Яблонский Алексей Викторович: другие произведения.

"Домики в деревне"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса для театров.


  
  
  
  
   Алексей Яблонский
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Действующие лица:
   Дед Иван.
   Баба Галя.
   Григорий - их сын.
   Зина - жена Григория.
   Наташа - дочь Григория и Зины.
   Катя - соседка деда Ивана и бабы Гали.
   Валентина - дочь Кати.
   Миша - сын Кати.
   Надя - другая соседка.
   Николай - муж Нади.
   Владимир - сын Нади.
  

Действие первое.

  
   Три дома замыкают некую улицу в русской деревне. Перед домами лавочки. Неподалеку колодец. Тут же сооружение, которое когда-то было детской качелей.На центральной лавочке сидят старики, дед Иван и баба Галя. Дед читает газету, баба вяжет коврик.
  
   Дед ИВАН. Нет, в этом годе уже не добавят. Как по весне добавили двести рублей, так и все. Вот и сиди опять всю зиму на одной картошке.
   Баба ГАЛЯ. Да ладно тебе. Все ждешь. Тебе хоть каждый день добавляй, ты всеравно ждать будешь. А где им денег-то на нас взять? Да и зачем мы им? Все уж. По пятьдесят по шестьдесят лет отработали в совхозе и спасибо на этом. Вон грамот надавали тебе и радуйся.
   Дед ИВАН. Да, грамот. Куды я теперича с ними? В магазин ходить? Хлеб на них не купишь...
   Баба ГАЛЯ. Ну, теперь-то конечно. Ведь Наташка прошлым летом их все в туалете поразвесила.
   Дед ИВАН. Это ты не уследила. Разве можно?..
   Баба ГАЛЯ. Да ладно тебе. Валялись в комоде всю жизнь. Кому они нужны. Я сроду про них забыла. А теперь хоть все твои заслуги знаю. Понескольку раз перечитываю.
   Дед ИВАН. Нет, нехорошо как-то. Вот. Грамоты раньше давали, премии... Все здоровье проработал свое, а теперь только на картошке и сиди всю зиму.
   Баба ГАЛЯ. Вань, да хватит тебе. А чего ты на картошку так? Сам всегда за обе щеки наворачивает. У других вон и того нет. У Надьки она вон, вся позаросла.
   Дед ИВАН. А зачем она ей? Она все в городе покупает. Это мы всю жизнь проработали...
   Баба ГАЛЯ. Вань, как всегда! Выйдешь посидеть с тобой, и ты начинаешь, то да потому! То это не так, то то! Хватит! А то по очереди на лавку будем выходить. Ты погоду лучше почитай.
   Дед ИВАН. Сейчас. А тут нету.
   Баба ГАЛЯ. Да как нету? Ты тут вот в конце читай. Будут дожди, али как?
   Дед ИВАН. Галь, да нету тут. Кроссворды одни. Да ладно, в новостях послушаем.
   Баба ГАЛЯ. Вань, ты чего, ослеп совсем? В каких новостях? Они еще не скоро. Вот тут читай. Ой, дай сюда. Ну, как нету? Вот. У-у, еще долго жара будет стоять.
   Дед ИВАН. Так и воды не напасешься. Опять все посохнет. А ты где нашла-то?
   Баба ГАЛЯ. Да вот. В уголке написано. Не видишь что ли?
   Дед ИВАН. Да мелко так написали. Не вижу. Совсем глаза некудышние стали. Надо очки менять.
   Баба ГАЛЯ. Вот Гришка с Зиной приедут в гости, и закажи. Не забудь.
   Дед ИВАН. Приедут? Звонили что ли?
   Баба ГАЛЯ. Да нет. Давно уж не звонили. Заняты все.
  
   Слышен звук подъехавшего трактора.
  
   Кто там? Колька что ли приехал?
   Дед ИВАН. Да кто еще? Вот хорошо, там, у забора дерево упало после грозы, теперь хоть сюда трактор не проезжает, а то всю травку бы порешил.
   Баба ГАЛЯ. Чего он там? Привез чего-то что ль?
   Дед ИВАН. Ага. Мешок вроде.
   Баба ГАЛЯ. Сахар, поди. Опять Надюха флягу ставить собралась?
   НИКОЛАЙ. Привет молодежь!
   Дед ИВАН. Здорово!
   Баба ГАЛЯ. Здравствуй, Коля. Надя еще флягу ставить будет? Вот недавно же гнала, вонища на всю улицу стояла. Или Федька Таратайкин купил все. Сыну на свадьбу?
   НИКОЛАЙ. Да нет, баб Галь. Это вот с этого мешка Федьке, а то мы для себя делали. Вовка скоро с армии вернется. По-человечески же надо встретить сына-то.
   Баба ГАЛЯ. О, сына. Тоже мне. Какой он сын-то тебе? У тебя вот тут дети выросли. У Кати.
   НИКОЛАЙ. Ну, и Вовка уже тоже вроде как родной. Два года уж скоро будет, как мы с Надюхой живем.
   Баба ГАЛЯ. Да всеравно, не пойму я тебя, Николай.
  
   Из ворот своего двора вышла Надя.
  
   НАДЯ. А чего тут понимать? Нашел помоложе, поумнее. (Николаю.) На базе брал? Через Петровича?
   НИКОЛАЙ. Да.
   НАДЯ. Ну, и чего? Дешевле вышло?
   НИКОЛАЙ. Ага.
   НАДЯ. Ну, вот. Я же говорила тебе. А ты, нет, здесь возьмем, здесь возьмем. Заноси, давай уже. У печки там поставь.
  
   Николай ушел.
  
   Так что вот так, баб Галь. Красивее и умнее.
   Баба ГАЛЯ. Надь, самогонкой-то торговать, много ума не надо.
   НАДЯ. А я весь ум для этого и не подключаю. Не напрягаюсь тоесть.
   Баба ГАЛЯ. Ну, не знаю я.
   НАДЯ. Ну, а с Катькой чего? Всю жизнь на молоке да на навозе. Вот красота, да?
   Дед ИВАН. На молоке-то, это хорошо. Не то, что мы, всю жизнь на картошке. Сколько работали...
   Баба ГАЛЯ. Вань, ты опять начинаешь?
   НАДЯ. Ладно, я пойду. Сидите, отдыхайте. Дядь Вань, заходи вечером первачок пробовать. (Ушла.)
   Баба ГАЛЯ. Ага! Я попробую ему первачок! Сиди уж. Первачок. Ты глянь, а. Глазенки-то как загорелись. Вот газета, кроссворды сиди лучше угадывай.
   Дед ИВАН. Галь, ты-то долго собралась лавку просиживать? Пошла бы, хоть картошки пожарила.
   Баба ГАЛЯ. Вот, картошки. А давеча как ты на нее взъелся? А я быстро сейчас пожарю, я ее еще утром начистила. Ты тоже долго не сиди. Смородину что ли пособирал бы. Вдруг Гришка с Зиной приедут.
   Дед ИВАН. Ладно, ладно. Иди, жарь.
   Баба ГАЛЯ. Да иду, иду. Не можешь все-таки ты, дед, без картошки.
   Дед ИВАН. Не могу, бабка. Ни без нее, ни без тебя.
   Баба ГАЛЯ. Да ну тебя. (Ушла.)
  
   В этом дворике появился Миша. Подошел к колодцу, попил воды.
  
   МИША. Здорово, дед Вань. У тебя закурить есть?
   Дед ИВАН. Ты чего, Михаил? Я же не курю. Забыл что ли?
   МИША. А, ну да. Не знаете, мать дома?
   Дед ИВАН. Да нет, вроде. Она в город, молоком торговать уезжала. А ты где целую ночь был? Мать обыскалася тебя.
   МИША. Был, где был. А чего она меня искала?
   Дед ИВАН. Да они с Валентиной картошку прошлогоднюю из погреба доставать, вроде, хотели.
   МИША. Достали?
   Дед ИВАН. Да не знаю. Доставали чего-то.
   МИША. Ну вот. Смогли же и без меня.
   Дед ИВАН. Мишка, ну нельзя же так. Мать итак вся больная, а ты дома не ночуешь. Взрослый же парнишка уже. Работу бы нашел, что ли? Чего на шее-то у матери сидишь?
   МИША. Да ну ее, работу. В колхозе денег не платят, а в городе мотаться неохота. Чего я там найду? Нет, значит у тебя закурить?
   Дед ИВАН. Да от куда? Иди, проспись. А то отец вон приехал. Увидит, отлупит.
   МИША. Поздно лупить-то. Ушел от нас. Вовка вот с армии придет, пусть его и лупит. Дай полтинник, мать потом тебе отдаст.
   Дед ИВАН. Да откуда у меня? Нам же пенсию не прибавляли больше. За свет да за телефон заплатили, и нету.
   МИША. Д ну тебя, дед. (Ушел в дом.)
   Баба ГАЛЯ. (Из дома.) Вань, ты, где там?
   Дед ИВАН. Да соберу я эту смородину.
   Баба ГАЛЯ. Иди за стол, готово все.
   Дед ИВАН. Да я откуда знаю?
   Баба ГАЛЯ. Огурчиков соленых порезать?
   Дед ИВАН. Да нет, это Мишка прибегал.
   Баба ГАЛЯ. Ну, я парочку положу тебе.
   Дед ИВАН. Да один он. Катерина с Валей в городе еще.
   Баба ГАЛЯ. Калитку не забудь закрыть, а то опять козы зайдут. (Ушли.)
  
