Якивчик Александра Вячеславовна: другие произведения.

Похоронное агентство "Аид и Ко". Книга 1. Некромант с изъяном

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.14*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик. Автор приносит искренние извинения за глупые ошибки, которые могут встречаться в тексте. Вычитанная версия появится к концу сентября, и тогда же автор включит скачивание романа.
    Комментарии, даже негативные, но без нецензурной лексики, опечатки и оценки приветствуются.

    Читать по главам

    Обновление:
    New! 20.07.17 - Книга 1 полностью. Вторая книга стартует 1-5 августа 2017 года

    Аннотация:
    Многие молодые люди, окончившие провинциальный университет, мечтаю работать в столице, грезя огнями большого города. Николай Степнов, лучший выпускник некромантского отделения Стрелецкого университета магии, тоже мечтал отправиться в столицу, но не ради престижной работы, а чтобы найти пропавшую десять лет назад старшую сестру. Вот только у неизвестного недоброжелателя на него совсем другие планы. Да и похоронное агентство, в котором придется работать Коле, как магнитом притягивает к себе различные неприятности. И вот, стоило выпускнику перешагнуть порог похоронного агентства "Аид и Ко", как вокруг него тут же завертелась дикая карусель событий: бесконтрольные зомби, озабоченные фантомы, потомки известной собаки Баскервилей - все это и многое другое обрушилось на голову бывшего студента. А тут ещё и чернокнижники воду мутят, и ректор Альма-матер ведет себя довольно подозрительно. И как в такой обстановке найти сестру?

  
Цикл
  
  
Похоронное агентство 'Аид и Ко'
  
  
Книга 1
  
  
Некромант с изъяном
  
  
  
Пролог
  
  
  Черные свечи с трудом разгоняли царивший в комнате полумрак. Тусклого света едва хватало на освещение небольшого стола в центре комнаты, высоких стопок пожелтевших от времени книг, засохших старомодных чернильниц, покрытых грязью перьев.
  За столом восседал ректор Стрелецкого университета магии, старик с крючковатым носом, густыми бровями и блеклыми глазами на морщинистом лице. Он подслеповато щурился, перебирая заявки на выпускников университета и мысленно проклиная моду на старину, добравшуюся до его провинциального городка из столицы.
  'Костяная раздери столичного дурака, решившего, что ветхая мебель, покрытые грязью и паутиной стены укрепляют связь магов с предками из далекого Средневековья! И какого черта эту связь нужно укреплять? Проклясть бы его чумой иль сжечь на костре, чтобы прочувствовал, так сказать, связь с великими предками! Да прячется от всех, стервец. А белых магов, поддержавших эту ересь, проклясть не так-то просто'.
  В этот момент, словно подслушав мысли старика, с потолка на тонкой паутинке спустился большой волосатый паук. Осмотревшись по сторонам и не увидев в кабинете ничего съестного, он с укором посмотрел на ректора, опешившего от такой наглости. Потом, ловко перебирая лапками, поднялся обратно и спрятался в паутине под потолком.
  Проводив сожителя долгим взглядом, мужчина тяжело вздохнул.
  'Дожил! Скоро с насекомыми начну общаться. Наверное, так и сходят с ума светила магических наук...'
  В дверь постучали. Ректор стук проигнорировал, продолжая изучать заявки. И с каждой минутой мрачнел все больше, думая, куда бы пристроить выпускников-магистров. Пожалуй, больше дурацкой моды старика расстраивало не менее дурацкое отношение белых магов к сфере образования.
  Дела университета с каждым годом шли все хуже. Хотя чему тут удивляться? Белые маги снова урезали финансирование факультета некромантии, а других одаренных в Стрелецке практически не рождалось. Черт бы побрал чернокнижников, так испоганивших репутацию магов смерти! И кого ректору теперь готовить? Боевых магов, которых посылают на убой в Заповедный лес? Домохозяек-бытовиков, этих вездесущих тараканов, предлагающих свои услуги на каждом углу, в объявлениях дешевых газет или на столбах в центре города? Или алхимиков, которые ещё во время обучения вместо эликсиров жизни изобретают тысячу и один способ гонки самогона из подручных средств?
  Маг горестно вздохнул, откладывая в сторону очередную заявку на некроманта-алхимика с сорокалетним стажем, способностями целителя и владением боевой магией огня. Нет, так в заявке написано не было, но впечатление от заявленных требований складывались именно такие. И это вторая причина, из-за которой университет, многие годы лелеянный несменным ректором, скоро загнется в мучительных конвульсиях...
  Дверь содрогнулась от мощного удара. Ректор вздрогнул, посмотрел на широкую трещину, появившуюся на косяке, и с трудом сдержал пару крепких выражений.
  'Антикварная дверь, триста лет непоколебимо стоявшая на страже покоя многих ректоров! Сожри Бездна вандала, посмевшего поднять на этот раритет руку! И где теперь взять деньги на ремонт?!'
  Несмотря на солидный возраст, маг в одно мгновение пересек комнату, рывком открыл злосчастную дверь и рявкнул:
  - Кто здесь на встречу с Костлявой торопится?!
  'Ох я сейчас кому-то руки-то поотрываю! И если этот 'кто-то' - один из шутников с боевого факультета, разгоню их к демонам!'
  К несчастью ректора, непрошеный гость оказался не студентом. На пороге кабинета, небрежно прислонившись плечом к косяку, стоял высокий мужчина в потертых джинсах и серой куртке с капюшоном, надежно скрывающим лицо. А в руках непрошеного гостя мерцала черная сфера некросилы с не завершенным проклятием.
  Смертельным проклятием.
  Узнав посетителя, ректор нервно икну.
  'Во уж точно, помяни демона, и он тут же появится'.
  С трудом взяв себя в руки, старик натянуто улыбнулся:
  - Дорогой мой племянничек, рад тебя видеть! Проходи, проходи, не стой на пороге. А я тебя не ждал... - 'Принесла ж тебя нелегкая рука Костлявой!'.
  - Так я всегда прихожу, когда меня не ждут, любезный дядюшка, - хрипло хмыкнул визитер, впитывая в ладонь так и не пущенное в ход заклинание.
  От гостя веяло древней, смертоносной магией смерти, и ректора невольно попятиться, пропуская племянника в кабинет. Посетитель спокойным шагом пересек комнату, по-хозяйски уселся в кресло ректора и закинул ноги на стол.
  'Учитывая, что от твоего прихода одни неприятности, так вообще застрелиться хочется!', - ректор с трудом подавил малодушное желание вызвать патруль белых магов и сдать родственничка. Вот только этот стервец с легкостью утянет дядюшку за собой, да ещё и проклянет так, что встреча с Костлявой покажется старику манной небесной.
  Словно прочитав мысли родственника, визитер широко улыбнулся:
  - Не беспокойся, дядя, мой визит не займет много времени. Слышал, из Мирославля пришла заявка на некроманта?
  Ректор насторожился.
  'Откуда этот поганец прознал про заявку? Да, одно из столичных агентств некромантов просило выпускника, причем любого, а не Терминатора со способностями Росомахи и мудростью веков профессора Дамболдора.
  Но какое дело чернокнижнику-некроманту до какой-то заявки?'
  - Есть такая, - старик приблизился к столу и достал из стопки заявок визитку из дорогой позолоченной бумаги.
  'Не к добру племянник некромантами заинтересовался...'
  - И, как я понимаю, из агентства 'Аид и Ко'? - мужчина забрал у ректора визитку, внимательно разглядывая изображенную на ней летучую мышь с черепом в лапах. - Из него, родимого..., - вернув невольно вздрогнувшему ректору визитку, посетитель спросил: - Ты уже решил, кого отправишь в агентство?
  - Нет, - отрицательно качнул головой ректор, не понимая, в какую сторону клонит проклятый племянник.
  Старческий радикулит подсказывал, что кому-то сегодня не повезет..., и, скорее всего, именно ректору... м-да, от этих чернокнижников одни неприятности! Особенно когда один из них - твой родственник!
  - Тогда отправь..., - мужчина открыл верхний ящик стола и достал оттуда стопку фотографий. Видно, что в этом кабинете он не в первый раз. 'Скоро в собственном кабинете ничего от тебя спрятать не удастся! Прибил бы, да силы не те, чтоб с молодым некромантом-чернокнижником тягаться!' - О, нашел. Его, - он вытащил из стопки фотографию улыбчивого светловолосого парня со светло-зелеными глазами.
  Ректор, глянув на фотографию, резко побледнел.
  'Сбереги Костлявая. Только не его'.
  - Но...
  - И никаких 'но', - отмахнулся визитер, поднимаясь с кресла. - Пошлешь в агентстве его, - он показал на фотографию светловолосого парня. - Ясно?
  - Ясно, - тяжело вздохнул ректор и продолжил мысль: 'Что я - труп...'
  Довольно кивнул, мужчина в серой куртке покинул кабинет, беззвучно закрыв за собой дверь.
  Ректор в ужасе покосился на паренька-некроманта, продолжавшего улыбаться ему с фото, и тихо простонал:
  - Мне конец. Его родители меня убьют.
  
   Николай Степнов
  
  Темные стены зала украшали старинные гобелены, расшитые золотыми нитями. Факелы горели ровным желтым светом. Практической пользы от них не было никакой, кроме жирных пятен копоти, которую изредка убирали провинившиеся студенты, зато атмосферу, по мнению преподавателей, создавали. На полу лежал мягкий ворсистый ковер некогда изумрудного, а сейчас грязно-зеленого цвета.
  За столом в центре зала сидела комиссия. Облаченные в торжественные малиново-черные мантии, с важными лицами, они задумчивым взглядом изучали меня, бывшего бедного студента, а теперь лучшего выпускника некромантского отделения - Николая Степнова.
  Я стоял напротив угрюмого ректора и преданными глазами смотрел на членов комиссии, стараясь не одергивать рукава слишком большой на меня выпускной мантии траурно-черного цвета. Бывшие преподаватели о чём-то тихо спорили. Точнее, не о 'чём-то', а о том, куда меня отправить на первое место работы. Я мысленно скрестил всё, что только можно и нельзя скрестить и, вспоминая факультативные курсы внушения, молил: 'Только в столицу, в столицу, в столицу! Любой ценой!'. Толку от этого, ясное дело, было мало, поскольку ещё на факультативных занятиях стало ясно, что менталист из меня аховый. Но нервы немного успокаивало.
  Комиссия тем временем пришла к компромиссу. Ректор тяжело вздохнул, смерил меня взглядом великомученика и сказал:
  - Ну что ж, выпускник, можете радоваться. Мы решили послать..., то есть отправить вас в столицу.
  Хм, похоже, с выводами о ментальных способностях я поторопился!
  Встрепенулся, изо всех сил сдерживая охвативший меня восторг. Первая часть плана, который тщательно разрабатывался столько лет, прошла успешно - законный билет в столицу получен!
  Хотел рассыпаться в благодарностях, пожать руки всем членам комиссии...
  - К вашим коллегам из похоронного агентства 'Аид и Ко'.
  ...и застыл с протянутой рукой, в первое мгновение не поверив своим ушам. Только когда ректор, сверля меня мрачным взглядом, протянул соответствующее направление, я понял, что это была не шутка. Волосы встали дыбом.
  За что?!
  Кажется, последнюю мысль я произнёс вслух. Ректор виновато развёл руками:
  - Это всё, что мы можем предложить на этот момент. А что вас не устраивает, выпускник?
  - Что меня не устраивает? - от возмущения я чуть не поперхнулся воздухом. - Да они ж квалифицированные камикадзе! Куда бы ни сунулись, везде находят смертельно опасных зомби, недружелюбно настроенных чернокнижников и другую малоприятную нечисть!
  - Выпускник, вам грех жаловаться. Многие ваши коллеги мечтают о таком шансе, как работа в столице. И этот шанс выпал вам, - мягко заметил кто-то из комиссии. - А на счёт места работы... ну, нельзя же быть счастливым таким.
  - А что, других козл... добровольцев нет? - обреченно спросил я.
  Нет, я, конечно, хотел в столицу, и за все нужно платить, но цена уж слишком высока!
  - Нет, - дружно рявкнули члены комиссии и выставили меня в коридор.
  Невольно вспомнил, что молил о работе в столице любой ценой. Эх, если способности к ментальной магии у меня и есть, то работают они слишком буквально.
  В коридоре ко мне бросились одногруппники, успевшие получить свои направления:
  - Ну, рассказывай!
  - Как всё прошло?
  - Куда отправили?
  - В столицу, - мрачно произнёс я, взглядом прожигая дырку в направлении.
  Так, во всем нужно искать позитив. Попасть в столицу я хотел? Хотел. Попал? Попал. И ещё как попал...
  Однокурсники восторженно ахнули. Некоторые с завистью посмотрели на мое направление и сердито уставились на свое.
  - ...В похоронное агентство 'Аид и Ко', - закончил я, мысленно представляя, как зверски отомщу ректору и остальным учителям, которые подложили мне такую свинью.
  Одногруппники замерла. Некоторые сочувствующе похлопали меня по плечу. Бывшие завистники с умилением разглядывали свои 'Большие Ивасюки' или что-нибудь в этом роде.
  М-да, похоже, если бы я и захотел с кем-то поменяться, никто бы не согласился.
  - Не волнуйся, ты у нас живучий, авось выживешь, - с натянутой улыбкой 'обнадежил' меня кто-то из друзей.
  - Добрые вы, - буркнул я, пряча проклятое направление в карман неудобного балахона, по ошибке названного 'мантией выпускника', и обвёл сокурсников задумчивым взглядом. - Ну что, пошли отмечать?
  - Пошли, - единогласно решили однокурсники.
  Подумав, мы решили отправиться в самый дорогой ресторан нашего города - в 'Золотую подкову'. Помирать, так с музыкой! Хоть оторвусь по полной программе. Напоследок, так сказать.
  На какие только жертвы не пойдешь ради любимых.
  
  
  
Глава 1,
  в которой выпускник знакомится с коллективом и предстоящим местом работы
  
  
  - Уважаемые пассажиры, поезд 'Стрелец - Мирославль' отбывает через пятнадцать минут!
  - Ну что, Коля, давай прощаться, - усмехнулся мой друг Витя, протягивая руку. Между прочим, он единственный из всех наших однокурсников пошел меня провожать. Никто больше, после вчерашнего, встать не смог. Хотя честно пытались.
  - Почему сразу 'прощаться'? - поморщился я, пожимая другу руку. - Сами ж говорили, что я живучий. На встрече выпускников увидимся.
  За вчерашний вечер, проведенный в компании друзей и за разговорами за жизнь, я смирился с незавидной участью, решив, что потомственному некроманту море должно быть по колено. Подумаешь, работа в овеянном дурной славой агентстве, персонал которого иначе, как самоубийцами со стажем и извращенным чувством юмора, не называют. Проработаю четыре обязательных года, уволюсь... и пойду лечить нервы в столичном желтом доме...
  А может и повезет, и слухи окажутся слегка преувеличенными?
  Правый карман куртки, где лежала миниатюрна флешка с серебреным корпусом, ободряюще нагрелся.
  Ну хоть кто-то сохраняет оптимизм.
  Виталий кивнул:
  - Ты-то у нас живучий, а вот я...
  - А что случилось? - насторожился я.
  - А меня на границу с Заповедным лесом отправили, - равнодушно пожал плечами Виталий.
  Чемодан, который я от неожиданности выпустил из рук, с грохотом рухнул на перрон, чуть не отдавив мне ногу.
  - Как? - удивился я. - Там же сейчас нечисть активизировалась...
  Нет, я знал, что у боевых магов, факультет которых закончил мой друг и сосед по комнате Виталий, направления более экстремальные и опасные, чем у некромантов, но не настолько же. Отправлять только закончившего университет мага в место, где каждый год погибают огневики, имеющие в сотни раз больше опыта и сил...
  Слишком жестко. Или полный идиотизм, хотя одно другому, увы, не мешает.
  Уж лучше поседеть в 'Аиде и Ко', чем помереть в этом гиблом месте...
  - Поэтому и посылают. Больше же некого. За Ершова отец вступился, за Макарова - ещё какой-то богатый родственник. Вот я и остался, - невесело хмыкнул друг.
  - Уважаемые пассажиры, поезд 'Стрелец - Мирославль' отбывает через пять минут! Займите свои места согласно купленным билетам.
  - Иди, Коль, - качнул головой Витя, делая шаг назад. - На поезд опоздаешь.
  - Вить, ты береги себя, - проникновенно попросил я, поднимая свой багаж. - Мы ещё на встрече выпускников погулять должны, ребятам же слово дали.
  - Даст Солнцеликая, погуляем. Или Костлявая, - махнул мне на прощание рукой Виталий и быстро скрылся в здание вокзала.
  - Уважаемые пассажиры...
  - Да слышу я, слышу, - проворчал я, запрыгивая в вагон. Настроение испортилось окончательно и бесповоротно. Даже пассажир-безбилетник, сидевший в правом кармане, грустно поник.
  
   Штаб-квартира подразделения 'белых' магов
  
  Срочное заседание Совета Белых магов проходило как всегда бурно, шумно и со скандалами. Маги никак не моги прийти к общему решению очередной проблемы, до хрипоты доказывая свою правоту. Впрочем, иногда для 'убеждения' использовались не только голосовые связки, но и боевые заклинания и грубая физическая сила. Последнюю в основном использовали более молодые и энергичные маги, 'старички' же предпочитали все делать по старинке - молния в лоб и оппонент выбывает из спора.
  В итоге главе Совета, Евгению Петровичу Завзятову, уже немолодому, но полному сил магу лет тридцати на вид, этот фарс надоел, и на спорщиков обрушился тропический ливень. Встрепенувшись и судорожно отряхивая мокрую одежду, маги заозирались в поисках обидчика, но, заметив недовольный взгляд верховного белого мага, притихли.
  Вот кто-кто, а этот мужчина мог позволить себе такую роскошь, как мощные стихийные заклинания. Хотя силы оно отнимало не меряно.
  - Итак, - произнес Евгений Петрович, поправляя съехавшие на переносицу очки. - Начнем сначала. На границе с Заповедным лесом были замечены всплески темной магии, вероятнее всего, спровоцированные чернокнижниками. Верно?
  Белые маги закивали, торопливо высушивая на себе одежду. Молодняк, ещё не освоивший энергоемкое бытовое заклинание, мокнул молча, с завистью смотря на более опытных коллег.
  - Это объясняет резкую активизацию нечисти на границе, - продолжил глава Совета. - Итак, вопрос: что будем делать, господа?
  В зале снова поднялся шум и гам - каждый хотел высказать свою точку зрения.
  Устало закатив глаза, верховный маг угрожающе поднял правую руку. В воздухе ощутимо запахло озоном. Белые маги, вспомнив свое предыдущее 'купание', тут же замолчали, и как порядочные школьники начали поднимать руки. Но высказаться не успели.
  Воздух затрещал, под потолком мелькнули лиловые молнии, и посреди зала открылся пространственный телепорт. Из него выскочил запыхавшийся тучный мужчина в дешевом костюме, от которого разило скисшим молоком и тухлыми яйцами.
  Быстро оглядев коллег, он бросился к главе Совета.
  - Прошу прощение за вторжение, - нервно сказал он, приблизившись к верховному магу. - Но у меня важная новость.
  - Какая? - насторожился Евгений Петрович.
  Всегда степенный и невозмутимый, сегодня руководитель Центра контроля Мирославля выглядел нервным и даже испуганным. Не обращая внимания на свой неряшливый вид, с покрасневший от волнения и выступившей на лбу испариной, он мял в дрожащих руках какой-то документ.
  Руководитель Центра контроля смерил притихших белых магов подозрительным взглядом и наклонился к уху Зявзятова:
  - В столице замечены мощные всплески магии чернокнижников.
  - Что?! - встрепенулся верховный маг. В первое мгновение показалось, что он ослышался.
  Невозможно. Мирославль накрывала мощнейшая сеть из датчиков и контролирующих заклинаний! Во всех аэропортах, вокзалах и автобусных остановках проводили тщательные проверки аур новоприбывших, а Центр контроля считывал показатели магических браслетов, которые носили все маги столицы без исключения.
  Как чернокнижники проникли в Мирославль?!
  Руководитель одного из самых важных Центров белых магов нервно передернул плечами и положил на стол изрядно помятый, покрытый мокрыми пятнами документ:
  - Да если бы я знал. Сигнал подал датчик в городском сквере, на перекрестке Кленовой и Садовского. Мы отправили туда патруль, перекрыли район, но так ничего и не нашли, - маг трясущейся рукой достал из кармана измятый платок и вытер со лба испарину. - Решили, что заклинание дало сбой, но сигнал пришел вновь, уже с Южной кольцевой! Жители утверждают, что видели какую-то нежить.
  На стол лег размытый цветной снимок, явно сделанный на камеру телефона. Но и такого качества было достаточно, чтобы разглядеть смазанный силуэт существа, похожего на огромную собаку, светящуюся шкуру и зеленые мертвые глаза. И пометку Аналитического центра, подтверждавшего подлинности снимка.
  Члены совета удивленно переглянулись. В их голове тоже не укладывалась мысль, что черные маги смогли пробраться в защищенный мощными экранами и совершенной системой безопасности Мирославль.
  Оказалось, совсем не совершенной.
  Верховный маг снял очки и тщательно потер переносицу.
  Кто мог провести черных магов через систему защиты? Неужели среди 'белых' есть предатель? Или некроманты настолько осмелели, что решили тряхнуть стариной и развязать вторую Серую войну?
  - Сообщите всем наблюдателям третьего ранга, что в городе появились черные маги, - отчеканил Завзятов, пристально смотря на руководителя Центра контроля. - В течение суток жду доклады о действиях подопечных. Если наши некроманты чисты, привлечем их к прочесыванию города. Проверим каждый миллиметр, заглянем под каждый камень! Выполнять!
  Гонец сосредоточенно кивнул и растворился в дымке телепорта.
  - А теперь, - верховный маг перевел тяжелый взгляд на членов Совета. Гладкий лоб перечеркнула вертикальная морщина, а молнии, которые метали потемневшие глаза верховного мага, заставили его коллег нервно поежиться. - Жду ваших предложений. Как выманить чернокнижников?
  
   Николай Степнов
  
  Поезд на всех парах мчался в столицу, всё дальше увозя меня от родного города, друзей и дома. Не скажу, что меня это сильно печалило, просто... Волновался я за Витьку. Граница с Заповедным лесом - это во много раз хуже, чем моё похоронное агентство. Через четыре года я смогу уволиться. А Виталий - нет. Вот кого надо было вчера жалеть, а меня, обалдуя, эгоиста и разгильдяя.
  Я проводил задумчивым взглядом проводницу и снова задумался. Почему Витька не рассказал, куда его отправили? Ведь вчера ещё можно было что-то сделать. Пошли б к ректору и... И что? Потребовали дать Вите другое направление? Так все разобрали. И как бы моего друга не любили, меняться с ним направлениями никто б не стал. Жить-то всем хочется.
  Устало потер виски. Наверное, Витька это прекрасно понимал, вот и не сказал. Надеюсь, Солнцеликая не отвернется от него.
  - Через полчаса будем в столице, - сообщила мне проводница, поставив на столик стеклянную кружку с чаем.
  - Спасибо, - поблагодарил я, расплатился и снова уставился в окно.
  Как все-таки интересно жить. Ещё вчера утром я мечтал о направлении в Мирославль, но реализовалась мечта, мягко говоря, криво. На собственной шкуре почувствовал особенность желаний осуществляться совсем не так, как хотелось. Похоже, мысль о банальном побеге была не так плоха, как показалось пару лет назад. Вот как заниматься делом, ради которого я так рвался в столицу, когда работаешь с особо 'везучими' некромантами?
  Хотя, казалось бы, с чего это я взъелся на это несчастное агентство? Все очень просто. Это единственное агентство в нашей стране, которое магнитом притягивает к себе неприятности. Обычно некромант чуть ли не на пузе должен обползти всё кладбище, чтобы найти хоть одного дохлого-придохлого скелета, поднятого стихийным всплеском некросилы. И то не факт, что магу так повезет. Этим же достаточно появиться на погосте и к ним сбегаются толпы оживших мертвецов, которыми там раньше и не пахло! Как они ещё живы, с таким-то магнитом, науке и коллегам 'везунчиков' не известно.
  К ним-то меня и послали. Как написано в заявке, им срочно требуется новый сотрудник ибо, цитирую: 'Предыдущий ушел на задание и не вернулся по необъяснимым причинам'. А поскольку нехваткой воображения я никогда не страдал, то живо приставил, сколько было этих 'необъяснимых причин'.
  А уж как 'обрадовались' мои родители. Особенно отец. Когда он выражал свою 'радость', весь квартал стоял на ушах, а соседи в срочном порядке попрятались в бомбоубежища, чтобы их не задело. За столько лет жизни под боком у семьи Степновых они научились проделывать этот трюк с профессиональной ловкостью и оперативностью, явно соревнуюсь друг с другом в скорости. Если бы на олимпийских играх ввели б такой вид соревнований, как 'Спрячься от разгневанного потомственного некроманта', наши соседи забрали бы все золотые медали, не оставив никому и шанса на победу. Вот что значит еженедельная тренировка!
  Впрочем, мама восприняла эту новость на порядок спокойней. Только плечами пожала и сказала: 'Должен же мальчик когда-нибудь начать самостоятельную жизнь. И нет, пять лет общаги под боком у родителей - не считаются'. Утешила.
  Нет, с одной стороны она права. Вырваться из-под родительского крыла я хотел уже давно. А из-под крыла кураторов-'белых магов', приставленных к нашей семье десять лет назад, и подавно. Но не с летальным же исходом... пусть и только для своих нервов.
  Но, если положить руку на сердце, то по большому счету 'везучесть' и дурная слава будущих коллег волновали меня ровно полчаса, пока я вспомнил о другом 'позитивном' моменте. Агентство 'Аид и Ко' по большей части содержалось за счет казны белых магов. А значит, там наверняка есть наблюдатель, докладывающий кураторам о каждой шаге подопечных. И вот это уже было серьезной проблемой. Получилось, что из-под одного наблюдательного колпака я уныло ехал под другой.
  В правом кармане активно завозился безбилетник, о котором я успел позабыть.
  Черт, а ведь до столицы всего ничего! Не хватало, чтоб план накрылся медным тазом прямо на вокзале.
  Осторожно выглянув из купе и убедившись, что никого из посторонних на горизонте нет, я плотно закрыл дверь и достал флешку с серебреным корпусом, покрытым замысловатыми черными рунами. Не успел положить 'флешку' на столик, как вокруг руки заклубилась дымка, обжигая пальцы привычным морозным холодом. Спустя мгновение из стылого воздуха соткался миниатюрный, размером с детскую ладонь, дух с огромными полупрозрачными глазами и торчащими во все стороны белоснежными 'иглами'.
  Да, увидь кто из некромантов семьи Аринор, что Степновы делают с духами-вестниками Костлявой, как называли подобных существ в учебниках, упали бы в обморок, а потом натравили бы боевого фантома. Чтоб неповадно было издеваться над их родовой силой. А если бы узнали, что мы с сестрой назвали благородного духа смерти Ёшей, хоть я уже и помнил, почему, как минимум объявили бы кровную месть.
  Достав из сумки ноутбук и подключив к нему телефон, я внимательно посмотрел на духа, кружившего в воздухе:
  - Что ж, начнем.
  Миниатюрный призрак, которого мы с сестрой много лет назад создали из некросилы и пойманного на кладбище вестника, понятливо кивнул, встопорщил 'иглы' и вернулся в 'флешку'.
  А теперь самое сложное. Создать призрачную связь между Ёшей, ноутбуком, телефоном и его временным хранилище, то бишь флешкой. Иначе при первом же обыске на вокзале Мирославля меня обвинят в контрабанде незарегистрированными духами, возможно вредоносными, и в лучшем случае отправят обратно в Стрелецк без права на возвращения в столицу. Так себе перспектива.
  Подключив к ноуту телефон и флешку, я закрыл глаза и глубоко вздохнул.
  Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.
  Через пару минут импровизированной медитации перед внутренним зрением замельтешили тонкие нити некросилы, словно оборванные паутинки повисшие в воздухе.
  Невольно выдохнул слишком резко, чуть не сбив настрой.
  М-да, вот тебе и некромант из рода Степновых. Вынужден черпать некроэнергию не из внутреннего резерва, где энергии - Костлявая наплакала, а из внешнего мира.
  Чуть опустил голову и 'рассмотрел' клубок ярко-синих нитей, нетерпеливо метавшихся по временному убежищу. Ёша тоже боялся, что на вокзале его обнаружат и принудительно утилизируют.
  Так, первый этап пройден. Теперь нужно создать привязку.
  Осторожно прикоснулся к 'свободным' нитям некросилы, распределил их на три широких пучка и принялся сплетать в тугую 'косу', постепенно добавляя в неё синие нити Ёши, как когда-то учила на парах Горгона, моя 'любимая' преподавательница по магическим плетениям. И как она говорила: 'Степнов, если не уверен, что руки растут, откуда надо, будь проще - и к тебе потянется магия'. Более простого плетения, чем 'коса', трудно было и представить, но у него было ещё одно неоспоримое преимущество - минимальная энергозатратность. А значит, отследить его почти невозможно, даже с помощью сканеров белых магов. По крайней мере, кураторов я обманывал не раз и не два.
  А теперь самое сложное. Сжав 'косу', я начал тщательно 'вплавлять' её сначала в металлический корпус 'флешки'. Дождался, когда загорятся зеленым покрывающие её символы. Потом соединил плетение с крышкой телефона, с внутренней стороны покрытой такими же символами, и крышкой ноутбука, на которой символы закрывала наклейка, стилизованная под металл. После этого замкнул своеобразный круг, чувствуя, как временное убежище Ёши опустело, и устало откинулся на стенку купе.
  Из-за напряжения перед глазами плясами разноцветные пятна, и мне понадобилось несколько минут, что перевести дух. Но когда я посмотрел сначала на экран телефона, а потом в монитор ноутбука, никаких признаков жизни вестника не было.
  Только этого не хватало. Я что, умудрился прибить единственного питомца, оставшегося после сестры?
  Я нахмурился, быстро перебирая в уме варианты, где умудрился облажаться и как эту ошибку исправить. Но экран телефона загорелся, и на фоне черной заставки вместо привычной надписи и приветствия появилась смешная зубастая рожица. Мгновение, и то же самое случилось с монитором ноутбука - та же рожица вместо стандартного загрузочного экрана Винды.
  Ну хоть что-то прошло как надо.
  Ёша забавлялся, прыгая между новыми убежищами и готовясь к работе, пока я затирал следы, оставленные магией смерти в купе.
  Да, до заклинателей духов мне далеко, не смогу даже полноценного боевого призрака создать. Но покажите мне некроманта из рода Ариноров, который пронесет в столицу незарегистрированного духа в мобильном телефоне. Им и в голову не придет, что благодаря бесплотности духи могут не только с выключателями света баловаться и мебель двигать, но и спокойно проникать в более тонкую технику не хуже современных вирусов.
  Что ж, тем лучше для меня.
  
  
****
  
  В положенное время поезд прибыл в столицу. Спустившись на перрон, я с любопытством огляделся и... разочаровался. Вместо помпезного, украшенного барельефами и, главное, чистого вокзала я увидел точную копию родного Стрелецкого ЖДВ. Те же переполненные мусорники, те же бабки с большими чемоданами в голубую полоску и ларьки с пивом. Нет в жизни счастья.
  - Николай Степнов, коллега ждёт вас на стоянке перед вокзалом! - прозвучало из динамиков над моей головой.
  - Отлично, - пробормотал я, поднимая чемодан и закидывая на плечи рюкзак, и направился к выходу. Но невольно замедлил шаг, увидев патруль белых магов, тщательно проверявших документы и сканировавших ауры и багаж новоприбывших.
  Что ж, момент истины.
  Выложив телефон в специальную коробку, я спокойно прошел через сканер и показал документы одному из белых магов, пока второй проверял мой скудный багаж. Ёша напряженно заерзал, когда 'белый' покрутил в руках мобильник. Но ничего подозрительного белый не заметил.
  - Николай Степнов, - рыжеволосый маг с колючими серыми глазами смерил меня презрительным взглядом, убедившись в подлинности документов и заявки на работу. - Надеюсь, вам не стоит объяснять, что в столице за некромантами следят куда строже, чем в Стрелецке?
  Его напарник что-то неразборчиво буркнул под нос о проклятых пособниках чернокнижников, но я даже бровью не повел. Привык, что в наше время некромантов именовали только 'исчадьями Костлявой' и 'предателями магического мира'.
  - Разумеется.
  - Отлично, - равнодушно бросил маг, возвращая мне документы. - У вас есть сутки, чтобы зарегистрироваться в Центре контроля и получить УМУЛ.
  - Простите, что получить? - удивился я, забирая со стола досмотра чемодан.
  - Провинциалы, - плюнул напарник рыжего и принялся за багаж следующего пассажира.
  - Универсальное магическое удостоверение личности. На работе объяснят, - раздраженно отмахнулся от меня белый маг и грубо подтолкнул в сторону выхода, намекая, что я и так очередь задерживаю.
  Прекрасно. Теперь ещё и какими-то УМУЛом обзавестись надо. Если под странной аббревиатурой скрывается очередное следящее устройство белых, то реализовать мой план будет ещё сложнее.
  На стоянке находилась одна-единственная машина - синие Жигули с эмблемой агентства 'Аид и Ко' - летучей мыши с черепом в лапах. Около машины стоял, покуривая сигарету, высокий мужчина лет тридцати, одетый в старые, потёртые джинсы, черную футболку и серые, растоптанные кроссовки. Глаза были спрятаны за солнечными очками, короткие каштановые волосы, словно припорошенные на висках пеплом - в целом, ничем не примечательный человек. В толпе запросто пройдешь мимо и внимания не обратишь.
  Если не знать, что солнечные очки с легкостью скрывают пламя в глазах некроманта, когда он взывает к энергии смерти. Готов поспорить, что будущий коллега уже изучил мою ауру вдоль и поперек, хоть и делал вид, что не смотрит в мою сторону. За очками-то не видно.
  Увидев меня, некромант спешно докурил сигарету, бросил её в стоящую рядом урну и направился ко мне.
  - Николай Степнов? - спросил он, протягивая руку для пожатия.
  - Он самый, - подтвердил я, пожимая руку. - А вы?
  - Виктор Северов, - представился мой коллега, снимая очки. - Можно просто Вик. Ну что ж, Николай, садитесь в машину, поедем в агентство.
  Фамилию я слышал впервые. К потомственным некромантам брюнет точно не принадлежал, что радует.
  - Можно просто Коля, - сказал я, садясь на заднее сидение. - И если не против, давай на 'ты'.
  Вик смерил меня странным взглядом, но быстро отвернулся. Я даже толком не понял, что за эмоции отразились в его глазах. То ли недоумение, то ли раздражение, то ли ещё что-то.
  Я снова сделал что-то не так? Или столичные некроманты обращаются друг другу только на вы, подражая магической богеме? Странно, в детстве я такого за обычными некромантами не замечал.
  - Почему же 'против', - все тем же странным тоном произнес Виктор, садясь за руль. - Я только 'за'.
  Хм, либо за десять лет тут многое изменилось, и простые некроманты подхватили 'заразу' от потомственных семей, либо я слишком устал после манипуляций с Ёшей, раз всякие странности мерещатся.
  Машина завелась и помчалась по узким извилистым улицам. А я с невольным интересом приник к окну, вглядываясь в такие знакомые и в тоже время чужие старинные дома культурного центра города.
  Мы с семьей не всегда жили в Стрелецке. Ещё до Серой войны, когда чернокнижники сцепились с белыми магами и втянули в неё некромантов, наш дом стоял всего в квартале отсюда, рядом с парком, где мы каждые выходные катались на аттракционах или ходили в цирк. Сейчас же привычный лик исторической части города портили разноцветные неоновые вывески, закрывавшие барельефы прошлого века, железные коробки ларьков с едой и газетами, кричаще-яркие здания магазинов, обклеенных плакатами с новостями о безумных скидках. Но больше всего в глаза бросались небольшие железные столбики с янтарными набалдашниками, от которых несло белой магией - 'маяки', считывавшие магических фон и передававшие информацию в Центр контроля.
  Да уж, многое здесь изменилось за десять лет. Интересно, квартал магов тоже изменился столь разительно? По логике, именно туда меня должны поселить.
  - Ты к нам надолго? - спросил меня Виктор, останавливаясь на светофоре.
  - А есть варианты? - поинтересовался я, разглядывая через окно машины блестящую витрину очередного магазина.
  А я думал, что 'грамотеи' бывают только в моём городе. Ага, размечтался. На вывеске магазина было гордо написано 'BOUTIK'. Это они что, имели в виду французское слово 'boutique'? Ну так господа, оно немного по-другому пишется. Лучше б на русском написали и не выпендривались.
  - Варианты есть всегда, - заметил некромант. - Например, твой предшественник приехал с твёрдым намерением работать у нас, причем вызвался он абсолютно добровольно. Парня хватило на неделю. Ну, так что?
  - Поживём - увидим, - уклончиво ответил я.
  Хм, это что же получается? Все мои предшественники просто сбежали? А нам рассказывали совсем другое. Например, что некоторые погибли на задании, некоторые сходили с ума... А они просто сбегали.
  Интересно, что ещё нам недоговорили?
  Мы покинули исторический район города, пересекли широкий проспект, по бокам которого возвышались раскидистые каштаны, и свернули на просторную длинную улицу. Внимательно изучив вывески домов, мимо которых мы проезжали, я с удивлением понял, что здесь находились исключительно конторы и агентства всевозможных магов. Алхимическая лавка, услуги в сфере магического права, изготовление амулетов и артефактов, уничтожение мелкой нечисти, лавка магических чудес - чего здесь только не было. На мгновение я даже почувствовал себя ребенком, впервые попавшим в Диснейленд.
  Минута, и мы подъехали к двухэтажному зданию с открытыми окнами и разительно отличавшемуся от ярких соседних домов. Стены здания были выкрашены в мрачный серый цвет, а над входи висел похоронный венок и вывеска с золотистой надписью на черном фоне 'Похоронное агентство 'Аид и Ко'.
  Ничего не скажешь, жизнеутверждающе.
  - А что означает аббревиатура 'Ко'? - поинтересовался я, выходя из машины и рассматривая мрачное здание. - Компания?
  - Нет, - спокойно ответил Вик, неспешно направляясь к зданию. - Кощей.
  Удивиться я не успел. Виктор открыл дверь и кивком пригласил меня войти. Пожав плечами и отложив этот вопрос на потом, я смело перешагнул порог.
  Внутри здание выглядело более презентабельно. Дорогой европаркет, стены выкрашены в приятный глазу светло-лимонный цвет. Вдоль них стоят кожаные диваны и кресла. Фиалки в глиняных горшках украшают подоконники, а с потолка свешивались длинные хрустальные люстры. На второй этаж вели выложенные плиткой ступени.
  Напротив входа стоял большой аквариум с разноцветными рыбками. Если мне не изменяет память, то это гуппи. У меня когда-то такие же были, пока до них не добрался мой первый собственноручно оживленный трупик соседского кота. Оказалось, что смерть смертью, а вот тяга к нашим рыбкам у этой заразы осталась и после кончины.
  - Добро пожаловать в нашу скромную обитель, - торжественно произнес Виктор, заходя в помещение следом за мной. - Пойдем, я тебя с остальным коллективом познакомлю.
  Я направился за некромантом, не переставая с любопытством оглядываться по сторонам. Мы шли по просторному коридору, который заканчивался массивной, бронированной дверью. Перед дверью, чуть сбоку - большой дубовый стол, на котором лежала аккуратная стопка глянцевых журналов, и стоял старенький компьютер. За столом сидела высокая девушка с короткими угольно-черными волосами и что-то быстро печатала на компе. Ухоженные пальцы с длинными выкрашенными в черный цвет ногтями так и порхали над клавиатурой.
  - Маш, - позвал девушку Вик, подходя к столу и опираясь локтём на компьютер. - Отвлекись ненадолго.
  Девушка смерила некроманта холодным взглядом синих глаз и только теперь заметила меня. Ярко-алые губы тут же растянулись в дежурной улыбке:
  - Приветствуем вас в похоронном агентстве 'Аид и Ко'! Мы предлагаем вам более ста видов услуг, начиная с упокоения беспокойного родственника и заканчивая выбором подходящего гроба для повторно усопшего. Для постоянных клиентов у нас акция - похоронный венок абсолютно бесплатно...
  - Маша, - поспешно вмешался некромант. - Это не клиент.
  - А кто? - удивилась девушка, с профессиональным любопытством разглядывая меня. - На ожившего мертвеца не похож или слишком хорошо сохранился. Для фантома слишком плотный, а личи вообще не по нашей части, это к белым бежать нужно...
  - Это наш новый сотрудник, - наконец-то объяснил Виктор.
  Слава Костлявой, а то я уже начал переживать. Не каждый день меня коллеги за мертвеца принимают. Пусть и за хорошо сохранившегося.
  - А-а-а, - разочарованно протянула Маша. - А я уже обрадовалась. Ну что ж, будем знакомы - Мария Сафронова.
  - Николай Степнов, - кивнул я, с ужасом ожидая вопросов из серии 'Как, из тех самых Степновых?'. Вот не повезло мне родиться в семье потомственных некромантов, фамилия которых известна чуть ли ни на всю страну. Ещё с университета меня преследовала тень славы известных предков. Особенно старшей сестры. Профессора очень жалели, что мои способности к некромантии немного слабее и скуднее, чем были у неё. Впрочем, об этом потом.
  Помощь в избавлении от ненужного внимания пришла ко мне оттуда, откуда я меньше всего ждал.
  Из стены над бронированной дверью вылетело нечто визжащие и дурно пахнущее и полетело прямо на меня. Рефлексы сработали отменно. Я резко пригнулся, упал на пол и перекатился под прикрытие стола, на ходу плетя универсальное заклинание для уничтожения нежити. Но бросить заклинание в цель я не успел. Бронированная дверь с грохотом отлетела в сторону, и в коридор выбежал пухлый мужчина в коричневом костюме-тройке. Быстро оглядевшись по сторонам, он заметил застывшее в воздухе 'нечто' и с яростными воплями бросился к нему:
  - Ловите гада, нам за него ещё заплатить должны!
  'Нечто' увидело несущуюся на него тушу и быстро помчалось по коридору. Со второго этажа кубарем скатились ещё два некроманта и подключились к погоне за неуловимой нежитью. Один из них, шатен с черными глазами, резким движением вывел в воздухе огненную руну, и окна агентства затянула маслянистая пленка, не позволяя фантому просочиться на улицу. А после этого началась такая неразбериха, что я решил не покидать свое убежища. Округлившимися глазами наблюдал за носившимися по коридору коллегами и слышал, как заклинания свистели над головой.
  Телефон в кармане нагрелся. Ёша заметался по новому убежищу, намекая, что лучшей возможности может и не представится. И был абсолютно прав.
  Я осторожно достал из кармана флешку, в которую успел 'перепрыгнуть' дух, и вставил в USB гнездо системного блока. Секунда, и временное убежище вестника опустело, а Ёша начал пробираться через защиту компьютера.
  А в это время коридор агентства превратился в руины: все горшки с фиалками были перебиты, мебель исполосована ловчими сетями, но беглец был пойман. Перепачканные известью охотники посадили его в клетку для призраков и с гордо поднятой головой направились в кабинет толстяка. Из кабинета как раз с опаской выглянула чья-то белобрысая голова. 'Предводитель' некромантов торжественно вручил ему клетку с призраком:
  - Ваш заказ, уважаемый.
  Уважаемый быстро вытащил из кармана крупную купюру и, нервно оглядываясь на нас, бросился прочь из офиса, прижимая к груди клетку с призраком.
  - И чего они все пугаются? - недоуменно пожал плечами один из охотников, тот самый, что не дал призраку сбежать через окна. - Ну подсунули нам бракованную клетку для призраков, ну сбежал заказ, так мы ж его поймали.
  - Думаю, дело не в призраке, - веско пробасил его напарник, рыжеволосый мужчина лет тридцати пять, больше напоминавший огромного великана из старых сказок. - А в методах нашей ловли.
  - Зато деньги заплатил, - хмыкнул 'предводитель'.
  - Ребята, - окликнул всех Вик. - Принимайте пополнение.
  Все тут же развернулись ко мне, изучая мою тушку с любопытством учёных, открывших новый вид тараканов.
  Вспомнив, что я все ещё сижу под столом, с заклинание по изгнанию духов светившимся в руках, поспешно его развеял и поднялся на ноги.
  - Здравствуйте, - неуверенно поздоровался я, незаметно проверяя, на месте ли флешка. Слава Костлявой, да. Теперь дело за Ёшей. - Николай Степнов.
  'Предводитель' некромантов и, судя по всему, руководитель агентства 'Аид и Ко' неспешно приблизился ко мне. Ещё раз смерил пристальным взглядом, словно оценивая будущую прибыль от пополнения в коллективе. На мгновение мне даже стало не по себе, поскольку, судя по всему, моя 'стоимость' начальника не совсем устраивала.
  - Ну что ж, будем знакомиться. Михаил Золотох, директор этого цирка, - что-то взвесив в уме, некромант все же протянул мне руку и даже ободряюще улыбнулся. После чего по-отечески обнял меня за плечи и указал на черноглазого некроманта, чьи темные волосы сейчас стояли дыбом, а штаны на коленах покрылись пятнами копоти. - Александр Руденко, наш 'ловец', специализируется на призраках и магических ловушках. А когда не притворятся главным ленивцем агентства - 'ходящий сквозь тени'.
  Я мысленно присвистнул, начиная понимать, почему меня оценили очень дешево. Если улыбчивый брюнет, на первый взгляд не намного меня старше, уже 'ходящий сквозь тени', - некромант, способный принимать бестелесную форму со всеми её плюшками - невероятной скоростью и неуязвимостью, - то вчерашний студент точно не лучшее приобретение.
  - Василий Кравцев, - Михаил указал на рыжего 'великана', флегматично взиравшего на учиненный бардак и что-то записывавшего в толстой тетрадке. - Наша силовая мощь, а ещё внештатный психолог и завхоз. Но на пространственные беседы не рассчитывай, Вася у нас немногословный. Силы экономит.
  - Очень приятно, - вежливо кивнул мне рыжий великан-завхоз-психолог, после чего перевел спокойный взгляд на Михаила. - Шеф, дверь меняем?
  Золотох обернулся, придирчиво осматривая чуть покореженную дверь:
  - Да ладно, эту отремонтируем и поставим. Так, о чем я? - 'директор цирка' обвел коллектив долгим взглядом. - Ах да. Нашего алхимика сегодня нет, она на выезде, так что в другой раз познакомим. С Виком ты уже знаком, он наш мастер на все руки. Понемногу разбирается во всех областях некромантии, кроме спиритологии, с призраками он на 'вы' и шепотом. А Маша - наша тяжелая артиллерия. Но вообще, она у нас тут главная.
  - Михаил Валерьевич, не преувеличивайте, - с укором сказала Мария, танцующей походкой подходя к своему ни капли не пострадавшему столу и поправляя прическу. - Я всего лишь кадровик, бухгалтер и смотритель. Слежу, чтобы клоуны вели себя прилично, - она почему-то выразительно посмотрела на ухмылявшегося Руденко.
  Ходящий сквозь тени отвесил ей шутливый поклон.
  - Я же говорю - главная, - невозмутимо повторил Золотох, после чего потащил меня в кабинет. - Так, клоуны, все свободны до завтра, а мне нужно с новичком потолковать и зарегистрировать его в Центре контроля, - возле покореженных дверей некромант притормозил и окликнул Вика: - Северов, подожди в машине, отвезешь студента в его новый дом.
  Так-с, похоже, меня приняли все лишь за однофамильца 'известных Степновых'. Что ж, оно и к лучшему. Хоть здесь не будет проблем и выяснений отношений между 'потомственными' и 'обычными' некромантами, которые мне устраивали везде: начиная со школы и заканчивая старшими курсами университета. Хотя я никогда не понимал, какая разница между первым некромантом рода и ...адцатым, кроме наличия фамильных тайных заклинаний. А проблем от последних больше, чем пользы.
  Обрадовался я рано.
  Михаил усадил меня на стул перед покореженным столом, на котором лежала бракованная клетка для призраков. Будущий шеф с тяжелым вздохом провел рукой по широким царапинам, оставленным духом на столешнице, и пристально уставился на меня.
  В очередной раз за день почувствовал себя тараканом на разделочном столе алхимика, жаждущего узнать секреты моей живучести.
  - Итак, рассказывай, - с предвкушением произнес начальник, не сводя с меня зловещего взгляда.
  В горле невольно пересохло.
  - О чем? - осторожно спросил я, отодвигаясь от странного некроманта.
  - О способностях, ясное дело. Ты же Степнов! - искренне удивился некромант.
  Попал.
  - С призраками лажу, - уклончиво ответил я. - В ритуалах разбираюсь. Второе образование по алхимии досрочно получил...
  Уклончивые ответы шефа не заинтересовали, и он меня перебил:
  - А поднятие мертвецов? Боевая магия некромантов? Или ты больше по материальным иллюзиям, как все Вагорские? Ты не стесняйся, если тебе способности от матери достались. На них тоже спрос есть, и немалый.
  Вот он, минус семейной известности во всей красе. Когда твой отец - воин Костлявой и сильнейший боевой маг, а мать - признанная Художница Смерти, то есть может возвращать мертвой плоти прижизненный облик, от истинно живых не отличишь, то никому и в голову не придет, что ребенок от такого союза получится немного... с изъяном.
  - В Ночь мертвых могу поднять зомби, - мрачно сказал я. - Одного. Но качественного.
  - И все? - недоверчив переспросил Золотох.
  - В общем да.
  О других плюшках, полученных благодаря детской травме и развитых с помощью спецкурсов белых магов и одного из кураторов, решил промолчать. Глупо так подставляться, тем более когда Ёша почти проник через защиту Машиного компьютера.
  Михаил завис. На мгновение мне даже показалось, что беднягу от разочарования хватил удар, но 'директор цирка' быстро взял себя в руки. Тяжело вдохнув, он озадачено почесал затылок:
  - Ясно. Для боевых заданий не подходишь. Хорошо, будешь прикрывать наш тыл, - усевшись за стол, он достал из верхнего ящика какую-то папку, вложил новый лист и что-то на нем записал.
  - Как скажете, - я почувствовал, что мой питомец обеспокоенно замер, словно наткнулся на какую-то преграду. Мысленно потянувшись к Ёше, я с трудом сдержался, чтоб удивленно не присвистнуть.
  В компьютере Маши стояла не просто сложная защита. За внешним уровнем, не вызвавшим у вестника проблем, стояла настоящая стена из сложных плетений белых магов.
  Слова Михаила о том, что Маша здесь главная, обрели новый смысл.
  Наблюдатель. Чертов наблюдатель! Нет, я подозревал, что без них не обойтись, но не рассчитывал, что один из них работает в этом агентстве секретаршей.
  Я с трудом подавил раздражение.
  И как теперь обойти защиту? Не искать же другой компьютер?! Да и не выйдет, первый уровень защиты уже считает Ёшу безвредной программой, начнет дергаться - сработает тревога.
  В общем, от Маши нужно держаться максимально далеко, но при этом не вызывать подозрений. А защита... хм, вряд ли наблюдателя второго или первого уровня приставили б к частному агентству. Птицы настолько высокого полета обитают только в госструктурах. А вот третьего... да, скорее всего уровень допуска у Маши - третий. Тогда... если она откроет какую-либо программу из второго слоя защиты, Ёша сможет просочиться в эту щель.
  - Вы что-то говорили про регистрацию? - осторожно спросил я у Золотоха, который, судя по всему, заполнял мое личное дело. А говорили, что кадровик у них Мария.
  - Не беспокойся, это только звучит страшно, - от певучего голоса некромантки, раздавшегося за моей спиной, невольно вздрогнул, настолько бесшумно она вошла в кабинет.
  Мария поставила на стол небольшую квадратную коробку из полупрозрачного стекла. Дно коробки было сделано из сероватого камня, покрытого геометрическими узорами и странными цифрами, отдаленно похожими на координаты.
  Портативная модель стационарного портала? Классные в агентстве игрушки, ничего не скажешь.
  Не успел я восхититься техникой, которую впервые увидел вживую, как передо мной положили ещё один предмет, мигом испортивший настроение. Портативный сканер, больше похожий на ультратонкий планшет с вечно раскаленным стеклом и сотней невидимых игл, которые вопьются в руку, как только я положу ладонь на тусклый экран.
  - Я уже ввела данные, предоставленные университетом, - улыбка Маши начала меня раздражать. - Осталось снять опечаток ауры и все.
  Ага, и все. А то я никогда эту... штуку, чтоб не сказать грубее, не видел.
  Выдохнув, я быстро, пока не передумал, положил ладонь на экран и с трудом сдержался, чтобы не закричать, когда знакомые иглы, казалось, пробили кожу до кости, ставя невидимое клеймо. Рука онемела до самого плеча, а на мутном экране загорелся золотой щит с черным львом - герб моей семьи, а рядом с ним - миниатюрные иконки в виде символов белых магов, которые были моими кураторами, с их подробнейшими характеристиками.
  Я отдернул руку и тщательно вытер ладонь о джинсы, с омерзением смотря на ненавистный прибор. А Маша забрала сканер и открыла отчет первого же куратора. Попыталась открыть. Я с мстительным удовольствием услышал скрипучий механический голос:
  - Информация засекречена. Вашего уровня допуска недостаточно для ознакомления с данным файлом. Обратитесь к верховному магу за предоставлением допуска.
  Растерянное выражение лица Марии стоило нескольких секунд, которых я провел с этой адской машиной.
  - То есть как 'недостаточно'? - больше голос некромантки певучим не казался. Теперь он напоминал рассерженное шипение гремучей змеи, которой со всей силы наступили на толстый хвост.
  Не обращая внимания на удивленный взгляд начальника, наблюдатель выскочила из кабинета. Похоже, бросилась к компьютеру, проверять, к чему у неё нет доступа. Надеюсь, и не будет. Но дух-шпион успеет проскользнуть за второй слой защиты, пока Маша роется в компе.
  На серебристой панели портативного портала начал проявляться обещанный браслет - широкая стальная полоса с экраном, на котором зловеще светились символы, похожие на руны светлого проклятия. По крайней мере, впечатления у меня складывалось именно такое. Или я преувеличивал, все ещё не оклемавшись после встречи с ненавистным сканером.
  - Что ж, поздравляю с регистрацией в Центре контроля Мирославля. Теперь ты - полноправный член магического общества столицы. В общем, чувствуй себя, как дома, - радушно улыбнулся Михаил, протягивая мне полностью материализовавшийся браслет. Похожее, то самое зловещее УМУЛ, которым меня так пугали дежурные белые маги на вокзале.
  Я посмотрел на ледяной браслет, напоминавший что-то среднее между умными часами и строгим ошейником для магов, и тихо вздохнул.
  М-да, это будет трудно. Но когда это меня пугали трудности?
  
  
  
Глава 2,
  в которой бывший студент проходит боевое крещение и бурно отмечает первый день работы
  
  
  - Прошу, - сказал Вик, пропуская меня в новую квартиру. - Обстановка, конечно, так себе, но жить можно.
  Я осторожно перешагнул через порог и оказался в узком коридоре с двумя дверями. Правая вела на небольшую, хорошо освещенную кухню, левая - в ванную с душевой кабиной и умывальником. Дальше по коридору находилась просторная гостиная. Посреди комнаты стоял большой деревянный стол, накрытый белой в красных маках скатертью. Перед столом - мягкий диван, два потертых кресла, чуть в стороне - высокая тумбочка, на которой гордо стоял старенький телевизор. Все остальное пространство занимали шкафы с книжками, дисками и другой мелочью.
  - Ну, не апартаменты класса люкс, - задумчиво протянул я, хозяйским взглядом обводя свое добро. - Но по сравнению с университетским общежитием - царские хоромы.
  - В таком случае, - как-то криво усмехнулся коллега, - оставляю тебя наедине с твоим богатством, царь. На работу не опаздывать. В девять часов утра чтоб был, как штык. Как добраться, я тебе объяснил, - проинструктировал меня некромант.
  Я серьезно покивал головой, потихоньку оттесняя Вика в коридор. В конце концов, мне удалось выставить коллегу на лестничную площадку. Но даже оттуда он занудным, монотонным голосом ещё минут пять перечислял права и обязанности молодого некроманта.
  Когда за дверью воцарилась блаженная тишина, я облегченно вздохнул. Единственный недостаток Виктора - его любовь к наставлению новичков. По крайней мере, так сказал новоиспеченный шеф, когда выпроваживал меня из агентства. Сначала я не поверил. Слишком явно чувствовал неприязнь, которую Северов даже не пытался скрыть.
  Однако стоило мне распрощаться с Золотохом и отправиться в новую квартиру, предоставленную университетом, Вик сразу принялся читать нотации. Попытки убедить, что я и так прекрасно всё знаю, привели к противоположному результату. Коллега с удвоенной силой начал просвещать меня о тяжелых буднях рядовых некромантов. Будто я все лето практику не проходил, не защищал её вместе с дипломной работой в сентябре и понятия не имею, с какой стороны подойти к зомби, честное слово!
  О последнем он меня, кстати, тоже просветил.
  Через полчаса я готов был взвыть, через час - удавить водителя синих Жигулей, через два - пешком отправиться обратно в Стрелецк. Не осуществил свои намерения только потому, что мы наконец-то приехали к месту моего дальнейшего проживания.
  Как и полагал, поселили меня в квартале магов. Вик остановил машину у десятиэтажной высотки, недавно покрашенной в бледно-лимонный цвет, с пластиковыми окнами, аккуратными цветочными клумбами и новенькими лавочками у каждого подъезда. Везде чистенько, убрано, ненормативная лексика на стенах отсутствует, на дверях - магические замки, впускавшие в дом только хозяев и их гостей со специальными пропусками.
  Добила меня улыбчивая вахтерша с флегматичным желтым питоном, развалившимся у неё на плечах. Бойкая старушка, одетая в старомодный костюм с рюшками и с ажурной миниатюрной шляпкой в седых волосах, тут же взяла меня в оборот: выдала ключи от квартиры, стопку бумаг с правилами поведения и лично проводила на пятый этаж, поднимаясь по ступеням быстрее нас с Виком. Напоследок ещё и подмигнула, шепотом предупредив о буйном соседе - боевом маге, который жил со мной на одной лестничной клетке.
  Первая мысль была: 'Куда я попал, где мои вещи...'
  В общем, не дом, а сказка. Окончательно я в этом убедился, когда детально изучил квартиру. На кухне - работающая электрическая плита, новая микроволновка, холодильник с морозильником, посудомоечная машина, небольшой столик, накрытий голубенькой скатертью. В тумбочках - чистые ножи, ложки и другая кухонная утварь
  Ванная тоже не подкачала. Душ с холодной и горячей водой (а уже думал, что удивить меня нечем), тумбочка с полотенцами, мочалками. На стенке висит большое зеркало.
  Через час, осмотрев своё жилище, я принялся за работу.
  Как говорит мой лучший друг: 'Паранойя - наше все! С ней спать мы ложимся, с ней же утром встаем'.
  Простучав деревянные панели в коридоре, удовлетворенно кивнул и вернулся в гостиную, за своим чемоданом.
  Защита столицы была совершенной. На первый взгляд. И даже на второй, третий и четвертый. Но только не в том случае, когда смотришь на неё изнутри системы многие годы.
  Положил чемодан на пол рядом с облюбованной панелью, раскрыл его и вытащил немногочисленные вещи, обнажая белую подкладку. Ничем не примечательную, если не обратить внимания на легкое покалывания в пальцах, когда проводишь рукой по дну. Швы, скрепленные белой магией, разошлись от первого же прикосновения, открывая потайной карман. И я с улыбкой посмотрел на артефакты, тщательно собранные за последние несколько лет.
  Защитные амулеты, портативная алхимическая лаборатория, разноцветные флаконы с готовыми зельями, коробочки с дорогими ингредиентами, 'глушилки', поисковые маячки, амулеты с атакующими заклинаниями, несколько шариков с мобильными телепортами, тщательно рассортированные и разложенные по отдельным секциям. Большая часть моих 'игрушек' была запрещена к ввозу в столицу. Но когда у тебя есть друг среди белых магов, некоторые правила можно обойти.
  Достал кожаный продолговатый футляр, покрытый вязью защитных рун. Внутри лежал кинжал с черным, слегка искрящимся изогнутым клинком - Коготь призрачного дракона, привратника Садов Безмолвия. Самая опасная и дорогая 'игрушка' в моей коллекции, которую с трудом удалось стащить из-под носа белых магов. Для меня - жизненно необходимая вещь, без которой я становился беззубым котенок.
  Я взял кинжал в руку, заряжая энергией смерти, и осторожно провел им по деревянной панели. Кинжал вошел в неё легко, словно раскаленный железный прут в тело призрака, и через несколько минут мой тайник был готов - вместительная квадратная ниша с обугленными краями.
  Отложив в сторону снятую панель, я расположил в углах тайника 'глушилки' - небольшие амулеты, похожие на пластины из мрамора и гранита, блокирующие поисковые заклинания белых магов. Следом в нишу отправились артефакты, упакованные каждый в свою коробку. Чуть сбоку разместил и небольшой рюкзак с запасами на черный день - базовым набором амулетов и зелий. Завершающий штрих - наложил на тайник 'штору'-иллюзию, закрывая дыру в стене.
  Встал и критическим взглядом окинул проделанную работу.
  'Штора' висела чуть косо, из-за чего рисунок дерева на иллюзионной панели выделялся на фоне стены, но пара минут корректировки - и даже наметанный глаз Вагорских не заметит разницу.
  Удовлетворенный проделанной работой, принял горячий душ и лег на диван, вытянув ноги впервые за весь день.
  Как мало надо человеку для счастья! Правда, впечатление чуть портил обхватывающий правое запястье браслет, но с ним придется смириться. После регистрации снимать его можно только в присутствии белого мага и при наличии весомой причины. В противном случае в Центр контроля тут же отсылалось сообщение о нарушении, и мага за такой произвол по голове не погладят. А кому хочется платить штраф и год пахать на общественных началах? Вот и мне не хотелось.
  Однако УМУЛ служило не только следящим устройством, но и защитой от агрессивных неадекватов, которые считали магов чем-то вроде уродцев из цирка, которым не место в приличном обществе простых людей. Таких особенных индивидуумов везде хватало, даже в Стрелецке репутация семьи Степновых не всегда защищала от неприятностей, поджидавших в узких переулках.
  Кроме того, браслет отслеживал применение любой активной магии, чтобы те же боевые маги не передрались между собой прямо на улице города, причинив вред и себе, и простым людям.
  Так что я пришел к выводу, что пользы от УМУЛ больше, чем вреда. Пусть меня и не было в столице десять лет, сомневаюсь, что за это время все враги моей семьи перевелись. К тому же, атакующую магию я использовать не собирался, а другие виды магии браслет, к счастью, не отслеживал. В отличие от уличных 'маячков', рядом с которыми стоило вести себя осмотрительно.
  Лежавший на столе телефон завибрировал, и на экране появилась знакомая веселая рожица с клыками.
  Усталость как рукой сняло.
  Похоже, Маша выключила компьютер и отправилась домой, а Ёша, согласно договору, выждал время и теперь готов к работе.
  Достав из сумки ноутбук, я с нетерпением уставился на загрузочный экран.
  Только бы все получилось! Иначе годы ненавистных тренировок, экспериментов с Ёшей и прочих приготовлений пропадут даром.
  Экран ноута несколько раз мигнул, и через пару минут на нем появилась точная копия заставки, которую я видел на компе Маши - черная орхидея в каком-то экзотическом лесу. Рядом с цветок сияла ехидная рожица Ёши, нетерпеливо поддергиваясь в ожидании указаний.
  - Отлично, - я придвинул ноут ближе и внимательно рассмотрел другие иконки рабочего стола. - Не то, не то, не то... Вот! - я аж подпрыгнул, найдя иконку с белой совой, сжимающей в лапах перо. Повинуясь приказу, дух открыл программу, и на экране появился прекрасно знакомый интерфейс Центра информации, связанного со всеми другими центрами белых магов. И красное окно с требованием ввести пароль. - Запусти поиск в папке хранения паролей.
  Сомневаюсь, что Маша настолько глупа, чтобы сохранять пароли на компе, раз выходит из системы перед завершением работы, но попытаться все же стоило. Не хотел использовать ключ, данный единственным другом среди белых магов в первый же день приезда, но, похоже, придется.
  Перед глазами замелькали просматриваемые Ёшей файлы, но вскоре на экране вновь появилась его рожица, в этот раз грустная.
  - Ладно, расстанемся с один козырем, - пробормотал я, возвращая окно с полем для пароля. Ввести пароль, заученный перед отъездом, было делом нехитрым, и через пару минут система загрузилась, высветив на экране стандартное приветствие.
  'Кирилл Сафронов, доступ разрешен'.
  Я в ступоре уставился на экран, наконец-то поняв, где уже слышал фамилию Маши.
  Черт, это ж надо было так тормознуть. Хотя неудивительно, ведь за семь лет я привык называть своего куратора просто Киром. А о сестре друга только слышал, лично мы так и не пересеклись.
  - Запускай поиск по ключевым словам, - устало попросил нетерпеливо замигавшего Ёшу. - И подключись к охранной системе. Малейшее движение - стирай историю поиска и выходи из системы. Но не позже четырех утра.
  А Кир тоже хорош! Не мог предупредить, что его младшая сестра работает наблюдателем в 'Аид и Ко'? Нет, белые маги так не поступают, они многозначительно усмехаются, туманно советуют максимально осторожничать и держать ухо в остро, но лишний раз не паниковать.
  Я откинулся на спинку дивана, вспоминая, что слышал о сестре друга. Да ничего, по сути. Лишь лет в семнадцать подслушал разговор белых магов, кураторов папы и мамы, о позоре на голову семьи Сафроновых. Говорили, что во время ритуала пробуждения силы у Марии проявился дар некромантов. Привет от кого-то из дальних родственников, когда-то спутавшегося с магами Смерти. Причем дар был каким-то редким. Вспомнить бы ещё, каким.
  Впрочем, неважно. Как обычно, во сне вспомню, или во время общения с Машей осенит. Моя неразумная голова почти никогда не расставалась с информацией, один раз попавшей в неё. Похоже, во втором ухе у меня стояла заглушка, не выпускавшая ни крупицы полученных сведений. Пусть даже абсолютно бесполезных.
  Я посмотрел на поисковую строку, где Ёша вывел ключевые слова.
  'Кристина Степнова', 'Заповедный лес', 'Мирославль', 'чернокнижники' и '12 сентября 2007 года' - дата, когда моя старшая сестра, которую всегда ставили мне в пример, бесследно исчезла в Заповедном лесу после завершения Серой войны. По крайней мере, так сказали белые маги, занимавшиеся её поисками, и у нас с родителями не было причин им не верить. Крис объявили погибшей, а наша семья покинула столицу, пытаясь начать все сначала. Но три год спустя Кирилл показал мне отчет, в которым черным по белому было написано: след Кристины Степновой потерян в тридцати километрах от столицы.
  Белые маги нам соврали. Не факт, что они вообще тщательно искали пропавшую некромантку, ведь в то время мастеров Смерти считали предателями. И тогда я решил, что сам найду сестру. Родители помочь не могли, белые пристально следили за каждым их шагом. А какой вред от мальчишки, который в подметки не годится никому из рода Степновых? Без специальных артефактов я - посмешище с тягой к алхимии и мелким духам.
  На губах появилась кривая усмешка.
  Если бы не Кирилл, это утверждение было бы правдой. Но белый маг, чья сестра стала некромантом, и который сполна хлебнул прелестей 'общепринятого' мнения о слугах Костлявой, так не считал.
  'Твоя сила в том, что тебя недооценивают. Пусть считают слабым, бракованным и безвредным. Тем легче будет защищать себя и свою семью', - так говорил белый маг, неожиданно ставший лучшим другом и наставником..., с удовольствием закоренелого садиста валяя меня по полу тренировочного зала.
  Годы тренировок и подготовки - и вот я в столице, в месте, где исчез след моей сестры. И я найду её. Любой ценой. И ответы на то, что же произошло десять лет назад.
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  Собрание чернокнижников, в простонародье - черных магов, сегодня проходило на удивление спокойно. Ничего не взрывалось, с потолка не капало, люди в жаб не превращались... Маги в длинных черных накидках тихо сидели на своих местах и слушали предводителя. Последний, высокий мужчина лет тридцати пяти с длинными черными волосами, насторожено наблюдал за подчиненными, в любой момент ожидая какой-нибудь пакости.
  - Господин!
  В зал совещаний вбежал худой парень с бледным лицом, на котором сильно выделялся крючковатый нос, и бегающими по залу непонятного цвета глазами.
  Подбежав к главному чернокнижнику, вошедший протараторил:
  - Объект прибыл в Столицу.
  Предводитель довольно улыбнулся.
  - Отлично. Передай всем, что пора начинать операцию, Крыс.
  Доносчик кивнул и телепортировался из зала.
  'Ворон будет доволен, - глава чернокнижников мысленно потирал руки. - Некромант из рода Степновых наконец-то объявился в столице. Если мальчишка пройдет проверку..., если окажется, что слухи о нем - вранье, и он идеально подходит для нашего плана... О, тогда белые маги ответят за наше поражение в Серой войне, а некроманты заплатят за предательство и трусость!'
  Обернувшись к подчиненным, чернокнижник обвел всех внимательным взглядом:
  - Надеюсь, все помнят, что должны делать?
  Черные маги усердно закивали и стали по-очереди исчезать в телепортах.
  Когда зал опустел, верховный чернокнижник вытащил из внутреннего кармана дорого пиджака серого цвета странную деревянную пластинку и задумчиво повертел её в руках. На пластинке было большими буквами написано 'Многоразовый амулет от сглаза'.
  - Надо же, работает, - довольно кивнул мужчина, вставая с кресла. Искренне не понимая, зачем использовать энергоемкие заклятия телепортации, чернокнижник обошел стол и споткнулся. С трудом удержав равновесие, он недоуменно посмотрел вниз. За кожаный ботинок зацепилась тонкая леска.
  В следующее мгновение на голову чернокнижника обрушился снежный сугроб. Кое-как выкарабкавшись из снега, он со злостью посмотрел на оборотную сторону амулета.
  Маленькая, неприметная надпись в углу выбила беднягу из колеи. Надпись гласила 'Made in China'.
  'И сюда добрались! - бросив 'амулет' на пол, подумал черный маг. - Что б я ещё раз купил какой-либо амулет!'
  
