Якушин Алексей Александрович: другие произведения.

Не упусти свой второй шанс, дурак!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 3.77*4  Ваша оценка:

Второй шанс.
  Боль и ненависть - вот что он сейчас испытывал. Ненависть к тому, что всё было не так, как он считал раньше, ненависть к самому себе за то, что он был настолько туп и не видел очевидного, зациклившись на одном. А боль... Боль сопровождала Гарри всегда, на протяжении всей жизни.
   Началось всё ещё у Дурслей. Там его ненавидели, били, могли даже днями не кормить, заставляли работать как проклятого. Дадли, вместе со своими дружками, дополнительно превращали жизнь Гарри в ад. Постоянные нападки, унижения, и самое главное - никто не мог помочь ему.
   Гарри умолял кого мог, всех Богов и Высшие силы, чтобы они принесли ему спокойствие и освобождение, и вроде даже это пришло. На одиннадцатый день рождения за ним пришёл Хагрид, сказав Гарри что он волшебник, и забрал его, ребёнка, из этого ада в Хогвартс. В место, где он нашёл нескольких друзей, и где, как он считал, нашёл дом.
   А потом всё понеслось: каждый год с ним, с Гарри, что-то происходило. Философский камень, тайная комната, Снейп, дементоры, и многое-многое другое. Предательство Рона, его лучшего друга и смерть Седрика на четвёртом курсе, окаменение Гермионы на втором... С каждым разом внутри Гарри что-то ломалось.
   Смерть Сириуса, последнего его близкого родственника, крестного, и правда о том, каким был отец в школе, полностью выбили из мальчика весь стержень, который и так был не твёрдым. Грудную клетку сжимало такой болью, что ему казалось что вот оно, ещё чуть-чуть, и всё будет хорошо. Но ничего не приходило.
   Шестой курс уничтожил в подростке всё, что только оставалось в нём, всю душу, оставив только тело. Вот как себя, наверно, чувствуют те, кто испытал на себе Поцелуй дементора. А всё из-за того, что Гермиона, подруга которая всегда была рядом, с непослушной копной волос, влюбилась в Рона.
   И тут Гарри понял: он сам любит её. Какой же он был дурак! Он не видел ничего, он замкнулся в себе, и сам не понимал, что своими действиями толкает подругу в руки лучшего друга. Чёрт возьми, он ревнует её и к кому? К РОНУ УИЗЛИ!!! Мир сошёл с ума. Если бы не его одержимость Томом, он бы всё смог понять и исправить, а не выслушивать директора...
   Дамблдор... Ещё одна боль Гарри. Колдун, которому он так доверял, растил подростка как свинью на убой, ради смерти Волан-де-Морта. Все люди, которыми он окружил подростка, все были подсунуты им. И кто помог ему это понять, знаете? Снейп! Тот, кого он ненавидел все эти годы, которого он ненавидел за то, что он сдал Хозяину пророчество, из-за чего Том Реддл и убил его родителей. И если к отцу он уже ничего не испытывал, то от потери матери подросток испытывал огромную грусть и боль.
   И как он мог этого не видеть? Не видеть, что Северус Снейп не такой мерзкий ублюдок, каким Гарри его считал, что он всегда защищал его от нападок. Пусть и незаметно, пусть и не всегда видно, но защищал. А нападки с его стороны, всегда касались в основном только учёбы, что было правильно. Иногда ему даже стало казаться, что Снейп был его отцом, а не Джеймс.
   Весь седьмой курс прошёл для Гарри как во сне. Реддл уже захватил Министерство, но не пытался его убить сразу. Он использовал всю мощь своей власти, чтобы замучить и заставить Гарри испытать муки. Непростительные заклятия, вроде Круциатуса, на уроках стали чем-то обыденным, нормальным, но это не останавливало парня. Он многому научился, многое узнал, а дневник директора, помог Поттеру и его другу Невиллу Лонгботтому, найти и уничтожить практически все крестражи. Невилл был единственным, кому гриффиндорец мог довериться в этом плане - как представитель чистокровного семейства, он был защищен магией своего Рода, что позволяло ему сопротивляться воздействию крестражей на разум. Реддл так и не узнал, что двумя Избранными (Гарри считал Невилла таким же, как и он) были уничтожены все его якоря. Все, кроме одного - самого Гарри.
  - Выходи, Гарри Поттер! Хватит прятаться за спинами других!
   Голос Реддла прошёлся по всему замку, проникая в каждый уголок и в каждую душу. Несколько дней назад вся защита Хогвартса пала, и Тёмный Лорд решил показаться лично, и возглавить атаку на школу. Многие погибли, многие ранены, но никто не сдавался. Глупцы.
   Сам же Гарри, в чёрной траурной мантии и одежде, стоял на одном колене в Большом Зале, и молился. Да, он не был верующим, жизнь заставила потерять всё, даже веру, но именно сейчас, готовясь к смерти, вера вновь пришла к юному магу.
   Он молился, чтобы мама, крёстный, и друг его семьи Ремус, дали ему сил на то что он собирается сделать. Наследник семьи Блэков, и ненавистного им Поттера - парень вышел к своему врагу, который стоял в школьном дворе, в окружении поганых Пожирателей. Жалкие трусы, они первыми сбежали когда Реддл потерял силу в первый раз, сбегут и сейчас, когда они оба умрут окончательно. Гарри был готов умереть, и это бой он проведёт сам, не позволив выйти ни Рону, ни Невиллу, ни Гермионе.
  - Я не прячусь, Том Марволо Реддл.
  - Гарри, нет!!!
   Голос Гермионы лился бальзамом на душу парня, если бы не отчаяние в её голосе. Гарри улыбнулся ей, даря эту улыбку только ей одной, и два давних противника начали свой последний бой.
   Магия разлеталась во все стороны, едва не задевая присутствующих на этой дуэли. Том Реддл использовал такую тёмную магию, что Избранный едва не падал с ног, но он продолжал стоять и держать удар. От этого зависела дальнейшая жизнь магов и магглов, и Гарри не мог сдаться, в конце-концов, что такое боль для того, кто уже мёртв? Мёртвые не могут испытывать её.
  - Жалкий мальчишка! Умри же наконец! АВАДА КЕДАВРА!
  - АВАДА КЕДАВРА!!!
   Два зелёных луча смерти столкнулись посередине, пытаясь победить друг друга, и заставляя Тёмного лорда, Пожирателей, и учеников и преподавателей Хогвартса испытать удивление и страх. Никто не мог поверить, что знаменитый Мальчик-Который-Выжил, использует это запрещённое заклинание.
   А сам Гарри уже знал, буквально чувствовал, что не выживет в этом бою, так зачем ограничивать себя в средствах? Чем он хуже того же Дамблдора, который готов был на всё, лишь бы подвести Гарри к этому дню?
   Смертельный луч высасывал из парня все силы, буквально пытаясь заставить его признать поражение, но он не сдавался. Предвкушение вечного сна опьяняло его, манило, и этого хватало для того, чтобы одолеть мощь Тёмного Лорда. Зелёный свет ударил в Реддла, почти мгновенно убив, но Том успел выкинуть проклятие, которое уничтожает тело и душу, и попал им в своего врага. Гарри отлетел назад, падая на землю и покрываясь сетью глубоких ран. Очки слетели с его лица, разбившись об землю.
  - Гарри! ГАРРИ!
   Множество голосов, зовущих его и приближающихся, и вот, его окружили выжившие. Рон и Гермиона были рядом, даже пытались вылечить, но увы, не смогли. Становилось очень холодно, с каждым слабеющим ударом сердца, с каждой каплей крови, что вытекает из его тела.
  - Рон, - слабым голосом позвал Гарри, при каждом слове из его рта вырывались сгустки крови, а на груди пенились кровавые пузыри. - По... Позаботься... О...Гер... Мионе... Прошу...
  - Можешь положиться на меня, друг. Прости за всё плохое, что я сделал.
   Поттер перевёл взгляд, в котором всё было расплывчато без очков, в сторону, и посмотрел на девушку. И слабо улыбнувшись он понял: теперь она знает, кем является в его жизни. Вслед за этим, пришло долгожданное спокойствие. Вот она, смерть, которую он так давно ждал...
  
***
  
  - Я так и думала, что здесь будет целая толпа маглов...
   М-м-м-м? Что? С глаз будто резко сняли тёмную ткань. Вокзал, люди, он стоит с чемоданами и... Хедвиг? Что происходит, Великий Мерлин?
   Гарри быстро осмотрел себя, не понимая, в чём же дело? Он ведь должен был быть мёртвым! Одежда на мальчике, явно была с чужого плеча, а сам он был ниже, чем уже привык. Что происходит? И почему у него сейчас такое стойкое чувство дежавю? Словно, это всё уже было раньше!
  - Так, какой у вас номер платформы? - поинтересовалась женщина, стоящая недалеко от него. Молли?
  - Девять и три четверти, - пропищала маленькая рыжеволосая девочка. Джинни? Да что же тут такое творится?
   Догадка пришла внезапно. Ему одиннадцать лет, он впервые едет в Хогвартс... Он вернулся в прошлое!!! Но зачем? Неужели мечта и желание, вернуться и сделать всё по-другому исполнилась? Он... Он...
   Промчавшись мимо стайки рыжих магов, (и как он раньше не подумал - как можно вот так стоять, и выкрикивать такие слова?), Гарри проскочил на платформу девять и три четверти, где увидел поезд с надписью: Хогвартс-Экспресс.
   Нет, второй раз он такого не допустит. Только бы найти её пораньше, до отправление поезда. Ну где же она?
   Вот! Нашёл! Вон её макушка, с копной непослушных каштановых волос, и взгляд, который выдавал любопытство. Но подойти сейчас, он стеснялся. При таком количестве народа, это нелегко.
  - Проснись Гарри, - похлопал себя по щекам Поттер, чем вызвал удивление ближайших магов. - Проснись, иначе всё повторится.
   Пытаясь сделать всё незаметно, мальчик шёл следом за девочкой, да и заметить его сейчас нельзя было, всё-таки огромное количество детей носится, попробуй увидеть слежку! Едва не потеряв её возле седьмого вагона (чёртовы Дурсли, кормили бы получше, он бы так не мешкал), Гарри догнал девочку, когда она уже собиралась залезть в вагон. Просто её тяжёлый чемодан, явно мешал ей сделать всё быстро, а то, как она недовольно смотрела на свой чемодан, было таким милым зрелищем, что Гарри не смог сдержать улыбки.
  - Привет. Тебе помочь? - спросил он, подойдя к девочке.
  - Да, спасибо.
  - Тогда давай вместе. Взяли!
   Вдвоём (Дурсли, чтоб вас), они с трудом запихнули оба чемодана, и свой и девочки, внутрь.
  - Ух. Спасибо. Я, кстати, Гермиона. Гермиона Грейнджер.
  ≪Знаю≫, едва не сказал парнишка, но вовремя остановился и улыбнулся.
  - А я Гарри. Гарри Джеймс Поттер, - ответил он, мысленно скривившись от фамилии. ≪ Интересно, а гоблины могут сделать так, чтобы я сменил свою нынешнюю фамилию на фамилию мамы? Надо будет отправить Хедвиг и узнать у них.≫
   Вокруг них стояла тишина. Те, кто слышали его слова, передавали это другим, а Гермиона уже хотела разразиться той тирадой, которая в прошлый раз выбила мальчика из колеи. Но сейчас, он всё взял в свои руки. А точнее, он взял за руку девочку, поднял в воздух оба чемодана при помощи заклинания, которым когда-то Сириус поднимал и транспортировал Снейпа (сделал он это невербально, а главное, у него всё получилось!), и повёл Гермиону за собой. Смущённая девочка шла за ним, в свободное купе. В конце концов, она никогда не остановится, пока не получит ответ на интересующие её вопросы. Уж очень она любопытная.
  - Ты правда Гарри Поттер? - накинулась она с вопросом, когда они остались одни в пустом купе вагона.
  - Конечно. Ты можешь прочитать обо мне в 'Современной истории магии', и в 'Развитии и упадке Темных искусств', и в 'Величайших событиях волшебного мира в двадцатом веке', - чувствуя себя как один напыщенный павлин, Гарри громко рассмеялся, не обращая внимания на удивлённые взгляды попутчицы.
  - Можешь не сомневаться, я всё о тебе знаю и эти книги уже читала. Причём...
  - Всё знаешь? А с кем я тогда живу? Какой мой любимый цвет? Какая у меня мечта?
   Снова поняв кого он пародирует, зеленоглазый ребёнок упал на пол, в приступе громкого смеха и истерики.
  - Гарри? Ты в порядке? Что с тобой? - обеспокоенно спросила Гермиона, а парень продолжал валяться и биться в истерике, хрипло выговаривая:
  - Лок... Ха-ха-ха... Харт...кни...ги...ха-ха-ха...
   Только спустя десять минут Гарри смог успокоиться и подняться с пола. Гермиона сидела и обиженно смотрела в книгу, считая его сумасшедшим. Хи-хи, какая она милая, когда обижается.
  - Фууух, наконец-то смог успокоиться, - отсмеялся он, обратив взгляд на девочку. Та всё ещё читала, как он смог прочитать по корешку книги, это был учебник по Истории Магии. Гарри никогда не мог нормально читать это - сразу казалось, что слова говорит Бинс, что автоматически вгоняло в сон.
   Но весь взгляд приковывала сама девочка. Гермиона старательно пытаясь не глядеть на попутчика, вчитывалась в строчки, немного шевеля губами при прочтении. Как раз в этот момент, дверь открылась, и в купе заглянула улыбающаяся женщина с ямочкой на подбородке.
  - Хотите чем-нибудь перекусить? - спросила женщина, но Гарри уже поднялся, едва, наверно, не снеся взрослую волшебницу. Понабрал мальчик не очень много, в основном только лимонад, тыквенные печенья и сдобные котелки, то, в чём не слишком много сахара, быстро расплатился, и прыгнул на место рядом с девочкой.
  - Угощайся! - радостно оповестил он.
  - Там много сахара, а мои родители стоматологи, поэтому...
  - Да не волнуйся ты, Миа. Тут не слишком много сахара, да и не люблю я, когда его слишком много. А то слипнется.
  - Как ты меня назвал? - спросила девочка, явно удивлённая.
  - Тебе бы слух проверить, Миа, - хихикнул Гарри, протягивая попутчице тыквенное печенье. - На, а то обижусь на тебя, подруга.
  - По... Подруга...
   Гермиона как во сне взяла угощение, да и ела его чисто на автомате, смотря куда-то в сторону. А когда она его съела, то по инерции пыталась продолжить, поднеся ко рту палец.
  - ПРОСНИСЬ, УТРО НАСТАЛО!!! - заорал Гарри, насколько можно было кричать его голосом. Девочка подпрыгнула на месте, а потом направила на него сердитый взгляд.
  - Гарри Поттер! Ты что творишь?!
  - Я, конечно, всё понимаю, что ты наверно голодна, но на каннибалку ты точно не смахиваешь, - залился тот смехом, смотря как девочка недоумённо смотрит на свой палец, медленно понимая, что она себя чуть не укусила.
   Спустя минут пять, оба ребёнка уже увлечённо ели угощения и запивали всё лимонадом. Периодически, Гарри просто подмывало что-то сделать: то отбирал угощение, пока Гермиона к нему тянется, то лохматил её волосы, в ответ получая по плечу кулачком. Мальчишка сам понимал, что ведёт себя, возможно, слегка неадекватно, но ничего сделать с собой не мог. Тем более, ему это нравилось.
   Через два часа, после того как поезд начал ехать, в купе пришёл круглолицый мальчик, который отчаянно искал свою жабу. Гермиона уже хотела идти помогать, но Гарри опередил её, взяв новенького за рукав, усадил напротив себя и всучил тому тыквенное печенье. А после, узнав как зовут жабу, достал палочку и громко произнёс:
  - Акцио, Тревор!
   Волна магии разлилось по телу ребёнка, когда он почувствовал как жаба летит к нему. Все, кто был в купе смотрели на это с удивлением.
  - Как ты это сделал? - опешила девочка.
  - Магия! - загадочным голосом произнёс Гарри, хихикая, и быстро переведя взгляд на новенького в купе. Он знал, кто это, но не удержался от вопроса: - Привет, мы неуспели познакомиться. Как тебя зовут?
  - Я? Ой, я Невилл. Невилл Лонгботтом.
  - А я Гарри, Гарри Поттер. Это моя подруга, Гермиона Грейнджер.
   Девочка ожидаемо смутилась, когда поняла что мальчик, с которым она только что познакомилась, уже считает её своим другом. И не смогла не спросить.
  - Гарри, ты правда считаешь меня своим другом?
  - Конечно! Я уверен, что мы сможем хорошо подружиться, а также я уверен, что ты очень умная, если даже во время поездки читаешь школьный учебник, который, судя по состоянию, ты зачитывала уже не один раз. А как ты считаешь, Невилл, мы сможем все подружиться?
  - Ну... Да... Наверное, - смутился уже Невилл.
   Ему, как и Гермионе, было непривычно, что к нему так хорошо относятся, особенно если учесть, что раньше друзей у него не было. И не знал Невилл, что в прошлом, он был чуть ли не единственным, кто всегда верил словам Гарри, и они вдвоём были единственными, кто искал и уничтожал крестражи Тёмного лорда.
  - А я в этом полностью уверен, - произнёс Поттер, широко улыбаясь.
  - С...Спасибо вам...мальчики... - старательно сдерживая слёзы, проговорила девочка, на что Гарри обнял её за плечо, слегка взлохматив волосы.
  - Нечего плакать, Миа. Прорвёмся, отучимся. А знаете что? Давайте договоримся, что после учёбы останемся друзьями, и поедем в путешествие! Что скажете?
  - Я не против. Бабушка говорит, что путешествия помогают расширить кругозор.
   Гермиона уже успокоилась, вытирая слёзы, и улыбаясь.
  - Значит клянёмся? - протянул руку Гарри, ладонью вниз. Сверху легла ладошка его новой подруги, а потом и ладонь нового друга.
  - Клянёмся!!! - в один голос произнесли все трое, не заметив, что над их головой распространился зелёный туман. Сама магия скрепила этот договор, который шёл не абы от чего, а от самого сердца. Очень искренними были эти клятвы. Также никто не заметил, как Гарри слегка отодвинулся от Гермионы, и напрягся, будто готовясь к бегу, хотя за ним никто и не гнался.
  - Вот и хорошо. Теперь остался главный вопрос.
  - Какой? - спросил Невилл.
  - Как бы мне выжить все эти года, не задохнувшись от вот этого, - взлохматив волосы подруги, произнёс зеленоглазый.
   Девушка секунду сидела, не понимая ничего, а потом смысл медленно проник в её голову.
  - Гарри Джеймс Поттер! Ты знаешь что я сейчас с тобой сделаю?
  - Хм, не знаю... Надо немного подумать... Наверно... Ты меня поцелуешь, да?
   Гарри сразу стартанул с сидения так, что можно было заподозрить его в аппарировании, одновременно уворачиваясь от рук подруги. Выбежав в коридор, он по пути сбил с ног блондина, с двумя телохранителями, а Гермиона едва не промчалась по их тушкам. Пробегая мимо одного из вагонов, Гарри отметил краем глаза одиноко сидящего рыжего парня.
  ≪Прости, Рон, но в этот раз, я не отдам тебе Гермиону. Надеюсь, ты меня простишь и мы сможем быть друзьями.≫ А оба подростка продолжали бежать по коридору Хогвартс-Экспресса, который увозил их в новую жизнь, к новым приключениям. И хотя в конце пути (точнее поезда) он очень сильно получит от подруги, Гарри надеялся на то, что сегодня, он хоть немного смог изменить и своё и её будущее, которое рисовалось в более радужных тонах, чем оно было раньше.

В другую семью.

  Алый поезд Хогвартс-Экспресс, медленно подъезжал к станции Хогсмид, привозя с собой детей-волшебников. Он всё сбавлял и сбавлял скорость, пока, наконец, совсем не остановился. Из купе, словно торопясь на праздник, выбежали ученики. Самыми последними, из купе седьмого вагона, вышли трое детей, двое мальчиков и одна девочка. Среди всех, выделялся мальчик, с непослушными чёрными волосами, и изумрудно-зелёными глазами, которые задорно блестели.
  Внешний вид, хоть и был опрятным, но казалось, будто он попал под ураган. Хотя, так и было. Гарри Поттер попал под ураган, по имени Гермиона Грейнджер. Девочка, с густыми каштановыми волосами, шла чуть впереди, пытаясь показать своим видом обиду на черноволосого друга. Но увы - улыбка, которую она уже не могла сдерживать, всё-таки появилась на её лице.
