Янчишин Станислав Анатольевич: другие произведения.

День Последний - День Первый

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как думаете, есть ЛЮБОВЬ?


  
   ДЕНЬ ПОСЛЕДНИЙ - ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
   (Фантазия. Романтическая, конечно.)
  
   "... Робот Вертер: Коля, ты стихи пишешь?
   Коля Герасимов: В молодости писал.
   Робот Вертер (тихо и таинственно): А я и
   сейчас пишу!.."
   (Кир Булычев. "Гостья из будущего")
  
  
   - Как обычно? - бармен Витя в ответе не сомневался и Эрик лишь кивнул. Действительно, "Десна" и кофе - идеальный вариант (а уж кофе здесь варят отличный).
   - Вас здесь знают! - заметил молодой темноволосый парень лет двадцати пяти с бледным и, каким-то, "хищным" лицом.
   - Знают, знают, - буркнул Эрик. Он не любил заводить случайные знакомства и, получив свою "дозу", направился прямо во двор, на летнюю площадку. Посетителей и там оказалось густо. Пристроившись в уголке, он попытался абстрагироваться от происходящего и "нырнул" в мир Серых Призраков. Головачев не относился к числу его любимейших авторов, но мастер... у него было чему поучиться! Вскоре, к своему удивлению, Эрик обнаружил, что темноволосый субъект пристроился рядом и оживленно беседует с широкоплечим лысоватым мужчиной в дорогих (очень, черт возьми!) очках и элегантном сером костюме. Само по себе, присутствие солидного господина в "Байде", удивления не вызывало. Кафе находилось в фойе престижного кинотеатра, сообщалось переходом с помещениями суда, а уж учреждений различных вокруг понатыкано видимо-невидимо! Да и почему бы этому "буржуину" не поболтать с пареньком тинейджерского вида? Эрик и сам, недавно, познакомился здесь с Береговым - главой областной организации одной крупной и богатой партии, чей лидер, до сих пор, мается в "американских застенках". Ну, познакомились и лады! Чего там! Вот только сам разговор... Кто бы мог подумать, что эта странная парочка ведет беседу на литературные темы! Да, еще и о фантастике. Дела... Названия, имена, термины сыпались, как из рога изобилия. Эти ребята явно не были дилетантами. По обрывкам фраз Эрик понял, что они разбираются в современной русскоязычной фантастике, едва ли, не лучше него самого.
   Страшно захотелось вмешаться, бросить свои пять копеек, козырнуть знакомствами. Но как? Все вышло намного проще, чем он ожидал.
   - Молодой человек, - внезапно обратился к нему широкоплечий, - извините, что отвлекаю. Я вижу, Вы Головачева читаете...
  
  
   ... Эрик, чудовище, прочти что-нибудь свое! - ревел Кириллыч. Все признаки солидного человека им были давно утрачены. Дорогой пиджак, валялся скомканный на диване, рукава рубашки украшены жирными пятнышками, а кончик шикарного галстука, вообще, жалобно выглядывал из-под стола, в компании пустых бутылок.
   - Что почитать-то? - Эрик недовольно оторвался от стакана с мускатом.
   - Стихи, блин, стихи! Или ты не поэт?
   - Я поэт, зовусь Незнайка, от меня вам - балалайка!
   - Хорош дурачиться! Каждый настоящий писатель должен быть еще и поэтом.
   - А я не писатель, - хмыкнул Эрик. - Писателем стану, когда меня начнут печатать на бумаге, издавать и платить за это деньги. Пока что я - автор. Только автор.
   - Чисто автор... - прогудел в нос Кириллыч, "по блатному" растопырив пальцы. - Ну, значит, как автор... вот, и Байрон и Пушкин...
   - Нет,.. я не Байрон... - Эрик икнул, - я другой!
   - Так, что, не можешь? Не верю! А коротенько? Глянь, ночь на улице, Луна, звезды... романтика!
   Луна, действительно была прекрасна. Скорее, не Луна, а Месяц - узкий серп лодочкой плыл в прозрачной дымке ночных облаков. Эрик вздохнул и, неожиданно, выдал:
   Ломтик сыра в небе тает,
   Окруженный молоком...
   С минуту комната молчала. Затем раздался негодующий глас черноволосого Вадима: - Нет, вы видели, люди добрые, он еще прибедняется! Ломается, как целка, а сам стихи может с ходу выдавать! Еще!
   - Еще! - дружно взвизгнули девчонки.
   - Давай, Анатольич, рубани! - подбадривал "буржуин".
   - Собственно, а что я теряю? - пожал плечами Эрик. Он медленно высвободился из Маринкиных объятий. - Ладно, слушайте, а не понравится - забудьте!
  