   Из своего двора вышел Михаил с большой нагруженной сумкой. Подошел к дому напротив.
  
   МИША. Теть Надь!
   НАДЯ. (Вышла.) Чего такое? А, Мишка. Картошки принес что ли?
   Молодец. Давай.
   МИША. А батя где?
   НАДЯ. Спит. Отдыхает батя твой. Ну, ладно, мне некогда. Спасибо за картошку.
   МИША. Спасибо - это хорошо. Но спасибо не булькает?
   НАДЯ. Вот. Держи. Только последний раз. Понял?
   МИША. А чего одну-то?
   НАДЯ. А чего, тебе две надо? Одной хватит. Тебе, поди, еще и восемнадцати-то нет?
   МИША. Паспорт на руках и ладно.
   НАДЯ. Прекрати, а. Сейчас вон батю-то разбужу, он быстро тебе все руки вместе с паспортом пообрывает! Одной хватит. Да ты спрячь! Мать дома?
   МИША. Нету еще.
   НАДЯ. Иди ты уже. Вылупился. Спрячь получше. И не трепи языком.
  
   Миша убежал. Надя пошла по своим делам. Появились Катя с Валентиной.
  
   КАТЯ. Валя, дочь, отнеси сумки домой. И вынеси банку с молоком, в холодильнике, которая стоит, я бабе Гале дам. Баб Галь, вы где?
   Баба ГАЛЯ. (Из дома.) Аюшки! Катюш, ты приехала? Как сегодня съездила?
   КАТЯ. Нормально. Все продала. А где дед Ваня?
   Баба ГАЛЯ. Да где ему быть-то. Дома сидит. Дед! Иди сюда, Катя приехала!
   Дед ИВАН. А, Катя. А мы с бабкой обедали. Бабка картошки нажарила вкусной. Пойдем с нами?
   Баба ГАЛЯ. Ага, Катюш, пойдем. Где Валя? Зови ее тоже. Дед, чего стоишь, сбегай за Валентиной.
   КАТЯ. Ой, да нет, нет. Спасибо! Я вот только водички глоток, да огурцы надо собирать. Вот, я вам масло купила.
   Дед ИВАН. Кать, а тапок не было что ль?
   КАТЯ. Почему? Вот. По-моему ваш размер.
   Баба ГАЛЯ. Ой, да красивые какие! Только по избе будешь в них ходить. Только попробуй во двор выскочить, я тебя этим тапком и отхожу хорошенько. Кать, а смородину-то продала?
   КАТЯ. Да продала. Еле-еле.
   Баба ГАЛЯ. И почем?
   КАТЯ. Дешевле уже. На рынке ее тьма, а стоять некогда.
  
   Вышла Валентина с молоком.
  
   ВАЛЕНТИНА. Здравствуйте.
   КАТЯ. Вот молока вам с утра оставила. Угощайтесь.
   Баба ГАЛЯ. Ой, спасибо! Дед, неси там банку чистую. За домом на прясле висит! Спасибо, Катенька, не забываешь. И Валечка хорошая помощница. Валь, как жених-то, пишет?
   ВАЛЕНТИНА. Пишет. Ладно, пойду я. (Ушла.)
   Дед ИВАН. Вот банка. Эта?
   Баба ГАЛЯ. Да эта, эта. Отдай Кате.
   Дед ИВАН. Кать, Мишка прибегал.
   КАТЯ. Когда? Давно?
   Дед ИВАН. Да нет. Бабка пошла картошку жарить, а я тут остался. Сколько прошло? С полчаса где-то.
   КАТЯ. А как он?
   Дед ИВАН. Да как? Денег просил. Сам вроде, как датый чуть.
   Баба ГАЛЯ. Вань, отнеси лучше молоко в хату. Да дров наколи для бани. Катюш, можно мы вашу баньку протопим? В нашей-то бане совсем полы прогнили.
   КАТЯ. Да, конечно.
   Баба ГАЛЯ. Катюш, ну не переживай ты так за Мишку. Остепенится еще. Молодой просто.
   КАТЯ. В том-то и беда, что молодой. Поэтому так и ведет себя. А то, хоть бы за ум взялся. Работать пошел бы уж. Так нет же. Все бы по деревне скитался. Людям-то в глаза стыдно смотреть. И работать не хочет и дома не помогает.
   Баба ГАЛЯ. Ну да. Может это по тому, что отец ушел? Переживает, поди. Конечно. Да вроде, большой он был уже в то время. Да и Колька далеко не ушел, вот он, рядом же.
   КАТЯ. Не знаю, что ему надо?
   Баба ГАЛЯ. А может, он влюбился?
   КАТЯ. Не знаю. Да теперь молодежь слова-то такого даже не знает. Другие они нынче.
  
   Дед из своего двора.
  
   Дед ИВАН. Галь, а где дрова-то у нас?
   Баба ГАЛЯ. Вань, ты чего? Обалдел совсем, что ли? Ну, там, за сараем, забор старый лежит. Дверь в хату закрывай, а то опять мух напустишь! Ладно, Катерина, не переживай. Пойду я, смородину пособираю. Ой, у нас смородина нынче совсем жидкая. Ладно, пошла я.
  
   Баба Галя ушла. Вышел Николай.
  
   НИКОЛАЙ. Ты из города что ли? Ой, и молчит. А я на обед приезжал. Надюха такой стол наготовила.
   КАТЯ. Как же! Конечно! Готовит, слышно! Вон, какая вонища по всей улице!
   НИКОЛАЙ. Ну, ладно тебе. Крутимся помаленьку. Ты вон тоже, молочко в город на продажу возишь, ну, а мы не возим и не молочко. Надюха дома химичит, а я так, понемногу тоже. Барановым вчера картошку окучил, да так, по мелочи. Завтра поеду в город, мобильник куплю себе. У Нади есть, а у меня нет пока.
   КАТЯ. Людям все готов сделать! А для детей? Я не за себя говорю, я-то ладно! Ты о детях подумай! Валька целыми днями из огорода не выходит! Поступить, бедная, никак не может! Платное все! Ну, конечно! Куда же там! Зачем ему теперь дети? У него же баба молодая! Все! И больше ничего не надо человеку! Как ты по деревне-то ходишь? Не стыдно?
   НИКОЛАЙ. А чего стыдно-то? Чего? Дети вон уже, взрослые какие. Вырастил, слава Богу! Дом, тебе оставил! Баня, огород, скотина!
   А кто тебе виноват, что ты поросят всех продала? Корову только оставила! Ну, куры ладно, от гриппа подохли. А так ты на одном молоке долго не протянешь. Свиней хотя бы снова заведи.
   КАТЯ. Да? Молодец ты советовать! А кормить я их, чем должна? Самой пойти, в корыто лечь? Да? Я с коровой-то еле справляюсь! Благо, хоть она нам помогает мало-помалу. А то так бы и подохли все с голодухи! А тебе чего? Тебе похрену! Тебе просто нужен мобильник и все! Он дороже!
   НИКОЛАЙ. Кать, ну хватит уже! Завелась! Тяжело ей! Вон, Мишка, здоровый уже совсем...
   КАТЯ. Ага, Мишка! Пьет твой Мишка.
   НИКОЛАЙ. Как пьет?
   КАТЯ. Ты дурочку-то из себя не строй! В деревне живем-то! Все, поди, уж, его видели таким. Сегодня опять у Ивана Иваныча денег хотел занять. Дома часто не ночует. Что я его, на цепь что ли посажу! Вроде, как мелочи стали пропадать из дома. Часы, на комоде стояли, и статуэтка бабушкина в серванте была - нету.
   НИКОЛАЙ. Да ладно. Не может быть?
   КАТЯ. Может, Коля, может! А на что ему еще пить-то? Не работает он! Хоть бы не кололся только.
   НИКОЛАЙ. Да не дай Бог!
   КАТЯ. Вот, а пить, пьет! Может Наденька твоя, твоего же сына и угощает?
   НИКОЛАЙ. Да ну, ты брось.
   НАДЯ. (Из-за забора.) Давай, Катюша, вали все теперь на Надю! А Надя-то как будто без мозгов, да? Так вот сплетни-то и рождаются!
   КАТЯ. Надь, ну, все же знают, что ты...
   НАДЯ. Все, конечно же, все! И еще все знают, что Коля давно со мной живет! Это тоже все знают, ты не забывай! Так может причина-то как раз в этом и есть, а? Давай, я буду у тебя во всем виновата!
   КАТЯ. Я же тебе сказала, что...
   НАДЯ. И то, что тебе свиней нечем кормить и то, что ты их продала, меня обвиняй! Еще скажи, что часы с бабкиной статуэткой тоже я сперла! Давай!
   КАТЯ. Надь, прекрати ты... Причем тут часы?..
   НАДЯ. Смотрите-ка, мужика у нее увела?! Ну и что, что увела? Что такого тут? Может ему со мной лучше, приятнее, с молоденькой-то...
   Баба ГАЛЯ. Надька, прекрати ты это! Хватит!
   КАТЯ. Давай, собирай мужиков! Всех собери! Тебе же мало!..
  
