Титова-Ромм Элла (Майка): другие произведения.

Кто мой отец? Дети войны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Мама
  
  Элла Ромм
  Сан-Диего, США, 2022
  
  
  Ромм Элла, 2022
  Предисловие
  
  Мой отец любил рассказывать истории о своих предках, которые ему, в свою очередь, рассказала его мама, в девичестве Анна Мейтис. Эти рассказы легли в основу нескольких книг по генеалогии Бессарабских евреев, которые я впоследствии написала. С папиной генеалогией было все просто. Чистокровный еврей, он прошел все, что положено еврею: был назван в честь дедушки Йойла, потерял родственников в погромы и Холокосте, но выжил, вырос и стал известным, уважаемым доктором. А потом влюбился в мою красавицу маму вопреки национальной, возрастной (папа на 15 лет старше) и социальной разницы.
  
  Но, давайте начнем с самого начала
  
  
  
  
  Косиново
  
  Девичья фамилия моей бабушки Марии, была Савенкова. Ее дед, Михаил Савенков, жил в хуторе Косиново, Обоянского района, Курской области. Родился он, примерно, в 1850 году. По словам бабушки, семья не бедствовала, жила в большом доме за которым располагался не только сад, но еще и лес с небольшим озером. Бабушка любила перечислять сорта яблонь, которые росли в саду - не менее десяти. У Михаила был сын Алексей (бабушкин отец), который родился в 1876 году. Возможно, у Алексея были братья и сестры, но история не сохранила их имена. Алексей жил в Косиново в браке со своей второй женой Татьяной (1890-1948). Его первая жена, скорее всего, умерла молодой. Однако, она успела родить двух сыновей - Якова и Матвея. Татьяна родила Алексею еще девятерых детей: Дмитрия (Митю) (1908-90е), Марию (Маню) (1914-1992), Соню (1916-1930), Ивана (1918-1943), Георгия (Жору) (1921-1986) и еще двоих, которые умерли во младенчестве. Митя, Жора и моя бабушка Маня дожили до старости. Соня умерла в молодости, а Иван пропал без вести во время войны.
  
  Как я уже сказала, Савенковы жили в хуторе Косиново. Вот что я нашла о Косиново в Интернете: С 1480 началось перехуторение русских людей из северных княжеств в южные территории на пограничные пункты на оседлую жизнь и для охраны от набегов крымских татар и турок. Границы проходили на территории реки Псёл и ее притоков. Так на маленькой речушке Рыбинка - притоке реки Псёл, появились первые похуторенцы - сторожа - пограничники. Среди первых поселенцев были ополченцы высланные за неповиновение царю - батюшке. Они прибывали в южные края в лесную зону к реке Псёл, по которой проплывали на лодках турки и татары из Крыма, пытаясь собрать дань. По этой территории в северном направлении от реки Рыбинка пролегал Бакаев шлях, по которому турки и татары совершали набеги. Местное название пути было "Рыльская дорога". Эта дорога проходит в семи километрах от хутора Косиново на север. Перехуторенцы знали о похождениях татар и турок по этой дороге, поэтому они ушли в глубь лесов и поселились в месте, где в настоящее время находится хутор Косиново. На похуторение прибыли люди из разных губерний: Тверской, Калужской, Смоленской, Брянской, Курской. Я также нашла информацию, согласно которой хутор Косиново получило свое название в 1650 году в честь Антона Косинова (сына помещика и дворянина Еремея Косинова).
  
  
  
  
  
  Происхождение фамилии Савенков
  
  Фамилия Савенков известна с XVII века как дворянская фамилия Курской губернии.
  Возможно, далекие предки мамы были дворянами. Иначе откуда эта гордая осанка и утонченные манеры? Не иначе, как генетическая память. Что же касается официальных записей о роде Савенковых, они прослеживаются с Курских Писцовых книг 1628 года. Семьи были большие от десяти до восемнадцати детей.
  
  Массовое освоение Курской губернии началось с 16 века, с усилением Московского государства. Занимались Савенковы сельским хозяйством и торговлей, так как через Курск с Украины шел прогон крупного рогатого скота, овец, доставка в центр страны сельхозпродуктов. Возможно, Савенковы были держателями постоялых дворов, которые создавались вдоль почтового тракта Москва - Валуй - Воронеж - Азов - Таганрог, времен Петра I. Были среди Савенковых и военные. К примеру, во время Персидского похода 1722 г., при Петре I служил подполковник Казанского гарнизонного полка Никон Савенков.
  
