Яковцев Яков: другие произведения.

Разрушение тоталитарной системы ссср

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данная работа является логическим продолжением исторического экскурса "Между молотом и наковальней". В форме близкой к художественной в данной работе рассказывается, о созданной Лениным тоталитарной системе в СССР. О том, как его последователи, соратники по партии, пытались приспособить её к мирной жизни. В работе приводятся попытки неудачного реформирования "системы". Рассказывается о внутрипартийной борьбе, борьбе за власть, которая никогда не прекращалась. Описывается арест Берии, ХХ съезд КПСС, на котором Хрущев разоблачил культ личности Сталина. Рассказывается о Карибском кризисе. О том, как мировое сообщество после него раскололось на два противоборствующих лагеря, о гонке вооружения в которую были ввергнуты народы планеты. Приводятся события августовского путча 1991 года. Описывается развал тоталитарной системы СССР.


  
  
  
  
   Разрушение тоталитарной системы СССР.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Автор: Яковцев Яков Валерьевич.
  
  
  
  
   Введение.
  
   Данная работа является логическим продолжением исторического экскурса "Между молотом и наковальней". В форме близкой к художественной в данной работе рассказывается, о созданной Лениным тоталитарной системе в СССР. О том, как его последователи, соратники по партии, пытались приспособить её к мирной жизни. В работе приводятся попытки неудачного реформирования "системы". Рассказывается о внутрипартийной борьбе, борьбе за власть, которая никогда не прекращалась. Описывается арест Берии, ХХ съезд КПСС, на котором Хрущев разоблачил культ личности Сталина. Рассказывается о Карибском кризисе. О том, как мировое сообщество после него раскололось на два противоборствующих лагеря, о гонке вооружения в которую были ввергнуты народы планеты. Приводятся события августовского путча 1991 года. Описывается развал тоталитарной системы СССР.
  
  
  
   Ленинская "система" в период Великой Отечественной войны
   и после её окончания. Неудачные попытки нормализовать
   обстановку в народном хозяйстве.
  
  
   Фашистский режим, выстроенный в России большевиками под руководством Ленина, вместе с "системой" перешел по "наследству" Сталину. В книге "Между молотом и наковальней" мы проводили сравнения данного режима с тем, который был установлен национал-социалистами в Германии, касались современной Беларуси. Чтобы не повторяться, в тоже время войти в курс дела, попытаемся сравнить "наследие" Сталина с "системой", которую выстроил по приходу к власти Наполеон.
   Государственный переворот, который учинил Бонапарт 9 ноября 1799 года (правильно все-таки 10 ноября, т.к. именно в этот день были расставлены все точки над "i") был бескровным. Все дело было облегчено пронырливым Фуше, который, решив заработать себе портфель министра полиции, всех обманул и ввел в заблуждение, кроме того, два директора: Сийес и Роже-Дюко, были в игре. С того момента, как 10 ноября 1799 года в Сен-Клу Мюрат рапортовал Наполеону, что зал Совета пятисот очищен, и все обстоит благополучно, генерал Бонапарт превратился на пятнадцать лет в ничем неограниченного повелителя французского народа.
   В отличие от Ленина, Наполеон ничего не собирался рушить и не рушил. Буквально все слои общества Франции были довольны его законодательными актами. Преобладающее значение он отдал не прямым налогам, а косвенным. Косвенное обложение налогами не ссорит налогоплательщика со сборщиком податей и с правительством, ввиду того, что при покупке предметов потребления, как бы высоко обложены не были товары, никаких сборщиков нет и быть не может. В тоже время собственные товаропроизводители автоматически получили защиту со стороны государства. Довольно жестоко он расправился лишь с разбойничьими шайками на юге Франции и в центральной её части, но общество за это было ему только благодарно, так как они фактически делали дороги государства непроезжими.
   Буржуазия и в городе, и в деревне была довольна новым направлением финансовой политики Наполеона; была она довольна и целым рядом других финансовых мер: установлением контроля, упорядочением отчетности, суровым преследованием казнокрадов. Последних развелось так много, что их можно было выделить в особую "прослойку" буржуазии.
   Наполеону нужны были надежные тылы в ходе его захватнических компаний, поэтому он с пониманием старался отнестись к каждому социальному субъекту государства.
   У Ленина были совершено иные планы. Он стремился построить "систему-убийцу" в обществе, и с помощью данного "оружия" - это же общество уничтожить. Он бил всегда в "десятку", ослабляя общество России. Не жалел никого: ни стариков, ни детей, ни студентов, ни священнослужителей. До террора Наполеон во время захватнических войн не опускался. Ленин же с помощью террора уничтожал свое общество. Он стремился обезглавить Россию и разделить её, либо спровоцировать передел территориальной целостности Империи. Сталину он оставил государственную "машину" совершенно непригодную для ведения хозяйственной деятельности. Все экономические выкладки и обоснования Бухарина, это очевидный блеф, отговорка перед необразованной массой "новых управленцев", которых сразу же принялась "лепить" ленинская "фабрика".
   Наполеон не имел дел, даже не разговаривал и сторонился той категории людей, которых Ленин возводил в руководители, делал своими "соратниками", поручая затем им гнусные дела. Окружение Наполеона, несмотря на вековую разницу, было несравненно более культурным, благородным, приличным, гениальным. Ленин же окружил себя (не считая агентов спецслужбы) отребьем и малообразованной массой обманутых революционеров.
   Наполеон не врал, не скрывал своих намерений, собирая в руках все нити власти. "Конституция VIII года республики" как нельзя лучше отвечала принципам действия Наполеона. Вся полнота власти сосредоточилась в руках первого консула; остальные два консула получали лишь совещательный голос. Бонапарт назначается первым консулом на десять лет. Первый консул назначает сенат из 80 членов. Он же назначает своей властью всех гражданских и военных должностных лиц, начиная с министров, и все они ответственны исключительно перед ним. Учреждаются еще два института, которые должны изображать собой законодательную власть: это 1) Трибунат и 2) Законодательный корпус. Члены того и другого института (учреждения) назначались сенатом, т.е. по сути первым консулом из нескольких тысяч кандидатов. Наполеон не играл в демократию, он знал, что делал, но не было в его действиях и признаков "паломничества". Благородство - вот его спутник, но и еще, конечно, дерзость.
   Ленин - лжец и предатель. Вранье тянется за ним, как за лисой хвост. Его нельзя расценивать, как политика вообще. Он диверсант, с этих позиций его и оценивать нужно. Если что-то не получается, он сразу же пускает в ход штыки, террор, конфискацию и т.д.. Подобным образом Наполеон на захваченных территориях не вел себя. Более того, за мародерство у него в армии сурово наказывали.
   И Ленин, и Наполеон выстроили пирамидальную систему власти, в этом есть некоторая схожесть в их государственных "машинах". Но только внешняя, не более того.
   Насыщены данные "пирамиды" были совершенно отличной категорией людей: у Наполеона - это, главным образом, квалифицированные военные офицеры, у Ленина - малограмотные революционеры, а ниже - Шариковы. Последние только и способны были обобществлять, а по сути грабить, да расстреливать, причем любого, на кого укажет "хозяин".
   Заняв Москву, Наполеон мог издать декрет об освобождении крестьян от крепостного права. Такой декрет, наверняка, всколыхнул бы крестьянские миллионы. А ведь из крестьян состояла русская армия Кутузова, и держалась она на дисциплине из палочной системы. Кроме того, прошло всего 36 лет с того времени, когда на землях Руси пылала крестьянская война. Но Наполеон не был сторонником пугачевщины, даже на оккупированных землях он не стал принимать авантюрных решений, искать опору в крестьянах. А если представить такую ситуацию, что опорой крестьянского восстания стала французская армия. Что бы делал в таком случае Александр I?
   Ленин в своей деятельности ничем не гнушался. Он целые деревни топил в крови, расстреливал сотнями безусых юнкеров, брал в заложники стариков и детей, направлял в лагеря ученых, деятелей культуры и искусства, пытался уничтожить святыню - православие. Даже офицеры Гитлера на оккупированных территориях России, запрещали солдатам непочтенно относиться к церквям, хотя от них стояли лишь одни каркасы. Внутри уже ничего не было. Большевики давным-давно все разграбили и хранили там сено, дрова, уголь.
   Сталину от Ленина досталось очень тяжелое "наследство". Мало того, что Троцкий со своей спецгруппой претендовал на власть, у Сталина совершенно не осталось управленцев. Излишне осторожный Коба, взяв "клюшку" в свои руки, стал "зачищать" так общество России, что все кто еще мог соображать и думать, оказались в лучшем случае в лагерях. "Мания преследования" у Сталина была ненапрасной. Когда на Лубянке чекисты "разговорили" нескольких "троцкистов", а по сути диверсантов, Сталин даже в супругах своих соратников уличил шпионок. Россия была на краю пропасти, но хороший тактик Сталин сумел ее удержать от падения в бездну, правда, тоталитарный механизм "системы" пришлось усилить, особенно службами государственной безопасности.
   Тоталитаризация политической системы лишает её возможности адекватно реагировать на изменения системообразующей среды (производительных сил). В условиях государственного насилия люди лишены личных стимулов к труду, как, впрочем, и власть в обновлении средств производства (ей нужно иметь результаты труда сейчас, немедленно в неограничеснном количестве). Сталина спасло то, что Россия-матушка была страной глубоко аграрной и первоначально для выживания можно было смело опереться на крестьянина, что и сделал новый "вождь", загнав крестьян обратно в пригон, а общество поставил на долгие годы в состояние "чрезвычайщины".
   Грандиозные проекты, задуманные партией, воплощались в жизнь необычайно дорогой ценой - все строилось на костях. Репрессивная машина поставила на поток человеческие жизни. Лагеря, принудительные меры, постоянное чувство страха, неуверенность в завтрашнем дне - стали нормой жизни советского человека. "Машина", которую довелось Сталину унаследовать, была абсолютно не приспособлена для мирной жизни. Её главное предназначение - уничтожение общества. Сталин, веривший в идею построения "нового общества", всеми своими силами и ленинскими методами (других он не знал), настойчиво воплощал идеи социализма в жизнь.
   "Система" и он сам, существенно закалились в борьбе по уничтожению "ленинской гвардии", называемых нынче "троцкистами". Безусловно, Сталин после ареста и многократных допросов соратника Ленина - Раковского, разобрался в ситуации, понял, что играл на втором плане в "слепую". К этому времени у него уже были верные люди, а собрав все нити власти воедино, принялся решительно наполнять свой аппарат новыми людьми. У многих, не стесняясь, спрашивал: "Не предашь?". При малейшем сомнении, при малейшем "поклепе", человека, пусть даже и приближенного к нему, но недостаточно проверенного, ждали пытки, а затем лагеря, либо расстрел.
   Такая участь была уготована и молодому комсомольскому генсеку Александру Косареву. На торжественном приеме в Кремле, по случаю возвращения участников дрейфующей станции "Северный полюс", Сталин демонстративно чокнулся бокалом с комсомольским генсеком, обнял его и расцеловал. Раздались аплодисменты, но жена Косарева заметила, как лицо Саши вдруг стало мертвенно-бледным. Лишь выходя из Кремля, Косарев объяснил: "Знаешь, что шепнул мне Сталин после поцелуя? Если изменишь - убью!". Косарев и не думал предавать, однако на защиту многих комсомольских работников встал во время сталинских "зачисток". 29 октября 1937 года Косарев сидел рядом со Сталиным на заседании в честь 20-летия ВЛКСМ. Вождь улыбался и был внешне очень дружелюбен. Однако уже через 20 дней на внеочередном пленуме Александр Косарев был снят с должности. Причиной стало письмо-донос, отправленное инструктором ЦК ВЛКСМ Мишаковой. А затем его дом "навестил" Берия с командой "зачистки". Косарева и его супругу арестовали. В феврале 1939 года Косарев умер от пыток и болезней в лагерях, а его супругу 16 лет провела в лагерях и ссылке.
   В результате получалась ситуация - общество "чистилось" по всем своим социальным прослойкам, по всем управленческим уровням. Однозначно можно утверждать, что долго "система" не просуществовала бы из-за развала системообразующей среды, но началась Великая Отечественная война. Для русского народа это была очередная "чума", а для сталинской "системы" - все наоборот, она окунулась в среду, в которой только и могла существовать, т.е. "чрезвычайщину".
   Дело в том, что в политической системе тоталитарного государства народ отсутствует. Сама по себе эта "система" сильна настолько, насколько выразительны её пирамидальные властные полномочия, а также количеством бюрократического аппарата и боевой мощью армии. В условиях войны тоталитарная система вмиг превращается в "богатыря", который знает, что ему делать. И каждая победа для неё, как кусок мяса для тигра, придает ей мощь и силу, кроме того, авторитет и уважение в глазах народа, перед которым теперь нету необходимости оправдываться, а также нагло обманывать его используя СМИ. Главное для вождя тоталитарной системы не потерять армию, как можно эффективнее напитать системообразующую среду на будущие времена за счет средств противника, либо подчиненных в ходе войны государств. Потери среди своих людей не играют решающую роль для "вождя", но он всегда должен заботиться о численности армии и её боевой мощи. Этим, в частности, обуславливается, что к моменту отречения Наполеона, во многих селах Франции не было мужчин в возрасте от 18 до 45 лет. Аналогичная ситуация была в нацистской Германии к моменту капитуляции.
   Гитлер обманул Сталина, напал неожиданно. Но заметим, как "система-убийца" легко оправилась, точно, как тигр ударенный палкой. Сталину и его окружению было плевать на людские потери, слава Богу, еще людской потенциал у России был. Вмиг "система" встрепенулась, подобно хищнику оскалилась, и, в очередной раз, надавив на общество своими "хищными лапами", выдавила из него все необходимое для обороны государства. Теперь "чрезвычайщина" была полностью оправдана, не было необходимости выдумывать всякие стахановские движения, можно было смело топтать общество, выдавливая из него последние соки. "Хищник" принялся активно увеличиваться в размерах. Сталина мало волновал народ, он больше дрожал за собственную шкуру. Но, надо заметить, он был не ленинской "крови". К православию, особенно в условиях войны, он коренным образом изменил свои позиции. Это, в частности, подтверждает, что Сталин был не из рядов предателей России, не входил изначально в штат ленинской спецслужбы, а как выразился Троцкий, был продуктом "системы" Ленина.
   В сентябре 1943 года, через четыре месяца после того, как Сталин распустил Коммунистический Интернационал, "вождь" принял у себя всех трех митрополитов и заключил с ними нечто похожее на соглашение, позволив впервые после революции избрать Патриарха Московского и Всея Руси, а также Святой Синод и открыть теологический институт. Первым актом Епископского Совета было принятие "Проклятия предателям веры и Родины", которое грозило отлучением от церкви всем, кто сотрудничал с силами антихриста.
   Во время войны Сталин был поглощен военными и дипломатическими проблемами и перекладывал многие из своих обязанностей по руководству экономикой и военным снабжением на других членов Государственного Комитета Обороны (ГКО). Именно благодаря той роли, которую они играли в этом деле, стали известны новые члены Политбюро Маленков и Вознесенский. Хотя ГКО упразднили, когда наступил мир, они и другие члены Политбюро продолжили выполнять обязанности "правителей" в тех же сферах, за которые отвечали в военные годы: Маленков - за промышленность, Берия - за полицию, Вознесенский - за планирование (он был председателем Госплана), Молотов - за иностранные дела, Микоян - за внешнюю торговлю, Каганович - за железные дороги и строительство. Они могли справляться с этим, потому что, в дополнение к участию в обсуждении политических вопросов на заседаниях Политбюро, все они могли проводить в жизнь решения благодаря своему положению в верхнем эшелоне государственной иерархии, будучи главами министерств, заместителями председателя Совета Министров и председателями различных комитетов при Совете Министров.
   Будучи хорошим тактиком и сильным политиком, Сталин вычленил из уцелевших после репрессий, военноначальника Жукова, отличного стратега, опираясь на него, главным образом, он сумел остановить "систему-уничтожителя" Гитлера, а затем и выдворить "соперника". По ходу наступления "система" превращалась в "монстра". Все захваченные государства превращались в "социалистические", к моменту капитуляции нацистов, уже никто в мире не смел сказать о СССР, как о слабом государстве. Это был "богатырь", с самой сильной в мире армией. Огромные территории Западной Европы отошли в непосредственное подчинение Сталину. Но закончилась война, и все повторилось вновь. "Система" вновь приступила к своим "прямым обязанностям" - уничтожению собственного народа.
   Победа СССР далась дорогой ценой. В развалинах лежали 1710 городов нашей страны, свыше 70 тыс. сел и деревень были сожжены. Захватчики уничтожили 31850 заводов и фабрик, затопили 1135 шахт. Было разрушено 65 тыс. километров железнодорожных путей, приведено в негодность 16 тыс. паровозов, 428 тыс. железнодорожных вагонов. В сельском хозяйстве посевные площади сократились на 36.8 млн. га, резко снизилась техническая оснащенность. Страна потеряла около 30% национального богатства. Прямые и косвенные потери населения Советского Союза составили, по предварительным подсчетам, около 50 млн. человек. Из них убитых и смертельно раненных в боях - 27 млн. человек.
   Эйфория победы и благодарности Сталина русскому народу длились недолго. Первое, что решил осуществить Сталин, вернуть всех советских граждан, которые находились на территории оккупированной Германии. Это были в основном пленные, но многие из них боялись возвращения домой, так как понимали, что дома их ждут лагеря. Сталин рассылал "миссионеров" из сотрудников НКВД, которые непосредственно этим вопросом за границей занимались. Невзирая на просьбы, их силой отправляли в Россию, где их тут же подвергали аресту, допросам, и приговаривали к различным срокам наказания, в основном к двадцати пяти годам лишения свободы в лагерях, многих расстреливали, как изменников Родины. Всего вернули около 3 млн. человек из 5 млн. находившихся за границей по данным НКВД.
   Вероятнее всего, основная причина этому мероприятию была месть Сталина тем же "троцкистам". По его мнению, именно они не желали добровольно возвращаться домой. Но не следует забывать и о глобальных строительных проектах задуманных партией, "система" нуждалась в бесплатной рабочей силе. Это тоже следует отнести к причинам принудительного возврата советских граждан на Родину.
   Из воспоминаний маршала Жукова о военнопленных: "...У нас Мехлис додумался до того, что выдвинул формулу: "Каждый, кто попал в плен, - предатель Родины", и обосновал её тем, что каждый cоветcкий человек, оказавшийся перед угрозой плена, обязан покончить жизнь самоубийством, то есть, в сущности, требовал, чтобы ко всем миллионам погибших на войне прибавилось еще несколько миллионов самоубийц. Больше половины этих людей было замучено немцами в плену, умерло от голода и болезней, но по теории Мехлиса выходило, что даже вернувшиеся, пройдя через ад, должны были дома встретить такое отношение к себе, чтобы они раскаялись в том, что тогда, в 41-м или 42-м, не лишили себя жизни.
   Трусы, конечно, были, но как можно думать так о нескольких миллионах попавших в плен солдат и офицеров той армии, которая все-таки остановила и разбила немцев. Что же, они были другими людьми, чем те, которые потом вошли в Берлин? Были из другого теста, хуже, трусливее!? Как можно требовать огульного презрения ко всем, кто попал в плен в результате постигших нас в начале войны катастроф?"
   Поволжских немцев Сталин выселил в Среднюю Азию еще в начале войны, чеченцев и ингуш в 1943-1944 годах, сразу после освобождения Северного Кавказа. За ними были отправлены, в основном, в Сибирь крымские татары. Затем Сталин взялся за Балтийские государства. В выселениях этих народов было задействовано около ста тысяч сотрудников НКВД.
   Затем "система" принялась наводить "порядок" в сфере культуры и искусства. Данным вопросом по поручению Сталина занимался Жданов. В культуре и искусстве следовало установить "социалистический реализм". Более рьяного работника, чем Жданов, для этих целей подобрать было трудно.
   Жданов сменил Кирова, заняв пост первого секретаря обкома и горкома Ленинграда. В 1939 году он одновременно стал членом Политбюро. Вся его карьера проходила в партии. Большую часть войны Жданов провел в Ленинграде. В политической карьере с ним постоянно соперничал Маленков, хотя последнего в Политбюро Жданов сам и "подтянул".
   "Ждановщина" в истории чем-то напоминает "ежовщину", т.е. "чистку".Только одна проходила в 1936-1938 года, а вторая - в 1946 -1948 годах. "Ждановщина" не была такой кровавой как "ежовщина", зато отличалась особым цинизмом и "критиканством".
   В 1946 году Жданов организовал "погром" Ахматовой и Зощенко. Тогда, кстати, родилась шутка, грозившая "весельчакам" немалым сроком. Дело в том, что была в прошлом веке так называемая "ждановская жидкость", которой забивали трупный запах. "Жидкость", которой Жданов "поливал" культуру, интеллигенция прозвала "ждановской". Только она в отличие от прежней сама была смертельной, трупной, а выдавалась за нектар.
   Приведу пример "ждановской жидкости" и читателю все станет понятно: "Анна Ахматова является одним из представителей реакционного литературного болота. Она принадлежит к так называемой литературной группе акмеистов, вышедших в свое время из рядов символистов, и является одним из знаменосцев пустой, безыдейной аристократическо-салонной поэзии, абсолютно чуждой советской литературе...". Вот такими словами Шариковы, "поливали" великую поэтессу. Сейчас эти "акмеисты" выглядят смешно, но представьте положение Анны Ахматовой в то время. А вот как "ждановской жидкостью" Шариковы "облили" великого литератора-сатирика: "Зощенко, как мещанин и пошляк, избрал своей постоянной темой копание в самых низменных и мелочных сторонах быта...Можно ли дойти до более низкой степени морального и политического падения, и как могут ленинградцы терпеть на страницах своих журналов подобное пакостничество и непотребство?...Только подонки литературы могут создавать подобные "произведения"...Зощенко с его омерзительной моралью...Зощенко выворачивает наизнанку свою пошлую и низкую душонку...Насквозь гнилая и растленная общественно-политическая и литературная физиономия Зощенко...Какой вывод следует из этого?...Пусть убирается из советской литературы".
   Можно себе представить в каком положении находились в то время писатели и поэты. Чего требовала "система". Общество было "пропитано" Шариковыми. Жданов требовал "социалистического реализма", признавая себя служителем партии и государства, хотел добиться того же от деятелей культуры и искусства.
   Вскоре Жданов перешел в атаку на другие виды искусства, такие как кино и театр. Под "ждановскую жидкость" попали ведущие советские кинематографисты Эйзенштейн и Пудовик. Зимой 1947-1948 гг. наступил черед советских музыкантов - среди них Прокофьева и Шостакович, - которых ругали за то, что они ничем не ознаменовали тридцатую годовщину революции. Февральское постановление ЦК 1948 года объявило их виновными в "формализме", создании авангардистских композиций для ограниченной аудитории, вместо того чтобы обращаться к массам с мелодичной музыкой в честь советских достижений.
   Трудно сказать, сколько раз в своих длинных речах Жданов клеймил писателей, художников, философов, музыкантов за "отрыв от жизни". Быть изгнанным из писательского или композиторского круга, быть выставленным у позорного столба, быть униженным и подвергнутым "остракизму" - все это было достаточно серьезной формой преследования для творческих личностей, а среди них были и величайшие гении двадцатого века. Не обошлось без арестов и пыток. Театральный режиссер Мейерхольд, был арестован и подвергался пыткам, Осип Мандельштам был затравлен до смерти.
   Особенность "ждановщины" состояла в том, что Жданов был сам ответственным за свою политику. Сталин предоставил возможность ему "курировать" культуру и искусство самостоятельно, развязав себе руки. Но ни на минуту Коба не выпускал из своего внимания следующие направление деятельности партии: руководство вооруженными силами (Жукова, как конкурента, он отправил командовать Одесским военным округом), руководство иностранными делами (здесь у него был надежный Молотов), контроль за Центральным Секретариатом партии, контроль за деятельностью НКВД (в последующем на базе НКВД возникло два министерства: МГБ и МВД).
   Жданов умер в конце 1948 года. У него было плохое здоровье (проблемы с сердцем), поэтому его смерть никого не удивила. Сомнения возникли после того, когда Сталин обвинил в его смерти кремлевских врачей, что якобы они его убили медицинскими средствами. Начались очередные репрессии, а между тем, большинство историков склоняется к мнению, что Жданова убрали по указанию Сталина. В последние месяцы он попал в немилость к Кобе. Можно с этим связать и возвращение Маленкова за месяц до этого из Средней Азии, где он работал. Вообще говоря, своему приезду Маленков обязан больше всего Берии. Не удивительно, что между ними после этого установились дружеские отношения.
   НКВД разделили на МВД и МГБ в начале 1946 года. Интересную должность получил Берия. Его выдвинули члены Политбюро, где он сохранял неопределенные обязанности по вопросам безопасности. Его ставленник Абакумов, начальник МГБ, все вопросы решал непосредственно с ним. Далее, Берия доводил информацию до Сталина сам. Помимо политической полиции с ее "спецотделами", продолжал активную работу СМЕРШ (смерть шпионам), ГУЛАГ.
   В конце войны появились новые категории заключенных: власовцы, участники национальных формирований на стороне немцев, бывшие советские военнопленные, так называемые "враждебные элементы" из Прибалтики, Польши. Восточной Германии, Румынии, Болгарии, Венгрии. Среди заключенных было много немецких и японских военнопленных (необъятная система ГУЛАГа принимала всех, затем "равняла", невзирая на чины, звания, ранги, национальности, и превращала всех в дешевую рабочую силу).
   Сколько было заключенных после войны? Данные на этот счет противоречивы. Самая низкая цифра, которую называют западные исследователи - 8млн. постоянного населения лагерей. Высшая цифра - 15 млн. По подсчетам английского правительства, в СССР было в то время около 10 млн. человек, используемых на принудительных работах.
   Сколько было концентрационных лагерей в СССР после войны? Западные источники указывают на существование 165 лагерей и групп лагерей.
   Особенно тяжелое положение в лагерях было в 1946 -1948 годах и в 1950 году. Большинство заключенных попало в лагеря после немецкого плена или изнурительной работы на немецких заводах. Их физические силы были подорваны, они выполняли нормы, установленные в советских лагерях, не более чем на 40%. Невыполнение же нормы штрафовалось ухудшением и без того плохого питания, а это неминуемо вело к смерти. Но "системе" нечего было беспокоиться, Красная Армия была самой сильной в мире. В 1950 году по приказу ГУЛАГа во всех лагерях были осуществлены массовые расстрелы заключенных, согласно норме, 5% должно было быть уничтожено.
   Страна нуждалась в угле, уране, вольфраме, золоте, платине и лесе. Рабочая же сила (имеется в виду производительная) явно сократилась в результате войны. Тогда и был отдан приказ эксплуатировать заключенных с большей пользой, улучшить их питание и бытовые условия (имеется в виду категориям, которые эффективно выполняли предлагаемую работу). С 1950 года в лагерях средний рацион питания составлял для выполняющих норму: хлеба - 0,8 кг., жиров - 20 г., крупы -120 г., мяса - 30 г. или рыбы - 75 г., сахара - 27 г. Только хлеб выдавался на руки, остальное шло на приготовление горячей пищи (два раза в день, утром и вечером). Рабочий день длился 10-12 часов, не считая времени затраченного на дорогу. Для поощрения "ударников" начали выплачивать заработную плату - от 10 руб. и выше, выдавать махорку. Это не относилось к лагерям с особым режимом, куда отправляли власовцев и других лиц, сотрудничавших с немцами.
   Из приведенного материала видно, что непосредственно для "системы" Вторая мировая война пошла на пользу. Состояние "чрезвычайщины", в которое было ввергнуто общество, захват огромных территорий в Западной Европе, положительно сказался на "мускулатуре" ленинской "системы". Однако стоило закончиться войне, "система" сразу же начала работать по своему прямому предназначению - уничтожению собственного народа различными способами.
  