   Последний из этой тройки - Невилл Лонгботтом, пытался идти позади, так как не привык, когда на него обращают внимание, но Гарри постоянно, по-дружески, подталкивал его. В итоге, Гарри и Невилл шли рядом, ведя разговоры ни о чём.
   Оказавшись на улице, все поёжились от холода и пронизывающего ветра, но Гарри, прекрасно помня это, подготовился. Из кармана мантии он выудил три колбочки, слегка увеличил их заклинанием Энгоргио, а после, тихо произнеся Bluebell flames, поместил в них волшебный огонь.
  - Гарри? Как ты сделал это? - тихо спросила Гермиона, когда мальчик раздал две увеличенные колбочки своим друзьям.
  - Только что наколдовал. Я это из книги вычитал, - с улыбкой ответил Поттер, но увидев внимательный взгляд подруги, вздохнул и добавил: - Я ведь всю жизнь жил, не зная о том, что я волшебник, Миа. Поэтому, когда узнал правду, и попал в Косую Аллею, не смог удержаться. Купил парочку книг, для лёгкого чтения, и прочитал их дома вместе с учебниками.
   Похоже, Гермиону этот ответ убедил, так как девочка слегка кивнула, и отвернувшись, немного покраснела. Ведь это было так похоже на неё саму, когда впервые узнала о том, что она волшебница. Знала бы она, что этому заклинанию, на самом деле, Гарри научился у неё, наверняка впала бы в ступор.
  - Первокурсники! Первокурсники, все сюда! Эй, Гарри, у тебя все в порядке? - услышали все голос, который принадлежал Хагриду. Гарри улыбнулся, увидев знакомое лицо.
  - Ты его знаешь? - спросил у Поттера Невилл.
  - Знаю. Это Хагрид, он лесничий. Именно он пришёл ко мне, и сказал, что я волшебник.
  - Лесничий? А ко мне пришла заместитель директора, - отозвалась Гермиона.
   Гарри пожал плечами, услышав новый окрик Хагрида:
  - Так, все собрались? Тогда за мной! И под ноги смотрите! Первокурсники, все за мной!
   Поскальзываясь и спотыкаясь, все первокурсники шли вслед за Хагридом по узкой дорожке, резко уходящей вниз. Их окружала такая плотная темнота, что казалось, будто они пробираются сквозь лесную чашу.
  - Еще несколько секунд, и вы увидите Хогвартс! - крикнул Хагрид, не оборачиваясь. - Так, осторожно! Все сюда!
  - О-о-о! - вырвался дружный, восхищенный возглас.
   Первокурсники стояли на берегу большого черного озера. А на другой его стороне, на вершине высокой скалы, стоял гигантский замок с башенками и бойницами, а его огромные окна отражали свет усыпавших небо звезд. Все смотрели на замок, как на чудо, и только Поттер бросил на замок спокойный взгляд. Он видел его много раз, и вот это ощущение волшебства, которое сейчас испытывают дети, его уже покинуло.
  - По четыре человека в одну лодку, не больше, - скомандовал Хагрид, указывая на целую флотилию маленьких лодочек, качающихся у берега.
   Гарри, Невилл и Гермиона, сели в лодку, к ещё одной девочке, хотя, если быть точнее, Гарри сам повёл туда друзей, по одной простой причине: чтобы не сесть с Роном. С ним, если что, он встретится и подружится позже. А вот девочка, сидящая с ними, была Гарри знакома. Белая кожа, рыжие волосы, карие глаза. Чуть полноватая, но это нисколько её не портит.
  - Привет! - поприветствовал девочку Гарри, протягивая ей руку. - Меня зовут Гарри Поттер.
   Девочка практически никак не подала виду, что удивлена тому, кто сидит с ней в лодке, поэтому протянула и пожала его руку в ответ.
  - Я Сьюзен Боунс, - ответила новая знакомая, переводя взгляд на остальных.
  - Я Гермиона Грейнджер.
  - Невилл, - смущенно добавил второй парень в этой кампании. Гарри не сильно толкнул его локтём, и Невилл добавил: - Невилл Лонгботтом.
  - Лонгботтом? - переспросила Сьюзен, рассматривая его. - Моя тётя рассказывала, что твои родители были аврорами во время борьбы с Тем-Кого-Нельзя-Называть...
  - С Волан-де-Мортом, - припечатал Гарри.
   Двое (Сьюзен и Невилл), вздрогнули, услышав это имя, но Гарри этого и добивался. Когда Боунс начала говорить про родителей, на лице Невилла стала появляться грусть, а в глазах стояла боль, и Поттеру это не понравилось. Ничего, позже, он найдёт время поговорить с ним. Нельзя держать такое в себе.
  - А вы уже знаете, на какой факультет попадёте? - решила разорвать тишину Гермиона. - Я хотела узнать как происходит распределение, но не смогла ничего узнать.
  - Всё очень легко, - ответила Сьюзен. - Тётя мне рассказывала, что надо просто надеть Распределяющую шляпу, которую создали Основатели Хогвартса, и она отправит вас на факультет.
  - Так просто?! Никогда бы не подумала. А как считаешь, на какой ты попадёшь?
  - Не знаю, я ещё не задумывалась об этом. Но думаю, что скорее всего попаду на Хаффлпафф.
  - А я хочу попасть на Гриффиндор, - восторгалась Гермиона. - Говорят, там учился сам директор Дамблдор. Невилл, Гарри, а вы как считаете?
   Невилл, неуверенно проговорил, что не знает куда попадёт, а Гарри, сделав каменное лицо, произнёс холодным голосом:
  - Слизерин.
   Взгляды всех троих попутчиков, скрестились на Поттере, смотря на него, как на неизвестное существо. - Гарри. Но Слизерин... Там же учился... - начала говорить Гермиона, но тут она заметила в глазах друга смешинки, и всё поняла. - Гарри, ты опять издеваешься!
   Девочка стукнула зеленоглазого мальчика по плечу, и тот, не сдержавшись, засмеялся.
  - Я не издеваюсь, а шучу, Миа. Но если говорить серьёзно, я не стремлюсь в Гриффиндор.
  - Почему? - возмутилась Гермиона. - Отличительные черты Гриффиндора: честность, благородство и храбрость.
  - Миа, в школу идут дети, половина из которых не всегда могут правильно мыслить, и действуют больше порывами эмоций, чем логикой. А теперь скажи - во что, в таком случае, превратится храбрость?
  - В безбашенность, - ответила, вместо Гермионы, Сьюзен.
  - Но... Но...
  - Думаю, Гарри прав, Гермиона. Не всем свойственно думать логически и правильно. Я могу это сказать про саму себя - я не всегда могу понять то, что вижу, так что считаю, на Рэйвенкло мне не попасть.
   Смотря, как девочки стали общаться, пытаясь пересказать друг другу плюсы и минусы всех факультетов, Гарри улыбнулся, и обернулся к Невиллу.
  - Невилл, думаю, тебе будет лучше, если ты пойдёшь на Рэйвенкло или Хаффлпафф.
  - Ты так считаешь?
  - Конечно. Прости, но ты какой-то неуверенный в себе, а чтобы избавиться от этого, лучше всего быть либо среди умных, где тебе было бы на кого равняться, либо с самыми дружелюбными людьми, которые всегда поддержат тебя.
   Невилл помялся, не зная что ответить, но в это время, лодки приплыли к берегу. Дети, выгрузившись на берег, под предводительством Хагрида двинулись в сторону школы. Несколько минут ходьбы, и вот, Гарри увидел знакомые ему дубовые двери, куда трижды постучался лесничий.
   Дверь распахнулась. За ней стояла высокая черноволосая волшебница в изумрудно-зеленых одеждах, и со строгим выражением лица. В отличие от других первокурсников, которые слегка испугались, Гарри улыбнулся, глядя на заместителя директора, Минерву МакГонагалл.
  - Профессор МакГонагалл, вот первокурсники, - сообщил ей лесничий.
  - Спасибо, Хагрид, - кивнула ему волшебница. - Я их забираю.
   Она повернулась и пошла вперед, приказав первокурсникам следовать за ней. Они оказались в огромном зале, на каменных стенах горели факелы, потолок терялся где-то вверху, а красивая мраморная лестница вела на верхние этажи. Будущие первокурсники шли вслед за профессором МакГонагалл по вымощенному булыжником полу. Проходя мимо закрытой двери справа, все услышали шум сотен голосов - должно быть, там уже собралась вся школа. Но профессор МакГонагалл вела их совсем не туда, а в маленький пустой зальчик. Толпе первокурсников тут было тесно, и они сгрудились, дыша друг другу в затылок и беспокойно оглядываясь.
  - Добро пожаловать в Хогвартс, - наконец, поприветствовала их профессор МакГонагалл. - Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор - очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета. Факультетов в школе четыре - Гриффиндор, Хаффлпафф, Рэйвенкло и Слизерин. У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки вычитаются. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами - это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи.
   Слушая монолог профессора, Гарри не прекращал улыбаться, от накатившей на него ностальгии. Он уже слышал это раньше - когда война, которую он прошёл но не пережил, была ещё очень далеко. Когда проблем ещё не было, и его беспокоило лишь то, как бы полегче проучиться.
   Но не всё было хорошо. Едва МакГонагалл вышла из зала, по нему пронёсся голос, который Гарри очень не любил:
  - Так значит, ты и есть Гарри Поттер?
   По залу пронеслись удивлённые голоса и перешёптывания, которые Гарри тоже не любил, когда они были адресованы в его сторону. Ему не нужно было поворачиваться, чтобы понять, что за ним стоит Драко Малфой.
  - Ты Гарри Поттер? - ещё раз спросил Малфой, раздражаясь что на него не обращают внимания.
  - Ну я. И что дальше?
  - Это Крэбб, а это Гойл, - небрежно представил Малфой своих спутников, стоявших позади него. - А я - Драко Малфой. Ты скоро узнаешь, Поттер, что в нашем мире есть несколько династий волшебников, которые куда круче всех остальных. Тебе ни к чему дружить с теми, кто этого не достоин. Особенно с такими.
   Малфой осмотрел ближайших к нему людей. Взгляд скользнул по Сьюзен, которую блондинчик решил проигнорировать, прекрасно зная, кто её тётя. Потом перевёл взгляд на Невилла, и злорадно улыбнулся.
  ≪Этот неудачник, одним своим видом будет всех позорить≫.
   И в конце, Драко посмотрел на девочку, с непослушной копной волос. Он сразу понял, что она из тех, кого он презирает. Взгляд снова вернулся к Гарри.
  - Если хочешь, я помогу тебе разобраться в нашем мире, - протянул руку Малфой.
   Зеленоглазый склонил голову набок, смотря на парня как на отход жизнедеятельности гриппогриффа.
  - С чего это я должен рассчитывать на твою помощь, Малфой?
  - А кто ещё тебе поможет? Этот неудачник, - кивнул он в сторону Невилла, - или какая-то гря...
   Отточенным движением, Гарри поймал Малфоя за край мантии, и притянул его к себе. Блондинчик удивился, но посмотрев в глаза Поттера, слегка испугался. В них плескался настоящий гнев, несвойственный одиннадцатилетнему мальчику, едва попавшему в волшебный мир.
  - Я рос среди маглов, и не знаю обычаев волшебников, только из книг смог узнать некоторые, но твой поганый рот надо вымыть с мылом за такие слова. Запомни раз и навсегда, Малфой. Никто, не имеет права оскорблять моих друзей. Никто!
   Резко толкнув от себя Драко, Гарри развернулся к нему спиной, глубоко дыша. Великий Мерлин! Он опять не сдержал свой взрывной характер. Хотя, именно сейчас он этому рад, иначе бы этот хорёк обидел Гермиону.
  - Гарри. Ты в порядке? - спросила его подруга.
  - Да, Миа. Всё просто замечательно. Не успел приехать в школу, а уже ввязался в драку.
   Гермиона согласно кивнула, и уже хотела что-то сказать, но тут Сьюзен стала очень тихо что-то говорить ей на ухо. Вначале, лицо девочки излучало недовольство, потом удивление, а потом презрение и грусть. Всё понятно, Сьюзен рассказала Гермионе, какое слово чуть не сказал Драко, и что оно означает.
   В это время, через противоположную от двери стену в комнату просачивались призраки - их было, наверное, около двадцати. Жемчужно-белые, полупрозрачные, они скользили по комнате, переговариваясь между собой и, кажется, вовсе не замечая первокурсников или делая вид, что не замечают. Судя по всему, они спорили.
  - А я вам говорю, что надо забыть о его прегрешениях и простить его, - произнес один из них, похожий на маленького толстого монаха. - Я считаю, что мы просто обязаны дать ему еще один шанс...
  - Мой дорогой Проповедник, разве мы не предоставили Пивзу больше шансов, чем он того заслужил? Он позорит и оскорбляет нас, и, на мой взгляд, он, по сути, никогда и не был призраком...
   Призрак в трико и круглом пышном воротнике замолчал и уставился на первокурсников, словно только что их заметил.
  - Да это же новые ученики! - воскликнул Толстый Проповедник, улыбаясь собравшимся. - Ждете отбора, я полагаю? Надеюсь, вы попадете в Хаффлпафф! - продолжал улыбаться Проповедник.
  - Идите отсюда, - произнес строгий голос. - Церемония отбора сейчас начнется.
   Это вернулась профессор МакГонагалл. Она строго посмотрела на привидения, и те поспешно начали просачиваться сквозь стену и исчезать одно за другим. Гарри мысленно поблагодарил её, за то, что она прогнала призраков. Он их не очень любил. Немного подумав, Гарри закрыл глаза, сконцентрировавшись на своих волосах. Ему надоело, что его сравнивают с отцом, надоело, что его узнают по тому, какие у него волосы.
  - Выстройтесь в шеренгу, - скомандовала профессор, обращаясь к первокурсникам, - и идите за мной!
   Открыв глаза, Гарри сначала не знал, получилось ли у него или нет, но тут услышал судорожный вздох сзади, и увидел, как несколько учеников на него удивлённо посмотрели, а потом снова вернулись к своим мыслям. Улыбнувшись, мальчик встал позади Невилла, все дети, нестройным шагом пересекли зал, и войдя в двойные двери, оказались в Большом зале. Сколько раз уже, Гарри попадал сюда, но постоянно восхищался этим местом. Здесь всегда было очень красиво, кроме седьмого курса - тогда всё было в тёмных и серых тонах, к которым Поттер уже даже привык.
   Сотни лиц, бледневших в полутьме, словно неяркие лампы, смотрели на первокурсников с интересом. Среди старшекурсников то здесь, то там мелькали отливающие серебром расплывчатые силуэты привидений. Гарри посмотрел вверх и увидел над собой бархатный черный потолок, усыпанный звездами. Красота.
  - Его специально так заколдовали, чтобы он был похож на небо, - прошептала Гермиона. - Я...
  - Я знаю, я тоже вычитал это в Истории Хогвартса, - перебил её Гарри, улыбаясь. - Правда, пришлось бороться со сном.
   Гермиона, слабо улыбнулась, разглядывая друга, в особенности, его волосы. Интересно, а насколько хорошо всё получилось у него?
   Всё внимание всех учеников, было приковано к Распределяющей шляпе, которая находилась на стуле. Она шевельнулась, на ней появилась дыра, похожая на рот, и запела: Может быть, я некрасива на вид, Но строго меня не судите. Ведь шляпы умнее меня не найти, Что вы там ни говорите. Шапки, цилиндры и котелки Красивей меня, спору нет. Но будь они умнее меня, Я бы съела себя на обед. Все помыслы ваши я вижу насквозь, Не скрыть от меня ничего. Наденьте меня, и я вам сообщу, С кем учиться вам суждено. Быть может, вас ждет Гриффиндор, славный тем, Что учатся там храбрецы. Сердца их отваги и силы полны, К тому ж благородны они. А может быть, Хаффлпафф ваша судьба, Там, где никто не боится труда, Где преданны все, и верны, И терпенья с упорством полны. А если с мозгами в порядке у вас, Вас к знаниям тянет давно, Есть юмор и силы гранит грызть наук, То путь ваш - за стол Рэйвенкло. Быть может, что в Слизерине вам суждено Найти своих лучших друзей. Там хитрецы к своей цели идут, Никаких не стесняясь путей. Не бойтесь меня, надевайте смелей, И вашу судьбу предскажу я верней, Чем сделает это другой. В надежные руки попали вы, Пусть и безрука я, увы, Но я горжусь собой.
   Зал зааплодировал, а Гарри едва сдерживал смех. Как же он соскучился по песням этой шляпы.
  Профессор МакГонагалл шагнула вперед, в руках она держала длинный свиток пергамента.
  - Когда я назову ваше имя, вы наденете Шляпу и сядете на табурет, - произнесла она. - Начнем. Аббот, Ханна!
   Девочка с белыми косичками и порозовевшим то ли от смущения, то ли от испуга лицом, спотыкаясь, вышла из шеренги, подошла к табурету, взяла Шляпу и села. Шляпа, судя по всему, была большого размера, потому что, оказавшись на голове Ханны, закрыла не только лоб, но даже ее глаза. А через мгновение...
  - ХАФФЛПАФФ! - громко крикнула Шляпа. Те, кто сидел за крайним правым столом, разразились аплодисментами. Ханна встала, пошла к этому столу и уселась на свободное место. Гарри заметил, что крутившийся у стола Толстый Проповедник приветливо помахал ей рукой.
  - Боунс, Сьюзен! - ХАФФЛПАФФ! - снова закричала Шляпа, и Сьюзен поспешно засеменила к своему столу, сев рядом с Ханной. Девочка перехватила взгляд Гарри, и тот улыбнулся ей, показав большой палец. Сьюзен благодарно кивнула.
  - Браун, Лаванда!
  - ГРИФФИНДОР!
   Всё происходило почти так же, как помнил Гарри. Терри Бут попал на Рэйвенкло, Миллисента на Слизерин. Но потом подошла очередь его подруги.
  - Грейнджер, Гермиона!
  - Твой выход, Миа, - шепнул Гарри, слабенько подтолкнув её вперёд.
   Гермиона глубоко вздохнула, пытаясь успокоить нервы, и медленно подошла к стулу, сев на него и надев шляпу. Через несколько секунд, Шляпа выкрикнула:
  - РЭЙВЕНКЛО!
   Радостная девочка сняла со своей головы шляпу, и побежала к столу своего факультета. Цвета на её мантии, сменились на синий с бронзой, которые ей очень шли. Особенно к её волосам. Когда Невилл сел на стул, ожидая распределения, Гарри занервничал. Как оказалось, зря. Через минуту после того, как Шляпа оказалась на его голове, она выкрикнула, не слишком уверенно, но твёрдо:
  - РЭЙВЕНКЛО!
   И снова, Гарри со всей силы стал хлопать, радуясь за своего друга. Как и ожидалось, Малфой попал на Слизерин, правда, в этот раз, Шляпа сказала это менее уверенно, чем Гарри запомнил раннее. Упс, вот и самое вкусное подошло.
  - Поттер, Гарри!
   Гарри зашагал вперед, и по всему залу вспыхнули огоньки удивления, сопровождаемые громким шепотом.
  - Она сказала Поттер?
  - Тот самый Гарри Поттер?
   Последнее, что увидел Гарри, прежде чем Шляпа упала ему на глаза, был огромный зал, заполненный людьми, каждый из которых подался вперед, чтобы получше разглядеть его. А затем перед глазами встала черная стена.
  - Здравствуйте, дорогая Шляпа, - поприветствовал её Гарри.
  - Здравствуйте, молодой человек. Хм. Странно. Я не вижу вашу сущность, вашу душу. Не могу определить, куда вас отправить.
  - Раньше, вы хотели отправить меня на Слизерин. А я тогда выбрал Гриффиндор.
  - Раньше? Возможно ли, что... Хм... Секундочку... А-а-а, временной перенос личности. Случай очень редкий, практически уникальный. Но не единственный. Мне уже дважды попадались такие ученики. Но никто из них не пытался поменять свою жизнь.
  - Но они - не я.
   Шляпа негромко засмеялась.
  - Всё верно, мистер Поттер. Итак, раз уж я уже тебе это говорила, может, пойдёшь в Слизерин?
  - Признаюсь, после кое-каких случаев, мне очень нравятся змеи, но не думаю, что мне позволят нормально жить, если я туда попаду. К тому же, Салазар Слизерин ценил хитрость, а что может быть хитрее, чем змея в стане птиц? Так что, пожалуйста, отправьте меня в Рэйвенкло. Думаю, основатель Слизерина, оценил бы такое решение.
  - Истинный Слизеринец, - воскликнула ему в ухо шляпа, с уважением в голосе. - Салазар гордился бы твоим решением. И раз уж ты хочешь, тогда... РЭЙВЕНКЛО!!!