   Тут Николай завел трактор, и женская беседа, перешедшая в непечатный текст, заглушилась этим шумом. Разговор женщин затих, вместе с уехавшим трактором.
  
   Баба ГАЛЯ. Ну, все, все! Хватит вам, дурехи. Тоже мне, сцепились средь бела дня. А вдруг кто услышит? Стоят, орут на всю улицу. Хоть бы в избу зашли. Ты чего это, Надежда? Катя итак вся побаливает...
   НАДЯ. Ага, предуряется она больше. Видно же, что здоровая баба. Ну, все, Кать, все. Ты прости меня, дуру. Тоже нервы не в порядке. Давайте, надо немного успокоиться. По капельке. У меня с собой. Полегчает.
   КАТЯ. Не буду я эту гадость пить.
   Баба ГАЛЯ. Да выпей, Катюш, чуточку. Надо. Хоть личико порозовеет, а то бледная совсем. Вот огурчик свеженький, на грядке сейчас нашла. Ну, тоже мне, разгорланились на всю деревню. Дед-то глухой, не слышит, а я прям, испугалась страшно. Надь, плесни мне тоже. Деду только не говорите. Ну, за дружбу!
   КАТЯ. Нет, ну у меня тоже нервы сдали совсем. Не могу я так. Я же не железная. Благо Валька помогает. Ей бы учиться надо, да где на учебу-то я наберу? И Мишка еще этот. Нервы только трепет.
   НАДЯ. А я, Кать, тоже этим делом не от хорошей жизни занимаюсь. Вовка-то сейчас в армии. А как я с ним мучилась? Без отца же совсем рос.
   КАТЯ. Моего бы Мишку в армию бы забрали, что ли.
   НАДЯ. Э-э, милая моя. Не дай Бог тебе испытать того, чего я испытала за эти два года... А Колька что? Ну, ушел. Ну, ушел и ушел, с кем не бывает. Это еще не самое страшное.
   Баба ГАЛЯ. Ладно, Надь, иди домой.
   НАДЯ. Нет, теть Галь. А, правда! Если вот так вот разобраться? Ты со стороны посмотри. Это же все сплошь и рядом. В деревне ведь живем, сами выбрали. Не люблю я в городе, в деревне люблю. А тут только пьют все и гуляют друг от друга. Разве не так? И какие радости? Да вот они, все под носом. А деньги? Деньги колхозники, когда последний раз за свою работу получали? Я пятнадцать лет дояркой, от звонка до звонка, и чего? Четыре грамоты. И таскала я молоко это с фермы и корма налево продавала. А чем я должна была Вовку кормить? Грамотами этими?
   КАТЯ. А замуж чего не вышла?
   НАДЯ. Не хотела. Не могу без любви. Так вот я устроена.
   Баба ГАЛЯ. А Володька как же?
   НАДЯ. А Вовку я родила по любви. Любила и родила от любимого. Ладно. Закрыли эту тему. А дети, они что? Они разные бывают. Мы же их не выбираем. Теть Галь, а вот Гришка твой, хороший?
   Баба ГАЛЯ. О! А как же? Он же сынок. В городе живет.
   НАДЯ. Вот. А город двадцать километров от деревни. И машина у Гришки своя есть. И когда вы его последний раз видели?
   Баба ГАЛЯ. Да вот он... Когда?.. На это... На Рождество, да...на Рождество... звонил. Прервалось, правда. Метель была. Да когда ему звонить-то? Работы много.
   НАДЯ. Вот, работы. А родители? Да ну их всех! Все они хорошие, когда спят зубами к стенке.
   Баба ГАЛЯ. Ну, как же, Надь, дети все-таки. А Вовка-то у тебя плохой что ли?
   НАДЯ. Вовку я растила - себя не жалела. Ой, Кать, забыла совсем. Вот письмо от Володьки, передай Валентине. Ладно, девки, заболталась я совсем с вами. Пойду, помою флягу, да посплю, лягу. Ты глянь, стихи прям. Вот, только в деревне и можно стихами разговаривать. Люблю я нашу деревню, нечего сказать! (Ушла.)
   Баба ГАЛЯ. Кать, Валентина-то все Вовку ждет что ли?
   КАТЯ. Да вроде. А я и не вмешиваюсь.
   Баба ГАЛЯ. А чего? Хороший парень-то. И Валя красавица, в тебя вся. Пускай сходятся. Такая пара красивая будет. А то ведь всякое бывает. Не дай Бог. Вы вот с Гришкой-то нашим по молодости как дружили, я налюбоваться не могла. Так хотела, чтобы вы поженились. Так нет, в армию забрали, паразиты.
   КАТЯ. Ладно. Вышло так. Всяко бывает. И, Слава Богу, что так у нас было. Да, любовь, она такая. Ладно, пойду я огурцы собирать.
   Баба ГАЛЯ. Ну, давай, Катюша. Все хорошо будет. Не переживай за Мишку. Спасибо тебе за молоко, за масло, да и вообще за все. Не забываешь ты нас с дедом.
   Дед ИВАН. (Со двора.) Бабка, ты где? Все, я дров для бани наколол!
   Баба ГАЛЯ. О! Только вспомнила. Вань, за это время можно было бы уже баню новую срубить! Ну, наколол, иди топи! Катюш, ты покажи ему там, где у вас что, а я пока воды принесу.
  
   Дед Иван и Катя ушли. Баба Галя набирает из колодца воду. На то место, куда приезжал трактор, подъехала машина. Хлопнули три дверки. Появляются Григорий, Зина и Наташа.
  
   Батюшки! Приехали! Ой-ой-ой!
   ЗИНА. Здрасьте, мам.
   Баба ГАЛЯ. Здравствуй, Зина! Гриша! Наташенька, внучка!
   НАТАША. Здрасьте.
   Баба ГАЛЯ. Ну, наконец-то! А мы с дедом совсем уже заждались! Сегодня только говорили. Да каждый день вспоминаем. Как вы? Как доехали?
   ЗИНА. Да как? Жара. Пылища невозможная. Вся машина грязная.
   Баба ГАЛЯ. Ага, жарко. А мы с дедом баньку, как раз, решили истопить.
   ГРИГОРИЙ. О, это хорошо. С дорого-то.
   ЗИНА. У нас воду горячую отключили недели на три.
   Баба ГАЛЯ. Вот и хорошо.
   ЗИНА. Чего хорошего-то?
   Баба ГАЛЯ. Ну, банька как раз. Попаритесь. Ой, что ж это я? Я на стол сейчас соберу быстренько. Надо вот воды в баню натаскать. Гришенька.
   ГРИГОРИЙ. Мам, а батя-то где?
   Баба ГАЛЯ. Да где? Дрова в баню понес. А в нашей-то совсем полы прогнили.
   ЗИНА. И чего теперь? Как идти-то туда? Я что, самоубийца что ли?
   Баба ГАЛЯ. Да нет, Зиночка, все хорошо. Мы у Кати баньку истопим.
   ЗИНА. Как у Кати? Это что ли в её баню надо идти?
   Баба ГАЛЯ. Ну, да. В нашей-то никак.
   ЗИНА. Вот это прикол.
   НАТАША. Пап, принеси мой мобильник, нет, тащи всю сумочку. Я ее в машине забыла.
   ЗИНА. Я не пойму чего-то. Ну, прогнили ваши полы, а чего дед-то не починил?
   Баба ГАЛЯ. Зина, да куда ему? Он дрова-то целый час для бани готовил. Болеет дед. Сынок, отнеси ведро в баню, ага?
   ЗИНА. Ты сумочку принес Наташе? Встал, забор подпирает.
   НАТАША. Во-во. Час назад попросила. Стоит. Ну, сходи, ты-то у нас не больной!
   ГРИГОРИЙ. Да иду, иду.
   Баба ГАЛЯ. И это, сынок, я на стол быстренько соберу. А ты потаскай водичку в баню.
   ЗИНА. Ага, мам, собирай уже, правда. Я что-то так жрать уже захотела. Огурцов-то насолили?
   Баба ГАЛЯ. Да куда там? Две баночки всего. Померзло много у нас.
   ЗИНА. Да и две банки нормально. Вы там их у порога поставьте, а мы завтра заберем.
   ГРИГОРИЙ. Вот, Наташа, сумка твоя.
   ЗИНА. Давай, дуй на речку и помой машину, а то страшно смотреть. Давай скорей, а мать пока соберет на стол!
   НАТАША. Бабушка же ему сказала, воду носить?
   ЗИНА. Мам, Гришка на речку съездит, машину помоет, а то завтра стремно ехать в город. А вода никуда не денется, натаскается еще. Мам, а вы картошку уже молодую едите?
   Баба ГАЛЯ. Нет, прошлогоднюю еще.
   ЗИНА. А то я молодую-то больше люблю. Ладно, готовьте такую. Я голодная как собака. Наташа, брось ты эти вонючие семечки, иди лучше ягоды у бабки на огороде поешь.
   НАТАША. Я к Мишке хочу сходить.
   ЗИНА. Ну, иди к Мишке. Выброси, сказала семечки и морду вытри. Городская. Пойду я к тете Наде схожу в гости, сто лет не виделись.
  
