лардо? Ты меня слышишь? Все хорошо, родной! Они ушли.
   Волна злости покинула его так же быстро, как и появилась, вместе с ней исчезли и мечи. Все произошедшее было просто за гранью его понимания, но задумываться над этим прямо сейчас он просто не собирался. Для этого будет еще немало времени. Поэтому поспешил успокаивающе улыбнуться.
   - Со мной все в порядке. Главное, что с тобой ничего не случилось, - нежно поцеловал подругу в нос, с облегчением замечая, как она заметно успокаивается. - Хорошо, что все обошлось! - Хитро улыбнулся. - Лея, а ты не будешь против, если до дворца мы все же долетим? Как-то не хочется больше ввязываться в какие-либо авантюры. Мне лично впечатлений теперь надолго хватит!
   - Ну, конечно! - уже совсем успокоено улыбнулась и она.
   Не прошло и минуты, как они снова поднялись в небо.
  

* * * * *

  
   Энергетический всплеск был настолько мощным, что резонансная волна докатилась до Цитадели Ордена Знаний, пробудив от безвременного сна древний дух.
   Ноиса затрепетал в предвкушении. В этот раз жертва действительно была великолепна! Учитывая то, что мальчишка еще даже не достиг совершеннолетия, спектр его силы уже сейчас поражал своим масштабом.
   Свобода близилась. Год за годом, день за днем, минута за минутой.
   Негромкое торжествующее шипение заполнило молельную комнату, заставив вздрогнуть находящихся в ней послушников.
   - Сссскоро, мой Повелитель!.. Очень ссскоро!
  

* * * * *

  
   Во дворец они вернулись за несколько часов до рассвета. Веселые посиделки в припортовом трактире, дружеская открытая беседа... Казалось, что они знали друг друга всю жизнь. Разговоры вполне могли бы затянуться и до утра, если бы не накопившаяся за предыдущий день чудовищная усталость.
   Теперь же, по-приятельски пожав друг другу руки, они разошлись каждый в свои покои.
   В отличие от Лериана, легко и быстро взбежавшего по лестнице, Эрлион решил воспользоваться порталом. Шокировать гвардейцев своим внешним видом не хотелось абсолютно, тем более что многосложную иллюзию еще предстояло снять. М-да, на этот счет магия илиров была просто универсальной - чтобы вернуть свой истинный облик Риану оказалось достаточным просто тряхнуть головой, а вот ему, чтобы расплести заклинание, придется несколько минут помучиться.
   Согласно заданному направлению, проем портала открылся прямехонько в его рабочей комнате. Чуть более пятнадцати минут спустя внешность черноволосого остроносого парня в зеркальном отражении сменилась привычной, и он позволил себе вздохнуть в полную силу.
   С облегчением стянув в себя жаркую куртку, Эрлион через спальню вышел на балкон. Гладкий металл вычурно выкованных перил, на которые он оперся, приятно холодил ладони.
   Он рассеянно наблюдал, как луна иногда появлялась в разрывах мчащихся по небу облаков; где-то внизу шальной ветер беспорядочно мотал ветви многовековых деревьев парка, вызывая их негодующе-ворчащий скрип.
   Как же он любил ночь! За ее покой и безмятежность, за возможность беспрепятственно предаваться своим мыслям, не боясь того, что в следующую секунду вновь придется принимать судьбоносные решения, во что-то вникать, не имея при этом практически никакого права на ошибку... Ночь. Очищающая, всепрощающая, истинная...
   Спонтанная прогулка в город словно вернула его на многие десятилетия назад. Боги, как же замечательно было хоть ненадолго почувствовать себя простым человеком! И как Лериану, несмотря на едва ли меньший спектр ответственности, удавалось оставаться таким оптимистом, просто лучащимся добродушием, не теряя при этом жесткой деловой хватки?.. Ему бы такую способность!
   Монарх усмехнулся. До чего же прошлый день выдался маетным! Радовало лишь то, что одной головной болью наконец-то стало меньше! Пусть не все получилось так, как планировалось - отсрочка в дате свадьбы была по-настоящему непредвиденной, но в итоге это ровным счетом ничего не меняло. Союз был заключен, политический брак тоже рано или поздно состоится, на многие столетия связав страны крепчайшими узами...
   К счастью, бал прошел как по нотам. Сын целиком и полностью оправдал его чаяния, даже раньше ожидаемого объявив о помолвке. И, самое главное, было похоже на то, что между будущими супругами возникла некоторая симпатия, а это просто не могло не радовать.
   Великая княгиня Илирии была просто воплощением достоинства и грации. Она была хороша собой, понять это королю не мешала даже скрывавшая ее лицо маска. Хотя, с такими-то родителями!.. Спокойная, приветливая, уверенная в себе, рядом с Вальдаром она смотрелась удивительно гармонично. Настоящая будущая королева!
   Молодой парой просто нельзя было не любоваться. Чего стоили только их подбадривающие переглядывания во время приема поздравлений, мимолетные улыбки и неслышимые окружающими перешептывания. И это было поистине великолепно, ведь вероятность даже приятельских отношений в династических браках была просто чудовищно мала! Приятно было сознавать, что исключения из правил все же случаются, поскольку в настоящий момент Эрлион был абсолютно уверен в одном: сыну невеста и впрямь пришлась по сердцу, не зря же он так рьяно бросился ограждать ее от досужих сплетен и взглядов!
   Идея с сохранением в тайне личности престолонаследницы Илирии до окончания обучения действительно была довольно недурной, и он не мог ее не одобрить. Уж лучше у Ее Высочества сформируется собственное мнение о стране, чем навязанное теми или иными политически настроенными личностями. Тем более что все происходящее в Академии, как не прискорбно, находилось вне сферы его влияния. Многие тысячелетия назад его далекий предок передал обучение юных магов в ведение одному лишь ректору сего сиятельного учреждения, рядом законов сделав оное абсолютно независимым. Управляющий же в настоящее время Академией герцог Нортлан и вовсе никаких внешних вмешательств не терпел, руководствуясь в своих действиях только нерушимым внутренним Уставом.
   Одно то, что Соверон Нортлан в этот раз пошел навстречу и без особого брюзжания дал согласие на обучение девушек практически в завершение учебного года, уже было чудом! Странно... Впрочем, должен же противный старик хоть иногда сменять гнев на милость?!
   Слава богам, хоть палки в колеса вставлять не стал, только, выслушивая прошение, кривился ехидно, но после все же благосклонно кивнул, сообщив, что завтра не позднее полудня юные леди обязаны пребыть к внешней стороне Грани...
   Неожиданно мысли короля вернулись к событиям вчерашнего утра, отозвавшись в душе тянущей болью.
   Сказать, что после доклада Аргора он был в гневе - это не сказать ровным счетом ничего! Из-за каких-то... народных гуляний не явиться на предписанный протоколом прием?! Немыслимо!
   Кто был инициатором подобной вылазки не вызывало даже малейших сомнений. И это вопреки тому, что в прошлую пятницу он более чем в категорической форме запретил Галарду покидать территорию дворца, оставив в качестве исключения лишь его обязательные прогулки с Лерианом! Да только для этого строптивого мальчишки никакие законы не писаны!
   В общем-то, с трудом обуздав свою злость, за подобную выходку он просто собирался устроить младшему сыну форменный разнос, но... Коротко говоря, скандал был просто оглушительным. Невероятнейшим образом Галард в считанные минуты довел его до белого каления. Поругались они просто жутко.
   Но последней каплей стала разозлено-обиженная тирада сына: "Знаешь, папа, у меня очень часто возникает такое чувство, что у тебя детства и юности не было по определению! А родился ты сразу в возрасте лет эдак пятидесяти вот таким вот бесчувственным чурбаном с политическим уклоном!". Боги всемилостивые, ну ведь понимал же каким-то краем рассудка, что мальчишка говорит в сердцах, и все же наорал в ответ и схватился за ремень!.. А теперь вот клял себя, на чем свет стоит, что не сдержался!
   Минея пресветлая, вот, оказывается, когда он начал постигать мотивы поступков своего собственного отца! Галард каким-то невероятнейшим образом был полным образом и подобием Эрика. Абсолютно во всем. С его вечными шалостями, полнейшим пренебрежением правилами и этикетом, хроническим наплевательством на запреты родителей... О, как же он в свое время злился на отца, когда тот наказывал брата подобным образом, сколько раз давал зарок самому себе, что никогда не поступит так со своими собственными детьми!.. И вот теперь...
   Как же жалко сейчас было этого несмышленыша! Боги, какой же он еще, в сущности, ребенок! Упрямый, своенравный, дерзкий, по-детски открытый, немного наивный, со своим юношеским максимализмом...
   Эрлион устало провел рукой по лицу, словно стараясь стереть и сгладить гнетущие его мысли. Неожиданно возникло острое желание увидеть сына, и отказывать себе в этом он попросту не собирался.
   Стараясь не разбудить сладко спящую жену, он бесшумно выскользнул за дверь, тут же строго шикнув на подавшихся было вперед телохранителей:
   - Тише! Ее Величество разбудите. Оставайтесь на своих местах.
   Игнорируя их обалдевшие взгляды, король спокойным, нарочито неторопливым шагом направился к лестнице.
  

* * * * *

  
   - Боги, как же здорово летать! - довольно протянул юноша, когда они вновь опустились на подоконник его рабочей комнаты.
   Темы произошедшего в деревне они негласно решили не касаться.
   Лея ласково улыбнулась. Друг просто читал ее мысли. До чего же странно было осознавать, что кто-то настолько же быстро влюбился в полет, как и она сама со дня Обретения. Каждый взмах крыльев, каждая секунда, проведенная в небе, с восьми лет и по сей день оставалась для нее истинным счастьем, в то время как для ее подруг и родителей, все это было обыденным и практически ничего не значащим.
   Они дружно вздохнули, каждый своим мыслям.
   Внезапно за дверью раздался размеренный звук шагов, такой, словно кто-то поднимался на этаж по лестнице.
   - Сюда кто-то идет! - в глазах парня на какую-то долю мгновения сверкнула тревога, практически тотчас же сменившаяся решимостью. - Так, быстро создаем видимость, что я отсюда никуда не уходил.
   Согласно кивнув, девушка вновь шагнула в воздух, плотно закрыла окно и быстро начала плести точное подобие расплетенной несколько часов назад охранки.
   В это время Лардо уже был в спальне. Одним рывком через голову стянув с себя рубашку, он молнией метнулся к постели и быстро залез под одеяло. Скомканную рубашку сунул под подушку. Медленно выдохнув, сделал свое дыхание более размеренным и закрыл глаза.
   И вовремя, поскольку в эту минуту одно за другим начали шипеть снимаемые с двери охранные заклинания. Раздавшиеся спустя пару минут в тишине комнаты чуть слышные шаги он мог узнать и с закрытыми глазами. Отец.
   Боги, как же вовремя они вернулись! Что было бы не застань его венценосный родитель в комнате, даже представить было страшно!..
   Чуть погодя Лардо почувствовал, как отец склонился над ним, осторожно укутывая одеялом его плечи. Неожиданно ласково погладил по голове, убрал волосы со лба и присел рядом. Несколько минут сидел неподвижно, видимо, рассматривая "спящего" сына, а после тяжко вздохнул
   - Маленький мой, прости меня, пожалуйста! - в его едва слышном голосе было столько горечи и боли, что Лардо просто поверить не мог в происходящее. Это... Это как?! Разве такое возможно в принципе?.. В один миг все накопленные за последнее время обиды схлынули с сердца мутным потоком, оставив по себе только растерянность. До конца не осознавая, что делает, юноша распахнул глаза:
   - Пап, ты чего? - от нервного напряжения в горле так пересохло, что интонации действительно получились полусонные.
   Так непривычно было видеть отца в простой белой рубашке и обычных черных брюках вместо его извечных церемонных одеяний с узорным золотым шитьем. А в направленном на него взгляде... Боги, откуда столько нежности??!
   - Сыночек мой! - ласково прошептал король и спустя миг Лардо очутился в его объятьях.
   В это просто не верилось. Чтобы отец, да проявил в его отношении хоть какие-то чувства?! Да он всю свою сознательную жизнь в этих глазах ничего кроме укоризны и злости не видел, и вот сейчас...
   - Прости меня, пожалуйста! Я постараюсь впредь относиться к тебе с большим пониманием.
   Лардо затаив дыхание вслушивался в такой родные, и в то же время непривычные интонации, отзывавшиеся в его душе удивительным теплом.
   - Это ты меня прости, что постоянно провоцирую! - прошептал смущенно, встретившись с отцом взглядом, на что тот с облегчением улыбнулся.
   - Ничего, мой хороший, что было, то было. Главное, чтобы мы в будущем не совершали тех же ошибок. Ну что, мир? - как в детстве легонько щелкнул по носу.
   - Мир! - светло улыбнулся Лардо, чувствуя, как его с головой накрывает пьянящая волна счастья. И внезапно ощутил, насколько он устал.
   Видимо перемену в его настроении заметил и отец, поскольку тот шутливо взъерошил ему волосы.
   - Ладно, малыш, спи! А то завтра за предотъездными хлопотами тебе вряд ли удастся отоспаться. Спокойной ночи! - он поднялся и направился к двери.
   - Спокойной ночи! - прошептал в ответ Галард, тут же проваливаясь в крепкий сон.
  

Глава 13. В добрый путь

  
   Полупрозрачная ткань штор, равно как и густой поток лунного света, помехой для взгляда совсем не являлись, так что пристроившаяся на подоконнике Лея вполне легко могла наблюдать за происходящим в спальне друга.
   Нервная дрожь, охватившая ее, когда в покои Лардо зашел король, постепенно сменялась облегченным успокоением. Не нужно было уметь слышать сквозь стены, чтобы понять, что парень с отцом помирились. И тут она увидела, как рука Его Величества, растрепавшего юноше волосы, на миг осветилась тусклым сиреневым светом.
   Девушка с улыбкой хмыкнула. М-да, люди ли, илиры, все родители одинаковые! Сколько раз ее отец с матерью проделывали подобное, просто подсчету не подлежало. Снотворное же, не иначе! Словно в подтверждение ее мыслей, Галард уже с закрытыми глазами поуютнее завернулся в одеяло и уснул.
   А будить его сейчас она попросту не собиралась. Ему после всего пережитого за день крепкий сон был просто необходим.
   Лея и сама бы с радостью последовала его примеру, да только ей-то как раз об этом можно было только мечтать. За последние несколько часов, благодаря происшествию в деревне, у нее накопилось бесчисленное множество вопросов, и ответы на них она собиралась получить как можно скорее.
   Закрыв на мгновение глаза, девушка позволила себе расслабиться. Перед ее мысленным взором тут же раскрылась довольно символическая карта дворца, на которой пульсирующей точкой засветился изумрудный силовик отца.
   Следуя вибрирующему в сознании Зову, она стремительно облетела замок и приземлилась на широкий балкон. Тихонько постучала в матовое стекло и позвала ментально: "Папочка? Я не помешаю? Нам нужно поговорить!".
   Не прошло и нескольких секунд, как балконная дверь широко распахнулась, а на пороге на какую-то долю секунды замер отец. Спустя миг был он уже рядом и порывисто ее обнимал.
   - Минея пресветлая, наконец-то! Девочка моя... Мое сокровище!.. - шептал едва слышно, а затем неожиданно посерьезнел и отстранился. - Дочь, у тебя совесть есть?! Как не приду, твои подружки, наивно хлопая ресничками, рапортуют, что Ее Высочество де умотала невесть куда по чрезвычайно важному делу! Не поведаешь, чем это таким важным ты была занята, что не могла найти возможность уделить мне хоть десять минут своего драгоценного времени? - Как бы он не старался, сквозь нарочито строгое выражение лица, так и норовила прорваться счастливая улыбка.
   Лея негромко засмеялась. В этот момент она явственно ощутила, до какой степени по нему соскучилась.
   - Расскажу, родной, обязательно расскажу, вот только сначала ты должен посмотреть один эпизод и сказать мне, что ты об этом думаешь. Ладно?
   Вероятно, в ее взгляде проскользнуло нечто такое, что отцу даже в голову не пришло возразить. Он неожиданно посерьезнел.
   - Хорошо, мое сокровище. Показывай! Вот только давай зайдем в комнату, а то ты совсем продрогла.
  

* * * * *

  
   То, что он сейчас видел, попросту не поддавалось логическому объяснению. Пережитое дочерью довелось просмотреть не один, а целых четыре раза, но и сейчас еще разум застила ослепляющая злость. А чтобы погасить в себе желание немедленно убить мерзавцев, посмевших напугать его девочку, и вовсе пришлось приложить почти немыслимые усилия.
   Однако мало-помалу радужка его глаз перестала светиться подобно жидкому пламени, белок вновь приобрел свойственный ему белый цвет, а затянувшая руки до локтей темно-бронзовая, прочная, как сталь, чешуя сменилась привычной загорелой кожей. Лериан медленно разжал кулаки, позволяя исчезнуть коротким, отливающим золотом клинкам, и с устремившимся в потолок взглядом откинулся на спинку кресла.
   Минея всемилостивая!.. Он понятия не имел, где и когда успели познакомиться, а тем более сдружиться, Лея с Лардо, но в этот момент его занимало другое.
   Перед взглядом вновь послушно вспыхнула четкая картинка.
   В ярком свете луны абсолютно явственно было видно, насколько зол был мальчик. Постепенно его гневно сощуренные глаза заволокла серебристо-синяя пелена, а в разведенных в стороны руках материализовались клинки. Одного этого уже хватало с лихвой, чтобы усомниться в собственной вменяемости, но, вдобавок ко всему, за спиной юноши...
   Боги, всемогущие, рассказал бы кто, ни минуты не колеблясь, отправил бы рассказчика в гости к целителям. Но в ответ на его изумленный взгляд, Лея утвердительно кивнула. А, значит, сомнений быть не могло - за спиной Лардо, пока еще не совсем четко, словно у шестилетнего илира, сгустившиеся потоки воздуха образовали два полупрозрачных радужных крыла.
   Невиданная же по своей силе вспышка магии и вовсе позволяла только строить догадки. Не удивительно, что почувствовав реальную угрозу собственным жизням, пропойцы поспешили как можно скорее убраться с его пути.
   Но больше всего Лериана сейчас волновали так и не понятые Леей, но абсолютно ясные для него самого слова. Да и не мудрено, ведь на лирроэе, древнейшем всеобщем языке, говорили единицы. В свое время он потратил не один десяток лет, чтобы выучить его в совершенстве. И как оказалось не зря.
   Судя по всему, Галард не имел ни малейшего понятия, на каком языке была произнесена фраза, равно как и произошедших с ним трансформациях, но он так чувствовал.
   Идеально четкая, с соблюдением всех тонкостей фраза, срывалась с его губ звучным шипением, полным сочного бешенства. А, поскольку илирийский был одной из трансформировавшегося лирроэя, сомнения не было - Галард говорил абсолютную правду. Он считал Лею своей.
   К счастью, она этого никогда не узнает. Боги, как же жаль, что уже ничего нельзя было изменить! Договор был заключен, помолвка состоялась...
   Цепь его размышлений прервал напряженный голос Леи.
   - Пап? Сделай милость, поделись выводами!
   Минея пресветлая, да какие там выводы, догадки одни! Но вслух как можно ровнее произнес:
   - Прости, мой ангел, но я вряд ли смогу тебе помочь! - Виновато пожал плечами. - Жаль, но есть много вещей, находящихся вне моего понимания. - Увидев же ее совсем расстроенное выражение лица, мягко улыбнулся и поспешил перевести тему. - Доченька, может, ты все же расскажешь мне, с чего вдруг решила обучаться в какой-то Академии?
   От его взгляда не укрылось полыхнувшая в ее глазах тоска, но в следующий миг Лея глубоко вздохнула, вымученно улыбнулась и начала рассказ.
  

* * * * *

  
   После бессонной ночи, проведенной в большом напряжении, дел Редалу смертельно захотелось дать себе хоть небольшую возможность отдохнуть, но еще большего промедления допустить было нельзя. А потому он залпом выпил налитый в бокал коньяк и, почувствовав, как от обжигающей гортань жидкости по телу разливается приятное тепло, направился к закрывавшему стену портрету. Мало кому было известно, что за ними скрывается дверь в другую половину посольства. Вроде бы и бессмыслица, а все же при необходимости экономила уйму времени.
   Стараясь унять прерывистое дыхание, он быстро поднялся по крутой каменной лестнице, прошел несколько богато убранных комнат, опять вышел на такую же лестницу с другой стороны дома и спустился вниз. Сюда не проникали солнечные лучи. Помещение освещалось тусклым светом слюдяного фонаря.
   Посол остановился перед внушительной дверью, окованной железом и инкрустированной обсидианом, препятствующим кому бы то ни было с помощью магии узнать о существовании находящегося за нею помещения. Снял висевший на стене фонарь, повернул крюк, на котором он висел. Дверь со скрипом распахнулась, открывая взору ширящийся вглубь зал.
   Пахнуло сыростью, плесенью и затхлостью. Дел Редала передернуло. Как и всегда появилось ощущение, что он входит в могильник. Но, к сожалению, на этот раз это было действительно необходимо. Пройдя в центр комнаты, он пересек оплетенный сильнейшей магией контур.
   Прямо перед ним из темноты возникла мерцающая фигура человека в капюшоне и черной длинной одежде.
   Посол покрылся холодным потом, и застыл с раскрытым ртом, не в силах вымолвить ни слова. Он, в общем-то, ожидал, что на этот раз прибудет некто из первейших приближенных к Алоритэ, но этого...
   К нему прибыл Ольдерман дел Мец. Сам магистр дел Мец! Имя Ольдерман дел Меца было хорошо известно любому сильнарийцу. Людей сжигали на кострах и пытали в мрачных монастырских застенках Бристона по одному слову этого человека.
   - Говорите! - пристально взглянув на посла, потребовал магистр. На его красивом бледноватом лице не отразилось ровным счетом никаких эмоций, вызывая ассоциации с алебастровой маской. Да что там лицо, весь его облик целиком и полностью напоминал искусную статую!.. Однако в глубине темных глаз ярким светом полыхнули красноватые огоньки, возвращая посла к реальности. Прозвучавший же следом презрительно-насмешливый голос и вовсе мгновенно его отрезвил. - Ну же, брат Семдиан, вы будете говорить или продолжите на меня пялиться?! Вы что, вызвали меня только для того, чтобы полюбоваться?
   Торопливо опустив взгляд, посол почтительно склонился:
   - Прошу простить меня, отец Ольдерман, что своим поведением я ввел вас в искушение! Я призвал вас, чтобы сообщить крайне неблагоприятные известия, - стараясь справиться с внутренним трепетом, он на мгновение замолчал, а затем зачастил. - Все дело в том, что я узнал... на вчерашнем балу! - Внезапно накатившая волна страха заставила его рухнуть на колени. - Милорд, на милость вашу уповаю...
   - Встаньте, брат Семдиан! - дел Мец не повысил голоса, но что-то в его тоне заставило посла повиноваться.
   Дел Редал медленно поднялся на дрожащих ногах.
   В эту минуту он заметил на руках у магистра большого серого кота, которого он ласково гладил своей сухощавой рукой с длинными пальцами. И эта белая, выхоленная рука почему-то казалась графу лапой большой хищной птицы. Пальцы то сжимались, то разжимались, и у дел Редала замирало сердце каждый раз, как они касались шеи дремавшего животного.
   Как зачарованный, он не мог отвести глаз от этой руки.
   - А теперь отвечайте: что случилось такого, что вы оторвали меня от очень важных дел. Учтите, если причина недостаточно серьезна, вы в полной мере ощутите на себе недовольство Ордена. Так что советую вам подбирать четкие и точные выражения.
   Посол замешкался с ответом. Трясущейся рукой он поправил воротник, а после, нервно запинаясь, заговорил.
   - П-помнит ли отец мой о группе илиров-дипломатов, о которых я докладывал ранее?.. И о некоем Аэллинае, в частности? - Дождавшись надменного утвердительного кивка, он вновь осмелился поднять взгляд на магистра. - Т-так вот... Лериан Нейан Аэллинай - Владыка-консорт Илирии. - И тут же, не давая гневно подавшему вперед дел Мецу вставить и слова, продолжил скороговоркой. - Как я понял, это было новостью абсолютно для всех придворных. Он прибыл в страну инкогнито, для заключения союза между Ольвией и Илирией. Залогом договора является женитьба престолонаследников. О состоявшейся помолвке Вальдара Милдорна и Эланор Аэриннис было объявлено на балу... - его стремительную речь все же прервало злобное рычание:
   - Боги, какой же вы идиот! У вас просто талант создавать проблемы на ровном месте! И на кой демон, вот объясните мне, вы находитесь в Ольвии?! Для того чтобы Орден получал сведения позже всех?! В течение такого долгого времени мы тщательно разрабатывали план. И для чего?! Для того чтобы вы его вот так вот бездарно развалили??! Я не удивлюсь, если за вами уже не одну неделю следят! - Если бы взгляд магистра мог испепелять, сейчас от посла остались бы одни головешки.
   Рука Ольдерман дел Меца остановилась на шее животного, тонкие пальцы сжались. Дел Редал вздрогнул.
   - Пощадите! - с протяжным стоном вырвалось у него.
   - Молчать! - грозно прикрикнул дел Мец. Глаза его сверкнули. Он приблизился к графу еще на шаг, отшвырнул кота, кубарем слетевшего с его рук. - Вы прекрасно понимаете, что костер для вас - самая легкая смерть. Моя бы воля... Не будь вы братом Его Святейшества... А так, вы немедленно возвращаетесь!
   По щелчку его пальцев контур завертелся подобно воронке, поглощая в себе и до полусмерти напуганного посла, и самого магистра.
  

* * * * *

  
   Пробуждаться категорически не хотелось, однако легонькое, щекочущее прикосновение к запястью и кисти левой руки, вопреки протестам организма, старательно развеивало сон.
   - Солнышко мое, просыпайся! Пора вставать, - мягкий, мелодичный голос мамы прозвучал негромко, но подействовал как кувшин ключевой воды в лицо.
   Минея пресветлая!.. Так сегодня же... Остатки сна в один миг весело махали ручкой уже в нескольких лигах отсюда. Лардо резко сел в кровати и тут же поспешил прикрыть глаза рукой, щурясь от солнечных лучей, заполнивших сейчас всю комнату, и едва сдерживая зевоту. Так. Стоп. Солнечный свет??? О, боги, вот только беготни сейчас и не хватало!..
   - Мам, который час??! - в своих предположениях очень... нет, дико! хотелось ошибаться.
   - Доброго утра, милый! - ласково улыбнулась королева, сидящая рядом с ним на краешке кровати. - Ты чего всполошился? Четверть десятого всего...
   Помилуй, Минея всеблагая!..
   - Сколько?!! Да мне меньше, чем через час нужно в Канцелярии стоять! - вихрем сорвался с кровати и в один прыжок оказался в гардеробной.
   Зря заглянул в зеркало. Как оно, бедолажное, заикаться от такой картинки не начало, одним богам ведомо! Задумчиво окинул взглядом дверь в ванную. М-да, а если приводить себя в порядок обычным способом, времени уйдет уйма... Мозги со скрипом, но, к счастью, работать все же начали. Плетение заклинания Омовения и так никогда простотой не отличалось, а спросонья... Он и в обычное время не любил им пользоваться, но с утра в особенности. Брр, по телу, словно толпа не совсем адекватных муравьев пробежала! Накативший следом цепенящий холод, разом сменился приятным теплом, позволив с облечением вздохнуть.
   Спустя пять минут уже внимательнее всматривался в свое отражение. Ну, не совсем, конечно, но... По крайней мере, черная с серебром форма стихийщика сидела, как влитая. Беспокоило другое. Что-то изменилось. Что-то точно было не так, но времени на раздумья уже не было. Тем более что из сумки еще предстояло повыбрасывать целую кучу всякой ерунды, вложенной туда слугами по приказу мамы, но абсолютно бесполезной в Академии.
   Хм... Как в воду глядел! В течение следующих трех минут все ненужное быстро увеличивающейся горкой размещалось на одном из стульев, сопровождаясь едва слышными ругательствами и комментариями:
   - Так, это не нужно. Это и подавно... А это здесь на кой демон?!
   Боги, это ж надо было умудриться проспать! С каждой минутой Дух-Хранитель не просто ненавязчиво "стучался" в сознание, напоминая об улетающем времени, он едва ли не бил в набат!
   Стараясь ничего не сшибать на своем пути, Галард вновь выскочил в спальню и с заметно полегчавшей сумкой наперевес промчался в рабочую комнату. Нужно было еще взять книги, несколько набросков со своими незавершенными опытами и, самое главное, Ирлирим. От одной мысли, что мечи придется оставить дома, его просто коробило. В крайнем случае, если уж Грань наотрез откажется пропускать клинки, их всегда можно будет переместить обратно.
   К его великой радости, места в сумке для плоского футляра как раз хватило, но затолкать туда уже даже листок бумаги оказалось бы крайне проблематичным. Ну, в добрый путь!
   Изобразив на лице ангельскую невинность, вернулся в спальню.
   - Ну, все, мамочка, я побежал! - Как на грех, фраза получилась полувопросительной, но вдруг не заметит? Торопливо чмокнул в щеку, он уже собирался было выскользнуть за дверь, как позади него раздалось:
   - Стоять! Кру-гом!
   Всегда мягкая и светлая королева порой обескураживала своим умением заставлять себе беспрекословно подчиняться. А сейчас ее интонации легко бы дали фору не одному великому полководцу.
   Поэтому замер и, обернувшись, вытянулся по струнке.
   - Миледи?
   - Далеко собрался? - Укоризненный, но очень теплый взгляд позволил перевести дух и вселил надежду. - А завтрак в твои планы не входит?
   - Мам, ну я опаздываю! - Лардо уже откровенно взмолился. - В Академии поем. Правда-правда!
   - Торопыга ты мой! - она нежно обвила руками его шею, заставив склониться, и запечатлела на его лбу поцелуй. Грустно вздохнула. - Как же мне тяжело каждый раз отпускать вас так надолго! Ладно, иди уже, - чуть лукаво улыбнулась. - Только дай слово, что когда доберешься до Факультета, сразу же пришлешь вестника.
   - Обещаю! - крикнул уже на бегу, перепрыгивая через несколько ступеней.
   Он уже был в холле, когда до него донесся громкий голос с чуть смешливыми интонациями:
   - Опять по дому носишься?
   Из коридора, ведущего к Залу заседаний, выходили отец с Даром. Промедление было смерти подобно, но рушить воцарившийся ночью мир, ни малейшего желания не было. Поэтому демонстративно покаянно улыбнулся и пожал плечами.
   - Ну... Не опять, а снова...
   Через несколько секунд оба были рядом. Отец, под немного обалдевшим взглядом Вальдара, приобнял Лардо за плечи.
   - Как спалось? - А в глазах демонята так и пляшут.
   Так вот почему!..
   - Пап? Так это твоих рук дело?! - возмущению Галарда не было границ. - Ну, знаешь... Вот обижусь я на тебя!..
   - Ладно, ладно, сдаюсь! - засмеялся Милдорн-старший. - Готов искупить свою вину - переместить тебя к Вратам. Пойдет?
   Боги, как же здорово и непривычно было видеть в отце не сурового беспощадного монарха, а именно самого родного и понимающего человека! То, что еще вчера было робкой надеждой, сегодня уже было реальностью. Минея пресветлая, как же хорошо!..
   - Спрашиваешь?! Еще бы! - ликующе улыбнулся в ответ, и тут же очутился в крепких объятьях брата. Во имя Минеи, он бы хоть силы соизмерял! Его бы руками да стальные прутья гнуть! - Дар, ты совсем ошалел?! Придушишь! Или ребра сломаешь!
   - Ничего с тобой не станется! - ухмыльнулся тут же разжавший руки Вальдар, и тихонько прошептал на ухо. - Учти, сегодня же вечером я хочу услышать внятное объяснение этим переменам! И только попробуй отвертеться! Счастливого пути! - произнес уже громче.
   - До встречи, брат! - произнес так же беспечно, а затем едва слышно добавил. - От тебя отвертишься, как же! Ну что, пап, идем?
   - Идем, разумеется! - Его Величество взял младшего сына за руку. Практически синхронно они вошли в проем портала.
   - Пап, а где Мила? - несколько минут безвременья препятствием общению не являлись.
   - Мила переместилась еще около восьми утра. - Лардо не видел его лица, но чувствовал, что отец улыбается.
   - Вот вредина маленькая, не могла разбудить! - пробурчал недовольно.
   - Она пробовала, но у нее ничего не вышло. Ты уж прости, но с заклинанием я немножко переусердствовал. Просто у тебя был такой измученный вид...
   Галард негромко хмыкнул.
   - Да ладно, я все понимаю. И вообще, моя бы воля, я бы проспал как минимум до полудня...
   Отец ответить не успел, поскольку их вынесло прямехонько на площадь у городской ратуши.
   Вокруг расположенной в центре площади причудливо вырезанной из мрамора арки, уже многие тысячелетия служившей гигантским порталом во все учебные заведения страны, толпилось довольно много детей и молодежи.
   Каждую минуту группы, состоявшие из десяти-пятнадцати человек, исчезали в покрывавшемся рябью проеме Врат.
   Странно, но появление короля на площади не произвело ровным счетом никакой бурной реакции. Лардо удивленно обернулся и только сейчас понял причину. Позади него, лукаво сверкая знакомыми серебристо-синими глазами, стоял молодой черноволосый мужчина.
   Вот это новость!.. Видимо, отец наложил на себя иллюзию еще в портале.
   Галард смешливо фыркнул.
   - Вот уж не думал, что ты на такое решишься!
   Мужчина демонстративно грозно нахмурился.
   - Юноша, вы забываетесь! - А потом засмеялся. - Рад, что смог тебя удивить. Иди сюда, чудо ты мое! - ласково обнял и прошептал чуть слышно. - В Академии не дури, ладно? И на неприятности не нарывайся. Знаешь же, что возможности помочь у меня практически не будет.
   - Ну-у, - в глазах юноши заискрилось веселье, - ничего обещать не могу... - В ответ на укоризненный прищур он широко улыбнулся и уже серьезнее добавил. - Я постараюсь, пап, честно!
   - Верю, родной, верю! - На какое-то мгновение в глазах короля замерцала грусть. - Ладно, беги. До скорой встречи, сынок!
   - До скорой... - только и успел произнести Галард, как его уже подхватила очередная группа учащихся.
   На ходу активировав ученический браслет, он вместе с другими учениками вошел во Врата.
  

Глава 14. Добро пожаловать домой!

  
   Вопреки заданным координатам, перегруженный портал открылся посреди парка, и Лардо практически вытолкнуло на змеящуюся среди оплетенных глицинией кустов каменную дорожку.
   Ну, по крайней мере, хоть в свой Сектор попал! Как-то его не грела мысль в эту минуту оказаться в соседнем. В секторе Воды, в частности.
   К счастью, до студенческого городка было совсем недалеко, и довольно скоро дорожка вывела его на кленовую аллею, оканчивающуюся как раз у цели.
   Почти бегом Лардо пронесся по дорожке и через маленькую калитку прошел к своему домику, практически затерявшему в саду.
   Да и, собственно, в отличие от степенных аллей окружавшего парка, весь студенческий городок Факультета Стихий представлял собой удивительный сад - он производил впечатление цветущих, благоухающих диких зарослей. Но это впечатление было обманчиво, потому что все в этом саду было тщательно продумано и посажено не одним поколением студентов - каждый цветок, каждый куст, каждое дерево. Усилий было вложено немеряно, но зато теперь не было места роднее. Можно было порезвиться среди буйных цветов роз и огромных кустов рододендрона, посидеть в тени фруктовых деревьев или помечтать под меланхолично свисающими ветвями плакучих ив.
   Лардо ласково провел по почти раскрывшимся бутонам - белые розы должны были зацвести совсем скоро, а вместе с ними появятся розовые и фиолетовые цветы фуксий.
   - Добро пожаловать домой! - прошептал едва слышно и быстрым шагом направился к оплетенному диким плющом домику.
   Охранка на двери уже стояла новая, а это значило, что Фин с Ником Вэйхолом уже были где-то на территории.
   Ну, собственно, что и требовалось доказать! - вещи Ника уже были аккуратно разложены, сумка Фина просто валялась в кресле, а на диване в гостиной разлегся Улисс - огромный полосатый кот, шесть лет назад подобранный мальчишками во время одной из вылазок в город.
   Пристроив свою сумку рядом с сумкой Фина и потрепав кота по пушистой шерстке, Лардо поспешил в Администрацию.
   Родимое "болотце" как всегда встретило веселым гомоном, всем своим видом напоминая разворошенный неосмотрительным пчеловодом улей. Да и не мудрено, ведь как бы ни краткосрочны были каникулы, но этого времени вполне хватало, чтобы дико соскучиться друг по другу. Там и тут слышались звонкие приветствия, шумная болтовня, громкий смех.
   В отличие от всего остального пространства административного корпуса, этаж Канцелярии было удивительно тихим. Приятная прохлада пустынных сводчатых коридоров резко контрастировала с царившим на улице раскаленным зноем.
   Когда Лардо подошел к кабинету профессора Соэлна, то обнаружил рядом с ним всего лишь около полутора десятков других студентов - у окна с комфортом обосновалась группа боевых магов, стулья у стены заняли две девушки с Факультета Природы, стену же у двери подпирали трое целителей и один... стихийщик. Уже узревший приближающегося Лардо и весело машущий рукой.
   - Лардо?! Привет, дружище! - мгновение спустя Герман Данлорн был рядом и со всем свойственным ему энтузиазмом пожал протянутую руку. - Вот уж никогда не поверю, что ты - и вдруг опоздал!
   Галард лукаво ухмыльнулся:
   - Привет, Гер! А ты, я так погляжу, как всегда в своем репертуаре!
   Еще с младших курсов Данлорн славился на весь Факультет своей поразительной способностью опаздывать всегда и всюду, причем абсолютно не предумышленно.
   - Да мы с друзьями вчера погудели так славно... - на лице Германа вдруг появилось такое мечтательное выражение, что в исходе посиделок не приходилось даже сомневаться - "гудение", скорее всего, едва ли закончилось под утро.
   В это время из кабинета стремительно вышла девочка в форме Факультета Дипломатии, а из-за двери разнеслось раскатистое:
   - Следующий!
   - Ой, ладно, вечером все расскажу! - однокурсник словно очнулся ото сна и быстро скользнул за дверь.
   Вышел спустя две минуты какой-то удивленно-задумчивый и, сосредоточенно изучая объемную стопку листов в руках, ушел прочь по коридору.
   Приставать с расспросами Лардо не стал. Занятно... Что это его так обескуражило?
   Как назло время тянулось удивительно медленно, но стрелки висящих над дверью часов неумолимо приближались к цифре десять. Лардо устало вздохнул и отвел взгляд от ненавистной двери. Оставалось только ждать. Будет просто прекрасно, если он зарегистрироваться попросту не успеет! Интересно, а как скоро в Академию прибудет Лея...
   - Эй, спящий красавиц, очнись! Между прочим, твоя очередь! - чей-то полный сарказма голос довольно бесцеремонно прервал его раздумья. Не нужно было оборачиваться, чтобы знать, кто находился за спиной. Коллективное ржание только подтвердило догадку. Лагнар со товарищи.
   С трудом сдерживаясь, чтобы не послать себе за спину целую россыпь огненных шаров, Галард уверенно направился к двери.
   Несмотря на льющийся за окнами солнечный свет, кабинет был погружен в почти осязаемую полутьму. Над широким дубовым столом, занимающим полкомнаты, прямо в воздухе вились золотистые магические огоньки. Справа располагались ровные ряды полок с необъятными кипами документации. Слева всю стену заполнял собой громадный резной шкаф.
   Но все внимание тут же приковывал к себе восседающий за столом человек.
   Профессор Альберт Соэлн был довольно бодрым сухопарым стариком около трехсотвосьмидесяти лет, некогда преподававшим студентам основы экономики, но последние лет пятнадцать исполнявший обязанности главы Канцелярии. И надо отметить, что никогда прежде в ней не было такого порядка.
   - Приветствую, милорд! - почтительно склонился.
   Из-под кустистых бровей на Лардо уставились по-юношески яркие голубые глаза.
   - Извольте представиться! - гулкий голос, казалось, заполнил всю комнатку.
   Парень с трудом сдержал ухмылку. Каждый раз все происходило по одной и той же схеме. Весь парадокс заключался в том, что профессор прекрасно помнил все двенадцать с половиной тысяч студентов, включая личные данные каждого, но с неиссякаемым упорством после каждого окончания каникул требовал их называть себя лично.
   - Галард Милдорн, Факультет Стихий, старший курс, группа эпсилон. - К счастью, голос прозвучал ровно и спокойно.
   - Вы уверены? - впечатление от строго-ворчливых интонаций портил искрящийся во взгляде смех.
   - В чем? - стараясь не фыркнуть, поддержал ритуал юноша.
   - В правильности указанных данных.
   - Абсолютно.
   В огромную по своему объему книжицу каллиграфическим почерком была внесена еще одна строчка. Затем посланный рукой профессора крошечный лазурный шарик заклинания быстро впитался в ученический браслет Лардо, таким образом, свидетельствуя о продолжении обучения.
   - Прелестно, прелестно... - казалось, что именно этого момента старик ждал последнюю пару сотен лет. - Вот ваше расписание, перечень учебной литературы... и, разумеется, расписание экзаменов. Да, кстати, по распоряжению ректора через два часа всем старшим курсам надлежит прибыть на площадь у южного края Грани. Успешного обучения и... - Соэлн неожиданно весело подмигнул, - удачи вам, молодой человек!
   - И вам удачи, профессор! - с искренне теплой улыбкой Лардо, взял у него из рук аккуратно сложенные листы и на миг склонился в вежливом полупоклоне.
   Стоило ему переступить порог, как позади него раздалось:
   - Господа, регистрация окончена. Все, кто не успел, получат необходимую документацию непосредственно в кабинете ректора. Всем приятного дня!
   Послышалось звучное щелканье запечатывающихся замков двери.
   Оторвав взгляд от изучаемого расписания занятий, Лардо увидел, что рядом с кабинетом остались всего человек восемь, но самое главное... Поистине проспать стоило только ради того, чтобы увидеть злобно скривившееся лицо Лагнара!
   Сохраняя непроницаемо невозмутимое выражение лица, Галард прошел мимо разъяренных боевых магов и направился к лестнице.
  

