Якивчик Александра Вячеславовна: другие произведения.

Книга 2. Пролог+глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для тех, кому удобнее читать отдельно, а не в общем файле.
    Обновление 27/08/2017

  
Пролог
  
  
  Аглая Вагорская стояла на верхней галерее бального зала, крепко сжимая в руках бокал с зельем против спонтанной трансформации. Казалась, она вот-вот раздавит тонкую ножку высокого фужера, в котором блестела серо-зеленная жидкость, пахнущая ацетоном и тухлыми яйцами.
  К ужасному запаху и вкусу зелья некромантка давно привыкла. К тому же, сейчас главной проблемой были белые маги, рыскавшие по её дому, сующие длинные носы в каждую щель. И девчонка, присланная Завзятовым.
  - Магистр Аглая, - сероглазая следовательница с коротко стриженными пшеничными волосами уже полчаса донимала расспросами главу семьи Вагорских. Сделав пометку в толстом блокноте, девчонка скептически хмыкнула: - Вы действительно рассчитываете, что белые маги поверят в вашу историю? Простите, но в ней слишком много белых пятен и неправдоподобных мелочей.
  Глава семьи Вагорских смерила девчонку презрительным взглядом.
  Жалкая подстилка белых магов. Некромантка, продавшая душу Завзятову, смеет так разговаривать с ней, потомственным магом Смерти и магистром Костлявой госпожи?!
  - О правдоподобности моих слов судить не вам, госпожа заместительница, - в груди Аглаи Вагорской клокотало от бешенства, но она лишь пригубила зелье против спонтанной трансформации и небрежно бросила: - На вашем месте я бы не разбрасывалась обвинениями. Моя вина не доказана. Улик, указывающих на мое соучастие в убийстве Егора Браста, не найдено. А значит, я имею полное право обвинить вас в клевете.
  Угроза девчонку не впечатлила.
  - Согласна, прямых улик у нас пока нет. Но есть ряд... странностей, из-за которых у меня возникают вопросы. Убийца проник в ваш дом, взломал защиту, нашел Егора Браста среди сотен гостей, убил его без единого свидетеля и скрылся, не оставив следов. Защита дома завязана на вашу ауру, магистр Аглая, а значит, взломать её незаметно для вас - невозможно.
  Противника стоит выбирать по силам, девочка. И уж точно не тебе тягаться с Художницей Смерти. Аглая Вагорская водила за нос полстолицы, в том числе самого Завзятова и верховного архимага.
  - Верно, - спокойно кивнула магистр Смерти. - И у меня возникает резонный вопрос. Защиту ставили специалисты вашего отдела, более того, они уверяли меня, что ни один некромант не сможет её взломать. Но убийца определенно был некромантом. И поэтому мне безумно интересно, как же он обошел вашу совершенную защиту?
  - То есть вы утверждаете, что не почувствовали взлом? - недоверчиво переспросила следовательница, сделав новую пометку в блокноте.
  - Именно. Ваша система не подала сигнала о взломе, и я его не почувствовала. Понимаю, ваша работа - подозревать всех и во всем. Но уверяю, в моем случае вы ошибаетесь. Я предоставила вам список гостей, полный доступ к системе защиты и ко всем помещениям моего особняка, отдала приказ моим людям отвечать на любые ваши вопросы. Иными словами, полностью содействую следствию. Разве сообщница убийцы стала бы так поступать?
  - В моей практике разное случалось, - уклончиво ответила следовательница. Сверившись со своими записями, перебежчица самодовольно улыбнулась: - К тому же, раз речь зашла о помещениях. Меня заинтересовала комната на третьем этаже, стены и пол которой отделаны гранитом и черным мрамором. Материалами, которые гасят белую магию и блокируют УМУЛы. Вы можете это объяснить?
  Следовательница торжествующе вздернула подбородок.
  И эта самоуверенная девочка, не умеющая скрывать эмоции, - правая рука Завзятова и консультант в вопросах некромантии? Как низко пали белые маги.
  - Разумеется, - невинно улыбнулась Аглая. - Скажу больше, план этой комнаты разработали ваши специалисты и утвердили магистры Верхней палаты.
  Магистр Смерти с удовольствием смотрела, как с лица следовательницы сползает самодовольная улыбка.
  Глупая, глупая девчонка. Даже с Завзятовым, этим недалеким белым червем, словесные пикировки получилась намного интереснее.
  - На каком основании? - сухо спросила следовательница.
  Аглая снисходительно бросила:
  - Боюсь, вы забыли, что моя семья давно и тесно сотрудничает с боевым отделом белых магов. Мы занимаемся разработками защитных и атакующих артефактов, которые используют в борьбе с нежитью, нечистью и даже чернокнижниками, - заметив недоуменный взгляд госпожи заместительницы, Вагорская картинно вздохнула и небрежно кивнула на одежду следовательницы: - В данный момент вы носите одну из наших разработок - защитную форму, которая выдержит даже удар некросилы, высвобожденной смертью некроманта. Взамен моя семья получила эксклюзивное право продавать ослабленные версии разработок. Эксперименты, которые мы проводим в процессе исследований, - опасны и непредсказуемы. Поэтому верховный маг сам настоял на создании защищенной лаборатории.
  - Странная лаборатория, - язвительно отметила следовательница. - Без оборудования, материалов, реактивов, внутренних защитных куполов.
  А девчонка так просто не сдается. Зря.
  - Технику тоже предоставляют белые маги и только на время исполнения заказа, - отмахнулась от замечания Аглая. - В данный момент заказов у нас нет. Я ответила на все ваши вопросы?
  - Где вы были в момент убийства? - без особой надежды спросила следовательница.
  - В малой гостиной с Никифором Брастом. Ваш начальник попросил меня уговорить старую гиену помочь белым магам на границе с Закатным лесом. Там сейчас обострение, магистры тлена пришлись бы весьма кстати, - допив зелье, магистр насмешливо поинтересовалась: - Что-нибудь ещё, госпожа заместительница?
  - Пока нет, - перебежчица захлопнула блокнот. - Не уходите, я пришлю помощника снять с вас отпечаток ауры и данные УМУЛ.
  - Боюсь, для последнего вам понадобится решение суда или архимага Верхней палаты.
  - Не беспокойтесь, - бросила через плечо госпожа заместительница, неспешно направившись к выходу с галереи. - Я его получу.
  Аглая Вагорская проводила следовательницу долгим взглядом.
  Это мы ещё посмотрим. Один звонок - и ноги твоей не будет в кабинете архимага, девочка.
  - Решительная молодая леди. Даже жаль, что она не на нашей стороне, - раздался за спиной Аглаи приглушенный смешок.
  Магистр Смерти с трудом сдержала дрожь, крепче вцепившись в ножку фужера.
  Аглая не ожидала, что он появится так быстро. После каждой смерти пожиратель уходил на дно, пережидая бурю. Но сегодня что-то изменилось. Произошло что-то серьезное, раз союзник рискнул всем и не покинул место преступления.
  И Вагорская догадывалась, почему он остался.
  Внутренне похолодев, магистр обернулась.
  К её удивлению, в этот раз Ворон появился в истинном обличии. Молодое лицо больше не скрывали тени, сам некромант был облачен в белый лабораторный халат и перчатки.
  - Смотрю, ты здесь по работе? - Аглая удивленно приподняла брови, смотря в глаза пожирателя. - Тебе ж запрещено общаться с другими некромантами.
  - Ты же меня не сдашь? - мягко улыбнулся пожиратель, не выходя из тени плотных штор, отделявших верхнюю галерею от коридора, по которому рыскали белые маги.
  Если бы они только знали, что убийца стоит в двух шагах от них... Это спутало бы Аглае все карты. Нет, слишком рано для разоблачения. Слишком рано.
  - Нет, - невозмутимо ответила магистр Смерти, подходя ближе к Ворону.
  Он не должен учуять её страх. Иначе игре, задуманной десять лет назад, придет конец.
  - Тогда и беспокоиться не о чем. У меня к тебе серьезный разговор.
  Некромант одним движением преодолел два шага, разделяющие их, и сжал подбородок Вагорской горячими пальцами, затянутыми в перчатки с зеленоватыми разводами.
  - Что-то случилось? - ровно спросила Аглая, не обращая внимания на слизь, текущую по подбородку. Не время привередничать. - Все идет по плану...
  - Нет. Не идет, - от резкого голоса и ледяной улыбки Ворона некромантка все же вздрогнула. Подбородок обожгло смертельным проклятием, скользнувшим по пальцам пожирателя. - Почему ты отпустила мальчишку?
  - Не ожидала, что драгоценный племянник владеет белой магией, - невозмутимо пожала плечами магистр.
  Но пожиратель не поверил.
  Ворон разочаровано покачал головой:
  - Аглая, Аглая, Аглая. Ты - и не знала? Верится с трудом. Но предположим, ты говоришь правду. Тогда почему отозвала двух сторожевых выверн?
  Горло Вагорской сжали призрачные когти смертельного проклятия. В глазах начало темнеть, ноги подкашивались, и некромантка просипела:
  - Мальчишка нужен нам живым. Разве нет?
  Хватка проклятия немного ослабла, и Аглая судорожно вдохнула. В воздухе отчетливо запахло ладаном и сиренью.
  - Выверны достаточно выдрессированы, чтобы покалечить, но не убить, - задумчиво бросил пожиратель.
  - Коля сопротивлялся бы. В пылу боя выверны не предсказуемы.
  Пристальный взгляд пожирателя пронзал насквозь, выворачивал наизнанку, разглядывал Аглаю, словно кусок отборного материала для создания зомби.
  - Допустим, - тихо, с наигранным добродушием промурлыкал Ворон. Когти заклинания скользнули ниже, просочились сквозь теплую кожу на груди некромантки и сжались вокруг трепещущего от страха сердца. - Тогда второй вопрос. Мы ведь оба знаем, кто взломал твою защиту. Точно не я - у меня было приглашение. Складывается впечатление, что ты затеяла тройную игру, Аглая. И мне очень не нравятся подобные выводы.
  Сердце судорожно забилось в призрачной клетке смертельного заклинания, с трудом разгоняя по телу похолодевшую кровь. Фужер выскользнул из ослабших пальцев и со звоном разбился о мраморный пол. Но белые маги этого не услышали - пожиратель предусмотрительно вывел в воздухе руну молчания.
  Сглотнул вязкую слюну с металлическим привкусом, Аглая расправила плечи и отчеканила:
  - Ошибаешься, Ворон. У тебя есть доступ к системе защиты. Сам посмотри, никаких следов взлома нет. Кроме уничтоженной панели на втором этаже, но следы указывают, что в этом виновата волна некросилы. Что же касается Коли, то из-за отсутствия сигнала я слишком поздно заметила постороннего в хранилище артефактов.
  Когти проклятия разжались, и Вагорская тяжело задышала, чувствуя, как бешено колотится сердце, чуть не вырванное из груди.
  Ворон отстранился, недобро прищурив глаза. Похоже, новость о взломе хранилища напугала его, но Аглая не была в этом уверена.
  - Что он искал? - напряженно прошипел пожиратель.
  - Понятия не имею, - соврала магистр Смерти. Руки мелко дрожали. Пришлось сжать их в кулаки, чтоб не показывать опасному союзнику свою слабость.
  - Так выясни, - сухо бросил Ворон. На этом он посчитал разговор оконченным, резко развернулся и направился к выходу с галереи.
  Но Вагорская не собиралась выполнять приказ пожирателя. Сам того не зная, Коля очень удачно ускорил план тетушки. Осталось закрепить успех и отвлечь пожирателя от племянника.
  - У вас с Колей больше общего, чем ты думаешь, - прохрипела Аглая. Прикоснувшись чуть дрожащей рукой к горлу, заклинанием снимая спазм, она привычным голосом добавила: - Вы оба ищете сестер. Только Коля - старшую, а ты - младшую.
  Ворон остановился. Медленно обернувшись, он едва слышно произнес:
  - К чему ты клонишь, Аглая?
  Вагорская играла с огнем. Одно неверное слово - и взбешенный пожиратель уничтожит союзницу, не моргнув и глазом. Даже не смотря на то, что заменить Аглаю некем. Ворон болезненно пережил предательство и побег младшей сестры.
  Смертельно опасная игра. Но в этом вся прелесть. Иначе жизнь была б слишком скучна.
  - Я знаю, где твоя сестра.
  Глаза Ворона полыхнули черным пламенем.
  - Это очень неудачная шутка, Аглая.
