Малеваная Наталия Янтарная Бабочка: другие произведения.

С Новым годом, друг!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Счастье рядом...

  
  Автор: Малеваная Наталия
  Название: ″С Новым годом, друг!″
  Жанр: любовный роман
  
  
  - О да, детка! Да! Вот так! - задыхаясь, громко орал мужской голос.
  - О, Джонни!!! - не менее оглушительно ответил женский крик.
  - Вообще-то, его зовут Женя, - пробормотала себе под нос, устало вздохнув.
  Вот уже третий час я сижу в шкафу и слушаю эти порнографические вопли мартовских котов. Мля-а, да кто ж знал, что мое желание сделать другу сюрприз обернется вот так?! Сюжет для анекдота, блин! Расскажи кому - описаются от смеха.
  С Женей мы дружим еще с третьего класса школы. Аккурат с того самого момента, когда он дернул меня за косичку, а я в ответ треснула его по башке учебником. В общем, нас связывает крепкая дружба. В то время, как после окончания школы друзья-одноклассники разбежались кто куда и оборвали все связи с прошлой жизнью, мы с Женей продолжали общаться. И это выражалось не только в открытках и звонках по праздникам. Живя в одном городе, хотя и в разных районах, мы встречались довольно часто, несмотря на занятость и бурность молодой жизни: ходили в кафешки, кино, клубы или просто сидели дома перед телевизором и поедали пиццу. Многие не понимали и не понимают нашей дружбы. Ага, ведь дружбы между мужчиной и женщиной не бывает. Три раза ха-ха! Нам предрекали только два варианта. Или мы с Женей переспим и поженимся или переспим и разбежимся. Но назло врагам мы вот уже двадцать лет дружим. Нас вполне устраивают такие отношения.
  М-да... И вот, я специально прилетела из Таиланда, бросила работу, упустила выгодного клиента, а все для того, чтобы провести с другом новогодние праздники. С другом, который два дня назад жаловался, что его бросила очередная зайка и ему одиноко. Я как дура спешила, прошла огонь, воду и медные трубы: летела с четырьмя пересадками, добиралась поездом и автобусом... На дворе двадцать девятое декабря, все спешат домой на праздники. Вот и я... спешила...
  - Джо-о-они-и-и!!! - провизжала девица и все стихло.
  Через минуту послышался шорох, тихий разговор, шаги и... дверца шкафа вдруг открылась.
  - Ой! Привет, Жень, - пропищала я, подняв взгляд на ошарашенного и абсолютно голого парня. - Сю-ю-юрпри-и-из! С Наступающим!
  - Лера? - друг кашлянул и поспешно прикрылся руками. Поздно, я там уже все рассмотреть успела.
  - Джонни, это кто? - с истерическими нотками в голосе, поинтересовалась девица, выглянув из-за плеча Жени.
  Я медленно осмотрела незнакомку, одетую в роховый полупрозрачный халатик. Как и думала. Любимый тип женщин друга. Невинное с виду, чисто ангельское создание - голубоглазая блондинка со стопроцентным стервозным характером.
  - А ко мне вот зайка вернулась, - извиняющимся тоном пробормотал Женя, продолжая неотрывно на меня смотреть. - А... А ты что здесь делаешь?
  - Что я здесь делаю? Интересный вопрос, - задумчиво потерла подбородок. - Мимо шла, дай, думаю, зайду к любимому другу, который страдает от одиночества.
  - Нет, - покачал головой Женя. - Что ты в шкафу делаешь?
  - Ну, так я... это... - промямлила, пытаясь найти оправдание. И в самом деле, чего я в шкаф залезла-то, а?
  - Джонни, ты мне объяснить ничего не хочешь? - напомнила о себе блондинка.
  - Камила, успокойся. Я все тебе объясню, позже, - раздраженно ответил Женя и ухмыльнулся. - Ну, так что, Лер?
  - Ты это, оделся бы, - заметила, пытаясь перевести разговор на другую тему. - А то смущаешь тут своим видом.
  - Кого смущаю?
  - Ну не меня же, - ответила, выбираясь из шкафа. - Артемьев, я тебя в любом виде видела. Правда, не голого, но близко к этому. Знаешь, ведь плавки тоже не особо что-то скрывали.
  - Ты кто такая? - визгнула Камила, гневно сверкая глазами. - И где это ты моего парня в плавках видела? Джонни!
  - Женя, будь другом, заткни свою зайку, - попросила. - Ты не представляешь, как я устала. Сутки не спала. Я оккупирую диванчик в гостиной, лады?
  И не дожидаясь ответа, потопала в гостиную. Друг остался объяснять блондинке кто я и с чем меня едят. Хотя, есть не советую. Слишком уж яду во мне многовато. Кое-как стянув с себя одежду, рухнула на диван и почти тут же отрубилась. Забавно, как еще в шкафу не додумалась уснуть?
  - Лер. Лера, - сквозь сон в мое сознание пробился тихий ласковый голос. - Леруня, проснись.
  - М-м-м, уйди, зараза, - пробормотала и махнула рукой, отгоняя нарушителя.
  Ладонь хлопнула по чем-то твердом и теплом. Не открывая глаз, пощупала, пытаясь определить на что же такое я наткнулась. В ответ послышался тихий смех.
  - Синичкина, еще чуть ниже и тебе станет стыдно, - произнес веселый голос Жени.
  - Артемьев, не мешай спать, - приоткрыв один глаз, буркнула и едва не прикусила язык, рассмотрев, где находится моя рука. В самом деле, еще ниже опустила, натолкнулась бы на та-а-акой сюрприз. Моя ладонь находилась у края, низко повязанного на бедрах друга, полотенца. Отдернув руку, словно обжегшись, я возмущенно посмотрела на смеющегося Женю. - Чё те надобно, старче?
  - Ты так и собираешься спать в майке и трусах?
  - Тебя что-нибудь смущает?
  - Меня нет, а вот зайка недовольна. Ты же знаешь, как я не люблю истерики.
  - Слушай, тебе еще не надоел этот зоопарк? Киска, рыбка, зайка.
  - А что же мне делать, если у меня подруга птичка? - хохотнул друг, щелкнув меня по носу.