* * * * *

  
   К тому времени, когда престолонаследнице с подругами пора было перемещаться в Академию, площадь у ратуши была полным полна народа. Еще бы, людское любопытство было накалено до предела, ведь доселе никто лица невесты наследника так и не видел.
   Когда неподалеку остановились четыре украшенные символикой двух стран кареты, толпа заволновалась. В воздухе сгустилось напряженное ожидание.
   Первыми из карет вышли августейшие пары и Великий князь, который спустя мгновение галантно подхватил затянутую в белоснежную перчатку точеную руку хрупкой девушки в традиционно алом илирийском плаще.
   Каково же было разочарование людей, когда они поняли, что лицо Великой княгини как и ранее скрывает капюшон! Когда же следом за ней на площадь выбрались шесть точно так же одетых илиры, недовольство достигло предела.
   В воздухе на миг взметнулся воздушный поток, видимо, созданный одним из присутствующих на площади стихийщиков, но затрепетавшая было ткань плащей лиц так и не открыла.
   - Представить масштаб трагедии сплетников! - прошептала Лея крепко взявшему ее за руку Дару. - Не зря мы с девчонками потратили пол утра на это заклинание!
   - Ангел мой, - ухмыльнулся Вальдар, - то, что ты у меня талантливая, я уже прекрасно понял! Чувствую, остальным любопытствующим в Академии ты доставишь немало приятных минут.
   - Откуда сомнение в голосе? - хмыкнула Лея. - Разумеется, доставлю! - Она вдруг неожиданно посерьезнела. - Дар, пожелай мне удачи! Она лишней не будет.
   - Удачи, друг мой! - очень тепло и грустно улыбнулся вдруг он. Достал из кармана плоскую коробочку. В ответ на ее вопросительный взгляд пояснил. - Это ученический браслет. Твоим фрейлинам их передали еще утром, а твой я решил отдать тебе лично.
   На темно-синем бархате лежал широкий серебряный браслет, инкрустированный небольшим причудливо ограненным рубином.
   - Может быть, ты... - у Леи от волнения в горле словно встал комок.
   - Хорошо.
   Он осторожно надел ей на левую руку браслет. Небольшой замочек закрылся со звучным щелчком и тут же бесследно растаял, образовав непрерывное кольцо. Лея недоверчиво провела пальцем по месту соединения.
   - Теперь ты сможешь его снять только после Последнего Распределения - через полгода, - в глазах Дара светилось удивительное понимание.
   - Ладно... Привыкну... Как-нибудь, - попробовала было улыбнуться она, но позади громко прозвучал голос короля:
   - Пора.
   Дар неспешно поднес ее руку к своим губам, обворожительно улыбнулся и тихонько прошептал:
   - Все будет хорошо! Я уверен. В случае чего, Лардо тебе обязательно поможет. До встречи!
   - До встречи, Дар!
   Лея обернулась к родителям, по очереди их обняла.
   - Мам, пап, не переживайте! Полгода пролетят незаметно. К тому же расстояние не такое уж и далекое, - она лукаво покосилась на отца. "Как-никак действие заклинания в любой момент можно было восстановить!" - послала ментальное. Родители дружно улыбнулись.
   - Счастливого пути, милая! - Ей показалось, или в глазах матери действительно сверкнули слезы? К сожалению, времени на раздумья уже не было.
   - До встречи! Мессир!.. Миледи! - она присела в грациозном реверансе перед королем и королевой, и направилась к подругам.
   Впереди ждали перемены.
  

* * * * *

  
   Как и было приказано ректором, в положенное время у Грани собрались старшие курсы, но отчего-то только группы эпсилон.
   Финлея Лардо нашел практически в первом ряду рядом с отцом. Фин заметил его первым и тут же бросился обниматься.
   - Лардо! Наконец-то! Как же я по тебе соскучился! - подтверждением его слов служило абсолютно счастливое выражение лица и ликующая улыбка. Со дня их последнего общения прошло всего три дня, но казалось, что прошел как минимум месяц. - Что нового?
   - Привет, дружище! Я тоже жутко соскучился! - Шепнул негромко. - Новостей много, но все расскажу вечером.
   Лавируя сквозь толпу, они направились к наставнику. Увидев Лардо, Орвиол Хаддон приветливо улыбнулся и пошутил:
   - Что-то ты сегодня запаздываешь - не по ком часы сверять.
   Галард беспечно пожал плечами.
   - Да ладно вам, Учитель! Из всех правил бывают исключения. - И добавил негромко. - Рад видеть вас с добром здравии!
   - Я тебя тоже! Хорошо, что каникулы у вас короткие, я без своего Факультета долго выдержать не могу. Ладно, мне пора присоединиться к остальным преподавателям. - Он повысил голос. - Факультет Стихий! Сделайте одолжение, в мое отсутствие ведите себя цивилизованно! Без дикого смеха и неконтролируемых всплесков магии!
   - Как скажете, милорд! - дружно и невероятно злокозненно ухмыльнулась добрая половина группы, даже сомнения не оставляя, что вероятность того, что они прислушаются к совету наставника, чрезвычайно мала.
   Когда на площади воцарилась относительная тишина, ректор начал приветственную речь. Слушали его, собственно, как и всегда - в пол-уха, но когда он сообщил, что сегодня группы ожидает пополнение в виде семи илир, одна из которых является невестой наследника Ольвии, тишина стала звенящей.
   В то время, когда потрясенные студенты обменивались изумленными взглядами, ректор обратился к Грани, которая практически тут же засветилась приветственным золотистым светом.
   Спустя минуту, сквозь нее прошла первая - хорошенькая желтоглазая девушка с распущенными темно-медными кудрями.
   Грань окрасилась в зеленовато-синий цвет.
   - Вирэлин Аруннел. Факультет Целительства.
   Девушки следовали одна за другой.
   Уже три из семи были распределены в Факультет Целительства и только одна во Второй Природный. Наделала шума ослепительная Ниррия Аннлирей, распределенная на Факультет Дипломатии, но когда следующая за ней Ленайра Аэнндор также была распределена на тот же факультет, перешептывания поутихли.
   Оставалась только одна.
   Лардо нервно закусил губу. Вспомнилась прошлая ночь. Как не жаль было ему, но, скорее всего, Лея тоже попадет на Факультет Целительства.
   Но в следующий момент старшекурсники удивленно застыли. Грань полыхала зеленовато-синим и черно-серебристым.
   Впервые в истории Академии Грань давала кому-то выбор.
   Секунда за секундой тянулось время, и полминуты спустя Грань приобрела глубокий черный цвет с серебряными искрами. На площадь вышла тоненькая белокурая девушка в ярко-алом шелковом платье.
   - Лерелея Аэллинай. Факультет Стихий.
   На ее симпатичном лице засветилась очаровательная, немного растерянная улыбка, а взгляд скользнул по ровным рядам. Заметив Лардо, она грациозно, но быстро, направилась к нему.
   Спустя пару мгновений Лардо сжал ее в объятьях.
   - Привет, родной! Соскучился? - ухо защекотал жаркий шепот.
   - Невероятно! - улыбнулся в ответ, краем глаза замечая изумленные взгляды сокурсников. Но сейчас ему было абсолютно все равно. Она была рядом. Она была с ним. И остальное было неважно.
  

* * * * *

  
   Лишь через минут сорок им удалось остаться наедине. Бумажная тягомотина, приветствия новых сокурсников, краткие объяснения в ответ на бесчисленные расспросы...
   К счастью, и наставник, и Финлей только понимающе хмыкнули и до поры до времени терзать вопросами не стали. Так что, сославшись на то, что он сам проводит Лею к студенческому городку, Лардо быстро увел ее прочь.
   Парк встретил их тишиной. Синие тени деревьев придавали игре красок, рассыпанных по земле, необыкновенное разнообразие - все пространство под деревьями утопало в непроходимой чаще цветов, на которых бриллиантами сверкали крупные капли росы.
   По пути к территории Факультета Лардо шутливо рассказывал Лее о царивших в Академии порядках.
   Внезапно одна из аллей вывела их к начинающемуся березняку, видимому только у края дороги, а чуть далее словно подернутому белесой дымкой.
   Тонкое полотно подрагивающего марева, словно матовое стекло, скрывало от взгляда находящееся за ним, способствуя разгорающемуся в Лее любопытству.
   - А что там? - она рукой оказала на своеобразную границу.
   Лардо, уже успевший обогнать ее на несколько шагов, обернулся.
   - За дымкой? Сектор Воды. Только сейчас туда... лучше не ходить, - только и успел сказать он, да только Лея уже не слышала, решительно шагнув сквозь барьер. Ему ничего не оставалось, как последовать за ней.
   Резкий порыв холоднющего ветра швырнул в лицо пригоршню пушистых снежинок, заставив торопливо зажмуриться. М-да, все-таки февраль - это вам не лето! Да только куда же могла подеваться Лея? Заметив в снежном покрове следы шагов, он направился по ним.
   Илира обнаружилась совсем скоро. Она стояла посреди заметенной снегом полянки, напоминая собой иллюстрацию к детской книжке. Ей-богу, самый настоящий Дух Леса! Стройная фигурка в легком шелковом платье ярким экзотическим цветком полыхала среди царившей вокруг ослепительной белизны. На развеваемые ветром светлые локоны плавно опускались снежные хлопья.
   - Минея пресветлая!.. Лардо, до чего же здорово! - в обращенном на юношу взгляде светился самый настоящий восторг, а на побелевших от холода губах играла удивленная улыбка. - Рассказал бы кто, ни за что бы не поверила!
   Галард с трудом удержался, чтобы не возвести глаза к небу. Зима, снег, мороз, а у нее пытливость проснулась! Как маленькая! Быстрым шагом направился к ней.
   - Лея, сейчас не место и не время... Давай вернемся в свой сектор?
   Да только не тут-то было! В один миг она оказалась в противоположной от него стороне поляны. В зеленых глазах заплясали озорные огоньки. Парень едва успел увернуться от полетевшего в него тугого снежка.
   - Друг мой, не будь букой! Тебе не идет! - звонко засмеялась она и бросилась прочь.
   - Совсем ошалела??! - только и успел охнуть он, как из-за дерева в него уже несся второй. - Ну все, сама напросилась! - Казалось, рука сама зачерпнула добрую пригоршню снега. Демонстративно мстительно сощурившись, Лардо бросился за ней.
   Следующие минут пятнадцать заняла активная беготня по парку с прицельным обстрелом снежками. Нагнать подругу Лардо удалось только около студенческого городка Первого Факультета Природы, да и то только потому, что ее внимание привлекли расцветающие прямо из снега пышные кусты пурпурных роз.
   В один миг он оказался рядом с ней. Боги пресветлые, продрогла же вся! Недолго думая, стянул с себя форменную куртку, укутал в нее девушку и подхватил на руки.
   - С ума сошла?! Очень хочется заболеть?! - До чего же сложно было возмущаться, когда ее руки ласково обняли его за шею, а сияющие глаза, казалось, прожигали душу насквозь. С трудом заставив себя отвести взгляд, он успел заметить, что пылающий на щеках румянец удивительно ей шел.
   В одно из окон домика, возле которого они стояли, высунулись заинтересованные лица трех девчонок-младшекурсниц, но его выразительно сверкнувшего взгляда хватило, чтобы они тут же задернули шторы.
   - Ничего со мной не случится! - Явно почувствовав его замешательство, засмеялась Лея. - Чтобы заболеть, илирам нужно приложить о-о-очень много усилий, а банальное переохлаждение к их числу не относится.
   - Спасибо за познавательную информацию, - насмешливо прищурился парень и стремительно направился к нанесенной на один из домиков живой карте, - только вот я, к сожалению, такими способностями не обладаю, так что будет лучше, если мы сейчас же попадем к себе.
   Сосредоточившись, он скоординировал направление перемещению. Через пару мгновений они уже стояли у самой кромки парка в секторе Воздуха. В нескольких шагах начинался студенческий городок родного Факультета.
  

Глава 15. Осознание

  
   Несмотря на то, что они жутко замерзли, настроение было более чем на высоте.
   - На землю меня поставить не хочешь? - Лея ласково отвела со лба Лардо все еще облепленные снегом волосы и медленно провела пальчиком по его носу, в ответ на что тот смешливо поморщился.
   - Не имею ни малейшего желания! - в голосе зазвучало веселье пополам с удивительной серьезностью. Выпускать ее из своих рук абсолютно не хотелось.
   - Лардо, сейчас же поставь меня на землю! - девушка деланно негодующе нахмурилась. Вот ведь нахал! Хотя ей ли возмущаться по поводу попранных приличий и этикета? Да и какие, к демонам, могут быть условности, когда сейчас она готова была отдать все на свете, только лишь бы эти минуты тянулись вечно!
   - И не подумаю! - В его ярких глазах куражились проказливые огоньки. Как же, так легко он свои позиции не сдаст!
   - А придется! - Окончательно отбросив абсолютно бессмысленные сейчас раздумья, поддержала балансирующую на грани игру.
   - Да ну?! - Лардо иронично изогнул бровь. - Ну и как ты собираешься меня заставить?!
   Лея хитро улыбнулась. Провоцируешь, милый? Тогда не удивляйся последствиям! Легкий налет благоразумия одним махом смела закипевшая внутри гремучая смесь противоречивейших желаний.
   - Есть прекрасный способ...
   Внезапно легкие, словно крылья бабочки, пальчики едва ощутимо скользнули по его щеке, провели по шее, защекотав ключицу... Теплые губы коснулись виска, осторожно прокладывая дорожку из практически невесомых поцелуев. Поколебавшись буквально мгновение, Лея очень нежно поцеловала его в губы. А после шутливо и в то же время мечтательно улыбнулась и чуть слышно шепнула на ухо:
   - Ну что, князь, как вам способ? Теперь вы поставите меня на землю? - Боги всемилостивые, что же это с ней такое??! Слова кардинально противоречили желаниям. Все придворные и школьные невинные интрижки никогда не вызывали в ней такой феерии чувств! "Любимый!.." - скользнуло вдруг в сознании удивительно ясно, заставив сердце на миг замереть, чтобы продолжить биться в безумном ритме. Всю ее внезапно окатило леденящим холодом. Минея пресветлая, быть не может!!! Или все-таки может?..
   - Как пожелаете, мой ангел! - Тем временем разве что не мурлычущий Галард довольно улыбнулся и осторожно поставил ее на тропинку, впрочем, так и не разжав объятий.
   - Милдорн, привет! Как каникулы прошли?
   Из-за пышных кустов сирени, скрывающих от досужих глаз очередной внутренний дворик, выглядывали четверо довольно насмешливо ухмыляющихся парней. Не заметить же какими заинтересовано-плотоядными взглядами они окинули Лею, было попросту невозможно. Лардо недовольно нахмурился, но затем все же сумел выдавить из себя улыбку.
   - Привет, ребята! Каникулы прошли прекрасно, благодарю за заботу! Увидимся позже, - выразительно отчеканил и, решительно приобняв подругу за плечи, быстро повел ее прочь.
   Чувствуя настроение юноши, Лея несколько минут хранила молчание, а после постаралась его отвлечь.
   - Лардо, может, расскажешь мне, что за чудеса у вас с погодой творятся? Занятно все-таки: рядом с административным корпусом лето, в этом вашем секторе Воды зима, а здесь, как я понимаю весна...
   - Да объясню, конечно! - парень немного рассеянно потер переносицу, а после начал повествовать. - В общем, все случилось много тысячелетий тому, в первые годы становления Академии. В те времена она еще не имела статуса независимой и полностью подчинялась власти правителя страны. Правителем в ту пору был некий Кундин Альтор, который был одним из самых выдающихся магов в истории, прославившихся своими достижениями в области науки. Так что требования к будущим студентам Академии он предъявлял в соответствии со своим разумением. Говорят, обучения тогда удостаивались только лучшие из лучших, и за процессом отбора был довольно пристальный контроль. Это сейчас отбор проводит беспристрастная во всех отношениях Грань, а тогда отбор производился администрацией. Так вот, в один прекрасный день при очередном наборе студентов, а набирали на обучение тогда с пятнадцати лет, по каким-то необъяснимым причинам отсеяли одного из довольно толковых магов... Уж не знаю, может он кому из профессоров не приглянулся, а может просто на экзамене растерялся... Словом, расстроился мальчишка жутко, а затем потребовал пересмотра. Ему как на грех отказали и, видимо, в довольно грубой форме, поскольку в ярости он пообещал, что на весь остров наложит особое заклинание, которое никто кроме него снять не сможет. Посмеялись профессора над якобы самонадеянным парнем, да только в тот же день в полночь часы на администрации пробили не двенадцать, а тринадцать раз, следом за тем весь остров погрузился в полнейший мрак. Когда темнота рассеялась, оказалось, что вся территория разделена на четыре равных сектора, в каждом из которых царит своя пора года, а по контуру все земли охватывает Грань. Представь себе ужас ректора Академии, когда уснув летом, он проснулся в заметенном снегом домике, а потом еще не смог свободно покинуть пределы Академии, поскольку Грань отказалась его пропускать! И как не старались после этого разрушить воцарившиеся изменения известнейшие маги страны, да все не удавалось. А юного мага тогда так и не нашли. В народе даже пошел слух, что, не один ли из богов принял человеческую ипостась, чтобы усмирить гордость смертных. Не знаю, сказка ли это, или может реальность... Нам этого уже не узнать! Ну, на том, в общем-то, издевательство над природой заканчивалось и в дальнейшем все шло своим чередом, корректируясь уже только магией погодников. Так что теперь мы круглый год, кроме того, что с тяжеленными сумками с учебниками и конспектами носимся, так еще и с теплыми форменными куртками таскаться приходится! Тем более что учебные корпуса по всем секторам разбросаны. Вот и носимся целый день из лета в зиму, из зимы в осень... Весело, одним словом!
   - Действительно весело! Это получается, что в секторе Воды сейчас... январь?
   - Нет, февраль. В секторе Воздуха, это здесь, сейчас май, в секторе Земли - ноябрь, а в секторе Огня ...
   - Август, я поняла! - Лея задумчиво улыбнулась, стараясь разобраться в полученных сведениях.
   Вдоль импровизированной улочки, по которой они шли, располагались аккуратные домики веселых оттенков, оплетенные либо плющом, либо вьющимися розами.
   - Минея пресветлая, на кого вы похожи?! Галард! Потрудись немедленно объяснить, где тебя носило и как ты умудрился в первые же часы пребывания в Академии обрести такой... расчудесный вид!
   Парень с девушкой стремительно обернулись. На пороге одного из домиков, уперев руки в боки и укоризненно качая головой, стояла статная миловидная женщина в светло-зеленом платье.
   Несмотря на то, что замечание было более чем справедливым - все-таки все еще мокрые от растаявшего снега волосы и одежда смотрелись более чем живописно, остановившийся напротив домика Лардо в ответ только беспечно хмыкнул.
   - Да ладно вам, леди Кейлин! Ну, подурачились немножко...
   - Вот только не говори мне, что вы только что были в секторе Воды! - женщина нарочито недовольно сложила руки на груди, но ее губы уже подрагивали в ласковой улыбке.
   - Хорошо, не скажу! - на лице парня появилось ангельски невинное выражение.
   - Ох, и шкода! - Она многообещающе сощурилась, на что Лардо только безмятежно улыбнулся. - И ладно бы сам, но ведь и девушку на авантюру подбил!.. - Уразумев всю тщетность попытки отчитать непослушного мальчишку, леди Кейлин с улыбкой вздохнула и склонила голову, приветствуя Лею. - Доброго вам дня, айне! - она безошибочно распознала в девушке илиру. Все-таки светлые волосы в Ольвии уже многие века были редкостью. - Галард, представишь нас?
   Юноша немедленно обернулся и осторожно взял немного смущенную подругу за руку.
   - Леди Кейлин, позвольте познакомить вас с леди Лерелеей Аэллинай. С сегодняшнего дня она будет учиться в нашей с Фином группе. Лея, это леди Кейлин Хаддон, она наставница нашего Факультета.
   Илира обворожительно улыбнулась.
   - Искренне рада знакомству, леди Кейлин!
   - Взаимно, дорогая! То, что Факультет пополнился еще одной очаровательной ученицей, просто замечательно. Очень надеюсь, что тебе у нас понравится! - Улыбка наставницы была настолько теплой и мягкой, а сама она светилась таким радушием и материнской заботой, что в ее словах не приходилось сомневаться. - Только вот что, мои дорогие, лучше вам немедленно пройти в дом. Не дайте боги, простудитесь!
   Противиться ее предложению они не стали. Подошедшего к ней первым парня леди Кейлин ласково погладила по голове и легонько поцеловала в лоб.
   - Тебя очень не хватало, непоседа! - прошептала едва слышно.
   Парень обескураживающе и очень тепло улыбнулся.
   - А как мне вас не хватало!..
   Внутри домик празднично сиял удивительно светлыми оттенками, что гармонично подчеркивали стоящие в вазах пышные букеты цветов. Лея с Лардо остановились на пороге, в то время как наставница запирала дверь.
   - Надо же, какие люди! - Неожиданно саркастично зазвучал справа от них звонкий девичий голос - на ступенях лестницы, ведущей на второй этаж сидели Эмилирис Милдорн, Финлей и Оливия Хаддон. Собственно, Оле и принадлежала последняя фраза. - Князь, каких богов нам следует благодарить за ваше посещение?
   - Оля, не язви! - тут же одернула дочь Кейлин. - Пока я заварю чай, сделай милость, помоги нашей гостье!
   А навстречу Лее уже неслась Мила.
   - Ой, как здорово! Ты здесь откуда??! - девочка порывисто обняла илиру и тут же отпрянула. - Минея пресветлая!.. - Она с головы до ног окинула взглядом ее и брата. Растерянно захлопала ресницами - Вы чего такие мокрые? На улице же вроде дождя нет...
   - Зато в студгородке природников есть снег! - Лардо весело подмигнул сестре. - Солнце, давай без вопросов!
   - Ладно, как скажешь! Вот только лучше вам сейчас же переодеться. - Она обернулась к подруге. - Оль, а можно...
   - Не вопрос! - добродушно хмыкнула, силящаяся не смотреть на Лардо Оливия. - Леди, идемте-ка со мной!
   Девушки быстро и легко поднялись вверх по лестнице, ведущей к спальням, а Лардо прошел с Фином в боковую комнату.
  

* * * * *

  
   - Вот и свиделись!
   Короткие крепкие объятья сказали больше, чем могли бы сказать слова. Душевное равновесие вернулось. Наконец-то вместе. Боги, до чего же хорошо!
   Тускло освещенная, из-за закрывающей окно густой листвы, подсобная комната неожиданно подарила ощущение такого долгожданного покоя. Здесь не было лишних глаз. Не перед кем было притворяться и скрывать свои эмоции. Потому что Фин уже давно был с ним одним целым. Не просто друг. Гораздо больше. Лучший. Всепонимающий и всепрощающий. Друг, рядом с которым даже молчание никогда не бывает неловким или неуместным. Уже давно они были друг для друга братьями. И пусть в их венах текла разная кровь, их мысли и души были едины.
   Первым затянувшуюся паузу нарушил Финлей.
   - Кто она? - взгляд его темно-серых глаз был удивительно серьезным.
   Вопрос был ожидаем. И рано или поздно он все равно бы прозвучал. Пытаясь не показать свою растерянность, Лардо усмехнулся и пошутил:
   - Илира. Неужели не заметил?
   - Не уходи от ответа. Ни на одну из своих бывших подружек ты никогда так не глядел. Это, возможно, незаметно для окружающих, но не для меня. Так что спрашиваю еще раз: кто она для тебя?
   - Самому бы понять... - Галард упорно пытался сосредоточиться на рассматривании тонкой узорной росписи на стенах, но потом все же попробовал озвучить то, что чувствовал. Впервые даже для самого себя. - Знаю лишь, что она забрала мой покой, мои мысли... - неожиданно для себя самого Лардо перешел на илирийский. - Да и сердце, скорее всего, в придачу.
   Смешавшийся от такого признания Финлей подошел к шкафу в дальнем конце комнаты и начал планомерно исследовать его содержимое, сопровождая свои действия отрывистыми комментариями, неумело скрывающими изумление и смущение:
   - Так, где-то здесь должна быть моя запасная форма... Не знаю, придется ли тебе в пору... Все-таки ты здорово вымахал... Вот! Нашел! - он протянул другу безупречно выглаженные рубашку, брюки и куртку. В ответ на лукаво прищуренный взгляд уже более успокоено ухмыльнулся и повел плечом. - А что, собственно, тебя удивляет? Мама есть мама!
   Когда Лардо принял из рук друга аккуратно сложенную форму, ему на какой-то миг показалось, что от нее повеяло теплом и лаской. Он чуть заметно улыбнулся и направился за ширму.
   Прав Фин: как хорошо, что в этой жизни есть место нерушимости и неизменности! А Кейлин всегда была такой - заботливой, внимательной, безмерно любящей... В течение уже многих лет он воспринимал семью Финлея как свою вторую семью. Да и Кейлин с Орвиолом давным-давно относились к нему как к своему ребенку.
   В памяти неожиданно отчетливо возник очень давний случай. Им с Фином тогда едва исполнилось по одиннадцать. В тот год, впрочем, как и многие последующие, зимние каникулы он проводил в Абилине, родовом замке Дома Хаддон.
   Начало декабря выдалось удивительно суровым - даже, несмотря на усилия местной гильдии погодников, снегопады практически не прекращались, сопровождаясь невиданными для Ольвии морозами. Все окрестные поля, леса, дороги были занесены высокими, практически непроходимыми сугробами.
   Так вышло, что сбившись с пути, в замок забрел усталый путник. Веселый благообразный старик, оказавшийся одним из смотрителей городской библиотеки в Биелнаре, немного отдохнув и набравшись сил, в считанные минуты завоевал внимание большинства замковой малышни своими затейливыми сказками и историями. Особенно поразила их тогда повесть о снежном волке, Духе Зимы, показывавшемся лишь тем, чьи сердца и души были чисты, а намерения искренни.
   То ли мягкий, неторопливый голос рассказчика, то ли сама обстановка, как то полутемная гостевая комната, освещаемая лишь ярко полыхающими в камине дровами, но они тут же загорелись идеей воочию увидеть невиданного зверя. Незаметно для остальных выбравшись из комнаты, они тайком пробрались за замковые стены и с великим трудом направились к лесу.
   Довольно скоро затея перестала казаться такой заманчивой. Сколько они проплутали среди деревьев - неведомо. От той вылазки осталось лишь явственные ощущения отчаянья, безысходности и безграничной радости, когда с помощью своего чувства стихий он смог вывести друга на опушку леса. Там их и нашли посеревший от тревоги и ужаса Орвиол и сопровождающие его воины. Ошалевший от треволнений герцог, казалось, сам не мог понять, чего ему хочется больше - хорошенько наказать обоих или обнять и расцеловать. В итоге, пока отряд добирался до замка, оба, умаявшись, крепко уснули в его руках, убаюканные ласковым шепотом.
   Прогулка в лютый мороз не прошла бесследно, и последующие несколько дней они провалялись в жесточайшей горячке. Все это время Кейлин провела рядом с ними. Лардо удивительно отчетливо помнил, как он пришел в себя посреди ночи и долго не мог понять, где находится. Жар пошел на убыль, оставив по себе невероятную слабость. От неосторожного движения головой спальня, озаряемая лишь робким огоньком магического светильника, завертелась безумной каруселью, и он вынужден был закрыть глаза, пытаясь унять подступившую к горлу тошноту.
   В бархатной тишине послышались едва различаемые шаги, а после он ощутил, как по его лбу легонько провела прохладная рука. "Маленькие мои... Сыночки мои дорогие!" От тихого шепота Кейлин перехватило дыхание, а сердце зашлось от нахлынувшей нежности. Вот тогда-то он впервые и ощутил то удивительное единение...
   - Лардо? Ты что, уснул там?! Я, кажется, задал вопрос! - Из омута памяти резко выдернул звонкий, шутливо-возмущенный голос друга.
   - Прости, Фин! Задумался, - мгновенно отозвался он, выходя из-за ширмы и на ходу зашнуровывая рубашку. Виновато улыбнулся. - Вопрос повторишь?
   - Повторю. Я спросил, отчего тебя не было на Балу Дебютанток.
   - Да так... С отцом в очередной раз поцапались, а потому сидел под замком, - Лардо досадливо поморщился, а после удивленно подался вперед. - А ты откуда знаешь, что меня там не было??!
   - Оттуда, что я там был, а вот тебя в поле зрения не наблюдалось. И не надо так на меня смотреть! Между прочим, мероприятие протокольное, семейства главных ветвей Домов присутствовать обязаны в любом случае... - Фин переставил с комода вазу с цветами и, удобно усевшись, продолжил. - Вот, а когда я уже хотел идти тебя искать, объявили о появлении августейшей четы правителей Илирии. После же родители меня уже ни на шаг от себя не отпускали. - Он вдруг поймал абсолютно растерянный взгляд Лардо. - Ты чего?!
   - У Илирии есть Владыка??! - Галард присел рядом с другом. Новость поразила до глубины души, поскольку во всем безумном количестве литературы об Илирии, прочитанной им в течение многих лет, ни слова не упоминалось о правителе-консорте.
   - Вот-вот! - ухмыльнулся Финлей. - А представь, каково было удивление двора, когда после объявления церемониймейстера в зал рука об руку вошла эта пара. Убойное сочетание непривычно совершенной красоты с отчетливо ощущающейся властностью и силой!.. Потом всеобщее любопытство переключилось на кружащихся в вальсе престолонаследников... Про объявление о состоявшейся помолвке я вообще молчу! Так что, - парень светло улыбнулся, - вечер был еще тот! Вот только тебя очень не хватало.
   Галард старательно пытался разобраться в навалившейся информации, однако удавалось это с большим скрипом. К тому же сознание по-прежнему продолжал терзать невысказанный вопрос, который он поспешил озвучить:
   - Фин, я что хотел спросить... - рассеянно потер переносицу. - А какая она, невеста моего брата?
   Если вопрос и вызвал удивление Финлея, тот никоим образом этого не показал.
   - Леди Эланор? Судя по всему, красавица. Да и может ли быть иначе с такими родителями?
   - Судя по... - Лардо опешил. - Так. Стоп. А разве ты ее не видел?
   Друг шутливо развел руками.
   - Ровно настолько же, как и все. Просто леди вместе со своими фрейлинами решили последовать традициям бала и по примеру дебютанток предстали в шелковых масках. Так что ее лица никто так и не видел. Разве что только Великий князь удостоился, делая ей предложение, но это произошло за пределами бального зала. Изо всех отличительных черт могу сообщить лишь то, что у нее светлые волосы...
   Галард напрягся. Бешеный стук его сердца, казалось, заполнил собой всю комнату.
   - Светлые?.. Не думаешь же ты, что... - прошептал одними губами, но услышав окончание фразы, судорожно выдохнул и оперся спиной о стену:
   - ... да только в ее свите было еще три блондинки, так что, как говорится, остается только гадать! Признаюсь, вначале я решил, что престолонаследница Илирии именно твоя Лея!
   Уже более-менее успокоившийся Лардо обезоруживающе улыбнулся:
   - К моей огромной радости, это не так! - он резко посерьезнел. - Я никогда бы не позволил себе даже намека на близкие отношения с невестой брата. А Лея... Разве она походит на капризную, манерную девицу, зацикленную на соблюдении традиций и этикета? Нет. Так что Лея - это Лея! Невероятная, неповторимая... - и добавил уже про себя: "Моя!".
   Финлей, почувствовав состояние друга, ободряюще подмигнул:
   - Да не она, разумеется! Наиболее похожей на леди-совершенство, которую я видел на балу с твоим братом, мне кажется красотка, распределенная к дипломатам. Кажется, ее назвали Ниррией? А, сейчас и не вспомню!..
   В эту минуту в комнату заглянула Кейлин. Ласково улыбнулась.
   - Ну что, мои хорошие, насекретничались? Идите теперь чай пить. Тем более что к вам очень много друзей пришло.
   Заговорщически переглянувшись, юноши пошли в гостиную.
  

* * * * *

  
   Познакомились и подружились они с Олей довольно быстро. А потому вопрос о том, в каком домике будет жить Лея, оставленный наставником на ее собственное усмотрение, решился практически мгновенно - в домике Оливии и Милы как раз была свободная комната.
   Узнав о беготне в секторе Воды, девчонки дружно заохали, а потом настояли, чтобы она обязательно приняла горячую ванну, и, заявив, что ждут ее в гостиной, тут же умчались вниз.
   На приведение себя в порядок ушло совсем немного времени. Из всего разнообразия в шкафу Оли, которая, к счастью, была обладательницей такой же хрупкой фигурки, Лея выбрала тонкую белоснежную рубашку со свободными рукавами и воротником-стоечкой, корсет любимого кроваво-красного цвета со шнуровкой впереди, простые черные брюки и черные же сапожки до середины голени. Волосы привычно заплела в тугую косу и отбросила за спину. Перед тем как выйти заглянула в зеркало и окинула себя придирчивым взглядом. А что, получилось довольно мило. Как-то совсем по-ольвийски, но все же мило.
   Впрочем, потерпеть до вечера, когда прибудут ее вещи, вполне можно и так. Выйдя из комнаты, она на мгновение неуверенно замерла перед лестницей, а потом решительно себя одернула. Ну и откуда эта непрошенная робость?! Вроде девочкой-цветочком она никогда не была. Так, глубоко вдохнуть, медленно выдохнуть, успокоиться. Вперед!
   Как она и ожидала, юные маги облюбовали оба светло-кремовых дивана, вот только дружную компанию уже пополнила целая толпа.
   Первым ее заметил Лардо да так и замер, так и не поставив чашку с чаем на стол. Судя по едва ли более адекватной реакции остальных парней, ее внешний вид и их не оставил равнодушными.
   Обстановку разрядила тут же ехидно фыркнувшая Оля.
   - Мальчики? Ау?! Челюсти с пола подберите! - А после весело подмигнула Лее. - Эффектно выглядишь! Не зря же некоторые даже дар речи потеряли... - она недвусмысленно кивнула в сторону уже немного отошедших от изумления мальчишек.
   - А реакцию мне как комплимент воспринимать? - лукаво прищурилась илира и уселась рядом с Лардо, положив голову ему на плечо.
   - Разумеется, как комплимент! - тут же отозвался он, а после предложил. - Ну что, так и будем весь день здесь сидеть? Или устроим вылазку в город? Все-таки занятия начинаются только завтра...
   Предложение было единогласно принято и, спустя несколько минут, они уже шли по сектору Земли, в котором царила теплая осень.
  

Глава 16. Прикосновение судьбы

  
   - ... а еще здесь и вот здесь! - Лериан указал еще на два пункта на карте - уже более часа они с Эрлионом обсуждали размещение порталов на границе Ольвии с Сильнарией. Как ему доложили утром, отряды подкрепления были сформированы еще вчера, и теперь илиры ждали его дальнейших распоряжений.
   Сегодня же форпосты ольвийцев пополнятся его воинами, а то, что они смогут создать оптимальный уровень защиты, не вызывало даже малейших сомнений. Уточнения требовали лишь прямые соединительные порталы между Ольвией и Илирией, созидаемые на тот случай, если сильнарийцы все-таки решатся на открытое нападение, и возникнет необходимость быстрой мобилизации войск.
   - Думаешь? - Лион задумчиво прищурился, рассеянно покусывая кончик карандаша.
   - Уверен! И потом...
   Фразу прервал раздавшийся за спиной негромкий голос. Мужчины стремительно обернулись.
   - Ваше Величество, илре, прошу прощения за вторжение, однако я вынужден сообщить... - Бесшумно вошедший в кабинет Аргор склонился в безупречно-почтительном поклоне, а после замер в нерешительности. - Право, не знаю, как и сказать...
   Эрлион Милдорн недоуменно нахмурился. Он впервые видел, чтобы первый советник вел себя, словно ученик, не выучивший урока. Уж что-что, а робость и неуверенность никогда не были ему присущи. В голову полезли тревожные предположения, одно краше другого.
   - Лорд Найлен, немедленно возьмите себя в руки и расскажите, что случилось! - сурово отпечатал требование, с удовлетворением замечая, что выражение лица Аргора наконец-то стало более спокойным.
   - Мессир, семь минут назад мне доложили, что посол Сильнарии неведомым образом покинул пределы города и страны, - советник говорил ровно, не повышая тона, но поднять взгляд на короля заставить себя не мог. Однако в следующий момент вздрогнул от неожиданности и даже отпрянул назад.
   - Что значит "покинул пределы"?!! - гаркнули хором Эрлион с Рианом, на долю секунды изумленно переглянувшись, а после вновь уставившись на вытянувшегося по струнке министра. Серебристо-синие и лиственно-зеленые глаза сверкали одинаково гневно и хищно.
   - Сегодня утром глава городской канцелярии обнаружил у себя на столе верительные грамоты, сообщающие, что правитель Сильнарии временно отзывает Семдиана дел Редала на родину. Да только лично эти бумаги никто из служащих не получал, и откуда они взялись в кабинете лорда Райана - загадка. Но с-самое необычное то, что разрешение на отъезд подписано...
   - Кем??! - королю окончательно надоело вытягивание сведений из советника. - Немедленно прекратите выдерживать театральные паузы! Говорите прямо!
   Аргор побледнел, но после все же решился произнести это вслух:
   - Вами, мессир...
   - Что??? Мной?!! - Крепкий кулак с такой силой опустился на стол, что оставил на нем вмятину. - Ну, знаете!.. Эти сильнарийские причуды мне уже порядком поднадоели! Что докладывают ваши люди?
   - Никто из обслуги посольства не видел, чтобы граф покидал его пределы. Все вещи и бумаги на месте. На территории посольства порталы в течение суток не использовались.
   - Восхитительно! - Эрлион поморщился и сжал виски. От полученных вестей разболелась голова. - Аргор, можете быть свободны. Если что-либо прояснится, доложите немедленно. - Он обернулся к Лериану. Попробовал улыбнуться. - Риан, ты не обидишься, если обсуждение мы продолжим позже?
   Илир понимающе кивнул.
   - Как скажешь. Захочешь продолжить - дай знать.
   Он стремительно вышел из комнаты.
  

