J: другие произведения.

Долгие проводы - лишние слёзы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]

  Ухмылка моего собеседника была настолько понимающей, что мне с трудом удалось не двинуть ему в морду. Мир этого человека был прост, примитивен и в целом отвратителен, однако никогда не прекращающаяся в нём война полов привела к почти абсолютной мужской лояльности там, где дело касалось женщин. Именно эта грань была мне нужна.
  Машка ждала меня внизу, у входа в подъезд. Она стояла, обхватив руками плечи и наклонив голову - довольно нетипичная для неё поза. Меня почти физически затошнило при одной мысли о том, по каким местам я таскаю свою одинадцатилетнюю дочь.
  - Тебе нехорошо?
  - Странно как-то, пап. Вроде ничего не болит, а не по себе. Как будто все вокруг на меня как-то странно смотрят. Так и должно быть? Это мир такой, да?
  - Да, малыш. Я постараюсь не слишком долго тут задерживаться. Потерпишь?
  Дочь кивнула и привычным уже движением натянула шляпку, хотя та и не думала сползать. Шляпок у ней куча, Викина сестра их сама делает, так уж теперь расстаралась. Войлочные, соломенные, тряпичные; простенькие джинсовые панамки и изысканные, элегантные творения. Предлагала подшивать прямо под них локоны искусственых волос, но Машка отказалась наотрез. Ненавидит подделки.
  
  Я знал Катин адрес, знал телефон. Назначить встречу с ней было бы легче легкого, но в последний момент сломался бы автобус, неожиданно заболела бы Катина дочь, ровесница Машки, или случился бы аврал на работе. Я слишком далеко ушел из Катиного мира, чтобы вернуться в него напрямую, приходилось искать обходные пути, и это оказалось труднее, чем я ожидал. Две встречи уже сорвались.
  Итак. Лояльность - хорошо, но недостаточно. Идеально было бы найти совпадения по трем-четырем граням, но грани Катиного мира и по отдельности-то не слишком часто встречаются в других мирах, а уж чтоб несколько сразу - и вовсе редкость. Люди, подобные Кате, крайне редко оказываются Держателями, и еще реже умудряются пережить подростковый возраст, сохранив свой мир в целости. Они обычно слишком ригидны, Катя же обладала гибкой и прочной психикой. Возможно, сыграло роль и то, что оба её родителя тоже были Держателями, и все три мира были хорошо совместимы. Помню, в их доме всегда были рады гостям, студентом я любил там бывать. Я уже тогда был Проводником и старался держаться поблизости от её мира - там всегда можно было отогреться, отойти душой после особо неприятного визита. Между нами никогда не было ничего, кроме дружбы, которая продолжилась и после университета - пока я не встретил Вику.
  Вика сочла мою старую знакомую наивной вплоть до инфантильности. Сама Катя к Вике относилась с безмолвным восхищением, но воспринимала её скорее как памятник, чем как человека. Их миры никак не соприкасались. Неудивительно!
  В Катином мире, помимо всего прочего, никогда не мог бы умереть ребёнок. Вика же была детским онкологом, в её мире дети не просто могли заболеть и умереть - они делали это с ужасающей частотой. Вика не была Держательницей этого мира, но всего лишь его гражданкой, раз за разом она объявляла войну болезни и смерти, и порой даже выходила победительницей. Слишком редко, впрочем, и от неизбежной в таких случаях депрессии её пока спасала только молодость. Разумеется, я увел её из того мира, в котором она волей судеб оказалось, и с тех пор смертных случаев в её практике было даже меньше, чем полагалось по статистике, но Катин мир ей по-прежнему не подходил совершенно. Мир, в котором сформировалась личность человека, оставляет след на всю жизнь.
  Жить в разных с женой мирах я не смог бы. Оставалось наведоваться к Кате с визитами. Вскоре и она вышла замуж, родила сына, затем дочь. Вика же тогда и слышать не хотела о детях.
  - Я буду слишком бояться за них, чтобы позволить себе их любить по-настоящему, - говорила она, и я понимал её и не настаивал. С Катей все реже получалось пересекаться. Молодые родители ищут общество других родителей, чтобы и дети могли играть вместе. Да и все сложнее мне становилось попадать в её мир. В последний раз мы виделись лет двенадцать-тринадцать назад, Машки тогда еще и в планах не было.
  "В планах" её, впрочем, вообще не было. Мы просто переехали, нашими соседями в новом доме оказалась семейная пара с ребёнком. Импозантный мужчина средних лет и его жена, круглый год ходившая в темных очках и в блузках с высоким воротом и длинными рукавами. Вика пару раз отзывала её в сторону, совала какие-то карточки с телефонами доверия - я знал, что это бесполезно. В её мире она, и только она, была виновата в побоях мужа, и в любом другом браке ситуация повторилась бы. Порой мне удавалось выводить людей из таких миров, это всегда было дьявольски сложно, а тут и она, и её муж оказались Держателями. У меня не могло ничего получиться - с ними, я имею в виду. Вытащить из этого мира их ребёнка я был обязан попытаться. При каждой возможности я заводил с малышкой разговор, зазывал в гости. Это не приносило девочке особого счастья (ох как нелегко жить в разных мирах с собственными родителями), но хотя бы давало ей шанс на нормальную судьбу в будущем. Когда малышке было пять, мать её во время очередных побоев очень неудачно упала. Местный следователь неожиданно оказался Держателем, в мире которого убийцы непременно отправлялись в тюрьму, и надолго.
  Знакомые потом говорили, что я поставил Вике ультиматум и заставил удочерить Машку, угрожая разводом. Глупо. Вика не из тех, кому можно ставить подобные ультиматумы. Она просто поняла, что оторвать от меня девочку можно только вместе с изрядным куском меня самого.
  - Я, пожалуй, потяну на половину нормальной мамы, - сказала тогда она. - Если ты согласен быть ей и отцом, и недостающей частью матери - удочеряем.
  Вряд ли Маша когда-нибудь узнает об этом. К тому времени, как она прижилась у нас и стала забывать прошлое, Вика уже позволила себе полюбить её и почти перестала бояться.
  Не зря среди Проводников говорят, что покинутые миры имеют обыкновение напоминать о себе сбежавшим. Месть за побег может быть запоздалой, но от того не менее жестокой.
  