  - Ой, только не начинай. Хорошо тебе, повезло с фамилией.
  - Да, а кто меня Артемоном в школе называл?
  - Да, ладно, кто старое помянет...
  - Тому я нос откушу. Вставай, давай.
  - Эй, положи, где взял, - возмутилась, когда меня бесцеремонно попытались стянуть с дивана. - Артемьев!
  - Тише, Синичкина. Я тебе постель принес.
  - Ой, Женька, ты же знаешь, как я тебя люблю? Сильно-сильно, - призналась, пока друг переносил меня в кресло.
  - Знаю. Иногда кажется, что ты мне спокойно умереть не дашь, так сильно любишь, - тихо проворчал друг, застилая диван.
  - Нет, честно. Жень, ты самый лучший друг в целом мире и единственный мужчина в моей жизни.
  - Лерка, ты чего? - удивился друг и уронил подушку на пол. - Что случилось?
  - Да так, ничего. Нас с Петькой наконец-то развели. Он отсудил у меня машину и половину квартиры. Теперь, я свободная женщина.
  - Как развели? Подожди, ты мне ничего не говорила об этом.
  - Да? - Я нахмурилась, пытаясь вспомнить. - Наверное, забыла.
  - Синичкина, ты ничего никогда не забываешь. Да ты даже помнишь точную дату, когда Грымза влепила тебе двойку по математике.
  - Я... просто не хотела рассказывать. Ты тогда с Инной расстался.
  - Это было восемь месяцев назад, - выдохнул Женя.
  - Угу.
  - И ты молчала? Я не могу поверить. Подожди, почему вы развелись? Ты же его... любила.
  - Ну-у, - нерешительно протянула. - Жень, это уже в прошлом. Спать хочется.
  - Лер, - с упреком произнес друг, переложив меня обратно на диван и укрыв одеялом. - Это из-за меня?
  - Ой, только не страдай манией величия, - насмешливо фыркнула. - Земля не вертится вокруг тебя.
  - Синичкина.
  - Ладно-ладно. Сдаюсь. Пете не нравилось, что я уделяю внимание еще кому-то, кроме него. По его словам, я постоянно сравнивала вас и ставила тебя в пример, как идеал мужчины. Он устал от моих поездок по работе, от того, что я не умею готовить и... И что не могу иметь детей. Точнее, очень маленькая вероятность, что я забеременею. Вот...
  Я спрятала лицо в подушку. Захотелось выплакаться. И больше всего меня огорчал не развод. Петьку я любить перестала после пяти лет совместной жизни, но привыкла к нему и ничего менять не хотела. Муж... Бывший муж цеплялся за чувства. Он решил, что после рождения ребенка, что-то изменится, но... Увы и ах.
  - Только не смей меня жалеть, - пробормотала, почувствовав, как Женя поглаживает меня по голове.
  - Даже не думал. Тебя жалеть себе дороже.
  - То-то же, - хмыкнула. - Жень, можно я у тебя поживу? У меня билет обратно только третьего.
  - Синичкина, ты еще спрашиваешь? Да хоть навсегда оставайся.
  - Но ведь... А как же зайка? - поинтересовалась, ощущая, что меня снова одолевает сон.
  - Камила? А что она?
  - Напомнить тебе, сколько девушек от тебя ушло из-за меня?
  - Пусть бы не заставляли выбирать. ″Она или я″, - пропищал друг тоненьким голоском. - Конечно же, я выберу тебя, Лерка. Еще не нашлась такая девушка, ради которой я пожертвовал бы нашей дружбой. И вообще, зачем жертвовать? Моя жена, если такая найдется, примет тебя как своего друга тоже, и не станет глупо ревновать. А Камила явно не такая. Да и жениться на ней я не собираюсь. Синичка, ты спишь?
  - Угу, - ответила, уже почти не понимая слов разговора.
  - Сладких снов, малыш, - долетел до меня нежный шепот. И ощущение теплых губ на щеке.
  
  Утром я проснулась раньше Жени, несмотря на разницу во времени и усталость после перелета. Впрочем, друг всегда был редкостной соней, а мне иногда для полноценного отдыха хватало и четырех часов в сутки. Решив порадовать Женю и извиниться за вчерашнее недоразумение, поплелась на кухню. Знаю, Артемьев душу продаст за чашку горячего, ароматного кофе. Долго рыться в шкафчиках, чтобы найти необходимое, не пришлось - с моего последнего визита ничего не изменилось: все на своих привычных местах. Поставив турку на плиту, сама нырнула в холодильник.
  Итак, яйца, молоко, ветчина, сыр... Хм, а сливки ему зачем? Не помню, чтобы он их любил. Или же это для... зайки? Извращенец!
  Самое большое, на что я была способна в готовке, это омлет, бутерброды, ну и еще разные салаты. По крайней мере, это все, что лучше всего у меня получается и что не испорчу.
  И тихо напевая себе под нос, я занялась тонким искусством кулинарии.
  - М-м-м, а что это так вкусно пахнет? - принюхиваясь, поинтересовался Женя. Друг, одетый в одни боксеры, прошлепал босыми ногами по полу кухни и уселся за стол. - Корми меня, женщина!
  - Не боишься, что отравлю? - спросила, поставив перед Женей чашку с кофе, и потрепала друга по коротким пшеничного цвета волосам. Такой забавный: сонный, взъерошенный.
  - О, ты никогда этого не сделаешь.
  - М, откуда такая уверенность? - Я села за стол напротив, подогнув под себя левую ногу, и откусила огромный кусок бутерброда с ветчиной.
  - Ты слишком меня любишь, - заявил Женя и сделал глоток из чашки, жмурясь от удовольствия.
  - Тс-с, а то еще твоя зайка услышит, - притворно испугалась. - Она же из меня отбивную сделает, защищая твою честь, сердце и кошелек. Подумает, что я хочу их забрать себе.
  - А ты не хочешь? - потянувшись за бутербродом с сыром, поинтересовался друг.
  - Не-а. они и так мне принадлежат, - и, не удержавшись, рассмеялась. - Скажешь, неправда?
  - Ну, почему же? Правда. А если ты мне каждый день подобный завтрак будешь делать, я тебе еще и почку отдам. Правую.