* * * * *

  
   Парк встретил их ласковой безмятежностью и тишиной, прерываемой лишь щебетом птиц, который тут же заглушила их развеселая компания.
   Лардо с Леей, негромко разговаривая, шли позади всех.
   С легкой руки Финлея в воздух поднялась лежащая на земле куча желто-пурпурной листвы и окатила идущих впереди девушек. С криками "Ах ты, мелкий вредитель!", за ним начали гоняться. Хохочущий мальчишка, несмотря на все попытки девчонок, только элегантно левитировал среди ветвей, периодически осыпая их оставшейся на деревьях листвой и благополучно отражая сыплющиеся на него заклинания щитом.
   Сильная половина компании ядовито посмеивалась, издали наблюдая за происходящим, покуда отраженные заклинания не стали попадать в них. Нет, а кому понравится, что от действий каких-то магичек-недоучек у тебя благополучно вырастают рога или кожа меняет цвет на фиолетовый в оранжевую крапинку?! Завязалась оживленная потасовка.
   Увернувшись от пронесшегося практически над головой огненного шара, Лардо, поймав взгляд Финлея, покрутил пальцем у виска и крикнул:
   - Фин, прекращай! Так и без головы оставить можно!
   - Извини, дружище! - виновато скривился парень и скрылся за следующим деревом.
   - Вот дуралей! Лея, давай-ка мы отойдем немного в сторону, а то уж больно до конца обучения дожить хочется! - усмехнулся Галард, повернувшись к подруге, и вдруг резко отпрянул от пронесшегося мимо лица цепенящего заклинания.
   - Фин, я же просил! - негодующе вскрикнул. - Все, ты доигрался!
   Сосредоточившись, он сформировал синеватый шарик заклинания и сдул его с ладони. Шарик молнией метнулся среди крон деревьев и пропал из виду.
   Когда через десять секунд ничего не произошло, Лея хмыкнула:
   - Не попал.
   И тут раздался громкий хлопок. К ногам счастливых девчонок рухнул обвитый магическими нитями Финлей.
   - Попал! - довольно ухмыльнулся Галард в ответ на благодарные улыбки сокурсниц, смотревших на него с явным обожанием.
   - Лардо, предатель, у тебя совесть есть?! - возмутился лежащий на траве Фин и принялся вырываться из только кажущихся нежными девичьих ручек.
   - Он ее дома оставил! - ехидно заявила Мила и уселась поверженному противнику на грудь, подперев кулачком щеку. Ее хорошенькое личико приобрело задумчивое выражение. - Так, что бы нам с тобой сделать? Девочки, у вас есть идеи на этот счет?
   - Мил, прекрати! Слезь немедленно, - возмущенно фыркнула стоящая рядом с Леей и Лардо Оливия. - Ты его раздавишь!
   - Это я-то?! - невинно захлопала ресницами Эмилирис. - Ничего с ним не случится! Хотя... - злокозненно покосилась на притихшего Финлея, - еще как случится! Я из-за этого олуха половины косы лишилась!!! - она закинула на плечо и вправду существенно укороченную косу. - Легким испугом он у меня точно не отделается!
   - Ну, все, друг мой, ты попал! - расхохотался Галард и, шутя, склонился в полупоклоне. - Леди Милдорн, мое почтение! Желаю приятно провести время! - и, подхватив под руки весело хохочущих Лею и Олю, увлек их за собой. - Ребят, мы так никогда до города не дойдем!
   Махнув на друзей рукой, большинство парней и девушек бросились их догонять. Остаток дня обещал быть более чем веселым.
  

* * * * *

  
   Освежающая волна чистого воздуха целительным потоком омыла разгоряченное тело, к сожалению, так и не успокоив мятущуюся душу. Как жаль, что сейчас нельзя было унять пламенеющие в груди гнев и жажду мести, поскольку от одной только мысли, что человек, причастный к смерти Лана, непостижимым образом беспрепятственно покинул пределы досягаемости, внутри клокотала истинная ярость.
   Но в полученных сведениях еще только предстояло удостовериться. Великим утешением сейчас была для него собственная предусмотрительность.
   Несколькими сильными взмахами крыльев Лериан поднялся на достаточную высоту для того, чтобы быть абсолютно незаметным с земли, и уж только потом устремил вдаль мощный ментальный зов.
   Полыхнувшие в полуметре от него языки огненного портала выпустили в небо крупного сокола насмешливо сверкающего темно-рубиновыми глазами. Выразительный взмах крыльев, сопровождающийся красноречивым наклоном головы, создал некое подобие церемонного поклона:
   - Явился на ваш зов, илре, и готов следовать указаниям!
   Лериану оставалось только махнуть рукой - в своих неизменных ерничаньях нильды были неисправимы.
   - Я также рад вас видеть, Орнес! Но времени у меня мало, а потому ответы на свои вопросы я хочу получить прямо сейчас.
   - Как пожелаете, илре! - нильд мгновенно прекратил паясничать и перестроился на деловой лад. - Что желает знать мой повелитель?
   - Я хочу сейчас же знать, куда подевался человек, за которым вы вели наблюдение, а, самое главное, каким образом ему удалось скрыться.
   - Илре, ранним утром в здании посольства нам удалось зафиксировать противоестественный всплеск древней магии. Что послужило его источником, в сей момент мне не ведомо, однако работы по установлению в данный момент уже ведутся. Сигнал был практически незаметен, но у нас все же вышло определить его маршрут. Ведомый в течение получаса достиг пределов государства, именуемого Сильнарией, а путь его окончился внутри монастырского комплекса Бристона, что близ Плейига. Более в данный момент сообщить ничего не могу, поскольку монастырь окружен все тем же неведомым полем магии. Также считаю надобным добавить, что эта магия губительна для моего народа...
   До этого момента внимательно выслушивающий доклад Лериан встревожился:
   - Что стряслось??? Кто-то пострадал?!!
   Облик нильда на мгновение стал нестабилен, но после он сумел с собой совладать:
   - Дингор, илре... - в его голосе отчетливо слышалась мука. - От соприкосновения с магическим барьером его нить с Духом-Хранителем разорвана в клочья... Он сейчас у целителей и... - сглотнув, он выдавил едва слышно, - они говорят, что его рассудок уже невозможно восстановить...
   Боги всемилостивые и всемогущие! Лериан изо всех сил стиснул зубы, чтобы не закричать от охватившей его боли. Еще сложнее было сдержать душившие его слезы злости и бессилия. Дингор... Его Дингор!!! Минея пресветлая, за что??! Еще одного друга отняла у него эта проклятущая Сильнария: ничего не было страшнее безумия нидьдов, и его наступление означало лишь мучительную смерть в ближайшие дни.
   Неожиданно мятущиеся мысли выстроились удивительно четко и ясно. Все. Довольно. Больше никто не пострадает от действий этих мерзавцев. Отныне он сам будет разбираться со всей этой историей. Он, и только он. Прерывисто втянув воздух, Лериан как можно спокойнее произнес:
   - Орнес, вы сию же минуту отзываете всех, - поймав ошеломленный взгляд нильда, жестко отчеканил, не оставляя даже малейшего сомнения в своих словах. - Вы все верно услышали: абсолютно всех! Всю собранную информацию, какой бы она не была незавершенной, при первой же возможности передаете мне. Выполняйте!
   Ищущему лишь оставалось покорно склонить голову:
   - Будет исполнено, илре!
   Едва вновь вспыхнувшее пламя унесло нильда прочь, Лериан закрыл лицо руками и до крови закусил губы. Он понятия не имел, как будет объясняться с Кейтар, но завтра же собирался отправиться в Сильнарию. Убийцы Алана и Дина ответят за все! И если удастся, а в это хотелось верить, он собственноручно поспособствует их скорейшему отправлению в чертоги Ноисы.
  

* * * * *

  
   Буйные посиделки непредвиденно затянулись, так что в Академию возвращались глубоко за полночь. В ответ на поднятые руки с ученическими браслетами на запястьях Грань осуждающе засветилась лиловым светом, но внутрь все же впустила, наградив некоторых "особо любимых" студентов увесистыми ментальными подзатыльниками.
   То, что за нарушение комендантского времени по голове не погладят, понимали все, а потому решили пробираться к студенческому городку обходными путями, мимо лабораторий.
   - Только бы наставника не встретить! Только бы пронесло! - прошептал кто-то из мальчишек, и тут же, словно в насмешку, позади них раздался знакомый бархатный голос:
   - Какая радость!
   Орвиол Хаддон, красноречиво сложив руки на груди, стоял, привалившись спиной к многовековому дубу. В сощуренных серых глазах светилось негодование.
   - И снова те же лица! Можно было догадаться, кто пересек Грань в такое время. - В тихом голосе сквозили грозовые раскаты. - Не сочтете ли нужным поведать, где вас носило столько времени? Нет? Ну что же, оставим разбор полетов на утро. А сейчас марш спать!
   Повторять дважды нужды не было - студентов как ветром сдуло.
   Проводив их взглядом, Орвиол вздохнул и с нежностью прошептал:
   - Неслухи мои дорогие!..
  

* * * * *

  
   Небо вокруг хмурилось тяжелыми тучами. Порывистый северный ветер сердито шелестел зеленой листвой, трепал густые колосья пожелтевших от беспощадной жары трав, однако желанной прохлады не приносил. Мерно плескались чистейшие бирюзовые воды озера, окруженного отвесными стенами гор. Берег, поросший лесом и усыпанный громадными валунами, показался вдруг удивительно знакомым.
   Взгляд выхватил стоящий в стороне бревенчатый домишко, окрашенный зеленоватой краской.
   Смутно замаячило в памяти детское воспоминание. И ведь верно, охотничий домик... Они останавливались здесь когда-то! Кажется, рядом еще располагалась деревенька, носящая название Найталь...
   Собирался дождь. Тонкие узорные нити молний то и дело разрывали утреннее небо. Громыхнул гром, раскатываясь над просторами водной глади.
   Глухими тяжеловесными щелчками достигли земли первые капли. Озеро покрылось мелкими пятнышками. Растекаясь, они охватили всю поверхность, разглаживая ветреную рябь.
   Как странно... Теплых струй летнего ливня на своем теле он практически не ощущал. Так, отголосок как будто чьих-то ощущений. Вдобавок тревожило необычное чувство, словно он смотрел на окружающее чужими глазами. Будто бы сторонний наблюдатель...
   И тут он увидел его. На пушистом ото мха валуне уютно устроился... Нет! Такого просто не могло быть! Настолько похожий, и в то же время настолько другой... Если бы не длинные волосы, стянутые темно-синей лентой, и не небольшая родинка на левой скуле, он вполне мог бы решить, что перед ним сейчас был именно Лардо.
   - Доброго утра! - на красивых губах заиграла немного грустная улыбка. - С чего это вдруг ты решил присоединиться? А как же твоя подружка... Ормолин, кажется? - в приятном голосе негромко зазвенела досада. Он резко отвернулся.
   Все тело вдруг охватил жар. Исступленная смесь ликования и ненависти безумной волной прокатилась по телу, сконцентрировавшись в кончиках пальцев. С губ сорвался противоестественно шипящий шепот.
   - Зсссачшшем трааатить врееемя на какую-то безсссмоззссглую девчччонку, когда тут возсссникла такая восссхитительная возсссможшшносссть, получшшить то, чшшто по праву принадлежшшит мне?
   Юноша стремительно обернулся. Он смотрел на собеседника, остолбенев от изумления.
   - Что за бред ты несешь?.. Минея пресветлая!.. Так не бывает! - недоумение на его лице очень быстро сменилось чистейшим ужасом. В один миг он оказался на ногах, выхватил из ножен боевой меч, одновременно образуя в левой руке черно-багровый шар заклинания. - Ты кто?!!
   - А вот этого тебе ззссснатть не обязсссательно, деточшшшка! Хочешшшь поиграть? Мы поиграааем! А потом ты все равно станешшшь моим! Иди-ка сюда, малышшш Эрик! - пальцы почти любовно провели по гладкой поверхности длинного меча. Быстрый выпад, и клинок пронесся всего в нескольких сантиметрах от груди парня.
   Но тот успел отпрыгнуть прямо в воды озера. Зло сощурился:
   - Поиграем, тварь! Еще как поиграем! Ни он, ни я не принадлежим тебе! Тебе же нужен я?! Попробуй, возьми! Учти, причинишь ему хоть малейший вред, я тебя и с того света достану!
   - Ззссаччшшем? Он-то как раззссс мне не нужшшен. Мне нужжжна лишшшь твоя ссссила, малышшш! Такова нассссмешшшка сссудьбы - в вашшшем роду рожжждаются маги с осссобенными сссилами, а я ихх ззсссабираааю. И, есссли они неумессстно сссопротивляются, я зссабираю и иххх жжизсссни. Не сссовершшай ошшшибки, малышшш, отдай мне сссвою сссилу добровольно, и, можжшшшет быть, я подарю тебе жшшизссснь!
   Он по кругу обходил Эрика. Тому пришлось отступать, также кружа по воде. Предрассветную тишь нарушало лишь тяжелое, немного хриплое дыхание. А затем раздался звон и сухой скрежет металла - юноша мастерски парировал удар, словно отшвыривая лезвие противника. Снова удар, быстрый, тяжеловесный, и вновь оборона. Они продолжали кружить по мягко плещущейся у берега воде и глядели лишь друг на друга, позабыв, казалось, обо всем на свете. Сейчас решалась судьба. И в начавшейся игре ставкой была жизнь.
   Судя по практически кошачьей грации, с которой перемещался Эрик, он уже успел оценить мастерство противника, равно как и его тактику, и прекрасно понял, что справиться с ним ему будет нелегко. Поэтому нападать не спешил.
   Спустя миг бой возобновился. Мечи скрещивались настолько часто, что почти не видны были при выпадах, лишь неестественный свет прорвавшегося сквозь тучи солнца кровавыми брызгами отражался в лезвиях. Одновременно с тем схлестывались и потоки магии.
   Удары сыпались один за другим, и Эрик был вынужден, обороняясь, отходить к берегу. Противник был поистине искусен: внезапные атаки, ложные выпады, нестандартные удары и отводы... Было хорошо заметно, что юноша практически на грани отчаянья, но старательно собирает всю свою волю и внимание, чтобы бороться и дальше.
   Шаг за шагом неведомый противник оттеснял его к змеящейся ввысь горной тропе. Неожиданно клинок описал молниеносный и опасный круг. Парень, чудом предугадав атаку, успел пригнуться, и оружие с пронзительным свистом лишь разрезало над ним воздух. Но неприятель добился своего - Эрику пришлось подниматься вверх.
   Мечи то и дело скрещивались с такой силой, что в разные стороны летели искры. Внезапно тропа вывела их на небольшое плато, практически нависающее над заваленным огромными валунами берегом. Пути к отступлению были отрезаны, что тут же было озвучено в издевательском тоне:
   - Ну жже, крошшшка, не противьссся! Тебе жшше большшше некуда бежшшать!
   - Ты больше никого не убьешь! - сквозь зубы бросил Эрик, посылая в недруга мощную багровую молнию, однако она не достигла цели, отраженная гигантским щитом.
   Губы растянулись в глумливой ухмылке:
   - Убью, малышшш. Тебя и прямо сссейчассс.
   Полновесный магический удар настиг юношу абсолютно неожиданно, и он отступил к самому краю обрыва, на какое-то мгновение, оказавшись спиной к противнику. В следующий миг его настигнул иной удар - тонкая сталь андарийского кинжала вонзилась просто ему под лопатку, заставив изогнуться. С губ сорвался негромкий всхлип. Пальцы юноши разжались, выпуская нагревшуюся рукоять меча, а следом он рухнул вниз.
   Громкий, пронзительный вскрик полоснул по нервам и...
   Дар очнулся и резко сел в кровати, пытаясь унять безумно колотящееся сердце. Комнату заливал свет полной луны. Причудливыми тенями метались за окном ветви деревьев, раскачиваемые порывами ветра.
   Сон. Слава богам, это был всего лишь сон! Закрыв лицо руками, он вновь откинулся на подушки. И приснится же такое!.. Боги, до чего же реально все происходило! Ощущения не отпускали. Как же этот Эрик был похож на Лардо. Нервы обожгла безумная тревога. Одним рывком он слетел с кровати и зажег магические огни в светильниках. Торопливо собрав волосы в "хвост", активировал Призыв.
   Спустя минуту, в глянцевой поверхности заклинания показалось лицо брата.
   - Дар? Случилось что? - он полусонно хлопал ресницами, а на его губах играла виноватая улыбка. - Ой, ты извини, я совсем забыл... Просто сегодня денек такой...
   - Да нет, родной, все хорошо! - Вальдар приветливо улыбнулся, стараясь не показать свое облегчение. - Постарайся завтра со мной связаться, ладно?
   - Ладно! - Галард, прикрыв ладошкой рот, зевнул. - Завтра постараюсь не забыть.
   Лицо братишки было таким умилительно-невинным, что Дар невольно пожалел, что сквозь мару нельзя было погладить это чудо по голове. Боги, какой же он еще маленький! Столько лет прошло, а все еще были живы воспоминания, когда ему, пятилетнему, мама впервые показала его крошечного брата, и как он торжественно пообещал ей его беречь и защищать. Вот по сей день, особенно зная склонность Лардо ввязываться в переделки, он постоянно о нем тревожился. Слава богам, в этот раз все было хорошо!
   - Да уж постарайся! - лукаво прищурился. - Ладно, брат, прости, что разбудил! До завтра.
   Он поспешил оборвать связь. Облегченно вздохнув, Дар задумчивым взглядом окинул свою спальню. От одной мысли, что кошмар мог повториться, спать мгновенно расхотелось.
   И потому, торопливо надев уютный халат и подхватив со стеллажа стопку листов с расчетами бюджета, он направился на балкон.
  

Глава 17. Не было печали

  
   Полтора месяца пролетели как один миг. Неизбежная пора выпускных экзаменов приблизилась с безжалостностью судьбы и стремительностью ветра. Учеба, словно речной водоворот, в безудержном вихре закружила-завертела студентов, отнимая даже малейшую надежду на относительный покой и нормальный сон, начисто лишая возможности думать о чем-либо постороннем.
   К великой радости и немалому облечению большинства старшекурсников, половина экзаменов, и история магии в их числе, уже осталась позади, оттого очередную лекцию о формировании Гильдий слушали более чем невнимательно.
   Было три часа пополудни. Золотистые солнечные лучи полностью заполняли лекторий, играли в стеклах стрельчатых окон, отражались в отполированных временем столешницах и спинках деревянных сидений, то и дело заставляя щуриться.
   История магии была на сегодня последней лекцией. Правда, через четыре часа еще предстоял экзамен по технике боя, да только не им сейчас были заняты мысли.
   Даже мимолетное воспоминание о грядущем экзамене по зельям у всех без исключения вызывало нервную дрожь. Причиной тому был профессор Герлингс, который уже более двухсот лет вполне заслуженно носил прозвище Гранитного Лорда за свой дурной нрав и беспощадные требования к знанию своего предмета.
   Потому-то, даже сейчас суетно перелистывались учебники и конспекты, то там, то тут раздавался нервно-злобный, далеко не всегда цензурный шепот, переходящий в чуть слышные споры... В лектории царило лихорадочное напряжение.
   Пожалуй, только голос профессора Альвертона, восторженно и назидательно повествующий о великих волшебниках прошлого века, да еще незначительные остатки здравомыслия, удерживали молодых людей от громких разговоров и хождения по лекторию.
   Относительно спокойно чувствовали себя в этом хаосе лишь избранные ученики, бывшие любимцами строгого профессора, но таких были единицы. И хотя Лардо уже не первый год принадлежал к их числу, на душе у него было удивительно гадко.
   Причиной тому был тонкий, сложенный вчетверо листок, лежащий на краю стола. Взгляд то и дело невольно обращался к нему - полученный около двух часов назад магический вестник окончательно испоганил и без того не самое радужное настроение.
   Чтобы отвлечься, Лардо старательно пытался заставить себя конспектировать лекцию, в то время как Финлей просто сидел, уткнувшись лбом в сложенные на столешнице руки.
   Все тело болело от бесчисленных синяков и ссадин, но тренировки с Лардо с каждым днем давали все большие и большие результаты. И это просто не могло не радовать! Возможно, теперь и индивидуальный тест удастся сдать на приличный балл... По крайней мере, в это хотелось верить.
   - Через неделю распустят по домам... - выдал он приглушенно. - Потом практика, распределение и все... Свобода!
   - Угу... - буркнул Лардо. - Кому свобода, а кому... - он не закончил. С досадой захлопнул тетрадь и, усевшись поудобнее, подпер щеку рукой.
   - Мне никакое распределение не поможет!.. Домой не хочу абсолютно! Слушай, чего бы такого вытворить, чтобы хоть на пару недель практики в качестве наказания здесь остаться, а?! Надо бы озадачиться и полистать Устав...
   - Индивидуальный тест завали! Тренер Майлер так озвереет от такой наглости, что месяц на плацу в безумном ритме тебе гарантирован, - лукаво сверкнув глазами, пошутил Финлей.
   - Так ведь не поверит никто! - не среагировав на шутку, тоскливо простонал Галард. - Еще есть варианты? Предложения, как загреметь в Корпус Целителей тоже принимаются.
   Ничего себе заявочки! Финлей нахмурился.
   - Так, друг, что-то мне совсем не нравится твой настрой! Случилось что?
   Сосредоточенно разрисовывая обложку тетради, Лардо только кивнул в сторону письма.
   - Если есть желание, можешь ознакомиться...
   Дважды упрашивать Фина не пришлось. Быстро пробежав глазами написанное, он растерянно захлопал ресницами. Быть не может! А примерещиться ему это не могло?! Вопреки ожиданиям, при повторном, более вдумчивом прочтении смысл все равно оставался неизменным. Парень опешил.
   - Лардо? - он осторожно попробовал заглянуть в глаза другу. - Это что... серьезно? Я все правильно прочел?
   Галард вначале только фыркнул, но после минутного молчания тяжко вздохнул:
   - А ты думаешь, что это у меня такое чувство юмора оригинальное?! Хочешь, могу озвучить? Через семь месяцев после практики я женюсь на Амелин Кинтайр. Так решили родители! А то, что я эту безмозглую девицу с детства терпеть не могу, а, главное, люблю другую, никого не волнует! Ты же видел: "Дискуссии на эту тему неуместны"!..
   Крохотный солнечный зайчик, отправленный карманным зеркальцем в путешествие, скользнул по его лицу и остановился прямо на руке, нервно барабанящей по крышке стола. Внезапно вместо солнечного блика на запястье проявилась нарисованная чернилами рожица, задорно подмигнула, показала язык, а затем развеялась. Лардо стремительно обернулся.
   Как он предполагал, автором сего безобразия была Лея, сидящая в обществе девушек на несколько рядов выше. Весело улыбнувшись, илира едва заметно помахала рукой.
   "Я соскучилась" - прочитал он по губам, но ответить не успел, поскольку раздался мелодичный звук старого колокола, возвещавший об окончании занятия.
   Шумная ватага студентов сорвалась со своих мест и с оживленным гомоном поспешила покинуть стены лектория.

* * * * *

   В небольшой комнате позади Зала заседаний царила напряженная тишина. Сквозь распахнутые настежь окна живительным потоком вливалась прохлада.
   Летняя гроза, возмущенно ворчавшая уже где-то вдалеке, разогнала беснующийся над столицей июньский зной, хоть ненадолго позволяя насладиться пропитанным свежестью воздухом.
   Тихий теплый дождь приятно щекотал раскрытую ладонь. Жаль, что сейчас нельзя было ощутить его на лице... Осторожно сжав пальцы в горсть, словно норовя сохранить в руке хоть чуточку этой нежности природы, Эрлион с досадой поморщился.
   Сколько бы он не всматривался в линию горизонта в ожидании магического вестника, чуда все равно не случится.
   Собственно, это уже ровным счетом ничего не изменит.
   - Ну что? Ответа так и нет? - позади него раздался тихий голос с непривычно нерешительными интонациями.
   - Так и нет, - отозвался эхом устало. - Да и не будет! Угораздило же меня дописать: "Дискуссии на эту тему не уместны"! Мальчик сейчас наверняка зол, как сотня демонов, но высказываться будет, скорее всего, при личной встрече... Рил... Знаешь... Как же я себя иногда ненавижу!
   По плечу ободряюще похлопала рука друга.
   С трудом заставив себя отойти от окна, он в изнеможении опустился в кресло. Орвиол присел на поручень стоявшего напротив дивана. Казалось, что его полный безграничной укоризны взгляд попросту прожигает насквозь.
   Ситуация казалась безвыходной. И возможности обойти неожиданное препятствие каким-либо иным путем уже не было. Произошедшее две недели назад на заседании Совета правящих Домов выбило почву из-под ног, оставив лишь один способ для решения возникшей проблемы.
   Казалось бы, намерения его были в высшей степени благими - ряд реформ, разрабатываемых им на протяжении нескольких месяцев, был жизненно необходим для развития и подъема экономики страны. Изменения в многотысячелетнем законодательстве были неизбежны и дали бы беспредельные возможности расширению стольких отраслей!..
   Как оказалось, все было далеко не так просто. Абсолютно необъяснимым, по крайней мере, поначалу, оказалось то, что половина глав Домов попросту отказалась принимать какие-либо решения! Сказать, что он был в смятении, это не сказать ровным счетом ничего!.. Впервые за многие десятилетия члены Совета так явно демонстрировали свое несогласие, причем категорически не обоснованно.
   Все оказалось необычайно тривиальным. По окончанию заседания к нему прилетел магический вестник от Рольжана Кинтайра, в котором тот довольно недвусмысленно объяснял ему причину столь неадекватного поведения членов Совета. В общем-то, он довольно давно знал, что к мнению герцога прислушивается едва ли не большая часть Совета, но то, что он посмеет этим воспользоваться в собственных целях...
   В сущности, ультиматум был предельно прост и заключался в том, что либо произойдет объединение Дома Милдорн с Домом Кинтайр, либо компромисс по ряду поднятых вопросов никогда не будет достигнут. А означало это только одно: объединение могло быть достигнуто лишь заключением брачных уз с одним из глав Дома. А поскольку через два года главой Дома Милдорн должен был стать Галард, а у Кинтайра была единственная взрослая дочь... Не сложно было догадаться, чего именно хотел этот наглец!..
   Он терзался больше недели. Он измучился сам и измучил всех своих министров. Но иного решения так найдено и не было.
   Все содружественные Дому Кинтайр Дома попросту уклонялись от любых возможностей вступить в конструктивный диалог.
   Казалось, не шарахалась от него в этот период одна лишь Милена... К счастью, в скорости после злосчастного заседания Вальдар был отозван в Орден. И то, что его обиженно-умоляющего выражения лица не придется наблюдать в поле зрения еще, по крайней мере, дня три, не могло не радовать!..
   Нежданно-негаданно решиться помог случай. Он мельком услышал фразу жены из ее разговора с одним из глав Гильдии Творцов, созидающих новые учебные комплексы в провинциях. А суть ее слов была такова, что, как бы ни складывались обстоятельства, на первый план всегда должны ставиться интересы народа, а уж только затем личные.
   В тот момент неожиданно нахлынуло чувство, будто бы ему от души влепили пощечину! Вспомнилась надпись над дверьми в ратушу, где его короновали: "Забудь личные дела, думай о государстве".
   Практически всю свою жизнь он следовал этому принципу, отчего же теперь так тяжко на сердце? Жаль было младшего сынишку, жаль было его молодости, но ему пора бы уже постигнуть, в какой семье он родился.
   И хоть в душе все еще горело сомнение, но умом уже понимал, что решение принято. И решение, как и должно, было в пользу народа.
   Отправляя сегодня утром магического вестника, он прекрасно понимал, что с этого момента между ним и сыном вновь разверзнется пропасть. Смогут ли они вновь преодолеть ее, покажет только время...
   - Пора!
   Казалось, что в этот момент Орвиол являлся отголоском его собственных чувств. И вдруг тот жарко зашептал:
   - Лион, я прошу тебя, не совершай ошибки! Не топчи чувства Лардо, не ломай ему судьбу! Он не готов к такому! Я молю тебя, подумай хорошенько!..
   Монарх нахмурился. Странно, о каких чувствах говорит? Впрочем, это уже не имело значения. Он осторожно подтолкнул друга к выходу.
   - Нет, Рил. Я уже все обдумал. - Постарался как можно теплее улыбнуться. - Иди. Я буду в скорости.
   Когда за Хаддоном закрылась дверь, он порывисто опустился на колени перед фигуркой Минеи, окруженной приглушенным золотистым сиянием, прижался лбом к молитвенно сцепленным пальцам.
   - Минея Мать! Твоей помощи жду и заступления!.. Если неугоден тебе, об одном прошу - не мешай! Пойми и прости, пресветлая!
   Муторно на душе, о боги, как же муторно! Но и вправду пора было идти. Торопливо поднявшись, застегнул на плече агатовую пряжку мантии.
   Внутренний бой был окончен. Любящий отец неохотно уступил место бестрепетному правителю.

* * * * *

   Встретились они уже на территории парка у беседок. Обнаружив свободную, Лардо присел на мраморную скамью, а Лея удобно пристроилась рядом, положив голову ему на плечо и крепко обняв.
   Говорить не хотелось. Впрочем, они уже давно научились понимать друг друга с полуслова, мимолетного взгляда... Лардо не мог не понимать, что любимая чувствует его душевную боль, и был безгранично ей благодарен за то, что она не спешит с расспросами... Да и что он мог ей сейчас сказать?! Каким же хрупким на поверку оказалось их так бережно выстроенное счастье!.. Боги, как же тяжко на душе!..
   Но не время! Раз уж судьба решила показать в лицо свой жуткий оскал, сейчас нужно было дорожить каждым мгновением, проведенным рядом с любимой. Впитать в себя ее образ, ясный взор, улыбку, ее безграничную нежность и любовь, всю, до капельки! Как же редки в последнее время были эти минуты покоя и единения!..
   Время летело незаметно. Сознания осторожно коснулся Дух-Хранитель. Боги, как же он мог забыть??! До экзамена оставалось еще три с четвертью часа, но еще утром они с Фином решили все время до экзамена провести на плацу. Вот только спустя мгновение после того, как они вышли на улицу, друг исчез в неизвестном направлении. И где его носит?! Лардо задумчиво нахмурился.
   - Ангел мой, ты случайно не знаешь, куда подевался Фин?
   Девушка светло улыбнулась:
   - Да никуда он не девался! Во-он туда взгляни, - большим пальцем она указала себе за спину.
   Лардо недоуменно нахмурился и посмотрел в указанном направлении. Брови медленно поползли на лоб.
   - М-да, а что я, собственно, ожидал увидеть?!
   Прямо посреди поляны за беседкой плотно сплелись в объятьях Финлей и Эмилирис. Фин нежно гладил девушку по ярко-рыжим кудрям и что-то тихонько шептал ей на ушко. Мила негромко засмеялась и впилась ему в губы долгим поцелуем.
   Тайной, покрытой мраком, было то, как они выясняли отношения в день приезда, но с тех пор Фин с Милой были неразлучны. На все ехидные комментарии и эскапады сокурсников Финлей только добродушно улыбался, но ничего рассказывать не собирался. Как не странно, Лардо в этом отношении исключением из правил не стал, впрочем, он против отношений сестры и друга ничего не имел. Радовало и то, что союзу с Домом Хаддон отец точно противиться не станет...
   - Помилуйте боги эти земли! - притворно вздохнул Лардо и довольно громко вопросил. - Фин, отвлекись, пожалуйста, на минутку! Мы на плац идем или нет?
   Парень, не отрываясь от губ возлюбленной, неопределенно взмахнул рукой.
   - Бесполезно! - констатировал Лардо и лукаво улыбнулся подруге. - Ты-то хоть со мной?
   Запечатлев на губах любимого нежный поцелуй, Лея тихонько мурлыкнула:
   - Я девчонок своих навещу и обратно. Постараюсь вернуться поскорее. Не обидишься?
   Ой, как будто он мог ей хоть в чем-то отказать!
   - Не обижусь. Если Милку с собой заберешь.
   - Ладно, хорошо! - легко согласилась илира и, осторожно выбравшись из объятий, позвала. - Милочка, а ты со мной на Факультет Дипломатии не сходишь?
   Ласково чмокнув любимого еще раз, Мила что-то негромко ему прошептала и быстро направилась к подруге.
   - Да, конечно, схожу!
   Пару мгновений спустя девушки устремились прочь.

* * * * *

   Зал заседаний был как никогда полон. Да и не мудрено! Двадцать четыре главы Домов, главы Гильдий в полном составе, даже вечно норовившие манкировать своими обязанностями управители городов... Все здесь. Абсолютно все.
   Отчего-то в голове вспыхнула ассоциация со слетевшимися воронами и стервятниками.
   Ну что же! Удовольствия лицезреть его поражение на сем политическом поле битвы он никому не доставит!
   Все внимание, целиком и полностью, было приковано к нему. В основном почтительно-приветливые, но изредка и лицемерные улыбки, порой неожиданно открытые и прямые взгляды...
   Настороженно-торжествующее лицо Кинтайра. Знает ведь, что он не сможет отказаться!.. Но реванш он еще возьмет. В свой срок!
   Чистая лазурь глаз Лайорта Сорвэйла. Сейчас в них светится одобрение. Но так и должно быть. Сколько усилий в свое время ушло на то, чтобы превратить тестя в союзника, просто припомнить страшно! Зато теперь он имел за спиной крепкий тыл - старик всегда был готов поддержать советом, протянуть руку помощи, привлечь на свою сторону даже самых ярых противников. Ведь, как не прискорбно, его лояльность к народу раздражала очень и очень многих...
   Прямой взгляд отца подталкивает и ободряет. "Вперед, мой мальчик, ты все сможешь!", - читается в нем. Как когда-то в далеком детстве, когда он впервые сел на лошадь и, неуверенно держась в седле, попробовал сделать круг по двору... Разительно, столько лет прошло, а воспоминания все еще живы!..
   Боги, что только лезет в голову! Прочь, прочь всё постороннее! Сейчас важно лишь одно - все изменения должны быть приняты единогласно.
   Выражение лица становится абсолютно бесстрастным. Ну, что же? Начнем, благословясь! Набрав в грудь побольше воздуха, Эрлион деланно радушно улыбнулся.
   - Господа! Пожалуй, это заседание я начну с новости, вовсе не относящейся к делу. Но от этого оно отнюдь не является менее важным. Я счастлив сообщить, что через одиннадцать месяцев от сего дня состоится свадьба Его Высочества князя Галарда Александра Милдорна с Ее Светлостью виконтессой Амелин Изабель Кинтайр.
   Ответом ему были полные изумления, удовлетворения, ликования взгляды, но видел он сейчас лишь одни глаза.
   Темно-серые, в опушке густых черных ресниц глаза лучшего друга. И в них сейчас плескалось страдание.

* * * * *

   - Повтори! - в голову ударила кровь, бесследно сметая тонкий налет благоразумия. Финлей, зло сощурившись, смотрел в золотисто-карие глаза Лагнара.
   Более часа они с Лардо провели на тренировочной площадке, именуемой среди студентов не иначе как плацем. Настроение было отличным, превосходно проведенная разминка дарила надежду на успешную сдачу экзамена... Все было замечательно. До тех пор, пока Лардо не ушел за водой.
   "Нежно любимая" Фином группа боевых магов появилась, словно из-под земли. Нескольких изящных формулировок, и конфликт вспыхнул во всю мощь, собирая вокруг себя довольно обширную толпу зрителей.
   Но все бы ничего, если бы не прозвучавшая несколько секунд назад фраза.
   - Легко! - Лагнар нагло осклабился. - Мы уже давно собирались поиграть с твоей милой маленькой сестренкой. Такая хорошенькая темпераментная девчушка, не в пример кретину-братцу...
   Это было последней каплей. Оскорбление, адресованное лично ему, Финлей пропустил мимо ушей, но если эта мразь тронет Олю хоть пальцем!..
   - Только попробуй! - рыкнул гневно, на что противник только глумливо ухмыльнулся:
   - А то что? Папочке с мамочкой пожалуешься?
   - Зачем? Уж лучше все решит оружие! К бою!
   В ответ Эрней Лагнар завертелся вокруг своей оси, раскинув руки с мечами. Невольные зрители шарахнулись в стороны на добрых пять шагов, образовав круг. А он, словно не замечая ничего и никого, насмешливо улыбнулся столь безотчетно ненавидимому им противнику, приглашая начать поединок.
   Взбешенный Финлей рванул из заплечных ножен мечи и пошел навстречу. О, как же он сейчас был благодарен другу за науку! Прав Лардо, искусство боя он может и не любить, но научиться ему обязан. Оставалось надеяться, что безумное количество времени, проведенное в тренировках, было потрачено не напрасно! Жаль, но это еще только предстояло выяснить.
   Юноши молча замерли друг напротив друга, чуть согнув колени и наклонившись вперед.
   Губы Фина изогнулись в злой усмешке. Оскал веселого волка, как говорил Лардо. Привычка появилась совсем недавно, но неизменно и бесконтрольно проявлялась в пылу боя, подхлестываемая закипающим в крови азартом и злостью. А сейчас он был зол как никогда... Поиграть хочешь, тварь? Ну что же, поиграем! Кто не спрятался, я не виноват, а кто спрятался - не виноват тем более!
   Мгновение, и клинки замелькали в их руках так, что за ними невозможно было уследить, не то чтобы хоть что-то понять.
   Словно струи дыма на ветру, они то сливались в единое целое, почти касаясь друг друга плечами и не упуская при этом возможности побольнее задеть противника, то снова уносились прочь, кружась в безумном танце боя. Их движения, неуловимые простому взгляду, обладали стремительностью стрелы и грацией дикого зверя. Клинок к клинку, плечо к плечу. Удар. Отвод. Удар, поворот и снова в бой.
   Звон скрещивающихся мечей, словно набат, эхом метался по плацу, привлекая все новых зрителей захватывающего действа.
   Сначала Фин двигался как в тумане, просто по инерции отражая молниеносные атаки, но потом безумной волной накатил задор, и в голове прояснилось. Смотреть по сторонам времени практически не было, приходилось отражать бесчисленные выпады.
   Не учебный поединок сделал свое дело, даруя возможность в полную силу опробовать все выученное и доведенное до автоматизма за последние недели. Позиции и самые разнообразные тактики ведения боя сочетались абсолютно бесконтрольно, но все же...
   Внезапно сверкающая сталь понеслась прямо ему в лицо. Отразить этот удар он уже даже теоретически не успевал. "Вот и все...", - появилась удивительно спокойная мысль, - "Глупо-то как..." Но в следующий миг кажущийся неотвратимым удар, отвел отливающий лазурью короткий клинок.