   Во дворе остались Наташа и ведро с водой. Вышла баба Галя.
  
   Баба ГАЛЯ. Внученька, красавица-то какая стала! Как школу-то кончила?
   НАТАША. С удовольствием. Бабуля, но школу не кончают, а заканчивают.
   Баба ГАЛЯ. Ну да. С пятерками?
   НАТАША. Да ладно тебе. Закончила не напрягаясь. Я не люблю напрягаться.
   Баба ГАЛЯ. Молодец. Ладно, пойду на стол собирать. (Ушла).
  
   Вышла Валентина.
  
   ВАЛЕНТИНА. Привет. А ты как это тут?
   НАТАША. Как, как, пешком пришла. С матерью и отцом в гости приехали. А ты все тут? Опять не поступила?
   ВАЛЕНТИНА. Да куда там? Платное все.
   НАТАША. Ой, Валька, так и просидишь всю молодость под коровами. А Мишка где?
   ВАЛЕНТИНА. Не знаю, где этот Мишка. Убежал куда-то. Совсем бестолковый стал. А вы как с ним? Все у вас нормально?
   НАТАША. Не знаю. Давно он к нам в город не приезжал. Все вроде нормально было, и пропал куда-то.
  
   Вышел дед.
  
   Дед ИВАН. Бабка, где вода-то?
   НАТАША. Дед, вода-то вот стоит, ты спроси, где бабка твоя? Привет.
   Дед ИВАН. Наташка! Привет! Приехали? Ну, наконец-то. А папка где?
   НАТАША. На речке, мать отправила машину мыть.
   Дед ИВАН. (Берет ведро.) Ну, молодцы, что приехали. Бабушка, поди, на стол собирает?
   ВАЛЕНТИНА. Иван Иваныч, зачем вы поднимаете? Вам же нельзя! Давайте я воды натаскаю.
   Дед ИВАН. Ой, Валюшенька, спасибо тебе. Потаскай, правда. А то я баню уже затопил. Пойдем, Наташа, пойдем, ягодки покушаешь.
   НАТАША. Валь, ты пока воду будешь таскать? Я тогда еще выйду. И если Мишка появится, меня зови. У меня к нему разговор есть.
  
   Дед Иван и Наташа удалились. Валентина отнесла ведро с водой. Появился Миша. Вернулась Валентина, чтобы набрать еще воды.
  
   ВАЛЕНТИНА. Объявился?
   МИША. Да. А чего ты сразу с наездами-то?
   ВАЛЕНТИНА. Все понятно. Миша, тебе не стыдно?
   МИША. Мне? А чего мне должно быть стыдно? И перед кем? Перед тобой?
   ВАЛЕНТИНА. Ты о маме совсем не думаешь.
   МИША. Да пошла ты. Опять учить будешь?
  
   Появилась Наташа.
  
   НАТАША. А я слышу голос какой-то знакомый. Мишенька! Здравствуй, Мишенька!
   МИША. Привет. А ты чего тут?
   НАТАША. Вообще-то у меня тут бабка с дедом живут. Или ты забыл? Все бегаешь, да?
   ВАЛЕНТИНА. Пойду я воду унесу. (Ушла.)
   МИША. Ладно, Наташ, мне бежать надо.
   НАТАША. Постой. Я что-то не пойму. Ты чего это бегаешь от меня? Я ничего не пойму. Мне самой за тобой, что ли бегать? Знаешь, мне это как-то не в прикол.
   МИША. Наташ, не обижайся. Честное слово, как-то не получалось встретиться.
   НАТАША. Ну, ага, конечно. Заливай больше! Я его, значит, жду в городе, а он тут по местным девкам скачет? Может, как-то решим уже все, что ли?
  
   Валентина возвращалась, набрать еще воды, но остановилась.
  
   МИША. А чего решать-то, Наташ? Все же нормально.
   НАТАША. Это ты нормальным считаешь? Мои родичи в курсе, что мы с тобой встречались.
   МИША. Ну и что?
   НАТАША. А то, Мишенька, что я тест покупала, и все подтвердилось.
   МИША. Чего?
   НАТАША. Того! Вот и думай башкой своей после этого! Мне проблемы не нужны, ну если они нужны тебе, то бегай дальше, и ты их обязательно найдешь!
   МИША. Наташ, ты чего городишь-то?
   НАТАША. Того! Бегай, говорю дальше, а я аборт делать не собираюсь!
   МИША. Ты чего, беременна?
   НАТАША. О, деревня! Дошло? Представь себе! Это все тот раз, в парке. Я серьезно. Ты немного хоть задумайся. Если мать узнает, она и меня и тебя в асфальт закатает!
  
   Вышла баба Галя.
  
   Баба ГАЛЯ. Наташа, где мама-то с папой? Все готово. Давайте за стол. (Ушла.)
   НАТАША. Сейчас я ее позову. Миша, ты все понял? Я не шучу, это серьезно все. Вечером еще поговорим.
  
   Наташа ушла за матерью. Вышла Валентина.
  
   ВАЛЕНТИНА. Миша, хватит всех мучить уже. Берись за голову.
   МИША. Тут действительно за голову схватишься! Хватит, говорю, учить! Достали все! (Ушел в дом.)
  
   Приехал Григорий.
  
   ВАЛЕНТИНА. Здравствуйте.
   ГРИГОРИЙ. Здравствуй, Валя. А мама где?
   ВАЛЕНТИНА. Она на огороде.
   ГРИГОРИЙ. Как ты выросла уже. Повзрослела. Просто красавица.
   ВАЛЕНТИНА. Чего?
   ГРИГОРИЙ. Давай помогу воду отнести.
  
   Вышла Зина и Наташа.
  
   ЗИНА. Помыл машину? Наконец-то! Чего опять тут встал? Хватит ерундой заниматься, брось ты это ведро, пошли жрать, мать звала уже.
   ВАЛЕНТИНА. Здравствуйте.
   ЗИНА. Гриш, кому говорю? Слушай, Надюха такую настойку на орехах делает, обалдеть. Завтра возьмем.
  
   Григорий и Зина ушли. Наташа осталась.
  
   НАТАША. Валь, это правда. Я не шутила. Если мать сейчас все узнает, она убьет меня.
   ВАЛЕНТИНА. О чем ты?
   НАТАША. Не прикидывайся, пожалуйста. Ты же слышала все, я видела тебя. Поговори с Мишкой. Я люблю его, и я пойду за него замуж. Пусть только он остепенится. Тогда и мамку можно будет уговорить. А пока я боюсь. Поговоришь?
   ВАЛЕНТИНА. Наташ, а вдруг...
   НАТАША. Нет, Валь, нет. Его это, его. Он первым был у меня. Никого больше не было. Честное слово! Валечка, помоги, пожалуйста! Поговори с ним!
   ВАЛЕНТИНА. Постараюсь. Не переживай.
   НАТАША. Спасибо, миленькая, спасибо тебе! (Ушла.)
  
   Во двор вышла Надя.
  
   НАДЯ. Привет Валентина. Что Володька пишет?
   ВАЛЕНТИНА. Здравствуйте. Спасибо за письмо. Все нормально.
   НАДЯ. Нормально? Ну, а чего ты такая угрюмая? Он мне всего пару строк написал, а тебе велел то письмо передать. Ну что там у вас? Любит, поди, крепко?
   ВАЛЕНТИНА. Не знаю. Уже нет.
   НАДЯ. Как так? Да ты не плачь. Погоди. Расскажи мне. Поделись. Зачем в себе-то все носить? Он же все-таки сын мне. Правда я не думала, что вы влюбитесь друг в друга, и что серьезно все так у вас будет. Писем-то он много тебе писал.
   ВАЛЕНТИНА. Да, много. А вот последние странные какие-то письма. Страничку напишет, и все как-то непонятно. Ну, не бывает так резко. Ни с того, ни с сего.
   НАДЯ. Бывает, Валенька, бывает. Может, встретил кого, может, просто разлюбил. Расстояние тем более. Это же жизнь. Тут не все так просто. Люди взрослеют, меняются. И он, наверное, изменился. А может это и к лучшему. Может и не надо вам встречаться. Ты, девка видная, найдешь еще кого-нибудь. Вон в городе, мало ли их?
   ВАЛЕНТИНА. Не знаю, теть Надь. Ничего уже не понимаю. Никто мне не нужен.
   НАДЯ. Ты подумай. Реши сразу. Потом больнее может быть. Вовка-то совсем скоро уже вернется. Ну, если он все передумал, ты тоже оторви. Зачем мучить друг друга. Решай. Я за вас, за молодежь переживаю. Пусть у вас все по-другому будет, не так, как у нас было.
  
   Подъехал трактор. Валентина понесла воду в баню. Появился Николай.
  
