Я. Игорь: другие произведения.

Dürer: новое на старом (9.3). Приложение к "Нарциссовым тайнам"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    545, 545 - Дюрер ягодка опять...


  
   Выше мы пообещали разобраться с братьями Тухер. Разбираемся.
   Для начала историческая справка: Тухер (Tucher) - большая процветающая немецкая семья из Нюрнберга, которая первоначальный капитал сколотила в 14-ом веке за счет торговли с Италией, а позже ещё более укрепилась при расширении операций во Франции и странах Бенилюкса.
   В 1499-ом году сыновья бывшего мэра Нюрнберга Ганс XI и Николаус Тухеры, следуя моде времени, заказывают Дюреру диптихи портретов себя любимых со своими жёнами. До наших дней из всего этого квартета (Ганс, Николаус, Фелицитас и Элизабет) дошли лишь три изображения. Оставшуюся троицу искусствоведы поделили следующим образом.
   Мужчину назвали Гансом, "поженив" его с женщиной в летах с гвоздикой в руке (Фелицитас):
  
    []
  
   Портрет Николауса объявили пропавшим без вести, а в жёны ему записали молодую персону по имени Элисбет.
  
   Укажем логический путь тех, кто составлял эту "Санта-Барбару".
   Во-первых, в верхней части всех трёх панелей чьей-то (не авторской!) рукой выведены имена:
   на портрете старшей дамы - "FELITZ. HANS. TUCHERIN";
   на портрете младшей дамы - "ELSPET.NICLAS.TUCHERIN";
   на портрете мужчины - "HANS TUCHER".
   Во-вторых, на груди обеих дам присутствуют золотые застёжки с выгравированными (согласно обычаю) инициалами их супругов. У старшей дамы это литеры "HT" (Hans Tucher), у младшей - "NT" (Nikolaus Tucher).
   Логика, как видим, донельзя прямолинейна. А теперь давайте собирать нелогичности.
  
   Начнём с сопоставления портрета мужчины с портретом молодой женщины.
   Взгляды их направлены как бы друг на друга. Симметричны и положения колец в руках, - традиционный символ доказательства заключённого брака.
   Горный пейзаж за их спинами при стыковке выглядит гораздо более гармоничным, чем состыкованные пейзажи на задних планах мужчины и старшей дамы.
  
   0x01 graphic
  
   Кроме того, о-очень схожую чету (обращёнными друг к другу на фоне горного пейзажа) находим и на гравюре того же периода "Молодой паре угрожает смерть" ("Прогулка", ок. 1498 г.):
  
   0x01 graphic
  
   Всего перечисленного уже, кажется, достаточно, чтобы поставить под сомнение "женитьбу" портретного мужчины на той, кого мы окрестили старшей дамой.
   Теперь вспомним о застёжке с аббревиатурой инициалов "NT", которая теперь прямиком выводит нас на умозаключение, что мужчина с липовой панели, скорее всего, и есть считавшийся до сих пор пропавшим без вести Николаус.
   При этом имена двух изображённых золовок, должно быть, соответствуют поздним именным надписям на панелях.
  

***

   Дюрер - это КОСМОС, он бесконечен...
   Взявшись за одну его тему, неизменно попадаешь на другую.
   Вот и героиня предыдущего разбора неожиданно для самой себя вывела нас на следующий уровень (однако пообещаем читателю, что этот-то уж точно в нашем скромном расследовании окажется последним).
   Эльсбет Тухер, в девичестве Пуш, 1473-его года рождения. Чем уж она не глянулась Мастеру, что именно её он вывел центральной фигурой идеи на вышеприведённой гравюрной аллегории со смертью*? Частный ли это момент, или пример более широкого обобщения**?
  
   * В галерее Дюрера сохранился ещё один недатированный эскиз с двумя уже знакомыми нам персонажами. Вероятно, первоначальный замысел гравюры с часовщиком-смертью предполагался именно таковым:
   0x01 graphic
  
   Возможно, в этом вопросе нас просветит ещё один герой, также латентно бредивший рыцарством и сведший при этом до минимума свои сношения с "галантёрной половиной рода человеческого" (терминология Чичикова из "Мёртвых душ", гл. 8).
   Итак, краткая подборка из Николая Гоголя:
   "Господи Боже мой, за что такая напасть на нас грешных! и так много всякой дряни на свете, а ты ещё и жинок наплодил!" ("Сорочинская ярмарка");
   "...козак не на то, чтобы возиться с бабами" ("Тарас Бульба");
   "...с русским ли человеком не наделать добра на всяком поприще! Да его стоит только хорошенько попрекнуть, назвав его бабой и хомяком... как из него уже вмиг сделается другой человек" (Гоголь - Н.М. Языкову, 21 декабря 1844 г., Франкфурт);
               "...В русской природе то, по крайней мере, хорошо, что если немец, например, человек-баба, то он останется человек-баба на веки веков. Но русский человек может иногда вдруг превратиться в человека-небабу. Выходит он из бабства тогда, когда торжественно, в виду всех, скажет, что он больше ничего, как человек-баба, и сим только поступает в рыцарство, скидает с себя при всех бабью юбку и одевается в панталоны..." (Гоголь - Аксакову, 16 мая 1844 г., из Франкфурта)...
   Так может, и в разбираемом примере Дюрера мы также имеем персонификацию отношения к женскому полу в целом?..
  