   Гарри показалось, что Шляпа выкрикнула этот вердикт куда громче, чем предыдущие. Он снял Шляпу и, ощущая дрожь в ногах, медленно пошел к своему столу. Получилось! У него получилось!
   Студенты Рэйвенкло радостно встретили такое пополнение, и пожав руки всем желающим, Гарри уселся между Гермионой и Невиллом, прямо напротив призрака Рэйвенкло.
  - А что ты так долго? - спросила у него Гермиона.
  - Со Шляпой разговаривал. Такой артефакт интересный! Представляешь, насколько сильны были Основатели, раз смогли такое создать! - ответил ей Гарри, и повернулся к Лонгботтому. - Поздравляю, Невилл!
  - Спасибо, Гарри, - смущенно и радостно ответил мальчик. - А что с твоими...
  - Потом. Всё потом, Невилл.
   Учеников становилось всё меньше и меньше, пока наконец, последний ученик не отправился на Слизерин, а МакГонагалл свернула пергамент, и унесла Шляпу. Альбус Дамблдор поднялся со своего трона и широко развел руки. На его лице играла лучезарная улыбка, но Гарри видел в нём слабую озабоченность.
  - Добро пожаловать! - произнес он. - Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!
   Дамблдор сел на свое место. Зал разразился радостными криками и аплодисментами, но выступление никак не впечатлило зеленоглазого мальчика, со шрамом на лбу, который почти сразу приступил к ужину.
   Когда все наелись - в смысле съели столько, сколько смогли съесть, - тарелки вдруг опустели, снова став идеально чистыми и так ярко заблестев в пламени свечей, словно на них и не было никакой еды. Но буквально через мгновение на них появилось сладкое. Мороженое всех мыслимых видов, яблочные пироги, фруктовые торты, шоколадные эклеры и пончики с джемом, бисквиты, клубника, желе, рисовые пудинги. Мда, домовые эльфы творят чудеса.
   Прислушиваясь, Гарри не удивился, что Гермиона стала интересоваться учёбой у старших курсов. Наоборот, он этому улыбнулся. Когда все наелись десертом, и тарелки пропали со столов, вновь поднялся Дамблдор.
  - Хм-м-м! - громко прокашлялся Дамблдор. - Теперь, когда все мы сыты, я хотел бы сказать еще несколько слов. Прежде чем начнется семестр, вы должны кое-что усвоить. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Некоторым старшекурсникам для их же блага тоже следует помнить об этом. По просьбе мистера Филча, нашего школьного смотрителя, напоминаю, что не следует творить чудеса на переменах. А теперь насчет тренировок по квиддичу - они начнутся через неделю. Все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны обратиться к мадам Трюк. И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью.
  ≪Так бы и сказал сразу, что спрятал там артефакт, под названием философский камень≫, подумал про себя Гарри, не слушая дальнейшую речь, и пропустив гимн Хогвартса. Наконец, Дамблдор оповестил всех, что пора идти спать. Староста повел первокурсников за собой, в сторону Башни Рэйвенкло. Поднявшись по винтовой лестнице, они оказались перед дверью, без ручки и замочной скважины.
   После того, как староста постучал в молоточек, раздался голос:
  - Что было раньше: феникс или огонь?
  - Круг не имеет начала, - ответил староста, и дверь открылась.
  - Как здорово! - прошептала Гермиона. - Это задача на логику!
  - Я такое не запомню, - застонал Невилл.
  - Не бойся, Нев. Всё будет хорошо, - улыбнулся Гарри, и после повернулся к Гермионе. - Я бы сказал, это не логика, а парадоксальность, Миа.
   Первокурсники вошли в гостиную, и ахнули. Стены в гостиной прорезывают изящные арочные окна с шелковыми занавесями. Куполообразный потолок расписан звездами. В нише находилась мраморная статуя. Тут было гораздо уютнее, чем в гостиной Гриффиндора. Слово взял староста факультета.
  - Приветствую вас всех! Я - староста Роберт Хиллиард, и я рад приветствовать вас на факультете Рэйвенкло. Наш герб - орёл, который парит там, куда другие не могут подняться. Цвета нашего факультета - синий и бронзовый. Из арочных окон нашей гостиной видны озеро, Запретный лес, поле для квиддича и теплицы. Без всякого хвастовства хочу сказать, что на нашем факультете живут умные волшебники и волшебницы. В отличие от других факультетов, которые имеют скрытые входы в гостиные, нам они не нужны. Другой интересной особенностью Рэйвенкло является то, что наши ученики - настоящие индивидуальности. Некоторых из них можно даже назвать чудаками. Но зачастую Гении не идут в одну ногу с обычными людьми, и в отличие от некоторых других факультетов мы могли бы сказать, что на наш взгляд у вас есть право носить то, что нравится, верить в то, что хотите и говорить то, что чувствуете. Что касается наших отношений с другими факультетами: вы, наверно, слышали о Слизерине. Не все они плохие, но лучше быть начеку пока вы не узнаете ученика Слизерина достаточно хорошо. Согласно их давним традициям они делают всё возможное, чтобы победить. Поэтому будьте внимательны, особенно на матчах по квиддичу и экзаменах.
  - Ах, да, привидение нашего факультета - Серая Дама. Остальные ученики считают, что она никогда не разговаривает, но она не прочь поговорить с рэйвенкловцами. Её помощь особенно полезна, когда вы что-то потеряли или потерялись сами.
  - Уверен, вы будете хорошо спать. Наши спальни находятся в башенках, отходящих от главной башни. В комнате стоят четыре кровати, накрытые шелковыми, пуховыми одеялами небесно-голубого цвета, а свист ветра в окнах очень расслабляет.
   После слов старосты, все разошлись, и Гарри, попрощавшись с друзьями, поднялся в свою новую комнату, где сразу же упал на новую кровать, и счастливый провалился в сон. У него всё получится исправить...
  
***
   А вот один человек, сегодня был не очень счастлив. Имя этого человека - Северус Снейп.
   Он давно знал, что в школу должен будет прибыть сын Лили и этого выродка Джеймса, и был готов ко всему, но явно не к тому, что он увидел.
   Когда имя Гарри Поттер прозвучало, и мальчик вышел из толпы, Снейп призвал всю свою выдержку, чтобы не упасть со стула. Да, в мальчишке было что-то от Поттера - некоторые черты лица напоминали ему об этом несносном гриффиндорце, но на этом похожесть пропадала. Глаза были такими же, какими их запомнил Северус у Лили, и волосы...
   Волосы были не чёрными, как он думал ранее, а рыжими. Но не как у тех же Уизли, у которых рыжие волосы были тусклыми. Они были такими же, как у его матери, огненно-рыжие, словно настоящий огонь. Всё это заставило Снейпа едва ли не молиться, чтобы ужин поскорее закончился, и он мог бы уйти в своё подземелье, чтобы хоть ненадолго забыться. Наверняка, характер достался ему от отца, а значит, впереди у Ужаса подземелий будет очень тяжелый год. Как наверняка и все последующие.

Я хочу учиться.

  Утром, Гарри проснулся в хорошем настроении, под какую-то странную, но очень тихую и приятную мелодию. Как он догадался, это была система оповещения, в рэйвенкловской спальне. На часах было полседьмого утра, но Гарри, как ни странно, выспался. ≪Хм. Интересные чары, ≫ - подумалось Поттеру.
   На самом деле, чары действовали следующим образом: примерно в шесть часов, во всех спальнях начинала играть эта мелодия, которая будила тех детей, которые привыкли просыпаться в это время дома. В пол восьмого утра, если кто-то из детей не просыпался, то приятный голос оповещал в спальнях, что пора просыпаться. Но, как позже узнал Гарри, голос появлялся не слишком часто, так как рэйвенкловцы, часто сами будят своих сокурсников. Если не забывали, конечно, что бывало редко.
   Гарри потянулся на своей новой кровати, продолжая улыбаться. Вот они, отличия между факультетами. Чары в гриффиндорской спальне, будили как по щелчку - резко и внезапно. А иногда и не могли по нормальному разбудить.
   Встав с кровати, Поттер осмотрелся. Вчера он не успел познакомиться с остальными, но обрадовался, что и в этот раз, Гарри делит комнату с Невиллом. Если он правильно помнит, то вон тот блондин, на дальней кровати, это Энтони Гольдштайн, с которым раньше он начал общался только на пятом курсе.
   Грустно взглянув на свою обычную одежду, а точнее на обноски, доставшиеся ему от Дадли, Гарри взял школьную форму, и отправился в ванную комнату, где после принятия душа и чистки зубов, он несколько минут недоумённо смотрел на себя в зеркале. Вчера, он не успел увидеть итоги своей попытки поменять цвет волос, но сейчас, не мог перестать на себя смотреть.
   Огненно-рыжие волосы, которые стали короче, чем были раньше, идеально сочетались с изумрудно-зелёными глазами. Вот если бы внешне он не был таким тощим...
   В семь часов, Гарри уже был в гостиной, и не удивительно, что там уже была Гермиона.
  - Доброе утро, Миа! - радостно поздоровался с ней Поттер, плюхнувшись в мягкое кресло, рядом с девочкой.
  - Доброе, Гарри, - поприветствовала его Гермиона, улыбнувшись. - А чего ты так рано?
  - Не знаю. Но зато просыпаться здесь мне нравится больше, чем дома.
  - Почему?
  - Не сейчас, Миа. Не хочу портить себе настроение, - слегка скривил улыбку мальчик.
   Гермиона кивнула, снова уткнувшись в книгу История Хогвартса, но Гарри замечал, что она нет-нет, но смотрит на него. Точнее, на его волосы.
  - Ладно, Миа. Что ты хочешь узнать? - не выдержал Поттер.
  - Почему ты решил, что я хочу что-то...
  - Ну я же вижу, как ты смотришь в основном не в книгу, а на меня. Я что, плохо умылся? Или паста осталась на лице?
   Девочка захлопнула книгу, закрыла на секунду глаза, и повернулась к другу.
  - Хорошо. Как ты смог это сделать? - указала Гермиона на волосы мальчишки.
  - Ты про то, что я поменял цвет волос? - уточнил Поттер.
  - Именно. Я видела, что ты не использовал палочку, а значит, это не заклинание. И могу это доказать.
   Гермиона достала палочку, указала на волосы друга, и произнесла - Фините!
   Как и ожидалось, цвет не поменялся, поэтому, убрав палочку, девочка вперила в Поттера свой взгляд. И как ей объяснить, что Гарри на седьмом курсе открыл в себе способности метаморфа, правда, эта способность была гораздо слабее чем у Тонкс, и Гарри мог менять только цвет глаз и волос. Хотя, объяснение у него есть.
  - Я уже так делал, Миа. Когда я был младше, тёте не понравилось, что мои волосы торчали во все стороны, и она решила подстричь меня. Вышло просто ужасно, я не знал что мне делать, как я пойду в школу в таком виде? Я тогда всю ночь лежал, и мечтал о том, чтобы волосы стали такими, как они были. А на утро, мои волосы вернулись в прежний вид.
   На последней фразе, Гарри улыбнулся, вспомнив как дядя и тётя тогда злились. Знал бы он, почему Петунья его подстригла...
  - Стихийный выброс магии, - проговорила Гермиона, слушая Гарри. - А вчера?
  - Вчера мне хотелось, чтобы мои волосы были как у мамы. Я не знал своих родителей, не видел их ни разу, но зато, я теперь знаю, что моя мама была огненно-рыжей, - снова улыбнулся Гарри. - Кстати, что скажешь, мне идёт?
  - Э-э-э-м. Очень, Гарри, - пробормотала девочка, снова открыв книгу и прячась там. Гарри не смог не хихикнуть.
   Ближе к восьми часам, проснулись остальные ученики. Невилла разбудил сам Гарри, когда увидел что время без десяти восемь, а друга ещё нет. Собрав всех детей, староста факультета раздал всем расписание уроков, повторил то же самое, что и вчера, и повёл всех на завтрак.
  - Первую неделю, - говорил Роберт, - я буду водить вас на уроки и в Большой зал, чтобы вы привыкли и запомнили расположение кабинетов. После, вы уже сами будете ходить на уроки, но всегда можете обратиться ко мне за помощью, если что-то забудете.
   Невилл выдохнул, тихонько поблагодарив старосту. Тот ободряюще улыбнулся первокурснику, и продолжил вести учеников. На завтрак, как и всегда, была овсянка, но не это привлекло внимание Гарри. На него очень внимательно смотрели две пары глаз. Одна из них, принадлежала, как он мог догадаться, директору, а вот вторая...
   Гарри поднял взгляд, и встретился с чёрными глазами профессора зельеварения. Они смотрели друг на друга несколько секунд, после чего, профессор Снейп отвёл взгляд от него на другого ученика, делая вид, что он просто рассматривает пополнение школы.
   Гарри жалел Северуса Снейпа. Он считал его сильным человеком, у которого просто не сложилась жизнь. И не мог заметить, что они оба чем-то похожи, в частности, что оба в детстве донашивали одежду за другими. Сейчас, ему тридцать один год, и он до сих пор холост, не в состоянии забыть Лили, но Гарри надеялся, что сможет со временем это исправить.
   Да, Снейп был настоящей скотиной на уроках, это Поттер прекрасно помнил, но между прочим, зелья - очень тяжёлый и опасный урок. Один неверно добавленный ингредиент, и взрывы котла Невилла, покажутся вам раем. Как учитель он хорош, просто слишком требователен. Кстати, надо будет присматривать за Невиллом на зельях, чтобы ничего не взрывалось.
   После завтрака, начался первый урок. Вместо Истории магии, которая была у Гриффиндора, рэйвенкловцы пошли на травологию, совместно с факультетом Хаффлпафф. Сегодняшний урок был посвящен растению Паффопод. Профессор Помона Спраут, добродушная, низенькая, и полноватая ведьма, была не очень опрятной, что неудивительно. Попробуй тут быть опрятной, всё время проводя с растениями. А в особенности, с удобрениями.
  - Здравствуйте, дети, - поприветствовала первокурсников профессор. - Сегодня, у вас первый урок травологии. Он ознакомительный, и сегодня я вам расскажу о некоторых растениях. Скажите, кто-нибудь из вас знает, что такое Паффопод?
   Единственная рука, которая поднялась, принадлежала Гермионе.
  - Паффопод - растение с розовыми стручками, полными бобами. Его изучают на третьем курсе. Это растение, часто используют...э-э-эм...влюблённые пары, - тут Гермиона сильно покраснела, - потому что если его бросить на землю, оно рассыпется на разноцветные цветы. Также, от него чихают тролли.
  - Правильно, мисс Грейнджер. Десять баллов Рэйвенкло! - присудила баллы профессор, подмигнув покрасневшей девочке. - Как сказала мисс Грейнджер, это растение мы будем изучать только на третьем курсе, но сегодня, я вам покажу его в действии.
   Профессор взяла со стола названое растение, и бросила его на пол. Все девочки, которые были в теплице, одновременно вздохнули, увидев цветы, тогда как мальчики лишь скривились. Кроме Гарри. Он лишь сделал зарубку на память. После травологии, уходя из теплиц, Невилла, Гарри и Гермиону, догнала Сьюзен Боунс.
  - Привет! - радостно поприветствовала всех Сьюзен.
  - Привет, Сью! - ответил Гарри, на секунду опередив друзей.
  - Вы трое попали на один факультет. Поздравляю вас. Надеюсь, вы не обижаетесь, что я на другом факультете.
  - Ну что ты, Сьюзен! Не важно, что мы на разных факультетах, мы ведь будем дружить, правда? - спросила у неё Гермиона, за что получила кивок от подруги.
   Вчетвером, дети дошли до замка, где и разошлись на свои уроки. У Хаффлпаффа были чары, а вот у Рэйвенкло - трансфигурация с Гриффиндором.
   В кабинете уже собрались почти все ученики, и наша тройка учеников заняла место за первой длинной партой. Профессора МакГонагалл не было, вместо неё на столе сидела полосатая кошка.
  - А где профессор? - спросил Невилл, садясь на стул, и оглядываясь.
  - Я не знаю, но кошка очень классная, - отозвался Гарри, доставая из сумки бутылочку молока. - Где бы найти блюдце?
   В это время, полосатая кошка прыгнула, в воздухе превращаясь в немолодую женщину со строгим взглядом. Весь класс замер от неожиданности, и только Гарри сидел, держа в руках молоко.
  - Я рада, что вам понравилась моя анимагическая форма, - сказала профессор, устремив взгляд на ученика, - но почему вы носите с собой в сумке молоко, мистер Поттер?
  - Молоко очень полезно для здоровья, - ответил Гарри, даже не моргнув, и протянул бутылку МакГонагалл. - Будете, профессор?
  - Нет, мистер Поттер. Спасибо, - ответила МакГонагалл, с трудом сдержав улыбку. Это было первый раз, когда кто-то так реагировал на анимагическое превращение, предложением молока кошке, а потом и профессору.
   Рон, как и в прошлый раз, опоздал на урок, лишив Гриффиндор двух баллов, только теперь, он опоздал один, а потом было Великое превращение стола в свинью и наоборот. И попытки учеников, превратить спички в иголки. Первыми справились Гарри и Гермиона, а вот у Невилла, спичка никак не хотела меняться. Всему виной, чужая палочка в его руках.
   Гарри и Гермиона получили двадцать баллов на двоих, чему они обрадовались. Хотя насчёт Поттера, удивляться было не обязательно. Он мог хоть сейчас сдать ТРИТОН по чарам, ЗОТИ, трансфигурации и зельям, ведь именно по этим предметам его гоняли профессора на седьмом курсе, чтобы он победил Волан-де-Морта. И это, несмотря на различные запреты.
   Но проблема была лишь в том, что у Гарри хорошо получалось лишь то, что могло помочь ему в бою. Всё остальное, Гарри было недоступно - он просто не учил это, во время учёбы, и лишь на седьмом курсе начал активно учиться. Так что теперь, придётся мистеру Поттеру очень сильно постараться, чтобы заполнить большинство пробелов в знаниях.
   После трансфигурации, была история магии, где профессором был призрак Бинс, и Гарри снова с трудом боролся со сном.
  - Гарри! - шикнула на него Гермиона, когда мальчик снова едва не уснул.
  - Да, что?
  - Хватит спать. Это очень важный урок!
  - Я пытаюсь, Миа. Но слушать монотонное бубнение призрака, выше моих сил. Ты на Невилла посмотри. Он утром спал дольше нас, а всё равно уснул.
   И правда. Лонгботтом сидел на стуле, положив голову на стол, вместо подушки используя учебник. Да не он один был таким, а почти все. И только шесть учеников, среди которых была и Грейнджер, обладали особой силой воли, и делали записи в пергаменте.
   После этого был обед, и ещё два урока, на которых Гермиона заработала по пять баллов, за правильные ответы. А после уроков и ужина, было самое тяжелое. Домашние задания. И тут, Гарри нашёл ещё одно отличие между тем, где легче делать уроки.
   Факультет Гриффиндор, ученики которого позиционируют себя храбрыми, честными и благородными, вечерами в гостиной становились отчуждёнными. Редко находились старшие ученики, готовые помочь советами. А уж если учесть, какая обстановка там была каждый день, благодаря близнецам...В отношении Фреда и Джорджа, Гарри не имел ничего против, но уж слишком шумными они были.
   А на Рэйвенкло, всё было по-другому. Нет, никто не подходил и насильно не предлагал помощи, но если попросишь, никто не откажет. Именно помочь, а не сделать за тебя. В этом убедился Невилл. Не разобравшись полностью на трансфигурации, и не желая отвлекать друзей, он решился подойти к третьекурснику за помощью. В течение получаса, тот объяснял основные принципы трансфигурации, ни разу не повысив голос. Так что после такого общения, Невилл, уже радостный, вернулся к своим друзьям. И не важно, что завтра он часть объяснений забудет.
  ***
   Странное явление - время. То оно медленно идёт со скоростью черепахи, а то несётся вперёд галопом. Вот и Гарри, не успел обернуться, как уже наступило девятнадцатое сентября. За это время было много чего хорошего, но и не очень хорошего тоже.
   Первое - Рон. Гарри хотел с ним подружиться, всё-таки, он был его первым другом, пусть и раньше. Но он не ожидал, что Рональд может быть таким... Пусть будет, упёртым. Другое слово не слишком приятное.
   Практически с первого дня Рон пытался подсаживаться к нему везде, где это возможно. Нет, познакомиться они успели, как Гарри и хотел, вот только Уизли не пытался знакомиться с Невиллом, Гермионой и Сьюзен. Главный фактор - слишком маленький круг интересов. Квиддич, еда, шахматы и отдых. Всё остальное, особенно то, что касается учёбы, Рона, как и раньше, не интересовало ни капельки.