  С курских земель расхуторение Савенковых прослеживается на Волгу, Сибирь, Урал и Дальний Восток. В Орловской области в Мценском район есть деревня Савенково.
  
  Существует мнение, что вариант фамилии - Савинков (с буквой "и", вместо "е" и ударением на первую гласную является не самостоятельной фамилией, а результатом ошибки писаря, из-за которой этот вариант фамилии впоследствии распространился. Такую фамилию носил, к примеру, Савинков, Борис Викторович - руководитель Боевой Организации партии эсеров, а также Павел Савинков - российский актер театра и кино.
  Среди других известных носителей фамилии - Иван Тимофеевич Савенков - учёный физик-математик и Савенков, Виктор Яковлевич - советский художник.
  
  Согласно проекту "ДНК русского дворянства", всех Савенковых можно свести к одному предку - Фотию Савину, который родился в 1630 году в хуторе Обоянь, Курской области.
  
  
  
  Новомарьевка
  
  Процветание семьи Савенковых продолжалось недолго. В 30 годах советская власть начала раскулачивание в Курской области. Раскулачивание включало аресты, депортации и казни миллионов кулаков и их семей. Чтобы облегчить экспроприацию сельхозугодий, Советское правительство изображало кулаков как классовых врагов СССР.
  
  Алексея Савенкова о предстоящем аресте предупредили его батраки, и он был вынужден бежать вместе со старшими сыновьями на Украину, а затем в Морозовск, Ростовской области. Не имея документов и опасаясь, что их могут выдать они работали на разных неквалифицированных работах в том числе пастухами, кочегарами и, видимо, скорняками, так как Алексей умер в 1938 году, заразившись сибирской язвой во время разделывания шкур. Такая же судьба постигла и старшего сына. Где они были похоронены не известно.
  
  Татьяна с остальными детьми все это время жила в хуторе Новомарьевка той же Ростовской области. Хутор Новомарьевка до революции назывался Яново-Марьевский. История этого поселения восходит к 1830 году. В то время земли вдоль реки Быстрой от города Морозовска до хутора Жирнов принадлежали помещице Марии Яновой. Она жила на территории настоящего хутора Новомарьевка. Янова построила в хуторе церковь, две начальные школы - церковную и обыкновенную, имела участок жандармов. В советское время в Новомарьевке был образован колхоз им. Павших Борцов революции. На территории Новомарьевки была начальная школа и сельский клуб.
  
  Скрывающаяся в Ростовской области семья Савенковых, лишилась всего своего имущества, а Мария своего приданного. Одних шуб у Мани было 6. Появившись в Новомарьевке, старший сын Татьяны Митя приступил к строительству дома, в котором вскоре и поселились все члены семьи. В Новомарьевке и окрестностях было много украинцев, которые звали их"руссаками", подчеркивая, кто тут хозяин. Мане пришлось особенно тяжело, потому что она была слабовидящей с детства.
  
  Все эти обстоятельства привели к тому, что Маня не раздумывала, когда местный житель по имени Федор Резников, сделал ей предложение. Федор зажал Маню в темном углу и сказал, что она будет его женой. Ей было 20 лет, Федору - 21. Федор любил выпить, был с женой груб с и особой верностью не отличался. Несмотря на то, что они прожили около 10 лет, детей у них не было, за что свекровь с издевкой называла невестку "нежеребь". Потом началась война, и Федор ушел на фронт. В детстве я считала, что Федор был моим дедушкой и погиб на войне. Но он не погиб. Федор вернулся и дожил до 1986 года. Но с Маней он не жил, потому что у нее в 1943 году родился ребенок от другого мужчины. Маня пыталась урезонить Федора не уходить. Многое сложилось бы по-другому, прими Федор, у которого не было своих детей, чужого ребенка, родившегося в тяжелое военное время, но так не случилось.
  
  Маня и не предполагала, что после десяти лет бездетного брака, она сможет стать матерью, поэтому о беременности долго не догадывалась. Единственным изменением в ее организме было неуемное желание грызть подсолнечные семечки.
  
  Да ты беременная! - огорошила ее Нюся, жена старшего брата, которая видела, как Маня безостановочно поглощает новую порцию семечек.
  
  Маня побывала у врача, который сказал:
  
  Аборт делать поздно, ребенок скоро рухнётся.
  