   Николай Степнов
  
  Я проспал.
  Солнце уже как минимум час встало из-за горизонта, а я всё ещё лежал на диване. И дальше бы лежал, если бы меня не разбудил телефон, радостно оповестивший о новом сообщении.
  Замерев на мгновение, я вскочил на ноги и бросился в ванную. Наскоро умывшись и почистив зубы, я, порывшись в холодильнике, нашел два куриных яйца, засохший сыр и кусок копченой колбасы, и наскоро приготовил бюджетный вариант 'завтрака студента'. Жаль, что сметаны нет.
  Дальше процесс экстренных сборов застопорился. Я не мог найти свою рубашку. Как и где я её снял, вспомнить не представлялось возможным. И есть в мире справедливость? Не пил же ничего, крепче минералки, а всё равно провалы в памяти. Вот тебе и голова, ничего не выпускающая!
  Рубашка нашлась под диваном. Естественно, вся в пыли. Как она туда попала - ни мне, ни науке неизвестно.
  Пришлось искать новую в тумбочке. Задача усложнялась тем, что за очень небольшой срок моего пребывания здесь, я уже успел навести тут полный бардак. В итоге, рубашка была мятая до такой степени, что мне было даже стыдно её одевать. Такое впечатление, будто её кто-то долго жевал, а потом выплюнул.
  Пришлось надеть черную футболку и джинсы.
  Дальше возникла проблема с кроссовками. Не знаю почему, но найти удалось только один. Второй исчез в неизвестном направлении. Пришлось обуться в университетские кеды. Вид у них, конечно, тот ещё, но не выгонят меня с работы за отсутствие дресс-кода, в самом деле.
  А одежду в следующий раз буду готовить с вечера. Скромно умолчу о том, сколько раз я давал себе такое обещание.
  На бегу прочитал, что же за сообщение пришло на телефон и спасло от опоздания. И почти не удивился, когда на экране появилось карикатурное изображение белой совы, снимающей с головы цилиндр.
  'С прибытием, студент. Удачной охоты'.
  М-да, Кирилл себе не изменяет.
  Чуть не споткнувшись через шнур от зарядки, подключенный к ноутбуку, я невольно замер, но в итоге одернул себя.
  Нет времени проверять, что нашел Ёша. Раз меня не разбудила толпа белый магов, потрясая оружием и наручниками, значит, ни Маша, ни Центр контроля активность моего поискового духа не засекли. А дело подождет до вечера, иначе из дома я точно не выйду.
  
  
****
  
  На автобусную остановку я прибежал почти вовремя. Почти - потому что именно в этот момент нужная маршрутка помахала мне желтым задним бампером, скрываясь за поворотом. Впрочем, не в первый раз в моей жизни, так что я философски вдохнул и вместе с другими невезучими, мерзнущими на прохладном утреннем воздухе, принялся ждать следующую попутку. Рядом что-то недовольно бубнила немолодая женщина, зябко кутаясь в длинный плащ.
  Похоже, только мне нравилась такая погода - солнечное, но прохладное утро ранней осени, когда из-за сырости в воздухе почти не ощущаются выхлопы от машин, а промозглая свежесть помогает быстрее проснуться и взбодриться. В этом году бабье лето существенно затянулось, и октябрь продолжал радовать ясной погодой.
  - Новости из Заповедного леса, - донесся монотонный голос диктора из радио, стоявшего в ларьке рядом с остановкой. - Согласно нашей информации, на границе с Заповедным лесом вновь зафиксированны всплески магии чернокнижников. Основной источник эманаций пока не установлен, но белые маги предполагают, что черные маги пытаются открыть Врата, построенные во время Серой войны. Евгений Завзятой, верховный белый маг, утверждает, что ситуация под контролем и причин для беспокойства у граждан нет. А теперь светские новости. Через неделю Аглая Вагорская...
  Я хмыкнул, услышав имя 'дражайшей' тетушки, но узнать, что такого эпатажного она собиралась устроить на этот раз, не получилось. На горизонте замаячила ещё одна маршрутка, и я вступил в ожесточенную борьбу за право первым залезть в вожделенный транспорт.
  Все утренние старания обернулись в прах, стоило мне залезть в переполненную маршрутку. Попутчики оттоптали мне ноги, обчихали от и до, а заодно пополнили запас ненормативной лексики.
  Из маршрутки я вылез ещё более помятый и всклокоченный, чем когда проснулся. Хоть что-то в нашей стране везде одинаково.
  С Виком столкнулся у входа в агентство. Он как раз куда-то уходил, сжимая в руке несколько тетрадных листов, исписанных мелким почерком. Увидев мою помятую особу, он удивленно вскинул брови.
  - Ты где был? - спросил Вик, когда к нему вернулся дар речи. Смотрел он на меня с таким сочувствием, будто забыл о своей неприязни, настолько жалкий у меня был вид.
  - В маршрутке, - мрачно произнес я, заходя в дружелюбно распахнутые двери похоронного агентства.
  Со вчерашнего дня в помещении ничего не изменилось. Все тот же аквариум, все тот же стол в конце коридора, все та же бронированная дверь... Хм, интересно, как они за одну ночь успели навести тут порядок? Василий у них не просто психолог-завхоз, а ещё и волшебник-ремонтник?
  - О, студентам физкульт привет! - поприветствовал меня Александр, оторвавшись от каких-то бумаг, которые изучал до моего прихода. Он сидел на столе, подвинув в сторону стопку глянцевых журналов Маши.
  - Привет, - поздоровался я, подходя ближе. - А где все?
  - Не пришли ещё, - спокойно ответил Саша, кладя бумаги обратно на стол. - Это только Вик у нас ни свет ни зоря встаёт, а остальные ближе к десяти подтягиваются.
  Я сел на один из кожаных кресел.
  - А мне он сказал, что рабочий день в девять начинается.
  - Но ты ж не уточнил, у кого именно, - усмехнулся некромант.
  - Логично, - тяжело вздохнул я.
  Ходящий сквозь тени хотел ещё что-то сказать, но случайно задел журналы Маши. Из них выпал черный конверт из дорогой бумаги и с печатью в виде змеи, свившейся в клубок. На конверт Александр посмотрел, будто печать сейчас откроет зубастую пасть и зальет пол смертоносным ядом.
  - Им ещё не надоело? - пробурчал он себе под нос, брезгливо поднимая с пола конверт и выбрасывая его в мусорное ведро. - Шлют и шлют эту гадость!
  Все чудесатей и чудесатей.
  Бронированная дверь приоткрылась, и в щель просунулась голова Михаила:
  - Сань, кто-нибудь из 'полевых' уже пришел? - встревожено спросил он.
  - Вик, но он убежал за покупками из списка Васи, - пожал плечами Александр, после чего ткнул в меня пальцем: - И студент ещё есть.
  Шеф окинул меня оценивающим взглядом, что-то прикинул в уме и сказал:
  - Зайдите ко мне, Степнов, - и закрыл дверь.
  - А кто такие 'полевые'? - осторожно спросил я, не торопясь выполнять приказ начальства.
  - Те, кто работают в полевых условиях, - пожал плечами Александр. - Практики, то есть.
  Я-то тут причем? Вроде ж вчера решили, что на задания меня брать не будут?
  Ничего не понимая, я встал с кресла и зашел в кабинет. И убедился, что Василий точно творит чудеса.
  В комнате стоял знакомый стол, но без единого намека на царапины от когтей, с новым компьютером и многочисленными папками. Перед столом - неудобный стул, на котором сидел странный лысый парень с крючковатым носом и нервно бегающими глазами.
  - О! - обрадовался шеф моему появлению. - Знакомьтесь, это наш лучший сотрудник с многолетним стажем работы - Николай Степнов!
  В воздухе отчетливо запахло крупной подставы. Клиент, тоже почуявший это характерный паленый запах, окинул мою вытянувшуюся физиономию скептическим взглядом и робко спросил:
  - А больше никого нет?
  На моем лбу был написан тот же вопрос.
  - Нет, - отрезал Михаил, решительно выталкивая клиента из кабинета. Тот отчаянно сопротивлялся. - Больше никого нет. Но вы не волнуйтесь, он прекрасно справится со своими обязанностями.
  - Да? - недоверчиво одновременно спросили мы с клиентом.
  - Да! - кивнул шеф и вытолкнул клиента и меня в коридор.
  Мы настороженно переглянулись. Вот я попал.
  
  
****
  
  Через пять часов, проведенных в столичных пробках, я внимательно осматривал место первого боевого задания. Как ни банально это звучит, но этим местом оказалось кладбище. Старое и не ухоженное, находившееся почти на самом выезде из города. За спиной, где-то в километре от нас, маячили обшарпанные многоэтажки, построенные ещё в прошлом веке.
  Клиент, смирившись с нелегкой долей, уныло брел по кладбищу, иногда нервно косясь на мою помятую персону.
  М-да, чувствую, что в коллектив страшных и ужасных сотрудников похоронного агентства 'Аид и Ко' я вписываюсь идеально. Не могу только понять, это хорошо или плохо?
  - Пришли, - буркнул клиент, останавливаясь около одной из могил.
  Я растерянно осмотрелся по сторонам, но ничего необычного не увидел.
  - И что вы от меня хотите? - поинтересовался я, закончив сканировать местность на предмет опасности.
  - Что б вы упокоили зомби, - пожал плечами клиент, присаживаясь на надгробную плиту и выжидающе уставившись на меня.
  Не понял. Он что, искренне считает, что я сейчас взмахну рукой и ко мне явиться зомби, на ходу пытающийся покончить жизнь, - или как это у поднятых мертвецов называется, - самоубийством?
  - И где ваш зомби? -поинтересовался я, поворачиваясь к парню.
  Тот скромно промолчал, задумчивым взглядом изучая что-то за моей спиной. Хм... Меня терзают смутные сомнения.
  - Он... там? - нервно махнул я рукой себе за спину.
  Клиент широко улыбнулся, довольно кивая. Я медленно обернулся.
  За моей спиной стоял мертвяк не первой свежести и терпеливо ждал, пока я его замечу. Дождавшись, он широко улыбнулся, продемонстрировав мне полусгнившие зубы.
  - Вот к чему приводит кариес, - назидательно сказал я трупу, пытаясь нащупать нить, связывающую зомби и его хозяина.
  Мертвец замер, ошарашено уставившись на меня. А я не менее ошарашенным взглядом уставился на него.
  Нити не было.
  Меня начала охватывать паника.
  Э, нам про такое в университете не рассказывали! Если мертвец встал, то кто-то должен был его поднять. Не могло же оно само полежать в земле, потом из-за скуки встать и пойти гулять!
  - Вы не говорили, что ваше зомби - бесконтрольное, - нервно сказал я клиенту.
  - А я не знал, - ответил клиент, пятясь мне за спину.
  Зомби, издав боевой клич, бросился на меня. Оставив в когтистой руке зомби рукав футболки, я резво припустил в сторону выхода с кладбища. Клиент, поняв, что остался один на один с нежитью, бросился меня догонять, сопровождая тактическое отступление нецензурными воплями.
  Какого демона я не взял с собой Коготь?!
  Зомби быстро смекнул, - хоть и не знаю чем, мозгов у него, в принципе, быть не должно, - что завтрак-обед-ужин убегает, издал возмущенный клич и поспешил за нами.
  Вид мчащейся за нами нежити ни меня, ни клиента не обрадовал, зато придал максимальное ускорение. В итоге нам удалось развить поистине спринтерскую скорость и немного оторваться от голодного зомби.
  По пути я судорожно пытался вспомнить способ, который подойдет для упокоения бесконтрольной нежити. На ум, как назло, ничего путного не приходило. Только какая-то расплывчатая пентаграмма вертелась в голове, но поймать её и рассмотреть внимательней у меня не получалось.
  Мы забежали за какой-то довольно старый склеп и остановились, тяжело дыша и тщательно выглядывая зомби. Ходячего трупа пока видно не было.
  - Как думаете, - прохрипел я, озираясь по сторонам. - Отстал?
  - Вряд ли, - с уверенностью покачал головой мужичок. - Затаился.
  - Да? - протянул я, с подозрением посмотрев на собрата по несчастью. - С чего такая уверенность?
  Ответить он не успел. Из-за второго угла склепа выпрыгнул зомби и радостно нам улыбнулся. Мы неуверенно улыбнулись в ответ, с тихим ужасом разглядывая полный гнилых зубных пеньков рот поднятого трупа. Он воспринял наши натянутые улыбочки, как приглашения к действию, и с азартными криками вновь кинулся к нам. Убедить его в неверности сделанных выводов мы не успели. Поэтому решили воспользоваться уже проверенной тактикой и задали стрекача.
  К сожалению, мы немного заблудились, и никак не могли найти ворота. Поминая злым, громким матом начальство, я судорожно пытался сообразить, как выбраться из щекотливой ситуации. Несколько простейших боевых заклинаний, с трудом выученных во время какой-то сессии Виталика, не причиняли зомби ни малейшего вреда. А должны были, как минимум, руку оторвать! Или поджечь, на худой конец! Но заклинания отскакивали от восставшего трупа, разнося ближайшие надгробия и кресты, но самому зомби не причиняли ни малейшего вреда.
  А зомби неуклонно догонял. И тут меня осенило. Я смог 'поймать' вертящееся в голове заклинание!
  - Отвлеки его! - крикнул я клиенту. Свернув за угол, прыгнул за ближайшее надгробье и затаился.
  Клиент попробовал возмутиться, но, услышав сзади подбадривающее рычание голодного монстра, быстро прибавил скорости.
  Как только они пробежали мимо меня и скрылись за чередой могил и памятников, я облегченно перевел дух.
  Так, теперь будем осуществлять свою мысль!
  Быстро расчистив тропинку, по которой мы бежали, от мусора, я принялся в темпе вальса чертить пентаграмму. Вышла она у меня, конечно, 'идеально' ровная, но будем надеяться, что зомби и такой хватит.
  Недалеко послышались испуганное повизгивание клиента.
  - Гони его сюда! - крикнул я, очень надеясь, что смог перекричать ор бедняги.
  Получилось - я услышал бодрый топот зомби, который уже весело улюлюкал, гонясь за своей добычей. 'Добыча' выпрыгнула из-за ближайшего надгробья и, выпучив от страха глаза, понеслась на меня.
  Понимая, что клиент уже не может затормозить, я в последний момент ушел с его дороги и поставил подножку.
  'Радостно' взвизгнув, мужик покатился по земле прямо в сторону пентаграммы. Перелетев её, он ошарашено тряхнул головой, пытаясь прийти в себя. А я встал перед клиентом, лелея надежду, что зомби пробежит именно по тропинке.
  К счастью для меня, труп решил не сокращать дорогу и послушно понесся на меня, брызгая в разные стороны зеленной слюной. Как только он добежал до ловушки, я крикнул последние слова заклинания, и зомби, издав полный боли вопль, вспыхнул белым огнем. Магия смерти в считанные мгновения пожрала мертвую плоть, и вскоре от него осталась только кучка пепла.
  - Заказ выполнен! - широко улыбнулся я, оборачиваясь к клиенту.
  Бедолага громко икал, смотря на меня дикими глазами.
  М-да, похоже, я уже начал вливаться в коллектив. Меня теперь тоже боятся.
  
  В общем, в агентство я вернулся ближе к вечеру. Грязный, голодный, в порванной одежде, но с деньгами. Вик был в шоке. Второй раз за день. Ещё пару раз - и о своей неприязни он точно забудет.
  Гордо вполз в кабинет шефа и вручил начальству честно заработанный гонорар.
  - Сань, ты проиграл, - рассеяно сказал шеф, считая деньги. - Жив, здоров и даже не чихает.
  Ходящий сквозь тени расстроено вздохнул, вытягивая из кармана сто рублей:
  - Вот так всегда! С тобой, сколько не спорь, все равно проиграешь.
  - А то! - гордо сказал Михаил и посмотрел на часы. - Так, рабочий день уже закончен. Предлагаю отметить боевое крещение нашего коллеги!
  Никто не возражал. Точнее, я попытался, но сил на это не хватило.
  
   На другом конце города
  
  Главного чернокнижника разбудил вопль мобильного телефона. С трудом нашарив чертов аппарат, он со злостью посмотрел на экран. И мысленно возблагодарил Костлявую, что не сразу ответил на вызов, послав звонившего куда подальше.
  Маг бросил взгляд в сторону спящей под боком жены и впервые порадовался, что у неё такой крепкий сон, что до утра даже воплем банши не разбудишь. Чернокнижник осторожно встал с кровати, вышел из спальни, плотно закрыл за собой дверь и только после этого нажал на зеленную кнопку:
  - Слушаю.
  - Слухи подтвердились, способностей рода Степновых в мальчишке Костлявая наплакала. Для ритуала он не подходит, - раздался низкий голос Ворона.
  Настоящего имени покровителя-некроманта главный чернокнижник не знал, лишь нелепое прозвище, никак не подходившее мужчине, вечно носившему серую куртку и потертые джинсы.
  - В его сестре силы ещё меньше. Вся в мать пошла, от отца только запас энергии перепал, - черный маг сделал несколько нервных шагов по коридору, но замер, поморщившись от протяжного скрипа половиц. Надежды, возложенные на мальчишку, не оправдались. - И как нам достать силу львов? Владислава калачом в Мирославль не заманишь.
  Ворон многообещающе хмыкнул:
  - Тогда заманим кнутом.
  - Позвоним и скажем: 'Приезжай или мальчишка умрет?', - скептически осведомился черный маг.
  В конце коридора мелькнула чья-то смазанная тень, и чернокнижник на всякий случай вывел в воздухе руну молчания, чтобы никто не смог подслушать разговор.
  Дернула же Костлявая кого-то из домочадцев! И чего им по ночам не спится?
  - Зачем так грубо, - черный маг вздрогнул, настолько колючим показался смешок Ворона. - Завзятов сам позвонит некромантам. Белые догадываются, что чернокнижники заинтересовались Степновыми. Покажем, насколько сильно.
  На первом этаже скрипнула половица, и чернокнижник обреченно закатил глаза.
  Снова дочь на кухню крадется. Нельзя до утра потерпеть и не заставлять отца нервничать?
  - Нас могут засечь.
  - Не засекут. Белые маги давно растеряли зубы и сточили когти. Сейчас они не так опасны, как десять лет назад. Слишком долго почивают на лаврах.
  Выслушав новые указания Ворона, черный маг стоял, смотря на потухший экран телефона.
  План Ворона казался безумным. Но пока чернокнижник не знал, кто из некромантов скрывается за этим прозвищем, ссориться с ним слишком опасно. А когда узнает... когда узнает, можно будет использовать силу семьи и надавить, заставить гаденыша молчать и подчиняться приказам.
  А черный маг найдет. Слишком долго сам прячется среди некромантов, знает, как вычислить таких же невидимок.
  На кухне зазвенела посуда. А черный маг в очередной раз тяжело вздохнул.
  Да знают все о твоих ночных прогулках, чего свет-то не включаешь?
  Чернокнижник потянулся к двери спальни, намериваясь вернуться в объятия Морфея, но телефон вновь завибрировал. В этот раз пришло сообщение.
  От Крыса, бившегося в тихой истерике.
  Похоже, сегодня черному магу поспать не суждено.
  
  
  
Глава 3,
  в которой летают гробы, венки и белые тапки, а выпускник понимает, что не со всеми духами легко найти общий язык
  
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  Экстренное заседание проходило в угрюмом молчании. Ещё бы! Поднятые посреди ночи диким ором своего главы, черные маги были в, мягко говоря, плохом настроении и задумчивыми взглядами изучали 'будильник'.
  Сам же 'будильник', он же знакомый нам главный черный маг, тоже был отнюдь не счастлив и ожидал любой пакости со стороны мстительных коллег. Чего уж там, сам такой же. Только в одном бедняге не повезло: он всем этим террариумов руководил, а значит должен подавать пример. Тьфу.
  В этот момент двери зала открылась, и внутрь вполз приснопамятный Крыс. Перепачканный грязью с головы до ног, он, безумно вращая глазами, подполз к обалдевшему главному черному магу.
  - Хо...хо...хозяин, - с трудом прохрипел Крыс. В глазах - почти животный ужас и страх. - Он...он... та... такой же, ка...ка...как они!
  - Кто? Мальчишка? - уточнил глава заседания, пытаясь переварить полученную информацию. М-да, неожиданный поворот событий.
  Доносчик быстро закивал головой.
  Выслушав доклад Крыса, черный маг удрученно покачал головой. Он и подумать не мог, что младший Степнов сможет так просто влиться в коллектив. Нужно было самому разузнать о мальчишке, а не полагаться на Ворона.
  Но, что сделано - то сделано, а вышвырнуть мальчишку из агентства - жизненно необходимо. 'Аид и Ко' для чернокнижников, как кость в горле! Как подобраться к Степнову, если за ним следят эти камикадзе? Если ещё один выпускник далеко не последнего университета оттуда сбежит, это очень негативно отразится на репутации этого чертового убежища некромантов. Может, их наконец-то закроют.
  А если мальчишка не захочет добровольно покинуть стены агентства, то его можно оттуда вынести... главное, не вперед ногами.
  - Итак, господа, - мрачно обратился он к притихшим коллегам. - У кого ещё есть гениальные идеи?
  Маги молчали, не понимая, как такое могло случиться. На задание с малолетним некромантом отправляли если не самого умелого из них, так далеко не пугливого чернокнижника. Вид дрожащего коллеги поверг не ожидавших такой подлости магов в глубокий шок.
  - Так есть идеи? - чернокнижник ещё раз оглядел своих подчиненных. Те упорно молчали.
  Что ж, значит, придется воспользоваться планом, который предложил Ворон. Опасная затея, но будем надеяться, что сработает проклятие, подавляющее волю некромантов и заставляющее их подчиняться простым приказам. Только б у мальчишки не было иммунитета к таким зельям.
  - Эх, - вздохнул маг. - Снова все приходится делать самому. У кого есть зелье забвения?
  Поднялось несколько рук.
  - Отлично, - в предвкушении потер руки чернокнижник. - Ты, - он за шиворот поднял с пола испуганного Крыса, - Возьмешь зелье и подкинешь его в их лабораторию, ясно?
  Парень икнул, отрицательно замотав головой.
  - А так? - в руках мага появилась черная змея, с чисто гастрономическим интересом изучавшая висящего на руке черного мага бедолагу.
  Окинув змеюку задумчивым взглядом, 'жертва' быстро закивала, подобострастно улыбаясь.
  - Вот и хорошо, - оскалился разозленный черный маг.- И только попробуй завалить задание!
  Улыбка на лице доносчика увяла.
  
   Николай Степнов
  
  Новое утро началось не менее радостно, чем предыдущее. Вот только, если вчера я проспал, то сегодня проснулся под оптимистический звонок будильника, который играл... похоронный марш.
  Похоже, во время празднования боевого крещения я кому-то пожаловался, что вечно забываю поставить будильник. Мой собеседник от доброты душевной решил помочь ближнему своему. В итоге утро я встретил похоронным маршем.
  Дав себе слово больше никогда не жаловаться коллегам, ибо страшно представить, что было бы, если б я пожаловался на головную боль, я отправился приводить себя в порядок.
  Первым делом нашел флакон с опохмеляющим зельем, которое изобрел в суровые студенческие будни, и осушил одним глотком. В голове немного прояснилось, и я нетвердой походкой отправился в ванную. Сунув голову под струю ледяной воды, напряженно пытался вспомнить, что вчера было.
  Память радостно вышла из тумана, подгоняемая сзади пинками недремлющей совести.
  Как оказалось, в десять вечера мои коллеги решили устроить продолжение банкета у меня дома. Где был в это время я и почему не успел возмутиться, ни науке, ни моей памяти неизвестно. Зато об этом оказалась прекрасно осведомлена моя совесть. В этот момент я валялся под столом в обнимку с Александром, и мы задавали друг другу вечный вопрос: 'А ты меня уважаешь?'. Я Сашу уважал, он меня - нет. На вопрос 'почему?', ответил кратко: 'Я из-за тебя сто рублей проиграл'.
  Не знаю, чем бы закончилась наша содержательная беседа, но именно в этот момент ребята решили отправиться ко мне домой. Нас с Сашей вытащили из-под стола, наскоро приведены в чувство, то бишь в аквариум помакали, для 'освежения головы'. Судя по невозмутимой реакции рыбок, способ проверенный и не раз испытанный на работниках данного агентства. И после водных процедур мы дружной толпой двинули на автобусную остановку.
  Через пятнадцать минут, когда до остановки оставалось всего ничего, шеф вспомнил, что на работу он ездит на машине, в которую поместятся все, и не надо будет толкаться в автобусе. Вовремя вспомнил, ничего не скажешь Не долго думая, мы пошли обратно.
  Когда вернулись, Вик вспомнил, что водить машину в нетрезвом состоянии запрещено законом. Дружно почесав затылки, решили, что мы все-таки добропорядочные граждане-некроманты нашей страны, развернулись и снова поползли в сторону заветной остановки. Во время этой прогулки мы с Александром немного протрезвели, и в мою квартиру вошли уже без посторонней помощи. Точнее, вползли.
  Вик, как самый прямоходящий из нас, побежал в магазин за выпивкой, поскольку оказалось, что и с закуской, и с алкоголем в моем холодильнике напряженка. Вернулся он не скоро, примерно через полчаса. Оказалось, что на выходе из магазина его остановили два человека в форме, - хвала Костлявой, не белые, - и потребовали документы. Один из них уже с блаженной улыбкой подсчитывал, сколько можно стянуть с добычи за нахождение в общественном месте в нетрезвом состоянии, а у второго азартно блестели глаза, когда он смотрел на пакет водки и закуси к ней, которую предстоит изъять у задержанного. Но после того, как они увидели удостоверения работника агентства 'Аид и Ко'... Сколько разочарование было на их лицах. Кто ж в здравом уме и свежей память полезет выяснять отношения с пьяным некромантом? Да ещё из агентства 'Аид и Ко'? Камикадзе нет, все в этом агентстве и работают. Так что Вик в целости и сохранности доставил ценный багаж. Что было потом, не знала даже совесть.
  Зелья начала действовать, и после совести проснулся зверский аппетит - побочный эффект моего чудо-лекарства.
  Готовя завтрак, я пришел к выводу, что вариантов развития дальнейших событий могло быть только два.
  Первый: через пару тостов мы с Александром вернулись к прерванному разговору о вечном и поэтому быстро выбыли из всеобщего веселья. Кулак в челюсть, и спокойной ночи, малыши.
  И второй: как самый неопытный в нелегком деле 'пить и не пьянеть', я выбил из 'игры' ещё до продолжения прерванного разговора. Почему я так решил? Синяк под глазом отсутствует, как и под любой другой частью моего многострадального тела.
  Подхватив тарелку с подгоревшей яичницей, я вернулся в гостиную и наткнулся на заваленный грязными тарелками стол.
  И тут наконец-то проснулся мозг.
  Стол. Ноут. Ёша.
  Файлы!
  Вот так и прокалываются великие и не очень комбинаторы. Потому что ноута на столе не было.
  Бросив тарелку на стол, судорожно заметался по комнате в поисках пропажи, костеря на чем свет стоит шефа, решившего обмыть боевое крещение подчиненного, поившего меня 'теневика' и других нетрезвых коллег, завалившихся на дом к новичку.
  Вот и куда делся этот кусок железа, пластмассы и микросхем?!
  Через пять минут квартира лежала в руинах. Перевернутые вверх ножками кресла печально скрипели, диван был трижды разобран, ящики всех шкафчиков безжалостно выпотрошены на пол, шкаф простукан в поисках тайников. А я на полном серьезе рассматривал паркет, даже не представляя, куда спьяну засунул чертов ноутбук. И гнал от себя мысли, что его прихватили вчерашние налетчики-собутыльники. Иначе здравствуй, одежда в полоску, небо в решетку.
  Возмущенно зазвенел телефон. Похлопав по карманам и не обнаружив источник противного звука, с ужасом посмотрел на возникший в комнате Эверест из всевозможных вещей.
  Раскопки заняли добрых пятнадцать минут, сопровождаемые матом соседа слева, разбуженного воплями телефона и моими шумными поисками. А когда я нашел противно звеневший аппарат, экран телефона несколько раз мигнул и 'умер', явив мне рожицу с рожками и высунутым языком.
  - Мелкий, не доводи до греха, - проникновенно попросил обидевшегося Ёшу. - Покажи, куда я дел ноут, и обижайся, сколько влезет.
  Рожица угрозой не прониклась.
  - Пожалуйста. Торжественно клянусь, что начинаю трезвый образ жизни!
  Экран мигнул, и на нем появилась большая красная стрелка, указывающая куда-то в сторону кухни. Одолеваемый нехорошим предчувствием, я последовал указаниям импровизированного 'навигатора'.
  К счастью для меня, ноутбук никто не украл. Похоже, даже в невменяемом состоянии я помнил, что его посторонним лучше не показывать, и решил его спрятать.
  И в трезвом состоянии я бы в жизни не угадал, куда.
  Обалдело уставился на газовую плиту, на которую недвусмысленно указывал Ёша.. И наконец-то вспомнил, куда я спрятал ноут.
  В духовку.
  Хорошо хоть не в бачок унитаза. И какое счастье, что Василия так и не пустили на кухню, доказать, что его еду есть можно, а магазинную дрянь - нет. Вот бы коллеги удивились, увидев содержимое моей духовки.
  Забрав ноутбук, я вернулся в гостиную и сел на диван, включив неуловимую железку.
  С места не сдвинусь, пока не увижу, что Ёше удалось найти.
  К моему разочарованию, информации было не густо. По крайней мере, сначала мне так показалось. Но стоило внимательнее вчитаться в то, что прятали маги под грифом 'секретно', как вопросы возросли в геометрической прогрессии.
  - Что за ерунда? - пробормотал, не веря своим глазам.
  '16 октября 2012 года.
  Антон Вихрев, обвиняемый в пособничестве чернокнижникам во время Серой войны, проведении запрещенных ритуалов и государственной измене, умер в зале суда. Дежурный целитель подозревает убийство с помощью метки пожирателя. На месте происшествия найдена аура неизвестного некроманта. Личность устанавливается. Слепки аур лиц, которых надлежит исключить из числа подозреваемых, прилагаются'.
  И среди этих слепков была аура Кристины.
  Я дрожащими пальцами вцепился в несчастный ноутбук, с жадностью перечитывая служебные записки кого-то из следователей. Открыл следующий файл, тоже содержавший заметки, но уже другого мага. А потом ещё один, и ещё. В каждом файле - дела чернокнижников, их пособников или подозреваемых, необъяснимые смерти некромантов, метка пожирателя. И слепок ауры, который запрещено проверять. Слепок Кристины.
  2014 год, 2015, 2016...
  2017.
  - Скинь все на мой телефон. Ночью продолжим поиски. И ты молодец, Ёша, - дождавшись улыбающейся рожицы, я выключил ноутбук и несколько минут невидяще таращился в стенку.
  Зацепка. Первая реальная зацепка за десять лет. Раньше, желая найти сестру, я не мог отделаться от мысли, что найду лишь тело. Но теперь появились первые основания считать, что она действительно жива. Не в мечтах, державшихся на слепой вере и упрямстве, а по-настоящему. Ведь зачем исключать из дел ауру мертвеца? Причем только к её слепку не было прикреплено никаких данных. Следователи даже не знали, кого исключают из списка подозреваемых. Разве что белые знают, что Кристина жива. И не просто жива, а была в зале суда, когда убивали Антона Вихрева, и во многих других местах.
  Но где она была все эти годы? Почему не вернулась домой или хотя бы не прислала весточку, что жива? Как она связана с белыми магами и делами чернокнижников?
  Хотелось броситься на поиски, явиться в штаб Завзятова и вытрясти, где Крис и почему её прятали от нас столько лет, но нельзя. Если её действительно прятали белые маги, то они в жизни ничего мне не скажут. Не сказали десять лет назад, не скажут и сейчас. Зато их Центр информации я заставлю рассказать все, до малейших деталей.
  Я несколько раз глубоко вдохнул, взглянул на часы, показывающие девять часов утра, и спрятал ноут обратно в духовку. Вряд ли кому-то придет в голову искать его там, а на поиски другого тайника времени уже не было.
  Так что собираемся и неспешно идем на работу, будто ничего не случилось.
  Я не верил, что белые оставили мой приезд без внимания. Только не меня и не после того позора, что я навлек на Завзятова. 'Нянька' в виде нового куратора может появиться в любой момент. Иногда я начинаю жалеть, что Кирилл уволился и теперь несет доброе и вечное магам Верхней палаты.
  Наскоро доев остывшую яичницу, пошел одеваться. Слава Богу, хоть тут проблем не возникло, во время поисков чистая одежда предусмотрительно сбрасывалась в отдельную кучку.
  Хотя дальнейшие события показали, что я был глубоко не прав, одевая новые джинсы, летнюю рубашку и легкую ветровку. Думал, солнышко на дворе, птички поют, травка зеленеет.
  Вот тебе и солнышко, и птички, и травка. Вот скажите мне, зачем я пошел на работу пешком?! Ну да, переполненный автобус, вещи портить не хочется. Другого автобуса подождать не мог, болван?! Стоило мне отойти от дома на два квартала, как пошел дождь. Хотя улыбчивый ведущий из прогноза погоды уверял, что в Мирославле сегодня будет солнечная, теплая погода, осадков не предвидеться! И ведь знал же, что нельзя доверять прогнозу погоды, нельзя! Ещё с родного Стрелнцка помню: если ведущий сказал, что будет солнечно, значит, будет дождь, если сказал, что будет дождь, будет ливень, с громом, молниями и градом! Это аксиома!
  В итоге на работу я пришел промокший до нитки, в запачканной грязью одежде и очень злой.
  - Степнов, - удивленно посмотрела на меня секретарша-наблюдатель Мария. - Ты где был? Снова на кладбище?
  - Нет, - мрачно ответил я. - Решил пешком пройтись на работу.
  - А-а-а, - понятливо кивнула Маша. - Ясно. А ты не боишься, что из-за несоблюдения дресс-кода выгонят с работы?
  - А выгонят? - с надеждой спросил я.
  - Нет, - натянуто улыбнулась секретарша. В глазах наблюдателя отчетливо виднелось сожаление и досада. - Не дождешься.
  Похоже, Машу изрядно нервировал новый сотрудник с засекреченным личным делом. И она была бы совсем не против, если бы меня выставили из агентства.
  Я тяжело вздохнул:
  - Нет в мире счастья.
  На втором этаже что-то грохнуло, бахнуло, и с лестницы свалился немного дымящийся Кравцев. Сверху на него спланировал взлохмаченный Александр, держащий в руках две клетки с визжащими разноцветными клубками. Один клубок был зелёный, другой - полосатый.
  - О, - воскликнула Маша, - поймали-таки?
  - Ага, - довольно кивнул Василий, сталкивая с себя коллегу и поправляя рыжие волосы. - Всего полчаса пробегали.
  - Все лишние килограммы сбросили, - вставил свои пять копеек Руденко, с трудом поднимаясь на ноги.
  - А это что? - полюбопытствовал я, невежливо тыкая пальцем в 'клубочки'.
  - Чудики, - с готовностью ответил Александр, передавая Василию клетку с полосатым клубком. - Мы им даже названия и клички для вожаков придумали.
  - Какие? - спросила Мария, с любопытством рассматривая 'чудиков'.
  - Это, - он гордо показал на свою клетку, - клан зеленых, возглавляемый грозным Ыхом. А это, - он ткнул пальцем в клетку Васи, - клан полосатых, под предводительством воинственного Уха.
  Только тут я понял, что клубков в клетке не один, а как минимум по пять в каждой.
  - Что-то не помню, чтоб нам про таких существ в университете рассказывали, - озадачено нахмурился я, стараясь не замечать, что из-за мокрой одежды на полу образовалась аккуратная лужица. Саша, понаблюдав за моими терзаниями, взмахнул рукой и, пробормотав какое-то бытовое заклинание, высушил одежду.
  - Спасибо, - поблагодарил я, садясь в одной из кресел около стены.
  - Да не за что, - кивнул Александр. - А про чудиков вам и не должны были рассказывать. Они только недавно появились.
  Тут в офис ворвался мокрый Виктор, поскользнулся на оставленной мной луже, случайно сбив с ног Василия, и покатился вместе с ним по полу. Клетка с 'полосатыми' упала на пол, раскрылась, и чудики, радостно вереща, рванули на свободу. Александр бросился их ловить, но споткнулся о клубок 'Вася-Вик, кто где, пойди, разберись', выронил клетку с 'зелененькими', и теперь по комнате носились две визжащие тучки. В центре - грозный Ых и воинственный Ух, которые активно мутузили друг друга. А пока предводители выясняли отношения, их поданные разделились на 'группы по интересам' и полетели на второй этаж.
  - Наша песня хороша, начинай с начала, - в сердцах сплюнул Александр прямо на лежащего под ним Вика. - Ой, прости друг.
  - Полчаса ловили! - возмутился Василий, вскакивая на ноги.
  - Извините, я случайно, - попробовал отползти от жаждущих мщения друзей Виктор.
  - За случайно - бьют отчаянно, - засучил рукава теневик. Зверское выражение лица рыжего великана выражало полную солидарность со словами коллеги.
  Но тут со второго этажа полетели венки, гробы, белые тапки. На секунду замерев посреди первого этажа, они ринулись к моим коллегам. Те дружно упали на пол. Гробы пролетели над головами горе ловцов и со всей дури врезались в стену за их спиной. В разные стороны полетели щепки. На их месте появилось маленькое облачко, которое почти сразу воплотилось в разочарованно пищащих чудиков из 'клана зеленых'. А тапочки, про которые ошарашенные внезапным нападением некроманты уже успели забыть, начали азартно бить последних по... хм... филейной части тела. Даже Ых с Ухом прекратили бороться за главенство среди чудиков и с мерзким смехом присоединились к потехе подданных.
  На удивленные крики подчиненных прибежал шеф. Честно говоря, когда я увидел посиневшее лицо Золотоха, подумал, что его удар хватит. Ещё бы. Коллеги бегают по первому этажу, за ними с азартом охотников за скальпами носятся венки, гробы и белые тапки. Такая картина любого выбьет из колеи, даже некроманта.
  Я же, немного понаблюдав за этим спектаклем, увернулся от очередного тапка и, схватив пробегающего мимо Вика в охапку, рыбкой нырнул под стол Маши. Та нашему появлению не обрадовалась и попыталась вытолкнуть из своего убежища. Куда там. Хотя со стороны, наверное, смотрелось комично. Одна хрупкая, стройная женщина пытается выпихнуть из-под стола двух здоровых мужиков. Ладно-ладно, одного здорового, и одного стройного и изящного.
  - Ты чего сюда прибежал, как бешенным зомби покусанный? - устроил я Виктору допрос с пристрастием.
  - У постоянного клиента снова фантом разбушевался, - вздохнул некромант. - А он из тех, кто ждать не любит. Ещё пришлет сюда этого фантома, хлопот потом не оберешься, - объяснил Вик, увидев мой удивленный взгляд. Получив от Маши каблуком в печень, сдавленно охнул и просипел: - Маш, ну что ты лягаешься? Лучше помоги коллегам. Тебе этих чудиков разогнать - на один взмах когтистой ручки!
  - Поговори, пока в сознании, - прошипела Мария. - А отчет моему начальству ты писать будешь?! Сами с этой мелочью разбирайтесь! Ишь, удумал, комара кувалдой бить!
  Я в очередной раз понял, что вообще не шарю, о чем речь, и решил, что пришло время для тактического отступления. Призрак разбушевался, значит? Это как раз по моей части.
  - Давай я, пока вы с чудиками разбираетесь, пойду этого фантома укрощать, - предложил я, наблюдая, как 'полосатые' загоняют шефа на стол, который под его весом угрожающе прогнулся и заскрипел. Михаил же активно отстреливался молниями, вследствие чего три пары белых тапок были окончательно и бесповоротно уничтожены.
  - У, изверги! - причитал Золотох, танцуя на столе нечто среднее между румбой и 'канканом'. - Нет от вас никаких доходов, расходы одни! Узнаю, из-за кого мы сейчас убытки терпим, на клочки порву... Нет, только не гроб из красного дерева!!!
  Хр-р-р-ряс-с-с-сь...
  Выше упомянутый гроб со всего размаху врезался в стену и раскололся на несколько кусков. Азартно пищащие 'полосатые' выбрались из-под остатков гробика и бросились атаковать негодующего некроманта.
  Вик тоже понял, что шеф 'временно не доступен' и кивнул:
  - Было бы неплохо. Дерзай, - он протянул мне бумажку с записанным на ней адресом.
  Распластавшись по полу, я шустро пополз к выходу.
  Свобода! И дождь.
  
   Тем временем в лаборатории агентства 'Аид и Ко'
  
  - Лена! - в лабораторию влетел запыхавшийся Александр. - Нам нужна помощь. Чудики взбесились!
  Сероглазая молодая некромантка, которая в этот момент колдовала над колбой с янтарной жидкостью, встрепенулась и пулей вылетела из лаборатории, по привычке забыв закрыть дверь.
  Не прошло и минуты, как в комнату осторожно заглянул зеленый чудик, обозванный теневиком Ыхом, с белым пакетиком в когтистых лапках.
  Оглядевшись по сторонам, Ых подлетел к оставленной некроманткой колбе и, надрезав край пакетика, высыпал в посудину зеленый порошок. А потом вытащил из пасти странную печать с дымящимися краями и прикрепил её в краю колбы. И печать в виде странной птицы с шипением растворилась в воздухе, впитавшись в стеклянную поверхность.
  Жидкость забурлила, переливаясь всеми оттенками радуги, и снова окрасилась в янтарный цвет.
  Довольно кивнув, чудик вылетел из лаборатории. В коридоре агентства он остановился, спрятавшись за чудом уцелевший вазон с фиалками, подождал, пока его собратья отвлекут некромантов от ненадежного укрытия, и вылетел в открытую форточку.
  
   Пять минут спустя
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  Крыс встревожено разгуливал перед входом в зал завещаний. В очередной раз посмотрев на часы, висящие над дверью, он тяжело вздохнул.
  В этот момент в коридоре раздался радостный писк. Подняв голову, доносчик увидел летящего к нему зеленого чудика. Как только Ых сел к нему на руку, мужчина осмотрел принесенный нечистью пустой пакетик и отправился докладывать начальству, что задание успешно выполнено.
  
   В это время где-то в элитном районе столицы
  
  Я стоял перед шикарным четырёхэтажным особняком. От дверей дома ко мне спешил полный мужчина лет тридцати пяти в черном деловом костюме, стоимостью в мою повышенную стипендию за все пять курсов обучения. И то, наверное, не хватило бы.
  - Наконец-то вы пришли! - радостно улыбнулся он, открывая ворота. - Она мне уже все нервы истрепала!
  - Где фантом? - деловито спросил я, заходя в холл дома.
  - Там, - мужчина ткнул пальцем в потолок. - Второй этаж, первая дверь налево.
  Собравшись с силами, я стал быстро подниматься на второй этаж по лестнице с узорчатыми перилами.
  Второй этаж встретил меня настороженной тишиной. Указанная клиентом дверь была приоткрыта, а в самой комнате горел тусклый свет.
  Осторожно подкравшись к двери, я легонько её толкнул и отпрыгнул в сторону.
  Интуиция меня не подвела.
  В воздухе что-то просвистело, и на том месте, где я только что стоял, лежала вдребезги разбитая ваза. Над вазой в воздухе зависла тучная полупрозрачная фигура -женщина лет пятидесяти, с собранными в элегантный пучок волосами и в старомодном платье с белым передником. Только вместо чепчика - широкополая шляпка с цветочной клумбой.
  - А ты ещё кто? - прошипело приведение, уставившись на меня гневным взглядом.
  Так, раз может перемещать физические предметы, уровень третий, не меньше. Хорошо хоть не второй, только боевого фантома мне сейчас не хватало.
  - Некромант, - честно ответил я, прикидывая, как бороться с этой напастью. Пентаграмму мне точно нарисовать не позволят. Руна развоплощения? Или просто разорвать связь с местом?
  - Снова, - разочарованно протянула призрачная женщина. - Этому гаду, недостойному именоваться мужчиной, ещё не надоело вами прикрываться?
  - Кому? - переспросил я, бессовестно прослушав её предыдущую фразу.
  Потому что на фантоме стояла защита от развоплощения. Качественная, явно приготовленная кем-то из рода Аринор, не удивлюсь, если лично магистром Серафимой. Слишком изящное и прочное плетение, аж зависть берет. Не мой уровень. И разорвать связь с домом не получится, от фантома ко всем углам комнаты тянулись магические 'канаты' со спящими атакующими заклинаниями. На случай, если кому-то взбредет в голову причинить фантому вред.
  - Как 'кому?', - фантом широко улыбнулась, смерив меня каким-то странным, оценивающим взглядом. - Клиенту вашему, кому ещё.
  - А кем вы ему приходитесь? - поинтересовался я, пытаясь потянуть время.
  И как мне тебя упокоить, голубушка из некроэманации?
  - Угадай с трёх раз, - ехидно отозвалась моя собеседница.
  - Хм... Жена? - предположил я.
  - Нет, - качнула головой женщина-призрак.
  - Сестра?
  - Нет.
  - Мать?
  - Бери выше.
  - Сдаюсь, - капитулировал я, не понимая, кем ещё может приходиться эта женщина нашему постоянному клиенту.
  - Теща, - зловещим тоном произнесла фантом.
  Бедняга.
  - За что вы его так? - спросил я, когда, наконец, обрёл дар речи.
  Женщина в цветочной шляпке задумалась:
  - Мне скучно, - неожиданно призналась женщина.
  М-да. Веский довод.
  - А кто на вас защиту поставил? - задал я интересующий меня вопрос.
  Интересно, сэр Ричард все ещё живет в родовом поместье 'пауков'? И сохранился ли у него тот старый телефон из прошлого века? Если вспомню номер, можно позвонить и спросить, не оставила ли его жена какой-нибудь лазейки для снятия защиты. Хотя вряд ли, женская солидарность - страшная штука.
  Дама с клумбой окинула меня подозрительным взглядом:
  - Ты что, новенький?
  - Да, - кивнул я, не понимая, к чему этот вопрос.
  - Тогда ясно, - кивнула сама себе женщина. - Ну так знай, твои же коллеги и поставили.
  - Зачем? - удивился я.
  - Так ваш клиент попросил, - пожала плечами фантом. - Дочь моя уговорила. А когда она к другому смылась, зятек захотел меня развоплотить. А не вышло. Ваши некроманты самих себя перемудрили. Вот теперь и ходят ко мне, развлекают. Теперь твоя очередь, новенький.
  Я нервно сглотнул.
  - А как вас развлекать? - осторожно спросил я.
  Призрак плотоядно улыбнулась.
  
   Штаб-квартира подразделения белых магов
  
  Сегодня в зале было на удивление пусто. Никто ни бегал, ни кричал, ни спорил. Тишь да гладь.
  За столом сидели только два человека: верховный маг Евгений Петрович в сером костюме-тройке и невысокий, плотно сбитый мужчина, в котором многие узнали бы руководителя агентства 'Аид и Ко'. Вид у него был немного взлохмаченный.
  - Как проходят поиски?
  - Никак, - тяжело вздохнул Золотох. - Кравцев с Руденко перерыли несколько кладбищ вдоль и поперек, нашли только логово 'чудиков'. Правда, студент вчера наткнулся на неуправляемого зомби. Но это пока единственный след.
  - Он сам рассказал про зомби? - поинтересовался Завзятов.
  - Не совсем. Мы в тот вечер отмечали его боевое крещение, вот его воспоминания и просканировал. Вместе с портретом клиента.
  - Он об этом помнит?
  - Нет, я подкорректировал ему память. И подтер пару моментов, связанных с зомби. Об отсутствии контрольной нити он помнит, но более важные моменты я скрыл.
  - Это хорошо. Мальчишке ещё рано о нас знать, - довольно кивнул верховный маг.
  - Именно. Но мне пора возвращаться. Он скоро вернется с задания.
  Когда Михаил Золотох исчез в дымке телепорта, Завзятов задумчиво поправил очки.
  Чернокнижники заинтересовались мальчишкой. Знакомая картина. Но что черным нужно от Степновых? Сначала Кристина, теперь Коля.
  Нужно приставить к мальчишке телохранителя. Не ровен час, чернокнижники снова обратят на него внимание. А один боевой маг как раз слишком долго бездельничает.
  
   Николай Степнов
  
  - Леди, мы с вами цивилизованные люди! - взывал я к рассудку дамы с клумбой, уже отработанным движением ныряя под стол. Приподнял кисточки скатерти и нервно осмотрелся. - Культурные и высокоморальные личности!
  Над головой раздался зловещий смешок, и сквозь столешницу просочилась голова призрака.
  - А по законам белых магов я не человек, - она облизнулась, протягивая ко мне полупрозрачные руки. - Я некультурный вульгарный призрак!
  Я пулей вылетел из-под стола и перепрыгнул через диван, стараясь, чтобы между мной и проклятой тещей заказчика было как можно больше мебели. Сдаваться без боя я не собирался!
  - Леди, взываю к вашему здравомыслию! - я вцепился в спинку дивана, наблюдая за чрезмерно активным фантомом, посылающим мне воздушные поцелуи. - Давайте найдем компромисс! Вот зачем вам...
  Я вздрогнул, вспомнив, как должен развлекать эту вовремя не упокоенную нежить.
  А дама с клумбой кокетливо поправила шляпку и с придыханием промурлыкала:
  - Хочу снова почувствовать себя живой и молодой, - и мстительно добавила: - И здравого смысла у меня отродясь не было.
  Переговоры зашли в тупик.
  Пока я судорожно придумывал следующий аргумент, призрак снова ринулся в атаку.
  - Я не буду танцевать стриптиз! - я упал на пол, перекатился в сторону и заполз за опрокинутый во время маневров шкаф.
  - Будешь, голубчик, будешь, - вкрадчивым тоном уверил меня озабоченный призрак тещи. - У тебя контракт на крови! Хоть что-то мой затек додумался сделать по-человечески. Не отвертишься!
  Шкаф начал покрываться тонким шаром инея, и над головой появились две призрачные руки с накрашенными ногтями-когтями. Икнув, я сполз по стенке, уперся ногами в покосившийся шкаф и оттолкнул его. Раздался грохот, и мебель рухнула по пол.
  Раздалась недовольная ругань дамы в шляпке, не успевшей принять полностью бесплотное состояние. Она погрозила мне пальцем одной из застрявших рук, после чего показала, как страстно задушит меня в своих объятиях.
  Вот же вляпался.
  - Леди, давайте рассуждать логически, - я выставил перед собой стул и схватился за кочергу, готовясь пустить её в ход. Вряд ли железо причинит призраку вред, учитывая качество защиты, но с оружием в руках мне было спокойнее.
  Задняя стенка шкафа заледенела и треснула, высвобождая фантома.
  - Логикой Костлявая тоже обделила, - призрачная леди показала мне язык, с насмешкой смотря на импровизированный щит и меч.
  - Я с вами поделюсь, мне логики отсыпали с лихвой, - заверил призрака, пятясь к окну. В крайнем случае, можно будет сигануть вниз и отстрочить неизбежное. - Прошу, дайте мне ровно минуту, и я объясню всю неконструктивность вашего пожелания!
  Усопшая задумалась. После чего опустилась на спинку перевернутого дивана и важно кивнула:
  - Ровно минуту. Приступай.
  Я положил на пол стул и кочергу.
  Мне срочно нужен убойный аргумент. Но как убедить скучающего призрака, что издевательство над некромантом - не лучший способ развлечься?
  И тут взгляд остановился на комоде - единственном предмете мебели, чудом не пострадавшем во время моих попыток спастись бегством. За начищенным стеклом стояла фотография в рамке, заледеневшей от постоянных прикосновений призрака.
  Перед глазами замаячил лучик надежды.
  
   Четыре часа спустя
  
   В кабинете шефа похоронного агентства 'Аид и Ко'
  
  Когда я вернулся в агентство, коллеги уже поймали 'полосато-зелёных' и устроили чаепитие в холле. Притихшие чудики сидели в клетках с большими замками и несчастными глазами смотрели на своих мучителей.
  Я молча вошел в кабинет, положил деньги на стол и рухнул в придвинутое ко мне кресло. Маша, не сводя с меня подозрительного взгляда, придвинула ко мне чашку с ромашковым чаем.
  Похоже, у нас появляется новая традиция. А что, наблюдатель, подающий мне чай - это что-то новенькое.
  - Ну, как все прошло? - немного замявшись, спросил Вик.
  Ответить я не успел, сделав слишком большой глоток чая, обжигая нёбо и язык. Но мое молчание и гримасу истолковали превратно.
  - Коль, ты не стесняйся, здесь все свои, - участливым тоном произнес Александр, с пониманием похлопав меня по спине. - Вася так вообще наш штатный психолог. Не скажу, что у него талант от Светлоликой, скорее как раз наоборот. Но душу можешь изливать ему смело, никто о твоих тайнах никогда не узнает. По крайнем мере, не больше, чем написано в твоём личном деле.
  Я с подозрением посмотрел на рыжего великана, не особо веря в его таланты.
  - Верится с трудом, - осторожно поделился подозрениями, оглядывая стол Маши в поисках съестного. Аппетит пробудился зверский, бегство от озабоченного фантома и пара энергоемких заклинаний не прошли бесследно.
  Похоже, мое неверия теневик воспринял как личное оскорбление.
  - Вась, - прищурил глаза Руденко, - расскажи новобранцу, как я дошёл до жизни такой.
  - Женился. Развелся. Алименты. Уволили с работы. Разорял склепы. Попался. Сел. Вышел по УДО. Работает в Аид и Ко, - неспешным монотонным голосом пробасил рыжий великан.
  - Слышал? - ехидно хмыкнул теневик и кивнул в сторону напарника. - Это сжатый пересказ пятнадцати лет моей жизни. Много детальной информации ты почерпнул из этого невероятного захватывающего и содержательного рассказа?
  Более чем достаточно. Но Александр прав, не больше, чем написали б в личном деле.
  - Василий, да вы рассказчик от бога.
  - Скорее уж от Костлявой, - хмыкнул Вик. - Та тоже не многословна, краткая и лаконичная.
  - Вжик - и все, - веско добавил Василий, характерным жестом проведя пальцем по горлу.
  Маша цыкнула на некромантов и с наигранным сочувствием посмотрела на меня:
  - Так что эта озабоченная заставила делать тебя?
  Я вспомнил все те унижения, которым меня подвергла маньячка, пока мы не нашли общий язык. И квадратные глаза клиента, когда я вышел из 'камеры смертников', - одетым и без ледяных ожогов от засосов, - попросил лопату и карту захоронений на заднем дворе. Или хотя бы гида.
  - Котиков воскрешать, - невозмутимо пожал плечами я.
  Чай я допивал в гробовом молчании. Коллеги, а именно мужские представители, сначала посмотрели на меня с недоверием. А когда до них дошло, что я говорю чистую правду, заметно приуныли, даже не скрывая черной зависти.
  Посмотрел на коллег с сочувствием и пониманием. Как призналась теща заказчика, невинно изучая глазами потолок, стриптиз являлся обязательной частью её развлекательной программы, и пока я единственный, кто избежал этой позорной участи.
  Но сочувствие быстро испарилось, стоило вспомнить, что выдала кабина экстренной медицинской помощи, установленная недалеко от агентства, когда после очередного приступа головной боли я решил просканировать свою ауру. Все-таки я пять лет жил в общаге с алхимиками и боевыми магами, а какой только дряни мы по глупости не перепробовали. Не должно было меня так быстро вырубить от простой водки, не говоря уже о слишком тяжелом похмелье. Даже фирменное зелье не помогло, что странно.
  Результат сканирования неприятно удивил. Мало того, что кто-то влез мне в голову и нагло шарил в воспоминаниях, так этот маг ещё что-то стер. Что-то, связанное с проклятым зомби без контрольной нити. Большая удача, что ему не хватило ума копнуть глубже и узнать о Ёше. И, смотря в участливые лица коллег, я не мог отделаться от ощущения фальши, но и не мог понять, от кого исходит угроза. От кого стоит держаться подальше.
  Бесконтрольные зомби, стирание памяти, чернокнижники, некроманты, умирающие от метки какого-то пожирателя. Похоже, сам того не желая, я умудрился вляпаться во что-то большое и дурно пахнущее. И пока не узнаю, во что именно, коллегам лучше не знать, что одним воскрешением котиков я не ограничился.
  
  ...- То есть, при жизни вы были одним из лучших модельеров Мирославля? - переспросил я, рассматривая альбом с фотографиями, который леди Роза, как представилась мне дама с клумбой, достала из антикварного комода. Того самого, где стояла спасшая меня фотография.
  Сама леди Роза, поглаживая полупрозрачного черного кота, расположилась рядом со мной на полуразваленном диване и с ностальгией смотрела на старые, выцветшие от времени снимки. Вокруг нас активно мурлыкало около десятка призрачных кошек всевозможных пород и окрасов, которых я обожал всей душой. Мне удалось убедить призрака, что возвращение любимцев - это лучше, чем щуплый некромант, танцующий стриптиз.
  - Именно, Коленька, - призрачная женщина тяжело вздохнула, с трудом отведя взгляд от снимков, где она - уже не молодая, но все ещё полная сил и главное - живая, с улыбкой победительницы стояла на широком подиуме в окружении своих моделей. - Не смотря на солидный для дамы возраст, я все ещё могла дать сто очков форы любой расфуфыренной молодке, возомнившей себя непризнанным гением. Уверена, ещё пару лет я бы точно продержалась на модном олимпе Мирославля..., но жизнь распорядилась иначе, - леди Роза поправила несуществующие складки призрачного платья и беззаботным тоном продолжила: - Но не будем о грустном. Ты ведь хотел о чем-то спросить?
  Леди не спрашивала, скорее, утверждала, внимательно рассматривая меня прозрачными глазами. Мудрыми и немного грустными, как у всех призраков, которые понимали, что никогда больше не почувствуют вкус любимого блюда, запах распускающих весной цветов и не ощутят угасающего тепла осеннего солнца. И в тоже время не были готовы проститься с миром живых, уйти за грань, в страшащую их и простых смертных неизвестность.
  - Мир моды тесно связан с миром сплетен, - я отвел взгляд, не желая расстраивать леди Розу своим сочувствием. Призраки не любят, когда их жалеют. - Мама говорила, что леди Розалинда Освальд - первая сплетница Мирославля.
  Дама в экстравагантной шляпке широко улыбнулась, ни капли не обижаясь на такое прозвище. Наоборот, она словно заискрилась от удовольствия, услышав признание и этой грани своих талантов.
  - Верно. И остаюсь ей, даже после физической смерти, - с некоторым превосходством и лукавством подметила леди Роза, жестом отогнав от меня рыжего котяру, бессовестно пытавшего грызть мою обувь.
  - Вы же привязаны к этому месту, - я выразительно указал на силовые канаты, тянувшиеся от призрака во все углы комнаты.
  - Не совсем. Магистр Серафима - моя давняя подруга и должница. Сделала для меня парочку лазеек. Пока этот олух, мой зятек, отдыхает на Ибице, я активно слежу за жизнью элиты Мирославля. Даже белые маги не догадываются об этом, - леди усмехнулась, наслаждаясь моим удивлением. - Что ты хочешь узнать?
  Что ж, если верить маме, леди Розалинда питала слабость к некромантам и постоянно вращалась в их кругах. Интересно, пристрастие сохранилось и после смерти?
  - Антон Вихрев, - все же решил попытать удачу. - Его обвиняли в пособничестве чернокнижникам. Но потомственные некроманты ненавидят и презирают черных всем сердцем. Что заставило гениального ученого, лучшего мага-теоретика связаться с врагами?
  После моих слов леди снова загрустила, печально выдохнул:
  - Антон... бедный мальчик, я помню его ещё ребенком. Совсем потерял голову от горя. Говорят, после смерти жены он тронулся умом. Стал одержимым идеей вернуть её из мира мертвых.
  - Но это невозможно, - Антона Вихрева, отца моего друга детства Матвея, было жаль. Пусть я и не знал главу семьи Вихревых лично, папа всегда уважительно о нем отзывался. Говорил, что более верного друга и талантливого мага он не встречал. Но в какой-то момент Антон отдалился от всех, замкнулся и заперся в родовом поместье. Теперь ясно, почему.
  - Чернокнижники так не считают. Эти их Врата, построенные в Заповедном лесу - они верили, что душу мертвого можно вернуть с их помощью. Но просчитались, белые повязали их раньше, чем эксперименты увенчались успехом.
  Снова начала болеть голова.
  Я устало потер виски, не понимая, что могло спровоцировать новый приступ мигрени. Не вызов же духов животных, в самом деле? Это с поднятием зомби у меня проблемы, надорваться - раз плюнуть.
  - А кто такие пожиратели? - задал последний вопрос, мучавший ещё с утра, когда я впервые столкнулся с этим термином в записях белых магов.
  Леди Роза бросила на меня удивленный взгляд:
  - Страшилка, которой пугают детей, даже маленьких некромантов. Редкий дар семьи Брастов, этих подлых гиен, без малейшего представления о чести и вкусе. По легенде, с помощью этого дара можно ставить невидимые метки на ауру жертвы и убить в любое время, на любой расстоянии лишь силой мысли. Но все это вымысел.
  Вот только белые маги так не считали...
  
  
  
Глава 4,
  в которой выпускник связывается с магичкой-экспериментаторшей, получает материальную совесть и сталкивается с новыми-старыми врагами
  
  
  Наученный горьким опытом пробуждений предыдущих трёх дней, решил все-таки навести порядок в своей квартире. За недолгое время моего пребывания в Мирославле, я умудрился превратить новый дом в настоящий свинарник. Правда, не без посторонней помощи, но факт остается фактом: найти на этой свалке хотя бы чистые носки оказалось невозможно.
  Поэтому, возвращаясь с работы, зашел в магазин бытовой химии с твердым намерением навести порядок в своей берлоге. Цена многих товаров немного остудила мой пыл. Но, вспоминая сегодняшнее пробуждение, я решил не мелочиться. Видели бы вы квадратные глаза продавщицы, когда я притащил к кассе тележку, битком забитую всевозможными вариантами продукции типа 'Доместос', 'Туалетный утенок', 'Персил', 'Галла' и т.д. А какие треугольные глаза были у меня, когда я увидел общую цену своих 'богатств'. Четыре моих повышенные стипендии за последний курс! Половина товаров моментально вернулась на полки магазина, а другая половина была неаккуратно сложена в прочные разноцветные пакеты с эмблемой магазина. Как я донес два пакета с продуктами бытовой химии через три квартала - науке не известно. Но зрелище оказалось не для слабонервных.
  Идет, точнее, передвигается зигзагами, по улице худой, как палка, парень, согнувшись в три погибели под весом двух больших пакетов, которые весят, как десять таких, как он. На лице - только один вопрос 'Сломаюсь или не сломаюсь?'
  Некоторые особо добрые прохожие предлагали помощь. Но, стоило мне назвать адрес, как от меня тут же начинали шарахаться, нервно при этом крестясь. Одна бабуля-'божий одуванчик' даже водой облила и с воплями 'изыди, нечисть!' так шустро припустила в сторону церкви, что у бегущих неподалёку спортсменов отвисла челюсть. Бабулька явно шла на мировой рекорд. Эх, какие спортсмены пропадают!
  После этого помощи от сочувствующих прохожих я больше не принимал. В очередной раз забыл, что живу в резервации..., то есть районе магов и некромантов. А люди до сих пор к нам не могу привыкнуть. Память предков, ещё тех, кто во времена святой инквизиции жил, чтоб её!
  Но на этом мои злоключения не закончились. Стоило добраться до заповедной многоэтажки и поприветствовать вахтершу с неизменным желтым питоном на плечах, как меня настиг ещё один удар судьбы. В доме, который находиться чуть ли не в самом элитном районе Столицы и битком набитый магами, не работал лифт. Вот тебе и 'куда я попал, где мои вещи'.
  Пришлось, стиснув зубы, ползти на пятый этаж. В конце концов, я дополз до своей квартиры и втащил внутрь пакеты с орудием труда всех уборщиц и домохозяек. Оставив пакеты на кухне, я пошаркал в гостиную - набираться сил перед предстоящим подвигом. Как хорошо, что в свинарник я успел превратить только эту комнату!
  Через полчаса, собравшись с духом, я приступил к уборке. Все грязные вещи отправились в стирку, чистые - в шкаф. Скатерть, после тщательного обследования, отправилась за грязными вещами. Жирные пятна от шпрот явно не смахивали на элемент декора.
  Дальше я принялся протирать мебель от пыли и 'размножающихся вредоносных микробов', как утверждали в рекламе средства, которое я держал в руке. Аккуратно протирая мебель, поминутно чихал от ядреного химического запаха, которым 'благоухала' тряпка после знакомства с данным средством, хотя на этикетке написано, что это лимон. Где они такие лимоны нашли?
  Потом настал черед пола. Тут возникли проблемы. Я забыл купить швабру. Зато в ванной нашлась целая упаковка мочалок для мытья посуды. Думаю, не стоит говорить, сколько времени я потратил впоследствии на мытье пола.
  Закончив это нелегкое дело, - мытье пола ма-а-аленькими мочалками, - я решил, что на сегодня уборки хватит. Совесть пыталась вякнуть, что такими темпами уборка рискует затянуться месяца на два. Но её вопль был гордо проигнорирован. Завтра! Все завтра.
  