  - Эй, а почему только правую? - возмутилась.
  - Потому что без обоих завтраки мне уже не понадобятся.
  За веселыми перебранками незаметно пролетел час, и мы с Женей уничтожили все бутерброды. Ух, оказывается, как же я скучала по вот такому общению. Когда сидишь рядом с дорогим, родным тебе человеком и беззаботно болтаешь... Последние три месяца только и делала, что работала, работала, работала... В прочем, ничего другого больше не оставалось. Домой спешить было не нужно - там никто не ждет, вот и моталась по свету от заказа до заказа.
  - Доброе утро, - пропела, вошедшая на кухню Камила.
  Девушка была полностью экипирована: платье, макияж, прическа, украшения. Продефилировав к сидящему и даже не прореагировавшему на ее появление Жене, блондинка наклонилась и чмокнула его в щеку. Друг почему-то нахмурился, с раздражением потер щеку, размазав след от помады, и злобно сверкнул глазами в сторону Камилы. Девушка же, поджав с презрением губы, рассматривала меня. А что я? Мне по барабану. Я невозмутимо продолжала попивать холодный кофе.
  - Вы хоть бы оделись, - поучительно заметила блондинка.
  - А зачем? - поинтересовалась и, подняв голову, посмотрела на девушку, а потом перевела взгляд на друга. - Жень, я тебя смущаю?
  - Очень, - утвердительно кивнув, заверил Артемьев.
  - Ёлки-палки, что ж ты раньше не сказал?! Я тут, видите ли, развращаю твою неокрепшую детскую психику видом своих труселей, а ты молчишь, негодник!
  - Эй, Синичка, это кто из нас еще ребенок? - вознегодовал Женя, сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.
  - Ну-у, ты же на двадцать пять дней младше меня. Артемьев, будь умным мальчиком, догадайся сам.
  - Отшлепаю, - пригрозил друг. - Возьму ремень и отшлепаю.
  - И где же ты его возьмешь, коли сам в одних трусах сидишь?
  - О-о-о, какая чудовищная ситуация. Просто аморальное поведение! Оказывается, мы друг друга совращаем, - смешно округлив глаза, громким шепотом сообщил Женя. - Ай-яй-яй.
  - Стыд и позор на наши головы, - поддержала я.
  Спустя пару минут, когда смеяться уже стало больно, я заметила, что Камила не поддержала нашего веселья. Девушка вообще застыла на месте с широко открытыми глазами. И что страннее всего: она смотрела на меня.
  - Жень? А, Жень? - позвала. - Что это с ней?
  - Не знаю, - растеряно буркнул друг и, встав со стула, помахал рукой перед лицом блондинки. Камила моргнула, потом еще раз и еще.
  - Это же... Ты же... Да? - взволновано пролепетала девушка. - Та самая. Мамочки! Я... Сейчас!
  Камила убежала куда-то, а мы с Женей только с недоумением переглянулись. Через минуту блондинка примчалась обратно и шлепнула на стол передо мной раскрытый журнал. Я лишь мельком в него заглянула, прекрасно зная, что там. Моя фотография и интервью.
  - Вот, блин! Я этому фотографу руки поотрывала бы, - сжав руками чашку, прошипела. - Ну, кто так фотографирует, а?
  - Ты Золотая Лера. Ох, мне девочки не поверят, - восторженно произнесла Камила и, забрав стул Жени, уселась рядом со мной. - Сама Лера Голд во плоти. Всемирно известный фотограф на кухне моего парня. Не могу поверить.
  - Тебя ущипнуть, чтобы поверила? - предложила я, возведя глаза к потолку. - Слушай, а ты случайно моделью не работаешь?
  - Да. Да-да. Моделью, - радостно воскликнула блондинка, а я оглохла на правое ухо. - О, ты видела мои фотографии, да? Я в прошлом месяце работала с самим...
  - Нет, - перебила щебетание девушки. - Фотографий не видела.
  - А как же догадалась? Профессиональный глаз, да?
  - Нет, инстинкт самосохранения, - холодно ответила. Вот не люблю я этих моделей и актрис. Как заведут свое восхищенное ла-ла-ла, в то время как им надо молчать и изгибаться в тех позах, в которых прикажу. Вечно одно и то же. Вздохнув, я умоляюще посмотрела на Женю.
  - Камила, - обратился он к девушке, - ты же должна была с подругами сегодня встретиться.
  - Да? Ах, да. Какая же я забывчивая, - рассмеялась Камила, продолжая сидеть на месте и гипнотизировать меня взглядом.
  - Сейчас уже половина десятого. Ты опоздаешь, - не сдавался друг.
  - Да-да, я, пожалуй, пойду. Спасибо, милый, что напомнил. Лера, было приятно с тобой познакомиться. Еще увидимся. Обязательно, - пролепетала девушка и, подскочив из-за стола, засеменила к выходу. - Господи, сама Лера Голд.
  Через пару минут послышался перестук каблуков и звук захлопнувшейся двери. Я, испустив вздох облегчения, ощутимо стукнулась лбом о столешницу.
  - Же-е-ень, - простонала, - а ты не мог найти себе девушку, не работающую в модельном бизнесе?
  - Я же не специально, - хохотнул друг. - И смотри, она от тебя в восторге. Истерик и скандалов не закатывает.
  - Артемьев, это хуже истерики. Знаешь, что она у меня обязательно попросит? Чтобы я провела с ней фото-сессию.
  - Эх, Синичкина, это мечта каждой даже малоизвестной модели. Вот она слава.
  - Жень, а ты сильно обидишься, если я ее пошлю куда подальше? - Друг закусил нижнюю губу и изобразил глубокую задумчивость. - Женька!
  - Не обижусь, Лер. Ты же знаешь, я не позволю кому-нибудь тебя обижать. Особенно страшной и ужасной модели-кровопийце.
  - Так, все. Закрыли тему, - решительно заявила. - Ты елку покупать собираешься?
  - Видимо, теперь да, - тяжело вздохнул Артемьев.
  - Угу, умный мальчик, - улыбнулась. - Ты сегодня как? Занят?