  - И в мыслях не было, - некромантка расправила плечи и подошла к напряженно замершему пожирателю.
  Как же легко управлять людьми, зная их потаенные желания и страхи. Даже когда перед тобой жнец Костлявой, в первую очередь он всего лишь человек, со своими слабостями. Главное, знать, куда ударить.
  Положив руку на плечо окаменевшего Ворона, магистр Смерти мягко улыбнулась:
  - Не будь я абсолютно уверена, не стала бы дарить ложную надежду.
  Ворон несколько минут неотрывно смотрел в глаза Аглаи. В какой-то момент Вагорская засомневалась, проглотил ли пожиратель любовно заготовленную наживку.
  Но союзник развеял эти сомнения.
  - Я тебя внимательно слушаю.
  
  
  
Глава 1,
  в которой Коля заручается поддержкой неожиданных союзников
  
  
  Николай Степнов
  
  Особняк Вагорких превратился в филиал столичного дурдома. Следователи белых магов перевернули дом верх дном, заглянули в каждую щель, вытрясли душу из каждого гостя, не успевшего сбежать из Змеиной норы.
  Нервничали 'чистюли' не зря. Они прекрасно понимала, какими заголовками будут пестреть утренние выпуски газет.
  'Новая жертва неуловимого убийцы: Егор Браст убит пожирателем на глазах наблюдателя белых магов!'
  'Мирославль охвачен ужасом: кровавый убийца вновь вышел на охоту! Белые маги бездействуют!'
  'Верховный маг Евгений Завзятов не сдержал слово - убийца некромантов на свободе! Кто станет следующей жертвой неуловимого душегуба?'
  'Белые маги не способны защитить некромантов! Или они просто не хотят этого делать?'.
  Стоит газетам с подобными заголовками появиться на прилавках магазинов, и полетят головы с плеч. В первую очередь - следователей, которые ведут дело пожирателя. Поэтому они с яростью взбешенных упырей носились по особняку Вагорских, подозревая всех и во всем, пытаясь найти малейший след убийцы.
  Меня мутило от разноцветных форм белых магов, мелькавших перед глазами. Казалось, что в особняк Вагорских прислали служащих из всех магических управлений Мирославля. Специалисты Аналитического центра снимали отпечатки аур. Ищейки метались по коридорам и вынюхивали следы запрещенной магии. Около десятка боевых белых магов рассредоточились по периметру и пристально следили за гостями-подозреваемыми. Ещё с десяток следователей допрашивали свидетелей. И одна из них как раз плотно занялась мой, Леной и Кириллом. Последнему досталось больше всего, ведь он подложил бывшим коллегам жирную свинью - полностью уничтожил место преступления.
  - Что ты здесь забыл, Сафронов?! - рычала на Кирилла взбешенная блондинка в черной форме следователя первого уровня. Казалось, ещё немного - и темно-серые глаза прожгут дыру в нагло ухмыляющемся белом маге. - Ты два дня требовал допуск к засаде на пожирателя! Как ты оказался на другом конце города?!
  Блондинка, чей голос я слышал перед тем, как отключился, приступила к допросу всего пару минут назад, но у меня уже раскалывалась голова от её высокого голоса, который время от времени срывался на визг.
  На месте верховного мага я бы уволил её без выходного пособия. Вела себя девушка слишком эмоционально, грубо и бестактно - недопустимое поведение для следователя её уровня. Как с таким характером она вообще поднялась так высоко?
  Кир, который вальяжно развалился в кожаном кресле напротив меня, развел руками и доверительным тоном произнес:
  - Госпожа заместительница, я бы с удовольствием поведал вам эту захватывающую историю, но, боюсь, вы мне не поверите.
  Друг решил не говорить о звонке Лены. Наверное, чтоб 'белый' пособник пожирателя не понял, что я слишком много знаю. Напрасная предосторожность, тетушке давно все известно. Странно, что она не предупредила проклятого некроманта. В противном случае он уничтожил бы нас с Леной сразу, как свидетелей. А вместо этого пожиратель играл с нами, тратя время и пытаясь забрать мою силу.
  Ничего не понимаю. От обилия догадок, подозрений и новой информации раскалывалась голова. То ли тетушка не успела предупредить пожирателя, то ли играла не на два, а на три фронта. Кто ж её знает.
  - Да? - процедила сквозь зубы блондинка, недобро прищурив глаза. - А ты попробуй, вдруг приятно удивлю.
  - Госпожа заместитель, я бы с удовольствием сказал, чем вы можете приятно меня удивить, но, увы, мы не одни, - с наигранным огорчением вздохнул Кирилл, бросив на следовательницу многозначительный взгляд.
  Глаза блондинки вспыхнули янтарным пламенем.
  Некромантка? Что ж, Киру повезло. Будь перед ним боевая магичка, точно испепелила бы на месте. А проклятия на белых магов действуют через раз.
  Следовательница глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки. Между сжатых в кулаки пальцев мелькали искры неактивного заклинания. Пока неактивного.
  - Сафронов! Немедленно перестань паясничать! У меня есть все основания обвинить тебя в соучастии преступлению!
  - Обвиняйте, - великодушно разрешил Кирилл, не сводя с блондинки насмешливого взгляда. - Повеселим магистров Верхней палаты.
  Я с вялым интересом наблюдал за перепалкой друга и блондинки, изредка морщась от стреляющей боли в плече. Больше всего мне хотелось вернуться в семейный особняк и рухнуть на кровать. Бой с пожирателем вымотал, отставив после себя дикую боль в раненном плече и зверскую апатию.
  Опасное состояние. Я слишком активно использовал свой дар, и это могло аукнуться большими проблемами. Сейчас я - пороховая бочка, заполненная остаточными следами враждебной магии. Чиркни спичкой - и я взорвусь, разнеся особняк тетушки по камню. Ещё одна причина как можно скорее убраться домой и выпить специальный нейтрализатор.
  - Ты. Уничтожил. Место. Преступления! - прошипела блондинка. - Какого черта?!
  - Защищал бывшего подопечного, - невинно улыбнулся Кирилл и кивнул на меня.
  Меня обжег взбешенный взгляд следовательницы. Её помощник как раз снимал отпечаток моей ауры. Естественно, сканер не показал ничего, кроме зашкаливающей эманации белой магии. Хорошо, что Кирилл забрал Коготь, пока я валялся в отключке. Советника Верхней палаты нельзя обыскивать без ордера, согласованного с архимагом. Но без железных аргументов никто такое разрешение не подпишет. А с аргументами у белых магов явно проблема, судя по недовольству ищеек, которым запретили подходить к Киру.
  Госпожа заместительница скривилась, будто проглотила килограмм неспелых лимонов.
  - И ты совершенно случайно выбрал заклинание, которое уничтожило все следы аур и магии? - с сомнением протянула следовательница.
  Кир снова развел руками и невинно улыбнулся:
  - Ну, госпожа заместительница, это вы у нас правая рука Верховного белого мага, консультант в сфере некромантии и специалист высочайшего класса в боевой магии. А я всего лишь советник Верхней палаты, боевой маг без реального боевого опыта. Вот и бил кувалдой, а не молотком.
  Блондинка обреченно закатила глаза.
  Полностью согласен. Никто не назначит куратором некроманта неопытного мага. Уверен, в открытом бою Кирилл даст сто очков форы даже магистру Никифору. По крайней мере, с моим отцом Кир сражался на равных.
  Затылок обожгла ментальная затрещина. Поморщившись от боли, бросил на бывшего куратора недовольный взгляд.
  Да понял я, понял. Это с телом у меня проблемы, а мозги пусть и закипают, но все ещё работают.
  Биографию следовательницы рассказали специально для меня, чтоб мотал на ус и держался подальше. Некромантка со способностями к боевой магии и правая рука Завзятова - да, тягаться с ней не хотелось. Даже с Когтем шансы невелики. Моего боевого опыта точно не достаточно.
  Помощник блондинки понял, что ничего полезного с моей ауры не снять, и повернулся к Лене, сидевшей рядом со мной. И тут я заметил, что руки девушки едва незаметно дрожат, да и сама некромантка, не смотря на отрешенное выражение лица, напряженно замерла. Она комкала руками ткань платья, словно пытаясь что-то стереть.
  Я взглянул на ауру девушки магическим зрением и чуть не выругался.
  Заклинание Кирилла, нацеленное на зачистку поляны, уничтожило следы на моей ауре, но не смогло вытравить следы дара шептуньи. Слишком много сил и времени она потратила, создавая ловушку для пожирателя. На руках Лены остались едва заметные желтоватые разводы, которые сливались с цветом ауры, обожженной белой магией. Если не знаешь, что искать, то и не заметишь.
  Но сканер не обмануть. Он покажет, какой дар девушка использовала всего полчаса назад.
  Кирилл бросил на нас быстрый взгляд, почувствовав неладное. И чуть заметно сжал кулаки, тоже поняв, как мы прокололись. Нужно было проверить ауру шептуньи ещё раз, пока к нам не вернулась следовательница Завзятова.
  Плечо кольнуло могильным холодом, и я увидел легкое дрожание воздуха рядом с помощником блондинки. Он как раз положил правую руку Лены на прибор и запустил процесс считывания ауры. Но вместо аналитического графика на экране замелькали белые полосы помех, прибор затрещал, словно что-то мешало снять отпечаток.
  Или кто-то.
  Слава Костлявой, мои опасения не подтвердились!
  - Мы сегодня буйного призрака развоплощали. Он немного потрепал Елену, - спокойно произнес я, положив руку на плечо шептуньи и легонько сжав.
  Намек коллега поняла мгновенно.
  - Да, накинулся, когда я руну изгнания в воздухе выводила, немного опалил руки, - голос девушки дрогнул, но спустя миг она взяла себя в руки и смущенно улыбнулась. - Наверное, плохо ауру почистила, вот следы некросилы и въелись.
  - Давайте я помогу, - Кир одним смазанным движением оказался на ногах и сделал шаг к Лене, но приблизиться не смог.
  Следовательница встала между ним и шептуньей, сухо бросив:
  - Не стоит, Сафронов. Я сама разберусь с аурой девушки.
  Блондинка бросила на шептунью странный взгляд. Подозрительный. Цепкий. И абсолютно равнодушный. Словно она смотрит не на собрата по магии, а на врага, которого собирается вскрыть и разобрать на запчасти в поисках тайных планов чернокнижников.
  Нам срочно нужен отвлекающий маневр.
  Я встал с дивана, морщась от резкой боли в поврежденной руке, и надменно усмехнулся. По крайней мере, понадеялся, что кривая усмешка, частично вызванная обжигающей болью, выглядела именно так.
  - Вы считаете, что некромантка лучше справится с чисткой ауры, чем белый менталист?
  Блондинка, до этого момента демонстративно не обращавшая на меня внимания, глубокого вдохнула и медленно повернулась ко мне. Её лицо словно окаменело, лишь губы дернулись, то ли от злости, то ли от боли. Но в глазах ярилась такая буря эмоций, что глаза из серых стали почти угольно-черными.
  - А вы, господин Степнов, считаете иначе? - бесцветным голосом спросила госпожа заместительница.
  Интересно. К белому магу она обращалась бесцеремонно и на 'ты'. Что-то с этими двумя не ладно, и ребячество Кирилла это только подтверждало. Впрочем, это не мое дело.
  - Считаю, - усталость давала о себе знать, и я прислонился плечом к деревянной панели стены. - Может, вы и носите форму белых и служите верховному магу, но отказаться от цвета магии и происхождения - невозможно. А целительство - не сильная сторона некромантов.
  Следовательница вздрогнула, словно я отвесил ей хлесткую пощечину.
  - Не любите белых магов? - со странной горечью спросила некромантка-перебежчица.
  И снова я не понял её эмоций.
  Вам-то какое дело, люблю или нет?
  Кирилл тоже выглядел обескураженным. А ведь обычно менталист безошибочно считывал поверхностные эмоции магов. Но реакция следовательницы поставила его в тупик.
  - Не всех, но большинство, - о моих чувствах к белым Завзятов и так знал, так что скрывать правду смысла не было. - Из-за их ошибки погибла моя сестра. Но вы, наверное, и так это знаете.
  Блондинка подошла ко мне и, смотря куда-то поверх головы, презрительно бросила:
  - Возмутительная неблагодарность. Белые маги закончили Серую войну и взяли некромантов под свою защиту. Дали работу, сняли клеймо предателей и пособников чернокнижников, не стали забирать имущество и деньги.