  
****
  
  Мои вчерашние труды не прошли даром. Сегодня я не только не проспал, но и нашел чистую одежду там, где ей и положено быть - в шкафу, а не на полу. Единственный новый файл, найденный Ёшеё, дух перекинул на телефон, и я решил просмотреть его чуть позже.
  А вот короткое сообщение от Кирилла заставило насторожиться.
  'Сестра о тебе расспрашивает. Держу оборону'.
  Не удивлен. Баранье упрямство и желание докопаться до истины - семейная фишка Сафроновых. С другой стороны, не думал, что засекреченное дело станет проблемой. Но Маша вцепилась в эту мелочь, словно свежееподнятый зомби в стейк с кровью. Интересно, хватит сил докопаться до истины?
  По привычке ожидая подвоха от улыбчивого ведущего прогноза погоды, уверявшего, что: 'В Столице сегодня будет солнечная, теплая погода, температура колеблется от двадцати до двадцати пяти градусов выше нуля', я решил прихватить с собой зонтик и куртку с капюшоном.
  На выходе из дома меня неожиданно окликнула вахтерша. Я невольно шарахнулся в сторону, когда из неприметной комнаты возле дверей выпрыгнула женщина, сегодня одетая в платье насыщено желтого цвета и белый пиджак. Её домашняя змея даже немного терялась на фоне канареечной одежды хозяйки.
  - Николай, подождите! У меня к вам серьезный разговор!
  Похоже, сосед все-таки пожаловался на вчерашний утренний подъем. Эх, а ведь стучался к нему вечером, хотел извиниться - проигнорировал.
  - Тамара Степановна, - имя вахтерши с трудом всплыло откуда-то из закромов памяти, - торжественно клянусь, что соседа больше не побеспокою!
  Вахтерша на мгновение замерла, с непониманием смотря на меня, а потом широко заулыбалась:
  - О, вы о боевом маге. Беспокойте сколько захотите, весь дом будет перед вами в неоплатном долгу. А если он будет вам досаждать, непременно скажите мне! Мы на первом же собрании дома напомним этому хаму о долге за ремонт подъезда, неоплаченных счетах за коммуналку и сломанном вчера лифте!
  Глаза женщины в желтом горели праведным огнем маленькой мести за большие обиды. Правда, у меня невольно возник вопрос, почему же такого жителя-должника до сих пор не выселили или хотя бы не написали жалобу белым магам.
  - Спасибо, я запомню, - натянуто улыбнулся, стараясь не обращать внимания на плотоядные взгляды питона. С детства змей ненавижу. - Так о чем вы хотели поговорить?
  - Ах да, - вахтерша на мгновение скрылась в своей каптерке, а вернулась с уже знакомым мне черным конвертом в руках, на которых мягко светились полупрозрачные магические перчатки. - Вот, курьер вчера доставил.
  Я взял конверт с печатью в виде змеи и недоуменно повертел его в руках.
  - На вашем месте я бы его не открывала, - доверительно шепнула Тамара Степановна, с неприязнью смотря на черный конверт.
  - А что это?
  Вахтерша скривилась, словно мой сосед снова не заплатил за коммуналку:
  - Приглашение на бал в Змеиную нору. Аглая Вагорская устраивает очередной прием в честь кануна Ночи мертвых.
  Очень похоже на тетушку. Наверняка прием будет с размахом.
  - А почему его лучше не открывать? - конверт уже не казался мне таким безобидным, а действия Александра, когда он выбросил приглашение в мусорный ящик - странными.
  Идти на прием не хотелось. Возможно, чуть позже я и нанесу визит вежливости дражайшей тетушки, как-никак именно семья Вагорских считалась покровителями некромантов нашего района. Но ни через неделю, ни через месяц, а то и год. У нас с тетей слишком прохладные отношения, чтобы лишний раз дергать змею за хвост.
  - Потому что магия, заключенная в приглашение, сочтет это согласием, и тогда вам придется пойти. А я тут поспрашивала..., - вахтерша замялась. Странное сочувствие, с которым она на меня смотрела, настораживало, и не зря. - Понимаете, у ваших коллег по магии сейчас год льва.
  О нет. Вот только этого не хватало для полного счастья!
  - А неформально главной считалась семья Вагорских, - 'добила' меня Тамара Степановна. - Не знаю, какие у вас отношения с тетушкой, но ваш приезд она вполне может расценить, как покушение на её власть. То, что от неё осталось.
  Даже если бы мы души друг в друге не чаяли, это не помешало бы тетушке задушить меня в объятиях прямо на глазах верховного белого мага.
  Идти на прием расхотелось окончательно и бесповоротно. По крайней мере, до Нового года точно.
  А все очередная традиция потомственных некромантов из тех древних времен, когда маги Смерти боролись не только с белыми, но и между собой за тайные знания, источники силы, артефакты и милость Костлявой. Когда мы в очередной раз чуть не перебили друг друга, двенадцать влиятельнейших семей решили создать Кодекс - свод нерушимых правил, запрещавших некромантам убивать друг друга, а все спорные вопросы решались исключительно во время Совета, где каждая сторона конфликта могла отстоять свою правоту мирным путем.
  И одно из правил Кодекса гласило, что каждый год пост главы Совета переходил к одной из семей-основателей. Я умудрился вернуться в столицу именно в год главенствования своей семьи. А поскольку Степновых многие годы в Мирославле не было, неформально правили наши ближайшие родственники по маминой линии - Вагорские. Точнее, их глава, моя 'любимейшая' тетушка, помешанная на возвращении некромантам былой власти и на этой почве в пух и прах разругавшаяся с моими родителями.
  - А тетушка знает, что я здесь? - Поход на прием отменялся. Как и любые другие действия, которые привлекут ко мне внимание некромантов. Иначе я замучаюсь доказывать, что не собираюсь влезать в политику магов Смерти.
  - Племянница уверяла меня, что пока нет. Аглая слишком высокомерна, чтобы интересоваться новичками района, где априори не живут чистокровными. Приглашения рассылает секретарша, и то из вежливости. Все знают, что простые некроманты на такие приемы не пойдут.
  Да уж, в представлении змей потомственные некроманты, или как они себя величали - 'чистокровные', могут жить только в дорогих особняках в элитных районах столицы, и никак иначе. Как хорошо, что я решил не возвращаться в семейный особняк.
  Поблагодарив вахтершу за предупреждение, я отправился на работу, выкинув приглашение в ближайший мусорный бак.
  Автобус сегодня был на удивление пустым. Всего пять пассажиров. И кондукторша как-то странно улыбается. Не понял. Сегодня что, какой-то праздник? Или я отстал от жизни и сегодня выходной?
  - А сегодня стажеры курса боевой магии с границы с Заповедным лесом возвращаются, - радостно ответила кондукторша на мой вопрос. - А у меня там сын учится! Он сегодня со всеми возвращается. И людей поэтому сегодня мало, встречают...
  Вот оно что.
  - Поздравляю, - улыбнулся я, возвращаясь на свое место.
  За окном промелькнуло здание вокзала. Перед ним шумела пестрая толпа встречающих. Автобус как раз остановился на светофоре, и я смог рассмотреть, как взволнованные родители встречают свои детей, сестры - братьев, обнимаются возлюбленные, друзья или просто хорошие люди, которым не плевать на этих ребят... и все улыбаются... радостно так, особенно женщины... некоторые даже плачут от счастья...
  Вокзал уже давно скрылся за поворотом, а печальная улыбка все не сходила с моего лица. Эти стажеры вернулись, а сколько людей так и осталось на проклятой границе с Заповедным лесом? Официальны цифры можно смело умножать на три, если не больше.
  Автобус остановился около агентства 'Аид и Ко'. На этой остановке выходил только я. Ну иногда ещё несколько людей, но они быстро разбегались по своим делам.
  Я вышел на улицу и направился к зданию.
  Как там Витя? Живой или уже нет...
  Около дверей я остановился. Нет, нельзя так думать! Вот вернусь сегодня домой и позвоню ректору! Пусть даст номер телефона его части.
  Приняв такое решение, я вошел в здание.
  Как всегда кроме Маши и Александра в офисе никого не было. Если не считать шефа, конечно. Вчерашнее появление Василия объяснялось просто: начальство из постели подняло. Странно, Вика что-то не видно.
  В нос ударил резкий запах ацетона и лака.
  - И долго ты собираешься его носить? - услышал насмешливый голос Маши.
  Она как раз внимательно рассматривала браслет из разноцветных пластиковых бусин, нитей и фигурок, который красовался на руке Саши.
  - Зря смеешься, - добродушно укорил секретаршу-наблюдателя теневик. С нежностью посмотрев на браслет, спустил рукав пиджака, скрывая странное украшение от посторонних глаз. - Нет лучшей защиты, чем амулет на белой магии, да ещё и сделанный с любовью кровного родственника. А сломается в бою, дочка новый сделает - она вчера весь вечер со мной обсуждала, какими свойствами следующий браслет наделить.
  Я мысленно присвистнул.
  Дочь теневика - белая? Интересный факт. Сильная, к тому же. Изучив браслет магическим зрением, позавидовал Саше белой завистью - давно я не видел таких мощных защитных амулетов. Точно с душой и любовью делали, на совесть. Талантливая девочка растет.
  - Саш, на взрослом мужчине детские браслеты смотрятся смешно, - категорично заявила Маша, стирая с ногтей лак ватным диском.
  Теневик насмешливо посмотрел на секретаршу и мягко пожурил:
  - Глупая ты, Машка. Вот когда свои дети появятся, поймешь, что проявление любви и заботы не может выглядеть смешно.
  Некромантка недоверчиво хмыкнула, но спорить не стала.
  - Всем привет. А где Виктор? - спросил я.
  - На задании, где ему ещё быть, - хмыкнул Александр, поудобнее устраиваясь на столе Маши.
  - В такую рань? - осторожно уточнил я, присаживаясь рядом в кресло для посетителей.
  Невольно поежился, когда поймал взгляд Марии. Пристальный, с внимательным прищуром. Словно рентгеном просканировали. Но некромантка сразу отвернулась и продолжила красить ногти в черный цвет.
  Так, похоже, наша негласная война продолжается.
  - Так он же у нас жаворонок, - Маша притворно вздохнула. - Никогда не понимала 'полевых'. Могут же чуть ли не до полудня в кровати нежиться, так нет, они на работу рвутся. Какой нездоровый трудовой энтузиазм!
  Девушка бросила на монитор компа быстрый взгляд и с досадой прикусила нижнюю губу. Застучала по клавиатуре, что-то быстро набирая.
  Плохое предчувствием невольно приподняло голову, пробудившись от короткой спячки.
  Так, и чем мы тут занимаемся?
  - А что ты хочешь? - пожал плечами Саша, заваривая ромашковый чай. - Василий дома сидит только потому, что у него жена, дети... А у Вика кто? Мать-прокурор, которая его терпеть не может из-за того, что он некромант? С такой мамашей и я бы дома не сидел.
  Встав с кресла, присоединился к теневику. Чая мне хотелось меньше всего, за пару дней в агентстве он изрядно надоел, но иначе за спину Марии не зайти. Без лишних подозрений, разумеется. А у стены как раз стоял узкий стол с чистыми чашками, электрочайником и несколькими упаковками пакетированного чая. Чем не благовидный предлог?
  - А ты и сейчас там не сидишь, - заметила секретарша-наблюдатель, поправляя смазавшийся слой лака.
  Пока девушка отвлеклась, бросил осторожный взгляд через её плечо на монитор компьютера. На меня снова подозрительно покосились, но я невозмутимо долил в свою чашку кипятка и неспешно вернулся к любимому креслу.
  Теперь ясно, почему меня смерили таким взглядом. Маша пыталась взломать мое дело. Выклянчить у старшего брата доступ не получилось, и девушка пошла ва-банк. Провальная идея, натасканный на защиту Ёша исподтишка блокировал все атаки.
  - Сидеть дома, когда здесь находится такая очаровательная некромантка - кощунство, - с пафосом воскликнул Руденко. - А бесплатный чай и регулярная кормежка только усиливают желание быстрее оказаться на работе!
  - Вот с этого и надо было начинать, - фыркнула Маша, заканчивая утренний маникюр.
  Судя тихому писку компьютера и помрачневшему взгляду некромантки, очередная попытка взлома провалилась. Пока счет ноль-один в пользу Ёши.
  Попробовать отвлечь? Надолго не получиться, но попытаться стоит. Тем более, есть один вопрос, который очень хочется прояснить. Вопрос, который терзает меня с момента получения карточки с направлением на работу.
  - Можно вопрос не по теме? - осторожно спросил я.
  - Задавай, - кивнул Александр, собираясь отпить чая.
  - Почему от вас все новички сбегают?
  Тоже память стирали и бесконтрольные зомби по пятам бегали или это я такой везучий?
  Александр поперхнулся и закашлялся, и Маша с мстительной улыбкой ударила его по спине. Не удержав равновесия, некромант грохнулся на пол.
  - Ну, Степнов, - хрипло выговорил бедняга, с кряхтением поднимаясь с пола. - Умеешь ты застать врасплох неожиданным вопросом!
  - А что, раньше такие вопросы не задавали? - удивился я.
  Странно, мне казалось, что этот вопрос должен был волновать всех моих предшественников.
  - Ответ же очевиден, - ответила Маша, со злорадством наблюдая за кряхтящим и охающим Александром.
  - Что, такие правильные? - поинтересовался я, помогая коллеге встать.
  - В смысле? - переспросил Александр, потирая ушибленный бок.
  Я неопределенно пожал плечами;
  - Вспоминая все те ужастики, которые нам рассказывали про 'Аид и Ко', я пока ничего особо странного не заметил.
  Не считая бесконтрольное зомби, от разговора о котором шеф почему-то увиливает, стертую кем-то из коллег память, летающих 'чудиков' и озабоченных фантомов. Но, если честно, мы в универе и не такое откалывали. Особенно, когда боевой и некромантский факультеты объединялись для очередной шалости.
  Больше всего меня задел именно момент с памятью, и я никак не мог понять, кто из коллег бесцеремонно ковырялся в моих мозгах. А выяснить хотелось. Это дело рук Маши-наблюдателя? Или Василий не просто внештатный психолог и завхос, а ещё и обладает способностями к ментальной магии? Или Вик с Сашей не так просты, как кажутся? Но наиболее вероятным 'ковыряльщиком' мне казался шеф. Доказательств у меня не было, но интуиция самого живучего студента Стрелецка указывала именно на него.
  Маша и Александр переглянулись.
  - И тебя ничего не смущает? - осторожно уточнила Мария, удивленно глядя на меня.
  Я вспомнил первый день работы.
  - Единственное, что за эти три дня меня удивило, так это представление, разыгранное шефом перед моим первым заданием, - осторожно ответил я, внимательно наблюдая за реакцией коллег.
  Правда, ещё одной странностью поначалу казалась наблюдатель-некромантка, но раз она родственница одного из советников Верхней палаты, то эту мелочь можно опустить.
  Маша недоуменно нахмурилась:
  - Какое?
  А вот Руденко меня понял сразу.
  - 'Знакомьтесь, это наш лучший сотрудник с многолетним стажем работы - Николай Степнов!', - выпятив живот и важно надувшись, процитировал некромант.
  Теперь рассмеялась и секретарша:
  - Ясно, шеф просто не оставил нашему Коле шансов на 'завал' дела.
  - Ага, - с показным сожалением вздохнул Саша. - А я из-за этого сто рублей проиграл.
  - И отыгрался на следующий день, выиграв у шефа в карты, - хмыкнула Маша, сдавая коллегу с потрохами.
  - Это когда? - заинтересовался я, с любопытством поглядывая на некроманта.
  - Когда тебя Вик к ОФТ послал, - вздохнул Александр, настороженно поглядывая на Машу и присаживаясь на краешек её стола.
  - ОФТ? - не понял я.
  - Озабоченный фантом тещи, - расшифровала аббревиатуру Мария.
  Зазвонил телефон на столе секретарши.
  - Да, шеф, - поспешно сняла трубку Маша. - Да, он уже здесь. Минут пять уже. Поняла. Скажу. Уже? Как скажете. Да-да, конечно, шеф, без промедлений, - Маша положила трубку и с сочувствием посмотрела на меня. - Тебя снова шеф вызывает.
  Я страдальчески закатил глаза. Стоит напоминать, чем для меня кончился прошлый вызов шефа? Вот и я думаю, что нет.
  Собравшись с духом, я встал с почти родного кресла и вошел в кабинет Золотоха.
  - Здравствуй, Николай, - кивнул мне на свободный стул для посетителей хозяин кабинета.
  - Здравствуйте, Михаил... хм... - и тут до меня дошло, что отчество начальства я узнать так и не удосужился.
  - Просто Михаил, - улыбнулся некромант. - У нас тут все свои. Кстати, вы ещё не со всеми нашими сотрудниками познакомились.
  - Как, не со всеми? - удивился я. Странно, ни Вик, ни кто-либо другой мне ничего не говорили. Хотя нет, вроде обмолвились об алхимике, кажется, которого в день моего приезда не было.
  - Конечно, - фыркнул шеф. - Вот, - он открыл верхний шкафчик своего стола и вытащил оттуда пластиковую карточку с эмблемой агентства 'Аид и Ко' - летучей мышью с черепом в лапах. - Это пропуск на подземные этажи нашего здания.
  - Подземные этажи? - переспросил я, вертя в руках выписанный на мое имя пропуск.
  - А ты думал, что агентство занимает только два этажа? - хмыкнул Михаил. - В нашем распоряжении ещё пять подземных! Лаборатория, морг, тир, тренировочный зал - все, что необходимо для работы настоящих некромантов.
  Не хило, ох не хило. У нас в университете всего два. И то, под нужды некроманского отделения выделено всего половина минус первого.
  - Сейчас Александр проведет для тебя небольшую экскурсию по нашей лаборатории, - продолжал тем временем шеф. - Там и познакомишься с нашим магом-экспериментатором. Можешь идти.
  Экспериментатором? Многообещающее начало.
  - Ну, пошли на экскурсию? - весело спросил Саша, когда я вышел из кабинета шефа. Похоже, Мария уже успела посвятить теневика в курс дела.
  Ответил я не сразу, невольно задумавшись.
  Пять подземных этажей. Вот бы в университет на нужды курса хотя бы два. Может, тогда на границе с Заповедным лесом меньше наших погибало бы. От сухой теории толку практически никакого, а места для практики всем не хватает.
  - Коль, - позвал меня Александр, осторожно дернув за рукав футболки, - ты меня слышишь?
  Что-то меня снова не в ту степь заносит.
  - Слышу, - вздохнул я, отрываясь от своих нелегких раздумий. - Ну что, пошли?
  Саша с Марией недоуменно переглянулись.
  - Пошли, - кивнул Александр и направился в другой конец коридора, к незаметной двери.
  Достав пропуск, теневик провел карточкой рядом со специальным сканером. Раздался короткий писк, и дверь с тихим шелестом отъехала в сторону, открывая взору крутую лестницу без перил. Пришлось держаться за выложенные камнем стены, от которых ощутимо тянуло сыростью и холодом, чтоб не упасть и пересчитать ступени собственными ребрами.
  Спустившись вниз, мы оказались в большом светлом помещении, где ощутимо пахло лекарствами и спиртом. Вся комната была заставлена столами, на которых в строгом порядке стояли колбы, баночки с реактивами, разнообразные инструменты, причем многие, к своему стыду, я видел в первый раз.
  Посреди этого идеального порядка стояла, повернувшись к нам лицом, невысокая русоволосая девушка с серьёзными серыми глазами, одетая в выглаженный ослепительно белый медицинский халат.
  - Здравствуйте, - вежливо кивнула она, смотря почему-то только на меня. - Рада видеть вас в некромантском агентстве 'Аид и Ко'. Сейчас вы находитесь в нашей алхимической лаборатории, где мы испытываем новые зелья для борьбы с ядами чернокнижников и средства уничтожения нежити...
  - Это так задумано? - осторожно спросил я тихо хихикающего Александра. - Вы такие экскурсии для всех новеньких устраиваете?
  Руденко, уже не пытаясь сдержаться, согнулся пополам от хохота. Девушка осеклась на полуслове, странно поглядывая на смеющегося некроманта.
  - Так он что, не из санэпидемстанции? - недоуменно спросила она.
  Весело у них тут. Сначала меня приняли за клиента или хорошо сохранившийся труп. Теперь сотрудник санэпидемстанции. Интересно, где это у меня написано? Лоб шалит, что ли?
  Саша отрицательно качнул головой.
  - Я новенький, - тяжело вздохнув, взял я процесс знакомства в свои руки, поскольку от Александра сейчас было мало толку. - Николай Степнов. Можно просто Коля.
  - Елена Никрова, - смущёно произнесла девушка, теребя край халата. - Можно просто Лена. Ну, раз ты не из санэпидемстанции, то, думаю, нужда в мороке отпадает.
  Она небрежно взмахнула рукой, и лаборатория преобразилась. Вместо идеального порядка - разбросанные повсюду инструменты вперемешку с реактивами. Вместо чистоты - грязные колбы, пробирки.
  Я только понимающе хмыкнул. Вот это уже более знакомая обстановка. Похожий беспорядок постоянно царил в лаборатории, выделенной нашему курсу. Привычный рабочий хаос. Главное следить, чтобы реактивы, оставленные в опасной близости, не вступили в реакцию и разнесли лабораторию по камушку.
  - Ленусь, - сказал отсмеявшийся Александр, не переставая, впрочем, ехидно улыбаться. - Может, покажешь нашему новенькому свои последние разработки?
  Девушка радостно улыбнулась:
  - Конечно, пойдем, - она направилась куда-то вглубь помещения, умело лавируя между столами, заставленными шаткими конструкциями, которые могли в любой момент упасть на голову неуклюжего 'счастливчика'. Чувствуешь себя так, будто ходишь по минному полю.
  Осторожно обходя препятствия, мы с Александром пошли за Леной. Она уже ждала нас около самого большого стола, держа в руке какую-то колбу с жидкостью ярко-янтарного цвета. Вот только 'жидкость' почему-то подозрительно шевелилось.
  - Вот, - с гордостью продемонстрировала нам алхимик свое изобретение, - моя последняя разработка. Правда, - Лена замялась, - я до сих пор не знаю, зачем оно.
  - Как, не знаешь? - который раз за день удивился я. Даже когда мы с Витей химичили на 'Основах целительства и знахарства', то хоть смутно, но все же представляя, какой будет эффект. Смутно и не всегда правильно, но представляли. - Даже приблизительно?
  Девушка смущенно потупилась:
  - Задумывалось зелье для ускоренного восстановления магического резерва. Но меня смущает консистенция жидкости. И проверить не на ком, - она тяжело вздохнула: - Почему-то все отказываются.
  Александр хмыкнул:
  - Между прочим, добровольцы испарились после того, как ты шефа своим очередным экспериментом в лягушку превратила!
  - Ну я же случайно..., - похлопала алхимик длинными ресницами.
  Как знакомо. Мы с Виталиком точно так же говорили разозленному профессору с 'Основ целительства', когда во время очередной нашей импровизации мы нечаянно взорвали лабораторию.
  Я внимательно посмотрел на колбу с зельем и невольно почувствовал, как зачесалась правая ладонь и невольно тянулась к колбе. С каждой минутой желание прикоснуться к колбе почему-то нарастало. Настолько, что внутри будто закручивали невидимую пружину, от напряжения к горлу подкатила легкая тошнота, а мысли начали путаться.
  Зелье для ускоренного восстановления магического резерва? Насколько я знал, вся сложность его приготовления заключалась в правильной пропорции простейших ингредиентов, ошибиться в нем можно только в одном случае - если неправильно рассчитать дозу. Но консистенция действительно странная. Зелье слишком густое, словно разбавленное водой жиле.
  Занятно. Теоретически, ничего смертельно выйти не должно благодаря заготовке, пропитанной белой магией.
  - Зелье экстренной очистки организма есть? - на всякий случай спросил я, понимая, что приобретенная в универе любовь к алхимии и рисковым экспериментам вновь дала о себе знать.
  Промелькнула здравая мысль, что пить всякую дрянь, даже из любви к науке - не лучшая идея. Но почти сразу исчезла, погребенная под натиском нездорово обостренного любопытства.
  - Конечно! - возмущенно фыркнула алхимичка. - Я что, самоубийца?
  - Тогда давай сюда свою разработку, - тяжело вздохнув, протянул я руку к колбе. Моя доброта меня погубит.
  Саша посмотрел на меня с грустью и, похоже, мысленно со мной попрощался. Лена, благодарно улыбнувшись, быстро протянула мне колбу. Боится, что передумаю?
  Пальцы неприятно укололо ледяными иглами. Взяв колбу, я осторожно понюхал её содержимое. Пахнет приятно, земляникой - как и оригинальное зелье. Здесь все правильно. Надеюсь, что на вкус эта 'разработка' тоже удобоварима.
  Собравшись с силами, я залпом выпил разработку. Фу, ну и вкус. Будто кошачий туалет поглотил. А вот так точно быть не должно.
  Как бы сейчас не пожалел про свою доброту.
  - Ну, как ощущения? - полюбопытствовала экспериментаторша.
  Прислушался к своему организму. Так, пока все спокой...
  Чувство опасности взвыло слишком поздно. Сначала с глаз будто спала пелена, и я пораженно уставился на колбу, не понимая, как додумался до подобной глупости, в голове прояснилось..., а потом я рухнул на пол, корчась от дикой боли.
  Перед глазами потемнело. С трудом сдерживая тошноту, я услышал, как сдавленно охнула Лена, что-то с грохотом рухнуло на пол. Через мгновение мне бесцеремонно открыли рот, с трудом разжав стиснутые зубы, и влили какую-то ледяную жидкость, от которой горло охватило спазмом.
  - Откуда у тебя черный порошок в лаборатории?! - прозвучал где-то далеко рык Александра, после чего над головой взвыла сирена активированного маяка для белых магов.
  - Не знаю! - рыкнула в ответ алхимичка, снова пытаясь влить мне что-то в рот. - А ну пей, живо!
  Властность, неожиданно прозвучавшая в голосе Лены, заставила подчиниться, и горло обожгло огнем, прокатившимся по всему телу, отодвигая боль на задний план. Перед глазами прояснилось, и я с трудом рассмотрел склонившуюся надо мной алхимичку, сжимавшую в руках очередной стакан с обычной на первый взгляд водой. Её губы неслышно шевелились, а от фиолетового пламени, горевшего в серых глазах без малейшего намека на зрачок, у меня по коже пошли мурашки. А пока я удивленно рассматривал некромантку, она снова заставила меня выпить воду, от которой теперь несло тиной, а горло распухло, словно я съел целое ведро крапивы.
  Боль медленно, с неохотой отступала, огрызаясь спазмами и стреляющей болью в голове и суставах. Напоследок от тела, словно без наркоза, оторвали приличных размеров кусок. И боль окончательно ушла, оставив после себя неприятное покалывание в области сердца.
  - Все? - сдавленно прохрипел я, с трудом сев на полу и прислонившись спиной к ножке стола.
  Со стороны лестницы раздался топот и встревоженные голоса, и вокруг меня собралась приличная толпа сочувствующих. Лена, бледная как сама Костлявая, сидела на полу рядом со мной, чуть в стороне замерли теневик, шеф, Вик... и несколько белых магов, деловито шарящие по лаборатории, не обращая на меня внимания. Куда больше их заботила колба, отданная Сашей.
  Хм, почему коллеги так ошарашено смотрят на моё плечо?
  - Нет, - мурлыкнул кто-то мне на ухо. - Все только начинается...
  Я с трудом повернул голову. На моем правом плече сидел пушистый дымчато-серый котенок. Длинные, забавные ушки с почти беличьими кисточками постоянно шевелились. Серо-зеленные глаза пристально изучали меня.
  - Ты кто? - откуда у меня на плече появился говорящий котенок?!
  Ничего себе глюки от зелья. Не знаю, чем меня чуть не угробили, но получился точно не ускоритель восстановления магического резерва.
  Котенок весело сверкнул серо-зеленными глазами:
  - Твоя совесть!
  Я в шоке уставился на коллег, понимая, что они тоже видят 'глюк'. А ведь зелье выпил только я.
  Вот подстава.
  
  
****
  
  - Ну и как это понимать?! - тихо шипел я в кабинете начальства, невежливо тыкая пальцем в жутко довольного котенка, сидевшего на коленях магички. Девушка вжалась в спинку кресла и нервно поглаживала животное по спине.
  Выглянув в коридор и убедившись, что белые маги все ещё изучают место преступления и не обращают на наш разговор внимания, я ещё тише добавил:
  - Я работаю здесь третий день, а меня уже пытались съесть, изнасиловать и, в конце концов, материализовали совесть!
  Неудачную попытку отравления я опустил. Не верилось, что Лена имела к этому отношение. Потому что, спасая меня, девушка раскрыла талант, за который белые маги затаскают до смерти по всевозможным лабораториям, сканируя ауру и выворачивая душу наизнанку. Дар шептуний считался одним из самых опасных и, в отличие от мифического дара пожирателей, встречался намного чаще. Одним только желанием и собственным силовым полем шептунья могла сотворить как эликсир вечной жизни, так и мертвую воду или что похуже, смотря на что хватит сил.
  И, как и любую другую магию, этот дар не всегда использовали во благо.
  Смысл меня травить, а потом так подставляться? Никакого.
  - Ну и что? - насмешливо спросил шеф, неспешно садясь за свой стол. Но сила, с которой он жал шариковую ручку, показывала - Золотох не так спокоен, как кажется на первый взгляд. - Ты прекрасно знал, куда тебя отправляют на место работы. А на счет совести - не вижу здесь ничего плохого.
  - Ну я же не знала, что так получится, - хлюпнула носом Лена, смотря на меня полными слёз глазами. - Я не хотела...
  Ненавижу, когда женщины плачут! Постоянно чувствую себя виноватым, даже если это не так!
  Правда, на подсознании вертелась подлая мысль, что как-то не вязался образ почти плачущей девушки с властным тоном и ледяными глазами шептуньи, когда меня в экстренном порядке вытягивали с того света. Чуял подвох.
  - Степнов, - с укором произнес шеф, тоже пристально следя за коридором. По напряженно сцепленным в замок пальцам было видно, что он чего-то ждал. Или кого-то. - Тебе не стыдно? Взял, довел бедную симпатичную девушку до слёз. Не по-мужски это.
  - А создавать проблемы на ровном деле - очень даже по-женски, - фыркнул я, начиная медленно остывать.
  - Сам виноват, - невозмутимо пожал плечами Михаил. - Ты зачем зелье выпил?
  А вот это очень хороший вопрос. Не по доброте же душевной я решил помочь коллеге по любви к экспериментам? Что-то не вовремя эта любовь проснулась. Куда делась моя осторожность? Из всех студентов я тщательнее всего следовал инструкции по безопасности, один из пунктов которого гласил: 'Не пей непонятно что без целителя под боком. А если зелья готовил не ты - вообще не пей'. И куда делся здравый смысл? И что за странный зуд и жар не давал покоя, толкая к проклятой колбе?
  Задумавшись, плюхнулся на стул возле Лены. Девушка настороженно покосилась в мою сторону, крепче прижав к груди котенка. Тот сдавлено мяукнул, намекая, что он не подушка, чтобы его сжимать. Понаблюдав за мучениями кота, я решительно отобрал мелкого у некромантки. Совесть с благодарностью лизнул руку и затих.
  Ситуация - хуже не придумаешь. Вызванные теневиком белые маги переворачивали лабораторию верх дном, выискивая малейшие нарушения. Надеюсь, Лена успела затереть все магические следы своего дара, иначе на горизонте появлялись очень серьезные проблемы.
  Но следователи молчали, не спеша с нами заговаривать, словно забыли о нашем существовании. Молчание нервировало, так что мы собрались в коридоре рядом с Машиным столом и напряженно наблюдали за следователями, в любой момент ожидая крупной гадости. Меня тут же усадили в родное кресло для гостей и начали отпаивать уже ненавистным чаем с ромашкой. Котенок, тщательно вылизавшись у меня на коленях, залез ко мне за пазуху и там затих, стараясь лишний раз не привлекать к себя внимания. Говорить в присутствии белых магов он, к счастью, тоже не стал.
  Оказалось, белые маги про меня не забыли. Просто ждали начальство, которое и должно было разбираться с полудохлым некромантом. И при виде этого самого начальства я пожалел, что не могу провалиться под землю.
  Целитель, прибывший на вызов, провел осмотр и как раз заканчивал писать отчет, когда рядом с агентством припарковался белый внедорожник с госномерами. А я, увидел через окно и машину, и выходившего из неё белого мага, поперхнулся чертовым чаем.
  В логово некромантов явился сам Евгений Завзятов, верховный белый маг Мирославля.
  План по не привлечению внимания дал трещину.
  - А этот что здесь забыл? - со свистом выдохнул Вик, мгновенно напрягшись и недобро смотря на входящего в агентство белого мага. Его как раз встречал один из подчиненных, что-то тараторя и эмоционально жестикулируя.
  Маша тоже нахмурилась и решительно встала из-за стола.
  - Оставайтесь здесь, я разберусь, - сухо бросила некромантка, подобравшись, будто перед ожесточенной схваткой.
  Остальные спорить не стали. Лишь Золотох обнял за плечи заметно нервничающую Лену и ответ в кабинет, что-то успокаивающе шепча на ухо. Александра с Васей как-то невзначай заняли место у стола наблюдателя, перекрывая дорогу в кабинет. А Вик встал рядом со мной, скрестив руки на груди и пристальное наблюдая за Машей, которая что-то пыталась объяснить Завзятову.
  Но тот её почти не слушал. Резко отмахнувшись, он что-то процедил сквозь зубы, от чего некромантка вздрогнула и поникла, а сам нашел глазами 'пострадавшего' и решительно направился ко мне.
  Хуже не придумаешь. Не знаю, что этот белый червь ему наплел, но в бешенстве верховный маг натворит немало бед. Нужно что-то делать и срочно. Тем более сейчас, узнав, что его самая дорогая инвестиция чуть не отбыла на встречу с Костлявой.
  - Где девчонка? - первым же делом требовательно спросил белый маг, зло смотря на некромантов, преградивших ему дорогу в кабинет Золотоха.
  Саша с Васей уступать ему дорогу явно не торопились. Но на пороге как раз возник шеф с немного успокоившейся, но все ещё дрожащей от страха Леной.
  Верховный точно почувствует дар шептуньи. Достаточно проверить ауру - вряд ли за столь короткое время след исчезли.
  - Евгений... - начал шеф, но я его грубо перебил, мрачно смотря на белого мага:
  - Она ни при чем.
  От моей наглости опешили все, начиная с подчиненных Завзятова и заканчивая моими коллегами. Маша, побелевшая больше Лены, нервно сглотнула и скорчила мне страшное лицо, призывая молчать, но я неотрывно смотрел в потемневшие от злости глаза верховного мага.
  - А вот это я буду решать, - обманчиво ласково произнес Завзятов, взглядом приказывая не лезть.
  Напугал Ёшу руной изгнания.
  - Не вы, а суд, - педантично заметил я, расслабленно откинувшись на спинку кресла, ничуть не впечатленный тяжелым взглядом белого мага. Насмотрелся за десять лет, уже иммунитет выработал. - Но до него не дойдет.
  Шеф явно хотел удавить меня прямо в кресле, не стыдясь присутствия белых магов. Остальные же настолько выпали из реальности, что просто переводили дикие взгляды с меня на верховного мага, почему-то не испепелившего 'недалекого мальчишку' на месте за дерзость.
  - Это ещё почему? - а вот Завзятов наоборот, начал успокаиваться.
  Раз я влезаю, куда не надо, да ещё и права качаю, значит, жить буду. И два взбешенных некроманта не разнесут Мирославль по кирпичику, мстя за пострадавшего сына.
  - Посмотрите улики, и сами поймете.
  По-моему, Маша начала читать молитву. Или тихо материла меня сквозь зубы, с ужасом ожидая реакции начальства. А Завзятов, к полному шоку всех присутствующих, тяжело вздохнул и устало пробормотал:
  - Вот послала Костлявая мне занозу в одном месте. Коля, говори прямо. Какую именно улику я должен изучить?
  - Колбу, в которой было зелье.
  Завзятов требовательно посмотрел на одного из подчиненных, и ему тут же принесли запечатанный пакет для вещдоков, в котором лежала колба. Сорвав печать, он жестом отодвинул Сашу от стола и поставил на него орудие преступления, нарисовав в воздухе три светящиеся белым светом руны. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом поверхность колбы пошла рябью, и от нее медленно отделились несколько слепков аур. Ещё одна руна, и вокруг каждой ауры образовался светящийся контур, медленно превращающийся в две прозрачные пластины, надежно защищающие слепки от повреждений.
  Три отпечатка. Один - совсем свежий, принадлежал мне. А вот два других появились почти одновременно. Но только в одном из них были уродливые черные пятна, указывающие на вредоносную магию.
  - Маша, слепок ауры девчонки, - сухо бросил верховный маг, отложив в сторону отпечаток моей ауры.
  Было видно, что наблюдателю неприятно выполнять приказ. Маша бросила на Лену извиняющийся взгляд, достала из кармана брюк связку ключей и на несколько минут исчезла в кабинете Золотоха, гремя ящиками. Вернулась уже с тонкой папкой, из которой достала пластину с аурой шептуньи.
  Коллеги затаили дыхание, пока Завзятов внимательно сверял слепок ауры Лены со следами, снятыми с колбы.
  - Не совпадает, - странным тоном произнес Евгений, возвращая Маше слепок из личного дела, и повернулся ко мне. - Обвинения в служебной халатности выдвигать будешь?
  - Нет, - отчеканил, твердо смотря в глаза верховному магу.
  Тот скривился, но все же кивнул:
  - Хорошо. Проверьте систему безопасности. Маша, мне нужны списки всех работников агентства за последние пять лет. Включая уволившихся, погибших и пропавших без вести.
  Наблюдатель кивнула и вернулась к компьютеру, незамедлительно выполняя приказ. Верховный маг махнул рукой подчиненным, чтоб приступали к опросу свидетелей.
  - Золотох, я одолжу твой кабинет, - не дожидаясь ответа, Завзятов выразительно указал мне на кабинет и первым скрылся за бронированной дверью. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
  Закрыв за собой дверь, я занял стул напротив Евгения Петровича. Стены кабинета вспыхнули алым - маг поставил защиту от прослушивания. Значит, заведет свою любимую песню.
  Заговорил Завзятов не сразу. Задумчиво барабаня по столу пальцами, верховный маг рассматривал меня пристальным взглядом. Наконец он вкрадчиво произнес:
  - Степнов, что за игру ты затеял?
  Вам расскажи и вы захотите.
  - А какую вы хотите на меня повесить, Евгений Петрович? - тем же тоном ответил я, внимательно следя за мимикой белого мага.
  Верховный задумчиво поправил очки, и я напрягся, укрепляя ментальные щиты. Мало кто знал, что зрение у Евгения Петровича - идеальное, а очки - все лишь прикрытия для артефакта, позволяющего читать поверхностные эмоции собеседника. Скрытый детектор лжи, если знать, что спрашивать и как понимать ответы.
  - Николай, пособничество чернокнижникам - серьезное преступление, - издалека зашел Завзятов. На дне карих глаз поблескивало опасное серебряное пламя, надежно скрытое стеклами очков. Если не знаешь, что искать.
  А причем здесь чернокнижники? Впрочем, согласен, судя по разводам на слепке неизвестного мага, мой отравитель вполне мог оказать черным магом. Только чем я им не угодил? И я ли? Может, зелье предназначалось кому-то другому?
  - Не спорю, серьезное. И если вы не заметили, они пытались меня отравить, а не передали ингредиенты для бомбы, чтоб я подорвал штаб белых магов, - спокойно ответил я, чувствуя, как по поверхности ментального щита прошлись невидимые когти. Резкий звук, слышный только мне, неприятно ударил по ушам. - Я - пострадавший, а не преступник. Это раз. И два - вы действительно считаете, что я стал бы помогать убийцам моей сестры?
  - Нет, - согласился маг, сцепив руки в замок. Давление на щит усилилось. - Может, ты им отказал или ещё как-то перешел дорогу.
  Словесное фехтование, в котором мы упражнялись не первый год. Укол, парирование, отход. И так снова, и снова, пока верховному магу не надоест.
  - Я в столице четвертый день. И понятия не имею, чем не угодил черным магам, которых вообще не должно быть в Мирославле, - моя очередь 'нападать'. - Ваша хваленая защита дала сбой, и я чуть не расплатился за это жизнью.
  Мимо.
  - Меня больше интересует, как с твоим уровнем подготовки ты попался на простейшем проклятии подавления воли, - проигнорировав мой выпад, мягко улыбнулся верховный маг. Вот только глаза оставались ледяными. - Если мне не изменяет память, на последнем курсе академии у тебя был целый курс, посвященный борьбе с проклятиями чернокнижников. Или преподаватели университета так сильно отвлекали тебя дипломной работой, что времени на этот курс не осталось?
  Нет, все банальнее. Я расслабился и прощелкал временной зазор между вскрытием печати и активацией проклятия. За что и поплатился.
  - Видимо, так и сейчас. Если судить по твоим итогом результатам, - холодно закончил Завзятов.
  Как я и думал, наша песня хороша - начинай сначала. Верховный белый маг ещё долго не простит мне пережитый позор.
  - Евгений Петрович, понимаю, вы разочарованы, что я не сдал выпускной экзамен в вашей академии...
  - Ты не просто не сдал, - недовольно поправил меня Завзятов. - Ты провалился с таким треском и скандалом, что я три часа выслушивал нецензурные вопли Нижней палаты магов, смысл которых сводился к тому, что я потратил семь лет и бездну денег на бездарное стихийное бедствие, по ошибке именуемое некромантом.
  Слова мага не тронули. Я не просил зачислять меня в академию, где обучали лишь избранных некромантов. Будто мне заняться нечем было в свободное от университетских пар время. Меня поставили перед фактом. И странно, что рассчитывали, будто я смирюсь с уготованной участью.
  - Евгений Петрович, сколько детекторов лжи я должен ещё пройти, чтобы вы поверили: я провалил экзамен не спе-ци-аль-но, - медленно, по слогам ответил я, неотрывно смотря бывшему учителю в глаза.
  Верховный маг широко улыбнулся:
  - Ты можешь пройти тысячу детекторов, сколько угодно смотреть на меня своими честными глазами, но я все равно буду знать, что провалился ты намерено. Более того, тщательно все спланировал, и не без помощи некоего господина Сафронова. Который после твоего провала гордо хлопнул дверью и упорхнул под крыло магистров Верхней палаты.
  Завзятов со странным удовольствием смаковал каждое слово, будто гордился моим поступком. Что ж, в некотором роде так и было. Потраченные на меня деньги и время не прошли даром - я обставил все так, что ни один магистр Нижней палаты не позволит мне занять пост не только в штабе белых магов, но и вообще в любом госучреждении. Чего я и добивался.
  - Не смотря на это, мое предложение ещё в силе. Да, Палата магов, мягко говоря, разочарована твоими результатами и считает, что я изрядно переоценил твои таланты, - Завзятов снял очки и вкрадчиво произнес: - Но мы оба знаем, что из тебя получится прекрасный наблюдатель первого уровня. Не сразу, лет через пять-семь. Все-таки реальность отличается даже от наших практических занятий. Мы научили тебя извлекать максимум из скудных умений, обращать свою слабость в силу. Грех не использовать твою уникальность во благо.
  И снова эти приторные речи, от которых сахар на зубах скрипит, а висящая на ушах лапша подметает пол. Сколько раз мы это проходили? Раз триста, если не более.
  - Мой ответ тот же, - слишком резко ответил я. - На моем гербе все ещё лев, а не крыса.
  И все же, должен признать - умение Завзятова извлекать выгоду из любого мага, даже с таким изъяном, как у меня, вызывало невольное восхищение.
  - Что ж, я подожду, - ни капли не расстроился верховный маг. - Пройдет время, ты поваришься в котле столичных страстей, пообщаешься с любимой тетушкой, друзьями детства..., врагами детства. И поймешь, что я был прав.
  Очень сильно сомневаюсь.
  На этом обмен любезностями закончился. Завзятов просканировал мою ауру, залатал в ней дыры и выписал рецепт зелья, за которым я должен был зайти в аптеку. Причем не в обычную, а специализирующуюся на элитных лекарствах, которые выдавались только по разрешению белых магов.
  На бумажку с рецептом я смотрел, словно на инструкцию со смертельным ядом. И не откажешься, и не выкинешь. Проверит ведь, взял ли я лекарство или нет. Евгений Завзятов иногда превращался в мой сущий кошмар - сверхзаботливую няньку. А все из-за нежелания потерять ценного потенциального кадра и опасения, что могут натворить мои родители, если с их сыном что-то случится. Точнее, он не столько опасался двух некромантов, хоть и сильнейших, сколько сомневался, что справится с ними быстро и бескровно. А зачем создавать конфликт, если его дешевле избежать, притворяясь другом неудобным противникам.
  Впрочем, неприятные сюрпризы на этом не закончились. Следом за рецептом в мои руки перекочевал конверт с эмблемой банка белых магов. И я уже догадывался, что там находится. Безлимитная кредитная карточка - очередная попытка задобрить меня и моих родителей. Не хватало только надписи: 'Смотрите, как мы о вашем сыне заботимся! Столица - город дорогой, а ваш малыш может ни в чем себе не отказывать, все оплатим'
  Естественно. Верховный маг же знает, что ничего оплачивать не придется. Я скорее руку себе отрежу и загнусь от голода, чем воспользуюсь деньгами белых.
  - Ты в столице всего пару дней, а уже влип в неприятности, - вздохнул белый маг, первым покинув кабинет Золотоха. - Смерти моей хочешь? Твои родители все уши мне прожужжали, как с толком и расстановкой будут откручивать мне голову, если с их чадом что-то случится.
  'Наказать бы тебя за нарушение субординации, но так и быть, раз ты сегодня пострадавший, сделаю вид, что ничего не было, - раздался в голове задумчивый голос дяди Жени. Но спустя мгновение он жестко добавил: - Но чтоб это было в последний раз. Мирославль - не Стрелецк, Коля. Здесь ты подчиняешься моим правилам'.
  Намек на инцидент с Леной. Да уж, тут я перегнул палку, поставив авторитет мага под сомнения на глазах у других белых червей.
  - Будет лучше, если этот инцидент останется между нами, - я чуть заметно наклонил голову, показывая, что предупреждение услышал и взял его к сведению.
  - Безусловно, - криво усмехнулся верховный маг. После чего повернулся к Вику, с которым подчиненные уже закончили, и сухо бросил: - Северов, отвезите Николая домой. Отвечаете за него головой. И передавайте матери мое приветствие и наилучшие пожелания.
  От слов белого мага Вика перекосило.
  - Всенепременно, - ледяным тоном процедил некромант, испепеляя Завзятого ненавидящим взглядом. Но верховный даже не обратил на это внимания, отвернувшись к Маше.
  Некромант глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться, и перевел на меня полный неприязни взгляд, которого я удостоился в первый же день приезда.
  - Пошли, чистокровный, - Вик отвернулся и направился к выходу из агентства. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Чувствуя, как спину жгли недоуменно-настороженные взгляды коллег.
  А я уже надеялся, что такого отношения удалось избежать. Хоть раз. Но вновь появился верховный маг Мирославля и вывернул мою жизнь наизнанку, как и десять лет назад.
  Я вытащил из-за пазухи недовольно заворчавшего котенка и застегнул куртку, после чего новоприобретенный питомец вновь вернулся в свое убежище, подальше от внимательных взглядов белых магов. А я никак не мог отделаться от мерзкого ощущения, возникшего с приездом Завзятого.
  Чистокровный. Как же я порой ненавижу самоназвание потомственных магов! И белых, которые провели между простыми некромантами и нами черту, подчеркивая, что к потомственным относятся куда лояльнее. Не объясняя причин такого отношения. А ведь причина проста, как мир - разобщить и стравить нас между собой. И у них с блеском это получается!
  У выхода из агентства я обернулся, бросив на Завзятого последний взгляд. Он как раз что-то говорил одному из подчиненных, отдавая список. И я замер, отчетливо прочитав по его губам: 'Чернокнижники. Снова метка подчинения'.
  - Ты идешь? - раздраженно окликнул меня Вик, и я бросил за ним, пока верховный не обратил на меня внимания и не понял, что я снова влез не свое дело.
  Уж кто-то, а он о моем таланте знал лучше всех, не считая Кирилла. А вид у меня был слишком ошеломленным, чтоб скрыть знания, которые мне не предназначались.
  Раз использовали метку, значит, зелье предназначалось именно мне. Но зачем? Чем я привлек их внимания? Меня пытались убить или... или что?
  От сумбурных размышлений меня отвлекла ругань Вика.
  - Шины прокололи, мрази! - прорычал некромант, пнув колесо Жигулей.
  Я мрачно посмотрел на служебную машину, которой неизвестный 'доброжелатель' проткнул все четыре колеса. И если одна запаска у Вика ещё была, то где взять ещё три, мы не представляли.
  Детский сад, а не следователи.
  Бросил взгляд на камеры, но нашу машину удачно закрывал высокий бус белых магов. Так что даже доказать, что виноваты именно они, не получится.
  Виктор ещё раз выругался, вымещая злость на испорченном колесе.
  - Скажи спасибо дружкам, домой топаем пешком, - процедил некромант, немного успокоившись, и быстрым шагов побрел в сторону метро. - И в автобус в час пик я не полезу. - Отойдя от меня на добрый десяток шагов, он обернулся и недовольно бросил: - Эй, ты там идешь?
  Я не ответил, начертив носком ботинка неровный символ возле буса белых магов. Руна вспыхнула черным светом, и я тщательно её затер, впитывая в руку полученную концентрированную некросилу. После чего прогулочным шагом направился к Вику, лишь на мгновение прислонившись к машине белых и постав импульс некросилы в двигатель.
  Невозмутимо обошел коллегу, опешившего от моих манипуляций, и начал спускаться по ступеням, насвистывая незатейливый мотивчик гимна факультета некромантов.
  Пусть теперь эти белые попробуют отсюда уехать. В идеале, конечно, было и машину Завзятого вывести из строя, но я мгновенно себя одернул. Дергать тигра за хвост - верх дурости. Особенно если ты - беззубый львенок. Отращу зубы и когти, тогда можно и напомнить верховному магу о 'смерти' моей сестры и прочих прелестях, появившихся в нашей жизни из-за этого белого.
  
  
****
  
  Станция метро, находившаяся в трех кварталах от моего дома, встретила нас непривычной тишиной и безлюдностью. Я недоуменно посмотрел на часы, висевшие над черным зевом туннеля для поездом. Половина шестого.
  И где все?
  - Здесь всегда так? - насторожено спросил у Вика, проходя вглубь станции, к мерно шелестящему эскалатору. Котенок, всю дорогу проспавший у меня за пазухой, вылез наружу и теперь гордо восседал на моем плече, держась коготками за ткань куртки, и с любопытством оглядывался по сторонам.
  - Без понятия, - некромант как-то нервно осмотрелся, передернув плечами. - Простые люди этой станцией не пользуются, над нами - район Брастов. Да и маги лишний раз не связываются с гиенами. Но чтоб совсем ни души... Нехороший знак.
  Пока мы поднимались по эскалатору, коллега что-то внимательно выглядывал на стенах. На мои вопросы он больше не отвечал.
  Только не говорите, что на сегодня мои приключения не окончены.
  Я как раз сошел с эскалатора, когда за спиной раздался отчаянный вопль Вика:
  - Стой!
  Поздно. Я и сам заметил нарисованную алой краской ехидно скалящуюся гиену, но не на стенах, где символ выглядывал коллега, а на площадке, прямо перед собой. Но заметил слишком поздно, только когда наступил на неё ботинком, и рисунок полыхнул огнем.
  Сглазил.
  За нашими спинами возникла энергетическая стена, перекрывая пути отступления.
  - Влипли, - радостно констатировал котенок, пока с Виком мрачно разглядывали чертову гиену.
  - Может, не заметят? - предположил я, впрочем, не особо веря в такую удачу. Если из всех станций метро мы выбрали именно ту, где Брасты решили замутить вечеринку, то удача сегодня явно не на нашей стороне.
  - Держи карман шире, - мрачно подтвердил мои опасения коллега. Обойдя меня, Вик направился дальше по широкому переходу. - Идем, быстрее начнем - быстрее выберемся.
  Через несколько десятков шагов переход начал сужаться, спускаться куда-то вниз, под землю. Несколько раз нам попадались эскалаторы, ведущие на другие платформы, но все они были защищены теми же силовыми барьерами.
  Гиены не оставили своим 'гостям' ни малейшего шанса избежать вечеринки.
  Постепенно освещение в переходе тускнело, и вскоре воцарился полумрак, освещенном лишь магическими фонарями с алым огнем. Ещё через пару шагов мы столкнулись с первыми 'хозяевами'. Два некроманта вынырнули из бокового коридора, спокойно пройдя через барьер, держа в руках баллончики с алой краской. Нас они не заметили, так спешили дальше по переходу, где слышался постепенно нарастающий гул клубной музыки.
  Через несколько минут некромантов вокруг нас стало больше, но многие из них либо занимались своими делами, рвано дергаясь под гремевшую в динамиках станции музыку или выясняя отношения с наступившим на ногу партнером, либо были слишком невменяемы, чтобы приставать к незваным гостям. Вик брезгливо поморщился, переступая через развалившегося посередине прохода парня, от которого разило дешевым пойлом.
  - Приготовься, подходим к 'королевским покоям', - скорее прочитал по губам, чем услышал я слова мрачного Вика.
  В воздухе ощутимо тянуло чем-то приторно-сладким, смешанным с вонью расплавленного пластика. Совесть несколько раз тихо чихнул и в итоге спрятался в капюшоне, который я накинул на голову. Сомневаюсь, что меня узнают, герба Степновых на лбу нет, но и лишний раз светить лицо не хотел.
  А ещё через несколько шагов, завернув за угол, я понял, что имел в виду Вик, говоря о 'королевских покоях'.
  Мы оказались на заброшенной станции, переделанной под своеобразный 'клуб': справа от нас в ржавом вагоне находилась 'барная стойка', ещё несколько вагонов использовали как танцевальные площадки, прыгая под ритмичную музыку, от которой мгновенно разболелась голова.
  Между хаотично расставленных столиков, оплавленных магией гиен, сновали пьяные и полуголые некроманты из свиты семьи Брастов. Несколько магов даже подрались за место у главной достопримечательности зала - огромной площадки между четырьмя большими колонами в центре зала, где насмерть сцепились две выверны с черными, сделанными из антрацита ошейниками.
  Звери рвали друг друга на куски под улюлюканье невменяемой толпы, на мраморном полу расползались уродливые кровавые пятна. Ещё несколько крылатых ящериц приковали цепями к каждой из колонн, и они плевались огнем в дразнивших их некромантов. Но чахлые огненные плевки отскакивали от силовых барьеров, не причиняя хохочущим извергам вреда.
  Выверны с черного рынка? Серьезно? У Брастов совсем плохо с финансами, раз они покупают опаснейших животных без лицензионной защиты?
  Вик дернул меня за рукав, и смешался с толпой, пытаясь обойти 'арену' с вывернами.
  - Ставки! - проорал мне в ухо какой-то парень. Я поморщился от резкого запаха пота и перегара, которыми несло от некроманта. - Принимаю ставки! Желтохвостый каменник или черный плоскомордник? Какая выверна выиграет поединок на смерть?! Делаем ставки!
  Я с трудом протиснулся между орущими и рвущимися сделать ставу некромантами, пытаясь поспеть за Виком. Ориентироваться в этом кошмаре эпилептика, под какофонию ритмичных звуков, по ошибке названных музыкой, было сложно. А некромант, словно змей, проскальзывал между некромантами, не замечая давки, и рвался к выходу из зала.
  Куда он так спешит? Даже если нас заметят, то примут за незваных гостей и выпроводят на выход. Проблемы могут быть только у меня, как у давнего врага семьи Брастов. Но что-то слабо верилось, что Вик, даже не следивший, поспеваю ли я за ним, заботился именно обо мне.
  И тут в зале воцарилась мертвая тишина.
  - Вы посмотрите, кто к нам пожаловал! Виктор Северов собственной персоной! - усиленный магией голос прогремел в зале, словно вой зомби в цитадели белых магов.
  И этот голос был до боли знаком. Точнее, презрительно-высокомерные интонации, обманчивая мягкости и тягучесть, с вечно бесившей меня привычной лениво растягивать гласные.
  Вокруг нас с Виком тут же образовалась пустота: подхалимы Брастов отпрянули от нас, словно от прокаженных, позволяя хозяину разглядеть незваных гостей.
  В двух шага от нас стоял Роман Браст. Жилистый, поджарый некромант с угольно-черными ледяными глазами и коротко стриженными белыми волосами - меткой Костлявой госпожи. Смазливое, породистое лицо портил рваный шрам на левой щеке. По словам Романа, полученный в хватке с дикой выверной, заползшей в его дом, а на самом деле - след от хлыста отца, когда тот переусердствовал с наказанием сына.
  Я быстрым взглядом прошелся по одежде некроманта, помня о дурацкой привычке Брастов выставлять напоказ символы своей власти и способностей. Роман этого порока тоже не избежал - на указательном пальце правой руке, вокруг которого была намотана цепь, тянувшаяся к окровавленной выверне, было массивное кольцо из черненого серебра. На цепочке, выглядывающей из распахнутой на груди рубашки - диск с изображенным на нем мечом, объятым огнем.
  Наследник семьи и боевой маг. Не могу понять, магистр тлена или нет, но все равно опасный и серьезный противник.
  Вот только слишком самонадеянный и жадный. По крайней мере, был таким десять лет назад, и сомневаюсь, что со временем его характер улучшился.
  Роман погладил по окровавленной морде одну из выверн и с притворным сочувствием цокнул языком:
  - Вик, Вик, Вик. Я погляжу, с памятью у тебя совсем беда. Разве я не предупреждал, что будет, если ты ещё хоть раз появишься рядом с моей семьей? А тебе хватило наглости заявиться на вечеринку, да ещё и без приглашения.
  Вик молчал, напряженно замерев напротив Романа. Коллега подобрался, словно перед броском, сжал руки в кулаки и разглядывал гиену сквозь нехорошо прищуренные глаза. На свиту Романа он даже не взглянул, словно не считая их достойными противниками. А зря, стоящие за спиной Браста подхалимы со странным предвкушением следили за каждым движением Северова.
  Я же их не интересовал, удостоился лишь мимолетных взглядов и нескольких презрительных смешков по поводу внешнего вида, слишком дешевого для местной тусовки. Роман на меня даже не посмотрел.
  А вот Вик - другое дело. Стоявшие в первых рядах некроманты смотрели на него с азартом и нетерпением, словно охотничьи псы, которые ждали приказа хозяина, чтобы разорвать добычу на части. А те, кто стоял подальше от 'арены' бросали на Северова сочувственные взгляды и осторожно крались к выходу с заброшенной станции. Не прошло и минуты, как вокруг нас остались только цепные псы гиен.
  - А ты метки нарисую на всех станциях города, чтобы я точно не промахнулся, - голос Вика звучал отстраненно и равнодушно, словно его не волновали некроманты, готовые броситься на нас по приказу хозяина. Лишь желваки, выступившие на скулах, и холод смертоносного заклинания, зажатого в кулаке, разрушали ложное впечатление.
  Жавшиеся к ногам Романа крылатые ящерицы, чуть не разорвавшие друг друга на части, плотоядно облизнулись, но не сдвинулись с места, сдерживаемые заклинанием контроля.
  Заклинание контроля?
  Пользуясь тем, что мое лицо скрывал капюшон куртки и светящихся глаз никто не заметит, переключился на магическое зрение и увидел, что нити защитных куполов, подчиняющих заклинаний и силовых барьеров тянулись к одному единственному браслету на левой руке Романа. И с трудом сдержал довольную улыбку.
  Жадность тебя погубит.
  - Врать нехорошо, Вик, - протянул Роман, склонив голову на бок и с издевательской усмешкой разглядывая заклинание Северова. - На метку наступил не ты, а этот..., - гиена демонстративно повернулся к Вику спиной и брезгливо посмотрел на меня. - Кстати, кто это? У вашего отряда самоубийц пополнение?
  Свита Романа пришла в движение. Оттеснив назад молодняк, вперед вышли несколько некромантов, с такими же, как у Романа, белоснежными волосами, но в обманчиво простой, свободной одежде. Вот только я всей аурой чувствовал жар от амулетов, скрытых под их одеждой. Жар, от которого шло неприятное, разъедающее жжение, словно на кожу попало несколько капель крапивной настойки.
  Магистры тлена. Минимум трое. А сколько их ещё может скрываться в толпе? Даже думать не хотелось.
  Нас не собирались отпускать живыми.
  Да что такого Вик не поделил с Брастами, что они собираются нарушить пару десятков законов белых магов?
  Вик тоже заметил магов, явно занявших боевой порядок. Они ждали, пока наследник семьи наиграется с новыми игрушками, чтобы размазать нас тонким слоем.
  - Впервые его вижу, - пожал плечами коллега, мазнув на мне равнодушным взглядом. - Не втягивай в наши разборки посторонних, пусть валит.
  Попытка похвальная, да только напрасная. Я уже рассмотрел в толпе тех двоих, с которыми мы столкнулись в переходе. И судя по их скалящимся мордам, сдали нас именно они.
  - Нет, Вик, так не пойдет, - подтвердил мои догадки Роман. Он намотал на руку цепь одной из выверн и неспешно, плавной походкой хищника, крадущегося к добыче, приблизился ко мне. - Мои люди видели, как вы шли сюда вместе. Сам лицо откроешь или тебе помочь?
  Северов начал поднимать руку, собираясь бросить в гиену заклинание. Но я успел раньше. Контрзаклинание врезалось в руку Вика, разрывая ткань смертельного проклятия в клочья. Некромант выругался, прижимая к груди временно парализованную руку. А Роман даже не дернулся, лишь вопросительно вскинул брови, остановившись в двух шагах от меня.
  Вот тебе и отсиделся до Нового года.
  - Ты сегодня на удивление разговорчив, Роман, - язвительно бросил я, откидывая капюшон и прикрывая им вцепившегося в шею котенка. - В прошлую нашу встречу ты словно язык проглотил.
  Свита гиены опешила. Несколько некромантов даже бросились ко мне, но Роман вскинул руку и отшвырнул их назад, чем окончательно выбил из колеи. А сам пристально всмотрелся в мое лицо, узнав знакомые интонации. И расплылся в той самой довольной улыбке, от которой у меня с детства сводило зубы, а в груди клокотало от бешенства.
  Узнал.
  - Да я сегодня сорвал джекпот, - Роман раскинул руки, словно собирался заключить меня в объятия. - Ребята, вы не поверите, кого занесло в нашу скромную обитель. Наследник сильнейшей семьи некромантов, Николай Степнов собственной персоной! Друг мой, как же я рад тебя видеть.
  - Не буду врать, радость невзаимная, - я отошел к Вику, бросив на него предостерегающий взгляд.
  Сказать, что гиены были в шоке, значит сказать ничего. Даже магистры тлена смотрели на меня, словно на давно почившего предка, явившегося отобрать сворованное наследство. А ещё некроманты заметно приуныли, уже не уверенные, что встреча закончится кровопролитием. Одно дело убить безродного некроманта, другое - связываться с потомственным. Хоть где-то древняя кровь дает преимущество, которым не противно воспользоваться.
  Но реакция Романа меня настораживала.
  - Ни капли не изменился, лев, - криво усмехнулся Браст, словно довольный тем, что давний враг вот-вот испортит ему все веселье.
  Или я переоценил значение крови?
  - О тебе могу сказать то же, гиена, - тем же тоном ответил я.
  Хотелось выбрать более грубое слово, вроде ненавистного Брастам 'падальщика' или 'мусорщика Костлявой'. Но три магистра тлена - внушительный стимул для тщательного подбора слов.
  Нужно отсюда выбираться. Срочно. Но использовать козырь, врученный утром вахтершей, не хотелось. Может, если никто не узнает о моей осведомленности, тетушка не обратит на меня внимание? Старую Гюрзу я опасался намного больше Романа.
  - Вик, а ты не промах, - с издевкой хмыкнул Браст. - Решил пойти по стопам матери и завести полезные знакомства среди чистокровных?
  Северов вздрогнул и дернулся к скалящейся гиене, но я вцепился в его плечо, заставляя стоять на месте. Один из магистров тлена достал боевой жезл, и сероватый кристалл-навершие загорелся тусклым алым светом. И я отчетливо видел по глазам магистра, что стоит Вику сделать хоть шаг к наследнику, и от коллеги останется лишь кучка пепла. Но самого Северова, похоже, это беспокоило мало. Ему словно снесло крышу и напрочь отбило инстинкт самосохранения.
  - Кстати, как самочувствие твоей матушки? - а Роман продолжал провоцировать Вика, демонстративно закрывая спиной мага с жезлом. Стоя в расслабленной позе всего в двух шагах от нас, он бросал Вику вызов, совершенно его не боясь. - Все ещё не может на тебя смотреть, вспоминая пережитый позор? Для неё новые знакомства закончились не слишком удачно, верно?
  - Заткнись, - голос Вика стал настолько тихим, что даже я, стоя рядом с ним, с трудом расслышал слова. Но ярость и бешенство, звеневшие в его голосе, отчетливо слышали все.
  И я понял, что все попытки сдержать коллегу заранее обречены на провал. Меня сквозь куртку обожгло ледяной волной силы, которая широкими жгутами синего пламени свернулась вокруг рук Вика.
  Одна из выверн низко зарычала, роняя на пол кровавую пену. Оскал Романа стал плотоядным, черты лица заострились, а в черных глазах пропал малейший намек на белки, настолько расширились его зрачки. И в воздухе отчетливо повис приторно-сладкий смрад гниения и гари, когда у ног Браст появилась маслянистая, черная клякса, медленно разъедающая пол.
  - А не то что? - низким голосом спросил Роман. Черная клякса взметнулась вверх, оплетая его руки, вытягиваясь и сворачиваясь в кнут с железными хвостами-крюками, способными пробить даже броню выверны.
  Вик атаковал молча. Синий огонь с ревов обрушился на гиену, пытаясь смять, раздавить, сжег дотла, стирая самодовольную улыбку некроманта. И с шипение опал на пол, сползая с алого защитного купола Романа, не причинив ни малейшего вреда. Но выставить ответную защиту Вик уже не успевал.
  Хищный кнут ринулся к Вику, целясь в лицо, но лишь полоснул по золотистому куполу, высекая искры и разрывая плетение в клочья. Мои руки до плеча пронзило стреляющей болью и свело судорогой. Но я лишь крепче стиснул зубы, не позволяя дернуться ни единому мускулу.
  Я успел в последний момент, встав между некромантами.
  - Не хочу вас перебивать, - хладнокровие и ровный голос давались с трудом. Отвлекали несколько десятков боевых заклинаний гиен, готов сорвать с рук свиты Романа, - но у меня есть деловое предложение. Может, в честь старой дружбы, ты нас отпустишь?
  Гиены возмущенно зашептались, разочарованные, что я прервал долгожданный поединок, и готовились ринуться в бой. Но Роман резким жестом остановил своих подчиненных, не сводя с меня насмешливого взгляда.
  Сложившаяся ситуация его откровенно забавляла.
  Он знал, что я ему не соперник. Минус проведенного в одном районе детства, когда наши родители решили поддерживать хотя бы видимость дружеских отношений. Ничего хорошего из этого не вышло, зато Роман получил информацию о границах моих способностей.
  По крайней мере, он так думал. А я пока не решил, каким козырем готов пожертвовать, чтобы вытащить нас с Виком.
  - Наглость - второе счастье, Степнов. Но самое забавное, что я тебя не держу. Можешь спокойно идти. И даже нового дружка можешь забирать, - кривая усмешка исказила лицо Романа, делая старый шрам ещё более отчетливым. - Беда в том, что Вик - мой кровник, и я дал клятву, что убью его, как только увижу на своей территории. И согласно Кодексу, я имею полное право забрать его жизнь.
  Я мысленно выругался.
  Кровник? Час от часу не легче.
  - Коля, вали отсюда, - раздался за спиной глухой голос Вика.
  Разбежался.
  Я невольно потянулся к браслету, который должен отправлять белым всю информацию о магии, которую используется рядом со мной. И где их носит? Кнут тлена и огненный смерч - не достаточно опасные заклинания, чтобы обратить внимание на факт их использования?
  В отличие от Вика, Браст прекрасно знал, что я не свалю. Несмотря на слабость как мага, от драк, если они случались, я никогда не бегал. И не бросал тех, кого считал своими.
  Даже если знал, что за это огребу тумаков по самую макушку и несколько месяцев не встану с кровати.
  В глазах Романа на мгновение мелькнуло что-то, отдаленно похожее на уважение и зависть. Но ручаться за это я бы не стал. В этот момент меня куда больше интересовал магистр тлена, уже сформировавший с помощью боевого жезла Поцелуй Костлявой - заклинания, способное за одно прикосновение иссушить нас с Виком, и в этот раз мой чахлый щит не спасет.
  - Впрочем, если Виктор Северов попросит, я могу и передумать, - вдруг предложил Роман, смотря на перекошенное от ярости лицо кровника. - Но не надейся на белых магов, лев. Здесь они слепы. Знаешь, почему станцию закрыли? Гранит и мрамор. Они почему-то глушат их новомодные 'строгие ошейники', - гиена выразительно постучал по своему УМУЛу. - Так что я могу призвать хоть саму Костлявую госпожу, белые даже не догадаются, что происходит.
  Я бросил взгляд на браслет, выданный в агентстве. Экран, постоянно светившийся и писавший, какую магию вокруг меня используют, погас. Словно залез в вакуум, где никто даже шнурки магией не завязывал. При учете, что зал был забит всевозможными заклинаниями, в том числе запрещенными...
  Мы влипли. Крупно.
  - Вик, - вкрадчивым тоном обратился к собрату по несчастью, - скажи, что ты рассуждаешь здраво.
  - Да, - невозмутимо ответил некромант. - Прикроешь меня.
  Ответ Северова поверг меня в шок.
  Совсем спятил.
  - Ясно, здраво ты не рассуждаешь, - тяжело вздохнул я, уже решив, каким козырем пожертвую.
  - Только не говори, что ты трус.
  - Вик, дело не в трусости, а простой математике. Их больше. Намного.
  - Разберешься, - непоколебимая уверенность, звучавшая в голосе Северова, заставила мысленно хлопнуть себя по лбу.
  О моих проблемах с силой знал только Золотох, другим я рассказать просто не успел. То зомби, то боевое крещение, то чудики и чуть не отравившее меня зелье чернокнижников. Поэтому Вик, как и поначалу шеф, был свято уверен, что работает если не с Терминатором, то с Рембо точно.
  Чертова семейная слава!
  От уверенности Вика опешил даже Роман. Переводя с меня на кровника недоуменный взгляд, он явно не понимал, с чем я могу разобраться. А потом до него дошло. И гиена расхохотался, не обращая внимания на вытянувшиеся лица подчиненных и Вика.
  - Ну ты даешь, Степнов, - с трудом успокоившись, простонал Браст. - Северов не в курсе, верно? Друг мой, ты сделал мой вечер. Если выберитесь живыми, хоть просвети коллегу, как ему 'повезло'.
  Я бросил на гиену мрачный взгляд, сдерживая желание дать сдачи. Лишь мысли, что ещё не время раскрывать всех карт, заставляли держать себя в руках.
  Ты даже не знаешь, насколько ему 'повезло'.
  - Коля, о чем он? - насторожено уточнил Вик.
  - Если вкратце, то я тебя не прикрою, - неохотно признался я.
  - Отлично, сам справлюсь, - презрительно бросил некромант, явно сделав неправильные выводы.
  Вот же упрямый... самоубийца.
  - Что дальше, Степнов? - Роман продолжал издеваться в предвкушении продолжения спектакля. - Твой друг явно не намерен решать дело миром.
  Да кто ж его спрашивал. Надеюсь, Вик не слишком сильно обидится на меня за самоуправство. Хотя кого я обманываю.
  Незаметно для Романа я вывел за спиной небольшую руну и сжал руку в кулак. Огонь, все ещё плескавшийся вокруг Вика, дернулся, забился, словно в конвульсиях, и начал медленно съеживаться, впитываясь в ауру некроманта. Коллега дернулся, с недоумением смотря на силу, над которой внезапно потерял контроль, но ничего поделать не мог.
  Иногда от Кодекса есть и польза.
  - Дальше? - абсолютно спокойно переспросил я, после чего широко улыбнулся. - А дальше мы спокойно отсюда уйдем, и твои... друзья не будут нам препятствовать.
  Роман почувствовал подвох. Улыбка медленно сползла с его лица, из тела впервые за весь разговор исчезла показная расслабленности, а в глазах появилась настороженность.
  - Это ещё почему? - Браст чувствовал, что теряет контроль над ситуацией. Чувствовал, что где-то заигрался и прокололся, дав мне возможность выпутаться.
  Изменение ситуации почувствовали и его прихвостни. Они уже не выглядели уверенными хозяевами бала, молодняк медленно попятился назад, чувствуя, что запахло жареным. А магистры тлена невольно гасили заклинания, похоже, первыми поняв, какой козырь я выложу на стол.
  Не буду их разочаровывать.
  - Будь добр, напомни, чей сейчас год согласно Кодексу? - с доброжелательной улыбкой поинтересовался я. Роман скривился, словно съел ведро неспелых лимонов. - Это первое. Второе - дай угадаю, ваша вечеринка устроена без разрешения главы семьи Брастов. Скорее всего, он даже не догадывается, как его наследник и близкое окружение, включая магистров тлена, проводят свободное время. Может, позвоним ему и расскажем? Об алкоголе, наркотиках, амулетах с запрещенными заклинаниями, купленных на черном рынке? А заодно Аринорам о нелегальных вывернах. Сколько они стоят? Тысяч сто-двести? Такая сумма, и мимо Серафимы. Паучиха будет недовольна.
  А если недовольна Паучиха, то вдвойне недоволен отец Романа. Конфликт с семьей, занимающей третью ступень в иерархии после Вагорских и Степновы, Никифор сыну не простит. И наказания глава гиен любит придумывать особо изощренные.
  Щека Романа, перечеркнутая шрамом, нервно дернулась. Похоже, в его голове пронеслись те же мысли.
  Несколько минут наследник Брастов сверлил меня ненавидящим взглядом, после чего нехотя бросил:
  - Уговорил. В память о детской дружбе, сегодня я вас отпускаю. Новый год не за горами. Посмотрим, у кого тогда будут козыри.
  Не сомневаюсь.
  Я небрежно кивнул Роману и, вцепившись в куртку Вика, поволок его к выходу.
  Но спокойно уйти нам не дали.
  - Кстати, как поживает твоя сестра? - голос гиены огрел меня по спине не хуже кнута тлена. - Оу, прости, я забыл. Её убили чернокнижники. На опыты пустили, скорее всего. Великие Степновы не углядели за собственной дочуркой. Наверное, тоже где-то прятались, как их трусливый львенок?
  А вот это он зря.
  - Стой здесь, - холодно бросил Вику, после чего резко развернулся и в два шага оказался рядом с гиеной.
  Видит Костлявая, я хотел уйти по-хорошему.
  Я пристально посмотрел в черные глаза Романа, после чего ледяным тоном отчеканил:
  - Знаешь, я бы с удовольствием съездил тебе по морде, но не хочу марать руки.
  Жадность и самоуверенность - худшие из пороков Брастов. И сегодня я собирался продемонстрировать, как легко они могут погубить.
  - Громкие заявления, лев, - самодовольно ухмыльнулся Роман, явно считая, что спровоцировал меня на продолжение поединка.
  Наивный.
  - Но ты же сам сказал, я - трусливый лев. А трусливые львы мстят исподтишка, - ответная улыбка ему не понравилась.
  Роман напрягся, пытаясь понять, что я задумал. Но он разгадал мой план слишком поздно.
  Поддев нужную нить 'белым' заклинанием, со всех сил дернул на себя.
  Звон лопнувших магических нитей услышали все.
  Первыми рухнули силовые барьеры на выходе из зала. Потом защитные купола, сдерживающие четырех выверн. Заклинание подчинения.
  А потом разлетелась цепь со строгими ошейниками, сдавливающая шеи двух израненных зверей.
  - Уп-с. У тебя что-то порвалось, - широко улыбнулся в лицо опешившего Романа.
  Ответ я уже не слышал. А развернулся и припустил к выходу из зала, зная, что сначала выверны нападут на своего обидчика.
  За спиной раздались крики и ругань магов, свист взвившегося в воздух хлыста и рев взбешенных крылатых ящериц, наконец-то получивших свободу.
  - Чего стоишь, бежим! - крикнул Вику, пробегая мимо него и буквально взлетая по лестнице, ведущей к выходу со станции.
  Спорить коллега не стал. Уже через секунду он меня обогнал и уверено свернул в узкий проход, поднимавшийся куда-то вверх. Котенок намертво впился когтями в мои плечи, а я старался не думать, что будет, когда гиены разделаются с вывернами и бросятся за нами.
  И никакой Кодекс нас не спасет.
  Мы неслись по узкому коридору, поскальзываясь на мраморном полу. Наш топот, наверное, было слышно по всему метро. А когда спины обожгли отслеживающие заклинания, так вообще припустили с такой скоростью, что спокойно взяли бы олимпийское золото.
  В коридоре начало стремительно светлеть, и я почувствовал, как спружинил воздух - развеялось силовое поле, нехотя выпуская из когтей гиен. Впереди замаячила лестница, ведущая к выходу из метро. За грязными стеклами как раз виднелись тусклые уличные огни.
  По лестнице мы взлетели в одно мгновение. К счастью, двери оказались не заперты.
  Уже выбегая на улицу вслед за Викой, я услышал, как в ступени за моей спиной врезался Поцелуй Костлявой. Спину опалило жаром, в голове помутилось от тошнотворного запаха гниения. Чувство опасности взвыло, заставляя тело броситься вперед, подальше от смертоносного заклинания. Я скорее почувствовал, чем увидел черную слизь, с шипением разъедающую мраморные плиты, и почти дотянувшуюся до меня. Ещё мгновение - и от меня остался бы лишь идеально чистый скелет.
  Но магистр тлена промахнулся, и через мгновение я уже был на улице, где вовсю лил дождь. Специально подставил спину под струи воды, чувствуя, как они смывают остатки смертельного заклинания.
  Вик потащил меня куда-то в сторону, и через мгновение я увидел автобусную остановку. От неё как раз собиралась отъезжать знакомая мне желтая маршрутка.
  Мы с Виком успели в последний момент, влетая в закрывающиеся двери. Нас выматерил какой-то дедок, которого мы с коллегой чуть не зашибли, но это были мелочи.
  Передав за проезд и прижимая к груди вывалившего из капюшона котенка, чудом не задетого заклинанием, я оглянулся, но через мокрые, запотевшие окна маршрутки почти ничего не различил. Лишь показалось, что я увидел смазанный силуэт Романа, как раз выскочившего из метро.
  Вот и отсиделся до Нового года, называется. Незаметно. Мастер скрытности.
  