  - Свободен как ветер. В офисе и Макс управится, я ему только позвоню, обрадую.
  - Вот и ладненько, вот и хорошо. Слушай план на сегодня. Едем по магазинам. Продуктов нужно подкупить, да и мне во что-то переодеваться нужно будет.
  - А? А где твои вещи? - удивился Женя.
  - Хм, затерялись в каком-то аэропорту, кажется, - ответила, встав из-за стола. Собрала грязную посуду и загрузила ее в мойку.
  - В каком-то? А сколько их было? - спросил друг, следуя за мной в гостиную.
  - Пять.
  - Пять?
  - Это длинная история, - сообщила, придирчиво рассматривая свою измятую одежду. Эх, гладить придется.
  - Так, Синичкина, а ну рассказывай все сначала и в деталях, - приказал Женя.
  - Да ничего интересного, - отмахнулась. - Утюг где?
  - Там, где и всегда, - ответил друг.- Ты от вопроса-то не увиливай. Рассказывай все, как на исповеди.
  - Же-е-ень.
  - Давай-давай, Синичкина. Поведай мне о своих грехах.
  - Ладно. Только ты оденься.
  - Смущаю? Соблазняю? - поинтересовался друг, игриво подергав бровями.
  - Да иди ты... одеваться! Знаю я тебя, как начнешь собираться, два часа пройдет.
  - Лерка! - грозно нахмурившись, Женя сделал несколько шагов ко мне.
  Увернувшись от друга, обогнула его и шлепнула по заднице. Да так ощутимо шлепнула, что рука занемела. Женя же застыл на месте. Ой, кажись, меня сейчас бить будут... Или еще чего похуже.
  - Ты на меня руку подняла, женщина? - произнес друг и горестно вздохнул. - Уйду от тебя. Плохая ты. Всё, развод и девичья фамилия пополам.
  Изображая обиженную невинность, друг отправился в спальню, одеваться, оставив дверь открытой, чтобы меня слышать. Пока я приводила одежду в порядок, а потом одевалась, рассказала Жене о своих злоключениях, ведь по-иному и не назовешь. Нет, я не настолько ″зазвездилась″, чтобы брезговать полетами эконом классом или воротить нос от поездки в автобусе, просто мое путешествие в родные края не задалось с самого начала.
  Билетов на рейс Бангкок-Киев не оказалось. Пришлось потратить три часа, чтобы составить приемлемый план маршрута и заказать билеты. Интернет это наше всё! Но, проблемой было то, что между рейсами у меня не больше тридцати минут. Правда, мне тогда это казалось проблемой.
  Злоключения начались в самом первом самолете. Мне досталось место рядом с женщиной с маленьким ребенком. Ну, как маленьким? Точно определить трудно. Я даже не поняла - девочка или мальчик. Что же тогда о возрасте говорить? Больше года, но младше трех. Женщина безумолку болтала во время полета, обращаясь то к малышу, то ко мне. Я, естественно, ни черта не понимала, потому что она лепетала то ли на китайском, то ли на каком-то еще. Я кроме английского и русского других иностранных языков не знаю. Для работы хватало и английского, а если что, Ирма, моя помощница, всегда держала поблизости переводчика.
  Пять часов полета показались мне девятью кругами Ада. Нет, конечно, я люблю детей и мечтаю о своем карапузе, но... Сначала мне премило улыбались и агукали. Ну как на такое не ответить? Потом дошел черед до дергания моих волос. Признаю, ребенок не виноват, что его заинтересовала странная тетя с фиолетовыми волосами. Уверена, подобных ему видеть никогда не доводилось, разве что в мультиках. А что такого? Нормальный цвет. Ладно, я бы никогда в жизни не покрасила волосы в фиолетовый. Но, спор есть спор. Это было на прошлый Новый год. Уже и не помню о чем спорили, но Женя выиграл и мне пришлось изменить имидж. Правда, это уже не впервые. Пару лет до этого я целый год ходила с розовыми волосами, чем вызывала крайнее недовольство у Пети. Да что там, его это просто бесило! Зато, однажды выиграла и другу пришлось подстричься налысо. Выглядел Женя... колоритно. Он всегда держал себя в форме, регулярно посещал спортзал, тренажеры там всякие. Одним словом, друг у меня мужик видный, жених завидный: высокий, в меру подкачанный, в плечах косая сажень, как говорится, пресс крепче бетона. Подкову не согнет, но мои шестьдесят восемь кило поднимает легко. Добавить ко всему этому еще и красивое, но не смазливое, лицо, серые глаза и золотистые волосы... Девушки оборачиваются Жене вслед, сворачивая шеи и заливая асфальт слюнями. Так о чем я? Другу к новому имиджу под названием ″лысая башка, дай пирожка″ не хватало только золотой цепочки на шею, сигареты в зубах и пистолета в руке. Мою шутку оценили все: и работники его фирмы, которые втихаря потешались над боссом, и клиенты, которые быстро соглашались на все условия заключаемого договора. Еще бы, никому не хотелось ″разборок″.
  Итак, после дергания, не больного, но ощутимого, милейший ребенок надумал попробовать мои волосы на вкус. Это мне категорически не понравилось, и я попыталась отобрать ″добычу″ у малыша. Ну, кто же знал, что ребенок может выть громче сирены пожарной машины. Женщина, принявшая успокаивать свое чадо, верещала не тише и, судя по осуждающим взглядам окружающих, меня винили во всех смертных грехах. Так что, когда мы прилетели, я была безумно, просто на грани помешательства, счастлива поскорее убраться с этого самолета. Зря радовалась. На следующем рейсе мне в соседи попался представительный мужчина: аккуратная прическа, деловой костюм, кожаный портфель, с которым он не расставался. Бизнесмен какой-то, решила я. Пока мы были еще на земле, мужчина сдержанно пытался наладить со мной контакт. Ну, там имя спросил, куда лечу и всякая дребедень. А потом... Это наверное был пресловутый ″эффект попутчика″. За три с половиною часа полета я узнала многое. Даже то, что никогда в жизни не хотела бы узнать. Мужчина рассказал мне все о себе: начиная от детства и до настоящего момента. В какой он садик ходил, в кого влюбился, когда и с кем впервые поцеловался, какой крем от прыщей использовал будучи подростком, когда начал бриться, его первый секс, первая жена, вторая, любовница, при чем одна и та же, несмотря на смену семейного статуса, любимые позы в постели, предпочтения в еде и далее, далее... Мужчина даже признался, какое белье на нем надето. И после того, как самолет приземлился, Грег Петровски мне мило и невинно улыбался. Бр-р-р... Шесть часов третьего полета прибавили седины в мои, да и остальных пассажиров, волосы. Соседка попалась нервная. Нет, сначала, пока мы еще не взлетели, она была спокойна, как стенка, об которую кидают горох: сидела смирно, смотрела перед собой, правда, бледненькая какая-то была... Вот скажите непонятливой мне, если панически боишься летать самолетами, зачем тогда выбирать именно этот вид транспорта?!