   НАДЯ. Ну, наконец-то! Коль, ну, сколько можно ждать, а?
   НИКОЛАЙ. Соскучилась что ли?
   НАДЯ. Пил опять? Коль, ну, дома тебе не пьется, да? Самогона полон дом, а он нет! Лишь бы с мужиками, да?
   НИКОЛАЙ. Ласточка моя, я капельку только.
   НАДЯ. Там в прихожей на тумбочке записка, возьми ее и отнеси Семеновым. Пусть весь список привозят в магазин, я куплю потом. Вовка скоро вернется, встретим парня. Потом умываться и к дяде Ване, там Гришка с семьей приехали, посидим. И давай все по-быстрому. Понятно? Выполняй. Я пошла уже.
  
   Надя ушла. Николай отправился за запиской. Во двор вышла Валентина, и снова вышел Николай.
  
   НИКОЛАЙ. Доча, Мишка пришел?
   ВАЛЕНТИНА. Да, спать лег.
   НИКОЛАЙ. Хорошо. Ты-то как? Как Вовка? Пишет?
   ВАЛЕНТИНА. Нормально. Мне некогда, я за коровой.
   НИКОЛАЙ. Ой, дочь, будь другом, занеси эту записку Семеновым. Это тетя Надя передала. Пусть все, что здесь написано, в магазин затаривают. Вовка скоро придет, ой, и гулять будем... Ага, дочь?
   ВАЛЕНТИНА. Хорошо.
   НИКОЛАЙ. Вот и хорошо. А я это... Умыться хочу. Пылюка такая... Спасибо дочь. (Ушел.)
  
   Валентина заглянула в записку. Потом повнимательнее. Вынула из кармана письмо и сравнила. Убежала. Григорий вышел, сел покурить на лавочку. Из своего дома вышла Катя.
  
   ГРИГОРИЙ. Добрый вечер.
   КАТЯ. Здравствуй. Решил все-таки навестить родителей?
   ГРИГОРИЙ. Ну, вроде того. А ты тут как?
   КАТЯ. Справляемся. Хорошо все. Да, хорошо. Дети, хозяйство. Все прекрасно. Старикам тоже помогаю, чем могу.
   ГРИГОРИЙ. Да, мать с отцом все не нахвалятся тобой. А Валентина-то уже совсем невеста стала. Мишку не видел еще, а Валентина красавица.
   КАТЯ. Ну, Наташа твоя тоже уже, наверно, не ребенок?
   ГРИГОРИЙ. Нормально. Городская. Зина воспитывала. Я работаю все.
  
   Из дома на крыльцо вышли Зина и Наташа.
  
   ЗИНА. Наташа, где отец? Зови его!
   НАТАША. Ну, буду я еще по деревне бегать! Твой муж, ты и ищи.
   ЗИНА. Ты как с матерью разговариваешь, засранка? Зови отца!
   НАТАША. Ну, я его пасу что ли? Откуда я знаю, где он?
  
   Зина подошла к калитке и увидела Григория и Катю.
  
   ЗИНА. (Наташе.) Все, заткнись. Нашла я его. (Им.) Здрасьте. Воркуете что ли? ( Кате.) Там банька не готова?
   КАТЯ. Я и пришла сказать, что готова.
   ГРИГОРИЙ. Сейчас уже пойдем. Попаримся.
   ЗИНА. Да? А с кем у нас папочка пойдет? Кого он парить сегодня собрался? Мамины мозги или кого-нибудь еще?
  
   Катя молча ушла к себе.
  
   Ну, надо же, а?
   ГРИГОРИЙ. Зин, чего ты вечно грубишь?
   ЗИНА. Ты чего? Зубы прорезались? Ишь ты! Я его ищу, а он тут сидит. Надо же, первая любовь! Я тебя предупреждала, если что-нибудь такое, быстро в деревню отправишься обратно! Я этого всего не люблю, сам знаешь!
  
   К лавочке подошел Николай.
  
   НИКОЛАЙ. Воркуете? Ну, а как? В деревне без этого скучно. Ну, с приездом!
   ГРИГОРИЙ. Здорово!
  
   Из дома деда Ивана вышли все.
  
   НАДЯ. Куда вы ушли-то? Коль, кедровочку захватил?
   Баба ГАЛЯ. Надь, ну им же ехать завтра с утра.
   НИКОЛАЙ. Ничего страшного, отоспятся.
   Баба ГАЛЯ. Ну, чего тогда стоите на улице? Давайте за стол, стынет же все! Все собраться не могут!
   Дед ИВАН. Галь, куда собраться-то? В баню пускай идут. Та точно остынет.
   Баба ГАЛЯ. Катя, ты не смотрела, там банька не готова?
  
   Вышла Катя.
  
   КАТЯ. Давно, говорю, готова.
   Дед ИВАН. Во-от. Я же не только старыми дровишками протопил, там у меня в заначке три поленницы хороших было.
   Баба ГАЛЯ. Вань, хватит. Гришка, идите давайте в баню, а все остальные за стол. Катя, давай тоже с нами пойдем, чего дома-то сидеть?
  
   Прибежала Валентина.
  
   КАТЯ. Валя, доченька, что случилось?
   Баба ГАЛЯ. Валя, не молчи, говори, что стряслось?
   ВАЛЕНТИНА. Наша Зорька тонет!
   КАТЯ. Как тонет?!
   ВАЛЕНТИНА. Она по болоту пошла и завязла!
   НАДЯ. Колька, быстро трактор заводи! Скорей!
   Баба ГАЛЯ. Гришка, сынок, там веревка в сарае висит, с краю, на гвозде! И давайте с Колькой скорей к болоту!
   Дед ИВАН. Мишка-то где? Наташка, беги, Мишку буди! Пусть подсобит!
  
   Николай и Григорий уехали на тракторе. Миша, Наташа и Валентина убежали вслед за ними. Дед Иван тоже пошел за ребятами. Баба Галя и Надя увели Катю к ней в дом. Осталась одна Зина.
   ЗИНА. Ладно. Пошла-ка я в баню.
  
  

Действие второе.

  
   Утро. Дед Иван и баба Галя сидят перед домом на лавочке.
   Баба ГАЛЯ. И как только ее угораздило в это болото зайти? Всегда же обходила.
   Дед ИВАН. А давно его засыпать хотели. Еще когда я работал. Все говорили, что засыпать бы надо. Нет. И на тебе.
   Баба ГАЛЯ. Ох, Катя и страдалица. Все в одни руки. Как так? Ведь такая хорошая. Ой, как я хотела всегда, чтобы они с Гришей поженились. Нет, надо было этой Зинке встретиться? Вот стерва. Я всего две банки огурцов засолила, и те хотела утащить! Мыслимо, а? Лодырь лодырем! Хорошо я успела их за печку спрятать.
   Дед ИВАН. А где Зинка-то?
   Баба ГАЛЯ. Да где? Соскочила со с ранья и давай ворчать, где Гришка, где Гришка?
   Дед ИВАН. А Гришка где?
   Баба ГАЛЯ. Вань, ты чего? Кате-то вчера как заплохело, ее то в жар, то в холод. Гришка прибег с болота и к ней сразу. Все помогал ей. Все вокруг нее. Любит он ее, Вань, вот ничего не могу сказать. Любит.
   Дед ИВАН. А Зинка-то чего?
   Баба ГАЛЯ. А чего Зинка-то? Наташку разбудила, запихнула ее сонную в машину, да и уехали. А ей чего? Она баба такая. Вот досталась же сноха! Хорошо Гришка в отпуск пошел, пусть отдохнет тут, может, поймет чего.
  
   В доме зазвонил телефон.
  
   Ой, телефон что ли? Пойду. Зинка, поди. (Ушла.)
  
   Вышла Надя.
  
   НАДЯ. Привет, дядь Вань! Все сидишь?
   Дед ИВАН. Да. Бабка пошла к телефону. А ты куда?
   НАДЯ. Да пойду Катку полечу немного. Это ж, дед, самое лучшее лекарство. Ты же знаешь.
   Дед ИВАН. Ну, да.
   НАДЯ. Лимончик вот захватила, с ним еще полезнее. Ладно, пойду.
   Баба ГАЛЯ. (С крыльца.) Надь, ты к Кате что ли?
   НАДЯ. Ага.
   Баба ГАЛЯ. Кликни там Мишку, пусть к телефону бежит. Его это.
  
   Баба Галя ушла в дом, Надя в другой. Из-за дома Кати вышел Григорий и подошел к деду Ивану. Выбежал Миша и побежал к телефону.
  