   Гарри никак не понимал, почему раньше он спокойно мог часами с ним говорить, ведь сейчас, он с трудом выдерживает десять минут общения. На фразу Поттера, что нужно учиться (повторяя этим фразу Гермионы), Рон смотрел на него с широко раскрытыми глазами. Дошло до того, что Гарри начал прятаться от Уизли в одном месте, ему недоступном. Догадались где? Правильно, в библиотеке. И прятался он там не один - остальные его друзья находились там по той же самой причине, ведь если Рон не мог найти Гарри, то он искал его через Сьюзен или Невилла. К Грейнджер Уизли не подходил, считая её зубрилой. Но надо отдать ему должное - благодаря Рону, все четверо сдружились ещё сильнее.
   Второй неприятный момент - знания Гарри. На практике, Поттер находился в пятёрке лучших своего факультета, но вот в теории, едва ли не на последнем. Попытки запомнить множество формул не получались у Гарри и раньше, а сейчас он выезжал лишь на том, что всё это было ему, в некоторой степени, знакомо. Не случайно Поттер выбрал именно Рэйвенкло - только здесь, он сможет стать сильнее не только магически, но и умственно. Гарри очень сильно желал учиться.
   И самое худшее - Драко Малфой. Это просто настоящая заноза в одном месте. Его постоянные шпильки в адрес других учеников, с подчёркиванием своей важности, выводило из себя всех, кроме слизеринцев. Пока что, он избегал прямого столкновения с Гарри и его друзьями, но лишь потому, что никак не мог прийти в себя, после того столкновения перед распределением. Зато это вылилось в более едкие замечания и придирки, чем их запомнил Гарри.
   А из плюсов, как это ни странно, были зелья. Первый урок прошёл в первую пятницу учёбы, и проходил точно так же, как и раньше. Северус Снейп вошёл в кабинет, шурша мантией наподобие летучей мыши, устанавливая в кабинете абсолютную тишину. И как и ранее, остановился, дойдя в журнале до фамилии Поттер.
  - О, да, - негромко произнес он. - Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.
   Естественно, что Малфой (урок проходил со слизеринцами), со своими громилами издевательски засмеялся. И как ни странно, Гарри сдерживался, чтобы тоже не засмеяться, но причина была в другом.
   Поттер семь лет провёл рядом с этим человеком, тот учил его Окклюменции (ну как сказать, учил. Скорее ослаблял защиту, но не в том суть), и поэтому, Гарри научился разбираться в его эмоциях. И сейчас, те кто знал Снейпа достаточное время, смог бы разглядеть по его глазам, что в душе профессора бушует настоящий каскад эмоций. А причина этого - слишком большая похожесть на Лили, за исключением очков и некоторых черт лица. Видя такую реакцию, Гарри едва сдерживал улыбку.
  - Глупое махание волшебной палочкой к зельям не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки, - начал произносить речь Снейп. - Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства. Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой саму Смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.
   Сейчас, не будучи под убеждением, что Снейп - зло, Гарри внимательно вслушивался в голос профессора. И Мерлин его побери, если Поттера не завораживала мысль о том, чтобы начать варить зелья. А то из всего, что он знает, это как сварить Оборотное зелье и Напиток Живой Смерти.
  - Поттер! Что такое безоаровый камень? - внезапно (смотря для кого) спросил Снейп.
  - Безоар - это камень, который можно достать из желудка козы, в очень редких случаях. Он является очень сильным противоядием от большинства ядов, но чрезвычайно редок, и очень ценен, - без запинки ответил Гарри. Уж ему ли не знать об этих свойствах, если он уже сталкивался со случаями, когда требовался безоар.
  - Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни? - продолжил Снейп, продолжая попытки завалить Поттера вопросами.
   Гарри смотрел на профессора, раздумывая, ответить или нет. Он прекрасно знает, в состав какого зелья входят эти ингредиенты. Тишина длилась две минуты.
  - Вижу, наша знаменитость ничего не... - Полынь - это многолетнее травянистое растение с сильным запахом, - перебил Поттер, от чего в кабинете установилась тишина, - а асфодель - древние греки считают символом забвения. Как я считаю, они вполне могут входить в состав зелья, под названием Напиток Живой Смерти - сильнейшее усыпляющее средство в мире. Кстати, дремоносные бобы, которые тоже входят в состав, одним своим названием показывают назначение - нести дремоту, или усыплять по-другому.
   Весь класс выпал в осадок, от такого рассказа. Снейп тоже, но благодаря своей выдержке, внешне это никак не отразилось. Изобразив злобную, кривую усмешку, зельевар обратился к ученику:
  - Вижу, у вас хватило мозгов прочитать учебник и подготовиться к уроку, мистер Поттер.
  - Конечно, профессор, я ведь здесь, чтобы учиться. Мне очень интересны зелья, - ответил Гарри. Ему порядком надоело такое общение, но он прекрасно знал, как с этим бороться. Достаточно добавить в голос уважение к уроку, чтобы Снейп начал беситься. - Я только не могу понять, почему в книге пишется такой бред?
  - Поясните, Поттер! - произнёс зельевар, с трудом сдерживая улыбку.
   Мальчик нахал, самый настоящий нахал, как и его отец. Но в отличие от Джеймса, Гарри Поттер был нахалом другого масштаба. Он посмел опровергнуть то, что признано официально Министерством и волшебным миром, и не боится говорить это вслух. И кажется, он по-настоящему уважает искусство зельеварения. Не то что его отец, которого кроме квиддича, девушек, и восхваления своего эго, ничего не интересовало.
  - Если вернуться к названому ранее зелью, - пояснил Гарри ровным голосом, - кто придумал, что дремоносные бобы нужно резать? Я у Невилла узнавал - они слишком гладкие и круглые, их невозможно нормально резать. Гораздо проще раздавить и не мучиться.
   Всё. Финиш. Поттер уделал Снейпа на его же поле. Если бы не его репутация мрачного, злого зельевара, Северус Снейп бы громко рассмеялся. Ведь именно из-за этих свойств, в своё время, он сам оптимизировал и улучшил это зелье. Если бы Поттер ещё сказал, сколько именно бобов нужно... Но он ещё зелёный мальчишка, успеет узнать в своё время.
  - Пять баллов Рэйвенкло, - оповестил всех зельевар, отчего весь класс замер. Не нужно обладать способностью к чтению мыслей, чтобы понять, что все они пытаются понять, правильно ли они расслышали, что сейчас сказал Снейп.
  - Записывайте всё, что сейчас было сказано, - добавил профессор, наслаждаясь выражением лиц учеников, и сел за свой стол. Настроение зельевара стремительно поднималось вверх.
   Возможно, Снейп ошибался, и этот год будет не тяжёлым, а очень интересным. Скоро он это узнает наверняка. А пока, можно посидеть, и улыбаться про себя тому, насколько хорошо прошёл сегодняшний урок. Хоть один нормальный ученик, среди этого стада.
  ***
   Несколько дней назад, произошла ещё одна ситуация. Шёл урок полёта на мётлах, который Гарри ждал больше всего. Желание подняться в воздух и насладиться полётом - это то, что ему не хватало.
  - Невилл, успокойся. Всё у тебя получится, если ты не будешь нервничать, - успокаивала друга Сьюзен, когда все первокурсники шли к площадке, где они будут учиться полётам.
  - Я бы с радостью, но я ни разу не сидел на метле. Бабушка запрещала, - дрожащим голосом ответил Невилл.
  - Тут большинство учеников не сидели на мётлах. И не слушай, что говорит Малфой, будто он обгонял вертолёты маглов. Ты знаешь что говорит Рональд? Будто он уворачивался от магловских дельтапланов. В том районе, где он живёт, нет возможности летать на этих устройствах. А если бы Малфой и правда летал перед вертолётами, он бы уже давно такой штраф получил за нарушение Статута о Секретности.
   Судя по всему, слова Сьюзен возымели успех, Невилл слегка приосанился, и успокоился. Когда они пришли на место, появилась преподавательница полетов, мадам Трюк. У нее были короткие седые волосы и желтые глаза, как у ястреба.
  - Ну и чего вы ждете?! Каждый встает напротив метлы! Давайте, пошевеливайтесь!
   Гарри бросил тоскливый взгляд на метлу, напротив которой оказался. Она была довольно старой, и несколько ее прутьев торчали в разные стороны.
  ≪Эх. Где же моя любимая Молния? ≫ - грустно подумалось Поттеру.
  - Вытяните правую руку над метлой! - скомандовала мадам Трюк, встав перед строем. - И скажите: Вверх!
  - ВВЕРХ! - раздалось множество голосов. В руку Гарри, как и ещё нескольким другим ученикам, метла прыгнула сразу же. У некоторых они только раз дёрнулись, у кого-то, как у Гермионы, метлы катались по земле. И только Рональд Уизли получил метлой по лицу, вызвав смех всех остальных.
  - А теперь, когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли, - учила детей мадам Трюк. - Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь - для этого надо слегка наклониться вперед. Итак, по моему свистку - три, два...
   Всё-таки, это произошло. Невилл, явно перенервничав, слишком рано оторвался от земли, и потерял управление, возносясь наверх.
  - Великий Мерлин, - злобно шикнул Гарри, садясь на метлу, и взлетая.
   Вновь почувствовать то прекрасное чувство полёта Гарри не успел, нужно помочь другу не упасть. Странно, но Гермиона, почему-то не остановила его от взлёта без разрешения. Почему? Ответ оказался очень прост.
  - Миа? Ты что тут делаешь?! - Помогаю тебе поймать Невилла, - пропыхтела девочка поравнявшись с другом, и пытаясь справиться с управлением метлы.
  - И я тоже, - добавила Сьюзен, которая в воздухе держалась получше подруги.
  - Об этом, поговорим попозже. Догоняем!
   Три метлы с учениками, устремились за четвёртым. Пока они летели, Гарри почувствовал слабое давление в районе сердца, но не придал этому значение.
  - Миа! Попробуй перехватить его и отобрать метлу!
  - Но Невилл тогда...
  - Я поймаю его! Поверь мне! Сью, подстрахуй, если я всё-таки не успею.
   Обе девушки согласно кивнули. Когда метла Невилла повернулась налево, Гермиона устремилось по прямой, в последнюю секунду успев поймать метлу за прутья, и дёрнуть на себя. Невилл, оставшись без средства движения, стал падать вниз и Гарри, резко наклонив свою метлу вперёд, устремился к нему. Недалеко от земли, Поттер успевает поймать своего друга, прилично затормозив скорость падения, но старая школьная метла, не выдержав двоих, стала падать. Благо, высота была маленькой, ничего страшного не произошло. Если не считать одного.
  - Нев. Будь добр, слезь с меня, пожалуйста.
  - Прости, Гарри, - проговорил Невилл.
   Перед самым падением, Гарри успел сгруппироваться, и в итоге, Невилл упал не на землю, а на спину Гарри, выбив из него весь воздух. Сам же Поттер, после того как его друг слез с него, а он сам смог сесть, начал отплёвываться от земли и травы. К ним устремились все ученики, мадам Трюк, а рядышком приземлились подруги.
  - Вы целы? Не ушиблись? Гарри, Невилл, не молчите!
  - Я в порядке. Спасибо, что решили помочь мне, - тихо ответил Невилл, покраснев.
  - Ты же наш друг. Мы не могли оставить тебя, - улыбнулась Сьюзен. - Гарри, а ты как?
  - Жив, цел, орёл. Кажется, ужинать я сегодня не буду. Уже наелся. Теперь, кажется, я понимаю смысл фразы: ты землю будешь жрать.
   Девочки негромко хихикнули, и даже Невилл улыбнулся.
  - Мистер Поттер, мистер Лонгботтом. Вы в порядке? - спросила мадам Трюк.
  - Ещё бы! - воскликнули оба ученика, вставая с земли. От резкого подъёма, у Гарри сильно стрельнуло в спине, от чего он громко охнул, скривившись.
  - А мне кажется, с вами, мистер Поттер, не всё в порядке. Девочки, отведите своих рыцарей в Больничное крыло. Пусть мадам Помфри, на всякий случай, и мистера Лонгботтома проверит.
   Гермиона и Сьюзен, густо покраснев, и положив мётлы на землю, помогли друзьям добраться до Больничного крыла.
  ≪Ой, мамочки. Только не мадам Помфри! ≫ - пронесло в голове Поттера, едва он представил, какие зелья будет сейчас пить.

Смена приоритетов.

  Сегодняшнее утро, пятница девятнадцатого сентября, началось в одной из спален Рэйвенкло слегка по-другому. Все дети в спальне проснулись одновременно в шесть утра, но вот только не от чар, а от крика. - ДА ВАШУ МАТЬ!!!
   Крик принадлежал огненно-рыжему мальчику, по имени Гарри Поттер. Этот крик разбудил всех остальных, которые начали осматриваться, пытаясь понять, откуда пришёл звук, но прежде, чем они поняли, что это было, и обратились к Гарри, того уже и след простыл. Последнее что они увидели - захлопывающаяся дверь.
   В темпе приняв душ и почистив зубы, рэйвенкловец вышел из гостиной чуть раньше, чем в неё спустилась Гермиона Грейнджер. Почему он её не подождал? Нет, они не поссорились. Просто Гарри забыл, что у его подруги сегодня день рождения. Учёба, будь она не ладна. Хорошо, что он ещё в поезде умудрился разговорить друзей, и вызнать, когда у них дни Рождения. Алиби есть, можно и подарки дарить.
  - Как же я мог забыть? Говорили же мне Невилл и Сьюзен - отправь письмо пораньше, подготовься. Так нет же, до последнего терпел, и забыл!
   Бормоча под нос, Поттер не заметил, как из-за угла к нему вышел тот, кого он не ожидал увидеть.
  - Почему ты не в кровати?
  ≪Великий Мерлин! Филч! ≫
  - Что ты задумал, мальчишка? Хочешь сделать проказу, как близнецы Уизли? - продолжил завхоз, как обычно начиная пугать, что возьмёт розги, подвесит его за ноги, и тому подобное. Кто только взял его на работу?
   Хотя сейчас, будучи душой не ребёнком, Гарри начал испытывать к завхозу не презрение, а жалость. Бедный человек, он всё время проводит в том месте, где одни только волшебники, будучи сам сквибом, а единственное близкое существо - это кошка Миссис Норрис. Любой другой уже бы давно полностью лишился рассудка, а он ещё держится.
  - Мистер Филч, простите, но вы не правы. Я вышел из гостиной так рано, чтобы отправить письмо.
  - Что за письмо? - вперил свой взгляд в ученика завхоз.
  - Не то, о котором вы могли бы подумать. Я хочу подарить подруге подарок, и решил отправить письмо в магазин.
  - Это можно сделать и перед завтраком.
   Гарри замялся, признаваясь.
  - Я забыл, мистер Филч. А у неё уже сегодня день Рождения. Вот, можете посмотреть! - протянул он письмо завхозу. Тот его взял, и внимательно прочитал, явно разочаровавшись, что письмо и вправду оказалось списком того, что ученик хочет купить.
  - Всё равно, письмо можно отправить и позже! - проскрипел Аргус Филч. - Друзья не обидятся, если опоздаешь с подарком.
  - Друзья, возможно. Но мне она нравится. Она самая умная и начитанная девочка из всех, кого я знаю, и мне не хочется её обижать, если опоздаю с подарком.
   На словах умная и начитанная, лицо завхоза приняло слабовыраженное мечтательное выражение. Гарри сразу вспомнил, как многие считали, что он явно неравнодушен к Мадам Пинс. Неужели это правда?
  - Можешь идти, но чтобы потом, сразу отправился в гостиную, мальчишка!
  - Как скажете, сэр! - ответил Гарри, быстро убежав в совятню.
   Как всё, оказывается, просто. Те, кого Поттер раньше недолюбливал, на самом деле не так уж и плохи. Достаточно проявить к ним хоть немного уважения.
   Филча явно никто из учеников не любит, и ему это неприятно, вот и выливается это всё в такую желчь. А он, между прочим, делает важную работу по уборке замка, и слежке за исполнением дисциплины. Нет, конечно, в замке есть домовые эльфы, которые делают большую часть работ по уборке, но и завхозу достается. Попробовали бы эти дети, сами убираться без магии в таком помещении.
   Гарри на секунду остановился, и широко улыбнулся. Он знает, как порадовать старого завхоза на Рождество.
   Через несколько минут, Гарри уже оказался в совятне. Белоснежная сова, проснувшись, опустилась ему на плечо.
  - Привет, Хедвиг. Прости что так рано, но мне нужна твоя помощь. Сможешь доставить это письмо в магазин?
   Сова воззрилась на Гарри таким взглядом, что мальчик сразу догадался, о чём думает птица.
  - Сегодня у моей подруги день рождения, а я забыл про подарок. Мне не хочется обижать её из-за своей забывчивости.
   Хедвиг ухнула, дождалась пока Гарри привяжет к лапе письмо, и слегка ущипнув клювом его за палец (след от клюва остался), вылетела в окно. Смотря вслед своей сове, Поттер задумался над следующим вопросом: что делать дальше? Можно пойти обратно в гостиную, но тогда он наткнётся на Гермиону, и ему не избежать вопросов от неё. А Гарри хотел сделать ей сюрприз. В библиотеку? Нет, она откроется только в семь.
   Точно!!! Можно сбегать на кухню, и достать продукты на вечер. Главное не забыть, что нужно брать всё на четверых. А потом к Хагриду.
  ***
   Гермиона проснулась не в очень хорошем настроении. Сегодня, её день рождения, и это первый раз, когда она проводит его вдали от дома и родителей. Конечно, она очень радовалась, что поехала в Хогвартс, но она очень скучала по родным ей людям.
   Подарком от родителей, как девочка и предполагала, была книга, очень толстая и письмо, с пожеланием хорошо провести сегодняшний день.
   Как обычно, в полседьмого утра, Гермиона уже спустилась в гостиную, с книгой в руках, и уселась в своё любимое кресло. Первокурсники постепенно стали просыпаться и заполнять гостиную, вот и Невилл, как и всегда в без десяти восемь, спустился. Один, без Гарри. Странно. А ведь в основном, Гарри просыпался чуть позже самой Грейнджер, и сидел в гостиной, а сейчас его нет.
  - Доброе утро Невилл. А ты Гарри не разбудил ещё?
  - Доброе утро, Гермиона. А его в кровати нет. Он ещё в шесть утра встал и куда-то ушёл.
  - Ясно. Значит, мы разминулись. Пойдём завтракать тогда.
   На завтраке, Гермиона как раз и нашла искомого друга. Гарри сидел за столом Рэйвенкло, и преспокойно завтракал. Увидев своих друзей, он широко улыбнулся, помахав им рукой. Гермиона и Невилл расселись по обе стороны от него.
  - Гарри, куда ты утром ушел? - сразу же спросила Грейнджер.
  - К Хедвиг. Я ей обещал ещё вчера поесть принести, и забыл. Вот и побежал к ней. Правда, она, кажется, всё равно обиделась. Вот, даже цапнула, - продемонстрировал мальчик палец, на котором был виден слабый след от клюва.
  - Не переживай, Гарри. Она скоро успокоится, и простит тебя за это. В конце концов, ты же принёс ей еду, пусть и опоздал.
   Гарри, улыбнувшись, вернулся к завтраку. Весь учебный день, Гермиона ходила грустной. Никто не обмолвился о том, что у девочки день рождения, хотя если помнить, что она об этом говорила лишь однажды, в этом нет ничего удивительного. Но всё равно, очень грустно, и Грейнджер старалась никому это не показывать, ведя себя, как обычно. И из-за этого, она не заметила, что периодически, друзья, либо по-очереди либо по двое, куда-то пропадают.
   Вечером, оставшись в гостиной, Гермиона уже хотела приступить к домашней работе, когда в гостиную ввалился Гарри, оглядываясь. Встретившись с ней глазами, мальчик уверенно шагнул вперёд.
  - Миа, завтра суббота, а ты решила сегодня сделать все уроки?
  - Лучше сделать всё сразу, чем потом беспокоиться в последний день, - ответила девочка.
  - Ну да, не могу не согласиться. Но всё-таки, давай потом сделаем? Меня тут Хагрид на чай приглашает, сходим?
  - Но он ведь тебя приглашает? Зачем тут я?
  - Хагрид очень добрый, я уверен, что он не будет против, если я приведу с собой подругу, - Гарри протянул руку вперёд, приглашая девочку с собой.
   Гермиона подняла взгляд, пытаясь решить идти или нет. Изумрудные глаза друга, задорно блестели, хотя может, это так отсвечивает камин?