   Наточите шашки получше!
   Наострите пики потоньше!
   Зарядите пушки картечью,
   Да, наройте вкруг ямы волчьи!
   Али в мыле резвые кони?
   Аль коротковата кольчужка?
   В арсенале ль нету патронов?
   Но, на столе лишь с водкою кружка...
  
   Комната внимала. Четыре пары глаз были устремлены на Эрика, и грудь Маринки вздымалась все чаще.
  
   Хоть и знали, что англичане,
   Кирпичом-то ружья не чистят,
   Мы на все законы плевали,
   Пропивая многие тыщи!
   Но, увидя солнце поутру,
   Мы ему открыли окошки.
   Да, сменяли на "Парабеллум"
   Старые фамильные ложки...
  
   Эрик перехватил взгляд Кириллыча. Черт, что-то с ним не то! Обычный слушатель так не смотрит. А этот взирал на него, чуть ли не влюблено.
  
   Глядя со своей колокольни,
   Видя войска вражьего лаву,
   Порешили мы, что негоже,
   Им идти на нас да облавой!
   Лучше бы прикрылись щитами,
   Да коней назад повернули!
   Ведь, коль вынем ножик булатный,
   Не спасут их резвые пули!
   А с похмелья - здорово драться!
   А веселым - легче рубиться!
   Им работа, нам - лишь забава.
   Главное - с коня не свалиться!..
  
   Возбуждение Маринки, видать, достигло предела. Она, буквально, вцепилась в "гения" и громко выражала восхищение.
   Пожалуй, устоять не получится. К тому же, полгода без женщины - тут любая крокодилица может привлекательной показаться. А Маринка уродиной не была...
  
  
   Табачный дым стелился пластами. Их рассекали тонкие слои дыма другого. Того самого, от "травы" и, разумеется, не люцерны.
   Эрик обалдело покачал головой и перехватил разочарованно-печальный взгляд Маринки. Ничего у них так и не случилось. Зато, хоть отдохнул нормально. Наверное, это и к лучшему.
   А вот Вадим, похоже, своего не упустил. Он не выспался, но отнюдь не был сим опечален.
   В углу тихо шуршал телевизор, а рядом с ним, на раскладушке, озабоченно похрюкивало тело Кириллыча. Не рассчитал, дядька, своих сил.
   - Будешь? - Вадим протянул Эрику "бульбулятор" - виртуозно изогнутую пластиковую бутылку, с колпачком из фольги на горлышке. Колпачок дымился. Эрик без возражений принял "трубку мира" и сделал глубокий вдох.
   Сознание стало другим.
   Горло пересохло.
   Серое похмельное утро окрасилось всеми оттенками радуги.
   - Злая! - потрясенно выдохнул Эрик. - Где брали?
   - Далеко... - Вадим загадочно улыбнулся.
   - Понял, не дурак!
   - О, вы уже травитесь! - послышалось с раскладушки.
   - Травятся, Кириллыч, паленой водкой, а мы вкушаем аромат степей, подключаем подсознание к информационному полю Земли, приобщаемся к фитотерапии...- и без того красноречивый, Вадим, казалось, действительно, куда-то подключился. Его "разрывало".
   - Не, ребята, вы как хотите, а мне сейчас без пива жизни нет.
   Не прошло и двух минут, как девчонки, в довольно категоричной форме, были отправлены за волшебным напитком.
   - Ну, чо, трахнул Маринку? - поинтересовался Вадим.
   - Нет.
   - Здоровье подвело?
   - Здоровье в порядке. Вот с головой - проблемы! Не захотелось...
   - Видал, Кириллыч, сколь высока мораль! - хитро подмигнул Вадим. - Титан! Полгода без бабы и устоял! Отшельник, подвижник!
   - Подвижник... подвижник-сподвижник. Карбонарий... Подожди, а откуда ты про полгода знаешь?
   - Ты ж вчера рассказывал!
   - Да? Странно, не помню...
   - Бывает.., а что с головой-то?
   - Так... влюбился. - Эрик вздохнул.
   - Ну? Поздравляю! - Вадим протянул через стол руку. - А она?
   - А она не знает.
   - Не, приятель, это не по-мужски! - подключился к разговору Кириллыч. - Признайся, очаруй, завоюй!
   Эрик молчал. Он и сам не мог понять, что происходит. Действительно ли влюбился или это так расшатаны нервы и все лишь его фантазия?
   - Что молчишь? - не унимался Кириллыч, теребя сигарету, - или Стася плохая девушка?
   - Что?! - лицо Эрика изумленно вытянулось. - А имя ее ты как узнал?
   - Ты ж сам вчера...
   - Врешь, уважаемый! Этого бы я не забыл.
   - Ты не волнуйся так, Эрик! Тебя, наверно, слегка приколбасило, вот ты и не помнишь... - попытался успокоить его Вадим. - Давай лучше затабачим, побеседуем.
   - Что-то, ребятушки, многовато вы обо мне знаете...
  
