Элкана Арье: другие произведения.

Братья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новый вариант

23

Арье Элкана

БРАТЬЯ

Композиция в 10 сценах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Я к о в

братья

Э с а ф

Р и в к а

их родители

И с а а к

1-ая х и т и н я н к а

жены Эсафа

2-ая х и т и н я н к а

Б о г

А н г е л З л а

Р а х е л ь

С р е д н е в е к о в ы е

е в р е и

С о в р е м е н н ы е

Ф а ш и с т ы

С л у г и

С л е п о й

старики-свидетели

Г л у х о й

Р а б

СЦЕНА ПЕРВАЯ
Э с а ф. Ну, Яшка, ты мудрец. Тебя послушаешь, у нас народ сплошной мудрости

Я к о в. Каждый по-своему мудр. Когда мудрость войдет в сердце твое, и знание будет приятно душе, тогда рассудительность будет оберегать тебя, разум будет охранять тебя.

Э с. а ф. Кому она нужна рассудительность? Жить надо по зову плоти - хочешь жрать - иди охотиться, хочешь бабу - вали ее, устал - спи, захотел до ветру - делай.

Я к о в. Как папаша наш, придурок. Под себя делает.

Э с а ф. Тебя бы в детстве чуть не зарезали, посмотрел бы я, как бы ты обделался. И все-таки отец Богом нашим благоволен.

Я к о в. Выдумал все он, папаша, а ты веришь.

Э с а ф. Что значит выдумал?! Ты что не веришь, что ангел Божий спас его и благословил?

Я к о в. Не верю! Где он ангел этот, почему больше не появляется? Ты видел его? И я нет. Так что все это мифы древние.

Э с а ф. Чего?

Я к о в. Ну, сказки народов мира. Папаша пересказывает, чтобы оправдать свои поступки.

Э с а ф. Есть Б о г, не кощунствуй, Яшка, он тебя накажет.

Я к о в. Меня не за что наказывать, если есть, покажись. Папашка, видите ли, увидел и обосрался. Очень положительное влияние.

Э с а ф. У него от шока детства. Понимать надо.

Я к о в. Шок не шок, а все провоняло. Надоела такая жизнь.

Э с а ф. Да, у нас какая жизнь? Скука! Еще когда на девках поваляешься, охота удачная, ничего еще. А так, разве это жизнь?

Я к о в. Это верно. Суета сует и томление духа.

Э с а ф. И плоти. (Я к о в у). Вот ты про земли разные говорил, про человека что ты знаешь? Откуда он? Были первые двое, или сразу все люди на землях жили?

Я к о в. Говорят разное. Говорят, кто-то всемогущий создал вначале мужчину, а потом из него женщину.

Э с а ф. Так ведь Бог это был! Ты даже этого не знаешь.

Я к о в. Эти люди говорят, что некто создал мужчину и женщину по подобию своему. Я вот думаю - зачем на земле живут такие разные существа - мужчины и женщины? Ведь была же какая-то сверхидея в этом.

Э с а ф. Очень простая. Чтобы была нам дыра.

Я к о в. Грубо и примитивно. Если б только дыра, можно было бы придумать нечто более простое. Вроде молодой ослицы.

Э с а ф. Дурак ты, Яшка, Бог-то - мужчина. Томился он, томился плотью и создал бабу, сначала себе, потом уж она дальше по рукам пошла.

Я к о в. Если Бог и есть, то он существо бесполое.

Э с а ф. А, может, он сам - баба. Никто ж его не видел.

Я к о в. Тогда ж зачем он придумал мужчин?

Э с а ф. Для того же. Плоть укрощать. Слышал я, что кроме Бога есть Дьявол - слуга его, исполнитель его гнева.

Я к о в. Что ж, по-твоему, как есть Бог и Дьявол, так и мужчины и женщины?

Э с а ф. Вот я и думаю - женщины исполняют волю Божью, мстят нам. А, может, наоборот - мы им. Тут все зависит - в ком божье, а в ком дьявольское.

Я к о в. А может, Бог разделил ипостаси свои? И то человек и эта. Значит, его подобие женско-мужское. Единство и борьба противоположностей - основной закон диалектического материализма.

Э с а ф. Мудришь все. А баба и есть баба. Так придумал Бог - про бабу судят между ног. Знаешь такую поговорку?

Я к о в. Примитив ты. Вон возьми нашу мамочку. Любого мужчину за пояс заткнет.

Э с а ф. Да уж, мамаша у нас редкая. Сто лет скоро, а все еще на мужиков посматривает.

Я к о в. Ничего ты в женщинах не понимаешь. Женщина - это не плоть, это - философия.

Э с а ф. Я-то не понимаю? Да я баб этих перевидал... А ты все рассуждаешь... Теория без практики - мертвая вещь. Так говорят умные люди. Пошли, Яшка, девками поделюсь. У меня их две.

Я к о в. Некрасиво это. Да и ничего в них интересного.

Э с а ф. Еще как интересно. Вот ты уж точно ничего не понимаешь.

Я к о в. Спать пора, брат.

Расходятся, Яков крадется к шатру Э с а ф а. Тот выходит из шатра, пошатываясь. Я к о в, подглядывавший, что там творится, отпрянул и, задрав голову, запел.

Я к о в. (Поет):

Дождь звезд и синие поля

Послушны числам, как заход.

Года войны, ковры чуме

Сложил и вычел я в уме.

И уважение к числу

Растет, ручьи ведя к руслу.

Э с а ф. Ну, завыл, как волк на луну. И чего все говорят, что у тебя голос сладкий?

Я к о в. Завидуешь?

Э с а ф. Есть чему. Че ты все с задранной головой стоишь? (Отворачивается, мочится).

Я к о в. Наблюдаю. Что ты думаешь, там светится?

Э с а ф. А хрен его знает. Святляки какие-то.

Я к о в. Почему они так далеко?

Э с а ф. Может, там жратвы больше.

Я к о в. Загадка. Ты знаешь, ночью нет часов, а они по часам живут.

Э с а ф. На черта тебе это верхоглядство? Ты на землю посмотри. А ты бабу на лестнице имел? Ты вообще-то бабу когда-нибудь видел?

Я к о в. Странные ты задаешь вопросы, брат. Кто же их не видел? Вон сколько женщин вокруг.

Э с а ф. Да я не про это. Ну, бабу, голую, видел? Ну, там все ее красоты.

Я к о в. Да какие ж это красоты, брат? Когда она садится и делает свои дела, что ж тут красивого?

Э с а ф. Ну, ты вообще. Не романтик. Кто же на них смотрит, когда они ссут?

Я к о в. А где же еще их увидишь?

Э с а ф. Да, видно, надо тебя просветить. У меня, сам знаешь, две хитенянки есть. Хочешь? Заходи.

Я к о в. Что ты, брат, они же безбожницы.

Э с а ф. Так думаешь у них там все по-другому?

Я к о в. Нет, брат, я еще успею. С женой законной, с родительского благословения.

Э с а ф. Да ты уже опоздал.

Я к о в. Вон деду сто лет было, когда наш папаша родился. Да и бабке под девяносто.

Э с а ф. Тоже мне радость со старухой.

Я к о в. Правда, и народился такой.

Э с а ф. Какой такой?! Ты отца не трожь. Кастрирую, сопляк.

Я к о в. Подумаешь, старший. Всего-то на минуту раньше вылез.

Э с а ф. Неважно насколько. У меня первородство.

Я к о в. Отдай первородство, гад!

Э с а ф. Сдалось оно вам! Надоели. Мать все время долдонит, ты проходу не даешь. На черта оно вам?

Я к о в. Знак оттуда мамаше был - меня выбрали в первородцы.

Э с а ф. Не получите вы его, назло не отдам.

Я к о в. Ту же все пропьешь-прогуляешь.

Э с а ф. Зато проживу, как человек. А ты что - копить будешь, умножать? Кому, зачем?

Я к о в. Потомки оценят

Э с а ф. Плевать я на них хотел. Живи, пока живется... и так далее. Не видать тебе, Яшка, первородства.

Я к о в. Ты обманул меня в утробе. Расталкался и вылез первым. Мне мамаша рассказывала. Она даже аборт хотела сделать, так ты пихался. Если б не случайность, может, не было бы тебя.

Э с а ф. А тебя?

Я к о в. Ты хулиганил. Я спокойно свернулся себе и ждал. Ты и теперь ведешь себя, как животное какое-то.

Э с а ф. Я веду себя, как нормальный мужчина. Вон у тебя торчит. Чем брать пример с дядьки Онана, пошли в шатер.

Я к о в. Мне твои идолопоклонницы не нужны.

Э с а ф. К ослицам ходить опасно. Спид схватишь.

Я к о в. Кто тебе сказал? Убью доносчика!

Э с а ф. Сам видел.

Я к о в. Стыдно, брат, подсматривать. Какой ты аморальный, однако.

Э с а ф. Ну, как знаешь. Лентяй ты, Яшка!

Я к о в. Я лентяй? Поработал бы с мое на заготовке дров, повозился бы со стадом, как я, да разбросал бы кучи говна папашиного по полю.