   Посмотрев на протянутую руку, девочка смутилась. Не привыкла, что ей оказывают внимание, да и любопытство стало сильным, так что Гермиона согласилась идти с Гарри. Путь до хижины Хагрида, друзья проделали за разговорами. Конечно, большая их часть касалась учёбы, но и о жизни друг друга до Хогвартса, смогли узнать. В частности, Гермиона сильно возмутилась, узнав, как с Гарри обращаются его родственники, Знала бы она, что он ей не всё рассказывал...
  - Мне кажется, или там никого нет? - спросила Грейнджер, указывая на затемнённые окна.
  - Кажется, Миа. Кажется, - ответил Гарри с улыбкой, открывая большую дубовую дверь (спасибо нескольким заклинаниям и одному хорошему зелью), и приглашая девочку пройти вперёд. Гермиона снова слегка зарделась такому проявлению галантности, и поспешила войти внутрь темной хижины, как вдруг...
  - СЮРПРИЗ!!!
   Три громких крика, два спереди и один сзади, заставили Гермиону встать, как вкопанная. Хагрида в хижине не было, вместо него, за обычным столом на обычных стульях (которые трое друзей, при помощи профессора МакГонагалл трансфигурировали из мебели лесничего), сидели Невилл и Сьюзен. Вся хижина была увешана разноцветными лентами, стены разукрашены краской, тоже различных цветов, будто тот, кто это делал, не старался рисоват, а просто накалякал, хотя Гермиона не могла сказать, что ей это не нравилось.
  ***
Несколькими часами ранее...
  - И вот сюда... Готово! - радостно оповестил Гарри, закончив наносить последний штрих.
  - Я тоже закончила. Как у тебя... Ух ты!
   Сьюзен только что закончила разукрашивать комнату лентами, правда, увлеклась настолько, что не замечала, как Гарри разукрашивает стену краской. Когда друг обернулся, Сью не сдержалась и хихикнула.
  - Что?
  - Гарри... Ты себя видел? - продолжила хихикать девочка, и наколдовала перед Поттером зеркало. Осмотрев себя, Гарри не удержался от смеха. Вся одежда в краске, руки в краске, даже лицо не осталось нетронутым. Двумя взмахами кисточки, мальчик нарисовал себе тоненькие усики.
  - Ну как? Похож я на французского художника? - важно выпятив грудь, спросил рэйвенкловец.
   Сьюзен Боунс, увидев такую картину, уже через секунду лежала на полу хижины, катаясь от смеха.
  - Ка...ка...камеру мне...ха-ха-ха...запечатлить...для потомков...ха-ха-ха...
   Мистер Поттер сначала удивлённо посмотрел на подругу, а потом тоже разразился смехом.
***
Вечер.
  - А...А что здесь...
  - Миа, неужели ты думала, что мы забудем про твой день рождения? - улыбнулся Гарри, закрыв дверь в хижину, и пройдя внутрь.
  - Но...я думала...я ведь всего раз говорила, - осматриваясь, говорила девочка.
  - Нам с Гарри хватило чтобы запомнить, а потом безжалостно проболтаться Сью, - с улыбкой произнёс Невилл. В кругу своих друзей, у него пропадала стеснительность, чему он очень радовался. - Так что, весь сегодняшний день мы только и делали, что готовились. Я даже удивлён, что ты не замечала что мы пропадаем.
  - Пропадали? Но как же уроки?
  - Мы отпрашивались, - прояснил Гарри. - Самое тяжёлое, было отпрашиваться у профессора МакГонагалл. Она нас так и не отпустила, зато пришла вместе с нами, и помогла привести мебель Хагрида в более подходящее состояние для нас. Ты же наша подруга, мы не могли иначе поступить.
   В груди у девочки стало тепло от нахлынувших эмоций, а слёзы застилали глаза. Если не считать родителей, никто не устраивал ей праздников, у неё не было друзей, никто не хотел с ней общаться из-за её любви к знаниям. А тут, не успела приехать в новое место, как она обрела двух друзей и одну подругу, которые ради неё устроили ей такой праздник, отпрашиваясь с уроков. Гермиона никогда не думала, что будет так счастлива.
   Едва сдерживая слёзы, девочка обняла сначала Гарри, а потом Невилла и Сьюзен, не переставая благодарить их. Друзья лишь улыбались, поздравляя подругу с Днём Рождения.
  - На таких праздниках, всегда должны быть подарки и торты, - произнёс Гарри. - А у нас стол пустой. Непорядок.
   Огненно-рыжий мальчик хлопнул в ладоши, и на столе появились различные вкусности и сладости, с пониженным содержанием сахара, разумеется. В завершении, перед именинницей появился домовой эльф, держащий магией в воздухе торт со свечками и надписью:
≪С Днём Рождения, Гермиона≫
  - Загадывай желание, подруга. Только никому не рассказывай, а то не исполнится, - сказала Сьюзен.
   Что могла пожелать Гермиона? Раньше, она бы сказала, что хочет, чтобы у неё были друзья, чтобы она не была одна. А сейчас... Девочка по-очереди посмотрела на людей, которые её окружали. Невилл и Сьюзен смотрели на неё, ожидая когда она задует свечки. Можно было сказать, что они ждут момента, когда можно съесть торт, но Гермиона догадалась, что им не терпится подарить ей подарки.
   Потом, она чуть повернулась, и посмотрела на Гарри. Рыжий смотрел на неё с улыбкой и задором в изумрудных глазах, и было видно, что он наслаждается тем, какие положительные эмоции царят в хижине.
   Гермиона, вдохнув, сразу задула все свечки, никому не сказав про своё желание. И никто не заметил, как над головами четырёх первокурсников, прошлась магическая вспышка.
***
  - А теперь подарки! - воскликнула Сьюзен.
   С тортом было уже покончено, и можно было приступить к самому интересному. Невилл подарил Гермионе комплект зачарованных ручек и тетрадей. Ему посоветовал это Гарри - всё-таки, их подруга магглорождённая, и оценит в волшебном мире такой подарок. Ручки были зачарованны так, что вмещали в себя несколько литров чернил, а тетради самоочищались от клякс и разводов. Ну, и Незримое Расширение Пространства, помогло вместить сюда несколько сотен страниц, а также, не позволяли никому кроме неё, прочитать написанное.
   Что подарила Сьюзен, неизвестно, кажется, книгу, но когда она что-то шепнула на ухо подруге, обе тихо хихикнули. Мальчики посмотрели друг на друга, и в их глазах они смогли прочитать одно и то же:
  ≪Даже знать не хочу≫
   А вот Гарри и правда подарил книгу. Гермионе не терпелось узнать какую, она сразу же открыла упаковку, и с благоговением посмотрела на надпись на книге, которая гласила:
  ≪Продвинутая трансфигурация. Формулы и описания превращения предметов, высшего класса.≫
  - Я тут заметил, что ты лучше всего относишься и показываешь себя на уроках профессора МакГонагалл, да и она считает, что ты у неё самая лучшая ученица. Так что я подумал, и решил подарить тебе эту книгу, - пояснил Гарри.
  - СПАСИБО, ГАРРИ!!! - крикнула на всю хижину Гермиона, крепко обняв друга. От такого подарка, девочка заплакала на радостях.
  - Миа... Пощади... Шею мне сломаешь... - прохрипел Гарри, пытаясь высвободиться из объятий подруги. Поттера не слишком часто обнимали, а в прошлом (или будущем) Гермиона обнимала его всего пару раз, чтобы подбодрить. Так что он и не знал толком, что у неё такие крепкие объятия.
   Девочка, наконец, отпустила Гарри, вытерев слёзы и восхищённо смотря на подаренную книгу.
  - Так нечестно, Гарри! - возмутился Невилл, впрочем, улыбаясь при этом. - Твой подарок, явно понравился ей больше, а вот наши...
  - Неправда, - покраснела именинница. - Я вашим подаркам тоже рада. Честно-честно.
  - Не слушай его, Гермиона. Он у нас изволит шутить, - пояснила Сьюзен, толкнув друга локтём. - Знаешь Невилл, ты в последнее время, слегка изменился.
   Парень пожал плечами.
  - Так я же сейчас в кругу друзей. Сам не знаю почему, но с вами я чувствую себя по-другому.
  - Сью, а ты в последнее время, часто крутишься возле Нева. У нас в Хоге появилась новая парочка, ммм?
   Двое друзей густо покраснели, яростно пытаясь отвергнуть такие заявления, вызывая у рыжего смех. Гермиона тоже улыбалась, но не только тому, что Гарри умудрился ввести друзей в смущение. Ей понравилось, как он сокращает многие слова и имена. Гарри всегда добавляет в это частичку светлых эмоций, и от них начинает веять каким-то теплом и радостью.
   Но всё хорошее всегда заканчивается, вот и время перед отбоем подошло к концу. Хлопнув в ладоши, Гарри вызвал домового эльфа, попросив его убраться в хижине, и поблагодарив за помощь. Эльф поклонился рэйвенкловцу, и уже через секунды, в хижине стало так, как и было утром.
  - Мистер Поттер, пройдите со мной, пожалуйста!
   Друзья уже пришли в замок, когда их остановил голос декана Рэйвенкло. Невилл, Сьюзен и Гермиона, посмотрели на Гарри, и тот кивнул им, чтобы они не беспокоились. Филиус Флитвик привёл своего подопечного в кабинет Заклинаний.
  - Мистер Поттер, я позвал вас сюда, по поводу того случая, произошедший несколько дней назад.
  - Вы имеете в виду, когда метла Невилла вознесла моего друга и стала неуправляемой?
  - Именно. Мадам Трюк рассказала, что вы, вместе с друзьями, сделали, чтобы спасти мистера Лонгботтома. Во-первых, я бы хотел присудить вам, мисс Грейнджер и мисс Боунс по пятнадцать баллов.
  - Спасибо, профессор, - поблагодарил декана Гарри. - А что во-вторых?
   Профессор внимательно осмотрел ученика.
  - Как вы знаете, у нас проходят игры в квиддич. С учётом рекомендаций мадам Трюк, я хотел бы вам предложить вступить в команду, в качестве ловца. Что скажете?
   Гарри сперва обрадовался, но потом задумался. В прошлый раз его едва ли не пихнули в игру, и от него ничего не зависело, а сейчас, ему предлагают выбор.
  - Это было бы честью для меня, профессор, но я всего лишь первокурсник, да и метлы у меня нет. Если даже это можно будет обойти, я не хочу так выделяться, да и тренировки заберут много времени. Лучше, я попробую в следующем году, да и то, вначале схожу на игры и хотя бы посмотрю, что такое квиддич, своими глазами.
   Кажется, эти слова обрадовали декана Рэйвенкло, потому что он широко улыбнулся и кивнул.
  - Что же, другого ответа я и не ожидал, мистер Поттер.
  - Профессор? - удивился мальчик.
  - Я успел изучить вас, и знаю, что вы, в первую очередь, ставите знания и друзей, и не очень любите пристальное внимание. Это - отличительные качества Рэйвенкло и Хаффлпаффа. Я очень рад, что вы выбрали мой факультет, мистер Поттер. У вас есть какие-нибудь вопросы, прежде чем я провожу вас до гостиной?
   Вопросы у Гарри были, и пока учитель и ученик шли в гостиную Рэйвенкло, Поттер успел слегка и не обидчиво поспорить с профессором в правильном использовании бытовых чар. У входа, Гарри попрощался с преподавателем и вошёл внутрь, где на него набросилась Гермиона. Невилл отправился спать, так как с самого утра, он собирался идти в теплицы к профессору Спраут.
  - Гарри! Ты понимаешь, что стал бы самым молодым ловцом за последние сто лет? - тихо воскликнула девочка, когда её друг всё ей рассказал.
  - Правда? Хм, интересно. Но я не хочу становиться ловцом только из-за того, что помог другу, Миа. Если я захочу, то лучше пройду отбор наравне со всеми. Пусть меня уважают за то, что я делаю, а не за то, кто я.
   Эти слова, заставили Гермиону по новому посмотреть на своего друга.
***
   За всем произошедшим, и за учёбой, пролетело два месяца с тех пор, как Гарри приехал в Хогвартс. Учеба приносила ему радость, чего не было ранее, а постоянные посиделки в библиотеке с друзьями, помогли рэйвенкловцу заполнить часть пробелов в знаниях.
   Наступил Хэллоуин. С самого утра в замке был запах запечённой тыквы, вызывающий у Гарри чувство тошноты. Тыква ему уже надоела, слава Мерлину, не приходилось больше пить тыквенный сок - спасибо старшекурснику, научившему его заклинанию, которое помогает очищать кубки от сока и наполнять чаем. Этому же заклинанию он научил и друзей.
   Ближе к ужину, все пошли на предпоследний урок. У Рэйвенкло были чары с Гриффиндором.
  - Не забудьте те движения кистью, которые мы с вами отрабатывали, - учил детей профессор Флитвик. - Кисть вращается легко, резко, и со свистом. Запомните - легко, резко, и со свистом. И очень важно правильно произносить магические слова - не забывайте о волшебнике Баруффио. Он произнес 'эс' вместо 'эф' и в результате обнаружил, что лежит на полу, а у него на груди стоит буйвол.
   Напарником Гарри, был Дин Томас, с Невиллом сидел Симус Финниган, а вот Гермионе не повезло - с ней сидел Рон Уизли. Он никак не заканчивал своих попыток дружить с Гарри, но в упор не хотел замечать его друзей.
   Заклинание Вингардиум Левиоса, которое сегодня они проходили, осилила лишь половина класса, в первую очередь, Гарри и Гермиона подняли перья в воздух. Спустя пятнадцать минут, и после нескольких подсказок от друзей, с этим справился и Невилл, конечно, после того, как Симус сжёг первое перо. А вот Рональд, кажется, и не старался, а лишь волком смотрел на тех, у кого получилось, и грубо отвечал Гермионе, когда она его поправляла.
  - Она настоящий ужас! - проговорил Уизли, успев нагнать Гарри, который пытался смыться. - Вечно лезет, когда её не просят. Как ты вообще можешь дружить, с этой зазнайкой с выпирающими зубами, она же просто больная заучка!
   В этот день, Рональд Уизли сделал сразу две вещи: полностью перечеркнул для себя возможность дружбы с Гарри, и настроил против себя весь факультет Рэйвенкло. Пусть в открытую никто не говорил, но вороны уважали юную Грейнджер за её необыкновенную память и её обширные знания.
   А сама Грейнджер спасла Рона от сломанного носа, так как когда Гарри уже хотел ударить рыжего, девочка пробежала мимо них, толкнув гриффиндорца плечом. Гарри хватило одного мимолетного взгляд, чтобы понять: Гермиона плакала.
   Гарри охватила настоящая ярость, когда он это увидел.
  - Ты настоящая мразь, Уизел, - громко зашипел Поттер.
  - Гарри? Ты чего? - спросил удивленный рыжий.
  - Кто дал теперь право унижать человека, тем более, моего друга? То, что ты тупица, не означает, что все вокруг должны быть такими же.
   Рон уже хотел было возмутиться, но тут Поттер повернулся, и гриффиндорец испугался. Ветер слабо трепал его волосы, от чего казалось, будто на голове у него настоящий огонь, лицо перекосило от злости и ненависти, а изумрудные глаза, стали светиться ярко-зелёным светом. Те, кто были помладше и видел это, считали, что им показалось, а вот несколько старшекурсников Рэйвенкло, проходившие неподалеку, поняли, что Поттер активировал то, что называется Истинным зрением.
   Сейчас, Гарри видел ауру Рона - она была бледно-желтая, что означало зависть, ревность, жадность и манию.
  ≪Как противно≫, - пронеслось в сознании Поттера, пока он медленно надвигался на рыжего.
  - Больше никогда не смей приближаться ни ко мне, ни к моим друзьям. Я знать тебя не желаю, мерзкий предатель крови.
   Если бы хоть кто-то из присутствующих владел Истинным зрением, то они увидели бы, что аура Поттера не просто светится, а горит алым цветом, цветом ярости и ненависти. И если Рон Уизли был внимательнее, то увидел бы, что после такой тирады, Поттер впал в лёгкую прострацию и получил слабое магическое истощение.
  - С тобой я разберусь позднее, - прошипел Гарри, придя в себя и увидев друга. - Невилл! Прикрой меня на уроке профессора Спраут, хорошо?
  - Нет, я пойду с тобой, - ответил мальчик, и пояснил, увидев вопрос в глазах друга. - Ты ведь за Гермионой пойдёшь, а она и мой друг тоже. Вы бы сделали то же самое ради меня.
   Гарри с благодарностью посмотрел на Невилла, и вдвоём, побросав сумки на землю, они ринулись в замок.
   Искать одну девочку в огромном замке, особенно если учесть, что все остальные дети на уроках, дело нелёгкое. Друзьям пришлось разделиться, чтобы обыскивать больше комнат за раз.
   Оставшись один, Гарри не поленился (зато сильно покраснел) заглянуть туда, где должна была быть Гермиона. Но в женском туалете её не было. Значит, решил Гарри, она придёт сюда потом, главное найти её раньше.
  - Нашёл Гермиону?
  - Нет, Невилл. А ты?
  - Тоже. Никак не пойму, где она может быть. Невидимкой что ли стала?
   Гарри с силой стукнул себя по лбу, осознав свою глупость.
  - Невилл, ты гений! Гермиона ведь, самая умная ученица! Она точно должна знать заклинания, которые либо её спрячут, либо не дадут подойти к тому месту, где она прячется!
  - Магглоотталкивающие заклинания? Но они же очень сложные? - удивился рэйвенкловец.
  - Это ведь Гермиона, Нев, - тепло улыбнулся Гарри. - Не думаю, что она изучила самые сложные заклинания, так что найдём. На, держи мел, и помечай подозрительные двери.
   Взмах палочки, и перед Невиллом появился кусок мела, который он тут же взял, и побежал назад. Гарри же, пошёл дальше.
   Вечерело, поиски ни к чему не приводили и Гарри уже начал волноваться, когда вдруг, наткнулся на дверь в заброшенный класс. Вроде ничего особенного не было, но Гарри, возле неё, ощущал слабое давление в районе сердца. Попробовал толкнуть, не получилось, использование на двери простой Алохоморы привело к тому, что Гарри получил слабенький откат по рукам.
  - Миа! Открой дверь! - крикнул Гарри, сильно стукнув по двери. Нет ответа, либо она не хочет слышать, либо наложила какие-то чары, заглушающие звуки.
   Можно было дождаться пока она сама выйдет, но Гарри решил действовать напролом. Дверь-то заблокирована, а петли?
   Как показала практика, петли тоже были заблокированы чарами. Вот же закрылась, и не подойдёшь.
  - Хм. А что у нас там? - задал вопрос Гарри сам себе, заходя в соседнюю комнату.
***
   Гермионе было очень плохо. Она снова услышала в свой адрес те же самые слова, которые часто слышала в прошлой школе. Ладно, если бы этот разговор был бы между обычными учениками, но это сказал Уизли, подойдя к Гарри. И Грейнджер сильно испугалась, что услышав такие слова от других, Гарри поймёт, что так на самом деле и есть, что она просто заучка с выпирающими зубами.
   Всё это время она просидела тут и плакала, боясь, что потеряет друга, который появился совсем недавно, и так внезапно ворвался в её жизнь.
   Громкий стук в стену, заставил девочку вздрогнуть и посмотреть в сторону звука. Стук раздался ещё раз, и ещё, и ещё раз, пока наконец, часть стены не отвалилась, упав на пол с громким стуком. Из пролома, весь вспотевший и в пыли, тяжело дыша вышел тот, о ком Гермиона сейчас думала.
  - Тьфу. Сколько пыли! Надо было маску захватить. Я просто в своём репертуаре - сначала делаю, а потом думаю.
   Отряхнувшись, Гарри осмотрел комнату, быстро найдя Гермиону, сидящую в углу. В глазах Поттера была слабо прикрытая ненависть, но с толикой какой-то радости.
  ≪Пришёл сказать, что больше не хочет дружить с такой заучкой, как я≫ - подумалось девочке, и она опустила голову вниз, поджимая ноги к груди.
   Тишина длилась пару минут, Гермионе хотелось кричать, чтобы разорвать гнетущую тишину, когда Гарри, подойдя к ней, уселся рядом.
  - Миа, ты меня удивляешь. Не думал, что ты сможешь ТАК запереться. Мне вон, чтобы сюда попасть, пришлось стену в соседнем кабинете ломать.
  - Зачем ты это делал? Дождался бы и высказал всё, что обо мне думаешь, - тихо приговорила девочка, не поднимая головы.