  
****
  
  Маршрутка остановилась недалеко от района магов, и мы с Виком вышли, по-прежнему не говоря ни слова. В том же молчании дошли почти до шлагбаума, отделяющего район магов от 'внешнего мира'.
  Вик был в бешенстве. Даже не обладая способностями менталиста, я чувствовал, что от насквозь мокрого некроманта веет жаром. На покрасневшем от холода лице играли желваки, руки были сжаты в кулаки. Оставалось лишь радоваться, что передо мной некромант, а не боевой маг огненной стихии, иначе под жаром его взгляда от меня не осталось бы даже одинокой кучки пепла.
  И когда мы миновали пропускной пункт, где охранник удостоверился, что я действительно здесь живу, терпение Вика лопнуло.
  - Не знал, что в семье львов водятся трусы! - сквозь сжатые зубы процедил Вик, испепеляя меня взглядом. Похоже, он тоже яростно сожалел, что не родился огненным магом.
  - Стая гиен способна растерзать даже самого матерого и сильного льва. Не говоря уже о беззубом львёнке. Он им вообще на один укус, - слова напарника меня не задели. Я не в первый раз слышал подобные оскорбления в свой адрес и устал развенчивать стереотипы о своей семье.
  - Да неужели? Даже если этот львёнок может разнести пол квартала и поднять всех мертвецов столичных кладбищ щелчком пальцев? Тебе ничего не стоило отправить этих зарвавшихся щенков в нокаут, а я все лишь попросил меня прикрыть! - ещё немного, и Вик бросится на меня с кулаками.
  Я невозмутимо поднял кулак, сформировал вокруг него шар из некросилы и со всех сил ударил некроманта в плечо. Такой же шар в руках моего отца снес бы собеседника с ног и с переломанным позвоночником отправил бы в долгий посмертный полёт.
  Вик даже не вздрогнул. Жар, окутывавший фигуру некроманта, погас, и Вик с недоумением уставился на своё плечо, вокруг которого крутились ошметки моего заклинания. Защиту напарника даже не поцарапало. Вик закатал рукав футболки, рассматривая абсолютно чистое плечо, даже не покрасневшее от удара.
  А я в шоке уставился на алую гиены, скалящуюся в ухмылке с плеча напарника.
  Татуировка бастарда из семьи Брастов.
  Теперь ясно, почему Вик так взбесился. И как стал кровников Романа. Просто родился.
  Но как такое возможно? Александр же говорил, что мать Вика - белая магичка. Да и Роман говорил что-то про неудачное знакомство матери некроманта с кем-то.
  - И что это было? - удивленно спросил коллега, все ещё не веря своим глазам.
  - Нокаут, в который я мог отправить гиен, - пожал я плечами. - Как видишь, потерять сознание они могли разве что от истерического хохота. Или же неподвижно подождали бы часа три, пока я не сплету какое-нибудь убойное заклинание из некросилы, ведя с ними светскую беседу. А я по собственному опыту скажу, что перевозбужденные некроманты под наркотой, алкоголем и азартом в крови на светские беседы не способны.
  Челюсть Вика ещё вначале моей триады рухнула на тротуар. И смотрел он на меня так, словно поднятый чернокнижником зомби рассыпался в извинениях за беспокойство и принялся резво самозакапываться в родную могилу.
  - Получается, ты вообще магических драк избегаешь? - не знаю, чего в голосе некроманта было больше - сочувствия или недоверия.
  - Спонтанных - да, - если не считать моего финта ушами, который вывел из себя гиен. - А в тех, что спланированы заранее, я всегда выигрываю.
  Вик недоверчиво хмыкнул.
  - Верится с трудом.
  Привычная реакция.
  - Вот поэтому и выигрываю. Почему-то все маги думают, что если наследник семьи Степновых не может разобрать город по камушку, он вообще ничего не умеет. Тот же Роман сэкономил на кристаллах силы и вывернах с чёрного рынка, привязав к одному артефакту, вот я и порвал нить, которая их связывала, - и тут я все-таки решился до конца прояснить один вопрос, не дававший мне покоя ещё в метро. - Но даже если бы у меня была родовая сила, чем ты вообще думал, ввязываясь в драку? Там же минимум три магистра тлена было, даже мой отец справился бы с ними с большим трудом, что уж обо мне говорить!
  Лицо Вика окаменело, и он отвернулся, презрительно процедив:
  - Ну конечно, куда уж наследнику потомственных некромантов понять, какого быть бастардом гиен. Думаешь, нацепил на себя дешёвые шмотки, не стал заострять внимание на фамилии при знакомстве и все - ты душа компании и один из нас? Да у тебя на лбу написано - я из тех самых Степновых!
  Котенок, гревшийся у меня за пазухой, рассержено зашипел.
  Детский сад. И далась вам это одежда! Так удобнее и практичнее. И события последних дней ярко это доказали. Одна пробежка с зомби по кладбищу чего стоила. Так и разориться можно, если постоянно брендовую одежду менять.
  - Которому из способностей досталось общение с приведениями и оживление скелетов, - устало сказал я, массируя переносицу.
  Слишком долгий и тяжелый день. Я чувствовал, что беспричинная злость Вика начинает раздражать и ещё немного, и я его просто пошлю куда подальше, окончательно испортив отношения с коллегой.
  - Зато твоё имя не втаптывают в грязь каждый раз, как слышат твою фамилию.
  Да, его втаптывают, когда узнают о моих способностях.
  - Не слишком весомый повод заканчивать жизнь самоубийством, - сухо бросил, разворачиваясь и неспешно направляясь к родной многоэтажке.
  К черту все. Раз собеседник слушает, но не желает слышать, что ты говоришь, с этим нужно смириться. Не в первый раз, привык уже.
  - Сказал золотой мальчик, о приезде которого завтра будет гудеть вся столица, - бросил мне в спину Вик, после чего послышался звук быстро отдаляющихся шагов.
  - Вся жёлтая пресса столицы. Это разные вещи, и гордиться здесь особо нечем, - не уверен, что последние слова Вик услышал, но мне было уже все равно.
  Я зверски хотел спать. Но сначала нужно было сдержать обещание, которое я сам себе дал утром.
  Об аде, который разверзнется для меня утром, думать не хотелось.
  
  
  
Глава 5,
  в которой бывший студент узнает, что не всех собак Баскервилей перебили, сидя на крыше в обнимку с черным вороном
  
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  - Я не знал, что зелье не сработает! - орал доносчик, удирая по залу от разозленного главы заседания. - Это ненормальная магичка виновата! Она туда что-то подмешала!
  - Мне все равно, - пыхтел чернокнижник, пытаясь догнать верткого исполнителя. - Я тебя предупреждал, что не спущу провала? Предупреждал! Так что теперь не обижайся!
  Ничего удивительного в данной ситуации не было. Чернокнижники вообще очень эмоциональные личности. Мания величия, планы по уничтожению или захвата мира и прочие 'сдвиги по фазе' на почве комплекса неполноценности. Так что черные маги, наблюдая за гонкой между доносчиком и своим главой, ничему ни удивлялись. Некоторые даже делали ставки: догонит или не догонит?
  Крыс взвизгнул, получив молнией в спину. От второй молнии ему удалось увернуться.
  Через пять минут глава черных магов выдохся, и гонка прекратилась. Кое-как приведя себя в порядок, чернокнижник окинул мрачным взглядом своих коллег.
  План Ворона пока проваливался. Завзятов действительно примчался на помощь своему протеже, но ограничился лишь тем, что приставил к мальчишке соглядатая-телохранителя.
  Что ж, тогда придется убедить верховного мага, что угроза куда более серьезная, чем он думает.
  - Значит так. Шутки кончились. Если мальчишку не удается ни напугать, ни устранить, значит, устроим ему несчастный случай. Погиб на задании.
  Пригрозив кулаком забившемуся под стол доносчику, он продолжил:
  - Давно надо было проверить нашу последнюю разработку. Вот и случай подвернулся.
  
   Николай Степнов
  
  Из телефона в очередной раз послышались частые гудки.
  Я со вздохом положил трубку, мысленно сосчитал до десяти и снова набрал вызубренный на память номер телефона Альма-матер.
  Странно, наш ректор - птица поздняя, в семь вечера всегда, сколько я себя помню, сидел в универе. Неужели полоса невезения продолжается - именно сегодня он решил взять выходной?
  - А может, всё-таки пойдем домой, - канючил моя новоявленная совесть, отойдя от приключений в метро и ссоры с коллегой. Кстати, нужно потом имя коту придумать.
  Я устало закатил глаза. Эх, как он меня достал! Стоило Вику скрыться в тумане, как этот паразит активизировался и стал прилежно играть роль 'совести': прошелся по незаконченной уборке, моей невнимательности, когда наступил на метку гиен, несдержанности, когда повелся на провокацию гиен и прочих грешках.
  - А дома уборка... - отвлек меня от раздумий голос Совести.
  Я бросил на котенка оценивающий взгляд. Интересно, если его утопить и сказать, что так и было, мне поверят?
  Совесть бросил на меня подозрительный взгляд, на всякий случай отодвинувшись подальше, насколько это позволяла небольшая телефонная будка, из которой я и пытался дозвониться к ректору. Мобильный для этих целей не годился, Ёша как раз деловито строчил мне какое-то сообщение, слишком сложное, чтоб ограничиться рожицами.
  - Да? - раздался из трубки недовольный голос ректора.
  Ура, он всё-таки ответил на звонок!
  - Аркадий Максимович, добрый день, - вежливо поздоровался я. - Вас Николай Степнов беспокоит...
  - Степнов? - чему-то одновременно удивился и 'обрадовался' ректор. Хм, не замечал за ним раньше такой 'любви' к такому скромному и незаметному мне. Подумаешь, пару раз разгромил с другом лабораторию. Ведь это мелочи, правда? - Не ожидал твоего звонка. Как у тебя дела в 'Похоронном агентстве 'Аид и Ко'?
  - Нормально, - фыркнул я, хватая свободной рукой полезшего мне за шиворот котенка. Холодно ему, видите ли! А мне щекотно! - Но я вам по-другому поводу звоню.
  - По какому? - осторожно уточнил Аркадий Максимович.
  - Вы можете дать мне номер части, в которой служит Виталий? - выдохнул я, сунув кота за пазуху. Тот недовольно поворчал, но успокоился.
  - Какой Виталий? - с фальшивым недоумением спросил ректор.
  - Виталий Шишков, - терпеливо сказал я, чувствуя, как у меня внутри всё похолодело от тревоги. - Мы вместе университет заканчивали. Он на курсе боевой магии учился.
  - Не понимаю, о ком вы, - ушел в 'глухую несознанку' Аркадий Максимович.
  Да что ж сегодня за день та такой?
  - Я о лучшем студенте факультета боевой магии, которого вы послали на постоянную работу на границу с Заповедным лесом, - все-таки разозлился я. И так слишком долго сдерживался! Совесть недовольно зашипел. - Или у вас склероз, Аркадий Максимович?
  Из трубки послышалось возмущенное бульканье ректора.
  - Не могу, - сухо ответил он, справившись с негодованием. - К тому же, вам сейчас не про друга думать надо, а как самому в этом проклятом агентстве выжить!
  Хм. Моя паранойя прогрессирует, или фраза действительно звучит двусмысленно?
  - За меня не волнуйтесь, - ядовито сказал я. - Я как-нибудь переживу эту неприятность. А номер части я всё-таки попрошу вас дать.
  - Обойдешься, Степнов, - фыркнул ректор. - Это секретная информация.
  Поняв, что он сейчас положит трубку, и я так ничего и не узнаю, я поспешно задал мучащий меня вопрос:
  - Он хоть жив?!
  Молчание.
  - Да. Пока, - надтреснутым голосом произнес ректор.
  Я пару минут слушал частые гудки, а потом повесил трубку телефона. С силой ударил кулаком по телефонному аппарату.
  Так, спокойнее, спокойнее. С этим агентством, неадекватными некромантами и чертовыми гиенами нервы совсем ни к черту. Но ведет себя ректор очень странно. Раньше он так ни с кем из студентов-выпускников не разговаривал. Тем более с лучшими на потоке и которых знал лично. Не с той ноги сегодня встал, что ли?
  - Успокойся, - мурлыкнул котенок, выглядывая из куртки. - Может, ещё кто-то что-то знает...
  Я погладил котенка по голове и набрал следующую комбинацию цифр. Как не странно, новый питомец был прав. Не только ректор может знать номер этой части.
  - Слушаю? - послышался спокойный голос отца Виталия, заместителя ректора в нашем университете.
  - Антон Михайлович, это Коля, друг Вити, - произнес я, устало прислонившись к двери телефонной будки.
  - Коля, - искренне обрадовался заместитель ректора, - Как у тебя там, 'агентники' не уморили?
  - Нет ещё, - невольно улыбнулся я. Дались им сотрудники агентства! Не так страшен черт, как его рисуют. Ладно, подыграем. - Но они на верном пути. Впрочем, я не за тем звоню. Антон Михайлович, вы не знаете номер части, в которой служит Виталий?
  - Знаю, - подтвердил отец Вити. - А ты почему у ректора не спрашивал?
  - Спрашивал, но он меня послал. Далеко и надолго, - вздохнул я. - Сказал, что это секретная информация.
  - Так это он с тобой минуту назад разговаривал, крича на весь университет? - удивился Антон Михайлович.
  - Нет, - ошарашено протянул я. - На меня он не кричал.
  - Ну и ладно, - не стал возражать мужчина. - Записывай номер.
  Я торопливо застрочил на прихваченной из агентства бумажке.
  - Когда будешь звонить, скажешь, что ты от меня, - проинструктировал меня напоследок Антон Михайлович. - Иначе они тебя тоже 'пошлют далеко и надолго'. Давай, держись там, в своем 'Аиде и Ко'.
  - Постараюсь, - кивнул я. - Ещё раз спасибо!
  - Бывай!
  Дурак я. Сразу надо было отцу Вити звонить. Ума палата, честное слово.
  Подождав пару минут, изучая свои каракули, я набрал номер части. М-да, такими темпами я рискую срастись с телефонной будкой!
  - Дежурный тринадцатой части приграничной службы Заповедного леса слушает, - раздался нудный голос какого-то парня.
  - Здравствуйте, можно мне поговорить с Виталием Шишковым? - спросил я, слушая успокаивающее мурлыканье котенка.
  - Он занят, - фыркнул парень и собрался положить трубку, но я услышал веселый голос друга:
  - Эй, Петров, кому ты снова не даешь с родными пообщаться?
  - Занят, говорите? - фыркнул я.
  С плеч словно гора свалилась.
  Все-таки жив. Хоть одна хорошая новость за день.
  - Тебя, - буркнул дежурный, наверное, передавая телефон Витьке.
  - Меня? - удивился он, но трубку взял. - Да?
  - Витя, здоров, - с облегчением произнес я. Котенок радостно мурлыкнул.
  - Коля! - обрадовался Виталий. - Степнов, какими судьбами? Ты как номер нашел?
  - Долго рассказывать, - усмехнулся я. - Тот ещё квест пришлось пройти. Как ты там?
  - Пока везёт, - серьёзно ответил Шишков. - А ты как?
  - Аналогично. Правда, зомби меня пыталось съесть, призрак изнасиловать, но это мелочи.
  - Чего призрак пытался сделать? - недоуменно воскликнул мой друг. - Изнасиловать?
  - Ага, - мрачно сказал я. - Единственный местный озабоченный призрак, и тот мой. Кто-то тещи решил подарок сделать: вернул с того света. Теперь, конечно, жалеет, но поздно пить Боржоми, почки отказали.
  - Ну ты даешь, - восхищенно присвистнул Витя. - А нас только зомби бесконтрольное на одного парня напало.
  Я замер.
  - Бесконтрольное? - медленно произнес я, чувствуя неприятный зуд в области копчика.
  Странное совпадение. Ох, что-то тут не так.
  - Ну да, - растеряно произнес Виталий. - Наши некроманты тоже удивились. Сказали, что такого в принципе быть не может и если бы своими глазами не увидели, ни за что б не поверили.
  - Знаешь, зомби, которое пыталось меня съесть, тоже было бесконтрольное, - произнес я, уставившись отсутствующим взглядом куда-то поверх телефонного аппарата.
  Невольно вспомнил, как кто-то из коллег стер мне память о какой-то мелочи, связанной с бесконтрольным зомби.
  - Да? - удивился Витька. - Странно, наши некроманты говорили, что такие зомби только здесь встречаются. А так же, что они в этом году чересчур активные.
  - Странно, - невпопад ответил я, отгоняя от себя бредовые мысли.
  - Слушай, меня там уже зовут, давай, я тебе потом сам перезвоню? - вдруг заторопился Шишков.
  - Давай, - кивнул я, быстро продиктовал номер и сказал: - Вить, ты там держись. Ты же обещал, что на встречу выпускников обязательно придешь.
  - Ты тоже держись, - усмехнулся Виталий и положил трубку.
  Бесконтрольные зомби. Откуда они вообще появились? На границе, теперь в столице.
  Я снова с силой ударил кулаком по ни в чём не виноватому телефонному аппарату.
  Да что у них здесь вообще происходит?!
  
  
****
  
  После странного разговора, не смотря на усталость, домой я не спешил. Бродил по району магов, разумно не высовываясь за пределы, чтоб не нарваться на кого-то из гиен. Пытался избавиться от липкого ощущения полного бессилия, поселившегося где-то под сердцем.
  Почему резко активизировалась нечисть? Не то чтоб все эти годы они сидели тихо и не высовывались, нет. Трепали они наших пограничников хорошо. Но в последнее время - даже чересчур. Власти, конечно, ничего не говорят. Про границу вообще стараются говорить как можно меньше. Слишком многие проводили туда своих близких, выдающихся магов и лекарей, военных и студентов... и слишком многие так и не вернулись из этого проклятого места. Так что власти не хотят лишний раз напоминать людям, из-за кого они потеряли мужей и сыновей, друзей и любимых. Ведь почему так случалось? Из-за оружия. Точнее, его полного отсутствия.
  Снова начал моросить дождик. Я недовольно глянул на затянувшие небо серые тучи и накинул на голову капюшон куртки. Совесть тихо сидел за пазухой, дожидаясь, когда я наконец-то успокоюсь.
  - Ну что, пошли домой? - улыбнулся я котенку.
  Совесть тихо мурлыкнул, сверкнув серо-желтыми глазами.
  
  
****
  
  Утро началось с оглушительно мява кота. То есть Совести. Оказалось, что я во сне прищемил бедняге хвост. Как я умудрился это сделать, если котенок спал у меня на животе, лично мне не понятно.
  Окончательно проснувшись, я впал в глубокий шок. Оказалось, что я всю ночь проспал в одежде на полу в коридоре, в обнимку с собственной Совестью. После такого сна выглядел я не лучшим образом. Волосы взлохмачены и живописно торчат в разные стороны. Лицо опухшее, а глаза заспанные, красные, как у свежеподнятого упыря..
  Красавец!
  Но прежде, чем привести себя в порядок, я привычно засел за компьютер, изучать новые файлы, добытые Ёшей. Вчера я расширил поиск, добавив к ключевым словам 'бесконтрольное зомби' и 'Аид и Ко'.
  Результаты оказались довольно любопытными.
  Я с интересом изучил проект под названием 'Сеть'. Оказывается, сейчас некроманты из подконтрольных белым магам агентств методично прочесывали каждый уголок Мирославля в поисках чернокнижников. И 'Аид и Ко' в том числе.
  А вот с 'бесконтрольным зомби' не повезло. Несколько документов, найденных Ёшей, оказались зашифрованными. Причем настолько хитро, что моих знаний не хватало, чтобы вытащить из документа информацию, что уж говорить о духе. Пришлось с сожалением отставить их в сторону.
  Новостей о Кристине пока не было. Ёша как раз заканчивал расшифровку файла с последними официальными координатами места, где были замечены её следы. Лучше всего начать оттуда. Если ничего интересного не найду, можно будет потянуть за ниточку 'чернокнижников'. Тем более что эти твари, похоже, мной тоже заинтересовались.
  Привести себя в человеческий вид удалось далеко не сразу. Приняв душ, я натянул на себя первые попавшиеся футболку и черные джинсы. В холодильнике снова оказалось абсолютно пусто, поскольку до магазина я вчера так и не дошел.
  Что ж, не беда, зайдем в первое же кафе быстрого питания, прихватим чего-нибудь.
  Совесть пришлось взять с собой. Он категорически отказывался оставаться один в квартире. Честно говоря, я долго сомневался, стоит ли его с собой брать. Мало ли что может случиться.
  Но, в конце концов, котенок меня все-таки уговорил. Мы подумали и решили, что если меня снова куда-то вызовут, то оставлю его на попечение Лене или Маше. Не думаю, что некромантки будут против.
  В агентство мы пришли рано. Пусть автобус и был полным под завязку, мне все-таки удалось втиснуться в него и даже выйти относительно чистым. В смысле в не помятой футболке и не затоптанных кроссовках. Прогресс, однако!
  Совесть пришлось нести на руках. Все пассажиры, увидев, что я захожу в автобус с котенком на руках, тут же приготовились к дикому ору, который будет сопровождать нашу поездку. Но котенок вел себя прилично, чем поразил всех до глубины души. Видимо, таких воспитанных животных никто из пассажиров не встречал.
  Из автобуса выходил с опаской, внимательно осматриваясь по сторонам. Но к моему облегчению, мрачное пророчество Вика не сбылось - никто из гиен с 'вечеринки' ещё не успел проболтаться, кого видел в столичной подземке. Так что толп журналистов из желтой прессы не наблюдалось, тетушка тоже не торопилась почтить меня своим визитом - вполне удачное начало дня.
  Немного помялся у входа, не решаясь переступить порог агентства. Помнил взгляды, которыми меня вчера провожали. Завзятов снова провел черту между потомственным некромантом и обычными, и я даже не брался предсказывать, как теперь ко мне будут относиться коллеги.
  Дожевав пирожок с картошкой, купленный в начале улицы, выбросил жирный кулек в мусорную урну и вошел в агентство.
  Что ж, не в первый раз. Прорвемся.
  Кроме Маши в 'Аиде и Ко' ещё никого не было. Только из-за двери шефа доносились знакомые голоса. Судя по тому, что беседа шла на повышенных тонах, Золотох сейчас яростно спорит с кем-то из моих коллег.
  - Привет, Маш, - поздоровался я с секретаршей. Меня привычно обжег пристальный взгляд наблюдателя, но я сделал вид, что ничего не заметил. - Если не секрет, то с кем так бурно выясняет отношения наш шеф?
  - С Виктором, с кем же ещё? - с подозрительным добродушием хмыкнула Мария, заваривая в этот раз не ромашковый, а липовый чай.
  - А из-за чего? - спросил я, следя за Машей.
  Похоже, что наш наблюдатель просто обожает распивать чаи, как и многие другие работники 'Аида и Ко'. Сколько раз я приходил на работу, вечно заставал некромантку за этим занятием.
  А ещё Маша была на удивление спокойной. Словно это не её вчера отчитало начальство. Даже наоборот, она выглядела вполне довольной и с нетерпением поглядывала на монитор компьютера.
  Неужели вытрясла допуск к моему делу?
  - Скоро сам все узнаешь, - кровожадно улыбнулась некромантка и невинным тоном предложила: - Кстати, чай будешь?
  - Буду, - не нравится мне её загадочный тон. Что-то подсказывает, что меня снова ждут очередные большие неприятности. С учетом вчерашних приключений и выяснения отношений с Виком, угроза вполне реальная.
  - А молоко есть? - мурлыкнул котенок, которого я поставил на стол. Совесть преданно смотрел на Машу, умильно прижав ушки к голове и склонив голову на бок.
  Подлиза.
  Я достал телефон и набрал короткую команду для Ёши. И чуть не поперхнулся чаем, когда тот прислал скрин монитора Машиного компа.
  Некромантка пробивала мои отпечатки по базе данных.
  Бросил на стол быстрый взгляд и обнаружил, что рядом с монитором, у самой стенки, стоит кружка, из которой я вчера пил чай.
  - Какая прелесть, - восторженно произнесла некромантка, смотря на пушистика. К счастью, мой удивленный взгляд она не заметила, занятая котенком. - Так и не скажешь, что эта лапочка - твоя Совесть.
  - МоЙ Совесть, - поправил я Марию, осторожно поставив чашку обратно на стол.
  Пора заканчивать с этими чаепитиями. А то в следующий раз тест ДНК захочет сделать, а то и анализ ауры. В мои планы такие проверки не входили совершенно. По крайней мере, в ближайший месяц.
  - И что, ты собираешься его так называть? - удивилась Маша, наливая котенку молока в блюдце. Тот тут же принялся лакать, а ушки при этом заинтересовано подрагивали. Видно, ему тоже было интересно, как я его назову.
  - Нет, - качнул я головой, мстительно улыбаясь. Я уже придумал кличку для своей материализованной Совести. - Я назову его Парсиком.
  Котенок поднял голову, повернув ко мне мокрую от молока мордочку.
  - Мне нравится, - подумав, вынес свой вердикт Совесть и только тогда спросил: - А что это значит?
  Я широко улыбнулся:
  - Это уменьшительно-ласковое от слова 'паразит'.
  Котенок подавился молоком.
  Высказать мне все, что он обо мне думает, Парсик не успел. В этот момент дверь кабинета шефа открылась, и оттуда вышел чем-то жутко довольный шеф. За его спиной маячил мрачный, словно стая голодных упырей, Вик.
  - Ну что, студент, - шеф предвкушающее потер руки. - Поздравляю, с этого дня вы с Виков - официальные напарники!
  Я мысленно порадовался, что отложил чашку с чаем. Иначе сейчас я бы точно поперхнулся.
  За что?
  - И сегодня вы отправляетесь на первое совместное задание, - торжественно завершил Золотох, игнорируя наши с Виком кислые выражения лиц.
  - А куда? - настороженно спросил я, поймав наиграно сочувствующий взгляд Маши. Так, похоже, что я снова во что-то влип.
  - По дороге объясню, - хмуро бросил напарник, быстрым шагом направляясь к выходу из агентства. - Жду через две минуты в машине.
  Я уже говорил, что мне все это не нравится? Тогда исправлюсь: мне это все очень не нравится!
  - Маш, приглядишь за Парсиком? - спросил я некромантку, смиряясь со своей нелегкой участью.
  Эх, где наша не пропадала! Прорвемся.
  - Хорошо, - кивнула Мария, погладив котенка по спинке. Тот довольно замурлыкал.
  
  
****
  
  Извилистые улицы старого города остались позади, и мы с Виком выехали на недавно отремонтированную трассу, ведущую в сторону загородного поселка 'Зеленые холмы'.
  Насколько я помнил, большинство столичных магов просто обожали этот поселок. Причин было несколько. Во-первых, он находился недалеко от Мирославля, но в тоже время был не по карману многим столичным жителям, не всегда адекватно реагирующими на присутствие магов. Во-вторых, белые маги на дух не переносили 'Зеленые холмы', поскольку здесь многие столетия находились родовые поместья некромантов. Что само собой негативно сказалось на магическом фоне поселка. Поэтому белых здесь днем с огнем не сыщешь, чего не скажешь о спокойно уживавшихся стихийниках, менталистах, некромантах, пространственных магах и даже шарлатанах, вроде всевозможных медиумов, гадалок и пророков конца света, скрывающихся от гнева хозяев Мирославля.
  - Значит так, сейчас едем в 'Зеленые холмы', в бывшее поместье Ариноров, - подтвердил мои догадки Вик, когда молчание затянулось. - Нынешнего хозяина до печенок достал фамильный фантом. Будем обезвреживать.
  - Надеюсь, на этого фантома мы защиту не накладывали? - насмешливо спросил я.
  Ариноры начали распродавать свои поместья в Зеленых холмах? Похоже, финансовые трудности не только у гиен.
  - Нет. В этот раз призрак обыкновенный, просто со скверным характером.
  Что ж, это радует.
  Интересно, сэр Ричард все ещё живет в Паучьем гнезде? Нужно будет проверить, когда закончим работу. Пожалуй, дедушка Рич - единственный некромант из семьи Ариноров, с которым я хотел повидаться. Ну, не считая Даши, конечно, но вряд ли родители оставили её в столице. Скорее, сослали в какой-нибудь элитный университет за границей, подальше от нашего бардака.
  До места назначения мы добрались за два часа. Могли б приехать и раньше, но попали в пробку. Вот тогда я стал по-настоящему ненавидеть заторы на дорогах. Раньше, во времена студенчества, мне как-то было все равно. Не смотря на то, что семья у меня далеко не бедная, машины у меня не было. Не сложилось. А вот теперь, простояв в пробке полчаса, я понял, что это такое.
  В компании Самого Занудного Некроманта в мире, на дух меня не переносящего, эти полчаса показались вечностью! Все это время Вик читал мне лекции на темы: 'Как правильно работать в паре', 'Инструкция безопасности при выезде на место бедствия' и прочих вещей, которыми меня доконали ещё в университете!
  И, что самое главное, я неоднократно пытался объяснить напарнику, что прекрасно все знаю. К сожалению, как и в день нашего знакомства, я вновь добился совершенно противоположного эффекта. Вик начал с утроенным энтузиазмом вдалбливать в меня неписаные истины.
  Честное слово, лучше бы напарник выносил мозги на счет наших вчерашних приключений! Но нет, тему о гиенах и преимуществах чистой крови Вик демонстративно не поднимал, всем видом показывая, что говорить здесь не о чем.
  Когда мы наконец-то въехали на территорию Зеленых холмов, проезжая мимо помпезных домов магической элиты, я готов был пойти на самое жестокое преступление - прибить напарника и прикопать труп где-нибудь в лесу, под старой сосенкой. Почему именно под сосной? Нет, на вампирские корни Северова я не намекаю. Хотя энергетические вампиры у него в роду могли быть. В ещё большее уныние вгоняли слова Вика, что дом заказчика находился на самом отшибе, так сказать, в самой древней части поселка.
  В общем, когда на горизонте появилось монументальное четырехэтажное строение, которые и было 'нашим' поместьем, я со скоростью спринтера вылетел из машины Вика. Но сбежать мне не дали. Виктор меня поймал и пожурил за чрезмерное рвение к работе.
  К самому поместью пришлось идти пешком. Дорога была разбита, а через пару метров и вовсе превратилась в дикие заросли шиповника, так что служебные Жигули рисковали развалиться ещё на полпути к месту назначения. Это в лучшем случаи.
  Поместье находилось на небольшой возвышенности, издалека напоминало средневековый замок. С башенками, окруженный стеной, поросшей диким плющом, воротами, в общем, все как полагается. Про ров ничего сказать не могу, даже если он и есть, то отсюда его не видно.
  Но чем ближе мы подходили к 'замку', тем сильнее терзали меня смутные сомнения. Дом казался смутно знакомым, но за десять лет все вокруг изменилось настолько, что я никак не мог вспомнить, кому же он принадлежал.
  Продираясь сквозь колючие кусты, мы с Виком поминали незлым, тихим словом придурош... недальновидного хозяина дома-замка, х... плохую дорогу и осточертевшие кусты шиповника. На одном из них непонятно каким образом я умудрился оставить клок футболки. Радовало то, что Виктор оставил кустикам 'на память' намного больше.
  Почти выйдя из зарослей на открытое место, мы услышали за своими спинами странные рычащие звуки.
  - Это у тебя в животе бурчит? - с надеждой спросил у меня напарник.
  Я отрицательно качнул головой:
  - Нет, не у меня.
  - А у кого тогда? - задал ну очень умный вопрос Вик.
  Мы медленно обернулись.
  Сквозь поломанные нами ветки кустов светились четыре пары желтых глаз.
  Нежить.
  Проявив поразительную слаженность и командную работу, мы с напарником швырнули в кусты по паре боевых заклинаний из арсенала некромантов. Под натиском синего огня Вика и моей серой пыли, которая должна была уничтожить мертвую плоть, кусты съежились и рассыпались прахом. А мы увидели не только ярко-желтые глаза, горящие звериным голодом, но оскаленные пасти, из которых текла вязкая зеленоватая слюна.
  - Бежим? - зачем-то спросил я у Виктора.
  Тот задумчиво осмотрел каждую нежить, ни капли не пострадавшую от нашей магии, и невозмутимо кивнул:
  - Бежим.
  Хозяин поместья должен нам по гроб жизни. Почему? Раньше у него была хорошо утоптанная дорожка к трассе? Не было. А теперь есть, нашими с Виком и желтоглазыми преследователями стараниями!
  Даже не хочу думать, какие у нас были с напарником глаза, когда мы все-таки рассмотрели наших преследователей. Вы, наверное, видели фильм 'Собака Баскервилей'? Значит, эту самую собачку должны помнить. Так вот, за нами гнались ЧЕТЫРЕ таких песика. Раза этак в два больше. Вид желтых глаз, сверкающих звериным бешенством, синей фосфоресцирующей шкуры и мощных челюстей придал нам такого ускорение, что все рекорды мира по бегу были побиты в два счета! Ещё бы, когда за спиной мчатся четыре зубастых 'мотиватора'.
  До поместья мы добежали в считанные мгновения. Лихорадочно соображая, что с нами будет, если ворота 'замка' не откроются, мы с Виктором морально готовились к преодолению пятиметровой высоты. То есть решили полностью добить всех спортсменов мира, в том числе и по прыжкам в высоту, ибо мы собирались проделать данную операцию без шестов или чего-то там ещё.
  К счастью, обошлось без кардинальных мер. Ворота поместья гостеприимно раскрылись, и нас вышел встречать худощавый мужчина с черными волосами. Более подробно я его рассмотреть не успел.
  Хозяин поместья, столь радушно решивший нас встретить, видимо, не сразу заметил наш эскорт. А заметив, решил, что 'а ну нас в баню, фантома и потерпеть можно', и принялся шустро закрывать ворота, не отводя от нас полного ужаса взгляда. Поняв, что ещё чуть-чуть, и мы рискуем остаться с песиками тет-а-тет, мы с напарником живо прибавили скорости.
  В общем, закрыть ворота мужчина не успел. Мы влетели в них раньше, сбив шокированного нашим появлением клиента с ног. Пролетев пару метров, мы резво вскочили на ноги и понеслись в сторону дома, таща за собой упирающегося мужчину. Впрочем, тот довольно быстро понял всю неправильность своих действий и через пару секунд бежал наравне с нами, а потом и обогнал. Доверившись интуиции хозяина замка, мы с Виком безоговорочно предоставили ему роль своеобразного гида.
  Вбежав в 'замок', 'гид' рванул куда-то вверх по лестнице. Особо не смотря по сторонам, мы с некромантом побежали за ним. В это мгновение в дом вбежали взбешенные псы. Недоуменно оглядевшись по сторонам, они попытались понять, куда делась добыча. Мы как раз добежали до второго этажа, а собачкам не пришло на ум посмотреть вверх.
  Но, не успели мы обрадоваться этому факту, как одна особо умная собака все-таки додумалась поднять морду. Увидев нас, она обрадовано взвыла и бросилась нас догонять. Её братья дружно поддержали порыв самого умного из них.
  Пришлось в срочном порядке эвакуироваться на верхние этажи. Но вскоре и они закончились, и мы забрались на крышу. Задумчиво оглядевшись по сторонам, я увидел наше спасение. Те самые башенки, которые я заметил ещё на дороге.
  Воодушевившись, я, схватив Вика за руку, потащил его в сторону башен. Честно говоря, он не сразу понял мою идею. Дело в том, что, чтобы забраться на башенки, нужно было очень близко подойти к краю крыши. И Вик подумал, что я хочу спрыгнуть вниз. Спрашивается, я что, похож на полного идиота или самоубийцу, чтобы прыгать с четвертого этажа?
  К счастью, временное помутнение рассудка у напарника прошло быстро, и он помчался в сторону соседней башни. Хм, впрочем, почему бы и нет? Думаю, от того, что мы разделимся, хуже нам не будет.
  На башенку я не поднялся - взлетел. Вовремя. Стоило мне только забраться на свою башню, как на крышу выскочили наши расплодившиеся потомки знаменитой собачки Конан Дойля. Кстати, никогда не думал, что она реально существовала. Но её потомки, а особенно их зубки и когти, заставляют задуматься: а все ли, что пишут - вымысел?
  Увидев нас, псы обиженно заскулили. Конечно, до нас ещё допрыгнуть надо. Башенки-то по четыре метра каждая, плюс шпили, плюс карниз. В общем, достать нас будет трудно.
  Покружив вокруг нас, псы разделились и заняли выжидательную позицию у каждой башни. Мне достались два здоровых пса: один с порванным ухом, второй - с длинным шрамом через всю морду. Они молча легли возле моей башенки и выжидающе уставились на меня.
  Не понял, они что, свято верят, что я сам упаду им в лапы? Дудки! Живым не дамся!
  
   Полчаса спустя
  
  С-с-снимм-м-мит-т-те мм-м-меня от-т-тсюд-д-да!
  Через полчаса я стал медленно превращаться в ледышку. Судя по громкому цоканью зубов с соседней башни, у Вика были те же проблемы.
  Дрожа от холода, я почти с ненавистью смотрел на собачек Баскервилей со своего насеста. Компанию мне сложила невесть откуда взявшаяся ворона-переросток. Или ворон? Скорее всего, ворон. Он сидел на шпиле моего 'насеста' и, зло нахохлившись, недружелюбно разглядывал меня. От взгляда птицы мне становилось не по себе.
  Вспомнилось, что мы где-то потеряли хозяина поместья. На крышу он вбегал вместе с нами, а вот куда он потом девался...
  - А ну, кыш отсюда! - попытался согнать со шпиля птицу, за что был больно цапнут за руку.
  - Сам кыш, Степнов! - каркнул ворон, ещё больше нахохлившись.
  От неожиданности я чуть не упал в лапы песиков.
  Сначала говорящий котенок, он же моя совесть. Теперь говорящий ворон. Не слишком много говорящих зверей на одного меня?
  - Чего уставился? - возмутился мой сосед по башенке. - За десять лет забыл, как выглядят оборотни? А если в темечко клюну?
  Я удивленно заглядывал ворона со смутно знакомым голосом. Перед глазами всплыло детское воспоминание.
  
   ...Черноволосый мальчишка, всего на пару лет меня старше, стоял на краю этой самой крыши и с опаской смотрел вниз. Во дворе - мы с Кристиной и Дашей, моей подругой из семьи Аринор, тащили огромную воздушную подушку, подаренную сэром Ричардом. Причем тащили аккуратно, чтобы не проколоть, иначе весь эксперимент сорвется.
  Чуть в стороне замер светловолосый парень лет семнадцати и ехидно подначивал черноволосого:
  - Мелкий, не страдай ерундой! Не проснулась сила семьи в десять, не проснется и в одиннадцать. Будешь у нас, как папа, великим ученым-изобретателем.
  Мальчишка затравлено посмотрел на старшего брата.
  - Не слушай этого балабола! - Кристина погрозила одногруппнику кулаком, но светловолосый лишь насмешливо фыркнул, не впечатленный угрозой. Шутливые перепалки - их с Кристей любимое развлечение. Моя сестра показала парню язык и подняла голову, ободряюще улыбаясь мальчишке. - Он тебе завидует! У самого-то кровь оборотня не пробудилась, лишь человеческий облик менять может, вот и завидует. Давай, у тебя получится!
  Мальчишка тяжело вздохнул, все ещё не веря в успех нашей безумной затеи. Но все же сделал шаг вперед, опасно балансируя на самом краю крыши. Зажмурился, сжал болезненно тонкие пальцы в кулаки и прыгнул вниз.
  А на подушку упал маленький черный вороненок, похожий на несуразный комок перьев...
  
  - Матвей? Что ты здесь делаешь? - пораженно выдохнул я, с удивлением смотря на черного, смолянистого ворона размером с откормленного грифа.
  А потом меня словно молнией прошибло.
  Стоп. Так это ж Паучье гнездо, поместье сэра Ричарда! Запущенное до ужаса, поэтому я его сразу и не узнал. А где сам глава семьи Аринор? И что здесь делает Матвей Вихрев?
  - Кар! Живу, вообще-то. Точнее, жил, пока на мою голову в буквальном смысле не свалился ты, - некромант-оборотень обвиняюще ткнул в меня крылом. - И не привел с собой каких-то ненормальных псов! Степнов, где ты умудрился в Зеленых холмах найти нежить, на которую не действует боевая магия?
  - Ты же где-то находил скелет василиска, который шипел 'Моя бабушка курит трубку' и с демоническим хохотом гонял нас по всему поселку, - хмыкнул я, поглядывая на плотоядно облизывающихся собачек.
  М-да, ну и зубки.
  - Нашел, с чем сравнивать. Я его в лаборатории отца откапал, а этих псов там точно не было, я их в первый раз вижу!
  - Голубки, я вам не мешаю? - простучал зубам Вик с соседней башни. Посмотрев на собаку, которой надоело ждать, и она начала прыгать вокруг 'насеста' Северова, клацая зубами в опасной близости от его ног, напарник деловитым тоном продолжил: - Как нежить мочить будем, товарищи по несчастью? Заклинания на них не действую, в рукопашную лично я не пойду. Какие ещё будут мысли?
  Некромант-оборотень из семьи Вихревых задумчиво почесал затылок крылом и тяжело вздохнул:
  - Похоже, придется вызывать тяжелую артиллерию.
  Уточнить у Матвея, что он имеет в виду, мы не успели. Ворон набрал в полные легкие воздуха и заорал:
  - Сэр Ричард!
  Оглушенный воплем оборотня, я чуть не свалился в лапы нежити. Собаки ж рухнули на черепицу, закрыв лапами уши и жалобно скуля, а на соседней башне перестал стукать зубами Вик, прикусив язык.
  Сквозь звон в ушах я с трудом расслышал скорбный вздох, и левое плечо обожгло ледяным потоком воздуха. Обернувшись, я увидел полупрозрачного мужчину с благородным лицом с едва заметными морщина у глаз и губ, жесткими, некогда черными волосами до плеч и в немного старомодном клетчатом костюме-тройке. Но особенно взгляд приковывали ярко-голубые глаза, которые даже после смерти сохранили завораживающий блеск безбашенности и авантюризма.
  Слишком живые, чтобы поверить, что они принадлежат мертвецу.
  - Молодой человек, - услышал я знакомый насмешливо-нравоучительный голос дедушки Рича. Он с укором посмотрел на Матвея, чуть прищурив глаза и склонив голову на бок, пряча затаенную улыбку. - При всем моем безграничном уважении к вашему преждевременно почившему батюшке, в этом году вы вели себя столь неподобающим для благородного некроманта образом, что я вынужден отказать вам в просьбе избавиться от этих милейших созданий.
  У Вика нервно задергался правый глаз, а я с трудом сдержал грустную улыбку.
  Что-то не меняется даже после смерти. В том числе и привычка сэра Ричарда доводить собеседника до нервного тика, нарочно используя слишком длинные фразы и старомодные слова. Бывший рыцарь Смерти получал удовольствие, наблюдая за замешательством собеседников, когда те пытались понять суть слишком мудрено закрученных речей некроманта.
  - Я так больше не буду, - клацнул клювом ворон и недовольно нахохлился.
  Призрак вздохнул с притворным сожалением:
  - Возможно, в далекие времена своей бурной молодости, когда я на вороном жеребце разил сердца величественных драконов и прекрасных дам, я бы поверил вашему слову и с гордостью совершил очередной подвиг во имя Бездны и Костяной госпожи. Но времена доблести и чести канули в Лету, люди ожесточились и готовы вытащить из кармана добродушного простака последний медяк, и я более не столь юн и наивен, чтобы не верить своим глазам. Хоть взор их не так остер, как прежде.
  Матвей мрачно взирал на величественно замолчавшего призрака:
  - А можно теперь понятнее, для непутевых детей двадцать первого века?
  Пришлось взять на себя роль 'переводчика':
  - Ты просишь сэра Ричарда об услуге, а сам нанял некромантов, чтобы его развоплотить. И раз некроманты - не из семьи Аринор, значит, разрешение родных на упокоение призрака ты не получил.
  Сэр Ричард перевел на меня заинтересованный взгляд. На мгновение мне показалось, что некромант, у которого мы с сестрой гостили каждое лето, меня не узнал. Но я ошибся. Дедушка Рич широко улыбнулся, из-за чего морщины в уголках его губ стали более глубокими и заметными:
  - Истину глаголите, благородный сын рода Степновых, - сэр Ричард по привычке протянул мне мозолистую из-за регулярных тренировок с мечом руку, но почти сразу с грустной улыбкой её одернул. - Рад видеть вас в добром здравии, Николай, хоть и сожалею, что встретились мы при столько прискорбных обстоятельствах.
  - Взаимно, сэр Ричард, - я сожалел не меньше.
  В голове не укладывалось, что один из сильнейших и старейших некромантов столицы умер и теперь существовал в виде бестелесного, бесправного призрака. Как это произошло?
  - Что ж, в виде исключения и в честь вашего возвращения домой, Николай, я все же попрошу сторожа выпроводить сих милейших созданий, - сэр Ричард повернулся ко мне спиной, хлопнул в ладони и вежливо попросил в пустоту. - Мистер Джошуа, будьте любезны.
  Я вздрогнул, увидев кровавое пятно, которое расползлось по ткани клетчатого пиджака, и разрез от ножа между лопаток некроманта.
  Подлое убийство в спину - последнее, что я предполагал и чего заслуживал сэр Ричард.
  А тем временем перед замершими псами появилось какое-то полупрозрачное, бесформенное облако. Собаки настороженно приблизились к нему и тщательно обнюхали. В этот момент оно обрело плотность, четкие очертания человеческой фигуры, и я узнал одного из фантомов, охранявшего Паучье гнездо при жизни сэра Ричарда. Похоже, один сторожевой фантом решил остаться здесь и после смерти некроманта, призвавшего его на службу.
  - С удовольствием, сэр, - мистер Джошуа поклонился и тихо, но чтоб его точно все расслышали, проворчал себе под нос: - Хотя я с куда большим удовольствием вышвырнул бы из дома этого наглого мальчишку-перевертыша.
  Потомки собаки Баскервилей отпрянули назад, в недоумении разглядывая полупрозрачную фигуру. Одна из них зарычала и бросилась на призрака. Пролетев сквозь него, она больно ударилась головой об 'мою' башенку.
  Зря она это сделала. Призракам очень не нравится, когда через них проходят.
  Как я и сказал, фантому такая фамильярность не понравилась и он, устрашающе завывая, бросился гонять собачек по крыше. Нет, я не шучу, честно. Полупрозрачный бесплотный дух азартно бегал (летал?) по крыше, размахивая сотканным из воздуха хлыстом, и шугал четырех скулящих псов, которые больше него раза в пять. Песики, поджав хвосты и взвизгивая, когда по их спинам бил хлыст, носились вокруг башенок и активно искали 'пятый угол' на идеально квадратной крыше.
  Вскоре психика нервных животных не выдержала, и они стали прыгать с четвертого этажа на землю. Причем я даже со своего насеста слышал звук ломающихся костей! Но, тем не менее, псы быстро вскакивали и неслись в сторону зарослей шиповника. Меня это навело на очень грустные мысли.
  Мистер Джошуа для порядка поулюлюкал им в след, поклонился сэру Ричарду, невозмутимо наблюдавшему за 'спектаклем', и с гордым видом растаял в воздухе. Только на прощание погрозил кулаком нахохлившемуся ворону, пробормотав что-то про неблагодарных юнцов и пригретых на груди курицах.
  - А если вы, молодой человек, не поскупились бы на поддержание в рабочем состоянии моей системы защиты, то не пришлось бы морозить птичьи кости, - назидательно пожурил сэр Ричард Матвея, с кряхтением слетевшего с башни и с большим трудом принявшего человеческий облик.
  Вихрев, плотнее запахнув полы домашнего халата, бросил на призрака мрачный взгляд и молча направился к выходу с крыши.
  - Глупый, упрямый мальчишка, - покачал головой призрак, после чего повернулся к нам с Виком. - Что ж, раз действующий хозяин Паучьего гнезда не удосужился вспомнить об элементарных правилах приличия и позаботиться о званых гостях, придется мне вновь примерить прижизненную роль. Господа, прошу за мной! Чувствуйте себя, как дома.
  Кое-как сползя с башен, мы на подгибающихся ногах направились за сэром Ричардом, величественно плывшим перед нами в воздухе.
  Поместье изменилось даже больше, чем я думал.
  Исчезли старинные книги с захватывающими историями, которые сэр Ричард каждый вечер читал собравшимся у камина детям. А мы, затаив дыхание и зачарованные мягким голосом некроманта, с открытыми ртами наблюдали за оживающими на страницах книг картинками.
  Заржавели старые рыцарские доспехи, в которых когда-то жили сторожевые духи. Каждый вечер они несли вахту возле наших спален, из-под забрала блестели зеленые огни глаз. А когда кто-то из детей хотел прогуляться по спящему Паучьему гнезду, вылавливали беглецов и невозмутимо возвращали обратно в комнаты, грозя железными пальцами.
  Не мелькали хозяйственные фантомы-слуги, вычищая малейшую пылинку, гремя многочисленной утварью на кухне, выискивая играющих в прятки детей.
  Сиротливо лежала у входной двери железная цепь с древними рунами, на которой всегда сидел верный сторож и защитник поместья - дух скандинавского дракона, найденный сэром Ричардом в одной из экспедиций и привезенный в Мирославль.
  Паучье гнездо, раньше всегда дышавшее жизнью, где всегда был слышан смех или недовольно кряхтение мистера Джошуа, по коридорам носились будущие великие некроманты, а за порядком следил мудрый, но строгий дух-дракон, словно умерло вместе со своим хозяином. Покрытые пылью шкафы с пустыми книжными полками, темные безжизненные коридоры, серванты с разбитыми стеклами и инструментами для наведения порчи, грязные полы и прожженные в нескольких местах ковры.
  Да, этот дом мало напоминал тот волшебный замок, в котором мы с Кристиной и другими детьми провели детство.
  Нынешний хозяин поместья, уже в облике человека, ждал нас на кухне и, на первый взгляд, интеллигентно пил чай. Но резкий запах алкоголя и недовольный взгляд сэра Ричарда подсказывали, что чай был явно не простым. Я от него вежливо отказался, а вот бублики, которые прилагались к чаю, наворачивал с удовольствием. Пирожок с картошкой, съеденный несколько часов назад, благополучно растворился в недрах желудка.
  Призрак занял привычное место во главе стола, молча и с насмешливой иронией наблюдая за Матвеем. А Вик тем временем обсуждал с оборотнем операцию по развоплощению фантома.
  И что самое паршивое, формально Матвей имел полное право решать судьбу сэра Ричарда. Об этом недвусмысленно гласили документы, подтверждавшие, что Вихрев - действующий хозяин поместья, а значит, мог распоряжаться как хотел всем, что в нем находилось. В том числе и призраками, по законам белых магов, не имевших никаких прав, кроме права на упокоение.
  Но я все равно не мог поверить, что Серафима с такой легкостью продала Паучье гнездо, где проводили лето дети из всех семей потомственных некромантов. Для нас поместье сэра Ричарда было своеобразным летним лагерем, таинственным домом с привидениями и замком настоящего рыцаря из средневековых баллад одновременно. Кристина каждый год сдавала летнюю сессию досрочно, чтобы провести здесь все три месяца каникул.
  Или это месть Серафимы за давнюю интрижку сэра Ричарда? Тогда месть подали не просто холодную, а замороженную в вековых льдах.
  А ещё больше я не мог понять, как Матвей может с такой легкостью отправлять за грань единственного некроманта, который десять лет назад заступился за его семью на Совете. Если бы не голос сэра Ричарда, то за связь с чернокнижниками Антона Вихрева и всю его семью лишили бы силы. Потеря способностей для мага - участь в сотни раз хуже, чем смерть.
  Я мрачно жевал бублики, внимательно рассматривая Матвея, всего лет на пять меня старше, и не узнавал в неряшливо одетом парне с многодневной щетиной и сальными, спутанными черными волосами того мальчишку, с которым провел не одно и не два лета. Мрачный, затравленный взгляд, грубая речь и запах дешевого алкоголя только усугубляли ситуацию.
  Куда за десять лет делся веселый, немного стеснительный мальчишка-оборотень, с огнем истинного экспериментатора в глазах? Мой друг и собрат по крушению всего, что хорошо и плохо лежало в Паучьем гнезде?
  Похоже, туда же, где ещё раньше сгинул Роман Браст.
  Немного послушав этих садистов (от предложенных способов даже у меня мурашки по коже бегали), я невозмутимо произнес:
  - Благодарные вы люди. Сэр Ричард нас, считай, от смерти спас, а вы его развоплотить хотите. Не говоря уже про долг, который кто-то так и не оплатил.
  Вик озадаченно нахмурился, а вот Матвей одарил меня далеко не самым дружелюбным взглядом.
  Да что они не поделили? Сэр Ричард на этот вопрос отвечать отказался наотрез.
  - Что ты предлагаешь? - спросил наконец-то Виктор, внимательно посмотрев на меня.
  Что предлагаю, что предлагаю. Вариантов, кроме развоплощения, не так уж и много.
  Задумчиво пожевав последний бублик, я пожал плечами:
  - Почему бы не взять его в наше агентство?
  Сэр Ричард перевел на меня заинтересованный взгляд.
  - Зачем? - отпавшую челюсть Вика надо было видеть.
  Жаль, что фотика под руками нет. Можно было бы запечатлеть сей шедевр для потомков.
  - Напали псы на нас, - стал доступно объяснять я. - Значит, вполне возможно, что они сделают это ещё раз.
  - А с чего ты взял, что им нужны были именно мы? - скептически поинтересовался напарник.
  Я обреченно вздохнул, не понимая, как можно не видеть очевидного.
  - Нежить, с защитой от заклинаний некромантов, в одном из самых защищенных поселков магов, - перечислил я. - Просто так, из ниоткуда, она взяться не могла. Её кто-то привез и натравил на нас.
  - Кто? - спросил Вик, понемногу начиная верить в то, что я говорю.
  - Не знаю, - раздраженно повел плечами я. - Но призрак нам все равно не помешает.
  - А если он не захочет?
  - Такое впечатление, будто небеса снизойдут и осенят меня лучшим предложением, - задумчиво бросил дедушка Рич, внимательно посмотрев на закопченный потолок. Немного помолчав, призрак невозмутимо заключил: - Справедливости ради стоит признать, что в этом доме, теперь мне не принадлежащем, меня ничего не держит, кроме места моего преждевременного упокоения.
  - А раз сэр Ричард не хочет покидать мир живых, - бросил недовольный взгляд на Матвея, - то изгонять я его не буду. А из нас двоих, Вик, ритуал могу провести только я.
  Судя по лицу Вика, последние слова были ударом ниже пояса. С духами и призраками, как и говорил шефу, у Северова вообще не ладилось.
  - Ладно, - нехотя сдался под моим напором некромант. - Но перед шефом будешь оправдываться сам.
  - Без проблем, - широко улыбнулся, вставая из-за стола. - Тогда я пошел отвязывать сэра Ричарда от места смерти.
  Дедушка Рич чуть заметно улыбнулся, но вновь промолчал, жестом приглашая следовать за ним.
  Когда я выходил из кухни, в кармане Матвея зазвонил мобильный телефон. Достав мобильник и бросив взгляд на экран, Вихрев скривился и сбросил вызов.
  
  
****
  
  - Николай, прошу вас, не сверлите меня таким пристальным взглядом, прожжете мой пиджак некросилой, - насмешливо произнес сэр Ричард, когда мы вышли в сад, раскинувшийся на заднем дворе поместья, и дом скрылся за искривленными стволами старых яблонь. - А я и так вынужден встречать гостей в непотребнейшем виде, к досаде моего недавно почившего портного.
  Я невольно почувствовал себя десятилетним мальчишкой, снова чуть не разбившим старинную чашу с каким-нибудь вредным духом-пакостником. Или дергавшим дракона-хранителя за чешуйчатый хвост, с удивлением понимая, что он не хочет отваливаться и вырастать заново.
  - Простите, сэр Ричард. Просто..., - я замялся, не зная, как корректнее объяснить, что меня интересует. Спрашивать у призрака прямо, как он умер, считалось минимум неприличным. - Слишком многое изменилось, пока меня не было.
  Призрак в окровавленном клетчатом пиджаке провел рукой по иссохшему стволу одной из яблонь, по которой когда-то лазили дети. Шершавая кора покрылась тонким слоем инея.
  - Не могу не согласиться, Николай. Вы даже представить себе не можете, насколько сильно все изменилось, - он грустно улыбнулся, с тоской оглядывая некогда пышный сад. - Или же не изменилось ничего, а вы возмужали, утратив былую наивность, но не юношеский задор.
  Мы приблизились к глубокому оврагу, где раньше бежал прохладный ручей и жил дух воды, благодаря которому земля в саду не засыхала в самый жаркий зной. А теперь ручей пересох, а склоны оврага заросли чертополохом с ярко-алыми прожилками на листьях - характерным признаком места, где насильственной смертью умер некромант.
  - Ничто не вечно под луной, - спокойно произнес призрак, рассеяно рассматривая овраг. - Но, к моему величайшему сожалению, впервые в жизни я не смогу ответить на все ваши многочисленные вопросы.
  Пока я расчищал место для пентаграммы и чертил на влажной земле ровные линии нужных рун, сэр Ричард рассказал, что же произошло год назад.
  Он смутно помнил последний день осени, когда всех детей забрали на праздники домой, а в поместье, кроме самого хозяина и духов, никого не осталось. Помнил, как туманным утром взбесился дух дракона, верный друг, многие годы предупреждавший об опасности. Помнил, как черное пламя ворвалось во двор. С ревом пожрало замешкавшихся сторожевых духов. Смяло, разъело рыцарские доспехи хранителей. Разорвало на части покрытые чешуей бока дракона. Помнил, как волна жара смела его с ног, прижала к вонявшему гарью и кровью полу.
  И пронзительную боль в спине, которая сменилась ледяным жаром, накрывшим с головой бушующим потоком.
  А потом - лишь тьма, которую на закате сменило холодное оцепенение и мир в черно-белых тонах. Мир глазами призрака, который не смог уйти за грань после смерти.
  Семья Аринор не сразу узнала о смерти своего главы. Его дух был привязан к месту смерти, а соседи жили слишком далеко, ничего не видели и не слышали.
  - Прискорбно, но ни душегуба, ни мое тело так и не нашли, - закончил печальный рассказ сэр Ричард, пока на земле догорали, съеживаясь, руны освобождения духов. - А моя семья вновь втянута в бессмысленную и безжалостную борьбу за власть. Как будто Аглая Вагорская так легко с ней расстанется, сдаваясь на милость моей дражайшей супруги. Серафима даже Дарью, нашу милую девочку, втянула в свои грязные паучьи игры.
  Я недоверчиво хмыкнул.
  Дашка всегда делала только то, чего хотела сама. И уж чего-чего, а влезать в грязь политических интриг потомственных некромантов она точно не хотела, о чем неоднократно заявляла родителям. Доходило даже до скандалов, и Серафима, бабушка Даши, часто запирала своенравную внучку в Паучьем гнезде, надеясь, что хоть супруг привьет наследнице трепетное отношения к обязательствам перед семьей. Но у сэра Ричарда был свой, специфический взгляд на воспитание детей, и для Даши ссылка к дедушке скорее была наградой, чем наказанием.
  Но в то же время..., в то же время я понимал, что десять лет - слишком большой срок, и за это время изменилось очень многое. Раз изменились Роман и Матвей, может, изменилась и Даша?
  - Рад, что опасения светлых целителей оказались напрасными, - улыбнулся дедушка Рич, когда ритуал завершился, и с его рук исчезли едва заметные черные оковы, связывавшие с местом смерти. - Ваша сила все же пробудилась.
  - Только не та, на которую все рассчитывали, - я тщательно затер следы ритуала, оставшиеся на земле, и выпрямился, стряхивая с рук комья земли. - Никто не ожидал, что сын Владислава Степнова вырастет заклинателем духом.
  Скрывать правду от сэра Ричарда было больно, но призраки не хозяева своего посметрия и своего языка. Пришлось умолчать, что заклинатель духов я лишь на бумагах. А на деле все намного сложнее и опаснее. Для меня, если эту правду узнают не те уши.
  Улыбка сэра Ричарда стала ещё шире.
  - Думаю, вы ошибаетесь, Николай. Минимум одна уважаемая леди ни капли не удивилась такому повороту событий. Правда, она оказалась довольно злопамятной женщиной, раз выбрала столь изощренный способ мести, - с наигранным сожалением вздохнул призрак.
  Сэр Ричард всегда признавал свои ошибки, но искренне не понимал, зачем о них сожалеть. Все мы люди, а значит, нам не чужды некоторые слабости. И слабостью главы семьи Аринор оказались красивые женщины.
  Правда, итог оказался не слишком веселым. Не каждому захочется, чтобы его вместе с домом продала ревнивая жена, прекрасно знавшая об интрижках благоверного и получившая прекрасный шанс отомстить. Хоть и посмертно. Тем более что одна из интрижек закончилась совсем не без последствий, хоть и проявились они во всей красе именно в виде моих способностей. Помнится, бабушку они расстроили больше всех.
  Браслет на руке нагрелся, и на экране появилась рожица Ёши, от волнения переливающаяся всеми оттенками красного. В графических лапках он сжимал какой-то файл и требовал, чтобы я немедленно его посмотрел.
  И правильно сделал. Потому что дух расшифровал тот самый файл, в котором были последние координаты Кристины. А когда Ёша показал карту, на которой отметил эти координаты, сердце чуть не пропустило удар.
  Быть такого не может. Так близко?
  - Николай! Куда вы? - раздался за спиной встревоженный голос сэра Ричарда.
  Но я уже несся по знакомой детства тропинке, которая вела вглубь леса. Ветки цеплялись за одежду, оставляли царапины на руках, а обувь уже через несколько минут бега была измазана липкой, мокрой глиной, но мне было все равно.
  Первая вещественная зацепка. Вот что я хотел найти, и чем быстрее, тем лучше. Ни след в бумагах, ни старый слепок ауры, а то, что можно было взять в руки и окончательно убедиться, отогнать подлые мысли, что мы с Кириллом ошиблись, и я столько лет и сил потратил на погоню за миражами.
  В воздухе запахло сыростью и тиной, а земля под ногами превратилась в вязкую грязь, и я невольно перешел на шаг, продираясь через густые заросли орешника и бузины. Впереди заблестела гладь лесного озера - любимейшее место детских игр, но куда пускали только под присмотром водяных духов.
  Кроме одного раз, чуть не ставшего у меня роковым.
  Я невольно вздрогнул, вспомнив события тринадцатилетней давности...
  
