Кудрявцева Е.: другие произведения.

"я эту книгу поручаю ветру ...": aрхив М. И. Цветаевой в рукописном отделе Базельской библиотеки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   "Я эту книгу поручаю ветру ...": aрхив М. И. Цветаевой в рукописном отделе Базельской библиотеки
   Екатерина Кудрявцева
  
   Естественный вопрос не только для историка, но и для любого обывателя - с чего все начиналось. Цветаевский фонд в рукописном отделе университетской библиотеки обязан своим рождением Эльзе-Евгении Малер (Mahler) (28 декабря 1881, Москва - 30 июня 1970, Базель) - профессору, доктору филологических наук, исследователю народного творчества. Малер обучалась в лучших университетах Европы: Петербургском, Мюнхенском, Берлинском и Базельском; после чего стала ассистентом при Академии археологии (отдел С - Россия) в Петербурге; после окончательного переезда в Швейцарию, доктор Малер заняла пост профессора славянских языков и литератур при Базельском университете. Наиболее известными из ее работ являются: "Русские надгробные плачи" (Die russische Totenklage, 1936); "М. Нестеров, художник верующей Руси" (M. Nesterov, ein Kuenstler des glaeubigen Russlands, 1938); "Учебник русского языка" (Lehrbuch der russischen Sprache, 1946); "Книга для чтения на русском языке" (Russisches Lesebuch, 1946); "Народная песня Древней Руси" (Das altrussisches Volkslied, 1950).
   За этими скупыми строчками, напечатанными в "Швейцарском лексиконе" скрывается жизнь, исполненная любви к людям, заботы о процветании европейской и мировой культуры, жажды познания... Доктор Карл Штукки, заместитель руководителя отдела Внешних сношений проявил к Эльзе Малер гораздо больше интереса, когда 11 марта 1944 года Кеель запросил департамент о возможности участия в качестве наблюдателя в заседании общества "Швейцария - СССР", которое должно было проходить 13 марта в Бернском санатории (Kursaalstube). Штукки не только не запретил Кеелю участие в подобной акции, но и приветствовал начинание сотрудника, попросив его "подробнее ознакомиться с действиями и программой общества". Кеель описал профессора Малер, представлявшуюся то как "мадам", то как "мадмуазель", - как "значительную пожилую даму с поседевшими волосами, русскую швейцарку - о чем мне было немедленно сказано, - но по языку и жизненным представлениям более склонную к России, чем к Швейцарии". По его мнению, "она не обладала способностью убеждать аудиторию", которая могла бы ей пригодиться при чтении доклада о национальном вопросе и прогрессе в его разрешении (1913-1936 годы). Сообщение и использованные профессором Малер видеоматериалы свидетельствовали (по словам Кееля) лишь о "тенденции к наивной и явной пропаганде", а также о "почти детском изумлении и восхищении техническим развитием СССР".
   Как же "степенная пожилая дама" Эльза Малер удостоилась собственного досье в Государственной прокуратуре (Bundesanwaltschaft)? Любой контакт с интернированными в Швейцарию в 1942 году красноармейцами рассматривался как нелегальная коммунистическая подрывная деятельность ("Wuehlarbeit") или, по меньшей мере, как нечто подозрительное. С ноября 1943 по июнь 1944 года спецслужба полицейского инспектората департамента полиции города Базеля установила телефонный и почтовый контроль над Эльзой Малер, в связи с тем, что она с целью основания комитета помощи русским "вступает в контакты со многими лицами, живущими в Базеле, прежде всего - с русскими швейцарцами или людьми, долгое время проведшими в России; а также с лицами, занимающими ведущие посты в обществах помощи беженцам". "Многие из фигурантов происходят из элитарных кругов Базеля, это по большей части - академики или лица, эмигрировавшие из России после падения царского режима и имеющие дворянское происхождение". В хранящихся в Базельском департаменте полиции актах за период с ноября 1943 по сентябрь 1951 года есть еще одно интереснейшее и характерное для своего времени высказывание некоего "доверенного лица" о том, что "госпожа Малер не является коммунисткой". "Она, безусловно, симпатизирует России, но большую любовь она испытывает к русскому народу, ... не приемля политику Сталина и отвергая национал-социализм. Ее любовь к России - прежде всего человеческое чувство сострадания; и ее деятельность по оказанию помощи беженцам есть ничто иное, как благотворительность, поскольку она является большой идеалисткой". Но были и другие донесения: так, 7 февраля 1944 года в Базель из Государственной прокуратуры был переслан документ, из которого следовало, что "Малер в течение зимнего семестра 1942-43 годoв в Bernoullianum Базеля на читавшемся ею курсе в Высшей народной школе говорила о "России, стране и людях" в форме скрытой пропаганды коммунизма". А согласно сообщению в спецслужбу от 7 февраля 1951 года "госпожа профессор Малер проводит на своих лекциях в Базельском университете бессовестную просоветскую пропаганду", что однако "решительно отрицается в студенческих кругах". Дело было закрыто 3 сентября 1951 года со следующим заключением: "Т.о., нельзя утверждать, что профессор Эльза Малер занимается в Базельском университете коммунистической пропагандой. Она предстает, более всего, как человек, заинтересованный - не в последнюю очередь благодаря своим русским корням (родилась в Москве) - в общении с истинно русскими людьми".
   История изучения цветаевского архива была описана Робином Кембаллом. Он установил, что перед отъездом в СССР, вслед за Сергеем Эфроном, в 1938 году, Марина Цветаева, по совету друзей, решает оставить профессору Базельского университета Эльзе Малер подготовленные к печати авторские экземпляры уже опубликованных за границей произведений и рукописи недавно законченных. Доработка печатных текстов велась ею с 5 апреля по 17 июня 1938 года (даты на рукописях); затем - до 30 августа - списки "Лебединого стана" и до 17 сентября - "Перекопа". Вся работа ведется в Париже. А в декабре на встречу к ней приезжает поэт и критик, один из цветаевских "эпистолярных героев", Юрий Иваск, которому Марина Ивановна пытается передать завершенные "материалы", но в ответ слышит отказ: идет война, мы в любой момент можем оказаться оккупированы Красной армией, и - совет: переправить все Эльзе Малер. Разговор состоялся 21 декабря, а пакет "госпоже Малер" был отправлен в конце марта 1939 года. 4 апреля "материалы" были отданы ее ассистентом в библиотеку, к директору коей адресуется сама профессор в письме из Парижа - пребывая в сомнениях и тревогах о судьбе документов. Рукописям суждено было пролежать у директора до осени 1939 года, когда (несомненно, после настоятельных просьб и бесед с Э. Малер) в рукописном отделе библиотеки был открыт "Depositum Marina Cvetaeva".
   Первым же исследователем - уже в послевоенный период - стал Глеб Петрович Струве, преподаватель университета Беркли, приехавший в Базель летом 1956 года, чтобы встретиться с госпожой Малер и снять копии "Лебединого Стана" и "Перекопа" - для их немедленного издания. Затем сюда обращались Вадим Леонидович Андреев (май 1962 из Женевы), Никита Алексеевич Струве (после смерти Э. Малер 1 июля 1970 года), Зинаида Шаховская (1981), Виктория Швейцер и Елена Баурджановна Коркина (1980-е годы).
  