Э с а ф. Дурак! Я говорю, дрочит тот, кому лень за бабами бегать да валить их, да заводить... Конечно, ты лодырь! Ладно, я пошел! Меня бабы ждут. (Уходит)

Я к о в снова приникает к дырке. Из шатра выходит женщина помочиться. Я к о в дожидается, пока она закончит и набрасьвается на нее, х и т и н я н к а от неожиданности вскрикивает. Я к о в насилует ее. Э с а ф выглядывает из шатра, видит, что происходит. Смеется, Женщина убегает в шатер. Я к о в замечает Э с а ф а, хватает камни и делает несколько физкультурных упражнений от избытка удовольствия.

Э с а ф. Ну, что? Сладкая?

Я к о в. Кто?

Э с а ф. Видел я все. Ты штаны-то натяни.

Я к о в. Что ж, уж и нужду справить нельзя? (Снова делает несколько упражнений с камнями).

Э с а ф. Кончай, Яшка, качаться. Все равно я тебя одной левой свалю.

Я к о в. Давай поборемся. (Возятся, Э с а ф с трудом берет верх).

Э с а ф. Молодец. Зачем тебе силы? Ты - умный

Я к о в. Сила и ум - покорят мир.

Э с а ф. Зачем тебе мир? Разве недостаточно поля и леса, колодца и стада овец?

Я к о в. Тебе все достанется, ты наследник. А я смогу только силой да умом завоевать себе место под луной.

Э с а ф. Пошли, Яшка, в Эдом воевать. Там девки красивые.

Я к о в. А что вечером делать будем?

Э с а ф. И то верно. А, может, и Моав заодно завоюем. Там леса. Зверей много.

Я к о в. Какой ты агрессивный. Я за мир. Мирным путем больше достичь можно.

Э с а ф. Трус ты, да и только.

Я к о в. Народ хочет мира. Никто не хочет умирать за девок и мясо.

Э с а ф. Дурак ты! Это ты боишься умирать. А народ - пожалуйста. Только помани мясом.

Я к о в. Ты не знаешь народ.

Э с а ф. Ты знаешь.

Я к о в. Я всегда с народом. Это ты индивидуалист. Что поймаешь, то съешь. А я руковожу.

Вбегает Р и в к а.

Р и в к а. Ой, Яшенька, ослица белая взбесилась. Одного раба запинала до смерти. Сюда бежит. Спаси.

Э с а ф. Твоя что ли?

Р и в к а. Иди, убей ее, Яков. Она столько вреда наделает, потом не разгребешь.

Я к о в. Я, мама, не могу убивать, даже животных. Вы же знаете. Это против моих правил.

Э с а ф. Тогда я пойду, прикончу ее.

Я к о в. Живодер!

Э с а ф выходит. Возвращается с окровавленным ножом.

Э с а ф. Вот и все. Пойду отцу расскажу, какой ты трус.

Р и в к а. Брось нож! Мой муж не может видеть ножей. Да еще в крови.

Э с а ф. Он же слепой! Или врете?

Р и в к а. Он очами души своей видит.

Э с а ф. Ишь, загнула! Что он Гамлет какой-нибудь?

Р и в к а. Помирились бы вы, сынки. Ну, что вы все спорите, ругаетесь? Ведь братья вы.

Э с а ф. И то верно. Что ты, Яшка, все споришь? Давай поцелуемся троекратно, по обычаю потомков.

Я к о в. Что я тебе член Политбюро, что ли?

Э с а ф как бы хочет его поцеловать, но вместо этого кусает в шею и ломает зубы.

Э с а ф. (Сплевывает). Вот качок, как новый русский. Все зубы об тебя обломал.

Я к о в. Нечего кусаться было. Все у тебя по-звериному. А человека не кусать надобно, а уважать. Уважать надо. Понял? Не унижать, не обкусывать, а уважать человека надо!

Э с а ф. Как я теперь мясо есть буду?! Зубов не осталось.

Р и в к а. А ты супчик протертый ешь, вот и не помрешь, как папаня твой.

Э с а ф. Я тебе этого не прощу. Вегитарианцем меня сделал, падла! Убью! А вы чего скалитесь, мамаша, думаете, без зубов, так уж и не наследник? Вон в Араме, говорят, из оникса зубы делают умельцы. Повставляю, еще хоть куда буду.

Р и в к а. Иди, иди в свой Арам. Дядка твой, Ишмаель, образуется. Может, еще каку бабу оттуда приведешь. Вот уж отец обрадуется.

Э с а ф. Отца не трожь, ему все одно. Это тебе еще раз меня оговорить надобно перед отцом. Знаю я твои штучки. Не быть по-твоему.

Р и в к а. Ну, это мы посмотрим. Первородства лишу, уж поверь мне.Пойдем, Яшенька, у меня дело к тебе есть.

СЦЕНА ВТОРАЯ
Б о г все время следит за тем, что происходит на земле и комментирует. Возле него всегда

А н г е л З л а. Просто сидят на раздвижной лестнице.

А н г е л З л а. Вот поганец этот Яков!

Б о г. А мне этот мальчик нравится.

А н г е л З л а. Да что ж в нем хорошего? Прости, Господи. Демагог и онанист.

Б о г. Дурак! Я зачем перволюдей на землю сбросил?

А н г е л З л а. На страдания, Господи, на страдания.

Б о г. Вовсе нет.

А н г е л 3 л а. Что ты мальчиков любишь, я знаю. А вот какая связь - не ловлю.

Б о г. Если мои чиновники такие глупые, что ж говорить о служащих на земле.

А н г е л З л а. Все под тобой ходим, Господи.

Б о г. Если я людей на землю послал страдать, какие у них должны быть вожди?

А н г е л 3 л а. Плохие, Господи, ох, плохие.

Б о г. Понял! Tак сложилось, что братья вечно враждуют - Каин с Авелем, Ицхак с Ишмаелем, Эсаф с Яковом, Ефрем с Манассия. А кто побеждает?

А н г е л 3 л а. Не первородный.

Б о г. То-то же. Я первого на землю посылаю хорошего на разведку, а уж второй похуже выходит править. Мне нужен вождь самый плохой, чтобы люди не забывали страдания.

А н г е л 3 л а. Что ж, Господи, все должны страдать от несправедливости твоей, да?

Б о г. Кто тебе сказал, что я справедливости хочу для них? Яков больше горя принесет евреям, чем Эсаф - вот он и будет головой. Чтобы не забывали меня, молились мне. А иначе забудут Господа своего в счастье-то.

Ан г е л 3 л а. Какой ты тщеславный, Господи.

Б о г. Цыц, злоязычный! Не смей так выражаться о Боге.

А н г е л 3 л а. Слушаюсь и покорно прощения прошу.

Б о г. Смотри, пошлю к людям, взвоешь тогда.

А н г е л З л а. (В сторону). Все лучше, чем здесь нектаром давиться да ангелочков щупать.

Б о г. Вообще-то я стараюсь не делать людей несчастными. Я им компенсирую их несчастья. Слепым я даю голоса для пенья. Горбунам - красавиц. Скрытых развратников делаю моралистами. Неудачников в любви и карьере я делаю деятелями искусства.

А н г е л З л а. Все-таки много там на земле недовольных своей жизнью.

Б о г. Это дураки. Не понимают своего счастья. Я ведь всем даю что-то. Только одни понимают это, а другие - нет. Вот и вся разница.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ
Шатер Эсафа.

Р и в к а. Ну, девки, выручайте. Знаю, вы безбожницы, мажетесь чем-то привязчивым. Мужики, как пчелы, к вам липнут.

1-ая х и т и н я н к а. Тебе зачем? Ты старуха. Нам самим еле хватает.

Р и в к а. Мне для истории надо. Я еще женщина молодая, а все меня боятся. С тех пор, как муж мой, Ицхак, ослеп и ослаб, ни один мужчина не касался меня. Дай свое зелье привороженное, нет сил терпеть. Из шатра выйдешь, все любятся.

2-ая х и т и н я н к а. Возьми раба.

Р и в к а. Как может жена Ицхакова с рабом?

1-а я х и т и н я н к а. Все они, мужики, одинаковые.

Р и в к а. Мне мужчина из рода нашего нужен... Лезут ко мне всякие. Намедни Эсафка пьяный приставал, еле отбилась. Не узнал мать родную.

2-ая х и т и н я н к а. Во дает сын-то!

Р и в к а. А ему все равно, когда напьется. Я бы, может, уступила для истории, но уж больно волосат.

1-ая х и т и н я н к а. Чего надо-то, без волос, небось?

Р и в к а. Именно что... А что делать? Вот гадостью вашей намажусь, может, кто и клюнет.. А нет, извините. Нам народы надо расселять. Вон еще сколько места пустого. Для истории с кем угодно переспишь.

1-ая х и т и н я н к а. Дай ей, а то нашего отобьет.

2-ая х и т и н я н к а. На, уж посильней виагры будет.

Р и в к а. Вот и хорошо, а то мне еще детей рожать надо, как же наша история развиваться будет без народонаселения.

1-ая х и т и н я н к а. Видишь, ей история важна. Мы, небось, тоже исторические личности.

Р и в к а. Сказала бы я вам, кто вы, да не хочу.

1-ая х и т и н я н к а. Скажи.

2-ая х и т и н я н к а. Говори.

Р и в к а. Да ладно уж, не хочу совсем отношения портить.

1-ая. х и т и н я н к а. А ты скажи.

2-ая х и т и н я н к а. Говори, говори.

Р и в к а. Отвяжитесь, не скажу!

1-ая х и т и н я н к а. Тогда и пугать нечего.