   ...- Что, львенок, без сестры ты не такой грозный? - злобно прозвучало над головой. Резкий свист, и спину снова рассек кнут тлена. Вспышка боли пронзила все тело, ослепляя и не давая вдохнуть.
  Я выгнулся в руках крепко державших меня гиен и застонал. По исполосованной спине струился пот и обожженная магией Брастов кровь, разъедая кожу. Я крепко стиснул зубы, измочалив сунутый мне в рот ремень. За каждый вдох приходилось бороться с собственным телом, превратившимся в сплошной окровавленный синяк.
  Ещё один взмах кнута - и перед глазами потемнело. На меня вылили ведро ледяной воды, не позволяя потерять создание.
  - Отстань от него, урод! - Дашка пыталась вырваться из лап гиен, лягаясь и кусаясь, но парни держали крепко.
  Я с трудом поднял голову, найдя глазами бывшего друга.
  Если б я только знал, чем все обернется, в жизни бы не помешал Никифору Брасту избивать старшего сына. Не привел бы Рому в Паучье гнездо, пряча от гнева взбешенного отца. Не защищал бы от других падальщиков, набросившихся на отвернутого щенка.
  Прошло три месяца, и магистр Никифор объявил Романа своим наследником, признав, что погорячился. И дружбе льва и гиены пришел конец.
  Отвергнутый щенок снова наследник стаи, и его свора лижет пятки будущего короля.
  Роман молча стоял в стороне, не принимая участия в избиении, но легче от этого не становилось. Предателю даже не хватало духу посмотреть мне в глаза.
  Меня душили злоба, ярость и боль. Не только физическая. Боль первого предательства. Первого ножа в спину, который я получил по собственной глупости и наивности. И от этого было ещё тошнее.
  Бывший друг не спешил останавливать своих псов. Сам же привел их в Паучье гнездо, дождался, пока сэр Ричард отвлечется, и заманил нас с Дашей к озеру.
  Но остаться в стороне Роману не дали. Заводила гиен, незнакомый парень на пару лет старше нас, схватил предателя за шиворот и подтащил ко мне. Прошипев что-то на наречии гиен, сжал подбородок и заставил посмотреть на меня, сунув в руки окровавленный кнут.
  - Ну же, ваше высочество, присоединяйтесь к веселью, - вкрадчиво произнес заводила, подтолкнув Романа ко мне.
  Но бывший друг оцепенел, снова не произнеся ни слова.
  А ведь ему достаточно только приказать, и нас с Дашей отпустят. Нехотя, но отпустят.
  Трус, променявший друзей на лизоблюдов.
  - Нет? Жаль. Тогда приступим к водным процедурам. Любишь плавать, львенок? - разочаровано оттолкнув Романа в сторону, прошипел заводила гиен.
  Меня подхватили под мышки и потащили по причалу к воде.
  - Ром, останови их! - испуганно вскинула Дашка, забилась в руках улюлюкавших гиен. - Там же русалки!
  Роман встрепенулся, будто очнулся от транса, и кинулся наперерез, но было уже поздно. Заводила оттолкнул его в сторону, не позволяя приблизиться. Руки державших меня гиен разомкнулись, и меня бросили в озеро.
  Над головой сомкнулась толща воды. Мокрая одежда камнем потянула на дно. Изувеченное тело слушалось плохо, но я забарахтался в ледяной воде, пытаясь вынырнуть на поверхность.
  Быстрее, быстрее!
  Рывок, один, второй. Плевать на боль, на огонь, горевший в легких. Лишь бы успеть добраться до поверхности!
  Справа мелькнули размытые тени, по руке скользнули зеленые водоросли-волосы. По ноге мазнул слизкий рыбий хвост, тускло блеснула чешуя.
  Страх подстегнул не хуже кнута, и я судорожно рванулся вверх, почти добрался до поверхности. Но не успел.
  В ноги вцепились когтистые лапы, разрывая ножу в кровь, и меня потащили вниз, в кромешную темноту. Я забился, пытаясь вырваться из цепкой хватки нечисти, но тщетно. По руке полоснули когтями, и я перестал её чувствовать. Яд проник в кровь, отравляя и парализуя. Дышать становилось все труднее
  Ещё несколько минут, и яд доберется до сердца. И тогда все будет кончено.
  Раздался оглушительный взрыв, и над головой вспыхнуло огненное зарево. Вода вокруг меня забурлила, и по ушам ударил оглушительный визг нечисти. Тела русалок покрылись глубокими ожогами от магии тлена, и они бросились на дно озера, подальше от меня.
  Легкие горели от нехватки воздуха, пред глазами мелькали разноцветные тени. Тело сковало холодом, каждое движение давалось тяжело, болью и кровью, но я боролся за свою жизнь до последнего.
  Но силы закончились. Яд все же добрался до сердца.
  Из озерной тьмы неспешно выплыла Она. Фигура в черном плаще зависла на расстоянии вытянутой руки. Легким движением она откинула глубокий капюшон, и я увидел бледное лицо в ореоле белоснежных волос.
  Костяная госпожа лично явилась по мою душу.
  Желтые птичьи глаза беспристрастно наблюдали, как из моего тела медленно утекает жизнь...
  
  Тряхнул головой, отгоняя видение.
  Так, не время предаваться воспоминаниям. Главное, не смотреть на озеро, которое с тех я не переваривал.
  Поисковое заклинание далось не сразу. Пришлось несколько минут постоять, унимая нетерпеливую дрожь в руках, и повторить попытку. Когда с пальцев сорвалась серебристая сеть и неспешно зазмеилась по земле, покрытой опавшими листьями, меня нагнал сэр Ричард, чей неразборчивый голос я слышал за спиной во время бега. Оказалось, призрак отчитывал меня за чрезмерную поспешность и невнимательность, из-за которой я мог споткнуться о любую корягу, упасть и сломать себе шею.
  Закончив пламенный монолог, сэр Ричард гневно сверкнул глазами, а потом замер. Посмотрел на меня, старательно вытряхивающего из волос листья и ветки, потом на свои полупрозрачные руки и смущенно кашлянул.
  - Великодушнейше прошу меня извинить, привычка, - развел он руками.
  - Вы не поверите, но этой привычки мне очень не хватало, - признался я, после чего мы направились вслед за мерно пульсирующей серебром поисковой сетью.
  По дороге сэр Ричард внимательно выслушал мои объяснения, куда же и почему я так несся, и с воодушевлением присоединился к поискам, скрывшись среди редких деревьев - обследовал местность с помощью способностей призрака.
  Сверился с координатами Ёши и побрел по берегу озера, прочесывать заклинанием густые заросли камыша и заводи под плакучими ивами. Отбиваясь от мошкары и комаров, я успел прочесать почти половину береговой полосы, когда из-за деревьев раздался глухой голос позвавшего меня сэра Ричарда.
  Дедушка Рич завис в воздухе рядом с покатым оврагом, на дне которого гнила целая гора прелых листьев и сухих веток. Спустившись на дно, я зашептал заклинание из арсенала Брастов. Листья начали съеживаться, иссыхать на глазах и превращаться в пепел. Несколько мгновений - и сердце дернулось, ухнуло куда-то вниз, когда я увидел край ярко-зеленой куртки.
  Внутри похолодело, и я, не дожидаясь, когда подействует заклинание, упал на колени и принялся яростно разгребать мокрые листья, морщась от сладкого запаха гниения. Уговаривал себя, что не могло за десять лет, да ещё и на открытой местности, так хорошо сохраниться тело. И замер, не веря своим глазам.
  Темно-русые вьющиеся волосы, подпаленные чьим-то боевым заклинанием. Обломанные ногти на окровавленной, покрытой ожогами руке. Болезненно бледная кожа, обтягивающая заостренные черты лица. И остекленевшие, затянутые белой пеленой мертвые глаза, безучастно смотрящие на кристальное небо.
  Кошмар, годами преследовавший меня во снах, пришел наяву.
  Но стоило мне трясущейся рукой дотронуться до плеча Кристины, как по мертвому телу прошла рябь, и оно осыпалось пеплом. А я уставился на опаленный контур, оставшийся на земле, и чувствовал далекое эхо некросилы. Оно вспыхнуло во время прикосновения, уничтожило 'манекен' и устремилось к хозяйке заклинания, предупреждая о том, что тело нашли.
  Облегчение. Чувство, о котором за последние годы я успел позабыть и о котором мечтал все это время. Ледяной клубок змей, живший во мне столько лет, разъедавший изнутри и державший в постоянном напряжении, наконец-то исчез.
  Я медленно провел руками по лицу, не сдерживая дурацкую улыбку и наслаждаясь долгожданным чувством облегчения. Даже не вздрогнул, когда на плечо, пронзив морозным холодом, ободряюще легла рука сэра Ричарда.
  Оживленная иллюзия. Всего лишь оживленная иллюзия. Слишком реальная и подробная, со слишком знакомым контуром плетения и всплеском силы во время уничтожения заклинания.
  А это значит только одно.
  Моя сестра жива.
  
  
  
Глава 6,
  в которой бывший студент получает нагоняй от начальства, отбывает наказание и ругается с Совестью
  
  
  Шеф был зол. Очень зол. Стоило нам с Виком вернуться в агентство, как он с порога начал высказывать все, что о нас думает. Как оказалось, Матвей позвонил Золотоху и сообщил, что мы привели к нему домой непонятную нежить, которая была настроена отнюдь не дружелюбно, и специально испортили ему: черепицу на крыше, дорогие ковры, антикварную мебель и нервы. Теперь он требует полное возмещение морального и физического ущерба. Кроме того, оборотень ещё и счет выставил. Даже упаковку бубликов и два пакетика чая записал.
  Такой мелочности от Матвея Вихрева я не ожидал. Теперь из-за этого пернатого мы сидели в кабинете шефа, выслушивая долгую и подробную речь о нашей профнепригодности. Какую нежить мы с собой привели, откуда она взялась, шефа не интересовало вообще. Нам даже слова не давали вставить в свою защиту. Так что пришлось угрюмо изучать ворс ковра и носки собственных кроссовок, измазанных глиной после похода в лес, поскольку сесть нам так и не предложили.
  Примерно через час Золотох выдохся и молча сверлил нас мрачным взглядом. Видимо, он уже подсчитывал, на какое время он лишит нас зарплаты, чтобы возместить нанесенный клиенту ущерб. А мы что? Мы ничего. Даже заказ выполнили - от беспокойного призрака избавили. Кстати, о призраке Михаил ещё не знает. Сэр Ричард деликатно принял прозрачный вид, дабы не мешать воспитательному моменту.
  - Шеф, - осторожно подал голос я, - это не все.
  - Что вы ещё учудили? - невольно схватился за голову шеф, смерив нас очень пристальным взглядом.
  Мы с Виком робко переглянулись, и я начал 'колоться':
  - Понимаете, тут такое дело... мы от фантома этого клиента избавили...
  - Ну хоть что-то сделали правильно! - выдохнул с облегчением Михаил.
  - ... и забрали его к нам, - невозмутимо закончил я и на всякий случай приготовился к низкому старту. Вряд ли Золотох сильно обрадуется этой новости.
  Шеф замер, непонимающе глядя на меня:
  - Кого и куда забрали?
  - Призрака. Сэра Ричарда, бывшего главу семьи Аринор. Сюда, в агентство, - добил шефа Виктор, последовав моему примеру.
  - Что вы сделали? - очень тихо спросил некромант, многообещающе прищурившись.
  А мы с Виком сработаемся, несмотря на его нелюбовь к чистокровным. Очень даже. Потому что из кабинета разозленного шефа-некроманта мы вылетели одновременно, едва не застряв в дверях. Надеюсь, он нас все-таки не догонит.
  Но моя надежда скончалась в ужасных конвульсиях. Он нас догнал. Как, науке не известно. Вроде бы и не 'полевой', и довольно тучного телосложения, а на все про все ему понадобилось десять минут. Бегство нас не спасло, только отсрочило момент расплаты.
  Обо всем этом я думал, меланхолично разглядывая ярко-зеленую кожу. Открывать рот я боялся, ибо в кабинет залетела непонятно откуда взявшаяся муха.
  - Итак, друзья мои, - добродушно улыбнулся шеф, поправляя складки своего костюма и разглядывая наше новое приобретение. - Не знаю, зачем он вам понадобился, но, как говорится, все в хозяйстве пригодится. Прошу прощения за фамильярность, сэр, - спохватился Золотох и с опаской посмотрел на призрака. Он и после смерти мог одарить парочкой проклятий за слишком длинный язык. Но сэр Ричард только отмахнулся, витая вокруг нас с напарником и рассматривая с педагогическим интересом. - Будем считать, что я вас простил. Но из зарплаты на возмещение ущерба клиенту все равно вычту!
  Вик тяжело вздохнул, задумчиво почесав задней лапой за ухом. Я только расстроено квакнул.
  Нет, у вас не глюки. И теперь я квакаю, а Виктор - гавкает. Как последнее звучит, я ещё не слышал, но вид человека, бегающего на четырех ногах-лапах, с хвостом и мокрым черным носом меня шокировал. Впрочем, как и Северова - вид огромной квакающей человеко-жабы, которая очень плотоядно косится в сторону летающих по кабинету насекомых.
  - Значит так, - пару минут полюбовавшись своей работой, произнес шеф. - Наказание для вас будет следующее: идете к Леночке, и пусть она вас расколдовывает. Проклятие я наложил качественное, заковыристое, так что авось к ночи и перестанете квакать и чесаться.
  Вик с ужасом взвыл, я в очередной раз квакнул и попытался рухнуть в обморок. Вик не дал, хорошо припечатав лапой по затылку. Погрозив ему зеленым кулаком, я попрыгал в сторону лаборатории.
  За что? Нас же и так зарплаты лишили! Хотя, о чем я говорю. Злой некромант - очень страшная и злопамятная сила.
  - Коллега, как некромант, воспитавший не одно поколения маленьких дьяволят, должен признавать, ваши педагогические таланты поразили меня до глубины души! - услышал я восторженный голос сэра Ричард.
  Похоже, они споются.
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  Зал лежал в руинах. Штукатурка с потолка осыпалась на пол, покрыв его почти ровным белым слоем, на котором отпечатались следы ног самых разнообразных размеров и гигантских собачьих лап. Отпечатки были везде, даже на стенах и потолке.
  Обломки кресел, в которых ещё полчаса назад сидели чернокнижники, хаотично разбросаны по помещению. В углу зала выложена почти идеальная пирамида из чудом уцелевшей мебели, под которой испуганно притаились, в обнимку с проштрафившимися фосфоресцирующими собачками, чернокнижники, испуганно косясь в сторону предводителя.
  Сам же главный черный маг восседал на почти целом столе в центре зала и мрачным взглядом изучал прячущихся под 'пирамидой' подопечных. Что-то прикинув в уме, он слез со стола и решительно двинул в сторону завалов мебели. С приближением мужчины пирамидка начала мелко трястись, а с каждым шагом из-под неё все четче слышалась какая-то возня вперемешку с приглушенными воплями и рычанием.
  Как только чернокнижник приблизился к 'пирамиде' вплотную, оттуда, толкаемый четырьмя когтистыми лапами и тремя парами рук, вылетел отчаянно боровшийся за свое 'место под креслом' Крыс. Под правым глазом набухал приличный синяк, одежда была подрана, а ж... пятая точка зверски покусана.
  С кряхтением поднявшись, Крыс вжал голову в плечи и заискивающе посмотрел в глаза господину. Тот окинул подчиненного задумчивым взглядом, заглянул в небольшой просвет между ножек кресел, откуда выпихнули доносчика. Кучка затряслась ещё сильнее, пошла неравная борьба за самый дальний угол в ненадежном убежище, песики пока выигрывали. Понаблюдав за бесплатным цирком, чернокнижник устало махнул на всех рукой:
  - Ладно, ремонт и так за свой счет делать будете. А то сейчас разнесем все здание по камешку, на радость белым.
  Пирамида замерла, чернокнижники оценивали открывшиеся перспективы. В итоге все негласно решили, что дешевле было вылезти, но сказать об этом только успокоившемуся господину не хотелось.
  - Итак, - вернувшись к столу и гордо на него усевшись, произнес маг, - какие ещё планы у нас остались? 'А', 'Б', 'В' уже были, начнем с 'Г'.
  Главный чернокнижник так ласково посмотрел на Крыса, что доносчик понял: дело - труба. Сделав отчаянную попытку влезть обратно в пирамиду (злобное рычание чернокнижников и собачек заставило его быстро одуматься), он с похоронным выражением лица вытащил из-за пазухи длинный сверток. Развернув его, он дрожащим голосом продекламировал:
  - План 'Г'. Выкрасть, пытать, пустить на опыты. План 'Д'. Заманить в логово, пытать, пустить на опыты. План 'Е'. Соблазнить, пытать, пустить на опыты...
  - Ты что вообще читаешь? - вытаращив от удивления глаза, спросил главный.
  Крыс бросил на господина недоуменный взгляд, прочитал название свитка... и начал медленно синеть.
  - Тридцать три способа заполучить 'языка' и как правильно расходовать полученный в итоге материал...
  В зале воцарилась мертвая тишина.
  - Э, - тряхнув головой, глубокомысленно изрек главный чернокнижник. - Пожалуй, мы не будем торопить события... - тут его взгляд наткнулся на заинтересованно выглядывающие из-под пирамиды морды псов. - Один, два, три, четыре... А где пятый?
  - Какой пятый? - удивился Крыс, тоже пересчитывая собак.
  - Первый эксперимент, который самым мелким получился! - схватился за голову чернокнижник. - Куда снова эта дворняга делась? Если её найдут белые, то нам - конец! Полный и окончательный!
  
   В это время в похоронном агентстве 'Аид и Ко'
  
  Наблюдая за бегающей по лаборатории Леной, с лица которой не сходила довольная улыбка, с ужасом понимал, что пришел мой судный час. Нет, когда мне сообщили, что работать придется в самом 'везучем' агентстве Мирославля, я понимал, что рискую закончить жизнь в самом рассвете сил и возможностей. Но не думал, что конец будет таким: меня, в обличье зеленой лягушки, отравит коллега по работе. Такой бесславный конец их нерадивого чада не могли себе представить даже мои родители. А фантазия у них богатая.
  Наблюдая за шептуньей, я вспомнил одну реплику Саши, случайно сказанную им во время экскурсии.
  - Ква! - я бодро поскакал к Вику, окрыленный появившейся надеждой. - Ква! Ква-ка. Ква-ква-ва? - с жабьего языка это означало 'Вик! Шефа же уже обращали в лягушку. Его Лена расколдовывала?'.
  Вик смерил меня удивленным взглядом. Не понимая, чего это он так удрученно хлопает глазами, я повторил свой вопрос. И только когда некромант гавкнул в ответ, понял, в чем проблема: я не понимал собачьего языка, он - жабьего. Нужно было срочно искать переводчика. Только где его взять?
  Пока я раздумывал над возникшей проблемой, дверь в лабораторию скрипнула и внутрь сунул свой любопытный носик мой Совесть.
  - Ква? - 'Чего пришел?', хмуро спросил я, бросая в сторону довольного жизнью котенка мрачные взгляды.
  Котенок хмыкнул, протиснулся в помещение и неспешно подошел ко мне:
  - Решил проведать своего хозяина, - окинув меня задумчивым взглядом, он злорадно хихикнул: - А тебе идет зеленый цвет!
  Похоже, ласково-уменьшительного имени от слова 'Паразит' мне не простили.
  Пока я предавался нерадостным мыслям, Вик шумно принюхался и очень плотоядно посмотрел на Парсика.
  - Э, ты чего? - заволновался котенок. - Ты - человек! Ты ведь помнишь об этом, да? Ты не пес... Спасите меня!
  Вик зарычал и с радостным лаем бросился на котенка. Тот зашипел и, ударив некроманта по носу, бросила наутек. Напарник обижено взвыл, потерев пострадавший нос лапой, и рванул за Паразитом.
  На поимку драчунов понадобились добрых полчаса. Перебив все, что можно было перебить, разлив все, что можно было разлить, мы с Ленкой сцапали подопытных и растащили в разные углы комнаты. Вик рычал и кусался, Паразит - извивался в руках и норовил исцарапать все, до чего дотянутся когтистые лапы.
  Через час они немного успокоились, но продолжали недовольно коситься в сторону друг друга. Когда мы с Леной обработали боевые раны, я решительно направился к Совести. Пусть мы и получили полтора часа отсрочки, но Ленка снова приступила к своим экспериментам. Действовать нужно быстро.
  - Ква, ква-ва! - 'Парсик, сегодня ты будешь переводчиком!' - 'обрадовал' я вылизывавшегося котенка. Тот подавился клочком шерсти и, отплевавшись, бросил на меня презрительный взгляд:
  - С жабами не разговариваю!
  - Ква! - 'Я - лягушка!'
  - Нашел чем хвастаться.
  Заметив, как мои глаза медленно наливаются кровью, - зрелище то ещё: зеленая пузырчатая лягушка с красными глазами, - Парсик поднял лапы в знак примирения:
  - Ладно-ладно! Переводчик, так переводчик. Говори давай.
  Я повторил свой вопрос. Вик, настороженно выслушав котенка, ехидно гавкнул.
  - Ага, как же! - начал добросовестно переводить ушастик. - Думаешь, если бы его расколдовывала Лена, я бы так волновался?
  Все. Нам крышка.
  - Ребята, у меня все готово, - с кровожадной улыбкой сообщила нам Лена, держа в руках колбу с красно-желто-бурой жидкостью.
  Я некстати вспомнил, что случилось со мной после предыдущего опыта шептуньи. Интересно, что она мне материализует на этот раз? Душу? Хотя нет, лучше об это не думать.
  - Хозяин, - мурлыкнул со стола Парсик, ехидно сверкая глазами, - ты обязан выжить. Мы ещё уборку в квартире не закончили.
  В этот момент меня разбирали противоречивые чувства. С одной стороны, очень не хотелось убирать. С другой - очень хотелось жить. В итоге я решил остановиться на третьем варианте, что очень хочу убить Совесть, и, бросив на Вика красноречивый взгляд, сделал отчаянную попытку смыться.
  Но, видимо, сегодня был не мой день. Когда до заветной двери остались считанные прыжки, меня в полете настигло замораживающее заклинание.
  Попытка спастись бегством с треском провалилась. Причем второй раз за день. Обидно.
  Лена профессиональным движением открыла мне рот и влила зелье.
  Через несколько минут, потирая ушибленную при падении спину (заморозка заморозкой, а приложился я об пол ощутимо), я со злорадством наблюдал, как Ленка методично загоняла в угол гавкающего Вика. Тому настолько приглянулась собачья шкура, что он решил с ней не расставаться. У Лены на этот счет было другое мнение. Как она объяснила: 'Шеф сказал расколдовывать, значит, будет расколдовывать'.
  Вот так, не сходясь во мнениях, некроманто-пес и алхимичка носились по лаборатории. Хотя на лабораторию это помещение теперь походило мало. Что-то подсказывало, что шеф не обрадуется тому, что придется делать здесь ремонт.
  Пока мои коллеги устраивали состязание по бегу с препятствиями, я объяснял Паразиту, в чем он не прав. Котенок важно кивал, трепетно обнимая люстру. При всем желании добраться до него я не мог. Во-первых, с левитацией у меня всегда были проблемы, во-вторых, лестницы под рукой не было. А нарезать круги под люстрой и кискискать Совести как-то не хотелось. Вот ещё, все равно не слезет.
  Так что, бросив бесполезные попытки разбудить в Парсике совесть (интересно, а совесть у моей совести есть?), я продолжил наблюдать за своими коллегами. Лена все-таки загнала упиравшегося Вика в угол и, заморозив, вливала в его полураскрытую пасть свое зелье. Почему она не воспользовалась заклятием раньше, лично для меня загадка.
  Напарнику я почти сочувствовал. На вкус очередной эксперимент шептуньи был, мягко говоря, не очень.
  Через пару минут, когда зелье Лены начало действовать, Виктор снова стал человеком. Правда, от некромантки-алхимички он почему-то шарахался и старался держаться как можно дальше.
  Сама же мучительница беззащитных коллег была очень довольна собой. Спросить, почему, я не решался. Услышать в ответ что-то вроде: 'А я не знала, что это такое и как оно на вас подействует, но ведь все закончилось хорошо, правда?', мне очень не хотелось. И так передергивает, когда вспоминаю свое грандиозное падение на пол после заклятия. Синяк на спине все-таки будет.
  Потом Ленка потащила нас к шефу, показывать, что её задание выполнено. Некроманты расколдованы, готовы к труду и обороне. Да и улыбка Золотоха после этих слов мне очень не понравилась.
  Шеф, который до этого важно обсуждал с сэром Ричардом методы воспитания современного поколения, азартно потер руки:
  - Что ж, в таком случае у меня для вас как раз есть небольшое задание, - и многообещающая такая улыбка, до ушей. - Мне звонили из местного отделения полиции...
  - Шеф, если что, мы не виноваты, - настороженно произнес Вик. - У нас даже алиби есть - мы полдня сидели в лаборатории.
  - Да причем тут вы, - отмахнулся от его замечания Михаил. - Так вот, коллеги из органов сказали, что на окраине города видели непонятную собаку. Явно нежить. И по описанию очень похожа на ваших собачек Баскервилей, как вы их наименовали.
  - И? - уже догадываясь, что будет дальше, спросил я.
  - И сейчас вы отправляетесь на поиски этой собаки, - простодушно улыбнулся Золотох. - И найти её желательно до того, как она кого-то покусает.
  Мы с Виком переглянулись.
  Я даже догадываюсь, кто сегодня будет покусанный.
  Понуро направившись к выходу из агентства, я успел заметить мрачное выражение лица Маши. А потом до самых дверей чувствовал, как спину жжет пристальный взгляд некромантки.
  Как я и думал, поиск по отпечаткам ничего не дал.
  Точно больше чай не пью.
  
   В это же время
  
   Стрелецк, особняк семьи Степновых
  
  - Дорогая, ты уверена, что это необходимо? - страдальчески закатив глаза, с мольбой в голосе спросил высокий светловолосый мужчина. Он ловко балансировал на хлипкой лестнице, стоящей посредине комнаты, и обводил её грустным взглядом карих глаз. По всему помещению были хаотично разбросаны строительные материалы, банки с краской, кисти разных размеров и форм и прочие атрибуты его самого 'любимого' слова - ремонта.
  - Степнов, ты прекрасно знаешь, что я отвечу, - отмахнулась от мужа женщина с темно-русыми волосами, азартно роясь в ящике с инструментами. - ты этот вопрос каждый раз задаешь, когда я затеваю ремонт.
  - А затеваешь ты его с завидной регулярностью, - прискорбно заметил мужчина, не отводя от жены взгляда побитой собаки. Женщина, поправив выбившуюся из косы прядь, гневно сверкнула светло-зелеными глазами:
  - Дорогой, ты же знаешь, на меня не действуют твои штучки! Зомби будешь глазки стоить, а не мне.
  Услышав слова жены, Степнов чуть не свалился с лестницы.
  - А зачем зомби глазки стоить? - фыркнул он, с обреченным видом принимая из рук жены кисть и банку краски. - Они и так послушные..., - и совсем тихо: - не то, что некоторые.
  - Дорогой, ты что-то сказал? - мило улыбнулась женщина, как бы невзначай потянувшись к самой большой кисти, лежащей неподалеку.
  Отец Коли быстро оценил опасность и начал красить потолок:
  - Нет, дорогая, ничего.
  Женщина довольно кивнула и начала наблюдать за работой мужа, руководя процессом.
  На кухне раздалась трель телефона. Недовольно нахмурившись, Алина тяжело вздохнула:
  - Если это снова Завзятов звонит, я не знаю, что с ним сделаю.
  Пока жена отвлеклась, Степнов-старший на крыльях радости слетел с лестницы и рванул отвечать на звонок. Он точно знал, кто мог помешать его жене сделать очередной ремонт. Кроме верховного белого мага больше на это никто не решался.
  И пускай после некоторых событий прошлого они общались только по работе и то очень редко, сейчас некромант звонку бывшего друга был очень рад.
  - Степнов слушает!
  - Жена ещё не затерроризировала, Владислав? - вместо приветствия насмешливо спросил Завзятов.
  Оглянувшись и убедившись, что Алина его не слышит, некромант тихо ответил:
  - Ещё нет, она в процессе. Спаси меня!
  - Так я за этим и звоню, - вздохнул Евгений. - Только спасать буду не я тебя, а ты со своей женой нас.
  - В каком смысле? - насторожился Степнов-старший.
  В кухню, услышав изменившийся голос мужа, встревожено зашла мать Коли. Заметив её, Владислав включил громкую связь.
  - Видишь ли, - немного замялся Завзятов, - в Мирославле чернокнижники завелись, а мы их никак не можем выследить. Даже 'Аид и Ко' к поискам подключили, и на их живца ловили, а толку - ноль.
  - Стоп, стоп, - встрепенулся некромант. - Какого живца?
  Белый маг пристыжено замолчал.
  - Женя, - ласково прошипела Алина, - только не говори, что наживкой был наш сын.
  - Хорошо, не скажу, - не подумав, брякнул Завзятов.
  На кухне воцарилась пугающая тишина.
  - Мы выезжаем, - сухо сказала темноволосая женщина. - И если я узнаю, что с головы моего сына упал хоть один волос, я вашу штаб-квартиру разнесу к сам знаешь чьей матери!
  - Мы разнесем, а магов на стельки пустим, - мрачно исправил жену Владислав. - Потому что дочь мы из-за ваших дурацких игр с чернокнижниками уже потеряли.
  
   Штаб-квартира подразделения белых магов
  
  Евгений Завзятов неподвижно замер возле стола, рассеяно слушая доносящиеся из трубки короткие гудки.
  'Это ж надо было так сглупить! - расстроено подумал он, положив трубку. - И чем я только думал? По-другому надо было, опустив подробности о наживке. Теперь за мальчишкой действительно глаз да глаз нужен. Как бы чего не случилось. Иначе эти Степновы точно из меня стельки сделают'.
  
   Тем временем на окраине Столицы
  
  - Сэр Ричард, а вы уверены, что она должна быть где-то здесь? - с сомнением протянул я, разглядывая очередной дворик, как две капли воды похожий на многие другие, уже обысканные.
  М-да, я, конечно, слышал, что на окраине столицы заблудится легче легкого, но не до такой же степени! Здесь был такой лабиринт переплетенных между собой дворов, двориков, скверов и маленьких темных улочек, что глаза разбегались. И плутали мы здесь уже почти час, доверившись чутью сэра Ричарда, согласившегося составить нам компанию. Хотя было видно, что призраку категорически не хотелось прерывать увлекательный спор с Золотохом о том, является ли ремень эффективным методом и элементов воспитательного процесса.
  - Разумеется, - невозмутимо ответил дедушка Рич. - Одно из немногих достоинств бестелесного существования - способность чуять разного рода вредоносную нежить. Только ваша зверушка оказалась на диво ретивой и непоседливой, следы запутанны так, что сам Никифор Браст не распутает. Наберитесь терпения, друг мой, и не мешайте.
  Он неспешно плыл перед нами, абсолютно невидимый при свете дня случайным прохожим. Зато на двух шатающихся между домов мужиков местные жители смотрели очень косо. Пару раз пришлось показать эмблему некромантского агентства. После этого к нам больше никто не подходил.
  - Как скажете, - согласился я, следуя за призраком/ - Вик, ты идешь?
  Напарник, провожавший странным взглядом пробегавшую мимо кошку, встрепенулся и быстрым шагом нас догнал. М-да, остаточные последствия проклятия. Шеф сказал, что ещё как минимум неделю я буду коситься в сторону мух и прочих букашек, Вик - в сторону кошек и собак. Последний факт заставил моего напарника нервно икнуть и поменьше смотреть по сторонам.
  Призрак замер у арки, ведущей в очередной двор, и с гордость сообщил:
  - Наши поиски увенчались успехом, господа!
  Мы оказались в небольшом дворике, посреди которого росла старая груша. Вокруг неё, весело виляя хвостом и жалобно тявкая, нарезала круги наша цель. Только размер нежити нас смутил. Маленькая, сантиметров тридцать в холке, лохматая собака со слабо фосфоресцирующей шерстью и забавными ушками-зонтиками вызывала умиление, и уж никак не была похожа на тех зверюг, которые напали на нас в Зеленых холмах.
  - Чего уставились?! - раздался испуганный голос со стороны дерева. Мы с Виком в шоке уставились на собачку. Она тоже разговаривает? - Уберите отсюда эту тварь!
  Подняв голову, мы увидели источник воплей. На верхушке груши, дрожа от страха, сидел какой-то неказистый паренек лет пятнадцати в потрепанной одежде и всклокоченными черными волосами.
  Собачка, увидев новых зрителей, радостно завиляла хвостом и, громко тявкая, рванула к нам. Но, увидев полупрозрачного фантома, она испуганно прижала уши к голове и жалобно заскулила, распластавшись на земле. При этом она так преданно смотрела на нас своими желтыми глазами-бусинками, что мы с Виком невольно снова умилились.
  - Ну что, забираем? - спросил меня Виктор, когда собачка подползла к нам и перевернулась на спину, прося почесать ей животик.
  - Забираем, - вздохнул я, поднимая нежить на руки.
  Хм, а весит она как-то многовато для своего роста.
  
  
  
Глава 7,
  в которой Степновы прибывают в Столицу, штаб-квартире 'белых' магов грозит разрушение, а бывший студент получает 'черную метку'
  
  
  Через полчаса собачка уже не казалась мне такой милой, как вначале. Эта... собака меня всего искусала! И из-за чего спрашивается? Она кошку увидела! В итоге мы с Виком долго и нудно носились по дворам и переулкам за этой нежитью, грозно гавкающей на какую-то облезлую кошку с выпученными от страха глазами. А когда догнали, эта собачка нас обоих покусала.
  После этого Вик, прожигая меня злобным взглядом, сунул мне эту заразу и сказал, что раз я согласился взять её с собой, то мне её и нести. Возразить на это замечание было нечего, так что мне пришлось смириться.
  Правда, через пять минут мы снова были готовы удушить резвую нежить. Во время погони мы как-то незаметно потеряли сэра Ричарда и заблудились. Учитывая, что солнце уже садилось и все эти переулочки давно опустели, нам стало вообще весело. Спросить-то дорогу больше не у кого! Даже вездесущих бабушек на скамейках не было! Видимо, пошли смотреть свои сериалы. Тьфу, вот когда они нужны, их нет, а когда не нужны - они тут как тут.
  - И что будем делать? - мрачно спросил напарник, изучая нежить грозным взглядом. Виновница наших бед попыталась свернуться у меня на руках клубочком, виновато прижав уши к голове.
  - Не знаю, - сухо ответил я, разглядывая абсолютно пустой двор и тщетно надеясь, что сейчас хотя бы одна разрисованная дверь соседних подъездов откроется и оттуда выйдет тот, кто выведет нас к людям..., то есть, выведет из этого лабиринта. - Идти наугад я бы не рискнул. С нашим везением мы вообще выйдем за пределы города.
  - Уж лучше так, - вздохнул некромант. - Потом вышли б на трассу и пешочком добрались бы до агентства.
  - С незарегистрированной нежитью на руках? А патрулям белых магов ты что говорить будешь? - скептически поинтересовался я, кивая в сторону собачки.
  Вик удрученно почесал за ухом:
  - М-да, проблема.
  - Блохи? - сочувствующе спросил я, наблюдая за отчаянно чешущимся напарником и на всякий случай отходя на два шага в сторону.
  Вик замер, недоуменно посмотрев на меня:
  - Какие блохи... Тьфу на тебя, Степнов! Нет у меня никаких блох! Рефлекс это, рефлекс!
  Я согласно покивал, отходя ещё на шаг.
  - Да ну тебя, с твоими шутками, - махнул на меня Вик, заметив, что я тщетно пытаюсь сдержать улыбку. - Я на тебя посмотрю, когда ты за мухами бегать будешь!
  Хорошее настроение сразу исчезло. Радужная перспектива.
  - Ладно, возвращаемся к нашей проблеме, - примиряющее произнес Виктор. - Что нам делать?
  - Может, свяжемся с кем-то из агентства? - неуверенно предложил я.
  - Ага, со словами: 'Пришлите за нами спасательную группу, мы в собственном городе потерялись', да? - ехидно поинтересовался Вик, направившись к ближайшему переулку.
  - Есть идеи получше? - возмутился я и замолчал.
  Потому что мы увидели ЕГО.
  Мальчик лет двенадцать неспешно шел по переулку, даже не подозревая о том, что его ждет. А когда понял, было поздно. Мы с Виком, радостно переглянувшись, помчали ему наперерез. Заметив нас, мальчик почему-то побледнел и начал от нас убегать! Поняв, что ещё чуть-чуть и наш спаситель исчезнет из поля зрения, мы с Виком прибавили скорости.
  Постоянно оглядываясь, мальчик отчаянно пытался от нас оторваться. Он зайцем петлял между домов, перепрыгивал через лавки, прятался в темных переулках. Но от двух некромантов, которые ужасно хотели выбраться из осточертевшей окраины столицы, ему уйти не удалось. В одном из переулков мы зажали его в угол и, радостно улыбнувшись, спросили:
  - Мальчик, скажи, а как нам выбраться из этих переулков?
  И ребенок упал в обморок. Мы с Виком удивленно переглянулись, и напарник осторожно потормошил мальчишку. Тот не реагировал.
  - Слушай, а почему он потерял сознание? - удрученно спросил у меня Вик.
  Я ответил не сразу, потому что именно в этот момент увидел свое отражение в окне первого этажа. Стекло любезно показало мне двух перемазанных землей здоровых мужиков явно бандитской наружности, в порванной одежде, с расцарапанными руками и фосфоресцирующей неживой собакой на руках.
  М-да, при виде таких 'красавцев' я бы и сам в обморок грохнулся.
  - Потому что мы идиоты, - хмуро ответил я на вопрос некроманта.
  - Это так заметно? - скорбным голосом поинтересовался Вик.
  - Да, - кивнул я, ткнув пальцев в наше отражение.
  Виктор был в шоке. Нет, он, конечно, догадывался, что выглядит далеко не ах, но такой картины он явно не ожидал.
  - М-да, - глубокомысленно изрек он. - Теперь ясно, почему он от нас убегал.
  Через полчаса нам удалось растормошить мальчишку, объяснить, что мы не грабители, а добрые дяди-некроманты, ещё раз его растормошить и повторить свой вопрос. Мальчишка, заикаясь, вывел нас из этого лабиринта и драпанул домой.
  Посмотрев ему в след, мы с Виком пришли к неутешительным выводам. Шефу придет ещё один счет, в этот раз только на возмещение морального ущерба, но что-то мне подсказывало, что сума тоже будет довольно приличная.
  - Нас все-таки уволят, - подытожил Вик, заводя свою машину, которую мы оставили на бесплатной стоянке недалеко от окраины. - Один раз он нам ещё простил, но этот...
  - А мы с собой ещё одну живность везем, - грустно продолжил я, садясь на заднее сидение, чтобы собачка не привлекала постороннее внимание.
  - И его собеседника потеряли, - совсем стушевался Виктор, отъезжая от стоянки.
  - Не все так печально, господа. В этом вопросе госпожа Фортуна к вам благосклонна, - раздался над моим ухом насмешливый голос сэра Ричарда.
  Мы с Виком подпрыгнули от неожиданности. А над ухом раздалось ехидное хмыканье:
  - Какие ваши годы, господа, а совсем себя не бережете, раз нервы такие слабые. Но позвольте задать следующий вопрос: почему же вы так спешно покинули мое общество? Пока я почивал на заслуженных лаврах победителя, выполнив мелкое, но от того нисколько не бесполезное задание, ибо из малых побед куется большая победа, вы исчезли в неизвестном направлении. И если бы Николай лично не сорвал с меня оковы, закралась бы крамольная мысль, а не был ли ваш побег завуалированной попыткой избавиться от вашего покорного слуги?
  Вик снова выпал в осадок, а я пристыжено молчал. По правде говоря, нам даже в голову не могло прийти, что призрак от нас отстанет.
  Судя по тяжелому вздоху, дедушка Рич все прекрасно понял.
  - Что ж, по вашему молчанию я предполагаю, что стоит закрыть эту пренеприятнейшую тему. Что ж, забудем об этом инциденте и вернемся с победой в наше агентство.
  В этот момент я был как никогда уверен, что сэр Ричард над нами издевается, и ему до боли хочется посмотреть, как мы будет разбираться с нашим начальством. Нам тоже хотелось бы на это посмотреть. Желательно, со стороны и под надежной защитой.
  
   В это же время
  
  Сверхскоростной поезд 'Стрелецк - Мирославль' в этот день был набит до отказа. Правда, к двум потомственным некромантам в попутчики никто не набивался, предпочитая дождаться пункта назначения в коридоре, и обходили бы их купе десятой дорогой, если бы коридор в поезде был не один. Потому что один взгляд на хмурые лица некромантов говорил о том, что сейчас от них лучше держаться как можно дальше.
  Алина и Владислав сидели друг напротив друга и о чем-то напряженно размышляли, бездумно смотря в окно. Тяжелое молчание, воцарившееся в купе сразу после отправки поезда, прерывать никто из них не решался.
  - Влад, если эти идиоты хоть что-то сделали с нашим сыном, я их убью, потом превращу в зомби и скажу, что так и было, - серьезно произнесла Алина. - И начхать, что это уголовно наказуемо. А уж если он попадет на границу с Заповедным лесом...
  Степнов старший передернул плечами.
  - 'Белые', конечно, идиоты, - мрачно сказал некромант, сверля взглядом верхнюю полку. - Но жить ещё хотят. Вряд ли они настолько тронулись умом, чтобы отправить туда ещё одного Степнова. Да и твоя угроза, что мы сравняем их штаб с землей, должна была на корню убить в них все мысли на этот счет.
  - Как только прибудем в столицу, заберем Колю и уедем из страны, - подытожила женщина. - Мне надоело, что эти борцы с черными постоянно втягивают нас в свои разборки. Из опальных некромантов мы единственные, кто остался. Не считая Вагорских, Ариноров, Брастов и Вихревых, грызущихся за объедки со стола 'белых'. Нужно было последовать примеру самых умных из нас и бежать отсюда, когда только начался разговор о том, что некроманты - приспешники чернокнижников.
  Владислав устало обхватил голову руками, упершись локтями на столик:
  - Тогда у нас были причины остаться. Но сейчас мы уже доказали, что не имеем с чернокнижниками ничего общего. И цену заплатили слишком большую. Ты права, берем Колю и бежим отсюда. По-другому нам покоя не дадут.
  Алина подсела к мужу и нежно обняла за плечи:
  - Мы справимся. Обязаны справиться. А потом гори оно синим пламенем. Пусть эти 'белые' и 'черные' перегрызут друг другу глотки, нас это касаться не должно.
  Некромант нежно улыбнулся и поцеловал жену в висок:
  - Так и будет, дорогая. Так и будет.
  
   В похоронном агентстве 'Аид и Ко'
  
  Шеф сидел за столом и угрюмо сверлил нас злым взглядом, пытаясь пробудить остатки совести. Мы же стояли перед ним, низко опустив головы и усердно делая вид, что нам стыдно.
  - Вот скажите мне, - наконец произнес Золотох, - зачем нужно было до икоты пугать ни в чем не повинного мальчишку?
  Переглянувшись, мы с Виком тяжело вздохнули.
  - Заблудились мы, - буркнул напарник. - Блуждали между домов, а тут этот мальчик. Откуда мы знали, что он от нас убегать будет?
  Шеф пару минут помолчал, переваривая ответ Виктора.
  - А почему вы не додумались попросить сэра Ричарда вас вывести?
  - Благородные господа настолько увлеклись погоней за собакой, что умудрились меня потерять, - спокойно отозвался наш внештатный сотрудник, как его окрестил Михаил.
  Шеф скривился, как от зубной боли, когда призрак напомнил ему о вертящейся под ногами веселой неживой собаке. Нежить, как только мы принесли её в агентство, сразу же бросилась на встречавшего нас шефа и усердно облизала его с ног до головы. Золотох был просто 'счастлив'.
  Уничтожить нежить ему не дала секретарша, мгновенно влюбившаяся в забавную лохматую собачку с ушами-зонтиками. Маша с боем вырвала у разозленного шефа собаку и заявила, что уничтожить это чудо он сможет только через её труп. Золотох поворчал, но перечить наблюдателю - дело неблагодарное, так что пришлось смириться с присутствием в его агентстве ещё одной нежити.
  - Слушай, Степнов, - тяжело вздохнул шеф, - у меня от тебя одни расходы и проблемы. Сначала ты у одного клиента фантома отобрал, попутно разнесся полдома, - Я хотел возмутиться, что такого не было, но красноречивый взгляд Михаила заставил меня промолчать. - Теперь вот это, - ткнул он пальцем в бегающую по кабинету собаку Баскервилей в миниатюре. - Про то, что мне уже второй раз приходится возмещать клиентам ущерб, и не только моральный, я вообще молчу.
  - Шеф, - попробовал встать на мою защиту Вик, - но ведь здесь не только его вина. Я ведь тоже...
  - Северов, ты бы вообще молчал! - перебил его Золотох, ударив кулаком по столу. - Пока в нашем агентстве не появился Николай, у тебя с заданиями все было в порядке. Это он у нас умудряется найти нечисть там, где её в принципе быть не должно, - м-да, похоже, начинаю идеально вписываться в штат агентства. Находить нечисть я уже научился. - Вот скажи, почему до того, как в особняке Матвея Вихрева не появился Степнов, ни о каких здоровенных собаках с фосфоресцирующей шерстью там не слышали? И бесконтрольные зомби у нас по городу не разгуливали!
  В голове что-то щелкнуло.
  - Я вам не говорил, что зомби было бесконтрольным, - не подумав, ляпнул я.
  Точнее, меня почему-то не спрашивали, утащив праздновать боевое крещение.
  Шеф осекся, но быстро взял себя в руки.
  - Ты - нет, а вот клиент в подробностях рассказал, как вас по кладбищу гонял какой-то ходячий мертвец, - слишком нервно отрезал Золотох. - А так же клиент не забыл сказать о том, как он у тебя приманкой работал. Так что нечего меня в словесные ловушки ловить!
  И в мыслях не было. Слова сами вырвались. Но реакция шефа дала повод для невеселых раздумий.
  Теперь ясно, кто мне память подчистил. Но раз об отсутствии контроля я помню, что меня заставили забыть?
  - Ладно, - махнув на нас рукой, вздохнул шеф, - идите уже с глаз моих долой. А то точно уволю.
  Дважды нам повторять не пришлось.
  Но дойти до выхода из агентства мы с Виком не успели. Дверь открылась, впуская в помещение нового посетителя, и я замер, словно замороженный ледяным взглядом серых глаз. Напротив меня замерла высокая женщина в сером пальто и черной шали, накинутой на седые волосы, убранные в элегантную прическу. Тонкие пальцы были затянутые в замшевые перчатки, а на отвороте пальто я увидел брошь в виде ворона, хищно расправившего крылья.
  Несмотря на возраст, который выдавали глубокие морщины на неулыбчивом, бледном лице и белоснежные волосы, язык не поворачивался назвать женщину старой или пожилой. От неё веяло силой, о которой я мог только мечтать и вряд ли когда-нибудь получу. Силой, которая заставляла уважительно склониться перед сильнейшим, стирала в порошок тех, кто посмеет бросить ей вызов.
  Следуя правилам этика, вбитым в голову ещё сэром Ричардом, я склонил в церемониальном поклоне и с уважением произнес:
  - Да пребудет с вами милость Покровительницы, магистр.
  Я скорее почувствовал, чем увидел недоуменный взгляд Вика и легкую, но довольную улыбку женщины.
  - Отрадно видеть, что молодежь все ещё чтит заветы Кодекса, - магистр Смерти жестом разрешила мне выпрямиться и бросила на Северова недовольный взгляд. - Молодой человек, будьте любезны, возьмите у своего коллеги несколько уроков этикета. Иначе в приличном обществе позора не оберетесь.
  Вик стушевался, скомкано извинившись, но некромантка уже потеряла к нему интерес. Потому что в этот момент из кабинета вышел шеф, и магистр Смерти злобно сверкнула глазами. И я готов был поклясться, что на дне горевших серебром глаз тлели угли затаенного отвращения и ненависти.
  А вот на лице шефа на мгновение мелькнуло что-то, отдаленно напоминавшее боль, страх... или вину?
  - Магистр Маргарита? - удивился Золотох, жестом прося уйти Марию, напряженно замершую рядом с ним. - Не ожидал увидеть вас здесь.
  Наблюдатель подчинилась неохотно, заняв место за столом и не сводя с магистра Смерти пристального, сканирующего взгляда. Чем вызвала лишь презрительно-издевательскую усмешку чистокровной некромантки.
  - Не беспокойтесь, Михаил, мое время стоит дорого, и я не намерена тратить на вас больше, чем вы того стоите, - холодно улыбнулась Маргарита, уверенным шагом пересекая коридор. Остановившись в шаге от Золотоха, она зло отчеканила: - Держитесь подальше от Матвея.
  Шеф вздрогнул, словно от хлесткой пощечины. А я мысленно присвистнул, понимая, кто почтил наше агентство визитом.
  Маргарита Вихрева, глава семьи Вихревых. И бабушка Матвея.
  - Магистр Маргарита, вы не правильно меня поняли, - бесцветным тоном произнес Михаил, будто съежившись под серебристым пламенем, горевшим в глазах некромантки. - Я всего лишь пытаюсь помочь...
  Шеф осекся, затравленно смотря на магистра Смерти. После слов Золотоха черты её лица заострились, а руки она сжала с такой силой, что я видел снежные искры несформированного заклинания, пробегающие по замше перчаток. От ярости и ненависти, которыми веяло от фигуры некромантки, воздух в помещении заледенел, а фиалки на подоконниках начали съеживаться и чернеть.
  - Упаси нас Смерть от вашей помощи, - Маргарита Вихрева не сказала, а словно выплюнула эти слова в лицо Золотоха. - Вы - настоящее проклятие семьи Вихревых! Ваша алчность погубила мою невестку, трусость - сына, а чувство вины погубит моих внуков. Даже это агентство - не дань памяти, а жалкая попытка замолить грехи передо мной и моими внуками. И прозвище Антона на вывеске этого заведения - насмешка и оскорбление для семьи Вихревых! Того, что от неё осталось. Вашими стараниями!
  Каждое слово камнем падало в мертвую тишину, воцарившуюся в помещении. А Маргарита резко развернулась на каблуках и все тем же уверенным шагом хозяйки направилась к выходу из агентства. А за ней тянулся шлейф ледяного воздуха, потрескивающего от невыпущенной силы.
  Только когда дверь агентства захлопнулась, я почувствовал, что снова могу дышать, настолько давящей была сила бабушки Матвея. Словно на плечи рухнула ледяная могильная плита, вдавливая в землю и заживо погребая под собой.
  При взгляде на осунувшееся, посеревшее лицо шефа невольно пронимала дрожь. Ещё полчаса назад энергичный и плещущий эмоциями некромант стоял, словно вымороженный изнутри, стеклянными глазами смотря вслед магистру Смерти. Он словно постарел на несколько десятков лет. Лоб пересекали глубокие морщины, глаза поблекли и словно затянулись туманом, а сжатые в тонкую линию губы побелели.
  Мария осторожно коснулась руки шефа, с тревогой смотря на окаменевшее лицо некроманта. Но тот вздрогнул, словно от удара, отдернул руку и на негнущихся ногах скрылся в кабинете. Сгорбившись, будто под тяжестью груза, которым не собирался делиться с остальными.
  И только мертвые, сгнившие за несколько мгновений фиалки стояли на подоконниках, припорошенные острыми кристаллами инея.
  
   Граница с Заповедным лесом
  
   Виталий Шишков
  
  Вечером в часть доставили новых практикантов. Окинув испуганных детей внимательным взглядом, я тяжело вздохнул.
  И кто додумался прислать на границу ещё не закончивших учебу студентов? Причем ладно бы посылали некромантов, они уже на третьем курсе могут нежить если не в бараний рог скрутить, то хоть вырубить на время, чтобы ноги унести подальше. Уж что-что, а бегать от результатов зачастую неудачных опытов они умеют досконально, сам не раз видел.
  С боевыми магами дела обстоят сложнее. Чтобы уничтожить любую нечисть, нужно хотя бы приблизительно знать, где у неё слабые места. А нас этому учат вскользь, говорят, что боевые маги и так с врагами справиться могут. Если бы я не прожил пять лет в одной комнате с некромантом, может, в эти сказки и поверил бы. Но Коля быстро мозги вставил на место, подробно объяснив, что не всех тварей можно уничтожить огненным шаром или чем-то ещё. Если бы не он, я здесь и двух дней не продержался бы. Коля даже не поленился взять толстую тетрадь и во всех подробностях расписать слабые места основных видов нечисти, даже самых редких. И сам повторил, и другу помог.
  Тряхнув головой, отгоняя воспоминания о беззаботной студенческой жизни, я направился к вагону с прибившими практикантами.
  Надеюсь, этим студентам повезет так же, как и предыдущим, и затишье, наступившее пару дней назад, продлится ещё неделю.
  Только верилось в такое чудо мало.
  Внезапное спокойствие и пассивность врагов напоминало затишье перед бурей. Нежить копит силы, чтобы нанести новый удар. И никто не знает, когда и где они нападут в следующий раз.
  
   Николай Степнов
  
  Домой удалось добраться без приключений.
  Когда я забрал у Лены Паразита и вышел из агентства, на столицу опустилась долгожданная ночь. В свете неоновых огней и яркой рекламы прохожие так и не разглядели, что моя собака - нежить. Да и на сэра Ричарда, степенно вышагивавшего рядом со мной, никто не обращал внимания. Ну мужчина, ну странно светиться, так черт их, этих магов знает. Может, болеет чем-то или глаза шалят после долгого рабочего дня.
  После сцены в агентстве, свидетелями которой невольно стали, мы не перекинулись и парой слов. Во время визита магистра Маргариты призрак находился в лаборатории с Леной, с интересом изучая мою Совесть, а когда почувствовал присутствие магистра Смерти, то решил не попадаться коллеге на глаза. Чтоб не попасть под горячую руку.
  На несколько минут зашли в ближайшую контору белых магов, зарегистрировали новое приобретение агентства. Служащие без энтузиазма проверили документы, выписанные Машей, и нехотя выдали моей неживой собаке паспорт с идентификационным кодом. Зато маги мгновенно взбодрились, пока пытались вживить моей собаке отслеживающий чип. Мини-собака Баскервилей сопротивлялась яростно, до последнего сражаясь за свою свободу. В конце концов, мне удалось зажать её между колен, и взмыленный служащий вживил чип.
  Совесть все представление и дорогу домой благополучно проспал. Зато стоило мне перешагнуть порог квартиры, как котенок проснулся и заявил, что хочет есть. Его требование мгновенно поддержала нежить, обижено тявкнув.
  Через полчаса пререканий и споров я, злой, усталый и с пустым желудком, оставил живность на попечение сэра Ричарда и отправился на поиски корма для своих питомцев. 'Поцеловав' закрытые двери десяти магазинов, я чудом наткнулся на полупустой круглосуточный минимаркет. Купив две пачки корма для братьев своих меньших и пару кусков сырого мяса, с гордо поднятой головой поплелся обратно.
  В подъезде задержался, увидев, что из моего почтового ящика торчит стопка писем. Поставив пакеты на пол, я открыл ящик и достал толстую пачку всевозможных листовок, буклетов и рекламок. Большинство из них тут же отправились в мусорный ящик, специально оставленный вахтершей.
  А вот единственное письмо, спрятанное в середине пачки с макулатурой, заставило сдавленно процедить пару проклятий. Я с отвращением смотрел на черный конверт, словно держал в руках не именное приглашение, а ядовитую гадюку, которая вот-вот вопьется клыками мне в горло. Хотя, почему 'словно'?
  Моя дражайшая тетушка оказалась проворнее желтой прессы и узнала о приезде племянника раньше. И явно от какой-нибудь слишком болтливой гиены.
  Тамара Степановна, услышав мой обреченный стон пополам с проклятиями, выглянула из своей каптерки. Увидев, что я сжимал в руках, вахтерша с сочувствием цокнула языком:
  - Вот змеюка, прознала-таки. Но вы, Коленька, не переживайте. Главное, письмо не открывайте. Прием завтра вечером, сделайте вид, будто не успели получить приглашение.
  Желтый питон, с которым женщина не расставалась, смотрел на меня с голодным ехидством. Видимо, радовался, что хоть его братья по духу попробуют меня на вкус.
  Я кивнул, поблагодарив вахтершу за совет, и поплелся на родной пятый этаж.
  Тактика 'падаем на мороз' в действии. Вот только до Нового года ещё два с половиной месяца. Попросить, что ли, политического убежища у Завзятова? А причину как объяснить? Не Кодексом же оправдываться - единственной тайной некромантов, о которой белые маги не знали. И то благодаря нерушимой клятве на крови, которую на посвящении давали все некроманты.
  Придя домой, вручил наглой Совести пакеты, кинул довольной нежити кусок мяса и бросил злосчастный конверт на стол, сверля его мрачным взглядом. На вечер пятницы у меня были планы, и прием у дражайшей тетушки в них не входил.
  Хотя..., если откинуть неприязнь к родне по маминой линии в целом и к тетушке Аглае в частности..., то у приглашения в Змеиную нору были и плюсы.
  Во-первых, я никак не мог понять, настолько изменилась расстановка сил в некромантской богеме Мирославля. Никифор Браст, ненавидевший старшего сына, все же объявил Романа официальным наследником семьи, хотя у него давно есть младший сын, Денис, по слухам, с куда большим потенциалом, чем у Ромы. Да и в целом у гиен, похоже, весьма ощутимые финансовые трудности. Антона Вихрева обвинили в сотрудничестве с черными магами, иными словами в худшем преступлении для некроманта. Но его младший сын Матвей живет в Паучьем гнезде, который ему продала семья Ариноров, пострадавшая от чернокнижников больше всех, а Маргарита Вихрева получила звание магистра Смерти. Иными словами, ни финансовое положение семьи, ни авторитет и власть Вихревых не пострадали. Они все так же занимают высокое положение в Совете чистокровных.
  Во-вторых, чернокнижники, спокойно орудовавшие в столице. Бесконтрольные зомби, разгуливающие по заброшенным погостам, нежить, неуязвимая к боевым заклинаниям, не говоря уже о моем отравлении. Да и о повышенном интересе черных магов к моей персоне в целом.
  И в-третьих - Кристина. Сколько я не ломал голову, не мог придумать ни малейшего объяснения тому, что она не вернулась домой или не послала хотя бы весточку. Почему она скрывает, что жива? Почему прячется? И самое главное, где? Явно в столице, сигнал о том, что 'манекен' обнаружен, ушел именно в сторону Мирославля. Тем более, где лучшего всего искать следы некроманта, как не на приеме у сильнейших магов Смерти? И как она связана с преступлениями чернокнижников?
  Вопросов накопилось слишком много. Пришло время искать на них ответы. И Змеиная нора - сердце интриг и сплетен некромантской богемы - лучшее место для начала поисков.
  Другое дело, что к выходу в свет я был не готов, причем не столько морально, сколько в информационном плане. Где конкретно искать ответы? Не спрашивать же напрямую 'А вы чернокнижникам не помогаете?', 'А у вас краткой хроники событий последних десяти лет нет?', 'А вы Кристину Степнову не встречали?'. План особняка тетушки я добил, но без ориентиров толку от него чуть.
  Можно, конечно, попросить сэра Ричард поискать следы ауры сестры, а самому просто послушать сплетни. Но что-то мне подсказывало, что это будет дурной тратой времени, а защита сама себя не поставит. А выходить в свет, где одно мое появление будет расценено, как заявление законных прав на власть, пусть и временную, не зная ничего о расстановке сил, не подозревая, чего ждать о бывших друзей, без надежной поддержки за спиной - практически самоубийство.
  Нет. Возможность хорошая, но преждевременная.
  Приняв решение, я вооружился Когтем и занялся защитой квартиры. Внимание чернокнижников нервировало, так что пришлось освежить курсы светлых плетений, пройденные в академии белых.
  Входную дверь, стены и окна медленно, но уверено покрывала тонкая вязь невидимых рун. Четкие, выверенные, отработанные годами тренировок движения. Коготь нагрелся, недовольно завибрировал, не желая проводить чуждую белую магию, пусть и с вкраплениями некроэнергии. Но я давно подчинил артефакт, не позволяя своевольничать. Руки жгло от силы Светлоликой, но приходилось терпеть.
  Через два часа я закончил и отступил на шаг, с удовлетворением изучая плотную сеть защитного заклинания, которым оплел всю квартиру.
  Что ж, в квартиру чернокнижники теперь точно не проникнут. Иначе превратятся в горстку жирного пепла.
  Пожелав сэру Ричарду чувствовать себя, как дома, не раздеваясь, рухнул на диван и отключился.
  
   Штаб-квартира белых магов
  
  - Рад, что вы все-таки приехали, - сдержанно и немного нервно сказал Завзятов, окинув мрачным взглядом чету Степновых.
  Другие маги, почуяв надвигающиеся неприятности, пристально следили за каждым движением некромантов.
  - А у нас был выбор? - сухо уточнил Владислав, опустившись в кресло рядом с верховным магом.
  - Может, не будем начинать встречу с выяснения отношений? - попросил Евгений, с опаской смотря в сторону севшей рядом с мужем Алины.
  Женщина, смерив мага хмурым взглядом, недовольно кивнула:
  - Выяснения отношений отложим на потом. Но прежде чем мы перейдем к делу, у меня к тебе, Женя, один вопрос.
  - Какой?
  - Где мой сын?
  Завзятов тяжело вздохнул, устало откинувшись на спинку своего кресла.
  - С ним все хорошо. Час назад Михаил Золотох доложил, что Николай отправился домой.
  - Мы можем с ним увидеться? - напряженно спросил Влад.
  - Это исключено, - качнул головой маг. - Мы подозреваем, что за Николаем следят. Ваше появление может спугнуть чернокнижников.
  Некромантка нехорошо прищурилась, бросив на Евгений оценивающий взгляд.
  - Завзятов, - обманчиво ласково произнесла Алина, вцепившись руками в подлокотники кресла, - мне абсолютно все равно, кого мы можем спугнуть. Я должна знать, что с моим сыном все в порядке.
  Евгений обреченно вздохнул:
  - Алина, клянусь именем Светлоликой, с ним все хорошо...
  - То же самое ты говорил и десять лет назад, - с кривой усмешкой напомнил Владислав, внимательным взглядом обведя зал.
  Маги непроизвольно передернулись от почти материального холода, которым веяло от этого взгляда.
  В зале повисло напряженное молчание. Подчиненные Завзятова затаили дыхание, наблюдая за поединком взглядов верховного мага и одного из сильнейших некромантов. И боялись подумать, чем все может закончиться.
  Алина почувствовала, как муж успокаивающе сжал её правую руку, и с трудом заставила себя разжать пальцы. На подлокотниках остались следы копоти от заклинания, так и не пущенного вход. Боевого заклинания, которым она до боли хотела стереть лживое спокойствие с лица белого мага.
  Их нагло шантажировали. Снова. Целенаправленно давя на самое слабое место - на их ребенка.
  Степновым четко дали понять, что забрать сына и покинуть столицу им никто не даст. Об этом говорило все.
  Браслеты, надетые на запястья и в которых некроманты уже чуяли встроенные заклинания слежения и обезвреживания - на случай, если чета Степновых задумает какую-то глупость.
  Конвой из боевых магов - магистров белого пламени.
  Расслабленная поза верховного белого мага, державшего под столом почти сформированное заклинание - 'ледяную пчелу', которая обездвижит некромантов и лишит силы на несколько дней.
  Алина сжала руку мужа в ответ, соглашаясь с его молчаливым предложением.
  Не время показывать зубы. Не время.
  Влад, дождавшись решения жены, расслабленно откинулся на спинку кресла.
  - В тот раз мы тебе поверили, - спокойно продолжил некромант. - А через месяц получили письмо, в котором ты сожалел об ошибке одного из своих подчиненных. Маг, вместо того, что отправить Кристину домой, определил её и Константина Вихрева в группу боевых магов на границу с Заповедным лесом, где наша дочь погибла. Надеюсь, ты помнишь, что скандал мы не подняли только из-за того, что нас подозревали в пособничестве чернокнижникам? Уверяю тебя, если с Колей повторится та же история, просто так мы этого не оставим.
  Верховный маг несколько секунд пристально смотрел в глаза некроманта, после чего сделал почти незаметное движение рукой. Магистры белого пламени повиновались приказу и развеяли боевые заклинания.
  А Завзятов поправил очки и медленно кивнул:
  - Я приму это к сведению. Теперь же я хотел обговорить с вами подробности дела...
  - Что мы получим взамен? - спросила Алина, игнорирую удивленные взгляды других магов.
  Завзятов замер, напряженно вглядываясь в непроницаемое лицо женщины.
  - А что вы хотите?
  - Узнать, что на самом деле случилось с нашей дочерью.
  
  
  
Глава 8,
  в которой чернокнижники упорно ползут к своей цели, Николай постигает азы новой профессии и обзаводится личным телохранителем
  
  
   Николай Степнов
  
  Выспаться мне не дали. Утром, часов в пять, я проснулся от дикого ора и жалобного скулежа. Концерт проходил под аккомпанемент крепких выражений соседа слева, только недавно вернувшегося с работы, и нравоучительных речей сэра Ричарда, просившего боевого мага выбирать выражения. А соседи справа громко возвестили, что делают ставки на победу в поединке века, более того, ставят почему-то на меня.
  Прислушавшись, узнал о себе много нового или, как утверждал боевой маг, хорошо забытого старого. Вставать с дивана не хотелось, несмотря на угрозы боевого мага лично придти и упокоить вопящую нежить. Только после перечисления того, что маг намеревался сделать с хозяином 'нежити', я все-таки скатился на пол и бодро пополз на кухню.
  Паразит вместе с моим вчерашним приобретением сидели на полу возле холодильника и самозабвенно орали, голодными взглядами смотря на свои миски. Опустошенные пакеты из-под корма для домашних питомцев сиротливо лежали под столом.
  Тяжело вздохнув, я порылся в холодильнике и, отрыв там чудом уцелевшую палку колбасы, скормил её братьям меньшим, лишь бы они замолчали. Сосед слева, громко предупредив, что в следующий раз он не поленится встать и пройтись до моей квартиры, умолк. Соседи справа горестно вздохнули, сетуя на сорванное пари, и тоже вернулись к своим делам.
  Переведя дух и радуясь, что знакомство с соседом - боевым магом временно откладывается, быстро привел себя в порядок и переоделся. Оглядев вновь опустевший холодильник, понял, что сегодня снова придется отправляться за покупками.
  Быстро сбегал в знакомый круглосуточный минимаркет, пополнив запасы еды и прикупив ещё пару пакетов корма для Совести и мясо для собаки. А то что-то мне подсказывает, что в следующий раз с соседом все-таки придется пообщаться. Некромант против боевого мага, которого, по словам вахтерши, ненавидел весь подъезд. М-да, жизнь моя - жестянка.
  Когда питомцы наконец-то объелись, пришлось выводить свой зверинец на прогулку. Не смотря на то, что собака у меня была неживая, дверь она царапала с весьма прозаичными намерениями. Причем смотрела она на меня так, будто я её насильно держу взаперти и не даю бедной нежити размять лапы.
  Задумчиво оглядев внушительные борозды, оставленные когтями потомка собаки Баскервилей на двери, я пришел к выводу, что выгуливать её все-таки придется. Уж лучше потратить час на прогулку, чем половину зарплаты на постоянное восстановление дверей. Ребята из агентства меня ещё поймут, если оставлю все как есть, а вот забредшие в гости соседи при виде следов от внушительных когтей на вид абсолютно безобидной собаки явно подумают, будто я втихаря вывожу вид особо опасной нечисти. И доказывай потом 'обожателям' некромантов, что не виноватый я, собака сама на руки прыгнула.
  Оставив сэра Ричарда общаться Ёшей, вникать в детали нашего поиска Кристины, а Паразита - нежиться на подоконнике, я закрыл двери на ключ и направился выгуливать неживую собаку.
  Прогулка получилась незабываемой. Начну с того, что первым делом я, как всякий уважающий себя хозяин собаки, купил своей ручной нежити ошейник и поводок. Так вот, купить-то я их купил, а вот надеть эти покупки на живность оказалось далеко не простым делом. Собака визжала, кусалась, бегала по всему зоомагазину от злого меня и не менее злых продавцов, старалась при любом удобном случае цапнуть кого-нибудь за ноги или руки.
  В общем, категорически отказывалась надевать ошейник. Прохожие, с удивлением заглядывавшие в витрину магазина, круглыми глазами наблюдали, как я с кровожадным выражением лицам пытаюсь поймать воющую на весь квартал нежить и при этом не перевернуть стеллажи с товарами.
  Только когда я уже начал всерьёз подумывать о строгом ошейнике и наморднике для этой кусачей заразы, продавцам все-таки удалось поймать беглянку, которая надрывалась и извивалась в их руках, будто её здесь и сейчас будут четвертовать. Кое-как нацепив на собаку ошейник и прикрепив к нему поводок, я расплатился с потрепанными продавцами и с чувством выполненного долга направился в парк, находившийся рядом с кварталом магов.
  К счастью для меня, в столь раннее время здесь почти никого не было, не считая кормивших довольно упитанных голубей бабушек и парочки бегунов. Собака понуро висела у меня под мышкой и с тоской оглядывалась по сторонам. Судя по всему, идея напроситься на прогулку уже не казалась ей такой привлекательной.
  Отойдя подальше от оживленных тропинок, я рискнул отпустить нежить на землю, предварительно намотав поводок себе на руку. Как потом оказалось, весьма предусмотрительный поступок.
  Нежить, пошевелив ушами-зонтиками, бросила на меня задумчивый взгляд и с радостным лаем рванула вперед. Поводок мгновенно натянулся, а я, чуть не споткнувшись, мертвой хваткой вцепился в него и вприпрыжку помчался за собакой, надеясь, что долго такой темп она поддерживать не сможет.
  Вот только я упустил из виду тот факт, что собака у меня не живая, и устать не может по определению.
  Спортсмены, которые бежали по той же дорожке, проводили обогнавшего их меня квадратными глазами, явно не понимая, как щуплый и на вид совершенно неспортивный парень может развивать такую спринтерскую скорость.
  Может, если его за собой, как на буксире, тянет повизгивающая от счастья нежить.
  Прохожие шарахались от нашей колоритной парочки в разные стороны, благоразумно уступая дорогу и посылая в спину пожелания 'долгих и счастливых лет жизни', а так же - 'сгинь, нечистая!'. Поскольку парк находился около квартала магов, последних пожеланий мне доставалось меньше, зато первых - с лихвой.
  Пока мы не поставили на уши весь парк и не разогнали немногочисленных прохожих, собака не успокоилась. Только когда я уже дышал, как загнанная лошадь на последнем издыхании, мое гиперактивное приобретение замерло, высунув язык и тяжело дыша. Повиляв хвостом и улегшись прямо на землю, нежить бросила на меня выжидающий взгляд, явно намекая, что теперь её можно нести домой.
  Одарив собаку 'ласковым' взглядом, я прислонился к ближайшему дереву, судорожно пытаясь перевести дыхание. Получалось плохо, сердце билось, будто готовилось побить рекорд в количестве сокращений за одну минуту, в правом боку немилосердно кололо.
  С трудом придя в себя, с видом великомученика поднял собаку и поплелся домой.
  Теперь до меня начало доходить, почему мама всегда была против любых неживых зверей в доме.
  