* * * * *

   - Совсем обалдел??! Ненормальный! - злобно рявкнул Лардо, вновь и вновь парируя мощные удары взбешенного посторонним вмешательством Лагнара, на этот раз адресованные уже именно ему.
   Когда несколько минут назад он вернулся на плац и узрел открывающуюся панораму жестокого поединка, то просто не поверил собственным глазам и впал в ступор. Но как бы неистово того не хотелось, отнести увиденное к обманам восприятия было невозможно.
   То, чего он боялся уже не один год, свершилось. Фин сцепился с Лагнаром. И нужно было быть абсолютно наивным идиотом, чтобы не понять того, что оба противника жаждут крови.
   Практически интуитивно обратившись к стихиям, взглянул на дуэлянтов в ином спектре. Полыхающая вокруг Финлея багряная дымка подтвердила страшную догадку - инициатором схватки был друг.
   Боги, что же он творит??! Лагнар был внуком ректора, не дайте боги, он получит хоть царапину, потому что тогда...
   Цепь панических мыслей оборвалась, стоило лишь заметить, как обманным маневром Лангар выводит клинки Фина из зоны поражения, направляя один из своих прямехонько ему в голову... Время замерло. Прокатившаяся по телу волна ужаса стала тем своеобразным пинком, заставившим его прийти в себя.
   Отшвырнув в сторону флягу с водой, он со скоростью пущенного заклинания рванул вперед. По мысленному велению в руках материализовались Ирлирим.
   В безумном прыжке он отразил смертоносный удар, но даже не успел ровным счетом ничего почувствовать, как бой пришлось продолжить...
   Удар, еще один... Молниеносное движение изогнутого меча, и из длинного пореза на правой щеке Лардо потекла струйка крови. Вот ведь гад!.. Но не калечить же его, в самом-то деле?! В таком случае наиболее безопасным вариантом был только один.
   С кончиков пальцев по лезвиям клинков заструились белесые огни снотворных заклинаний, и спустя мгновение противник как подкошенный рухнул на землю.
   Внезапно по ушам ударило моментально воцарившееся безмолвие, а взгляд наткнулся на полные ужаса глаза сокурсников, вовремя оттащивших Финлея и теперь с великим трудом удерживающих его на безопасном расстоянии.
   Когда же звенящую тишину вспорол громкий голос, Лардо ощутимо вздрогнул. Не было нужды оборачиваться, чтобы знать, кому он принадлежит.
   - Галард Милдорн!
   Медленно опустив клинки, он обернулся к говорившему.
   - Да, милорд!
   От увиденного все внутри съежилось в комок. Боги всемилостивые! Под каменным кружевом арки стоял разъяренный ректор, рядом с ним не менее грозный наставник боевых магов, а позади них столпилась едва ли не половина преподавательского состава.
   - Изволь объяснить, что здесь происходит.
   Этот относительно спокойный голос говорил об одном. Соверон Нортлан не просто зол, он взбешен. А, значит, последствия будут... Спаси, пресветлая Минея!
   - Поединок, милорд, - стараясь не смотреть в мечущие молнии глаза герцога, едва слышно произнес Лардо.
   - Да уж вижу, что не шахматная партия! Уже более чем достаточно насмотрелся. Насколько я помню, экзамен у вас только вечером, а, следовательно, поединок не учебный... Кто инициатор дуэли?!
   Сердце пропустило удар. За тот короткий миг, который он молчал, мысли в голове метались, словно табун мустангов в степи. Память услужливо сработала, перед глазами как по заказу встала нужная страница Устава. Так, пункт тысяча четыреста шестнадцатый... Все внутри отозвалось тянущей болью и леденящим ужасом. Боги всемилостивые, так Фина же за это... Минея пресветлая!.. Что делать??! Боги, что же делать??? Если бы он только мог взять вину друга на себя... Впрочем, а отчего нет?!
   Решение было принято в доли секунды. На какой-то миг опередив уже подавшегося вперед Финлея, он незаметно для преподавателей послал в него цепенящее заклинание. Семи минут его неподвижности и молчания должно хватить.
   Смутно понимая, что он сейчас делает, на одном дыхании выпалил:
   - Я, милорд! - и, хоть и понял, что крошечная пауза перед ответом не осталась незамеченной, твердо добавил. - Поединок спровоцировал я!
   Прокатившийся было по рядам студентов удивленно-возмущенный гул был пресечен едва заметным жестом. Все-таки ректора боялись все без исключения.
   Грозно нахмуренная бровь удивленно изогнулась, и Нортлан посмотрел на юношу почти с интересом:
   - А теперь тоже самое, и на илирийском! - потребовал он.
   Ответом был вызывающе вздернутый подбородок.
   - Ах, даже так! - в негромком голосе заклокотала ярость. - Строптивый мальчишка!.. Ну что же, наш разговор мы продолжим у меня в кабинете. - Он развернулся и пошел прочь, на ходу бросив взбешенное:
   - Арестовать!
   За ним следом направились и встревожено перешептывающиеся профессора.
   В мгновение ока рядом оказались дежурные боевые маги.
   - Ваше оружие! - шипя от негодования, потребовал более высокий черноглазый парень.
   Лардо сердито вскинулся:
   - А ключ от королевской сокровищницы тебе не подарить?!
   Его плечо тут же больно стиснул второй и недобро ощерился:
   - Не хами, Милдорн! Мы с тобой церемониться не намерены. Сейчас же давай сюда свои железки, иначе...
   Вот кретины! Чтобы вы прямым ходом на тот свет отправились?! Нет, все равно ведь не поймут... А за "железки" он еще с них ответа спросит!
   - Да пошли вы... - начал он было, как вдруг сознание заполнила приятная шелковистая прохлада.
   Ирлирим сами приняли решение. Руки, словно по собственной воле, двумя сильными бросками послали клинки во фронтон оружейной. С глухим звуком мечи едва ли не по рукояти погрузились в дерево, становясь абсолютно недосягаемыми для всех любопытствующих. Собственно, Лардо понятия не имел, как он сам теперь будет их оттуда доставать, но сейчас его занимало не это.
   Не обращая внимания на обалдевших "зрителей", и стараясь справиться с обвившим душу плотным кольцом страхом, он неспешным шагом направился к воротам.
  

Глава 18. Проблемы продолжаются

  
   Заседание Совета правящих Домов было позади. Все привнесенные Его Величеством предложения были приняты тот час же, без малейшего намека на противоречия. Но ценой тому было!..
   Орвиол зло стиснул зубы. Что же ты делаешь, Лион?! Владыки Воздуха, соизмерима ли цена?! Разве можно ценою счастья одного человека, строить счастье другого??!
   Он выходил из Зала одним из первых, ни минутой дольше не желая оставаться в этом полном интриг змеином клубке. Хотелось сейчас лишь одного - как можно скорее покинуть территорию дворца, в один миг оказаться подальше от этих сумрачных, давящих на сознание стен... Поскорее добраться до Академии, вдохнуть свежий и терпкий воздух, напоенный ароматом цветов. Но, в первую очередь, успокоить и поддержать бедного мальчика!..
   За столько лет Лардо давным-давно стал для него столь же дорог, как и родные дети. Как Лион мог не ценить и до такой степени пренебрежительно относиться к такому светлому ребенку? Да, упрямому, порой колючему и своенравному, но в то же время очень ранимому...
   Рванул из кармана тонкий ободок кольца, торопясь узнать, как там его несмышленыши. Еще лет десять назад он сделал привязку от Лардо, Фина и Оли к этому колечку, при необходимости ощущая их эмоции.
   Едва серебряный ободок обвил указательный палец, он едва не закричал. Сознание затопил такой поток отрицательных эмоций, что попросту перехватило дыхание. Страх, боль, душевная мука, отчаянье... Боги всемогущие, что же это такое?!! Ужасней всего было то, что чувствовали это все трое одновременно!
   Не обращая внимание на обалдевшие взгляды своих спутников, с замирающим от тревоги сердцем, он вихрем понесся к ближайшему порталу.

* * * * *

   Надев на лицо маску каменного спокойствия, Лардо неторопливо понимался по ступеням. Раздраженные, но всю дорогу молчащие дежурные, шли на полшага позади него.
   Тем временем лестница вывела их в широкий коридор, ярко освещаемый проникающими сквозь многочисленные окна лучами заходящего солнца. Оканчивался коридор огромной дубовой дверью, украшенной замысловатой резьбой и инкрустированной полудрагоценными камнями.
   Один из сопровождающих вышел вперед и прикоснулся рукой к впаянной в стену круглой блестящей пластине, мерцающей алым светом. На миг карминно-красное сияние охватило всю его кисть, а потом сменило цвет на янтарный. Дверь неторопливо открылась, впуская их в довольно обширный кабинет.
   Практически всю стену напротив двери занимало огромное витражное окно, красочно изображавшее панораму битвы: вздыбившиеся кони, решительные и суровые воины, блеск мечей и зарево заклинаний... На фоне розовато-огненного вечернего неба картина казалась особенно живой.
   Стоявший у окна ректор медленно обернулся, прошел через комнату к столу и присел в кресло.
   Галард застыл перед столом, привычно сверля взглядом пол. За последние лет двенадцать замысловатый рисунок сильнарийского ковра был изучен с такой тщательностью, как не изучались им даже самые точные дисциплины. Да и всю последующую процедуру, ну, по крайней мере, начало, он с легкостью мог воспроизвести по памяти.
   Как обычно, прежде чем устроить разнос, Его Светлость заставил его пару минут постоять молча. Итак, три... два... один.
   - Деточка, вы ничего не хотите мне объяснить?
   Ух, ты! Прямо-таки сама добродетель! Ну и чего, спрашивается, кочевряжишься? Ты же мне приговор уже вынес! По глазам же видно, что уже и бумагу соответствующую подготовил... Лардо с силой стиснул зубы, но после взял себя в руки. Дразнить Нортлана сейчас было себе дороже, и если тому хочется видеть покорность, он ее увидит.
   - Прошу меня простить, милорд, но я не понимаю. Если будет угодно, возможно, вы поведаете мне, о чем именно хотели бы узнать? - Вот так, чудненько. Голосок поудивленнее и понаивнее, кротость во взгляд... Эдакий мальчик-одуванчик.
   Но ректор вдруг раздраженно фыркнул и грохнул кулаком по столу:
   - Хватит паясничать! Мне угодно знать, по какой причине вы сцепились с Эрнеем Лагнаром. Впрочем, это уже не важно! Как же мне надоел весь ваш Факультет! Этот идиот Хаддон совсем вас распустил... - начал он со злостью.
   Как он назвал Орвиола??! Внутри словно взорвался вулкан, а в голове вертелись исключительно матерные выражения. Так, все, достал! И к демонам вежливость и благоразумие! Судорожно сжав кулаки, Лардо подался вперед.
   - Не смейте оскорблять моего наставника!!! Вы не имеете на это ни малейшего права!!!
   - Что??? - взбешенный Нортлан гневно навис над столом и одарил юношу таким взглядом, что тот просто забыл дышать. По коже прокатилась волна дрожи. - Что ты сказал??! - в сощуренных глазах полыхнули молнии.
   - Что слышали! Могу повторить! - против воли в голосе явственно прозвенел вызов.
   Багровый от гнева, ректор вскочил:
   - Ах ты, щенок! Да что ты себе позволяешь?!! Это уже переходит все границы! Ты ведь знаешь, что тебя ждет за нарушение этого пункта Устава?! По глазам вижу, прекрасно знаешь. Так вот, персонально от меня еще десять. За дерзость. Думаю, пятница вполне подойдет. Заодно у тебя будет более чем достаточно времени, чтобы поразмыслить о своей выходке, и впредь сначала думать, а потом что-либо делать. Думаю, четырех дней в подземелье хватит, чтобы привести тебя в чувство, - отрывисто чеканил каждое слово, а потом раздраженно махнул рукой. - Увести!
   Лардо не сопротивлялся, когда ядовито ухмыляющиеся боевые маги, жестко вцепившись в предплечья, подтолкнули его к двери.

* * * * *

   А вот и подземелье... Самый дальний и заброшенный коридор. Тяжелая кованая дверь со скрипом отворилась, и Галарда бесцеремонно зашвырнули внутрь темной камеры, да так, что он едва удержался на ногах, довольно чувствительно ударившись ребрами о выступ в стене.
   Ключ в замке щелкнул не таясь, откровенно показывая, кто хозяин положения. Послышались удаляющиеся шаги. Все как приказано.
   Так, ужин ему сегодня не светит, ну да не привыкать. Тяжко вздыхая и потирая спину, спустился по ступеням вниз. Попробовал осмотреться, но поскольку все освещение состояло из крошечного, забранного решеткой окошка в метрах трех от пола, дарившего тусклый свет, удавалось это плохо.
   В воздухе ощущался кисловато-гнилостный запах сырости.
   Пока глаза не привыкли к царившей в камере полутьме, Лардо на ощупь направился в дальний угол - тихое журчание указывало на наличие небольшого родника. И верно, в выложенной камнем крошечной чашеобразной выемке била ключом вода.
   Набрав в сложенные лодочкой ладони ледяную воду, жадно напился, а потом аккуратно принялся смывать с лица кровь. Бережно ощупал края раны и выругался сквозь зубы: глубокая! Шрам будет ну просто загляденье!
   Боги, сейчас он был готов думать о чем угодно, только не о том, что должно было состояться в пятницу! Но слава Минее, что Фин теперь... Нет. Стоп. О нем тоже думать нельзя. И о Лее...
   Неожиданно накатило отчаянье. Крепко приложил кулаком по стене, выпуская злость. Ничего, он все сможет пережить!.. Сможет... Наверное. Скорее всего. Нет! Не так! Должен! Боги, как же страшно!..
   Злясь на свое бессилие, Лардо уселся на стоящую возле стены рядом с родником койку, подтянул колени к подбородку и обхватил их руками. Усталость давала о себе знать. Как-никак из-за подготовки к экзаменам уже неделю нормально не спал. Так что, решив, что обдумывать возникшие проблемы нужно все-таки на свежую голову, лег на голые доски и отвернулся к стене.
   Какой там! Стало холодно, из открытого не застекленного окошка потянуло сквозняком. Провертевшись с полчаса и поняв, что сны окончательно развеялись, а голова пухнет от самых разных мыслей, снова уселся, оглядываясь. Жалкое, однако, зрелище. Хотя, скорее аскетичное. Голые каменные стены, инкрустированные обсидиановыми пластинами, запечатывавшими магию. Холодный каменный пол. Слева в стене покрытая паутиной дверь в уборную. Справа от двери в нише кажущийся очень ветхим стол, пара стульев. Напротив родник, а над ним... Галард даже вперед подался от удивления: небольшое зеркало в деревянной раме. Это надо же! Откуда?
   Отражение в зеркале напротив, мягко выражаясь, не радовало. Даже в полутьме можно было разглядеть живописный отек вокруг раны... Ну и картина - краше в гроб кладут!
   От размышлений отвлек внезапно раздавшийся над головой тихий нервный шепот:
   - Лардо! Ну, Лардо, же!
   Он вскинул голову.
   - Мила??! - и верно, сквозь забранное решеткой окошко проглядывало встревоженное лицо сестренки. Так, если узнает, кто ей сказал, собственными руками придушит! Юноша подпрыгнул, зацепился пальцами за узкий подоконник и, подтянувшись, приблизив лицо к решетке. - Откуда ты здесь?! И, самое главное, зачем ты здесь??! - интонации получились более чем раздраженными и Лардо мысленно чертыхнулся. Чего ради сорвался, спрашивается?!
   Вот только она, похоже, ничего не заметила.
   - Я с трансформаций сбежала... Ой, мамочки, - охнула девушка, рассмотрев лицо брата, - ну и вид у тебя! - А на глазах уже закипали слезы. - Боги, что же вы натворили?!
   Минея пресветлая, вот только женских слез ему сейчас и не хватало! Ну и как ее теперь успокаивать?
   - Ну, Мила!.. Солнышко... Перестань!.. - Он с трудом протиснул руку сквозь частые прутья и погладил сестру по щеке, попутно вытирая катящиеся градом слезинки. - Все будет хорошо! Правда! Ты же мне веришь?
   Мила прильнула к его руке и, закусив дрожащие губы, кивнула.
   - Верю. Скорее, очень хочу верить, но... - она вдруг насторожилась. - Кто-то идет! Все, родной, мне пора. Да, вот, держи! - Каким-то необъяснимым способом протиснула на подоконник объемный сверток. - Тут хлеб, сыр, фляга с чаем и баночка с заживляющей мазью. И не надо так на меня смотреть! - Заметив скептический взгляд, Эмилирис нахмурилась. - Ничего с тобой не случится! Не я мазь готовила, у леди Грейн из лаборатории позаимствовала... Ну все, теперь точно исчезаю, но я еще приду!
   Легко накинув на себя иллюзию, девочка сломя голову бросилась прочь.
   С облегчением отцепившись от подоконника, Галард с наслаждением расслабил занемевшие от напряжения мышцы. На душе немножко, но посветлело.
   В свертке и вправду нашелся пузырек с целебной мазью, и юноша, усевшись на спинку кушетки перед зеркалом, принялся осторожно втирать ее в порез, начавший покрываться кровавой корочкой. Стараясь не обращать внимания на неимоверное жжение, продолжал то тех пор, пока боль не стала легкой и даже приятной.
   - Ну вот, - он попробовал улыбнуться, - так-то лучше. Ничего, - решительно кивнул своему отражению, - перегорюем как-нибудь!
   Главным теперь было убедить в этом себя.

* * * * *

   Орвиол, словно тигр в клетке, метался по гостиной собственного домика. Точнее, по не занятой ее небольшой части, поскольку все остальное пространство занимали виновато потупившиеся старшекурсники. Одним богам было ведомо, каким образом в относительно небольшой комнате поместились семьдесят два ученика группы эпсилон! Непонятно где носило лишь Фина и Лею...
   А он, тем временем, продолжил свой гневный монолог:
   - Вот объясните мне, ради богов, вас хоть на час можно оставить одних?!! Право слово, кот из дома, мыши в пляс! Я, наверное, учил вас дерзить старшим?!! Или, может, забивал вам в головы принципы, что все ссоры решаются с помощью оружия и кровопролития??! Видимо, я зря не прислушивался к мнению коллег, которые успешно применяют правило, что порядка можно добиться только строгостью и беспощадной дисциплиной! Как же, решил, дурак, устроить на отдельно взятой территории некое подобие дома! А зачем??! Зачем, я вас спрашиваю??! Ведете себя как малолетние дети! Как же я от вас устал! К демонам всю эту работу! Все, вы мой пятый и последний выпуск... Поздравляю, Лион! Ты добился своего! Если доживу до Распределения, брошу всю эту тягомоть и займусь, наконец-то, делами Совета и собственного герцогства! И забуду это все, как страшный сон! Вы хоть понимаете, что ждет вашего сокурсника?! - в ответ на прокатившиеся болезненные вздохи, наконец, остановился и поднял на своих воспитанников гневный взор. - Понимают, значит, все! А, значит, и Устав помнят довольно неплохо!.. Вот только, прежде чем его нарушить, о нем вспоминать даже не собираются! Все, к демонам разговоры! Все равно они сейчас делу не помогут. Я - в Администрацию. И если за время моего отсутствия произойдет, хоть что-нибудь из ряда вон выходящее... Пеняйте на себя!
   Сквозь мгновенно образовавшийся живой коридор он стремительно вышел на улицу.

* * * * *

   За вечер их истерзали взглядами. Лея уже давно заметила, что стоило лишь выйти за пределы собственного Факультета, как по коже мгновенно прокатывалось омерзительное ощущение от нескончаемых перешептываний и излишне пристального внимания. Как же она от этого устала! Благо лишь, что на протяжении всего времени пребывания ее в Академии так и осталось никому неведомым то, что престолонаследницей является она.
   Почувствовав настроение подруги, сидящая рядом Ниррия ободряюще улыбнулась. Все девочки были из аристократических семей, но она, как единственная дочь герцогини, с младенчества впитала в себя поистине княжеское достоинство. А потому в совершенстве играла свою роль, превосходно отвлекая на себя почти все внимание.
   Уже более двух часов они провели на территории природников в необычайно красивой беседке, оплетенной цветущими ветвями неведомых растений. Казалось бы, за столь долгое время уже сказали все, что хотели, но нет... Они так истосковались по обществу друг друга, что о времени попросту забыли.
   - Ладно, - Лея спохватилась первой. - Меня там мои ребята заждались уже!
   Торопливо перецеловав подруг, она легко коснулась живой карты на одной из скамей.
   Портал открылся всего в нескольких шагах от тренировочной площадки.
   Плац, вопреки ожиданиям, был на удивление пустынен. Лишь несколько боевых магов и пара десятков студентов средних курсов... Сердце сжалось от необъяснимых предчувствий.
   Внезапно взгляд выхватил... Из фронтона оружейной торчали рукояти до боли знакомых клинков. С трудом соображая, что делает, она материализовала крылья.
   Мечи поддались довольно легко. Признали, родимые! Да и не мудрено, ей было три года, когда она впервые коснулась только рожденных клинков...
   Стоило лишь ощутить их тяжесть в руках, как Ирлирим трансформировались в два широких браслета у нее на предплечьях. По сознанию неожиданно хлестнула ярчайшая вспышка чужой ярости. Боги, что же стряслось с их хозяином??!
   Вновь опустившись на землю, она растерянно окинула взглядом плац. На то, что заинтересовано-настороженные подростки побросали свои тренировки, Лея внимания не обратила. На глаза попался Майлер, и она тут же метнулась к нему.
   - Милорд?! Что случилось? Где все?! - в голосе так и норовили прорваться истерические нотки. - Экзамен же скоро...
   Воин поднял на нее до краев наполненный болью взгляд.
   - Никакого экзамена сегодня не будет.
   - Боги, да что случилось-то??! - прошептала побелевшими губами. - Где Галард Милдорн?! Он обещал ждать меня здесь...
   Артен Майлер, сам того не замечая, сгибал дугой металлическую рукоять необычной формы секиры. Но, спустя пару мгновений, все же решился. Густой бас прозвучал на удивление глухо:
   - Твоего приятеля арестовали за дуэль...
   Захлестывающая разум паника позволила услышать лишь одно слово: "арестовали". Нет! Этого просто не может быть! Немыслимо!!! Владыки Воздуха, во всем этом немедленно следовало разобраться! И потому путь сейчас был один - как можно скорее она должна была добраться до Факультета.
   До ближайшей живой карты было далеко, а потому Лея, не раздумывая, взлетела.

* * * * *

   С трудом сдерживаясь чтобы не разнести что-нибудь в мелкую крошку, Орвиол Хаддон, чеканя шаг, решительно шел по залитому светом магических светильников коридору. Видимо вся его злость настолько красочно отражалась в выражении лица, что все встречающиеся на пути дежурные испуганно вытягивались по струнке, а все остальные студенты и преподаватели просто нервно шарахались. Еще бы, попробовал бы сейчас кто-нибудь подвернуться под руку взбешенному стихийщику! Близлежащему Корпусу Целителей вмиг бы обширный фронт работ организовался!
   Путь до покоев личного кабинета ректора он проделал в считанные минуты. Стоявшие по обе стороны двери боевые маги попробовали было преградить ему путь.
   - Профессор Хаддон, вы куда?! Его Светлость сейчас занят...
   - Его проблемы! - гаркнул злобно. От его мощного импульса створки тяжеленной, украшенной узорной ковкой двери молниеносно распахнулись, довольно чувствительно наподдав опешившим от такой наглости мальчишкам.
   Все присутствующие в кабинете ректора профессора пораженно на него уставились.
   - Все вон! - отчеканил, скрестив взгляды с Нортланом. Тот вопрошающе, но с большой толикой язвительности изогнул бровь.
   - Хаддон, что вы себе позволяете... - начал было кто-то, но тут же осекся, получив довольно ощутимый ментальный удар.
   - Вон, я сказал!!! - в его голосе прорывались такие тона, что учителя, видимо, все же не решились искушать судьбу. Когда в ответ на их вопросительные взгляды ректор утвердительно кивнул, недоуменно переглядываясь, поспешили прочь.
   Стоило им покинуть пределы кабинета, как Орвиол навесил на дверь Полог Безмолвия. Досужим сплетникам и так тем для пересудов появилось более чем достаточно.
   - Отмените наказание! - поднял на герцога тяжелый взгляд. - Вы меня слышите? Отмените!
   - Ах, вот чему я обязан твоему столь своеобразному появлению!.. - деланно беспечно протянул Соверон Нортлан, откинулся на спинку кресла, а потом резко подался вперед. - А вот демона с два!!! Этот мальчишка совсем отбился от рук! И лечить его от дерзости я буду именно такими методами! Так что свое наказание он получит сполна!
   - Прекратите! Вы же знаете, что это не его вина...
   - Знаю, милейший. Прекрасно знаю. Да только вину эту он взвалил на себя сам. К тому же, нарушение Устава никому и никогда с рук не сходило. Он что, самый особенный? Чем он лучше остальных?!
   - Всем! - негромкий доселе голос Орвиола сорвался в крик. - Я не позволю, слышите? Я не позволю тронуть ребенка даже пальцем!
   - Вот как? - насмешка была настолько явной, что оставалось лишь сжимать кулаки в бессильной злобе. - А что же это ты так печешься об этом щенке? Он ведь тебе не сын. Кстати, о сыне. Либо ты уймешь своего мальчишку сам, либо в приказ об административном наказании я добавлю и его. Подумать только, осмелиться явиться сюда и заявлять, что поединок-де спровоцировал он! Лицедей нашелся!..
   Боги, на что он надеялся, когда шел сюда?! На понимание этого... мерзавца??!
   - Тварь! Какая же ты тварь! - эмоции захлестнули, начисто лишая способности здраво мыслить, чем тут же воспользовался донельзя довольный ректор.
   - Орвиол Хаддон, за оскорбление непосредственного начальника вы отстраняетесь от преподавания на две недели...
   - Вершителем судеб себя возомнил??! Стоит лишь Его Величеству узнать о случившемся...
   - ... и на все это время вам запрещено покидать пределы Академии и использовать какие-либо средства сообщения. Вам понятно?!
   - Понятно!.. - прошипел едва слышно. В одно мгновение он посерел от осознания того, что сейчас произошло.
   - Идите! - До чего же царственно-благосклонный голос! Так и хотелось от души приложиться кулаком по лицу его обладателя... Но испытывать судьбу еще раз не хотелось. Последствия его вспыхнувшей злости и так были почти катастрофическими.
   Закусив губы, чтобы не сказать еще какую-нибудь гадость, под насмешливо-презрительным взглядом он направился прочь. Пусть этот старый маразматик и лишил его даже малейшей возможности сообщения с Эрлионом, но неужели он думает, что этого не сможет сделать Лин?

* * * * *

   С каждой минутой пребывания в антимагической камере всю его сущность все плотнее оплетали нити какого-то первозданного ужаса и ярчайшего ощущения полнейшей беспомощности, видимо, являвшихся следствием того, что магия в крови практически прекратила свой ток. И хоть и понимал, что угнетающее действие созидает обсидиан, а все же совладать с собой уже получалось с большим трудом.
   За дверью послышалась едва слышимая ругань и неловкая попытка попасть в замочную скважину. Последовавший за тем минорный металлический звон ознаменовал то, что связку ключей, скорее всего, уронили... Занятно, кто бы это мог быть?
   Однако спустя несколько минут, дверь с душераздирающим скрипом все же отворилась.
   Ударивший по глазам поток света заставил торопливо зажмуриться. Неведомый визитер же, видимо, пробовал что-либо рассмотреть в сгустившейся в камере тьме.
   - Лардо? - полный робкой надежды и, одновременно с тем, отчаянья голос разрезал полог царившей в подземелье тишины.
   Минея пресветлая!.. Галард в один миг вскочил на ноги.
   - Фин??? Откуда ты здесь?! - в два счета он оказался на освещаемом магическими огнями пятачке перед дверным проемом.
   - Владыки воздуха, наконец-то я тебя нашел!..- Финлей рванулся навстречу, но стоило ему протянуть руку, как в тот же миг между ними материализовалась обсидиановая решетка. Даже на расстоянии Лардо почувствовал, как из крови снова потянуло магию. Он зябко передернул плечами. Чудовищное ощущение, как будто душу наизнанку выворачивают, выволакивая из глубин все потаенные страхи, накопленные за все годы жизни... Прикосновение к решетке, несомненно, было болезненным, но друг, казалось, этого попросту не замечал, крепко впившись в нее побелевшими пальцами. - Ты хоть понимаешь, что наделал??! Все учителя свято уверены в том, что дуэль спровоцировал ты! Меня даже слушать не стали!.. Зачем, ну зачем ты влез между нами?! - он со всей силы шарахнул по решетке мощным огненным шаром, но тот лишь с тихим шипением впитался. - Я сделаю все, чтобы наказание отменили!
   На губах заиграла полная горечи усмешка. Он хоть понимает, чего хочет?! Демон, зачем он пришел?!! Будто сами боги проверяют его решимость... Ну что же, проверку он прошел с честью! Робкий голос инстинкта самосохранения, подавшийся было откуда-то из глубин разума, тут же был безжалостным пинком отброшен обратно. Так, все что угодно, только не прислушиваться к собственным далеко не светлым мыслям!
   - Фин, прекращай истерить! Для этого тебе, как минимум, нужно будет добиться пересмотра Устава, а это невозможно даже теоретически. Но если, в порядке бреда, предположить, что это вероятно, даже тогда останется такой непреклонный фактор, как Его Светлость. А лимит терпения ректора по отношению ко мне исчерпан уже лет на сто вперед. - Галард подошел к двери и протянул Фину руку.
   - Плевать! - В глазах Финлея светилась гремучая смесь решительности и отчаяния. Пальцы друга неожиданно крепко сцепились в замок с его пальцами. - Я вытащу тебя, слышишь?! Обязательно вытащу!
   Вот настырный! Да только это ничего не изменит... Не теперь!..
   - Ладно, ладно... Вытащишь, - хмыкнул он, а потом посерьезнел. - Об одном прошу: делай что хочешь, но в пятницу на площади не должно быть ни тебя, ни Леи, ни Милы. Обещания не требую, знаю, что бесполезно, просто надеюсь на ваше благоразумие. Мне так будет легче.
   Фин нервно закусил губу. Таким, как сейчас, растерянным и несчастным, Лардо видел его впервые в жизни. Главное, чтобы друг теперь глупостей не наделал. А в таком состоянии с него станется... Не мудрено, что преподаватели от его признаний лишь раздраженно отмахнулись. Как же! Спокойный, уравновешенный Хаддон всегда вел себя чрезвычайно правильно и никогда еще не позволял себе настолько в открытую нарушать установленные в Академии порядки. То ли дело балбес Милдорн, от которого всегда одни только проблемы! Надо же, вот когда он был действительно рад такой своей репутации!
   - Демон! Что же нам делать??! Что??? Я и только я должен отвечать за последствия моих действий!!!
   Галард страдальчески закатил глаза к потолку:
   - Опять двадцать пять! Последний раз повторяю: никому от этого легче не станет! Неужели не понимаешь? Даже если бы тебя признали инициатором поединка, ректор в любом бы случае не оставил безнаказанным то, что я вмешался и посмел использовать магию по отношению к его внуку. И далеко не факт, что мое наказание было бы менее суровым, чем предусмотрено в этом пункте Устава. Под арестом уж точно бы оказался! Так что сейчас же прекращай терзаться! Чему бывать, того не миновать.
   Несколько мгновений они безмолвно стояли, прямо глядя друг другу в глаза. Словно скрестили невидимые клинки. Фин вдруг заполошно посмотрел на ступеньки, а затем вновь обернулся к нему.
   - Лардо, ты не знаешь, сколько времени я уже здесь?
   - Минут двенадцать, а что? - он недоуменно нахмурился.
   - Сколько??! - Финлей скривился. - Вот демон! Сейчас действие цепенящего заклинания закончится, и бравые господа дежурные придут в себя! Прости, братишка, но мне пора исчезнуть!
   - Только дверь закрой! Решетку и так, конечно, увидят, но пусть лучше думают, что это я на двери злость срывал.
   - Думаешь? - грустный, полный душевной боли взгляд, скользнул по лицу. Увидев его утвердительный кивок, Фин дрожащими пальцами вытащил из кармана куртки связку ключей. - Что бы ты там не говорил, я все равно это так не оставлю! - отчеканил упрямо.
   С тихим скрежетом дверь закрылась, вновь оставляя его в практически осязаемой тьме.
   Лардо утомленно поежился. Он очень надеялся, что следующим визитером не станет Лея.
  

Глава 19. Наперекор всему, или Выбор сделан

   Бред какой-то! Домик мальчишек тоже был пуст, но охранки против обыкновения на двери не было. Гостиная отчего-то показалась до невероятности неуютной и необычно тихой...
   Лею едва не трясло от захлестывающих ее чудовищных предположений. Время на поиски больше терять не хотелось. Хоть и прекрасно знала, что попытки искать кого-либо, не связанного с Ищущим кровными узами, всегда были практически равноценны самоубийству, она сжала первый же подвернувшийся под руку предмет, которым оказалась небольшая темно-красная тетрадь, и активировала Поиск. Возникновение в голове вначале карты Академии, а затем и едва заметной пульсации Зова отозвалось во всем теле чудовищной слабостью.
   Прежде чем торопливо оборвать сигнал, она успела понять, где находится хозяин тетради. О, Минея, хоть что-то...
   Каждый шаг теперь давался с невероятным трудом, но Лея, лихорадочно цепляясь за любую возможную опору, все же добралась до рабочей комнаты мальчиков. Шкаф с компонентами упорно не хотел открываться, распахнув створки лишь с четвертой попытки. Благо, порядок в нем ребята поддерживали идеальный, а потому баночка с цветами липы была найдена довольно быстро.
   Подхватив неловкими пальцами более-менее широкий сосуд, сверкавший кристальной чистотой, как и вся посуда в комнате, бросила в него несколько соцветий и, призвав на помощь родственную стихию, залила их водой. Остатки сил ушли на то, чтобы вначале вскипятить, а затем практически мгновенно остудить полученный отвар.
   С каждым новым глотком бессилие покидало, наполняя дрожащее от слабости тело бурлящим потоком магии. Через пару минут девушка позволила себе отпустить столешницу, а допив отвар до конца, почувствовала себя достаточно сносно, чтобы идти дальше.
   Темнело стремительно, так что, когда она добралась до любимой полянки Лардо, а именно на ней находился сейчас искомый, сумерки стали практически осязаемы.
   Обостренные до предела инстинкты позволили различить сидящего на простирающейся над водной гладью ветке орешника юношу. Сплетя несколько фонариков и развесив их в воздухе, Лея увидела, что это Финлей.
   Несмотря на измучившую ее тревогу, окликать парня не стала, тем более что он не мог ее не заметить. Просто взобралась на дерево и, осторожно пробежавшись по ветке, села рядом с ним.
   За прошедшие семь недель она в достаточной степени успела его изучить и теперь ощущала, что юноша почти на грани нервного срыва. Чего стоили только искусанные в кровь губы! Так что сейчас его способность вменяемо и спокойно отвечать на вопросы вызывала огромные сомнения... Впрочем, если постараться, из каждой проблемы можно найти как минимум три выхода!..
   Ласково погладив его по плечу, за что была одарена хмуро-больным взглядом, илира едва слышно прошептала:
   - Фин, я ничего не буду у тебя спрашивать, просто позволь мне увидеть все, что произошло, ладно? - Отвечая на настороженный прищур, принялась терпеливо объяснять. - Я все считаю ментально. Даю слово, что не причиню тебе даже малейшего вреда! Мне просто будет нужно держать тебя за руку, а ты постараешься расслабиться и не мешать.
   Запекшиеся губы изогнулись в подобии саркастичной улыбки, а затем он, все также молча, протянул ей левую руку ладонью вверх.
   По мере просмотра ее лицо становилось все более бледным. От шквала эмоций, пережитых Финлеем за несколько последних часов, перехватывало дыхание, а от полученной информации ее едва ли не трясло. Но винить его в происшедшем она намерений не имела!
   Прервав ментальный поток, Лея вдруг поняла, что Фин осторожно поддерживает ее за плечи свободной правой рукой. Благодарно улыбнувшись, только и нашла в себе силы, чтобы спросить:
   - Один вопрос у меня все-таки возник... Пойми, мне нужно знать!.. Я хочу знать, какое наказание предусмотрено этим проклятым тысяча четыреста шестнадцатым пунктом!
   Собственно, услышать ответ она не ожидала, собираясь попросту найти в библиотеке один из экземпляров Устава, когда внезапно тихий, но звенящий от боли и гнева голос Финлея прозвучал ошеломляюще четко:
   - Наказание за дуэль, не повлекшую за собой гибель поединщиков, грозит инициатору заключением под арест до четырех дней и... семью ударами плетью. Но с прибавкой ректора Лардо грозит семнадцать... - юноша вновь закусил губы и прижал к себе мертвенно побелевшую девушку.
   Даже если бы захотела, Лея не смогла бы впоследствии вспомнить, сколько времени они так просидели. Лишь когда иссякли слезы, оставляя после себя ощущение песка в глазах, она затихла в его руках.
   Мысли лихорадочно искали выход из сложившейся ситуации. Внезапно возникшая идея попробовала было поспешно скрыться, но Лея успела ее поймать. На поверку задумка могла быть вполне реализуемой, если... Девушка подняла на друга все еще немного мутный взгляд.
   - Есть способ растворить обсидиан. Без магии. Только зельем. Если ты мне поможешь, за двое суток должны управиться. Идет?
   Безысходность во взгляде Фина молниеносно сменилась предельной решимостью.
   - Что значит "если"??! Рассказывай!
  

