J: другие произведения.

По праву

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Пятое место на конкурсе Мирового Зла. Честно предупреждаю: этот рассказ вряд ли поднимет кому-то настроение. Опубликовано в февральском номере журнале "Веси", Екатеринбург, 2008 г.

  По праву
  
  Каждый вечер я возвращаюсь домой на десяток флоринов богаче, чем был утром. Бывают изредка дни, когда и на сотню-другую. Еще два года назад того, что я добываю в неделю, хватило бы мне и всей моей семье до конца наших дней, но цены на еду растут быстро, сегодня за одно яйцо уже просят двадцать пенсов. Я не знаю, что будет завтра, я даже не знаю, будет ли у меня завтра, будет ли оно у этого города, накрытого плащом Черной Смерти. Но сегодня я жив.
  Я говорю: "домой", но это не мой дом. Ни я, ни братья мои, ни сестра не родились в этом доме, добротно построенном и богато обставленном. Даже когда был жив отец, уважаемый мастер гильдии плотников, ни один из нас не мог бы и мечтать о таком доме. Но сегодня немало их стоит пустыми, брошенными, свободными для любого, кто не побоится подхватить заразу. Я - не боюсь. Чего мне бояться? Что для меня еще один зачумленный дом, еще один смердящий труп, который надо вынести? Сколько тел я уже забросил на погребальные носилки, чтобы дотащить до ближайшей церкви?
  В этом огромном доме я живу один. Туда, где я появился на свет, мне нет хода. Никто не проклял меня и не отрекся, но человек, что ходит в обнимку со смертью, всегда рискует привести её с собой. Каждые три или четыре дня я прихожу на знакомую улицу и оставляю у порога большой мешок с едой и несколько кожаных бутылей вина. Иногда я добавляю тугой кошель: когда меня не станет, денег хватит надолго. Я бросаю в окно камень, отхожу подальше и жду, пока кто-нибудь откроет двери и заберет всё, что я принес. Так я узнаю, что они еще живы. Мать, два брата и сестра. Тония.
  Тония, сестра моя, зеркало моё. Ты тоже жива, и даже рада этому. Ты сильна, Тония, ты одолела тоску, одолела унижение, а теперь борешься со смертью. Ты победишь. А я - я буду помогать тебе, пока сумею.
  Я возвращаюсь туда, где меня ждут другие такие же, как я - несколько старых знакомых, но все больше новички, пришедшие на смену умершим. Могильщики в сегодняшней Флоренции богатеют быстро, но живут недолго. Мы стараемся не думать об этом, чтобы не сойти с ума. Вот и сейчас мы делаем по глотку вина, подхватываем носилки, по четыре человека на каждые, и идем туда, где нас ждут - и, быть может, в пару мест, где нас не ждут.
  В этот дом нас позвали: умер старик и жена хочет похоронить его. Сумасшедшая старуха, какая разница, в какую церковь ходил твой покойник? Разве не все церкви одинаково хороши? Мы отнесем его в ближайшую, и если ты недовольна, то можешь тащить его сама! Нет, флорин - это не на всех, а каждому из нас, и скажи спасибо, что с нами увязался священник, а то разве отделалась бы ты флорином? А улица-то богатая и очень тихая, должно быть, некоторые дома уже населены только покойниками. Братья, почему бы нам не вернуться сюда попозже, без священника, почему не проверить, не нужно ли унести трупы из остальных домов? Разве не за это платит нам город?
  Мы выносим старика из дому; идя за нами, что-то нудит священник, и ворчит старуха, недовольная, что городским указом запрещено жечь больше четырех свечей на похоронах. Соседний дом чем-то знаком мне. Когда я вспоминаю, чем, то сердце стучит чаще от неожиданной яркой ненависти и от сладкого предвкушения.
  Я знаю этот дом. Я приходил сюда когда-то к Тонии, счастливой, что её взяли служанкой к таким богатым, таким уважаемым людям. И здесь же стоял в переулке, зажав в руке нож, после того как она однажды вернулась домой насовсем, в разорванной одежде, с лицом, залитым слезами. Хозяин не слушал ни просьб её, ни жалоб, ему было все равно, что будет с Тонией дальше. Он просто взял то, что хотел, по праву сильного.
  Я так и не сумел тогда подкараулить его одного...
  Мы возвращаемся, и я настаиваю на том, чтобы начать именно с этого дома. Другим все равно, и мы распахиваем двери и со смехом врываемся внутрь. Сердце моё колотится от бешеной радости, когда хозяин поднимается со стула к нам навстречу.
  - Что вы делаете здесь? - надменно говорит он, все еще ничего не понимая. - Я не звал падальщиков в дом.
  - Нас не надо звать, - отвечаю я и глумливо смеюсь ему в лицо, а другие вторят мне. - Мы сами приходим, чтобы отнести падаль туда, где ей место. Мне кажется, - говорю я, поворачиваясь к остальным могильщикам, - что этот человек вот-вот умрет, так, может, чтоб не ходить сюда лишний раз, оттащим его в могилу прямо сейчас?
  Они хохочут, кивая, и человек бледнеет.
  - Чего вы хотите? - спрашивает он. - Денег?
  Он уже слышал о нас. Он слышал и о тех могилах - глубоких рвах, вырытых на окраинах кладбищ, а то и за городом, в наспех освященной земле. В них бросают тела, с которыми уже некому возиться, слой за слоем, слегка присыпая каждый землей. Мы можем отнести его туда, швырнуть в яму; даже если ему удастся выбраться, он все равно не проживет долго, побывав в объятиях покойников. Он знает, что мы это можем и что в наполовину опустевшей Флоренции остановить нас некому. Но он еще не знает, что никакими деньгами не выкупит у меня свою жизнь.