   Через секунду, на плечо Гермионы легла чья-то рука, обнимая девочку. Подняв удивлённый взгляд, Грейнджер увидела, что это сделал Гарри. А также увидела, что её друг очень сильно устал и говорил с небольшим напряжением, а его руки дрожали. Неужели... Он пытался пройти через дверь используя заклинание?!
  - Как это зачем? Миа, ты же умная девочка! Я ведь говорил, что ты наш друг, а друзей мы никогда не оставим. Так что мы с Невиллом направились на твои поиски, бросив травологию.
  - А как же... Но ведь Рон...
  - Забудь об этом уроде, Миа, - прошипел Гарри, и его глаза снова наполнились ненавистью. - Он ещё ответит за свои слова.
  - Гарри! - возмутилась Гермиона, но Поттер её перебил.
  - Он посмел оскорбить тебя, а так как ты мой друг, он тем самым, нанёс оскорбление мне, а я такое не прощу. Не бойся, убивать не буду, но пожалеть о своих словах заставлю.
   Странно, но Гермиону эти слова не испугали. Она уже поняла, что волшебный мир слегка отстаёт в некоторых аспектах от обычного мира, и наверно, такое тут в порядке вещей.
  - Пойдём, найдём Невилла и отправимся в гостиную. Ужин-то мы, по-любому пропустили, - сказал, наконец, Гарри, вставая с пола, и помогая встать подруге.
   Невилл был найден почти сразу, да не один, а вместе со Сьюзен и двумя профессорами. Оказывается, в школу пробрался тролль, и друзья решили попросить помощи у деканов Гриффиндора и Рэйвенкло. Найдя пропавших, МакГонагалл отправилась провожать Сьюзен в её гостиную, а Флитвик своих подопечных в свою гостиную, где и был продолжен ужин.
   А позже, лёжа на своей кровати в спальне для мальчиков, уставший Гарри решил для себя пару моментов. Рон Уизли - теперь никогда не станет его другом, а наоборот, он враг номер один для него, не считая Волан-де-Морта, конечно.
   И если изначально, он планировал сильно не выделяться и ничего не менять, то теперь, всё будет по-другому. Его судьба - убить Тома Реддла? Хорошо, но только на его условиях. Так, как он этого захочет, и никто не посмеет стоять у него на пути. Никто!
Дуэль.
   В чём самая большая проблема любого, долго играющего плана? Правильно, планирование этого самого плана, и тут Гарри попал в полную...в полный просак. Планирование - это слабое место Поттера, зато - сильная сторона его подруги. И тут скрывается ещё одна проблема.
   Гарри не знал, что сказать Гермионе, да и как вообще эту всю ситуацию объяснить? Подойти и сказать, что они знакомы гораздо дольше, чем несколько месяцев, просто Гарри уже прожил эту жизнь однажды, а теперь всё идёт заново? Нет уж, оказаться в больнице Святого Мунго, Поттеру не хочется. Значит, будет решать сам, а пока, Гарри решил записать все пункты в дневник.
   Итак, одно из основных дел: разобраться со своей физической и магической подготовкой. Его тело и магический уровень, гораздо ниже, чем он уже привык, в частности, Адский огонь Гарри выполнить не может. Да и Аваду не потянет, слишком большая энергозатрата. С телом тоже плохи дела - нынешний вид, это просто ужас. С середины шестого под конец седьмого курса, Поттеру удалось немного улучшить физические показатели организма, всё-таки, его готовили к последнему бою, а что он имеет сейчас? Моторика рук никчёмная, запасы магии низкие. Единственное, что радует - у него есть время до третьего курса, прежде чем разница между однокурсниками (сейчас он на их фоне выделяется как Гермиона), сойдёт на нет.
   Далее - знания. Ну здесь всё просто, главное не сачковать, не лениться, и учить всё, что преподают.
  ≪Хм, надо поставить зарубку на память - купить побольше книг для внеурочного чтения, после школы≫, - решил Гарри, делая запись в дневнике.
   После знаний, надо озаботиться жильём. Возвращаться к Дурслям, он не намерен, значит, нужно найти место, где он будет жить. У друзей? Как вариант, но знакомы они не очень много (хотя это смотря с чьей стороны посмотреть), и может показаться, будто Гарри просто напрашивается. В Хогвартсе остаться не дадут, в Дырявом котле может? Не, он уже как-то там жил несколько дней - как временное жилище, оно подходит. Но нет, Гарри хочет свой дом, чтобы он был только лишь его.
   Мысль пришла, когда её не ждали. Дом в Годриковой Лощине! Да, он разрушен, но у него же сейф, забитый деньгами? А вдруг хватит на ремонт и обустройство? От этой мысли мистер Поттер на несколько минут завис, с улыбкой на лице. Впрочем, улыбка длилась недолго, пока мальчик не вспомнил разговор перед сном, на Хэллоуин.
***
  - Поттер! Можно тебя на минуту?
   На Гарри наваливалась сильная усталость, сегодняшний Хэллоуин выжал из него все соки, но всё-таки, его позвал староста - может что-то серьёзное?
  - Да, Роберт. Что-то случилось?
   Отойдя к окну, чуть подальше от основной массы учеников, староста понизил голос.
  - Поттер... Гарри. Я хочу задать тебе вопрос, я могу надеяться, что ты ответишь мне на него правдиво?
   Мальчик кивнул, и Роберт продолжил:
  - Вначале, я бы хотел сказать что ты молодец, что встал на защиту своей подруги. Тот гриффиндорец не имел права оскорблять Грейнджер за то, что она умнее. Хотя что можно взять с этого рыжего, - вздохнул староста. За два месяца в его присутствиии, Перси Уизли с одного только Рона снял сорок баллов. - Так что, ты молодец. А теперь скажи: откуда ты узнал об Истинном зрении?
  - Э-э-э-м.
   Гарри впал в лёгкий ступор. Потому что он ничего не понял, о чём его спрашивал староста.
  - Роберт, я ношу очки. Какое у меня ещё может быть зрение, кроме как - плохое?
  - Гарри, это не шутки. Когда ты высказывал Уизли то, что о нём думаешь, у тебя светились глаза - это признак Истинного зрения.
  - Поверь, я не знаю о чём ты говоришь. Сегодня я был так зол на Уизела, что мне хотелось дать ему в нос, но я ничего не использовал. Хотя... Может это галлюцинация, но мне казалось, будто вокруг Уизела светилось что-то, наподобие ауры.
   Староста посмотрел на стоящего перед ним ученика с восхищением и беспокойством. Не похоже, что Поттер врёт, значит, он использовал зрение просто на автомате! Да ещё и ауру смог разглядеть! Великолепно! Но...
  - А как ты себя чувствуешь? - поинтересовался собеседник Поттера.
  - Нормально, хоть и устал сильно. Чтобы найти Мию, мне пришлось постараться, - ответил Гарри, улыбаясь.
  - Это хорошо, что ты её нашёл, просто хочу, чтобы ты знал - Истинное зрение может помочь, это правда, но этот приём очень опасен. Он требует большого вливания магической энергии и напряжения. Я позже дам тебе книгу, где всё подробно написано. А сейчас, лучше иди и отдохни.
  - Хорошо. Спасибо, Роберт. Спокойной ночи.
***
   Книгу, Гарри получил, но открывать пока не торопился, так как у него дел ещё много. А вот на каникулах - почему бы и нет?
   И ещё одно - Сириус. Крестный томится в Азкабане, по обвинению в преступлении, которого он не совершал. И как его вытащить, Гарри знал, но проблема в том, что для этого надо добраться до крысы этого предателя крови, Уизли.
   Рон Уизли. Эта поганая мразь, посмела оскорбить Гермиону! Он такая же крыса, как и Петтигрю.
  - Так, Гарри. Успокойся. Если ты заавадишь этого урода, то тебя самого посадят в Азкабан, - успокаивал себя Поттер. - Но как же хочется, хотя бы Круцио его приложить.
   Поставив в дневнике точку, Гарри посмотрел на часы. Они показывали шесть вечера. До отбоя ещё куча времени, значит, можно сбегать в библиотеку и кое-что узнать.
***
   Операция ≪Месть Уизли за его слова≫ началась через три дня, в понедельник. Этого времени Гарри хватило, чтобы подготовиться к официальному заявлению, и кое-что закупить. Все три дня друзья пытались выяснить, что такого удумал мистер Поттер, но выяснить так и не получилось. Утром, рэйвенкловцы спустились на завтрак раньше других, опередив на несколько минут Хаффлпафф и Слизерин. Гриффиндор, как обычно, приходит последним.
   Но вот, наконец, львы заняли свои места за столом, приступив к еде. Рональд Уизли, что-то эмоционально рассказывал Финнигану, и Гарри понял, что пора. И пусть сегодняшним действием Поттер покажет директору, что он не такой забитый каким он его считает, это не имеет значение. Крыса должна получить своё.
  - Нев, пойдём со мной, пожалуйста, - бросил Гарри, вставая из-за стола.
   Лонгботтом, устремив на друга удивлённый взгляд, встал следом, и пошёл за Поттером в сторону гриффиндорского стола. Рэйвенкловцы спиной ощущали взгляды не только учеников, но и преподавателей. Как оказалось, Уизли одновременно ел и спрашивал у однокурсника, почему ему не дают вступить в команду по квиддичу.
  - По одной простой причине, Уизел. Рождённый жрать, летать не может, - ответил Поттер, встав за спиной рыжего.
   Рональд, не ожидавший такого, поперхнулся, и развернулся назад. Посмотрев на рэйвенкловца, рыжий поперхнулся ещё раз. Выглядел тот знатно. Вместо обычной чёрной, слегка мешковатой мантии, на Поттере была черно-синяя мантия с бронзовыми вставками на плечах. Под мантией надета легкая, не стесняющая движений, чёрная безрукавка и белая рубашка. Штаны, как и перчатки, были из драконьей кожи, от чего рыжего сразу начала съедать зависть.
  - Чего тебе, Поттер? - попытался придать голосу грозность гриффиндорец.
  - Я хочу, чтобы такая мразь как ты, получила то, что заслужила. Я ведь говорил тебе, что разберусь с тобой.
  - Что, защищаешь эту заучку? Хотя ты точно такой же, Поттер. Тебе её зубы не противны?
  - ЗАКРОЙ СВОЮ ПАСТЬ, МЕРЗКИЙ ПРЕДАТЕЛЬ КРОВИ! - рявкнул на весь зал Гарри.
   В Большом зале установилась полная тишина, а все глаза устремились на Поттера и Уизли. Время идёт на секунды, Гарри не знал, какая последует реакция от преподавателей и директора, но надо действовать, пока они ещё в ступоре. Гарри вынул палочку, подняв её над головой.
  - Рональд Уизли - своими словами, в адрес моей подруги Гермионы Джин Грейнджер, вы посмели оскорбить её, тем самым, нанеся тяжкое оскорбление её и моей чести, как её друга. Как наследник древнего и благородного рода Поттера, я, Гарольд Джеймс Поттер, вызываю вас на магическую дуэль. Да будет так!
   Вспышка, сорвавшаяся с палочки, показала всем, намерение мистера Поттера довести это дело до конца. Глаза Рональда Уизли округлились от страха. Если бы дуэль была магловская, можно было бы и найти способ избежать её, но не магическую. Если попытаться её избежать, последствия могут быть самыми непредсказуемые, вплоть до потери магии.
  - У тебя есть пять дней, Уизел, - произнёс Гарри, опустив палочку. - Дуэль состоится в пятницу вечером. Место встречи, я пришлю в письменном виде. Мой секундант... Нев, что скажешь?
   Невилл несколько секунд стоял в ступоре, явно не ожидая ни такого развития событий, ни такой просьбы. Но как будущий Лорд Лонгботтом, в нём победила аристократическая кровь, а не стеснительность.
  - Почту за честь, представитель Рода Поттер, - ответил он, сделав церемониальный поклон с палочкой.
   Ещё одна вспышка, была уже со стороны второго рэйвенкловца. Гарри позволил себе спокойно выдохнуть. Теперь, нет никакого шанса разорвать этот вызов на дуэль. Бросив на гриффиндорца последний взгляд, Гарри, вместе с Невиллом, прошёл к своему столу, чтобы продолжить прерванный завтрак. Видел бы Поттер, какими взглядами его провожает Слизерин...
   А вот Альбусу Дамблдору произошедшее очень не нравилось. Вызов был сделан по всем правилам, магия признала это, значит, дуэли не избежать. Конечно, вряд ли первокурсники могут сильно навредить друг другу, но если случится что-то непредсказуемое... Надо срочно поговорить с мальчиком.
   Единственный, кто сейчас сидел за завтраком и сдерживал смех, был никто иной как Северус Снейп. Когда только Поттер встал из-за стола, в сопровождении Лонгботтома, зельевар внутренне готовился к интересному событию и ни капельки не прогадал. Выражение лица Уизли и всех остальных учеников стоило того, чтобы сегодня появиться в Большом зале. А как он вызвал на дуэль этого, с позволения сказать, ученика...О, Салазар Слизерин был бы горд таким магом, даже если бы он учился на другом факультете. Поттер, по хитрости, обгоняет большинство слизеринцев. И пусть со стороны это выглядит так, будто ребёнок играет на публику - Северус знал, что он специально произнёс магический вызов на дуэль при всей школе, чтобы не дать Уизли и шанса, чтобы этого избежать.
  <<У тебя способный сын, Лили>>, - произнёс про себя Снейп.
   Если хоть кто-то посмотрел бы на Ужас Подземелий сейчас, то был бы удивлён, заметив, что его глаза смотрят на Гарри Поттера с долей уважения и очень слабой улыбкой на губах.
***
  - Гарри! Ты понимаешь, что ты сделал? - негромко зашипела Гермиона, едва Поттер сел на своё место.
  - Прекрасно понимаю, Миа. Я вызвал ублюдка на дуэль.
  - Ты вызвал его на магическую дуэль! Гарри, это очень опасно, не зря ведь их запретили!
  - Тут ты не права, - пояснил мальчик, поворачиваясь к подруге. - Их не запретили. А просто не рекомендовали, так как они очень непредсказуемые.
  - Именно! И вообще, почему ты так спокойно об этом говоришь? Невилл, ну хоть ты ему скажи!
   Лонгботтом сидел за столом, устремив свой взгляд на тарелку с овсянкой. Бабушка, наверно, его убьёт, если узнает, что он сегодня сделал. Хотя, будь что будет. Отказываться он не намерен.
  - Гермиона, я поддерживаю Гарри, потому что если бы я был по расторопнее, то давно уже сделал так же. Гарри, можно взять твою сову? Мне нужно отправить бабушке письмо.
  - Конечно, мой верный секундант! - ответил Поттер с улыбкой. - Передавай бабушке привет!
   Не успел Невилл выйти из-за стола, как на мальчика снова хотела наброситься подруга, но не успела. К их столу подошла делегация учеников из Хаффлпаффа, среди которых была Сьюзен.
  - Гарри Поттер, - начал, кажется, староста, - от лица нашего факультета, я хочу сказать, что мы восхищаемся твоим решением защитить свою подругу от оскорбления другого ученика. Одно из качеств нашего факультета - верность, поэтому, позволь выразить нам своё уважение, как дань твоей верности своим друзьям.
  - Спасибо вам, - ответил смутившийся рэйвенкловец, не ожидавший такого внимания. - Но я просто делал так, как мне подсказывали мои эмоции. Я не мог допустить, чтобы он остался безнаказанным.
   Староста протянул Гарри руку, и тот пожал её в ответ, встав из-за стола.
  - Мы всегда будем рады видеть тебя и твоих друзей, в нашей гостиной, Гарри Поттер.
  - Я тоже буду рад, если будете заглядывать к нам, - ответил Гарри.
  - Завидую я тебе, Гермиона, - вздохнула Сьюзен. - Вот ради меня, ни один мальчик не вызвал бы другого на дуэль. Это так романтично, когда тебя защищают.
   Гермиона покраснела, Гарри покраснел следом за ней. Под весёлый смех, хаффлпаффовцы попрощались с друзьями, и пошли к своему столу, заканчивать с завтраком.
***
   Произошедшее за завтраком не могло оставаться не замеченным. Вся школа только и обсуждала предстоящую дуэль между Поттером и Уизли, причём обсуждали не только на переменах, но и на уроках. Так что не удивительно, что в конце этого дня после уроков зелий, профессор Снейп сказал Поттеру остаться и повёл его к директору.
   Гарри следовал за Снейпом, размышляя о своём, раздумывая о пятнице, когда снова почувствовал небольшое давление в районе сердца, а спустя секунду, ощутил слабую попытку проникнуть в его мозг. Гарри понял - Снейп хочет что-то разузнать, поэтому стал усиленно думать о сегодняшнем уроке зелий, проходившему с Гриффиндором. Невилл сегодня едва не сжёг свой котёл, но был остановлен своими друзьями, которые намекнули ему, что у него сильный огонь под котлом, зато Уизли не просто сжёг, а взорвал свой котёл, облив себя и свой факультет зельем. Когда давление пропало, Поттер запоздало подумал, что надо будет найти книгу по ментальной магии.
  - Гарри, мальчик мой. Проходи, садись, - поприветствовал Поттера директор, с лицом доброго дедушки. В кабинете тот был не один, а вместе с деканами Гриффиндора и Рэйвенкло. Ну и Снейп позади стоял.
  - Здравствуйте, профессор Дамблдор, - с улыбкой ответил Гарри, садясь напротив директора.
  - Как Хогвартс? Тебе в нём нравится?
  - О, Хогвартс просто потрясающее место! Я даже боюсь представить, сколько тайн он может скрывать!
  - Действительно, этот замок таит в себе величайшие тайны. Даже я не смог раскрыть их всех. Лимонную дольку, мой мальчик?
   Гарри, улыбнувшись, взял с блюдца одну дольку, заметив краем глаза, как на него посмотрели деканы. Да и директор был слегка удивлён, видимо, кроме него, эти дольки никто не ест.
  - Гарри, я пригласил тебя, по поводу сегодняшнего происшествия, - начал Дамблдор. - Ты понимаешь, что вызвал мальчика, Рона Уизли на магическую дуэль, которую нельзя отменить?
  - Понимаю, профессор, - отозвался Поттер, съедая ещё одну дольку. Не так уж и плохо, хоть слегка и кисловаты. - Я прочитал в книгах и узнавал у Нева - это был единственный способ призвать его к ответу.
   Северус Снейп негромко фыркнул, внешне оставаясь спокойным, хотя внутри его слегка трясло. То, каким сокращенным именем Поттер назвал Лонгботтома, так похоже на то, как его когда-то называла Лили.
  - Но мальчик мой, ведь можно было обратиться к профессору МакГонагалл, - попытался образумить рэйвенкловца директор. - Она - декан Гриффиндора.
  - Профессор Дамблдор, если бы я всё рассказал, то был бы не лучше Уизли, а я не хочу быть такой же крысой, как и он. Профессор МакГонагалл, максимум что могла бы сделать, только снять с него баллы и назначить отработки, и всё.
   Гарри повернулся к декану Гриффиндора и начал говорить уже с ней.
  - Профессор МакГонагалл, я не хочу вас обижать. Я и мои друзья, мы глубоко уважаем вас и ваши уроки. Так же сильно, как уважаем и остальных профессоров, которые пытаются вбить нам в головы знания, хоть мы этому и сопротивляемся, по молодости и глупости. Но Рональд Уизли - позор вашего факультета. Он позорит имя славного Годрика Гриффиндора и если его не поставить на место сразу, он все семь лет будет унижать честь и достоинство вашего факультета. Мои родители учились на Гриффиндоре, и я не могу спокойно смотреть, как какой-то предатель крови, творит такое.
   Закончив, Гарри шумно выдохнул, переводя дыхание. Минерва МакГонагалл, слушая этот рассказ, всё больше и больше уверялась, что мальчик похож на своих родителей. В нём много не только от Мародёра Джеймса, шумного, импульсивного, хоть и талантливого мага, но также, очень много и от рациональной, правильной Лили, которая никогда не могла спокойно относиться к несправедливости. И хотя ему всего одиннадцать, его характер больше напоминает совершеннолетнего волшебника. Знала бы она, что находится не так уж и далеко от правды.
  - Мистер Поттер, может вы объясните, что такого сказал мистер Уизли, что вы вызвали его на дуэль? - поинтересовалась МакГонагалл.
   Едва прозвучал этот вопрос, как все сидящие в кабинете почувствовали, как от мальчика сильнейшими волнами стала расходиться неприкрытая ненависть и гнев. Феникс Фоукс, сидящий на жёрдочке, несмотря на свою старость издал громкий звук, отдалённо напоминающий крик. В руках мальчика мгновенно оказался стакан с водой.
  - Поттер, выпейте и успокойтесь, пока вы не разнесли кабинет! - громко гаркнул Северус Снейп, буквально впихнув в руки Гарри стакан.