  Дальше я уже не ожидала ничего хорошего, тем более, кажется, именно после этого рейса мой багаж потерялся. Хорошо, что документы, ноутбук и фотоаппарат всегда при себе держу. И ведь как в воду глядела, ё-маё! В четвертом самолете, сосед - семнадцатилетний пацан, - пытался меня ″закадрить″, а после непонятно где раздобытой банки пива полез обниматься и целоваться. Последний рейс мне мало запомнился. Устала, да и спать хотелось, но приходилось сидеть вытянувшись и не шевелиться. Бабка божий одуванчик, попавшая мне в соседи, не упускала момент научить меня уму разуму. Ах, если бы бабулька была иностранкой. Так нет же, попалась соотечественница, а такие, как она, поучать молодежь очень любят и считают это своим долгом. Особенно мне досталось за фиолетовые волосы и колечки пирсинга в брови. Повезло, что она не заметила, сколько дырок проколото в моих ушах и не узнала о татуировке на лопатке с левой стороны. Это мы с Женей так отпраздновали окончание школы. Друг обзавелся только пробитыми ушами и небольшой татушкой на правом плече, а меня потянуло на подвиги. Как вспомню, как родители ругались... Бр-р-р, мурашки по коже.
  - Вот так, Евгений Сергеевич. Потом было длинное путешествие на поезде, два часа в автобусе, тридцать минут по городу с пьяным водителем такси и я у тебя дома, - закончила свой рассказ. Мы как раз спустились в подземный гараж.
  - М-м-м, - невнятно отозвался Женя, размашисто шагая в сторону своего автомобиля. ″Ласточки″, как он называет представителя немецкого автомобиле производства.
  - И это все, что ты можешь мне сказать? - возмущенно поинтересовалась, когда забралась в салон и пристегнулась. Я-то хорошо знаю, как друг водит. Мечта самоубийцы!
  - А что я могу сказать, Валерия Константиновна?! Такое могло случиться только с тобой.
  - Ну-у...
  - Не отрицай, а лучше вспомни все свои приключения. В которые, кстати, и меня втягивала.
  - Ой, а ты скажи, что тебе самому не было весело? - спросила, вжавшись в сидение и царапая его обивку ногтями. Вот в такси могу ехать спокойно, хотя там встречаются поистине чудовищные водители, а с другом не могу. Постоянно кажется, что мы куда-нибудь врежемся. - Жень, мы никуда не спешим.
  - Я не черепаха и к тому же ни одного правила движения не нарушаю, - пробормотал друг. - Могла уже и привыкнуть. А если не нравится, сама учись, получай права, а я буду пассажиром.
  - А-ага и тогда мы доедем до первого же столба.
  - Тогда расслабься...
  - ... и получай удовольствие. Угу.
  - Слушай, а что ты делала в Таиланде? - поинтересовался друг, повернув голову в мою сторону.
  - Смотри вперед! - пропищала и с облегчением вздохнула, когда Женя вновь сосредоточился на дороге. - В Таиланде снимала пейзажи для буклетов одного турагентства.
  - Что?! Ты и буклеты? Лера! Не может быть!
  - Артемьев, не отвлекайся, - напомнила. - И почему ты так удивляешься? Нормальная работа. Платят хорошо, пейзажи просто класс. Клиент, тем более, выгодный, а работа плевая: на раз, два.
  - Но буклеты это так... мелковато. Не твой уровень, - хмыкнул друг.
  На этом я не захотела продолжать разговор. Да и что сказать? Что мне не было на что тратить свое свободное время, которого вдруг оказалось так много? Или что было тоскливо и одиноко, поэтому и моталась по свету? Что не хотела никому навязываться? Хотя, я бы с удовольствием приехала еще раньше. Сразу же после развода. Но у Жени своя личная жизнь, которую он пытается наладить. Не решилась помешать. К тому же, в последнее время в голову лезут всякие мыслишки, а дружбу терять не хочется... Да-да, себе-то можно говорить всю правду. Друг мне уже далеко не друг. В том смысле, что вот уже полгода, как я оцениваю Женю, как мужчину, потенциального партнера, как... любовника. Короче, влипла и, кажись, влюбилась. Или просто прозрела... Но со своими чувствами я или опоздала, или, что вероятней всего, вообще не к месту.
  Сначала мы отправились покупать мне одежду. Много брать мне не нужно было, поэтому обошлась теплым свитером, парой брюк и футболками. Из отдела нижнего белья Женю пришлось выталкивать. Друг порывался не только мне помочь с выбором, но и посетительницам предлагал посодействовать в примерке. Понятно, что он шутил, но когда одна из покупательниц согласилась... Я самолично выпихнула Женю за двери.
  Следующей на очереди была елка, тем более как раз по пути к супермаркету находился небольшой рынок, где каждый год продают зеленых красавиц.
  - Мужчина, а что же Вы своей жене не помогаете елочку выбирать? - Долетели до меня слова продавца - крупной тетки лет сорока.
  Друг, ожидающий, когда мне надоест бродить среди елок, застыл на месте, хотя до этого переступал с ноги на ногу, видимо, от холода. Я тоже почему-то замерла с протянутой рукой к выбранной пушистой красавице. Посмотрела на Женю и встретила оценивающий взгляд серых глаз.
  - Жена, а жена, - друг озорно улыбнулся и подмигнул мне.