  
  
   Обстановка внутри партии. Болезнь и смерть Сталина.
   ( Первый удар, который получила тоталитарная система СССР).
  
   Заговоры и путчи - неотъемлемый атрибут тоталитарных систем, особенно когда они пребывают в состоянии застоя или кризиса. "Вождю" в таком случае следует быть предельно осторожным и внимательным по отношению к своему окружению. Удара следует ожидать всегда, целесообразнее его предотвращать, пусть при этом пострадают и невинные. Главное - все правильно преподнести общественности и соратникам по партии, которых, кстати, всегда следует держать в напряжении. Сталин - классический "символ" тоталитаризма. В нем, его действиях, которые он сильно не скрывал, все признаки "вождизма" настолько четко выделены, что по теории тоталитаризма его фигуру в качестве "эталона" брать целесообразнее всего. Однако следует учесть саму суть "системы". Рассматривая ниже деятельность Хрущева, мы заметим, что он со временем тоже приобретет все те же черты, которые были присущи и Сталину. Не будет, конечно, садизма, репрессий, но суть, сама суть останется той же при устранении возможных конкурентов и неугодных лиц, а также в методах управления партией и экономикой страны. Гитлер в свое время сильно доверился окружению. В результате чудом остался жив 20 июля 1944 года, когда у него под дубовым столом взорвалась бомба с часовым механизмом. Его спасла массивная дубовая крышка стола и опора к нему. Взрыв был настолько сильным, что практически все находившиеся с ним погибли. Первоначально даже думали, что это результат бомбежки. Гитлер уже 22 июля 1944 год скажет, что теперь он понял, что убрав Тухачевского, Сталин сделал решительный шаг к успешному ведению войны. Ликвидировав Генеральный штаб, Сталин освободил место для свежих, энергичных людей, никак не связанных с царскими временами. Гитлер уже не был столь уверен, что предъявленные на московских процессах в 1937 году обвинения были сфабрикованы.
   Сталин предельно осторожным продолжал оставаться и после войны. Упреждающий удар - это его тактика управления "системой". Этим, в частности, обуславливается то, что многие из его "компаний" практически не поддаются объяснению. Т.е. имел факт массовых "зачисток", а почему - объяснить вразумительно тяжело. Однозначно, Сталин при этом располагал каким-то фактами или информацией, которая не дошла до нас. Но мыслил Коба настолько нестандартно, что кроме как беспричинными расправами многие из его действия назвать никак нельзя. Это, в частности, относится и к Вознесенскому, которого в Сталинских казематах "мариновали" не один месяц, а затем расстреляли.
   Карьера Вознесенского складывалась очень даже удачно. С поста председателя плановой комиссии в Ленинграде, в возрасте тридцати четырех лет, в 1938 году был назначен председателем Госплана. В 1941 году он заместитель председателя Совета Министров, а в 1942 году - заместитель председателя ГКО, могущественного Государственного Комитета Обороны, в котором он часто председательствовал вместо Сталина во время обсуждения экономических вопросов. Вернувшись к руководству Госпланом после войны, в 1947 году, он стал членом Политбюро и на следующий год, после того как Сталин сам прочитал и одобрил его книгу "Военная экономика СССР", он был удостоен за неё Сталинской премии.
   Одним ударом эта блестящая карьера была оборвана, и Вознесенского сняли со всех постов. Никаких объяснений не было дано, только в 1963 году стало известно, что его дело по обвинению в утрате важных документов слушалось на закрытом заседании.
   Самого Вознесенского первоначально оправдали, хотя многих из его подчиненных расстреляли. Когда его выпустили из тюрьмы, работы ему не нашлось. Органы безопасности под руководством Абакумова продолжали работу над расследованием некого заговора в высших эшелонах власти. Чтобы хоть как-то отвлечься, Вознесенский пишет 800-страничную диссертацию по политической экономии коммунизма. Наконец, в ноябре 1949 года его арестовывают вновь. После длительных пыток его расстреляли, а диссертацию уничтожили.
   Вновь, совершенно необоснованно, развернулась антисемитская компания. По одной из версий, причина этому - женитьба сына Якова на еврейке, притом, что его дочь Светлана была влюблена в еврея, значительно старше ее по возрасту.
   Одной из первых жертв антисемитской компании стал великий еврейский актер и режиссер Московского еврейского театра Соломон Михоэлс. Получивший известность за роль стареющего короля Лира. Он не единожды играл специально для Сталина данную роль и роли других шекспировских героев. В начале 1948 года появилось сообщение, что он погиб в автомобильной катастрофе в Минске, но Светлана утверждала, что слышала, как её отец по телефону предложил это, как легенду, прикрывающую убийство, организованное силами безопасности (нельзя не вспомнить здесь и загадочную смерть Янки Купалы, о которой я писал в книге "Между молотом и наковальней").
   Еврейским критикам запретили писать для советских журналов, были прикрыты еврейские школы, театры и публикации, ввели ограниченные квоты для поступления евреев в высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты, для приема на дипломатическую работу, для работы в правоохранительных органах.
   В этих условиях еврейский антифашистский комитет оказался "секретным" сионистским центром. Его быстренько распустили, а председателя Соломона Лосовского, бывшего помощника министра иностранных дел, арестовали и в 1952 году расстреляли.
   Среди арестованных в то время членов комитета была еврейка, жена Молотова Полина (Жемчужина-Молотова), которая оживленно "побеседовала" на одном из дипломатических приемов с госпожой Майер. Сталин давно посматривал на неё с подозрением, потому что она была вместе с Молотовым близка ему и его семье. Было время, что семья Сталина и Молотова жили в одной квартире, затем в квартирах, дверь в дверь. Есть даже мнение, что Жемчужина-Молотова любила Сталина, и Коба знал об этом. Все это не помогло, как и должность мужа. Жемчужину-Молотову на длительное время сослали в лагеря. Она была не первой и не единственной женой среди жен соратников Сталина, подвергнутой такому наказанию. Жена Михаила Калинина, Екатерина Калинина, была избита до бессознательного состояния сотрудницей НКВД прямо в присутствии Берии, а потом отправлена а лагерь, где пробыла до самой смерти в 1946 году.
   Между 1939 и 1952 годами не собирался ни один съезд партии, а Центральный Комитет собирался между 1945 и 1952 годами только один раз. Если партия должна была вернуть себе руководящую роль, которую играла при осуществлении первоначального курса на индустриализацию, Центральному Секретариату нужно было ввести в действие целую сеть из 200000 партийных функционеров. Но лишь немногие из них обладали подготовкой или опытом, чтобы тягаться в компетентности, накопленной чиновниками министерств и директорами заводов за время войны. Роль, которую научились исполнять секретари всех уровней, сводилась к тому, чтобы работать с администрацией, что означало более тесные отношения и приносило намного больше пользы избирательным округам в областях и районах.
   Это сближение усиливалось тем, что из шести миллионов членов партии в январе 1947 года приблизительно 900000, включая самых способных и квалифицированных её представителей, работали в министерствах или на предприятиях, подчинявшихся министерствам. При возникновении любых спорных вопросов, они скорее всего были склонны принять сторону организаций, где работали, нежели партии, в которую большинство из них были вынуждены вступить просто в интересах карьеры.
   Однако в колхозах все выглядело по иному. Уже осенью 1946 года, вследствие неурожая, обусловленного ужасной засухой, правительство вернулось к старой политике в отношении крестьянства. Была развернута широкая компания по развитию в колхозах сети партийных ячеек. В 1947-1948 годах правительство приняло два указа, которые предусматривали от 5 до 25 лет лагерей за всякое "посягательство на государственную или колхозную собственность". В 1948 году колхозникам настоятельно было рекомендовано продавать государству мелкий скот. В итоге за полгода тайком было забито более 2 млн. голов скота. К тому же торговать на рынке можно было только при наличии специального разрешения. Закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию вплоть до 1952 года оставались ниже уровня 1940 года. Сильно ударила по крестьянам и денежная реформа 1947 года, так как большинство крестьян свои деньги хранили у себя, а не в сберкассах.
   В конце 40-х годов экономическое и финансовое положение колхозов настолько ухудшилось, что правительству пришлось пойти на ряд реформ. 19 февраля 1950 года "Правда" опубликовала статью, посвященную тому, какая форма организации труда колхозника лучше - звено или бригада. С конца 30-х годов власти пребывали в уверенности, что звено, которое в большинстве случаев состояло из членов одной семьи, является наиболее эффективной структурной единицей в условиях недостаточно механизированного сельского хозяйства. Теперь же статья в "Правде" утверждала, что звено - полностью ошибочное направление, которое ведет к индивидуализму в ущерб коллективному сознанию. В итоге с самостоятельностью звеньев было покончено.
   После засухи 1946 года и впечатляющего рывка в 1947 году темпы роста в сельском хозяйстве в конце 40-х - начале 50-х годов оставались очень скромными. Хронические трудности деревни состояли главным образом в неграмотной политике правительства, которая подавляла любую инициативу, вынуждала наиболее предприимчивых бежать в город, несмотря на очень суровое законодательство, которое, по сути, прикрепляло крестьян к земле.
   В 1950 году следуют меры по укрупнению колхозов, что сопровождается новым и значительным уменьшением индивидуальных наделов крестьян. Попытка Хрущева изменить весь уклад крестьянской жизни, освободить их от индивидуалистической психологии приводит к утопической идее создания "агрогородков".
   В октябре 1952 года состоялся ХIХ съезд партии, переименовавший Всесоюзную Коммунистическую партию большевиков в Коммунистическую партию Советского Союза. Это было событие: съезды не собирались 13 лет. Отчетный доклад Сталин, ссылаясь на здоровье, поручил сделать Маленкову. Лично преданный Сталину, Маленков работал в его аппарате с 1925 года. Проявив должное рвение, Маленков определил в докладе "сталинизм" как современное воплощение марксистско-ленинского учения. С докладом об изменениях в Уставе партии выступил Хрущев. Сталин выступил только с заключительным словом, посвященным международным проблемам.
   Тем более неожиданными были события, развернувшиеся после съезда. Сталин предложил избрать узкое Бюро Президиума, но в его составе не оказалось преданных ему Молотова и Микояна. На этом дело не закончилось: Сталин предложил создать в Бюро неуставную "пятерку", в которую вошел Сталин, Маленков, Берия, Булганин, Хрущев. Судя по всему, вождь стал готовиться к очередным массовым репрессиям.
   Почувствовал признаки грядущей опалы Ворошилов. Аресту подверглись высокопоставленные работники госбезопасности. Под угрозой оказался даже Берия. "Ищите большого мингрела", - говорил Сталин (Берия происходил из мингрельского села в Грузии). В Сталинском окружении царила нервозность, неуверенность, всеобщая подозрительность. Между собой мало кто разговаривал в эти дни, все несли свои соображения и мысли к "вождю". Но это и хорошо было Сталину. В этой обстановке невозмутимость и веселье он один и сохранял. Почти ежедневно у себя на даче он устраивал обеды и ужины для приближенных. Частым гостем на них бывал Хрущев, один из немногих, кого Сталин ни в чем тайном не подозревал.
   В январе 1953 года Сталина осмотрел виднейший врач-терапевт профессор Виноградов, сделавший вывод об ухудшении здоровья пациента и необходимости строгого постельного режима с полным прекращением всякой деятельности. Диагноз довел до Сталина Берия. Вождь побледнел, услышав сказанное Берией. Похоже, ему вспомнился постельный "режим" Ильича, который когда-то он сам обеспечивал. "В кандалы его! - просипел Сталин - В кандалы!". Профессор Виноградов и ряд других видных медицинских специалистов были вскоре арестованы и объявлены агентами международной сионистской организации. Возникло так называемое "Дело врачей" (работать врачом при высших партийных работниках, как мы видим, было гораздо опаснее, чем заниматься альпинизмом; более того, альпинист сорвался, значит разбился, а многим из кремлевских врачей довелось пережить страшнейшие ужасы пыток, издевательств и уничижений).
   Только смерть Сталина предотвратила назревавшие массовые репрессии. Она была и ожидаемой - и неожиданной. Удар настиг Сталина в его личных покоях, где он жил один за бронированными дверями и куда вход был запрещен. Сталина обнаружили на полу столовой. Он дышал, но был без сознания. Вызвать врача охранники, помня об отношении его к медикам, не решились. Послали за Берией, Маленковым, Булганиным, Хрущевым. Те разрешили врачам осмотреть вождя. Состояние его было безнадежно. Шли часы, дни. Днем 5 марта в присутствии врачей, Берии, Хрущева, Маленкова Сталин умер.
   Со смертью Сталина закончилась целая эпоха. Эпоха, когда развивалась и крепла "система", опиравшаяся на аппарат, на репрессивные органы. "Система", которая во второй половине войны и после её, набралась необычайной силы и могущества. "Система", которая способна была сокрушить мир.
   Трудно сказать, как долго продолжались бы издевательства над русским человеком в той степени, в которой они имели место при Сталине, если бы вождь не умер. Это был первый существенный удар по "бронированному корпусу" тоталитарной системы, автором которой был Ленин.
  
  
  
   Арест Берии. Подчинение карательного аппарата "системы"
   правительству. Приход к власти Хрущева Н.С.
   (Второй удар, который получила тоталитарная система СССР).
  
   Перед смертью Сталина между многими высшими руководителями СССР существовали серьезные противоречия. Вождю это было выгодно, принцип - разделяй и властвуй, был одним из основных в его обиходе. Хрущев очень боялся, что к власти придет Берия. Эти опасения разделяли многие. До момента смерти Сталина Берия не контролировал МГБ, не входившее на тот момент в состав МВД. Берия был министром последнего, а его ставленник Абакумов, бывший министр МГБ, был арестован и заменен Игнатьевым. Первая цель высших руководителей СССР на тот момент сводилась к взятию под контроль МГБ. Маленков и Берия предусмотрительно заранее договорились о разделе власти, поэтому после смерти Сталина Маленков отказал в разговоре Хрущеву и Берия первым побывал на Лубянке.
   Еще до похорон Сталина в Кремле собрались все бывшие члены Политбюро, верхушка Совета Министров, несколько членов Президиума Верховного Совета, всего около 20 человек. Борьба за власть не прослеживалась, собрание прошло без споров, принятые решения носили характер компромисса. Был выбран новый состав Президиума ЦК, в него вошли Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов, Хрущев, Булганин, Каганович, Микоян, Сабуров и Первухин. Председателем Совета Министров по предложению Берии был выбран Маленков. МВД и МГБ объединили в одно министерство, которое возглавил по предложению Маленкова Берия. Он же, вместе с Молотовым, Булганиным, Кагановичем и Микояном стал пятым заместителем председателя Совета Министров Маленкова. И, нужно заметить, самым деятельным и сильным, т.к. ему подчинялись десять дивизий МВД, охрана Кремля и всех высших должностных лиц, а также вся система государственной безопасности с внутренней и внешней разведкой. Ворошилов стал председателем Президиума Верховного Совета СССР. Хрущев был освобожден от должности секретаря Московского обкома и горкома партии и возглавил ЦК КПСС, хотя должность Первого секретаря формально введена не была.
   Партийная характеристика Берии (что удается восстановить, так как Берия уничтожил собственные архивы): родился 17 марта 1899 г. в селе Мерхеули, расположенном под г.Сухуми, в бедной крестьянской семье. В 1915 году переехал в г.Баку, где поступил и учился в техническом училище. В 1917 году вовлекается в партийно-советскую работу. С апреля 1921 года работает заместителем начальника секретно-оперативного отдела Азербайджанского чека, а затем - начальником. В ноябре 1922 года переводится на должность заместителя председателя ЧК Грузии. В возрасте 24 лет, проводит ряд успешных операций в Чечне, за что награждается почетным оружием из рук Дзержинского. Хороший специалист в вопросах разведывательной деятельности и контрразведки. Выдвиженец Сталина.
   6 марта 1953 года новые назначения в верхнем эшелоне власти Союза через прессу были доведены до народа. В стране сохранялась мирная обстановка. Видимых волнений не обнаруживалось. В прессе проскакивало, что на должность Первого секретаря выберут одного из троих, и назывались имена Маленкова, Берии и Молотова. Однако реально у Молотова не было власти, и он автоматически из данной тройки выпадал. После изложенных выше назначений больше всех власти оказалось у Хрущева, которому автоматически подчинились все ЦК республик и обкомы. А также,- Берии, под началом которого оказался весь силовой аппарат, с присущей ему организованностью и необъятной агентурной сетью. Маленков, как председатель Совета Министров, формально стоял над Берией, однако полномочий таких как он не имел. Силовые структуры в то время больше равнялись на партию, а точнее, - на вождя, и фактически только он мог вносить какие-то коррективы в деятельность аппарата принуждения. В связи со смертью Сталина, у Берии руки были полностью развязаны, никого из окружающих он не воспринимал над своим "я". Чтобы завладеть властью окончательно, Берия постарался создать в стране "чрезвычайщину". Воспользовавшись объявленной по случаю траура амнистией, Берия распорядился выпустить многих опасных уголовных преступников, что резко обострило криминогенную обстановку в стране. Во многих крупных городах в это время возникают настоящие банды. Но прошедшее войну общество, закалилось, оно повидало за годы войны более страшное. То, что задумывал Берия - провалилось.
   Политика в эти весенние дни была крайне напряженной. ГУЛАГ не был расформирован, однако большую группу репрессированных офицеров выпустили. Больше на это решение повлиял Жуков, но и Хрущев к этим политическим событиям имел непосредственное отношение, что в последующим и сблизило его с Жуковым. Еще никто не смел открыто выражать свои мысли, а портреты Сталины висели везде.
   В эти дни Хрущев следил за каждым шагом своего главного оппонента, не было никаких сомнений в том, что Берия готовит сговор с целью захвата власти в стране, что к этой подготовке причастны не только его заместители, но и другие офицеры высоких рангов, в том числе возглавляющие сильные в тактическом плане подразделения. Не менее внимательным к поведению нового Президиума ЦК был и Берия. Когда в середине мая 1953 года в Берлине начались массовые выступления рабочих, Берию направили туда для "наведения порядка". Сразу же после его отбытия, во внерабочее время ,был собран Президиум ЦК. Берия позвонил в Москву перед собранием, о котором ему уже успели доложить агенты. Представители ЦК заверили Берию, что речь идет об обычном собрании, на котором его присутствие необязательно, что его миссия в Берлине гораздо важнее. Берия и не думал верить своим "поплечникам" по партии, безотлагательно он прилетел в Москву.
   Однако Хрущев к этому времени стал настоящим политиком, а слабое его образование компенсировала неудержимая активность и хорошее ораторское искусство. Сын крестьянина- бедняка из Курской губернии, познавший в молодые годы шахтерский труд, он без колебания воспринял революцию и заинтересовался деятельностью Ленина. В 1918 году Хрущев вступил в партию большевиков, затем стал организатором и политкомиссаром шахтерских батальонов. С 1924 года находился на партийной работе и прошел все ступеньки аппаратной деятельности. Долгие годы Хрущев относился к Сталину с неподдельным обожанием, принимая все, что он говорил за высшую истину. Сталин доверял Хрущеву, выдвигая его на ответственные посты в Москве и на Украине. Находясь на высоких должностях, Хрущев был причастен к массовым репрессиям, подписывал приговоры, обличал "изменников". Но было в его деятельности и то, что отличало его от других. В голодном 1946 году он не побоялся просить у Сталина уменьшить план хлебозаготовок Украине, хотя и безуспешно. Когда появлялась возможность, старался облегчить жизнь простых людей, мог подолгу говорить с рядовыми колхозниками. При Сталине прикидывался простоватым, исполнительным чиновником, так как таким было легче выжить...
   Хрущев действовал осторожно, соблюдая все правила конспирации. Жизнь у ног вождя научила его многому. Однако Берия был не менее хитер и коварен, чтобы устранить этого "товарища" от власти, поддержки коммунистов среднего звена было явно недостаточно, хотя она имелась у деятельного Хрущева. Необходима была поддержка Президиума ЦК КПСС и силовых структур. Первым на свою сторону он склонил Булганина. Затем заручился поддержкой легендарного Жукова. Но невозможно было осуществить арест Берии без поддержки Маленкова, который считался другом Берии. Хрущев все же рискнул поговорить с Маленковым без свидетелей во время прогулки по подмосковному лесу и склонить его на свою сторону. Маленков, вероятнее всего, поддался на авантюру по двум причинам: он сам побаивался министра внутренних дел; из-за того, что на стороне Хрущева согласился выступить Жуков, устранение Берии становилось реальным. Маленков устал от передряг, репрессий, заковыристых интриг Сталина, как когда-то великие маршалы устали от своего Наполеона и желали покоя. Сам он, похоже, сознавал, что Первым ему не стать. Пускать на пирамиду власти Берию он не хотел, так как понимал, что в лучшем случае в ближайшем будущем будет исключен из элиты партии, о худшем и думать не хотелось. Кроме Берии на должность Первого мог претендовать только Хрущев, остальные явно не подходили из-за преклонного возраста, своей недальновидности, либо "были слишком молоды, недостаточно проверены партией". Безобидный, в тоже время достаточно активный и деятельный "Никита" больше всех был способен в тот момент возглавить ЦК, с ним Маленков и решил "играть". Кроме того, к этому его подтолкнули результаты первых собраний Президиума ЦК КПСС, на которых он, будучи председателем Совета Министров, председательствовал. На них Маленков почувствовал, что Берия совершенно с ним не хочет считаться, более того, "развращенный" вождем, он не скрывал своего желания обновить полномочия МВД, которые еще недавно стояли и над партией, и над правительством. Маленков пошел на контакт с Хрущевым и обговорил с ним все технические моменты ареста Берии. Данную процедуру они решили осуществить на ближайшем заседании Президиума ЦК. С Ворошиловым данный вопрос Маленков обсудил перед самым началом заседания Президиума ЦК и заручился его поддержкой. С Микояном говорили также в последний момент, однако тот решил занять нейтральную позицию, что сильно настораживало и Хрущёва, и Маленкова.
   На заседание были приглашены все члены Президиума ЦК КПСС. Хрущев пришел
   с пистолетом в кармане. В смежной комнате находилась группа офицеров во главе с Жуковым. У них уже было на руках письменное предписание Президиума Верховного Совета СССР об аресте Берии. Они должны были начать свою операцию по звонку, тайно проведенному от стола Маленкова в комнату военных.
   После открытия заседания Маленков предложил обговорить ряд партийных вопросов и дал слово Хрущеву. Тот сказал длинную речь против Берии, обвинив его в ряде преступлений. Хрущева поддержал Молотов, Булганин, Ворошилов и другие, лишь Микоян воздержался. Пользуясь некоторым замешательством, Хрущев тут же предложил освободить Берию от всех занимаемых должностей и уволить из рядов КПСС. Все были ошарашены смелостью Хрущева. Даже матерый Берия впал на секунду в замешательство. Члены Президиума еще не успели проголосовать, а Маленков уже нажал секретную кнопку. В зал вошли десять офицеров во главе с Жуковым. Они были вооружены. По распоряжению Маленкова Берия был арестован и помещен в комнату по соседству с его кабинетом. Все боялись, что охрана Кремля, или работники МВД сделают попытку освободить своего начальника. Уверенно чувствовал себя только Жуков. По его приказу в Москву были введены Кантемировская и Таманская танковые дивизии. Танки расположились в центре Москвы с расчехленными пушками. Дивизии МВД имели лишь легкое стрелковое оружие. Быть может, поэтому попытки освободить Берию не предпринимались в последующем, а поначалу об его аресте в системе МВД, похоже, даже и не догадывались. Возможно, свою роль - главную, сыграл авторитет Жукова. С легендой Второй Мировой войны, похоже, подчиненные Берии, среди них преданные ему генералы, не решились "скрестить шпаги". Мало кто сомневался в том, что в открытом бою победить Жукова практически невозможно. А диверсионные и специальные подразделения в подчинении министра ВС тоже были. Они вполне могли противостоять обкатанным в "интригах" оперативным службам государственной безопасности. При этом решающим фактором в данном случае было полное доверие военных Жукову.
   Группу офицеров, которые арестовали Берию, провел в Кремль Булганин, поэтому они не сдавали в комендатуру Кремля свое оружие. Вывезли из Кремля Берию в машине одного из маршалов под вооруженной охраной, его поместили в бомбоубежище при штабе командующего войсками ПВО Московского военного округа генерала Маскаленко. Помещение, в котором содержался Берия, охранялось с внешней и внутренней стороны. Все были согласны с тем, что в отношении Берии надо провести следствие и судить его. Неправда, что Берию сразу же расстреляли, следствие длилось около полугода.
   Уголовное дело в отношении министра внутренних дел расследовал вновь назначенный на должность Генеральный прокурор СССР Руденко. До это Руденко возглавлял Генеральную прокуратуру УССР, прославился в качестве главного обвинителя на Нюрнбергском процессе при рассмотрении дела в отношении главных фашистских преступников. Он имел репутацию хорошего юриста, ему и доверили должность Генерального прокурора СССР, вместе с ней поручили расследовать уголовное дело в отношении Берии.
   На должность министра внутренних дел был назначен Круглов. Он и раньше занимал эту должность, но тогда МВД и МГБ существовали отдельно друг от друга. Хрущев ему не доверял, поэтому за Кругловым был установлен четкий контроль со стороны партийных органов, правительства и прокуратуры СССР. На должностях были оставлены многие большие чиновники МВД не связанные непосредственно с Берией.
   После устранения Берии, партия и правительство Союза в иерархической пирамиде власти встали над "карательными органами". При этом председатель Совета Министров с одной стороны как бы получил больше властных полномочий, теперь МВД ему было подотчетно, с другой,- он стал подотчетен Президиуму ЦК КПСС, секретарем которого являлся Хрущев. Это в определенной степени принижало авторитет Маленкова в той сложной политической обстановке. Но больше всего по авторитету Маленкова бил своими показаниями арестованный Берия. До ареста он считал Маленкова своим другом, его сговор с членами Президиума ЦК он расценивал как предательство, вот и мстил ему, надеясь, что тот испугается и поможет в его освобождении.
   В первой половине сентября 1953 года состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором Хрущева выбрали Первым секретарем ЦК КПСС.
   В декабре 1953 года следствие в отношении Берии было закончено. Рассмотрение уголовного дела в отношении Берии должно было осуществляться на основании закона от 1 декабря 1934 года, который был принят после убийства Кирова и предусматривал упрощенное и ускоренное судопроизводство без участия адвоката. Приговор в соответствии с этим законом приводился в исполнение немедленно. Отменять данный закон пока Берия был жив и находился под следствием, никто и не думал. Под председательством маршала Конева суд за 6 дней рассмотрел уголовное дело в отношении Берии и приговорил его к смертной казни через расстрел.
   В 1954 году Хрущев предпринимает несколько поездок по стране, что было новшеством в политической жизни. Популярность его росла. Маленков отошел в тень. В начале 1955 года его заменил на посту Председателя Совета Министров Булганин. Человек из сталинского окружения, умевший ориентироваться в складывающейся в партии обстановке. Кроме того, хозяйственником он был лучше Маленкова, но постоянный противник радикальных реформ. С ним у Хрущева постоянно возникали трения. Во время внутрипартийных "разборок" Булганин занимал позицию большинства. В аресте Берии он принимал непосредственное участие. Самое главное и важное, что было сделано в первые годы правления Хрущева - по инициативе и под его личным контролем был ликвидирован ГУЛАГ. Миллионы безвинно репрессированных получили возможность вернуться домой. Это был великий гуманистический акт, важный шаг в процессе десталинизации советского общества.
   Устранение Берии, который управлял карательным механизмом в стране, ликвидация ГУЛАГа, благотворно сказались на дальнейших событиях в СССР, общество, наконец, свободно вздохнуло и отряхнулось от тирании. Это был второй существенный удар по "бронированному корпусу" ленинской "системы", но она еще прочно держалась на "рейде". "Корабль тирании" только слегка наклонился, тонуть он и не собирался.
  