  Стравили между собой, приставили кураторов, надели 'строгие ошейники' и приковали к себе цепями. А дернешься - тебя уничтожат. Так что сказал бы я, куда они могут послать свою защиту, работу и иже с ними. Сами заклеймили, сами помиловали, а мы должны им руки за это целовать. Но мое дело - отвлечь, а не сесть за решетку за оскорбления белых магов.
  - Зато не могут поймать пожирателя, который методично вырезает некромантов у вас под носом, - жестко произнес я, бросив взгляд за спину следовательницы.
  Кирилл же, пользуясь тем, что блондинка стояла к нему спиной, а её подчиненные увлеклись нашим словесным поединком, приблизился к Лене и незаметно сунул что-то в руку. Краем глаза я заметил лишь металлический блеск предмета, формой и размером напоминающего обычную монету. Моя спутница тут же сжала ладонь в кулак.
  - Кстати о пожирателе, - когда речь зашла о работе, блондинка неожиданно успокоилась. - Почему он напал на вас? Зачем ему избалованный золотой мальчик из обеспеченной семьи?
  К этому вопросу я подготовился. Мне удалось перекинуться с Леной парой слов, и мы свалили все на Романа Браста. Что это на него напал пожиратель, вырубил и попытался убить, а мы оказались не в то время не в том месте. Вполне логично, учитывая, кого убил пожиратель. А разоблачить нашу ложь Роман не мог. Мой злейший враг ничего не помнил, и память не смогли вернуть даже белые целители. Дар шептуньи оказался им не по зубам.
  Но рассказать заготовленную версию я не успел. Плечо вновь кольнуло холодом, и я невольно дернулся. За что тут же поплатился новым приступом боли, усиленным прикосновением призрака.
  Я покачнулся и со стоном рухнул на диван. На повязке, наложенной целителем, проступило уродливое алое пятно.
  'Сэр Ричард, я не это имел в виду под отвлекающим маневром!' - мысленно простонал я.
  Пред глазами плыли разноцветные пятна, во рту неприятно горчило - перестало действовать заклинание, притупляющее боль.
  'Николай, вы попали в чрезвычайно щекотливое положение, - я с трудом расслышал надтреснутый, усталый голос призрака. - Леди использовала заклинание 'болтливого языка'. Вы же не хотели раскрыть свою чрезмерную и в некотором роде незаконную осведомленность?'
  Заклинание 'болтливого языка'?
  Я посмотрел на руки следовательницы и мысленно выругался. На указательном пальце правой руки блондинки серебрился перстень с аметистовым трилистником. А в глубине камней переливалась едва заметная алая искра, показывающая, какое заклинание активировано.
  Если бы не сэр Ричард, я бы выложил этой блондинистой дамочке все, что знаю о чернокнижниках и пожирателе.
  Откуда у неё перстень с запрещенным заклинанием?! Какого черта она вообще использовала его на глазах у толпы белых магов? Хотя чему я удивляюсь, это вполне в их духе!
  - Николай? - в голосе следовательнице послышала тревога, после чего она рыкнула на целителя, и так бросившегося ко мне. - Это так вы лечите наших свидетелей?! Теперь понятно, почему половина из них не доживает до суда!
  Целитель пропустил слова блондинки мимо ушей, занятый моей раной.
  А я начал злиться. Усталость и боль отошли на второй план, и я почувствовал, как в груди начинает разгораться знакомое пламя ярости и бешенства.
  Сначала мне стерли память, теперь попытались развязать язык. Что дальше? Запрограммируют на нужные действия или сделают безвольным овощем, пускающим слюни, зато тихо и мирно сидящим в углу?
  'Степнов, изобрази умирающего лебедя! Нам нужно время', - от слишком громкого голоса Кирилла снова накатил приступ мигрени.
  Я вальяжно развалился на диване, стараясь не мешать целителю, и кровожадно оскалился.
  Умирающего лебедя? Да без проблем. Есть же во мне капля крови Вагорских? Есть. Я потомственный некромант? Потомственный. Так пускай белые на собственной шкуре прочувствуют, что значит 'избалованный золотой мальчик из обеспеченной семьи', раз таким меня видит 'уважаемая' госпожа заместительница.
  Я в красках расписал белым магам, что сделает с ними Завзятов и мои родители, если некромант из семьи Степновых вдруг окажется в могиле. Смакуя каждую подробность, громко, чтоб меня слышали не только в комнате отдыха, которую временно превратили в допросную, но и в коридоре. Фантазией природа меня не обделила, так что нарисованная картина зомби-апокалипсиса на фоне очистительных костров произвела на магов неизгладимое впечатление.
  И только целитель невозмутимо остановил кровотечение и снова забинтовал мое раненное плечо. Даже завидно стало - стальные нервы у мага.
  Блондинка опешила от моего финта ушами, попыталась меня успокоить, но 'Остапа понесло'. Я припомнил белым все: и не профессиональную организацию защиты официального мероприятия, и те полчаса, что мы ждали, пока следовательница соизволит вспомнить о нашем существовании. В конце пригрозил, что потомственные некроманты подадут Верховному архимагу коллективное прошение, чтоб Верхняя палата провела служебное расследование работы белых магов. А то терзали меня смутные сомнения на счет компетентности следователей, которые вели расследование.
  В общем, скандал получился знатный. Увидь меня тетушка Аглая, смахнула бы слезы умиления.
  А я с трудом сдерживал бившуюся в здоровой руке некросилу. Энергия смерти, усиленная приближением Ночи мертвых и моими эмоциями, требовала выхода. Глаза застилала серая пелена, позволявшая видеть мир иначе: грязно-серые пятна белых магов, ровное золотое свечение ауры Кирилла и успокаивающий сиреневый блеск шептуньи.
  Враги, друг, собрат по цвету магии.
  Но почему аура следовательницы горит сиреневым с бледным золотом?
  'Коля, сбавь обороты, - напряженный голос Кира подействовал, как ушат ледяной воды. - Ты пугаешь Лену'.
  Я бросил мимолетный взгляд на коллегу. Она неотрывно смотрела на кулак моей правой руки, в котором билось невидимое для белых магов и следовательницы смертельное заклинание. Призрачные отростки, пока не напитанные силой, жадно тянулись к врагам, чтоб впиться в их тела и выпить жизненную силу до дна.
  А вот и спичка, которую поднесли слишком близко к пороховой бочке.
  Порой мне кажется, что иммуны ничуть не безобиднее пожирателей. Слишком разрушителен побочный эффект - потеря контроля над собственной магией. Вот и сейчас в моей ладони клубилась метка пожирателя, готовая впиться в ауры белых магов или некромантки-перебежчицы.
  Нужно срочно брать себя руки, пока ярость окончательно не затуманила разум.
  Я сделал глубокий вдох, подавляя взбесившуюся силу. Невидимое, неощутимое ни для кого, кроме шептуньи и менталиста, заклинание неохотно свернуло щупальца, уже протянутые в сторону белых магов, и впиталось в ладонь.
  Пропала и серая пелена перед глазами, позволявшая видеть нити магии без магического зрения. Но я успел заметить странное двойное свечение на руках шептуньи. Кирилл дал ей накопитель, чтобы вычистить следы дара. Но вместо этого Лена использовала энергию амулета для подпитки тонко сплетенной сети, спрятанной под браслетом УМУЛа.
  Двойная аура? Зачем некромантке вторая аура?
  Когда я наконец-то замолчал, белые маги облегченно выдохнули и вернулись к работе. Целитель закончил возиться с моим плечом, а следовательница проверила ауру Лены. И недовольно поджала губы, когда прибор подтвердил личность некромантки и не засек подозрительных магических следов.
  Блондинка хотела продолжить допрос, но я негромко произнес на таррийском:
  - Заклинание 'болтливого языка' относится к категории 'нарушений свободы воли' и запрещено законами белых магов. Может, мне стоит ещё раз пройти проверку на сканере?
  Лицо некромантки-перебежчицы вытянулось, словно она не ожидала, что я замечу заклинание. Не должен был заметить. К счастью, у меня есть призрак, вовремя предупредивший об опасности.
  - Свободны, - процедила следовательница. - Кроме тебя, Сафронов. Ответишь на пару вопросов.
  Я вопросительно посмотрел на друга, но тот лишь с предвкушением улыбнулся, едва заметно качнуть головой.
  Что ж, каждый развлекается как хочет.
  Но спокойно уйти нам не дали. Блондинка, чьего имени я так не узнал, догнала нас на выходе из комнаты.
  - Когда Евгений Петрович вернется в столицу, вам все равно придется рассказать правду, - вкрадчиво произнесла она, и на мгновение мне показалось, что на её лице мелькнула тревога.
  Боится, что расскажу Верховному магу о самодеятельности подчиненной? Слишком много чести, доносить на неё.
  Подождите. 'Когда вернется'? А что Завзятов делает за пределами столицы, когда у него под носом убили некроманта, наблюдателя, нескольких боевых магов и артефакторов? Что может быть важнее?
  Шрам на спине снова заныл.
  Снова ментальное заклинание? И предупреждение об опасности?
  Я проигнорировал слова следовательницы. Разговором с Верховным белым магом меня давно не напугать. Более того, нам многое нужно обсудить. Например, что делают в столице мои родители. И почему я об этом не знаю.
  - Передавайте мои приветствия Верховному, - сухо бросил следовательнице.
  Наш разговор привлек внимание некромантов и других магов, ждавших в коридоре. Поэтому я постарался не морщиться от боли и подал руку своей спутнице.
  Немногочисленные маги, ещё не допрошенные следователями, провожали нас странными взглядами и уступали дорогу. Что ж, их можно понять. Представляю, как мы с Леной выглядели со стороны: бледные от магического истощения, встрепанные, в рваной, подпаленной одежде со следами грязи и крови. Картину дополняли мой разодранный, покрытый красно-зелеными подтеками пиджак и магическая повязка на руке.
  Но эмоции, которые я заметил в глазах нескольких магов Смерти, мне совершенно не понравились. Спесь и презрение сползли с холеных лиц чистокровных, обнажая их истинные обличия. Я снова чувствовал взгляды некромантов на своей спине. Удивленные, полные смятения, недоверия и липкого, всепоглощающего страха. И не ясно, кого они теперь боялись больше: убийцу-пожирателя или бракованного мага Смерти, которого презирали многие годы. Похоже, в их головах не укладывалось, как такой недонекромант как я смог пережить бой с пожирателем, который без труда отправил в могилу многих магистров Смерти. Почему тот, кого отвергла Костлявая госпожа, все ещё дышит, когда другие гниют в земле.
  Я с горечью понял, что в чем-то Завзятов был прав. У некромантской богемы столицы весьма неприглядное нутро. И все же, Верховному белому магу глупо надеяться, что я изменю принятое решение. Потому что сегодня один из недругов меня удивил. И заронил сомнения: может, не все так плохо, как кажется на первый взгляд?
  Спину обжег чей-то пристальный взгляд. Мы с Леной как раз забирали верхнюю одежду в холле дома. Я накинул пальто на плечи, чтобы не тревожить раненную руку, и бросил взгляд на парадную лестницу.
  На верхних ступенях стояла тетушка Аглая и не сводила с меня пристального взгляда. Её глаза, обычно льдисто-голубые, отливали блеклым перламутром.
  И я отчетливо понял, что следователи ничего не найдут. Тетушка колдовала на глазах у белых магов, но те не замечали проявление высшей магии семьи Вагорских. Или делали вид, что не замечают.
  Аглая отсалютовала мне бокалом с серо-зеленной жидкостью и едва заметно улыбнулась.
  Одобрительно? Тетушка, какую игру ты затеяла?
  Я сдержано кивнул, прощаясь с хозяйкой Змеиной норы, и повел Лену прочь из дома с ледяными химерами.
  Двор особняка тоже наводнили белые маги. Прочесывали парк, собирая останки нежити, пытались найти лазейку, через которую мертвые псы проникли на территорию дома.
  Когда мы приблизились к воротам, меня настиг мысленный зов Кирилла.
  'Коля, домой вам нельзя. Если пожиратель охотится на тебя, район магов его не сдержит. Особенно если с ним пойдет белый'.
  'Знаю, - я поморщился, увидев, что машины гиен все ещё здесь, и ускорил шаг. - Заберу Лену в семейный особняк. Закончишь веселиться, присоединяйся'.
  'Договорились'.
  Я увидел, как от машин отделились две тени и к нам наперерез бросились магистры тлена.
  Только этого не хватало для полного счастья.