* * * * *

  
   Утро началось довольно привычно. Необычной была лишь ноющая боль в груди... Зябко поежившись, покрепче обхватил рукой прижимающийся к нему теплый пушистый клубок, на что тот вытянулся и утробно заурчал. Когтистые лапы не больно впились в плечо. Не открывая глаз, нежно погладил полосатого нахала.
   Изо всех обитателей домика Улисс отчего-то признавал только его, постоянно демонстрируя практически собственнические замашки. Вот и сегодня, скорее всего, решил под утро перебраться к нему в комнату, поддев лапой неплотно прилегающую дверь...
   Странно, что-то в промелькнувших мыслях было радикально неправильным... Утро... Дверь... Стоп. Какая к демонам незапертая дверь??! Он же под арестом!.. Но, если он сейчас в подземелье... Откуда здесь мог взяться кот???
   Обалдевший взгляд встретился с огромными, лукаво щурящимися желто-зелеными глазами, подтверждая абсолютно безумную догадку.
   Видимо, не обнаружив хозяина на привычном месте, кот отправился на его поиски... И ведь нашел же! Пробраться сюда этот мелкий (хотя, разве можно было назвать эту здоровенную зверюгу мелкой?!) наглец мог только через окошко под потолком. Впрочем, это-то как раз и вызывало самые большие сомнения - уж больно узкими были промежутки между стальными прутьями...
   Прерывая стремительно проносящиеся раздумья, Улисс лобастой головой потерся о плечо, требуя внимания и ласки.
   - Ты как сюда попал, безобразие мое?! - растерянный Лардо легонько пощекотал коричнево-черные уши, в ответ на что урчание стало более громким и каким-то извиняющимся. По ране на щеке несколько раз осторожно прошелся шероховатый язычок.
   - Ладно, ладно, я не сержусь!.. Заботливый ты мой!.. - торопливо увернувшись от усатой мордочки, сел на койке, оглядываясь по сторонам.
   В камере практически ничего не изменилось, за исключением того, что на столе появились тарелка с какой-то едой и кружка, а на одном из стульев пристроилась аккуратная стопка чистой одежды.
   Надо же! Это кто ж такой заботливый нашелся?! Впрочем, среди боевых магов, скорее всего, тоже были вполне нормальные здравомыслящие ребята, не терпящие выходок этого мерзавца Лагнара!..
   Бережно ссадив Улисса, уже успевшего пристроиться у него на коленях, неспешно поднялся. Голова была на удивление тяжелой. Сон практически не принес отдыха, поскольку его полночи терзали какие-то смутные кошмары. Да и не мудрено, ведь магия в крови полностью иссякла, даря чудовищное ощущение, будто по венам медленно течет ледяная вода... Сложно было представить, как он выдержит здесь еще два с половиной дня!
   Лардо горько усмехнулся. Не понять, чего хочется больше: чтобы эти дни поскорее закончились или чтобы они тянулись вечность, как можно дольше отделяя его от жесткого наказания...
   Несколько минут привычных утренних упражнений разогнали кровь по телу, отметая прочь все тягостные мысли и возвращая решительность и уверенность в себе. Быстро приведя себя в порядок, переоделся, практически бездумно съел завтрак и, прихватив кружку с все еще хранящим тепло отваром, вновь уселся на краешек койки.
   Окончательно почувствовавший себя хозяином Улисс вольготно развалился на противоположной ее части и довольно жевал кусочек принесенного Милой сыра.
   Внезапно кота смело с кушетки. Встопорщив густую шерсть, он агрессивно зашипел в сторону двери. Распушившийся хвост с остервенением метался из стороны в сторону. Юноша ухмыльнулся. Ты смотри-ка, защитник нашелся!
   Тем временем дверь открылась, пропуская в камеру...
   - Учитель??!
   Галард вихрем метнулся навстречу грустно, но, в то же время, безгранично ласково улыбающемуся Орвиолу, и тут же попал в крепкие объятья.
   Со стороны двери раздалось смущенное бормотание:
   - Профессор, у вас не больше пятнадцати минут...
   Затем дверь вновь закрылась, оставляя их наедине.
   - Маленький мой, как же ты меня напугал!.. - негромкий, по-отечески добрый голос наставника словно снял с души немыслимо тяжкий груз.
   - Учитель, мне так страшно!.. - неожиданно для самого себя пожаловался юноша, в ответ на что герцог ласково взъерошил воспитаннику отросшие за последнее время волосы, а затем присел на койку. В его взгляде светилась боль.
   - Знаю, мой хороший. К сожалению, прекрасно знаю!..
   Галард сел рядом с ним, безотчетно подхватив на руки Улисса.
   Казалось, наставник кота попросту не заметил, либо воспринял его присутствие как данность. Спустя несколько мгновений молчания, герцог устало потер переносицу и едва слышно спросил:
   - Лардо, ну вот скажи мне, зачем ты ему нагрубил? Неужели так сложно было промолчать?
   - Промолчать??! Да как он смеет... - парень осекся и залился краской. - Откуда вы знаете?
   Орвиол немного укоризненно улыбнулся.
   - Оттуда. Об этом уже вся Академия гудит. Ты даже представить себе не можешь, какой резонанс вызвал вывешенный на здании Администрации приказ! Политика действий ректора и так была далеко не популярной, но теперь... Возмущению студентов нет границ! Чтобы все это недовольство не выплеснулось за пределы острова, Духи-Хранители Академии блокируют всех магических вестников и любые формы Призыва. Так что, скорее всего, твоего отца собираются известить уже по факту...
   Упоминание об отце довольно чувствительно ударило по сознанию, всколыхнув угасшую было обиду и возмущение, так что продолжение фразы Орвиола он тут же воспринял в штыки.
   - ...но я обязательно найду способ с ним связаться. Уж он-то точно найдет решение этой проблеме! Пусть делает все, что захочет, хоть законы переписывает...
   - Учитель, не нужно!
   - Лардо... - на лице Хаддона засветилась досада пополам с удивлением. - Малыш, не дури!..
   - Я не дурю! - упрямо поджал губы. - Мне его помощь не нужна! И я прошу вас дать слово, что ни вы, ни кто-либо иной по вашей просьбе не скажете от... Его Величеству ни слова!
   - Я не могу и не хочу давать тебе подобных обещаний.
   - Учитель, вы всегда мне говорили, что чужие решения следует уважать, - Лардо предостерегающе вскинул руку. - А я решение принял окончательное! Прошу с моим мнением считаться!.. К слову, если ректор думает, что ему удастся меня сломить или унизить... Он глубоко ошибается! Я смогу это пережить! Смогу!.. А потом забуду, как страшный сон.
   - Я бы не был так уверен... Много лет назад одному безбашенному мальчишке здорово досталось за взорванную экспериментальным зельем лабораторию... И, как ни странно, он не может этого забыть по сей день...- Орвиол поспешно отвернулся, но Лардо успел заметить полыхнувшую в его взгляде тоску вперемешку с горькой иронией.
   Внезапно возникшая догадка поразила до глубины души. Юноша растерянно захлопал ресницами, но потом все же сумел немного совладать со своим смятением.
   - Учитель... - он осторожно коснулся его локтя. - Я правильно понял?.. Этим мальчишкой... были вы?
   Полуминутная пауза завершилась чуть нервным хмыканьем.
   - Да, малыш... Этим мальчишкой был я. И мой добрый друг очень меня выручил, когда тайком передал мне одну занятную вещицу... - Прежде, чем Лардо успел возразить, наставник снял с шеи овальный сапфир в узорной оправе и надел на него. - Одним из его свойств является отражение воздействия обсидиана. Весь твой магический потенциал он тебе, конечно, не вернет, но и возвращенной частички тебе хватит, чтобы чувствовать себя вполне сносно. Хоть поспишь нормально, вон какие круги под глазами!..
   И, правда, вначале очень робко, но затем все отчетливее и отчетливее в него вновь начало возвращаться привычное тепло. А вместе с ним нахлынуло нечто настолько родное, настолько свое... Странно!.. Лардо нахмурился.
   - Учитель, а чей это был медальон? Такое чувство необычное...
   Орвиол вдруг лукаво улыбнулся.
   - Занятно, что ты почувствовал... А дело все в том, что медальон когда-то создал и передал мне... твой дядя, Эрик Милдорн.
   Прежде чем удивленно подавшийся вперед Лардо успел задать следующий вопрос, дверь вновь отворилась.
   - Простите, но Ваше время вышло!.. - казалось, мальчишке-дежурному было удивительно неприятно сообщать эту новость, но он с этим ничего поделать не мог.
   - Хорошо. Иду. - Наставник кивнул боевому магу и, вновь обернувшись к Лардо, ободряюще подмигнул. - Все будет хорошо! Даю слово, что приложу все усилия, чтобы ректор отменил приказ!
   Он стремительно покинул камеру.
   И хоть Лардо понимал всю иллюзорность подобного обещания, на душе немного посветлело.
  

* * * * *

  
   За окнами ярко светила луна. Вторые сутки были на исходе. Процесс приготовления зелья практически перешел в финальную стадию. Оставалось лишь добавить несколько ингредиентов, и уже через пару часов их затея приобретала вполне реальные очертания.
   В лаборатории было удивительно тихо. Умаявшаяся за день Лея спала сидя за столом, уронив голову на руки.
   Осторожно разогревая над огнем очередную колбу, Финлей грустно улыбнулся. Никогда не думал, что ему понравится экспериментировать с кем-либо кроме Лардо, но за прошедшее время девушка умудрилась с легкостью заслужить его уважение и искреннее восхищение. Невероятно талантливый алхимик, она тонко чувствовала созидаемое зелье, а ее импровизации в сотни раз усиливали необходимый результат...
   Осторожно набрав образец зелья, он в очередной раз вылил его на довольно объемный осколок обсидиана, лежащий на противоположной стороне длинного стола. Глядя, как капля раствора оплавляет образец, парень довольно хмыкнул и продолжил однообразный процесс, поочередно добавляя компоненты.
   По негласному разрешению Герлингса шестая лаборатория на четвертом этаже учебного корпуса была целиком и полностью в их распоряжении. Периодически заглядывающий "за чистыми колбами" или "методическим материалом" профессор, наблюдая результаты их совместного творчества, лишь одобрительно хмыкал, а после его ухода на рабочем столе непременно обнаруживались небольшие фиалы с недостающими компонентами.
   Казалось, что стрелки часов скользили с неимоверной скоростью. Лея проснулась, когда Финлей тонкой струйкой влил последнюю составляющую. Под пристальным взглядом замершей в ожидании илиры юноша вылил на осколок небольшую порцию зелья... Спустя мгновение обсидиан с тихим шипением растаял, растекаясь по столешнице черной лужицей.
   Громкий щелчок дверного замка в один миг разрушил поднимающееся в их сердцах ликование.
   Метнувшийся к двери Финлей с остервенением подергал ручку. Безуспешно. Дверь была заперта снаружи.
   - В сторону!
   Он едва успел отпрянуть, как в дверь врезалось огромное по своей мощи заклинание Леи.
   - Бесполезно! - Фин в отчаянье ударил кулаком ничуть не поврежденное дверное полотно. - Здесь все, абсолютно все, во избежание возникновения возгораний и взрывов, оплетено экранирующей магией!..
   - Правильно, Хаддон! Проведи девочке ликбез! - раздался приглушенный толщей двери, но от этого едва ли менее издевательский голос. - Демона с два вам отсюда выбраться раньше завтрашнего вечера!
   С трудом сдерживающая бешенство Лея ощерилась, но вопрос вышел относительно спокойным:
   - Это отчего же завтра вечером?! Почему бы вам не открыть дверь именно сейчас? - А потом добавила одними губами. - Если жить хотите...
   - Мечтай, детка, мечтай! Просто наказание вашего дружка перенесено на полдень. И чтобы вы не поставили под сомнение его вероятность своим варевом, вам придется посидеть здесь. Привет юным алхимикам! - за дверью грохнул дружный хохот, а затем послышались удаляющиеся шаги.
  

* * * * *

  
   Вопреки ожиданиям, Грань пропустила всего лишь после пяти минут уговоров, напоследок ободряюще подмигнув волной розоватых огней. Надо же, посочувствовала...
   Орвиол сердито фыркнул и пришпорил коня. То, что он узнал двадцать минут назад, просто ошеломило: ректор перенес наказание на сегодня!
   Демон! Да гори она синим пламенем, работа эта, равно как и этот старый маразматик со своими запретами! Мучить ребенка он не позволит!
   Бесчисленные попытки переместиться на территории Академии не принесли ничего, кроме безумной боли, а потому выход оставался один. Достигнуть ближайшего портала за пределами Грани прежде, чего его хватится Нортлан. Потому-то пришлось седлать коня.
   Змеящаяся среди деревьев тропа довольно быстро вывела его на берег моря. Взгляд тут же выхватил замерцавшую неверным светом у самой воды арку.
   В медленно открывающийся впереди портал он влетел во весь опор, торопливо формируя схему перемещения. До Лерновера было слишком далеко, а время терять не хотелось, так что...
   Спустя час портал распахнулся у кромки леса практически в нескольких шагах от стен замка Ордена Минеи. Соскочив с коня, он стал нетерпеливо стучать в ворота. Право слово, уснули они там все, что ли??!
   Через минут десять, небольшое, прорезанное в цельном дереве окошко отворилось.
   - Кто таков?! Почто тарабанишь??! - грянул оттуда густой негодующий бас, а после в нем прорезалось чистейшее изумление. - Орвиол??! Ты здесь откуда???
   Громыхнули торопливо снимаемые запоры, и за ворота выскочил огромный усатый мужчина в черно-красной сутане, тут же сграбаставший герцога в стальные объятья.
   - Друг мой, да сколько ж годков мы с тобой не виделись??! Какими ветрами тебя занесло в нашу скромную обитель?..
   - Как же, скромную! - Хаддон вымученно улыбнулся и как можно осторожнее выбрался из тисков рук старого приятеля, рядом с которым, будучи далеко не субтильного телосложения, казался хрупким мальчишкой-подростком. - Я тоже тебя рад видеть, Тор! С удовольствием бы с тобой пообщался, да только у меня дело к Великому князю. Мне необходимо как можно скорее с ним встретиться. Он ведь здесь сейчас?
   - Да где ж ему быть-то?! Доколе посвящение младых воинов не окончено, в обители и обретается... Поди завтра-то в стольный град и вернется! Да я тебя сейчас к нему и провожу!.. Возьми! - он выхватил из рук герцога поводья и передал их замершему в нескольких шагах от них учтиво потупившемуся статному юноше.
   Послушно кивнув, паренек тут же повел коня во двор. За ним следом двинулись и они.
  

* * * * *

  
   Заперевшись на щеколду, Вальдар устало привалился лбом к дверному косяку. В его келье царил приятный полумрак, являющийся сейчас целительным бальзамом для пекущих глаз, в которых все еще подрагивало неверное сияние свечей, заливавщее все пространство собора.
   Подумать только, третьи сутки без сна! В принципе, все обычаи и ритуалы Ордена не были тягостны, вот только ежегодная неделя Посвящений новых воинов доводила до исступления. Церемония была удивительно нудной и монотонной, но, к его великому счастью, практически подошла к концу. Оставалось лишь вечернее принятие присяги юных орденцев и всеобщая молитва... О, Минея, поскорее бы все завершилось!..
   Торопливо стянул с себя тяжеловесную рясу и, наплевав на вероятное недовольство старших братьев, сплел заклинание Омовения. В конце-то концов, это день не его присяги, так с какой стати он должен отказываться от использования магии?!
   Полусонно переоделся и растянулся на жесткой кровати. Боги, неужто покой?!! Может, удастся хоть часок поспать? Ну и что, что нельзя!..
   Словно в насмешку, в ответ на эту кощунственную мысль в дверь негромко постучали, и непривычно вежливый голос брата Ультора колокольным резонансом ударил по ушам:
   - Брат Вальдар? Дозволите ли войти? К вам гость!
   Какие к демонам гости??! - хотелось заорать в ответ, но вставать все же пришлось. О, каким же огромным сейчас было желание двинуть этого нарушителя спокойствия каким-нибудь основательным заклинанием, позаимствованным у младшего брата!.. Но все эти желания испарились в один миг, когда он понял, кто сейчас стоит у него на пороге. Разум обожгла тревога.
   - Лорд Орвиол??! Какими судьбами?! - он впустил герцога в келью и, благодарно кивнув с любопытством взирающему на них Привратнику, притворил дверь. - Что случилось?
   Герцог нахмурился.
   - Лорд Вальдар, меня к вам привело неотложное дело. В Академии возникла ситуация, требующая вашего немедленного вмешательства.
  

* * * * *

  
   За ним пришли около полудня. В ответ на растерянный взгляд один из троих нерешительно и виновато мнущихся пареньков пояснил, что приказом ректора наказание назначено на полдень.
   Нечеловеческим усилием Лардо заставил себя идти вместе с ними, в то время как болезненно сжимающееся сердце так и норовило вырваться из груди.
  

* * * * *

  
   Когда она увидела брата, то немного отступила назад и еще крепче прижалась к Кейлин, обнимавшей ее за плечи и тоже едва сдерживающей истерику. Лардо был распят за руки на веревках между двумя столбами. Несмотря на царивший в секторе Земли совсем не характерный сентябрю холод, он был раздет до пояса, на нем не было даже рубашки. Вокруг площадки, на которой он сейчас находился, периодически подрагивал неверным свечением прозрачный магический барьер. Не надо было изощряться в размышлениях, чтобы понять, что ректор, в первую очередь, поставил перед собой задачу унизить упрямого мальчишку, посмевшего бросить ему вызов.
   - Боги, леди Лин, скажите мне, что это просто страшный сон!!! - взмолилась она чуть слышно, не в силах отвести взгляд от брата.
   И без того едва не плачущая Кейлин заставила себя сосредоточиться на воспитаннице и некоторое время внимательно изучала ее белое как мел лицо, размышляя, как она сможет выдержать предстоящее зрелище.
   Боги, какая же все-таки гадина Нортлан! Как он смеет терзать ее учеников??! Наиболее мучительным было то, что жгучему желанию разнести в пух и прах окружающий ее мальчика барьер, не суждено сбыться! Лин с ненавистью покосилась на обвивающий ее правую руку браслет с обсидианом.
   Когда Рил, преступив запрет, покинул территорию Академии, взбешенный ректор надел подобные всем открыто высказывающимся против его приказа преподавателям. Вся... прелесть подобных вещиц заключалась в том, что избавить от них мог только тот, кто надевал. А поскольку Нортлан в ближайшее время снимать их не собирался... Как же хотелось верить, что Рил не напрасно рискнул своим званием наставника! Кейлин тяжко вздохнула и вымученно улыбнулась девочке.
   - Хотела бы, мое солнышко, да не могу...
   - О, Минея пресветлая! Как я хочу, чтобы хоть кто-нибудь положил этому конец! - Мила вновь перевела взгляд на Лардо и увидела, что он тоже смотрит на нее.
   Даже при том, что их разделяло довольно большое расстояние, в его лучистых глазах она уловила отблеск досады, и сердитое: "Ну я же просил!"
   В этот момент на площадь вышел ректор, и ей пришлось приложить максимум усилий, чтобы не послать в него какое-нибудь смертоносное заклинание, когда он направил на Кейлин демонстративно презрительный взгляд, а после насмешливо и оценивающе посмотрел на Галарда. Лишь понимание того, что заклинание в любом случае отразят, а брату это ни капли не поможет, принудило ее удержаться от искушения.
   В этот момент Эмилирис решила во что бы то ни стало оставаться здесь до конца, хотя бы для того, чтобы не оставлять Лардо наедине с этим чудовищем.
   - Итак, господа, - обратился Нортлан к студентам, - я уверен, что вас всех не раз и не два предупреждали о последствиях нарушения Устава. Но вы не слушали, или не желали слышать. Так вот, я готов сообщить, что вы доигрались. И сегодня вы все будете созерцать последствия нарушения запрета не учебных поединков. Надеюсь, это для всех вас послужит хорошим уроком. - Он кивнул высокому мужчине с невыразительным лицом, стоявшим позади Лардо. - Приступайте.
   Мила едва сдержала крик, когда этот человек ударил Галарда. У нее перехватило горло, когда она практически почувствовала, как спину брата пересекла кровавая полоса. Боги, безумие какое-то!!! Она готова была уже броситься вперед, но почувствовала, что Кейлин вздрагивает от беззвучных рыданий, судорожно сжимая ее в объятьях...
   Удары следовали один за другим. Лицо брата оставалось практически бесстрастным. Он сжимался под ударами, но не произносил ни звука. Только плотнее стискивал побелевшие губы, да в глазах его разгорался очень нехороший огонек.
   Милу трясло, к горлу подступила тошнота. В этот момент девочка прикладывала все силы, чтобы тоже не заплакать. Шесть... Семь... Окинув взглядом толпу, она поняла, что мысленно считают все. И никто не в силах остановить этот кошмар...
   Внезапно звенящую тишину, нарушаемую лишь свистом плети, и звуком ударов, разрезала фраза, звонко произнесенная на илирийском:
   - Любимый, полетать не хочешь?!
  

* * * * *

  
   Лардо сжал зубы, чтобы подавить крик, когда на его спину обрушилась плеть. Каждый раз, когда он смотрел вверх, то встречал прямой взгляд Милы. Как бы он ни был зол на то, что она все-таки пришла, этот жест участия его тронул: она не хотела оставлять его в одиночестве. Боги, какое же счастье, что на площади не было Леи и Фина!..
   От следующего удара он с трудом сохранил самообладание, а оно требовалось, чтобы приготовиться к очередным. Он снова поднял голову, чтобы встретиться глазами с сестрой. В тот момент, когда он собирался взглядом поблагодарить ее за присутствие, тишину оборвала фраза, от которой сердце ускорило свой ритм. В этот момент было невероятно сложно поверить в собственную вменяемость.
   - Любимый, полетать не хочешь?!
   Спустя миг в полупрозрачный барьер врезалась темно-синяя молния заклинания, превращая его в мельчайшую пыль, тут же развеянную холодным ветром.
   Боги всемогущие!.. Магию такого порядка он видел впервые в своей жизни!
   Но вот когда на площадь приземлилась... полутрансформировавшаяся Лея, Лардо просто затаил дыхание. Одно дело было видеть подобное на страницах книг, другое же...
   Радужка и белки ее глаз были подобны цветом жидкому пламени. Тоненькое светлое платье до колен практически не скрывало искрившуюся на солнце светло-желтую чешую, затянувшую абсолютно всю кожу. За плечами струились крылья. В обзаведшихся длинными когтями руках сверкали золотистые парные клинки.
   Воспользовавшись секундным замешательством его палача, илира развеяла один из клинков, неожиданно сильным движением перехватила в воздухе вновь свистнувшую плеть и, вырвав ее у него из рук, отшвырнула в сторону. Крохотная вспышка магии в невероятных глазах, и вместо плети земли коснулась змея, заставив преподавателей, стоящих справа, отшатнуться.
   Когда в руке мужчины сверкнул серый шар боевого заклинания, илира наивно захлопала ресничками, сверкнула глазами и с мягкой улыбкой мурлыкнула:
   - Доблестный воин опасается девушки? - А потом язвительно фыркнула. - Я доселе не встречала в Ольвии трусливых мужчин, но, как оказывается, они все же есть!
   Провокация удалась. Заклинание погасло, но взбешенный мужчина на нее все же бросился.
   Грациозно уклонившись от прямого столкновения, Лея сместилась влево, но "по рассеянности" забыла убрать ногу с пути нападавшего. Что и послужило резким тормозом, заставившим его совершить жесткую посадку лицом в толпу.
   Когда в девушку полетели розоватые молнии снотворных заклинаний пришедших в себя дежурных магов, их отразил замерцавший янтарным светом круговой щит.
   Илира стремительно обернулась. Стоило им встретиться взглядами, как трансформация развеялась подобно утреннему туману, и через мгновенье рядом с парнем стояла вполне привычная Лея. Нежно взяв лицо Лардо в свои ладони, она принудила его смотреть прямо себе в глаза. В тот же миг изматывающая боль стала идти на убыль, покуда не исчезла совсем.
   - Вот так, мой родной... Так будет лучше... - девушка устало улыбнулась.
   В ее руках вновь материализовались мечи. В одно мгновение веревки, стягивающие запястья Лардо, были срезаны. Когда юноша пошатнулся, она поддержала его, подставив плечо и крепко обхватив руками за талию. Тихонько шепнула:
   - Потерпи, любимый! Скоро мы будем очень далеко отсюда! Обними меня покрепче и ничего не бойся!
   За ее спиной вновь заструились воздушные крылья. Когда Лея обернулась к толпе и скрестила взгляды с ректором, в ее голосе зазвенел металл:
   - По праву повелительницы Воздуха я прекращаю этот балаган!
   Он понятия не имел, что значат ее слова, но то, что ректор резко побледнел, принесло некоторое удовлетворение.
   В тот миг, когда Лерелея крепко к нему прижалась, и он заглянул в ее сияющие глаза, парень понял, что они взлетели.
  

Глава 20. На все воля богов

  
   Дар едва ли не вихрем несся по пустынным дорожкам парка. Благо лишь, что по родимому сектору Земли он и спустя четыре с лишним года мог передвигаться хоть с закрытыми глазами!.. Но даже знание всех наикратчайших путей сейчас уже помочь не могло.
   Он опаздывал. Невероятно, катастрофически... Время утекало, как песок сквозь пальцы, подтверждением чему были бесчисленные напоминания Духа-Хранителя. Его надоедливый ментальный звон уже больше пяти минут не унимался в висках...
   Кто бы мог подумать, что двух часов с момента визита Хаддона окажется мало, чтобы добраться до Академии! Но, как вышло...
   По мере того, как лорд Орвиол, нервно меряя шагами келью, повествовал о происшедшем, душу все сильнее окутывала тревога пополам с неистовством. Да как они смеют??! Чтобы его брата высекли плетью??! Ни за что, ни про что??! Не бывать этому!!!
   Прав Хаддон, абсолютно прав - невмешательство правителей в дела Академии изначально было возмутительным упущением! Этот наглец Нортлан уже слишком давно и чересчур явно выказывал свое пренебрежение по отношению к любым проявлениям монаршей воли. Возомнил себя вершителем судеб! Как же, ведь уже более трехсот лет в ведении Его Светлости находилась кузница душ и умов всех самых талантливых магов страны!
   Ничего! С сегодняшнего дня изменится многое, очень многое!..
   До чего же сложным оказалось уговорить магистра открыть для Хаддона Врата в Лерновер! Все-таки, по сравнению с обычным порталом, времени экономилась уйма, а лорду Орвиолу нужно было в наикратчайшие сроки найти короля.
   Как оказалось, герцогу красноречия и умения убеждать собеседника в своей правоте, не открывая при этом даже сотой части истинных обстоятельств, было не занимать! А потому Сэйклер сдался практически сразу, ограничившись лишь условием, что портал откроется лишь на мгновение и лишь для одного. Магический фон-де и без того будет нарушен преизрядно, а для завершения обряда Посвящений концентрация силы должна быть наиболее высока...
   Еще минут двадцать ушло на дебаты по поводу собственного немедленного отъезда из Ордена, чему магистр воспротивился со страшной силой. И лишь уразумев, что "неразумное дитя" все равно сделает по своему, махнул рукой. Дважды упрашивать его не пришлось...
   Площадь оказалась заполненной студентами. Судя по всему, здесь присутствовали без исключения все средние и старшие курсы. Еще бы! Посмел бы ректор ломать подобным зрелищем психику малышей! Хотя, с этого мерзавца станется!.. Все взгляды были прикованы к происходящему где-то далеко впереди... Демон, неужели Лардо сейчас...
   Силясь сдержать захлестывающие его эмоции, Дар принялся пробираться сквозь толпу. Пытавшиеся поначалу возмущаться подростки довольно быстро уразумели, кем является сей наглец, и в дальнейшем быстро и почтительно расступались, образовывая перед ним своеобразный коридор. Когда он уже почти достиг площадки в центре, по сознанию ярко хлестнуло ментальное: "По праву повелительницы Воздуха я прекращаю этот балаган!". Минея пресветлая... Лея??! Судя по всему, окружающие его дети этого попросту не слышали... Но кому-то же эта фраза была адресована?..
   И в этот миг он увидел, как в воздух поднялись двое. Тех нескольких секунд, прежде чем их поглотил раскрывшийся высоко в небе портал, хватило, чтобы увидеть окровавленную спину брата.
   Бешенство накрыло с головой. За каждое мгновение мучений его братишки ему заплатят сторицей! Но прежде... Прежде он поиграет. Как кот с мышью. Даруя иллюзорную надежду на свободу и, вместе с тем, с каждой секундой приближая далеко не радужный финал. А потому, изобразив на лице предельно нейтральное выражение лица, ступил в центр площади. В голосе прозвучала тщательно отмерянная доза гнева:
   - Что здесь происходит и по какому праву??!

* * * * *

   Портал распахнулся навстречу, стоило лишь им подняться в воздух. Слабое свечение защитного поля Грани было сметено под напором ее ярости.
   Лея крепко-накрепко прижала его к себе. Мой... Родной, любимый... Никогда больше от себя не отпущу!
   Словно он почувствовал ее состояние, объятья Лардо тоже стали крепче.
   В очередной раз, поймав взгляд юноши, она потянула на себя его боль, возвращая взамен чистейший поток своей силы. О том, что с каждым разом его ореол Стихии все больше будет стараться отторгнуть чуждую силу, а интервал возврата чувствительности постепенно сократится до нескольких мгновений, девушка старалась не думать. Мысли внезапно вернулись к тем безумным тринадцати часам, проведенным взаперти в лаборатории...
   Боги всемогущие и всемилостивые!.. После того, как компания боевых магов, а то, что это были именно они, не вызывало даже тени сомнения, удалилась, сознание захлестнула чистейшая паника. Неужели всем их усилиям суждено пойти прахом??! Как же так??! Лардо... Ее Лардо!..
   Ненормальная страна, абсурдные порядки!.. Не то чтобы ей претило отсутствие в обучении различий между учениками, равно как и правила, одинаковые для всех. Нет, напротив! Это было вполне целесообразным, но в этом случае... Владыки Воздуха, да как они смеют подвергать такому унижению князя правящего Дома?! Более того, абсолютно безосновательно!
   Понимая, что ни ее метания, ни слезы делу не помогут, устало прижалась лбом к оконному стеклу, пытаясь собраться с мыслями. В стремительно темнеющем небе подобного диковинным цветам расцветали яркие звезды. Вдали мерцала огнями Администрация, среди крон густых деревьев угадывался студенческий городок творцов.
   В глубине души с каждой минутой все сильнее и ярче поднималась злость. Чего бы ей это не стоило, она отсюда выберется и отведет от Лардо беду! Во что бы то ни стало!
   Отчего-то ей вдруг показалось, что от кончиков пальцев разлилось едва заметное золотистое сияние. Но при более пристальном рассмотрении ничего не изменилось... Она сердито тряхнула головой. И привидится же! Игры подсознания, не более... До двадцатилетия еще слишком далеко. И выдавать желаемое за действительное не имеет смысла.
   Она обернулась. Фин стоял посреди комнаты, направив невидящий взгляд в стену. Лишь подрагивающие в беззвучном шепоте губы выдавали то, что он ищет слабые места в барьере, запечатывающем комнату. И, судя по тому, как все больше хмурились его брови, изъянов в защите не имелось. Ей ничего не оставалось, как присоединиться к нему.
   Всю ночь напролет и все утро они изо всех сил пытались расплести сеть заклинаний, но казалось, что от их усилий она только ширится и разрастается. Глаза слезились от пристального рассматривания бесчисленных магических нитей, нервы были на пределе. За все это время они едва ли обменялись парой предложений, полностью сосредоточившись на совместных действиях...
   Стрелка настенных часов неумолимо приближалась к полудню. Что делать?! Боги, что же делать??! Попробовать переместиться прямо отсюда? Хорошо бы... Все-таки четвертый этаж, воздушный портал должен был открыться без особых усилий и практически не представлять опасности... Если только само здание не было выращено творцами стихии Земли. Но, не рискнув, этого просто не узнать, а потому...
   Сплетенная в воздухе дверь приветливо замерцала глубокой чернотой. Владыки Воздуха, неужели удалось??! Не смея поверить своему счастью, она потянула портал на себя... и закричала от боли, когда в свечении отворенного портала полыхнули темно-коричневые нити. Земля, собственно, как и всегда, неистово отторгала истинный Воздух.
   Мечущийся взгляд широко распахнутых от боли глаз, скользнул следом за минутной стрелкой часов. До полудня оставалось всего три минуты. Неожиданно прокатившаяся по телу волна заставила изогнуться... Все вокруг покачнулось, но в следующий миг ее подхватили руки Финлея.
   Странно... На лице юноши заплясали золотистые огоньки, похожие на солнечные блики... Но вот когда она увидела, что сейчас отражается в его испуганных глазах... Казалось, разверзнись в эту минуту земля, ее удивление не было бы так велико! Не веря в реальность происходящего, она взглянула на свою руку.
   Обманом восприятия это не было точно. Детство окончилось. Неведомо как, неведомо, почему раньше срока, впрочем, сейчас это было неважно... Произошла Первичная трансформация. Первая ступенька в длинном пути взрослой жизни...
   Как можно осторожнее высвободившись из рук Фина, стараясь не поцарапать его чешуей, она поднялась на ноги. В ответ на ментальный зов Хозяйки Релтанар откликнулись мгновенно, воплотившись в руках золотистым пламенем.
   Неожиданно разум окутала чистейшая злость. Теперь никто не посмеет остановить ее, а она никому не позволит причинить боль ее любимому!..
   Легонькой искорки новообретенной силы хватило, чтобы магический барьер смело вместе с оконными стеклами и запертыми дверьми. Недолго думая, она вылетела в зияющий оконный проем.

* * * * *

   - Дар!!!
   Всего лишь пару мгновение спустя, как отзвучал его разгневанный вопрос, к нему бросилась Мила. Прижалась всем телом, обхватила руками, спрятав заплаканное личико у него на груди. Владыки Воздуха... Да она за всю свою жизнь не проявила по отношению к нему даже толики теплых чувств, а тут... Довели ребенка!
   - Маленькая моя... Моя хорошая... Ну, успокойся!.. - Вальдару не оставалось ничего, кроме как растерянно гладить сестренку по шелковистым огненным локонам и вздрагивающим плечам, и тихонько бормотать утешительные глупости. - Котенок, ну ты чего?..
   Лишь когда девочка затихла у него в руках, поднял на ректора тяжелый взгляд:
   - Я задал вопрос! И вам придется на него ответить!
   Нортлан ехидно изогнул бровь:
   - Давать объяснения Вам я не обязан и не намерен! А Его Величество будет уведомлен письменно в надлежащие сроки.
   Голос был полон презрения и явной насмешки, откровенно провоцируя на опрометчивые действия. Но поддаваться на подобные выпады было себе дороже.
   Сейчас залогом успеха были лишь спокойствие, корректность и действия исключительно в рамках закона. Слишком много взглядов в этот момент было направлено на них. И сомнений в верности его действий у невольных зрителей возникнуть не должно. Лишь тогда то, что должно было произойти с минуты на минуту, вызовет понимание и полное приятие.
   - Ах, вот как?! Ну что же... Велите студентам разойтись. Нам следует поговорить наедине.
   Вот так, добавим крошечную нотку властности, заметную лишь для того, кто захочет ее услышать... Реакция не заставила себя ждать.
   - Как вы смеете мне указывать?!
   - Как вы смеете мне не подчиняться?!
   - Нахальный мальчишка! - прорычал свирепо, напрочь забывая о необходимой субординации. - Территория Академии находится вне сферы влияния трона. Кто дал вам право здесь командовать??! У вас нет на это полномочий!
   Боги, как же сложно сохранять невинно-вежливое выражение лица...
   - Вы так в этом уверены?
   Чуть слышный хлопок раскрываемого портала за спиной позволил торжествующе, но вместе с тем зловеще улыбнуться. Преграды для перемещений отныне не действовали. А это значило, что...
   - Лорд Арман?
   Уже поравнявшийся с ним Эйлдар с нарочито почтительным поклоном (вот позер!) протянул два запечатанных свитка.
   - Ваше Высочество...
   Не выпуская сестру из объятий, Вальдар вскрыл гербовые печати и быстро пробежал взглядом их содержимое. Его лицо осветила ликующая улыбка.
   - Так вот, лорд Нортлан. Вас интересовали мои полномочия? Можете ознакомиться! - Он протянул ректору оба свитка и обвел пылающим взглядом студентов и преподавателей. - Согласно изменениям в законодательстве страны, внесенным по воле Его Величества Эрлиона Альнара Милдорна, вы отстраняетесь от управления вверенной вам Академией. Права на управление ею Его Величество целиком и полностью передал мне. И отныне на данной территории я могу делать все, что захочу!
  

* * * * *

   Спустя несколько часов Лея начала снижаться. Плавно паря над пушистыми елями, они неспешно опускались на поросшую густой травой и диким кустарником обширную лесную поляну. И лишь когда их ноги коснулись земли, взгляду открылась просто потрясающая, абсолютно невидимая сверху картина.
   Лес словно расступился, уступая место небольшой, но совершенной в своей красоте усадьбе. Оградой ей служили пушистые кусты, оплетенные цветущей глицинией, а калиткой арка из вьющихся голубых роз. Да и все пространство внутри ограды просто ошеломляло искрящимися сочными красками.
   По обе стороны от уложенной светлым камнем дорожки, ведущей вглубь усадьбы, росли красные и пунцовые львиные зевы, притягивающие к себе взгляд своими яркими цветами. Мощные потоки солнечных лучей заливали светом голубые и пурпурные ирисы, играли среди робких кустиков лаванды, заставляли вспыхивать пламенем алые кусты герани, ласкали огромные купы настурций и бархатцев.
   Справа притаился тамариск, только начавший зацветать нежными розовыми цветами. Слева мягко светились россыпью душистых цветов несколько деревьев липы. Тот там, то тут группами располагались кусты белоснежных роз. Во весь этот невероятный аккорд удивительно гармонично вплетались одуванчики и маргаритки, которыми была усыпана трава.
   В центре поляны, окутанный всем этим великолепием, возвышался большой дом со светлыми стрельчатыми окнами, выстроенный из необычного полупрозрачного камня, ярко мерцающий в лучах солнца нежно-лиловыми оттенками...
   Боль в очередной раз отступила, позволяя хоть на несколько мгновений сосредоточиться на всей этой невероятной гармонии.
   - Где мы? - выдохнул зачарованно.
   - Мы на территории лесов Ортиона и здесь нам никакие беды не страшны!
   Несмотря на светлую улыбку, Лардо почувствовал, как тяжко сейчас на сердце у Леи, и поспешил ее обнять. Бедная, совсем умаялась и истерзалась!..
   - Все хорошо, родная! Все будет хорошо! Со мной все в порядке, правда!.. - он неосторожно повел плечом и с силой втянул носом воздух. В следующий миг дыхание перехватило от накрывшей с головой волны боли. Минея пресветлая, дай сил пережить это безумие!..
   Тонкие пальчики в очередной раз коснулись лица. В направленных на него полных сочувствия зеленых глазах вновь замерцало золото.
   - Идем скорей, родной! - шепнула чуть слышно. - Ты прав, все будет хорошо!
   Едва они ступили на дорожку, в глубине сада послышался мелодичный звон колокольчика, в ответ со стороны дома раздался веселый женский голос:
   - Уже иду!
   - Аниэль!!! - бросилась Лея к высокой величавой женщине, появившейся на пороге дома. - Бабушка, я очень нуждаюсь в твоей помощи! Точнее, в твоем невмешательстве... Не важно! Об одном молю: никаких вопросов не задавай! Я все объясню позже!
   - Хорошо, мой ангел, как скажешь! - В глазах Аниэль засветились тревога и понимание. Ее мимолетный, но невероятно внимательный взгляд скользнул по лицу Лардо. Не говоря больше ни слова, она повела рукой, приглашая их следовать за собой, и прошла в дом.