2-ая х и т и н я н к а. Не знаешь ты, что сказать, вот и болтаешь.

Р и в к а. А вот и знаю.

1-ая х и т и н я н к а. Если знаешь, скажи.

2-ая х и т и н я н к а. Да ничего она не знает.

Р и в к а. А вот как скажу, запляшете у меня.

1-ая х и т и н я н к а. Старая трепачка.

2-ая х и т и н я н к а. Балаболка.

Р и в к а. Ах, я трепачка, ах я балаболка, дак я скажу

вам, кто вы есть.

1 - 2. Ну, говори, старая сплетница.

Р и в к а. Феминиськи вы - вот кто.

1-ая х и т и н я н к а. Как ты сказала?!

Р и в к а. Феминиськи, феминиськи, феминиськи.

1-ая х и т и н я н к а. Да за такие слова!..

Да за это убить мало!

Р и в к а. Не смейте меня трогать! Якову пожалуюсь.

1-ая х и т и н я н к а. Вот тебе, старая ведьма! Получай за такое...

Р и в к а. Ай, ай, больно...

2-ая х и т и н я н к а. Хватай ее!

Р и в к а. Не трогайте меня, я жена основоположника!

1-ая х и т и н я н к а. Сбегай-ка, старая, в поле, нарви нам сладкой кукурузы.

Р и в к а. Сами бегите, коровы.

2-ая х и т и н я н к а. Она, кажется, оскорбила нас. Вот тебе!

Дает ей оплеуху.

Р и в к а. Скажу сыну, он вас накажет.

1-ая х и т и н я н к а. Нас никто не тронет. Наш муж самый сильный. Иди, старая, не мешайся тут. Нам надо подготовиться к приходу мужа.

Р и в к а. Отец велел мяса дать.

1-ая х и т и н я н к а. (Бросает какие-то ошметки). На, отнеси деду.

Р и в к а. Что ж из этого приготовишь?

2-ая х и т и н я н к а. А это уж постарайтесь. Приготовьте из говна конфетку. Говорят, твой муж в этом деле мастер.

1-ая х и т и н я н к а. Мясо нашему мужу самому надобно. Чтобы нас веселить. Да и нам не помешает. Ладно, бери вот это и убирайся. Зачем твоему старому мясо? Ни зубов, ни этого...

Р и в к а. Нет на вас Бога! Идолопоклонницы несчастные.

1-ая х и т и н я н к а. Сама-то кто? Твой сын видел, как ты идолов расставляла.

Р и в к а. Врешь, сучка!

1-ая х и т и н я н к а. А вот и нет! И муж тебя поймал и ругал. Скажешь нет?

Р и в к а. Не твое дело. Безбожницы! (Выходит).
Входит Эсаф

Э с а ф. Чего гогочете, телки?
1-ая х и т и н я н к а. Мамаша твоя снова приходила за мясом.

2-ая х и т и н я н к а. Говорит, отец послал.

Эсаф. Фига она отцу даст. Это Яшке мясца захотелось? Дали?

1-ая х и т и н я н к а. Как же не дать? Дали.

Э с а ф. Ну и ладно. 1-ой хитинянке). Пойди-ка силки проверь. Перепелок хочется.

1-ая х и т и н я н к а. А ты пока с ней забавляться будешь?

Э с а ф. Иди, иди, тебе тоже достанется. (Начинает возиться со второй).

Я к о в подкрадывается к шатру н приникает к щели. Р и в к а подходит сзади.

Р и в к а. Устал, сынок? Оглохни, отдохни, меня его бабы сегодня отлупили. Заступиться некому, бедная я, несчастная, одинокая, никто меня не приголубит, не утешит. Ну, ничего, я им всем отомщу. Что Эсафка-то делает, сынок, бабу валит? Ну, он у меня сейчас попрыгает! Я им в шаровары-то порошку чесотного насыпала, пока они меня тузили.

Из шатра крик Э с а ф а.

Э с а ф. Чего ты туда насыпала, стерва?! Ой, ой, воды дай, да не этой, холодной, ничего у вас нет. Ты зачем чесотным порошком посыпалась? (Выскакивает. Р и в к а и Я к о в смеются над его ужимками). Чего гогочете? Это ты, мать, им порошка насыпала? Удовольствия лишить меня хотите? Не выйдет. (Возвращается в шатер).

Р и в к а. (Я к о в у). Отдохнул, сынок? Иди-ка, пересчитай приплод. Давно не учитывали. Как бы рабы не воспользовались.

Я к о в. Хорошо, мама.

Р и в к а. Да заодно уж и заготовку кормов проверь.

Я к о в. Сделаю, мама.

Р и в к а. Да не забудь по дороге колодец почистить.

Я к о в. Вычищу.

Р и в к а. Проверь, как пшеница зреет.

Я к о в. Да ведь не подойти к ней, так провоняла.

Р и в к а. Ничего, ты тряпкой мокрой обмотайся.

Я к о в. Ладно, проверю. Отдохну еще немного и пойду.

Э с а ф. (Выходит из шатра). Все слышали? Хорошо, мама, сделаю, мама. Тьфу! Такой кобель, а за матерную юбку держится.

Р и в к а. А ты учись, как родителей почитать. Опять идолопоклонниц в шатер привел. Безбожник!

Э с а ф. Религия - опиум для народа. Бабы Богу не мешают. Вы бы, мамаша, за отцом лучше следили.

Р и в к а. Не указывай матери! Сама знаю, что делать.

Вводят И с а а к а. Он поет.

И с а а к. Эх, какашки, вы какашки, /Да вы какашечки мои,/ Лучше нету удобрений/ Для родимой, для земли./ Вечно вы ругаетесь. Как неродные.

Р и в к а. Он опять идолопоклонниц к себе ввел.

И с а а к. Не одобряю... Не понимаю.

Р и в к а. Что ты понимаешь, старый?

И с а а к. А то понимаю, что чужая баба завсегда слаще.

Э с а ф. Верно, отец, говоришь. Хочешь познакомиться с женками моими?

И с а а к. Ну уж, это нет. Стар я.

Э с а ф. Да я не это имею в виду. Готовят мои бабы знатно. У вас одно вегетарианство. А у нас каждый день мясо.

И с а а к. Пойдем, пожалуй. А потом в какашки сыграем?

Э с а ф. Какие еще какашки выдумали?

И с а а к. Козлиные. Они такие красивые, черненькие.

Э с а ф. Они воняют.

И с а а к. Сам ты... Я их высушил и значки на каждом сделал. Можно барана выиграть. Поинтереснее камушков будет.

Э с а ф. Пошли, научишь в свои говешки. Козлиные, так козлиные. Скука.

Р и в к а. Опять дом провонял - не войти. То коровье дерьмо мешает с соломой - дом строить хочет, то все поле завалит - не подойти, то козлиные сушит.

Э с а ф. Дерьмо - двигатель прогресса.

Р и в к а. Во, теперь игру придумал. А воды-то

нет. Так и жрут грязными руками. И дрищут. Снова дерьмо. Никогда не думала, что жить так буду. Если бы не твои, Яшенька, травки, невозможно было бы дыхнуть.

Я к о в. Я, мама, для вас что хотите сделаю.

Э с а ф. Я, мама, для вас что хотите... Маменькин сынок! Пошли, батя, выпьем, закусим и на боковую.

И с а а к. А играть?

Э с а ф. Ну и поиграем... с бабами. (Уходят).

Р и в к а. Ты, сынок, мне бы такой травки насобирал, чтоб мозги у Эсафки да отца отшибло. Вот уж я тогда бы свое дело сделала.

Я к о в. Я, мама, таких трав сатанинских не знаю. Я только трын-траву собирал.

Р и в к а. А марихуану собирать умеешь?

Я к о в. Такой не знаю.

Р и в к а. Не знаю, не знаю... Кто только тебя травотерапии учил?

Я к о в. Вы, мама, вы и учили.

Р и в к а. Так это когда было, на заре человечества. А теперь-то расплодились людишки, надо другим травкам учиться, чтобы крыша пошла, чтоб, значит, экстаза обуяла...

Я к о в. Я этому не научен.

Р и в к а. Ничего, ничего, обучу тебя, сыночек, всему обучу, а потом выпущу на подвиги ради народа.

Я к о в. Я, конечно, за народ готов пострадать, но не до такой же степени.

Р и в к а. Не перечь матери! Чего задумала - свершу. Пойдем травки собирать, научу. А ты рвать будешь. Трудно мне наклоняться-то за каждой былинкой. (Уходят).

СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ
Б о г. Ну, ты смотри, все в историю хотят вляпаться. Откуда это, скажи мне, такая страсть к посмертной славе?

А н г е л З л а. Так ведь по твоему подобию, Господи.

Б о г. Мне о славе мечтать не требуется, я и так всевечно всеславен.

А н г е л З л а. Я не про то. Я, Господи, думаю, прости меня, Господи, за это, люди так мало живут, что им только о посмертной славе и остается мечтать. Мало ты им времени отпустил, Господи.

Появляются какие-то средневековые евреи.

Б о г. Это кто еще такие?

А н г е л З л а. Из другой эпохи.

Б о г. Что они тут вертятся все время?

А н г е л З л а. Так ведь, Господи, наше время - не их время. У них века, тысячелетия, а у нас минуты, часы. Напутал ты, прости, Господи. Как теперь в норму ввести? Потерял, можно сказать, контроль.