  Нас разделяли всего несколько метров, когда магистров окликнул Роман. Гиены недовольно заворчали, что-то объясняя наследнику, но сын Никифора раздраженно отмахнулся.
  А спустя миг из особняка тетушки вышел и сам Никифор. Бросив на сына взбешенный взгляд, глава семьи Брастов решительно направился к нам. Но вдруг отшатнулся, прорычав несколько ругательств. Звериные глаза вспыхнули огнем, и магистр Смерти обернулся к сыну. Он стоял всего в нескольких метрах от отца, напряженно подобравшись, будто перед кровавой дракой. Несколько белых магов мгновенно оказались рядом с некромантами, готовыми впиться друг другу в горло.
  Я на секунду замедлил шаг, со смешанными чувствами смотря на злейшего друга. Но тряхнул головой и ускорил шаг.
  Рядом с гиенами следователи. Они не позволят некромантам подраться под прицелами телекамер.
  Пока Роман отвлекал Никифора, мы с Леной миновали белых магов, оттеснявших репортеров и зевак от ворот Змеиной норы. Глаза тут же ослепили вспышки фотокамер, уши заложило от галдежа журналистов. Пришлось сильно постараться, чтоб добраться до лимузина.
  Наша машина стояла всего в метре от главных ворот. Другим гостям так не повезло. Их водители не смогли припарковаться так близко, мешали служебные машины белых магов.
  - Садовый переулок, тринадцать, пожалуйста, - сказал водителю, закрыв дверь лимузина и откинувшись на спинку сидения.
  Руки неприятно закололо - водитель активировал защитное поле, сотканное из белой магии. Прекрасно, не придется тратить на щит собственные силы. Правда, теперь белые маги будут знать, где меня искать. Но это мелочи, прятаться я и не собирался.
  От водителя нас отделяла стеклянная перегородка, в которую была встроена панель управления салоном лимузина. За исключением кабины водителя, разумеется. Пересев ближе, я активировал панель и ввел несколько команд: снизил прозрачность перегородки на минимум и активировал заклинание звукоизоляции. От прослушки белых магов, если такую установили в машине, не спасет, но водитель нас не увидит и не услышит.
  Вернувшись к Лене, жестом попросил вернуть телефон. В доме Вагорских мне было не до него, а белые, к счастью, не додумались разобрать мобильник. Удача мне благоволила. Пока.
  - Не хочешь рассказать, во что ты меня втянул? - нахмурилась шептунья, достав из сумочки телефон и вернув мне.
  Не хочу, хотя придется. Вряд ли Лена так просто отстанет. Но сейчас у меня были дела поважнее.
  - Справедливости ради, я тебя не втягивал. Не я ж печать на конверте сломал, - пожал плечами я, набирая номер папы. Нужно срочно предупредить его об опасности. И так столько времени потеряно впустую из-за блондинки-следовательницы.
  'Абонент временно не доступен'.
  Да что ж такое!
  - Это была случайность! - покраснела Лена, подбоченившись и скрестив руки на груди.
  Мамин телефон тоже не отвечал. Домой звонить бесполезно, там тем более никто трубку не возьмет. Разве что...
  - Ну да, - хмыкнул я, набирая ещё один номер. Приложив телефон к уху, насмешливо добавил на таррийском: - А ещё ты совершенно случайно знаешь о законах Кодекса и коллекции моей тетушки, а в базе чисто случайно хранится твоя ненастоящая аура.
  Шептунья возмущенно вскинулась, собираясь возразить, но я приложил палец к губам, прося о молчании. Напряженно вслушался в длинные гудки, доносившиеся из динамика. И уловил едва заметный щелчок.
  Так я и думал. Мой звонок предусмотрели.
  - Малыш, ты почему звонишь так поздно? - я выдохнул, услышав наигранно-строгий голос мамы.
  - Привет, мам, - облегченно улыбнулся я. - Да вот, решил позвонить, узнать, как у вас с папой дела. Вы все равно в канун Ночи мертвых не спите, работы выше крыши.
  Частичная правда. Родители дежурили на Стрелецком кладбище раз в два года. В этот раз не их смена. О таких деталях знают только кураторы родителей и Завзятов. Надеюсь, сейчас рядом с мамой никого из них нет.
  - Не напоминай, - тяжело вздохнула мама, подыгрывая мне. - Мы с твоим папой уже пару дней без сна, но держимся.
  Она поняла, что я звоню не просто так. Хорошо. Продолжим.
  - А в целом как дела? - я не знал, сколько времени нам позволят говорить. Нужно поскорее узнать, как они и предупредить об опасности.
  - Да вот, решили гостиную обновить. Стелим новые ковры. Я посматриваю на белый, но твой папа настаивает на черно-белом. Но я не уверена, что такой ковер впишется в интерьер.
  Так, а вот это интересно.
  - А чьи ковры? - как бы невзначай спросил я.
  Я был прав, родители под контролем белых магов. Может, так даже лучше. Пожирателю будет нелегко добраться до моего отца.
  - Не помню, там несколько вариантов, - легкомысленно отмахнулась мама. - Но мы поддерживаем отечественного производителя. А у тебя как дела?
  Пугать маму не хотелось. Но сейчас не тот случай, когда стоит лгать.
  - Все в шоколаде, - хотел добавить, что в 'черном шоколаде', но решил, что это прозвучит слишком подозрительно. Не стоит дразнить магов, которые нас прослушивали. - Обзавелся новыми друзьями. Сегодня на фаер-шоу с ними сходил.
  - Кирилл тоже составил вам компанию? - напряженно уточнила мама.
  - Он позже подошел. Сокрушался, что все веселье снова без него. Пришлось заверить, что в следующий раз возьмем его с собой, - прозвучало не слишком успокаивающе, поэтому я мягко добавил: - А так все хорошо. Честно.
  - У нас тоже, - мама запнулась. Помолчав несколько секунд, она виноватым тоном продолжила: - Слушай, малыш, нам сейчас бежать надо, работа вот-вот сбежит с центрального кладбища. До рассвета провозимся, пока этого зверя отловим. Слишком юркий и скрытный попался. Папе что-нибудь передать?
  Центральное кладбище? Чернокнижники обустроили логово под самым носом белых магов, и никто их не заметил? Как такое возможно?
  - Как обычно, - я до боли сжал свободную руку в кулак, стараясь, чтобы голос не дрогнул от тревоги и злости. - Чтобы не поглощал кофе литрами, это плохо для сердца. И не забывал мыть руки перед едой. А то во время работы он такой рассеянный, - я надеялся, что родители уже знают о пожирателе и поймут намек. И все же не сдержался, осторожно уточнил: - Может, к вам приехать, помочь с работой?
  Мои родители - сильнейшие некроманты не только в Мирославле, но и в стране. Но я все равно боялся за них. И хотя толку от меня немного, но мне было бы намного спокойнее, будь мы вместе. Но тогда высока вероятность, что мы просто сбежали бы. Белые маги прекрасно это понимали. И пока из столицы не вытравят последнего чернокнижника, никто моих родителей не отпустит.
  - Не стоит, мы справимся, - в обманчиво мягком голосе мамы отчетливо слышался охотничий азарт. - Если что-то изменится, предупредим.
  - Хорошо. Легкой охоты, - Шрам на спине снова опалило жаром.
  Опасность? И кому она грозит на этот раз? Мне или все же родителям?
  - Тебе тоже, малыш. Будь начеку.
  Я положил трубку и задумчиво нахмурился.
  Что ж, карты вскрыты. Теперь белые знают, что местонахождение родителей для меня не тайна. А мои родители - что на папу охотится пожиратель. И пока они охотятся на чернокнижников, я должен узнать, что задумал пожиратель и моя дражайшая тетушка.
  - А куда мы едем? - вывел меня из задумчивости напряженный голос шептуньи.
  Я бросил быстрый взгляд в окно и удивленно вскинул брови. Глаза слепили неоновые вывески круглосуточных магазинов. Фары немногочисленных машин выхватывали из темноты силуэты серых коробок многоэтажек с разноцветными пятнами окон.
  Вот только Садовый переулок находился на другом конце города.
  Я пересел на сидение рядом с панелью управления, отключил звукоизоляцию, и настойчиво постучал в стеклянную перегородку, которую снова сделал прозрачной.
  - Уважаемый, куда мы... - я осекся, увидев в зеркале заднего вида лицо водителя.
  Мертво-бледное, с чернильными пятнами проклятия и ярко-зелеными глазами, горевшими потусторонним огнем.
  Тихий смешок, от которого замерло сердце. Смрад лаванды и сирени. Шрам на спине обожгло ледяным пламенем.
  Значит, нас не отпустили.
  Я зло оскалился.
  Зря!
  Мы атаковали одновременно. Блеснули огнем глаза одержимого - и ко мне метнулась волна смертоносного заклинания. А я накрыл Лену защитным коконом и выпустил на волю силу, бурлившую в крови.
  Салон озарила огненная вспышка. Волна отдачи швырнула меня на заднее сидение. Плечо пронзило болью, перед глазами поплыли разноцветные круги. А в следующий миг уши заложило от воя ослепленного проклятого.
  Свет фар выхватил из темноты железный короб газетного киоска. Машина на полной скорости мчалась прямо на него.
  - Держись! - успел крикнуть шептунье и вцепился в сидение.
  Лимузин резко вильнул влево - проклятый водитель попытался вернуться на дорогу. Не успел. Оглушительный визг тормозов. Глухой удар, скрежет металла о металл.
  Я кубарем покатился на пол, чуть не свернув шею. Левая рука пульсировала резкой болью. Я стиснул зубы и скинул пальто, бросив на плечо быстрый взгляд. На магической повязке расползалось уродливое пятно. Рана снова открылась.
  Плевать. Счет шел на секунды.
  Я открыл дверь машины и вывалился на тротуар. С трудом поднялся на ноги, быстро огляделся.
  Паршивое место для боя - открытое, без единого намека на укрытие. Спальный район столицы, безлюдный и плохо освященный. Тусклые фонари мешали разглядеть, что прячется в тенях, клубившихся за границей круга оранжевого света.
  Перевел взгляд на лимузин. Машина не пострадала. По капоту и переднему бамперу искрились обрывки защитного заклинания белых магов, погасившего силу удара. Подушка безопасности на месте водителя тоже сработала. Одержимому понадобится время, чтобы выбраться из машины.
  Но времени было в обрез. Минута, две - и мой противник очнется.
  Что делать? Звонить белым? Бесполезно, не успеют. Бежать?
  Я посмотрел на шептунью, с трудом выбравшуюся из машины. Лена морщила от боли, сильно прихрамывая на правую ногу. Подвернула во время удара.
  Сбежать не сможем. Не будь я ранен, понес бы шептунью на руках. Но убежать от проклятого, усиленного силой пожирателя... Нет, с поврежденной ногой - не вариант.
  Значит, выход один.
  Драться.
  - Коля... - Лена дернула меня за рукав, указывая на машину.
  Но я и сам видел, что наше время закончилось.
  Хлопнула водительская дверь, и по крыше лимузина зазмеились отростки смертоносных проклятий.
  Что ж тебе так понадобилось, пожиратель, что ты вновь ринулся в бой? Второй раз за ночь.
  - Пальто. Левый карман, - быстро прошептал на ухо шептунье и втолкнул обратно в машину.
  Вовремя. Отростки сорвались с крыши и устремились ко мне. Вокруг меня полыхнул золотой круг, и в воздух взметнулась стена магического пламени. Запахло горелым - родовой щит сжег проклятия дотла.
  Одержимый разочарованно зашипел, но приближаться не спешил, как и выходить на свет.
  Думает, тьма и машина защитят от моей магии?
  Я криво усмехнулся, крепче сжимая кулаки.
  Пожиратель просчитался. Да, я ранен и вымотан прошлым поединком. Но и проклятому некроманту серьезно досталось.
  И у меня было преимущество. Одержимый - не пожиратель. И даже не боевая кукла. Обычный человек - плохой проводник для мощной силы проклятого некроманта. Очень ограниченное и хрупкое орудие.
  Кожу опалило жаром - воздух вокруг меня накалился от чуждой силы. Она несколько часов кипела в моей крови, искала выход. И больше я её не сдерживал.
  Я наскоро скрутил жгут из некроэнергии и вскинул здоровую руку. Заклинание сорвалось с пальцев, с воем устремилось к противнику. С легкостью пробило щит из проклятий, сбило одержимого с ног и крепко оплело тело.
  Посмотрим, на что ты способ без защиты тьмы.