  
  
  
   ХХ съезд КПСС. Разоблачение культа личности Сталина.
   (Третий удар, который получила тоталитарная система СССР).
  
   XX съезд КПСС открылся 14 февраля 1956 года. По сравнению с XIX съездом состав делегатов значительно обновился, что отображало существенные изменения в составе партийного и государственного руководства на всех уровнях. По предложению Н.С. Хрущева, открывшего съезд, делегаты почтили память вставанием сразу троих самых известных деятелей коммунистического движения: И. В. Сталина, Клемента Готвальда и Кюити Такуду. Ни в докладе, ни в первых выступлениях делегатов не было никаких похвал и критики в адрес Сталина.
   Руководителям партии было о чем говорить: промышленность страны сделала большой рывок вперед, сельское хозяйство увеличило производство на двадцать процентов, доходы колхозников выросли на сто процентов, были значительные успехи в социальной сфере, в производстве товаров народного потребления, укрепилось международное положение и значимость СССР. В отчетном докладе говорилось, что последовательное проведение политики мирного существования обеспечивает возможность предотвращения новой мировой войны и многое другое, что поднимало авторитет партии, подчеркивало её центральное положение в политической системе и роль во всех благих начинаниях. О Сталине ничего не говорилось, Хрущев лишь заявил, что партия взяла под строгий контроль работу органов внутренних дел и государственной безопасности. И то, это было сказано лишь из-за " разгрома банды Берии ".
   Мысль - серьезно и широко поставить на съезде вопрос о Сталине, не покидала Хрущева. В первый раз Президиум ЦК отклонил это предложение. Второй раз, этот вопрос перед руководством партии Хрущев поднял уже в ходе съезда, в форме ультиматума. Ни кто не в силах был запретить Хрущеву выступить перед съездом на данную тему как обычному делегату. Кроме того, когда съезд начинал работу, полномочия руководящих органов утрачивают силу, и все главные проблемы уполномочен разрешать только сам съезд.
   Заявление Хрущева было самым настоящим ультиматумом, и его противники понимали, что им очень тяжело остановить Первого секретаря ЦК. Наконец все согласились, что Хрущев выступит с докладом о культе личности от имени ЦК, но только после выборов нового состава ЦК и на специальном закрытом заседании. Многие члены партийного руководства опасались, что при ином ходе событий их уже никогда не выберут в ЦК КПСС. Это понимал и Хрущев, выдвигая свои требования.
   Получив "зеленый свет" Никита Сергеевич начал готовиться к докладу, который стал главным событием XX съезда и всей жизни и деятельности самого Хрущева.
   Известно, что сам Хрущев не писал текстов своих выступлений и докладов. Письменность давалась ему с трудом, даже в коротких резолюциях он умудрялся делать орфографические ошибки. Иногда он поручал подготовить текст доклада работникам аппарата, иногда диктовал стенографистке, поручая затем помощникам и референтам отредактировать получившиеся материалы. Выступая, Хрущев часто отступал от текста и свободно импровизировал. Эти импровизации часто составляли самую интересную часть его выступлений. Опытный оратор, Хрущев легко мог выступить с огромной речью без предварительной подготовки, что он часто делал в своих поездках за границей. Его доклад на съезде явился результатом всех этих элементов. Хрущев имел материалы комиссии П.Поспелова, а также других комиссий ЦК КПСС. Ему часто приходилось самому говорить с реабилитированными членами партии, особенно с теми, кого знал еще до ареста. Да и собственная память подсказывала многое, о чем раньше и думать боялся. Соединив все это воедино, Никита Сергеевич получил доклад. Позже, правда, доклад Хрущева неоднократно критиковали за недостаточную глубину и широту, отсутствие теоретического анализа, множество пробелов и замалчиваний. Однако в тех условиях, которых готовился к выступлению он, невозможно было сделать что-то лучшее. Да и никто, кроме Хрущева, не осмелился бы на этот шаг. Он был единственным в составе партийного руководства, способным поставить на съезде партии вопрос об осуждении ошибок и вредительства Сталина. У многих других "руки были в крови выше локтей", у некоторых, - жажда удержаться у власти, любой ценой, побеждала все человеческие чувства, третьи были просто глупы, хотя "авторитетны". Последние готовы следовать за любым из руководителей, только бы не трогали "постамент его величия".
   Для участия в закрытом заседании съезда необходимо было получить специальный пропуск. В Кремль пригласили около сотни реабилитированных партийных коммунистов, их помощь в любой момент могла понадобиться. Личности пострадавших от массовых репрессий подбирал сам Хрущев, он лично утверждал список. Текст его доклада не заслушивался руководством ЦК, состав которого еще не был объявлен.
   Взволнованные делегаты и гости молча слушали доклад Хрущёва, только иногда непроизвольно приостанавливая докладчика своими восклицаниями удивления и осуждения действий Сталина. Несколько человек, вероятнее всего, причастных к репрессиям, почувствовали себя плохо, их госпитализировали на носилках из зала. У большинства делегатов на глазах выступили слезы, это были слезы надежды и радости, скорби и печали, веры в светлое будущее.
   Вот фрагмент из доклада Первого секретаря ЦК КПСС Хрущева на ХХ съезде КПСС:
   "После смерти Сталина Центральный Комитет партии стал строго и последовательно проводить курс на разъяснение недопустимости чуждого духу марксизма-ленинизма возвеличивания одной личности, превращения ее в какого-то сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие бога. Этот человек будто бы все знает, все видит, за всех думает, все может сделать; он непогрешим в своих поступках...
   Сталин ввел понятие "враг народа". Этот термин сразу освобождал от необходимости всяких доказательств идейной неправоты человека или людей, с которыми ты ведешь полемику: он давал возможность всякого, кто в чем-то не согласен со Сталиным, кто был только заподозрен во враждебных намерениях, всякого, кто был просто оклеветан, подвернуть самым жестоким репрессиям, с нарушением всяких норм революционной законности. Это понятие "враг народа" по существу уже снимало, исключало возможность какой-либо идейной борьбы или выражения своего мнения по тем или иным вопросам даже практического значения. Основным и, по сути дела, единственным доказательством вины делалось, вопреки всем нормам современной юридической науки, "признание" самого обвиняемого, причем, это "признание", как показала затем проверка, получалось путем физических мер воздействия на обвиняемого.
   Это привело к вопиющим нарушениям революционной законности, к тому, что пострадали многие совершенно ни в чем не виновные люди, которые в прошлом выступали за линию партии...".
   Хрущев в своем стиле, широко жестикулируя, умело импровизируя, говорил о массовых незаконных репрессиях, санкционированных Сталиным, о жестокости пыток, применяемых к арестованным, в том числе к генералам, маршалам, членам Политбюро. О их предсмертных письмах и заявлениях. Он говорил о конфликте между Лениным и Сталиным в последние месяцы жизни вождя. И об предложении Ленина сместить Сталина с должности Генсека. Хрущев говорил о многих сомнительных обстоятельствах смерти Кирова С.М. и недвусмысленно намекал на возможную причастность к убийству Сталина. Хрущев говорил о грубых просчетах Сталина в предвоенный период, о его растерянности в первые дни войны. Докладчик фактически возложил ответственность на Сталина за поражения Красной Армии в 1941-1942 годах и оккупацию огромных территорий Советского Союза. По сведениям Хрущева, Сталин уничтожил перед войной более двух третей состава ЦК и более половины делегатов XVII съезда. В последние годы жизни Сталин готовил новые репрессии, поэтому устранил от руководства партией Молотова, Микояна, Ворошилова, Кагановича. Последнее докладчик вероятнее говорил из тактических соображений, эти "киты" партийной номенклатуры ему были нужны не в оппозиции. На Сталина Хрущев возложил ответственность за глубокий кризис советского сельского хозяйства, за грубые просчеты в советской внешней политике. Хрущев рассказал о фальсификации истории, в которой непосредственно принимал участие Сталин. О том, как он заинтересовывал создание культа из своей личности.
   Споров по докладу не возникло. В постановлении съезда, опубликованном только через несколько месяцев, съезд одобрил доклад Хрущева и поручил ЦК КПСС "последовательно претворить в жизнь мероприятия, которые обеспечат полное преодоление чуждого марксизму-ленинизму явления - культа личности, устранят его результаты во всех областях партийной, государственной и идеологической работы".
   Несмотря на "секретность" доклада, его основные тезисы уже на следующий день комментировала некоммунистическая пресса. Через несколько недель госдепартамент США распространил полный текст выступления Хрущева в переводе на английский язык, правда, в это мало кто тогда верил, настолько был непоколебим авторитет Сталина в мире.
   Хрущев ушел из истории довольно бесславно, мало кто о нем вспоминает в настоящее время. Но это в настоящее, пока есть еще "у руля товарищи", творящие самосуд и расправы, которые без зазрения совести глумят народ, уничтожают его лучших сынов, и все во имя власти, собственного благополучия и спокойствия, удовлетворения своих низменных потребностей - "упиться властью". Придет время и история всех разложит по полкам. Тогда, быть может, и оценят подвиг Хрущева по достоинству. Ведь его доклад в то время можно лишь сравнить с криком души, со стоном миллионов материй в едином выдохе, со спасительным воплем тысяч незаконно осужденных. Только за это Хрущеву надо быть признательным в веках, только из-за этого с уверенностью можно говорить, что эпоха нам его подарила, память о его смелом и решительном поступке не умрет в веках. А "товарищи" подобные Сталину и Берии будут смотреть и чаще задумываться над своим недалеким будущим, и что будет с ними, после ухода из органов власти.
   В настоящее время часто встает вопрос о мотивах, которые побудили Хрущева предать гласности действия Сталина. Естественно, точно в настоящее время об этом никто не возьмется сказать. Однако сложившиеся к этому времени в истории позиции можно привести.
   Часто высказывается мысль, что эта была месть Хрущева за сына Леонида, который был расстрелян во время войны за убийство, а Сталин не помог отвратить наказание, хотя Никита Сергеевич на коленях просил вождя о пощаде отрока. Преступление, совершенное сыном Хрущева, заключалось по информации прессы в следующем: "Когда все были выпившими, кто-то сказал, что Леонид Хрущев меткий стрелок. На спор моряк предложил ему сбить выстрелом из пистолета бутылку с его головы. После того, как у бутылки от выпущенной Леонидом пули отлетело горлышко, он поставил себе на голову вторую бутылку и попросил разбить её полностью, горлышко,- не считается...".
   Версия о разоблачении культа личности Сталина в качестве мести Хрущева за сына выглядит неубедительно. Кроме того, есть информация и о том, что Леонид Хрущев не был расстрелян. Не долечив тогда в госпитале ногу, он спешно уехал на фронт. Добившись переучивания на истребитель Як-7Б, он продолжил воевать. А погиб он в бою, как и многие другие летчики во время Великой Отечественной войны.
   Высказывается также мысль, что осуждение Сталина на XX съезде делалось главным образом для того, чтобы усилить позиции руководства партии. Поэтому Хрущев в своем докладе упор делал не на массовые репрессии, а на репрессии против партийных кадров. Тем самым, он хотел избавить высшие партийные органы и себя, в том числе, от критики и преследований, которые неминуемо рано или поздно должны были произойти. Безнаказанной эпоха Сталина оказаться не могла, вопрос стоял только в том, кто ответит за деяния, - партия, или один только Коба.
   Данная версия также не очень убедительна, так как теоретиком Хрущева назвать невозможно. Сравнивать его с грамотным и хитрым Троцким, интеллигентным Бухариным, неуместно. Никита Сергеевич был человеком действий, чаще на все вокруг он смотрел, как практик. В тоже время он слепо верил в идеалы революции. Если следовать этой версии, то, скорее, Хрущев желал обелить своих товарищей по партии среднего звена, в виновности которых он всегда сомневался. Этим, например, легко объяснить быструю реабилитацию его знакомых и друзей: Коритного, семьи Касиора, семьи Косарева и др..
   Есть и такое мнение, что выступление Хрущева на съезде было решающим сражением за власть внутри самой партии. Взяв на себя инициативу, Хрущев нанес удар по таким ближайшим соратникам Сталина, как Молотов, Каганович, Маленков, Ворошилов, Микоян. Все они изрядно были замараны причастностью к массовым репрессиям. А Каганович и Молотов особенно. В частности, во второй половине 30-х годов Каганович предложил дела лиц, которые привлекались к ответственности по политическим мотивам, рассматривать во внесудебном порядке с применением высшей меры наказания. Молотов "уточнил" это предложение - наказание осуществлять по списках. Присутствие последних в Президиуме ЦК всегда Хрущеву мешало, и дело было даже не в том, что у этих соратников Сталина "руки были по локоть в крови". Скорее, в том, что они к "Никите" относились как к второсортному, не воспринимали его с надлежащей серьезностью. Возможно, это и помогло в свое время Никите Сергеевичу занять пост Первого секретаря. Теперь ему нужно было избавляться от этих "монстров эпохи раннего социализма". Своим докладом Хрущев выбил у них землю из-под ног.
   Последняя версия наиболее подходит в качестве мотива, избавиться от этой "хунты" Хрущеву было труднее всего. Они были реальным и очень сильным тормозом во многих его благих начинаниях.
   В настоящее время говорить о том, что побудило Хрущева к докладу не совсем уместно. Главное, что этот исторический факт имел место. Хрущев останется в истории в первую очередь благодаря XX съезду, и этому не помешает то замалчивание его деятельности и заслуг, которое продолжалось в СССР более 20 лет. А все его ошибки по сравнению с главным его жизненным подвигом - ничего не значат.
   "Бронированный корпус" ленинской "системы" довольно успешно перенес и третью "торпеду", он вновь удержался на "рейде". Основная причина этому - слишком слабыми были ряды интеллигенции, не было грамотных людей в достаточном количестве, чтобы выхолостить из людей ленинское утопия. Сам Хрущев не был теоретически подготовлен к тому, чтобы взамен предложить что-то новое. "Сталинская гвардия" была еще сильна, шансов развернуться у Никиты Сергеевича было мало. Кроме того, страх еще долго жил в сознании советских граждан, точнее, он присутствовал все время, пока тоталитарная система стояла на "рейде".
  
  
   Июньский Пленум ЦК КПСС.
   "Система" пытается избавиться от Хрущева.
  
  
   Хрущеву дорогого стоило, раскрыть культ личности Сталина. 18 июня 1957 года в Кремле собрался Президиум ЦК КПСС. Заседание было своеобразным. Оно продолжалось три дня. Члены Президиума только поздно ночью могли отдохнуть, чтобы утром вновь вернуться на заседание. Кремль был взят под усиленную охрану.
   На заседании Президиума ЦК Молотов и Маленков неожиданно поставили вопрос о смещении Хрущева. И практически все объединились против него. Основная причина этому: слишком глубоко Хрущев вскрыл культ личности Сталина. По ходу нашлись и сопутствующие - экономические.
   В основном разговоры шли о пересмотре решений ХХ съезда КПСС. Собравшись воедино, практически все члены Политбюро выступали против Хрущева и были уверены, что победа будет на их стороне. В случае признания им своих ошибок и согласия на отставку, предусматривалось понижение его в должности до уровня министра сельского хозяйства СССР. На должность Первого секретаря ЦК КПСС планировалось назначить Молотова.
   Однако Хрущев был слишком популярен уже не только среди населения, но и среди членов ЦК КПСС. Он это знал и решил не сдаваться. Он решительно отклонил все обвинения, в том числе и касающиеся экономики государства. Будучи хорошим оратором, умело преподнес достигнутые результаты во внешней политике. Таким образом, он сумел склонить на свою сторону занимавших первоначально нейтральное положение троих членов Президиума: Микояна, Суслова и Кириченко, имеющих право голоса, а также кандидатов в члены Президиума: Брежнева, Мухитдинова, Шверника, Фурцевой, имеющих право совещательного голоса. Жуков, который в тот момент тоже был кандидатом в члены Президиума, сразу выступил на стороне Хрущева, чем внес серьезные колебания в ряды Президиума, хотя и не имел права голоса. Авторитет Жукова был настолько велик, что его побаивались все без исключения. Брежнев также попытался защищать Хрущева, однако Коганович так его отчитал, что тот едва ли не впал в обморок.
   Когда склоки и распри достигли апогея, не имеющий права голоса, Жуков встал и высказался, что армия страны будет на стороне Хрущева. Но даже слова легендарного маршала не подействовали, и Президиум принял решение сместить Хрущева. Однако Хрущев не стал повиноваться, он ощущал поддержку среди кандидатов в члены Президиума, а также председателе КГБ Серове, этим и пользовался. Хрущев сказал, что его на должность Первого секретаря ЦК КПСС выбрал Пленум ЦК, значит только Пленум может и освободить его от должности. Он потребовал собрать Пленум ЦК. Тем не менее, группа Молотова возлагала надежды на формальное решение Президиума, и полагала, что смещение Хрущева они все-таки добьются.
   Покуда заседал Президиум, важные события происходили за дверьми зала заседания. Наиболее уважаемые члены ЦК прибыли в Кремль, чтобы поддержать Хрущева. А вскоре, по инициативе и при помощи Жукова и Серова, явились в Москву практически все члены ЦК КПСС и направили в Президиум коллективное письмо, указывая, что вопрос о смещении Хрущева с должности не может решаться без их участия. Однако и это заявление не повлияло на действия Президиума.. Тогда группа членов ЦК вместе с Серовым, которому подчинялась вся охрана Кремля, прошли к зданию, где происходят заседания Президиума. Большинство Президиума, которая считала Хрущева уже смещенным с должности, поручила Булганину, как Председателю Верховного Совета Министров СССР, и Ворошилову, начать переговоры с членами ЦК. В приемную вышли также Хрущев и Микоян. Встреча "товарищей" происходила очень не дружелюбно. Ворошилов набросился на Серова и попытался угрожать председателю КГБ, однако шеф тайной полиции был не лыком шит. Взяв крепко Ворошилова за воротник, так его встряхнул, что тот начал смотреть на него вполне рассудительными глазами. После этого Серов сказал "кавалеристу", что если Президиум будет сопротивляться сбору Пленума, то Пленум соберется независимо от Президиума, так как члены ЦК не допустят, чтобы вопросы управления партией решались без их участия. Сказано это было в таком тоне Ворошилову (воротник из рук Серов не выпускал), что тот побледнел. "Кавалерист" понял, что "скакал" не в своей "когорте". Все, что говорил Серов, в условиях, когда ЦК против, могло осуществиться. Когда Серов выпустил воротник Ворошилова, "кавалерист" уже практически был на стороне Хрущева. Пленум состоялся. Решающую роль в этом сыграли Серов и Жуков.
   Абсолютное большинство Пленума выступило на стороне Хрущева. Заговор провалился. Со словами о помилования прямо во время Пленума выступили: Ворошилов, Булганин, Сабуров, Первухин, за ними и Маленков. Молчал только вновь выбранный "первый секретарь" Молотов.
   Постановление Пленума и краткая информация о его работе была опубликована только 4 июля 1957 года. В решениях Пленума говорилось об "антипартийной группе Маленкова, Кагановича, Молотова", фамилии Булганина, Варашилова и остальных замалчивались (они хорошо просили прощения у доброго Никиты Сергеевича). И Ворошилов, и Булганин остались при тех же должностях. Из состава Президиума и из ЦК КПСС были выведены: Молотов, Маленков, Каганович, Шапилов, Сабуров, Первухин.
   Интересный факт из воспоминаний Хрущева, относительно этих событий.
   На следующий день Хрущеву позвонил Каганович и просил: "Товарищ Хрущев! Я тебя знаю много лет. Прошу тебя не допустить, чтобы со мною расправились так, как я расправлялся с людьми при Сталине...". Никита Сергеевич ответил ему: "Товарищ Каганович! Твои слова еще раз подтверждают, какими методами вы собирались действовать для достижения своих целей. Вы желали вернуть страну к порядкам, которые существовали при культе личности, вы вновь желали учинять расправы над людьми...Вы и остальных замарали...Однако вы ошибаетесь. Мы твердо стоим и будем стоять на ленинских принципах. Вы получите работу, можете жить спокойно...".
   Далее, на самом деле, заработали ленинские принципы. "Система" начала работать в своем обычном режиме. Сломать её Хрущеву было не суждено, а вот она из него принялась "лепить" своего "товарища"...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Борьба за власть.
   Устранение Хрущевым возможных конкурентов.
  