Б о г. Это кто ж контроль-то потерял? Бог?! Это вы, служки, все перепутали. Повыгоняю всех, живо порядок наведу.

А н г е л З л а. Поздно, Господи! Мы уже необходимы. Как не реорганизовывай канцелярию, без нас не обойтись. Армия служащих - новый класс.

Б о г. Я вам покажу класс! Такой класс отмочу, что всем кисло станет.

А н г е л З л а. Знаем, было уже такое на Земле. Тебя опередили. Кисло правда стало, но лучше - нет.

Б о г. Опять хамишь?!

А н г е л З л а. Господь с тобой, Господи! Мы - рабы, рабы - мы.

Б о г. Смотри! Сброшу на Землю, тогда запоешь.

А н г е л З л а. (В сторону). Если на Землю, да еще и голос получу, все бабы мои будут.

Б о г. Что ты там бормочешь?

А н г е л З л а. Славлю тебя, Господи.

Б о г. Так громче давай, я глуховат стал.

А н г е л З л а. Поет аллилую. Появляются фашисты. Сгоняют евреев в кучу.

Б о г. Это еще что?

А н г е л З л а. Избранный тобой народ уничтожать будут.

Б о г. Как так? Мой народ и уничтожать?!

А н г е л З л а. Факт. Смотри, сейчас убивать будут.

Б о г. Остановить! Сию ж минуту - остановить и убийц наказать.

А н г е л З л а. Поздно, Господи! Я ж тебе говорил - время у нас разное. Пока ты команду через канцелярию пропустишь, у них века прошли. А мы, сам знаешь, не задерживаем твои приказы. Вмиг исполняем. Да чаще всего запаздываем. Надо что-то придумать, Господи. Может, быстрый интернет введем, наконец. Мы, конечно, убийц накажем, но твой народ не спасем.

Появляются евреи, распевающие песню о приходе машиаха и танцующие при этом.

Б о г. А это кто?

А н г е л З л а. Они, Господи, из другой пьесы забежали. Весь мир - бардак и в театрах то же самое.

Б о г. Что ж в той пьесе интересного?

А н г е л З л а. А все то же. Эти - твои нахлебники. Именем твоим питаются и пьют. Придумали песни в твою честь, орут их где попало, за это деньги получают.

Б о г. Чудно устроен человек! Значит, говоришь, мое имя славят и тем пропитание добывают. Чудно. А кто же платит?

А н г е л З л а. Те, которые живут, как хочется, но признаться опасаются, вот они и откупаются.

Б о г. Хотел бы я эту пьесу посмотреть.

А н г е л З л а. Что она тебе добавит, Господи? Расплодил людишек, они и приклеились к имени твоему.

Б о г. Ты послушай только. Господи да Господи. Ругательство какое-то придумали. Скоро - Господи твою мать - начнут вспоминать.

А н г е л З л а. Это верно, перебрали людишки. Но, с другой стороны, ты же им как отец родной.

Б о г. Ничего себе детки. Ты посмотри, сколько их развелось.

А н г е л З л а. Так ведь сам же велел - плодитесь, размножайтесь. Вот они и обрадовались.

Б о г. Но я ж не велел, сразу как родятся, бежать и орать по каждому пустяку - Господи, Господи!

А н г е л З л а. Ты ж их создал по образу своему и подобию. Вроде как имеют право.

Б о г. По образу и подобию, кроме одного, - им я дал мозг, а то, что у меня есть, только мое. Этим и отличается Бог. Кстати, у тебя тоже не все, как у людей.

А н г е л З л а. Как же ты меня на Землю грозишься отослать?

Б о г. Если отошлю - сделаю тебя, как они. Чтобы понял разницу между тобой тут и людишками.

А н г е л З л а. Прямо не знаю, что и посоветовать.

Б о г. Я в твоих советах не нуждаюсь - ангел ты, а я - Б о г. Пути мои выше путей ваших, а мысли мои выше мыслей ваших. Всякий путь человека прям в его глазах, но Господь взвешивает сердца.

А н г е л З л а. Это верно, Господи. Слава тебе. Однако согласись, что и людишки не стоят на месте - развиваются.

Б о г. До предела, который я положил. Пусть думают, что приближаются к Богу. Как были букашки, так и останутся.

А н г е л З л а. А гении там всякие из избранного тобой племени?

Б о г. Выскочки! Генетический брак! Под влиянием всяких атмосферных давлений рождаются уроды и гении. И тех и других надо вычищать. Очень уж они людишек будоражат. Не дают спокойно жить-умереть.

А н г е л З л а. Что ж это не в твоей воле менять эти давления?

Б о г. Я что, по-твоему, дурак?! Я ж им говорил, плодитесь-размножайтесь, а не думайте-рассуждайте. А они что?

А н г е л З л а. Твоя правда, Господи! Только ведь умом ты их наградил.

Б о г. Переборщил, видно. Думал сделать царей природы, а получились мыслящие уроды.

А н г е л З л а. Уважать надо человека, все-таки.

Б о г. Уважать я готов. Человека. Человек - это не он, не он, не она, не Магомет, не Исус, Человек - это он, она, Магомет, Исус - в одном. Понимаешь? Это огромно. В этом все начала и концы... Вот. Такого человека я готов уважать. А человек - он, он, она -это букашки и мне до них нет дела.

А н г е л З л а. Чудно ты говоришь. Господин мой... Но безответственно.

Б о г. Опять! Дождешься, сброшу тебя к ним, тогда ори как эти - Господи, Господи, - не услышу.

А н г е л З л а. Слава Богу! (В сторону). Кой-чему у него научился. Не пропаду.

СЦЕНА ПЯТАЯ
И с а а к. Принеси-ка мне винца, сын мой, пить хочется.

Я к о в. Вы много пьете, папаша. Надо экономить. Я рабам чашку в день даю.

И с а а к. Что же делать? Бывают в жизни огорчения, Если нет воды - пьют вино. Мясца бы еще пососать.

Я к о в. Это уж Эсафа просите.

И с а а к. Какой там. Люди говорят, умирает сын. Ни еды, ни питья.

Р и в к а. У него и зубов совсем не осталось.

Я к о в. Неча было кусаться.

И с а а к. Охоты никакой нету. Не из чего мясной суп варить.

Я к о в. Пусть ему его девки из чечевицы варят.

И с а а к. А где ж ее взять ему? Он на земле не любит трудиться.

Я к о в. Ну вот, как говорится, лето красное пропели, так подите попляшите.

Р и в к а. Как ты складно говоришь, Яшенька.

Я к о в. Я еще и не так могу. (Затягивает песню). Что ж он ко мне не идет? Брат ведь.

И с а а к. Ты, сын, не крути. В прошлом годе просил у тебя запасами поделиться - не дал. А Эсаф - гордый.

Я к о в. Гордые - вечные страдальцы. Я к нему не пойду. Мне о людях своих заботиться надо.

И с а а к. Что ж, дашь брату помереть?

Я к о в. Ради народа я готов на такую жертву.

И с а а к. Гад ты, Яшка. Первородства захотел, убивец.

Я к о в. Вы всегда Эсафа защищали, папаша. Потому что мясо его вам больше по вкусу, чем моя пища.

И с а а к. Сын он мне. Брат твой родный, между прочим.

Я к о в. Мне народ дороже.

И с а а к. Что ж убудет от народа, если брата от смерти спасешь?

Я к о в. Понять надо. Люди голодают, матери без молока остались, отцы еле ходят. А работу кто сполнять будет? Вы?

И с а а к. Мать, скажи ему, пусть брата спасет.

Р и в к а. Яшенька всегда прав. Вы, мой господин, стары и слепы. Вы не видите, как наши люди страдают. Только Яков их и спасает.

И с а а к. Эх, страдальцы народные! Жрете, небось, Эсафкино-то мясо сухое.

Я к о в. Я ему за это пшеницы два мешка отдал. Все честно. Не замышляю против брата зла.

И с а а к. Пока живу, не будет тебе, Яшка, первородства. Ривекка, пошли за Эсафом.

Р и в к а. Слушаюсь, муж мой. (Зовет слуг). Отведите господина вашего на покой. Устал он.

И с а а к. Ничего я не устал. Я еще вина не пил.

Р и в к а. Ведите, ведите! Вино тебе уже стоит возле лежанки. (Уводят И с а а ка).

Р и в к а. Надо тебе, сынок, первородство получать.

Я к о в. Зачем оно мне, мама, мне и так хорошо.

Р и в к а. Ты умный, а Эсафка - шалопай, все имущество на девок промотает.

Я к о в. Да и пусть. Нам хватит.

Р и в к а. Не я буду, если первородства не добьюсь. Не перечь мне!

Я к о в. Я что? Я как скажете... А по мне, лучше на звёзды смотреть. Послушайте, что я ночью придумал:

Открылась бездна звезд полна,

Звездам числа нет

Бездне дна...

Р и в к а. Какой ты умный. Как красиво выражаешься. Не то, что Эсафка - какой-то поток сознания, ничего не понять. Ты же гигант мысли, отец человеческого прогресса. Леонардо да Винчи!

Я к о в. Ну, мамаша, вы загнули. Он когда еще родится.

Р и в к а. В 1452 году. У меня по будущей истории всегда сто было. Не быть Эсафке первым. Несправедливо это, Господи!

Я к о в. Ну, мама, я теперь понял, в кого я.