   Однако весь этот разговор мы завели здесь для того, чтобы показать, что по нашей версии, Мастер ещё раз вернётся к образу данной Tucherin при работе над пятым листом серии "Большие страсти" (1511 г.). Обратим внимание на женщину, стоящую за спиной Христа (единственного, кстати, персонажа гравюры, смотрящего прямо на зрителя, - неизменный признак какой-то подковырки у Дюрера):
  
   0x01 graphic
  
   У Эльсбет была удивительно фактурная внешность, увидев которую раз, уж не забываешь никогда*. Именно её образ и считывается с этой постаревшей уже героини (те же черты лица, широкая шея, мощная трапеция, даже форма головного убора схожа).
  
   * Должно быть, поэтому данный портрет в 1961 году был выбран основой для рисунка на банкноте в 20 немецких марок:
    []
  
   А вот как выглядит вся композиция пятого листа целиком:
  
    []
  
   Признаюсь, что лично для меня данная работа знакова ещё и тем, что именно с неё началось моё почти случайное знакомство с Мастером. Встретив "Ecce homo" в не столь далёком феврале 2016-ого, я отчего-то сразу проникся фантастичностью представленного сюжета (связав его с темой "Легенды о великом инквизиторе", но об этом чуть позже).
  
   * Вставная притча, в составе пятой главы пятой книги "Pro и contra" второй части романа Ф.М. Достоевского 'Братья Карамазовы'.
  
   "Ecce homo" - известная фраза из Евангелия от Иоанна, в переводе с латыни означающая "вот человек"*. Эта же фраза, по всему вероятию, присутствует и на оборотном тексте оригинального гравюрного листа ** (откуда попала и в ставшее теперь традиционным название).
  
   * "...тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: "се, Человек!" Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: "распни, распни Его!" Пилат говорит им: "возьмите Его вы, и распните; ибо я не нахожу в Нём вины..." (Ин. 19:5).
  
   ** Серия "Больше страсти", в которую входит данная гравюра, издана в Нюрнберге в 1511 году с латинским текстом на обороте. Однако в открытом доступе мне удалось найти лишь фрагмент на перевёрнутой копии 1512-ого года:
    []
   Внизу листа читаем:
   "Се человек, не говорите: это бог; уберите злобу.
   Не бога, но человека толпа неизменно убивает".
  
   Далее приведём ещё пару примеров с тем же сюжетом (без которых будет невозможна трактовка "Ecce homo" в полной мере).
   Во-первых, это гравюра из так называемой серии "Зелёные страсти" (1504 г.):
  
    []
  
   Как и на примере из "Больших страстей" Пилат в восточном тюрбане указывает Христу вниз на толпу (a la "Се народ"). Внизу же наблюдаем красноречивые символы из скрещенных указательных пальцев ("Распни его!"):
  
    []
  
   Тот же говорящий скрещенный символ находим и в правой части 19-ого листа (ок. 1509 г.) из серии "Малые Страсти":
  
   0x01 graphic
  
   Задравший полу багряницы Христа Пилат, по-видимому, показывает солдату, куда следует наносить финальный смертельный удар*. Солдат уже держит заготовленный крест, а свою алебарду передал сидящему мальчишке** (оруженосцу?), который с идиотским азартом внимает распыляемой скорой кровавой жертвой толпе:
  
   0x01 graphic
  
   * Согласно Евангелию от Иоанна, римский воин вонзит пику в подреберье Иисуса, распятого на Кресте (Ин. 19:34).
  