   Штаб-квартира белых магов
  
  - Всплески черной магии замечены на окраинах столицы, - склонившись над подробной картой столицы, Завзятов сделал пас, и указанное место засветилось ровным серым светом. - Если точнее, то в районе лабиринтов. Несколько раз туда посылались наши отряды, но ни чернокнижники, ни результаты их магии так и не были обнаружены.
  После того, как Степновы согласились помочь белым магам, зал совещаний быстро опустел, а Евгений Петрович, расстелив на столе карту Мирославля, принялся посвящать некромантов в курс дела.
  Оказалось, что уже два месяца белые маги следили за чернокнижниками, которые время от времени появлялись в столице. Установить, как черные проходят через контрольные пункты или вычислить, кто им помогает, так и не удалось. Активных действий белые не предпринимали, решив узнать, что задумали черные маги.
  Но две недели назад чернокнижники как будто сквозь землю провалились. Иногда в отдельно взятых районах вспыхивали очаги их магии, но настолько слабые, что засечь их было невозможно.
  Тогда маги решились на отчаянный шаг и подключили к поискам похоронное агентство 'Аид и Ко'. Естественно с одобрения Завзятого, справедливо рассудившего, что кто кроме некромантов может справиться с поисками черных магов. В то время в агентство как раз прислали нового работника, вот Золотох и предложил ловить чернокнижников на живца. Правда, он словом не обмолвился, что присланный некромант принадлежит к роду Степновых, иначе Завзятов трижды подумал, прежде чем согласиться.
  Степновы, внимательно слушавшие рассказ верховного мага, сделали вид, поверили.
  Выпускник в первый же день умудрился где-то откопать неуправляемое зомби, от которого, как выяснилось позже, шла мощная эманация черной магии.
  Но поскольку чернокнижники не могут создавать таких существ, верховный маг подозревает, что им помогает кто-то из некромантов. Именно он создает для чернокнижников существ на подобие того же зомби, а черные маги совершенствуют их с помощью своей магии.
  Подробности установить не удалось, потому что Николай зомби уничтожил.
  А два дня назад на окраинах Столицы были замечены странные собаки с фосфоресцирующей шерстью. Нежить не нападала, почти сразу скрываясь из виду, но в том, что эти существа - дело рук черных магов и неизвестного некроманта, белые не сомневались.
  Владислав Степнов криво усмехнулся, бросив мимолетный взгляд на обозначенный участок карты:
  - Не удивительно, что вы ничего не нашли. Со времен Серой войны прошло десять лет. Чернокнижники наверняка учли ошибки прошлого и научились заметать следы.
  - И что ты предлагаешь? - сухо спросил Евгений Петрович, устало опускаясь в кресло.
  Алина, молчавшая до этого момента, подошла к карте и окинула её задумчивым взглядом.
  - Если ваше предположение верно и им помогает некромант, то найти их будет трудно, - покачала головой женщина, бросив в сторону Верховного мага мрачный взгляд. - После облав, которые устраивали на нас белые маги из-за подозрений в пособничестве чернокнижникам, выжившие некроманты в совершенстве научились прятаться и заметать за собой следы. Возможно, вы не нашли 'черных' только благодаря его навыкам.
  - Прости, Алина, но я повторю свой вопрос: что вы предлагаете?
  Женщина отвернулась к карте.
  Больше всего ей хотелось забрать сына и вместе с мужем покинуть страну. И пусть черные и белый хоть на лоскутки друг друга рвут, Алине было бы все равно.
  Война между белыми магами и чернокнижниками велась уже давно. И это была их война, к которой ни некроманты, ни другие маги не имели никакого отношения. Справедливо считая, что раз это не их война, то и вмешиваться они не должны, некроманты столетиями избегали мест, где была хоть малейшая возможность наткнуться на белого мага или чернокнижника.
  Более того, маги Смерти презирали черных, поскольку часто лавы чернокнижников пополнялись бастардами потомственных некромантов, жаждущих занять место под солнцем, которое им не полагалось. Незаконно рожденные не получали благословление Смерти, из-за чего в них редко просыпались выдающиеся способности - единственный шанс, что чистокровные забудут о твоем происхождении и примут в свои ряды.
  Но остаться в стороне слугам Костлявой не дали. Белые начали охоту на тех, кто не хотел им помогать, а чернокнижники, считая магов Смерти высокомерными предателями, исподтишка портили жизнь, ещё больше все усложняя. То улики прямо в дом подкидывали, чтобы белым было, чем прижать к стене некромантов, то натравливали очередной результат своих экспериментов.
  Оказавшись между двух огней, некромантам пришлось туго. Большую часть древних семей уничтожили, остальные были вынуждены присоединиться к белым. Но даже в этом случае потери среди некромантов были огромны. Из двенадцати родов после той войны осталось только семь, два из которых сразу же покинули неприветливую родину.
  А Степновых здесь держала дочь, в то время заканчивавшая университет. Она погибла уже после того, как некромантов отпустили на все четыре стороны, официально сняв все обвинения. На границе с Заповедным лесом тогда шли последние сражения с отступающими чернокнижниками. Но как только Степновы выдохнули с облегчением, посчитав, что худшее уже позади, пришла весть, что их семнадцатилетняя дочь погибла на границе, куда её вместе с группой боевых магов отправил какой-то белый.
  - Пока некромант не вылезет из своей норы, - медленно произнесла Алина, тщательно подыскивая слова, - мы ничего не сможем сделать. Все мы в те годы прятались по-разному, используя знания и силу рода, которые держали втайне от других некромантов. Поэтому трудно сказать, как наш коллега заметает за собой следы.
  - А если он не вылезет из норы? - поинтересовался Завзятов, внимательно изучая некромантку.
  Алина пожала плечами:
  - Рано или поздно должен вылезти. Нужны же ему материалы для создания существ. Кстати, вы кладбища проверили?
  - Проверяем, - ответил Евгений, встав с кресла и пройдя по залу. - Это все, что вы можете посоветовать?
  - Пока да, - кивнул Владислав, встав рядом с женой. - В данной ситуации мы ничем больше помочь не можем. Вот когда некромант проявит себя, тогда, возможно, нам удастся его поймать.
  Верховный маг, явно ожидавший от четы Степновых более весомой помощи, недовольно поморщился, но перечить не стал. Потому что прекрасно понимал - они приехали только потому, что здесь их сын, и не хотели его терять. И Завзятов не хотел проверять, выполнит ли Алина свою угрозу разнести штаб-квартиру.
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  - Господин!
  Верховный чернокнижник тяжело вздохнул и обвел зал совещаний усталым взглядом.
  За столом, бросая в сторону ворвавшегося в зал Крыса злые взгляды, сидели мрачные, как грозовые тучи, черные маги, о чем-то сосредоточенно размышляя. После провала с псами, для чернокнижников устранение везучего некроманта стало делом чести. Профессиональной чести. А то как так, самые сильные черные маги не могут извести какого-то некроманта, недавно закончившего университет!
  В отличие от своих подчиненных, верховный чернокнижник уже начал догадываться, что справиться с мальчишкой будет очень нелегко.
  Связавшись с ректором университета и напугав того нервного тика, мужчина готов был взвыть, понимая всю семьи вертевшегося под ногами мальчишки злым громким матом до седьмого колена. Потому что личное дело, которое Ворон не счел нужным изучить, давало пищу для очень печальных раздумий. Как и крохи информации, что принесли на хвосте две очень разговорчивые гиены.
  Магия заклинателя духов, базовое заклинание магии тления Брастов..., если Николай может ещё и воплощенные иллюзии создавать, то задача чернокнижников усложнялась. Ни один некромант не мог использовать магию чужой семьи, кроме одного исключения, путающего черным все карты.
  Черный маг одернул себя, напоминая, что поспешные выводы загубили немало перспективных дел. И пока рано делать выводы о способностях юного некроманта.
  Но уже второй раз в жизни ему перебегает дорогу представитель ненавистного рода Степновых! И если первый раз ещё можно было списать на невезение, из-за которого чернокнижники не смогли провести ритуал, в корне бы изменивший ход войны с 'белыми', то в этот раз виноват был чернокнижник и Ворон, их покровитель.
  Недооценили они мальчишку, недооценили.
  Главный чернокнижник заставил себя успокоиться.
  Впрочем, даже в этом случае есть шанс, что их козырь, с которого чернокнижники чуть ли пылинки не сдувают, сможет с ним справиться. Но подвергать опасности жизнь полезного союзника, игравшего в предстоящем ритуале ключевую роль, черный маг не хотел.
  Кто знает, чей род в итоге окажется сильнее. И хватит ли козырю уже собранных душ для того, чтобы противостоять иммуну.
  - Да, Крыс? - вздохнул маг, повернувшись к попрыгивающему от нетерпения исполнителю.
  - Я нашел сбежавшую дворнягу! - выпрямившись, гордо заявил Крыс.
  Минуту помолчав, ожидая подвоха, чернокнижник собрался с духом и спросил:
  - И где он?
  Подчиненный как-то сразу поник, опустив глаза:
  - Понимаете... тут такое дело...
  В руке чернокнижника предупреждающее затрещала черная молния.
  - Мальчишка нашел дворнягу и забрал с собой, - поняв намек, быстро протараторил Крыс, с опаской поглядывая на молнию.
  Глаза верховного чернокнижника непроизвольно округлились. Черные маги, все это время настороженно прислушивавшиеся к разговору, обреченно вздохнули и слаженно полезли под стол.
  
   Граница с Заповедным лесом
  
   Виталий Шишков
  
  Я проснулся на рассвете от плохого предчувствия. Резко сев на кровати, напряженно замер, прислушиваясь к доносившимся с улицы звукам. Но кроме привычного потрескивания костра и вялых разговоров несущих вахту студентов ничего не услышал.
  Подождав, пока глаза привыкнут к темноте, решительно встал с койки и, быстро одевшись, откинул полог палатки, стараясь не разбудить друзей.
  Наша палатка находилась на краю лагеря, который пару дней назад, по приказу командира, разбили почти на самой границе с Заповедным лесом. Маги засекли здесь повышенную активность нежити, и нас послали проверить, что здесь происходит. Но ни тварей, ни следов чернокнижников, их создававших, мы не могли найти уже второй день. Практиканты этому тихо радовались, а вот нас такое затишье только настораживало.
  Маги не могли ошибиться, нежить здесь была. Оставался вопрос: куда она делась? Ответ был только один и совершенно не радовал.
  Затаилась.
  Наблюдает.
  Выжидает.
  Передернув плечами от промозглого ветра, свободно разгуливавшего между одиноких палаток, направился к ближайшему костру, где расположились мои подопечные. Искоса поглядывая на черную полосу леса, смутно виднеющуюся на фоне чернильного неба, пытался понять, откуда исходит терзавшее меня чувство опасности. На ложную тревогу было не похоже, обычно в таких случаях предчувствия пропадали, стоило мне проснуться. Но в этот раз сосущее под ложечкой чувство опасности пропадать не спешило.
  Ребята, гревшиеся у костра и мужественно пытавшиеся не заснуть, встретили меня вопросительными взглядами и тщательно спрятанными зевками. Окинув будущих боевых магов цепким взглядом, недовольно покачал головой.
  Ну и куда это годится? Третий курс, а на посту не могут простоять и четырех часов. И как таких к нам на границу отправляют? Или ректоры университетов вообще не смотрят, кого на практику посылают?
  - Значит так, ребята, - немного помолчав, решительно произнес я, - идите в палатки и быстро приводите себя в порядок. Чтобы через пять минут были свежими, как огурчики.
  - Зачем? - сонно отозвался один из студентов, украдкой сцедив зевок в кулак. - Солнце даже не встало ещё...
  - И если через три минуты вы не будете в форме, то рискуете не насладиться красотами местных рассветов, - невозмутимо добавил я, подкинув в костер несколько поленьев.
  Ночка предстояла длинная, а ночным зрением из нас практически никто не владел.
  Практиканты, услышав последние слова, зашевелились, и, чуть покачиваясь, направились к своим палаткам. Шутить на эту тему у нас было негласно запрещено, так что мои слова, к счастью, восприняли всерьез.
  Через пару минут ко мне присоединился Федор, старший в нашей группе. Бросив рассеянный взгляд на пустующий пост и меня, напряженного застывшего возле костра, он тяжело вздохнул:
  - Только не говори, что у тебя плохое предчувствие.
  - Я могу ошибаться, - негромко возразил я, внимательно всматриваясь в темную полосу леса.
  Не нравились мне тени, сгустившиеся под кронами деревьев. Слишком они казались... живыми? Или лучше сказать, неживыми?
  Проследив за моим взглядом, старший тихо ругнулся сквозь зубы и произнес:
  - Боюсь, что в этот раз оно тебя не подвело, - обернувшись в сторону лагеря, он крикнул: - Иван, бей тревогу. Кажется, мы все-таки нашли тварей, о которых предупреждали аналитики.
  Со стороны Заповедного леса послышался злой собачий вой.
  
   Штаб-квартира белых магов
  
  - Евгений Петрович! - громкий окрик вбежавшего в зал мага-связиста заставил вздрогнуть всех. Связист, с вздыбленными волосами и помятой форме, быстро оглядел зал и бросился к вставшему из-за стола верховному магу. - Евгений Петрович, на границу напали!
  - Где? - быстро спросил маг, бросив быстрый взгляд в сторону подобравшейся Алины Степновой.
  Владислав, положив руку на плечо настороженно замершей супруги, что успокаивающе говорил ей на ухо, но женщина только резко тряхнула головой, не сводя с Завзятова внимательного взгляда.
  - Красная зона Заповедного леса, - резким движением поправив форму, быстро проговорил связист, не обращая на некромантов внимания. - Твари напали на лагерь за пять часов до рассвета. Их слишком много, боевики могут не справиться. Запрашивают помощь.
  Завзятов тихо ругнулся, абсолютно не стесняясь присутствия женщины.
  - Кто входил в группу? - в этот момент маг больше всего хотел лично придушить всех чернокнижников и помогающего им некроманта.
  Потому что если по закону всемирного свинства в ловушку попал именно тот боевик, о котором он подумал...
  - В основном практиканты и две команды, - быстро протараторил маг. - Одну из них возглавляет Шишков.
  Верховный чуть за голову не схватился:
  - Быстро брось туда всех свободных магов!
  'Это конец', - отчетливо понял 'белый', увидев хищный взгляд матери Николая, - 'Если в агентство просочиться информация, что в группе был друг одного из их сотрудников, Коля быстро об этом узнает и рванет спасать друга. Вот тогда Алина точно с нас голову снимет, пока Влад поддержит, чтоб не трепыхались...'
  - Но таких нет, - связист, понимавший всю трагичность происходящего, обреченно развел руками.
  - Подключи магов из ближайших университетов. Из столичного тоже туда отправь, хватит штаны за кафедрами протирать. Выполнять!
  Только бы группа продержалась до прихода помощи. Нет, не так. Только бы помощи удалось прорваться к ребятам.
  - Шишков? - как Завзятов и боялся, Алина Степнова тут же поняла, о каком боевике шла речь. - Не Виталий случайно, сокурсник нашего сына?
  - Мы сделаем все возможное, чтобы вытащить их до того, как Николай узнает о нападении, - поспешно заверил женщину белый.
  - Постарайтесь, - кивнул Влад. - Потому что я уже могу сказать, что сделает Коля. Броситься спасать друга.
  Евгений тяжело вздохнул.
  Уж он это понимал не хуже отца мальчишки.
  
   Николай Степнов
  
  На работу я пришел, как всегда, раньше всех. И не потому, что после выгула живности уснуть так и не удалось. Просто представил себе реакцию прохожих на радостно тявкающую на всех подряд собачку с ярко-желтыми глазами нежити и слабо фосфоресцирующей при свете дня шерстью. До агентства я бы просто не дошел. Это ночью необычный вид животного можно списать на свет неоновых огней и на усталость после рабочего дня, но не утром.
  На Паразита внимания ещё не обратили бы, подумаешь, идет куда-то молодой человек с забавным котенком на руках, чего тут необычного? Главное, чтобы Совесть всю дорогу молчал или максимум мяукал.
  А вот второе приобретение, имя которому я ещё не придумал, замаскировать будет невозможно. Иллюзии у меня всегда получались отвратные.
  Так что пришлось идти на работу, пока прохожих на улице мало и все такие же сонные, как и я.
  Мария, которая чуть не ночует на рабочем месте, встретила меня приветливой улыбкой:
  - Ты жаворонок, что ли?
  - Угу. Последние пять лет, - неразборчиво ответил я, сгружая живность на пол, а сам обессилено рухнул в ближайшее кресло. - Маш, можно тебя попросить об одном маленьком одолжении?
  - Да пригляжу я за твоим зверьем, пригляжу, - отмахнулась секретарша, что-то читая с экрана компьютера. По мере прочтение её лицо становилось все мрачнее и мрачнее. - Котенка Ленке отдам, а за собачкой сама присмотрю... Кстати, как ты её назвал?
  - Никак, - честно признался я. - Не умею нормальные имена животным..., - тут я задумчиво посмотрел на радостно виляющую хвостом нежить. Ладно, будем считать, что она перешла в разряд домашних зверей. - ... давать.
  - Это поправимо, - рассеяно пробормотала Маша, быстро набирая что-то на клавиатуре. Нахмурившись, она пару раз щелкнула мышью и подошла к принтеру, подключенному к компу. Оттуда с характерным шипением вышел лист бумаги.
  - Подожди немного, я сейчас, - улыбнулась она, после чего постучалась к шефу и, получив разрешение войти, скрывалась за дверью кабинета.
  Пожав плечами, удобнее устроился в мягком кресле и попытался заснуть. Ага, не тут-то было.
  - Что?! - раздался полный гнева голосов шефа. - Они в штабе совсем рехнулись?!
  От неожиданности я чуть не рухнул на пол, а Совесть с собакой даже перестали увлеченно грызть провода от Машиного компьютера. Насторожено замерев, они с опаской посмотрели в сторону бронированных дверей, но добычу из зубов не выпустили.
  - У меня каждый специалист на счету, а они хотят, чтобы я выделил Столичному университету нескольких некромантов! - продолжал разоряться Михаил, пока я безуспешно пытался вырвать из пасти Парсика провод.
  Котенок шипел и царапался, но с вожделенным желтым проводком расставаться не желал. Нежить же забилась под стол и недвусмысленно рычала. Похоже, добычу так просто не отдадут.
  - И для чего?! Чтобы они учил студентов боевой, - на этом слове голос шефа перешел на ультразвук, - магии! Да у них крыша поехала, не иначе!
  - Паразит, отдай провод, - с угрозой в голосе прошипел я не хуже кота. Тот от неожиданности даже вырываться перестал, но пасть все равно не открыл. Только крепче сжал челюсти. - Отдай, а то хуже будет.
  Ёша активно поддерживал меня рогатой рожицей. Если с компом что-то случится, Маша наверняка отнесет его на ремонт в центр белых магов. А так моего духа-лазутчика обнаружат на раз-два!
  - Не-а, - не разжимая клыков, ответил пушистый гад.
  - Шеф, приказы начальства не обсуждаются, - мягко произнесла Маша, пытаясь успокоить боса.
  - Слышал? - тряхнул я кота, показывая в сторону двери. - Приказы начальства не обсуждаются. Быстро пасть открыл!
  - Не-а! - упрямо качнул головой Парсик.
  - Кормить не буду!
  - Я тебе обои подеру, - невозмутимо отмахнулся кот, явно не впечатленный угрозой.
  В этот момент нежить, которую я имел глупость пригреть у себя на груди, коварно подкралась мне за спину и цапнула за пятку. Естественно, кота пришлось бросить. Пятка все-таки одна, а провод и заменить можно.
  - Вот скажи, кого мне послать? - сетовал в этот момент шеф, даже не догадываясь, какая война шла в холле агентства. - Разве что Колю с Виком... Да, наверное, так и сделаю.
  Поняв, что разговор подходить к концу, я ещё раз попытался отодрать нежить от правого кроссовка. Последний жалобно скрипел, грозя в любой момент разойтись по швам.
  - Верну хозяевам! - в сердцах пригрозил я псине.
  Каково ж было мое удивление, когда собака, услышав последние слова, мгновенно разжала клыки и тихо заскулила, смотря на меня самыми несчастными глазами на свете.
  Не понял юмора.
  В этот момент из кабинета вышли Маша с Золотохом. Точнее, хотели это сделать, но в ступоре замерли на пороге, квадратными от удивления глазами смотря на меня.
  М-да, представляю, что они увидели.
  Возле стола секретарши на полу лежал я с поднятой вверх правой ногой, на которой болтался погрызенный и обслюнявленный кроссовок. На мне лежала нежить, сверкая ярко-зелеными грустными глазами, и пыталась дотянуться до моего лица с весьма прозаичными намерениями. На столе Маши гордо восседал Паразит, невинными глазами смотря на некромантов. Провод он успел закинуть куда-то под стол и теперь усиленно делал вид, что он тут не причем. Надеюсь, ему поверили.
  - И как это понимать? - первым в себя пришел шеф.
  Я, широко улыбаясь и отталкивая от лица нечисть, невозмутимо ответил:
  - А что такого? Я тут за живностью присматриваю, чтобы не натворили чего.
  Со стола скептически хмыкнули, после чего ожившая на мою голову совесть быстро спрыгнула на пол и полезла прятаться от меня под кресло.
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  В логове черных магов царила непривычная тишина. Никто не швырялся молниями, не крыл нецензурными словами недальновидность подчиненных. Тишь да гладь, от которой чернокнижники уже успели отвыкнуть.
  Верховный маг неподвижно сидел во главе стола, сверля потолок невидящим взглядом. Под чудом уцелевшим предметом интерьера сидели его коллеги и опасались лишний раз чихнуть, чтобы не привлечь к себе ненужное внимание. Крыс, в очередной раз принесший хозяину плохую новость, статуей замер всего в шаге от впавшего в ступор мага и отчаянно пытался притвориться мебелью.
  Наконец-то глава чернокнижников тяжело вздохнул и удрученно заглянул под стол. Коллеги, почуяв неприятности, мелко затряслись и распластались по полу, молча воюя за каждый сантиметр пространства. Немного понаблюдав за реакцией подчиненных, маг довольно кивнул и с тоской посмотрел на бледного, как новопреставленный покойник, Крыса:
  - Ну и как ты планируешь изъять дворнягу?
  Стол перестал трястись, кто-то из самых смелых чернокнижников выглянул из своего убежища. В глазах читался немой вопрос: 'Обошлось или лучше сделать вид, что нас здесь нет?'
  Несчастный доносчик с надеждой посмотрел на смельчака, и тот поспешно ретировался обратно под стол, приняв единственно правильное решение.
  - Не знаю, - Крыс понурился, поняв, что спасать его никто не собирается. - Мальчишка с образцом практически не расстается, постоянно таскает с собой. Провернуть операцию незаметно практически невозможно.
  - А нужно постараться, - верховный чернокнижник задумчиво потер подбородок, после чего пнул под столом ближайшего к нему подчиненного. - Так, хватит бездельничать! Нужно вернуть объект до того, как о промахе узнает Ворон, - вспомнив о предстоящем визите чертового некроманта, черный маг недовольно поморщился. - Если мы этого не сделаем, то поставим под угрозу всю операцию.
  Когда коллеги заняли свои места, главный чернокнижник обвел их хмурым взглядом и деловито произнес:
  - У кого есть идеи?
  Кто-то из чернокнижников нерешительно поднял руку.
  
   В похоронном агентстве 'Аид и Ко'
  
   Николай Степнов
  
  - Преподавать? Боевую магию? - возмутился я, выслушав новое задание шефа. - Да как вы себе это представляете?
  - Все претензии к высшему руководству, - сухо припечатал Золотох, прерывая поток возмущений. - Это была их идея - отправить в университеты по паре некромантов от каждого агентства.
  - Послать магов Смерти учить второй курс создавать огненные шары?! - не выдержав, вспылил Вик, разделяя мое негодование. - Это же нонсенс, бред сивой кобылы!
  - Да хоть пьяного ежика! - ударил кулаком по столу Золотох. - У меня приказ - выделить двух подчиненных Университету Магических Искусств, - шеф достал из ящика стола какие-то бумаги и помахал ими у нас перед носами. - Так что ноги в руки, и чтоб через час вы были у ректора УМИ!
  После этих слов некромант выставил нас из кабинета.
  - Ну почему именно мы? - тяжело вздохнул Вик, направившись к выходу из агентства.
  Ответа на вопрос он не ждал, потому что поведение шефа и так было вполне понятным и логичным. Кто в последнее время проштрафился больше всех? Мы с напарником, причем два раза. Вот нам за все агентство и отдуваться.
  Хотя лично я смутно представляю, как буду учить детей боевой магии при моей-то специализации.
  Договорившись с Машей, что заберу свой зверинец ближе к концу рабочего дня, я бросился догонять напарника.
  Черт, мне ж ещё нужно придумать, куда девать этих пакостников на время моего преподавания! А то постоянно загружать Машу или Лену как-то не хочется.
  Эх, не было несчастья, называется.
  
   В штабе белых магов
  
  В зале совещаний царило нервное напряжение. Точнее, царило оно на лицах белых магов, с подозрением поглядывавших на обманчиво спокойную чету Степновых. Владислав и Алина, выбив из Завзятого клятву обеспечить их сыну достойную охрану, сейчас расслаблено сидели в креслах напротив притихших белых и мило им улыбались. Только добродушным оскалам некромантов почему-то никто не верил.
  Сам же Евгений угрюмо сидел в главе стола и посматривал на часы. Через пятнадцать минут должен был позвонить шеф агентства 'Аид и Ко', которому было поручено всеми правдами и неправдами спровадить Николая куда подальше от места работы и того, что там сейчас происходило. Любопытный мальчишка мог пронюхать, чем занимаются все время занятые два работника агентства, и тогда беды не миновать.
  Когда на часах было ровно десять часов, телефон Завзятого разразился звонкой трелю.
  - Ну что, Золотох, как все прошло? - подняв трубку, без предисловий спросил белый маг.
  Его коллеги оживились, с замиранием сердца ожидая ответа некроманта.
  - Нормально, только что отправил Колю с Виком в УМИ.
  Услышав слова Михаила, Алина заметно расслабилась. Влад наклонился к её уху и что-то тихо прошептал.
  - Отлично, - не замечая действий Степновых, облегченно выдохнул Завзятов. - А как продвигается дельце, которым занимаются твои орлы?
  - Пока глухо, - с сожалением произнес Золотох. - Никаких возмущений на кладбищах не было, Александра с Василием нам них чуть ли ни ночуют. Не там мы ищем, Женя, не там.
  - Там-там, - отмахнулся белый маг, зная, что Влад и Алина, указавшие именно эти места, не могли ошибиться. Слишком многое было поставлено на кон. - Просто эти гады очень хорошо маскируются.
  - Или заняты другими делами, - задумчиво произнес Влад, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - В смысле?
  Некромант бросил на жену странный взгляд и, дождавшись её рассеянного кивка, невозмутимо ответил:
  - Если всплесков нет, то возможны два варианта: либо они затаились, либо некромант сейчас не с ними. Тогда мы действительно ищем не там.
  - А где тогда этот предатель?
  - Да где угодно, хоть на той же границе, - пожал плечами Степнов-старший.
  - Ясно, что ничего не ясно, - вздохну Завзятов, и обратился к ждавшему его указаний Золотоху. - Продолжай следить, рано или поздно этот гад должен объявиться. Вот тогда его и сцапаем.
  Владислав скептически хмыкнул, недовольно качнув головой.
  Если бы все было так просто, некромант давным-давно горел бы на костре за пособничество черным магам. А раз он все ещё жив, то этот гад очень хитер и изворотлив, а значит - смертельно опасен.
  Мужчина поднял глаза на хмурящуюся жену, которая явно что-то обдумывала. Заметив вопросительный взгляд супруга, Алина незаметно кивнула, подтверждая его догадки.
  Что ж, тогда нужно быть начеку. И если запахнет жареным...
  Обмен взглядами четы Степновых остался для белых магов незамеченным.
  
   Николай Степнов
  
  Университет, в который нас послал шеф, находился в самом центре столицы. Высокое пятиэтажное здание со всех сторон окружали не менее высокие многоэтажки, а прямо напротив него, гордо сверкая стеклянными боками, находился самый дорогой отель города - 'Bonne chance'. Благодаря зубастым ценам-пираньям, селились в нем либо потомственные некроманты и благородные маги, облюбовавшие закрытый клуб на первом этаже, либо заграничные гости-миллионеры и заядлые туристы в одном лице. Толпы этих самых туристов целыми днями бродили по центру столицы, и не только по нему, с восторгом заядлых путешественников фотографируя любой интересный завиток на фасадах домов. К ним жители давно привыкли и практически не обращали внимания.
  Вот именно этот отель и пеструю толпу иностранцев под ней я и разглядывал, выслушивая вводную лекцию ректора УМИ, Олега Антоновича Шевцова. Мы с напарником уже битый час сидели в глубоких креслах напротив временного руководства и выслушивали 'Инструкцию для начинающих преподавателей: трудности выбранной профессии и методы их преодоления'.
  Высокий темноволосый мужчина средних лет сидел за столом и, наблюдая за двумя растерянными некромантами насмешливыми серыми глазами, неспешно рассказывал, что от нас требуется.
  - Здесь все документы и материалы, которые понадобятся вам для работы, - ректор УМИ протянул нам с Виком увесистую картонную папку на завязках, после чего продолжил свой 'инструктаж': - Расписание занятий, списки учеником, программы, учебники. Если будут вопросы, можете обращаться лично ко мне, постараюсь ответить. Что ж, на сегодня это все, с завтрашнего дня начнете работать. На лекции прошу не опаздывать, иначе дети от безделья весь корпус разнести могут.
  С тоской посмотрев на папку, я с тяжелым вздохом задал мучавший меня вопрос:
  - У меня уже есть вопрос. Простите, но как мы, некроманты, должны учить будущих боевых магов их ремеслу?
  Судя по красноречивому взгляду ректора, он сам смутно представлял, как это должно выглядеть.
  - Если честно, то сам до конца не понимаю, как это должно происходить, - разведя руками, подтвердил мои опасения Олег. - Подробных инструкций на этот счет, как всегда, никто не дал. Так что все зависит от вашей находчивости.
  Мы с напарником переглянулись, понимая, что больше ничего толкового не услышим. Решив, что на сегодня вступительных лекций хватит, я поднялся на ноги и, захватив выданную папку, принялся раскланиваться:
  - Что ж, тогда мы пойдем готовиться к занятиям.
  - Удачи вам, - Олег тоже встал из своего кресла, по очереди пожимая нам руки. - До завтра.
  Выйдя в коридор, мы спустились на первый этаж и, усевшись на подоконник, устроили мозговой штурм.
  - И что будем делать? - спросил до этого момента молчавший напарник.
  Окинув его внимательным взглядом, пожал плечами и, как само собой разумеющееся, произнес:
  - Лично я иду в библиотеку.
  - Зачем? - недоуменно переспросил Вик, видимо, не поняв траекторию полета моей мысли.
  - Во-первых, искать материалы для завтрашних лекций. А во-вторых, - я развел руками, как совсем недавно ректор, и нехотя признался, - считай, что сбылась мечта идиота. Я с первого курса мечтал попасть в библиотеку УМИ. Здесь такие трактаты о некромантии есть..., - я мечтательно закатил глаза.
  - Ясно, - видя мое счастливое выражение лица, мысленно поставил мне диагноз напарник и подытожил: - Что ж, я тогда наведаюсь к своим друзьям из других агентств, узнаю, нам ли одним так повезло.
  - А смысл?
  - Одна голова хорошо, две - лучше, а пять-шесть - вообще сказка, - усмехнулся Вик, после чего слез с подоконника и хлопнул меня рукой по плечу. - Будем вместе думать, как выпутываться из сложившейся ситуации.
  Попрощавшись с напарником, я мысленно потер руки и уверенно направился к соседнему корпусу - Дворцу знаний, монументальному зданию из красного кирпича, радужными витражами и целым лабиринтов извилистых коридоров из белого мрамора.
  Я предвкушал, как окажусь в залах с высокими потолками, расписанными старинными фресками, среди огромных стеллажей с бесценным сокровищем - тысячелетней историей, культурой и магией нашего мира, многовековым опытом и знаниями, чью истинную ценность мало кто понимал в наше время. В старинных книгах с сухими, шершавыми, пожелтевшими от времени страницами кипят страсти, бьет ключом жизнь, вершатся судьбы сотен ученых, писателей и магов, по крупицам собиравших мудрость и знания по всему миру.
  Здесь витал особый запах - лакированное дерево самых дорогих пород, кисло-сладкий запах апельсинов, которые росли в глиняных горшках в каждом зале, свежей типографской краски новеньких книг и журналов, только привезенных курьером, и тяжелый, пряный запах старинных фолиантов, величественно стоявших на многочисленных стеллажах.
  Если на земле существует рай, то я его нашел.
  А заодно и место, где можно найти ответы если не на все, то на многие вопросы.
  
   Несколько часов спустя в отеле 'Bonne chance'
  
  Артем Тигров, боевой маг и алхимик в одном лице, всегда считался лучшим агентом белых магов. Именно поэтому на него старательно спихивали все мало-мальски опасные задания, где одними инструкциями не обойтись. Не то чтоб у начальства не было других кандидатур, вовсе нет. Просто, не смотря на фамилию, за глаза мага в штабе называли только Змеем и никак иначе. И снова ж таки, не потому, что скользкий и неприятный тип, а потому, что может выползти из таких ситуаций и дыр, в которых другие агенты просто-напросто застряли б и отбросили б коньки.
  Поэтому охрану молодого некроманта Николая Степного поручили именно ему. Тигров, не понаслышке знакомый с этой семейкой, пытался отбрыкаться от сомнительной чести, считая, что отвечать жизнью за юного оболтуса не обязан. А в том, что в случае чего, родители мальчишки спросят с него сполна и не в денежном эквиваленте, боевой маг не сомневался. Тигров даже знакомиться с проблемным соседом не стал, узнав, кого заселили в вечно пустующую квартиру напротив, предпочитая общаться через стенку, коротко и по делу.
  Но, как это бывает чаще всего, отвертеться от задания не удалось.
  И сейчас, поминая на чем свет стоит начальство в целом и Завзятого в частности, Артем бросил вещи на кровать в одном из самых дорогих отелей города и принялся за работу.
  Подтащив к окну мягкое кресло, он вальяжно в нем развалился и достал из кармана небольшой наушник. Вставив его в ухо, Тигров взял со стола бинокль и принялся бдеть, то есть внимательно изучать окна библиотеки, находившейся на одном уровне с его номером.
  Через некоторое время в одном из окон агент увидел сидевшего за невысоким столиком светловолосого парня, который внимательно листал какую-то книгу, изредка делая карандашом какие-то пометки в блокноте. Рядом с ним суетился библиотекарь, давно забывший, когда в библиотеку заходили просто так, почитать, а не забрать-сдать учебники.
  Неопределенно хмыкнув, агент продолжил наблюдение.
  - Объект покидает библиотеку, - через некоторое время отрапортовал маг в наушник, не сводя с подопечного пристального взгляда.
  Через окна библиотеки была прекрасно видна открытая дверь секции истории магии. На его пороге светловолосый парень сердечно прощался с надувшимся от гордости старичком.
  - Жмет руку библиотекарю. Тот сейчас лопнет от осознания собственной значимости и количества дифирамбов в свою честь.
  - Агент, не отвлекайтесь! - сквозь помехи раздался из наушников голос Завзятого.
  - Направляется к лестнице, ведущей на первый этаж, - невозмутимо продолжил Змей, пропуская слова шефа мимо ушей.
  - Кто направляется? - не уловил белый маг, немного опешивший от резкой смены темы разговора.
  - Объект, - пояснил новоявленный телохранитель, без спешки, но в темпе собирая вещи. Вскоре шпионский набор, выданный магу на работе, был полностью укомплектован в небольшой рюкзак, который мужчина сразу закинул на спину.
  - Тьфу, Артем, хватит зубоскалить! - в сердцах сплюнул Евгений. - У мальчишки чернокнижники на хвосте могут быть, а ты все клоуна из себя строишь!
  - На том и стою, начальник, - надев солнечные очки и повесив на шею фотоаппарат, агент вышел из номера, закрыл его на ключ и быстрым шагом направился к лестнице. - Иначе с такой работой давно б свихнулся. От скуки.
  - Ох, найдешь ты в темном переулке своего чернокнижника, - тяжело вздохнул белый маг, сетуя на нерадивого подчиненного. - Гляди мне, глаз с мальчишки не спускай! Головой отвечаешь.
  - Все понял, осознал, исправлюсь, - спустившись на первый этаж, Тигров мило улыбнулся сидевшей на ресепшене девушке и направился к выходу, лавируя между многочисленными чемоданами новоприбывших клиентов отеля.
  - До связи, - поняв, что агент находится в людном месте и вести беседу дальше им не с руки, буркнул Завзятов и отключился.
  Из отеля 'Bonne chance' на пыльные улицы столицы вышел типичный турист, разноцветные толпы которых сновали по всем уголкам города и уже давно не привлекали внимания. Загоревшая кожа и не по погоде легкая одежда, состоявшая из длинных белых шорт и синей рубашки с многочисленными экзотическими пальмами, выдавали в иностранце жителя юга. Или обеспеченного человека, который мог позволить себе частые выходные на берегу моря или в солярии.
  С любопытством оглядевшись по сторонам и поправив за спиной рюкзак, замаскированный агент пропустил спешившего куда-то светловолосого парня, трепетно прижимавшего к груди несколько потрепанных книг, и, выждав несколько мгновений, неспешно направился за ним.
  Восторгаясь красотами города и профессионально снимая самые интересные достопримечательности на фотоаппарат, 'турист' не забывал внимательно оглядывать окружавшую его толпу. Но ни вооруженным оком, ни с помощью фотоаппарата, якобы случайно снимавшего не только красивые здания, но и лица случайных прохожих, 'черный' хвост обнаружить не удавалось.
  Не смотря на все опасения Завзятого, до похоронного агентства 'Аид и Ко' агент и его подопечный добрались благополучно. Как только Коля скрылся в здании, 'иностранец' спокойно перешел улицу и утроился за столиком одного из уличных кафе. Неспешно попивая принесенный официантом кофе, боевой маг продолжил осматривать улицу, и наконец-то удача ему улыбнулась.
  В поле зрения попал странный тип, прятавший лицо с помощью накинутого на голову капюшона потрепанной серой куртки. Тип появлялся на улице несколько раз, но спустя пару мгновений как бы невзначай сворачивал в очередной переулок. Делал он это вполне естественно, могло сложиться впечатление, что человек просто заблудился и пытается выйти на знакомую улицу.
  Но чутье Тигрова подсказывало: человек, одетый в старую кожаную куртку серого цвета и потертые синие джинсы - не обычный прохожий.
  Однако 'хвост' ли это?
  В этот момент из агентства вышел Коля, держа в одной руке дымчатого котенка и поводок, прикрепленный к вившейся у его ног собаке, а другой прижимая к груди уже знакомые агенту книги. Перехватив свою ношу поудобнее, парень неспешно направился вниз по улице, проигнорировав автобусную остановку.
  Спешно расплатившись с официантом, Артем замер на перекрестке, напряженно наблюдая за действиями предполагаемого 'хвоста'. Тот немного покрутился возле агентства, и направился за некромантом, держась от него на приличном расстоянии.
  Сомнения агента были развеяны. Черные маги все-таки приставили к парню своего соглядатая. Но задача агента осложнилась. Нужно было не только следить за подчиненным, но и не спускать глаз с 'хвоста'. Неизвестно, какой у него приказ - следить или выждать момент и убрать объект.
  Но образ восторженного туриста, фотографирующего все подряд, сыграл агенту на руку, и увлеченный слежкой 'хвост' не обращал на него никакого внимания. А то, что в кадр несколько раз попал и сам 'следок'... Он ведь об этом не догадывался, хоть Артем сильно рисковал, двигаясь по противоположной стороне улицы практически вровень с неизвестным.
  К удивлению агента, человек, следивший за некромантом, никак себя не проявлял. Более того, доведя Николая до квартала магов, он невозмутимо свернул в ближайший переулок и направился куда-то быстрым шагом.
  Потоптавшись рядом со шлагбаумом, перекрывавшим въезд на территорию магов, Артем тихо ругнулся и последовал за 'хвостом'.
  Вряд ли с некромантом что-то случится на пороге его же дома.
  Такими мыслями утешал себя агент, представляя, какую взбучку в случае провала устроит ему начальство, и снял личину 'туриста', развеяв иллюзию. Теперь из перехода вышел одетый в черную крутку и джинсы молодой мужчина, мало похожий на богатого южанина-толстосума, гулявшего по столице при свете дня.
  Бросив в ближайшую урну ненужные солнечные очки, Артем быстро огляделся в поисках неизвестного мужчины. Тот стоял на пешеходном переходе и вместе с другими прохожими ждал зеленый сигнал светофора. Подождав, пока новый объект перейдет дорогу, агент спешно миновал 'зебру' на уже начавший мигать сигнал и направился за мужчиной.
  Но чем дольше длилась слежка за 'хвостом', тем сильнее терзало агента дурное предчувствие. Интуиция, не раз выручавшая Змея, подсказывала, что впереди агента ждет всемирно известный белый полярный зверек, радостно потирающий лапки в предчувствии скорой встречи. И знакомство с этим милым и добрым животным может кончиться весьма плачевно.
  Когда слежка привела боевого мага на окраину Мирославля, уверенность в скорых неприятностях только возросла. Неизвестный битый час блуждал по запутанным дворикам-колодцам, чем изрядно нервировал Артема. Но тот лишь сильнее стиснул зубы и бесшумно следовал за возможным чернокнижником, ориентируясь на звуки его шагов, эхом разносившиеся по пустынным улицам.
  Внезапно хвост свернул в очередной темный переулок, и все стихло. Тигров настороженно замер, пытаясь понять, что случилось. Быстрым шагом пройдя арку, за которой скрылся объект, Змей оказался в очередном дворике и быстро огляделся.
  Мужчины нигде не было. Лишь мигал разбитый фонарь над ближайшим подъездом, да скрипели сухие ветки.
  Агент прошелся вдоль стен домов с черными провалами окон, пытаясь найти следы чернокнижника. Но на земле лежали нетронутые кучи листьев, а магический фон сверкал такой чистотой, словно здесь никогда не жили маги.
  'Хвост' улизнул, заметив слежку.
  Артем поморщился от досады. Развернулся, чтобы вернутся к подопечному, но так и не сделал шаг. Несколько минут он прислушивался к тишине, которую нарушал лишь шелест сухих листьев.
  И чутье мага, вопившее о ловушке.
  Воздух вокруг агента сгустился, превратился в густой кисель. И маг учуял тошнотворный запах гнили и белых лилий.
  Ловушка захлопнулась.
  Артем выругался, проклиная самоуверенность, и бросился назад, к арке.
  Слева мелькнула смазанная тень. Раздалось глухое рычание.
  Обернувшись, маг наткнулся на собственное отражение в одном из окон. Загоревшийся в руках огненный шаг выхватил из ночной темноты напряженное лицо Артема. И два ярко-зеленых глаза, светившиеся звериным голодом.
  
  
  
Глава 9,
  в которой выпускник вживается в роль преподавателя и доводит первокурсников до инфаркта неизбитыми методами подачи материала
  
  
   Николай Степнов
  
  Домой возвращался в приподнятом настроении - визит в библиотеку прошел даже лучше, чем я рассчитывал. Кроме материалов для занятий я нашел настоящее сокровище - трактат о редких дарах магов Смерти, написанный Храдом Вихревым, основателем семьи воронов!
  Прижав браслет-УМУЛ к магическому замку, я вошел в подъезд и заметил на дверях тонкий шар инея, словно поблизости долгое время бродил призрак. Недоуменно хмыкнув, закрыл за собой двери и направился к лестнице. Но замер, не дойдя до неё пары шагов.
  На первый взгляд ничего странного - вахтерша сидела в своей каптерке и неспешно потягивала крепкий чай с сахаром. А напротив Тамары Степановны повис в воздухе сэр Ричард и внимательно разглядывал меланхоличную морду желтого питона. Сама же рептилия свилась кольцами на столе и от призрака старалась держаться как можно дальше.
  - Прелестное создание, - вежливо улыбнулся сэр Ричард, переводя взгляд на вахтершу.
  Тамара Степановна, с боевой раскраской на лице, зарделась и смущенно потупилась.
  - Вы правда так думаете? О, благодарю, - женщина кокетливо поправила зеленое в красных маках платье и стрельнула в сторону сэра Ричарда озорным взглядом. - Мы с Маргошечкой неразлучны, но порой так не хватает человеческого тепла...
  Сэр Ричард с пониманием улыбнулся, а вот я поперхнулся воздухом. К сожалению, сладкая парочка меня услышала, и на мне тут же скрестились два недовольных взгляда.
  М-да, неприятно чувствовать себя третьим лишним.
  Вахтерша одарила меня укоризненным взглядом:
  - Николай, вы сегодня на удивление рано.
  Я отчетливо услышал в голосе вахтерши досаду.
  - Так получилось, - неразборчиво пробормотал я, почему-то покраснев.
  Под мышкой ехидно посмеивался Парсик.
  - Тамара Степановна, - сэр Ричард 'встал' со стула и элегантно полонился вахтерше, - с огромным сожалением вынужден покинуть ваше общество. Благодарю, что уделили мне несколько часов своего драгоценного времени.
  - Ну что вы, сэр Ричард, мне было совсем не в тягость, - промурлыкала вахтерша. - В наше время настоящих джентльменов осталось так мало. Приятно осознавать, что они все ещё живут среди нас.
  Призрак почти незаметно улыбнулся, после чего вместе со мной поднялся на пятый этаж.
  Когда за спиной закрылась дверь квартиры, я перевел на призрака ошарашенный взгляд.
  - Сэр Ричард, вы же терпеть не можете змей, - почему-то шепотом произнес я, до глубины души пораженный увиденной сценой.
  - Верно, - кивнул призрак и тонко улыбнулся. - Но этой прелестной женщине абсолютно не обязательно об этом знать.
  Я готов был поклясться, что в неестественно голубых глазах сэра Ричард снова плясали чертята.
  - Но вы же... того... - я сделал неопределенный жест рукой, намекая на бесплотность призрака.
  Теперь сэр Ричард смотрел на меня с насмешливым укором:
  - Николай, это совершенно не значит, что я должен забыть о благородном воспитании и сказать, что считаю эту мерзкую рептилию исчадьем Бездны. Учитесь общаться с женщинами, пока я все ещё порчу этот мир некроэманациями.
  Крыть было нечем.
  Накормив живность, я устроился на диване и провел рукой по кожаному переплету книги с черным вороном на обложке. Разумеется, оригинал не дали, зато магическую копию выпросить удалось.
  Что ж, самое время разобраться с чернокнижниками и таинственным пожирателем, которого белые маги считают далеко не городской легендой.
  Сэр Ричард завис рядом, читая из-за моего плеча.
  Чем больше я вчитывался в потускневшие от времени строки, тем отчетливей чувствовал, что волосы на голове встают дыбом.
  Леди Роза ошибалась. Обычной городской страшилкой пожиратель не был. Некроманты с таким даром рождались раз в несколько столетий, и каждое их появление заканчивалось одинаково.
  Болезнями. Войнами. Кровью. Дань Костлявой за уникальный дар, которым она одаривала пожирателей при рождении. Дар забирать чужие способности. Вместе с чужими жизнями.
  Больше похоже на проклятие, чем на дар.
  А ещё у пожирателей не было никаких отличительных знаков. Они были единственными детьми Смерти, на которых та не ставила своей отметины. Как у гиен - ослепительно белые волосы, а у сильнейших - звериные глаза. Как у змей - вынужденная трансформация раз в месяц - изменение цвета волос, глаз, кожи, чего угодно. У пауков - прозрачные глаза во время истощения, или у львов - пылающая огнем аура.
  У пожирателей особых примет не было вообще. Те, кто нес смерть, могли векам жить среди своих жертв, и никто их не распознает. Ты даже не почувствуешь, что на тебя поставили метку. Только когда жизнь вместе с силой начнет покидать тело, опустошаясь, иссушаясь заживо, тогда ты поймешь, что стал жертвой пожирателя.
  Нет, я всегда помнил, что Покровительница - жестока, беспощадна и не знающая милосердия. Но чтоб создавать идеальных жнецов смерти, за счет убийств подпитывающих её силы... это уже был перебор.
  У пожирателей не было слабых мест. Даже 'откат' - волна удушающей, всепожирающей некросилы, которая высвобождалась после насильственной смерти некроманта, не причиняла им вреда. Такая волна была смертельна для любого мага или некроманта, если он не принадлежал к семье усопшего. Но пожиратель успевал впитать силу жертвы до такого, как его накроет 'откат', и почти всегда выживал.
  И все же абсолютно всесильными пожиратели не были. Пока не набирали достаточное количество чужих даров. А сделать это сложно, у многих некромантов есть врожденная неуязвимость к ментального воздействию или просто взлелеянная паранойя, благодаря которой они носят защитные перчатки и не позволяют никому к себе прикасаться.
  А ещё Храд Вихрев развеял миф, что пожиратели - особенный дар исключительно семьи Брастов. История знала и пожирателей-пауков, и змей. Только в семьях Вихревых и Степновых пока не появлялись некроманты с подобным проклятием.
  Нужно позвонить.
  Под вопросительным взглядом сэра Ричарда, заметно помрачневшего от прочитанного, я сбегал за ноутбуком.
  Если пожиратель заодно с чернокнижниками, то все очень плохо. Сама суть пожирателей - проливать кровь. У него уже были силы Антона Вихрева, то есть способность создавать нежить высшего порядка...
  Я чуть не споткнулся на ровно месте.
  Нежить высшего порядка.
  Я застонал, осознавая всю глубину своей глупости, и бросился в комнату, где спал Паразит в обнимку с неживой собакой. Положив ноут на пол, я взял собаку на руки и пристально всмотрелся магическим зрение.
  Поначалу я думал, что шеф стер из памяти лицо заказчика, который заманил меня на кладбище. Но теперь...
  Я внимательно осмотрел канву заклинания, поддерживающего подобие жизни в моей собаке. Обычно нежить, как и зомби, создается некромантом и связана с ним нитью силы, благодаря которой и существует. Или в результате стихийного выброса некросилы, который заряжает мертвое тело энергией, и тогда нежить 'живет' до тех пор, пока не иссякнет 'батарейка'.
  В случае с мини-собакой Баскервилей ни силовой нити, ни 'батарейки' не было.
  Вот и разгадка. Я помнил о том, что зомби бесконтрольное. Но поначалу не обратил внимания, что оно, как и моя собака, черпает энергию не смерти, а жизни! Силу белых магов! И не из конкретного источника, а из естественного фона!
  Я чуть не сел мимо дивана вместе с Нюсей.
  На глазах рушилось главное правило некромантии - настоящую жизнь в мертвого не вдохнешь. И пусть собака Баскервилей не была живой в традиционном смысле этого слова, но состояние нежити было очень к этому близко.
  Пазл начал складываться.
  Главная цель чернокнижников - победить Костлявую и найти способ вернуть мертвецов из-за грани. Во время Серой войны они не преуспели, врата, построенные для этой цели, так и не были активированы. Но теперь...
  Я посмотрел на радостно вилявшую хвостом неживую собаку.
  Но теперь они были очень близки. Благодаря пожирателю, который украл дар Антона Вихрева и, похоже, кого-то из белых магов.
  Пока ноут грузился и Ёша отправлял вызов по Скайпу, я нервно листал трактат Храда Вихрева, принесенный сэром Ричардом, и записки следователей, найденные в сети Центра информации в первый же день прибытия.
  Так, Антон Вихрев - дар создания высшей нежити. Дана Вагорская - материальные иллюзии и, соответственно, побочный эффект - трансформация. Сэр Ричард - дар заклинателя духов, привязка инфернальных сущностей к артефактам.
  И это только те случаи, которые известны белым магам. А если учесть, что духи сэра Ричарда были уничтожены черным пламенем, то у него должен быть ещё один дар. Который я и пытался найти в трактате, чтоб понять, какую жертву упустили белые маги. Но это было равносильно поискам иглы в стоге сена.
  В тоже же время умом понимал, что, возможно, моя информация и выводы давно известны белым магам, и что я только зря потрачу время единственного друга из 'вражеского лагеря'. Но лучше перестраховаться.
  Наконец экран мигнул, и появилось изображение - просторную, светлую комнату мерил шагами высокий широкоплечий мужчина в строгой белой форме, идеально подогнанной по фигуре, и с нашивкой в виде золотой совы возле сердца. Облик образцового белого мага портили взлохмаченные, вечно стоящие дыбом каштановые волосы, короткие, но все же на пару сантиметров длиннее, чем положено по уставу. А заодно слишком дерзкие янтарные глаза, в которых вечно читался неприкрытый вызов.
  Кирилл Сафронов, головная боль верховного белого мага и заноза в пикантных местах членов Верхней палаты собственной персоной.
  Друг с кем-то разговаривал по служебному телефону. Заметив меня, он сделал резкий жест рукой, прося подождать пару минут.
  - Разумеется, я помню, что вы - верховный маг Мирославля, - елейный голос экс-куратора едва заметно дрожал от тщательно скрываемой ярости. - Но осмелюсь вам напомнить, что я - советник Верхней палаты, и магистры требуют от меня немедленного отчета об убийствах некромантов. И как бы мне не хотелось по старой дружбе пойти вам навстречу, я вынужден подчиниться приказу руководства. А вы уже пять лет расследуете эти дела, но не продвинулись ни на шаг! При всем моем уважении к вашему консультанту, невольно закрадываются подозрения, что она не справляется со своими обязанностями. И ваши попытки скрыть её гипотетическую некомпетентность от Верхней палаты обречены на неудачу. Даже мое отстранение не поможет.
  Друг замолчал, недобро прищурив глаза, выслушивая ответ собеседника. От силы, с которой Кир сжимал мобильный телефон, побелели пальцы. Если б не металлический корпус, друг давно бы смял несчастный мобильник.
  Прикрыв динамик, Кир глубоко вздохнул и выдохнул. После чего абсолютно ровным и даже доброжелательным тоном продолжил:
  - Евгений Петрович, я давно не ваш подчиненный и не обязан следовать вашим указаниям. И боюсь, вы забываете один немаловажный факт: все ваши инициативы и законопроекты попадают в Верхнюю палату через мои руки. И в следующий раз какой-нибудь документ от штаба белых магов может досадным образом потеряться. Бюрократия, сами понимаете, всякое бывает. Но вы же этого не хотите? Тогда завтра утром на моем столе должны лежать все материалы расследования. Всего доброго, Евгений Петрович.
  Нажав на отбой, Кир рухнул в глубокое серое кресло и прошипел сквозь зубы несколько заковыристых ругательств.
  - Никак не нарадуешься, что сбежал? - с пониманием спросил я.
  - Не то слово, - друг провел руками по лицу, используя какое-то светлое заклинание для снятия усталости, и негромко хмыкнул: - Хотя коллеги до сих пор косо смотрят, считая перебежчиком и предателем.
  - И втайне завидуют, что предложение сделали не им, - я с завистью смотрел, как друг свежеет на глазах, и от усталости на его лице не остается и следа.
  Этот трюк мне так и не дался, спасаться приходилось по старинке, с помощью кофе и ледяного душа.
  - Именно. Демоны с ними, - отмахнулся Кир и выпрямился, с воодушевлением посмотрев на меня. - Что-то случилось или ты просто хотел поделиться находками?
  - И то, и другое.
  Кирилл выслушал меня внимательно и молча, не перебивая, не задавая уточняющих вопросов. Как я и подозревал, часть информации не была для него тайной. Но когда я дошел до охоты, открытой чернокнижниками на меня, и до предположений, что пожиратель украл дар белого мага, Кир помрачнел, недобро прищурив янтарные глаза.
  - Этого я и боялся, - задумчиво произнес друг, неосознанно вертя между пальцев серебряную ручку. Стандартная разминка пальцев для плетения заклятий и старая привычка боевого мага.
  Заметив мой вопросительный взгляд, Кир объяснил:
  - Он не крал дар белого мага. Белые - не Ариноры, смерть одного из нас обнаружили бы сразу, - Кир осекся и виновато посмотрел на призрака, зависшего за моим плечом. - Простите, сэр Ричард.
  - Тогда как ему удалось...
  - Как, как, - Кир досадно поморщился, бросив ручку на стол. Та откатилась на край стола и с глухим стуком упала на пол, но друг даже не обратил на это внимания. - Это очевидно, Коля. Один из нас, белых - на стороне чернокнижников. Магистры палаты давно подозревают такую возможность, хотя Завзятов с пеной изо рта доказывает обратное. Но факты говорят за себя. В Мирославле они ходят, как у себя дома, не смотря на все линии защиты. Постоянных облав избегают. В ловушки не попадают, будто знают, где они. А теперь следы белой магии в заклинании, дарующем подобие жизни трупам.
  Час от часу не легче.
  - Есть предположения, кто крот? - не покидало ощущение, что я впутался во что-то очень крупное и дурно пахнущее.
  - Подозреваемых немного. Человек десять от силы.
  - Вся верхушка подразделения? - Мог бы и не спрашивать, и так понятно. Больше ни у кого полного доступа к нужной информации нет.
  - Больше некому. Только у них есть средства и возможности, - подтвердил Кир. - Но Завзятов упорно не пускает в штаб никого из независимых магов. Сразу начинает разоряться на тему политических преследований, препятствования работе боевых магов и следователей и так далее, и тому подобное.
  Пытается найти крысу сам, если вообще верит в её существование. А зная его хроническую нелюбовь к магам Смерти, Завзятов скорее поверит, что мы будущее предсказывать начали. Хотя... нет, скорее всего, я утрирую. Но верховный маг пристрастен и вряд ли сам найдет предателя. Кто захочет поверить, что близкий друг и верный соратник, проверенный не одним боем, вдруг всадил тебе нож в спину? Никто.
  - Как думаешь, что задумал пожиратель? - отвлек меня от раздумий голос Кира. - Не зря же он собирает дары некромантов. Причем почти в один и тот же день.
  - Какой?
  - За пару дней до Ночи мертвых. Это важно?
  Я замер.
  Убийство в канун ночи, когда некроманты становятся почти равными по силе своей госпоже? Ещё как важно! Но текст запрещенных ритуалов в Интернете не найдешь. Где пожиратель его нашел?
  Хотя ясно, где. Место только одно.
  - Коля, я знаю этот взгляд, - со смесью настороженности и азарта протянул друг, поддавшись вперед. Точно выверна, учуявшая запах свежей крови. - Что за гениальная идея ударила тебе в голову?
  - А никто в последние годы не интересовался Гримуаром проклятых? - осторожно уточнил я.
  Не говоря ни слова, Кир отъехал на стуле в сторону, видимо, к рабочему компьютеру. Спустя мгновение я услышал дробный стук по клавиатуре, прерываемый щелканьем мышки.
  Друг вновь появился на экране спустя пару минут:
  - Не просто интересовались. Шесть лет назад кто-то проник в Музей истории магии. И украл три страницы из Гримуара.
  Шесть лет. Ещё до того, как пожиратель начал собирать дары.
  - Какие? - от недоброго предчувствия нагрелся старый шрам на спине.
  Что ж белые так плохо охраняют самый опасный артефакт некромантов?! Точнее, его магическую копию, оригинал некроманты и не думали отдавать. Или снова подсуетился 'белый' сообщник?
  - Думаешь, кто-то из некромантов сказал? - с досады поморщился Кир. - Да и не знает никто из ваших эту книгу наизусть, в отличие от Кодекса. Запрещенное заклинание, кровавый ритуал, рисунок с пентаграммой призыва демонической армии из Бездны. Что угодно.
  Что угодно. Нет, не что. Жертвы пожирателя сами подсказывают, что искать. И собаки, напавшие на меня в Паучьем гнезде.
  - Не что угодно. Если он пытается обмануть Костлявую, вернуть мертвых к жизни..., - я взлохматил волосы, напряженно перебирая факты, - это должен быть ритуал, для которого нужна сила заклинателя духов, художника смерти и создателя... И он не закончил. Иначе ритуал бы уже провели. Ему нужно что-то ещё. И раз чернокнижники охотятся на меня, то нужны способности моей семьи.
  - Крушить все направо и налево? - вскинул брови Кир. - Поднимать армию нежити? Разносить города по камушку?
  - Это примеры использования силы, а не её суть, - отмахнулся я, начиная понимать, к чему все идет. - Наша способность - перерабатывать колоссальные объемы некроэнергии и при этом не загнуться от перенапряжения.
  Теперь шрам пульсировал огненной болью, подтверждая страшную догадку.
  - И ловушка с зомби показала, что ты не подходишь, - помрачнел Кир, тоже понимая, к чему я веду.
  - Поэтому они начали охотиться. Выманивают папу.
  Нужно срочно звонить домой. Предупредить родителей, чтоб ни в коем случае не приезжали в Мирославль.
  Я вскочил с дивана, оглядываясь в поисках телефона... и с мучительным стоном сел обратно.
  Да, так они меня и послушают. Придется ж объяснить, почему приезжать нельзя. Стоит им услышать о чернокнижниках, они тут же сорвутся с места и примчатся ко мне. И попадут в ловушку пожирателя.
  Этот гад все предусмотрел.
  Кир напряженно смотрел сквозь монитор, перебирая между пальцев невидимую ручку.
  - Вот как мы сделаем, - хлопнув ладонью по столу, решительным тоном произнес друг. - Ты - обвешиваешься защитными амулетами и сидишь тише воды, ниже травы. А я позабочусь о безопасности твоих родителей. И никакой самодеятельности. Узнаешь что-то ещё, сразу ко мне. И помни, чернокнижники за тобой наблюдают. Веди себя как обычно. И не верь никому из белых.
  Тон, которым говорил Кир, не предусматривал возражений. В нем снова проснулся мой бывший куратор. И скрипя сердцем, я все же кивнул, соглашаясь с таким раскладом. У советника Верхней палаты больше возможностей и связей, чтоб позаботиться о моих родителях, а я... все, что я сейчас могу сделать, это не мешать и не лезть в лапы чернокнижников. По крайней мере, пока.
  Хотя нет. Не все.
  Задумчиво посмотрев на потухший экран ноутбука, я недобро усмехнулся.
  Белые не знают, что Гримуар, который хранился в Музее истории магии, - лишь магическая копия одной из частей Кодекса. И если я доберусь до него..., то смогу узнать, какие именно страницы украл пожиратель или его сообщник. Узнаем, что они задумали, сможем просчитать, где они прячутся.
  А как добраться до Кодекса?
  Принять приглашение дражайшей тетушки и явиться на прием.
  Тяжело вздохнув, направился к тайнику в коридоре, проверять запасы защитных амулетов. Их мне понадобится немало.
  А ещё придется отложить поиски Кристины. Скрипя сердцем, но придется. Может, и хорошо, что её считают мертвой. Иначе пожиратель мог бы подобраться к нашим родителям и через неё.
  