Р и в к а. И в кого Эсаф - понял?

Я к о в. Кажется, и это понял.

Р и в к а. Так что держись за меня, я тебя в люди выведу.

Я к о в. Зачем мне в люди, я бы среди человеков остался.

Р и в к а. Пошли кого-нибудь, пусть приведут Эсафа.

Я к о в. Зачем, маменька? Пусть умрет. Мне первородство само достанется.

Р и в к а. Нельзя, Яшенька. Бог наш всевидящий может рассердиться. Я уж без смертоубийства что-нибудь придумаю, чтобы тебе первенство в роде досталось.

Я к о в. Что ж, обмануть отца можно, а спокойно смерти Эсафа дожидаться нельзя?

Р и в к а. Дело житейское. Мы земного благословения добиваемся. Богу все равно, кто первым будет. Он свой завет Авраамов исполнит. А вот смертоубийства брата не простит.

Я к о в. Мы и не убиваем. Он сам по себе, мы сами по себе. Мы можем и не знать, что Эсафка с голоду умрет.

Р и в к а. Человек, умышленно делающий зло ненавистен Богу. На всяком месте очи Господни: они видят злых и добрых.

Я к о в. С чего это вы взяли? Есть у него время за каждым наблюдать?

Р и в к а. Умные люди сказывают. Пророки его.

Я к о в. Шарлатаны. овет людей). Найдите брата моего Эсафа и приведите его к нам.

Вводят едва стоящего на ногаз Эсафа.

Э с а ф. Дайте поесть голодному. (Кривляется). Не отказывай в благодеянии нуждающемуся, когда рука твоя в силе сделать его. О, супчик! Похлебаем. Налей-ка мне, мамаша. Давно уж кроме корней да трав ничего во рту не держал.

Я к о в. На сегодня кончился уже. Приходи завтра. Может, останется.

Э с а ф. (Опять кривляется). Не говори брату твоему: "Пойди и приди опять завтра - я дам, когда ты имеешь при себе".

Я к о в. Не давайте ему, мама. Я эту чечевицу растил - поливал - собирал - чистил, а он тут как тут. Супчика ему, видите ли, дайте.

Р и в к а. Ленивого руки делают бедным, а прилежного обогащают.

Э с а ф. Я тружусь тогда, когда понуждает меня к тому рот мой.

Р и в к а. Кто возделывает землю свою, тот будет насыщаться хлебом, а кто идет по следам праздно, тот скудодумен. Собирающий урожай во время лета - сын разумный, спящий же во время жатвы - сын беспутный.

Э с а ф. Умные вы больно. Ну, и я скажу. Хоть не свое, а мудрое. Человек милосердный благотворит душе своей, а жесткосердный разрушает плоть свою. Во!

Р и в к а. Прихоти ищет своенравный. Восстает против всего умного.

Я к о в. Ты мне мяса давал?

Э с а ф. Сейчас не сезон. А в прошлом годе, забыл, сколько куропаток сожрал? Да еще и насушил.

Я к о в. То было в прошлом годе. Тогда и урожай был гуще.

Э с а ф. Ну, дай в долг.

Я к о в. Не могу, ибо сказано: Не вымогай роста у брата своего, ни серебра, ни роста съестного, ни всего, что можно отдать в рост. Иноземцу можешь отдать в рост, а брату твоему не отдавай в рост, дабы благославил тебя Господь...

Э с а ф. Демагог ты, Яшка. Что ж, мамаша, родному сыну миску супa пожалели?

Р и в к а. Отдай первородство Яшеньке, плесну.

Э с а ф. За первородство и выпить можно.

Я к о в. И выпить дадим.

Э с а ф. Наливай.

(Я к о в наливает, Э с а ф пьет).

Э с а ф. Еще стакашку. (Та же игра). Последний. Бог троицу любит. (Пьет).

Я к о в. Отдашь первородство?

Эсаф. Ну, бери. Первородство голод не утоляет. На черта оно мне? Теперь наливай. Да вина, говорю, лей. Вот так. За нас с вами и за хрен с ними! Теперь и супу похлебать можно.

Я к о в. Зовите, мамаша, свидетелей.

Мать выбегает. Вводит двух стариков. Один слепой. Другой глухой.

Я к о в. Вы что, мамаша, других не нашли? Эти какие-то некошерные.

Р и в к а. Не забегай вперед. Кошерность еще не ввели.

Я к о в. Ну, ладно, говори при них: Я передаю первородство брату своему Якову.

Э с а ф повторяет. Я к о в пишет.

Я к о в. Ставь печатку.

Э с а ф перстнем ставит печаткy.

Я к о в. (Старикам). Видели? Слышали? Подтверждаете? (Те ставят отпечатки пальцев). Мама, дайте им тоже чечевичной похлебки. Да гущину-то не выгребайте. Пожиже, пожиже. У них и зубов-то, поди, нет!

Э с а ф. Мне-то погуще! Что ты за бульон мне подсунул?

Я к о в. Суп как суп. Ешь!

Э с а ф. Масла оливкого пожалел, чечевицы красной, как в тюремной похлебке. Это баланда, а не суп чечевичный. Жмот ты, Яшка!

Я к о в. Ешь, что дают, а то и такого не останется.

Э с а ф. А ну, зачерпни со дна! Давай, давай! Лови гущу. Не жалей!

Вводят И с а а к а. Он совсем немощный и ослепой.

И с а а к. О, сынок дорогой, пришел навестить родителя?

Я к о в. Да кому Вы нужны, папаша? Оголодал ваш сынок - вот и явился.

И с а а к. Похлебку мою любимую едите. Налей-ка мне, мать.

Р и в к а. Да ведь нет уже. Все съели.

И с а а к. (Плачет). Вот всегда так. Как вкусное, так другим. Небось, и мясцом баловались? Эсаф, сын мой, я тебя в первородство определю по нашим законам.

Я к о в. Вы, папаша, никакой нежности кусок не раскусите. Хлебайте уж супчик. Вон у меня осталось. (Сливает из мисок остатки).

Р и в к а. Вот сын - свое отдал!

И с а а к. Но первородство Эсафу отдам. Ты уж не обессудь.

Я к о в. Ладно, ладно, лишь бы были здоровы.

И с а а к. (Эсафу). Пойдем, сынок, поиграем.

Я к о в. Идите, идите, в говне покопайтесь.

Э с а ф. Ты, Яшка, отца не трожь. Благодаря ему у тебя урожай такой в засуху уродился.

Р и в к а. Пойдем, сынок, у нас еще много дел (уходят)

И с а а к.. Давно Ишмаеля-то видел?

Э с а ф. В прошлом полнолунии, шлет тебе привет. Помнит тебя брат твой и желает здоровья.

И с а а к. Хороший человек зла не помнит. Сколько ему и мне батюшка натворил, а он вот простил.

Э с а ф. А ты?

И с а а к.. Я - забыть стараюсь, да, видно травма до смерти не зарастет. Ишмаелька лучше меня, спокойнее. Люблю я его.

Э с а ф. Мне он тоже приятен. Простой. Не то, что эти, слова ясного не скажут, все намекали да намекали.

И с а а к.. Ушел бы я к нему в пустыню, да кто меня отпустит. Мать твоя совсем сбесилась, покою не дает. В кого она такая? В брата своего, Лавана, скрягу и развратника, что ли? Проводи меня в шатер. Устал я.

Уходят.

СЦЕНА ШЕСТАЯ
Б о г. Понял, почему я женщин не люблю? Женщина безрассудная, шумливая, глупая и ничего не знающая садится у дверей дома своего, чтобы звать проходящих дорогою: Кто глуп, обратись сюда, воды краденые сладки, утаенный хлеб приятен. И они не знают, что в глубине преисподней, зазванные ею.

А н г е л З л а. Не понял. Господи! Как ты можешь их не любить, если у нас их тут нету. Ты бы ангелиц наделал, тогда бы и поговорили.

Б о г. Были, а потом я их спровадил. Разврату не хочу. Я - эстет.

А н г е л З л а. Это, конечно, правильно. Ангел ангела - это красиво, а у людей у этих сплошной разврат, отвратительно, Благослави и помилуй их, Господи! (В сторону). Только почему они визжат от удовольствия, а мы только кряхтим.

Б о г. У нас, понимаешь, теперь мир и покой.

А н г е л З л а. Да уж, скука, ничего не скажешь.

Б о г. Зато никакой склоки, живем - не тужим. Понял теперь?

А н г е л З л а. Понять-то понял, а все же, Господи, доходят до меня слухи, что есть и их за что жаловать.

Б о г. Ложные слухи. Я-то лучше знаю. Собрал все отходы от Адама, слепил кое-как, вот и вышла женщина.

А н г е л З л а. Однако, неплохо получилось.

Б о г. Бог работает без брака.

А н г е л З л а. Говорят, характерец у них не того.

Б о г. А ты как думаешь, если из отходов? Я же Адама лепил из хорошего, а все дряное ей вставил.

А н г е л З л а. А все-таки тянет всех Адамов к ним.

Б о г. Видно, переборщил я, пряностей слишком много положил, вот она и пахнет вкусно.

А н г е л З л а. А говоришь, без брака.

Б о г. Так я ж по своему вкусу делал, я острое люблю.

А н г е л З л а. А что ж мы тут все употребляем такое безвкусное: нектар, сукровицу, корешки всякие?