  Я крепко сжал конец жгута, потянул на себя и поволок противника по земле, вытаскивая на свет фонарей. Но тело одержимого вспыхнуло антрацитовым пламенем, и жгут осыпался пеплом. Освобожденный проклятый попытался встать, но я атаковал снова, швыряя его на землю.
  Нельзя, чтобы он поднялся. Нельзя давать пожирателю и шанса на атаку. Ни малейшего шанса!
  Но я не учел, что у пожирателя тоже был козырь в рукаве.
  Сплюнув кровь, одержимый встал на колени и погрузил руки в тротуар, словно тот был рыхлой землей, а не застывшим бетоном. Земля под ногами мелко задрожала, взвыли сигнализации ближайших машин, замигали огни уличных фонарей. И тьма, клубившаяся за пределами круга бледно-желтого света, ожила. Зашелестела сотней приглушенных голосов, заклубилась сотней змеиных отростков.
  Пожиратель не щадил человека, ставшего его жертвой.
  Обескровленные губы одержимого искривились в победной ухмылке. И жгуты смертоносной тьмы ринулись ко мне.
  Я выкрикнул заклинание, и в руках вспыхнул короткий меч из золотого пламени. Короткий взмах - и я рассек щупальце проклятия. Заклинание съежилось и прахом осыпалось на мостовую.
  Громогласный вой оглушил, голову пронзила острая боль, по шее потекло что-то горячее.
  Плевать!
  Проклятый отшатнулся, зеленые глаза полыхнули жгучей ненавистью.
  Что, не ожидал? Да, семейная магия тоже мне под силу! А цена... Да демоны с ней!
  Росчерк магической стали - ещё три щупальца повисли в воздухе рваными клочьями.
  Я снова и снова рубил по разрастающейся туше проклятия, полностью доверившись родовой силе. Огненный меч сам направлял мою руку, рассекая отростки смертельных проклятий. И стремительно высасывал из меня последние силы.
  Надолго меня хватит. Только бы пожиратель этого не понял.
  - Отдай мне девчонку и убирайся! - прохрипел одержимый. Он озверевшей выверной метался вокруг щита, хлестал по нему щупальцами проклятий, но добраться до меня не мог.
  Пока не мог. Мои силы были на исходе. Тело била крупная дрожь. Ноги подкашивались. Ещё пару минут - и я рухну без чувств. На радость пожирателю.
  Нельзя останавливаться. Нельзя!
  - Да катись ты Костлявой в..., - мои слова утонили в новом реве одержимого.
  Я истратил почти всю остаточную энергию. Враждебная магия больше не кипела в моей крови. Огненный меч налился невыносимой тяжестью. Ещё немного, и он выпадет из моих рук, а за ним рухнет и щит. И тогда мне конец.
  Но один козырь у меня ещё был.
  Последний.
  Я криво усмехнулся и выпустил меч из рук. Он со звоном упал на потрескавшуюся от жара заклинаний мостовую. И растекся по тротуару золотистой лужей с едва заметной маслянистой пленкой.
  - Твоя взяла. Я сдаюсь, - я снял щит, поднял руки и сделал к одержимому первый шаг.
  Сперва он обрадовался. Придержал рвущиеся ко мне проклятия, поддался вперед. Торжествующая ухмылка искривила мертвенно-бледное лицо. Но спустя миг одержимый отпрянул, попытался уйти с линии атаки, спустил с поводка свою ручную тьму.
  Поздно.
  Ярость придала сил, и я в два шага оказался рядом с одержимым. Вцепился в него здоровой рукой, развернул и толкнул прямо в лужу спящего заклинания. Она вспыхнула алым, и вокруг проклятого взметнулись языки магического пламени. Оно не причиняло вреда физическому телу, но безжалостно выжигало нити проклятия, подчинившего разум и волю человека.
  Пожиратель, ты охотился за родовой силой Степновых? Так захлебнись ею!
  Рев пламени и вой жгутов проклятия оглушал. По шее, щекам и подбородку текли горячие ручьи крови. Глаза застилала алая пелена, руку свело судорогой.
  Я никогда не пропускал через себя столько силы. Она выжигала меня изнутри, взрывала каждую клетку тела. Но я лишь крепче стиснул зубы. Горечь с металлическим привкусом отрезвляли, не давали потерять сознание.
  Ещё немного. Ещё совсем немного. Лишь бы выдержать.
  Жгуты проклятия гудели под натиском огня, лопались и разлетались на клочья дыма. Плотная паутина проклятия, окутавшая человека, слабела, съеживалась и выцветала.
  Ещё пара мгновений - и все было кончено. Человек грузно осел на землю. Вокруг его тела трепыхались обрубки жгутов проклятия. Только несколько отростков плотно въелись в ауру бывшего водителя.
  Пожиратель не отпускал свою жертву. Но и проводить свою магию через неё больше не мог.
  Я рухнул рядом с бывшим одержимым и закрыл глаза.
  Сил больше не было. Но нужно убраться, пока противник не очнулся. Пока не нанес ещё один удар. В этот раз - смертельный. Уверен - пожиратель уже связался с чернокнижниками.
  Во рту пересохло, и я судорожно закашлял.
  - Ты убил его? - с трудом расслышал глухой голос Лены.
  Я открыл глаза и попытался разглядеть коллегу. Бледная шептунья нависла надо мной, расширенными от ужаса глазами смотря на человека.
  - Нет. Он все ещё жив, - с трудом прохрипел я, пытаясь подняться на ноги.
  Не получилось. В голове зазвенело, и я опустился на колени. Медленно провел рукой по щеке, чувствуя что-то липкое и горячее. Поднял руку к глазам и рассеяно осмотрел смазанные алые пятна.
  Кровь. Не удивительно. Странно, что я вообще не сдох от перенапряжения.
  Краем глаза увидел, что Лена бросила рядом со мной пальто и похромала обратно к лимузину.
  - Куда ты? - каждое слово причиняло зверскую боль.
  - Я могу помочь, - глухо ответила шептунья и с трудом забралась в салон лимузина.
  Я наивно решил, что помочь собрались мне. Как же. Не прошло и минуты, как шептунья вернулась и упала рядом с нашим водителем, сжимая в руках бутылку с минеральной водой.
  И где она её откопала? Холодильника в салоне точно не было. Мы решили сэкономить и отказались от него. Наверное, у водителя нашла.
  Я пристально наблюдал за действиями шептуньи.
  Закрыв глаза, Лена положила одну руку на лоб человека, второй продолжала сжимать бутылку. Бледные губы едва заметно шевелились, произнося беззвучные слова, и вокруг шептуньи заклубилась светлая дымка. Она льнула к рукам некромантки, наливалась силой с каждым произнесенным словом. И медленно впитывалась в минеральную воду, окрашивая её в мутно-зеленые тона.
  Но разве дар шептуньи может снять проклятие? Не верю. Да, природа проклятий до конца не изучена. Да, существует теория, что проклятия действуют на подобии вирусов. Но поражают не физическое тело, а энергетическое. И уже через него влияют на жизнь человека или мага.
  Но это лишь теория. Никто не смог доказать, что она работает. На практике, а не в стерильных условиях лаборатории.
  Я видел, как Лена влила в рот проклятого заговоренную воду, и с сомнением покачал головой.
  Сумасшедшая. Спасти этого человека не получится.
  Или нет?
  Я пораженно выдохнул, не веря своим глазам. Аура человека вспыхнула изумрудным огнем, и жгуты проклятия истончились, исчезли с тихим шипением.
  Лена провела ладонью по лбу, стирая испарину, и довольно улыбнулась.
  А я вспомнил слова пожирателя. Во время боя я не обратил на них внимания. Все равно на сделку не пошел бы. Но теперь я отчетливо понимал, зачем проклятый некромант так рисковал.
  Он пришел за шептуньей. И готов был забраться её даже ценой моей жизни и дара иммуна.
  - Нужно позвонить в скорую, - дернула меня за рукав пиджака Лена.
  Я молча протянул ей телефон. А сам взял пальто и запустил руку в левый карман. Быстро нашел дырку в подкладке и заклинанием притянул к себе спрятанный в ней предмет. В ладони тут же оказался круглый, холодный на ощупь шарик.
  - А белые? - осторожно спросила Лена, набирая номер.
  - Я использовал родовую магию. Ничего запретного и секретного, - я достал из кармана шарик и протянул Лене локоть. Шептунья тут же вцепилась в него мертвой хваткой, опознав лежавший в моей ладони артефакт.
  Лена быстро сообщила диспетчеру, что произошло, и продиктовала адрес.
  Я чувствовал легкие всплески силы недалеко от нас. Нас разделяли всего триста-четыреста метров.
  А вот и подкрепление пожирателя.
  Черные маги вынырнули из теней, остановились на границе бледно-желтого света. Словно сами были тенями и боялись исчезнуть, вступив в освещенный уличным фонарем круг.
  Я прищурил глаза, вглядываясь в смутные фигуры. Мешковатые куртки, глубокие капюшоны, скрывающие лица. В руках - короткие жезлы с прозрачными камнями-накопителями.
  А вот это интересно. Редкие вещицы.
  Чернокнижники окружили нас. Но схватить не успели.
  - Передайте хозяину, что я жду матча-реванша, - я криво усмехнулся и раздавил магический шарик.
  И в следующее мгновение нас с Леной закружила черная воронка портативного телепорта.
  
  ****
  
  К счастью для нас с Леной, в канун праздника мертвых столица кишела туристами, любующимися ночными красотами Мирославля. Потому, не смотря на поздний час, по городу продолжали курсировать троллейбусы и маршрутки, защищенные белой магией и напичканные сигнальными датчиками.
  Как раз то, что нам сейчас нужно.
  Нырнув под козырек троллейбусной остановки, я сел на деревянную лавку и устало провел руками по лицу.
  Если верить яркому табло, светившемуся на стенде слева от меня, ждать придется минут пять. Как раз успеем перевести дух.
  Телепорт перенес на противоположный конец города, в трех остановках от моего дома. Но идти пешком мы не стали, и так с трудом держались на ногах.
  Единственное, что не давало свалиться на землю, это упрямство и опасение, что чернокнижники могли броситься в погоню. Перенос они не отследят, банально не хватит времени. А вот успел ли пожиратель подбросить нам какой-нибудь маячок или нет - вопрос открытый. И ответить на него я не мог. Магическая энергия была на нуле. В таком состоянии я даже свечку не зажгу.
  Плохи наши дела.
  - Они убьют его? - вывел меня из раздумий взволнованный голос Лены. Шептунья сидела рядом, зябко кутаясь в мой пиджак.
  Не зря я на 'хамелеона' потратился, костюм высох почти мгновенно. Чего не скажешь о платье Лены.
  - Не думаю, - устало произнес я. - Чернокнижники не полные идиоты, должны понимать, что датчики зафиксировали всплеск черной магии. А значит, ближайший патруль белых магов уже в пути. Стандартное временя реагировании на вызов - десять минут.
  Мои слова шептунью не успокоили.
  - Тогда почему мы телепортировались? Ваш бой длился минуты три, ещё где-то столько же я лечила человека, а ещё через две появились черные маги.
  - Двух минут достаточно, чтобы схватить нас и перенести в логово. Мы просто быстрее среагировали. - Я понимал, какие чувства съедают шептунью изнутри. У неё была возможность спасти чью-то жизнь. Но в итоге получилось, что она спасла свою. Струсила, сбежав от чернокнижников.
  Похожие мысли я упорно отгонял от себя последние пару часов. Пока получалось. Но как скоро усыпленная совесть снова поднимет голову?
  - Мы должны были почувствовать...
  - Кабина водителя отделена от салона магическим барьером. Мы ничего не могли почувствовать. Хорошо, что вообще заметили изменения, - я взял в ладони холодные руки Лены и уверено произнес: - Ты спасла его, сняв проклятие. Уничтожила след пожирателя и, как следствие, стерла ему память. Как свидетель он бесполезен для белых магов. И потому не в интересах черных его убивать.
  Шептунья неуверенно кивнула. Но в её глазах я все равно видел сомнения.
  Пока Лена сама не увидит, что тот человек жив и здоров, не успокоится.
  Раздался приглушенный гудок, и к остановке подъехал троллейбус. С тихим шелестом отъехали в сторону передние двери, и возле границы защитного барьера появилась худощавая женщина в ярко-желтой униформе.