  (Очевидно, слово "рухнётся" на местном наречии означало "зашевелится")
  
  Трудно представить, через какие переживания прошла Маня! После посещения врача, она была вынуждена объявить о своем состоянии и 2 октября 1943 года родилась моя мама, Валя, которая стала носить фамилию Федора - Резникова.
  
  Но вернемся к началу 1943 года. В районе Новомарьевки в это время шли ожесточенные бои, ее постоянно завоевывали то немцы, то русские. 12 декабря 1942 года в Сталинграде была окружена 6-я армия Паулюса, и немецкие войска попытались ее освободить. 16 декабря 1942 года советские войска перешли в наступление, а 30 декабря была проведена военная операция "Маленький Сатурн" в районе ряда сел, в том числе и Новомарьевки, по освобождению от немцев.
  
  Когда немцы в очередной раз взяли Новомарьевку, в доме Савенковых останавливался немецкий офицер. Дом был выбран не случайно - это был единственный дом с черепичной крышей. Хотя члены семьи прятались в подвале, Маня должна была приходить в дом, чтобы готовить для офицера. Немец который в основном занимался своими делами, и мало на кого обращал внимания, хвалил ее стряпню - готовить она была мастерица. Немцу нравилась картошка по особому рецепту: сначала сваренная, а потом обжаренная в подсолнечном масле. Ему также нравилась домашняя лапша специального приготовления. Возможно, то обстоятельство, что Маня должна была общаться с этим немцем, и послужило основой кривотолков вокруг происхождения ее дочери - маленькой Валентины, которая всю жизнь считала этого человека своим отцом.
  
  
  
  
  Как это случилось?
  
  Исходя из дня ее рождения, Валя была зачата в начале января 1943 года. Хотя она долгие годы считала, что ее отцом был немецкий офицер, который квартировал у ее матери в доме, Маня незадолго до смерти подтвердила, что отцом Вали был военный, тезка ее мужа - Федор, который также останавливался у Савенковых в доме.
  
  Новомарьевка оказалась в центре военных действий в конце 1942, начале 1943 года. После одного из боев, Маня и ее невестка Нюся, вышли из подвала, чтобы посмотреть, что происходит. Во дворе лежала несчастная корова, которую разорвало снарядом. В подвал тоже попал снаряд, но его успели вовремя погасить. Из леса навстречу женщинам шли солдаты. Женщины испугались, и заторопились обратно, но мужчины закричали по-русски:
  
  Не бойтесь! Свои!
  
  Мужчин было двое. Они поселились в доме у Савенковых. Вечером Федор, который, видимо, был начальником, попросил затопить печь, чтобы помыться. Вот этим вечером все и случилось.
  
  Кто был мой дедушка? Пережил ли он войну? Была ли у него семья? Если нет, то появилась ли она после войны? Эти и другие вопросы, скорее всего, останутся без ответа. Все, что известно о Федоре, это то, что он был родом с Украины.
  
  Я попыталась выяснить, какие войска находились в Новомарьевке в это время. Невероятно, но мне удалось найти книгу "Танки между Доном и Северским Донцом. Воспоминания командира танковой роты о зимних боях под Сталинградом. 1942-1943" которую написал Хорст Шайберт. Хорст Шайберт был командиром немецкой роты 6-й танковой дивизии Эрхарда Рауса. Кто Бы мог подумать, что он напишет воспоминания о Новомарьевке, о которой практически не упоминается в Интернете, и я, спустя столько лет, их найду! Конечно, в это трудно поверить, но, обладая достаточным воображением, можно предположить, что это и был тот самый немец, которого мама долгое время считала своим отцом.
  
  На одном из интернетовских форумов о войне, мне подсказали, что в освобождении Новомарьевки участвовал 25 танковый корпус. Новомарьевку освободили 4-6 января 1943 года. В это время 11-й немецкий танковый полк, состоящий в основном из 2-го батальона покинул хутор.
  
  Вероятно, Федор был танкистом, освобождал Новомарьевку, а потом останавливался у бабушки в доме также, как совсем еще недавно останавливался его немецкий противник. Дом определенно пользовался спросом. И именно этот дом сыграл роковую роль в судьбе моей мамы и бабушки, так как последнюю обвинили в связи с немецким офицером.
  