Б о г. Потому что ничего не осталось - всю соль, перец и пряности я в нее всыпал.

А н г е л З л а. Ты же Бог, что тебе стоит еще достать.

Б о г. Вам только дай попробовать - все на Землю попрыгаете да за бабами побежите.

А н г е л З л а. Конечно, Господи, ты лучше знаешь. А нам не мешало бы и испытать.

Б о г. Опыт - Сатана. Он ведет к сомнению, а мне вера нужна.

А н г е л З л а. Верно, ох, как верно, Господи. (В сторону). Но уж больно скучно.

Б о г. Что ты там бормочешь?

А н г е л З л а. Молитву в твою честь сочиняю.

Б о г. Богоугодное дело. Прочти.

А н г е л З л а. Да вот рифму к "помилуй" никак не придумаю.

Б о г. Помилуй, милый, силой.

А н г е л З л а. Спасибо. Я уж как-нибудь сам. Все равно больше делать нечего.

Б о г. Что ты все бормочешь о скуке? Думаешь, я не слышу? Мутишь ты небесную братию. Смотри, лишу сана, спущу на Землю. Намучишься.

А н г е л З л а. (Затягивает). Не во власти человек и то благо, чтобы есть и пить и услаждать душу свою и труда своего. Я увидел, что и это от руки Божьей. Потому что кто может есть и наслаждаться без него? Ибо человеку, который добр перед лицом Его, он дает мудрость, и знание, и радость; а грешнику дает заботу собирать и копить, чтобы после отдать доброму пред лицом Божьим.

Б о г. Красиво, только не по теме.

А н г е л З л а. А это. Господи, чтобы абсурда побольше было, то есть непонятного.

Б о г. Мне все понятно, ибо сказал я - кривое не может сделаться прямым, и чего нет - того нельзя считать.Что было, то и будет, и что делали, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцеми. Все суета и томление духа.

А н г е л З л а. Устал ты, Господи! Поди, отдохни на той вон тучке. Она рыхлая и качается.

Б о г. И то верно, заговорился я с тобой. Устал.

СЦЕНА СЕДЬМАЯ
ОБМАН

И с а а к. Сын мой, ты ли это?

Э с а ф. Это я, папаша!

И с а а к. Вот я состарился, но не знаю дня своей смерти...

Э с а ф. Судя по предкам, ты ещё не одну сотню лет проживёшь.

И с а а к. Может, и так. Там виднее. Однако благославить тебя хочу на первородство.

Э с а ф. А на что оно мне? Яшка рвется, отдай ему. Пусть горб наживет, тянет лямку. А я уж как-нибудь сам проживу.

И с а а к. Не перечь! Прошу тебя, возьми свое оружие: меч и лук, ступай в поле, поймай несколько куропаток и приготовь мне настоящее сациви. Принеси его, я поем, чтобы благословила тебя моя душа перед смертью.

Э с а ф. Ладно, папаша. Куропаток я поймаю, мои бабы мастерицы сациви делать. (Уходит)

Р и в к а подслушивала. Зовет Я к о в а.

Р и в к а. Сын мой, беда! Отец хочет благославить Эсафа на первородство.

Я к о в. У нас же бумага есть, мамаша, с его отказом.

Р и в к а. Экий ты бюрократ, Яшенька. Бумага. Отцово-то благославение посильнее будет. Оно ж перед Богом.

Я к о в. Ну, что ж делать, мамаша! Смиримся. Эсафка, все одно, дела запустит, и мне придется руководить.

Р и в к а. А слава-то вся ему. История пишется сегодня.

Я к о в. А вы его, мамаша, ножичком попугайте. Да поострей. Верное дело. Он после того, как дедушка хотел его зарезать, всего острого ужас как боится. Синдром заклания называется.

Р и в к а. Я свой способ придумала. Принеси мне из стада пару овец. Пока он свое сациви приготовит, мы ему такой цимес соорудим, пальчики оближет.

Я к о в. Только, маменька, по-польски не делайте, с сахаром.

Р и в к а. Сама знаю. От сациви не отличит. Тем более, уже сотню лет его не ел. Воспоминания детства, понимаешь ли.

П о д с ц е н а

Р и в к а. Ну, вот и готово. Иди, неси отцу, скажи, что ты Эсаф.

Я к о в. Эсаф, человек косматый, а я гладкий. Может статься, ощупает меня отец, и буду в глазах его обманщиком, ибо ненавидит Господь, что мерзостно душе его: Лжесвидетель, наговаривающий ложь и сеющий раздор среди братьев.

Р и в к а. На мне пусть будет проклятие тебе. Дай-ка мне шкуры козлят. (Обкладывает его шкурами). Вот так. Иди.

Я к о в. (Входит в шатер отца). О те ц мой, вот я, первенец твой, Эсаф. Я сделал, как ты сказал. Поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя.

И с а а к. Сын ты мой старший? А как докажешь?

Я к о в. Я принес вам, папаша, сациви. Вы такого никогда, еще не ели.

И с а а к. Пускай ты Эсаф. Но голос у тебя Якова. Как это так?

Я к о в. (Меняет голос) Покушайте мясца. А я вам винца налью, свежего.

И с а а к. Эсаф волосатый. Я знаю. И пахнет по-звериному. А ты хоть и воняешь, да не Эсафов запах.

Я к о в. Я, папаша, считаю, вам надо поесть. Потому что люди желают вам многие лета. А вы давно мяса не ели. Народ неправильно поймет.

И с а а к. Дай-ка я тебя пощупаю. Так шея волосатая, руки тоже. А вот как ноги? (Лезет под рубаху). Ноги-то не совсем волосатые.

Я к о в. Что вы, папаша, мне между ног лезете? Это некрасиво. Вместо того, чтобы наставить сына, научить его, вы, извините, за яйца хватаете. Ах, какой кусочек сочный, прямо во рту рассыпается. А соус какой! Умеет мать приготовить.

И с а а к. Какая мать?

Я к о в. Какая мать?

И с а а к. Ты сказал - мать.

Я к о в. Я сказал мать?

И с а а к. Ты, ты, сказал, умеет, говоришь, мать готовить.

Я к о в. Ну, вы, папаша, вообще. Мяса моего есть не хотите, все по матери, да по матери со мной говорите. Я вас не понимаю, папаша.

И с а а к. Не Эсафка ты, обманщик. Зови мать. Пусть поклянется нашим Богом, что ты Эсаф.

Я к о в, Ах, папаша, какой вы однако. Мамаша с Яковом в поле. Проверяют, достигла ли кукуруза молочно-восковой спелости. Ваша еда совсем простыла.

И с а а к. Съесть можно. И выпить тоже. А благословения тебе не дам. Приведи мать с Яковом. Я его ощупаю. Если он гладкий, то ты Эсаф. А если ты Яков и обмануть меня хочешь, прокляну.

Входит Р и в к а, закончив подслушивать.

Р и в к а. Звал меня, муж мой?

И с а а к. Пришла и хорошо. Где Яков?

Р и в к а. Ты почему не ешь? Остыло все.

И с а а к. Где сын мой младший? Приведи его сюда.

Р и в к а. Поешь, запей! Я тебе спою.

И с а а к. Не смей! Ненавижу твои песни. Пока Яков не придет, благославлять не буду.

Р и в к а выходит и возвращается с рабом.

Р и в к а. Ну, вот и сын твой младший.

И с а а к. Подойди сюда, сын мой. (Ощупывает его). Спой мне, тебя люблю слушать. (Раб поет, подражая Я к о в у). Ну, теперь все тут. Подай мне поесть дичи твоей, чтобы благословила тебя душа моя. (Ест и неторопливо пьет). Подойди сюда, сын мой, поцелуй меня. (Целует). Вот запах от сына моего, как запах от леса, которого благословил Господь. Да даст тебе Бог от росы небесной и от тука земли и множество хлеба и вина. Да послужат тебе народы и да поклонятся тебе племена, будь господином над братьями твоими и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя - прокляты; благославляющие тебя да будут благословенны. (Совершает обряд посвящения.)

Я к о в выбегает. Р и в к а встречает его, поздравляет и целует его. Входит Э с а ф с женами.

Р и в к а. Этих-то чего привел? Безбожник!

Э с а ф. Отец мой, вот я принес тебе, что велел. Откушай и запей.

И с а а к. Кто ты?

Э с а ф. Я сын твой, первенец Эсаф.

И с а а к. Кто же этот, который достал дичи, принес мне, и я ел от всего, прежде, нежели ты пришел? И я благословил его!

Э с а ф. Яшку?! Убью! Отец! Благослави и меня! Тебя обманули!

И с а а к. Что ж ты опоздал? Я тебя ждал три дня.

Э с а ф. Так получилось. Я гонялся за куропатками целый день, убил их и нес к дому, когда повстречал львицу с львятами. Они были голодны, и я отдал им добычу. Пока поймал других, прошел еще день. Да на готовку. Мои бабы умеют приготовить, но уж очень медленно. Ленивы, как ослицы.

Входит Р и в к а.

Р и в к а. Даже последню волю отца исполнить не смог как следует. Шлемазл!
И с а а к. Почему последнюю, почему последнюю? Я еще поживу. Мне еще ста даже нет.

Э с а ф. Не потому ли дано ему имя - пятки, что он запнул меня два раза. Сначала напоил и взял

первородство, а теперь взял и благословение мое. Неужели, отец, ты не благославишь и меня?