  Кондуктор окинула нас с шептуньей странным взглядом и удивленно вскинула брови. Женщина не спешила впускать нас в салон, с подозрением смотря на промокшую до нитки одежду. Хорошо хоть мою рану прикрывало пальто Лены, которое я перекинул через плечо.
  - Оплатите проезд, - в конце концов, кондуктор нехотя указала на панель со сканером для УМУЛа и разъемами для купюр и пластиковых карт.
  Наличных с собой не было, так что я приставил браслет УМУЛа к панели и нажал несколько кнопок, оплачивая проезд за двоих. Короткий писк - и защитное поле исчезло, пропуская нас с Леной внутрь. В нос тут же ударил затхлый запах пота и сигарет.
  Кроме нас в салоне была только компания из трех девушек и двух парней. Судя по немного опухшим лицами, встрепанной одежде и синякам под мутными глазами, возвращались с какой-то вечеринки.
  Окинув нас равнодушным взглядом, полуночники отвернулись, что-то вяло обсуждая между собой.
  Садиться на свободные места я не стал - боялся вырубиться от усталости. Прошел в самый конец салона, чуть не споткнувшись о ноги одного из полуночников, и обессилено прислонился к заднему окну. Лена замерла рядом, держась за синие поручни.
  Мерное покачивание троллейбуса усыпляло, и я с трудом поборол желание закрыть глаза и задремать.
  - Можно вопрос. Купаться в озере было обязательно? - спросила Лена на таррийском, выразительно посмотрев на мокрое платье.
  Кстати, надо будет заплатить неустойку магазину, в котором взяли его напрокат. Слишком бурную ночь платье не пережило, превратившись в половую тряпку.
  - Десять лет назад там не было озера, - спокойно ответил я, разглядывая через окно улицы столицы.
  Ответила Лена не сразу. Несколько мгновений с недоверием изучала мое лицо, полагая, что это шутка. А когда поняла, что ошиблась, передернула плечами от запоздавшего страха.
  - Ты псих, - пораженно выдохнула шептунья. Могу поспорить, назвать меня хотели нецензурнее, но воспитание не позволило. Или словарный запас. - А если бы там было здание?
  - Ну, о пожирателе мы бы больше не беспокоились, - я философски пожал плечами и поморщился от нового приступа боли.
  Я точно знал, что зданий там не было. Строить дома на выжженной черной магией земле - самоубийство. Не успеешь с фундаментом закончить, а уже всех рабочих потеряешь. Земля досуха выпьет из них жизненную силу. Это не считая того, что ни один белый маг в жизни не подпишет разрешение на такое строительство. Свои же раздавят, как только узнают.
  А вот создание озера - вполне логичный шаг. И соблазна в виде бесхозной столичной земли больше нет, и вода сдерживает черную магию. Довольно успешно, судя по тошнотворному запаху тины и серы, который теперь преследует нас с Леной.
  - Степнов, ты совсем умом тронулся! Как можно использовать непроверенный телепорт?! - рассерженной кошкой прошипела шептунья.
  - Когда я приехал в столицу, не думал, что он понадобится. Планировал тихо-мирно отработать по направлению и заняться своими делами. Извини, я не предвидел, что чернокнижники объявят на меня охоту, а за моим даром придет пожиратель, - я перевел внимательный взгляд на коллегу и вкрадчивым тоном добавил: - А потом и за твоим. Если проклятого некроманта интересовал именно дар шептуньи.
  - К чему ты клонишь? - шептунья недовольно нахмурилась.
  - К тому же, что и раньше, - я спокойно выдержал пристальный взгляд Лены. Таким меня давно не пронять. Да и до верховного мага коллеге ещё очень далеко. - Ты чистокровная и скрываешь это. Понятия не имею, к какому роду ты принадлежишь, но моя интуиция вопит, что ты как-то связана со всей этой историей. И я очень хочу узнать, как именно.
  Шептунья с досады поморщилась и прикусила губу.
  - А если я не захочу говорить. Что тогда? - немного помолчав, с ледяным спокойствием поинтересовалась Лена.
  Все забавнее и забавнее. Неужели я зря думал, что коллега не причастна к моему отравлению? Все-таки у шептуньи зуб на белых магов не меньше, чем у черных магов. Тогда зачем боятся, что пожиратель заберет её дар? Будь они вместе, давно бы забрал.
  - У нас два варианта. Вариант первый: ты на кристалле правды поклянешься, что не связана с чернокнижниками и пожирателем, даешь магическую клятву, что не будешь им помогать и никому не расскажешь о моем секрете. И с чистой совестью идешь домой. Где, вероятно, будет ждать пожиратель, чтобы забрать твой дар. И второй вариант: мы рассказываем друг другу все, что знаем, даем клятву верности и вместе ищем пожирателя, пока он не нашел нас.
  Внимательно меня выслушав, Лена задумалась. Покрутила браслет УМУЛа, сосредоточенно изучая испорченное платье.
  Когда молчание затянулось, шептунья глухо бросила:
  - Все рассказать не получится. Есть тайны, которые мне не принадлежат. Но я расскажу, что искала в доме твоей тети и зачем пожирателю мой дар.
  - А о ложной ауре в базе? - эта странность меня интересовала не меньше других.
  - Я не преступница, - обижено вскинулась Лена, прекрасно поняв мои намеки. - Я прячусь от людей, которые хотели использовать мой дар для убийства людей! Понимаю, мои слова не внушают доверия. Потому согласна на проверку и клятву верности. Но не спрашивай о моем прошлом.
  Сотни вопросов и катастрофически мало ответов.
  - Только если оно не связано с чернокнижниками и пожирателем, - устало предупредил я. В конце концов, есть сотня других способов узнать о прошлом шептуньи. Например, выяснить, кто сделал ей фальшивые документы.
  - Я не связана ни с чернокнижниками, ни с пожирателем, который пытался нас убить, - твердо отрезала Лена.
  'Который пытался нас убить'. Интересное уточнение. Специальное или моя паранойя вконец распоясалась?
  Что ж, держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Даже потенциальных.
  
  NEW 27/08/17
  ****
  
  За десять лет наш дом не изменился, будто погрузился в спячку после отъезда хозяев. Огромным мрачным зверем замер на берегу Зеленого озера и смотрел на яркие и живые дома соседей грязными провалами окон, затянутыми паутиной. Тяжко вздыхал ледяным дыханием сквозняков, что неупокоенными призраками бродили по коридорам, гремели покосившимися дверями, хлопали ставнями и шуршали старыми, выцветшими покрывалами.
  Я тяжело вздохнул, покачав головой.
  Так и знал, хочешь что-то сделать хорошо - сделай это сам. Просил же привратника навести в доме порядок, пока я на приеме в Змеиной норе.
  Поднявшись на порог, я снял защитное плетение и достал из цветочной кадки ключ. Но он не понадобился - дверь оказалась открытой. Насторожившись, я внимательнее осмотрел замок, подсвечивая его фонариком телефона. На первый взгляд, следов взлома нет. Странно. Тогда почему привратник не запер за мной дверь?
  Приготовив щит, толкнул входную дверь и вошел в дом. В нос тут же ударил тяжелый запах плесени, по спине протянуло промозглым холодом.
  Я зябко поежился, пристально осматривая коридор. Пока меня не было, он абсолютно не изменился. Шкаф для одежды и комод затянуты брезентовыми чехлами, некогда изумрудный ковер выцвел, медную люстру покрывал толстый шар пыли, а старинные картины были едва различимы в густом предрассветном полумраке. На второй этаж вела массивная лестница, в конце коридора виднелась дверь, ведущая на кухню.
  Раскинув сигнальную сеть, посветил на пол фонариком и задумчиво хмыкнул. На пыльном полу выделялись две пары следов - от моих кроссовок и гигантских остроносых ботинок.
  Так, через парадную дверь никто не входил. Или взломщик прошел по воздуху, что вряд ли, не всем магистрам левитация под силу. Слишком энергоемкая.
  Через пару секунд пришел отклик сети - посторонних в доме не было, ни живых, ни мертвых.
  - Думаешь, здесь мы в безопасности? - Лена провела рукой по деревянным панелям и ойкнула, когда по лакированной поверхности пробежали изумрудные искры защитного заклинания и обожгли ей пальцы.
  - Пока ничего не трогай, - попросил я, дезактивировав заклинание.
  Защитное плетение, которое я оставил перед уходом, тоже не тронули.
  Я подошел к стене, на которой висел щит с гербом семьи, и постучал по деревянной панели. Морок развеялся, и на его месте образовалась глубокая ниша с панелью управления защитной системой особняка.
  Родители не зря платили семейному артефактору бешеные деньги, чтобы поддерживать защиту дома в рабочем состоянии. Защитная сеть с ловушками и сигнальными маячками оплетала весь дом и мерно пульсировала, заряжаясь от кристалла-накопителя. Вот только сейчас она была не активна, хотя привратник уверял меня, что все сделает. Нас с Леной оберегало только мое заклинание, оставленное на всякий случай.
  Прикоснувшись к зеркальной панели управления, я ввел Лену в категорию 'гости семьи' и активировал защиту. Осмотрел ряд кристаллов, отвечавших за привратника, который меня подвел. И мысленно присвистнул.
  Кристаллы почернели и обуглились, съежились до размера лесного ореха. Не выдержали нагрузки и перегорели. Но я не просил привратника делать ничего настолько энергоемкого. Что с ним произошло, пока меня не было?
  Стянув чехол с комода, достал из верхнего ящика запасные кристаллы и заменил перегоревшие.
  А я надеялся, что дома смогу перевести дух после слишком долгой ночи. Но, похоже, моим планам не суждено сбыться.
  - Готово, - подключив защиту к своему УМУЛу, я поставил на место морок и зажег несколько магических светильников. - Во времена Серой войны многие некроманты страдали паранойей и не безосновательно. Мои родители тоже перестраховались. Сюда даже белый маг без моего разрешения не войдет. Чувствуй себя как дома.
  Лена заметно расслабилась, плотнее запахнула пальто и с новым энтузиазмом принялась исследовать дом. А я устало привалился спиной к деревянной панели.
  Не войдет, если не найдет слабое место в защите. И хотя я запустил проверку системы, методично изучающую каждую защитную линию, это не гарантия абсолютной безопасности. Кто знает, чего ждать от пожирателя. Может, у него иммунитет к защитной магии? И он может разрушить защитные линий или просто впитать их?
  На втором этаже раздался жуткий грохот и звук бьющегося стекла. Зазвенела люстра - потолок заходил ходуном от дробного топота, на пол посыпалась штукатурка.
  Я обреченно вздохнул. Привратник сегодня само изящество.
  - Не пугайся, это свои, - успокоил Лену, которая испугано вжалась в стену рядом со мной.
  Лестница задрожала, ступеньки натужно заскрипели - и со второго этажа кубарем скатился великан-голем. На широких плечах висела сбитая люстра со второго этажа, позванивая хрустальными подвесками, правая нога застряла в пустом горшке для цветов, а голова голема была замотана тяжелой пыльной шторой.
  - Хозяин! - от крика привратника заложило уши. Голем сделал несколько неуверенных шагов ко мне, забыв, что перед ним ещё несколько ступеней, и грохотом рухнул на пол. - У, тупая глиняная туша! По ступенькам, по ступенькам спускаться нужно, а не падать! У тебя и так рука скоро отвалится! И ноги кривые!
  Голем неуклюже поднялся на ноги.
  Я вопросительно вскинул брови. Привратник решил вспомнить детство? К чему это ребячество?
  - Простите, хозяин! - снова раздался над головой звонкий голос привратника. - Мало того, что этот пустоголовый все напутал, так у нас ещё и связующая нить порвалась!
  - Атракс, все в порядке, - я тяжело вздохнул. Голем был на две головы выше меня, почти упираясь головой в потолок. Я поднялся на носочки и стянул с глиняной головы тяжелую штору. - У тебя кристаллы управления перегорели.
  Посмотрев на голема, я удивленно присвистнул. Вместо лица с грубо слепленными чертами - оплавленная, покрытая трещинами и копотью глиняная корка, на которой вместо глаз горели две огненные щелки.
  На привратника напали?
  Я отошел на шаг, внимательнее осматривая голема.
  На зеленом пиджаке зияли черные подпалины, серые штаны были испачканы подтеками глины. Права рука была вывернута, на ней не хватало нескольких пальцев.
  Теперь ясно, почему кристаллы управления перегорели. Но раз привратник дурачится, опасность миновала. Но меня не было часов двенадцать-четырнадцать, не больше. Что же произошло за это время?
  - Коля, - вдруг сипло прошептала Лена, осторожно выглянув из-за моей спины, - это что?