   ... - А, получится у нас?
   - Должно получиться! По всем прикидкам...
   - А если...
   - Ну, это в твоих же интересах, сам знаешь! С моей стороны будет техническая и финансовая поддержка.
   - Лады! Только, если я слишком разойдусь, ты меня придерживай!..
  
  
   ... - Так что, не надо пудрить мне мозги! - напряженно повторил Эрик.
   - Пудрить? - усмехнулся Кириллыч. - Да, ты ж, парень, и сам их себе порядочно запудрил. - Он подсел к столу и элегантно извлек откуда-то из за тумбочки двухлитровую бутылку "Оболони".
   - Кириллыч! - восхищенно прошептал Вадим, - ты заныкал пиво! Не подозревал я тебя в таких талантах.
   - Я и сам о многом не подозревал. Хлебни, Эрик, пивка, успокойся!
   Эрик хлебнул. Успокоиться не вышло.
   - А он уже нервничает, - радостно подмигнул Вадим.
   - Я б на его месте еще и не так занервничал. И гораздо раньше! Это же чудеса психологического эквилибра! Встреча Нового года под часами, на бульваре Шевченко! Кейс с джентльменским набором бомжа-интеллигента... Я понял, это он так материалы для будущих романов собирает. "Хождение по мукам"- 2! Ты же бомж, Эрик!
   - Классический. - Без Определенного Места Жительства. Главное - иметь достойный вид, чистые туфли и гладко выбритое лицо...
   - Это у тебя получается. А вот, влюбился ты зря. Подумай, кому ты, на хрен, такой нужен!
   Эрик молчал, тупо глядя в стол.
   - Думаешь? Ну-ну! Романтик... почитатель Дениса Давыдова... "Я люблю кровавый бой! Я рожден для службы царской...", вы ведь и это пели?! Конечно: ночь, Луна, скамейка, шампанское из горлышка...
   - Кстати, а много ли нынешних девушек знают слова этой песни? - подал реплику Вадим. Он уже прочистил колпачок "бульбулятора" и готовился насыпать следующую порцию.
   - Да, кто вы такие? Откуда знаете подробности?! - взревел Эрик.
   - Не ори, дурак! - Кириллыч говорил все злее. - Ты разве не замечаешь, что с тобой происходит? Ты ж полностью выпал из жизни! Разрушаешь сам себя, сам загоняешь в ловушки, а потом, не можешь найти выхода. Или, не хочешь! Что тебя ждет? Встанешь сейчас, кейс в руку, и снова - бродить? Улицы, города, страны, минуты, дни, годы... Так и будешь ходить по миру, где тебя никто не любит и ты не любишь никого? Так и будешь тешить себя воспоминаниями, мечтами, рассказиками, которые почти никто не печатает, так ведь?
   - Вот именно - не любит! - почти прорычал Эрик. - И ты верно заметил: а на хрена я ей, такой, нужен?! Восемь лет не виделись и тут, вдруг, нате, получайте! Забудьте сударыня всех, ради меня, распрекрасного! Затем - эффектное падение на одно колено, смелый взгляд, "рука-сердце", вздохи, слабый вскрик, бурные продолжительные аплодисменты, дамы в партере утирают слезы, крики "браво!", все кланяются, занавес. Можно экранизировать!
   - Ха-ха-ха! А ведь верно, слышь, Кириллыч, можно экранизировать! Хорошая идея. Выпьем за это! Или нет, лучше - "дунем"!
   Они "дунули" еще и Эрик стал говорить. Он говорил, говорил, говорил, не умолкая, а мысль обгоняла слова.
   ... - А тогда, восемь лет назад, она, очаровательная маленькая первокурсница, почти ребенок, рыженькая девочка с косой... эта дискотека в "Октябрьском", телефон-автомат на проспекте (слышимость была ужасная), большущая роза и свидание в "Классике", немногочисленные и коротко-целомудренные поцелуи... Черт, я только сейчас вспомнил одну важную вещь! Училась у нас Эльмира, с моим приятелем Пепсом встречалась, весьма неглупая девушка. Так вот, однажды, в разговоре по душам, она сказала, что "та рыженькая девушка, с косичкой - именно то, что мне надо!" Черт! Ну, ведь только сейчас вспомнил... Черт, надо же!