   ГРИГОРИЙ. Ну, чего, пап? Покурим?
   Дед ИВАН. Ну, кури. Я-то не курю. Забыл что ли? Ну, чего там? Как она?
   ГРИГОРИЙ. Лежит пока. Стресс такой.
   Дед ИВАН. Ну, да.
   ГРИГОРИЙ. Я укол поставил. Пусть поспит. А то все хрипела.
   Дед ИВАН. Ничего, пройдет. Надька тоже переживает. Самогонку с лимоном понесла ей. А она всегда помогала.
   ГРИГОРИЙ. Какую самогонку, с каким еще лимоном? Зачем?
   Дед ИВАН. Да и правильно. Сто грамм не повредят.
   ГРИГОРИЙ. Как не повредят? Я же укол поставил. Зачем тревожить скотину-то?
   Дед ИВАН. Гришка, ты чего? Мать только что сидела говорила, как ты Катю любишь, а ты ее скотиной называешь! Как так-то?
   ГРИГОРИЙ. А при чем тут Катя?
   Дед ИВАН. Да я же говорю, Надька пошла к Катьке, самогонку понесла. А ты кому укол делал?
   ГРИГОРИЙ. Ну ты, дед, даешь. Кому, кому? Корове!
  
   На крыльце.
  
   Баба ГАЛЯ. Мишка, ты куда рванул?
   МИША. Побегу в город собираться!
   Баба ГАЛЯ. Опять пакостить? Мать вон больная, корова больная, а ты из дома сбегаешь опять!
   МИША. Баб Галь, помогите тут, пожалуйста! Мне в город, правда, надо! Мне работу на железной дороге предложили! Побегу мамке скажу!
   Баба ГАЛЯ. Ну, смотри. Ну, дай-то Бог! Гришка, дед, идите завтракать! Все готово давно!
  
   Все, кого баба Галя позвала, ушли за ней в дом. Из другого дома вышла Надя, а за ней и Валентина.
  
   НАДЯ. Пусть еще после обеда выпьет и вечером. Это специальная настойка, лечебная. Ладно, пойду отцу обед готовить.
   ВАЛЕНТИНА. Теть Надь, погодите. Зачем вы это делаете?
   НАДЯ. Валь, ну как это зачем? Мы же соседи. Надо как-то и помогать друг другу.
   ВАЛЕНТИНА. Да я не про это. Я про письма.
   НАДЯ. Про какие письма?
   ВАЛЕНТИНА. Зачем вы пишете мне письма от Вовки?
   НАДЯ. Не поняла.
   ВАЛЕНТИНА. Это ваш почерк. Я сравнила с той запиской, которую вы в магазин писали. Потом сравнила с другими письмами. Да, похож немного почерк, но это не его. А Я-то думаю, что с Вовкой случилось? Не мог он так резко все передумать, не мог! Я его хорошо знаю. Зачем вы все портите? Зачем? А еще говорили, что переживаете за молодежь! Не вмешивайтесь! Не смейте! Это моя жизнь! Слышите! Моя жизнь, моя любовь! Оставьте нас в покое, я прошу вас!
   НАДЯ. Валя, успокойся. Не надо нервничать. Постой. Я не со зла. Нет. Тут нет никакого умысла.
   ВАЛЕНТИНА. Как это нет? Писать мне письма от имени Вовы и то, что он разлюбил меня, зачем?
   НАДЯ. Погоди, говорю, успокойся! Все верно. Я писала именно так. Ну, надо так! Ну, не можете вы быть вместе! Не можете! Понимаешь? Знаю я, что не можете!
   ВАЛЕНТИНА. Знаете? А я знаю, что можем! И будем мы вместе, будем! Оставьте вы нас в покое!
   НАДЯ. Не кричи. Не можете. Нет. Валя, Валечка, родная ты моя девочка! Не плачь, успокойся! Я все объясню. Вова, он не просто мой сын. Он, Валечка, брат твой. Брат он тебе родной. Я никому этого не говорила, думала, все обойдется. А оно вон все как закрутилось. Полюбили вы друг друга. Нельзя вам этого было делать, нельзя. Вот я и стала писать такие письма. Не могла так признаться. Не хотела, чтоб Колька знал. Вот и пошла я на эту подлость. До того, как отец твой на матери твоей женился, любовь у нас была с ним. Без памяти я, можно сказать, любила его. Потом Катерину он встретил. Не могла я его просто отпустить, не могла поверить, что могу остаться одна, без него. И забеременела. Да. Для себя. Никому, думала, не скажу. В могилу унести хотела тайну эту. Дура я, дура. Вот так вот, Валентина. Можешь теперь вообще возненавидеть меня, делай, что хочешь. Вовка-то тоже не знает, что Колька отец его родной. Вот так вот. Все. Прости меня, если сможешь. Прости. Справимся мы как-нибудь с тобой со всей этой историей. Ты матери пока только не говори. Не надо. Она и так сейчас болеет. Будь сильной, Валечка. Прости. (Ушла.)
  
   Из дома выбежал Миша.
  
   МИША. Валька, пока! Не реви! Все будет окей! За меня не волнуйтесь, мамке помогай! Вовка придет, мне сообщайте, постараюсь приехать! Я мамке номер оставил, куда мне звонить! Пока! (Убежал.)
   ВАЛЕНТИНА. Хорошо.
  
   Из дома вышли баба Галя, дед Иван и Григорий.
  
   Дед ИВАН. Галь, ты опять все пересолила.
   Баба ГАЛЯ. Вань, ладно тебе уже. Замучил. Ну, пересолила, влюбилась наверно.
   Дед ИВАН. Ага, самое время.
   Баба ГАЛЯ. Хорошая сегодня погода. Валь, мама спит, поди?
   ВАЛЕНТИНА. Да нет, телевизор смотрела.
   Баба ГАЛЯ. Чего его смотреть? Сериал еще не скоро. Сбегай, позови ее, пусть на свежем воздухе немного посидит. Так хорошо! Чего дома-то?
   ГРИГОРИЙ. Не ходи, Валя, я сам за ней сбегаю. (Ушел.)
   Дед ИВАН. Вот чего творит! Гриш, ты хоть Зине-то звонил?
   Баба ГАЛЯ. Вань, сиди уж! Зине - корзине этой... Не лезь. Зачем она такая нужна нам? Ты погляди, Катя, какая хорошая. Одна живет. Может чего и получится у них. А то сидит, пристал с этой Зиной! Иди, корову лучше погляди, как она там?
   Дед ИВАН. Пойду, схожу. Ой, пить охота. Накормила солью! (Пошел.)
   Баба ГАЛЯ. Да ну, тебя! Там квасу попьешь. Под лавкой стоит. Валь, Мишка-то дома, али поехал уже?
   ВАЛЕНТИНА. Поехал.
   Баба ГАЛЯ. Ну, чего ты такая кислая? Поправится мать, не переживай. Вон и Вовка скоро должен прийти. Встретим его. А какую свадьбу-то закатим, а? Столы поставим, прям тут. Всю деревню позовем.
   ВАЛЕНТИНА. Пойду я, огурцы отнесу Сорокиным.
   Баба ГАЛЯ. А чего? Покупают? Ведро?
   ВАЛЕНТИНА. Да. (Ушла.)
  
   Вышли Катя и Григорий.
  
   Баба ГАЛЯ. Наконец-то! Иди, посиди на солнышке. Чего дома-то сидеть? Совсем так скиснешь.
   КАТЯ. А где Валя?
   Баба ГАЛЯ. Огурцы понесла Сорокиным. Они тогда еще у тебя брали, понравились, видать. Давеча Сорокина на весь магазин нахваливала тебя. А все знают, вся деревня, какая ты у нас умница. Так вот заедет какой-нибудь мужик, увидит тебя, так сразу влюбится...
   ГРИГОРИЙ. Мам, батя-то куда пошел?
   Баба ГАЛЯ. Да, Зорьку пошел посмотреть.
   ГРИГОРИЙ. Пойду-ка я тоже. Перевязку надо сделать. (Ушел.)
   Баба ГАЛЯ. Ты погляди, хозяйничает. Кать, а может, правда сойдетесь, а? Чего одной-то? Колька вон с Надюхой, да и хрен с ним. А вы бы с Гришкой, а? Хороший же парень-то!
   КАТЯ. Ой, теть Галь, не знаю. Зачем я ему чахоточная такая нужна? Да и семья у него.
   Баба ГАЛЯ. У-у! Какая это семья? Зинка эта? Да ну ее! Затаскалася вся! Да не нужен ей Григорий, не нужен! Она опять, поди, сейчас с депутатом со своим и в ус не дует! А Гришка - домашний! Решайся, дуреха! И нам с дедом хоть спокойнее будет.
  
   Вышла Надя.
  
   НАДЯ. Трактор нигде не слыхать?
   Баба ГАЛЯ. Кать, не слыхать? Я-то глухая.
   НАДЯ. Звоню, звоню, то абонент не доступен, то трубку не берет.
   Баба ГАЛЯ. Да грохот в тракторе-то, вот и не отвечает. Да и на дальних полях, поди, косить начали.
   НАДЯ. Ладно, скоро подъехать должен. Ну, девчата, чего взгрустнули-то? Давайте полечимся чуток. Бабуля, неси огурчик, стопки.
   КАТЯ. Ой, я, наверно, не буду.
   НАДЯ. Ладно тебе. Пятьдесят грамм еще никому не вредили. Для аппетиту, ага?
   КАТЯ. Ну, не знаю.
   НАДЯ. Все нормалек!
   Баба ГАЛЯ. Вот стопки, огурчик. Надь, понемногу только.
   НАДЯ. Правильно, не торопясь.
   Баба ГАЛЯ. Деду только не говорите.
   НАДЯ. А мы и деду нальем! А Гришка где?
   КАТЯ. Зорьку пошли проведать.
   НАДЯ. Ну, за Зорьку не переживай, поправится, крепкая она у тебя. Ну, девки, вздрогнем! Чтобы у нас все было/, и нам за это ничего не было/!
  