  
   Опись депозита Марины Цветаевой:
      -- Поэма Горы. [С авторской правкой].
      -- Вставка в Живое о живом. (Места, выпущенные В. В. Рудневым, как "неинтересные для среднего читателя"). [Машинопись]. N 1-8.
      -- Посмертный подарок. (NB! Нигде не напечатано). [Машинопись]. [Приложение: Рецензия на: "Гронский, Н.П. Стихи и поэмы". Вырезка].
      -- Сергей Я. Эфрон. Из книги "Записки Добровольца", гл. II. (Декабрь 1917 г.). Переписано от руки М. Цветаевой.
      -- М. Цветаева. Крысолов. [Машинопись с рукописной правкой по тексту].
      -- Повесть о Сонечке. Часть вторая: Володя. [Машинопись].
      -- Живое о живом I/ II. - Сивилла. - Стол. - Ici-haut I/ II. - Красный бычок. - Из книги "Лебединый Стан". - Твоя смерть. - Попытка комнаты. - Музей Александра III. - Октябрь в вагоне. - Поэма воздуха. - Маяковскому. (Стихи). [Корректура].
      -- Башня в плюще. - Стихи к Сонечке. - Повесть о Сонечке. - Дом у старого Пимена. - Мать и музыка. - Пленный дух. - Стихи сироте. - Искусство при свете совести. I/ II. - Хлыстовки. - Тезей. Трилогия, ч. 1: Ариадна, ч. 2: Федра. - Герой труда. - Вольный проезд. - Нездешний вечер (2 экз.). - Евреям. - Чёрт. - Стихи к Пушкину. [Корректура].
      -- Интересные вырезки.
      -- Лебединый Стан. Москва 1917 г. - 1921 г. [&] Перекоп. Моему дорогому и вечному добровольцу. [Рукописная книга стихов].
  