  
  Ага, ну конечно! Тот самый следователь. В Катином мире преступники тоже всегда получали по заслугам. Лояльность должна помочь мне попасть к нему, тем более, что со мной Машка. Два проводника всегда лучше, чем один. Три или четыре было бы еще лучше...
  Способности у Машки обнаружились, когда ей было девять. Оставить девочку в неведении было бы крайне опасно, мало ли куда её может занести. Чем раньше проводник научится контролировать способности, чем лучше. Рассказать обо всем Вике я не мог - она бы просто никогда не поверила. В это можно поверить лишь в нескольких мирах, и ни в одном из них Вика жить не смогла бы. Мне и самому они не слишком нравятся - увлекательно, но уж очень сложно обитать среди инопланетян или подозревать в каждом событии проявления мирового заговора. Вика была уверена, что мы с Машей играем в какую-то сложную ролевую игру, о которых она знала очень мало и не горела желанием узнавать больше. Дочка поначалу вряд ли воспринимала происходящее намного серьёзнее. Так обычно и бывает - границы миров, по которым мы ходим, не видны глазами, переход едва ощущается физически, все происходящее слишком умозрительно. Потом уже, когда выведешь человека из одного мира в другой и увидишь, как он почти на глазах меняется, или когда родная, с детства знакомая улица вдруг ощетинится неведомой опасностью, понимаешь, насколько это всё серьёзно.
  