   ** На гравюре из "Больших страстей" пиковая алебарда опять перекочёвывает в руки солдата. Мальчишка же уменьшается в размере, скорее напоминая взрослого человека в ином масштабе. Думаю, что автор на этот раз мог прибегнуть к тому же фокусу, что и при омоложении подростка с "Алтаря Паумгартнеров" (1502 г.) в ребёнка-Христа на "Поклонении волхвов" (1504 г.). В подтверждение этой версии говорит и поза "оруженосца" с игрушечной сабелькой, заимствованная у центрального героя заявленного "Алтаря...":
  
   0x01 graphic
  

***

  
   Выше я уже обмолвился о том, что именно работе "Ecce homo" обязан своим погружением в океан Дюрера. Первоначально фантастичность сюжета воспринялась мной по нескольким моментом.
   Во-первых, по центральной фигуре из толпы, облачённой в клерикальное одеяние, в которой сложно не увидеть черты ... предводителя реформаторской революции.
   Сравним гравюрный лик с поздним прижизненным портретом лютого Мартина:
  
   0x01 graphic
  
   Когда я узнал о времени датировки работы, то, конечно, понял, что Дюрер на тот момент не мог ещё ведать ни о реформации в целом, ни об её предводителе в частности.
   Но при этом ещё больше всплёскиваю руками: каким третьим глазом была увидена и внешность, и внутренняя суть того, кому ещё только предстояло всеевропейски громким образом использовать "славу Христову" в своих, прежде всего, политических интересах*?!
  
   * Вопрос о данной монашествующей особе я немного разбирал в главе "Четыре апостола".
  
   Прочие участники этой гравюрной мистерии также облачены автором в современные ему одеяния.
   Мы уже коснулись шаржа на представительницу нюрнбергской знати. Второй сопровождающий Спасителя персонаж представлен в турецком наряде*. Для объяснения сего надо обратиться к историческим реалиям начала 16-ого века, когда турки считались угрозой N1 для европейской христианской цивилизации**.
  
   * То, что на "Ecce homo" перед нами именно турок подтверждается и фрагментами более ранних гравюр Дюрера, - к примеру, "Пять ландскнехтов и турок на коне" (1495-96 гг.) и "Семья турка" (1495-96 гг.):
   0x01 graphic
  
   ** Завоевание в 1453-ем году Константинополя создало благоприятные условия для дальнейшей территориальной экспансии османов (напомним, что в 1517-ом турки захватят Иерусалим, а в 1521-ом возьмут Белград).
  
   Впрочем, восточный наряд и тюрбан характерны для многих работ, на которых Мастер выводил отрицательных властьимущих исторических персонажей. Покупателей его гравюр это, по-видимому, не особо удивляло. К тому же уподобление турок слугам антихриста, а турецкого султана самому антихристу постоянно звучало в тогдашних проповедях.
  
   Среди всей толпящейся публики на этой работе находится лишь один кочующий персонаж, отчасти соответствующий историческому контексту сюжета.
   Сравним данного "Агасфера"* с поистине одним из самых нелицеприятных ликов Дюрера, - иудеем, загибающим пальцы за Иисусом на картине "Двенадцатилетний Иисус среди книжников" (1506 г.):
  
   0x01 graphic
  
   * Ahasverus (лат.), или Вечный жид - легендарный персонаж, по средневековому преданию обреченный скитаться из века в век по земле до Второго пришествия Христа.
  
   P.S.
   Известны свидетельства современников Мастера: в Италии, куда дошли его "Страсти", недоумевали, почему художник гонителям Христа не придал обличья иудеев?
   Чтобы понять катарсисное впечатление тех первых зрителей, представим себе адаптированную аналогию. Что бы вышло у нашего героя, если б он сегодня взялся за подобную авантюру (и каким-то чудом получилось бы, что поборники "традиционных скреп" не разорвали бы его творение до широкого обнародования)?
   Наверное, примерно следующее: какая-нибудь гламурная бестия типа Ксюши Собчак "помогает" Иисусу с одной стороны и какой-нибудь Усама бен Ладен "обхаживает" его с другой, а богомольный электорат внизу с жирным патриархом посередине уже топчет ножкой, требуя весёленького. Брр!..
  
   Повторюсь и в своём покаянии: смущённый обилием осредневековленных элементов, я спервоначалу принял представленный новозаветный сюжет за фантастическое Второе пришествие, аналогичное описанному в сюжете "Легенды о великом инквизиторе"*.
   При этом оставляю открытым такой вопрос: а один ли я пался на эту удочку?
  
   "...А мог ли Достоевский видеть Босха, Брейгеля, Дюрера?", - это уже вопрошает один из авторитетнейших современных исследователей творчества Ф.М. Достоевского Юрий Карякин в своей работе "Дневник русского читателя. Из записных книжек" (1996 г.). И отвечает на него одной припиской: "Дюрера, наверное, мог".
  
   * Напомним, что Достоевский, признававший "Легенду..." "кульминационной точкой" своего последнего романа, описал в ней пришествие Христа во плоти, пожелавшего явиться людям именно в 16-ом веке, и пленённого новым Пилатом при молчаливом одобрении толпы...
  
  

Игорь Яровер (февраль 2016 - апрель 2017 гг.)

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"