   За исключением NN 4, 9 - произведения М. И. Цветаевой.
  
      -- Цветаева М. Версты. - Москва, 1922. (Книга с авторским посвящением и дополнениями).
      -- Цветаева М. Молодец. - Прага, 1924. (то же)
      -- Цветаева М. Ремесло. - Москва, Берлин, 1923. (то же)
  
   Кроме того позже Хеленой Канияр-Беккер приобретены автографы:
  
      -- Цветаева М. Письмо Николаю Авдоевичу Оцупу; Кламарт, 16. 05. 1932. Фонд 0015, ед. хран. 014.
      -- Цветаева М. Открытка г-же Булгаковой от 12. 06. 1939. Фонд 0015, ед. хран. 015.
      -- Цветаева М. Фрагмент рукописи об искусстве. Датировано: 11. 1933. Оттиск, корректура чернилами. Фонд 0015, ед. хр. 016.
      -- Страницы из поэтического альбома. 5 альбомных страниц, 4 листа и один двойной лист иного формата. На одну из альбомных страниц приклеен карандашный автограф стихотворения М. Цветаевой, датированный 1922 годом. Фонд 0015, ед. хран. 017.
      -- 3 фотографии М. Цветаевой и одна - места ее захоронения. Фонд 0015, ед. хран. 018.
  
  
   "Хотите ко мне в сыновья?..": Штейгер Анатолий Сергеевич (1907-1944) в архиве М. Цветаевой
  