  Несмотря на то, что Валя не верила в существование Федора, она запомнила из рассказов Мани, что Федор любил песню "Раскинулось море широко". Эта небольшая, но довольно интимная деталь позволяет предположить, что Федор и Маня были знакомы достаточное время, чтобы что-то узнать друг о друге. Хотя, учитывая стремительные военные действия, можно предположить, что солдаты долго в одном месте не задерживались. Конечно, мне хочется верить, что между ними была любовь с первого взгляда. Но очень возможно, что Маня просто придумала эту красивую историю для своей дочери, как делали многие матери в подобных ситуациях. Возможно, Мане повезло, и у них с Федором все произошло по любви и согласию. Ведь на войне было и насилие.
  
  Рождение Вали было долгим и мучительным. Вызванная на помощь повитуха "выдавливала" ребенка простыней. Девочка родилась очень худой, и еще несколько дней ее жизнь висела на волоске. Мне трудно представить происходившую драму: Маня родила, пока ее муж рисковал жизнью на фронте. И если бы девочка была похожа на маму! Но она, как назло, была светловолосой и голубоглазой. Хотя светлыми были и дедушка Алексей и умершая рано тетя Соня, все решили, что это неоспоримое доказательство ее немецкого происхождения.
  
  Семья Савенковых. Верхний ряд слева направо: Лиза (жена Жоры), Мария (моя бабушка), Нюра (жена Мити). Слева - Жора с сыном Юриком, справа - Митя с Валей.
  
  Вот и все знания, которыми я обладаю о своем неизвестном дедушке, а вместе с ним и о 25 процентах своей родословной. Из Новомарьевки Федор, вероятно, отправился на Сталинград. На этом его участие в жизни моей бабушки и мамы закончилось. Что стало с ним, скорее всего, никто никогда не узнает.
  
  
  
  Детство. Дядя Митя
  
  Детство Вали прошло с дядей Митей и его женой Анной Сидоровной Широковой. Детей у них, по стечению обстоятельств, тоже не было. Во время войны, когда Митя был на фронте, с Анной произошла странная история. В Новомарьевке временно жили эвакуированные дети - брат и сестра, за которыми Анна ухаживала. Она привязалась к детям, и когда их нашел уцелевший отец, согласилась уехать вместе с ними. Однако, вскоре Анна вернулась домой. Скорее всего ее просто использовали как временную помощницу. Несмотря на это случай, Митя и Анна продолжали жить вместе пока один за другим не ушли из жизни в 90-х. Это был второй брак Мити. До этого был женат на Дусе, которая была очень красива и вызывала у Мити бурную ревность.
  
  В Новомарьевке была школа. Маме пришлось начать обучение в возрасте 5 лет с более старшими ребятами, потому что учеников ее года рождения в хуторе больше не нашлось.
  Митя был, в принципе, спокойным человеком. Однако, после приема алкоголя, он становился злым и даже жестоким. Тогда могло достаться всем, включая жену, сестру и племянницу. Иногда бабушке и маме приходилось прятаться от его гнева на веранде соседей. Во все остальное время Митя был сдержанным и не особо разговорчивым.
  
  Рассказывать о своем детстве мама не любит. Вспоминает, что часто ходила голодной, из-за того, что в доме нечего было есть. Однажды, наевшись незрелых абрикосов с дерева, она заболела дизентерией. Кормили ее в основном картошкой и солеными огурцами, и она всегда завидовала дяде Мите, которого, по ее воспоминаниям, кормили хорошо. Возможно, семья сохраняла патриархальные традиции, распространенные в те времена. Согласно этим традициям лучший кусок полагался мужчине, главе семьи, который зарабатывал деньги. Кстати, и бабушка, а потом и мама, когда начала работать, отдавали Мите свои зарплаты. Возможно бабушка, воспитанная в таких традициях, не видела в этом ничего необычного, но для мамы это всегда было предметом обиды и непонимания.
  
  Я очень хорошо помню Митю и его жену в старости. Будучи редактором стенгазеты я написала заметку ко дню красной армии, о том, как Митя был на войне и попал в плен. До сих пор не понимаю, как в связи с пленом ему удалось избежать ГУЛАГа? Обычно, попавших в плен солдат отправляли туда, как ненадежных. Возможно, за этим стоит какая-то тайна, которую мне пока не удалось узнать. Известно, что во время войны Митя был водителем взвода штабной батареи 51-го стрелкового корпуса. 15 апреля 1942 года он был ранен и контужен. 6 апреля 1945 года получил медаль "За боевые заслуги".
  