  - Что, муж? - подыграла.
  - Давай быстрее, а то я замерз уже, - сообщил Женя, состроив жалобную моську. - Вдруг кое-что нужное отморожу.
  - Одеваться нужно было лучше, - парировала, ехидно хихикнув. - Я уже выбрала, - и, посмотрев на продавщицу, указала на понравившуюся мне елку.
  А дальше был супермаркет. Здесь друг уже не ныл, что ему холодно. Послушно катил тележку следом за мной и иногда участвовал в выборе продуктов. Например, когда нужно было достать что-то с верхней полки, куда мне со своими метр шестьдесят восемь было лень дотянуться. А в остальном с Женей советоваться не приходилось. Прекрасно знаю его вкусы и предпочтения.
  И вот спустя два часа я стою возле кассы и от нетерпения постукиваю ногой. Называется, послала друга за горошком. Что там выбирать можно так долго? Попросив мужчину в конце длинной очереди посторожить тележку, отправилась на поиски пропажи. Женя нашелся быстро. Он стоял у стремянки и мило болтал с девушкой, которая стояла на верху этой самой стремянки и что-то искала на самой верхней полке.
  - Муж, а муж? - прошипела раздраженно. - Ты что делаешь?
  - Лера? - Удивленно вздернутые вверх брови сказали, что меня здесь не ждали. Вчера он и то меньше удивился, найдя меня в шкафу. Забыл обо мне, что ли?
  - Она самая. Горошек где?
  - Вот, - мне в руки ткнули жестяную банку. - Ты иди. Стоп, вот еще, возьми карточку. Код ты знаешь. Подождешь меня у машины?
  - Жень... - растеряно выдохнула. Умоляюще-извиняющийся тон друга непривычно резал слух. - Кхм. А как же Камила?
  - Да кому она нужна, - Женя попытался беззаботно улыбнуться, но улыбка все-таки получилась натянутой.
  - Хм, новая зайка? - поинтересовалась, бросив мимолетный взгляд на застывшую на стремянке девушку.
  - Эм-м, - друг нахмурился, буравя меня оценивающим взглядом, - нет. Леруня, ты иди. Ладно?
  - Хорошо, - согласилась и взяла протянутую мне пластиковую карточку. - Только ты не долго.
  - Угу, - кивнул Женя. - Пару минут.
  ″И как это понимать?″ - недоумевала и мучила себя одним единственным вопросом, переминаясь с ноги на ногу на парковке у маркета. Друг не догнал меня на кассе и я вот уже двадцать минут, как торчу рядом с его ″ласточкой″. А на дворе, между прочим, не лето, а минус восемнадцать. Еще и снег пошел, словно в насмешку.
  - А вот и я! - радостно сообщил Женя. Он держал в руках огромную коробку и счастливо улыбался.
  - Рад-да з-за т-тебя, - сообщила, стуча зубами. - А я т-тут в С-снегурочк-ку э-эволюционир-рую.
  - Лер? Ты... Вот я дурак! - Женя поставил коробку на землю и принялся разматывать свой шарф. - Забыл дать тебе ключи.
  - У-умная м-мысль, - согласилась.
  - Прости, идиота!
  - А-а-а... - Я бы махнула рукой, но в ней пакет.
  - Прости, прости, прости, - лепетал друг, обматывая вокруг моей шеи шарф. Теплый, пахнущий одеколоном и... Женей. М-м-м, убойное сочетание. Можно, я шарфик больше не верну?
  - Лерунь, простишь? - спросил друг, заключив мое лицо в ладони.
  - Ку-да же я д-денусь? П-прощаю, - отозвалась, сдерживаясь, чтобы не потянуться за поцелуем. Женя так близко...
  - Поехали домой, - произнес друг, заглядывая мне в глаза, словно хотел там что-то увидеть.
  - Поехали, - вздохнула.
  А дома нас уже ждали. Три девицы у окна, ешкин-кот! Камила и какие-то две девушки. Чует моя чуйка это ее напарницы по цеху. Наряжены как куклы, на лицах по несколько килограмм штукатурки, прически, зацементированные лаком, белозубые улыбки а-ля ″акула″ и кровожадный блеск в глазах. Я как зашла в комнату, так от испуга и застыла на месте. Серьезно. Стало страшно за свою жизнь. Шедший следом Женя, врезался в меня.
  - Синичка, ты чего на пороге стоишь? - удивился друг. Шелест пакетов и горячие руки сжали мою талию. - Ты... Камила?!
  - Привет! - сладко протянула блондинка, глядя при этом исключительно на меня. - А мы вот в гости решили зайти. Лера, познакомься. Это мои подруги: Инесса и Джулия. Девочки, это Лера Голд. Я вам про нее рассказывала. - Кажется, блондинка сейчас лопнет от гордости и самодовольства. - А это мой пупсик. Джонни.
  - Камила! - сердито прошипел за спиной друг. У меня даже волоски на затылке по стойке ″Смирно!″ поднялись.
  ″Ща кого-то порвут, как Тузик грелку″, - позлорадствовала я, но все же решила спасти ситуацию, а то потом придется отмывать квартиру от крови. Да и цель визита ″девиц″ понятна. Тем более, какой акцент зайка сделала на моем имени.
  - В гости? - переспросила я, лучезарно улыбнувшись. - Ах, как вы вовремя! Поможете мне в готовке? Салатики крошить умеете?
  - Что? - хором спросили все трое, удивленно моргая.
  - Повторяю для особо одаренных... э-эм, то есть, тех, кто плохо расслышал. Готовить, умеете?
  Женя сдавленно хрюкнул, прижавшись к моей спине. Видимо, стесняется рассмеяться во весь голос. Правильно, хрупкую психику отечественных моделей нужно беречь. Они же все-таки наше, родное.
  - Какое ″готовить″? - фыркнула Камила. - Лера, мы...
  - Хотите фото-сессию.
  - Да! - обрадовалась блондинка. - А как...
  - Интуиция. Мой ответ: нет.
  - Но...
  Не желая дальше слушать Камилу, я высвободилась из объятий друга и, взяв пакеты с продуктами, направилась на кухню. Ничего нового, все равно бы не узнала.