   Выпили, посидели молча, спели тихую песню.
  
   Ой, хорошо-то как! Кать, вот люблю я тебя. Хорошая ты баба. Сколько мы с тобой всего пережили, и слез и радости. И нормально это. Это жизнь. Главное, всеравно какими никакими людьми оставаться. Вот Зинка, она стерва, никогда мне не нравилась. А на тебя смотрю, на Гришку смотрю, чего вы теряетесь, чего не сойдетесь?
   Баба ГАЛЯ. Вот! А я ей, сколько про это говорю? Правильно, правильно!
   КАТЯ. Ну, чего вы...
   Баба ГАЛЯ. Ничего! Правильно Надя говорит!
  
   В своем дворе появился дед Иван.
  
   Дед ИВАН. Бабка, ты где?
   Баба ГАЛЯ. Ой, дед идет, стопку надо прятать.
   НАДЯ. Ну, вы даете.
   Баба ГАЛЯ. Ну, а как? Скажет, мне не даешь, а сама закладываешь? Вань, тут я, тут!
   Дед ИВАН. Пойдем, время подходит.
   Баба ГАЛЯ. Вань, ты чего собираешь-то? Какое время? Еще жить, да жить.
   Дед ИВАН. Дура. Пойдем, скоро "Кровавая звезда" начнется.
   Баба ГАЛЯ. А-а. А я уж напугалась. Иду! Ладно, девчата, сидите, пошла я. (Ушла.)
  
   Остались Катя и Надя.
  
   НАДЯ. Давай, Катюха, еще по одной жахнем, пока мужики наши не видят. (Выпили.)
   КАТЯ. Надь, я все давно у тебя спросить хотела...
   НАДЯ. Что такое?
   КАТЯ. Только честно скажи, вот Вовка твой... Он же Николая сын?
   НАДЯ. С чего ты взяла?
   КАТЯ. Надь, ну, глаза и все повадки Колины. Я же знаю, что ты Кольку всегда любила. Я, даже, не сильно переживала, когда Николай к тебе ушел. Ты скажи ему правду, знаешь, как он обрадуется. Два сына. Мишка мой тоже, может, за ум возьмется. Давно я, Надь, уже про Вовку догадалась.
   НАДЯ. Ну, да. Не мудрено. Сама вон, двоих Колькиных детей вырастила. Не знаю, Кать, не могу я пока все рассказать Николаю. А Вовка у меня Николаевич потому, что я сама Николаевна.
  
   У Нади зазвонил телефон.
  
   Да! Коля! Где ты есть?.. Чего ты там косил? Давай на обед быстро! Сколько ждать?.. Едет он! Через пять минут, чтобы был! Ладно, Кать, пойду я.
   КАТЯ. Надь, спасибо тебе. Я про Вовку никому не скажу. Сама разберешься.
   НАДЯ. И тебе, Катерина, спасибо. (Ушла.)
   КАТЯ. Гриша, ты где?
   ГРИГОРИЙ. Иду.
   КАТЯ. Как она?
   ГРИГОРИЙ. Нормально. Послезавтра можно и на поляну вывести.
   КАТЯ. Спасибо тебе. Пойдем обедать. (Ушли.)
  
   Пришла Валентина. Достала воду из колодца, моет ведро. Появляется Владимир.
  
   ВЛАДИМИР. Валя, привет!
   ВАЛЕНТИНА. Вовка? Вовка, вернулся!
   ВЛАДИМИР. Валечка, милая, как ты тут? Какая ты красивая, Валентина!
   ВАЛЕНТИНА. Постой, Володь, у меня мама плохо себя чувствует, мне к ней надо. Извини. (Убежала.)
  
   Подъехал трактор.
  
   НИКОЛАЙ. Парень, вам кого?
   ВЛАДИМИР. Здрасьте, дядь Коль!
   НИКОЛАЙ. Вовка, ты что ли? Вернулся! Ну, здорово! А мать видела?
   ВЛАДИМИР. Да нет. Я только подошел.
   НИКОЛАЙ. Надь! Иди скорей сюда!
   НАДЯ. (Выходя.) Коль, три часа тебя, что ли ждать? Обалдел что ли? Вова. Вовочка, сыночек! Вернулся! Сыночка! Родной мой!
   ВЛАДИМИР. Привет, мам!
   НАДЯ. Заждалась совсем! Наконец-то! Мы с отцом уже... С дядей Колей давно готовимся встречать тебя! Да ты мой красавец! Устал с дороги? Пойдем за стол! Соседи! Соседи, смотрите! Мой сын из армии вернулся!
  
   Во двор вышли все, кроме Валентины.
  
   Вот он у меня какой красавец!
   ВЛАДИМИР. Здравствуйте!
   Баба ГАЛЯ. Здравствуй, Вова. Похудел чего-то.
   Дед ИВАН. Возмужал наоборот. С прибытием.
   КАТЯ. С возвращением.
   ВЛАДИМИР. Спасибо, а Валя чего не вышла?
   НАДЯ. Вова, сынок, давай за стол. Все, соседи, просмотр закончен. Вечером все к нам! Милости просим! Все, без исключения! Коля, быстро обедать и к Семеновым за продуктами. Пойдем, Володенька, пойдем, радость моя!
  
   Вечер. Из дома, куда вернулся Владимир, звучат гармошка и песни. Оттуда во двор вышли Катя и Григорий.
  
   КАТЯ. Красавчик Вовка, да? Повзрослел.
   ГРИГОРИЙ. Наверно. Я-то его плохо знаю. А ты, смотрю, свыклась с тем, что Николай к Надежде ушел.
   КАТЯ. А чего свыкаться? Я его и не задерживала. Любят они друг друга. Всегда любили. Мы-то с ним так... Любви не было.
   ГРИГОРИЙ. Вот и у меня как-то вот так. Не складывается у нас с Зинкой, да и не складывалось никогда.
   КАТЯ. Гриш, я, конечно, не знаю, как там у тебя сейчас... Ладно, не надо.
   ГРИГОРИЙ. Чего ты? Говори прямо.
   КАТЯ. Ну, не знаю. Мы уж почти жизнь прожили и все как-то так... Смотри, какие ясные звезды, да?
   ГРИГОРИЙ. А они в деревне всегда такие. Точно такие, как и тогда. Помнишь?
   КАТЯ. Оставайся у меня, если, конечно, хочешь. Нет, прости. Прости меня. Я немного выпила.
   ГРИГОРИЙ. Катюш, чего ты? Все нормально. Я вот, сколько в городе жил, все деревню вспоминал. Хорошо тут. А в городе что? Ничего. Нет там чего-то такого... Чего-то... Ну, нет. Вот нет и все. А тут все родное. Дом, колодец, рощи, речка наша, даже звезды... И может быть, я бы всего этого не замечал и не знал бы, если бы я не знал тебя.
  
   Возможен поцелуй. Вышла баба Галя.
  
   Баба ГАЛЯ. Вы куда подевались? Ой, какая красивая пара. Прямо как Антонио с Лауритой в "Кровавой звезде". Пойдемте за стол, пельмени стынут. А где Вовка с Валей?
   КАТЯ. Гуляют еще.
   ГРИГОРИЙ. Сколько не виделись-то.
   Баба ГАЛЯ. Ну, прибегут. Пойдемте. Вот ушла, Катя, и песни некому петь.
   КАТЯ. Вроде, хватает там певиц.
   Баба ГАЛЯ. Твоего-то голоса нет.
  
   Ушли в дом. Во дворе появились Валентина и Владимир.
  
   ВЛАДИМИР. У меня это все в голове не укладывается. Почему мама мне раньше этого не говорила?
   ВАЛЕНТИНА. Вовочка, милый, не вини ее. Так у нее сложилось.
   ВЛАДИМИР. Значит, у нее так сложилось, а у меня вот так все складывается? А я думаю, почему ты мне письма такие пишешь? За что мне так? Зачем мне это? Знал бы я раньше, не пришел бы. На контракт бы остался.
  
   Вышла Надя.
  
   НАДЯ. Сынок, Вова, вы где? Чего так долго гуляете?
   ВЛАДИМИР. Мама, как так-то? Как так-то?
   НАДЯ. Что так, сынок?
   ВАЛЕНТИНА. Вова, не надо.
   ВЛАДИМИР. Мама, но я люблю Валю.
   НАДЯ. Не можешь ты ее любить.
   ВЛАДИМИР. Как, не можешь? Я люблю ее!
   НАДЯ. Как сестру. Она сестра тебе. Я давно хотела сказать тебе...
   ВЛАДИМИР. Не надо мне ничего говорить! Письма, значит, это ты мне писала? Зачем? Мама, зачем? Ты же мать мне! Как ты могла?
   ВАЛЕНТИНА. Вова.
   ВЛАДИМИР. Вова! Что, Вова?
   НАДЯ. Давай потом. Не надо, сынок.
   ВЛАДИМИР. А может, я не сынок? А может я не твой сынок?
   НАДЯ. Перестань!
   ВАЛЕНТИНА. Вова, не говори так!
  