  - Голем, - невозмутимо пожал плечами я, вспоминая, есть ли в доме зачарованная глина.
  Нужно подлатать голема. Лицо вообще заново лепить придется. А скульптор из меня что в семь лет, что сейчас - одинаково ужасный. Но главная проблема в другом - в нынешнем состоянии я даже палец голему не восстановлю, не то что голову. А это плохо - толку от искалеченного глиняного человека мало. А нам нужен защитник, и чем скорее, тем лучше.
  - Я вижу, - напряжено произнесла шептунья. - Почему он говорит? У големов нет разума.
  Говорит?
  Я недоуменно посмотрел на голема, у которого даже рта сейчас не было. Только бугристая линия, в которую спеклись губы.
  - Лен, голем не говорит, - осторожно заметил я.
  - Коля, не делай из меня дуру, - с неприкрытой угрозой протянула Лена. - Ты с ним сейчас разговаривал!
  Черт. Я и забыл, что привратника видят только члены семьи. Представляю, как напугал шептунью. Огромный глиняный человек с неподвижной гротескной маской вместо лица и звонкий голос, который звучит непонятно откуда.
  - Уважаемая гостья, хозяин говорил не с големом, а со мной, - насмешливо фыркнул невидимый привратник.
  Я вывел в воздухе руну озарения, и за плечом голема появился прозрачный силуэт угловатого подростка. На узком лице зияли черные провалы глаз, на дне которых тлели синие искры разума.
  - Позвольте представиться - Атракс, хранитель семьи Степновых, - прошелестел привратник. Его очертания подернулись дымкой, и голем неуклюже поклонился, звеня хрустальными подвесками люстры, все ещё висевшей на его плечах.
  - Атракс - дух, который привязан к голему и управляет им, - объяснил я. - Не всегда удачно, но он старается.
  А если ещё точнее, то фамильный привратник - вестник смерти и бед. Но пугать Лену ещё больше я не стал. Обычно некроманты боятся привратников, почему-то считая, что они наводят беду, а не предупреждают о ней. А ведь стоит вовремя прислушаться к привратнику, чтобы избежать многих проблем.
  - А вы бы попробовали поуправлять этой махиной, - недовольно пробурчал привратник. Тело духа замерцало алыми всполохами - он злился на непутевую глиняную куклу. - Он ещё и приказы с трудом понимает. Иногда минут через пять доходит, что от него хотели. Глиняная голова!
  Лена с опаской вышла из-за моей спины, внимательнее рассматривая духа.
  - И кто его создал? - с профессиональным любопытством спросила шептунья.
  - Я. Лет в семь, если мне не изменяет память. Причем совершенно случайно. Если честно, я не планировал сажать духа в голема. Но Атракс - очень любопытный и вечно лезет под руку.
  - И в ком веки любопытство сыграло мне на призрачную руку! Кто из духов может похвастаться материальным телом? - радостно воскликнул Атракс, сделав кульбит за спиной голема. Глиняный человек покачнулся и подпрыгнул, пытаясь повторить маневр привратника. Раздался грохот, натужный заскрипели доски. - У, глиняная голова! Я не просил этого делать, не просил!
  Пока дух ругался с безмолвным големом, пытаясь заставить его подняться, Лена подошла ко мне и тихо прошептала:
  - Но у духов тоже нет сознания. Только у призраков.
  - Побочный эффект моей магии, - тоже шепотом ответил я. - Иногда она и не такое вытворяет.
  Меня перебила звонкая трель дверного звонка.
  - Хозяин? Мы ждем ещё гостей? - восторженно воскликнул привратник. Дух плотоядно оскалился, мгновенно забыв о непутевом големе.
  Вот только я его воодушевления не разделял.
  - Нет. Не ждем, - напряженно ответил я. Бросив быстрый взгляд на экран УМУЛа и узнав гостя, удивленно хмыкнул: - А он что здесь забыл?
  Открывать незваному гостю не хотелось. Но дверь содрогнулась от настойчивых ударов, и я нехотя направился к двери.
  Что ж, защиту я выставил на максимум, зайти в дом никто не сможет.
  Открыв дверь, бросил на гостя раздраженный взгляд. Но спросить, какого демона он здесь забыл, не успел.
  - Какого вурдалака лысого ты со мной сделал, Степнов?! - прорычал Роман, стоявший на пороге моего дома.
  Лицо опалило жаром, и я невольно отшатнулся, такой ненавистью и болью полыхала аура врага.
  - Хорошо ж тебя пожиратель по голове приложил, Браст. Лично я с тобой ничего не делал, - сухо бросил я в ответ, удивленно рассматривая избитого недруга.
  Пиджак гиены был помят, запачкан грязью и кровью, на правой скуле наливался синим большой кровоподтек. На плече виднелся четкий отпечаток хлыста тлена, левая рука висела плетью.
  Он что, подрался с отцом на глазах белых магов? Вряд ли, Никифор никогда не поднимал руку на сына при свидетелях. Магистры тлена постарались?
  - Меня приложил не пожиратель, - зло огрызнулся Роман. Его шатало, но запаха алкоголя я не чувствовал. - Это я его приложил, с размаху об фонтан!
  - Жаль тебя расстраивать, погеройствовать ты не успел, - я тщательно осмотрел ауру бывшего друга. Дыры, зиявшие в ней, впечатляли.
  Но за что его так? За то, что Роман не позволил псам Никифора перехватить нас с Леной? Или за то, что Роман помешал пожирателю?
  - У меня иммунитет к ядам и зельям на их основе. Через полчаса я сам все вспомню, - Браст согнулся и судорожно закашлял, прикрыв рот рукой. На ладони остались темно-красные сгустки крови. Тяжело дыша, Роман с трудом разогнулся и посмотрел мне в глаза. И этот взгляд - дикий, полный безумия, боли и бессильной ярости - мне совершенно не понравился.
  - Степнов, я знаю, кто убил моего дядю! - с жаром прохрипел Браст. - И готов поклясться истинным именем перед Костлявой, ты тоже. Нужно поговорить.
  Вот только Роман не мог говорить. Я вообще не понимал, как недруг добрался до моего дома, а не свалился по дороге. Ненависть и ярость держали его на ногах, но отнимали жизненные силы, утекавшие через дыры в ауре.
  Ладонь пульсировала от боли, с такой силой я вцепился в дверной косяк.
  Я об этом пожалею. Я снова об этом пожалею.
  - Лена, будь другом, принеси мне какой-нибудь тоник с кухни. А то меня после бурной ночи отчаянно клонит в сон, - я обернулся и выразительно посмотрел на шептунью, беззвучно прошептав: 'Усыпи его'.
  Коллега недоуменно моргнула, вопросительно вскинув брови.
  'Пожалуйста', - ещё одна беззвучная просьба.
  Недовольно поджав губы, Лена кивнула и вместе с Атраксом отправилась на кухню. Привратник максимально сосредоточился на големе, чтоб тот не издал и звука.
  - Если ты действительно знаешь, кто убийца, то я не уверен, что нам есть о чем говорить, - спокойно произнес я, разглядывая двор за спиной бывшего друга.
  Сигнальная сеть молчала. Жаль, что сэр Ричард не отвечал на мой зов. Если бы он проверил улицы, мне было бы намного спокойнее. Я не уверен, что семейное гнездо выдержит визит пожирателя и разъяренных гиен.
  - Понимаю, ты мне не веришь, - горько усмехнулся Роман, тяжело привалившись плечом к косяку. - Что ж, я это заслужил. Но эта больная тварь убила моего дядю, и мне плевать, что ты обо мне думаешь. И я готов на все, лишь бы уничтожить убийцу. Ты у меня в долгу, Степнов. А мне сейчас нужна твоя помощь. Кирилл Сафронов - твой бывший куратор. Судя по тому, как он за тебя заступался, вы в неплохих отношениях.
  В глазах Романа горел странный огонь. Яростный, полубезумный, отчаянный. А ещё я отчетливо видел отголоски липкого, затуманивающего рассудок страха. Но боялся Браст не за себя.
  - К чему ты клонишь? - осторожно уточнил я.
  - Сам я с убийцей не справлюсь, связан клятвой. А вот с тобой и твоим другом, советником Верхней палаты магистров - вполне.
  Вот оно что.
  - Твой тоник, - Лена коснулась моего плеча и протянула стакан с прозрачной водой.
  - Спасибо, - я забрал стакан и, не мешкая, плеснул водой в лицо Романа.
  Он отшатнулся, заподозрив неладное. Но опоздал. Магия шептуньи подействовала мгновенно, и Браст начал медленно заваливаться вперед. Я с трудом успел отключить защиту, чтоб она не превратила гиену в кучку пепла. Подхватив уснувшего Романа, поморщился от нового приступа боли в плече и крикнул привратнику:
  - Атракс, отнеси его в гостиную. На чердаке остался ящик с магическими наручниками?
  - Разумеется, хозяин, - голем, повинуясь приказу привратника, подошел ко мне и с легкостью поднял отключившегося Браста на руки. - Третий ящик справа от люка. Но не ручаюсь, что они работают.
  Ничего, починим. Роман прав, доверие он потерял тринадцать лет назад. Я должен убедиться, что он говорит правду. А до тех пор сделаю все, чтобы снова не получить нож в спину.
  Ещё раз осмотрев двор, я закрыл двери и замкнул защитный контур. Что ж, надеюсь, никого из гиен Роман за собой не привел.
  Поиски не заняли много времени. Выбрав из вороха магических оков более-менее рабочие и прихватив шкатулку, блокирующую поисковую магию, я спустился в гостиную. Атракс оставил Романа на разложенном диване. Обыскав недруга, я скинул в шкатулку-блокиратор все его вещи, напитал оковы энергией и застегнул на запястьях гиены. Подумав, на всякий случай связал его ноги крепким шнуром, который принес Атракс.
  Шептунья все это время колдовала на кухне. Когда я закончил перевязывать раны Романа, коллега вошла в гостиную и протянула мне ещё два стакана. От них знакомо воняло болотной тиной и черникой.
  - Не даст ему умереть до утра. А второй для тебя, пока с ног не свалился, - буркнула Лена, обессилено падая на соседний диван.
  Атракс заставил голема открыть Роману рот, чуть не сломав ему челюсть. Синяков у Браста прибавилось, но, в конце концов, мы влили в него лекарство, и я без сил рухнул рядом с Леной, одним глотком опустошив второй стакан. В голове прояснилось, притупилась боль в плече. Но до конца справиться с ранами, нанесенными пожирателем, магия шептуньи не смогла.
  Я мрачно осмотрел спящего Романа и обессиленную Лену.
  Если пожиратель хочет добраться до нас, лучшего момента не придумаешь. А если проклятому некроманту и не хватит сил закончить начатое, утром до нас доберутся белые маги. У нас в запасе часа два-три, пока они не разберутся, кто устроил огненное шоу в спальном районе.
  - Клятва и спать? - устало спросила шептунья, сцеживая зевок в кулак.
  Бросил на Лену задумчивый взгляд.
  Сон бы сейчас не помешал. Но нужно уничтожить все следы магии шептуньи, починить голема, придумать, что рассказать белым магам и как объяснить присутствие раненого и связанного Браста в моем доме... И где только сил взять?
  Впрочем, есть одна мысль. Рискованная, но другого выхода я не видел.
  - Клятва и спать, - кивнул я. - Переночуешь в моей комнате. Вряд ли Атракс навел порядок в комнате для гостей. А я немного разгреб свой бардак. Спать можно.
  - А ты?
  А я сегодня вообще вряд ли спать лягу. Слишком много работы. Но Лене об этом знать не обязательно.
  - Лягу в гостиной, - я похлопал рукой по дивану, на котором мы сидели. - Покараулю нашего информатора из вражеского лагеря.
  - Думаешь, ему можно верить?
  Лена не сомневалась в моем решении. Просто уточняла, чтоб закрыть волновавший её вопрос. А вот Атракс всем своим видом показывал, что осуждает мое решение - по телу недовольного духа ходила рябь с алыми искрами. Он знал, что я собирался сделать.
  'Вы совершаете ошибку, хозяин', - недовольно пробурчал дух.
  Возможно. Но иных вариантов нет. Я в ответе за тех, кого впустил в дом, но не способен защитить ни их, ни себя. Пока не способен.
  - Тоже считаешь, что я зря его послушал? - спросил я.