   - Видишь, братан, это - знак! - медленно "промурлыкал" Вадим.
   - Какой там знак! Знак... столько лет прошло, мы изменились... Рыженькая... Стася... Какой же она стала! Настоящая чаровница! Прекрасная рыжая ведьма!.. Расцвела, раскрылась, как бутон! Этот взгляд из-под полуприкрытых ресниц, эта таинственная улыбка... А движения! Как они волшебны!
   Мы ходили по ночным улицам и пели песни, говорили, а когда замолкали, я не чувствовал напряжения. У нее прекрасно поставлена речь, такая изысканная... А голос! Ее голос очаровывает, волнует. И сколько общих интересов оказалось! Да только... ни к чему все! Она ведь другого любит! Я-то тут при чем?
   - А что ты сделал, чтоб хоть немного помочь себе? - стукнул Кириллыч кулаком по столу. - Что сделал, чтоб вновь понравиться ей? Прокричал ли ее имя на весь город? Рассказал ли всему миру, что она - самая прекрасная?!
   - Это мои сумасшедшие фантазии. Надеюсь, скоро пройдут, я забуду... А у нее... все будет хорошо и без меня!
   - Эх, я думал, ты мужик, нормальный, а ты... Сиди, слизняк, пей пивко, рефлектируй! Ты не достоин такой девушки. Ты будешь жалеть, но ничего уже не сможешь сделать!
   - Не ори на меня!
   - Не орать? А кто ты такой? Да, тебя вообще нет! Сиди, варись в себе, а она будет тра...
   Сильный удар в челюсть вырвал Кириллыча из-за стола и бросил к стене!
   - Ты не должен был так говорить!!! - вид Эрика был страшен. С секунду казалось, что он готов убить любого. Вадим среагировал оперативно. Он усадил его обратно за стол и кинулся приводить в чувство Кириллыча.
   - Эй, жив? Что, нервишки расшатались, базар перестал фильтровать? Может, домой тебе пора? - обалдевший Кириллыч испуганно замотал головой. - Ну, вот, столько пива разлили... - ворчал Вадим.
   Потом они мирились, приносили взаимные извинения. Им было стыдно.
   - Так, вижу, все созрели для конструктивной беседы, - резюмировал Вадим. - А ведь Кириллыч, хоть и зарвался немного, но прав, подумай сам, Эрик!
   - Прав? Может...
   - Но, в чем-то, и ты прав.
   - В чем именно?
   - В том, что такой, какой есть сейчас, ты Стасе, действительно, не на многое сгодишься.
   - Угу!
   - Она девушка умная, энергичная, а ты... с твоим неопределенным социальным статусом... Журналист, блин! Сам ведь прекрасно знаешь, как мало у тебя шансов стать настоящим писателем. Истории о талантах из глубинки, самостоятельно и почти мгновенно прорвавшихся к славе, это - лубочный сюжетец. Все решается через личные контакты. На коны надо ездить, с коллегами тусоваться, с издателями, глядишь, через год и книжечка выйдет.
   - Да, знаю я это все!
   - Не перебивай! Теперь, Стася. Она умная, талантливая, энергичная девушка. Она ведь хочет расти, делать свою жизнь, завести свое дело, а таланты у нее к этому есть!
   - Вот! Вот именно!
   - Вот именно! А почему бы не помочь решению двух проблем разом? - и на замызганный стол плюхнулись две пачки. - Здесь сто тысяч. Евро.
   Эрик тупо глядел на деньги.
   - А вот и контрактик. Прочти.
   - Издательство "Фантерра"... никогда не слышал о таком! Так... не понял! После смерти?
   - Ну, чего ты не понял? - пожал плечами Вадим. - За эту сумму издательство покупает у тебя права на все написанное в ближайшие десять лет. Ты обязуешься ежегодно выдавать "на-гора" не менее... тут списочек. Кроме того, издательство приобретает права на издание твоих книг и ближайшие десять лет после смерти. Вроде, все ясно!
   - Н-да! Версия с иностранными шпионами уже не прокатывает, - Эрик криво улыбнулся.
  