  
   Имея огромный авторитет, Жуков не допускал, чтобы политики вмешивались в дела армии. Летом 1957 года он принял ряд важных решений относительно армии, не согласовав их с ЦК КПСС. В частности, обязал политработников учиться военному делу на профессиональном уровне. Обосновывал Жуков свое решение тем, что в годы ВОВ, многим из политработников пришлось взять на себя функции строевых командиров.
   Это решение Жукова вызвало большое недовольство политработников в армии. Причем, от самого низа до самых верхних эшелонов власти - политического управления, которое имело статус отдела ЦК КПСС. На Жукова набросились политики, как охотничьи лайки на медведя. Жукову и в годы войны доводилось спорить со Сталиным, не дрогнул он и в споре с Хрущевым. Никита Сергеевич боялся сильных личностей, как, в прочем, и Ленин (поэтому он уничтожал ученых и интеллигенцию), и Сталин (это отличительная черта "вождей" тоталитарных систем, устранять своих возможных конкурентов). В результате, Хрущев решил избавиться от Жукова (о чем потом сильно жалел).
   Летом 1957 года Жуков получил приглашение от Тита навестить Югославию. В конце сентября он туда вылетел, а вскоре там получил приглашение из Албании. Во время нахождения Жукова в Албании был неожиданно принят и сразу опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР об освобождении Жукова от обязанностей министра обороны и назначении на эту должность маршала Малиновского. Так закончилась эпопея великого маршала истории.
   В 1956 году подал в отставку главнокомандующий ВМС СССР Кузнецов. Согласно слухам, причиной смещения Кузнецова была гибель крейсера "Красная Украина": взрыв произошел всего через 10-15 минут после посещения крейсера Хрущевым. Речь шла о покушении на жизнь Хрущева. На самом дела это всего лишь только слухи.
   Кузнецов и Хрущев не сошлись во взглядах. Главнокомандующий ВМС предлагал усиливать надводный флот мощными большими кораблями, а Никита Сергеевич больше симпатизировал подводному флоту, который в условиях поражения цели ракетами менее уязвим. Спор зашел далеко и даже перерос в конфликт. В результате огромные недостроенные крейсера пошли на переплавку, а Кузнецов подал в отставку.
   Смена руководства в КГБ произошла 1958 году. Председатель КГБ Серов был заменен переведенным с должности Первого секретаря ЦК ВЛКСМ Шалепиным.
   После ХХ съезда КПСС и возвращения домой миллионов реабилитированных граждан, выяснялись все новые и новые злоупотребления в системах: НКВД - МВД - МГБ - СМЕРШ. Игнорировать темное прошлое председателя КГБ Серова становилось все труднее. Непосредственной причиной для этого смещения послужило дело о королевской короне бельгийского королевского дома. Ранее ею завладели нацисты, и реликвия некоторое время находилась в Германии. Затем, когда территорию Германии оккупировали русские, корона пропадает. Спустя некоторое время выяснилось, что бельгийская корона находится в личном "музее" Серова. Использовав свое служебное положение, Серов в период оккупации выкрал её вместе с другими драгоценностями, которые и не скрывал. Он просто все хранил у себя в "музее". В результате, корона вернулась в Бельгию, а Серов потерял должность.
  
  
  
  
  
  
  
   Ухудшение международной обстановки.
   Раскол мира на два лагеря. Карибский кризис.
   Человечество на грани катастрофы.
  
  
   Хрущев Н.С. первый из руководителей СССР, побывавший в США с официальным визитом. Во второй половине сентября 1959 года об этом в американских и советских газетах говорилось больше всего. В октябре 1959 года в Москве вышла даже книга "Жить в мире и дружбе". В ней собраны все тексты выступлений Н.С.Хрущева в Америке. Еще через месяц группа советских журналистов написала книгу"Лицом к лицу с Америкой". Она разошлась по Союзу огромным тиражом.
   В поездке Хрущева сопровождали должностные лица СССР самого высокого ранга и супруга Хрущева Нина Петровна. Самолет Ту-114 с советской делегацией на аэродроме ВВС встретил президент США Д. Эйзенхауэр и государственный секретарь К. Гертер. В открытом автомобиле руководители США и СССР отправились в Вашингтон. По дороге их активно приветствовали американцы, открытый автомобиль, похоже, Эйзенхауэром для встречи Хрущева был выбран не зря.
   Встреча удалась. Хрущев много выступал в различных городах и коллективах. Мысль о построении социализма во всех странах мира его не покидала. Тем не менее, в выступлениях это утопия, - "грандиозная задача его славных последователей", ничуть не портила славные речи Никиты Сергеевича, популярность в американской прессе и среди простых граждан он себе быстро сыскал. Возможно, не такую как хотел, Хрущева подводила простота, широта жестов, мимика, внешний вид, но все-таки "буржуи" от него были в восторге. Здесь Никите Сергеевичу надо отдать должное, он сделал то, о чем Сталин до него и думать не смел. У последнего дружба строилась по кавказскому сценарию, т. е. на крови и с позиции силы.
   Результатом поездки Хрущева в США явилась общая разрядка в отношениях между СССР и "капиталистическими" странами мира. К нам лицом повернулся Запад, все с нами, наконец, начали говорить.
   Улучшение отношений между СССР и странами Запада вызвало потребность в новой встрече руководителей СССР, США, Франции, Великобритании, чтобы вновь продолжить обсуждение проблем, начатое на аналогичной встрече в Женеве в 1955 году. Формальности быстро разрешились, и встреча руководителей государств должна была состояться в середине мая 1960 года. Еще через месяц планировалась поездка президента США в СССР. Однако эти планы рухнули вместе со сбитым зенитной ракетой в районе Свердловска американским самолетом-разведчиком, который утром 1 мая пересек границу и двигался по меридиану Урала с юга на север СССР. Если бы не Эйзенхауэр "со своими причудами и сюрпризами", возможно, вся история взаимоотношений между СССР и США пошла бы по другому сценарию, а, возможно, вся история мира. Хотя последнее мало вероятно, так как "система", которой теперь управлял Хрущев, совершенно не была приспособлена для мирной жизни.
   Чтобы не говорили о Хрущеве историки, для того времени в Союзе он явился "лучом света в темном царстве". Колхозники стали получать заработную плату, рабочие вылезли из бараков и перебрались в шикарные для того времени "хрущевки", люди на селе получили паспорта, тем самым с "крепостным правом" было покончено. С появлением свободных рабочих рук ожила промышленность, прекратились массовые репрессии, более того, при Хрущеве и только благодаря ему, они получили официальное осуждение, миллионы советских граждан были реабилитированы, Советский Союз попытался повернуться к миру лицом, но президент США со своим разведывательным самолетом все перевернул с ног на голову.
   Еще в ноябре 1954 года по указанию Эйзенхауэра Центральному разведывательному управлению США было выделено 35 миллионов долларов для строительства высотного разведывательного самолета, способного проникать на территорию СССР, не подвергаясь опасности быть сбитым противовоздушными силами Союза. С июля 1956 года вплоть до мая 1960 года с ведома президента США было осуществлено несколько десятков разведывательных полетов в глубь территории Советского Союза, о результатах которых докладывалось непосредственно самому президенту. Нельзя сказать, чтобы Эйзенхауэр не понимал серьезности последствий, к которым могли привести весь мир его нарушения в области международного права. Он сам говорил по поводу этого: "Если бы они это сделали в отношении нас, то могла бы начаться ядерная война". Скорее всего подобная психология была свойственна и Джеймсу Рестону, который, как стало известно много позднее, был в курсе дела относительно столь часто практиковавшихся полетов шпионских самолетов У-2 над территорией суверенных государств, включая территорию СССР, но не считал необходимым доводить данную информацию объективно до сведений американской прессы. Уже на основании того факта, что один из "столпов" американской "свободной печати" был, по сути дела, соучастником действий, попиравших международное право, можно утверждать, что в деле со шпионскими полетами над СССР американская администрация нашла в печати США сознательного и добровольного союзника, проявившего не меньшую заинтересованность в сокрытии неприглядных сторон деятельности правительства от общественного внимания.
   Следует заметить, что полеты У-2 , которые производили фотографирование территории СССР начались еще при Сталине. Разведчики-шпионы умудрялись летать даже над Москвой и Ленинградом. Советская печать об этом ничего не сообщала. В союзе тогда не было средств, чтобы помешать подобным полетам. Лучшие советские истребители поднимались на высоту 16 километров, высота в 20 километров была недосягаема и для зенитной артиллерии. Военные специалисты докладывали тогда Сталину, что полеты разведывательного самолета можно остановить только с помощью ракеты "земля-воздух". Этим и объясняется быстрое развертывание в СССР работ по ракетостроению. А в 1960 году эти ракеты поступили на вооружение советских сил ПВО.
   Летом 1959 года, перед визитом Хрущева в США, Эйзенхауэр дал директиву временно приостановить полеты над СССР. В марте 1960 года полеты возобновились. А 1 мая 1960 года советские ракетчики сумели поразить американский У-2 и взять в плен пилота Ф. Пауэрса. 5 мая 1960 года Хрущев объявил о случившемся на сессии Верховного Совета СССР, умышленно не указав район, где был сбит разведывательный самолет, а так же, что летчик жив и дает показания.
   Пологая, что летчик погиб, американцы по указанию Эйзенхауэра сделали заведомо ложное заявление о том, что сбит "метеорологический самолет", который исследовал верхние слои атмосферы над Турцией и Ираном, границу СССР пересек нечаянно. Лишь после этого Хрущев объявил, что летчик жив и допрошен, сказанное им подтверждается обнаруженными на месте падения самолета вещественными доказательствами. Правительство СССР направило ноту протеста правительству США. Однако, американская сторона не попросила даже формального извинения, а Эйзенхауэр стал "нагло врать". Встреча глав государств, намеченная в Париже, сорвалась, американский президент не был приглашен в СССР, советско-американские отношения резко ухудшились. В последующем отношения усугубились Карибским кризисом, которого могло и не быть, поведи себя Эйзенхауэр по-другому в свое время. Лишь много лет позднее, нашумевший на весь мир скандал со шпионским самолетом У-2, назван был в Америке "карнавалом глупости, парадом лжи, ошибок и самообмана...".
   Осенью 1960 года Хрущев вновь посетил США. На этот раз он прибыл в Нью-Йорк не по приглашению президента США, а как глава советской делегации на сессию Генеральной Ассамблеи ООН. Участие Хрущева придало этому мероприятию особый колорит. Вслед за ним в Нью-Йорк поспешили главы многих государств мира. Состоялось беспримерное в истории ООН собрание. Более трех недель провел Хрущев в Нью-Йорке. От имени Советского Союза глава делегации СССР предложил в кратчайшие сроки завершить процесс деколонизации, что существенно повысило авторитет нашей страны среди развивающихся стран, среди народов, боровшихся за свое освобождение. Было внесено предложение о всеобщем и полном разоружении (в то время СССР существенно отставал от США, Хрущев понимал, что дряхлой экономикой Союза эту гонку вооружения советскому народу не вытянуть). Нередко на заседаниях ООН Хрущев вел себя грубо (он не имел понятия, что такое этикет, правила поведения; ленинская "система" выхолостила все это из своих руководителей), допуская реплики в адрес дипломатов США, других стран, типа: "Чья бы корова мычала, а ваша - молчала!". А в ходе заседания, когда советская делегация покидала зал в знак протеста, Хрущев задержал наших представителей и предложил устроить абстракцию. И для пущего шума снял с ноги ботинок и стал стучать им по трибуне. Это вызвало шок среди дипломатов всего мира. Такого они еще не видели (Ленин знал, что делает; советский гражданин должен был превратиться в скотину; не удивительно, что Хрущев во многих местах выглядел сущим клоуном в США, но, тем не менее, американцы увидели в нем настоящего человека и хорошего политика). Личность Хрущева настолько полюбилась американцам и не вязалась с угрозами, что даже этот случай вопиющего нарушения этикета не испортил впечатления о нем в глазах миллионов простых американцев. Но не власти... Да и сам Хрущев был типичным представителем ленинской "системы", его "царство" - это сплошные авантюры, угрозы, перегибы, те же административно-командные методы управления, которые проповедовали большевики.
   Восьмилетнее пребывание Эйзенхауэра в Белом доме не оправдало радужных надежд американских избирателей. Даже в симпатизировавшей Эйзенхауэру печати признавалось, что за спокойным фасадом "эйзенхауэрской эры" предавались забвению важнейшие и требовавшие срочного решения социальные проблемы.
   Отношение прессы США к Эйзенхауэру в последний год его президентства отражало распространявшееся в различных слоях американского общества недовольство президентом. Будучи еще в Белом доме Эйзенхауэр как-то признался, что читает только воскресные газеты "по той простой причине, что потребовалось бы слишком много времени, чтобы следить за всем тем, что вы все пишите", "мне попросту не до того, о чем вы говорите, не до ваших карикатур, не до ваших недружественных выпадов", - добавил он, обращаясь к журналистам.
   Конфликт зародившийся между Хрущевым и Эйзенхауэром вылился в Карибский кризис. Обманутый Никита Сергеевич, сразу же использовал удобный случай заявить о причиненной обиде. В результате, ракеты, начиненные ядерными боеголовками, осенью 1962 г. оказались у самых берегов Америки, на Кубе. До третьей мировой войны оставалось совсем немного.
   Хорошо ход исторических событий во время Карибского кризиса в своей работе описал Ефимов А. (1), а эмоциональную сторону руководителей США и СССР Э. Иванян в своей книге "От Джорджа Вашингтона до Джорджа Буша. Белый дом и пресса". Информация из данных источников использована при раскрытии данной темы.
   Пожалуй, никогда еще мир не стоял так близко к началу ядерной войны, как во время Карибского кризиса в октябре 1962 года. Наиболее ярким доказательством этого является рассказ членов американской администрации того времени Макнамары, Банди и Соренсена на конференции 1987 года в Кембридже, посвященной Карибскому кризису. Эти высокопоставленные чины рассказали о приказе Джона Кеннеди всем членам семей сотрудников Белого дома покинуть Вашингтон или, по крайней мере, находиться возле телефона в ожидании известия о пуске ракет. Обе столицы были охвачены ядерной лихорадкой, которая грозила, перерасти в обмен ядерными ударами.
   Всего за три года до этого на Кубе была установлена революционная власть во главе с Фиделем Кастро. И хотя американская администрация мало симпатизировала его предшественнику - диктатору Батисте, тем не менее, она встретила в штыки победу кубинских революционеров. Быть может, американцев насторожило требование новой власти покинуть их военную базу Гуантанамо и даже попытки блокировать ее. Быть может, американское руководство слишком прислушалось к кубинским эмигрантам, которые создали во Флориде сильное антикастровское лобби. Быть может, свою роль сыграли резкие выступления Фиделя Кастро, который с самого начала добивался ликвидации американского засилья на острове.
   Трудно сказать, что послужило причиной. Но, так или иначе, Вашингтон почти на второй день победы Кастро вступил на путь активной конфронтации с его правительством. Еще в марте 1960 года правительство Эйзенхауэра одобрило рекомендацию ЦРУ использовать против революционной Кубы воинственно настроенных эмигрантов, бежавших в США. На подготовку контрреволюционного вторжения было ассигновано 13 млн. долларов США, и в секретном лагере, расположенном в джунглях Гватемалы, срочно обучались военному делу те, кому американское правительство решило доверить осуществление этого вторжения. Кеннеди узнал о лагере и связанных с ним планах уже после победы на выборах.
   Много позднее станет известно, что о готовящемся вторжении на Кубу знали и несколько журналистов, включая политических обозревателей двух ведущих американских газет: "Нью-Йорк таймс" и "Вашингтон пост". Они пояснят, что по просьбе президента сняли статьи о готовящейся контрреволюционной акции в заливе Кочинос (однако это подчеркивает, что ни такая уж и совершенная демократия была в США, государство умело заинтересовывать прессу).
   В 1960 году американцы прекратили закупки кубинского сахара и, тем самым, поставили страну на грань экономической катастрофы, а 2 января 1961 года Соединенные Штаты полностью прекратили дипломатические отношения с Кубой.
   В ту пору Фидель Кастро не был ни коммунистом, ни марксистом. И сами американцы своей ошибочной политикой толкнули его на путь сближения с Советским Союзом. Ему нужна была поддержка - экономическая, политическая, помощь оружием, и он нашел все это в Москве. В феврале 1960 года Микоян побывал на Кубе. И в мае того же года были установлены дипломатические отношения между Кубой и СССР. Хрущев не мог не помочь Кубе, чтобы отомстить Эйзенхауэру за причиненную ранее личную обиду. Хотя официально он всегда говорил иное.
   Тем временем США продолжали эскалацию своей ошибочной политики. В апреле 1961 года американцы поддержали десантную операцию кубинских эмигрантов против режима Фиделя Кастро. В результате, на южном берегу Кубы, в бухте Кочинос, произошли ожесточенные бои между войсками Фиделя Кастро и десантниками. Сражения длились 72 часа. В конечном счете, десант был не только разгромлен, в плен попала значительная часть эмигрантов. Кубинцы захватили большое количество оружия, на котором стояла американская марка. Ни у кого не было сомнений, что эта акция целиком поддержана американской администрацией.
   Роберт Кеннеди в своих воспоминаниях о Карибском кризисе "13 дней" отмечает, что Джон Кеннеди долго не колебался, поддерживать ли намеченную до него антикастровскую операцию. А Хрущев в своих мемуарах свидетельствует, что Кеннеди признал ошибочность своего решения.
   Поражение контрреволюционеров в прессе США было преподнесено так, что в конгрессе и в печати раздавались призывы о прямом вторжении на Кубу. Кубинские руководители провели ряд крупных оборонительных мероприятий на случай нового нападения. Одновременно началось быстрое развитие кубино-советских отношений. Этому способствовали важные перемены на самой Кубе. Кастро был избран Первым секретарем Национального руководства Объединенных революционных организаций.
   В июле 1962 года в Москву прибыла военная делегация из Кубы под руководством Рауля Кастро. Кубинцы искали поддержки в мире. Они вели переговоры с военным руководством СССР о предоставлении Кубе военной помощи. Переговоры шли долго, а с 3 июля по 8 июля в них принимал участие и Хрущев. Можно с уверенностью говорить, что вопросы обсуждались не только экономические, наверняка, уже в эти дни вопросы размещения ракет на Кубе были согласованы. В маленькой Кубе Хрущев видел плацдарм для расширения социалистического лагеря в Америке.
   В одном из писем Хрущева к Фиделю Кастро Первый секретарь ЦК откровенно и искренне рассказывал о том, каким образом в его сознание запала мысль о ракетах на Кубе. Произошло это в Болгарии, судя по всему в Варне. Хрущев и тогдашний министр обороны СССР Малиновский прогуливались по берегу Черного моря. И вот Малиновский сказал Хрущеву, показывая в сторону моря: на другой стороне, в Турции, находится американская ракетно-ядерная база. Пущенные с этой базы ракеты могут в течение шести-семи минут уничтожить крупнейшие центры Украины и России, расположенные на юге страны, включая Киев, Харьков, Чернигов, Краснодар, не говоря уже о Севастополе - важной военно-морской базе Советского Союза.
   Хрущев спросил тогда у Малиновского: почему Советский Союз не имеет права сделать то, что делает Америка? Почему нельзя, например, разместить наши ракеты на Кубе? Америка окружила СССР своими базами со всех сторон и держит его в клещах. Между тем советские ракеты и атомные бомбы расположены только на территории СССР. Получается двойное неравенство. Неравенство количества и сроков доставки. Так он задумал и обсудил эту операцию сначала с Малиновским, а затем - с более широкой группой руководителей и, наконец, получил согласие Президиума ЦК КПСС. Самым неясным было - возможно ли секретным образом разместить ракетные установки на Кубе и привести их в состояние боевой готовности? Остров небольшой, просматриваемый со всех сторон американской разведывательной авиацией, и к тому же насыщенный американской агентурой. Неясно было, согласится ли кубинское руководство с советским предложением. Для решения обоих вопросов на Кубу была направлена делегация, в которую входили маршал Бирюзов, будущий посол на Кубе, Алексеев и ряд других советских военных и политических руководителей. Они рассчитывали, что будет трудное объяснение с Фиделем Кастро. Однако реакция кубинских руководителей превзошла ожидания. Кастро поставил вопрос на обсуждение всего кубинского руководства, и было принято единодушное решение - согласиться с размещением ракет с ядерными боеголовками. При этом, главным мотивом для кубинцев была не оборона Кубы, а укрепление оборонной мощи всего социалистического лагеря. Что касается возможности - секретным образом разместить оружие, то советская комиссия, в которую входили авторитетные военные специалисты, пришла к положительному заключению. Эта ошибка очень дорого обошлась для репутации Хрущева. Полагаясь на заключение комиссии, он вместе с другими советскими руководителями принял решение о размещении ракет на Кубе. Для каждого здравомыслящего политика или советника в Москве было очевидно, что скрыть приближение многих десятков советских кораблей, а тем более транспортировку и установку ракет на маленьком острове невозможно. Тем не менее, Хрущев, со свойственным ему авантюризмом, начал эту операцию.
   Какие цели ставил Хрущев? Сам он давал - настойчиво и упорно - одно, и только одно, объяснение: укрепление обороноспособности Кубы, гарантии ее защиты от вторжения (косвенного или прямого) Соединенных Штатов Америки. Намек на такое объяснение прозвучал еще до размещения ракет на Кубе. Так, в одном из выступлений, 9 июля 1960 года, Хрущев заявил, что США не следует забывать, что сейчас они находятся не так далеко от Советского Союза, как прежде (вероятнее всего уже в это время подводные лодки Союза кружили около берегов Кубы). Он сказал, что Советский Союз в случае необходимости может помочь кубинцам дать отпор вооруженным силам контрреволюции нашими ракетами. А через три дня Хрущев заявил, что "доктрина Монро" уже мертва. Правда, в течение следующего, 1961 года, Хрущев неоднократно заявлял о том, что Советский Союз не имеет и не будет иметь военной базы на Кубе. Одновременно он дважды направлял президенту Кеннеди протесты против вмешательства в дела Кубы (авантюризм был присущ Хрущеву, своими действиями он не раз вводил в заблуждение руководство США).
   Хрущев думал так: если мы успеем установить ракеты, американцы дважды подумают, прежде чем применить свои военные методы. Он понимал, что Америка может уничтожить некоторые из ракетных установок, однако, даже если сохраниться десяток ракет, этого будет достаточно для ответного удара. Таким путем, по его мнению, в любом случае можно будет поставить Америку в тяжелые условия, поскольку под угрозой все-равно останутся важные деловые и промышленные центры США.
   Никита Сергеевич добивался уважительного отношения к Союзу. Не имея возможности сделать это дипломатическим путем, шел на крайние меру, как учил это делать Ленин. Он хотел таким путем получить то, к чему стремился на протяжении 1960-1962 годов: признание ГДР, закрепление нового статуса Западного Берлина, послевоенных границ, а также - изменения в советско-американских отношениях.
   Хрущев рассуждал так же, как рассуждал когда-то Эйзенхауэр в отношении Советского Союза. Известно, что на протяжении всего послевоенного периода и даже сейчас многие американцы верят в то, что с Советским Союзом (а сейчас с Россией) можно вести переговоры только с позиции силы, что русские другого языка не понимают. То же думал Хрущев об американцах, более того, расширение социалистического лагеря было его мечтою. Он считал, что они слишком сильны и слишком уверены в своем строе. С "буржуями" невозможно разговаривать на равных, не продемонстрировав перед этим свою мощь. Обе цели - защита Кубы и изменение стратегического баланса, - вероятно сливались в его сознании воедино: надо на деле показать Америке, что ситуация в отношениях с СССР и его союзниками изменилась коренным образом.
   С конца июля и до середины сентября 1962 года Советский Союз направил на Кубу примерно 100 кораблей. Большая их часть на этот раз перевозила вооружение. По американским подсчетам сюда было доставлено 42 ракетно-баллистических установки среднего радиуса действия - МРБМ; 12 ракетно-баллистических установок промежуточного типа, 42 бомбардировщика-истребителя типа ИЛ-28, 144 зенитные установки типа "земля-воздух"; ракеты других типов, вооруженные ракетами патрульные суда. Кроме того, на Кубу было перемещено примерно 40 тысяч советских солдат и офицеров.
   3 сентября 1962 года было опубликовано советско-кубинское коммюнике об оказании Кубе помощи вооружением, а так же - экономической и технической. Как раз в это время американская военная авиация, совершавшая регулярные разведывательные полеты над Кубой, засекла там развертывание советских ракет. Все было зафиксировано фотосъемкой. США заявили протест против этого, указав, что развертывается не оборонительное, а наступательное оружие. Представитель СССР в ООН отрицал наличие советских ракет, заняв позицию аналогичную той, которую когда-то занимал Эйзенхауэр. Тогда американцы развернули в ООН фотовыставку, неопровержимо доказывающую наличие там советских ракет. 22 октября военные корабли США установили карантин вокруг острова и привели вооруженные силы в боевую готовность. В ответ Советский Союз сделал упор на подводные ВМС.
   Конечно, передвижения такого количества советских кораблей не могли остаться незамеченными для американцев. Надежды сохранить все в секрете, в тайне, оказались грубым просчетом советников Хрущева, но не его самого. Ему не терпелось помахать "кулаком". 16 октября 1962 года американцы имели достоверные данные о размещении советских установок на Кубе. Но еще раньше американская разведка получила информацию от своих агентов на Кубе о передвижениях по острову советских ракет, сопровождаемых советскими солдатами и офицерами, переодетыми в кубинскую военную форму или в штатские костюмы.
   В эти дни на плечи глав двух стран легло тяжкое бремя ответственности. Особенно наглядно представление о чувствах Хрущева, о его психологической эволюции во время Карибского кризиса, дает переписка Первого секретаря с Кеннеди. Из неё видно, как постепенно менялся тон хрущевских писем. Если вначале он был вызывающим, даже агрессивным, то в конце - все более брало верх чувство гигантской ответственности за судьбы своего народа и всего человечества, стремление любой ценой предотвратить ядерную катастрофу. Интересно заметить, что письма Хрущева отличаются куда более личным характером, чем послания Кеннеди. Это объясняется тем, что Хрущев сам диктовал письма. Правда, потом они подвергались редактированию, но таким образом, чтобы сохранить не только основные мысли, но и настроение, стиль, обороты речи, которыми он очень дорожил.
   Вот, например, что он писал 26 октября, вскоре после известного выступления Джона Кеннеди по поводу блокады: "Наша цель была и есть помочь Кубе, и никто не может оспаривать гуманность наших побуждений, направленных на то, чтобы Куба могла мирно жить и развиваться так, как хочет ее народ... Вас беспокоит Куба? Вы говорите, что она находится на расстоянии от берегов Соединенных Штатов 90 миль по морю, а ведь Турция рядом с нами, наши часовые прохаживаются, один на другого поглядывают. Вы что же, считаете? Можете требовать безопасность для своей страны и удаления того оружия, которое Вы называете наступательным, а за нами этого права не признаете? Вы ведь расположили ракеты разрушительного характера, которые называете наступательными, буквально под боком у нас. Какое же согласуется тогда признание наших равных в военном отношении возможностей с подобными неравными отношениями между нашими государствами? Это никак невозможно согласовать...".
   Это то письмо, которое шокировало Джона Кеннеди и его советников. Дело в том, что в один и тот же день были получены два письма. В первом выражалось согласие Хрущева вывезти ракеты с Кубы, если США примут обязательство не нападать на нее. А во втором письме содержалось еще дополнительное требование - вывести аналогичные американские средства из Турции. До сих пор идут большие споры по поводу того, как в один и тот же день могли быть направлены два таких разных письма. Думается, объяснение этому довольно простое. Хрущев получил дополнительную информацию от советских представителей, работавших в США, о том, что можно добиться больших уступок от Соединенных Штатов Америки. И преуспел!
   Особенно ярко передает чувства Хрущева его письмо от 28 октября 1962 года. "Я отношусь с большим пониманием к Вашей тревоге и тревоге Соединенных Штатов Америки в связи с тем, что оружие, которое Вы называете наступательным, является грозным оружием. И мы понимаем, что это за оружие. Чтобы скорее завершить опасный для мира конфликт, чтобы дать уверенность всем народам, жаждущим мира, чтобы успокоить народ Америки, который, я уверен, так же хочет мира, как этого хотят народы Советского Союза, наше правительство в дополнение к уже ранее данным указаниям о прекращении дальнейших работ на строительных площадках для размещения оружия, отдало новое распоряжение, о демонтаже оружия, которое Вы называете наступательным. Упаковке его и возвращении в Советский Союз...Мы должны сейчас быть осторожны и не делать таких шагов, которые не принесут пользу обороне государств, вовлеченных в конфликт, а лишь могут вызвать раздражение и даже явиться провокацией для рокового шага. Поэтому мы должны проявить трезвость, разумность и воздерживаться от таких шагов... Мы убеждены в том, что победит разум, война не будет развязана, и будет обеспечен мир и безопасность народам".
   Для Союза, пожалуй, окончание Карибского кризиса было более выгодным, чем для американцев. Хрущев добился вывода ракет из Турции, "напугал" американцев и подтвердил стратегический паритет между двумя великими державами. Правда, отношения с мировым сообществом своими действиями Советский Союз испортил на все последующие годы, гонка вооружения на этом, естественно, остановлена не была, мир окончательно разделился на два лагеря. Последующая конфронтация между странами СЭВ и НАТО трактовалась по-разному, а точнее - как кому было выгодно, о международном праве стали забывать. Гонка вооружения была взвинчена до немыслимых масштабов. Ядерная война могла разразиться в любой момент.
   Хуже всего то, что системообразующая среда СССР не была приспособлена для ведения нормальной хозяйственной деятельности, для организации человеческих отношений в обществе. В ходе взвинченной до немыслимых масштабов гонки вооружения, страны блока НАТО подорвали экономику СССР, а "система" выжимала последние "соки" из рядового труженика. Страны блока СЭВ больше не могли конкурировать на международной арене, а экономика их резка начала сбавлять обороты. Этот момент, вообще говоря, был самым опасным в истории человечества. Если его моделировать, то представьте себе специально надрессированную обезьяну голодную и ободранную с автоматом "Калашникова", идущую по городу. Один опрометчивый шаг прохожего или продавца, и стрельбы не миновать. Ей терять нечего. Кроме оружия у неё нет ничего. При этом обезьяна зомбирована на нападение, передел имущества, его конфискацию. Иными словами, малейшая искра в международных отношениях могла привести к вооруженному конфликту. И не просто к вооруженному конфликту, а к самой настоящей ядерной катастрофе.
  