  - Ты хозяин дома, тебе и решать, - уклончиво ответила шептунья. Но такой ответ меня не устроил. И, в конце концов, под моим пристальным взглядом Лена сдалась. - Но я понимаю, почему ты так поступил.
  А вот такого ответа я не ожидал.
  - И почему же? - заинтересовано уточнил я.
  Лена отвела взгляд и тихо произнесла:
  - Из-за чувства вины.
  Я опустил голову и горько усмехнулся.
  Лена видела меня насквозь. Я знал, что Никифор кого-то убьет. Мог попытаться остановить его или предупредить гостей об опасности. Но решил, что не успею или никто меня не послушает. Беспокоился за свою жизнь и жизнь Лены. И из-за меня Роман потерял единственного человека, который защищал его от отца. Который заменил ему настоящего отца.
  И теперь, когда израненный, разъяренный и свихнувшийся от боли недруг явился на порог моего дома, заткнуть пасть съедавшей меня вине становилось все труднее. Хотя, о чем это я. Поединок с собственной совестью я уже проиграл.
  Наверное, другой бы порадовался беде злейшего врага. Но я слишком хорошо знал, какого это, терять близких. И даже предателю никогда не желал пережить такое горе.
  - У Романа серьезные причины ненавидеть пожирателя и убийцу дяди, - ответил я, устало потерев нывшее от боли виски - А вообще, завтра разберемся. Он ведь до утра не проснется?
  - А демоны его знают, - тоже честно пожала плечами шептунья. - Раз у него иммунитет к зельям.
  Будем надеяться, что Браст слишком вымотан и вторая доза зелья вырубила его до самого утра.
  Голем, повинуясь приказу Атракса, принес ритуальный нож. Полоснув им по ладони, протянул артефакт Лене. Та молчал взяла его, повторив мои действия, и сжала мою руку. Несколько капель крови скатились по пальцам и упали на диван.
  - Клянусь, что ни словом, ни действием, ни бездействием не причиню тебе вред, - ровно произнес я на таррийском, неотрывно смотря в глаза шептуньи. - Клянусь защищать тебя в меру своих сил и возможностей, не подвергать твою жизнь опасности, не выдавать врагам твоих секретов. Отныне и пока мы расторгнем клятву, ты - часть меня, я - часть тебя.
  Лена уверено повторила за мной слова кровной клятвы. Руки полыхнули магическим пламенем, и на тыльных сторонах ладоней начал медленно проступать объединенный герб наших семей.
  А я думал, что на сегодня сюрпризы закончились.
  - Не спрашивай. Пожалуйста, - тихо прошептала Лена, когда напряженное молчание затянулось.
  Я поднял на сникшую некромантку внимательный взгляд. И промолчал.
  Что ж, шептунья предупреждала, что есть секреты, который ей не принадлежат. Похоже, это - один из них.
  Больше мы не перекинулись ни словом. Вычистили и залатали старые одеяла и пледы, найденные на чердаке, и перетащили в мою комнату небольшой электрический обогреватель, с трудом восстановленный с помощью бытовой магии. Запустить котел не удалось, за десять лет он проржавел, превратился в груду бесполезного металлолома. А для 'Полога тепла' требовалось слишком много энергии, чтоб от него был какой-то толк, так что мы решили не тратить ресурсы кристалла-накопителя. Защита была важнее, чем тепло.
  После этого я помог Лене расстелить постель и вышел из комнаты. За спиной щелкнул замок - шептунья закрыла дверь.
  А я зажег магический светильник, приказав плыть в воздухе передо мной. Тусклый свет выхватил из темноты дверь комнаты напротив и прикрепленную к ней железной кнопкой записку с бурыми пятнами плесени. Неровные буквы, криво выведенные чернильной ручкой, расплылись от сырости, но я прекрасно помнил, что там было написано.
  'Коля! Пока меня нет, в комнату не входи! Выпустишь духа-вредителя, а он мне нужен для дипломной!'
  Дух-вредитель давно сбежал, но я так и не нашел в себе силы нарушить просьбу сестры. Даже сейчас, когда нашел доказательства, что она не умерла.
  Пока я спускался по лестнице, привычно скрипнула третья ступенька - под ней прогрызла нору крыса, подаренная тетушкой Аглаей. Правда, подарочек сразу упокоил скелет кота, оживленный нами с Кристей днем раньше. В итоге живых скелетов у нас оказалось два - кот и крыса, которые носились по дому с азартом Тома и Джерри.
  Взгляд скользнул по черному пятну на потолке - следу первого боевого заклинания Кристины, которым та пыталась убить паука. Единственное существо, которое сестра боялась намного больше, чем зомби и прочей нежити.
  Атракс с изувеченным големом ждал меня у лестницы.
  - Хозяин? - вопросительно склонил голову на бок привратник.
  Он терпеливо наблюдал, как я вожусь с гостями, вместо того, чтобы заняться более важными, на взгляд духа, проблемами. И теперь ждал моих приказов.
  - Ты приготовил все для ритуала? - устало спросил я, направляясь к скрытой двери под лестницей. Она вела вниз, в семейную лабораторию, о которой не догадывались даже белые маги.
  - Приготовил. Но я все равно считаю, что ваша затея - несусветная глупость, - недовольно пробурчал привратник, следуя за мной. Угли на дне глаз-пропастей полыхнули кровожадным алым огнем. Мы остались одни, и прятать истинный облик, притворяясь обычным духом, привратнику больше не нужно.
  Я приложил ладонь к гладкой деревянной панели, покрытой кривыми линиями.
  - Я знаю о рисках, Атракс. В данном случае они оправданы, - Линии полыхнули золотом, снимая замешанное на родовой крови заклинание, и я с легкостью прошел через панель.
  С тихим шипением зажглись магические светильники, и я начал осторожно спускаться по каменным ступеням.
  Атракс не подвел - лаборатория сверкала чистотой и порядком, а на столе у дальней стены лежал ритуальный кинжал. Его окружали длинные восковые свечи, в свете которых заточенное лезвие отливало перламутром.
  Я задумчиво повертел в руках старый кинжал, чувствуя, как руку уколола спящая светлая магия.
  У каждой потомственной семьи свои секреты. И этот артефакт - один из секретов моей семьи. Белые называют его Звездой, в основном из-за характерной формы клинка. Ритуальный кинжал, который в древности использовали во время жертвоприношений богиням-покровительницам - Солнцеликой деве и Костлявой госпоже - или для запрещенных ритуалов, один из которых я собирался провести.
  Пара капель крови, несколько слов на таррийском - и я полностью здоров и полон сил. Только плата за такую щедрость Солнцеликой высока - год жизни и сутки без магии.
  Но другого варианта у меня не было. Ни белая магия, ни дар шептуньи не заживили магическую рану на моем плече, не затянули дыры на ауре, через которые уходили и магическая, и жизненная силы. За жалкие часы, оставшиеся до рассвета, я не восстановлюсь, и меня, истощенного и раненого, с легкостью возьмут измором в первой же схватке.
  С другой стороны, я на сутки лишусь магии. Катастрофа для любого некроманта, но не для меня. Артефакты, зелья и телепорты - пусть и не с легкостью, но проблему решают. В конце концов, завтра выходной, посижу дома, разберусь с документами, найденными Ёшей.
  - Глупые смертные, - бурчал за спиной привратник, пока я готовился к ритуалу, - так легкомысленно разбрасываетесь годами жизни, будто в запасе у вас века три, не меньше.
  - Не годами, а годом, - я машинально поправил Атракса, выводя на запястье тонкую вязь замысловатых рун. Кожу неприятно жгло, приходилось рукавом стирать капли крови, чтобы видеть рисунок. - Не велика плата за жизнь.
  Дух презрительно хмыкнул и оставил меня одного.
  Ни овощей, ни фруктов у меня не было, так что в жертву придется принести собственную кровь. Не самая приятная вещь, да и Солнцеликая больше любит дары природы, но чем богаты.
  Выведя последний завиток, я провел над огнем свечей окровавленным кинжалом. Вздрогнув, лепестки пламени сменили цвет на ярко-лиловый, по лаборатории разлился приторный запах жасмина и корицы. Звезда завибрировала от пробудившейся белой магии, обжигая пальцы тупой болью.
  Что ж, приступим.
  Повинуясь мысленному приказу, лиловый огонь взвился в воздух и сложился в руну жизни. Запах жасмина и корицы усилился, во рту пересохло. Каждое слово древнего заклинания давалось с трудом - богиня Жизни с неохотой шла на сделку с магом Смерти. Но так просто сдаваться я не собирался.
  Чувствуя металлический привкус во рту и пот, струившийся по спине, я сжал кинжал двумя руками. Прозвучало последнее слово заклинания - и руны на запястье вспыхнули белым огнем.
  Руки свело судорогой, тело охватил лихорадочный жар, стреляющая боль во всех ранах сводила с ума. Я рухнул на колени, продолжая сжимать раскалившуюся рукоять кинжала.
  Солнцеликая приняла мою жертву.
  Минута, вторая - и боль начала отступать, сходить на нет, уступая место ледяному ознобу. С трудом разогнувшись, бросил взгляд на запястье.
  Шрам останется. Да уж, не любит Солнцеликая магов Смерти.
  Я стянул с плеча повязку, осторожно вытянул руку. Боли больше не было. Рана затянулась, оставив после себя белесый шрам. Но и магических потоков я больше не чувствовал.
  Странное ощущение. Раньше глаза всегда цеплялись за разноцветные нити силы, витавшие в воздухе. А на грани слуха всегда слышался едва различимый звон магической энергии. Но теперь...
  Я глубоко вдохнул, привыкая к позабытым ощущениям.
  Тишина. Долгожданная тишина. И приглушенные краски мира, которые больше не резали глаза. М-да, похоже, правы собратья по цвету магии - я действительно неправильный некромант.
  Поднявшись наверх, я достал из тайника набор целебных зелий, несколько амулетов и повернулся к привратнику.
  А теперь займемся делом.
  - Показывай, где взломщик.
  Атракс зловеще оскалился. Голем, мгновенно утратив наигранную неловкость, бесшумно направился к заднему выходу.
  Оказавшись во внутреннем дворе, я зябко поежился от промозглого ветра. Над головой тревожно шелестели ветки каштанов и кленов, в воздухе витал сладковатый запах гниющих осенних листьев. По черной водной глади Зеленого озера мелькали блики уличных фонарей.
  Тяжело вздохнув, я в два шага нагнал голема. Он как раз разломал кусты одичавшей розы и терпеливо ждал меня на углу дома.
  Идти пришлось недалеко. Я внимательно осмотрел почерневшую от копоти северную стену дома. Неизвестный использовал смертельное заклинания, но не учел, что сражается не с живым существом. В темноте глиняный великан не отличался от людей из крови и плоти.
  Атракс нетерпеливо заворчал, кружась над переломанными кустами розы. В них, наполовину закопанный в смеси глины и земли, лежал взломщик. Он был жив, но грудная клетка вздымалась с трудом, с легких вырывался сиплый хрип - похоже, Атракс сломал нападающему пару ребер.
  Я присел рядом с обездвиженным взломщиком. Он потерял сознание от боли. Надеюсь, целебных зелий и светлого артефакта хватить, чтобы не потерять ценного свидетеля. Думаю, взломщик сможет рассказать нам много интересного.
  Пришлось потрудиться, вытаскивая неизвестного из объятий Костлявой. Белая магия неприятно жгла руки, под которыми хрустели собранные по осколкам кости взломщика. Больше всего сил я потратил, чтобы остановить внутреннего кровотечения. Если бы не сила привратника, державшая взломщика на грани миров, неизвестный не дождался моего прихода.
  Влив в человека несколько целебных зелий, я встал и бросил на Атракса внимательный взгляд.
  Голем выиграл бой, но ценой кристаллов управления. И если бы я вернулся хоть на полчаса позже, спасти привратника и его глиняное тело не смог бы.
  - Веревку, хозяин? - невозмутимо поинтересовался Атракс.
  Будто не ему полчаса назад грозило полное развоплощение. Выжженные глаза - кара Костлявой, чтоб духи никогда не нашли дорогу в Сады безмолвия. Никто не знал, за какие грехи Смерть закрывала свои врата для привратников. Но после уничтожения эфемерного тела их ждала худшая из участей. Полное забвение.
  - Да. И помоги мне оттащить его в подвал, - я зябко поежился, бросив взгляд на окно второго этажа. В моей комнате все ещё горел свет.
  Голем протянул мне веревку, на которой были выжжены сковывающие руны.
  Не посплю я сегодня. Не посплю.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"