   Мальчик одним залпом осушил содержимое, успокаиваясь, и не обращая внимание на удивлённые лица профессоров.
  ≪Это как же мистеру Уизли надо было оскорбить девочку, что при одном только упоминании, у мистера Поттера едва не случился стихийный выброс? ≫ - подумал декан Рэйвенкло, смотря на своего подопечного. С тех пор, как юный Поттер попал на Рэйвенкло, Филиус Флитвик замечал, что мальчик часто ведёт себя по-разному: то он весёлый, то серьёзный, временами грустный, что бывает очень редко, и задумчивый. Но впервые, он видел его злым.
  - У меня никогда не было друзей, - начал говорить Гарри. - Об этом позаботились мои родные, они ненавидят меня, за то что я волшебник, и пытались это из меня вытравить. По сравнению с моим кузеном, меня кормили мало, одежду я донашивал за ним, мне ничего не покупалось. Даже очки достались от кого-то из знакомых дяди, да и то, потому что сломались.
   Три пары глаз, уставились на Дамблдора, особенно злобным, был взгляд Минервы. Да и сам директор был в некотором шоке. В том письме, что он оставлял вместе с Гарри на пороге дома, он просил, чтобы Петунья заботилась о малыше, как о своём сыне.
  - Но при поступлении в Хогвартс, я познакомился с Невом, Миа, и Сью, - голос мальчика потеплел, а на его лице заиграла слабая улыбка. - Они стали моими друзьями, им неважно, что я - Мальчик-Который-Выжил. Для них, я просто Гарри Поттер, с которым можно поговорить, обсудить учёбу или просто погулять. Они - мои друзья, и я не позволю никому их обижать. Драко Малфой, по сравнению с Уизли, оказался умнее: он уже пытался их оскорбить, но я ему всё объяснил и тот сразу всё понял, по крайней мере, пока что он ничего не сделал.
   Поттер сделал глубокий вздох, чтобы взять под контроль злость, прежде чем продолжить, и одновременно закончить своё объяснение.
  - Уизли назвал Мию ужасом, больной заучкой, и зазнайкой с выпирающими зубами. Когда я сегодня подходил к его столу, я, изначально, хотел потребовать от него извинения за свои слова, но он снова начал её оскорблять. Поэтому, у меня не оставалось выбора, кроме как заставить его ответить за эти оскорбления.
   В кабинете наступила тишина, каждый из присутствующих думал о своём, но в одном, их мысли были похожи - будь они на месте Гарри Поттера, то поступили бы точно так же. Хотя если быть честным, Северус Снейп подумал ещё и о том, что на месте Поттера он бы хорошенько проклял этого Уизли, чтобы тот мучился всю оставшуюся жизнь.
  - Ну что ж, я рад, что мы разобрались в случившемся, - разорвал тишину директор. - Гарри, можешь идти в гостиную, тебе нужно отдохнуть. Филиус, проводишь своего подопечного?
  - Большое спасибо за угощение, профессор Дамблдор, - поблагодарил Поттер директора, выходя следом за профессором Флитвиком.
***
  - Профессор Флитвик, а правда, что вы являетесь мастером дуэлей?
  - Правда, мистер Поттер. Но я не буду вас обучать дуэлям, чтобы вы не убили мистера Уизли, - осадил ученика декан.
  ≪Вы меня уже обучали, Мастер Флитвик≫, - подумал Гарри с теплотой, но сказал другое:
  - Нет, профессор. Вы не поняли, я хочу узнать у вас о другом. Ведь дуэль, это не бой насмерть - должен ведь быть определённый этикет? - ≪поинтересовался≫ Гарри.
   Филиус Флитвик на минуту задумался. Обучать мальчика драться на дуэлях ещё рано, но рассказать о этикетах можно, тем более, мальчик явно интересуется новыми знаниями. Настоящий рэйвенкловец.
  - Вы правы, мистер Поттер, но если вы так хотите узнать, то подходите завтра после уроков, и я вам расскажу всё, что знаю. Только не просите меня рассказать о заклинаниях для дуэлей!
  - Не буду, профессор, - Гарри сделал вид что обиделся, и прошёл через в дверь в гостиную, произнеся перед уходом с задорной улыбкой: - В конце концов, у нас есть библиотека.
***
   Все дни, до пятницы, ученики провели в нетерпении. Дуэль была официальной, значит, она будет проводиться в открытую. Больше всего, этой дуэлью заинтересовались первые и вторые курсы, старшие ждали этого не с таким ажиотажем. Ну что могут показать первокурсники, чего не видел, например, тот же третьекурсник?
   В отличие от Рона, Гарри активно засел в библиотеке, ища подходящие не смертельные заклинания, и проводил вечера с профессором Флитвиком. У Поттера, что естественно, были козыри: прошлый опыт (сравнивать бой с Реддлом и с Уизли - это просто смех), и ещё один козырь, о котором никто не знал ещё. Вот будет сюрприз для всей школы!
   Казалось, будто до пятницы прошло несколько месяцев, а не дней, но всё-таки она наступила. С разрешения деканов Гриффиндора и Рэйвенкло, и как это ни странно, с разрешения директора Дамблдора - вечером пятницы Большой зал будет освобождён от столов, и оборудован защитным куполом. На всякий случай. В письме, которое Поттер послал своему противнику, было написано, что дуэль состоится в пол седьмого вечера, в Большом зале. Арбитром, был назначен профессор Флитвик.
   Несколько учеников сказали, что Уизли, так как он чистокровный и рос в семье волшебников, может знать сильные заклинания, но их быстро успокоили громким смехом всех четырёх факультетов. Те, кто хоть раз был с Роном на уроках, знали на что он способен.
   В шесть вечера, все собрались в Большом зале, активно обсуждая, что произойдёт сегодня. Рональд Уизли, пытаясь показать, что не боится, рассказывал, как положит Поттера на обе лопатки и заставит его извиниться перед ним. В зале также присутствовала мадам Помфри, которая смотрела на Уизли грустным взглядом, представляя сколько работы сегодня с ним будет.
   Ровно в шесть тридцать, в Большой зал пришёл Гарри, вместе с Невиллом, Гермионой и Сьюзен. Казалось, что всех четверых не волновала сегодняшняя дуэль, они шли, разговаривали и смеялись, но было заметно, как Грейнджер слегка напряжена. Беспокоится за своего друга. Сказав друзьям ≪я мигом≫, Гарри прошел под защитный купол, снимая мантию. Раздался дружный вздох всех находящихся по ту сторону купола.
   Гарри Поттер, в чёрной дуэльной безрукавке, белой рубашке и тёмно-синих штанах, выглядел очень эффектно, несмотря на худощавость тела. Одежда идеально подходила к огненно-рыжим волосам и изумрудно-зелёным глазам. Уизли не смог сдержать зависть, проведя контраст между своей одеждой, и той, которая была на Гарри.
  - Выпендриваешься, Поттер? - зло проговорил Рон.
  - Нет, просто показываю, насколько ты ничтожен, Уизел. А после сегодняшнего, ты и сам в этом убедишься.
   Поттер поднял палочку к лицу, заведя вторую руку за спину, и поклонился противнику. Уизли лишь злобно зыркнул, сжимая палочку и не отвечая на приветствие. Даже факультет Гриффиндор скривился от такого неуважения. После объявления правил дуэли, в частности было сказано, что дуэль заканчивается только тогда, когда один теряет палочку, либо сознание, и не может сражаться, дуэль была начата.
   Уизли сразу выпустил в Поттера искры, пытаясь ослепить его, но Гарри лишь слегка ушёл в сторону, пропуская заклинание рядом с собой, и одновременно, наслав на Рона приклеивающие чары, которые приклеили палочку рыжего к руке. Тот ничего не заметил, и использовал на противнике заклинание Диффиндо. Гарри едва не засмеялся, потому что назвать это заклинанием, можно было только с большой натяжкой. Тем не менее, Поттер не стал уворачиваться, наколдовал щит, и послал в ответ слабенький Инсендио, отбросивший Рональда назад.
   По залу прокатились удивлённые вздохи. Нет, ничего такого сверхъестественного Гарри не наколдовал, это заклинание из первой главы учебника по заклинаниям, которые все проходят на первом курсе. Просто и щит, и огонь, Поттер наколдовал невербально, то есть, про себя. Дамблдор встал со своего стула, в его глазах плескалось неверие в увиденном.
  - Так и будешь лежать, Рон? - спросил у рыжего Гарри.
  - Заткнись, Поттер! - выкрикнул Уизли, вставая и снова выпуская Диффиндо. Заклинание прошло в нескольких миллиметрах от лица Гарри, задев очки. Усмехнувшись, тот восстановил их при помощи Репаро, и отправил Рона в новый полёт, заклинанием Флиппендо.
   Всё происходящее, стало напоминать игру, причём играл именно Поттер. Уизли пытался достать своего противника, выкрикивая заклинания. Его лицо покраснело, голос сбился, да и заклинания, которые и до этого были слабенькими, вообще практически потеряли силу. Гарри практически перестал уворачиваться. Его выносливость сильно отличается от той же на седьмом курсе, и даже такая детская дуэль заставила Поттера начать выдыхаться, хотя на фоне того же Уизли, казалось что он и не устал.
   Когда после очередного хрипа (криком назвать это было нельзя), с палочки рыжего не слетело заклинание, Гарри понял что пора заканчивать. Несколькими точными выпадами, он снял заклинание с палочки противника, и отправил Рональда в полёт, сильно приложив его об пол. Палочка упала рядом с Уизли.
  - Дуэль окончена! - оповестил всех Флитвик, под громкий шум аплодисментов всей школы. Даже старшекурсники были удивлены такой дуэлью.
   Сам же победитель, тяжело дыша, медленно прошёл к побеждённому, и тут же испытал презрение. Рон проиграл в честном бою, но проклинал Поттера, и винил его в том, что он сражался нечестно, иначе бы проиграл. От таких слов Уизли, весь зал затих, и смотрел на гриффиндорца с презрением, как на мусор.
  - Ты жалок, Рон, - злобно бросил Гарри. - Я дал тебе шанс, хотя бы проиграть с честью, но ты всё такая же завистливая, ленивая и жалкая крыса. Я использовал заклинания, которые мы изучаем в школе, а ты обвиняешь меня. Я надеялся, что может быть хоть этот урок поможет тебе понять свои ошибки, но как оказалось, зря. Мне тебя жаль.
   Резко топнув ногой, рэйвенкловец сломал палочку рыжего и развернувшись, медленно вышел из Большого зала, очищая одежду от пыли заклинанием Тергео. Друзья мигом нагнали своего друга, но никто ничего не сказал, видя, что Гарри разбит случившимся. Они знали, что хоть Гарри и шёл на эту дуэль с твёрдым решением победить, сама победа не принесла ему сильной радости, не считая того, что он рад тому, что проучил обидчика. Сьюзен, видя состояние друга, повела всех в гостиную Хаффлпаффа, где за чашечкой чая с булочками (а что? Кухня ведь рядом), можно спокойно посидеть и прийти в себя.
  ≪Как хорошо, когда у тебя есть друзья≫, - одновременно подумали все четверо. Дела на Рождество.
   Следующие несколько дней были для Гарри очень напряжёнными, в особенности для его нервов. К нему начали приставать ученики с вопросами о том, как он научился колдовать не произнося слова. И ответ Поттера о том, что он делал это на автомате не задумаваясь, никого не удовлетворил. Слава Мерлину, что на четвёртый день, внимание к нему снизилось, да и приставали только первые-вторые курсы, остальные были более сдержанные. Насколько могли, конечно.
   На следующий день после дуэли, к Гарри подошли старшекурсники Гриффиндора, среди которых не было Перси Уизли, брата Рональда.
  - Поттер, мы видим в каком ты состоянии, но не могли не подойти. От лица нашего факультета, мы хотим принести извинения за поведение одного из наших. Надеюсь ты понимаешь, что мы не извиняем Рональда Уизли, и считаем, что своим отношением он позорит наш факультет.
  - Я ничего не имею против Гриффиндора, - начал Гарри, пытаясь улыбнуться. Вот только улыбка не получалась. - Вы хорошие ребята, хоть временами и слегка безбашенные, но ведь каждый из нас чем-то, но отличается.
   Ободряюще улыбнувшись, старшекурсники ушли, оставляя Поттера одного с его мыслями. Гарри до сих пор не верил, что у него была дуэль с Уизли. Да скажи ему раньше, что придётся драться с Роном, то Поттер бы засмеялся. Он скорее бы поверил, что сразится с Малфоем. Но с другой стороны, Рональд получил по заслугам, за что и поплатился. Впрочем, Гарри тоже досталось.
   На третий день после дуэли, в понедельник, все были на завтраке. Как обычно, к концу завтрака влетели совы (к Малфою филин), принося детям письма. Уизли, за столом Гриффиндора получил какую-то посылку, и теперь распевал об этом Финнигану и Дину. Невилл тоже получил письмо от бабушки, читая которое он стал улыбаться. А вот Гарри получил Громковещатель.
  - Гарри! Хватай письмо и беги, пока оно само не взорвалось! - воскликнул Невилл, увидев у друга красное письмо. Поттер никак не отреагировал, завороженно смотря на письмо, когда оно взорвалось, и заорало голосом миссис Уизли.
  - ГАРРИ ПОТТЕР! КАК ТЫ ПОСМЕЛ ВЫЗВАТЬ МОЕГО СЫНА НА ДУЭЛЬ И СЛОМАТЬ ЕГО ПАЛОЧКУ?! ТЫ БЕССТЫДНЫЙ И БЕССОВЕСТНЫЙ...
   Огненное заклинание, сорвавшееся с палочки Поттера, прочертило воздух, сжигая громковещатель. Рон Уизли смеялся за своим столом, радуясь что Поттеру попало, а сам Гарри был слегка в шоке. Всё-таки, это было впервые, когда он получил такое письмо, а уж то, что оно от Молли Уизли, вгоняло в ещё более сильный шок.
   Помимо всего этого, Гарри начали беспокоить сны и различные мысли. Мысли в основном касались самого главного - почему он снова вернулся к началу учёбы в Хогвартсе? Ведь должна быть причина, и вряд ли это произошло потому, что он просто желал этого. Да ещё и характер Гарри. Раньше он не был таким. Сейчас его характер можно назвать - нестабильным, даже слегка неадекватным. А может вся та жизнь - это был просто сон?
   Хотя нет, это уже полный абсурд. Те сны, которые ему сейчас снятся, совсем другие.
   Они были очень сумбурными и непонятными, но неизменно были наполнены грустью и немного радостью. Во сне постоянно мелькали лица и события, но Гарри не успевал их увидеть. Но в самом конце сна, к Поттеру тянулась чья-то рука, желая что-то сделать. От друзей это не осталось незамеченным.
  - Гарри, как ты себя чувствуешь? - поинтересовалась Сьюзен, через неделю после победы Поттера.
  - Нормально, Сью. А что?
  - У тебя уставший вид, да и Невилл говорит, что ты плохо спишь. Тебя что-то беспокоит? Это связанно с той дуэлью?
  - Наверное. Просто сны непонятные снятся, вот и всё. Не беспокойся, - широко улыбнулся Гарри.
   Успокоение, как это ни странно, приносили зелья. На этих уроках Поттер чувствовал себя как птица в воздухе, а постоянные споры по зельям с профессором Снейпом (его попытки придраться к его зельям, вызывали слабую улыбку), приносили мальчику внутреннее удовольствие.
   В середине ноября начались соревнования по квиддичу, в которых на этот раз, Гарри не принимал участие, что дало ему больше свободного времени на учёбу и на друзей. В один из дней Гарри с друзьями, как бы нечаянно, попал в запретный коридор к Пушку, и конечно же, Гермиона увидела люк и решила попробовать выяснить, что там можно спрятать. А вот Поттеру было глубоко всё равно на этот счёт.
   Так как в этот раз Гарри не был игроком в квиддич, то и не было попыток его убить, так что игра проходила без каких-то проблем. Без хорошего ловца, Гриффиндор был обречён на поражение, со счётом 60:210 в пользу Слизерина. Поттер смотрел на квиддич со стороны и стал сомневаться в том, что ему нужно становиться ловцом. Они практически не летают, вися в воздухе на одном месте, а вот охотники находятся всё время в движении, упиваясь радостью полёта. И теперь Гарри задумался - а может в следующем году нужно пробоваться в охотники? Заодно и Гермиону можно с собой затащить на квиддич, на метле она держится уверенно, не то как он помнил ранее.
   Вот только Гарри не знал, что его подруга не любила полёты именно из-за того случая с Невиллом. Ведь он упал и сломал руку, и ему никто не помог. А в этот раз она, вместе с Гарри и Сьюзен, сама села на метлу и полетела за другом чтобы помочь. Да и постоянное нахождение рядом с Гарри, и часто видя его улыбку на лице во время полёта, сделали своё дело. И девочка не могла не проникнуться если не любовью, то радостью к этому виду перемещения. Правда, было кое-что, что приходилось терпеть.
  - Ха-ха-ха... Миа...такое ощущение...будто у тебя в волосах...птицы гнездо свили...хи-хи-хи, - смеялся Гарри, смотря на причёску подруги после одного из уроков полёта на метле.
   Наколдовав зеркало, девочка тут же нахмурилась. Её волосы и до этого были растрёпаны, а сейчас казалось, будто на голове у Гермионы наступила настоящая анархия, что и вызвало у Поттера смех, а у девочки лёгкую обиду.
  - Не злись, Миа, - попытался успокоить её друг, отсмеявшись и улыбнувшись. - Я бы даже сказал, тебе очень идёт, хоть ты и выглядишь немного не привычно. Но мне нравится.
   Последние слова отозвали в душе девочки приятным теплом. Она нравится. Она. Нравится. Ей никто ещё такого не говорил, даже наоборот, смеялись над её слегка выпирающими зубами и вечно растрёпанными волосами. Гермиона сильно покраснела, так что показательная казнь Гарри, который недавно смеялся, отменилась.
***
   Ещё с того самого времени, когда Гарри начал продумывать свой план, он начал свои попытки произведения заклинания Портус. Причины этого, очень и очень просты: Поттер планировал после Рождества нагрянуть в Косую аллею, что естественно, незаметно для других. Особенно для Дамблдора. Гарри до сих пор не знал, как ему относиться к старику.
   С одной стороны, он постоянно не договаривал ему, не отвечал на вопросы, и даже не тренировал его для борьбы с Реддлом. Но вот с другой...
   Всё-таки Гарри является крестражем Волан-де-Морта, то есть в какой-то мере - он и есть Волан-де-Морт. Ведь если крестраж начнёт действовать, и захватит его тело и разум, Тёмный лорд возродится и станет более могущественным, восстановив свою душу. Начав его тренировать, Альбус Дамблдор просто сделал бы Реддла ещё сильнее, даже сильнее чем он был до Хэллоуина восемьдесят первого года.
   Свой первый портал Гарри смог сделать ближе к Рождеству, через нервы и раздражение, умудрившись при этом несколько раз получить магическое истощение. И тут Поттер заметил ещё одно интересное явление: чем чаще он полностью тратит свою энергию, тем больше он увеличивает её запасы, правда, очень медленно.
   Это чём-то похоже на какую-то резиновую ёмкость (просто Гарри не знал как ещё это назвать) - постоянно её опустошая и наполняя энергией вновь через отдых, Поттер постепенно растягивает эту ёмкость. Дело муторное, и очень неприятное, ведь магическое истощение сопровождается сильной усталостью и тяжестью во всём организме. Но оно того стоит.
   В этот раз на Рождество, Гарри остаётся один в гостиной. Все рэйвенкловцы сдали промежуточные экзамены и собрались домой, даже первокурсники решили не оставаться, и друзья хотели уже остаться в Хогвартсе, чтобы Гарри не было скучно, но огненно-рыжему парню удалось убедить остальных не оставаться, едва ли не потребовав от них подробных рассказов об отдыхе.
   За день до Рождества, Сьюзен, Невилл и Гермиона, в сопровождении Гарри, отправились к Хогвартс-Экспрессу. Ехали они не на лодках, а в каретах. Ребята разговаривали, смеялись, и снова и снова спрашивали у Гарри - точно он не против что они оставляют его одного?
  - Ребят, ну хватит уже спрашивать, - закатывая глаза, уже в сотый наверно раз отвечал Гарри.
  - Но ты ведь остаёшься в нашей гостиной один! - говорила Гермиона. - Нам немного стыдно, что приходится оставлять тебя одного.
  - Вы же не должны всё время находиться рядом со мной! Вам и отдыхать от моей рожи надо, хоть иногда.
  - И чем ты будешь заниматься? - поинтересовалась Сьюзен.