   В доме все стихло. Народ вывалил на улицу.
  
   КАТЯ. Что такое?
   Баба ГАЛЯ. Что стряслось?
   Дед ИВАН. Вовка, ты чего такой?
   ВЛАДИМИР. А это вы у мамочки моей спросите, почему я такой! Может она вам и ответит!
   ГРИГОРИЙ. Что случилось?
   Баба ГАЛЯ. Вова!
   ВЛАДИМИР. Спасибо, мама! Решила ты жизнь мою за меня же! Я всегда мечтал об этом!
   КАТЯ. Вова, прекрати так разговаривать со своей мамой!
   НИКОЛАЙ. Вовка, ты чего?
   НАДЯ. Пусть говорит.
   ВЛАДИМИР. Нет, мама, поговорили! А теперь давайте с папой поговорим, вернее познакомимся!
   Баба ГАЛЯ. Вовка, ты чего так напился?
   Дед ИВАН. Конечно, напился.
   ГРИГОРИЙ. С каким папой знакомиться?
   ВЛАДИМИР. Вот. Вот с этим!
   НИКОЛАЙ. Ты чего?
   ВЛАДИМИР. Ну, здравствуй, батя! Вот и познакомились! Виделись, виделись, двадцать лет рядом жили, а теперь давай знакомиться!
   ВАЛЕНТИНА. Вова!
   КАТЯ. Владимир!
   НИКОЛАЙ. О чем он говорит?
   ВЛАДИМИР. Да все о том же!..
   НАДЯ. Все! Хватит! Прекрати! Я все объясню. Все объясню. Только выслушайте.
   Баба ГАЛЯ. Надь, да что такое? Я чего-то не пойму.
   Дед ИВАН. Да погоди ты.
   НАДЯ. Коля... И все... Простите меня.
   НИКОЛАЙ. Надь, в чем дело?
   НАДЯ. Коля, Вова... Вова... Он сын твой.
   НИКОЛАЙ. Чего?
   НАДЯ. Да. Не думала я, никогда не думала, что так у меня будет. В наказание мне это или в награду, не знаю. Всю жизнь, вот всю жизнь, как увидела тебя, Николай, так и полюбила. Не верите? Ну, не верьте. Не могла я, расставаясь с тобой, остаться одна. Я и в городе-то, поэтому и жила тогда пять лет, чтобы ты не догадался. Семья ведь у тебя уже была. Вовку-то я уже в городе родила. В память о тебе. Любила тебя очень. Видно, любить-то мне дано, а семью построить, уже двадцать лет не могу. Теперь, может, от меня и сын и муж отвернутся. Не знаю. Не смогу я тогда. Сдохну. Вами, вами только жила!
   Счастья мне очень хотелось. И вот, когда оно уже близко стало, вот так и получается. Не знаю, в чем я виновата. Не знаю. Может быть, в том, что любила? По-настоящему.
   А как без этого? Нет, без любви я бы... Не смогла бы я жить без любви.
   КАТЯ. Не плачь, Надя.
   Баба ГАЛЯ. Да как без любви-то? Надя? Я же знаю тебя. Я же тоже Володьку нянчила. Я-то все это видела. Ты же сына растила, себя не жалела. Вова, не надо так на мать. Не годиться.
   НИКОЛАЙ. Нормально.
   Баба ГАЛЯ. Ну, ты, Николай, тоже не переживай. Все утрясется. Ты же тоже много времени с Володей проводил. Все детство. Рядом же мы тут все.
   Дед ИВАН. Ну и дела.
   КАТЯ. Не плачь, Надя, не надо. Я, Николай, давно видела, как Надя на тебя смотрела. Знала я о вашей любви. В деревне, все-таки живем. Не знаю, почему только ты за мной стал ухаживать? Не знаю. Видно, все вы мужики такие. Я тоже всю молодость другого любила. И вот была семья ни семья. Это потом уже быт заел, хозяйство. Не до любви как-то уже стало. Дети, заботы... Так и живем, себя не замечаем. И молодость прошла как-то. А теперь дети-то выросли, оглядываешься на жизнь, а воспитывать уже, вроде, и некого. Вот невольно и на себя внимание начинаешь обращать, да и то, не все это могут. А тут и старость подкрадывается. Жизнь-то она такая. Пока живешь, семья, дети, не замечаешь эту жизнь. А когда старость приходит, и если вдруг и одинокая старость, вот тогда и начинаешь вспоминать эту жизнь. Какая она была? А если любовь есть, то и наслаждаешься этой жизнью. Каждым вздохом. И никакая старость тогда не страшна.
   Дед ИВАН. Вот это да.
   Баба ГАЛЯ. Ну, вы, девки, даете. Чего наговорили-то тут?
   ВЛАДИМИР. Вот так. Любовь, любовь. Хорошо говорите. Вот она ваша любовь! Подарили мне сестренку! Красавицу! А я думал, любовь, пока служил! Пришел с армии, пригляделся, а нет, не любовь. Сестра, оказывается! Так и мозги могут закипеть. Наговорили, вот и переваривай теперь!
   КАТЯ. Ладно. Раз такое дело, то можно переварить все. Все мы жили и живем тут рядом, в наших домиках в деревне, то все можем пережить. У нас была любовь, и у наших детей тоже она будет. Простите и меня все. Валентина, Григория дочь. Не сестра она тебе, Вова.
   НИКОЛАЙ. Как?
   НАДЯ. Григория?
   ГРИГОРИЙ. Я сам узнал об этом не так давно.
   Дед ИВАН. Ну и дела!
   Баба ГАЛЯ. А я всегда к Валеньке, как к родной внучке относилась.
   ВАЛЕНТИНА. Мама, почему ты-то молчала?
   КАТЯ. Я точно-то не знала, что Вова сын Николая и вот как-то не решалась.
   НАДЯ. Вот это да! Посидели, погуляли.
   НИКОЛАЙ. Вот так новости.
   НАДЯ. И не понять, то ли мужики такие, то ли мы, бабы, такие.
   Баба ГАЛЯ. Ты глянь, все, прям, как в "Кровавой звезде".
   ГРИГОРИЙ. Надеюсь, новостей на сегодня достаточно?
   Дед ИВАН. Погодите. Может и бабка чего расскажет?
   Баба ГАЛЯ. Ты чего, дед? У нас с тобой Гришка родненький, единственный. Нет, вот, сколько я сериалов пересмотрела, а тут свой, под носом, в родной деревне.
   Дед ИВАН. Ладно, хватит. Все. Поразвесили носы. Завтра разберетесь. Давайте все за стол, да по рюмочке! Или лучше по стаканчику.
  
   Прошло время.
   Валентина с Владимиром у колодца.
  
   ВЛАДИМИР. Валь, сколько раз говорил, надо будет воды, зови меня.
   ВАЛЕНТИНА. Вова, это не тяжело.
   ВЛАДИМИР. А вдруг тебе уже нельзя?
   ВАЛЕНТИНА. Вовка, что ты такое говоришь?
   ВЛАДИМИР. Все равно, зови меня.
   ВАЛЕНТИНА. Ладно тебе. Ну, не приставай.
   ВЛАДИМИР. Ты чего?
   ВАЛЕНТИНА. Увидеть могут.
   ВЛАДИМИР. Да и ладно. Всеравно свадьба скоро.
   ВАЛЕНТИНА. Вот когда поженимся, тогда и... Вовка.
  
   Целуются. Появляются Миша и Наташа. Они хорошо одеты. Видно, что Наташа беременна.
  
   МИША. Не помешали?
   ВАЛЕНТИНА. Мишка! Наташка!
   ВЛАДИМИР. Привет городским!
   ВАЛЕНТИНА. Ну, наконец-то! Сто лет не виделись! Все по телефону.
   МИША. Ну, как поживаете?
   ВЛАДИМИР. Лучше всех! А у вас как?
   НАТАША. Да вот, получили от вас приглашение на свадьбу. Мишка отпуск взял. Его же повысили.
   ВАЛЕНТИНА. Да? Отлично!
   ВЛАДИМИР. Хорошо. На нашей свадьбе все должны быть в сборе.
   НАТАША. Да странно как-то.
   ВАЛЕНТИНА. Что такое?
   НАТАША. Получается, что ваша свадьба и наша свадьба в один день назначены.
   ВАЛЕНТИНА. Это отличное совпадение!
  
   Из-за дома на крыльцо вбежал Григорий.
  
   ГРИГОРИЙ. Катя! Ребята, привет! Катя, скорей сюда!
   КАТЯ. Что случилось?
  
  
   ГРИГОРИЙ. Наша Зорька отелилась! Да еще и целую двойню принесла!
  
  

ЗАНАВЕС.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
  

ДОМИКИ

в

ДЕРЕВНЕ

Деревенская история

в двух действиях.

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"