  
  
  
  
  
   Управление экономикой.
   Крах реформ Хрущева.
  
   Сразу следует заметить, что в рамках "системы" все реформы неминуемо влекут за собой увеличение бюрократического аппарата. Из-за того, что они не могут в себе нести заботу о простом человеке-производителе, его благосостоянии, а настроены на изъятие и распределение произведенных материальных ценностей, реформы неминуемо обречены. Сама "система-уничтожитель" построена таким образом, что не содержит в своей структуре понятия - народ, а значит, как не крути модель её политической системы, кроме усиления пирамидальных ветвей власти, в ней ничего не произойдет. "Система" автоматически будет усиливать свои структуры, то отчего она сильнее.
   Нет цели в данной главе описать все реформы, которые "учинил" Хрущев. Остановимся на основных из них. Разберемся, почему "система" все "бортировала", либо перестраивала на свой лад? Почему внешне благородные цели Хрущева обращались для народа в дубец и палку? Почему при нем так увеличился бюрократический аппарат?
  
   Попытка децентрализации управления народным хозяйством.
  
   По-мнению Хрущева, существовавшие сверхцентрализованные отраслевые министерства, были не в состоянии обеспечить быстрый рост промышленного производства. Вместо них в 1957 году начали учреждаться территориальные управления - советы народного хозяйства. Сама по себе идея децентрализации управления экономикой для такой огромной страны поначалу встретила положительные оклики, однако в сути ничего не изменилось. Предприятия вместо опеки министерств, получили опеку совнархозов. Непосредственно до предприятия, до рабочего места данная реформа не дошла, да и не могла дойти по причинам изложенным выше.
   Вместо поисков материальной заинтересованности каждого работника в результатах своего труда были проведены изменения в нормировании и оплате. Результатом этого стало значительное сокращение числа рабочих, трудившихся на основе сдельной оплаты, и рост числа повременщиков. И без того невысокие материальные стимулы к труду стали резко снижаться. Обещания же, многократно повторяемые с высоких трибун, о росте заработной платы приводили к тому, что рабочие в массовом порядке стали подавать заявления о повышении им оплаты за труд. Стала получать распространение "выводиловка", т.е. подгонка заработной платы до определенного уровня.
   Повышение цен, появление новых дефицитов было отражением нарастания кризисных явлений в экономике. После 3-4 лет благоприятной конъюнктуры в промышленности темпы её роста стали замедляться. Нарастали явления несогласованности, нарушения хозяйственных связей. Замедлился технический прогресс. Совнархозы, в первые три года позволившие дать некоторую прибавку темпов, теперь начали обнаруживать отрицательные стороны. Прежде всего, партийное руководство краев и областей, которые были включенные в большие экономические административные районы, стало стремиться к выведению своих областей в самостоятельные районы. Они боролись за принцип - каждой области свой совнархоз. Это было престижно и выгодно. Часть прибыли, полученной предприятиями экономического административного района, оседала, таким образом, в области. Численность аппарата совнархоза в целом по стране стало быстро расти, росли и административные расходы.
   Для координации деятельности совнархозов, проведения единой технической политики в 1962 году начали создаваться государственные комитеты в Москве, которым передавались ведущие научные, проектные и конструкторские институты, конструкторские бюро заводов с опытными и экспериментальными базами. Комитеты быстро начали расширять свою экспансию, обирать совнархозы, отнимать у них все новое и прогрессивное. Так создалось двоевластие в управлении промышленностью, так возникли ядра новых отраслевых министерств.
   В марте 1963 года "в целях дальнейшего совершенствования руководства промышленностью и строительством" был создан Высший Совет Народного Хозяйства СССР. Эта бюрократическая надстройка создавалась над Советом Народного Хозяйства СССР, Госпланом, Госстроем и Госкомитетом по координации научно-исследовательских работ.
   Так Хрущев воссоздал централизованную бюрократическую командно-административную систему, призванную обеспечить стабильность в экономике. Но ничего не было сделано для рабочих, их положение все ухудшалось.
   В г. Новочеркасске известие о повышении цен совпало с проводимым снижением расценок рабочим одного из крупных местных предприятий. Это привело к стихийной остановке завода и забастовке. Для расследования обстоятельств туда была направлена комиссия ЦК во главе с Микояном и Козловым. Напряжение в городе нарастало. Были вызваны войска и танковые части. Последние блокировали путь от завода, расположенного за городом. Рабочие, узнав о прибытии партийных руководителей, устроили мирную демонстрацию, чтобы рассказать о своих нуждах представителям вышестоящей власти. Но когда колонны демонстрантов достигли площади перед зданием горкома, в подвале которого Микоян и Козлов устроили свой штаб, войска открыли по демонстрации огонь из стрелкового оружия. Имелись убитые и раненные. Эхо новочеркасских событий прокатилось по стране, хотя печать и прочие средства массовой информации молчали.
   Трагедия произошла вопреки решительному отказу отдать приказ о применении силы со стороны генерала Шапошникова, Героя Советского Союза, заместителя командующего Северо-Кавказским военным округом. Мужественный патриот, он и годы спустя пытался донести правду о Новочеркасске до широкой общественности, поплатившись за это отставкой, исключением из партии, преследованиями.
   1962-1964 годы остались в памяти многих людей как годы внутренних неурядиц и роста напряженности. Ухудшалось продовольственное снабжение растущего городского населения. Если при Сталине проводилась политика систематического снижения розничных цен на продовольственные товары, что было возможно за счет ограбления деревни, то с конца 50-х годов цены оказались замороженными. Причиной этого было повышение закупочных цен - необходимая мера по повышению уровня жизни колхозников и рабочих совхозов. Закупочные цены стали резко обгонять розничные, государство было вынуждено выделять все больше дотаций сельскому хозяйству, чтобы удерживать розничные цены на продукты животноводства на прежнем низком уровне. В 1962 году вместо бывших сезонных снижений государство повысило розничные цены на масло на 50%, на мясо на 25-40%. Соответственно повысились цены на десятки наименований продуктов из мяса и молока. Это вызвало большие недовольства самых широких масс народа, особенно рабочих.
  
   Замена пятилетнего плана - семилетним. ХХI съезд.
  
   Реформа, произведенные перемены привели к замешательству в управленческом аппарате, сбоям в выполнении шестого пятилетнего плана. Однако признать это и вносить необходимые коррективы руководство страны не стало. Было найдено другое решение: заменить пятилетний план ( 1956-1960 гг.) семилетним планом (1959-1965 гг.). Тогда "недостача" первых лет пятилетки покроется новыми планами. В качестве обоснования данной меры приводились масштабы хозяйства, необходимость установления длительной перспективы экономического планирования.
   На ХХІ съезде было торжественно объявлено, что страна вступила в "период развернутого строительства коммунистического общества". Ставилась задача - в кратчайшие сроки догнать и перегнать наиболее развитые капиталистические страны по производству продукции на душу населения. Заглядывая в будущее, Хрущев прикидывал с трибуны съезда, что это произойдет примерно в 1970 году.
  
  
   Аграрное производство.
  
   1956 год - год ХХ съезда - оказался весьма благоприятным для сельского хозяйства страны. Именно в этом году обозначился большой успех на целине - урожай был рекордным. Хронические в предыдущие годы трудности с хлебозаготовками, казалось, стали уходить в прошлое. В центральных районах страны колхозники, избавленные от оков сталинской системы, напоминающих государственное крепостничество, получили новые стимулы к труду, увеличилась доля денежной оплаты труда. В этих условиях в конце 1958 года по инициативе Хрущева принимается решение о продаже сельскохозяйственной техники колхозам. До этого техника находилась в руках машинотракторных станций (МТС). Колхозы имели право покупать только грузовые автомобили. Такая система сложилась с конца 20-х годов и являлась следствием глубокого недоверия к крестьянству в целом, которому не позволено было владеть сельхозтехникой. За использование техники колхозы должны были расплачиваться с МТС натуроплатой.
   Продажа техники колхозам положительно сказалась на сельскохозяйственном производстве далеко не сразу. Большая часть хозяйств не имела возможности купить технику сразу, и выплачивали деньги в рассрочку. Это поначалу ухудшило финансовое положение колхозов и породило известное недовольство (государство имело возможность, придержав закупочные цены, заполучить значительно больше сельхозпродукции). Другим отрицательным моментом была фактическая потеря квалифицированных кадров механизаторов и ремонтников, до этого сосредоточенных в МТС. По закону они должны были перейти в колхозы, но это означало для многих из них понижение жизненного уровня, и они находили себе работу в районных центрах и городах. Отношение к технике ухудшилось, так как колхозы не имели, как правило, парков и укрытий для её хранения в зимнее время, да и общий уровень технической культуры колхозников был еще низок. Из-за того, что не учитывались формы хозяйствования в колхозах и совхозах, все делалось по приказу сверху в один день, перспективное решение о передаче техники колхозам, стоило государству и колхозникам немалых средств.
   На сельское хозяйство, как и прежде, давили стереотипы рапортомании, стремления аппаратных работников добиться значимых показателей любым, даже незаконным путем, без осознания негативных последствий. В конце 50-х годов это наиболее ярко проявилось в так называемой "рязанской афере". Руководители Рязанской области выступили с обязательством увеличить заготовки мяса в области за один год сразу в 3 раза. Официальная печать раструбила об этом на всю страну. К тому же Хрущев лично благословил этот почин на одном из Пленумов ЦК. "Почин" этот дорого обошелся сельскому хозяйству Рязанщины. На убой были отправлены почти все молочные коровы. Деньги колхозов и банковские кредиты использовались для скупки скота в других областях и отправки его на убой. Скот незаконно изымался у населения. Такое выполнение плана привело к разорению многих колхозов и индивидуальных хозяйств. Пострадала не только Рязанская, но и соседние области России. Уже в следующем году стало ясно: неизбежно резкое падение уровня сельскохозяйственного производства в Рязани и соседних областях. Первый секретарь обкома партии Ларионов застрелился, а народ Рязанщины страдал, голодал и мучился.
   Не стану приводить в книге примеры с внедрением в производство кукурузы. Я думою даже ученик начальных классов знает, что в Архангельской области её выращивать невозможно. Но поступала команда сверху - садить всем без исключения, и вездесущие Шариковы воплощали её в жизнь. Хотя в целом идея была прогрессивной.
   Антинаучный подход к сельскому хозяйству привел к тому, что в 1963 году в магазинах начал пропадать хлеб. В 1963 году целина ничего не дала. Вспаханные земли заболели коррозией. Высаженное зерно вместе с плодородным слоем сдувалось бурями. Что же касается нечерноземных районов, то после освоения целины зерновое хозяйство там вообще было заброшено. Ответственные работники партийного аппарата были в шоке, они боялись доложить Хрущеву о приближающейся катастрофе (боялись испортить ему празднование "великого десятилетия"). Чтобы справиться с дефицитом хлеба, пришлось пустить в ход семенной фонд и срочно закупать зерно за границей. Это был первый раз, когда СССР закупал зерно за границей. Хлебную торговлю в стране лихорадило еще год после этого. Во многих районах, особенно южных, появились первые с 1947 года карточки - талоны на хлеб. Хлеб отпускался только прописанным в данной местности, приезжим не продавали, ввели нормы потребления и продажи хлебобулочных изделий.
   Из воспоминаний Ю.Черниченко, которые он выразил в своей работе "Две тайны": "...Лично меня спасла дорожная жизнь. Раз ночью ехал в одном купе с доктором наук Евгением Сергеевичем. В 1963 году он волею судеб возглавлял советское торгпредство в Вашингтоне, и именно к нему прилетел тогдашний замминистра внешней торговли - закупать зерно. Целина выгорела, пыльные бури, без спешного импорта - карточки! Легко сказать - закупать, ведь эмбарго, после Карибского кризиса торговать с "Красными" официальный Вашингтон запретил. Однако конгресс заинтересован, начались слушания, позвали экспертов, пошел на толковище и Евгений Сергеевич. Вопрос так: если постоянный торговый канал - пусть покупают! Консультанты, экономисты в один голос: ...заклинило на долго. Целина - пыльный котел... Наследник друга нашего села Росуэла Гарста, дружелюбный и философичный банкир Джон Кристалл, знающий наши степи, как графства своего штата, зажиточного штата Айова, на вопрос белорусского председателя Старовойтова, долго ли еще мы будем покупать у Америки хлеб, ответил азартно и громко: "Форэве! Всегда!". И, поняв реакцию, поторопился объяснить: русским выгоднее приобретать то , что у самих плохо получается, и тратить время-средства на что-то иное, в чем они сильны...".
   Джона Кристалл как в воду глядел. Практически всегда с этого времени Россия-матушка, извечно торговавшая свои хлебом, будет его закупать за границей.
  
   Очередной заговор против Хрущева.
   Смещение его с поста Первого секретаря ЦК КПСС.
  
   Данный вопрос следует рассмотреть по следующим причинам: во-первых, это был уход с должности живого руководителя Союза, без последующих арестов и расстрелов; во-вторых, аналогичным образом в последующем верхушка КПСС пыталась устранить от власти Горбачева, правда, вторая попытка оказалась менее успешной и повлекла за собой развал всей ленинской "системы".
   Конец лета и начало осени 1964 года были наполнены для Хрущева его обычной работой. Он принимал в Кремле различных политических деятелей и бизнесменов западных стран, руководителей государств Индонезии, Индии и Египта, послов и журналистов. После возвращения со Скандинавии и поездки в ЧССР Хрущев начал готовиться к новой реформе управления сельским хозяйством. Ему казалось целесообразным создать в стране специальные отраслевые управления в сельском хозяйстве - Главживотноводство, Главптицеводство, Главрыболовство, Главсвекловодство и т.д.. Однако теперь проект Хрущева не нашел взаимопонимания и поддержки и в Президиуме ЦК, и среди секретарей обкомов, которым данная "перестройка" показалась ненужной и даже вредной из-за слабого развития специализации в колхозах. Однако Хрущев и не думал отступаться, он интуитивно чувствовал, что необходимо "перестраивать" сельское хозяйство, как это делать, сам, похоже, толком не осознавал, хороших специалистов "система" давным-давно растеряла, полагаясь на свою интуицию и опыт, он продолжал следовать "на пролом".
   Окончательно данный вопрос должен был разрешиться на ноябрьском Пленуме ЦК, в октябре 1964 года он решил отдохнуть на государственной даче в Пицунде. Хрущев, судя по всему, не чувствовал себя переутомленным, или больным. По дороге в Пицунду он посетил несколько колхозов и совхозов в Крыму, встречался с секретарями обкомов и райкомов на Кубани. Находясь на даче, Хрущев контролировал подготовку полета в космос корабля "Восход" с тремя космонавтами на борту, а также принимал у себя различных государственных деятелей.
   День 12 октября 1964 года был очень напряженным для Хрущева: три космонавта - Комаров, Феоктистов, Егоров стартовали с Земли на одном космическом корабле. Когда космический корабль сделал третий виток вокруг Земли, Хрущев и Микоян, который также отдыхал в это время на юге, связались по радиотелефону с космонавтами и поздравили их с успехом. А, между тем, в Кремле подготовка к перевороту шла полным ходом. На расширенном заседании Президиума ЦК КПСС Суслов и Шалепин поставили вопрос о снятии Хрущева со всех его должностей.
   Разумеется, данный вопрос возник не за один день. Обсуждение вопросов о возможной замене Хрущева в кругу ЦК и Президиума происходила еще в первые месяцы 1964 года. Развитию "антихрущевских" настроений способствовал и тот факт, что за девять месяцев 1964 года Хрущев 135 дней провел в поездках по различным странам, в том числе и дальнего зарубежья. Имеются свидетельства о том, что детальное обсуждение вопроса о снятии Хрущева было проведено группой членов Президиума и членов ЦК в сентябре, когда они отдыхали на юге, будучи приглашенными первым секретарем Ставропольского обкома Кулаковым. Заговорщики мало охотились, немного занимались рыбной ловлей, больше они обсуждали политические вопросы, в том числе, главный - об устранении Хрущева от власти. Основную роль в подготовке к смещению Хрущева сыграл Игнатов. Длительное время он входил в состав Президиума ЦК КПСС. Между ним и Хрущевым отношения не сложились давно. Воспользовавшись случаем, Хрущев убрал его на второй план, в результате, Игнатов оказался на должности Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР. Он не имел реальной власти на данной должности, однако мог свободно перемещаться по Союзу и помогать создавать "антихрущевский" блок. В центре "игры" находились Суслов, Шалепин, Брежнев, занимающий пост второго секретаря ЦК КПСС, и министр обороны СССР Малиновский. Президиум ЦК КПСС собрался тогда, когда большая часть членов Президиума и большая часть членов ЦК КПСС высказалась за смещение Хрущева.
   Утром 13 октября Хрущев принял на своей даче министра Франции Полевского. Франция стояла перед президентскими выборами, и многих интересовал вопрос - выставит ли де Голь свою кандидатуру на следующий срок. Полевский, который считался близким товарищем де Голля, сомневался в том, стоит ли это делать. Хрущев не дал возможности развить ему мысли о своих сомнениях, заявив, что "настоящий политический деятель всегда сражается до конца за свою власть". Хрущев хотел пригласить Полевского на обед, однако в этот момент его позвали к телефону. Звонил Брежнев. Он сообщил, что в Москве собрались члены ЦК, они намерены провести Пленум с целью обсуждения предложений Хрущева в области реорганизации сельского хозяйства. Никита Сергеевич в ответ довольно резко высказался: "Этот вопрос не срочный, я в отпуске, можете и подождать...". Однако Брежнев продолжал настаивать на своем, к телефону подходил также Малиновский. Наконец, сопротивление Хрущева было сломлено. Заговорщики начали прямо высказываться, что если Хрущев не приедет, то они проведут Пленум и без него. Никита Сергеевич почувствовал недоброе, выругался по-русски, и сказал, чтобы присылали самолет...
   Вместе с Хрущевым в Москву вылетел и Микоян. В последний раз генерал Цыбин вел в Москву самолет Хрущева. Вместе они налетали не одну тысячу километров. Напряжение исходившее от Хрущева, передавалось и Цыбину, и Микояну. На аэродроме в Москве Хрущева встретил только председатель КГБ Семисчасный. Хрущеву и Микояну стало понятно, что на Пленуме ЦК разговор пойдет о чем угодно, только не о сельском хозяйстве.
   На заседании Президиума ЦК КПСС присутствовали 22 человека. Кроме членов и кандидатов в члены Президиума здесь присутствовали министры СССР Громыко и Малиновский, несколько секретарей обкома, в том числе секретарь Волгоградского обкома Школьников, который очень резко выступил против Хрущева.
   Председательствовал на заседании сам Хрущев. Стенографистки не было. Обсуждения были бурными, резкими, правдивыми, иногда очень грубыми. Хрущев решительно отклонял все обвинения в свой адрес, несколько неопровержимых обвинений выставил сам в адрес членов Президиума, которые присутствовали. В защиту Хрущева высказался только Микоян, который заявил, что деятельность Хрущева - это огромный политический капитал партии, который она не имеет права растерять. Однако Микояна никто не поддержал из присутствующих. Для Хрущева стало очевидным, что Пленум ЦК КПСС, который в июне 1957 года поддержал его и отклонил решение Президиума, в этот раз будет не на его стороне. Все-таки среди 330 членов и кандидатов в члены ЦК у Хрущева был не один десяток его сторонников. Вопрос на Пленуме о его снятии, наверняка, гладко не прошел бы для Президиума ЦК. Исходя из этого, Хрущев отказался подавать в отставку добровольно. Заседание, которое началось 13 октября, пришлось приостановить поздно вечером до следующего дня.
   Ночью Хрущев не спал. Поздно вечером он позвонил Микояну и сказал: "Если они не хотят меня, пусть так и будет...Я не буду больше им перечить!..."
   На следующий день заседание Президиума ЦК продолжалось не более полутора часов. Первым секретарем ЦК КПСС было рекомендовано выбрать Брежнева, Председателем Совета Министров СССР - Косыгина.
   Во второй половине дня 14 октября в Кремле открылся Пленум ЦК КПСС, члены которого заранее прибыли в Москву со всех концов страны.
   Заседание Пленума открыл Брежнев. Председательствовал Микоян. Присутствовал и Хрущев, который за время заседания не произнес ни одного слова. Доклад зачитал Суслов. Продолжался он не более часа, в нем довольно поверхностно давалась оценка деятельности Хрущева за 11 лет. В основном он сводился к демонстрации недостатков в политике Хрущева, местами Суслов совершенно необоснованно критиковал Первого секретаря КПСС.
   Суслов сказал, что Хрущев допустил огромные ошибки в своей работе, в управлении партией и правительством, часто принимал необдуманные решения, допустил организационную чехарду. В последние 2-3 года он сконцентрировал в своих руках всю власть и злоупотреблял ею. Все достижения и успехи в стране он относил к своим личным заслугам, совершенно не прислушивался к членам Президиума, не считался ни с кем в правительстве (здесь следует заметить, что власть в своих руках Хрущев сконцентрировал гораздо раньше - 5-6 лет назад; а люди, которыми себя окружил Первый секретарь, смотрели ему в рот, они и не думали ему возражать).
   Суслов также сказал, что в печати все больше и больше писали о заслугах Хрущева. Часто хвалили совершенно не обоснованно. За 1963 год в центральных газетах 120 раз размещали его портрет, а за 9 месяцев 1964 года - 140 раз. Даже Сталину такой чести пресса не оказывала, размещая его портрет 10-15 раз в год.
   Далее Суслов поднял вопросы управления партией, промышленностью, сельским хозяйством. Вообще говоря, критика была обоснована. Хрущев так запутал управление в ленинской "системе", что и сам Ильич не разобрался бы теперь, что дальше делать, с кого начинать отстрел. Почему так произошло, - основная проблема данной книги. Ниже будет приведен экономический анализ деятельности Хрущева. Но! Самое главное! Кто бы не управлял "системой", результат один - обнищание народных масс, постоянный "прирост" бюрократического аппарата, "чрезвычайщина", милитаризация общества, глумление интеллигенции, ученых, полный контроль над СМИ.
   Значительно позже Горбачев Михаил Сергеевич попытался провести реконструкцию "системы", преобразовать СССР в правовое государство, но и у него ничего не получилось. Как из тигренка нельзя сделать теленка, так и в рамках "системы-уничтожителя" невозможно строить правовое государство.
   У Хрущева не было такого уровня образования, как у Горбачева, он и не собирался строить правовое государство. Он пытался улучшить жизнь граждан, но в лучшем случае из тигренка получался львенок, который его в последующем и скушал. "Система" не терпит издевательств над собой, это все-равно, что неосторожно обращаться с оружием. К тому же, образованных людей, хороших специалистов осталось слишком мало к моменту прихода Хрущева к власти. Осуществить с ними те реформы, которые он задумывал было невозможно. Но! И это существенно! Хрущева сняли со всех должностей на Пленуме. Его не арестовали. Не было внутрипартийных "разборок". Он вернулся вечером домой, кинул портфель в угол и сказал: " Ну вот, теперь я в отставке. Может самое главное из того, что сделал, заключается в том, что они смогли снять меня с должности простым голосованием, тогда как при Сталине все они были бы арестованы".
   Анализируя приведенный материал, нетрудно придти к выводу: "система-уничтожитель", созданная Лениным, "усовершенствованная" кадрами "наштампованными" новыми "фабриками", после Второй мировой войны вновь начала ослабевать, из-за отсутствия, главным образом, "чрезвычайщины". Гонка вооружения в мире, развязанная не без участия Советского руководства, все труднее переживалась экономикой СССР. Попытки Хрущева, реформировать общество и экономику, оказались безуспешными. Сменившее Хрущева, руководство Союза во главе с Брежневым ввергло страну в "рутину", всем известного, застоя.
   Годы застоя породили свою идеологию, о которой нельзя не сказать (о самом застое говорить не имеет смысла). Уже во второй половине 60-х годов стало ясно, что цели поставленные Программой КПСС, принятой на ХХII съезде, в намеченные сроки реализовать не удается. Новому руководству требовалось идейно-теоретическая, пропагандистская основа для своей деятельности. Начинается смещение акцентов с пропаганды целей коммунистического строительства на пропаганду уже достигнутой ступени развития. В 1967 году на торжественном заседании в честь 50-летия Великого Октября Брежнев заявил, что главным итогом пройденного советским народом исторического пути является построение развитого социалистического общества. Данная концепция создавала для брежневских теоретиков три важных преимущества: не ставила под сомнение сделанный Сталиным в 1936 году вывод о построении в СССР основ социализма, не снимала формально лозунга Программы партии, наконец, позволяла отодвинуть общественную коммунистическую перспективу на неопределенное будущее. Правда, пропаганда развитого социализма не могла ответить на вопросы о нехватке продуктов, товаров широкого потребления, о растущих негативных тенденциях общественного сознания: алкоголизме, спекуляции, коррупции, падении дисциплины, апатии, карьеризме. Но такая цель и не ставилась. Требовалось оправдать все существующее в реальности, показать как наивысшие достижения человеческой цивилизации, а все негативные, кризисные явления свести к "отдельным недостаткам".
  