  Раскрывается дверь, и входит молодая женщина в дорогом платье. Она некрасива, встреть я такую на улице - не бросил бы на неё лишнего взгляда. Должно быть, у неё было неплохое приданное.
  - Уходи, Андреа, - резко, тревожно бросает мужчина. Я снова смеюсь, делая шаг вперед.
  - Не слишком ли молодая у тебя жена? - спрашиваю я. - Мы могли бы развлечь её лучше, чем ты, верно, ребята?
  Мои товарищи хохочут. Они не знают еще, что я задумал, но всегда рады позабавиться. Нам не раз случалось получать расплату поцелуями и ласками от тех, кто не мог заплатить ничем другим.
  - Это не жена моя, - как-то умоляюще, мгновенно растеряв надменность произносит человек, - она моя дочь, - и снова к ней: - Уходи к себе, Андреа!
  - Не торопись, Андреа! - говорю я, перехватывая тонкое запястье. В глазах мужчины вспыхивает гнев, он бросается к лежащему на столе кинжалу, но мои товарищи моложе его, быстрее: они хватают мужчину и держат за руки и плечи, не давая сделать ни шагу. Девушка стоит смирно, она все еще не понимает. В таких домах девушек растят невинными. Её отец пытается вырваться, но к горлу приставляют нож, и он только может сказать, пытаясь заглянуть мне в глаза:
  - Не губите её, во имя Господа!
  - Во имя Господа? - говорю я, и что-то взрывается во мне, волной проходит по всему телу и заставляет оскалиться ему в лицо. - Посмотри на меня, святоша. Внимательно посмотри.
  Он смотрит, и я знаю, что он видит: Тонию, мою сестру, рожденную на две минуты позже меня.
  Я резко дергаю Андреа к себе и прежде, чем она успевает опомниться, взмахиваю ножом. Она отчаянно визжит, но я всего лишь вспарываю ей юбки от талии и до середины подола, так далеко, как достает нож. Затем, прежде, чем она успевает опомниться и понять, что еще жива, двумя руками разрываю до конца сначала тонкую шерсть верхнего платья, затем и лён нижнего. Так проще, не будешь путаться в юбках. Я швыряю эту девку - да, да, просто девку, из которой мы сейчас сделаем шлюху - на пол, она падает, начиная понимать, пытается извернуться и вскочить, но не успевает. Я уже на ней, наваливаюсь, придавливаю всем телом, хватаю мечущиеся руки, завожу ей за голову и одной ладонью сжимаю их вместе, прижимаю к полу. Второй рукой я подношу к её тощей шее нож, и она замирает.
  Она не нравится мне - но в её глазах пьянящий ужас, за спиной страшно кричит её отец, хохочут трое падальщиков, ожидая своей очереди, и все это возбуждает, сводит с ума.
  Я мог бы спросить его сейчас, вспоминал ли он о своей дочери, когда лишал невинности Тонию. Мог бы спросить, призывал ли он Господа в свидетели, хлестая её по лицу за неуступчивость, зажимая ладонью рот. Но я не спрашиваю. Что мне говорить с ним? Я просто беру то, что хочу, по праву сильного.
  Когда я поднимаюсь с пола, девчонка тихо всхлипывает, пытается запахнуть разорванную юбку. Мужчина обмякает в сжимающих его руках. Повернувшись к нему лицом, я не спеша поправляю одежду, подхожу, киваю одному из приятелей:
  - Иди, твоя очередь! - и еле успеваю схватить нашего пленника, рванувшегося вперед, несмотря на нож у горла. Товарищ занимает моё место между ног дочери, а я держу отца, глядящего на меня с бессильной яростью. Я помню эту ярость. Это моя ярость: тех дней, когда я пытался подкараулить его у дверей. Я не могу сдержать улыбку, и от этого его ненависть и его страх становятся еще сильнее.
  - Не сердись, приятель, - говорю я. - Разве жалко тебе, если дочка получит удовольствие? Конечно, вряд ли она сможет после этого подарить тебе внука и наследника, но это не беда: оставишь наследство сыну вместо дочери. Он славный мальчишка, сынок моей сестры. Конечно, мы и так не позволяем никому звать его ублюдком, но будет все же лучше, если отец признает его, тебе не кажется? Ну, перестань рваться к ножу и пойдем лучше поищем пергамент и чернила, а твоя дочь, как хорошая хозяйка, развлечет пока моих друзей. Надеюсь, ты сделаешь все нужное прежде, чем она слишком устанет. Все же их трое, и все они молоды... Чем ты недоволен? Зачем скрипишь зубами? Не печалься, твой род продолжится.
  Когда мы уходим, девчонка еще жива, хотя и едва лишь. Еще один грех, в котором я исповедуюсь вечером и за который получу отпущение. Из всех грехов, совершенных за последние месяцы, этот даже не самый тяжкий.
  В этот раз, кроме еды и денег, я оставляю на пороге дома мешок с пергаментным свитком. Тония - умная девушка, она умеет читать и поймет, что ей делать. Рано или поздно чума должна уйти, и тогда на каждый дом, что сейчас стоит пустым, найдется хозяин. Когда гильдии снова заработают и снова соберется совет во дворце, тогда Тония придет в суд с завещанием, составленным по всем правилам. И мой племянник займет место, которое ему принадлежит.
  Нет, не по праву сильного. Просто - по праву.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"