  Приезжая в Шолоховский из института, я всегда навещала стариков. Он давал мне карманные деньги, но разговаривать было особо не о чем, и я не очень любила подобные визиты.
  Кроме Мити у бабушки было еще 2 брата: Иван и Жора Савенковы. Иван родился в 1918 году. Он пропал без вести в начале войны, скорее всего, в районе Бреста. К сожалению, мне не удалось найти о нем никакой информации.
  
  Жора был полной противоположностью Мити: веселый, общительный и ласковый. Его любили женщины, и он отвечал им взаимностью. Во время службы на Дальнем Востоке, он первый раз женился на Юле. От этого союза родился ребенок, который вскоре умер, а сама Юля заболела психиатрическим заболеванием, и они с Жорой расстались. У Жоры также была гражданская жена Лиза. Лиза была врачом. Познакомившись с Жорой он изъявила желание родить от него ребенка. В результате появилась Зина, которая тоже стала врачом. Елизавета Ганошенко, или, как я ее запомнила - баба Лиза, была главной любовью Жоры. Во время написания этого текста (2021 год) она была еще жива, ей исполнилось 99 лет. Жора был ее вторым мужем. До него она была замужем за Иваном Тарановым, который погиб на фронте в 1942 году, оставив Лизу с малолетним сыном Виктором. В браке с Жорой родилось еще 3 мальчика, но два из них, Толик и Юрик, умерли от менингита в детстве и были похоронены в поселке Горняцком, где в это время жили Жора и Лиза. Несмотря на сильные чувства, Жора женился еще раз. Его последней женой стала Рая, которая родила девочку Татьяну. Это был поздний ребенок. Он появился, когда Жоре было уже 47 лет. На момент смерти Жоры в 1986 году, Татьяне было всего 17.
  
  До поступления в Саратовский медицинский институт, я некоторое время жила в семье сына Жоры - Владимира Савенкова (маминого двоюродного брата). Владимир Георгиевич полковник в отставке. Окончил Московское военное училище гражданской обороны СССР, Саратовский политехнический институт; служил в Вооруженных Силах на различных должностях; участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. В девяностые, он был председателем Комитета по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий при Правительстве Саратовской области. И это не случайно, среди Савенковых были военные. К примеру, во время Персидского похода 1722 г., при Петре I служил подполковник Казанского гарнизонного полка Никон Савенков, возможно, наш древний родственник.
  
  Бабушка была связующим звеном между членами семьи. Я помню многочисленные поздравительные открытки на праздники, и посылки которые она заботливо собирала по случаю дней рождений. После ее смерти, и особенно после того, как мы иммигрировали в США в 1993 году, связь эта практически исчезла.
  
  
  
  Шолоховский
  
  
  В 1952 году Митя с женой сестрой и племянницей переехал из Новомарьевки в поселок Шолоховский, строительство которого как раз началось благодаря открытию там пласта угля. Для его добычи были построены шахты и обогатительная фабрика. К тому времени Митя и Маня остались без родителей - Алексей умер в 1938, а Татьяна в 1948 году. В Шолоховском Савенковы сначала жили в бараке, но позже Митя снова начал строить собственный дом.
  
  Однако Маня, которая тоже была вовлечена в строительстве, в этом доме не осталась. Она переехала в в так называемый финский домик в переулке Маяковского. Домик был смежный, на 4 хозяев. Он завозился из Финляндии в разобранном виде и собирался на месте. Маня занимала 2 крохотных комнатушки. Удобства были на улице, зато был погреб, где можно было хранить зимние заготовки и, самое ценное - небольшого участка земли с несколькими плодовыми деревьями и кустарниками. С июля 1957 по сентябрь 1960 года на строительстве поселка Шолоховского трудилось 220 посланцев Народной Республики Болгарии. Некоторые привезли домой шолоховских жен. В то же время там же трудился бабушкин брат Жора, который тогда был начальником автоколонны. Маня, зрение которой все время ухудшалось, работала на неквалифицированных работах: птичницей в Новомарьевке на птицефабрике, а в Шолоховском сначала на производстве сливочного масла а потом на пекарне. На пекарне она проверяла сумки на проходной, чтобы не работники не уносили хлеб домой.
  