  - Хм. Сделаю уроки, попробую выучить что-нибудь новенькое. Во всяком случае, если мне станет очень скучно, я наведаюсь к твоим в гостиную. Ребята против не будут, наоборот, сами меня зовут, - улыбаясь ответил Поттер. - Кстати, Нев. Можно тебе кое-что посоветовать?
   Лонгботтом вопросительно посмотрел на своего друга, кивая.
  - Позволь предположить, что палочка, которой ты пользуешься, не твоя, да?
  - Д-да. Она... - Невилл сильно смутился, замолчав на полуслове.
  - Нев, я не буду спрашивать от кого она у тебя, ведь это скорее всего, очень личное, - тихо произнёс Гарри. - Если захочешь сам рассказать нам, мы будем только рады. Просто как я считаю, эта палочка не признаёт тебя и поэтому не слушается.
  - Не слушается? Как это?
   Поттер пожал плечами.
  - Я сам точно не знаю, мне это объяснил мистер Оливандер в Косой аллее. Он сказал, что не волшебник выбирает палочку, а совсем наоборот. Вот когда я впервые взял в руку свою палочку, по моей руке пронеслась волна тепла, а с неё самой сорвались искры. Я сразу понял, что она- моя. Попробуй уговорить бабушку на Рождество сводить тебя к мистеру Оливандеру, и приобрести новую палочку. Хуже точно не будет.
   Мальчик задумался, посмотрев на свою палочку. Тем временем, кареты уже приехали к станции Хогсмид, и дети вышли на улицу. Возле поезда стоял Хагрид, который наблюдал за юными магами, погружающимися на Хогвартс-Экспресс.
  - Миа... Можно тебя отвлечь на минуточку? - позвал подругу Гарри, после того как помог ей запихнуть чемодан в вагон. Сьюзен и Невилл пошли занимать место, а Гермиона осталась на улице.
  - Что-то случилось, Гарри? - поинтересовалась Грейнджер, заметив, что её друг стал краснеть.
   Поттер и правда покраснел, потому что собирался подарить девочке подарок на Рождество сейчас, а не ждать до завтра. И в данный момент, Гарри чувствовал себя как маленький ребёнок. Хотя да, он и правда ещё не взрослый, по крайней мере, тело у него как у ребёнка.
  - Э-э-э-м... Ну... В общем завтра Рождество, и я...хочу подарить тебе кое-что сейчас, - пробормотал мальчик, отчаянно краснея.
  - Гарри... Ты не обязан! - ответила Гермиона, то же начиная краснеть.
  - Возможно. Но я решил сделать так.
   Гарри достал из кармана небольшую коробочку. Как он помнил, подруга не очень любила украшения, но оно ведь необычное.
  - Вот... Это тебе, Миа.
   Грейнджер открыла коробочку, и увидела там амулет на цепочке. Сам амулет был очень красивым, переливаясь на свету синим светом с одной стороны, а с другой - изумрудным. Обод амулета был бронзовым. Под цвет их факультета.
  - Гарри...он... Откуда ты его взял?
  - Заказал через письмо с Хедвиг. Я так себе несколько комплектов одежды купил. А раньше даже и не знал, что так можно делать... В смысле, как только приехал в Хогвартс, - быстро поправил себя Поттер, чтобы фраза не звучала странно. Но Гермиона и не заметила этого, продолжая рассматривать подарок. - Это защитный амулет, предупреждающий об опасности. Если тебе будет угрожать опасность, он подаст тебе сигнал, правда, я не знаю какой.
   Девочка набросилась на друга со своими фирменными, крепкими объятиями, едва не задушив его.
  - Спасибо, Гарри, - прошептала подруга, сдерживая непрошеные слёзы. - Мне никогда такого не дарили.
  - Я рад, что тебе понравилось, Миа. А теперь пожалуйста, отпусти меня... Шею сломаешь ведь так.
   Гермиона тут же отпустила Гарри, вытирая свои глаза, и парень вдохнул так нужный ему воздух. Поезд издал гудок, оповещая всех что он собирается отправляться. Поттер лишь на секунду повернулся в сторону главного вагона, когда почувствовал на своей щеке поцелуй подруги. А обернувшись, он только и успел заметить как Гермиона скрылась в недрах вагона. Догадывался бы Гарри, как именно работает этот амулет... То нашёл бы немного более безопасный способ её защитить.
***
  - Ну что, Гарри, пойдём я провожу тебя назад в замок.
  - Пойдём, Хагрид.
   Великан медленно (по его мнению) потопал в сторону Хогвартса, и Гарри с трудом поспевал за ним, на каждый шаг Хагрида, Поттер делал четыре. Зато, он хорошо согрелся.
  - Чёт ты Гарри, заходить ко мне перестал.
  - Прости, Хагрид, ты же знаешь что у меня были экзамены на носу, надо было готовиться. Кстати, ещё раз спасибо тебе, что разрешил тогда у тебя в хижине отпраздновать день рождения Гермионы.
  - Твои друзья, мои друзья, Гарри, - ответил великан, широко улыбаясь.
  - А что случилось, что тебе потребовалось уйти в лес на несколько дней?
   Хагрид тут же замялся, не зная что ответить, но всё же решился.
  - Э-э-э... Тут такое дело, Гарри... Только ты никому не говори... Но в лесу завёлся кто-то, кто нападает на единорогов.
  - Но зачем нападать на них? - ≪возмутился≫ мальчик.
  - Не знаю. Единороги обладают огромной волшебной положительной силой. Из их волос можно изготовить отменные повязки для ран, а их кровь может вернуть человека к жизни, даже если он на волосок от смерти, но тот кто выпьет кровь, будет навсегда проклят. Ума не приложу, кому надо на них нападать?
  ≪Есть кое-кто, Хагрид. И он находится совсем недалеко≫, - мысленно произнёс Поттер.
   За разговорами о различной живности, где Гарри мимолётом упомянул Пушка и вытянул из великана информацию о Фламеле, рэйвенкловец дошел до замка, где попрощался с Хагридом и умчался в гостиную своего факультета.
***
   Рождественское утро, Гарри встретил один, в кровати своей факультетской комнаты. У своей кровати он обнаружил несколько свёртков и коробочек с подарками. Надев очки, мальчик сразу же начал распаковывать их. Подарок от Дурслей он даже не стал открывать, как-будто монет он никогда не видел.
   От Хагрида, как и ожидалось, Поттер получил флейту грубой работы из дерева - великан явно сделал её сам. Невилл подарил Гарри книгу по различным обычаям чистокровных семей, чтобы его друг лучше разбирался в том мире, в котором он оказался. От Сьюзен ему достался чехол для его волшебной палочки, которую можно привязать к руке. Теперь ему не надо носить её в кармане, беспокоясь что может потерять её.
   Гермиона презентовала своему другу коробку печенья без сахара, и письмо с поздравлением. Судя по написанному, девочке было немного неприятно, что её подарок, по сравнению с подарком Гарри, не такой значительный. Неужели Миа не знает, что главное не подарок, а внимание? И обычная коробка печенья для него, гораздо важнее любого другого подарка (пусть Нев и Сью не обижаются на это). Ну и наконец, подарок от ≪анонима≫. Незадолго до своей смерти твой отец оставил эту вещь мне. Пришло время вернуть ее его сыну. Используй ее с умом. Желаю тебе очень счастливого Рождества.
   Артефакт, принадлежащий его отцу, передававшаяся от родителя к ребёнку. Настоящий Дар Самой Смерти. Мантия-Невидимка! Странно, но сейчас, держа в руках что-то принадлежащее Джеймсу Поттеру, Гарри не испытывал ничего такого, что было ранее. Да и вообще, в последнее время он к Джеймсу стал относиться более...более спокойно что ли. Той ненависти практически не было, но холод к своему отцу у него всё равно оставался.
   Сам Гарри также не забыл разослать друзьям подарки, но не только им. Аргусу Филчу, Поттер подарил большое количество дорогих чистящих средств и швабру, зачарованную таким образом, что её никогда не придётся менять и снимающую с того кто ей пользуется усталость. С такими подарочками, завхозу будет гораздо легче убираться в замке, а заодно у него будет оставаться время на что-нибудь своё. Пусть Гарри и не знал точно, но был уверен, что у каждого человека, даже и у Филча, должно быть хобби.
   На подарки всем профессорам, Поттер скинулся вместе с остальными факультетами, используя оставшиеся у него пять галлеонов (сдача после похода по Косой аллее у него всё-таки осталась). Пришлось даже подходить к старшекурсникам из Слизерина, благо, чем старше ученики, тем они умнее. Ну, и чисто из хулиганских побуждений, Гарри отправил Дамблдору в подарок несколько пар тёплых шерстяных носков. Надо же поблагодарить старичка за возвращение артефакта в семью.
   Рождественский пир был превосходным. На столе красовались сотни жирных жареных индеек, горы жареного и вареного картофеля, десятки мисок с жареным зеленым горошком и соусников, полных мясной и клюквенной подливки. Гарри объелся так, что с трудом смог встать из-за стола и добраться до гостиной, где развалился в кресле и сладко зевнул, задремав. Пока в окно не постучалась сова.
  - Хедвиг? - удивился мальчик, открывая окно. Как оказалось, сова принесла ещё один подарок от неизвестного отправителя.
  ≪Игры Разума. Проникновение в чужое сознание и защита собственного≫, - гласила обложка, отчего мальчик впал в ступор. Да такую книгу, днём с огнём даже в книжных магазинах не найдёшь! Это что же, Дамблдор где-то нашёл её, и прислал Гарри? Нет, а кто ещё смог бы достать такую редкую книгу? Уж явно не кто-то из его друзей. Тем более, у него их ещё не так и много, и вряд ли, что хоть кто-то из них способен достать и купить настолько редкую и дорогую книгу. Что же, хоть директор не совсем честен с ним, но за такую книгу можно сказать огромное спасибо.
***
   Использовать мантию отца Гарри решил в эту же ночь и по традиции смог лицезреть встречу Снейпа и Квиррелла. Он выбрал этот день не просто так: именно сегодня Гарри хотел начать выполнять часть своего плана, но перед этим...
   Зеркало Еиналеж находилось там же, где Поттер и запомнил: за приоткрытой дверью, недалеко от того места, где он встретил двух профессоров. На верхней части рамы зеркала была выгравирована надпись: 'Еиналежеечяр огеома сеш авон оциле шавеню авыза копя'. Один глубокий вздох, и Гарри заглянул в него.
   Вот она - вся его семья. Родители, дяди и тёти, бабушки и дедушки... Все, кого сейчас нет в живых рядом с ним - здесь, в этом зеркале. Они были здесь, но лишь с небольшими отличиями - на этот раз, зеркало показало ему не только погибших людей. Оно показывало и живых, в особенности самого парнишку.
   Сам Гарри был того же возраста, в котором он встретил свою смерть в прошлом, но самое главное... Рядом с ним стояла Гермиона. На безымянных пальцах обоих были золотые обручальные кольца, оба улыбались и были счастливы, а на заднем плане стоял красивый двухэтажный дом. Он узнал его - это дом, в котором он стал таким знаменитым Мальчиком-Который-Выжил. Дом в Годриковой лощине. Гарри коснулся ладонью до зеркала, слабо улыбнувшись.
  - Я сделаю всё, чтобы исполнить это своё желание, - прошептал он в тишину. - Клянусь.
   Переборов грусть, уже в следующую секунду Гарри Поттер исчез из Хогвартса при помощи портала.
***
  - Во имя Мерлина, - пробормотал Гарри, оказавшись на Косой аллее. Ну как оказавшись - грохнувшись с высоты двух метров на землю. Как-то не слишком хорошо у него портал получился.
   Кряхтя, и снова укрываясь мантией, Поттер поплёлся в банк Гринготтс. Как хорошо, что гоблины работают даже ночью. Трудяги маленькие. Сняв возле дверей мантию-невидимку, Гарри вошёл внутрь, и прошёл к стойке с работником банка. Если он правильно помнит (а главное различает) гоблинов, то этого зовут Богрод.
  - Доброй ночи вам, мистер Богрод. Надеюсь, сегодняшний день был богат на удачные сделки, - с лёгким поклоном произнёс рэйвенкловец.
   Внешне, гоблин и вида не подал, что удивлён. Волшебник, к тому же ещё ребёнок, обращается к нему как к равному!
  - Доброй ночи, мистер...
  - Я - Гарри Поттер. Несколько месяцев назад я уже был у вас, забирал из сейфа деньги для школы.
  - Хотите снова снять деньги со счета? - осведомился Богрод, повернувшись в сторону другого гоблина.
  - Нет, мистер Богрод, сегодня я по-другому вопросу. Мне бы хотелось поговорить с кем-нибудь, по поводу своего Рода.
   Гоблин смотрел на мальчика несколько секунд, прежде чем улыбнулся. Хотя если у гоблинов можно назвать это улыбкой.
  - Прошу за мной, мистер Поттер.
   Богрод провёл юного мага в помещение, где попросил его присесть на стул и подождать. Ждать пришлось прилично, но Гарри был терпелив. Наконец, в это же помещение вошёл незнакомый ему гоблин, с пухлой папкой бумаг в руках.
  - Доброй ночи, мистер Поттер. Я - Блордак. Занимаюсь открытием новых счётов и сейфов клиентов, и являюсь финансовым советником вашей семьи. Должен вам сказать, после смерти вашего отца, лорда Джеймса Поттера, я уже и не надеялся что кто-то из вашего Рода появится здесь.
  - Доброй ночи, мистер Блордак. Если быть честным, я и не должен быть здесь. Кое-какие обстоятельства... Вынудили меня действовать не так, как этого хотели другие. Мне пришлось появиться здесь скрытно ото всех и надеюсь, что вы сохраните мой визит в тайне.
  - Я понимаю. Можете поверить, ваш секрет останется в тайне. Итак, по какому вопросу вы хотели обратиться ко мне?
   Гарри слегка выпрямился на стуле. Пора начинать, и поможет ему Мерлин.
  - Могу я узнать финансовое состояние своего сейфа?
  - Пожалуйста, мистер Поттер, - ответил гоблин, открывая папку и водя пальцем по бумагам. - Вот. Состояние вашего детского сейфа на данный момент - двадцать пять тысяч галлеонов.
  - Э-э-э-м... Детского сейфа? - завис Гарри.
  - Да, мистер Поттер. Ваши родители открыли этот сейф в тот день когда вы родились, и положили на него пять тысяч галлеонов с примечанием - каждый год, на ваш день рождения с основного счёта переводится по тысяче галлеонов. Вместе с процентами за одиннадцать лет, состояние сейфа стало именно таким, как я вам назвал. Процент в детском сейфе, как вы наверно догадались, не очень большой.
   Мда, такого Гарри и не ожидал. Нет, он конечно помнит, что Хагрид говорил ему. Мол, родители оставили ему денег, и он прекрасно видел сколько монет лежит в сейфе, но вот общего количества Гарри и не знал.
  - Мистер Поттер, вы в порядке? - осведомился гоблин.
  - А? Да, конечно. Просто я немного в шоке. Скажите пожалуйста, а я могу узнать состояние основного счёта?
  - Боюсь, что пока вы несовершеннолетний, нет.
  - Ясно. А могу я хотя бы узнать, что принадлежит моей семье? - спросил Гарри.
  - Помимо основного счёта, и вашего детского сейфа, Роду Поттер принадлежит дом в Годриковой Лощине, ныне разрушенный, и один особняк, доступ к которому закрыт до вашего семнадцатилетия.
   А вот этого Гарри раньше и не знал. У его семьи был особняк? Мальчик не мог просто поверить - Самый! Настоящий! Особняк!
  - Очень... Интересно. Мистер Блордак, сэр. А можно часть денег из основного счёта, направить на восстановление дома в Годриковой Лощине?
   Советник отрицательно помотал головой.
  - Извините, мистер Поттер, но нельзя. На это имеет право только Лорд. Но даже если на момент вступления в права Лорда, ему не исполнится семнадцать лет, то он может распоряжаться только небольшой частью основного счёта. Примерно один процент от общего.
  - Простите за вопрос - но почему?
  - Всё очень просто. Таково было завещание ваших родителей. Думаю, они предчувствовали, что с ними может что-то случится, и составили завещание именно таким образом, что полностью владеть счётом сможете только в возрасте семнадцати лет, даже если магически будете признаны совершеннолетним.
  - А я... Я могу увидеть... Завещание? - голос Гарри опустился до тихого хрипа.
  - В данный момент, я бы вам не советовал. Пока мы найдём и зачитаем его вам, пройдёт время. Не думаю, что вы хотите, чтобы вашу пропажу обнаружили.
  - Согласен с вами, - кивнул Поттер. - Мне не хотелось бы так раскрываться. Сейчас, по крайней мере.
   Мальчик ненадолго задумался. Нет, не насчёт денег, точнее, не совсем о них. Если он захочет восстановить дом за счёт своего детского сейфа, то тогда может не остаться денег на дальнейшую жизнь, а восстановить дом очень нужно. Гарри уже решил точно - на Тисовую улицу он не вернётся никогда. То место, никогда не будет его домом, а живущие там - его семьёй. Получается, выбор остаётся только один. Но сначала, надо бы узнать кое-что очень важное.
  - Извините, а можно узнать ответ на один вопрос? Кто ещё, кроме меня, имеет право распоряжаться деньгами из моего детского сейфа?
  - Согласно документам, - произнёс гоблин, заглянув в бумаги, - ваш магический опекун, Альбус Дамблдор.
  - Простите, а кто так решил? Кто поставил Дамблдора моим опекуном?
  - Он был записан как одним из кандидатов на роль вашего опекуна, но кем были другие, я смогу сказать вам только когда будет найдено завещание. И пока вы не станете совершеннолетним, у Альбуса Дамблдора будет ключ от вашего сейфа, все ваши операции будет проходить через него, а также, он может распоряжаться вашими активами.
  - Вот оно как. Хорошо, тогда, мистер Блордак, я хочу вступить в права Лорда семьи Поттер.
   Казалось, будто гоблин этого только и ждал. Он резво вскочил со своего места, забирая папку с бумагами, и попросил следовать за ним, через скрытную дверь в помещении. Сколько они шли, Гарри не знал точно - гоблин и волшебник постепенно спускались вниз, пока не попали в слабо освещённую комнату, с различными рунами на полу, и каменной чашей в центре.
  - Пройдите к чаше, мистер Поттер, - раздался голос гоблина.
   Гарри послушно проследовал в центр комнаты, осматриваясь, но практически ничего не было видно. Блордак уже стоял возле чаши, держа в руке серебряный нож.
  - Мистер Поттер, после ритуала, вся ваша защита, амулеты, и прочее созданное или данное вам, не являющее артефактом вашей семьи - всё это падёт. А всё, что содержит вашу кровь, наоборот усилится. Вы понимаете это?
   Юный маг на секунду задумался. Это значит, что защита, которую дала ему мама после смерти - исчезнет.
  - Я понимаю. И я готов, - твёрдо произнёс мальчик.
  - Тогда протяните руку! Ладонь Гарри обожгло лезвие ножа, и в каменную чашу закапала кровь. Чем больше крови капало, тем светлее становилось в комнате. Голова стала кружиться, когда чаша наполнилась наполовину и рана, наконец, затянулась. Все руны в комнате вспыхнули синим светом, озаряя её, тем самым едва не ослепляя мальчика, который с небольшим трудом стоял на ногах. Воздух наполнился гулом, и начал оглушать. В конце концов, Гарри потерял сознание.
***
   Странный голос что-то шептал. Юный Поттер шёл на источник звука, но никак не мог дойти - он будто ускользал дальше во тьму. Но тут, чьи-то руки толкнули его в грудь, отбрасывая назад...
   Открывая глаза, Гарри увидел над собой лицо гоблина Блордака, который приводил его в чувство.
  - Что случилось? - спросил молодой волшебник, вставая с пола. Руны светились не так ярко, как было совсем недавно.
  - Вы потеряли сознание. Сказалось то, что вы отдали часть своей крови, - пояснил гоблин, подходя к чаше, и доставая что-то оттуда. После этого, он вернулся к Поттеру, и протянул одну руку вперёд, во второй руке был пергамент. В ладонь Гарри упало кольцо, которое было ещё тёплым.
  - Что это?
  - Кольцо главы Рода, - ответил Блордак, разворачивая пергамент. - Поздравляю вас со вступлением в права - Лорд Гарри Джеймс Поттер-Эванс.
***
   А в это же время, в кабинете директора Хогвартса, два предмета из ящика комода задрожали, издали свист, и навечно замерли испустив красный дым. Как жаль, что Альбус Дамблдор уже спал, и не смог вовремя узнать, что его план начал давать трещину.
Оценка: 3.77*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"