  
   Приход к власти Андропова.
   Очередная неудачная попытка реформирования
   общества и экономики Союза.
  
   К началу 80-х годов экономика СССР была на краю пропасти. Гонка вооружения продолжала набирать свои обороты. Оружие, которое Союз продавал налево и направо, пытаясь поддержать свою системообразующую среду, в любой момент могло повернуться ядерными боеголовками в противоположную сторону.
   10 ноября 1982 года Брежнев на посту Генсека умер от старости. Во главе партии и государства встал Андропов. Несколькими месяцами ранее он был отозван с поста председателя КГБ, который занимал с 1967 года, и был избран секретарем ЦК КПСС. По роду деятельности он отвечал за идеологическую работу. Пост этот оказался вакантным после смерти Суслова и означал, что Андропов стал вторым человеком в партийно-государственном руководстве и наиболее вероятным приемником Брежнева. Андропов достаточно хорошо представлял себе сложность ситуации, сложившейся в стране к началу 80-х годов. Его жизненный опыт, в который входили и ранее начало трудовой деятельности, и комсомольская работа, и дипломатическая деятельность в Венгрии в трудном 1956 году, и заведование отделом ЦК, и, наконец, руководство КГБ, позволил ему составить свое представление о путях выхода из создавшегося положения. В одном из своих первых выступлений на посту Генерального секретаря Андропов признал наличие многих нерешенных проблем, а также то, что "одними лозунгами дело с места не сдвинешь".
   Примерно так о приходе к власти Андропова звучат официальные версии, приблизительно так оно было и на самом деле. Только дорогу к власти Андропов себе проламывал сам в брежневском "лесу" из преступных кланов, жуткой коррупции международного масштаба, организованных преступных групп, расхищающих имущество СССР. Брежнев к концу своей жизни больше походил на сказочного героя "лешего", засевшего в гуще старого "леса", но еще живого. Ветви старых безобразных деревьев в царстве лешего так плотно сплелись, что в лес не войдешь без булатного меча, или топора. А корни деревьев вытягивали из земли все живые соки, ни одно молодое деревце, ни травинка, ни цветочек уже не могли расти в лесу. Животный мир не мог прижиться в этом лесу. В царстве лешего, что днем, то и ночью, солнца давным-давно не видывали.
   Андропов был человеком дела. Специфика его работы была такова, что о ней говорят немного, а иногда и вообще - ничего... Эта одна из причин, что до сих пор об Андропове мало представлено информации. Официально озвучивают его деятельность следующим образом: "Андропов решительно взялся за наведение порядка и дисциплины на производстве. Само по себе это решение было верным, однако при его реализации местные органы, действующие в традиционном административно-бюрократическом духе, стали нарушать закон, задерживая, якобы для проверки причин ненахождения на работе, людей в магазинах, парикмахерских, кинотеатрах и т.п..". Но и еще, конечно, говорят, что в верхнем эшелоне власти он хорошо встряхнул брежневское "лихолетье".
   Вообще говоря, это все верно. Но реальную власть Андропов получил гораздо раньше, чем умер Брежнев. Причем власти этой Юрий Владимирович добился сам. Своим безукоризненным поведениям, порядочностью, умом. К власти Андропов шел со своей армией чекистов (в хорошем смысле слова). К началу 80-х армия Андропова была самая сильная в Союзе, и брежневские мафии и преступные кланы это знали и боялись шефа КГБ. Андропов был чекистом душой и сердцем. Он понимал, что Союз он не вытянет со своей командой, для этого нужны молодые и грамотные специалисты. Но в брежневском "лесу" им не прорасти. Вот он и готовил почву для будущих поколений, безжалостно уничтожая старые непроходимые "дубравы" ( Горбачева в Москву и далее в ЦК тянул Андропов. Горбачеву было бы легче, но непредвиденное покушение, сократило жизнь Андропова).
   В томах Ленина невозможно поместить преступления, которые учинялись в Союзе брежневскими мафиями за один месяц. Я не говорю о ювелирторгах, скупках золота, куда иногда сдавались исторические реликвии по государственной цене лома драгоценного металла. Я приведу пример по Грузии. В Зугдиди есть музей с двумя реликвиями: посмертной маской Наполеона и диадемой царицы Тамары (украшение в виде золотой пластины с драгоценными камнями). Галине Брежневой понравилась диадема и она преспокойно заявила: "Подарите её мне!". Вы представляете? Директор музея упал в обморок, потом, когда очнулся, стал звонить Шеварднадзе, тот отцу. Инцидент с трудом удалось утрясти.
   В последние годы жизни Брежнев, похоже, понимал, что ему - "лешему", уже со своим "лесом" не справиться, что ещё немного и "лес" не пропустит через себя и его "лесного хозяина", поэтому во власти он уже не ограничивал Андропова, заключив, скорее всего, устный мужской договор - не трогай только "добрый молодец" мои самые близкие "деревья".
   Чтобы избежать недоразумений и как-то контролировать деятельность шефа тайной полиции, Брежнев в доме на Кутузовском проспекте Андропова поселил над собой, а министра внутренних дел Щелокова, под собой. К обоим в качестве первых заместителей приставил своих родственников: Цвигуна (мужа сестры жены Брежнева) к шефу тайной полиции, Чурбанова (мужа дочери Галины Брежневой) к министру внутренних дел. Сыновья Андропова и Щелокова учились в одном ВУЗе, что также было немало важно.
   Начал Андропов "чистить" брежневские "дубравы" с самого "густого места" - Краснодарского края, где первым секретарем был Медунов. В г. Сочи группа сотрудников КГБ с Сочинской прокуратурой обвиняют мэра Воронкова в коррупции. Но Воронков был лично знаком с Брежневым, в результате прокурор г.Сочи Пальчек сам оказывается арестованным союзными оперативными службами МВД и прокуратурой Краснодарского края. Андропов учиняет ему побег в Москву, где Пальчек дает интервью западным корреспондентам, а затем прячет его. По личному распоряжению Андропова в домовладении Воронкова проводится обыск, где обнаруживается тайник с ценностями. По настоянию Андропова, Генеральная прокуратура Союза санкционирует арест Воронкова (приговор - 13 лет). Затем Андропов разгоняет министерство рыбной промышленности за операции с икрой и снимает, таким образом, номенклатурный иммунитет с брежневской мафии (заместителя министра рыбной промышленности за хищения в особо крупных размерах и взяточничество расстреливают). За пять месяцев до смерти Брежнева Медунов был арестован, а на его место поставлен Воротников, ставший через год премьером РСФСР, ещё через полгода - членом Политбюро (самая фантастическая по перепадам и стремительная по скорости кремлёвская карьера). Далее, при загадочных обстоятельствах в своем собственном кабинете застрелился генерал КГБ СССР Семен Цвигун (муж сестры жены Брежнева). Через десять дней после его смерти после беседы по существу с Андроповым на тот свет отходит Суслов (освобождая тем самым место в ЦК шефу тайной полиции). Через несколько дней Андропов арестовал все окружение Галины Брежневой за незаконные операциями с драгоценными камнями и металлами, её лично он допросил, но арестовывать не стал. В мае 1982 года Андропов зашел в ЦК как второе лицо после Брежнева. Но! И это главное! Как солдаты слушают офицера, так все слушали Андропова. В том, что он станет Генеральным секретарем ЦК уже никто не сомневался. С приходом Андропова в ЦК Брежнев фактически складывает с себя полномочия, далее он несколько месяцев побыл "куклой" и умер.
   Довольно быстро составилось общественное мнение об Андропове как о сильном политике, начавшем методично наводить порядок в стране, причем, начиная с высших эшелонов власти. Не удивительно, что за несколько месяцев работы Андропова Совмин и ЦК очистился от брежневских "дубрав" почти наполовину. Были приговорены к расстрелу приятели Брежнева: председатель технопромэкспорта Смеляков, директор Елисеевского гастронома Соколов (поставщик продуктов семье Брежнева); был выведен из состава ЦК и находился под домашним арестом бывший министром МВД Щёлоков.
   Сформированные следственные группы из опытных сотрудников Прокуратуры СССР, МВД, КГБ для расследования наиболее злостных фактов коррупции, чистили брежневское "царство" по всему его периметру, даже партийно-государственной верхушке в Узбекистане во главе с Рашидовым досталось. В одной Москве за период управления государством Андроповым на скамью подсудимых за преступления связанные с коррупцией угодило более 200 тысяч чиновников разного уровня и ранга.
   Внешне все выглядело в обществе довольно спокойно. По радио и телевизору, в газетах, о чистке "дубрав" если и трезвонили, то умеренно. Андропов работал спокойно и уверенно. Он выбрал себе в приемники Горбачева, о чем не раз высказывался в кругу близких себе людей. Наверняка, он подготовил бы ему почву, для посадки молодого "леса". Но не суждено было этому сбыться. Жена Щелокова, когда Андропов возвращался домой, из пистолета мужа открыла стрельбу по Генеральному секретарю ЦК КПСС. Она успела выстрелить несколько раз, пока её застрелила охрана Андропова. Одна из пуль ранила Генсека и очень сильно ускорила его смерть (предположительно, была повреждена здоровая почка Юрия Владимировича; это покушение не афишируется и в настоящее время). Щелоков покончил жизнь самоубийством (предположительно застрелился из ружья), его хоронили в закрытом цинковом гробу.
   Политика, которую начал Андропов, была полезна для общества СССР, но она ни коим образом не решала основных проблем. Как личность Андропов выделялся из среды, в которой вращался, более высоким уровнем культуры, личной скромностью. Скорее всего, он понимал, что не в его силах поломать "систему". Он просто её пытался "подлечить", подтягивая к себе хорошие молодые кадры. В них он видел будущее...
   В феврале 1984 года Андропов скончался. Консервативное большинство в политическом руководстве сумело провести на пост Генерального секретаря ЦК КПСС престарелого друга Брежнева - Черненко, к моменту назначения уже тяжело больного (Черненко при Брежневе играл роль денщика: лично выдавал из портсигара пять разрешённых папирос в день, кричал на ухо слова собеседника, которых Брежнев недослышал или недопонял, помогал подняться с кресла, застёгивал пуговицы, уводил пьяного, сопровождал в уборную, подавал текст с речью, ордена для вручения) (2).
   Чуть более года страной управляли люди престарелого возраста: Генсеку Черненко было 72 года, министру обороны Соколову - 73 года, премьеру Тихонову - 80 лет, министру иностранных дел Громыко - 75 лет.
   На короткий период времени - с февраля 1984 года по март 1985 года, общество СССР было ввергнуто в маразматическую "рутину" Брежневской застойной политики. И только в марте 1985 года Генеральным секретарем ЦК КПСС стал подтянутый Андроповым - Горбачев.
  
   Кризис экономический и политический в обществе
   Советского Союза. Приход к власти Горбачева М.С.
   Августовский путч 1991г.
  
   К середине 1980-х годов развитие советской экономики не только остановилось, но и пошло на спад. Экономические трудности пытались в начале преодолеть с помощью административно-командных методов, но это не принесло ожидаемых результатов. В 1985 году Генеральный секретарь КПСС Горбачев М.С. выступил инициатором проведения коренных преобразований, которые должны были предотвратить дальнейшее снижение темпов экономического развития страны. Курс на перестройку был жизненно необходим советскому обществу, но не "системе", которую так старательно выстраивал Ленин, чтобы уничтожить Россию. Как только заговорили о гласности, реальной демократии, "система" вновь, будто тигр оскалилась. Будто хищник, которого дрессировщик пытается приструнить палкой, "система" начала "изворачиваться", "хитрить", "рычать". Огромный бюрократический аппарат "системы", вмиг мог оказаться невостребованным, кроме того, жить по закону некоторые "товарищи" давно уже разучились, а точнее - даже не знали, что это такое. Целые поколения выросли в беззаконии, несправедливости, лицемерии и лжи. "Закон, что дышло..." - придуманная "товарищами" поговорка. Им она была на руку, а каком там равенстве можно было говорить...
   Горбачеву пришлось очень тяжело. Он противопоставил себе страшной "системе". В работе между "Молотом и наковальней" я подробно описывал возможности этого "монстра", но Горбачев оказался сильнее...
   Сохранение в стране монопольной власти партийной номенклатуры мешало претворению в жизнь идеи построения правового государства. Лишь под давлением широкой общественности, прежде всего интеллигенции, власти вынуждены были пойти на более-менее радикальные реформы в политической сфере с тем, чтобы оживить прежде всего работу Советов и других институтов власти, которые в условиях тоталитарного режима полностью "атрофировались". Именно с этой целью предполагалось провести выборы в Советы разных уровней, но теперь уже с участием в них большого числа кандидатов, т.е. на конкурентной основе.
   Подготовка к выборам в Советы началась с выработки политических и организационных принципов их проведения, которые были приняты на пленуме ЦК партии в январе 1987 года. Они предполагали: альтернативные выборы, тайное голосование при избрании ответственных партийных работников, выборы кандидатов на самом предприятии, введение новых форм участия в управлении предприятиями и т.д. Однако из-за искусственного торможения решений сверху партийной номенклатурой, воплощение всех этих принципов в жизнь до весны 1989 года было практически нулевым. Другими словами, решения Горбачева "саботировались" чиновниками, либо специально учинялся "перегиб". Все делалось так, чтобы до обывателя в нормальном виде они не доходили, все извращалось, перекручивалось, переиначивалось. Главное, чего добивалась партийная номенклатура - обозлить граждан против решений Генсека.
   В1988 году ХIX партийная конференция предложила проект конституционной реформы, осуществление которой привело бы к установлению в стране двухуровневой представительной системы - Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, избираемого на съезде, - и поста президента СССР, наделенного широкими полномочиями.
   Согласно проекту прежний Верховный Совет, никогда не имевший какой-либо власти, заменялся новым, который был бы постоянно работающим органом и избирался тайным голосованием на съезде народных депутатов. В функции съезда народных депутатов СССР предполагалось вменить проведение конституционных, политических, социальных и экономических реформ, а также избрание президента страны, который руководил бы внешней политикой и обороной, назначал премьер-министра и т.д. Представительство на съезде планировалось следующее: 1150 депутатов избираются населением, 750 - партийными, профсоюзными и общественными организациями.
   Предполагая такую реформу политической системы, её авторы хотели открыть, во-первых, двери съезда сторонникам перестройки, а во-вторых, с помощью съезда и президента преодолеть противодействие консервативного Политбюро ЦК КПСС, которое далеко не всегда разделяло политику Горбачева и его сторонников-либералов.
   Реформа вызвала критику как консерваторов, так и радикалов, возглавляемых Б. Ельциным, так как предложенная система, по мнению последних сосредотачивала много власти в руках президента.
   С избранием Ельцина президентом России и победой радикалов на российских выборах в июне 1991 года у Горбачева оставался один шанс сохранить себя в качестве влиятельного политика - успешно завершить процесс реформирования СССР. Летом 1991 года в стране начался так называемый парад суверенитетов, когда советские республики одна за другой стали объявлять о своей самостоятельности и независимости в решении всех вопросов жизни на своей территории. Начался процесс, начало которому было положено еще в период образования СССР Лениным и группой диверсантов во главе с Раковским. Не вмешайся в свое время в данный процесс Сталин, от России-матушки ничего не осталось бы. Остановить данный процесс было невозможно. Фундамент огромного здания "социализма" был с трещинами, кроме того, само здание было выстроено на людских костях и человеческом горе. Горбачев всеми разумными способами пытался удержать от падения эту "махину", не допустив при этом кровопролития.
   Я приведу слова Горбачева из выступления его в ООН 7 декабря 1988, в них вся суть позиций, на которые он пытался вывести государство и общество:
  
   "...Международные связи только тогда будут сполна отражать подлинные интересы народов и надежно служить делу их общей безопасности, когда в центре всего будет человек, его заботы, права и свободы.
   В этом контексте я хотел бы присоединить голос своей страны к высоким оценкам значения Всеобщей декларации прав человека, принятой сорок лет назад, 10 декабря 1948 года.
   Этот документ актуален и сегодня...
   Самый подходящий способ для государства отметить юбилей декларации - улучшить у себя дома условия для соблюдения и защиты прав своих граждан...
   ...Мы основательно углубились в дело строительства правового социалистического государства. Подготовлена или находится в стадии завершения целая серия новых законов.
   Многие вступят в силу уже в 1989 году, и мы рассчитываем - будут отвечать самым высоким стандартам с точки зрения обеспечения прав личности.
   Советская демократия обретет прочную нормативную базу. Речь идет и о таких актах, как законы о свободе совести, о гласности, об общественных объединениях и организациях, о многом другом.
   В местах заключения нет людей, осужденных за свои политические и религиозные убеждения.
   В проекты новых законов предлагается включить дополнительные гарантии, исключающие любые формы преследования по этим мотивам.
   Это, разумеется, не относится к тем, кто совершил реальное уголовное или государственное преступление (шпионаж, диверсия, терроризм и т.п.), каких бы политических и мировоззренческих взглядов они ни придерживались.
   Проект изменений в уголовном кодексе готов и ждет своей очереди. Пересматриваются, в частности, статьи, связанные с применением высшей меры наказания.
   В гуманном духе решается проблема выезда и въезда, в том числе и вопрос о выезде за границу по мотивам воссоединения с родственниками.
   Как известно, одной из причин отказов является осведомленность граждан в секретах. Наперед вводятся строго обоснованные сроки давности знания секретов...
   При поступлении на работу в соответствующее учреждение или на предприятие каждый будет ставиться в известность об этом правиле...
   Мы намерены расширить участие Советского Союза в контрольных механизмах по правам человека при ООН и в рамках общеевропейского процесса. Мы считаем - юрисдикция Международного суда в Гааге в отношении толкования и применения соглашений в области прав человека должна быть обязательной для всех государств...
   В целом наше кредо таково: политические проблемы решать только политическими средствами, человеческие - только по-человечески.
  
   Верхушка КПСС решила по своему разрешить экономический и политический кризис. Последователи дедушки Ленина не гнушались кровопролитием, заговорами, обманами. Создалось положение, когда "система" вновь едва ли не обрела свою естественную среду - "чрезвычайщину". Оставалось совсем немного до начала гражданской войны, как хищник перед куском мяса, так "система", созданная убивать, а не строить, вдруг собралась всеми своими силовыми структурами, партийными связями всех уровней в "клику", в "банду" и приготовилась к смертельному нападению на народ. Заговор внутри "системы" вылился в августовский путч 1991 года, который едва ли не положил конец всем демократическим процессам, начавшиеся в обществе. Это был последний бросок "хищника", после него ленинская партия утратила свою мощь. Жуткая "система", превратившая Российскую Империю в царство зла и обмана, начала рушиться.
  
   Августовский путч 1991 года.
  
   Данные события описаны в различных источниках. Я посчитал нужным при раскрытии августовских событий 1991 г. опереться на книгу "Президент не вышел на связь", написанную белорусским следователем Созончуком В. (3), принимавшим непосредственное участие в расследовании данного преступления. Информация, которую изложил в своей книге Созончук В., основана на документальных фактах, а значит, наиболее соотвествует для использования при раскрытии данной темы. Более того, нас интересует не внешняя сторона "медали", а то, что творилось за "кулисами" вокруг изолированного на даче президента.
  
   I. Описание обстановки в Форосе. Личная охрана президента.
  
   Дача президента М.С. Горбачева в Форосе была построена в 1988 году как дача Генерального секретаря ЦК КПСС. До этого времени местом отдыха генеральных секретарей была дача там же в Крыму, в Ливадии.
   В августе 1991 года Горбачев собирался прибыть на свою новую дачу в третий раз. Отъезд президента с семьей был назначен на 4 августа. К этому времени на даче были выполнены все необходимые приготовления.
   Организацией отдыха руководителей страны, их обслуживанием, материально-техническим обеспечением и охраной всегда занималось известное девятое управление КГБ. Правда, в последние годы название управления менялось. Сначала оно было переименовано в Управление охраны, а к началу августа 1991 года - в службу охраны. Несменным оставался лишь руководитель этой службы - генерал-лейтенант КГБ Плеханов. Его заместителем и правой рукой был генерал-майор КГБ Генералов.
   Перед убытием Горбачева на отдых Генералов, как один из ответственных за обеспечение отдыха президента, в последних числах июля прибыл на дачу для организации всех мероприятий, связанных со встречей Михаила Сергеевича, организацией снабжения и отдыха, координации различных служб охраны.
   По документам службы охраны, дача Горбачева в Форосе имеет разные наименования. Одно их них - объект "Заря". Данным названием мы и будем пользоваться.
   Расположен объект "Заря" на берегу Черного моря между мысами Сарыч и Николая в 43 км. от Ялты и в 38 км. от Севастополя. Её площадь - 47 га. сильно пересеченной предгорной местности. С севера она ограничена автотрассой Севастополь-Феодосия, с юга - морем, с востока -санаторным комплексом "Форос" управления делами ЦК КПСС, с запада - землями Севастопольского лесхоза. Территория условно разделяется на основную (главный дом, гостевой домик, летний кинотеатр), пляжную (крытый плавательный бассейн, пляжные домики и сам пляж) и хозяйственную зону (административно-служебный корпус, вертолетная площадка и хозяйственные сооружения - гараж, котельная, дизельная, трансформаторная подстанция, резервуары с печным топливом).
   4 августа в резиденцию из Москвы прибыл М.С. Горбачев с семьей - женой, дочерью, зятем и двумя малолетними внучками. Вместе с ним приехали сотрудники его личной (выездной) охраны в количестве 32 человек со своим руководителями: начальником отделения личной охраны генерал-майором Медведевым и его заместителями - подполковником Голенцовым и майором Климовым. Сотрудники личной выездной охраны - это работники службы охраны КГБ СССР, возглавляемой упоминавшимся ранее генерал-лейтенантом Плехановым. Это такие же офицеры КГБ, как и прибывшие несколько раньше сотрудники 18-го отделения. Многие из них хорошо знают друг друга, так как служат в одном управлении. Более того, сотрудники личной выездной охраны в основном выходцы из того же 18-го отделения. И все-таки разница между службой личной охраны президента и сотрудниками 18-го отделения присутствовала, несмотря на приятельские отношения. Отличие сводилось к следующему: личная выездная охрана - это подразделение элитное; оно предполагает дополнительные льготы, заграничные командировки и многое другое, поэтому переход из 18-го отдаления в службу личной выездной охраны - это повышение своего рода.
   С прибытием личной охраны, помимо общего дежурного по объекту из числа сотрудников 18-го отделения, был назначен еще один дежурный. Он располагался в гостевом домике и осуществлял оперативное руководство офицерами личной охраны. Из сотрудников личной охраны были выставлены два поста у главного дома. На других, более удаленных постах, несли службу офицеры 18-го отделения. Еще дальше, а также на воротах - прапорщики 9-го отдела, по периметру - сухопутные войска, а с моря - морские пограничники.
   При этом дежурный по 18-му отделению работал в контакте с дежурным личной охраны. В контакте и в то же время автономно. Друг другу они подчинены не были, положение дежурного личной охраны было чуть главнее, чем положение дежурного 18-го отделения. Так, по ряду вопросов первый мог принимать решения самостоятельно. Например, пропустить машину либо людей для работы на хозяйственной территории объекта. Когда же возникала необходимость, к примеру, пропустить ту же машину к главному дому, он мог принять такое решение лишь с согласия дежурного личной охраны.
   В резиденции функционировали различные виды связи. Так, у дежурного постового имелся телефон связи с дежурным по объекту. У обоих дежурных была связь между собой, с постами, с караульным помещением пограничных войск, с морскими пограничниками. Имелась междугородная телефонная связь, городская ялтинская, имелись также для непредвиденных случаев и носимые радиостанции.
   Потекли дни. Охрана охраняет. Президент с семьей отдыхает. Точнее будет сказать, что отдыхает лишь семья, а президент совмещает приятное с полезным, т.е. отдых с работой.
  