  - Джонни! - Донесся до меня визгливый голос зайки, даже прислушиваться было не нужно. - Джонни, ты должен ее уговорить. Просто обязан.
  Бедный Женька. Бессовестная я. Оставила несчастного на растерзание жертвам диеты. Ну, ничего, если от него попробуют откусить хоть кусочек, Чип, то есть я, поспешит на помощь Дейлу. Мне он целехонький нужен, а не обглоданный до костей.
  - Камила, успокойся, - спокойно произнес друг. Хм, не похоже, чтобы его там уж слишком истязали.
  - Ну, Джонни!
  - Леру я уговаривать не буду и не приставай к ней больше.
  Ух ты, моя лапа. Защищает.
  - Ты! - особо громко визгнула блондинка. - Если ты не уговоришь ее, я... я...
  - Что ты?
  - Выбирай, кто тебе дороже! Я или она?
  ″Ой, дура″, - посочувствовала Камиле, уронив на пол тюбик с майонезом.
  - Конечно же, - Женя сделал эффектную паузу. Ту, что подольше и, которая на нервы действует. - Я выбираю Леру.
  - Что?! Джонни, я уйду!
  - Иди.
  - И больше не вернусь.
  - Скатертью дорожка.
  Сердитое визжание. Топот. И громкий хлопок дверью. Через пятнадцать минут на кухню вошел Женя, успевший переодеться.
  - Давай помогу, - улыбаясь, предложил друг. Он не выглядел расстроенным или что-то в этом роде, а даже, наоборот, повеселевшим.
  - Прости, - решила извиниться, ведь все-таки из-за меня произошел весь этот сыр-бор.
  - А, пустяки, - Женя отмахнулся в мою сторону палкой копченой колбасы.
  - Ну, ты же ее, как бы, любил, - нерешительно промямлила. - Наверное.
  - Да какая любовь, Синичкина. Не больше, чем простое развлечение.
  - Ага, я слышала вчера, какое развлечение, - фыркнула и, мстительно покосившись на друга, спрятала в карман мандаринку. Женька их просто обожает, вот и обойдется на одну меньше. - Джонни, - передразнила тоненьким голоском и томно вздохнула.
  - Лерка! - возмущенно буркнул друг и покраснел. Нет, реально, взял и покраснел. Невероятное явление. Никогда раньше подобного не наблюдала. Даже тогда, когда Женя однажды, убегая от меня по школьному коридору и споткнувшись, угодил лицом в необъятный бюст нашей классной руководительницы. - Я взрослый мужчина...
  - Верно, подметил, - кивнула.
  - ... у меня есть потребности.
  - Угу, судя по списку твоих заек, кисок, рыбок, понятно какие.
  - Лер, ты считаешь меня бабником, - обижено произнес друг.
  - Да. То есть, нет. Хотя...
  - Синичка, за десять лет было всего шесть девушек, с которыми у меня дело дошло до секса.
  - А мне кажется, что больше, - недовольно заметила, вспоминая всех пассий Жени.
  - Я... Ты что, ревнуешь?
  - Пф-ф, еще чего!
  - А нужно, - вздохнул друг.
  - Чего?! - Я от неожиданности выпустила из рук упаковку с сыром.
  - Того. Как ты думаешь, зачем же мне был нужен весь этот ″зоопарк″?
  - Ну-у, у тебя там... потребности всякие.
  - Нет. Чтобы ты приревновала и...
  - И-и-и? - ″Я себя сейчас уроню″.
  - Забудь, - буркнул Женя и, схватив меня в объятия, поцеловал.
  ″Блин, неужели так может быть?!″
  От прикосновения губ друга меня так тряхнуло, словно разряд молнии ударил, как будто землю из-под ног выбили, и я падаю, падаю... Или лечу? Да, лечу и мне та-а-ак хорошо.
  - Леруня, - шепнул Женя, оторвавшись от меня всего на секунду.
  Второй поцелуй получился более нежным и не таким напористым, но от этого не менее сногсшибательным. Отлепились мы друг от друга лишь тогда, когда стало не хватать воздуха. Серые глаза были так близко-близко. Никогда не думала, что по взгляду можно что-нибудь прочесть, но сейчас... Нежность, теплота, страх, неуверенность, любовь...
  И я убежала... Позорно, глупо, по-детски. Вон из квартиры. Как была, в брюках, тонком свитере и тапочках. Замешкавшись на пару секунд на лестничной площадке, побежала вверх по ступенькам. Еще не совсем с ума сошла, чтобы пойти на улицу.
  - Лера! - Эхом разлетелось по подъезду.
  Я не решилась ответить. Мне нужно подумать. Побыть хоть немножечко в одиночестве. Не то, чтобы я не обрадовалась, что мои чувства оказывается взаимны. Просто... такое ощущение, словно мир перевернулся с ног на голову. И это не очень приятно. Захотелось курить. Жаль, что Женя заставил меня бросить два года назад.
  Женя...
  
  
  * * *
  
  Не дождавшись хоть какого-то ответа, пулей залетел назад в квартиру, обулся, схватил пальто и, перепрыгивая через несколько ступенек, помчался вниз. Синичка не могла далеко уйти.
  - Лера!!! - позвал, оказавшись на улице. Холодный воздух заставил задохнуться и раскашляться.
  Никто не отозвался. Я своим криком только напугал детей на детской площадке. Да старый дворовой кот, сердито зашипев, убежал. Все от меня бегут... Усевшись на старые качели, которые помнят еще наше с Лерой детство, выдохнул в воздух облачко пара. Тогда тоже зима была...
  В тот день я решил признаться Лере. Не знаю точно, когда понял, что испытываю более сильные, чем дружба, чувства, что люблю свою Синичку. И вот решился. Буквально до блеска вылизал всю квартиру, купил огромный букет, заказал еду в лучшем ресторане города и стал ждать назначенного времени. От нетерпения вскакивал каждые пять минут и прислушивался: не звонит ли телефон, не слышно ли шагов на лестнице. Лера пришла на полчаса раньше. Такая красивая, счастливая. Но я даже не успел рот открыть, как она огорошила меня новостью. Моя Синичка влюбилась. В Петра Золотарева, с которым, кстати, я ее сам и познакомил. Пришлось прицепить на лицо приветливую улыбку, хотя руки так и чесались, пойти и придушить Петьку. Через три месяца они поженились. И какой облом: я был свидетелем на свадьбе.