* * * * *

   Под конец вечера Лея едва не билась в истерике: большинство известных ей заживляющих мазей и зелий были испробованы, а раны просто отказывались затягиваться, абсолютно руша веру девушки в свои способности целителя.
   - Минея пресветлая! Будь трижды неладен этот мерзавец ректор и все ваши маги вместе взятые! Да чем же они пропитали эту демонову плеть!!! - чуть не плача, металась она по комнате от полки с компонентами и до стола с уже готовыми средствами. И изо всех сил старалась не смотреть на исчерчивающие спину Лардо восемь кровавых полос с осадненными краями. Юноша лежал на широкой кровати, мутными от боли глазами наблюдая за ее стремительными передвижениями.
   Стоило им войти в дом, как Лея тут же повела его в свою комнату на втором этаже, взглядом умоляя Аниэль молчать, когда та увидела раны парня и схватилась за сердце... Последующие же два с лишним часа и вовсе прошли, как в бреду!..
   - Лея, уймись! У меня уже в глазах рябит от твоей беготни! Ничего катастрофического не произошло, пусть все идет своим ходом - недельки через две все само затянется. Мне просто придется немножко потерпеть!
   Боги, что он несет??? Совсем с ума сошел??! От нарочито бодрого и сверх меры беспечного голоса Лардо хотелось закричать во весь голос и побиться головой о стену! А что?! Вдруг умные мысли появятся! Лея с трудом сдержала нервный смешок.
   - Ага, конечно, так я и позволю тебе мучиться! - фыркнула сердито, но взяла себя в руки и вновь занялась приготовлением очередного зелья.
   Неужели для рядовой исцеляющей магии раны были слишком сложны? Было такое чувство, что ее магия просто отражалась... Боги, да что же это такое??!
   Неожиданно пришло озарение. Ее исцеляющую магию действительно экранировали! И объяснение этому было только одно. Вот только проверить это можно было лишь одним способом, на который она вряд ли сможет решиться...
   "И долго ты еще собралась мучить его и себя?" - раздавшийся в голове голос бабушки заставил вздрогнуть. Что-то совсем нервная стала в последнее время!.. Впрочем, это не мудрено, учитывая события последней недели. А Аниэль тем временем продолжила: "Сокровище мое, ты же прекрасно понимаешь, почему не действует ни одно из приготовленных тобой снадобий. Древняя магия заявляет о своих правах и требует ответа! И чем дольше ты будешь тянуть, тем сильнее будет становиться его боль. Ты же не хочешь, чтобы он умер от болевого шока?"
   Лея поежилась и, тоскливо вздохнув, выпалила: "Ну не могу я! Просто не могу! Вот так, без его согласия... Нет, нельзя, это же первая ступень обручения! Ты же знаешь, я обещана другому!"
   "Так другой не стена, подвинуть можно. Девочка, ну кого ты пытаешься обмануть? Я же вижу, как ты на него смотришь! Когда илира делает свой выбор, ничто и никто не станет преградой на ее пути. А ты, глупышка, и сердечко твое выбор уже сделали..."
   "Ну и пусть! Все равно уже ничего не поменять... А так он, в отличие от меня, будет иметь возможность свободного выбора!"
   Минея пресветлая, а что же сердце от одной этой мысли так бьется и болезненно сжимается?..
   "Я не могу!!!" - едва не сорвался с губ горестный вскрик, но Лея успела зажать рот ладошкой, встревожено вслушиваясь в тихое, чуть прерывистое от боли дыхание Лардо... К счастью, сейчас он лежал с закрытыми глазами... Может, уснул? Только бы не потревожить! Он и так натерпелся!.. Боги, разве может она позволить себе не использовать шанс избавить его от боли в несколько мгновений и полностью исцелить раны?..
   Кажется, последние мысли она умудрилась упустить сквозь возведенный ментальный барьер, потому что следом тут же вспыхнуло: "Вот ты все и решила, девочка! И я уверена, что ты не пожалеешь".
   Лея быстро пересекла комнату и опустилась рядом с Лардо на колени. Бережно погладила по щеке. Он открыл глаза.
   - Лардо, пообещай мне, что все, что произойдет в этой комнате здесь и сейчас останется только нашей с тобой тайной!
   - Ты о чем? - недоуменно нахмурился парень. - Что произойдет-то?..
   Девушка поспешила успокаивающе улыбнуться.
   - Любимый, не задавай, пожалуйста, вопросов. Просто доверься мне, ладно?
   - Х-хорошо. Я обещаю. Что теперь?
   Стараясь сосредоточиться, Лея глубоко вздохнула и решительным шагом направилась к столу. Тонкий маленький нож, лежащий рядом с пучками трав, был именно тем, что ей сейчас было нужно. Разом отбросив все сомнения, она легонько полоснула себе по запястью. Спустя миг из небольшой, но глубокой раны хлынула кровь.
   Стараясь не морщиться от пульсирующей боли, вновь вернулась к кровати и протянула Лардо руку.
   - Исцеляй.
   В удивленно распахнутых глазах юноши четко читалось сомнение в ее душевном здоровье.
   - Лея... Ты что творишь??!
   - Исцеляй, говорю! Хочешь, чтобы я кровью истекла? - ее коробил свой же жесткий безапелляционный тон, но сейчас это было единственно верным решением.
   - Как?! Из меня целитель никакой!!!
   - Не спорь! Просто прикоснись пальцами к ране, хочешь, закрой ладонью, - его чуть нервно подрагивающие пальцы послушно легли на ее запястье. - Вот так. А теперь расслабься, сконцентрируйся и мысленно очень сильно пожелай, чтобы рана затянулась.
   Похоже, желание Лардо ей помочь было просто безудержным, поскольку то, чего она ждала, произошло практически мгновенно. Струящаяся кровь засветилась белесоватым светом и прямо на глазах начала впитываться в его руку.
   - Кровь одна на двоих, жизнь одна на двоих, - прошептала беззвучно, одними губами. Спустя несколько мгновений от раны не осталось и следа.
   - Вот так, мой хороший... Сейчас все закончится... - произнесла чуть хриплым от волнения голосом и прикоснулась к одному из кровавых рубцов. На второй удар сердца его кровь, подобно жидкому огню, потекла уже по ее венам. В ушах зашумело, словно она нырнула в реку, но спустя несколько секунд слабость унялась. Покуда магия Единения не угасла, Лея поочередно прикасалась к ранам, стирая бесследно и их, и всю причиненную ими боль.
   Завершив начатое, она ласково провела по его спине, окончательно уничтожая даже воспоминание о былых страданиях, а затем присела на противоположной стороне кровати. Разум захлестывал такой шквал противоречивейших желаний. Был ли он продолжением действия магии обручения или действительно принадлежал ей самой?.. Не найти ответа...
   Неимоверная феерия эмоций и чувств... Где-то глубоко внутри Лея ощущала все разрастающееся и ширящееся пламя. Знакомое и неведомое одновременно, но все же такое... свое.
   Она глядела на Лардо и ощущала каждой клеточкой своего тела, что хочет быть с ним, прикоснуться к нему, прижаться, довериться его рукам... Сердце билось так, что было больно дышать. Все вокруг кружилось и плыло. Казалось таким нереальным и несущественным!.. Какое сильное и точеное у него тело... Гладкая, чуть загорелая на солнце кожа сейчас мерцала изнутри золотистым сиянием, являясь доказательством того, что отныне они одно целое. Почти.
   Лея прекрасно понимала, что не имеет ни малейшего права на эти чувства, на эти мысли, но, тем не менее, ничего уже поделать не могла... Душу согревала лишь святая уверенность в правильности своих действий. Женой Дара она не станет никогда. Уж лучше передать права престолонаследия Рэн, чем отказаться от Лардо!..
   Сейчас она должна была и жаждала всей душой и всем телом закончить то, что начала. С этого дня Лардо будет принадлежать ей, только ей... А она ему. Раскаянья же следовало оставить на потом... Не раздумывая больше ни мгновения, девушка подалась ему навстречу и приникла жадным поцелуем.
   - Мой любимый... - выдохнула чуть слышно, вновь и вновь целуя его. Как в первый раз... Как в первый и последний раз...
   - Лея, - задыхаясь, почти умоляя, прошептал Лардо, но она прижала палец к его губам. Ласково и немного лукаво улыбнулась. Едва касаясь, провела по его лицу, контуру уха, отвела назад волосы.
   - Не хочу ни о чем думать, не хочу ни о чем слышать... Ты мой. Только мой!
   И вновь прильнула, нежно поцеловав в ключицу. Благоразумие унеслось прочь, оставляя лишь желание быть рядом с ним вечно...
   Словно весь мир замер ради них двоих. Она гладила его плечи, сильные руки, грудь, перебирала пальцами немного растрепанные темно-русые волосы... Кожа горела от покрывающих ее легких поцелуев. А его прикосновения к ней... Нежные, бесконечно нежные, как будто он касается величайшей святыни, и в то же время такие настойчивые... Боги, ей хотелось ощущать его прикосновения к себе всю жизнь!..
   Они больше не сдерживали себя, полностью отдаваясь взаимной страсти. Сумасшедшей, упоительной, в которой движения обоих были подчинены какой-то невероятной силе, владеющей ими уже без их на то воли, уносившей все дальше и дальше, и одновременно с тем объединяющей...
   Здесь и сейчас они умирали и возрождались, дарили и получали взамен. Открывались друг другу навстречу, изучали заново... Не замечали и не чувствовали ничего, кроме друг друга, о чем-то говорили, почти не зная о чем. И вновь сливались в единое целое, сжимая друг друга в объятьях, прерывая поцелуи, чтобы опять возобновить их со счастливым смехом.
   Дивно, как в мгновение изменился мир. Он стал другим, словно созданным только для них. И сейчас они наслаждались этим неожиданным, ослепительным счастьем, прекрасно понимая, что срок для него так краток...
   Вечер плавно перетек в ночь, упоительную, словно мечта. Порой они замирали, лежали безмолвно, будто находясь между снов и явью, а затем вновь тянулись друг к другу... Сладкий, призрачный плен полусна, наполненный лаской и любовью...
   Под утро он забылся сном у нее на груди, Лея же боялась уснуть и лежала, осторожно перебирая пальцами его волосы, порой задумчиво улыбалась в полудреме, но когда открывала глаза, в них мелькала почти боль. Как же она боялась потерять его!.. Но вместе с тем, душу грела наполненная ликованием мысль. Отныне они обручены богами. А кто посмеет оспорить волю богов?!!
  

Глава 21. Ученик Мастера Стихий

   Бумаги, снова бумаги... Договора, решения, соглашения... Минея пресветлая, казалось, они не закончатся никогда! Досадливо поморщившись, Лериан потер затекшую шею и откинулся на спинку кресла, вновь предпринимая героическую попытку сосредоточиться на неведомо какой по счету смете. Вот уж удружила ненаглядная супруга, так удружила!..
   Чай в узорной чашке оказался возмутительно холодным, становясь очередной, но решающей каплей в неистовом потоке дурного настроения. Лишь когда он раздраженно выплеснул напиток в стоящий на подоконнике вазон с причудливыми цветами, в голове неожиданно прояснилось. Кажется, он сейчас совершил "акт вандализма" по отношению к любимейшему сорту орхидей Кейтар? Мило... Хотелось верить, что эта белая в красную крапинку гадость все-таки засохнет!
   На лице илира вдруг расцвела по-мальчишески проказливая и, вместе с тем, виноватая улыбка. Боги, ведет ведь себя действительно как обиженный ребенок, у которого отобрали любимую игрушку! Впрочем, это-то как раз и не мудрено...
   Он провел в Плейиге всего около трех недель, но за это время успел в достаточной степени разведать обстановку. А она в Сильнарии была поистине удручающей.
   Фактически всей властью в стране негласно заправлял некий разросшийся Орден Истины, во главе которого стоял кардинал Алоритэ дел Ромбер. Судя по всему, сидящий на троне король был не более чем фикцией, безвольной марионеткой в искусных руках фанатика-кукловода. Так, политически выгодным и разумным считалось все, что было угодно воле Его Святейшества. Умами же народа правил лишь страх перед жестокостью священной инквизиции, готовой объявить вероотступником любого, кто смел высказаться против царивших в стране порядков.
   С великим трудом ему удалось разобраться в сложившейся ситуации. Качественно наложенная иллюзия в полной мере позволила обзавестись необходимыми знакомствами и добыть нужные сведения. Да и кто мог заподозрить в дурных намерениях тринадцатилетнего мальчонку-служку, всегда готового принести "святым братьям" свежие овощи и травы, дабы они "помянули в своих молитвах его почивших родителей"?
   В результате братья настолько привыкли к наивно-глуповатому сорванцу, что стали постоянно привечать его в своей обители, равно как и позволяли оставаться переночевать в ненастье (благо, погода в стране выдалась на удивление дождливой), чего, собственно, и добивался расчетливый илир. Выскользнуть потихоньку из коморки привратника и добраться до кабинетов магистра и братьев-управителей не составляло особого труда, сложнее было проникнуть вовнутрь и планомерно перебрать все необходимые бумаги.
   Несколько раз он действительно оказывался на грани, успевая покинуть комнаты всего за несколько мгновений до возвращения хозяев. Но все эти нервные потрясения стоили того, что он узнал! От Ордена тянулась тонкая нить, связующая магистра с кем-то лояльным ему на территории Илирии. И Лериану все не удавалось узнать, кто это был. Понятным было лишь то, что этот илир был из числа дворян. Один из магических вестников, найденных им в тайнике магистра дел Меца, был написан удивительно знакомой рукой! Жаль только, что вспомнить, кому именно принадлежит почерк, так и не удалось...
   В общем-то, рано или поздно, Кейтар все равно бы узнала, что он находится вовсе не в Лесах Ортиона, но то, что это случится так скоро... Судя по всему, она активировала Зов, поскольку на следующее утро после того, как он увидел письмо, за ним прибыли гвардейцы Ее Величества и объявили об аресте. Благо, что произошло это за пределами города! Легко можно было представить, какой фурор бы произвело появление гвардейцев-илиров на территории Сильнарии!.. Словом, ему пришлось подчиниться.
   Разнос ему жена устроила грандиозный! Откровенно говоря, его всегда поражало, как эта маленькая и хрупкая с виду красавица умудрялась быть такой стервой и фурией. Но в этот раз... Отчитала, как мальчишку-подростка! Разумеется, молчать в ответ он не собирался.
   С тех пор его везде и всюду сопровождала пара гвардейцев. К тому же, заявив, что раз мужу не хватает дел, то она ему их быстро организует, Владычица завалила его бумажной работой. Нет, он вполне мог позволить себе отдых, вот только количество документации день за днем планомерно увеличивалось, не давая Лериану даже помыслить о том, чтобы уклоняться от работы. Собственно, он прекрасно понимал, чего от него добивалась жена, но извиняться перед ней даже не собирался. Три недели в таком режиме пережил, переживет еще!
   Боги, вот когда он действительно начал сочувствовать Лардо! От этого пристального внимания и вечного присутствия за спиной охранников раздражение разгоралось чистым пламенем...
   Ход раздумий неожиданно прервал скрежещущий звук. За окном летал Аржен в ипостаси крупного ястреба.
   Стараясь не привлекать к себе внимание гвардейцев, Лериан растворил окно. Проемы между узорными прутьями заградительной решетки были достаточно широки, чтобы сквозь них пролетела птица. Стоило Аржену приземлиться на спинку дивана, как его ипостась сменилась излюбленной кошачьей.
   Лукаво сверкнув темно-рубиновыми глазами, нильд призывно махнул лапой и Лериан послушно склонился к нему.
   - Лея на территории Илирии!!! - едва слышный шепот, казалось, заполнил собой всю комнату.
   - Как? Где??! - только и сумел выдавить пораженный Риан.
   - Насколько я понял, она со вчерашнего вечера находится в усадьбе твоих родителей.
   - Так почему ты мне вчера не сказал??!
   Нильд, кажется, обиделся.
   - Я тебе что, голубь почтовый??! К тому же за твоей младшей нужен глаз да глаз! Еще один алхимик-энтузиаст растет на мою голову!..
   Но Лериан его уже не слышал, стремительно направляясь к двери.
   - Я желаю немедленно видеть Владычицу! - отчеканил ультимативно подавшимся ему навстречу гвардейцам.

* * * * *

   Поистине, занимающееся утро было восхитительным. Хотя бы от того факта, что проснулся он рядом с Леей.
   Лардо долго лежал неподвижно, боясь потревожить ее сон. Всматривался в нежные черты лица, любовался запутавшимися в длинных ресницах солнечными зайчиками, наслаждался играющей на губах легкой улыбкой... Любимая, единственная... Моя!
   Воспоминания о событиях вчерашнего дня стали почти призрачными. Не то чтобы он забыл о случившемся в Академии, вовсе нет! Просто сейчас это казалось таким незначительным по сравнению с тем, что произошло этой ночью.
   Не надо было быть великим мыслителем, чтобы догадаться о далеко не тривиальной сути проведенного Леей... ритуала с единением крови. Видимо, она так и не поняла, что ее беззвучные слова он прекрасно прочел по губам. Кровь одна на двоих, жизнь одна на двоих... Лардо никогда не доводилось читать о подобном в книгах, но то, что суть сей импровизированной церемонии была далеко не шуточной...
   Внезапно он почувствовал, как что-то изменилось. Душу взбудоражили неведомые доселе ощущения - ее наполнил невероятный прилив безграничной нежности.
   - Доброго утра, любимый! - выгнувшись, словно кошка, Лея поуютнее пристроилась рядом с ним, а затем открыла глаза. - Как спалось?
   - Доброго утра, мой ангел! Отлично спалось! - юноша улыбнулся в ответ и поцеловал девушку в нос. И вдруг неожиданно заметил...
   Практически все правое плечо Леи сейчас опутывал причудливый черно-золотистый узор, свивающийся в диковинный рисунок. В ответ не его легкое прикосновение он вспыхнул радужным сиянием.
   - Лея... Что это?! - только и сумел прошептать зачарованно, а после почувствовал, как тонкие пальчики подруги пощекотали его руку.
   На его плече расцветал аналогичный.
   - Это знак обручения, любимый...
   Ему показалось или в ее голоске действительно зазвенела горечь? В общем-то, он нечто подобное и предполагал, но вот таких интонаций...
   - Ты... жалеешь? - спросил неожиданно хрипло и поспешил отвернуться, нервно закусив губу. Он сейчас даже представить не мог, что будет, если ее ответ окажется положительным. Боги, да что ж она тянет-то??!
   - Нет... Не жалею! - Минея всемилостивая, откуда такая обреченность и вызов??? А Лея тем временем сбивчиво продолжала. - Если жалеешь ты, то... Словом, в Ольвии этот знак не будет значить ровным счетом ничего. Ты вполне сможешь выбрать себе иную подругу, а ментальная и эмоциональная связь... Думаю, в любом случае можно подобрать максимально мощное заклинание-щит и...
   По всей вероятности, она могла еще долго продолжать в том же духе, вытирая закипающие на глазах слезы, когда он прервал ее монолог долгим поцелуем. Растерянная, обиженная, словно маленький ребенок, ищущий утешения, Лея всем телом потянулась к нему.
   Лишь несколько минут спустя, оторвавшись наконец-то от ее губ и пристально заглянув в невыразимо зеленые глаза, немного укоризненно улыбнулся.
   - Глупенькая, разве я сказал, что об этом жалею? Сама напридумывала ерунды и сама же в нее поверила!.. Так вот, я готов прожить с тобой всю свою жизнь. Слышишь? Ты моя, а я твой! Знаешь, видимо знамение в день Минеи все же оказалось вполне реальным. Вернее, не так, мы воплотим его в реальность. Через четыре месяца. Едва мне исполнится девятнадцать...
   Неожиданно в сознании явственно раздался мелодичный голос Аниэль: "Родные мои, просыпайтесь! Завтрак на столе. Я улетела в город. Через пару часов обещал вернуться дед".
   В ответ на недоумение Лардо Лея смешливо наморщила нос и развела руками:
   - А что ты хотел? Ментальная связь распространяется на всех членов семьи. Привыкай! Теперь это и твоя семья!

* * * * *

   Горячий, пахнущий медом и липовым цветом чай, приятно согревал, отгоняя непрошенную сонливость. Лея с трудом удержалась, чтобы не зевнуть, и с удовольствием потянулась. По телу прошла легкая дрожь. Зябко!
   Лардо ласково приобнял ее за плечи, прижимая ее к себе. Она в ответ нежно чмокнула его в щеку и провела рукой по все еще немного влажным после душа волосам. От любимого приятно пахло солнышком.
   Еще около часа назад с ней связался дед, и она вкратце обрисовала ему сложившуюся ситуацию. Побурчав для приличия о несносности неких взбалмошных девчонок, Сангиор легко, и отчего-то ей показалось, что с удовольствием, согласился, чтобы они с Лардо пожили у них с бабушкой ближайшие две недели. До начала практики.
   Лея прекрасно отдавала себе отчет в том, что рано или поздно, сложившуюся ситуацию все же придется решать, но искать выход именно сейчас абсолютно не хотелось. Будь что будет!..
   От раздумий ее отвлек едва ощутимый ментальный фон за дверью. Через мгновение резное чудо илирийского искусства бесшумно отворилось, и в комнату вошли...
   "Миленько, уютненько..." - ухмыльнулся дед, остановившись в дверях и привалившись плечом к притолоке.
   "Ну прям семейная идиллия!" - озорно сверкнув глазами, подхватил отец.
   "А если и семейная, ты что-то имеешь против?!" - Первым отреагировал Лардо, в то время как Лея пыталась отойти от изумления. - "Рад тебя видеть, Риан!"
   "Я тебя тоже, друг мой!" - отец заключил парня в крепкие объятья, а затем вдруг отстранился, ошарашено переводя взгляд с нее на Лардо. Прекрасно... Вот он и понял, что разговор ментальный.
   Немало прошло времени, прежде чем он сумел сформулировать вопрос.
   - Дочь, ты ничего не хочешь мне объяснить?! - выразительно сощурившись, выпалил на одном дыхании.
   Лея с вызовом подняла глаза, собираясь выдать довольно дерзкую тираду, но ее опередил пораженный вопрос Лардо:
   - Дочь? Лея - твоя дочь???
   Было заметно, каких усилий стоило отцу справиться со своим раздражением, но, спустя пару минут, это ему все же удалось, поскольку он лишь чуточку саркастично хмыкнул:
   - Неужто за два месяца она так и не удосужилась тебя просветить? Да, эта маленькая вредина - моя старшая дочь! - Неожиданно его голос потеплел. - Прости за резкость, Лардо, но сейчас нам с Леей просто жизненно необходимо поговорить наедине. - Он обернулся к деду. - Отец, ты позволишь?..
   - Хорошо, Ней, как скажешь. Галард, идемте в сад? Заодно познакомимся...
   Ободряюще сжав ее руку, Лардо последовал за Сангиором.
   Притворив за ними дверь, отец обернулся и сложил руки на груди.
   - Итак, я все еще жду объяснений!
   Разом отшвырнув все ненужные сейчас раздумья, Лея рывком обнажила правое плечо, во всей красе показывая переливающийся радугой знак обручения.

* * * * *

   - Все, папа, довольно! И без того насмотрелся более чем достаточно!..
   Ментальный поток резко оборвался. Последним, что он увидел из воспоминаний Леи, было то, как она целует Лардо. Впрочем, ему, как женатому мужчине, не надо было объяснять, что следует за первой ступенью обручения. Правда, обычно это случалось уже после Обряда Единения, но...
   Лериан едва успел подавить рвущийся из горла нервный смешок. Как еще эти шустрые... детки Обряд Единения в эту же ночь не прошли, просто уму непостижимо! О, Минея пресветлая, за какие грехи ему посланы эти два маленьких персональных наказания???
   И вдруг в голове вспыхнул более важный сейчас вопрос. Подойдя к отвернувшейся к нему спиной Лее, он осторожно заключил ее в объятья, в ответ на что дочь обиженно передернула плечами.
   Тихо вздохнул. Вроде бы и пора, но до чего же сложно было свыкнуться с мыслью, что его крошечная дочурка наконец-то стала взрослой. Будто в созвучие его мыслям, по руке Леи, судорожно сжимавшей яблоко, пробежали золотистые искры. Боги всемилостивые, девочка моя, как же ты его, должно быть, любишь, раз бросаешь такой вызов судьбе и обстоятельствам!.. Да и в праве ли кто-либо оспаривать этот выбор?! Губы невольно покривились в тоскливой улыбке. Свое право на истинную любовь он утратил более двадцати лет назад, так неужто он позволит разрушить любовь дочери?..
   - Сокровище мое, я знаю, что ты вправе мне не отвечать, но... Если твое обручение произошло только вчера, то что же произошло между тобой и престолонаследником Ольвии в день объявления помолвки?
   Лея сердито фыркнула, но после все же удосужилась ответить:
   - А вот ровным счетом ни-че-го! Обряда Единения крови не было! Так решили мы с Даром! Ни он, ни я не хотим этого союза! Эта свадьба нужна только вам!..
   Внезапно на их сознания обрушилась лавина чужих эмоций. Не раздумывая ни мгновения, Лея вырвалась из его рук и бросилась на улицу. Лериану ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.

* * * * *

   Под ослепительным блистанием солнечных лучей свежая зелень листвы сверкала подобно изумрудам, отчего белоснежные плиты садовой дорожки расцветились затейливым орнаментом.
   Уже более получаса они сидели на скамье под сенью старой яблони. За это время неторопливая дружеская беседа успела стать подобием некоей негласной игры, условиями которой было не дать ей угаснуть и, в то же время, придать наиболее светский характер, тем самым сведя информативность до минимума. Право слово, ни дать, ни взять старые придворные, скрывающие полнейшую безучастность за искусной маской чопорности и куртуазности!..
   Сангиор украдкой наблюдал за Лардо. Занятный юноша. Неведомо как, в нем сочеталось несочетаемое - безукоризненные манеры и острый ум вперемешку с практически детской непосредственностью. Светлый, веселый, приветливый, и все же в нем было что-то такое... Невероятно сложно было постигнуть, отчего возникают подобные чувства, но, тем не менее, их присутствие не давало расслабиться ни на мгновение.
   Хмурится мальчик, переживает. Что и не мудрено - хоть Лея с Неем затворили от них свои мысли, да только эмоции все же вырывались на свободу. По уму, следовало бы отвлечь парня, да только как?
   По предплечьям прокатилась волна жара. Мир заискрился всеми оттенками синевы.
   "Покажи ему Нас!"
   Сердце зашлось в неистовом ритме. "Как??! Зачем человеческому ребенку ведать о Вас???"
   "Покажи ему Нас, Мастер! Он достоен сей чести. Ему служат Ирлирим."
   Минея-Мать, быть не может! "Ирлирим вновь обрели спутника?.. Но..."
   "Не спорь. Такова Наша воля! Криоликс свершит выбор".
   Душу обвила пьянящая прохлада, начисто уничтожая желание противиться.
   "Повинуюсь Вашей воле, Тайлинор..."
   Спустя мгновение он вновь мог увидеть окружающее в привычном спектре. Не тратя время на излишние ныне раздумья, лучезарно улыбнулся.
   - Лардо, а хотите взглянуть на мастерскую, где рождаются клинки Стихий?
   Юноша словно очнулся от дремы. В поразительных серебристо-синих глазах засветилось неверие пополам с робким огоньком восхищения.
   - Разумеется, хочу! Да только... возможно ли это?
   - Возможно, мой друг! Вполне возможно! Следуйте за мной!

* * * * *

   Шаг за шагом где-то глубоко в душе занимались диковинные импульсы, разносящиеся по телу мягким теплом. Дыхание стало подобно несмелому трепету, будто он боялся потревожить чей-то покой... В эти мгновения Лардо никак не мог разобраться, что же с ним происходит.
   Стройные ели подлеска спустя пару минут сменились молоденьким березняком, игриво топорщившим в разные стороны нежные листочки-монетки. А затем он увидел...
   Тонкое кружево невысокого здания, сложенного из того же полупрозрачного лилового камня, которым был обложен жилой дом, словно вырастало из самой земли, настолько гармоничным оно выглядело на фоне окружающей природы.
   Но вот сложенные рядом с ним полукруглой стопкой огромные темно-лазурные кристаллы... Источаемое ими голубовато-сиреневое свечение притягивало, звало, манило, и он откликнулся на Зов. Рука, будто по собственной воле коснулась одного из них.
   Яркая вспышка чистейшего света залила все вокруг. Его словно перышко подняло ввысь, завертело, закружило в безудержном вихре. Голоса... бархатные, ликующие... Казалось, они всецело заполнили собой всю его сущность, даруя ощущение чистейшего счастья. Счастье единения с неведомым величием... Чуждым и вместе с тем удивительно родным. Переплетение отголосков таких знакомых интонаций... "Маленький друг..." "Ты Наш..." "Ты с Нами..." "Едины..." "Отныне ты будешь служить Нам..." Этот голос... Как давно он уже был ему дорог!.. Вот только кому он принадлежал?.. Лардо силился вспомнить и не мог... "Мы выбрали тебя служить Нам. Готов ли ты служить своей Стихии?" Радость взвилась ввысь. Он вспомнил! Вода! Любимая, родная... "Готов!" - послал от всего сердца. И ощутил, что все завершилось.
   Когда сознание вернулось, а мир перестал вращаться, Лардо понял, что он лежит на траве, а в лицо ему всматриваются Лея и Риан. Губы девушки предательски подрагивали, выдавая, что она вот-вот расплачется.
   - ...совсем с ума сошел??! Нельзя было так! Нельзя!!! - видимо, окончание фразы было адресовано тому, кто стоял чуть в стороне.
   Все еще мутный взгляд с трудом сфокусировался на Сангиоре.
   - Кто вы? И что означает происшедшее? - Лардо не просил, он требовал и имел на это полнейшее право. Похоже, что это право за ним признавал и Сангиор, поскольку тот удовлетворенно улыбнулся.
   - Я - Мастер Стихии Воды. А происшедшее означает, что сама Стихия признала тебя достойным чести стать следующим Мастером. В любом случае решение останется за мной, но... Готов ли ты будешь стать моим учеником?
   То, что вопрос был риторическим, прекрасно понимали оба, а потому и ответ был соответствующим:
   - Готов. Ибо такова была воля Воды!

* * * * *

   - Да, отец... Похоже, ты действительно нашел себе нового ученика, - на губах Риана играла светлая, с незначительной примесью горечи улыбка.
   Сангиор изумленно уставился на сына.
   - Ты... знал??!
   - Предполагал, - Лериан отвернулся, рассеянно водя пальцами по потрескавшейся коре древнего дуба. - Догадывался, что раз Ирлирим мгновенно признали его Хозяином, хоть и были созданы для другого, то... Не все так просто, в общем! Но решение по-прежнему остается за тобой.
   Пристальный взгляд золотисто-янтарных глаз Мастера оценивающе скользнул по напряженным плечам сына, а затем переместился на стоящих в стороне Галарда и Лею.
   "Что скажешь, малышка? Сумеет ли твой суженый стать истинным Мастером?" - послал ментально шутливое.
   "Дед, ты же все равно все решишь по-своему! Зачем спрашиваешь?!"
   Ух ты, какая колючая! Сангиор с трудом сдержал рвущуюся на лицо грустную ухмылку. Нервничает егоза, волнуется за своего любимого!.. Впрочем, а как же иначе?! Пусть привыкает теперь, что отныне все горести и радости придется делить на двоих.
   Парень же, напротив, отличался ледяным спокойствием, всем своим видом показывая, что примет любой вердикт. Мастер не мог не понимать, что вся его безмятежность была лишь искусной маской. Ведь тот, кого коснулась чистая энергия сущностей будущих клинков, никогда уже не сможет этого забыть... А он почувствовал. Почувствовал по-настоящему, как всегда ощущал он сам... Как ощущал Диаллан...
   С трудом сдерживая поток отравляющих душу воспоминаний, он кивком подозвал к себе юношу.
   Стоило лишь ему приблизиться на расстояние шага, как вокруг них засияла иллюзорным светом чистая Стихия. Сангиору не оставалось ничего, кроме как громко произнести то, что требовала от него магическая сущность.
   - Я, Сангиор Рейнальд Аэллинай, Мастер-оружейник Стихии Воды, беру в ученики Галарда Александра Милдорна. С этой минуты и до конца отпущенного мне Минеей жизненного срока я обязуюсь передавать ему все свои знания и умения, все мастерство, дарованное мне Стихией Воды, научить чтить и хранить истинную силу и прославить милость Минеи в веках. Сказано и засвидетельствовано.
   Он уже собирался перевести для мальчика слова обета с лирроэя на илирийский, но тот уже подхватил:
   - Я, Галард Александр Милдорн, ныне принятый в ученики Сангиором Рейнальдом Аэллинаем, Мастером-оружейником Стихии Воды, даю обет, что с этой минуты и до конца отпущенного мне Минеей жизненного срока, обязуюсь перенимать все знания и умения, которые сочтет нужным передать мне мой учитель, научиться чтить и хранить истинную силу и прославить милость Минеи в веках. Сказано и засвидетельствовано.
   Едва парень завершил произносить клятву, как из овального медальона у него на шее вырвался сноп голубоватых лучей, невиданными узами обвивший их правые руки. Мгновение спустя сияние померкло, однако на запястьях остались едва заметные знаки Стихий.
   Сангиор только и нашел в себе силы, чтобы выдохнуть:
   - Дитя, откуда у тебя Око Райалена?..
  

Глава 22. Причуды жизни

   Над землей плыл колокольный звон. Полные тихой печали и, вместе с тем, светлого торжества звуки мерно отмеряли быстротечность бытия.
   Подумать только, в старенькой церквушке на другой стороне острова уже обедня миновала... Дар с трудом отвел взгляд от стеллажа с документами и потер лицо руками, силясь отогнать вполне закономерную усталость. Как не прискорбно, но о полноценном отдыхе в ближайшие несколько недель можно лишь мечтать.
   Неспешным шагом он пересек комнату и присел на подоконник.
   В распахнутые настежь окна просторного кабинета, предоставленного ему Канцелярией, врывался свежий, чуточку пряный ветер, ни на мгновение не дававший забыть о близости моря.
   Боги, как же хотелось сейчас хоть ненадолго оказаться у воды и, пусть лишь на пару мгновений, но почувствовать себя свободным!.. Свободным от титула, обязательств, порядков, протоколов... Как в далеком детстве, промчаться босыми ногами по раскаленному прибрежному песку, подставить лицо ласковым лучам солнца, ощутить на губах соленые морские брызги... Горько усмехнулся. Не о том сейчас следует думать. Не о том!..
   Последние сутки выдались ошеломляюще тяжкими. За столь незначительное время Вальдар в полной мере осознал, какое бремя его угораздило взвалить на собственные плечи.
   Даже при поверхностном ознакомлении со сложившимися в Академии порядками становилось ясно, что объем актуальных, а порой и вовсе животрепещущих перемен просто колоссален! Но, как оказалось, претворение этих изменений в жизнь уже заранее было обречено на немыслимое количество препятствий.
   Чего стоил лишь созванный им с утра преподавательский совет! В сущности, молодые профессора и наставники оказались вполне лояльны и дружелюбны, в то время как старшее поколение... Нужно быть слепым и глухим идиотом, чтобы не заметить, что в каждом взгляде, жесте или слове, адресованных ему этим... поросшим мхом старичьем, отчетливо сквозило одно: "И этот сопляк будет учить нас жизни??!".
   Боги всемилостивые... Хорошо, что рядом был Арман! Пожалуй, одно лишь присутствие лучшего друга позволило ему сохранить абсолютную невозмутимость и не сорвать на этих напыщенных наглецах скопившуюся ярость.
   Казалось бы, за свою недолгую жизнь он привык ко всему. Сложнейшие и причудливейшие политические игры давным-давно вытравили из него робость и нерешительность, всеобщее пристальное внимание и подавно не было проблемой, но, тем не менее...
   Впрочем, как бы то ни было, он не отступит от поставленной цели. При необходимости будет искать подходы ко всем без исключения, находить оптимальные решения, идти на допустимые компромиссы... Если же не будет иного выхода, попросту принудит их считаться с собственным мнением!
   Но все это было такой ерундой, по сравнению с поминутно нарастающей тревогой о Лардо!.. Многократно направленные Призывы словно канули в безвестность, и было совершенно непонятным, являлось ли это следствием остаточных магических помех или же... Так, все. Довольно! Нечего выдумывать всякую чушь! С ним Лея, а у илир целительство в крови... Все должно быть... Боги, пусть все будет хорошо!!!
   Поток раздумий прервало нежное поглаживание по плечу. Дар стремительно обернулся. Рядом с ним стояла Мила. И пусть сейчас она не была такой же бледной, как раньше, в ярких глазах по-прежнему плескалась пугающая тоска.
   Вчера она не отходила от него ни на шаг, будто боялась, что и с ним случится что-нибудь дурное. Ценой огромных усилий и продолжительных уговоров им с Финлеем удалось ее немного успокоить и уговорить отдохнуть. Занятно, кажется Хаддон-младший влюблен в нее по уши, а она отвечает ему взаимностью...
   Рука невольно потянулась погладить сестренку по волосам. Странно, как она раньше могла его раздражать? Мелкая зловредная бестия, доводившая его до белого каления в течение многих лет, неожиданно предстала совсем в другом ракурсе. И оказалась совсем иной. Очень родной и светлой. Надо же, такая хрупкая, такая уязвимая...
   В ответ на незатейливую ласку личико Милы озарила теплая улыбка. Девочка осторожно присела рядом с ним.
   - Ну что, отдохнула немножко? - Дар ободряюще улыбнулся, изо всех сил стараясь не выдать свою усталость и беспокойство.
   - А ты, как я погляжу, не отдыхал совсем! - в ее мягких интонациях засквозила укоризна.
   Вы поглядите-ка, это она его сейчас отчитывать пытается? Маленькое чудо!..
   - Что, так жутко выгляжу? - попробовал неудачно пошутить, но вместо голоса сестры услышал совсем иной, размеренный и властный:
   - Не то чтобы жутко... Словом, окружающих попугать вполне сгодится! Но прежде, чем ты отправишься спать, я хочу услышать внятный рассказ о происшедшем в эти двадцать четыре часа.
   На пороге стояли отец с матерью.
  

* * * * *

  
   Сердце забилось часто и гулко. Виски заломило от поднимающейся волны... страха ли?.. благоговейного трепета?.. или, быть может, растерянности?.. Вряд ли Лардо смог бы сейчас внятно объяснить, что с ним происходило.
   С того момента, как он вступил в импровизированный круг, осененный Стихией, время остановилось, словно по воле самих богов, замедлив свой бесконечный марафон... По всему телу привычно разлилась успокаивающая прохлада и, спустя миг, он взирал на мир сквозь мерцающий и искрящийся спектр истинных сущностей.
   И то, что он сейчас видел, не подлежало сомнению. Сангиор был таким же, как он. Впрочем, нет, не так! Таким же, но лишь отчасти. О чем явственно возвещал ореол стихии. Снежно-белые струи Воздуха и малахитовые побеги Земли служили лишь незатейливой оправой для переливающейся величественной синевой Воды...
   Пускай, в нем не было всех четырех стихий, но все же... Губы дрогнули в несмелой улыбке. Как же он сейчас боялся поверить и, вместе с тем, уповал на реальность происходящего! Впервые в жизни у него появилась зыбкая надежда получить ответы на бесчисленные вопросы, накопленные в течение стольких лет. Разобраться в себе и своих способностях... Хоть чуточку приоткрыть плотную завесу неведения...
   "Доверьсссяаааа..." - прошелестел в мыслях обычно такой немногословный Воздух.
   "Он не причинит вреда..." - пьянящим резонансом отозвался в сердце Огонь.
   "Ну же, малыш... Смелее..." - пророс в душе беззащитный росток нежного голоса Земли.
   "Я ждуууу..." - требовательно, почти обиженно, вторило ей журчание Воды.
   И он подчинился. Открылся навстречу неукротимому потоку сторонней силы.
   Боги всемилостивые... Бесконтрольно выставленные щиты, точно хлипкую речную плотину, смело под напором заполнившего его света. Где-то на грани сознания пульсировала громкая и уверенная речь Мастера. Вначале довольно странные и непривычные для слуха слова, произносимые на незнакомом языке, внезапно приобрели небывалую ясность, сложившись в довольно безыскусную, но колоссальную по своей сути клятву.
   Секунда за секундой, мгновение за мгновением, Лардо по крупицам собирал воедино себя самого, отыскивая среди затопившей сознание чужой воли свою собственную. Сумеет ли он отныне и до самой смерти посвятить жизнь тому, о чем имел лишь смутное представление?.. Хватит ли сил поднять эту ношу?..
   - Не бойся! Я помогу! - незнакомый мальчишеский голос, раздавшийся в висках, звучал задорно и ободряюще.
   Внезапно возникшая пред внутренним взором фигура заставила затаить дыхание. Владыки Воздуха!..
   Тонкий овал лица... Точеный нос... Четкая линия бровей, прячущаяся под растрепанной темно-русой челкой... Губы изгибаются в обезоруживающе лучезарной улыбке, а в смешливо сощурившихся серебристо-синих глазах пляшут озорные огоньки...
   Лардо прерывисто вздохнул. Он словно всматривался в собственное зеркальное отражение, если бы не несколько "но".
   И как бы невелики были отличия, но все же они дарили крохотную надежду на собственную вменяемость - чересчур длинные волосы незнакомца были собраны в "хвост", шрама на правой щеке не было, вместо этого на левой скуле имелась небольшая родинка, а на шее длинная царапина, да и выше он был почти на полголовы...
   - Ты кто??! - прошептал одними губами.
   "Наваждение" проказливо ухмыльнулось:
   - Эрик. Эрик Илемир Милдорн. Только вот что... - он хитро сощурился, - племянничек, сейчас не время и не место задавать вопросы! Возможно, еще когда-нибудь нам удастся свидеться, да только... Нет, не время!.. - Парень внезапно осекся и посерьезнел. - Ответь сейчас не столько мне, сколько себе: разве стихии когда-нибудь причиняли тебе вред? - Дождавшись отрицательного кивка, немного грустно улыбнулся. - Ты получаешь возможности, о которых я свое время мог только мечтать. Так что сейчас же прекращай терзаться! Хочешь, давай вместе произнесем эту клятву?
   Несмотря на всю абсурдность происходящего, сомнения унеслись прочь, и следом за Эриком он подхватил:
   - Я, Галард Александр Милдорн, ныне принятый в ученики...
   С каждым произносимым словом медальон на груди раскалялся все сильнее и сильнее до тех пор, пока не вспыхнул чистым сиянием. Неожиданно правого запястья коснулся леденящий холод. Тонкая эфемерная цепь на какие-то доли секунды сковала руку Лардо с рукой Мастера, а затем рассеялась серебристой пылью, оставляя вместо себя причудливые, едва заметные глазу символы.
   - Вот и все, друг мой... - рядом ухом раздался тихий голос Эрика. - То, что должно было произойти уже давно, наконец-то свершилось. Пусть это первый шаг, но... - его губ коснулась грустная улыбка. - Рад был познакомиться! Прощай!
   Стройный силуэт растворился в мерном свечении.
  