   II. Суть заговора. Его инициаторы.
  
   Еще в декабре 1990 года Председатель КГБ СССР Крючков поручил сотрудникам 1-го главного управления разработать документы на случай введения в стране чрезвычайного положения. Следствием установлено, что для проработки этого вопроса он попросил Язова выделить группу работников Министерства обороны. Впоследствии Крючков объяснил, что такое распоряжение он давал, не имея цели отстранения Горбачева от власти, а потому что по должности был обязан предусмотреть и такую возможность с учетом нарастающего кризиса в стране.
   Как бы там ни было, в ходе следствия первый заменитель Крючкова Грушко сообщит: "В течение 1991 года Крючков неоднократно говорил мне о возможности введения чрезвычайного положения".
   В августе же, после убытия Горбачева в Форос, события в Москве стремительно начали набирать ход. Сразу же после проводов Горбачева на отдых Крючков проводит совещание с сотрудниками, работающими над документами о чрезвычайном положении. Опять же, привлекает к этому представителя от Министерства обороны. На совещании он ставит задачу проанализировать вопрос о необходимости введения чрезвычайного положения на текущий момент времени. 14-15 августа Крючков доводит до разработчиков документов о ЧП, что Горбачев считает обстановку в стране сложной и, якобы, желает подать в ближайшее время в отставку. При этом дает указание подготовить документ о первоочередных мерах экономического, социально-политического и правового характера, которые следует реализовать в условиях ЧП.
   17 августа в Москве на конспиративном объекте КГБ собрались Председатель КГБ Крючков, премьер-министр Павлов, первый заместитель Председателя государственного комитета обороны Бакланов, руководитель президентского аппарата Болдин, секретарь ЦК КПСС Шенин, министр обороны Язов, его заместители Ачалов и Варенников, а также заместитель Крючкова Грушко. Принимал гостей на правах хозяина Крючков, будучи также в роли "основного докладчика". Правда, позже он будет утверждать, что провести встречу ему предложил Болдин, либо Бакланов, либо Шенин.
   Так или иначе, на совещании был разработан план. Следствие квалифицировало его как план заговора с целью захвата власти. На собрании было намечено: президента СССР, находившегося на отдыхе в Форосе, изолировать на даче и лишить его связи с внешним миром, после чего предъявить ему ультимативные требования: ввести в стране режим чрезвычайного положения либо уйти в отставку. При отказе президента выполнить указанные требования осуществить его дальнейшую изоляцию, представить его больным и поэтому неспособным к руководству. Обязанности президента возложить на вице-президента Янаева. Образовать для управления страной Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) с передачей ему полномочий высшего органа власти.
  
   III. Операция по устранению президента от власти.
  
   Наступило 18 августа. Утром в районе 11 часов Плеханов вызывает руководителя подразделения во вверенной ему службе Д. (фамилию Созончук не называет) и дает указание в течении часа собрать 30 офицеров службы охраны, готовых к немедленному вылету в командировку. Д. отвечает, что это нереально, так как воскресенье, выходной день. Людей, кроме тех, кто в дежурной смене, вряд ли найдешь. Через некоторое время Плеханов соглашается с тем, что собрать такое количество людей за короткий срок нереально, и Д. получает распоряжение найти 15 человек. Однако за порученное ему время он смог найти лишь шестерых. Никто из них не знал, куда предстоит выезд или вылет. Дежурный по управлению на всякий случай посоветовал ребятам взять с собой теплые вещи.
   В спешном порядке, прихватив с собой автоматическое оружие в специально приспособленных для его носки дипломатах, все сели в УАЗик. Водителю была дана команда следовать на военный аэродром Чкаловский под Москвой. По пути следования по рации на связь вышел Генералов, который поторопил их, сообщив о необходимости в 13 часов быть на аэродроме. Сам же Генералов вместе с Плехановым на другой машине следовал в том же направлении.
   На аэродроме их ждал персональный "ТУ-154" министра обороны. В 13.02 самолет оторвался от взлетной полосы и взял курс на Крым. В нем находились Бакланов, Шенин, Варенников, Плеханов, Генералов, шестеро сотрудников охраны и группа связистов Управления правительственной связи (УПС) КГБ из пяти человек во главе с генерал-майором Г. (фамилия не называется). Еще был ординарец Варенникова и охранник Бакланова. Связисты в Москве получили команду выполнять все, что им прикажет Плеханов.
   Где-то через час полета, около 14 часов, Плеханов попросил Генералова позвать к нему руководителя группы связистов генерала Г. и старшего офицера П.(фамилия не называется). Им был задан вопрос: "Сколько времени ориентировочно потребуется для того, чтобы отключить всю связь на объекте "Заря" и в расположенных рядом с ним правительственных санаториях "Южный" и "Нижняя Ореанда"?" Связисты ответили, что примерно 15 минут. Получив такой ответ, Плеханов удалился в отсек к руководителям.
   Вернувшись через некоторое время, Плеханов отдал связистам распоряжение по прибытию в Крым отключить все виды связи на указанных выше объектах. Время отключения - 16 час. 30 мин. Связисты обсудили между собой полученный приказ. Все они понимали, что это чрезвычайный приказ. Отключить связь у президента - это не шуточный вопрос. В то же время они люди военные. Оснований не выполнять приказ у них также не было, так как от своего непосредственного начальства им поступило указание выполнять все распоряжения Плеханова. А что кроется за подобным приказом, они могли только догадываться. Тем не менее, связисты подстраховались. Они составили в письменном виде "распоряжение N1", в котором изложили суть приказа Плеханова. И каждый из них своей подписью удостоверил содержание данного распоряжения.
   В 14 час. 57 мин. Самолет приземлился на аэродроме Бельбек в 61 км. от объекта "Заря". Связисты немедленно отбыли выполнять поставленную задачу: на станцию связи в Ялту, на станцию "Форос" и непосредственно на дачу. Местному отделу УПС было приказано предоставлять связь лишь одной машине, выделенной в распоряжение Генералова. Для этого был введен специальный пароль "Марс".
   Вместе с Толстым (руководитель объекта "Заря" в межсезонье) прибывших встречал подполковник Д. (фамилия не называется), начальник 18-го отделения. Увидев выходящих из самолета шестерых своих сотрудников, он был очень удивлен и сразу обратился к ним: "Зачем вы прилетели?" Те ему: "Мы сами не знаем". Выяснить отношения не дал Генералов, который его осек: "Не задавай глупых вопросов!" Затем дал указание подготовить пополнение для работы на постах и расставить москвичей ко всем воротам, а также к гаражу. "Задача в том, - объяснил он Д., - чтобы ни одна душа не попала на объект".
   Прилетевшее начальство расселось по машинам и направилось в резиденцию. По дороге некоторые нервничали, беспокоясь, чтобы не опоздать ко времени "Ч", которое, было определено на 16 час. 30 мин. Особенно переживал Болдин и Плеханов, ехавшие в первой машине. Колонна не могла двигаться очень быстро, так как её не сопровождала "Волга" с маячком (от машины сопровождения отказались во избежание лишнего шума).
   Тем временем Крючков в Москве предпринимал другие меры, "чтобы ситуация была под контролем". В 12 час. он дал указание своему заместителю - начальнику Главного управления пограничных войск КГБ СССР Калиниченко усилить режим охраны в районе резиденции Горбачева. Он поручил Калиниченко приказать Симферопольскому пограничному отряду и Балаклавской бригаде сторожевых кораблей пограничных войск усилить внешнюю охрану района отдыха Президента СССР в Крыму, обратить особое внимание командиров данных соединений на то, что они обязаны выполнять все указания генерал-лейтенанта Плеханова и его заместителя генерал-майора Генералова. Как впоследствии пояснил Калиниченко, "мотивы дополнительных распоряжений Крючкова о подчинении этих подразделений непосредственно Плеханову и Генералову ему остались не ясны", однако он их выполнил. Соответственно начальник Симферопольского погранотряда Харланов приказал коменданту закрыть ворота объекта до особого распоряжения, хотя тоже не понимал, зачем это нужно.
   В 15 час. 40 мин. ворота были закрыты. Спустя некоторое время несколько сотрудников личной охраны решили съездить в Ялту по свои делам. Они проехали внутренние ворота, которые охранял прапорщик 9-го отдела. Тот их пропусти. Когда машина подъехала ко вторым, дублирующим воротам, те оказались закрытыми. Несущие службу пограничники отказались открывать, ссылаясь на приказы командиров. Сотрудники личной охраны были возмущены. Им - самым главным на объекте - пограничники, не имеющие отношения к президенту, чинят препоны. Позвонили своему дежурному, тот связался с дежурным по объекту, а он, в свою очередь, с Медведевым и пограничным руководством. Вразумительных объяснений никто не получил. Пограничники, чтобы не осложнять отношений с внутренней охраной, предложили проехать через те ворота, которые охраняли только сотрудники КГБ.
   В 16 час. 24 мин. Горбачев начал разговор со своим помощником Шахназаровым. Во время этого разговора к телефонисткам пришли их руководители и отдали распоряжение об отключении связи. Те объяснили, что Горбачев разговаривает. Тогда решили дать ему возможность договорить. В 16 час. 30 мин. Михаил Сергеевич положил трубку. Вновь он сможет её поднять и услышать на другом конце голос собеседника лишь через трое суток.
   Приехавшие к назначенному времени заговорщики расположились в гостевом домике. Плеханов направил Медведева сообщить Горбачеву о прибытии делегации. Медведев направился в главный дом и доложил Горбачеву о прибытии "гостей". А незваный гость, говорят...Так расценил это и Михаил Сергеевич. Он попытался уточнить цель визита "гостей" по телефону, однако ни один аппарат не работал. Что ему оставалось делать? Он отправил Медведева сообщить, что готов принять прибывших, коль такое срочное дело. А сам пошел переговорить с женой и детьми. Он, конечно же, понял, что все это значит (более подробно об этом Горбачев пишет в своей книге).
   Пока он разговаривал с членами семьи, делегация уже прибыла в его приемную. Прошло пять, десять, больше минут, а Михаила Сергеевича все нет. Плеханов несколько раз спускался вниз, спрашивал у охранников, не выходил ли Горбачев.
   Наконец Михаил Сергеевич появился. Прошел в свой кабинет, пригласил прибывших. Стульев всем не хватило. Вместе со всеми в кабинет вошел Плеханов, но Горбачев указал ему на дверь. С остальными поздоровался за руку. В своей книге Горбачев пишет, что начал разговор с вопроса о том, кто их прислал. Они ответили: "Комитет в связи с чрезвычайной обстановкой в стране". Он ответил, что не знает такого комитета, он незаконен. Затем перед ним поставили вопрос ребром: или он издает Указ о чрезвычайном положении и передает полномочия вице-президенту или подает в отставку. Горбачев отверг данный ультиматум, назвав "гостей" авантюристами, а потом вообще послал туда, куда посылают обычно русские люди.
   Перед отъездом, Плеханов с объекта снял Медведева, явно не доверяя ему, а Генералову предложил заменить личную охрану, стоявшую на ключевых постах возле президентского дома, сотрудниками 18-го отделения. Генералов попытался выполнить данное распоряжение о замене личной охраны, однако руководители 18-го отделения Д. и К.(фамилия не называется) уклонились от выполнения приказа, после чего Генералов на нем не настаивал. Вероятнее всего, на это повлияло поведение самих сотрудников личной охраны. Ребята на всякий случай приготовили автоматы.
   Перед отъездом Болдин, по словам Генералова, предупредил его, чтобы с объекта ни один человек не ушел, даже местная прислуга. Это же подтвердил своим распоряжением и Плеханов. В связи с этим люди, включая кухонных, садово-парковых рабочих, слесарей, электриков, водителей, не говоря уже о сотрудниках охраны, которые на момент прибытия делегации сидели в автобусе, чтобы ехать домой, вынуждены были устраиваться на ночлег. Кроватей всем, естественно, не хватило. Вечером был выпущен в Мисхор лишь Толстой, который должен был успокоить членов семей оставленных на объекте служащих. Что он и сделал через дежурного своего отдела.
   Не был выпущен за пределы дачи и Черняев, не помогли его ссылки на депутатский иммунитет. На его вопрос, где он, допустим, побреется, Генералов любезно предложил свою бритву. Даже водители, отвозившие с "Зари" делегацию на аэродром, были возвращены на объект, где оставались до 21 августа. После убытия делегации по распоряжению Генералова грузовиками были блокированы все трое ворот. Следствию он объяснит, что Плеханов указывал ему на осложнение оперативной обстановки, на возможные попытки экстремистов прорваться на объект. Вечером машинами была блокирована и вертолетная площадка, по словам Генералова, с теми же целями, что и ворота.
   Ответственные "товарищи", приезжавшие к Горбачеву, после разговора с ним, не солоно хлебавши, убыли назад в сторону аэродрома Бельбек, прибыв на него около 19 часов. Уже по пути следования Плеханов отдавал распоряжения, чтобы на аэродроме его ждали командиры постоянно находящиеся там так называемого резервного самолета "ТУ-134" и вертолета "МИ-8". Тогда же Плеханов доводит до них информацию, что в дальнейшем в их пребывании на Бельбеке нет необходимости и они могут возвращаться в Москву. Это был беспрецедентный случай, особенно если учесть "осложнение оперативной обстановки" и "намерения экстремистов". Допустим, террористы проникли на объект. Куда поедет президент? Конечно, на аэродром, где всегда находится резервный самолет. Похоже, комитетчики последнее "я" не спешили говорить.
   По прибытию на аэродром все прилетевшие к президенту, за исключением Варенникова, на ожидавшем их самолете Язова вернулись в Москву. Самолет поднялся в воздух 18 августа 1991 года в 19 час. 30 мин.. Варенников в 20 час. 16 мин. на другом самолете, взял курс на Киев. Он полетел убеждать президента Украины Кравчука в том, что без ГКЧП Украина пропадет.
   После этого аэродром закрыли. Посадки и взлет всех воздушных судов здесь могли осуществляться только с личного разрешения Язова.
   Генералов продолжил мероприятия по блокированию объекта "Заря", изоляции его от внешнего мира. Он сам зашел к сотрудникам личной охраны президента и сообщил, что теперь он остался за старшего. Сказал, что с этого момента отношения к ним со стороны президента и его семьи может измениться. Они будут говорить неприятные слова, могут называть предателями, плевать в лицо. Все это следует воспринимать спокойно. На провокации поддаваться не следует. Что бы ни произошло, оклады и звания охранникам будут сохранены. И на всякий случай напомнил о печальной судьбе охраны Чаушеску, вступившейся за своего президента. Затем на пересменке дежурных Генералов повторил свои слова (вспомнил он о них только после второй очной ставки, однако пояснил, что прямой параллели с Румынией здесь быть не может, так как он сам не знал о цели приезда делегации из Москвы).
   Наступил вечер. Президенту сообщили, что Медведев уехал с объекта с делегацией, а старшим на объекте оставлен Генералов. На последнее сообщение Горбачев раздраженно высказался, что глаза его видеть не желают Генералова. Тогда же Климов сообщил президенту, что его назначили старшим над сотрудниками личной охраны и что на них президент может положиться. Горбачев, в свою очередь, информировал Климова, что приезжавшие требовали от него уйти в отставку и что он на это не дал согласия. При этом опять назвал действия приезжавших политической авантюрой. После этого он попросил Климова поговорить с охранниками, чтобы они ни на какие провокации не поддавались, а к дому никого не подпускали. Чуть позже Генералов известил Климова и Голенцова, что связи на объекте нет и что Горбачу предложено находиться на месте, никуда не отлучаясь.
  
   19 августа 1991 г. Путч разгорается.
  
  
   Наступило утро 19 августа. Еще с вечера, после того как в связи с отключением ретрансляторов на экранах телевизоров пропало изображение, люди стали искать выходы, как получить информацию. Попробовали вместо антенны приспосабливать куски проволоки и пр. И это дало определенный эффект. Хотя и с помехами, но телевизор можно было смотреть и что-то из него почерпнуть. В некоторых комнатах, а также у отдельных лиц были транзисторные приемники. Утром на объект прибыла очередная смена местных сотрудников охраны и обслуживающего персонала. Персонал на объект не пустили, а сотрудников охраны запустили в дополнение к уже находившимся здесь. Некоторые. из вновь прибывших, дома слушали передаваемые сообщения. Поэтому основная масса людей уже с утра знала, что президент "болен". Его обязанности выполняет Янаев, создан ГКЧП, в состав которого вошел ряд высших руководителей страны.
   Утром Генералов провел совещание со всеми сотрудниками охраны и аттестованными сотрудниками различных служб персонала, водителями. На совещании он изложил передаваемые официальные сообщения. Вопроса о положении Горбачева, о том, что он фактически здоров, не коснулся. Вместо этого сказал, что Горбачев подал в отставку. Вопросов никто не задавал.
   Утром Горбачев и члены его семьи стали требовать у Генералова включения телевидения. Это было сделано лишь в 16 час. 30 мин. У президента появилась возможность получать дополнительно информацию. Но передавать информацию за пределы объекта он не мог, как и раньше.
   Вместе с тем, как он впоследствии пояснит: "Когда утром 19-го уже пошли сообщения, я сразу стал предьявлять требования".
   Первое требование президента состояло из двух пунктов: восстановить связь и предоставить самолет для вылета в Москву. Эти требования Горбачев продиктовал Черняеву. Тот, в свою очередь, затем продиктовал Ланиной, которая отпечатала текст на машинке. Документ был помещен в конверт, который Черняев удостоверил своей подписью. Климов отнес и передал требования Горбачева Генералову. Последний сказал, что поедет в Мухалатку, откуда позвонит и передаст все в Москву. Сам же после ухода Климова прямо с объекта связался с Плехановым и сообщил ему о требованиях Горбачева, которые были адресованы Янаеву.
   В последующем в ходе следствия возникла необходимость изъять данную записку с требованиями, как вещественное доказательство. Генералов заявил, что он её сжег после передачи текста в Москву. Климову он сообщил, что передал текст Плеханову, а тот обещал довести его до Янаева.
   Вечером 19 августа Горбачев имел возможность по телевизору уже без помех смотреть пресс-конференцию членов ГКЧП и услышать слова своего "друга" Янаева, что как только состояние здоровья Горбачева улучшится, то они еще с Геннадием Ивановичем вместе поработают на благо советского народа.
   После пресс-конференции Горбачев послал Климова довести до Генералова, чтобы тот немедленно передал в Москву Янаеву и остальным членам ГКЧП, что он к своим первым требованиям добавляет еще одно: передать в программе "Время" опровержение о состоянии его здоровья. Это уже было передано устно.
   Получив очередное требование, Генералов вновь сказал, что поедет в Мухалатку и все добросовестно передаст. Сам же, после ухода Климова, никуда не выезжая, все сообщил Плеханову. Конкретного ответа на требования президента и на этот раз не последовало, были лишь заверения, что все будет передано адресату.
   Днем 19 августа Горбачев выходил на пляж, но уже не купался. Впоследствии он объяснит свои выходы к морю и тем, что хотел чтобы пограничники видели его и сопоставляли с передачами в средствах массовой информации о его нетрудоспособности и болезни. Пограничники подтвердили, что видели президента. Однако ничего не стали предпринимать, выполняя приказ, не желая быть втянутыми в политическую авантюру.
   Как вспоминала Раиса Максимовна, на её вопрос, можно ли передать "на волю" информацию, минуя Генералова, сотрудники личной охраны ответили: " Нельзя. С моря мы блокированы полностью. На суше окружены так, что не проползешь..."
   Об этом же рассказал Горбачев: "Увидев пресс-конференцию, сделал ...вывод, что надо как-то довести до сведения мою позицию, чтобы люди знали, надо найти возможность "протолкнуть" эту информацию. Я спросил у тех, кто со мной остался, есть ли хоть какая-то возможность. Ответ последовал отрицательный...". Далее Горбачев говорит: "Ощущение было такое, что заперли основательно".
   И все-таки, здесь следует заметить, что личная охрана президента его по сути предала. Они могли передать информацию пограничникам. Следователь Созончук В., расследовавший данное уголовное дело, вполне аргументировано подводит к этому читателя в своей книге. Личная охрана действовала независимо от Генералова. Что бы Генералов мог сделать, пойди сотрудники личной охраны на контакт с пограничниками? Пожалуй, ничего. К тому же, этот контакт можно было установить и без ведома Генералова. Например, при помощи тех же солдат, несших службу на постах вокруг дачи. Они знать не знали Генералова, и докладывать ему бы не пошли. А пойди личная охрана на контакт с пограничниками, выяснили бы, что те занимают сторону законного президента и не торопятся выполнять распоряжения ГКЧП. Вместе с пограничниками они могли бы разблокировать президента, вывезти его. Однако этого не произошло. Личная охрана президента заняла выжидательную позицию.
   Созончук приводит по поводу этого мнение начальника сотрудников 18-го отделения на объекте Д.. Он сказал, что если личная охрана знала все от Горбачева и не сумела передать эту информацию куда следует, то как охрана она провалилась. Правильно будет сказать, что она охраняла не президента СССР, а физическое лицо. А для того, чтобы это лицо вновь могло стать президентом страны, прилагали усилия президент России Ельцин и москвичи у "Белого дома", ленинградцы на Дворцовой площади, другие настоящие граждане на заводах и фабриках, руководители и граждане иностранных государств, корреспонденты ряда советских и иностранных средств массовой информации...
   19 августа, сразу после того, как прозвучали сообщения о состоянии здоровья Горбачева, ряд лиц, находившихся в Крыму, пытались подъехать к даче и лично убедиться в том, что передают. Такую попытку, в частности, предприняли народные депутаты России Шустов и Волков. Однако они были остановлены еще на дальних подступах к даче работниками милиции. Узнав цель их прибытия, работники милиции связались с дежурным внутренней охраны, доложили. Последний, получив соответствующие установки от Генералова, велел передать народным депутатам, что они не могут быть пропущены на объект в связи с отсутствием у них специальных полномочий на встречу с президентом.
  
   Получение путчистами подложных документов о болезни Горбачева.
  
   Руководители лечебно-оздоровительного объединения при Кабинете министров СССР рассказали, что с ними 19 августа связался Плеханов, который был известен им, как один из самых доверенных людей президента, отвечающих за его безопасность. Он сообщил, что президенту грозит опасность, вплоть до тюрьмы, в связи с чем, медикам необходимо подготовить документ о состоянии здоровья Горбачева с усилением акцента на его ухудшение в последние дни. Все подавалось в таком плане, что это необходимо в интересах Горбачева. При этом Плеханов настаивал, чтобы подобный документ был подготовлен к 16 часам и доставлен ему нарочным. По поводу времени впоследствии Горбачев в своей книге напишет, что получение документа приурочивалось к началу пресс-конференции. Чтобы иметь документ при себе тем, кто будет говорить о болезни президента. Врачи выполнили требование Плеханова, составили данный документ и передали ему. По этому поводу Плеханов затем сообщит, что документ был им размножен в двух экземплярах, один из которых он отправил Болдину, второй Крючкову. На вопрос о том, кто ему поручал подготовить медицинское заключение, Плеханов ответить отказался. В то же время, имеются показания Павлова о том, что воспользоваться услугами лечебно-оздоровительного объединения в связи с вопросом о состоянии здоровья Горбачева предложил Крючков. Отсюда можно предположить наверняка, кого отказался назвать Плеханов.
   20 августа 1991 г. Удержание Горбачева в состоянии
   блокирования продолжается.
  
  
   20 августа Горбачев вновь добивался выполнения своих требований, включая опровержение справки о состоянии здоровья. Ночью он записал видеобращение, которое впоследствии транслировалось по телевидению.
   Днем к объекту опять приехал депутат Шустов с группой других депутатов России. К ним присоединился и врач Лиев (лечащий врач Гобачева). Утром 20 августа Шустов из санатория дозвонился в Москву до Ельцина. Заручился его полномочиями, которые были оформлены в виде телефонограммы, поступившей из приемной президента России. Телефонограмма была заверена главврачом санатория "Зори России", где проживали депутаты. Шустов не знал, что приблизительно в это время Лукьянов сообщил Крючкову о желании народных депутатов СССР, находящихся в Крыму, посетить своего президента. По словам Лукьянова, Крючков засмеялся и ответил: "Туда никто не пройдет".
   Но Шустов и его коллеги этого не знали, а поэтому не теряли надежды. Они приехали к объекту, к посту сотрудников милиции. Те объявили, что они сами ничего не решают, а подчиняются внутренней охране. Посоветовали проехать к посту погранохраны. Кто-то из пограничников взял телефонограмму, вернулся, сказал, что надо ждать ответа. Долго ждали депутаты и, в конце концов, уехали ни с чем. Следствием установлено, что телефонограмма поступила к Генералову, после чего её след теряется.
   Генералов, чтобы впредь не объясняться по каждому факту прибытия новых лиц, велел дежурному довести до сведения всех работников милиции на дальних подступах к даче, что все желающие встретиться с Горбачевым будут допускаться только по разрешениям, подписанным Янаевым. Помимо указания направлять прибывших за разрешением к Янаеву, дежурный по объекту по рации посоветовал при объяснении причин недопуска на объект "валить все на зеленых", что означает, вводить людей в заблуждение, что якобы не пускают на объект пограничники.
   Таким образом, никто из лиц, пытавшихся попасть на дачу к Горбачеву и что-либо узнать о происходящих там событиях, допущен туда не был.
   В течении всех дней блокирования дачи Горбачева, были под контролем все передвижения по объекту президента, членов его семьи, помощника президента Черняева, старшего офицера группы шифровальщиков-телеграфистов Матюшко. Обо всех передвижениях указанных лиц докладывали дежурному по объекту, а тот Генералову. Был приказ применять физическую силу для задержания Черняева в случае его попытки покинуть пределы объекта, например, вплавь. Почему в указанную группу попал Матюшко, трудно сказать. Вероятнее всего из-за того, что он непосредственно контактировал с Черняевым, получая от него для передачи информацию и вручая ему поступившую. Поэтому мог рассматриваться как лицо, доверенное у Черняева.
   Команды Генералова о наблюдении за указанными выше лицами адресовались и выполнялись сотрудниками охраны 18-го отделения и прапорщиками 9-го отдела, т.е. теми людьми, которые непосредственно подчинялись Генералову и которые осуществляли охрану почти на всех постах на объекте. С сотрудниками личной охраны у Генералова не все ладилось. Когда Климов увеличил по собственной инициативе количество постов вокруг главного дома, генералов сказал ему, что соответственно увеличит количество своих постов.
  