  
   ... - Погодите, ребятки, вы так и не ответили на мой вопрос.
   - Кто мы? Диаболы! Соблазнители начинающих творцов.
   - Хм! После пункта о правах издательства на книги и после смерти автора, эта версия не кажется безумной. Первые десять лет и десять лет после смерти...
   - Жалко, да!
   - Я не столь алчен. Но жаль детей, которых нет!
   - В общем, ты хочешь отказаться, только из за той экстравагантной формы, в которой было предложено сотрудничество?
   - Подумать, по крайней мере.
   - А долго думать нечего. "Шанс, он не получка, не аванс, он выпадает только раз! Фортуна в дверь стучит, а Вас дома нет!" - Вадим усмехнулся. - Ну, а насчет того, кто мы такие... Напомню тебе твои же слова: "включите фантазию!", включай!
   - Слова мои, верно, только их еще никто не слышал, они здесь! - Эрик постучал пальцем по лбу.
   - Не пойдет он к ней! - "ожил" стукнутый Кириллыч. - Он кода входной двери не знает.
   - А ты?
   - И я.
   - Проблема.
   - Издеваетесь?
   - Что ты!
   Скрипнула входная дверь.
   - О! Девчонки пришли, пивка принесли! Глянь-ка Эрик, "Січ", твое любимое!
   Эрик поглядел на сумки с пивом, на девчонок, на прокуренную квартирку и почувствовал, как же ему паршиво.
   - Тут мне недавно один сюжет придумался. Значит, профессор из будущего, литературо-искусство-и-прочая-вед, получает долгожданную командировку в 19 век. Живет себе в Питере, под видом иностранца, изучает, наслаждается... И вдруг - ссора у него с самим Пушкиным! А Сергеич был человек горячий, сразу вызвал на дуэль. Вот и стоит дилемма перед беднягой - то ли, стрелять любимого классика, то ли прерывать уникальную командировку и драпать. Как?
   - Заезженный сюжетец, - Кириллыч потер ушибленную челюсть.
   - И я так думаю. Давай контракт!
  
  
  
  
  
   - Эрик Анатольевич, к Вам супруга! - проворковала секретарша. "Супруга"! Стася терпеть не могла этого слова, говорила, что оно сухое, казенное, вроде как "сожительница".
   - Привет, мой гений! Как дела на литературном фронте? - Стася была великолепна. Строгий деловой жакет и короткая юбка точно очерчивали соблазнительную фигуру, а яркий платок на шее, замечательно гармонировал с огненными волосами. "Прелесть моя, рыжая!" внутренне облизнулся Эрик.
   - Да, понимаешь, милая, Либры готовятся штурмовать Асгард. Нужно детали обдумать.
   - Либры, Асгард... Как интригует! - Стася по деловому уселась в кресле напротив. - Ты, часом, не за фэнтези взялся?
   - Что ты! - "ужаснулся" Эрик. - Чур меня! Ты, жена моя, мать моих детей! Как могла ты в таком меня заподозрить?!
   - Каюсь, каюсь!
   - Кайся, грешница, кайся и прими "сюрпрайз"!
   - Чего?
   - Не чего, а презент. От нашего общего... только что получил. - Эрик артистично извлек небольшой сверток.
   - Ух ты! Зайчик! "Дело печальных скоморохов", новенькая?
   - На титульный лист взгляни!
   - Так, сейчас... "Дорогая Стася, поздравляю Вас с десятилетием...", - она изменилась в лице. - Эрик...
   - Что, мой любимый лисенок?
   - Ничего! - Стася резко встала. - Ты сволочь!
   - В каком смы..
   - Во всех! - не дала закончить ему Стася. Ее руки обхватили Эрика, жаркое пьянящее дыхание обожгло, ворвалось в него. - Ты не забыл!
   - Ага! - придушенный Эрик пытался говорить. - Он сейчас на кон поехал, а я предупредил заранее. Он страшно извинялся...
   - Ты так давно не называл меня лисенком...
   - Какой я болван!
   - Болван...
   -Олух!
   - Олух...
   - Я хочу тебя!
   - И я.. Ой, у меня встреча деловая... Тихо, стрелку сделаешь!
   - Уже.
   - Гад!
   - Ползучий!
   - Маньяк... иди сюда!
   - Иду!
  
  
   - Как думаешь, он понял, кем мы были?
   - Может быть...
   - Похоже, что да!
   - Но он не знал, сколько ему осталось!..
  
  
   Тихо. Темно.
   - Я люблю тебя! - шепчет она. У него перехватывает дыхание.
   Как же мы, люди, странно устроены! И как мало нам нужно для счастья!..
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"