И с а а к. Как я могу тебя тоже благославить? Я поставил его господином над тобой и всех отдал ему в рабы.

Э с а ф. Очень просто! Благословение - это простые слова. Дай мне тоже благославление!

И с а а к. Как же ты не понимаешь? Не я решаю. Значит, Бог избрал Якова, если я так поступил. Рукой моей Всевышний водил.

Э с а ф. Ему все, а мне ничего?! Убью!

И с а а к. Почему ничего? Якову Господь завещал эти земли, а тебе достается все остальное. От Якова начнется избранный Богом народ, от тебя - все остальные.

Э с а ф. Что ж получается - мне богатства всего мира, а Яшке узкая полоска берега? Что-то тут не так.

И с а а к. Все так! Против Бога не пойдешь! Были случаи, да закончились плачевно. Высшая воля - она всегда права.

Э с а ф. Ничего не понимаю. Или ты врешь, папаша, или какой-то тайный смысл в этом есть.

И с а а к. Именно, именно, сын мой. И смысл тот поймут наши потомки, а Господь его знает, да делиться не желает.

Г о л о с с н е б а. Смысл вот какой, Исачок. Народ, произошедший от Якова, станет народом израелевым, то есть мною избранным, и сохранится навечно, а народы от Эсафа произведенные, растворятся и сгинут, ничего о себе не оставив в истории.

Э с а ф. Значит, Яшке все, а мне ничего?

Г о л о с с н е б а. Не завидуй! Народ, мною избраннаый, через столько пройдет, что тебе и не снилось с твоими народами. Тебя не будут вспоминать недобрым словом, а Якова не раз поносить будут. Но ведь и мне постоянные представители на Земле нужны - это будет народ Якова. А то, что же получается, если все народы растворятся, с кого спрашивать?

Э с а ф. Но Яков же обманул отца своего. За это ты, Господь, должен покарать его и народ, от его семени возросший, тоже. Боже, Яков замыслил зло против ближнего своего, который без опасения жил с ним. Разве ты можешь простить такое?

Г о л о с с н е б а. Я еще и не такое могу. Иногда сам на себя удивляюсь Да поздно. Уже свершил.

И с а а к. Смирись, сын мой. Ничего изменить нельзя. Сам слышал.

Р и в к а. Правильно, не усложняй свою жизнь. Проще надо быть, ближе к народу.

Э с а ф. Яшкину песню запели. Народ, народ. Быдло - народ ваш, да еще и трус.

И с а а к. Ну, ты совсем. Мы же должны народу заветы продиктовать, историю его объяснить.

Э с а ф. Загнули вы, батя. Народ и читать-то не умеет как следует. Будут долдонить слова, а смысла не поймут.

И с а а к. И не надо. Яша прав...

Э с а ф. Я убью Яшку! Где он, сучий сын?

Р и в к а. Не смей оскорблять мать!

Э с а ф. За обман отца наш Бог вас покарает! Я все равно найду его и укокошу.

И с а а к. Что ж делать? (КРивке). Не может быть, чтоб без тебя обман произошел.

Р и в к а. О народе подумай. Что будет с потомством, которое Бог наш обещал тебе умножить и о землях, которые даст им?

1-ая х и т и н я н к а. Бери наших, сколько хочешь нарожаем.

Р и в к а. Мне мамзерим-гоим не нужны. Своими обойдемся.

2-ая х и т и н я н к а. Ну, и обходись, наши без тебя какую захотят землю завоюют.

Р и в к а. А наши не отдадут.

1-ая х и т и н я н к а. А наши - войну.

2-ая х и т и н я н к а. А наши сильней.

Р и в к а. А наши умней.

1-ая х и т и н я н к а. На войне сила важней.

Р и в к а. А вот и нет. Главное стратегия

2-ая х и т и н я н к а. Чего-чего?

Р и в к а. Вам гойкам этого не понять. Это только умные понимать могут.

1-ая х и т и н я н к а. По-моему, она издевается над нами (Дает ей пощечину).

Р и в к а. Не трогайте меня, я историческая личность.

2-ая х и т и н я н к а. Ну, получай еще - за историю, которая перевернула весь мир.

И с а а к. Уймитесь, вы, окаянные! Брысь! (Хитинянки убегают). Так уж сложилось в этом мире - что построит старший сын, то разрушит младший. Что старший хорошего сделает, то младший испортит. Вспомни Каина и Авеля, Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина... Видно, ты консерватор, а Яша у нас революционер. Он народ наш - поведет в неизвестные дали. Смирись, Эсаф, я тебе те земли отдам, которые за долами, за реками, за неведомыми лесами, и будешь ты там размножаться понемногу, и забудешь об обмане.

Э с а ф. Сначала Яшку убью, а потом за поля, за леса пойду горе свое заливать.

И с а а к. Только мечом сможешь ты вернуть себе первородство. Я бессилен. Твой брат пришел и обманом взял твое благославение.

Эсаф. Чем же меч мне поможет? Все мои победы достануться Якову, все земли, что я завоюю - будут его, рабы все - его. Ненавижу! Я убью его!

Р ив к а. Видишь, отец, что замышляет твой любимец? Убийцей брата своего хочет стать. Или ты хочешь, чтобы потомки рода твоего были детьми хитинянок? И весь род наш продолжался в инородках?! А, отец?!

И с а а к. Нет, не хочу я этого! Хватит мне Ишмаеля. Не было б его, весь народ был бы наш.

Э с а ф. Я убью его, когда пройдут дни траура по отцу моему.

И с а а к. Что вы меня все хороните? Я еще живой. Как ты говорить так можешь? Хочешь, чтоб проклял тебя? (Ривке). Зови Якова, я его еще раз благославлю.

Р и в к а. Отослала его от греха подальше в Падун-Арам, в дом брата моего Лавана, и возьмет он в жены одну из дочерей его. И будет наш род продолжен.

Э с а ф. Ах так, значит, спасти хочешь своего Яшеньку? Ну, ничего, пока он шляться там будет, я столько детей напложу, что вам, папаша выхода не будет - отдадите мне все, да еще просить будете на первородство. Кто ж тут руководить-то будет? Яшки нет, вы, палаша немощны, кроме какашек ничего не знаете. Мамаша о мужиках только мечтает. Я один остался. А чтоб вам, мамаша, совсем кисло было, я еще третью жену из Ишмаелова рода приведу. Скоро вам внучат няньчить придется.

Р и в к а. Не будет этого! Не признает отец их.

Э с а ф. Скажите ей, папаша, признаете внучков или нет?

И с а а к. Не знаю, сынок, что и сказать. Ты рожай скорей, там видно будет. Детские какашки самые полезные для земли.

Э с а ф. Слышала? Неважно, какой национальности. Отец у нас интернационалист, не то что ты - шовинистка.

Р и в к а. Ну, ну, ты выбирай выражения, а не то...

Э с а ф. Что ты можешь? Отец мудрый. Все понимает. Верно, палаша?

И с а а к. Оно, конечно, свое дерьмо жирнее, но и гойское пойдет.

Э с а ф. А Яшку я убью!

СЦЕНА ВОСЬМАЯ
Р И В К А И Я К О В

Р и в к а. Сыночек мой ненаглядный. Первенец ты мой! Как же я без тебя-то умирать буду, и кто мне подушечку под голову положит, да ноги обмоет, да глаза прикроет?

Я к о в. Что вы, мамаша, завыли? Я теперь тут порядок наведу. Все будет по-нашему.

Р и в к а. Беги скорее, Яшенька. Подальше. В Месопотамию в Харран, к брату моему Лавану. Поживи у него, заодно с дочками познакомишься. Они двойняшки, как ты с Эсавом. Старшая Лея лет 20 будет, а младшая Рахель, они молодые. Так что приглядись, выбери и женись.

Я к о в. Так ведь догонит меня Эсафка, вон он как бегает.

Р и в к а. Не бойся, я ему адрес наврала, в другую сторону отослала. Пусть гонится за ветром в поле.

Я к о в. Как же я вас-то тут оставлю?

Р и в к а. За меня не беспокойся, я тут как-нибудь управлюсь. Отец совсем стар стал, а Эсафа я смягчу, уговорю. Пока он, как зверь, бешеный. Все тебя убить грозится. Беги, сынок, я тебе тут кое-что собрала в дорогу. На первое время хватит, а потом Бог пошлет.

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ
ЛЕСТНИЦА

Я к о в спит.

Б о г. Яков, ты меня слышишь?
Я к о в. Слышу голос небесный, вижу лестницу, под ней ангелы небесные снуют вверх-вниз, а наверху в свете ярком и теплом стоит некто, кто зовет меня. Кто ты, Светлый!

Б о г. Я Бог отцов твоих, благословляю тебя и отдаю землю, на которой ты лежишь, и все земли,по которым отцы твои бродили по моему указу, и людей всех, и рабов, и рабынь, и стада, - все отдаю потомству твоему и не оставлю тебя и потомков твоих во веки веков. Амен! Ну, чего таращишься? Лезь сюда, не бойся.

Я к о в. Господи, ты ли это, всемогущий?

Б о г. Я. Не узнаешь, что ли?

Я к о в. Как же я могу узнать? Я же тебя никогда не видел, Господи.

Б о г. Давай, забирайся сюда.

Я к о в. Если ангелы твои падают, Господи, я уж точно убьюсь.