* * * * *

  
   Орвиол неторопливо мерил шагами кабинет. Поистине оплот Канцелярии! Обшитые унылыми дубовыми панелями стены, обилие магических светильников на стенах, огромные стеллажи, заваленные бумагами... Пожалуй, внимания заслуживал лишь вычурный стол, за которым сейчас сидел Вальдар...
   Бедный мальчишка! Несмотря на прилагаемые им усилия, изнеможение уже было не скрыть. Чего только стоили нездоровая бледность и круги под глазами! Сколько же суток он уже на ногах? Пожалуй, четвертые или пятые?.. А все упрямится. Только лихорадочное постукивание пальцами по столу выдает сейчас его беспокойство.
   Рил устало потер глаза. Когда он присоединился к Милене и Эрлиону, Вальдар уже давно начал повествование. Но даже того немногого, что он услышал, с головой хватало, чтобы сердце наполнилось гневом, а душу терзала боль. Минея всемилостивая, неужели Лардо... Память неожиданно подбросила довольно реалистичную картинку. По нервам ударил отголосок свиста плети. Руки непроизвольно сжались в кулаки. Хоть Лион и против, Нортлан в полной мере ответит за свои действия. И он лично об этом позаботится!..
   Чтобы хоть немного отвлечься от тяготящих мыслей, Орвиол вновь попробовал сосредоточиться на беседе друга с сыном. Хоть он и присутствовал при разговоре короля с герцогом лично, но некоторые моменты по-прежнему поднимали внутри клокочущую волну ярости.
   - ...Около часа назад у меня состоялась довольно конструктивная беседа с Его Светлостью герцогом Нортланом. Думаю, мы с ним в полной мере поняли друг друга, однако консенсуса так и не достигли. Впрочем, это-то как раз было вполне ожидаемым... О каком взаимоуважении может идти речь, когда все его поведение свидетельствует о полнейшем презрении и пренебрежении?! И за время сего... разговора я лишь утвердился в мысли, что экзекуция Лардо была устроена вполне преднамеренно. Исключительно для того, чтобы показать отношение герцога к трону в целом и ко мне в частности!
   Карандаш с хрустом разломился в руке Дара. В его голосе явственно зазвучало злое шипение.
   - Я, собственно, прекрасно понимаю, что все его выпады диктуются завышенным самомнением и якобы ущемленными правами... Ведь главы Дома Нортлан уже многие тысячелетия надеются, что линия нашего Дома прервется, а доминирующую позицию займут они... Но всему же есть предел!
   На лице короля появилась саркастичная улыбка.
   - Судя по всему, его бесцеремонности как раз предела нет! Представь себе, мне недвусмысленно заявили о возможности международного скандала. Если дословно... Как же там он говорил? Рил, ты не помнишь?.. Ах, да! Девица, незаконно остановившая исполнение административного приказа, во всеуслышание признала себя Великой княжной Илирии, а несколько ранее именовала князя любимым... Кажется, так...
   Ему показалось или юноша и вправду стал белее мела?..
   А монарх тем временем продолжал:
   - ... Если бы не откровенное недоумение также присутствовавших на площади профессоров, я бы принял сказанное за истину, а так... Не более чем очередная шпилька! Причем, абсолютно безосновательная. Но чашу моего терпения переполнило не это. Поверишь ли, ко всему прочему Его Светлость осмелился пенять мне недальновидностью и малодушием! Ибо мое-де заведомое уклонение от прямых военных действий по отношению к Сильнарии есть проявление качеств, недостойных воина и правителя.
   Дар изумленно подался вперед:
   - Он хочет войны???
   - Его Светлость живет понятиями, что вместо того, чтобы изо всех сил искать пути для мирного сосуществования, нам следует первыми напасть на соседей.
   - Безумец... Неужто кроме него есть еще люди, которые могут поддерживать подобные идеи?
   - Сын, не строй из себя наивного мальчика! Тебе не идет... Разумеется, такие люди есть! Вполне достаточно членов Домов, поддерживающих Дом Нортлан! В сущности, я не вправе говорить обо всех, но... Порой мне даже кажется, что периодически возникающие на границе стычки и диверсии являются плодом именно их действий.
   Внезапно беседу прервал напряженный голос королевы.
   - Дорогие мои! Политика - это, несомненно, замечательно, но беседовать о ней вы будете в другом месте и в другое время! А сейчас я хочу знать лишь одно: где находится мой младший сын??!
  

* * * * *

  
   Слова Сангиора прозвучали как гром среди ясного неба. Лардо изумленно оглянулся на Лею и Риана, но растерянность их лицах ситуацию не прояснила, а посему вопрос, вертевшийся на языке, все же пришлось задать.
   - Откуда у меня что?
   Уже несколько пришедший в себя Мастер встретился с ним взглядом и улыбнулся.
   - Медальон у тебя на шее. Впрочем, судя по недоумению, ты понятия не имеешь о том, чем обладаешь... Думаю, наш разговор следует продолжить дома, - несколько церемонным жестом он пригласил всех следовать за собой.
   Путь в гостиную оказался довольно долог. Вчера Галард был не в том состоянии, чтобы рассматривать обстановку, но вот сейчас... Кажущийся снаружи сравнительно небольшим дом внутри оказался необычайно просторен, что говорило о наложенном на него заклинании искажения пространства. Но вот что странно, каких-либо достаточно мощных источников магии, которые могли бы служить в качестве хранителя иллюзии, поблизости не ощущалось... Юноша усмехнулся. Пожалуй, лишь сейчас он начал постигать масштабы настоящей магии илиров. И, как оказалось, в реальности она была гораздо глобальнее, чем могли передать любые источники информации.
   Просторная комната, в которую они вошли, была наполнена солнечным светом. При преломлении солнечных лучей в лиловых кристаллах, которыми были выложены стены, создавалось ощущение некоторой призрачности и загадочности.
   Идущая рядом Лея шутливо подмигнула.
   "Не обращай внимание. Это криоликс. Отголосок сущностей стихий. Он всего лишь пытается произвести на тебя впечатление".
   Тем временем Сангиор присел на поручень кресла у камина. Лериан облюбовал подоконник. Проигнорировав предложение разместиться на диване, Лардо сел на один из вычурных стульев, а Лея пристроилась у него за спиной, положив руки ему на плечи. Постепенно бушующее в душе смятение улеглось, а взамен него воцарилась неестественная безмятежность... И он вдруг понял, практически увидел, как разум обвивают исходящие от девушки успокаивающие волны.
   "Я с тобой, любимый. Я рядом", - коснулась мысленно.
   "Спасибо, мой ангел!" - в ответ он нежно поцеловал обнимавшую его руку, пытаясь не обращать внимания на многозначительные взгляды, которыми обменялись Риан с отцом. Нравится им это или нет, они с Леей обручены, и рано или поздно, всем придется с этим смириться!
   Пальцы невольно потянулись ко все еще горячему камешку. На едва ощутимое прикосновение сапфир откликнулся негромкой мелодией, а по руке вновь прокатилась леденящая прохлада. Чтобы прервать неловкую паузу, он улыбнулся Мастеру:
   - Кажется, вы хотели мне о чем-то поведать? Или я понял вас превратно?
   Несколько мгновений тот молчал, видимо, собираясь с мыслями, но затем все же отозвался:
   - Так и есть, друг мой. Намеревался. А посему расскажу, что знаю... Вещицы, подобные той, которая висит у тебя на шее, именуются Очами Райалена, поскольку сквозь них Мастера Стихий, а иначе, райалены, могут наблюдать за всеми элементами своей стихии в пределах страны, и в случае надобности не допустить нарушения баланса. Но изначально... - илир лукаво улыбнулся. - Впрочем, это я уже забегаю наперед. Так вот... В Илирии подобные медальоны появились многие тысячелетия назад. В какой-то год перед первыми Мастерами возникла неразрешимая задача. Они тогда уже были далеко не молоды, а посему им следовало выбрать себе преемников. Да только вот в чем загвоздка, желающих было много, а вот учеников с необходимым магическим потенциалом все не находилось. Время летело, проходили дни, месяцы, годы... В отчаянье обратились Мастера к своим Стихиям, и те, смилостившись над своими служителями, создали двадцать пять талисманов, которые были переданы главам Родов. Также было поведано, что отныне в каждом поколении будут рождаться дети, которые в последующем смогут стать вместилищами истинных Стихий. А одним из показателей правильности выбора станут медальоны, поскольку при произнесении клятвы избранный будет отмечен знаком Стихий, - Сангиор указал на запястье Лардо, - что, собственно, и произошло с тобой. Вот только все не могу взять в толк... Раньше потенциальные Мастера никогда не рождались среди людей. Но, видимо, в твоем Роду, пусть тысячелетия назад, все же были илиры. Иначе не объяснить. И в то же время для создания талисманов никогда не использовались сапфиры... В общем, непостижимого много. А потому завтра мы с тобой отправимся в Нертей.
  

* * * * *

  
   Солнце палило неимоверно. Чудилось, что бисерины росы, рассеянные по фиолетовому ковру вереска, сплошь покрывавшему пологий холм, испаряются просто на глазах. Совсем рядом слышался шум водопада.
   Узкая тропинка, вприпрыжку бегущая среди реденького ельника, была сплошь покрыта пушистым белым мхом. Порой Лее казалось, что ее босые ноги погружаются в теплую пену. Как все же здорово, что ей удалось настоять на дальнейшем прекращении любых разговоров о случившемся. У Лардо и без того голова шла кругом от полученной информации!.. Необъяснимо все-таки, дед после гибели Алана даже слышать не желал о том, чтобы выбрать себе нового ученика, да и в Нертее уже года полтора не появлялся, благополучно игнорируя остальных Мастеров, а тут...
   Несмотря на довольно ухабистый спуск, девушка проворно продвигалась к реке, огибая запутавшиеся в траве колючие ветви ежевики. Следом за ней бесшумно шел Лардо. Неожиданно он резко остановился и рывком прижал ее к себе.
   "Смотри!"
   Лишь спустя пару мгновений Лея поняла, что случилось. Минея всеблагая! Девушка поджала вмиг пересохшие губы, чтобы сдержать испуганный возглас. К берегу вышел огромный бурый медведь. Лениво повернув в их сторону голову, шумно вздохнул и глухо зарычал, подняв, словно собака, верхнюю губу.
   Над высокой сосной заполошно взлетела крупная птица. Сорвавшаяся с ветки зеленая шишка больно ударила зверя по носу. Он поймал ее и с хрустом раскусил. Видимо, столь нежданное угощение пришлось ему не по вкусу, поскольку, обиженно рыкнув на прощанье, он направился обратно в лес.
   Из груди вырвался облегченный вздох. Обернувшись к Лардо, Лея увидела, как тает в его глазах серебристо-синяя пелена. Владыки Воздуха!..
   - Что ты сделал??!
   Парень смущенно хмыкнул и зарделся.
   - Ничего особенного... Всего лишь попросил его идти своей дорогой...
   - И он послушался?
   - Как видишь... - пожал плечами и неожиданно прямо посмотрел ей в глаза. - Так бывает. Иногда... если Земля разрешает мне воспользоваться своей силой. Откровенно говоря, не знаю, как ты это воспримешь, но... Я принадлежу не одной стихии. И даже не двум...
   Лея не могла не почувствовать, насколько мучительной для него была подобная откровенность. Не раздумывая более ни минуты, она потянулась ему навстречу и крепко обняла.
   - Я знаю, любимый. Знаю, что их четыре.
   Несколько мгновений юноша пораженно молчал, осторожно перебирая ее распущенные по плечам волосы, а затем прошептал чуть слышно:
   - И... как давно тебе это известно?..
   - Со времени нашего с тобой первого полета. После того, как в тебе отозвался Воздух. Вот тогда я и увидела... - Лея виновато заглянула ему в глаза. - Прости, что не сказала сразу, но... мне казалось, что ты должен решиться на это сам...
   Неожиданно возникшее явственное ощущение малозначительности и несущественности дальнейших объяснений понудило ее замолчать. Какая разница, что было раньше, что будет в скорости?! Важным было лишь то, что происходило здесь и сейчас! Осторожный поцелуй Лардо и благодарная улыбка лишь подтвердили правильность принятого решения.
   Не разжимая объятий, они спустились вниз и сели на поваленное дерево, свесив ноги к воде. Всего в полутора метрах внизу бурлил стремительный поток.
   Первым молчание прервал Лардо:
   - Как именуются земли, на которых мы находимся? Это ведь Илирия, я правильно понял?
   Девушка немного задумчиво усмехнулась.
   - Илирия. Да только... Леса Ортиона - некое подобие закрытой территории. Территория, на которой не действует никакая власть, кроме власти Стихий. Лишь здесь они обретают истинную силу. На этих землях в разной удаленности друг от друга расположены поселения всех исконных магов, разных линий и сил. По сути, здесь средоточие подлинной магии. Для тех, кто не является ее частью, здесь нельзя находиться более трех недель подряд. Иначе происходят непоправимые изменения. Обычно я навещаю бабушку с дедом, но очень и очень редко. Гораздо реже, чем хотелось бы. Да и провожу здесь от силы дня три-четыре... - Она досадливо тряхнула головой. Ловко брошенный плоский окатыш, приправленный крошечной искоркой заклинания, прытко поскакал над бурными водами реки, рассыпая по ним золотистые огоньки. - Но стоит лишь пересечь речку, как мы попадаем на основную территорию Илирии. Если хочешь, можем прогуляться на тот берег? У меня тут неподалеку друзья живут.
   В ответ на его согласный кивок, девушка легко вскочила на ноги и направилась вниз по течению. Лардо пошел за ней следом.
   Через пару сотен метров Лея остановилась на небольшой галечной косе и шутливо повела рукой.
   "Ну, какова дорожка? Здесь мы вполне сможем пройти!"
   Небольшой островок, заросший розоватым кустарником, разделял в этом месте реку на два рукава. Находясь как раз посредине ревущего потока, он дрожал и колебался от напора воды, стремившейся сбросить его со своего пути. Дойдя до обрыва, мощный поток, покрытый облаком водяной пыли, неудержимо падал вниз, с грохотом скатываясь с уступа на уступ. Неистово ворочаясь в тесных каменных объятиях, водопад яростно ревел, словно зверь, попавший в крепкие сети. И вот всего-то в паре метров от дымящейся пасти тянулась ненадежная с виду "дорожка" из крупных камней.
   Галард скептически оглядел путь.
   "Ты уверена?"
   "Абсолютно! Мы тысячи раз шли по этим камням в Ипфей". - Хитро подмигнула. - "Но если что, я тебя подхвачу!".
   Парень широко улыбнулся: "Уж успокоила, так успокоила!".
   Вокруг обильно рассыпанных по дну реки черно-зеленых камней, по которым они пробирались на другой берег, белели венки, вспененные сильным течением. Мокрые валуны неприятно скользили под ногами, однако держались довольно прочно, вселяя некоторую надежду на благополучное завершение их затеи.
   Лишь когда чуть подрагивающие от усилий ноги коснулись земли, Лея позволила себе немного расслабиться. Давненько уже она не испытывала таких острых ощущений! Впрочем, это если не принимать во внимание вчерашние события... Размышления прервал добродушный голос Лардо, помогая унять мутную волну горестных воспоминаний.
   - Ну так как, идем дальше? Или ты раздумала?
   Впереди за молодым лесом призрачно угадывалась широкая просека, за которой золотилось пшеничное поле. В сердце сладостной волной поднялась радость. Неужели она так скоро сможет увидеть своих ребят? Боги, как же здорово!..
   - Идем, конечно! - произнесла как можно веселее. - Тем более что Ипфей всего в десяти минутах ходьбы.
   Но стоило им сделать всего несколько шагов, как перед Лардо вспыхнуло пламя Призыва.
  

Глава 23. Дорожка к памяти

  
   Ну ответь! Пожалуйста, ответь!.. В какой-то исступленной настойчивости Финлей раз за разом отправлял вдаль Призыв. Затейливое витье заклинания за несколько последних часов успело стать настолько привычным, что, казалось, прекрати он созидать его намеренно, разум продолжит плетение по собственной воле.
   В воздухе витал зной. По небу, словно нервные чистокровные кони, резво бежали облака. Терпкое кружевное марево солнечных лучей проникало повсюду. Цепкие раскаленные пальцы июньской жары клещами впивались в истомленную землю, оставляя в ней глубокие трещины-раны.
   Призрачные крылья восточного ветра, изредка обнимавшие за плечи, не приносили прохлады. Лишь разомлело сплетали и расплетали густые косы трав, играли в зарослях шиповника, обрамляющих пруд, осыпали лепестки бледно-голубых цветов, разросшихся у берега.
   Стараясь не обращать внимания на тянущую боль в туго забинтованной левой щиколотке, парень спрыгнул с дерева в траву и прошел к воде. Шустрая стайка мальков сверкнула серебряными полосками и скрылась в глубине, испугавшись собственной тени. Зачерпнув ладонью теплую воду, ополоснул лицо.
   Если болит сердце, люди идут за помощью к целителям, принимают снадобья... Но что поделать, если болит душа? Где найти то средство, которое могло бы ослабить душевные муки?!
   Беспокойство за друга не отпускало ни на мгновение. Жалобно поскуливало, словно брошенный на произвол судьбы щенок, свернувшись в груди плотным клубком.
   Владыки Воздуха! Ну как же так??! Ну почему от его безрассудства должен был пострадать лучший друг??? А он не смог! Не сумел! Не отвел беду! Фин не искал себе оправданий. Не пытался заглушить терзающую его совесть. Лишь с мрачной обреченностью раз за разом прокручивал случившееся в уме.
   Когда Лея вылетела в раскуроченное окно, он, не медля ни секунды, бросился к выходу. Очертя голову несся по безлюдным коридорам, перепрыгивал через несколько ступеней, стремительно минуя кажущиеся нескончаемыми лестничные пролеты. Накаленные до предела эмоции подхлестывали и придавали сил. Он словно бежал наперегонки с собственной тенью. И сам вдруг не заметил, как оступился о выщербленную ступеньку и кубарем скатился вниз.
   Давно требующая починки парадная лестница в очередной раз подтвердила свою недобрую славу. Демон, да сколько же человек должны свернуть на ней шею, чтобы ремонтом наконец-то занялись??! Несколько мгновений пролежал, шипя сквозь зубы и прислушиваясь к собственному организму. Пожалуй, ничего катастрофического. Все-таки от пары десятков синяков еще никто не умирал... Беззвучно кляня безрукость и бестолковость хозяйственников, он с усилием поднялся на ноги и поспешил продолжить свой путь.
   Вывих дал о себе знать только через пару минут, когда он уже практически достиг цели. С каждым новым шагом идти было все сложнее. Казалось, что в щиколотку все глубже и глубже вонзали раскаленный добела гвоздь. Несмотря на прилагаемые усилия, остановиться все же пришлось. Морщась от боли, он присел на парковую скамью. Душу переполняло отчаянье - тропинка, выводящая прямехонько на площадь, оканчивалась всего-то в десяти метрах, но при одной мысли об их преодолении его бросало в дрожь.
   И вдруг позади раздалось язвительно-рассерженное:
   - Надо же?! Остановился! Ты чего несешься, как угорелый?!! Чай не в салки играем!
   Ничего себе претензии! По дорожке к нему резво приближалась одна из подруг Леи. Кажется, Сура... Вот только ее сейчас ему и не хватало!
   - Я с тобой игр и не затевал! - буркнул неприветливо, изо всех сил пытаясь вспомнить плетение хотя бы наипростейшего обезболивающего заклинания. - Так что, миледи, идите своей дорогой!
   Девчонка в ответ только фыркнула, опустилась рядом с ним на корточки и, быстро и ловко отвернув штанину, принялась за осмотр его ноги. Из-под тонких пальцев полилось серебристое сияние. Спустя несколько мгновений стал уменьшаться разлитой синюшный отек, а затем и боль пошла на убыль. Лишь когда исцеляющие чары, словно льняные бинты, туго обвились вокруг щиколотки, она подняла на него глаза и миролюбиво улыбнулась.
   - Ну что, так лучше? Через два-три дня снова сможешь бегать... - Виновато поджала губы. - Ты прости за резкость. Просто я от самых лабораторий за тобой мчалась. Я Лею со вчерашнего вечера ищу. Полчаса назад Зов активировала... Ладно, не суть! Просто сигнал оборвался прямо у лабораторий. А потом ты оттуда выбежал. Я тебя звала, звала... - юная целительница окончательно смешалась. - Ты случайно не знаешь где она?
   - Скорее всего, сейчас на площади, - поспешил встать и помог подняться и ей. Надо же, нога практически не беспокоила!.. - Спасибо за помощь! И если ты не против, нам следует поторопиться.
   Остаток дня прошел, будто в тумане. Лишь от сокурсников он узнал обо всем происшедшем. И с тех пор не мог найти покоя.
   В отчаянье Финлей в многотысячный раз направил Призыв. И не поверил своему счастью, когда всего в полуметре от него вспыхнула глянцем мара, в которой четко отражалось лицо друга.
   - Лардо?! - на лице Фина засветилась ликующе-недоверчивая улыбка.
   - А ты ожидал увидеть кого-то другого? - шутливо подмигнул друг, и от сердца немного отлегло. - Рад тебя видеть, братишка!
   Боги всемилостивые, как же захотелось его обнять! Убедиться в том, что это действительно реальность, а не последствия слишком долгого пребывания на послеполуденном солнце...
   - Знал бы ты, как я рад тебя видеть! Где ты? Как ты? О тебе все переживают! И твои, и мои родители совсем от тревоги извелись! Дар с Милой себе места не находят!..
   Лардо, кажется, опешил.
   - Мама с отцом в Академии??? И Дар?!! Ничего себе... - Было заметно, каких усилий ему стоило преодолеть растерянность, но затем он все же сумел взять себя в руки и немного нервно засмеялся. - Да не смотри ты на меня так! Я не исчезну, даю слово! Мы с Леей сейчас в Илирии. Со мной все хорошо. Я живой и здоровый. Правда! Каникулы, скорее всего, проведу здесь. Даже прохождением практики уже определился. Помнишь, я рассказывал тебе о Мастерах Стихий? Если не вдаваться в подробности, я стал учеником Мастера Воды. Осталось дело за малым - как-то уговорить руководство Академии направить бумаги именно сюда. Но надеюсь, в этом мне поможет отец. Кто еще, кроме него, сумеет добиться чего-либо от Нортлана?
   Минея пресветлая!.. От вороха вываленных на него сведений мысли закружились в безумной пляске. На языке так и вертелся шутливый вопрос, уж не умудрился ли его друг за последние сутки еще и жениться, но благоразумие взяло гору, а потому он лишь хмыкнул:
   - Причем тут Нортлан?! Дара проси. Со вчерашнего дня управление Академией - головная боль твоего старшего братца.
   Друг изумленно распахнул глаза:
   - Ничего себе новости! Впрочем, я собираюсь связаться со своими вечером, тогда и расспрошу поподробнее. А вот сейчас... Фин, мне нужна твоя помощь, - он аккуратно расстегнул ворот рубашки, открывая взгляду...
   - Отцовский медальон??? Откуда он у тебя??!
   Тот на миг задумался.
   - Учитель отдал мне его, когда я был в подземелье. Сказал, что его создал мой дядя, Эрик Илемир Милдорн. Откровенно говоря, я не придал значения его словам. Так, полезная безделушка, ограждающая от влияния обсидиана, не более... Вот только сегодня я узнал, что камешек не просто занятное и полезное украшение. Это знак Мастера Стихий. О дяде я практически ничего не знаю. Сколько я живу, отец всегда пресекал любые разговоры на эту тему. Знаю лишь, что он погиб восемьдесят с лишним лет назад. Упал со скалы. Ему тогда едва исполнилось девятнадцать... Портрета я его тоже никогда не видел. Так... лишь затейливая точка на родовом древе Дома. Но если не относить некоторые факты к играм подсознания, то он очень похож на меня... И вот о чем я хотел тебя попросить: не мог бы ты о нем порасспросить своего отца? Насколько я понял, они в свое время были очень дружны... Просто для меня это очень важно!
   Полученная информация ввела в ступор, но разве мог он отказать другу? Финлей старательно пытался не упустить ни одной детали.
   - Эрик Илемир Милдорн, верно? - Обеспокоенное выражение лица Лардо сменилось непритворным облегчением. - Хорошо, братишка! Конечно, я постараюсь все разузнать. - К сознанию осторожно прикоснулся Дух-Хранитель. - Ты прости меня, но мне сейчас пора бежать в Канцелярию, забирать документы для прохождения практики, - мрачно фыркнул. - Вот как запрут меня в какой-нибудь приграничный городишко... И будет мне счастье!
   - Не запрут! Ладно, дружище, мне тоже пора. А то Лея заждалась совсем. Надеюсь, что скоро увидимся! - ободряюще улыбнувшись, Галард прервал связь.

* * * * *

   Узенькая тропинка, по которой они шли, вилась среди пшеничных полей. Золотисто-медовую палитру расцвечивали лишь многочисленные островки васильков и рдяные брызги маков.
   Неожиданно со взгорка открылось ошеломляющее своим совершенством зрелище. Большое поселение, к которому они приближались, представляло собой просто фантастическое буйство красок! Солнечно-желтые, бирюзовые, зеленые, оранжевые дома удивительно причудливых, но совершенных в своей красоте форм, подобно затейливому узору оплетали обширную долину. Вместе с тем, селение просто утопало в многообразии цветов и деревьев. А уж если прибавить ко всему прочему ярко-голубое небо и искрящие вдали снежные шапки гор, картинка была просто невероятной!
   Лея с улыбкой наблюдала за реакцией Лардо.
   - Ну как, нравится? Вот это и есть Ипфей. Последний оплот неделимой магии. Ну-у, это если не брать в расчет Леса Ортиона.
   Парень заинтересованно изогнул бровь.
   - Неделимой? Это как?
   - А так, - Лея приобняла его за талию и на ходу принялась объяснять. - Не все об этом знают, но издревле все жители Илирии поделены на два основных Тейро, которые в свою очередь разделены на двадцать пять Родов. Тейро объединяются исключительно по принадлежности к стихиям. К первому Тейро, именуемому Ирнейн (Солнечный), относятся маги, второй стихией которых являются Воздух и Огонь. Соответственно, к Тейро Кьяртинн (Лунному) - принадлежащие Воде и Земле. По воле Минеи отличие это отражается и на внешности. Солнечные илиры рыжеволосые и желтоглазые, тогда как Лунные отличаются совсем светлыми волосами и зелеными глазами. Впрочем, это не суть важно! Так вот, фактически между Тейро уже многие тысячелетия существует уйма противоречий, порой доходящих до откровенной вражды, а потому и все населенные пункты поделены ровно пополам. На соответствующих территориях проживают илиры, принадлежащие только к своему Тейро. Солнечные и Лунные очень редко достигают соглашений, в большинстве своем оппонентам выказывают откровенное пренебрежение, никогда не заключают между собой браков... Единственным исключением является семья Владычицы. В знак объединения страны она выходит замуж только за мужчину из Тейро, противоположного собственному. Ну, вот сейчас, например, Владычица принадлежит к стихии Огня, а Владыка - стихии Воды.
   Галард задумчиво прищурился.
   - Ничего себе раздел! А к какому тогда Тейро принадлежность у Великой княжны?
   Девушка поспешила отвернуться, чтобы не выдать обуявших ее чувств. Умеет же Лардо задавать вопросы!..
   - Ее вторая стихия - Вода. Следовательно, к Тейро Кьяртинн.
   Юноша резко остановился, будто наткнувшись на внезапно возникшую мысль.
   - Родная, но как же все произойдет в этот раз?.. - он нахмурился. - Ведь мой брат не принадлежит ни к одному из ваших Тейро, а ему придется стать следующим Владыкой Илирии.
   Ему показалось или в ее глазах действительно сверкнула боль? Лардо пристальней всмотрелся в лицо любимой, с облегчением замечая засиявшую на ее губах улыбку. Рука девушки легонько погладила его по щеке.
   - Все довольно просто. Будущий Владыка просто будет принят в один из Родов Тейро Ирнейн. Да ладно тебе, не бери в голову! В сущности, молодежь практически не придает значения подобному разделу, а вот старшие поколения предпочитают придерживаться обычаев. Но я не досказала. На всей территории Илирии, кроме Леса Ортиона всего в одной из деревень не придерживаются раздела. И этой деревней является Ипфей. - Лея шутливо подмигнула. - Но мы уже пришли! - она указала на ярко-желтый домик на окраине, практически весь оплетенный вьющимися розами. - Вот здесь живут мои друзья.
   Приблизившись, Лардо сумел рассмотреть, что дом вовсе не был раскрашен, а попросту обложен все тем же причудливым камнем, именуемым Леей криоликсом, только иного цвета. На одном из высоких деревьев были прилажены аккуратные качели, а среди разнотравья были разбросаны игрушки, напрямую указывая на присутствие в этом доме маленьких детей.
   Из расположенного подле дома колодца ловко набирал воду молодой белокурый мужчина.
   Заметив его, Лея торжествующе улыбнулась и позвала:
   - Айне Арскей?! Не уделишь ли нам пару минут своего драгоценного времени?
   Когда тот обернулся на восклицание, на его лице отразилось неверие пополам с искренним восторгом. Через несколько мгновений он уже был рядом и, легко подхватив Лею на руки, стремительно ее закружил.
   - Энри Лерелея! Ты ли это?! Счастлив видеть тебя во здравии, малышка!
   Лардо в недоумении нахмурился. Энри... Светлейшая??! Насколько он помнил, данное обращение, согласно этикету Илирии, было применяемо лишь к дочерям правительниц и герцогинь... Лея - дочь герцогини???
   Откровенно говоря, за все время их знакомства ему даже в голову не приходило проявлять любопытство и напрямую расспрашивать ее о семье, тем более что сама она охотно рассказывала лишь о младшей сестре. Лишь однажды с горечью отметила, что за государственными заботами у родителей слишком редко находится на них время. А теперь вот как выходит: отец - сенатор, а мать - герцогиня... Впрочем, а чему он, собственно, удивляется? Разве фрейлина Великой княжны Илирии может не принадлежать к знатному роду?
   Тем временем Лея собственнически обвила шею незнакомца руками и немного укоризненно улыбнулась.
   - Я тебя тоже, Кей! Ты почему не писал?! Целых полгода ни слуху, ни духу! Я уж извелась вся!
   Мужчина с безграничной нежностью всматривался в лицо девушки.
   - Прости меня, сокровище, но я только неделю как вернулся из Нертея. Ты же знаешь, как долго происходит Рождение. А девчонки мои со времени моего возвращения не давали мне ни минуты свободного времени. Только сейчас немного унялись. Терис с пирожками занялась, а Арселия ей вроде как помощь оказывает, - многозначительно подмигнул, - за ягодами ушла.
   Он осторожно поставил девушку на землю и с широкой открытой улыбкой обернулся к Лардо, протягивая ему руку.
   - Арскей Айелтай, но для друзей просто Кей.
   Юноша ответил на рукопожатие.
   - Галард Милдорн, но, если вас не смутит, можете называть меня Лардо.
   В это время из-за дома показалась светлокудрая девочка лет трех, крепко сжимающая в ручках маленькую корзинку, доверху наполненную земляникой. И личико малышки, и белое платьице были измазаны ягодным соком.
   С удивительно важным и значимым видом девчушка направилась было к порогу, но стоило лишь ей разглядеть вновь прибывших, как от деловито-сосредоточенного выражения не осталось и следа. Корзинка быстро примостилась в густой траве, а кроха с радостным визгом помчалась навстречу Лее, присевшей на корточки и распахнувшей объятья.
   - Сели, радость моя! Как же ты подросла!
   - Лея! Моя Лея пришла! - казалось, восторгу девочки нет предела. Крепко обхватив девушку ручками за шею, она тут же без умолку затараторила, рассказывая ей о каких-то милых глупостях.
   Арскей шутливо возвел глаза к небу.
   - Ну-у все, теперь это надолго! - светло улыбнулся. - Друзья мои, думаю, вы будете не против, если мы пройдем в дом? Терис будет очень рада гостям.
   Разумеется, возражений не было.

* * * * *

   Нет, это уже переходит все границы! Максимально незаметно для присутствующих в кабинете сына и друга Эрлион помассировал виски, предпринимая безуспешную попытку унять головную боль. Разгоревшийся пятнадцать минут спор имел все шансы растянуться еще не на один час. И вот эту-то возможность следовало немедленно пресечь!
   - Вальдар, ты не можешь себе позволить заниматься делами Академии. Не можешь. Это не только нецелесообразно, но и попросту недопустимо.
   А с металлом-то в голосе все же переборщил - вон как нервно мальчик вскочил на ноги. В чуть сузившихся глазах на мгновение сверкнули обида и недоумение, но затем выражение лица вновь сменилось холодноватой невозмутимостью. В прозвучавшей же вслед за тем фразе и вовсе сквозили безмятежность и великосветская сдержанность.
   - Отчего же? Что, позвольте узнать, дурного в том, если я направлю свои стремления в данном русле? Да и не вы ли сами, мессир, вчера утвердили за мной это право?
   Ах, вот как? Значит, решил перейти на официальный тон? Ну что же... Губы короля изогнулись в нарочито снисходительно-ироничной усмешке. Он искоса смерил сына взыскательным взглядом.
   - Разумеется, дурного в этом ничего нет. Вот только позволю себе напомнить, что у тебя и без того забот предостаточно. Относительно же возложенных на тебя обязанностей по управлению данным средоточием образования... - Эрлион пересек комнату и уселся за большой рабочий стол, заваленный книгами, старинными фолиантами в кожаных переплетах, украшенными затейливой ковкой, свитками рукописей, древними, истрепанными по краям летописями и относительно новыми учеными трудами. - Безусловно, мне и в голову бы не пришло предумышленно манкировать изменениями в законодательстве страны! А вот тебе, судя по всему, лишь предстоит научиться искусству точного формулирования отдельных приказов.
   Вальдар нахмурился.
   - Прошу простить, мессир, но значение вашей сентенции осталось для меня малопонятным. Не соблаговолит ли мой государь раскрыть для меня ее смысл? - в чуточку подрагивающем раздражением голосе неожиданно прозвучала непомерная усталость.
   Монарх мысленно витиевато выругался. Настойчивости сыночку точно не занимать! Довести себя до полубессознательного от изнеможения состояния, но все же с упрямством, сделавшей бы честь любому ослу, отстаивать абсолютно идиотскую точку зрения... И это при всем при том, что он отлично понимал всю бессмысленность предпринимаемых попыток! Право слово, был бы маленьким, собственноручно заставил бы лечь спать, а так... Не отступит же, пока не получит внятных разъяснений!
   - Ну что же, ты хочешь услышать пояснения? Ты их услышишь! Вспоминай формулировку приказа о назначении.
   - Ладно, как скажете... - протянул недовольно парень, а затем немного поморщился, сосредотачиваясь. - "Настоящим приказом управление Академией магических искусств препоручается Великому князю Ольвии Вальдару Даниэлю Милдорну, коему надлежит исполнять обязанности главы вышеназванного учреждения". По-моему, здесь все предельно четко и недвусмысленно...
   - Да ну? Иными словами, ты прочел то, что хотел прочесть. А фраза оканчивалась так: "до той поры, покуда для руководства не будет найдено более компетентное лицо".
   В беседу вмешался безмолвствовавший доселе Орвиол.
   - Хочешь сказать, что ты умудрился найти постоянную замену? - Друг иронично изогнул бровь. - Не просветишь ли, кем является сия высоконравственная сведущая особа, которая достойна столь высокого доверия?
   - Разумеется, просвещу! Сия, как ты изволил выразиться, сведущая особа - это ты.
   Спустя пару минут Хаддон вновь обрел дар речи. Хотя вернее было бы сказать - способность цензурно выражаться. А уж, исходя из подаренного красноречивого взгляда, сбить с него добровольное согласие будет практически невозможно.
   - Ни! За! Что!
   Что и требовалось доказать!
   - Рил...
   - Даже не мечтай!!!
   Ах, так??! В таком случае выход лишь один.
   - Герцог Хаддон, вы осмелитесь перечить своему сюзерену?!! Нравится вам это или нет, отныне вы являетесь новым ректором Академии магических искусств.
   Лицо друга окаменело. Словно ему ни с того, ни с сего влепили оглушительную пощечину.
   - На каком основании? - выдавил из себя едва слышно.
   Монарх материализовал в руке тугой свиток. Самолично взломав печать, протянул его Рилу.
   - На основании вот этого приказа. Изволь ознакомиться сам и ознакомить своих подчиненных, а затем приступай к исполнению своих непосредственных обязанностей!
   - Лион, я тебя прошу... - в темно-серых глазах плескалась мольба.
   - Выполняй! - отчеканил как можно спокойнее, всеми силами стараясь не поддаться эмоциям, и отвернулся к окну. Лишь когда услышал, как притворилась дверь, обернулся к сыну.
   - А ты сию же секунду отправляешься спать!
   И хотя уже невооруженным глазом было заметно, что тот практически на ходу проваливается в сон, Вальдар тут же взвился:
   - Но мне еще нужно обсудить с тобой один немаловажный вопрос!..
   - Для этого еще время будет. Немедленно! Ты меня понял?!
   Не дожидаясь ответа, король направил на сына проем портала, самостоятельно задавая маршрут перемещения.
   Через несколько минут воцарившуюся тишину нарушил вежливый стук в дверь. Минея всемилостивая, да кто же там еще??!
   - Входите!
   И остолбенел, внимательнее рассмотрев визитера.
   - Ваше Величество! - вошедший осенил себя жестом искренности намерений. - Надеюсь, что не отвлек вас от решения значимых вопросов?
   На пороге стоял Лериан Аэллинай.
  