  
****
  
  До начала первой пары оставалось пятнадцать минут. Студенты первого курса неспешно сползались в аудиторию, откровенно зевая и пытаясь не выпустить из рук толстые тетради. Некоторые, то ли самые совестливые, то ли зубрилы, волокли на загривке ещё и потрепанные учебники.
  Но на неприметного светловолосого парня в сером костюме, то есть меня, родимого, устроившего на подоконнике с толстой папкой в руках, спящие на ходу студенты внимания не обращали.
  Проводив взглядом очередную парочку студентов, изо всех сил цепляющихся друг за друга и плавно вползающих в аудиторию, я удрученно вздохнул.
  М-да, ситуация патовая. Пара была на грани срыва. Мало того, что я толком не понял, как преподавать неизвестный предмет без малейших практических навыков, так ещё и все усилия оказались выверне под хвост. Слушать меня, пришедшего на замену некроманта, никто из спящих на ходу студентов не будет. Печально, но факт. Сам таким был, знаю, что говорю.
  Кроме того, ректор решил 'облегчить' задачу свалившимся на голову некромантам, и мне поставили лекцию, объединив боевых магов и некромантов, изучавших тот же предмет. Но вот не задача, никто не учел, что предмет-то один, а вот программы - разные. И куда только смотрели?
  Выкручивайся, некромант, как хочешь. Вот тебе предмет 'Боевая магия как способ защиты от живых и неживых существ Заповедного леса', вот тебе студенты, которым ты сто лет не падал, делай с ними, что хочешь. Причем студенты, которые на дух друг друга не переносят. Демонова конкуренция за рейтинг и престиж факультета.
  Сперва я не поверил, что боевые маги и некроманты, мягко говоря, не дружат между собой. Ещё не забыл собственные учебные будни, когда именно 'боевики' были сообщниками во всех выходках факультета магов Смерти, а порой - идейными вдохновителями.
  Что ж, сомнения развеялись быстро. Когда в дверях аудитории, где мне предстояло распинаться следующих полтора часа, столкнулись два студента. Широкоплечий блондин с меткой в виде огнедышащего дракона на виске и болезненно худой некромант в бесформенной одежде с длинными рукавами, зыркавший на соперника из-под длинной челки.
  - С дороги, падальщик, - небрежно бросил блондин, жестом останавливая свою 'свиту', готовую ринуться к некроманту. Тот явно не собирался уступать дорогу местному королю.
  Я нахмурился, внимательнее присматриваясь к коллеге по магии.
  Падальщик? Неужто Браст? Тогда почему он один? Другие студенты-некроманты стояли в стороне, наблюдая за набирающей обороты ссорой, но вступаться за собрата не спешили.
  - Уверен, хочешь со мной связываться, Власов? - голос Браста звучал странно - хрипло и надломлено, словно сорванный от долгого крика.
  Сам же мальчишка выглядел сжатым, словно стальная пружина, того гляди бросится на противника с кулаками. Крайне неразумно - местный король явно сильнее некроманта, хотя бы физически. Глупо нарываться на бессмысленную драку. Тем более с боевым магом из семьи Власовых, которых по праву считали сильнейшими в Мирославле.
  - А не то что? Отцу пожалуешься? - с издевкой усмехнулся Власов.
  Эти слова были явно лишними. Браст выпрямился, расправил плечи, и оказалось, что ростом он ничуть не уступает боевому магу. Более хрупкого, даже болезненного телосложения, но сейчас, когда от фигуры некроманта веяло яростью и злобой, от которой мороз бежал по коже, большой роли это не играло.
  - Почему же? Разделаться с тобой я и сам смогу, - процедил некромант с ледяным спокойствием. В глазах, прикрытых косой челкой, вспыхнули угольки алого пламени.
  - А не слишком ли самоуверенное заявление? - Власов с предвкушением оскалился и подобрался, плавно перетекая в боевую стойку.
  'Свита' боевого мага оживилась, с азартом предвкушая драку, победитель которой определен заранее. У некромантов катастрофически мало заклинаний из арсенала активной магии, а способности Брастов практически безвредны для живых людей.
  - Проверим? - Похоже, самого Браста такие 'мелочи' не смущали абсолютно. С маниакальным рвением он просто хотел подраться и, похоже, ему глубоко безразлично, с кем и почему.
  Вот только драки на первом же занятии мне не хватало!
  Сцепиться будущие маги не успели. Я мысленно попросил сэра Ричарда об услуге, и в следующее мгновение разгореченных студентов окатило могильным холодом, сковывающим тело, пронзающим кости острой болью.
  - Не знаю, что вы собрались проверять, но будьте любезны, оставьте свои разборки за стенами университета, - холодно отчеканил я, встав между сжавшимися от боли студентами. - Лекция начнется через пару минут, так что займите свои места в аудитории, - повернувшись к опешившим 'зрителям', резким тоном добавил: - К зевакам это тоже относится. Зрелище отменяется!
  Власов с шипением разогнулся, бросив на меня злобный взгляд. Но заметив, как в моих руках вспыхнул золотистый огонь незнакомого ему заклинания, возражать не стал.
  - Нашли, кого защищать, - сплюнул на пол будущий боевой маг и, кинув на Браста многообещающий взгляд, зашел в аудиторию.
  Следом за ним молча заспешили и другие студенты. И снова будущее некроманты меня удивили - они старательно обходили скорчившегося от боли собрата стороной, словно прокаженного.
  Сам Браст от прикосновения сэра Ричарда отходил дольше. Прислонившись к стене и прижав руку к груди, он часто дышал, бросая на меня злобные взгляды.
  - Как снимать 'дыхание призрака' учат в выпускных классах школы, - негромко заметил я, чтоб другие студенты нас не услышали.
  - Похоже, этот урок я прогулял, - хрипло прошипел Браст. Он попытался разогнуться, но снова сдавленно охнул от боли.
  Вздохнув, я сделал короткий пас рукой, снимая с парня негативный эффект, и отошел, чтоб забрать с подоконника папку с материалами.
  Отличное начало дня, ничего не скажешь.
  Когда я обернулся, Браста в коридоре уже не было.
  И никакой благодарности. Как предсказуемо.
  Над головой задребезжал звонок. Перехватив папку поудобнее, я вошел в аудиторию и закрыл за собой дверь.
  Сама аудитория не впечатляла. Среднего размера лекционный зал с уходящими вверх рядами, кафедра для преподавателя и огромная доска на полстены. В углах аудитории стояли скелеты и чучела разнообразной нечисти, служившие наглядным пособием. Особенно мне понравился скелет болотной выверны, хищно изогнувшей шею и неподвижно замершей на подставке, широко раскинув крылья. Гибкий хвост спускался на пол, острые когти-лезвия тщательно отполированы до зеркального блеска.
  Полюбовавшись выверной, я перевел взгляд на студентов.
  И снова подтвердились слова о вражде двух сильнейших факультетов. Студенты поделили аудиторию на две равные части - правую, ближе к высоким окнам, заняли боевые маги, левую - некроманты. А посередине, в своеобразной 'зоне отчуждения', демонстративно устроился Браст с косой челкой, откинувшись назад и сложив руки на груди.
  Все чудесатей и чудесатей.
  Студенты что-то шумно обсуждали между собой, изредка бросая недобрые взгляды на 'вражеский лагерь' и независимого Браста, но меня пока не заметили. А вот некромант, которому я не дал подраться с Власовым, заметил и не сводил с меня пристально-подозрительного взгляда.
  'Сэр Ричард, вы случайно не знаете этого мальчишку?' - я неторопливо подошел к трибуне и принялся раскладывать на ней материалы лекции.
  'Видел этого молодого человека несколько раз на приеме в Паучьем гнезде. Если мне не изменяет память, в компании Романа Браста', - невидимый для студентов призрак заскользил по аудитории, с интересом разглядывая чучела и скелеты нечисти.
  Кстати о скелетах.
  Я перевел задумчивый взгляд на приглянувшуюся ранее выверну и кровожадно улыбнулся.
  Помниться, мой преподаватель с 'Защиты от рукотворной и природной нечисти', обладавший изощренным чувством юмора, любил натравливать на опоздавших студентов чучело василиска. Оно настолько натурально сверкало стеклянными глазами и плотоядно облизывалось раздвоенным черным языком, что особо впечатлительные первокурсники при виде чудища отправлялись на встречу с подсознанием, второкурсники с воплями бежали в деканат. Зато студенты постарше отрабатывали на нем блокировку от окаменяющего взгляда живых сородичей нашего чучела.
  А не опробовать ли этот действенный метод на своих будущих слушателях? А если кто-то будет возмущаться... В конце концов, некромант я или просто погулять вышел? Некромант. Так что думать надо было, кого приглашаете пары вести.
  Главное, чтоб моя магия снова не взбрыкнула и не выдала какой-нибудь побочный эффект.
  Довольно усмехаясь, написал на доске свое имя. Закончив и полюбовавшись кривоватой надписью, вернулся к кафедре и окинув студентов многообещающим взглядом. Меня все так же усиленно игнорировали. То ли рассчитывали, что раз меня не замечают, я сам уйду, растворюсь в воздухе, как страшный сон. Кто дал отмашку всеобщему игнору, секретом не было - слишком довольным казался Власов, устроившийся со своей свитой на 'галерке'. Будущим же некромантам явнее не понравилось, что я не позволил избить их коллегу из семьи Брастов.
  Что ж, от слуховых иллюзий ещё никто не умирал. Но посмотрим, как после них вы меня проигнорируете.
  Истошный визг, который я запомнил на всю жизнь после пар одной неуравновешенной преподавательницы с 'Ясновидения и предсказания будущего' (причем этот звук часто издавала сама преподавательница), не оставил равнодушным никого.
  Тихое шипение, в которое я старательно не вслушивался, дабы не узнать о себе много нового, и три десятка злых взглядов стали сигналом к тому, что меня готовы слушать.
  Я вежливо улыбнулся и, старательно вспоминая, что на первых парах обычно говорят преподаватели, спокойно произнес:
  - Приветствую вас, группа БМ-12 и Н-11. Меня зовут Николай Владиславович Степнов, я - сотрудник похоронного агентства 'Аид и Ко'. На время, пока будет отсутствовать ваш преподаватель с 'Боевой магии', его буду заменять я. С вопросами, почему некроманта из похоронного агентства пригласили вести боевую магию, прошу обращаться к ректору.
  Услышав мое имя, Власов заметно скис, а вот Браст, к моему удивлению, даже ухом не повел. Похоже, для него мое имя секретом не было.
  Сколько ему? Около восемнадцати? По возрасту вполне подходит под младшего брата Романа, Дениса. Предположение, конечно, из серии 'пальцем в небо', но очень уж специфическое поведение и намеки Власова на жалобы отцу.
  Продолжая вводить студентов в курс дела, я открыл журнал группы некромантов и быстро пробежался по нему глазами. Подозрения оправдались - меня угораздило столкнуться именно с младшим братом моего заклятого врага.
  А впрочем, какая разница. Последнее, что меня сейчас волнует - студенческие проблемы кого-то из Брастов. К тому же, самое время применить секретное оружие.
  Знакомое плетение, когда-то отрепетированное на том же многострадальном чучеле василиска, плотно оплело кости скелета зеленоватой дымкой. В пустых глазницах появились первые алые огоньки зарождающегося разума.
  Пока к выверне возвращался прижизненный облик, я поставил на ряды, где сидели студенты, мощные защитные клетки. Нет, оживший скелет не мог причинить вреда студентам. А вот они ему, да и самим себе с перепугу - вполне. Поэтому подвесим ещё парочку блокираторов, и начнем основную часть лекции.
  - Тема сегодняшней лекции: 'Нечисть Заповедного леса и способы борьбы с ней посредством боевой магии'. И первой разновидностью нечисти, с которой мы сегодня ознакомимся, будет класс выверн, - бодрым тоном возвестил я, заставив начавших засыпать студентов настороженно нахмуриться. - Начнем, пожалуй, с вида 'Выверна болотная', водящегося как в окрестностях Заповедного леса, а в последнее время все чаще встречающегося на территории Мирославльской области...
  В этот момент кого-то из будущих некромантов привлек странный шелест и тихое шипение. Студент недоуменно посмотрел в сторону скелета выше упомянутой нечисти и испуганно икнул. Его коллеги недоуменно оглядели вставшие дыбом волосы собрата и, проследив за его взглядом, резко отпрянули назад.
  Тело выверны начало покрываться толстой зеленовато-бурой шкурой с ядовитыми фиолетовыми наростами на спине, шее и хвосте. Под шкурой бугрились мышцы, ярко-оранжевые глаза с вертикальными глазами внимательно наблюдали за побледневшими студентами. Тряхнув головой, увенчанной короной костяным рогов и взмахнув крыльями, нечисть соскользнула с постамента. Крылья тут же сложились, позволяя нечисти опереться на них, как на передние лапы, которых у неё, в отличие от предков-драконов, не было. Острые когти, которыми заканчивались мощные задние лапы, гулко цокнули по паркету.
  Я с умилением посмотрел на бывший скелет, спешно поставив на пол защиту. Не хватало ещё, чтобы выверна оставила на нем следы. Представляю себе глаза следующей группы, которая придет в эту аудиторию, когда они увидят глубокие борозды от когтей нечисти.
  Удовлетворенно кивнув, я перевел взгляд на притихших студентов. Будущие боевые маги и некроманты, похоже, забыли о былой вражде и огромными то ли от удивления, то ли от страха глазами смотрели на бывшее учебное пособие. 'Пособие' в ответ внимательно разглядывало студентов, широко оскалившись во все три ряда зубов и недвусмысленно облизываясь длинным раздвоенным языком.
  - Поскольку живых объектов для изучения университет нам предоставить не может, мы будем довольствоваться оживленным скелетом, - спокойно сообщил я, подзывая неуклюже передвигающуюся по полу выверну к себе и почесав ей под подбородком. Выверна блаженно прищурилась, ударив несколько раз хвостом по полу. Каждый удар сопровождался чьим-то нервным иканьем. - Так что сегодня у вас есть уникальная возможность рассмотреть болотную выверну вблизи без риска для здоровья и рассудка. Чтобы в будущем не спутать её с опаснейшим видом этого класса - огненной выверной. Запоминайте - от болотного огненный вид отличается только формой рогов и цветом ядовитых наконечников.
  Повинуясь моему жесту, болотная выверна неспешно подошла к ступенькам и зацокала когтями по отполированным доскам. Студенты вжались в перегородку, отделяющую их от ног сидевших рядом выше коллег, и удивлено смотрели то на меня, то на довольно скалящуюся выверну.
  А вот Денис заинтересовано поддался вперед, пересев поближе к проходу и внимательно разглядывая замершую по моему приказу выверну.
  - Бояться вам нечего, ещё перед началом оживления нечисти я оградил ряды специальной защитной клеткой, - успокоил я студентов. Пусть чуть привыкнут и расслабятся, тогда можно продолжить обход. А то так и до инфаркта довести недолго. - Расстояние между прутьями всего полсантиметра, поэтому выверна вам не навредит при всем желании, коего у неё не может быть, - заметив скептический взгляд Власова, мрачно разглядывающего выверну с 'галерки', я терпеливо пояснил: - Желания нет, потому что она под моим полным контролем. Но пальцы сквозь прутья советую не высовывать, инстинкты у выверны сохранились даже после смерти, а я за всеми усмотреть не смогу.
  Последнее касалось излишне любопытного Дениса, который пытался незаметно взломать мою защиту. Пустив по защитному плетению слабый разряд, я проигнорировал возмущенный взгляд Браста и невозмутимо продолжил лекцию, разрешив выверне продолжить обход.
  Группа держалась молодцом. Первый испуг прошел, да и пример Дениса, ни капли не боявшегося ожившей нечисти, придавал уверенности. Студенты с опасливым любопытством следили за дефилирующей между рядами выверной, хищно изогнувшей гибкую шею и шелестящей закрытыми крыльями. Конечно, из-за отсутствия полноценных передних конечностей передвигаться ей было трудно, но она очень быстро приноровилась.
  Наблюдавший за неуклюжими передвижениями выверны Власов брезгливо фыркнул и поднял руку. Закончив предложение, где рассказывал о строении крыльев нечисти, я вопросительно посмотрел на студента.
  - Скажите, почему выверн считают опаснейшей болотной нечистью, если они так неуклюже передвигаются? - посмотрев на заинтересовано обернувшуюся в его сторону выверну, которая снова находилась возле ряда некромантов, недоуменно спросил блондин.
  - А вы считаете, что опасной она не является? - насмешливо спросил я, подав мысленный сигнал выверне. Нечисть встала на задние лапы, цепляясь за ступени когтями, и чуть раскрыла крылья.
  - Нет, - уверено сказал студент, не впечатленный позой выверны. - Яд не убивает, даже не парализует, а лишь замедляет жертву. К тому же, из всех видов болотная выверна самая неуклюжая и медленная. На земле такую прикончит даже школьник.
  Эх, а должен был хотя бы насторожиться. Помниться, многие боевые маги, которые наблюдали за проходившим на полигоне экзаменом с 'Защиты от магических существ' старшекурсников-некромантов, тоже не считали эту неуклюжую нечисть достойным противником. Их мнение резко изменилось, когда на поле вышел первый некромант, и с шеи выверны сняли удерживающий её на земле ошейник.
  Миражи нужно развеивать сразу, пока в них не успели поверить. Иначе потом, когда тот же Власов встретиться с болотной выверной за пределами университета, она будет последним, что он увидел в своей жизни.
  - Идиот, - едва слышно бросил Денис, но в воцарившейся в аудитории тишине его слова звучали, словно раскаты грома. Самого Браста это мало волновало. - Даст она себя на земле подловить, как же.
  Конечно, даст. А потом догонит и ядом спинку от радикулита потрет.
  Повинуюсь приказу, нечисть с оглушительным криком взмыла в воздух. Потолки в университете были высокими, поэтому выверне не составило труда молнией пронестись по аудитории и спикировать вниз, на 'галерку'. Рухнув на прутья защитной клетки прямо напротив лица Власова, выверна хищно вздыбила спинной гребень и попыталась протиснуть между прутьев когтистую лапу.
  Длинный ядовитый язык почти коснулся щеки опешившего блондина, когда я одним коротким движением натянул невидимый поводок, связывавший меня с нечистью. Выверна обижено ударила хвостом по клетке над головами будущих боевых магов и снова поднялась в воздух. Сделав круг над головами студентов, она послушно опустилась на пол возле меня.
  - Благодаря облегченному скелету болотная выверна - быстрейшая из представителей своего вида. Если она заметит вас на подходе к гнезду, то окажется в небе быстрее, чем вы успеете моргнуть. Вы правы, её яд не убивает, но только не при попадании в кровь. Остановка сердца в таком случае наступит в считанные минуты. От нападения болотной выверны в год умирает около трех сотен человек. Это в три раза больше, чем от других видов. А теперь я повторю свой вопрос, - невозмутимо продолжил я в погрузившейся в гробовую тишину аудитории. - Вы все ещё считаете, что опасной она не является?
  К чести Власова, он успел взять себя в руки, и отрицательно качнул головой.
  Потомственного боевого мага видно издалека. Крепкие нервы и уверенность в своих силах, граничащая с глупостью. Власову ещё повезло, что его заблуждения на счет могущества, передаваемого по крови, попытался развеять преподаватель. Кристине в свое время эту неписаную истину объяснил отец. Курсе на четвертом, если не ошибаюсь. Оставив на ночь на кладбище с толпой неупокоенной нечисти. И зомби там были самыми безобидными и прелестными созданиями.
  Что ж, буду надеяться, что хотя бы выверн этот студент в ближайшее время будет сторониться. А мне пока остается если не научить, то хотя бы рассказать, как с этими тварями справляться.
  - А теперь слушаем и запоминаем, это важно, - пустив выверну дальше прогуливаться по рядам, продолжил я. - Убить выверну можно несколькими способами, и огонь к ним не относиться. Ваши огненные шары против этой нечисти бесполезны. Болотную выверну вы разве что ещё больше разозлите, а вот огненная вашего удара даже не почувствует. Итак, первый способ...
  К концу лекции впечатленные атакой выверны студенты знали, в каких местах нужно подрубать крылья нечисти, чтобы они не могли подняться в воздух, и куда после этого бить клинком с серебряным напылением, чтобы тварь умерла быстрее и без последствий для мага. Несколько студентов не побоялись выйти из клетки и на покорно замершей нечисти показать, как это должно происходить. Понарошку, конечно. Не хватало ещё испортить университетское имущество. И оправдания, будто это было сделано во имя более качественного усвоения материала вряд ли пройдет.
  После этого мы потратили добрых двадцать минут, перебирая варианты убиения этой нечисти, предложенные самими студентами. Больше всех старались, конечно, Власов, у которого, похоже, к нашему наглядному пособию были уже личные счеты, и Денис. Негласное противостояние представителей факультета боевой магии и некромантии закончилось ничьей.
  Когда прозвенел звонок, возвещающий о конце пары, студенты почти сроднилась с болотной выверной. Они даже уговорили меня чуть переделать клетку, чтобы выверна могла ходить не только между рядов, но по столам студентов, чтобы им было лучше видно.
  Разошлись мы вполне довольные собой и друг другом. Тепло распрощавшись со студентами, я обернулся к стоявшей у доски выверне. Та нехотя забралась обратно на подставку и приняла ту же позу, в которой я её видел до начала пары. Тело выверны окутало зеленоватое облако, и спустя пару мгновений заклинание рассеялось, оставив после себя неподвижно замершие пожелтевшие кости.
  Что ж, судя по всему, магия в этот раз не взбрыкнула.
  - А она правда не могла нам навредить? - раздался за спиной хриплый голос Дениса.
  Обернувшись и смерив Браста внимательным взглядом, утвердительно кивнул:
  - Конечно, нет. Это же обычный скелет. А я не чернокнижник, вдыхать в эти существа настоящую жизнь, а не её временное подобие, не могу.
  А вот они уже могут, судя по моей неживой собаке. Страшно представить, каких чудовищ из мертвой плоти они способны создавать.
  - То есть не будь клетки... - Денис подошел к скелету и осторожно провел рукой по костям.
  Считывает плетение заклинания, запоминает. Смышленый парень. Жаль, что Браст.
  Рукав длинной кофты будущего некроманта задрался, и я невольно увидел несколько пожелтевших синяков, напоминавших отпечаток чьих-то пальцев. Впрочем, я прекрасно знал, чьих. На руках и теле Романа всегда были точно такие же синяки.
  Догадываюсь, почему многие уроки и пары Денис прогуливает. Даже с регенерацией некромантов побои заживают медленно. А кому хочется, чтоб кто-то видел его слабости. Особенно, есть речь о 'гиенах'.
  - Она мертва, - отвернувшись, я собрал лежавшие на кафедре материалы. На душе скреблись голодные вурдалаки. - А все, что мертво, полностью подвластно некроманту, который призвал её из загробного мира. А я отдал приказ только напугать и ни в коем случае не вредить.
  - Спасибо за объяснения, - Денис задумчиво кивнул и направился к выходу из аудитории. У дверей он замедлил шаг и обернулся: - А вы у нас надолго?
  В глазах младшего брата Романа я видел что-то очень похожее на... надежду?
  - Без понятия, - ответил предельно честно. - Нам не говорили, сколько времени мы будем заменять ваших преподавателей.
  Услышав мой ответ, Денис глубоко о чем-то задумался и, рассеяно попрощавшись, вышел из аудитории.
  Странно, но, похоже, он не воспринимал меня как врага семьи. Как и я когда-то не считал врагом его брата. Роковая ошибка, за которую пришлось заплатить очень высокую цену. И не только мне, но и Роману.
  Проведя рукой по ещё теплым после моей магии костям, я чуть слышно поблагодарил выверну за отклик на мой зов и направился на поиски напарника. Нужно обменяться первыми впечатлениями от неожиданной смены профессии.
  
  Как только за некромантом закрылась дверь, на задних рядах раздался странный шелест. Недовольно кряхтя и хлопая крыльями, на стол взлетел прятавшийся все это время в аудитории черный ворон. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что никого нет, он плавно спланировал к скелету выверны.
  Стоило лапам птицы коснуться пола, как вместо неё появился мужчина с надвинутым на лицо капюшоном серой потрепанной куртки. Выпрямивший во весь рост и прикоснувшись к пожелтевшим костям, он чуть слышно хмыкнул. На затянутых в перчатки руках остались зеленовато-черные следы чужой магии. Похожие на мыльные разводы странной расцветки, они мерно мерцали на кончиках пальцев парня.
  Осмотрев добычу, бывший ворон осторожно стянул перчатки и спрятал их в специальный пакет. Из-под расстегнутой куртки выглянул странный медальон, на котором была изображена летучая мышь, державшая в лапах череп. Но спустя миг трофей исчез во внутреннем кармане куртки, а к открытому окну, которое забыли закрыть студенты, взлетел черный ворон и растворился в затянутом свинцовыми тучами небе.
  А в пустых глазницах выверны зажегся и тут же погас алый всполох угасающего разума.
  
   Николай Степнов
  
  Через двадцать минут стало ясно, что найти Вика в здании университета - серьезная задача даже для магов-поисковиков. В аудитории, где у него была лекция, некроманта не оказалось, как, впрочем, и на кафедре, куда нас ещё утром сопроводил ректор, знакомя с временными коллегами. Эти же 'коллеги' и подсказали, что Виктор у них был, но спустя пару минут ему позвонили, и после короткого разговора он куда-то убежал.
  Поблагодарив за информацию и сетуя, что до сих пор не удосужился обзавестись номерами телефонов ни напарника, ни коллег из агентства, я отправился к ректору. В расписании, выданном в деканате боевого факультета, значился пункт, который ставил меня в тупик - 'Боевая подготовка. Практическое занятие'. Причем первое занятие с этого предмета у меня было назначено на сегодняшний вечер. А что это за 'боевая подготовка' и с чем её едят, я не имел ни малейшего понятия.
  На четвертом этаже, где располагался кабинет ректора, было тихо и безлюдно. Не обратив на это внимания, я спокойно подошел к дверям нужного кабинета и собирался постучать, когда заметил, что она чуть приоткрыта. Спустя мгновение слуха донесся чей-то глухой голос:
  - Да, я уверен. Нет, с нежитью я разобрался, команда зачистки смогла управиться до рассвета. Нет, ни лица, ни особых примет. Фотографии я уже отослал. Возможно. Продолжать слежку? Да, понял вас.
  'Любопытство сгубило кошку', - попытался напомнить я себе, но помогло это плохо. Поэтому, не сдержавшись, я осторожно заглянул в щель приоткрытой двери.
  На столе ректора, небрежно отодвинув в сторону какие-то бумаги, сидел высокий темноволосый мужчина с черными кругами от усталости под карими глазами. На штанах джинсов виднелись капли алой крови и какие-то зеленные подтеки, на полу лежала черная куртка, правый рукав которой был порван в клочья. На плече виднелась окровавленная тугая повязка. Левой рукой, перебинтованной на скорую руку, мужчина прижимал к уху трубку телефона, стоявшего на столе ректора.
  - Уже выдвигаюсь, - мужчина уже собирался положить трубку, когда на губах появились ехидная ухмылка. - Кстати, шеф, вы меня сглазили. Хоть и не чернокнижника, но его отродье я в темном переулке встретил...
  - Николай? - раздался за моей спиной удивленный голос ректора. - Что вы здесь делаете?
  Вот и не верь после этого народным пословицам.
  Мысленно костеря свою 'везучесть' на чем свет стоит, я спокойно обернулся и попытался изобразить извиняющуюся улыбку:
  - Я к вам шел, но услышал голоса, - бросив быстрый взгляд в сторону двери, я с трудом сдержал возглас удивления. Никакой щели, через которую я разглядывал неизвестного мужчину, не было и в помине.
  - Голоса? - удивленно переспросил ректор, проходя мимо замершего меня. - Странно, я, когда выходил, запирал за собой дверь на ключ.
  Под моим изумленным взглядом маг спокойно достал из кармана связку ключей, вставил в замочную скважину и, провернув несколько раз, открыл дверь кабинета.
  Заглянув внутрь, я серьезно усомнился в своем душевном здоровье.
  В кабинете никого не было. На столе стояли аккуратные стопки бумаги, на ковре не было и намека на черную куртку, которую на него так небрежно бросил неизвестный. Даже телефон, по которому разговаривал мужчина, и тот стоял на другом конце стола.
  М-да, похоже, я сошел с ума. Какая досада.
  - Странно, - поймав недоуменный взгляд ректора и чувствуя себя полным идиотом, протянул я. - Показалось, наверное.
  - Наверное, - одарив меня сочувствующим взглядом, Олег Антонович занял свое место за столом. - Так что вас ко мне привело, Николай?
  Вспомнив о цели визита, я достал из папки расписание и протянул его ректору. Но вопрос о непонятном занятии чуть не застрял в горле, когда взгляд случайно упал на ворс ковра возле стола.
  На нем отчетливо виднелись два небольших пятнышка: алой крови и непонятной зеленой слизи.
  
  
  
Глава 10,
  в которой Николай дергает Гюрзу за хвост и раскрывает один из главных козырей
  
  
   Николай Степнов
  
  Спустя полчаса я всей душой жалел, что меня вообще потянуло что-либо спрашивать у ректора. Потому что чем дальше заходили объяснения по поводу непонятной дисциплины, тем больше крепла моя уверенность в следующем: я попал. А вместе со мной и ещё три некроманта, включая напарника, совместно с которыми я буду проводить практическое занятие с боевой подготовки.
  Уже не вслушиваясь в перечень упражнений и приемов, которые должен буду отрепетировать с новой группой, я уныло смотрел в окно, за которым вовсю лил дождь. Из головы не уходила следующая картина: жилистый парень-некромант стоит перед толпой уже более-менее натренированных третьекурсников и пытается показать какой-то прием с помощью меча, при этом не отрезав себе ничего жизненно важного. От последней мысли перед глазами почему-то возник автопортрет Ван Гога. Тот самый, с отрезанным ухом.
  Настроение, и без того не радужное, помахало ручкой и с молодецким уханьем рухнуло на дно Марианской впадины.
  - Но, пожалуй, всего этого вы делать не будете, - вывел меня из задумчивости бодрый голос Олега Антоновича. Поймав мой полный надежды взгляд, ректор довольно кивнул: - Будет достаточно, если вы просто отведете третьекурсников на кладбище и, скажем, научите их грамотно упокаивать низшую нечисть. Зомби там, упырей...
  В голове тут же возник радостный оскал неконтролируемого мертвяка, с которым я недавно познакомился на местном погосте. Повозиться с ним тогда пришлось знатно. И где гарантия, что при повторной встрече у меня будет время начертить на земле нужную пентаграмму?
  Взвесив в уме все за и против, я пришел к выводу, что этот вариант все-таки предпочтительней отрезанного уха. Вот чему-чему, а быстрому бегу по пересеченной местности разного уровня сложности нас в университете научили. Да и не один я буду, с коллегами и толпой боевых магов, пусть и недоучек. В случае чего, хотя бы отвлекут, как клиент в прошлый раз.
  - И во сколько начинается занятие? - деловым тоном уточнил я, снова переводя взгляд на злополучное расписание. - Здесь время не отмечено.
  - Обычно часов в семь вечера, после занятий, - пожал плечами ректор, переведя взгляд на часы. - Но иногда раньше, иногда позже. Преподаватель сам предупреждает группу, будет занятие или нет. Но, если мне не изменяет память, то у сегодняшней группы всего одна пара и в университете их уже нет. А я зуб готов отдать, что об отсутствии всех преподавателей боевой магии они уже осведомлены, и радостно разбежались по домам, считая, что последней пары не будет. Назад их не загонишь, даже если я лично побегу вдогонку и буду кричать, что всех исключу и пошлю дворы мести.
  Я понимающе улыбнулся. Знакомо. Всех все равно не исключишь, а исключение боевых магов-недоучек вообще чревато непредсказуемыми последствиями.
  - Так что пару перенесем на понедельник, сейчас позвоню в деканат, чтобы они новое расписание вывесили, - подытожил Олег Антонович. - А на сегодня вы свободны, Николай.
  Тепло распрощавшись с ректором и стараясь не смотреть в сторону злополучного ковра, я в приподнятом настроении отправился в агентство, забирать у Маши с Леной свою живность. Бродить с ожившей совестью и неживой собакой по столичному университету я не рискнул. Хотя готов поспорить, наша колоритная компания произвела бы настоящий фурор.
  В одном из коридоров я увидел знакомую черную куртку и остолбенел, круглыми глазами смотря на приближающегося ко мне по коридору мужчину из кабинета ректора. Он спокойно шел по коридору, положив руки в карманы и умело лавируя между стаек спешащих куда-то студентов. Лишь когда мужчина спокойно миновал меня, статуей замершего на середине прохода, я заметил несколько капель крови на плече его куртки.
  Остановить незнакомца я не успел. Стоило мне встрепенуться и открыть рот, чтобы окликнуть мужчину, как меня чуть не снес с ног очередной студент. Отвлекшись на скомканные извинения парня, я упустил незнакомца из виду всего на несколько секунд, но этого оказалось достаточно, чтобы он бесследно растворился в воздухе.
  Оглядевшись по сторонам и убедившись, что моего 'глюка' действительно нигде не видно, философски пожал плечами и направился к выходу из университета. В конце концов, почему это я так привязался к этому незнакомцу? Может это вообще местное университетское привидение, любящее подшучивать над новичками. У нас, в Стрельце, такое чудо было. Вот только шутки у того привидения были специфические - перепутать шпоры студента во время экзамена, чтобы он нужный билет вовремя не нашел, или стереть конспект, написанный не тобой, а доброй соседкой. И при этом так гадко смеется, шутник. Не иначе, как в прошлой жизнь преподавателем был.
  
  Как только 'преподаватель боевой магии' скрылся из виду, по алому ковру, висевшему на стене, прошла крупная рябь. Спустя мгновение в коридоре возник 'испарившийся' незнакомец, закутанный с ног до головы в чуть мерцающий алый плащ.
  Агент, поминая незлым тихим словом глазастого подопечного, выпутался из новой разработки белых магов, которая помогает мгновенно слиться с местностью, но при этом мужчина следил, чтобы алые разводы не остались на его собственной одежде. Свернув плащ и спрятав его под куртку, маг придирчиво оглядел себя в отполированное до блеска окно. Как Артем и думал, использование новинки не обошлось без последствий. Злополучное алое пятно оказалось на самом интересном месте - на джинсах боевика, чуть ниже спины.
  Тихо ругаясь сквозь стиснутые зубы и стараясь не тревожить пострадавшую руку, маг быстро убрал последствия экстренной маскировки и неспешно похромал за подопечным. Который, сам того не заметив, хорошо потоптался по ногам 'телохранителя', когда столкнулся с нерадивым студентом.
  
   Николай Степнов
  
  Парсик на меня обиделся. Стоило переступить порог агентства, как на меня с яростным ором полетел темно-серый комок шерсти, сверкая безумными глазами. Следом бежала довольна до жути собака. Отвлекшись на фосфоресцирующую нежить, я пропустил тот момент, когда Совесть атаковал мои ноги, одним ударом опрокинув на спину.
  Полчаса мы с Леной и Машей уговаривали кота отпустить мой многострадальный ботинок, в который тот вцепился с яростью учуявшего кровь вурдалака. Кот на уговоры не реагировал, а я стоически терпел боль, давно простившись и с ботинком, и с ногой. Сэр Ричард попытался отпугнуть от меня Парсика, но тот только сильнее выпустил когти, и призрак оставил зверя в покое, наблюдая за нашим цирком с вселенским спокойствием.
  Один раз на наши крики прибежали Александр с Василием, поржали над открывшейся их взгляду картиной и отбыли на очередное задание. Посмеивающихся некромантов провожали наши с девчонками злые взгляды и монотонное завывание кота.
  Через час, когда мы осипли, а Паразит с воя перешел на сдавленные хрипы, из своего кабинета соизволил выглянуть наш шеф. Золотох задумчиво оглядел мой порванный ботинок, меланхоличный взгляд подручных, смирившихся с нелегкой участью, и виляющую хвостом, предано смотрящую на него нежить. Из нас всех у собаки было самой счастливое выражение морды, лицезрение которого ещё больше ввергало нас в уныние.
  - Впервые вижу бешеную совесть, - задумчиво почесал подбородок Михаил, подходя к вцепившемуся в меня коту. Паразит покосился на появившиеся на горизонте новые ботинки и угрожающе зарычал. Послушав рулады, которые выводило животное, шеф удрученно вздохнул: - Признавайся, Степнов, чем животное до такого состояние довел?
  Я только философски пожал плечами. Что могло стукнуть в голову моему питомцу, которого я в последний раз видел сегодня утром, не имел ни малейшего понятия. Кажется, перед выходом из дома все было хорошо. Накормил, напоил, подождать меня до вечера уговорил. Разве что по дороге кот почему-то занервничал, когда мимо нас прошел какой-то мужчина, но я не обратил на него внимания. Мало ли, вдруг он собачник, а Совесть учуял запах его питомца?
  - Степнов, постарайся вспомнить, - тяжело вздохнув, произнес шеф, протянув руку к рычащему коту. - Раздражитель лучше убрать от греха подальше, иначе приступ больше повторится вновь.
  После этих слов в его руке появилась тонкая зеленоватая нить. Она неспешно скользнула к коту, и, коснувшись его правого уха, растворилась в воздухе. Ещё минуту Паразит самозабвенно грыз мой ботинок, после чего безвольно обмяк, забывшись тревожным сном.
  - Когда проснется, уточнишь, что его так напугало или разозлило, - спокойно ответил Золотох, после чего снова скрылся в своем кабинете.
  Я проводил шефа задумчивым взглядом. Сегодня он был на удивление немногословным, замкнутым и подавленным. Что же случилось между ним и Маргаритой Вихревой, раз её визит настолько выбил Золотоха из колеи?
  Лена и Маша облегченно выдохнули и тоже разбрелись по своим местам, напоследок вытянув из меня рассказ о первом дне в университете. Я только пожал плечами, отбившись от любопытных девушек парой общих фраз. О выверне я решил не упоминать. Не люблю рассказывать посторонним о способностях своей семьи. Когда-то такая беспечность стоила жизни многим потомственным некромантам.
  Огорченно вздыхая, некромантки оставили меня в холле рассматривать безнадежно испорченный ботинок. Ладно, до ближайшего магазина как-нибудь дойду, а там что-нибудь придумаю.
  Новых заданий от шефа не было, так что я решил, что самое время подготовиться к вылазке в Змеиную нору.
  
  Занятые делом некроманты не заметили, как в пятнадцати шагах от них беззвучно открылось окно, и через него на пол спрыгнул высокий мужчина в серой куртке. Быстро оглядевшись по сторонам, скользнул к неприметной двери, ведущей на подземные этажи агентства. Кулон в виде летучей мыши с зажатым в лапах черепом скользнул к специальной панели, и та тихо пискнула, открывая незваному гостю вход в лаборатории.
  Мужчина, бросив взгляд в сторону суетящихся некромантов, криво усмехнулся и скрылся за дверью. И только зеленоватые глаза нежити, случайно заметившей странного посетителя, почему-то загорелись огнем животного страха. Поднять лай и указать новому хозяину на визитера собака почему-то побоялась, забравшись под руку юного некроманта и испуганно опустив уши-зонтики.
  
   Николай Степнов
  
  - Костюм 'хамелеон', последняя разработка семьи Вагорских, - распиналась рыжеволосая девушка-консультант, пока я придирчиво разглядывал себя в зеркало. - С функцией 'трансформера', сменой цвета по желанию покупателя, с сертификатом качества от самих белых магов. Сейчас у нас действует скидка в двадцать процентов, так что цена более чем демократичная. Более того, в качестве бонуса мы предлагаем эксклюзивную возможность - скидка в полцены на любую пару обуви, которую вы покупаете в комплекте к 'хамелеону'.
  Ага, демократичная, как же. В агентстве мне год пришлось бы работать, чтоб насобирать на этот 'демократичный костюм'. Но своих денег он стоил. И для предстоящей вылазки в логово врага подходил идеально. На первый взгляд - обычный, хоть безумно дорогой костюм-тройка угольно-черного цвета. Но если посмотреть на него магическим зрением, то сразу узнаешь мечту любого мальчишку, жаждущего почувствовать себя Джеймсом Бондом - сверхпрочный материал, который защищает от физического воздействия и отражает солидный перечень мелких, но неприятных для здоровья заклинаний. В том числе и сканирующих. Решающий фактор, заставивший без сожалений расстаться с солидной сумой с личной банковской карты.
  Убедившись, что костюм сидит идеально, потайные карманы, о которых тактично умолчала консультант, качественно пришиты и замаскированы, я быстро переоделся и вышел из примерочной:
  - Будьте добры, упакуйте последнюю модель. Вместе с парой белых рубашек и подходящей парой обуви. Полностью полагаюсь на ваш вкус.
  - Для потомственных некромантов все только самое лучшее! - просияла девушка-консультант, забирая у меня вешалку с костюмом, и скрылась за занавеской соседнего помещения.
  'Только самое лучшее', ага. Удивительно, как меняется отношение людей, стоит назвать свою фамилию. Конечно, если речь идет о заведении с негласной вывеской 'только для чистокровок, оборванцам вход запрещен'. А сперва именно за оборванца меня и приняли, из-за помятого костюма, не помеченного каким-нибудь модным брендом, и измочаленных котом ботинок. Но стоило представиться, как работницы магазина тут же растеклись розовой приторно пахнущей лужицей.
  Я устроился на бежевом диване в освещенном холле и приготовился ждать. Рядом тут же появилась очередная безликая девушка-консультант и с подобострастной улыбкой предложила кофе. От сладких духов, которыми провоняло все помещение и слишком яркого света, бившего по глазам, зверски разболелась голова, так что отказываться я не стал.
  Не смотря на ранее время, посетителей в фирменном магазине Вагорских было немного - здешние цены оказались довольно кусачими, под стать хозяйке. Пришлось воспользоваться деньгами, скопленными на черный день, который грозил вот-вот настать.
  Наслаждаясь терпким вкусом свежесваренного кофе, я мысленно пробежался по списку покупок. В камере хранения уже лежали два пакета со стандартным набором агента-взломщика. Не думаю, что тетушка оказалась настолько беспечной, что оставила Кодекс без должной защиты. А значит, придется попотеть и вспомнить все, чему меня учил Кирилл на последних курсах академии. Что ж, учеником я всегда был прилежным.
  Осталась сущая мелочь - подготовить несколько зелий и укрепить защиту на сэре Ричарде. Зверинец удалось пристроить вахтерше, за плитку черного шоколада и большую банку молотого кофе.
  Впрочем, одна проблема осталась - хвост, который с трудом удалось сбросить в паре кварталом от магазина Вагорских. В третий раз увидев мужчину в черной куртке, я окончательно уверился, что он - не глюк, а мой персональный 'нянь' от белых магов. Очень не вовремя он появился.
  Расплатившись за 'хамелеона', я забрал из камеры хранения пакеты с ингредиентами и амулетами для апгрейда сэра Ричарда и вызвал такси. Гулять так гулять, не идти же с дорогущими покупками через весь город.
  Я долго думал, есть ли смысл звонить другу и рассказывать о своем плане. И в конце концов решил, что смысла в этом нет. Во-первых, меня все равно сковывала нерушимая клятва, из-за которой не смогу раскрыть тайну Гримуара. А как ещё объяснить, зачем мне дался Кодекс? А во-вторых, если Кир и поверит мне на слово, где гарантия, что у тетушки не припасено на такой случай пара-тройка копий Кодекса без раздела с магическими ритуалами? В жизни не поверю в подобную беспечность тети Аглаи. Придется рискнуть и явиться в логово змеи без поддержки друга.
  Когда я вернулся домой, ничего не предвещало беды. Новых 'черных меток' из почтового ящика не торчало, вахтерша привычно ворчала на моего соседа, почесывая за ухом блаженно мурчащего Парсика. А увидев меня, многозначительно подмигнула и попросила не беспокоиться, ибо, цитирую 'молодое дело нехитрое, все мы люди понимающее, жаловаться никто не будет'.
  Я на всякий случай поблагодарил за понимание, вообще не представляя, на что Тамара Степановна намекала.
  А под дверью квартиры меня ждал сюрприз.
  Лена, в зеленой кожаной куртке, черной юбке до колен и стянутыми в хвост каштановыми волосами, расположилась на ступеньках и держала на коленях цветастый лоток с чем-то, отдаленно напоминающим еду. Но ручаться я за это не буду.
  Коллега с восторгом слушала сэра Ричарда, рассказывавшего о моих проделках в Паучьем гнезде. Точнее, о том, как Матвей выпустил из лаборатории отца оборотня-попрыгунчика, а мы с Романом пытались загнать существо в клетку до того, как вернется дядя Антон.
  - Привет! - спешно поздоровался я, невежливо перебивая призрака.
  Нюся, увязавшаяся за мной наверх, радостно тявкнула и завертелась под ногами Лены. А я бросил укоризненный взгляд на сэра Ричарда, но тот лишь развел руками, искренне не понимая, что за секретную информацию он выдал. Всего лишь очередную историю Паучьего гнезда о похождениях Николая Степного и его банды, известную всему Зеленому холму.
  И благополучно забытую за десять лет всеми действующими лицами, кроме бывшего хозяина поместья!
  - Привет! Прости, что без предупреждения, - Лена поднялась на ноги, отряхивая юбку и развеивая 'тепловую подушку', на которой сидела. Подняв на меня виноватые серые глаза, протянула лоток с какой-то странной субстанцией: - Нас сегодня отпустили раньше и я вот... Хотела извиниться за инцидент с твоим отравлением. Если бы я закрыла дверь в лабораторию, то никто бы туда не проникнул и зелье бы не испортили... в общем, ты пироги с черникой любишь?
  Коллега смотрела на меня с такой надеждой, что я понял - отрицательный ответ будет приравнен к смертной обиде и объявлению войны. А учитывая, что шеф ещё не раз может меня проклясть, а расколдовывать будет именно Лена...
  - Обожаю, - улыбнулся я, с опаской смотря лоток с таинственным пирогом примирения. К чернике я был абсолютно равнодушен, да и история с отравленным зельем все ещё свежа в памяти.
  Засиявшие от счастья глаза девушки подсказали, что я сделал правильный выбор.
  Так, как бы помягче намекнуть Лене, что у меня очень плотный график, в который не входит чаепитие с черничным пирогом?
  Перебирая в уме варианты, я поставил пакеты на пол, открыл дверь квартиры и щелкнул выключателем. В нос ударил резкий запах хлорки и ещё какого-то химиката, и я невольно помянул Костлявую. Необходимость в отмазке отпала.
  По квартире словно пронеслась армия болотных выверн. Шкаф, стоявший в коридоре, разнесли в щепки. На полу гостиной валялись обломки стола и серванта, перевернутые и выпотрошенные диваны. Подпаленные ковер усеивали комья земли и черепки разбитых горшков, осколки стекла и пух из разодранных подушек.
  Я бросил взгляд на защиту, поставленную вчера. Все нити были целыми, никто не входил и не выходил после моего ухода. И все же, кто-то перевернул мою квартиру верх дном.
  Вернувшись в коридор, заглянул на кухню. Сюда тоже попытались сунуться, но быстро ретировались, обожженные вываленными из крайнего шкафа зельями. Об этом красноречиво свидетельствовали осколки нескольких флаконов, буро-зеленые подтеки на стенах и пузырящийся местами плинтус.
  Пока Лена изучала бардак в гостиной, я незаметно проверил заветный тайник - духовку, где по-прежнему хранился ноутбук.
  Тайник не тронули. Ни этот, ни в коридоре - тот я проверил в первую очередь, охранки на месте, даже не смещены. Не заметили? Проигнорировали, поскольку не его искали? Или вообще ничего не искали? И кто вообще ко мне влез, минуя защиту на смешанной магии? Чернокнижники?
  Когда я вернулся в гостиную, Лена стояла рядом с дальним окном и, закусив губу, тщательно сканировала помещение. Искала следы взломщиков.
  - Замок не взломан, - непривычно кратко проговорил над ухом сэр Ричард. Призрак говорил тихо, чтоб не мешать шептунье. - По моим наблюдениям, ничего не взяли.
  - Не уверен. Но точно ничего важного, - я отошел к дальней стенке, где за нетронутой иллюзией скрывалась панель сигнализации. Лучшая защита от лучших белых магов, как уверяла меня вахтерша. Грош цена оказалась такой защите.
  Панель уверяла меня, что за время моего отсутствия никого дома не было. Ну да, а верх дном все перевернул Ёша.
  Кем бы ни были незваные гости, они отперли квартиру своим ключом, как-то обманули сигнализацию и мою защиту, став для них невидимыми, а потом что-то искали.
  Но что? И нашли ли? Из моих вещей точно ничего не пропало. Разве что...
  Я с сомнением покосился на разваленный шкаф с одеждой. Стащили что-то оттуда? Или забрали волос с подушки? А смысл, у меня иммунитет к заклинаниям, для которых нужны личные вещи и частичка другого мага.
  Значит, если украли личные вещи, вариант только один - подстава.
  - Николай, - раздался из спальни напряженный голос сэра Ричарда, - вам стоит это увидеть.
  На стене над перевернутой кроватью кто-то алой краской вывел два слова на старом наречие некромантов - таррийском языке.
  'Тех салхур. Халструн краш'.
  'Ты в опасности. Не вмешивайся'.
  Происходящее не нравилось мне все больше и больше.
  - Это были не маги, - за моей спиной раздался разочарованный голос Лены. - Люди. Скорее всего, двое, но магический фон настолько беден, что я не могу сказать наверняка. Физических следов тоже не оставили, все, что было, стерли хлоркой. Улики искать бесполезно.
  Даже так? Неужто на меня натравили самих 'невидимок' - людей-наемников, нечувствительных к магической энергии? Это объяснило бы, почему защита их не увидела. Тогда нужно тщательнее проверить тайник в коридоре - 'охранки' таким наемникам не страшны.
  - Давно они ушли? - я достал телефон и задумчиво посмотрел на экран.
  Если след свежий, можно попытаться догнать и перехватить. Но если нет...
  - Час-два назад, следы едва теплые и очень быстро гаснут. До прибытия белых здесь ничего не останется.
  Вот как раз белых нам сейчас не хватало. Нет, мы обратимся к их прямым конкурентам.
  - Сними отпечатки аур. Как можно четче, - я нажал клавишу быстрого набора на телефоне и направился к выходу из квартиры.
  К счастью, вопросов Лена не задавала, тут же принявшись за работу.
  Кирилл ответил не сразу. Когда я уже почти решился отправиться в погоню в одиночку, гудки оборвались и раздался недовольный голос друга.
  Друг помолчал, обдумывая услышанное, и после небольшой паузу сухо произнес:
  - Есть рядом с тобой один маг, ищейка, попрошу его об услуге. И пришлю нашего специалиста по немагической сигнализацию, пусть изучит защиту твоей квартиры и улучшит.
  - Договорились. Предупрежу вахтершу, что ко мне придут люди из министерства.
  - Куда-то собрался?
  - Убрать тайники. Не хочу, чтоб твои люди наткнулись на склад запрещенных артефактов. Да и, - я бросил взгляд через плечо. Лена закончила снимать опечатки грабителей и, притащив с кухни большой целлофановый пакет, деловито сметала в него мусор, - нужно девушку домой проводить. Скоро стемнеет все-таки.
  И проверить догадку. Таррийский язык знали только потомственные некроманты. Пожиратель отпадает - слишком странное послание. Кто-то из потомственных некромантов не поскупился на наемников-'невидимок', чтобы предупредить меня об опасности.
  - Девушку? - мгновенно оживился Кирилл. - Друг мой, а ты не теряешь время даром!
  - Мы все лишь коллеги, - устало отмахнулся я, мысленно прикидывая, за что хвататься в первую очередь.
  - Да кто ж спорит, - насмешливо хмыкнул Кирилл, после чего совершенно серьезным тоном добавил: - Хорошо, перепрятывай свое добро, мои люди скоро будут. И без глупостей, ладно?
  Заверив, что я исчерпал лимит неприятностей на сегодня, нажал 'отбой' и задумался.
  Где гарантия, что новая защита сдержит взломщиков? Специалиста у министерства отличные, но они не сравняться с родовой защитой некромантов, выработанной веками. Похоже, пришло время возвращаться домой.
  - Коля, у тебя тут какое-то письмо, - вырвал меня из раздумий голос некромантки.
  Какое ещё письмо?
  От внезапной догадки меня прошиб холодный пот. Рванув в гостиную, я увидел, как Лена поднимает с пола помятый черный конверт.
  С печатью в виде змеи.
  Надломленной печатью в виде змеи.
  Предупредить девушку я не успел. Печать на приглашении треснула, и письмо вырвалось из рук Лены, полыхнуло синим огнем и раскрылось. В воздухе повис резкий запах гари и лаванды, а над головой прозвучал ласковый голос моей дражайшей тетушки:
  - Мой милый племянник! Я безумна рада, что ты вернулся домой, и мы вновь станем большой и дружной семьей. С превеликим удовольствием приглашаю тебя и твою спутницу на прием в поместье Вагорских! Время и место указаны в приглашении. С нетерпением жду встречи!
  'И только попробуй не придти' - на мгновение появились в воздухе чернильные буквы, выведенные размашистым, с многочисленными завиточками почерком тети Аглаи. Надпись мигнула и растворилась в воздухе, оставив после себя приторный запах белых лилий.
  Вот тебе и исчерпал лимит неприятностей.
  В комнате повисло траурное молчание. Лена с ужасом смотрела на приглашение, все ещё висевшее в воздухе, сэр Ричард скорбно вздохнул, а я хранил молчание по одной простой причине. Золотое правило, вдолбленное в голову родителями - при девушках выражаться нельзя. А ни одной цензурной мысли в голове не было.
  Подошел к висевшему в воздухе приглашению, взял в руки, подавив малодушное желание разорвать в клочья, и внимательно прочел, чем ещё 'порадовала' тетушка.
  Так, девять вечера. А на часах ещё не было и полудня.
  - Лен, скажи, у тебя есть синее платье? - вежливо спросил у некромантки, дочитав 'письмо счастья'.
  Некромантка виновато посмотрела на меня и отрицательно качнула головой.
  - Значит, будет, - невозмутимо подытожил я и, прихватив с груды обломков, раньше бывших шкафом, относительно чистую сменную одежду и кроссовки, направился в спальню. - Сейчас приведу себя в порядок, и пойдем.
  Итак, на все про все чуть больше девяти часов. Закинуть Лену в торговый центр, отвести артефакты из тайника в дом родителей, вернуться до приезда людей Кирилла, разобраться со взломом и защитой... Если я все это успею за девять часов, могу смело себе ставить памятник.
  - Куда? - окончательно растерялась девушка.
  - Как куда? По магазинам, разумеется, - наскоро натягивая футболку, крикнул в ответ я. - У Вагорских серьезный пунктик на счет дресс-кода.
  Вспомнить бы, куда я положил золотые запонки с черными львами и такой же кулон, чтоб на приеме знали, под чьей защитой моя спутница. Кажется, в тайник с артефактами, думал, что эти вещи мне не пригодятся. Хотя бы первое время, пока не освоюсь и не пойму, как обстоят дела в некромантской богеме Мирославля.
  Костлявая распорядилась иначе.
  Осталось только решить вопрос с финансами. Запас на черный день сильно прохудился, да и подозрения гложут, что Лена такой дорогой подарок не примет.
  И тут я вспомнил о карточке, которую вручил мне Завзятов вместе с рецептом на целебное зелье. Губы растянулись в мстительной усмешке.
  А что, вполне символично. Приготовится к приему у некромантов за счет белых магов. Думаю, верховный маг оценит иронию, когда увидит счет. И пусть я давал себе слово, что не буду пользоваться деньгами белых, сегодня можно было сделать исключение.
  Зашнуровав кроссовки, я в приподнятом настроении принялся рыться в обломках, которые остались от комода.
  - Лен, какой в городе самый дорогой магазин одежды? - спросил я, кровожадно смотря на найденную карточку с белой совой. - Желательно, рядом с не менее дорогим салоном красоты.
  - В торговом центре 'Обелиск', - девушка недоуменно посмотрела на меня, потом на карточку. И тут глаза Лены загорелись почти детским восторгом. - Ты ведь не собираешься...
  - Именно, что собираюсь, - я торжественно вручил коллеге безлимитную кредитку. - Ни в чем себе не отказываем! Гуляем за счет белых!
  Лена взяла карточку не сразу. С сомнением закусила нижнюю губу. Воспитание и порядочность сцепились в схватке с неприязнью к белым магам. И неприязнь явно проигрывала по всем статьям.
  На мгновение я даже почувствовал укол совести. Или это спину обжег укоризненный взгляд сэра Ричарда? Он-то точно знал, что я задумал. И что собирался сделать.
  Сама того не подозревая, Лена решила мою главную проблему - как отвлечь внимание дражайшей тетушки от моей персоны.
  - Если тебе неудобно, можем платье напрокат взять. Заодно и мне костюм выбрать поможешь. Мне ведь тоже в чем-то идти нужно, а я совсем в них не разбираюсь, - я постарался улыбнуться как можно непринужденнее. Чувствовал себя при этом последней сволочью. - К тому же, Завзятов сам дал эту карточку, значит, знал, что не леденцы я покупать буду.
  Услышав мои слова, Лена нехотя, но сдалась. И настроение, и без того не радужное, испортилось окончательно. Но раз от приема не отвертеться, я должен узнать, что задумал пожиратель. От этого зависела жизнь моего отца.
  А заодно понаблюдаем за потомственными некромантами. Попробуем узнать, кто оставил предупреждение на стене моей комнаты, потратив состояние на двух наемников.
  Поэтому, стиснув зубы и продолжая улыбаться, я оставил сэра Ричарда и вахтершу следить за квартирой и ждать людей Кирилла. А сам вызвал такси и вместе с Леной отправился в торговый центр 'Обелиск'. Что ж, вот и возможность опробовать 'хамелеона' в действии. Сможет ли он подстроиться под костюм, который выберет шептунья.
  
  
****
  
  Лена нервничала. Вцепившись ногтями мне в руку, она нервно ерзала на сиденье лимузина и затравленно разглядывала старинные дома исторического центра города, мелькавшие за тонированными окнами машины. А я мужественно терпел, радуясь, что в салоне красоты не успевали сделать шептунье маникюр в стиле 'когти для скалолазания', ограничившись простым бледно-синим лаком с каким-то рисунком.
  Душу грел телефон с сотней сообщений от верховного белого мага. Лена мои слова о том, что гулять нужно на полную катушку, попыталась проигнорировать и собиралась выбрать самое недорогое и неприметное платье. Провальная тактика на приеме у моей тетушки, где гости будут соревноваться в богатстве одежды и роскоши украшений. Пришлось помучиться, заставляя Лену примерить относительно не дорогое и довольно скромное платье. Но оно идеально легло по фигуре шептуньи и смотрелось настолько стильно, что сестра по несчастью сдалась.
  Никогда не думал, что буду благодарен Кристине за походы по магазинам накануне дней рождений и выпускных. До исчезновения Крис родители часто задерживались на работе, и оставить меня было не на кого, кроме как на старшую сестру. Вот и был я вынужден плестись хвостиком за Кристиной и её подружками, с детства зарабатывая стойкую неприязнь к страшному слову 'шопинг'. И абсолютно не думая, что полученный опыт неожиданно пригодится.
  И все же, как бы я ни старался находить компромисс между стоимостью вещей и тараканами Лены, сумы в чеках все равно оказались внушительными. Если после такого Завзятова не хватит кондрашка, то у меня будет только одно объяснение - он бессмертный.
  Пока я наслаждался мелкой местью, лимузин выехал на узкую улицу, вдоль которой росли молодые сакуры, и мы попали в пробку из таких же дорогих машин, неспешно приближавшихся к ярко-освященному особняку. И я присвистнул, заметив не только автомобилей семей некромантов, но нескольких древних родов боевых магов, пространственных магов и даже артефакторов, которые на дух не переносили шумные вечеринки. А тихим и спокойным прием у Вагорских точно не будет.
  Что ж, недооценил я рвение тетушки вернуть некромантам былую славу. Раз прием посещают столь высокие гости, а не только узкий круг магов Смерти, то грандиозный план Аглаи Вагорской постепенно воплощается в жизнь.
  Спустя несколько минут я смог рассмотреть и тетушкин особняк. Кристина говорила, что он напоминал ледяной дворец Снежной королевы из сказки, которую так любила рассказывать бабушка перед сном: стены, выкрашенные в серебристый цвет, фигуры химер-барельефов, переливающиеся радужными бликами в ярком свете странных фонарей, витые шпили тонких декоративных башен. Даже серая галька, устилавшая дорожку от ажурных ворот до дверей особняка, казались покрытыми тонким слоем инея. И мрачный, погруженный в темноту сад с соснами и елями, словно припорошенными снегом, завершал недружелюбную картину.
  Мы с сестрой терпеть не могли это место. Слишком мрачное, холодное и отталкивающее. Впрочем, как и его хозяйка.
  Я с тревогой посмотрел на взволнованную Лену.
  Меня все ещё грызла совесть за то, в какую передрягу я втянул коллегу. Обычная некромантка среди 'чистокровных' - тот ещё плевок в лицо местной богемы, на дух не переносящей смешанную кровь. Но слишком поздно отступать. Все, что я теперь могу сделать - максимально обезопасить шептунью от других гостей.
  Я достал из внутреннего кармана пиджака золотой кулон с черным львом и протянул Лене:
  - Не снимай до конца приема. И не бойся, я не дам тебя в обиду.
  - Легко говорить, не бойся. Чистокровные маги не любят таких, как я, - нервно усмехнулась Лена, послушно застегивая на шее кулон.
  В сочетании с серебряным браслетом и сережками он выглядел чужеродно, но сейчас на эстетичность было плевать.
  - Да и тот факт, что ты обвешал меня защитными плетениями с ног до головы, не успокаивает. Совсем, - угрюмо закончила шептунья, скосив глаза на мою свободную руку, которой я напряженно водил над головой коллеги, заканчивая очередное защитное плетение.
  Надеюсь, из-за переживаний Лена не заметит, что это плетение чуть жжется, подстраиваясь под чужеродную ауру некромантки. Главное, не забыть снять его после бала. Не хватало ещё так глупо проколоться.
  - К тому же, тебе легко говорить, ты - потомственный некромант. И змеюка - твоя родственница.
  Похоже, мою драгоценную тетушку недолюбливали все.
  - Поверь, в данном случае это отягчающее обстоятельство, - я скривился, морально готовясь к 'радостной' встрече. Последний завиток светлого плетение занял свое место в рисунке заклинания, и я перевел дух, разминая затекшие пальцы. - Готово.
  Лена придирчиво изучила магическим зрением свои руки, по которым змеилась плотная сеть защитного заклинания, и удовлетворенно кивнула. А я незаметно перевел дух.
  Не заметила.
  - Меня реально там могут убить? - сжав кулаки, деловым тоном уточнила шептунья.
  Взгляд Лены тоже изменялся. Стал более спокойным, сама ж коллега подобралась, словно готовилась к бою с ордой нежити. Хотя, почему 'будто'? Именно бой нам и предстоял. Только не с зомби, а с тварями куда опаснее.
  - Нет. Но покалечить - возможно, - замешкавшись, я все же признался: - А мне придется ненадолго оставить тебя одну.
  - Это ещё почему? Бросать даму на растерзание ядовитых змей, пауков и гиен - совсем не по-джентельменски! - возмущение Лены можно было понять.
  Над ухом выразительно кашлянул сэр Ричард, который категорически не одобрял мой план.
  - Потому что я должен пройти обряд инициации, - предельно честно ответил я, спокойно смотря Лене в глаза. - И войти в права главы Совета.
  Плечо ощутимо обожгло могильным холодом.
  Да знаю я, что вру и не краснею! Но не на смерть же я веду Лену, в конце концов. На приеме обязательно будут наблюдатели белых магов, а сама шептунья теперь - ходячий магический Форт-Нокс! Ничего плохого не случится. Да, нервы потреплют. Но у некромантов они железные.
  Новость Лену не обрадовала. Сначала шептунья с недоверием посмотрела на меня, а поняв, что я не вру, обреченно простонала:
  - Обалдеть. Я иду на бал чистокровных некромантов в компании с Главой Совета. Что может быть хуже?
  Я невозмутимо пожал плечами:
  - Тот факт, что меня терпеть не могут и считают бракованным некромантов, позорящим звание мага Смерти.
  Да уж, фурор нам обеспечен.
  - Прикольная из нас парочка получилась, - кисло усмехнулась Лена. - Твою тетушку инфаркт не хватит?
  - Не с нашим счастьем. Итак, веди себя уверено и не позволяй им увидеть свой страх. Представь, что ты в банке с озлобленными хомячками, которые нервно реагируют на резкие движения...
  Глаза девушки недоуменно округлились.
  - Хомячками?
  - Ну, вряд ли тебе удастся расслабиться, если представишь банку со змеями или пауками. Можешь других животных в банку посадить.
  Коллега замерла, с подозрением изучая мое выражение лица. Видимо, считала, что я над ней издеваюсь. Ничего подобного. Просто увожу разговор подальше от опасной темы.
  - Ладно, пусть будут хомячки, - Лена прикрыла глаза и монотонно забубнила: - Меня окружают хомячки. Злобные, прожорливые хомячки, которые сожрут меня с потрохами, если я на них неправильно посмотрю..., - открыв глаза, шептунья тяжело вздохнула. - Аутотренинг - это не твое, Коля.
  - Уже понял. Тогда просто помни, что причинить тебе вреда никто не сможет. Проклятия на тебя не действуют, а высшую боевую магию на людях не используют. А от словесных ударов ещё никто не умирал.
  - И подружку Главы Совета никто не тронет. В кои-то веки от Кодекса есть польза.
  Слова Лены насторожили, но спросить, откуда обычная некромантка знает о своде правил чистокровных, я не успел. Лимузин остановился у ажурных ворот, возле которых за специальным ограждением шумела толпа ручных журналистов тетушки Аглаи.
  Началось. Что ж, на милость Костлявой рассчитывать не приходиться. Так что пусть убережет нас Бездна от её внимания.
  Выйдя из машины на стылый вечерний воздух, я подал руку спутнице. Тут же защелкали фотоаппараты, а от непривычно ярких вспышек мы чуть не ослепли.
  - Готова? Уверено, невозмутимо, походкой победительницы, - тихо прошептал Лене и, широко улыбнувшись, повел спутницу по дорожке к дверям особняка.
  Послышались недоуменные шепотки репортеров, которые разглядели кулон на шее Лены. Она специально не стала застегивать пуговицы плаща, предпочитая померзнуть пару минут, но сразу дать понять, под чьей защитой находится.
  Шепотки привлекли внимание магов, величественно шествовавших впереди нас. Я вежливо кивнул боевому магу огненной стихии, который оглянулся посмотреть, кто так заинтересовал акул пера, и невозмутимо повел Лену дальше.
  Когда мы дошли до дверей особняка, нас заметили все. Повышенное внимание немного напрягало, но я прекрасно понимал, что это - лишь цветочки. Ягодки ждут нас внутри.
  - Ваше приглашение, - попросил маг в черно-синей форме рода Вагорских, стоявший на входе в дом. Рядом с ним неподвижно застыла сторожевая выверна с золотистой чешуей. Окинув нас янтарным взглядом, нечисть едва заметно оскалилась, подозрительно уставившись на мою правую руку.
  Неужто учуяла сэра Ричарда, замершего за моей спиной?
  Я спокойно достал конверт с печатью-змеей и протянул магу. Его глаза медленно, но уверено поползли на лоб. Прочел, кому адресовано приглашение.
  - Прошу простить меня за недоверие, - неуверенно кашлянул маг, доставая сканер для идентификационных браслетов, - но вы бы не могли...
  Так, а теперь осторожно. Очень осторожно.
  Я невозмутимо закатал рукав на левой руке и позволил считать информацию с браслета. Правую руку опалило жаром, но я даже не вздрогнул.
  Маг, до последнего надеявшийся, что я самозванец, побелел ещё больше.
  - Приветствую, мастер Николай, - он подобострастно поклонился и отошел в сторону, пропуская нас внутрь. - Желаю прекрасного вечера.
  Сторожевая выверна недовольно клацнула зубами, но подчинилась приказу мага. Я немного напрягся, проходя через арку ещё одного сканера. Правую руку снова обожгло, но арка молчала, не заметив спрятанный в рукаве пиджака Коготь в защитном коконе. 'Хамелеон', замаскированный под взятый напрокат костюм, сработал идеально.
  Внутреннее убранство дома разительно отличалось от ледяного и мрачного фасада. Под ногами шелестел живой ковер из золотисто-алых осенних листьев. Обитые красным деревом стены, увиты темной сетью ядовитого плюща, низкие кожаные диваны для гостей скрывали пышные кроны мифических деревьев, растущих в позолоченных кадках. Широкая лестница с перилами, похожими на хищно изогнутые ветви, и ступенями, словно выточенными из грубо обработанного камня.
  Искусная и баснословно дорогая иллюзия.
  - Мастер? - недоуменно переспросила Лена, осторожно ступая по скользкому полу. Судя по недовольству, на мгновение мелькнувшему в серых глазах, с высоченными каблуками, благодаря которым она почти сравнялась со мной ростом, девушка погорячилась.
  - Оговорился, - я почтительно склонил голову в ответ на приветствие незнакомого артефактора и неспешно направился к лестнице, ведущей на второй этаж. - Степени у меня нет. Или счел, что к главе Совета, пусть и мальчишке, стоит обратиться именно так.
  Я догадывался, что увижу в бальном зале. И не ошибся.
  В воздухе кружились призрачные листья, медленно опускаясь на зеркальный пол, в котором отражались далекие золотисто-коричневые кроны исполинских кленов-колонн, обвитых все тем же ядовитым плющом. Шелест ветра в далекой паутине ветвей сплетался с голосом мифической птицы, огненным росчерком мелькавшей в кронах.
  Я криво усмехнулся, прекрасно понимая 'ненавязчивые' намеки тетушки. Особенно когда увидел на 'стволах' четкий след птичьей лапы - стриги, птицы, которая жила в Садах вечных снов и считалась символом Костлявой госпожи.
  От скромности тетушка Аглая точно не умрет. Хоть что-то за десять лет не изменилось.
  - Хозяйка Змеиной норы играет с огнем, - вскользь заметила Лена, с неодобрением смотря на птицу, вновь мелькнувшую в кронах. - Дразнить Костлявую госпожу в канун Ночи мертвых - плохая примета.
  - Как раз в стиле тетушки Аглаи, - негромко отметил я, внимательно осматриваясь по сторонам. Дражайшей родственницы в зале не было, но я не сомневался - из своего появления Гюрза устроит настоящее шоу.
  Одна из стен зала была полностью зеркальной, поддернутой паутинкой защитных чар, и я невольно отметил, что мы с Леной не сильно выделяемся на фоне остальных гостей, по крайней мере внешне. Более того, в платье насыщено синего цвета с открытой спиной, украшениями из серебра и мелких сапфиров, выгодно подчеркивавших серые глаза, некромантка выглядела намного красивее магичек в пышных одеяниях и увешанных драгоценностями с ног до головы.
  И все же, скромные наряды сыграли с нами злую шутку - мы мгновенно оказались в центре пристального внимания местной богемы. Меня узнали не сразу. К нам неспешно приблизились несколько некромантов, предвкушая занятное развлечение. Похоже, нас ошибочно причислили к простым некромантам, которые осмелились принять приглашение Аглаи Вагорской. Что ж, мне даже не пришлось представляться, дабы исправить недоразумение - маги Смерти увидели кулон на шее Лены и демонстративно обошли нас стороной, даже не поприветствовав меня.
  Едва заметно улыбнулся и неспешно повел спутницу к столам с закусками.
  Вокруг нас быстро образовалась своеобразная зона отчуждения. Спину привычно обожгли чужие взгляды. Каких только эмоций в них не было. Жалость, удивление, презрение, любопытство, злорадство - перечислять можно до бесконечности. Бракованный некромант из рода Степновых, маг Смерти, отверженный собственной госпожой - и глава Совета. Уверен, всем коллегам по цвету магии было до омерзение интересно, чем же закончится сегодняшний прием. Более того, они ждали знатного скандала.
  Лена тоже ощутила давление чужих взглядов.
  - А тебя здесь любят, - шептунья зябко поежилась.
  - Просто обожают, - я широко улыбнулся, поймав взгляд магистра тлена - одного из тех, что был на станции метро в тот день, когда меня отравили.
  Телохранитель Романа. Значит, и сам Браст где-то неподалеку.
  Злейшего недруга я увидел у дальней колонны - он стоял в окружении нескольких магистров смерти, похоже, из семьи Вагорских. Забавно. Брасты заключили мир со змеями? Очень похоже на то. Тогда Вихревым ничего не оставалось, как принять покровительство Ариноров. Хоть с расстановкой сил разобрались, уже плюс.
  Я отвернулся, гадая, куда ж запропастилась хозяйка приема, когда виски уколола резкая боль.
  'Зря ты сюда пришел', - с удивлением услышал в голове голос Романа.
  Кто-то освоил мыслеречь? Тогда я просчитался, бывший друг - как минимум мастер Смерти.
  'Тебя спросить забыл', - сухо бросил я, собираясь закрыть канал, но Роман меня определи:
  'Коль, я серьезно. Отец в ярости, что ты решил заявить свои права на пост главы Совета'.
  Я перевел взгляд на недруга, не сводившего с меня пристального взгляда, и насмешливо хмыкнул:
  'Вам пора завязывать с выпивкой, господин Браст. А то что-то вы резко подобрели'.
  'Я всего лишь пытаюсь помочь', - отчетливо скрипнул зубами Роман.
  'Помощь я принимаю только от друзей. Ты в их круг больше не входишь'.
  'Может, я пытаюсь это исправить?'
  Я ответил не сразу. Слишком много 'ласковых' слов вертелись на языке.
  Да, именно заклинание Романа отогнало от меня русалок. Но жизнь мне спас сэр Ричард, которого позвал на помощь мистер Джошуа. Если бы дедушка Рич не успел, меня бы здесь не было.
  И бывший друг считает, что я просто забуду и прощу его предательство? Слишком поздно.
  'Знаешь, лучше быть хорошим врагом, чем паршивым другом', - сухо отрезал я и закрыл канал мыслесвязи.
  Обернувшись к спутнице, увидел, что девушка что-то внимательно разглядывает в отражениях на зеркальной стене. Сперва подумал, что Лена изучает разодетых в дорогие платья и костюмы магов. Но я ошибся, внимание шептуньи привлекли совсем не наряды местной элиты.
  Поверхность зеркальной стены пошла рябью и на ней появилось очертания хищной морды с радужной чешуей. Два огромных желтых глаза внимательно оглядели гостей, после чего по ушам ударил оглушительный вой. Зеркала зазвенели, прогнулись и лопнули, осыпавшись на сотню осколков, стеклянной пылью повисшей в воздухе. И через мгновение несколько радужных выверн вылетели из скрытых чарами клеток, закружившись под кронами исполинским деревьев.
  Маги инстинктивно пригнулись, когда выверны пролетели слишком низко. Одна из выверн отделилась от собратьев и рухнула вниз, прямо на нас с Леной. Стоявшие рядом с нами гости бросились в рассыпную, а я сжал руку спутницы, заставляя оставаться на месте. Я услышал судорожный вздох девушки, но она покорно замерла, лишь сильнее впившись ногтями в мой локоть.
  По мраморному полу заскрежетали аметистовые когти, а рядом с ногами щелкнул гибкий хвост-хлыст с острым наконечником. Передо мной, шелестя непропорционально большими крыльями, замерла трехметровая тварь, пристально рассматривая ярко-желтыми змеиными глазами. Из клыкастой пасти выверны, чья морда находилась на расстоянии двух ладоней от моей головы, выскользнул длинный раздвоенный язык и скользнул по моей щеке.
  Так себе шоу, тетушка.
  - Ваши иллюзии как всегда совершенны, магистр Аглая, - немного усилил голос магией, чтобы мои абсолютно спокойные слова слышали все, кто находился в зале. Я бесстрашно протянул руку и провел по шершавой морде хищника. - А работой семьи Аринор по приручению радужных выверн можно восхищаться бесконечно.
  Кружившие под потолком твари вспыхнули золотым пламенем, и лоскутки воплощенных иллюзий медленно опали на пол. И на морду единственной настоящей выверны, тихо урлычущей от удовольствия, пока я поглаживал её между двух маленьких рожек, только начавших пробиваться на голове. У неё даже корона ещё толком не сформировалась, настолько молодой оказалась нечисть. А в силу юного возраста - абсолютно безобидная. Даже яд ещё выпускать не научилась, иначе от прикосновения черного языка мою щеку разъело бы до кости.
  В воцарившейся тишине жидкие хлопки-аплодисменты, раздавшиеся за спиной, показались оглушительными.
  - Браво, дорогой мой племянник. Хоть чему-то тебя научили в этом... Стрелецком университете магии, - от обманчиво мягкого и приторно сладкого голоса захотелось скривиться, но я только широко улыбнулся и обернулся.
  В пяти шагах от меня стояла Гюрза - именно так за глаза называли Аглаю Вагорскую как её недруги, так и ближайшее окружение. Резкие черты аристократически бледного лица, которые подчеркивала высокая прическа, плавные движения и слишком узкое, словно сделанное из змеиной кожи платье только подчеркивали сходство женщины с ползущими гадами.
  На лице тетушки тоже была широкая улыбка, но голубые глаза, похоже на два осколка ледяного стекла, пустые и безжизненные, выдавали настоящие эмоции родственницы.
  Недовольство. И злость.
  Её проверка на вшивость с треском провалилась.
  - Приятно видеть вас в добром здравии, моя дражайшая тетушка, - я почтительно склонил голову перед хозяйкой дома, с удовольствием наблюдая за выражением её лица. По правилам Кодекса я должен был поклониться.
  'Возраст вас только красит, любезная тетушка'.
  - Взаимно, мой дорогой племянник, - кивнула в ответ тетушка, неспешно приближаясь к нам.
  'Смотрю, и ты не на здоровье не жалуешься, несносный мальчишка'.
  'Уж не вашими молитвами и не стараниями Костлявой, дорогая тетушка'.
  - Я так рада, что ты вернулся домой, - лживо порадовалась тетушка, протягивая руку и позволяя поцеловать тыльную сторону узкой ладони.
  'Без твоей семьи в Мирославле было так тихо и спокойно. Ещё немного, и мы бы зачахли от тоски по великим львам'.
  - Я тоже соскучился, тетушка, - обняв некромантку, которая была ниже меня на голову даже с учетом высоченных каблуков, мысленно вывел защитную руну от сглаза.
  'Не беспокойтесь, тетушка, покой теперь вам будет только сниться'.
  Ненавидели мы с тетушкой друг друга люто и с первого дня знакомства, когда мама привела меня на праздник в чести Ночи мертвых. Постояв на пороге и осмотрев тетку, улыбавшуюся мне с лживой нежностью и протягивавшую леденец, я с детской непосредственностью заявил: 'Мама, эта плохая тетя мне не нравится. Пошли домой, там сэр Ричард в гости приехал'. Для Аглаи Вагорской тот факт, что племянник предпочел её обществу главу семьи Аринор, стал ударом ниже пояса, учитывая их взаимную нелюбовь.
  С тех пор общение не задалось. А кровное родство позволяло мысленно высказать все, что мы друг о друге думали.
  Лена с удивлением посмотрела на меня, похоже, ощутив мысленный обмен 'любезностями' между мной и тетушкой Аглаей.
  - А кто же это чудесное создание? - отвернувшись от меня, с хищной улыбкой промурлыкала Гюрза.
  Шептунья невольно сжала мой локоть.
  - Мой близкий друг, Елена Никрова, - я оскалился не хуже тетушки, недобро прищурив глаза. - Лена, моя обожаемая тетушка, Аглая Вагорская.
  'Ты приволок в мой дом грязнокровку?' - мысленно не прошипела, а прорычала тетушка Аглая.
  'Тебе стоит скорректировать заклинание на именных приглашениях. Чтобы посторонние по роковой случайности не могли их открыть'.
  'Учту'.
  Пока мы с тетушкой обменивались претензиями, Лена взяла себя в руки и абсолютно спокойным тоном ответила:
  - Для меня большая честь с вами познакомиться, магистр Аглая.
  Гюрза снова перевела ледяной взгляд на мою спутницу. Несколько мгновений пристально её изучала, но шептунья даже не дрогнула, продолжая мило улыбаться.
  Огорченная отсутствием реакции, тетушка расплылась в фальшивой улыбке:
  - Называй меня просто 'тетя Аглая'. Друзья моего племянника - мои друзья, - последняя фраза прозвучала чуть ли не как угроза.
  Да уж, с такими друзьями врагом не надо.
  Защита, поставленная на Лену, вспыхнула снопом синих искр, и я с удовольствием заметил, как дернулся уголок губ дражайшей тетушки. Первая атака провалилась.
  - Тогда называйте меня просто Леночкой, - шептунья, ощутив, что мое плетение успешно отразило удар магистра смерти, заметно приободрилась и осмелела.
  Рано Лена расслабилась, очень рано.
  - Скажите, Леночка, а как вы относитесь к старинным книгам? - тетушка решительно оттеснила меня от шептуньи и подхватила её под локоть.
  Моя спутница смущено улыбнулась, наивно хлопнув ресницами:
  - Они моя тайная страсть. Слышала, у вас самая большая коллекция трактатов о теории магии периодов Темного века и Возрождения некромагии. С удовольствием бы на них полюбовалась.
  Я мысленно хмыкнул, по-новому взглянув на спутницу.
  Похоже, не только в моем прошлом скрывается армия клыкастых скелетов. О пристрастиях тетушки не распространялась даже желтая пресса, тихо сидя под железным каблуком Вагорских. Тем более о тяге к книгам, половина которых запрещена белыми магами.
  Откуда такая информация у простой некромантки?
  Паранойя снова подняла голову. А случайно ли Лена сломала печать на конверте?
  Взгляд тетушки изменился. Похоже, осведомленность моей спутницы тоже не пришлась ей по вкусу.
  - Это можно устроить, - плотоядно оскалилась родственница. Бросив на меня ледяной взгляд, чуть ли не пропела: - Племянник, я украду у тебя Леночку на пару минут. Девочкам нужно посекретничать.
  - А как же гости, дорогая тетушка? - вопросительно вскинул брови, кивнув в сторону зрителей тетушкиного спектакля. - Разве вы не должны их поприветствовать, как любая радушная хозяйка?
  - О, не беспокойся, мой ненаглядный. Семья - всегда на первом месте, так что мои гости немного подождут.
  'Весьма недобрый знак, Николай. Полагаю, леди Аглая желает разузнать, с какой целью вы пришли на прием'.
  Или откуда та прознала о коллекции. Или все ещё хуже и запутаннее.
  'Сэр Ричард, пожалуйста, проследите за ними. Если что-то пойдет не так, сообщите мне'.
  'Боюсь, если 'что-то пойдет не так', аура госпожи Елена красноречиво вам об этом намекнет', - проворчал призрак, последовал за некромантками. Тетушка уверено вела Лену к противоположному выходу из бального зала.
  Что ж, времени у меня в обрез. Приступим.
  