Б о г. Глупости. Эти ангелы - князья мира. Все великие князья когда-нибудь падают. Вон смотри, вавилонский летит, вон - эдомский шлепнулся. Почему ты не восходишь?

Я к о в. Не могу, Господи, грешник я.

Б о г. Кто не грешник? А ну-ка, Ангел Зла, дай мне его книгу жизни.

А н г е л З л а. Может, не надо, Господи, уж больно грех велик.

Б о г. Неси! Ага... (Читает). Ну, это дело житейское. Полезай сюда, говорят.

Я к о в. Не смею, Господи. Позволь мне тут остаться. Зреть тебя - уже счастье. А говорить с

тобой - и того выше.

Б о г. Была бы честь оказана! Если б ты поднялся, то никогда бы не пал. Теперь не будет твоим потомкам свободы, а попадут под власть новых и будущих князей.

Я к о в. Спасибо, Господи! Повелитель и спаситель мой. Господи, скажи мне, почему благоволишь мне, хотя мы с матерью совершили зло.

Б о г. Что такое добро и зло, человек?

Я к о в. Что тебе угодно - то добро, а что ненавистно - зло.

Б о г. Как все просто. А откуда тебе известно, человек, что люблю и что ненавижу?

Я к о в. Мудрецы говорят.

Б о г. Мудрецы кто? Кто умнее тебе подобных?

Я к о в. Да, так.

Б о г. Умнее меня можно быть?

Я к о в. Нет. Ибо ты даешь мудрость, из уст твоих знания и разум.

Б о г. То-то. Не человек я, и сравняться со мной не дано людям.

Я к о в. И все-таки. Господи, как жить буду, если не пойму? Ведь грех на мне. Господи.

Б о г. Все в этом мире на единстве противоположностей построено. Даже имя мое двойное - Бог И Господь. Бог я, когда карающий меч поднимаю и вас людишек наказываю, а Господь - когда милосердие проявляю. И так все - любому ДА противостоит НЕТ. На этом противоречии мир стоит. Вся его философия и бытие. Понял теперь?

Я к о в. Как не понять, Господи, то есть Боже... Нет - Боже, Боже. Понял я - каждому фрукту свой овощь, каждой овце - баран, Каждой женщине - мужчина, каждому добру - зло...

Б о г. А как отличить добро от зла?

Я к о в. Как, как? Не знаю, как!

Б о г. То-то же! Что сегодня добро, завтра злом может стать. И наоборот. Только из уст моих исходит худое и доброе. Нет абсолютных истин. Запомни. Причина процветания грешников и страдания праведников - вне внешней воли. Только я знаю, что Зло и что Добро. А все ваши книги и мудрости от Лукавового. Знаешь, кто таков? Лукавый - это шут мой небесный, играющий вами. Ибо все дни несчастного печальны, а у кого сердце весело, у того всегда пир. Живи спокойно. Благословение мое - обогащает и печали уносит. Я, Бог твой всемогущий, говорю тебе: Добро и Зло призваны отнять одно от другого. Зло и Добро посылаю я за грехи ваши предо мной. Прошлые были - одни, настоящие - другие, будущие - третьи. Каждый грешник совершил в жизни что-то хорошее, и каждый добродетельный хоть раз да согрешил. Не ломай свою маленькую голову. Мне угоден твой поступок, я благословил тебя. Думаешь, Лукавый придумал, чтобы в веках мудрецы ваши ломали голову - как же так Господь благословил Зло? А он, Господь ваш, придумал Зло, чтобы люди боялись его. Ибо, сказал я: Тот, кто не избрал для себя страха Господня, за то будет вкушать от плодов путей своих и насыщаться от помыслов их. Добро - венец творения. Но если нет зла, то и добродетель невозможна. А то, что ж получается? Все станут праведниками, то есть я и не нужен. С ообр ажай!

Я к о в. Благословен Господь мой, властитель души и сердца. Понял я, что простил меня и освятил на жизнь.

Б о г. Дурак! Ничего ты не понял. Иди, живи, мать твою.

Я к о в уходит.

А н г е л З л а. Ты меня извини, конечно, Господи, но объясни неразумному рабу твоему. Как же так? Как ты его благославил обманщика?

Б о г. Ты стал мне надоедать. Смотри, спущу на землю. Мессию из тебя сделаю. Тогда завоешь.

А н г е л З л а. Во всем воля Божья. Хоть на землю. (В сторону). Все веселее. Однако, объяснить бы не мешало. А то подчиненные неправильно понять могут.

Б о г. Угрожаешь?!

А н г е л З л а. Что ты, что ты. Господин! Не хочешь - не говори.

Б о г. Бог не должен объяснять свои поступки. Не перед кем. Не перед тобой же, раб. Но для потомства - объясню. Слушай. Если бы я дал первородство Эсафу, вся история мною избранного народа пошла бы иначе. Эсаф - охотник, воин, весельчак, жизнелюб, сам по себе. Размножившись, этот народец стал бы невыносим. Завоевал бы весь мир, всех поработил, женщин перепортил бы и через десять поколений растворился бы в других, ищи их потом. И вообще я за просвещенную монархию. Надоели варвары. Пора человечеству получить культурного вождя. Понял? Вот что я подумал. Пошлю-ка я тебя попугать Якова.

А н г е л 3 л а. Как это?

Б о г. А вот так...

СЦЕНА ДЕСЯТАЯ
Я к о в (просыпается). Ну, и сны иногда снятся. Видно воистину есть Бог, а я не верил. Как страшно это место. Не иначе, оно - Божий дом, и то, что я видел - Небесные Ворота. Возьму-ка я этот камень и возолью на него масло и назову это место - Дом Божий. Теперь-то я знаю, что отец был прав. Есть Бoг у нас, и я его наместник на земле отцов. Теперь мне никакой Эсафка не страшен. Скорей бы жениться. Потомки позарез нужны. Ой, кто это?

А н г е л З л а. Я твой брат!

Я к о в. Эсаф?!

А н г е л З л а. Готовься, Яков, пришёл твой конец.

Я к о в. Это не я, это мать, я не хотел!

А н г е л З л а. Я предлагаю честную борьбу - кто победит, тот и будет наследником.

Я к о в. Я не хочу! Бери все и оставь меня!

А н г е л З л а. Тогда я тебя придушу! Выбирай?

Я к о в. Зачем я тебе? Отпусти меня, я иду за женой, далеко-далеко и не вернусь никогда назад. Все равно ты будешь первородец!

А н г е л З л а. Нет уж, я тебя так просто не отпущу! Слишком легко можешь отделаться, предатель!

Я к о в. Я с тобой бороться все равно не буду! Что хочешь, делай!

А н г е л З л а. Ну, тогда я буду с тобой драться! (Начинает драться. Я к о в поневоле сопротивляется).

Я к о в. Ты не Эсаф! Где твои волосы?!

А н г е л З л а. Ты же был волосатым, когда отца обманул, почему же мне не быть гладким?
Я к о в. От тебя не Эсафом пахнет.

А н г е л З л а. Не болтай. (Начинает снова бороться).

Я к о в. Да ты кусаться, окаянный! А-а-а, зубы! Ты не Эсаф! Ах, ты порвал мне связку бедра, брат называется. Членовредитель!

А н г е л З л а. Ничего, дохромаешь до своей невесты!

Я к о в. А чего ты вообще-то хочешь? Поднял тут пыль столбом, ничего не видно. Смотри, Господь Бог мой закашляется, плохо тебе будет!

А н г ел З л а. А ты ж не верил, что он есть.

Я к о в. Теперь верю. Я его видел, понял?

А н г е л З л а. Болтун! Бога никто не видел. Опять обмануть меня хочешь? Докажи, что ты его видел.

Я к о в. Не только видел, но и говорил с ним. И он назвал меня Израилем, понял? (Сам начинает бороться с Ангелом и даже берет верх).

А н г е л З л а. Отпусти меня, брат мой! Ты победил, я признаю твое первенство перед Богом и перед людьми.

Я к о в. Не врешь? (Осматривается по сторонам. Никого нет). Ну, и дела. То Господь, то Эсаф - прямо какой-то фрейдизм с юнгизмом. Сон - не сон, явь - не явь. Может, я - того, свихнулся?

Пробегает девочка. Это Р а х е л ь.

Р а х е л ь. Что тут расселся, путник?! Не видишь, стадо гоню?! Пропусти овец, нищий старик!

Я к о в. Я не нищий, я Яков.

Р а х е л ь. Не понимаю, чего ты лопочешь, не толкись тут на пути стада - моего. А то кликну пастухов, они тебя быстро с моего пути сметут.

Я к о в. (Понтомима, мимика ) Чтой-то ты такая сердитая, девочка? Не видишь, я связки порвал, не могу двигаться.

Р а х е л ь. Знаем мы вас, даром, что старый, как девку увидите, все раны сразу забываете. Ну, иди отсюда!

Я к о в. (Та же игра) Не могу, помоги мне, девочка!

Р а х е л ь. Обрадовался. Как бы не так, помогу тебе, жди! Знаем мы вас - только подойду, сразу повалишь. А ну, марш с дороги! (Свистит).

Я к о в. Не зови пастухов. Их собаки меня разорвут.

Р а х е л ь. Иностранец,что ли? Лопочет и лопочет! А ну, ползи сюда!

Баран толкает его рогами. Я к о в падает. Р а х е л ь переступает через него и исчезает.

КОНЕЦ


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"