  Валя тем временем росла и выросла в настоящую красавицу - высокая, пышногрудая блондинка, она была Мэрилин Монро своего места и времени. Всю жизнь она была предметом восхищения и желания многих мужчин. Сама же Валя красивой себя не считала - Маня не использовала в своем лексиконе слова "красивая" или "симпатичная". Возможно, нетипичная внешность Вали действительно не была эталоном ее красоты. Да и не принято это было в те времена заострять на внешности внимание детей.
  
  Увы, красота не всегда делает людей счастливыми. Отношения Вали с противоположным полом с самого начала складывались неудачно. Ее первой школьной любовью был Леша Багдасарян, самый видный парень средней школы ?7, в которой оба учились. Эта любовь чуть не закончилась трагически - директору доложили о симпатии молодых людей, и Валю обвинили в аморальном поведении. Валя была в отчаянии, так как в ее времена подобные разговоры могли навсегда испортить репутацию молодой девушки и хотела покончить собой. Хорошо что рядом оказалась случайная женщина, которая, видимо, поняла намерения девушки и довела ее до дома. Конечно, таким отношениям не суждено было выжить в те, строгие в области морали, времена. Юным Ромео и Джульетте пришлось идти по жизни врозь. Конечно же, этот первый неудачный опыт оставил свой нелицеприятный след.
  
  Так как Валю вынуждены были отдать в школу рано, окончила она ее в 15 лет, и еще 2 года работала лаборанткой в химическом кабинете. В это время Валя познакомилась с Виктором Васильевичем Ворониным. Увы, ничего хорошего из этого знакомства тоже не вышло - оказалось, что у Виктора была семья на Украине. Мало того, что Виктор был женат, так Валю еще и снова оклеветали. На этот раз друг Виктора Александр, ухаживания которого Валя когда-то отвергла. Решив отомстить ей, а может и насолить своему другу, он наговорил про нее такое, после чего оставаться в поселке она уже не хотела. Валя не смогла выдержать еще одного скандала. Бежала она еще и от обиды на Виктора, который поверил наговорам. Обижало Валю еще и то, что Виктор задавал ей не корректные вопросы в отношении ее происхождения. Поэтому Валя сразу же согласилась на предложение лучшей подруги Валентины Шевчук, уехать в Кишинев, где жили ее родственники. Знакомый Валентины обещал устроить молодых красивых девушек дикторами на телевидении. Валя бы очень подошла для этой роли. Возможно, ее могла даже ждать карьера в кино, так как помимо своей внешностьи, она прекрасно пела и танцевала. Увы, девушки не знали молдавского, и ничего из этой затеи не получилось. Судьба занесла подруг в Бельцы, где Валя впоследствии поступила и закончила медицинское училище. Возвращаясь в Шолоховский на каникулы, Валя продолжала пересекаться с Виктором, который понял, что совершил ошибку, поверив в клевету. Он безуспешно добивался ее расположения до самого отъезда в Америку.
  
  Увы, и в Бельцах с Валей случилась неприятная история. Она была недоступная и гордая, поэтому, отказав очередному ухажеру, сильно за это поплатилась. Отвергнутый парень распространил слухи, что мама заразила его сифилисом. Одна из преподавательниц, заподозрила клевету и во время очередного медицинского осмотра студентов, огласила, что тест Вали на сифилис был отрицательный, тем самым предотвратив еще одну возможную трагедию.
  
  После окончания медучилища, Валю направили в Фалешты на распределение. Как раз в это время в Фалешты приехал мой отец Юлий, который работал в соседних Унцештах и как раз нуждался в медсестрах. Он сразу обратил внимание на двух симпатичных медсестер - Лизу и Валю, которым тут же предложил работу. Валя была утомлена дорогой и без лишних колебаний согласилась. Вскоре девушки сидели в его рабочей "шкоде" на заднем сидении, и Юлий проехал всю дорогу в неудобной позе, не сводя с Вали глаз. Это была любовь с первого взгляда. Юлий в то время был женат, но семейная жизнь не ладилась несмотря на рождение сына Толика. Юлий был в стадии развода. Ухаживания за Валей были долгие и бурные. Юлий все больше и больше очаровывал Валю. Когда-то она загадывала на будущего мужа, и ее приснился мужчина, лицо которого было невозможно разглядеть. Валю от него отделяла лестница вверх.
  
  Муж будет старше и выше по положению, - сказали тогда подруги.
  