  Когда Лера вчера рассказала, что они с Петей развелись, едва удержался, чтобы не начать орать и прыгать по квартире от радости. Хотелось выгнать Камилу к чертовой матери, чтобы остаться со своей Синичкой наедине. Теперь у меня полностью развязаны руки и я все испортил. Поспешил, дурак! Не мог, что ли, подождать со своими поцелуями? Нет же, полез лизаться. А ты ее спросил, идиот? Вечно я все порчу.
  - Лерка, Лерка, куда же ты убежала? - спросил, подняв лицо к небу.
  
  
  * * *
  
  Не знаю, сколько времени прошло, чтобы до меня наконец-то дошла простая истина. А зачем я вообще убегала?
  - Кажется, я еще большая дура, чем Камила, - произнесла и посмотрела на своего собеседника. Маленький черный котенок сначала прижимался к пушистому тапку на моей ноге, а потом, когда я взяла его на руки, уснул и теперь тихонечко урчал. - Надо возвращаться.
  Жени в квартире не оказалось: дверь нараспашку, а его нет. Проверила все комнаты. А потом, словно кто-то подтолкнул меня, выглянула в окно, выходящее во двор. Одинокая, знакомая до мельчайших деталей, фигура. На качели. В свете фонарей.
  Натянув на себя одежду, я поспешила на улицу.
  - Жень, - позвала, остановившись рядом. Потрепала друга по волосам, стряхивая снежинки. - Идем домой. Ты же кое-что нужное можешь отморозить, глупый.
  - Лера, - Женя порывисто поднялся и обнял меня, крепко прижимая к себе. - Я думал, что ты ушла.
  - Прости, сглупила. Да и куда я уйду-то? Ноутбук и фотоаппарат в квартире остались.
  - Да-а, ты без фотоаппарата никуда, - рассмеялся друг. - Идем домой?
  - Идем. Там это... Нас новый жилец дожидается.
  Мы не обмолвились больше ни словом, не вспоминали о поцелуе, словно чувствовали, что еще рано это обсуждать. Убрали в квартире, искупали и накормили котенка - Черныша, составили примерное меню, список фильмов и передач. Мы все делала вместе, но в отличие от прошедших годов, такие простые действия приносили совсем другие ощущения.
  
  Утро... Хотя одиннадцать часов трудно назвать утром, мы с Женей встретили вместе. Вчера мы допоздна болтали обо всем на свете, вспоминали общее прошлое, но не загадывали на будущее. Так и уснули. На диване. Обнимаясь, словно боялись отпустить друг друга, чтобы не потерять и не потеряться. Разбудил нас Черныш, решивший прогуляться по нашим телам. При этом он царапался и жалобно мяукал. Неплохой будильник.
  Жене было дано задание: установить елку, о которой мы вчера совсем забыли, а я отправилась на кухню. День получился хлопотный и веселый. Каждый час в дверь кто-нибудь звонил. Соседка, Ирина Генриховна, чтобы попросить Женю вечером сыграть роль Деда Мороза для ее пятилетнего внука. Потом пришел Макс с незнакомым мне парнем, чтобы пригласить друга в сауну: отпраздновать, развлечься, ведь они холостые-неженатые. Увидев меня с ножом в руке - я как раз для одного из салатов свеклу крошила, - Жене быстро сунули в руки бутылку коньяка, пакет с мандаринами и, рассыпая комплиментами, удалились. Нам с Артемьевым осталось только посмеяться. Следующим визитером оказалась... моя мама. Ага, а как я-то удивилась. Отчитав непутевую дочь за то, что не сообщила о своем приезде, родительница поздравила Женю, чмокнула его в щеку и ушла, выпросив обещание прийти на днях к моим родным в гости. Мельком заглянула Камила. Хорошо, что я открыла дверь и напомнила блондинке, что она обещала больше не возвращаться. Визиты, звонки знакомых продолжались до самого вечера.
  За час до полуночи мы с Женей принялись наряжать елку. В большой коробке, которую друг прикупил в супермаркете, оказалась разноцветная мишура и игрушка. Один-единственный шар. У нас такая традиция. Каждый год покупать новую уникальную елочную игрушку.
  - Жень, давно? - спросила, когда мы рядышком уселись за стол.
  - Давно, - ответил ″друг″, прекрасно поняв, о чем я спрашиваю. Он взял мою ладонь в свою и легонько сжал.
  - Насколько давно?
  - Шесть лет.
  - Шесть лет... - повторила, вдруг севшим голосом. - Но почему?
  - Почему молчал? Ты... тогда... Кхм, я хотел сказать, но в тот день ты прибежала такая радостная, сияющая. И сказала, что влюбилась в Петю. Мое признание стало бы для тебя пустым звуком. А хуже всего мы могли бы потерять нашу дружбу.
  - Тот букет... Стол на двоих...
  - Да, для тебя.
  - Но ты сказал, что у тебя свидание, - обвиняющее пробормотала, хотя признала правоту Жени. Скажи мне он тогда, я бы не приняла признания. - Но шесть лет... Прости, - шепнула и полезла обниматься.
  - За что, Лер? - Женя пересадил меня к себе на колени. - Твоей вины ни в чем нет.
  - Не понимаю, я слепая была, что ли?
  - Была?
  - Я наконец-то прозрела, - призналась совсем тихо.
  - И давно?
  - Полгода назад.
  - Лерунь, - выдохнул Женя.
  А дальше мы целовались, наверстывая упущенные годы...
  - А как же теперь наша дружба? - поинтересовалась.
  - Синичка, а кто сказал, что мы не можем и дальше дружить? - лукаво подмигнул мне Женя.
  Страна и целый мир праздновали начало нового года. Мы же праздновали начало новой жизни.
  - Я люблю тебя, - одновременно произнесли под последний, двенадцатый, удар часов.
  
Оценка: 8.00*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) F.(Анна "(не)возможная невеста"(Любовное фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"