   В это же время на верхней галерее бального зала
  
  Глава чернокнижников стоял на верхней галерее бального зала и мрачно разглядывал Николая Степнова и его подружку, мило беседовавших с Аглаей Вагорской. Маг с такой силой сжал бокал с шампанским, что тот жалобно зазвенел и треснул.
  Принесла ж мальчишку нелегкая! Почему именно сегодня? Неужели не мог хоть один день посидеть дома, не портя черным магам планы?
  - Признаю, на такой подарок Костлявой я и не надеялся, - от холодного смешка, внезапно раздавшегося за спиной, чернокнижник чуть не выронил бокал.
  Резко обернувшись, он увидел Ворона, сменившего неизменные джинсы и серую куртку на шелковый черный костюм и темно-синий галстук. Лицо покровителя скрывала магическая тень, лишь горели огнем ярко-зеленые глаза, с жадным предвкушением рассматривая Степнова.
  - Подарок? - прошипел чернокнижник, поставив треснувшись бокал на широкие перила. Недовольно посмотрев на глубокий порез на ладони и мокрое пятно от шампанского на рукаве, достал платок и тщательно вытер руки. - Я бы не назвал присутствие мальчишки подарком! А если мы правы? Что, если мальчишка действительно иммун? Как тогда воплощать план?
  - Довольно, - от ледяного голоса Ворона чернокнижник невольно осекся. Некромант нехорошо прищурил глаза и сделал шаг к сжавшемуся черному магу, вкрадчиво прошептав: - Если мальчишка действительно иммун, то лучшего шанса в этом убедиться может не представиться.
  Черный маг нервно кивнул. Презрительно хмыкнув, Ворон рассеял смертельное заклинание, которое обожгло бок чернокнижнику, напоминая, кто в их деле главный.
  - А за план не беспокойся, - Ворон приблизился к перилам и глазами нашел исполнителя сегодняшнего задания. - Мальчишка не сможет помешать. Когда он почувствует магию Смерти, будет слишком поздно.
  Ворон поднял руку и вывел в воздухе невидимую руну, подавая знак исполнителю. Тот едва заметно кивнул и направился к выходу из зала, что-то раздраженно бросив собеседнику с серебреными волосами, чуть не увязавшемуся следом.
  - Веди себя естественно и не паникуй. А мне пора занять место нашего исполнителя, - на прощание бросил некромант чернокнижнику и растворился в тенях, словно его и не было.
  Чернокнижник приглушенно выругался, все ещё помня морозный холод смертельного проклятия, которым его чуть не наградил покровитель. Залечив порез, он тщательно сложил платок с пятнами своей крови и спрятал во внутренний карман пиджака.
  Он наконец-то понял, к какой семье принадлежит Ворон. А значит, свою кровь следовало беречь, чтоб не дай Костлявая она не попала в руки покровителя. И думать, кто из представителей этой семьи решил снова наступить на старые грабли.
  Но это подождет. Сначала нужно встретить жену и дочь, которые вот-вот прибудут на бал.
  
   Николай Степнов
  
  Как я и ожидал, вход на третий этаж перекрывала магическая стена.
  Я приложил к панели управления правую руку, на которой все ещё хранился снятый с ладони тетушки отпечаток. Невидимые магические перчатки сработали идеально. Экран мигнул зеленым светом, и я неспешно поднялся вверх по лестнице, оказавшись в узком полутемном коридоре.
  Пришлось напрячь память, вспоминая план дома и место, где находится хранилище. Тетушка - раба привычек. Надеюсь, за столько лет она не перенесла свои сокровища в другую часть особняка.
  Нужная дверь нашлась быстро, покрытая защитными рунами. Здесь слепок ауры - всего лишь одна из преград.
  Открепив от руки Коготь, я осторожно поддел приборную панель и внимательно её осмотрел. Удовлетворенно кивнул - здесь тетушка просчиталась. Кто ж оставляет стандартную систему защиты? И спасибо академии белых, где меня научили справляться с такой защитой.
  Напитав Коготь магической энергией, я нашел нужную схему и кончиком кинжала перенаправил один из потоков силы. Секунда - и раздавшийся писк панели сообщил, что защита отключена.
  Легко. Даже слишком легко.
  Дверь поддалась, и я оказался в хранилище семьи Вагорских.
  Просторное помещение, освещенное ярким светом магических светильников, вспыхнувших, как только открылась дверь. Вдоль стен стояли массивные стеллажи, покрытые черными витиеватыми рунами. На широких полках лежали артефакты, которые Вагорские веками собирали со всех уголков земли. Каждый артефакт окружали мутные купола, гасившие негативное излучение и скрывавшие от поисковых заклинаний.
  В центре комнаты на невысоком постаменте, выточенном из цельного камня и покрытого защитными рунами, лежала книга, обернутая в антрацитовую кожу василиска. На широком переплете неподвижно замерли пять печатей в виде гербов потомственных некромантов - лев, гиена, змея, паук и ворон. Только некроманты этих семей могли открыть Книгу немертвых.
  Дело за малым - найти в ней то, зачем я пришел.
  Я достал Коготь и сделал небольшой надрез на левой руке. Несколько капель крови упали на матовую обложку и впитались, не оставив и следа. Позолоченный лев дрогнул, поднялся на дыбы и оскалил пасть. Короткая вспышка - и книга раскрылась, зашуршав тысячами страниц, исписанными вязью таррийского языка.
  Я поднял руку над ожившей книгой и сосредоточился.
  Мне не интересовал свод законов 'Кодекса', история магов Смерти 'Трактата' или сведенья о сделках с Костлявой госпожой 'Договора'. Моя цель - магические ритуалы и древние практики из 'Гримуара', четвертого раздела Книги немертвых.
  Шелест прекратился. Несколько мгновений страницы книги лежали неподвижно.
  Неужели не получилось?
  Словно в ответ на мои мысли, очертания книги поплыли. Она съежилась, уменьшаясь до размера настольного журнала, страницы пожелтели и по краям покрылись зеленоватыми пятнами плесени.
  Я взял Гримуар в руки и приступил к поискам.
  Нужное заклинание нашлось почти в самом конце книги. Несколько листов отличались от остальных - полупрозрачные, словно из истонченной бумаги, они мерно светились зеленоватым огнем и казались живым. На страницах чернели ровные строчки древнего текста, постоянно скользившего по полупрозрачной поверхности листов, словно невидимый маг древности продолжал записывать текст заклинания. Мгновение - и строчки заклинания сменялись замысловатыми схемами, рисунками, изображениями рун и сетками магических плетений. Ещё мгновение - и все исчезало, буквы выгорали, стирались, чтоб вновь появиться на странице минуту спустя. Цикл завершился, и в самом верху страницы появились крупные замысловатые руны неизвестного языка.
  Для меня неизвестного. Но я точно знал, кому он более чем знаком.
  Достав из внутреннего кармана пиджака телефон, я сделал несколько фотографий. По возращению домой покажу сэру Ричарду. Думаю, он сможет перевести её на таррийский. И мы наконец-то узнаем, что задумал пожиратель.
  Вдруг взгляд зацепился на странное свечение на столе, расположенном в двух шагах от пьедестала. На нем лежал лист сухого пергамента с обожженным левым краем - следом, который остался, когда страницу вырвали из труда неизвестного некроманта.
  Но зачем вырывать страницу из Гримуара, если он и так здесь?
  Только если кто-то должен её забрать.
  Быстро спрятав телефон, я бросился к дверям, но так и замер, не дойдя пары шагов.
  В коридоре сработала сигналка, оставленная на такой случай.
  Я отпрянул назад. Дверь беззвучно открылась, и я нырнул за ближайший стеллаж с артефактами, вжался в стену и затаил дыхание. Сжатый в руке Коготь недовольно пульсировал, пытаясь дотянуться отростками до моей ауры, вгрызться в неё, иссушить до последней капли силы. Но защита пока держалась.
  Не вовремя взбунтовался артефакт.
  В звенящей тишине раздались гулкие, тяжелые шаги. К счастью, визитер не заметил, что свет в помещении горел до его прихода. Неизвестный пересек комнату и остановился возле стола, на котором лежала страница из Гримуара. Он взял её в руки, внимательно прочитал. Похоже, неизвестный знал этот древний язык.
  Некромант. Ну я и влип!
  Неизвестный не спешил уходить. Краем глаза я заметил, что мужчина спрятал страницу во внутренний карман пиджака, после чего нажал на небольшой выступ в столешнице. Лица неизвестного я не видел, лишь широкую спину, на которой чуть ли не трещал темно-серой пиджак, и руку, испещренную уродливыми шрамами от ожогов.
  Слишком близком. Но двигаться было поздно. В десяти шагах от меня стоял маг, а значит, любое движение он тут же засечет, нутром учует даже самое легкое движение.
  Раздери его демоны Костлявой. Пришел бы на пару минут позже - и мне бы здесь не было.
  Раздался тихий скрежет потайного механизма, и один из ящиков стола открылся. Некромант удовлетворенно хмыкнул. Достав из-за пояса пару черных перчаток, натянул их на изуродованные руки. И только после этого взял то, что лежало в ящике.
  Волосы на затылке встали дыбом. Я с трудом удержался, чтоб не выругаться.
  В тайнике лежал Поглотитель душ - древний запрещенный артефакт, который считался утерянным ещё в Темные века.
  Как только некромант взял кинжал в руки, воздух в хранилище загустел от смрадного, липкого запаха смерти, въевшегося в сталь клинка. По лезвию змеились бурые жгуты, жадно льнули к руке некроманта, оставляя на неё клеймо в виде шестипалой лапы привратника - мифического зверя, встречавшего у входа в Сады безмолвия некромантов, погибших насильственной смертью. Даже черные перчатки не уберегли от метки.
  Присмотревшись к артефакту магическим зрением, невольно вздрогнул. Я пораженно смотрел на закруженную спиралью и слегка оплавленную рукоять кинжала. На ней остались четкие отпечатки заклинания высшего порядка семьи Ариноров, с очень характерным и знакомым узором.
  Этим кинжалом убили сэра Ричарда. Но не маг, вошедший в хранилище - он впервые держал древний артефакт, поглощающий силы одаренных.
  Некромант, не подозревая о невидимой метке, спрятал кинжал и направился прочь из хранилища.
  Когда дверь за ним закрылась, я перевел дух. Правая рука горела огнем, пришлось наскоро залатать дыры в защите и снова закрепить Коготь. Времени на полноценное плетение не было.
  Нужно срочно найти Лену, связаться с Кириллом и валить отсюда. К черту Совет, к черту приличия и тетушку Аглаю заодно! В жизни не поверю, что старая змея не знает, какой артефакт хранится в её доме. Как и о заботливо подготовленной странице из Гримуара, к которому есть доступ только у главы Совета. Тетушка снова играет на два фронта - заигрывает с белыми магами и за их спинами помогает пожирателю.
  А мы ещё переживали, что у пожирателя сообщник среди белых магов. Сообщник среди некромантов, да ещё и не один - это намного хуже!
  Достав телефон, я набрал номер друга. И все-таки выругался. Связи не было. Кто-то предусмотрительно глушил сигнал. Нужно выбраться из особняка и попробовать снова.
  Я выждал время и осторожно прокрался к двери.
  В коридоре никого не было, и я беспрепятственно спустился на второй этаж. Мысленно пытался дозваться сэра Ричарда, но тот не отзывался. Тревога за Лену нарастала.
  Идиот. Ничего не случится, всего лишь безобидный прием, где полно соглядатаев белых магов... Да, прием у пособницы пожирателя, который охотиться за моей головой!
  'Николай?' - раздался в голове голос сэра Ричарда.
  Я облегченно выдохнул.
  'Где вы?'
  'Верхняя галерея, над бальным залом. Наблюдаем за феерической встречей леди Аглаи и моей бывшие супруги, - призрак осекся, почувствовав мое беспокойство, и напряженно подобрался. - Что произошло, Николай?'
  'Аглая - сообщница пожирателя. И сейчас среди гостей бродит некромант с кинжалом, который 'выпивает' чужой дар. Будьте рядом с Леной. Как-то я вас найду, мы убираемся отсюда'.
  Балкон, балкон. Насколько я помнил, где-то здесь должен быть проход, который вел на второй этаж, в обход парадной лестницы, где наверняка разворачивается очередной скандал между Вагорскими и Аринорами.
  И я не ошибся. Мне удалось незаметно прокрасться на верхнюю галерею как раз к началу представления.
  Напротив друг друга замерли Серафима Аринор и Аглая Вагорских - две абсолютные противоположности. Подтянутая, изящная змея, чье заостренное лицо только начали касаться первые признаки старения, умело замаскированные косметикой, и грузная Арахна в строгом изумрудном платье, на чье плечо Костлявая уже положила руку, посеребрив дыханием некогда ярко-рыжие волосы. Но черные глаза все ещё не утратили былую остроту, в них ещё горело пламя магии Призрачных валькирий - некроманток из рода Аринор, способных вызывать и повелевать армиями боевых фантомов. И Аглая чуяла, что старая паучиха ещё могла смертельно укусить зарвавшуюся змею, поэтому осторожничала, улыбаясь ледяными глазами и нося защитные амулеты от магии Ариноров, скрытые под иллюзией.
  - Серафима, - Аглая улыбнулась почти искренне, насторожено наблюдая за невозмутимой соперницей. Правда, изумрудное платье, нагло нарушавшее синий дресс-код приема, отметила и недовольно поджала губы, - я уже начала опасаться, что ты не сможешь приехать на прием.
  Я отчетливо расслышал скрипучий смех Арахны.
  - Твои приемы невозможно пропустить, милочка, - глухой и низкий голос Серафимы неприятно резал по ушам. Валькирия прищурила черные глаза и насмешливо бросила: - Хотя, если верить моему дорогому зятю, я все-таки пропустила забавное представление. Что, не испугался твой дорогой племянничек беззубой крылатой ящерицы?
  Аглая свернула ледяными глазами:
  - Мой племянник оказался не из пугливых, что неудивительно, учитывая, к какому великому роду он принадлежит. Надеюсь, вашего зятя 'представление', - она выделила последнее слово презрительным тоном, - не сильно вывело из равновесия?
  - Да что ему будет, - отмахнулась Серафима. - В отличие от некоторых, у него здоровая нервная система.
  Обзор с верхней галереи открывался прекрасный, и я прекрасно видел, как несколько гиен принимали ставки на исход встречи. Большинство магов ставили на Аглаю, как на более молодую и сильную, но я бы с ними не согласился. В схватке между опытом и молодостью всегда побеждает опыт, тем более что разница в силе у Гюрзы и Арханы была минимальной.
  Но досматривать, чем закончится перепалка между злейшими подругами, я не стал. Лена помахала мне рукой с другой стороны галереи, и я бросился к ней, с облегчением отмечая, что с шептуньей все в порядке.
  - Коль, что происходит? - встревожено спросила моя спутница, как только я приблизился. - О какой опасности говорит сэр Ричард?
  - С тобой все в порядке? Змея тебе ничего не сделала? - я внимательно осмотрел Лену с ног до головы, 'прошерстил' ауру в поисках скрытых жучков и следилок.
  Чисто. Подозрительно чисто. Даже следов от новых попыток взлома защиты нет.
  Не нравится мне это. Категорически не нравится!
  - Конечно, в порядке. Она показала мне свою коллекцию, мы немного поговорили, и меня отпустили, - удивленно ответила шептунья. - Коль, ты меня пугаешь. Что-то случилось?
  Да, случилось. Я идиот, запрыгнувший в заботливо расставленную ловушку.
  - Николай Степнов? - раздался за спиной почтительный голос.
  Я обернулся и увидел высокого мага в темно-синем костюме, но с брошью в виде зеленого щита с пауком, приколотой к пиджаку. Сам некромант был весьма... невзрачным. Невыразительное лицо, блеклые глаза непонятного цвета, черные волосы, вопреки столичной моде завязанные в короткий хвост. И в тоже время я чувствовал странное, необъяснимое чувство тревоги, исходившее от незнакомца.
  - Вас ждут Зеленой комнате, - все тем же тоном продолжил член семьи Аринор.
  Не успел.
  'Одно ваше слово - и я его нейтрализую', - хладнокровно предложил сэр Ричард.
  Я заметил легкое дрожание воздуха за спиной некроманта.
  'Нет. Я облажался, мне и отвечать. Выиграю для вас время'.
  - Ждут? - вдруг капризно возмутилась Лена. Я перевел на шептунью удивленный взгляд, и она демонстративно всхлипнула, заламывая руки. - Ты же обещал, что весь вечер проведешь со мной?
  Получил мысленный подзатыльник от сэра Ричарда.
  Что-то я совсем туплю.
  - Дайте мне минуту, хорошо? Желательно, наедине, - я виновато улыбнулся некроманту из рода Аринор.
  Тот покосился на Лену и с понимание кивнул:
  - Разумеется. Только не долго. Я подожду в коридоре.
  Подождав, пока некромант скроется за колонной, я вывел в воздухе руну молчания и обернулся к Лене.
  - Лен, слушай меня внимательно, - я достал из кармана телефон и сунул в чуть дрожащие руки спутницы. - Следуй за сэром Ричардом, и все будет хорошо. Он незаметно выведет тебя из дома. Когда появится связь, звони на последний набранный номер. Тебе ответит брат Маши, Кирилл. Сэр Ричард объяснит ему, что происходит. Все понятно?
  - Коль...
  - Прости, что втянул тебя в это, - перебил Лену и легонько встряхнул побледневшую шептунью за плечи. - Но у нас нет времени на объяснения. Просто сделай так, как я сказал, хорошо?
  - Хорошо. Я все сделаю, - моя спутница кивнула, напряженно прикусив нижнюю губу.
  Я ободряюще сжал руки девушки, поставив на её ауру 'следилку', и направился к выходу с галереи.
  'Прошу, будьте осторожны', - встревожено произнес сэр Ричард, занимая место за спиной Лены.
  'Постараюсь'.
  Провожатый терпеливо ждал в коридоре, всего в паре шагов от лестницы, ведущей на третий этаж.
  - Ох уж эти девушки, - беззаботно улыбнулся я, стараясь скрыть разъедающую душу тревогу. - Вечно им мало внимания.
  Провожатый сдержано улыбнулся и, проведя картой-пропуском перед сканером, повел меня на третий этаж. Невидимые сети натянулись, обжигая кожу морозом, в воздухе отчетливо запахло белыми лилиями. На секунду мне показалось, что защита не пропустит меня, учуяв спрятанный в рукаве Коготь. Но давление ослабло, и я неспешно направился за проводником.
  Знакомые полуосвещенные коридоры, наглухо зашторенные окна и защитные заклинания против прослушивания - все для того, чтобы не привлекать внимания соглядатаев белых магов, наверняка находившихся в зале.
  За себя я не переживал. В горле пересохло от волнения за девушку, которую я по глупости втянул в смертельно-опасную передрягу. Уверен, тетушка специально увела Лену, чтобы проследить, зачем племянник явился в Змеиную нору. Как много видела тетя Аглая? Знал ли некромант, забравший кинжал, о моем присутствии? Или знает сейчас, и впереди меня ждет ловушка?
  Одно только тетушка не учла - сэра Ричарда, который знает этот особняк не хуже самой Гюрзы. Если б Костлявая не лишила меня своей милости, я бы все отдал, лишь бы призраку удалось вывести Лену из логова Вагорских.
  Провожатый остановился у двери в самом конце коридора. Отделанная черным металлом, на котором мертвенно-зеленым светилось клеймо в виде лапы мифической птицы стриги.
  Белая госпожа почтила нас своим присутствием? Дурной знак.
  Аринор положил руку на клеймо, едва слышно произнес несколько слов на незнакомом шипящем языке. След птицы вспыхнул серебром, и створки двери с тихим шелестом открылись. В лицо ударил порыв ледяного воздуха, от которого заслезились глаза, а горло схватил спазм. Запах белых лилий стал просто невыносим.
  Похоже, Костлявая не рада видеть отверженного слугу.
  Аринор же даже не почувствовал могильное дыхание Смерти, что ждала нас в Зеленой комнате. Везунчик.
  Стиснув зубы, я первым перешагнул порог комнаты. Роскошным убранством она не поражала. Мебели практически не было, лишь прямоугольный стол, к которому были придвинуты пять стульев с высокими резными спинками, и скромная люстра. Но внимание привлекала не убогая обстановка, а пол из черного мрамора и шершавый гранит на стенах, проглядывавшийся через рванные зеленые обои.
  Я бросил взгляд на левую руку, чтобы убедиться в своей догадке.
  Экран браслета не горел. Как и тогда, на станции метро.
  Дышать приходилось через раз и неглубоко, чтоб не задохнуться от смрада, который чувствовал только я. Мой проводник лишь зябко передернул плечами, даже не подозревая, что сейчас его спину внимательно изучала тонкая сухопатая фигура, неподвижной тенью замершая в углу комнаты.
  Тихий смешок хлыстом ударил по натянутым нервам. Щелкнул пальцами, зажигая на ауре едва заметные нити белой магии. Реакция не заставила себя ждать - недовольное шипение, как скрип когтей выверны по стеклу, но давление ослабло.
  В эту игру можно сыграть вдвоем. Как тогда, тринадцать лет назад, в больнице светлых целителей, навсегда изуродовавших мою ауру, но спасших жизнь. И, сами того не зная, наделивших способностями к белой магии.
  Закутанная в тонкий плащ фигура плавно скользнула ко мне. Невесомо коснулась плеча Аринора, но тот лишь передернул плечами, снова не заметив присутствия Костлявой госпожи. Она замерла в двух шагах от меня, пытливо разглядывая, словно видела в первый раз. В первый раз за тринадцать лет.
  Тринадцать лет. Срок для смертного и ничтожный миг для древнего, бессмертного существа.
  Зачем ты здесь? Ждешь кровавый пир, что устроит в твою честь пожиратель?
  На бескровных губах появилась кривая усмешка.
  Угадал. Мою жизнь ты сегодня тоже попытаешься забрать? Второй раз?
  И снова безмолвная улыбка.
  Не выйдет. Без боя я её не отдам. Но от того победа лишь слаще, верно?
  Аринор деликатно кашлянул, прерывая странный молчаливый диалог. Я моргнул, переводя на него взгляд. Похоже, некроманта смутил мой слишком пристальный взгляд в пустоту.
  На секунду меня охватила веселая злость. И эти некроманты презрительно плюют мне в спину, сквозь зубы называя 'бракованным'? Кто ж из нас бракованный, раз только я вижу призрачную фигуру в тонком плаще, беспристрастно наблюдающую за своими слугами ледяными глазами?
  Безликая госпожа отступила назад, в тени слабо освещенной комнаты.
  - И Аглая хочет, чтобы мы заседали в этих казематах? - раздался за спиной возмущенный хриплый голос. - Да чтоб я ещё хоть раз поддался на её лесть и явился в это змеиное кубло!
  Я обернулся и мысленно пожелал добра Костлявой.
  В комнату вошел магистр тлена Никифор Браст, отец Романа и глава семьи. Широкоплечий мужчина с вечно красным лицом и жесткими, цвета соли с перцем волосами. И с руками, покрытыми шрамами от ожогов и с уродливой кляксой-меткой на ауре.
  Передо мной стоял некромант, которого я видел в хранилище.
  По нервам снова хлестнул злорадный смешок. Костлявая явно рассчитывала вернуть в Сад безмолвия беглого бракованного некроманта.
  Взгляд желтых, почти звериных глаз Браста остановился на мне.
  - А этот сопляк что здесь делает? - недобро прищурившись, прорычал Никифор.
  Аринор, который привел меня сюда, встал между мной и взбешенным Брастом и спокойно произнес:
  - Магистр Никифор, Николай - единственный представитель семьи Степновых, который сейчас находится в столице. И согласно Кодексу, Совет не может заседать без главы...
  - Не пересказывай мне Кодекс, Руслан, - раздраженно отмахнулся глава гиен. - Я один из тех, кто его писал!
  - Тогда не понимаю, почему ты задаешь риторические вопросы, - все так же невозмутимо пожал плечами Руслан.
  А я совсем другими глазами посмотрел на своего проводника.
  Руслан Аринор... ну конечно, отец Даши, моей подруги детства. Не удивительно, что я его не узнал. В детстве я видел отца Дарьи всего раз шесть, да и то мельком, когда он привозил и забирал дочь из Паучьего гнезда.
  Интересно, а сама Даша тоже здесь?
  - Руслан, ты же знаешь эту старую гиену - ему лишь бы повозмущаться и набить кому-то морду, - заскрежетала за спиной гиены леди Серафима, неспешно входя в Зеленую комнату. Она бесцеремонно отодвинула Браста с дороги и грузно опустилась на стул, любезно отодвинутый Русланом. - Благодарю, мальчик мой. Будь добр, пригляди пока за нашими девочками, а то не ровен час, снова выкинут какой-нибудь финт ушами.
  Подслеповато щурясь, Арахна окинула комнату внимательным взглядом. На мгновение её взгляд остановился на фигуре, скрытой в тени, и Серафима едва заметно кивнула.
  Что ж, приятно знать, что не один я удостоен 'части' лицезреть саму Смерть.
  Отец Дарьи поклонился главе семьи и вышел из комнаты. А я все меньше понимал, чего ждать от старейших некромантов Мирославля.
  Неужели они все помогают пожирателю? Как такое возможно? После всего, через что мы прошли после Серой войны - унижения, гонение, клеймление предателями без суда и следствия...
  - Чего стоишь, мальчик, - насмешливо спросила Арахна, указывая на место во главе стола. - Занимай место, посиди, привыкни к нему. Кто знает, соберется ли Совет в этом году снова.
  Поведение Серафимы настораживало. Учитывая, благодаря кому в семье Степновых появились способности заклинателей духов, показное дружелюбие вдовы сэра Ричарда наталкивало на мрачные мысли.
  - Спасибо, я пока постою, - невозмутимо ответил я, чем вызвал ещё одну улыбку паучихи.
  Не верю, что гордость позволила им пойти на сделку с чернокнижниками.
  Никифор смерил меня злобным взглядом, что-то проворчав про беззубых котят, лезущих в дела взрослых, и занял свое место по правую руку от Серафимы. Я же неспешно прошел мимо некромантов и замер рядом со стулом во главе стола.
  Напряжение нарастало. Наедине с паучихой и магистром Никифором я чувствовал себя загнанным в угол зверем. С трудом сдерживался, чтобы не выпустить 'когти' в виде белой магии. И пускай руки будут гореть огнем, а суставы - выворачивать дикая боль. Мне нечего было противопоставить магистрам Смерти, кроме белой магии.
  Спину обожгло могильным холодом - последнее предупреждение Безликой госпожи не использовать магию её сестры.
  Громко хлопнув входной дверью, в комнату ворвалась и дражайшая тетушка Аглая, прижимая к груди обернутый в шкуру выверны Кодекс. Вот только от прежней расслабленности, с которой она приветствовала меня, не осталось и следа.
  Наши взгляды пересеклись, и я почувствовал, как в позвоночник впились сотни ледяных игл. Во рту появился металлический привкус крови и горечи. Стиснув зубы, я мгновенно ударил в ответ. Тетушка не успела закрыть канал мыслесвязи, и я заметил, как конвульсивно дернулись пальцы, крепко сжимавшие Кодекс.
  Мысленно мы не обменились ни словом. Но и так прекрасно все знали.
  Она знала, где я был, зачем и что видел. Я знал, что живым она меня отсюда не выпустит.
  Наш обмен ударами либо проигнорировали, либо не заметили.
  - Марго заставляет себя ждать? - проскрипела Серафима, пока Аглая садилась на стул напротив паучихи. Сначала тетушка по привычке направилась к стулу, стоявшему во главе стола, но глухой смешок главы рода Аринор заставил змею скрипнуть зубами и вспомнить, что 'терновый трон' сегодня ей не принадлежит.
  - Магистра Маргариты не будет, - сухо бросила тетушка, смерив меня убийственным взглядом. - Она передает искренние извинения. Здоровье подвело.
  Серафима не с тетушкой. Ожидаемо. Значит, мне ничего не грозит, пока Арахна находится со мной в одной комнате. Не по зубам Призрачная валькирия Художнице смерти.
  - Тогда чего же мы ждем. Покончим с формальностями и приступим, - Серафима грузно поднялась с кресла и вопросительно посмотрела на Аглаю.
  Тетушка снова скрипнула зубами и нехотя поставила в центре стола Кодекс, отложив шкуру выверны в сторону. Открыла оставленный мастером Русланом футляр, доставая ритуальный нож с хищно изогнутым лезвием, и одним резким движением рассекла ладонь на левой руке. Первые капли крови с тихим шипением впитались в матовую обложку книги. Глухой скрежет - и печать в виде змеи пришла в движение, переползла с переплета Кодекса в центр и свернулась тугим клубком.
  Сжав окровавленную ладонь, тетушка передала нож магистру Серафиме. Ещё один взмах, и несколько черных, вязких капель паучьей крови упали на книгу. Паук-птицеед ожил, занимая свое место рядом с гюрзой.
  Мгновение - и рядом с ними замерла оскалившаяся гиены.
  Магистр Никифор нехотя протянул мне нож. Руку тут же кольнуло морозной болью - артефакт кровавой магии почуял Коготь. Надеюсь, два древних артефакта не начнут выяснять, кто из них круче.
  Я крепче сжал ребристую рукоять, выточенную из клыка василиска.
  Формальность. Всего лишь полоснуть по руке ножом, положить окровавленную руку на шершавую обложку Кодекса и произнести древние слова клятвы верности интересам некромантов.
  Формальность. В другое время - да. Но не в присутствии Покровительницы магов Смерти.
  Ладонь обожгло короткой болью - и я безучастно наблюдал, как вспыхнул золотом лев, вставший на задние лапы.
  Я понял, что задумала Безликая госпожа. Более беззащитным я был только в те дни, пока лежал в коме под присмотром белых целителей. Но сейчас, добровольно пожертвовав кровь Кодексу, я лишился главной семейно защиты - иммунитета перед проклятиями магии крови. Если пожиратель хотел меня достать, сейчас - лучший момент.
  Но я ошибся.
  Печать в виде льва потухла, так и не сдвинувшись с места.
  Я до цветных пятен перед глазами вцепился окровавленной ладонью в столешницу, не обращая внимания на боль. Лишь бы никто не видел, как затряслись руки.
  Кодекс не принял нового главу. Но такое возможно только в одном случае.
  В городе был ещё один Степнов. И не просто ещё один, а занимающий более высокое положение в семье.
  План пожирателя сработал - мой отец уже был в Мирославле.
  ? И как это понимать? - прорычал магистр Никифор, первым приходя в себя.
  Тетушка молчала, недоуменно смотря на Кодекс, а вот Арахна едва заметно улыбнулась. И в этой улыбке я отчетливо видел... сочувствие?
  Впрочем, сейчас не до этого. Я пытался унять бешено бившееся сердце,
  Костяная госпожа и не собиралась вмешиваться. Не было нужды. Она просто наблюдала за спектаклем и чего-то ждала.
  - Это значит, что Совет закончился, так и не начавшись, - бесцветным тоном произнесла тетушка. Переведя на меня взгляд, она требовательно протянула руку. - Похоже, Костяная госпожа не захотела признавать нашим главой мальчишку, которого когда-то отвергла.
  Не отвергла. А который выскользнул из её когтей, вопреки всем прогнозам целителей выжив и даже сохранив кое-какие способности к некромантии. Пусть и с большим изъяном в виде белой магии.
  Я молча вернул тетушке нож. Короткий пас, и лезвие вспыхнуло белым огнем, который в считанные секунд уничтожил следы нашей крови.
  - Прекрасно. Зря ехал, - сухо бросил Никифор, первым поднимаясь с места. - Да прибудет с вами милость Покровительницы, магистры и, - он повернулся ко мне и с издевкой кивнул, - господин не-глава.
  Не дожидаясь ответных любезностей, глава семьи Брастов тяжелым шагом покинул Зеленую комнату. Следом за ним ушла и Серафима, унося с собой удушающий аромат белых лилий.
  Костяная госпожа потеряла к нам интерес.
  Вот же мерзость.
  В комнате остались только двое. Я. И дражайшая тетушка.
  Воздух между нами дрожал от напряжения и заклинаний, готовых ринуться в бой.
  - Плохая идея, - ровно произнес я, плавно обходя тетушку вокруг стола. Одно движение, и в ладонь легла раскаленная рукоять Когтя, учуявшей скорую кровь и мерную поступь смерти.
  Безликая госпожа могла уйти только по одной причине. Где-то сейчас будет намного жарче и кровавей, чем в этой комнате. А значит, пора валить отсюда, раз проклятый кинжал Браста вонзится не в меня.
  В то, что Кирилл успеет, я уже не верил. Потянуть время Костлявая мне не дала.
  - Тебя предупреждали не лезть, куда не следует, - зрачки тетушки расширились до предела, и на их дне отчетливо поблескивало зеленое пламя.
  Родовая магия?
  Я удивленно хмыкнул, закатывая рукава и поднимая руки на уровне груди:
  - Так наскальная живопись в моей квартире - твоих рук дело?
  - Ни да, ни нет, - неопределенно пожала плечами Гюрза. Вокруг её ножа вспыхнули рубиновые руны. - Но она аннулировала твое приглашение.
  Знакомые руны. Парализующее проклятие? Любопытный выбор, тетушка. Ты не собиралась меня убивать. Только задержать.
  Зря.
  - В следующий раз шли эмейл, - оскалился я и бросился в атаку.
  Я не стал церемониться. Кто-то из гостей сегодня умрет, и я хотел убраться подальше от особняка, пока это не произошло.
  Руку свело судорогой, но я активировал заготовку 'Ловчей сети' и швырнул в тетушку. Нити белого заклинания вспыхнули и ринулись к темной ауре некромантки. Эффект неожиданности не подвел - тетушка опешила, увидел заклинание белых магов. Попыталась увернуться, но слишком поздно. Сеть впилась, вгрызлась в ауру некромантки.
  Я ринулся к дверям, не обращая внимания на вой родственницы.
  Да раздери всех Костлявая, заперто!
  Зарядив Коготь силой до отказа, я ударил по дверным петлям. Скрежет металла об металл, запах раскаленной стали. Коготь завибрировал в руке, с трудом прорывая защитные плетения. Один удар, второй, третий. Петли заскрипели и лопнули, чуть не рассекли мне лоб.
  Пару мгновений, и я высадил дверь, рухнув на пол коридора. Плечо пронзила острая боль.
  Я вскочил на ноги и бросился по пустынному коридору.
  О поисках Никифора не шло и речи. Даже если я и найду Браста в огромном доме, мне нечего противопоставить магистру тлена, вооруженному проклятым артефактом. Мой Коготь - детская игрушка по сравнению с кинжалом, что столетиями впитывал энергию смерти. А Костлявая не позволит мне использовать магию Пресветлой.
  Я сбежал по лестнице и чуть не столкнулся с защитной стеной.
  Церемониться не стал. Вогнал Коготь в приборную панель, выпустив сноп ярких искр, и сеть погасла.
  Натянулись, звонко задрожав, сигнальные нити.
  Охрана уже на полпути. Но слишком далеко, чтоб успеть вовремя.
  Мы разминулись на считанные мгновения. Я нырнул под тяжелые шторы, скрывающие вход на верхнюю галерею, когда услышал за спиной странный звук. Скрежет когтей сторожевой выверны. По ногам скользнул гибкий хвост, штора дрогнула - из-под неё показалась оскаленная пасть нечисти.
  Но заметить меня она не успела.
  Точный удар сверху вниз, усиленный магической энергией - и Коготь вонзился в голову выверны, легко пробивая череп. Тварь конвульсивно дернулась и захрипела. В руках вспыхнула светлая руна - в воздухе запахло горелой плотью, и тело нечисти, охваченное магическим огнем, грузно рухнуло на мраморный пол.
  Минус одна. Где-то бродят ещё три выверны. Нужно торопиться.
  Спасибо гремевшей в бальном зале музыке - короткая схватка осталась незамеченной.
  Я в считанные минуты пересек верхнюю галерею и нырнул на лестницу для прислуги. Два пролета, несколько поворотов - и я окажусь у выхода в сад. Оттуда до ворот рукой подать. Догнать меня тетушка не сможет. А я нутром чувствовал, что Гюрза освободилась от пут и ринулась в погоню.
  Но добраться до двери я не успел. Замер, будто столкнулся с окаменяющим взглядом василиска.
  Звон. Тихий, приглушенный, словно доносится из-под толщи воды.
  Защитное заклинание, поставленное на ауру Лены, натянулось и с жалобным звоном лопнуло. 'Маячок', прикрепленной к ауре некромантке, показывал, что она находилась в бальном зале.
  Прогнившего зомби мне в друзья! Какого демона Лена там забыла?!
  Я бросился назад, перепрыгивая через несколько ступенек и пытаясь докричаться до сэра Ричарда. Тщетно. Весь особняк словно окутала липкая, вязкая паутина, не позволяя дотянуться до призрака.
  Это случится. Минута, две ? и в змеином гнезде разверзнется Бездна. И обычная шептунья не сможет защититься.
  Вылетев на парадную лестницу, чуть не сбил с ног кого-то из гостей.
  Быстрее же, быстрее!
  Опьяненные музыкой и магией гости даже не заметили, как съеживаются под их ногами призрачные листья, тревожно трещит в переплетении ветвей мифическая вестница смерти. По черной коре кленов-колонн поползли алые трещины, заледеневший ветер усилился, яростно метался высоко под кронами.
  В зале все кричало о неотвратной поступи Смерти. Но люди не слышали.
  Я увидел Лену сразу. Один из слуг Гюрзы тащил шептунью к выходу в сад. А за ними неспешно следовала тонкая фигура в черном плаще.
  Время остановилось. Я всей кожей чувствовал, как напряженно задрожала нить чьей-то жизни. И вот-вот лопнет, обрушив на нас гнев Безликой госпожи.
  Я не успевал. Катастрофически не успевал. Но все равно сорвался с места, расталкивая гостьей, сбивая их с ног. Двести шагов, всего двести шагов... вечность, когда в спину дышат гончие Смерти.
  За спиной слуги Гюрзы возник сэр Ричард. Глаза призрака полыхнули сапфировым пламенем, и некроманта отбросило в сторону, протянуло по полу и приложило об ствол клена-колонны. А Лена бросилась ко мне, что-то прокричав, но слова утонули в абсолютной, неестественной тишине, каменной плитой рухнувшей на зал.
  И раздался тихий звон лопнувшей нити.
  Сердце замерло. А в следующий миг забилось в бешеном ритме, вторя взвывшему чувству опасности.
  Я в последний миг дотянулся до руки Лены и резко притянул к себе. Сжал в объятиях, не позволяя вырваться, повернулся спиной к клену-колонне и накрыл нас алым щитом. И в следующее мгновение в него с ревом врезалась силовая волна, высвобожденная смертью сильного некроманта.
  Удар вышиб из легких воздух, чуть не повалил нас на пол. Над головой раздался оглушительный звон, и на голову обрушился стеклянный дождь - волна некросилы разнесла окна на тысячу осколков. Щит прогнулся, нити стремительно рвались под натиском взбесившейся некроэнергии, но я лишь сильнее стиснул зубы. Во рту появился металлический привкус крови, суставы выкручивало от дикой боли, но щит я удержал.
  Волна схлынула, оставив бурые пятна на щите и тошнотворный запах тлена и горелой плоти.
  Началась паника. Кто-то из гостей закричал, и я увлек Лену в угол, подальше от обезумевшей толпы. Шрам на спине горел огнем, перед глазами все плыло, но я продолжал удерживать щит.
  Волна, ушедшая за пределы зала, хлынула назад, притянутая властной рукой убийцы. Я видел, как рухнул на пол пожилой артефактор, чей амулет не выдержал перегрузки и расплавился, прожигая кожу; вспыхнули огнем некроманты, слишком рано снявшие щиты и чьи ауры выжгла чуждая сила гиен.
  По натянутым нервам ударил хриплый смешок Смерти. И волна растворилась, впилась в тонкую руку с когтями-саблями, на миг вынырнувшую из складок черного плаща. И Костяная госпожа исчезла, собрав щедрую жатву.
  В зале творился хаос. Уцелевшие маги, обезумев от страха, бросились к выходу, не разбирая дороги, затаптывая упавших собратьев. Хрустели ломающиеся кости, обрывались сдавленные крики боли, несколько магов с воем катались по полу, хватаясь обожженными руками за изуродованные лица. А недалеко от меня лежали обугленные кости белого мага, которого не спас даже защитный амулет.
  Я нашел глазами Серафиму. Вокруг Арахны вился живой щит из нескольких десятков боевых фантомов, защищавший и от силовой волны, и от обезумевшей толпы. Черные провалы вместо глаз и бело-рыжие волосы, хищно вившиеся вокруг заострившегося лица некромантки, делали её живым воплощением самой Смерти.
  Наткнувшись на хищный взгляд паучихи, я скорее почувствовал, чем услышал сухой смешок некромантки. И прикрыл глаза, прекрасно зная, что она увидела.
  Пламя, горевшее в моих глазах, было красным, а не золотым.
  - Уходим, - я отвернулся от Арахны и увлек Лену к разбитым окнам. Одно из них - замаскированная дверь, которая вела в сад на заднем дворе. На парадный выход я даже не смотрел. Встать на пути охваченной паникой толпы - подписать себе смертный приговор.
  Высадив покосившуюся дверь плечом, сбежал по крутой мраморной лестнице. Хруст стеклянных осколков сменился шелестом мелкой гальки. Я быстрым шагом вел Лену по освещенной аллее мимо фонтанов и мраморных статуй в виде змей, к служебному выходу, где нас ждал лимузин. Должен ждать.
  - Ты успела позвонить Кириллу? - напряженно спросил я, пристально осматривая полутемную аллею. Волна некросилы уничтожила все ближайшие фонари, приходилось идти наугад, надеясь на зрительную память.
  Вот сейчас бы зрение призрака пригодилось.
  - Да. Он уже едет сюда. А где сэр Ричард? - сдавленно просипела шептунья, мертвой хваткой вцепившись в мою руку. Она жадно вдыхала промозглый осенний воздух, похоже, пытаясь избавиться от тошнотворного запаха смерти. Пустое, он будет преследовать нас ещё несколько дней, намертво въевшись в волосы и одежду.
  Я оступился, на мгновение замедлив шаг. Мысленный зов ушел в пустоту.
  Призрак задержался в бальном зале, спасая Лену. И, похоже, сам сбежать не успел.
  Сердце кольнуло острой больной, но я только глубже вздохнул и продолжил путь.
  Не время оплакивать павших.
  - Не знаю. Он не отзывается, - я пустил перед нами сигнальную паутину. Не хватало в шаге от свободы нарваться на кого-то из слуг тетушки или магистра Никифора.
  Внутри все клокотало от злости. Я знал, что тетушка помешалась на власти, но чтоб настолько. Мало ей было сделки с пожирателем, так она ещё и позволила Безликой госпоже открыть в змеином логове проход в сады безмолвия!
  - Берегись! - вскрикнула Лена, отталкивая меня в сторону.
  Над головой пронеслась бесформенная тень и с грохотом врезалась в стену особняка. Под ноги посыпалась каменная крошка.
  Я обернулся, вскидывая щит из арсенала Брастов, и выругался.
  С другой стороны аллеи к нам приближался некромант, окутанный живой тьмой. Неспешно, с грацией матерого хищника, позволяя нам рассмотреть своего убийцу перед смертью. За спиной мага развевались огромные призрачные крылья, сотканные из чистой энергии смерти. Из глазниц вырывалось изумрудное пламя, будто передо мной был не человек из плоти и крови, а исчадье Бездны.
  Я попятился назад, зло сжимая кулаки.
  Пожиратель. Как он обошел сигнальную паутину?
  Некромант вскинул руку, и в воздухе повис удушающий запах мяты.
  - Ложись! - я рухнул на землю, утаскивая оцепеневшую шептунью за собой.
  Спину обожгло ледяным жаром. Зеленое пламя смертельного проклятия опалило спину и врезалось в декоративный куст, превратив его в пепел.
  - Вперед! - мгновенно вскочил на ноги, буквально потащив за собой Лену, и бросился к фонтанам. За спиной загрохотало - второе заклинание разнесло одну из змей-статуй. Один из каменных осколков ударил в спину, чуть не опрокинув на земли.
  Толкнув шептунью вперед, нырнул за ближайший фонтан и прижался к нему спиной. Вовремя - меня едва зацепило сизое облако, пущенное пожирателем. На мгновение разум затуманили иррациональный страх и паника.
  Умная тварь. Охваченная ужасом жертва почти не будет сопротивляться.
  Бросил взгляд на спутницу и снова выругался.
  Волна животного страха, пущенная пожирателем, задела шептунью. Даже защита с примесью белой магии не помогла.
  - Соберись! - я хорошенько тряхнул некромантку за плечи, снимая с неё эффект проклятия. - Иначе мы оба сегодня умрем!
  Взгляд Лены прояснился, и она кивнула, нервно кусая губы.
  Затрещал воздух, и я с трудом успел вскинуть Коготь, разрубая нити парализующего проклятия.
  Пытается взять живыми? Легче, но долго я все равно не продержусь. Где же этих белых носит, когда они так нужны? Скоро пожиратель подстроится под мои заклинания из белой магии, и я лишусь единственного преимущества.
  Наспех вывел на земле несколько универсальных рун защиты. Из-за мелкого щебня руны вышли немного кривыми, но пару ударов выдержат.
  Время! Мне срочно нужно время! Хоть пару секунд, иначе ещё пара ударов - и пожиратель возьмет нас теплыми.
  Воздух вокруг загустел, стал вязким, словно кровь столетнего зомби. Первая руна вспыхнула зеленым огнем - это проклятие мы отразили.
  Стиснув зубы, я быстрым, отточенным движением вывел на левом запястье вязь древних символов. Коготь раскалился, жадно впитывая потемневшую от магии кровь. Рука пульсировала от обжигающей боли, но я не обращал на это внимание.
  Не велика плата за жизнь.
  Ещё одна руна вспыхнула и погасла, поглощая очередное проклятие. В этот раз - смертельное. Время для игр закончилось.
  Ну же, осталось совсем немного!
  Руки дрожали, не реагировать на боль становилось все сложнее.
  Смазанное движение справа - и Лена вылила на мою руку воду, набранную из фонтана. Запястье охватило белое свечение, и боль притупилась. Не исчезла совсем, но и этого оказалось достаточно. Два последних росчерка, и я чуть не выпустил Коготь из ослабевших пальцев.
  Время остановилось. Но не так, как в бальном зале, перед смертью некроманта. Я зажмурился, глубже вдыхая воздух, теперь пахший сиренью и ладаном. Перед глазами тут же пронесся вихрь разноцветных искр - ауры некромантов, ещё не покинувших Змеиную нору. От каждой искры тянулась едва заметная нить, прочно закрепленная на моем запястье вязью символов.
  В том числе искра пожирателя.
  Я с предвкушением оскалился.
  Нельзя недооценивать врагов. Они могут убить тебя твоим же оружием.
  Вспыхнула последняя защитная руна, и я вскочил на ноги, разворачиваясь к пожирателю. Коготь заплясал в воздухе, выводя узор мощного проклятия. Узор стремительно закручивался вокруг запястья. Мгновение, и в моих руках дрожало смертельное плетение Морового ветра.
  Пожиратель отпрянул, пытаясь наскоро сплести щит. Не ожидал ответной атаки, а потому не подготовил даже заготовку.
  Роковая ошибка.
  Я сжал кинжал двумя руками, заряжая плетение силой. И резко развел руки в стороны, отправляя заклинание в полет. Антрацитовая пелена с воем обрушилась на пожирателя, отшвырнула назад, словно тряпичную куклу. И с оглушительным хрустом приложила об ствол ели. Тело некроманта, окутанное черным саваном проклятия, рухнуло на землю. Мгновение, и мерно пульсирующая тьма рассеялась, вытянув из пожирателя всю некросилы до последней капли и лишив сознания.
  Вот и все.
  Я выдохнул, устало рухнув на землю рядом с шептуньей. Нужно перевести дух и валить отсюда. Я не знал, сколько пожирателю понадобится, чтоб придти в себя и восстановить магический резерв. Надеюсь, белые найдут его раньше.
  - Коля, - в дрожащем голосе Лены отчетливо слышалась паника.
  Я проследил за её взглядом и вздрогнул, не поверил своим глазам.
  Пожиратель поднимался на ноги.
  Как? Он не мог очнуться так быстро!
  Некромант странно дернулся. Правая рука висела плетью. Я отчетливо услышал тихий хруст - и некромант спокойно поднял руку, разминая её. За его спиной вновь раскрылись антрацитовые крылья, сгустки живой тьмы окутали тело мага. И спустя миг пожиратель стоял перед нами абсолютно целый и невредимый.
  Нет, не пожиратель. Боевая кукла - последняя разработка белых магов. И которая полностью починялась проклятому некроманту.
  - Прятаться бесполезно, Степнов, - прозвучал хриплый голос пожирателя. Он неспешно осмотрел свое тело, убеждаясь, что магия затянула раны, и сделал несколько шагов ко мне. - Рано или поздно у тебя не останется фокусов в рукаве. И тогда я все равно заберу твой дар.
  Это мы ещё посмотрим. В моей шляпе не одно, и не два потайных дна.
  Лена дернула меня за рукав и показала на воду.
  - Отвлеки, - прочитал по губам шептуньи.
  Я с сомнением посмотрел на коллегу, но все же кивнул. Дар шептуньи - тоже неплохой козырь.
  Выиграть время. Что ж, надеюсь, в этот раз у меня получится лучше.
  Я спрятал Коготь за пояс и потянулся к 'искре' ближайшего Аринора. Сложил пальцы в замок, сплетая призрачный кристалл с мутным туманом, плещущимся внутри, между острых граней.
  Сыграем в прятки, пожиратель? Только подойди ближе.
  Нас с пожирателем разделял всего десяток шагов, когда я кувырнулся влево, бросая кристалл под ноги пожирателя. Яркая вспышка ослепила нас обоих, после чего поляну накрыла серая густая мгла.
  За спиной вспыхнуло антрацитовое пламя, но я не шевелился, напряженно прислушиваясь к малейшему шороху. Магический туман лишь приглушал звуки, не скрывал их полностью.
  Но вокруг воцарилась полная тишина. Я даже затаил дыхание, чтоб не выдать себя. Пожиратель тоже выжидал, не спеша нападать вслепую. Но долго так длиться не будет.
  Что ж, вытащим ещё одного 'кролика'.
  Между пальцев вспыхнула новая 'искра', одолжена у дорогой тетушки. Иллюзии давались мне хуже всего. Но в тумане искусность и не нужна.
  В трех шагах от меня возникла моя копия - материальный фантом в синем костюме и с белым холстом вместо лица. Контуры тела смазаны, словно поддернуты легкой дымкой, но на четкость было плевать.
  Повинуясь приказу, фантом рванул вперед по аллее.
  Справа сверкнула алая вспышка - и фантома разнесло на части. А я рванул влево, глубже в сад, под прикрытие елей и сосен. За спиной зашуршала галька, и ещё два фантома бросились в разные стороны, сбивая пожирателя с толку. Третьего я создал за его спиной и заставил бежать к особняку.
  За спиной загрохотало - и цепочка алых молний ударила по фантомам, превращая их в прах. Одна из молний опалила спину, но я успел упасть на землю и перекатиться за ближайшую ель.
  Ладони саднило, заныло ушибленное колено - итог неудачного падения.
  Стараясь дышать как можно тише, я опустил руку на пояс и мысленно помянул Костлявую.
  Когтя на месте не было. Похоже, выпал во время падения.
  - Мы можем играть в прятки до самого рассвета, Николай, - голос пожирателя раздался совсем близко - справа, на расстоянии вытянутой руки. Приглушенный хруст сухой ветки подтвердил мои подозрения. - Белые отлавливают некромантов, разбежавшихся, словно крысы с тонущего корабля. Садом они заинтересуются очень не скоро.
  Один заинтересуется. По крайней мере, я на это надеюсь. И на Лену, от которой я отводил пожирателя.
  Шелест шагов стих - пожиратель ушел вглубь сада, выискивая мои следы. Но я не спешил расслабляться.
  Нужно срочно найти Коготь. Без него я не смогу дать пожирателю достойный отпор.
  Осторожно вернулся к месту падения. Когтя там не оказалось. Неужели выронил, когда активировал кристалл с магическим туманом?
  Вдруг тишину нарушил протяжный свист. В воздухе отчетливо поплыл сладковатый запах гниения.
  А вот это плохой знак.
  Из темноты донеслось глухое рычание и скрежет когтей.
  Отпрянув, я прижался к стволу ближайшей сосны и затаил дыхание. В двух шагах от меня сверкнули зеленые глаза нежити. Слева мелькнул и пропал силуэт огромной собаки с фосфоресцирующей шерстью.
  Только этого не хватало.
  Я медленно передвинулся вправо, наблюдая за парой зеленых глаз, мелькавших в десяти шагах от меня. Без Когтя дотянуться до 'искр' я не мог. Оставался только один выход.
  Бежать.
  За спиной хрустнула ветка, и я резко пригнулся, пропуская над собой гибкое тело собаки. Удар рухнувшего на землю тела, приглушенный скулеж - и я со всех ног побежал к парадным воротам.
  Знал, что не добегу. Нежить не знает усталости, она быстрее и ловчее человека. Но вести тварей к фонтанам и Лене, надеясь найти Коготь, - не вариант.
  За спиной раздался голодный вой.
  Охота началась.
  Я петлял между деревьев, резко останавливаясь и падая на землю, в последний момент уворачиваясь от когтей и оскаленных пастей. За мной гнались три пса, ещё один, - вожак, - обходил спереди, пытаясь достать до моего горла. Но я постоянно менял направление, выводя голодных псин из себя.
  Надолго меня не хватит. Ещё минута - и я выдохнусь.
  Нежить это прекрасно понимала.
  Я оступился, кубарем полетев на землю, и один из псов с ликующим воем обрушился на меня. Я перекатился на спину и уперся ногами в грудь неживого зверя, руками сжал пасть, не позволяя впиться мне в горло. Нежить зарычала, роняя мне на грудь желтую пену.
  Ещё один подскочил справа. Его клыки почти сомкнулись на моем плече, когда в воздухе раздался пронзительный свист, и шею пса обхватил кнут тлена. Тварь взвыла, забилась, пытаясь сбросить с шеи смертельную удавку. Но кнут тлена вспыхнул черным огнем, который мгновенно охватил все тело зверя. Запахло горелым мясом, и нежить осыпалась пеплом.
  - Степнов, лови! - крикнули мне, и на землю рядом с правой рукой упала мой Коготь.
  Ударив нежить коленом по морде, я дотянулся до Когтя и вогнал в глаз неживого зверя. Кинжал жадно втянул некросилу, поддерживающую жизнь в мертвом теле, и зеленый огонь в глазницах пса погас. Громадное тело обмякло, чуть не придавив меня к земле, но я успел откатиться в сторону. Третий зверь валялся рядом с распоротым брюхом.
  Браст сражался с вожаком псов. Тот вертелся юлой вокруг некроманта, уворачиваясь от ударов хлыста, и яростно огрызался.
  Перехватив Коготь, я потянулся к нужной искре и набросил на тварь пепельную сеть. Вожак взвился в воздух, яростно закрутился на месте, но сделать ничего не смог. Браст одним ударом повалил его землю и добил боевым жезлом.
  Магический туман искажал лицо магистра тлена, неожиданного пришедшего мне на помощь. Но я и так знал, кого Костлявая привела в этот чертов сад.
  Мы напряженно замерли напротив друг друга, тяжело дыша и сжимая оружие.
  Не думал, что когда-нибудь буду обязан ему жизнью.
  Тишину пронзил приглушенный девичий крик.
  Лена!
  Я бросился на крик, напрочь забыл о Брасте.
  Туман расступился, выпуская меня на поляну с фонтанами, и я увидел пожирателя, методично сминавшего щиты Лены. Моя защита держалась из последних сил, спасали плотные нити белой магии, которые мешали проклятому некроманту разрушить плетение.
  Заметив меня, пожиратель довольно оскалился и атаковал. В мою сторону полетела завеса из призрачных кинжалов.
  Пожиратель использовал силу сэра Ричарда.
  Резкий взмах Когтем - из воздуха соткался щит из низших духов. Они корчились под ударами смертоносных лезвий, но не позволяли кинжалам добраться до меня.
  Но усталость взяла свое.
  Серебристый кинжал прорезал щит и вонзился в плечо по самую рукоять, а ударная волна отбросила меня назад, протащив по гравию. Правая рука престала слушаться, отзываясь резкой, стреляющей болью, и я зажал рану, чувствуя, как сквозь пальцы течет горячая кровь.
  Подняться мне не дали. В грудь уперся ботинок некроманта, вжимая меня в залитую кровью землю.
  - Я разочарован. И это все, на что способен наследник семьи Степновых? - раздался над головой хриплый, колючий голос противника.
  Пожиратель поднял правую руку, и я вздрогнул. Вокруг неё зазмеились древние, незнакомые руны, сотканные из маслянистой тьмы. Лоснящиеся от крови, стекавшей по пальцам некроманта, они медленно сплетались в плотный клубок.
  И пусть я точно не знал, что это за дрянь, догадаться было не сложно.
  Метка пожирателя.
  Выставить щит я не успел. Да и не уверен, что он бы помог.
  Метка сорвалась с пальцев некроманта и ударила в грудь, с жадностью вгрызаясь в ауру. Я выгнулся, захрипев от обжигающей боли. Дернулся к вороту рубашки, но некромант сделал пас рукой, и черные жгуты обвинили не пострадавшую руку, приковывая её к земле.
  - Степнов, сожри тебя прогнивший зомби! Какого вурдалака лысого здесь происходит?!
  Враг опешил и отвлекся на Романа, который внаглую вышел к нему из магического тумана. И в тот же момент в спину пожирателя ударило парализующее заклинание шептуньи. Слабое, но и его оказалось достаточно.
  - Давай! - услышал я оглушительный крик Лены.
  Гортанный выкрик - и пожирателя опутала плотная сеть из пепельных жгутов. Пойманный некромант забился в путах, и Роман чуть не выпустил заклинание из рук.
  Заклинание далось Брасту непросто. Шипя проклятия, Роман натянул жгуты и швырнул пожирателя в фонтан. Вода забурлила, покрываясь желтой пеной, в воздухе запахло тухлыми яйцами. А пожиратель взвыл, скрюченными пальцами вцепившись в бортик фонтана, пытаясь выбраться из воды.
  Жгуты, державшие мою здоровую руку, осыпались пеплом, и я прокричал новое заклинание. Луч ослепительно-белого света обжег пальцы и врезался в грудь некроманта, разрывая её в куски.
  Вой оборвался. Боевая кукла безжизненно рухнула в бурлящую воду. Вспыхнуло черное пламя - пожиратель отозвал свое творение. Понял, что схватка проиграна и не захотел оставлять следы.
  Мир перед глазами качнулся и поплыл. Пальцы, обожженные белой магией, свело судорогой, кости заныли от острой, стреляющей боли.
  Роман убрал боевой жезл и перевел на меня мрачный взгляд. На не успел сделать и шаг, как к нему подскочила Лена.
  - Господин Браст, вы спасли нам жизнь! - я чуть не оглох от восторженного крика шептунья. А она с милой улыбкой плеснула в лицо Браста водой, набранной в фонтане.
  Роман покачнулся и без чувств осел на землю.
  - Он ничего не вспомнит. Особенно то, что ты можешь использовать белую магию, - шептунья осеклась, заметив кровь на моей одежде и метку пожирателя. - Коля!
  Лена бросилась ко мне, но из тумана выскочила смазанная тень и перехватила её.
  - Нет! Не прикасайся! - я с удивлением узнал голос Кирилла.
  На лоб легла горячая рука белого мага - Кирилл использовал заклинание из арсенала целителей, чтобы немного ослабить боль.
  - Степнов! Соберись! - будто сквозь толщу воды услышал рык бывшего куратора. - Из нас двоих только ты можешь убрать эту дрянь.
  Легко говорить, соберись! Сам попробуй сосредоточиться, когда тебя пережевывают заживо, а выплевывать не спешат!
  Я рванул ворот рубашки. На груди, рядом с сердцем, плескалась метка пожирателя, пока ещё не въевшаяся в ауру окончательно. Но времени оставалось катастрофически мало.
  Стиснув зубы и надеясь, что не откушу себе язык, я сформировал вокруг руки 'перчатку', сотканную из золотого света. Кожу тут же обожгло, словно я сунул руку в костер, но не время привередничать. Выдохнув, я резко положил руку на метку и сжал её, стараясь, чтоб она полностью поместилась в руку.
  Метка забилась в сведенных судорогой пальцах, словно была живой. Боль в груди усилилась, и я почувствовал, как Кир отвесил мне ментальную затрещину, не позволяя потерять сознание. С трудом сдерживая стон, я потянул метку вверх, слыша, как с противным чавканьем один за другим рвутся отростки, которыми эта дрянь вцепилась в ауру. Когда метка полностью отцепилась от моей груди, из последних сил создал вокруг неё ледяной кокон, заключая в магическую клетку.
  Со стороны парка послышались встревоженные голоса и топот ног.
  Вечно эти белые появляются тогда, когда уже не нужны.
  - Молодец, - Кирилл хлопнул меня по здоровому плечу. Поднял голову и нахмурился, оценив, как я наследил в магическом фоне. - Круто вы повеселились. Эх, Бульдог меня загрызет. Коль, готовься, сейчас тряхнет.
  Я обреченно застонал, прекрасно понимая, что он задумал.
  Волна чистой белой энергии пронеслась по саду, напрочь стирая любые магические следы. Легкие полыхнули огнем, и я чуть не задохнулся от чуждой энергии. А следом накатила такая усталость, что я понял - все, запас прочности закончился.
  Теряя сознание, я услышал разъяренный женский вопль:
  - Сафронов! Чертов недомаг! Ты снова мне место преступления испортил!
  
   Штаб-квартира чернокнижников
  
  Ворон задумчиво рассматривал ошметки, которые остались от его боевого манекена - совершенной материальной иллюзии, которую он вместо себя отправил на прием. Как оказалось, обычная предосторожность пришлась кстати.
  - Все-таки иммун, - задумчиво произнес Ворон, вальяжно откинувшись в кресле главного чернокнижника.
  Пожиратель довольно усмехнулся, вспомнив полыхнувшие белым огнем глаза мальчишки и боевого заклинание белых магов, которым он разорвал боевого манекена в клочья.
  Костлявая преподнесла Ворону поистине королевский подарок. Изначально черные маги считали, что для ритуала нужна родовая магия Степновых - способность перерабатывать огромное количество некросилы и выдерживать подобные нагрузки, что и делало их непобедимыми воинами Смерти. Но иммун... некромант, способный с минимальным вредом для здоровья использоваться магию всех направлений... это было в сотни раз лучше. Просто идеальный вариант, который избавлял от всех негативных последствий ритуала.
  Жаль только, что мальчишка сумел избавиться от метки. Вот способности к белой магии у него явно лишние. Любопытно, кто из 'чистюлей' связался с врагом и обучил его? Или слухи об академии белых, в которой готовят некромантов-наблюдателей, вовсе не слухи?
  Впрочем, это было неважно. Отвлекающий маневр на границе с Заповедным лесом набирал обороты, а мальчишка...
  А к мальчишке можно подобраться и другим способом.
  
Оценка: 7.14*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"