  Может потому, что Валя уверовала в свой сон, а может потому, что она подсознательно всегда искала, но пока не находила в мужчинах своего отца, из-за отсутствия которого очень переживала. Подлила масла в огонь, как ни странно, первая жена Юлия, которая начала устраивать скандалы, совершенно без поводов. Это привело к тому, что Валя стала на сторону Юлия. Однако, даже после развода отношения между Валей и Юлием складывали драматично. Не желая разбивать семью, Валя сбежала в Шолоховский. Но Юлий был неумолим. Взяв в помощники младшего брата Фиму, он приехал в Шолоховку. Валя была в ужасе! Мало ей было своих скандалов, так за ней еще и притащился какой-то еврей. Юлий привез подарки, включая ковер для Мани. Вале ничего не оставалось, как вернуться с ним в Унцешты. После развода Юлий и Валя вернулись в Шолоховский, где в преддверии 1967 года родилась я и в 1974 моя сестра Жанна.
  
  
  
  
  
  Заключение
  
  
  Детство и юность моей мамы не были радужными. Она носила в себе тайну своего рождения и очень переживала из-за нее. И лишь сделанный в эмиграции тест ДНК подтвердил очевидное - у мамы нет и не было немецкой крови.
  Вот бы теперь рассказать об этом всем тем, кто шушукался за ее спиной. Но, увы, многих их них уже нет в живых. Валина история не уникальна. Подобное случалось и в других семьях, война оставила много шрамов, в том числе и такие. На момент написание этой истории Вале было 78 лет. В 2019 году они с Юлием переехали из Нью-Йорка, где прожили 26 лет, в Сан-Диего. Как поэт, я не могла пройти мимо этой истории и написала балладу, которой я хочу завершить мое повествование.
  
  Баллада об отце
  Она родилась в сорок третьем году.
  Блондинок таких не бывало в роду.
  Девчонка стеснялась породы своей,
  Уж был бы отец ее лучше еврей.
  Но нет, у бедняжки глаза голубы.
  Ошибка природы. Насмешка судьбы.
  Взрослела девчонка, не зная отца,
  Тонюсенькой, тихой и белой с лица.
  А в том, что во время войны родилась,
  Иные увидели с немцами связь:
  Шептались порой у нее за спиной,
  А кто и совсем обходил стороной.
  Но мать говорить не любила о том,
  Стараясь рассказ отложить на потом.
  И лишь рассказала на смертном одре -
  Солдаты стояли у них во дворе.
  И будто бы некий советский солдат
  В рождении дочки ее виноват.
  Но дочь потихоньку привыкла к клейму,
  И больше не верит она никому.
  Девченка не знала, что там, на войне
  Не просто жилось ни вдове, ни жене.
  Их смерть караулила ночью и днем,
  Надеюсь, такого мы вряд ли хлебнем.
  Увы, моралистам понять не дано,
  Что там, на войне, все не так, как в кино.
  На мятой шинели, в лесу, впопыхах
  Любовь побеждала и голод, и страх,
  Но часто бывала она не долга,
  И вот, уже надо идти на врага.
  Идти, умирать, уходить навсегда -
  Какая тут, право, в морали нужда?
  Но есть у войны и иная 'мораль',
  Давайте над ней приподнимем вуаль:
  Бывало, солдаты врывались в дома,
  Чтоб женской 'любви' получить задарма.
  Вот так у вдовы или чьей-то жены
  На свет появлялись младенцы войны.
  Отцы их, солдаты, погибли в бою,
  А, может, живыми вернулись в семью,
  Свою ли, чужую ли, там или здесь,
  Представьте, там тоже подобное есть.
  С тех пор пролетели и дни, и года,
  И можно уже говорить без стыда,
  Что папа не летчик, отчизны герой,
  Который с войны не вернулся домой.
  У девочки нашей уже седина,
  Военное время не помнит она.
  Но хочет узнать, что случилось в те дни,
  Чтоб больше своей не стеснятся родни.
  И вот расплетается нить ДНК
  Развязка истории этой близка.
  Получен ответ, настает торжество -
  Не найдено в русской крови никого:
  Ни немцев, ни шведов, откуда там швед?
  И даже татаров с монголами нет.
  А что же девчонка? Девчонка седа,
  Так быстро ее пролетели года.
  Ей некому радость доверить свою,
  Уже большинство отдыхает в раю...
  Я деда не знаю, мне знать не к чему,
  И так я спою дифирамбы ему
  За эту девчонку, что нас родила -
  Которая нам по любому мила.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"