Глава 24. Свидание с неизбежностью

  
   Довольно много времени ушло на коллективную дружескую болтовню.
   В сущности, Лардо сам не заметил, когда перестал ощущать какую-либо неловкость в общении с этой потрясающей парой.
   Терис оказалась молодой рыжеволосой девушкой с очаровательными ямочками на щеках и удивительно открытой улыбкой. Сердечная, радушная, она в мгновение ока вызывала к себе искреннюю симпатию и расположение. Казалось, что от одного ее присутствия в доме, на душе становится легче и светлей.
   Сам дом оказался истинным средоточием уюта и гостеприимства. Относительно небольшое пространство гостиной было заполнено практично и довольно незамысловато, но вместе с тем каждый предмет, даже самая незначительная вещица, были подобраны с такой восхитительной в своем совершенстве любовью, что невозможно было не ощущать источаемые ими тепло и благодушие.
   Вероятно, именно во всем этом и заключался секрет стремительно воцарившихся в их кругу гармонии и взаимопонимания, абсолютно исключавшим какую-либо неискренность и недомолвки.
   Как оказалось, Арскей был Мастером Земли, сменившим два года назад почившего предшественника. В Ипфее молодая пара жила всего четыре года, с момента проведения Обряда Единения. По сути, Свободные Земли были тем единственным уголком счастья, в котором они могли беспрепятственно жить вместе, поскольку, когда Терис связала свою судьбу с Лунным, тем самым нарушив законы Тейро, ее отверг собственный Род. Кею повезло больше. От младшего сына не отказались, лишь отняли право наследования титула. Да только что значат светские звания для того, чьи нити жизни переплетены со Стихией? А уж когда родилась Арселия, все невзгоды и вовсе отошли на задний план, полностью вытесненные иными хлопотами.
   Неожиданно для самих себя Лея с Лардо также без утайки поведали обо всех своих злоключениях, упомянув и о происшедшем обручении, и о том, что юноша стал новым учеником Мастера Воды. Когда же речь зашла о том, что Ирлирим обрели себе в лице Галарда нового Хозяина, Кей одарил юношу одновременно удивленной и в то же время полной необычайной тоски полуулыбкой.
   - Поистине неисповедимы пути богов!.. Ведь шестнадцать лет назад они были Сотворены для моего среднего брата. Сангиор вложил в подарок невыразимо больше, чем должен был. Клинки оказались истинным совершенством... Алан никогда с ними не расставался. Всегда шутил, что Ирлирим - его вторая половинка. Знаешь, очень хотелось бы взглянуть на них еще раз. Возможно ли это?
   С трудом подавив тяжкий вздох, Галард встретился с Мастером взглядом.
   - К моему огромному сожалению, мечи остались в Академии. Мне ведь так и не представилась возможность их себе возвратить. И когда я до них теперь доберусь, неизвестно...
   Горько вздрогнули уголки губ. Одно лишь осознание того, что клинки сейчас немыслимо далеко, отозвалось в сердце унылым стоном. Чтобы не выдать всего охватившей его сейчас хандры, Лардо изо всех сил старался сосредоточиться на судорожно сцепленных в замок пальцах.
   Кей ободряюще сжал плечо. В его негромком голосе отчетливо прозвучали сочувствие и понимание.
   - Соскучился? Откровенно говоря, даже представить себе не могу, что бы было со мной, если бы Лерсаэн несколько дней находились от меня вдали!..
   Возникшую вдруг неловкую паузу разрядил чуточку лукавый голос Леи. С нарочито загадочным видом девушка неторопливо прошла мимо них и присела у противоположной стороны стола, подперев кулачком щеку.
   - Господа, прекращайте созидать трагедию там, где ее быть не должно!
   Галард с Арскеем мельком переглянулись, а затем вновь посмотрели на нее. Демонстративно каверзно улыбаясь, Лея наматывала на пальчик светлый локон. Казалось, еще немного и она расхохочется.
   - Любимый, призови мечи.
   Парень нахмурился. К чему это она ведет?
   - Прости, но я не вижу в этом смысла. Расстояние слишком велико.
   - Не спорь, ладно? Просто позови.
   Странно... Впрочем, а отчего бы и нет? Хуже ведь все равно не станет, а так... По крайней мере, он хотя бы убедится в тщетности подобных попыток.
   Закрыв на мгновение глаза, Лардо направил в пространство мощный зов. И не поверил тому, что слышал. Владыки Воздуха! Ирлирим отозвались! Юноша рывком вскочил на ноги, устремляя свой взгляд к источнику мелодичного звона, и не поверил своим глазам.
   На вытянутых руках Лерелея держала отливающие синевой клинки.
   - Минея всемогущая!.. Откуда??!
   - Оттуда! - илира шутливо спрятала их за спину, но затем все же вручила владельцу. - Больше не теряй! Если бы я в детстве не перезнакомилась с большинством созидаемых дедом мечей, они никогда не пошли бы ко мне в руки, а так...
   Но Лардо ее уже не слышал, бережно и любовно поглаживая голубоватую сталь, сине-белую гравировку, теплые рукояти... Боги милосердные! Нашлись... Родные... Мыслям вторило бархатное журчание такой знакомой сущности, очень походившее на переливчатый смех.
   Внезапно по сознанию хлестнула волна Призыва. И отчего-то даже малейшего сомнения не возникало, кто бы мог ее послать. В ответ на промелькнувшую досаду, клинки трансформировались в два причудливых браслета, плотно обвивших его предплечья. Так вот как Лея умудрялась с ними не расставаться!.. Впрочем, у них еще будет время это обсудить, сейчас же...
   Парень немного виновато пожал плечами.
   - Друзья мои, надеюсь, вы меня простите, но пойду-ка я в сад. Мне кажется, не следует испытывать терпение вызывающего.
   "Отгадай с трех раз кто!" - послал ментальное любимой, вместе с тем выразительно сверкнув глазами.
   Лея ласково чмокнула его в щеку.
   - Конечно, родной! Только не задерживайся, ладно?
   Стараясь не выдать своей взволнованности, преувеличенно радужно улыбнулся и почти опрометью бросился на улицу.
   Сразу позади дома начинался ослепительный в своем поразительном буйстве сад. Как же жаль, что сейчас было не до рассматривания всего этого великолепия!..
   Когда он увидел лицо отца, по телу невольно прокатилась дрожь. Отчего-то именно его облик стал тем самым злополучным ключом, который с легкостью вскрыл непрочный заградительный шлюз, с великим трудом созидаемый им на пути у тягостных воспоминаний. Мгновение - и сознание затопил бурлящий мутный поток гнетущих мыслей и давних обид, а все еще свежие и по-прежнему кровоточившие душевные раны тут же отозвались саднящей болью.
   Лишь сейчас ему открылся истинный смысл слов Орвиола. Ведь действительно не забыть. Сколько бы ни прошло времени, происшедшее будет жить в тебе самом, в твоих собственных мыслях, чувствах, глубоко в душе. И пусть бесследно зажили разорванные ткани, а истерзанное тело больше не отзывается на каждое движение фейерверком боли, но остается боль иная. Боль, которая в сотни, в тысячи раз чудовищнее телесной. Боль памяти, гнет перенесенного унижения, безумного чувства собственной полнейшей беззащитности и уязвимости...
   А созвучием всему этому сейчас была горящая в сердце обида на так называемое обручение с Амелин Кинтайр. Вот только демона с два теперь эта затея удастся!
   Поистине колоссальными усилиями Лардо удалось удержать маску ледяного спокойствия и некоей нарочитой беспечности. Собрав всю волю в кулак, он с демонстративной церемонностью поклонился.
   - Мессир! Чем обязан такому вниманию к моей скоромной персоне? Каких богов благодарить мне за сию милость?
   Выражение искреннего облегчения на лице родителя стремительно сменилось непониманием, а затем откровенно досадой. Но спустя пару мгновений тот вновь взял себя в руки.
   - Я очень рад тебя видеть, сын! Вопросами терзать тебя не стану, мне уже все поведал Лериан Аэллинай, - король как-то странно на него взглянул. - Хороший у тебя... друг. Так яро бросился меня переубеждать... Впрочем, не будем сейчас об этом, - он неожиданно замолчал, будто подбирая нужные слова. - Сыночек, я понимаю, что тебе сейчас очень плохо... Ты обижен на весь мир. Но...
   На губах против воли зазмеилась недобрая ухмылка. Надо же, какое понимание! Прямо-таки забота о благе человечества! О его чувствах, значит, печется. А где же была эта радетельность пять дней назад, когда сын был всего лишь средством достижения цели, разменной монетой на политической арене?! Дискуссии на эту тему не уместны, кажется так?!! Ну что же...
   - Мессир, сделайте милость, избавьте меня от выслушивания подобных психологических экзерсисов! Они абсолютно ни к чему. От того, что вы выкажете мне свою жалость и сострадание, никому легче не станет. Того, что уже случилось, это не изменит. Так зачем же попусту растрачивать свое красноречие? Оставьте его для своих министров. Уж им-то оно точно придется по нраву!
   Занявшаяся высоким кострищем злость начисто выжгла остатки здравомыслия. В сущности, Лардо было глубоко наплевать на то, что сейчас должен был почувствовать отец. И пускай он прекрасно осознавал, что это невероятно глупо, по-детски, но все же выплескивал на него все скопившееся негодование, горечь и обиду.
   Боги всемогущие! Как же ему опостылело чувствовать себя безвольной марионеткой, пешкой на шахматной доске большой политики!.. Бесспорно, родителей не выбирают. Но до чего же часто, демон побери, хотелось родиться в обычной семье! Сколько сотен раз он на каникулах вместе с приятелями бывал у них дома. И находил там лишь спокойствие и благодушие, дружелюбие и единение, тепло и уют. Они все жили друг ради друга, радовались каждому прожитому дню, своему единению с природой... Иногда чудилось, даже их магия несла в себе лишь добро и свет. Разумеется, Лардо отдавал себе отчет, что созидаемая в его раздумьях картинка отчасти была некоей вымышленной утопией, но суть-то от этого не менялась!
   Нежданно-негаданно в мыслях возникла поразительная в своем совершенстве сценка. Небольшой домик здесь, в Ипфее, такой же замечательный тенистый садик с фруктовыми деревьями и ягодными кустами, маленький огород, дружная семья... Их с Леей семья. Они могли бы здесь обрести счастье. Отчего-то в сердце поселилась уверенность, что любимая непременно поддержит его задумку. Впрочем, мечты - это, конечно, замечательно, но сейчас нужно было сосредоточиться на настоящем.
   Как не странно, но и этот его выпад отец проигнорировал.
   - Возвращайся, я прошу тебя! Практику ты прекрасно сможешь пройти в Ольвии. Ты же знаешь, что для стихийщика спектр выполняемых задач практически безграничен, а поэтому не будет никаких препятствий для того, чтобы эти четыре месяца ты провел в родном городе.
   Лардо ехидно изогнул бровь.
   - Позволю себе полюбопытствовать, как ты себе это представляешь? Впрочем, о чем это я? Ты же наверняка сделал выбор за меня. Не так ли? Ну же, не томи! Осчастливь сына новостью!
   - Галард, ты должен вернуться домой...
   - Нет, отец. Хватит. Я никому ничего не должен. Нравится тебе это или нет, я взял на себя обязательства и не собираюсь уклоняться от их исполнения. Не ты ли учил меня всю жизнь, что нет ничего важнее данного слова? Так вот. Прошу меня простить, если повторяюсь, но практику я буду проходить именно в Илирии. Надеюсь, что бумаги для ее прохождения ты мне все же вышлешь.
   По нейтральному выражению лица Его Величества сложно было судить о его эмоциях, но спустя несколько минут он вдруг неожиданно благосклонно кивнул.
   - Хорошо, сын. Пускай будет по-твоему. Все необходимое я тебе сегодня же вышлю. Надеюсь на твое благоразумие.
   Да-а?! Надо же! А ничего, что такого отродясь не водилось? Впрочем, как знать... И пусть сейчас в горле стоял ком, сверкнул нарочито лучезарной, но подчеркнуто-чопорной улыбкой.
   - Благодарю за понимание! Не сочти за труд, передай маме, что я свяжусь с ней в скорости.
   Нервно сплетя завершающее заклинание, устало провел по лицу рукой и прижался лбом к шершавой коре старой груши. В душе было удивительно мерзко.
   Внезапно за спиной раздался знакомый детский голосок.
   - Тебя кто-то обидел?
   Крохотная ручка доверчиво и заботливо погладила его по руке. И от этого неожиданного тепла на сердце внезапно полегчало. С улыбкой обернувшись к малышке, он подхватил ее на руки.
   - Нет, милая, все хорошо!
   Будто крылья бабочки, щеки коснулись растрепанные ветром локоны. Минея-Мать!.. Ошеломляюще серьезный и полный сострадания взгляд темно-зеленых, с золотыми искорками глаз был совершенно не свойственным такому маленькому ребенку. А затем... Сознание объяло плотное кольцо беснующегося пламени. В один миг живительный огонь жидким золотом растекся по всему телу. Словно милосердный целитель, он бережно и кропотливо исследовал своего невольного пациента, планомерно и скрупулезно излечивая измученное сердце и умиротворяя метущуюся душу. До той поры, покуда от неподъемного бремени черной тоски не осталось и следа. "Живи, Аррлас! Живи! Ибо цена твоей жизни слишком высока" - прошелестело напоследок в мыслях...
   Через мгновение он вновь осознал себя стоящим посреди сада. Владыки воздуха, чего только не привидится на таком раскаленном зное! Лардо чуточку рассерженно тряхнул головой. Это же надо?! Он, конечно, предполагал, что у него фантазия буйная, но не до такой же степени!
   Парень сосредоточил взгляд на Сели и невольно заулыбался - шаловливо наморщив носик, девчушка с поистине детской любознательностью вертела в ручках его медальон.
   - А у папы такой же, только зелененький! И светится! - кокетливо захлопала ресничками. На пухлых щечках заиграли миловидные ямочки.
   Интересно, а Лея тоже в детстве была похожа на маленького ангела?..
   - Ну-у, у папы, конечно, лучше! - шутливо подмигнул.
   В ответ ему колокольчиком зазвенел смех. Боги, что может быть прекраснее подобных эмоций?! Кто может заставить улыбнуться даже при самом гадком самочувствии и настроении? Дети...
   Отчего-то в эту минуту как никогда хотелось надеяться и верить, что мечтам суждено сбыться.

* * * * *

   В доме царили покой и умиротворение. Терис практически мгновенно поняла, что мужу с Леей нужно поговорить, а потому ушла на кухню. Арселия следом за Галардом умчалась на улицу.
   Лея отлично понимала, что Лардо должен возвратиться с минуты на минуту, а возможность пообщаться с Кеем наедине появится уже не скоро, но все никак не могла собраться с мыслями. Лишь бесцельно мерила гостиную шагами, рассеянно сплетая и расплетая косу. И когда напряженное молчание нарушил друг, она была ему безмерно благодарна.
   - Он что, действительно не знает кто ты?
   Вот вопрос и прозвучал. Минея пресветлая, какой же исступленной болью он отозвался в сердце! Старательно пытаясь внять нервную дрожь, девушка подняла глаза.
   - Нет. И надеюсь, что в ближайшее время не узнает.
   - Лея, ну так же нельзя! Между любящими людьми, а тем более между людьми, которые собираются навечно связать свои судьбы, не должны стоять недомолвки. А ложь и подавно, - в его негромком голосе едва заметно прозвучал мягкий укор.
   Она безнадежно махнула рукой.
   - Знаю. Все знаю и понимаю. Но ничего не могу с собой поделать! Отлично осознаю, что лишь постоянно ищу себе оправдания, но... Мать ведь прочит мне в мужья старшего брата Лардо. Нас даже считают помолвленными. Вот только это вовсе не так! До сегодняшнего утра об этом знали только я и Вальдар, теперь же... Я уверена в том, что ни отец, ни бабушка с дедом никому ничего не расскажут. Но если вдруг... Понимаешь, Лардо очень любит своего брата. Любит настолько, что, если узнает истинное положение вещей, не раздумывая, отойдет в сторону. Да, ему будет больно, да, он будет страдать, но ни словом, ни жестом никогда не покажет этого Дару. Лишь бы не разрушить его счастья! И в этом он весь! Ради дорогих ему людей Галард готов пойти на любые жертвы. Я люблю его таким, какой он есть. Я не собираюсь его менять и переделывать, ни в коей мере! Вот только... Демон! Знаешь, порой я просто с ума схожу от этого его самопожертвования!
   Безгранично заботливо Кей остановил ее и усадил на диван, а затем и сам сел рядом.
   - Малышка, ты не права. И ты сама это чудесно знаешь. Я понимаю, что ты очень боишься его потерять. Боишься упасть в его глазах, вызвать разочарование, недоверие и осуждение. Вот только отчего ты заранее решила, что он будет именно так думать и чувствовать? Стоят ли подобные убеждения твоего покоя и душевного равновесия, решать тебе. Я не стану на тебя давить и что-либо доказывать. Чувствую, ты к этому просто не готова. Просто пообещай мне, что постараешься обдумать мои слова.
   Возразить другу она не успела, поскольку за окнами неистовым потоком хлынул ливень, а спустя пару мгновений в дом вихрем вбежали насквозь вымокшие, но просто лучащиеся весельем Галард и Сели.
  

* * * * *

  
   Его разбудили за час до рассвета. Оторопело моргая, Вальдар не сразу понял, что над ним склонился отец.
   - Что-то случилось? - парень встревожено дернулся, но тот придержал его за плечи.
   - Все в порядке, друг мой! Не тревожься. Просто несколько минут назад со мной связался лорд Энерен и велел передать, что до семи утра тебе нужно прибыть в Орден.
   Помилуйте, великие боги!.. Дар огорчено фыркнул и поморщился.
   - Только этой радости мне сейчас и не хватало! Больше он ничего мне не передавал?
   В улыбке Его Величества светилось сострадание.
   - Тебе ничего. А меня предупредил, что отсутствовать ты будешь ближайшие три недели...
   Час от часу не легче! Что же за вердикт вынесла братия?.. Впрочем, от исполнения в любом случае не отвертеться. Да и знал он, на что идет, когда покидал обитель до окончания обряда... Осторожно призвал Духа-Хранителя. До назначенного срока оставалось совсем немного времени. И поэтому, приложив все усилия, чтобы его голос был как можно менее унылым, произнес:
   - Ну что же, будем надеяться, что это время пролетит быстро. Может, как раз Лардо появится...
   Родитель понимающе кивнул.
   - Ладно, сын, не буду мешать. Надеюсь на скорую встречу.
   Не прошло и полутора часов, как портал вынес Дара прямехонько на выложенный брусчаткой двор Ордена.
   Обитель встретила небывалой тишиной. Неспешно покидающие собор братья искоса на него поглядывали, однако приветствовали как и всегда вежливо, а затем расходились по делам.
   Через несколько минут из святилища вышел и магистр в сопровождении брата Хорния, ведавшего обучением молодежи. Они остановились на ступенях, о чем-то тихо переговариваясь.
   Расшалившийся утренний ветер трепал полы черно-красного одеяния Сейклера, развевал его белые как снег волосы. Высокая прямая фигура старика была удивительно величественной. Даже в свои пятьсот двадцать семь лет он по-прежнему оставался непревзойденным воином и боевым магом, вместе с тем сохранив за собой славу мудрого и справедливого предводителя. Не удивительно, что среди подчиняемых ему орденцев он давным-давно снискал искреннюю любовь и восхищение.
   - А вот и чадо наше нетерпеливое воротилось, - донеслось до парня едва слышимое, а затем магистр прибавил уже громче и строже. - Брат Вальдар, отчего вы задержались в пути? Вам следовало прибыть еще к началу заутрени.
   Дар остановился в шаге от него, покорно и смиренно опустив глаза долу.
   - Прошу простить меня за непредумышленную задержку, отец мой! Я прибыл так скоро, как только мог. Дозволено ли мне будет узнать решение братии?
   Старик долго, словно оценивая, сверлил его взглядом, а затем неожиданно ласково и по-отечески погладил по голове.
   - Молод ты еще, брат мой, слишком молод! От того и кипят в тебе страсти. Однако чисто твое сердце пред богами... - А затем после раздумья добавил. - В качестве порицания за твое отсутствие на окончании обряда Посвящений тебе придется исполнить некое поручение... Впрочем, не так. Не позднее, чем через тридцать минут я отправляюсь с визитом в Орден Знаний. Тебе же надлежит сопровождать меня в пути.
  

Глава 25. Визит в преисподнюю

  
   За окнами уже струился серый рассвет, а Лардо все не мог уснуть, пристально глядя на тускнеющий лик щербатой луны. Мысли роились в голове, словно растревоженный пчелиный рой. То меланхолично кружились, будто увядающие осенние листья, то обрушивались снежной лавиной, сводя с ума своей двойственностью и непоследовательностью.
   Прекратив бездумно комкать простыню, он тихонько оделся и вышел на крыльцо. Босые ноги бесшумно ступали по гладкой поверхности криоликса, приглушенно мерцающего нежно-фиолетовым светом. Душистый, напоенный ароматами трав и цветов воздух чудодейственным питьем влился в легкие, охлаждая разгоряченное тело и немного замедляя бег нелегких размышлений.
   Подставив лицо под нежные струи легонького ветерка, юноша присел на ступени. В неверном свечении раннего утра все очертания казались удивительно мягкими и плавными, обвивая душу неожиданным покоем и уютом. Где-то среди трав тихонько пел сверчок.
   - Не спится? - раздалось позади едва слышимое.
   На крыльцо вышел Сангиор. Судя по тому, что он был облачен в строгий серебристо-черный камзол, бессонница не миновала и его.
   - Ни в одном глазу, - пожал плечами Лардо.
   С теплой улыбкой, поразительно преобразившей красивое, но обычно такое суровое лицо, илир сел рядом.
   - О чем думаешь?
   Такой тривиальный и в то же время настолько неоднозначный вопрос внезапно побудил его к абсолютной искренности. Отчего-то сейчас казалось необычайно важным поведать Мастеру все. Все без остатка. Выложить разом все сомнения и противоречия, не оставляя для себя ни единой возможности уклониться от повествования. Будто кто на ухо шепнул: "Или сейчас, или никогда".
   И он подчинился. Безрадостно улыбнувшись одними уголками губ, а затем, обхватив колени руками, склонил голову и, внимательно рассматривая темными волнами переливающуюся густую траву, начал довольно нервно и сбивчиво.
   - Обо всем... И, вместе с тем, ни о чем... Мне сложно осмыслить происходящее. С некоторых пор... Да, что там! Всю свою жизнь я не могу разобраться в себе самом, в своих чувствах и желаниях. С некоторых пор они стали абсолютно противоречивы. Несомненно, я хотел бы знать больше. Гораздо больше!.. О стихиях... О струящейся в моей крови магии... Она ведь поистине разнородна! Сочетание несочетаемого... Ведь исстари каждому из людей было даровано благословение лишь одной из стихий, а мне вот... Они сильны во мне все. Изначально. Все четыре. Знаете, порой я самому себе кажусь чудовищем!.. Это мой секрет, моя тайна. Никто не знает о моем... даре, кроме лучшего друга. Лишь ему одному ведомо, как год за годом мне приходилось приручать эту силу, находить единение со стихиями. Учиться разделять их волю и свою собственную, наши чувства, наши сознания...
   В моей стране к... аномалиям магии особое отношение. Если явно обнаруживается нечто подобное, практически мгновенно это вызывает... пристальный интерес некоего Ордена Знаний, тысячелетия назад основанного настоятелем Торейенского монастыря. Сия, с позволения сказать, обитель собрала в себе магов, отошедших от классических канонов силы и стремящихся заполучить неведомые ранее проявления стихий. Мало кому известно истинное положение вещей. Безжалостные безумцы, с алчностью окунавшиеся в головоломные и чудовищные эксперименты.
   Мне было шесть, когда я впервые узнал об их существовании. В отличие от моего брата, даже на каникулах с утра до ночи изучающего различные сферы политики и истории, я в это время практически был предоставлен сам себе. Отец был всецело поглощен радением о благе государства, мама все свое внимание уделяла моей младшей сестре, а потому для моего общения с детьми придворных препятствий практически не возникало.
   У меня был приятель. Эрлас Райт, восьмилетний сынишка одного из отцовских министров. Мой вечный спутник по детским проделкам и шалостям. Во время одной из наших шумных игр он, рожденный маг стихии Земли, сотворил огненный вихрь. Не знаю, кто из присутствовавших при этом посмел донести, но... Следующим же утром в дом лорда Райта ворвались безмолвные маги в синих сутанах с эмблемами объятого пламенем полумесяца. Мы в то время рисовали в дальней из комнат, когда услышали дикий женский вскрик и звук ломающейся мебели. Никогда не забуду, как безумным порывом магии дверь едва не слетела с петель. Одним из прицельных заклинаний меня отшвырнуло к дальней стене. Не знаю, как остался цел. Видимо, стихии сохранили, вот только... Сложно передать словами то, что я тогда чувствовал. Откровенно говоря, я рад, что сейчас о происходящем остались лишь осколки воспоминаний...
   Ласа подхватили за шкирку... как котенка! Жутко ухмыльнувшись, один из служителей резким ударом опрокинул стол. Тяжелые, окованные железом сапоги прошлись по нашим рисункам и баночкам с красками... Последним, что я увидел, прежде чем мое сознание погрузилось во тьму - полный боли и ужаса взгляд Эрласа и его безмолвный крик...
   Когда я очнулся, время перевалило за полдень. В раскуроченной гостиной лежали оглушенные магией родители моего приятеля и старушка-экономка. По оплавленным контурам у их рук, можно было понять, что когда их поразили служители Ордена, шары боевых заклинаний лишь начинали заниматься...
   Не знаю, как я тогда добрался до дома. Из-за злых слез, слепящих глаза, я не разбирал дороги. Помню лишь, как сумбурно пытался рассказать отцу о случившемся, молил, требовал... Мои слова фактически не произвели никакого эффекта. Внезапно я понял тогда, что никто ничего предпринимать не станет. И одно лишь понимание такого...
   Отец лишь на следующее утро попытался мне объяснить происшедшее. Вот только эти пояснения и отговорки могли сгодиться для кого угодно. Не для меня. Мне плевать было на все могущество и неприступность данного Ордена. Я был ребенком, и моя душа требовала справедливости. Получать же в ответ бессмысленные уверения...
   Тело Эрласа передали родным через четыре месяца. Изувеченное, истерзанное, хранившее на себе свидетельства нечеловеческих мучений... Безумие! Просто людское безумие! Зная истинную причину случившегося, все молчали! О Ласе говорили, как об умершем от тяжкой болезни. Погребение прошло едва ли не тайком...
   После тех событий я стал все больше замыкаться в себе. Боялся доверять, кому бы то ни было, предпочитая любым компаниям одиночество. В течение последних двух лет я узнал о данном Ордене все, что лишь мог. Обрывки разговоров полушепотом, тут же стихавших, стоило лишь мне приблизиться, некоторые бумаги первого советника отца. О, бумаги этого проныры стали для меня истинным кладезем информации!
   Сила этих... монахов чудовищно мощна, а их власть распространяется далеко за пределами занимаемого ими острова. Опыты и эксперименты, производимые ими, далеко не так редки, как кажутся. А власти над ними никто не имеет. Не буду особо вдаваться в подробности, но одно я для себя тогда уяснил четко. Проведай они о моей силе, меня ничто и никто не спасет. Вот только живым меня Орден Знаний не получит никогда!
   В день, когда я это осознал, мною было принято единственно верное решение. Чтобы никто не узнал о моей принадлежности ко всем стихиям, я направил свои усилия на достижение полного единения со стихией Воды. Мои родные не знают об истинном положении вещей, - голос Лардо зазвенел и угас, стал торжественным и стылым, яркие глаза распахнулись и будто застыли. - И никогда не узнают! Для их же блага... - рассеянно моргнув, окончил он едва слышно и встретился взглядом с Сангиором. - А теперь ответьте мне... Всеми богами заклинаю, ответьте, если знаете! Кто я? И за что мне это благословение или, быть может, проклятье?!
   Даже в розовато-сером свете занимающегося заката было заметна неестественная бледность илира. На его лице была написана такая мука, что юноша невольно затаил дыхание. Осторожно и ласково Сангиор погладил его по голове. Горько и, вместе с тем, ободряюще заулыбался.
   - Сегодня ты получишь ответы на многие свои вопросы, даю слово! Ну а сейчас, - он указал на бледно розовеющее небо, - нам следует собираться в путь. Аниэль с вечера оставила для тебя в гостиной форму ученика Мастера Стихий. Старинные традиции, даже давным-давно изжившие себя, еще никто не отменял, а в Нертее за их соблюдением следят особенно строго. Не будем же смущать хранителей заведомым пренебрежением правилами. Мне кажется, что наше с тобой появление и без того станет для них чрезмерной внезапностью.
   Чутко ощутивший все грани только что произнесенной тирады, Лардо с трудом подавил язвительный смешок. Благо лишь, что Лея с Кеем вчера более чем достаточно поведали ему о порядках в Обители Стихий. Так что представить себе масштабы "трагедии" можно было довольно легко. Как же! Человек в Нертее! Вот только лично ему сейчас на это было откровенно наплевать. Повеление нежно любимой им Воды сомнений не вызывало, равно как и собственное добровольно принятое решение, а все остальное... Оно было абсолютно несущественным.
   Согласно кивнув, юноша направился в дом.
  

* * * * *

  
   Предместье Рилинзага встретило их суматошливой маетой. Молодые и старые, конные и пешие, в одиночку и группами - словно ртутные капли, со всех концов к Нижним вратам стекался люд. В этот шумный поток пришлось влиться и им.
   Следуя головоломным обычаям старинного портового города, лошадей всем путникам было предписано оставлять в конюшнях у наружных крепостных стен. Исключением из правил являлись лишь груженые повозки да кареты знати, а потому путь до корабельных верфей Вальдару с магистром предстояло продолжить пешком.
   Занятно, но мучить расспросами двух несловоохотливых орденцев привратная стража не осмелилась, равно, как и поостереглась требовать у них открыть лица. Видимо, слишком уж велико было благоговение рядовых ратников перед представителями лучших боевых магов страны. Но вот когда один из стражей узрел венчающий руку лорда Энерена перстень Братьев-основателей, досмотр оружия с оформлением проездных бумаг и вовсе превратился лишь в поспешно-почтительную формальность.
   Под мягкими лучами радостного солнечного лика туман, пушистым покрывалом укутавший все вокруг, постепенно таял, растворяясь в утреннем воздухе. Из его заботливых объятий то там, то тут вырывались острые свечи тополей и печально поникшие ветви ракит. Дольше всего туман держался над заливом, сквозь него лишь угадывались смутные очертания Великого моста, монументальной дугой соединявшего ремесленные и торговые кварталы. К нему же, будто к самому средоточию жизни, стекалось все многочисленное хитросплетение улочек. Довольно скоро на противоположном берегу можно стало рассмотреть ярко-алые черепичные крыши домов, многочисленные звезды храмовых куполов, древние, испещренные шрамами-трещинами стены основной крепости.
   Дар с заинтересованностью оглядывался по сторонам. Этот крупнейший судостроительный и торговый центр страны ему довелось посетить впервые. Благо, что его любопытство могло быть удовлетворено в полной мере. Плотный капюшон орденского плаща превосходно защищал лицо от праздных, а порой и чуточку настороженных взглядов горожан, коими они провожали двух мужчин, неторопливо и деловито пробирающихся сквозь бурную реку пешеходов.
   Великий мост, через который пролегал их путь, был переполнен людьми. Прилипшие плотными рядами к перилам лавки пестрели разнообразнейшими товарами. Прыткие торгаши-зазывалы зычными голосами расхваливали меха и ткани, ковры и посуду, оружие и украшения, продукты да снадобья, едва ли не насильно норовя всучить свой товар любому и каждому. На все лады со всех сторон неслись разнообразнейшие призывы, как на родных наречиях, так и на языках дальних стран. В воздухе неистовыми, практически осязаемыми потоками витало многоголосье магии. И отчего-то даже не казалась крамольной мысль, что каким-то поистине невероятным образом в этом месте собрались маги абсолютно всех специализаций и течений.
   Обширная набережная, которой оканчивался неповторимый в своей своеобычности мост, также была полна народа. Глухой рокот толпы, собравшейся у причалов, доносился со всех сторон. Гавань была заполнена великим множеством судов. С покачивавшихся у причала изящных бригов, рыболовных карбасов, грузовых сойм и трепещущих вымпелами красавцев-фрегатов то и дело раздавались то звонкий смех и шутливая речь, то злобные выкрики и бурные перебранки. Особенное оживление царило у суден иноземных купцов, коих в торговую пору было просто не меряно.
   Свободный двухвесельный ялик удалось сыскать лишь в полукилометре от ремонтно-строительных стапелей. Со старым, но по-молодечески хватким хозяином сговорились с великим трудом. Лишь заслышав, что путники направляются на остров Лейбнен, морской волк уперся на своем, наотрез отказываясь следовать к "тоему проклятому логовищу". И только когда плата, посуленная за труды, выросла едва ли не вдвое, старик пыхнул короткой трубкой да досадливо махнул рукой.
  

* * * * *

  
   Они оказались в воздухе неожиданно резко и стремительно. Огромные полупрозрачные крылья Сангиора отливали глубокой синевой. Четкими, мощными взмахами Мастер в несколько мгновений поднял их на поистине головокружительную высоту. Казалось, что стоит лишь протянуть руку - и можно будет с легкостью прикоснуться к мягкому пуху облаков.
   Внезапно в розовато-золотистых лучах просыпающегося солнца полыхнуло невыразимо прекрасное видение. С каждой секундой в воздухе все четче и реалистичнее проступала двойная дуга радуги.
   Сочные, непривычно яркие цвета спектра полыхали и переливались, то мягко мерцали, то замирали, постепенно формируя обширное кольцо.
   - Минея всеблагая!.. Что это??! - Лардо не смог сдержать восклицания.
   - Что ты видишь? - голос Мастера был необычайно серьезен.
   Его волнение внезапно передалось и парню, зачарованно любующемуся совершенством открывающегося взгляду зрелища.
   - Радужное кольцо. Широкое. И очень яркое! - выдохнул с некоторым недоумением, не в силах оторвать взор от совершенной в своей красоте картины.
   Интересно, ему показалось, или внутри кольца действительно медленно закипало молочно-белое марево?..
   Неожиданно раздавшийся вздох облегчения заставил юношу обернуться. В глазах илира полыхало торжество, а губы сложились в чрезвычайно довольную улыбку.
   - Среди твоих предков действительно были илиры! Иначе бы ты ничего не увидел. И дело тут не в струящейся в твоих жилах крови Леи, а твоей собственной. Осталось лишь выяснить, к какому из Родов принадлежал один из твоих предков.
   Галард немного растерянно нахмурился.
   - Это что, настолько важно?
   Сангиор, казалось, не заметил в его вопросе откровенного недоверия.
   - Важно. Этот факт раз и навсегда рассеет чьи бы то ни было сомнения в отношении тебя. Чувствую, слишком многие воспротивятся тому, что учеником избран именно ты.
   Владыки Воздуха!.. Он что, серьезно??! Боги, какая чушь!..
   - Хотел бы я взглянуть на того безумца, который осмелится перечить Воде! - фыркнул парень с презрением, многозначительно сверкнув глазами.
   А Мастер вдруг неожиданно расхохотался.
   - Тайлинор! Истинное имя Воды - Тайлинор! - Не медля более ни мгновения, он вихрем влетел прямо в центр радуги.
  

* * * * *

  
   По спокойно колышущемуся темно-зеленому морю до места назначения добрались уже вскорости. Крошечная, защищенная от всех ветров, да и от сторонних взоров бухточка просто утопала в прибрежной зелени. Стоило лишь пассажирам оказаться на песчаном мыске, как не вымолвивший за всю дорогу и двух слов моряк тут же направил шлюпку в открытое море.
   - Странный он какой-то! - пристроив на песок увесистый футляр с большим количеством старинных свитков, Дар жадно, полной грудью вдохнул свежий, дурманящий воздух и с улыбкой осмотрелся. Природа, чистая, первозданная. Безупречная в своем диком буйстве... Разве может такая красота таить в себе что-либо дурное?
   Лорд Энерен откинул капюшон, подставляя лицо ослепительным лучам.
   - Что поделать, брат мой? Люди разные, и нам следует принимать и ценить их такими, какие они есть. Впрочем, - магистр вдруг неожиданно открыто улыбнулся, так что от уголков его глаз разбежались лучики морщинок, - не стану утомлять тебя стариковским брюзжанием. Нам следует продолжить путь. Отец Ялчин ждет нашего визита к полудню, и негоже нам будет испытывать...
   Он не договорил, поскольку в этот миг из-за ближайшего кустарника на берег выскочила свора огромных собак. Роняя пену из злобно оскаленных пастей, они прямиком бросились к мужчинам.
   Мощные круговые щиты, сформированные абсолютно синхронно, слились в один, предохраняя орденцев от непредвиденной опасности и отбрасывая животных на довольно существенную дистанцию.
   - Боги милосердные!.. Откуда??! - выдохнул Дар едва слышно, неотрывно следя за нежданными противниками.
   Уразумев, что добыча находится вне пределов досягаемости, но не имея ни малейшего желания отступать, псы с яростным лаем и вздыбленной шерстью неотвязно кружили вокруг магического поля. Некоторые особо настырные пробовали было сунуть носы к искрившемуся огненными языками заграждению, но тут же отскакивали с жалобным воем.
   Через пару минут на берегу появился здоровущий детина в темно-зеленом одеянии. Приказав что-то животным на гортанном наречии, он проворно принялся пристегивать их за ошейники к толстому трехгранному ремню и, удерживая собак одной рукой, гневно гаркнул:
   - Кто такие, да откель тут взялись??! И почто животинок обижаете??!
   Вальдар с Сейклером возмущенно переглянулись, но отозваться не успели, потому как на песок торопливо, насколько это позволяла массивная трость, вышел высокий, несколько несуразный в своей сухощавости служитель Ордена Знаний. Длинная, плотная ряса, торчавшая жесткими складками, лишь усиливала сходство с нахохлившимся грифоном. Утерев обильно выступившие на лбу капельки пота и огладив окладистую бороду, он незлобиво пробасил:
   - Зачем пугаешь наших гостей, брат Густав? Видано ли, самого магистра Ордена Минеи собаками травить удумал!
   - А оне мне не докладывались! - скривился в ответ "сторож", а потом вновь окатил визитеров неприкрыто ожесточенным взглядом. - Да и неча тут шастать кому ни попадя! - зло сплюнув на землю, он в развалку направился в чащу, увлекая за собой радостно повизгивающую свору.
   Укоризненно покачав головой, монах вновь обернулся к мужчинам. На его лице засветилось приветливое выражение.
   - Отец Энерен, безмерно счастлив приветствовать на наших землях вас и молодого брата... - выразительная пауза в окончании фразы, бесспорно, хранила в себе вопрос.
   От острого, будто пробирающего до костей, взгляда серо-зеленых глаз Дару стало немного не по себе. Видимо, нечто подобное заприметил и Сейклер, потому что тот мягко и с вежливой улыбкой произнес вместо него:
   - Молодого брата зовут Даниэлем.
   От неожиданности парень едва не поперхнулся, однако сумел замаскировать свое изумление уважительным полупоклоном. Каковыми бы ни были причины, толкнувшие магистра на эту заведомую ложь, но подыграть ему в любом случае придется. Да уж, недурно было бы теперь еще привыкнуть к подобному обращению...
   Тем временем служитель ответил не менее почтительным, но несколько неловким поклоном.
   - Меня кличут братом Севастьеном. Однако, что же мы стоим, други мои? Отец Ялчин велел немедля по вашем прибытии, препроводить вас к нему, а мы тут все беседы ведем... Идите-ка за мной!
   Не дожидаясь ответа, монах проворно похромал прочь.
  

* * * * *

  
   Устье широкой реки начиналось совсем близко, а потому путь до месторасположения Ордена единогласно было решено преодолевать по воде. Крепкая лодка-кижанка, привязанная к отростку могучего корня сосны, обнаружилась у самого берега. Вероятно, на ней-то и приплыл к условленному месту брат Севастьен.
   Плыть было довольно просторно, поскольку до притока река, именованная монахом Вьюшкой, практически не сворачивала, гладкой атласной лентой разделяя смешанный лес. Когда же пришлось свернуть в тоненькую речушку, густо заросшую болотными травами, со всех сторон их обступил глухой бор. Темные, искореженные стволы древних, заросших мхом елей, нависали над водой невиданным шатром.
   Внезапно лодка вырвалась в обширное лесное озеро, в центре которого на пологом острове огромной каменной глыбой осел старинный замок. Зубчатые, с узкими бойницами неприступные стены, увенчанные фланкирующими башнями, одновременно вызывали искреннее восхищение и бесконтрольный трепет.
   Тем временем, безмолвно втянув свою пару весел в лодку, монах поднялся в полный рост. Обратившись лицом к крепости, он раскинул в сторону руки и что-то едва слышно зашептал. В такт словам с его пальцев то и дело срывались зеленоватые огни, впитываясь в невидимый глазу магический барьер.
   По мере произношения заклинаний, а то, что это были именно они, не возникало ни малейших сомнений, кижанку окутывала белесая пелена, посверкивающая лиловыми разрядами. С каждым мгновением в воздухе все отчетливее разливался запах озона. А когда марево развеялось, пассажиры с некоторым удивлением обнаружили, что до прибрежных мостков уже фактически можно подать рукой.
   С кривоватой улыбкой брат Севастьен обернулся к мужчинам и с иронично-демонстративной церемонностью повел рукой в сторону фортификации.
   - Ну что же, други мои, с прибытием! И добро пожаловать в Цитадель!
  
   Продолжение следует...
  

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"