   21 августа. День, когда обстановка прояснилась.
  
  
   Утром 21 августа Горбачев, узнав из ночных сообщений, что в районе "Белого дома" погибли люди, добавил к ранее выдвинутым им требованиям еще одно: прекратить войну с народом. Получив его, Генералов снова сказал, что поедет в Мухалатку и передаст его по назначению. Сам же с объекта позвонил Плеханову. В это время в "команде" заговорщиков начались "разброд и шатания". Вероятно, поэтому Плеханов передал в ответ обещание Янаева выполнить требования Горбачева, а также сообщил, что в Крым прибудет самолет (правда, просил о самолете Горбачеву не говорить).
   Ситуация в этот день в резиденции, как и в Москве, была очень сложной. Все ждали развязки и перемен. Здесь уместно привести выдержки из показаний Раисы Максимовны Горбачевой: "...Ведь если на весь мир солгали, что президент болен, то надо это и подтвердить. Надо всех убедить, что он не дееспособен...Вы представляете - солгать перед всеми?...Надо же это обязательно подтвердить..." Данные слова Раисы Максимовны из протоколов её допроса очень хорошо характеризуют состояние, в котором пребывала семья президента. Ждали, что называется, и самого плохого...
   Примерно в 13 час. Бакланов, Крючков, Тизяков, Язов, а также Плеханов, Лукьянов и Ивашко на самолете "ИЛ-62" из Москвы вылетели в Крым. С какой целью? Тизяков на допросе покажет, что летел к Горбачеву с просьбой оказать влияние на Ельцина "для стабилизации обстановки в столице", а заодно "чтобы виниться перед ним и просить поддержки". Язов покажет, что было принято решение лететь к Горбачеву, включить ему связь, а потом "сказать правду народу". Крючков летел, чтобы "полностью доверить ему судьбу тех, кто принимал участие в создании и работе ГКЧП". Лукьянов - потому, что 21-го, наконец, посчитал, что надо "брать власть" и вернуть законного президента в Москву. Ивашко, надо полагать, летел с тем, чтобы засвидетельствовать свою непричастность к действиям ГКЧП. Плеханов - снова в качестве сопровождающего. Бакланов - чтобы поговорить "по-товарищески"...
   На аэродроме Бельбек самолет приземлился в 16 час. 08 мин. Там прибывших ждали машины, приготовленные согласно распоряжению Генералова. К 17 час. кортеж подъезжал к "Заре". Проехав ворота, автомобили сразу направились к главному дому. Однако личная охрана президента уже ждала "гостей", была готова к "встрече". Сотрудники с автоматами принялись занимать боевые позиции. Горбачев отдал распоряжение применять оружие в случае неисполнения требований охраны. Генералов принялся кричать, чтобы сотрудники охраны убрали оружие, но его требования были проигнорированы. Машины были вынуждены повернуть к гостевому дому. Там прибывшие вышли. Лукьянов и Ивашко подчеркнуто держались в стороне от остальных, демонстрируя свою непричастность к деятелям ГКЧП.
   Приехавшие обратились к Горбачеву с просьбой принять их. Но Горбачев ответил, что никого принимать не станет, пока у него не восстановят связь. В 17 час 45 мин. Аппарат правительственной связи у Горбачева вновь, спустя 73 час. 15 мин. заработал.
   Михаил Сергеевич сразу связался с Ельциным. Затем на связь вышел президент Буш. Разговаривал Горбачев с руководителями республик, связался с Министерством обороны, с Министерством гражданской авиации. Отдавал необходимые распоряжения, направленные на восстановление в стране конституционного порядка.
   А в это время в воздухе на пути в Крым находился самолет с представителями руководства России. В самолете летела большая группа вооруженных офицеров Российского МВД. Возглавляли группу вице-президент России Руцкой и премьер-министр Силаев. Предосторожности, выразившиеся в наличии на борту вооруженных автоматами офицеров, были не лишними.
   На аэродроме им противостояли: рота морских пехотинцев (41 человек на 8 бронетранспортерах с полным вооружением и боезапасом), отдельный разведывательный батальон в количестве 84 человека на семи боевых десантных машинах, а также разведывательный дивизион в количестве 65 человек. Еще 20 августа Варенниковым были отданы соответствующие распоряжения об усилении охраны и подготовке к обороне аэродрома Бельбек, а также о принятии мер к недопущению посадки на нем самолета с группой захвата. Были поставлены задачи в случае несанкционированной посадки самолетов блокировать их, выяснить, кто и зачем прилетел, и предложить прибывшим сдаться. В случае отказа либо вооруженного сопротивления - по дополнительной команде уничтожать.
   К счастью, вскоре после команды: "Приготовиться к работе", последовала команда: "Отбой". Возможно, и потому, что к этому времени (согласно информации из книги Горбачева), президент позвонил начальнику Генштаба вооруженных сил СССР и министру гражданской авиации и поручил им обеспечить посадку самолета.
   Самолет с российской делегацией совершил посадку в 19 час. 16 мин. Представители поспешили в резиденцию Горбачева. Он уже ждал их прибытия. После встречи, которая была искренней и радостной для обеих сторон, Горбачев принял Лукьянова и Ивашко. Выслушал их оправдания.
   Затем начались сборы. Стали рассаживаться по машинам. Кое-кто уже под присмотром, под "охраной"... Впоследствии один из водителей сказал, что Язов прошел мимо него уже не как маршал, а как прапорщик. Китель на нем вдруг стал как-то висеть. И другие "герои" нашей истории выглядели не лучшим образом. Плеханов в сердцах выразился в адрес своих старших товарищей: "Да, собрались же трусливые старики, которые ни на что не способны. Я попал как кур во щи". В 22 час. 52 мин. с объекта "Заря", согласно записи в журнале пограничников, выехало 7 автомобилей "ЗИЛ" и 11 - "Волга". А спустя час самолет Президента СССР поднялся в воздух.
  
   Разрушение тоталитарной системы СССР.
  
   23 августа 1991 Горбачев подписал указ о роспуске КПСС. Огромная бюрократическая "машина", символ зла и обмана, насилия и унижения, начала рушиться сверху. Это было освобождение народов СССР от тоталитаризма. Был распущен союзный кабинет министров, Горбачев отказался от поста Генерального секретаря ЦК КПСС. В результате рухнули все государственно-партийные структуры, они в миг оказались не востребованы обществом (развалилась "машина" угнетения). Вслед за этим начался обвальный распад других государственных структур и "надстроек" дедушки Ленина: был распущен съезд народных депутатов СССР (по сути клоунов, которые создавали мишуру народовластия), вместо кабинета министров создавался межреспубликанский экономический Комитет, большинство союзных министерств ликвидировалось.
   8 декабря 1991 года на встрече в Беларуси лидеры трех славянских республик (РСФСР, Украины и Беларуси) заключили межгосударственное соглашение об образовании Содружества Независимых Государств (СНГ). Центральноазиатские республики и Казахстан вскоре также изъявили желание присоединиться к Содружеству. 21 декабря 1991 года на встрече в Алма-Ате, на которую Горбачев даже не был приглашен, одиннадцать бывших советских республик объявили об окончательном прекращении существования СССР и создании СНГ по преимуществу с координационными функциями и без каких-либо законодательных, исполнительных и судебных полномочий.
   Горбачев М.С. поступил благоразумно, он не допустил кровопролития и гражданской войны. А то, что было задумано Лениным, свершилось. Правда, только через семьдесят лет. Но этого избежать было практически невозможно. Союз делался не для того, чтобы общество развивалось и жило, а для развала Российской Империи и уничтожения славянских народов.
   25 декабря 1991 года М.С. Горбачев подписал указ о снятии с себя полномочий Верховного главнокомандующего и заявил о своем уходе с поста президента СССР. Это был достойнейший пример благородства и порядочности.
  
  
  
   Несколько слов о правовом государстве.
  
  
   Сколько жизней, сколько светлых умов унесла на тот свет партия Ленина и созданная им "система-убийца"? Сколько еще времени понадобится России и государствам постсоветского пространства, чтобы выйти на европейский уровень развития? Как страшно, что еще не везде захоронен тоталитаризм. Его ростки успешно проросли в самом центре Европы - в Беларуси. Как трудно белорусскому народу? О своем горе у них ведь и возможности нет рассказать. СМИ Беларуси полностью подчинены власти, а власть далеко ушла от народных интересов.
   Слова "демократия" и "гласность" все реже и реже встречаются в белорусской прессе, они практически исчезли со страниц вновь издаваемых учебников, даже ученики старших классов и студенты не могут дать этим словам правильное толкование. Белорусские чиновники, вообще, шарахаются от них, а информационные каналы белорусского телевидения, либо получили запрет употреблять их, либо сами отказались от данных слов, боясь выглядеть смешно в глазах понимающих ситуацию людей. Бывает, правда, что кто-то говорит, употребляя слова "демократия", "гласность", но это, как правило, люди совершенно некомпетентные. Они даже сами не осмысливают, что говорят, что хотят сказать - просто зачитывают с листка текст. Так, например, принцип "верховенство закона", извратили в принцип "верховенство права" (обосновывается это тем, что президент своими декретами может приостанавливать и отменять действующие законы). Из оппозиции сделали преступников, вредителей. Открыто приветствуются административно-командные методы управления. К мнению ученых не прислушиваются, прав тот, кто повторяет за президентом. Если говорит на "государевом" языке, вообще молодец. Делается смешная, нелепая показуха жизни. СМИ и чиновники пытаются убедить народ в том, чего нет и быть не может при тоталитаризме. Отношение личности и власти, гражданина и государства в Беларуси давно не стыкуются, чиновники с президентом в одну сторону тянут воз, обездоленный народ, - кто куда, а точнее, только бы выжить. А между тем, отношение личности и государства - это коренной вопрос демократии. В нем вся соль.
   "Демократия, - говорил Н. Бердяев, - это власть организованного народа в правовом государстве, где главенствует закон, перед которым все равны. Нельзя путать демократию с властью толпы, анархией и беззаконием". Другими словами, демократия-это свобода, упорядоченная рамками законности и дисциплины, обеспечивающая реальную защиту гражданина от произвола власти. Более того, правовое государство немыслимо без постоянно действующих, специальных политических, правовых механизмов, а так же гласности, которые в единстве и взаимодействии исключали бы саму возможность деформации гуманных демократических принципов развития общества. Причем, гласности следует отвести особую роль, гласность - это самая что ни на есть действенная форма всенародного контроля за функционированием всех без исключения органов управления, это основной рычаг исправления недостатков. Без гласности не может быть демократии, не может быть речи и о правовом государстве. Не зря Горбачев делал упор на гласность, она его и спасла в последующем. Люди не позволили возродиться "монстру", которого так искусно мастерил Ленин, чтобы уничтожить Россию, которого безрассудно использовал Сталин, чтобы построить "новое общество", который много раз мог уничтожить Россию-матушку и лишь Божья милость спасала русский народ.
   Люди должны знать и хорошее, и плохое, с тем, чтобы приумножать хорошее, а
   с плохим вести борьбу. Обязательно здесь научно подходить к проблеме и в соответствии с законом. Если не учитывать последнее, то деформации гуманных принципов жизни не избежать. Например, в СССР все вроде было для трудящихся, в подтверждение - рабочие и крестьяне в своем большинстве образовывали Верховный Совет. Но! Что было на самом деле: жила лишь верхушка партийной элиты, народ просто существовал, были "винтики" и "болтики", "коллективы" и "отряды", личность же была потеряна. В результате общество в развитии отстало от "буржуазного" на десятилетия, а может и столетия.
   Невольно возникает вопрос. Где были депутаты Верховного Совета, куда они смотрели? Ответ прост. Лучшие доярки, трактористы, слесаря, полеводы, составлявшие в большинстве своем высший законодательный орган власти, смотрели в Москве на белых медведей в зоопарке, посещали кинотеатры, бассейны, бани, цирки, различные аттракционы. Они и не думали читать принимаемый законопроект, и, даже, не из-за того, что беззаветно верили партии, а из-за низкого образовательного уровня. Для них, что Конституция, что Уголовный Кодекс все было едино, то есть - ничего. Даже не дослушав читаемый законопроект, многие из них поднимали руки, так как знали, что на улице уже стоят автобусы, их ждет очередное развлечение, чем быстрее пройдет голосование, тем быстрее - г у л я т ь. Так и белорусский президент поступил, умудрился референдумом новую конституцию узаконить. 99, 9 % "товарищей", голосовавших за неё, даже понятия не имели, что это такое. Нужно специальное образование, чтобы судить о конституции. Это очень сложно, но не для Беларуси, похоже... Там теперь законы тоже принимаются кодексами.
   Следует заметить, депутаты СССР не скрывали всего того, чем они занимались на съездах. По два-три часа они рассказывали избирателям о клоунах, жирафах, обезьянах, которых увидели в Москве. Вопрос по существу, о законотворческой деятельности, считался оскорблением, для особо назойливых и "умных", как правило, следовал ответ - читайте прессу... И это все, поверьте, не обескураживало никого. Ведь партия определяла кандидатов в депутаты, ведь партия готовила законопроекты, ведь партия за всё и за всех была в ответе. Свое депутатство трудящиеся рассматривали не как работу, а как вознаграждение за свои трудовые подвиги. Они и понятия не имели о законотворческой деятельности, как в прочем и то, что сами являются клоунами и бутафорией - мишурой перед мировым сообществом.
   Десятилетия "голодного пайка" гласности обездолили советский народ в смысле политической культуры, крайне сузили возможности его социальных, сознательно-гражданских проявлений, исторического творчества.
   В Беларуси в настоящее время еще более жуткая картина получилась из-за отсутствия гласности, подмены политических и правовых механизмов, обеспечивающих защиту граждан от произвола власти. Дело в том, что на краю пропасти оказался не только простой человек, но и государственный чиновник. Последний, надо заметить, назначается не из круга лучших, а из круга угодных власти, но как бы там не было, он тоже человек. Не каждый сможет отряхнуться от грязных дел и подать в отставку, не от каждого и примут отставку в Беларуси... Можешь и на нары угодить, и это не предел, как показывает печальный опыт белорусских политиков.
   Итак, гласность сегодня - неотъемлемая черта нормальной духовной и моральной атмосферы в обществе, позволяющая человеку глубже понять, что с ним происходит сегодня, что было раньше, как правильно поступить в будущем.
   На Западе понятие "гласность" толкуется как "прозрачность" - оно созвучно латинскому glas, что означает "стекло". При таком переводе смысл не теряется, являясь все тем же важным атрибутом демократии, предполагает открытость, "просвечиваемость" политики. Ясность намерений, "незамаскированность" действий, гражданские свободы. Без всего этого немыслимо истинное народовластие. Но все-таки "гласность" исконно русское слово. Оно подразумевает предание всеобщему г л а с у. Т.е. оглашению того или иного факта, либо мнения.
   Что касается происхождения теории правового государства, то она зародилась еще много веков тому назад в Древней Греции. Именно античные мыслители Платон, Аристотель, Полибий определили важнейший принцип правового государства - принцип господства законов над всеми, в том числе и над правителями. Аристотель, в частности, утверждал, что там, где отсутствует власть закона, нет места и какой-либо форме государственного строя, что закон должен властвовать над всем.
   В эпоху европейских буржуазных революций, появляется теория договора Жан-Жака Руссо, согласно которой государство и гражданин строят свои отношения на основании неписанного договора: держава обязуется обеспечить гражданину свободу и уважение его личности, создает условия для реализации его способностей, а гражданин обязуется защищать державу и уважать власть. Практически здесь сформулирован второй принцип правового государства, суть которого состоит в свободе личности, в уважении государством человеческого достоинства, в примате прав граждан над правами государства.
   Примерно в то же время был сформулирован еще один принцип правового государства - принцип разделения властей на несколько самостоятельных ветвей, которые уравновешивают друг друга, не допуская тем самым сосредоточения всей полноты власти в одних руках. Традиционно основоположниками классического варианта теории разделения властей в юридической литературе называют Дж. Локка и Ш. Монтескье. Однако следует заметить, что Локк, разделяя власти на законодательную, исполнительную и федеративную (регулирующую отношения с другими государствами), подчинял все власти законодательному органу, поскольку "тот выше, кто может подписывать законы". Он не выделял отдельно судебную власть, считая её, основным элементом исполнительной ветви власти. Монтескье называет три "рода" власти: законодательную, исполнительную и судебную. Последняя, по его мнению, может быть доверена только выборным лицам из народа, привлекаемым к отправлениям правосудия лишь на определенное время.
   Лукашенко был выбран на должность президента и стал, по действующей в то время Конституции 1994 г., главой исполнительной ветви власти. Полномочий и власти вскоре ему стало не хватать и он решил изменить Конституцию - главный свод законов государства. Естественно, "перекрутить" Конституцию так, чтобы он стал над тремя ветвями власти, было законными способами невозможно, - процедура принятия новой Конституции очень сложная. Тогда президент Лукашенко решил внести в старую изменения и дополнения, но это тоже было невозможно в том виде, каком желал он. В итоге Лукашенко решает сделать "новую Конституцию" с помощью "народа". Это быстро просекли в Верховном Совете, Конституционном суде и попытались "образумить" молодого президента.
   В ночь на 22 ноября 1996 года президент Лукашенко, председатель Верховного Совета Шарецкий, председатель Конституционного суда Тихиня при посредничестве высших должностных лиц Российской Федерации подписали "Соглашение об общественно-политической ситуации и о конституционной реформе в Республике Беларусь". В нем президент Лукашенко, признав консультативный характер референдума по вопросам изменений и дополнений Конституции Республики Беларусь 1994 года, обязался отменить, как незаконные, свои указы от 5 ноября 1996 года за номером 445 и 7 ноября 1996 года за номером 459. Заметим, что по действующему к этому времени законодательству Республики Беларусь, процедура изменений и дополнений в Конституцию была четко оговорена. Референдум мог лишь служить информацией для парламентариев при голосовании, и никоим образом чем-то большим. Подписанное выше Соглашение призвано было поставить на путь истины неопытного Лукашенко, более того, в бюллетенях для тайного голосования специально отметили, что вопросы изменения и дополнения Конституции выносятся на консультативный референдум.
   A что же произошло на самом деле?
   Президент Лукашенко признал итоги референдума обязательными без участия Верховного Совета и самостоятельно сформировал Палату представителей. По уже новой Конституции, Лукашенко стал над тремя ветвями власти. Он получил право законотворческой деятельности (своими декретами он может приостанавливать действие закона, при этом, до принятия нового - декрет выполняет функции закона), право назначать судей и чиновников "вертикали", в общем, не везде короли и цари имели такие полномочия. Государственный переворот, таким образом, был завершен. Теперь президента Беларуси не может проверить ни один государственный орган, и он никому не подотчетен. Все средства массовой информации в Беларуси работают сугубо в интересах Лукашенко, в результате неграмотному народу "впаривается" нужная власти информация. Все беды и лихолетья властью умело списываются на волокиту чиновников, хотя последние, ею же и назначаются, и "смотрят ей в рот", в самом прямом смысле этого слова. Слово "гласность" - вообще не употребляется в обиходе. Высказываться против власти не только о п а с н о, но и практически невозможно. Для доступа в средства массовой информации нужна санкция. Своими действиями, явно нарушающими права граждан, власти Беларуси как бы пытаются сказать народу, точнее, выкрикнуть: "Заткнитесь же, мы все для вас сделаем...", но не получается ведь ничего. Мы это уже проходили...Все это в истории уже было. Например, в Венгрии в 1956 году, в Чехословакии - в 1968 году, в Польше - в начале 80-х. У каждого из политических кризисов была своя специфика, по-разному из них и выходили. Но объективный факт таков: ни в одной из "социалистических" стран не произошло возврата к старым порядкам. А глубина кризиса всегда обуславливалась степенью просчетов действующей власти.
   Современные подходы юридической науки и практики к пониманию правового государства и демократии можно свести к следующим основным положениям:
   1. Только государство является выразителем и защитником интересов гражданского общества.
   2. Подлинный демократизм в законодательстве, осуществляемый как представительными органами народа, так и непосредственно им самим, и исключающий законы, не соответствующие или противоречащие воле народа.
   3. Господство закона во всех сферах общественной жизни, предполагающее полный отказ государства от примата над правом. Никакие подзаконные (президентские, правительственные) акты не могут противоречить закону, отменять или изменять его.
   4. Незыблемость прав и свобод личности, её чести и достоинства, всесторонняя их гарантированность и охрана. При этом основные права и свободы граждан рассматриваются не как дар государства, а как естественное состояние человека и результат социального прогресса.
   5. Четкое разграничение компетенции законодательной, исполнительной и судебной властей при условии, что они уравновешивают, сдерживают друг друга в рамках закона.
   6. Наличие эффективных форм государственного контроля и надзора за соответствием закону всех издаваемых нормативных актов, за реализацией действующего законодательства, соблюдением прав и свобод личности.
   7. Неотвратимость наказания за совершенное противоправное деяние при соблюдении принципа взаимной ответственности государства и личности.
   К сожалению, сразу после Октябрьской революции теория правового государства в России, а затем в СССР не получила практического применения. В основу государственного строительства было положено марксистское учение о диктатуре пролетариата. И, как следствие, образованная держава явилась прежде всего не орудием правления Советской власти, а орудием подавления инакомыслия. В этих условиях сама теория правового государства была объявлена буржуазной лженаукой, используемой идейными противниками коммунизма в подрывных целях. Её сторонники подвергались преследованиям и гонениям. Основные положения теории либо категорически отвергались, либо искажались.
   Народам бывшего СССР, в том числе и белорусскому, предстоит строить новое цивилизованное общество, правовое государство. Чем раньше к этому устремятся народы, тем быстрее они станут жить нормальной человеческой жизнью.
  
  
  
  
  
  
   Заключение.
  
  
  
  
   Ленин причинил России столько горя и страдания, что описать это невозможно. Надо очень осторожно относиться к подобной категории гениальных "товарищей". Умудриться разделить общество на классы, будто люди шкафы или посуда какая, и уничтожить лучших сынов отчества под рукоплескания черни - это чудовищно, но факт!... Более семидесяти лет, практически, беспрепятственно уничтожались лучшие люди России-матушки. Делилась её территориальная целостность, за которую было пролито столько крови русскими солдатами. Самое страшное, что чудовищнейшие преступления были узаконены, и ничего с этим невозможно было поделать. Созданная Лениным "система", как танк, как монстр, топтала святыню, убивала людей, и ничего, ничего, ничего нельзя было предпринять в ответ...
   Нам всем надо быть очень бдительными и внимательными. Ни в коем случае нельзя допускать возрождения старых порядков. Гласность и трезвый рассудок нам в помощь. Но главное - Божья милость. Только бы Господь был с нами.
  
  
  
  
   Литература:
  
      -- Реферат по теме "Карибский кризис" Ефимова А.
   Интернет. Httpref. Byrefs3363321.htm.
      -- В.Соловьев, Е. Клепикова. "Борьба в Кремле".
   Материалы из Интернета. андропов.htm
      -- В. Созончук. "Президент не вышел на связь". Минск. 1993 г.
      -- Э. Иванян. "От Джорджа Вашингтона до Джорджа Буша. Белый дом и пресса".
   Москва. "Политиздат", 1991 г.
      -- Р. Мядзведзе?. "М.С. Хрушчо?. Палітычны партрэт".
   Выдавецтва "Беларусь". 1989 г.
      -- А. Буллок. "Гитлер и Сталин". Смоленск. "Русич". 1998 г.
      -- Айтматов Ч., Ананьев А., Астафьев В. и др. "Если по совести".
   Сборник статей. Москва. "Художественная литература". 1988 год.
      -- В. Островский, В. Стрельцов, Б. Старков, Г. Смирнов. "История СССР".
   Москва. "Просвещение". 1990 г.
      -- Е. Тарле. "Наполеон". Минск. "Беларусь". 1992 г.
      -- В. Чуешов, И. Таркан. "Основы идеологии белорусского государства".
   УП "ИВЦ Минфина". 2008 год.
      -- В. Лельчук. "Историки спорят". Политиздат. 1988 год.
      -- В. Анфилов. "Бессмертный подвиг". Издательство "Наука". Москва. 1971 год.
      -- Л. Жарова. И. Мишина. "История Отечества". Москва "Просвещение". 1992 год.
      -- М.С. Горбачев. "Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира".
   М. "Политиздат". 1988 год.
   15. С.А. Андронов. "Большевистская печать в трех революциях". М. "Политиздат".
   1978 год.
   16. И. Кузнецов. "Отечественная история". Москва. 2004 г.
   17. Л. Васильева. "Кремлевские жены". Вагриус. Мн.-Москва. 1993 год.
   18. Научно-методический журнал "Преподавание истории в школе". N6 - 1989,
   N2 - 1991, N5 - 1991.
   19. Б.Ельцин. "Исповедь на заданную тему". Свердловск. 1990 год.
  

Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"