  Визит к следователю занял около получаса. Едва мы вышли, я принялся набирать Катин номер. Две грани, может получиться.
  - Пешком пойдем? - Машка порядком устала, но ловить такси на этих тихих улочках смысла не было.
  - Тут действительно рядом, Маш. Милое кафе с верандой, тебе понравится. Посидим, подождем.
  У входа в кафе мы столкнулись с Артемом. Машка с визгом повисла у него на шее, по детской привычке поджимая ноги. Артем подхватил её, закружил, потом осторожно поставил на землю.
  - Мария, свет Валерьевна, сто лет тебя не видывал! Позволишь с твоим батюшкой словом перемолвиться?
  - Иди внутрь, Маш, - сказал я, - попроси столик на троих. Я скоро приду.
  - А дядя Артем?
  - А дядя Артем очень спешит, он только пару слов мне скажет и пойдет. На скучную взрослую тему.
  Маша чуть помрачнела. С некоторых пор она не ждала ничего хорошего от бесед "на скучные взрослые темы", с которых её вежливо выставляли. За каждой такой беседой следовала другая, когда мы с Викой приходили к ней вдвоём, брали за руки и сообщали какую-нибудь гадость. Сначала - что нужна операция, потом - про химиотерапию, потом - что нужна еще одна операция...
  Машка попрощалась и направилась внутрь. Артём проводил её взглядом.
  - Валер, может, что-то нужно? Лекарства, деньги? Я ожидаю плату за небольшую халтурку, так что...
  - Артем, к чему эти слова? - прервал его я. - Ты прекрасно понимаешь, какого рода помощь мне нужна. Если ты передумал...
  - Я не могу.
  - Значит, не можешь. Ты не можешь, Таня не может, о других и речи нет. Буду пробиваться в-одиночку.
  - Валера, тебе не пройти. После того, как ты сделал выбор...
  - Артем. - Я изо всех сил старался сдерживаться, - Не дай тебе Господь когда-нибудь встать перед таким выбором. И не тебе меня судить.
  - Я не сужу, я пытаюсь предупредить. Я уже пытался, но ты не стал слушать...
  - И сейчас не стану. Позволь, - я шагнул вперед, заканчивая разговор. Неожиданно Артем схватил меня за плечо.
  - Да пойми ты, упрямец, - рявкнул он, - именно тебе, с твоим выбором, сейчас не пройти туда! Если я решу тебе помочь - и мне будет не пройти!
  Я медленно развернулся.
  
  Держатели не всесильны. Их миры держатся в-основном благодаря способности не пропускать чуждое. В окружении моего утреннего знакомого вряд ли бы появились искренне любящие и доверяющие друг другу супруги. В мире нашего следователя убийца не мог уйти от суда - то есть, он мог бы прочесть про такого в газетах или услыхать от друзей, но случаи, в которые он был вовлечен лично, непременно заканчивались так, как предпологал дух закона. Этому следователю просто никогда не достался бы убийца, слишком хитрый для него.
  То есть, не достался бы естественным путем. А вот Проводник, к примеру, мог бы и провести к нему такого.
  После этого события могли бы развиваться по одному из двух вариантов. Либо Держатель оказался бы достаточно силен, чтобы прогнуть реальность под себя и заставить убийцу ошибиться. Либо у него не вышло бы и убийца бы ушел, попутно сломав этот мир своей невозможной безнаказанностью. В этом случае оставался небольшой, очень небольшой шанс, что Держатель сумеет выстоять и починить свой мир. Однако в большинстве случаев мир непоправимо рушится и Держатель погибает вместе с ним. Депрессия, нервный срыв, алкоголь, наркотики и всё сопутствующее, и в итоге - самоубийство, инфаркт или инсульт.
  Если в Катин мир попадет неизлечимо больной ребёнок, что пересилит - болезнь или Катя?
  Ради вероятности второго варианта я рвался к ней, тащил туда Машку и не желал думать о возможности первого.
  Артём ведь действительно пытался предупредить. Он говорил: "Думай, как Проводник," - а я был уверен, что он таким способом взывает к моей порядочности.
  
  Зазвонил телефон. Не глядя на номер, я уже понял, кто звонит.
  Машка все поняла по моему лицу. Из кафе мы уходить не стали, заказали по порции мороженого, я - шоколадное, Маша - клубничное. Я сидел, наблюдал, как Машка облизывает ложку, и думал, думал... К тому времени, как мы встали из-за стола, у меня уже сложился план действий.
  
  Говорят, Проводнику полезен новый опыт - может, моей квалификации и пойдет на пользу это отвратительное чувство, ощущение собственного бессилия перед невидимой, непроницаемой стеной, отделившей нас с Викой от дочери.
  Вике, пожалуй, тяжелее всех. Я-то хоть понимаю, что происходит. Маша навещает нас, но уходить из Катиного мира надолго ей нельзя. Да, пожалуй, уже и не хочется. Я не виню дочь - мне бы и самому не хотелось, а четырнадцать лет - сложный возраст. Возможно, повзрослев, она и вовсе перестанет к нам приходить. Или, напротив, станет приходить чаще? Хотелось бы надеяться. Все-таки она Проводник.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"