   Семья Штейгеров бежала из Одессы в Константинополь в 1920 году, затем, подобно многим переселенцам, через Чехословакию (отец Анатолия работал в русской гимназии Моравской Тшебове) попала в Швейцарию (начало 30-х годов) и осела в Бер­не, где их пре­док был не­ког­да последним шуль­т­хей­сом (нечто среднее между градоначальником и старостой), из­г­нан­ным француз­с­кой ре­во­лю­ци­он­ной арми­ей. Про­ис­хож­де­ние из из­ве­с­т­ной бер­н­с­кой се­мьи, пе­ре­се­лив­шей­ся в 19 ве­ке в Рос­сию, да­ет воз­мож­ность Анатолию и его се­с­т­ре, пи­са­тель­ни­це и по­э­тес­се Ал­ле Го­ло­ви­ной, "закрепиться" в Швейцарии. Но, к сожалению, этот путь кажется неприемлемым для их брата - Бо­риса. Он ос­та­ет­ся в Рос­сии и, в совершенстве владея немецким, французским и английским языками, поступает на слу­жбу при дипломатических мис­си­ях в Мос­к­ве, одновре­мен­но ра­бо­тая на НКВД. Среди множества дел осужденных в 30-е годы в архивах данной организации хранятся и документы Б. С. Штейгера, осужденного за содействие американ­с­кой раз­вед­ке. Рас­ст­ре­лянный в 1937 го­ду, он, в от­ли­чие от ты­сяч­ репресс­ир­ова­нных, так и не был ре­а­би­ли­ти­ро­ван.
   Анатолий Штейгер, тем временем, выпускает первые сборники своих стихотворений, один из которых ("Неблагодарность" (Париж: Числа, 1936)) летом 1936 года получает Марина Цветаева - из Швейцарии, где Штейгер, тяжело больной туберкулезом, находится на излечении в санатории "Heiligen Schwendi". Ответ Цветаевой, отправленный молодому поэту, стал началом целого эпистолярного романа. Перед публикацией двух стихотворений А. Штейгера мне хотелось бы привести отрывок из письма М. Цветаевой к нему (январь 1937 года): "... Друг, я Вас любила как лирический поэт и как мать. И еще как я: объяснить невозможно. Даю Вам это черным по белому как вещественное доказательство, чтобы Вы в свой смертный час не могли бросить Богу: - Я пришел в твой мир и в нем меня никто не полюбил".
   В кни­ге "Оди­но­че­ство и сво­бо­да" Ге­ор­гий Ада­мо­вич­ н­ап­ишет об Анатолии Штейгере: "В сво­ем дол­гом швей­цар­с­ком оди­но­че­стве, боль­ной, бес­по­мощ­ный, ма­ло-помалу от всего от­ка­зав­ший­ся, од­но за дру­гим, да­же в на­деж­дах те­ря­ю­щий, Штей­гер до­тя­нул­ся, допи­сал­ся до на­с­то­я­щих слов, горь­ких и чи­с­тых ... У не­го, ?под­ст­ре­лен­ной пти­цы?, хватило на­с­той­чи­во­с­ти и во­ли. Хва­ти­ло му­же­ства от­б­ро­сить все оболь­ще­ния и уй­ти от смер­ти тем един­ствен­ным пу­тем, на ко­то­ром она не мог­ла его на­с­тиг­нуть".
   Умер русский швейцарец в возрасте 37 лет.
  
   Л. Савинкову
  
   Это только пустые романы,
   Это только весенняя блажь...
   Неужели и ты за туманы
   Соловьиное сердце отдашь?
  
   На земле порасставлены клетки,
  -- Для земли хоть себя пожалей.
   Не слетай с распустившейся ветки,
   Не слетай в западню, соловей.
  
   Это мир бесконечной печали,
   Без надежды уже до конца.
   Разбиваются в самом начале
   О густую решетку сердца.
  
   О, не верь в золотые туманы
   И не верь, что бывает любовь.
   Не хочу, чтоб из маленькой раны
   Полилась соловьиная кровь.
  
   Начитавшись обманчивых сказок,
   Ни во сне, ни уже наяву,
   К сотне тысяч банальных развязок
   Так печально добавить главу.
  
  -- А. Шт<ейгер>
  
  
   Так бывает только по ночам,
   Так бывает только по весне,
   Сон легко спускается к очам,
   Жизнь прекрасной кажется во сне.
  
   И приходишь незаметно ты
   И на плечи руки мне кладешь...
   От любви, тоски и теплоты
   Веришь в эту ласковую ложь.
  
   Припадая головой к груди,
   Забывая о тоске земной...
   О, побудь еще, не уходи,
   Хоть тебе невесело со мной.
  
   На душе и горько, и тепло,
   Медленно оттаяла душа.
   Сквозь ночей волшебное стекло
   Эта жизнь волшебно хороша.
  
   Так бывает только по ночам,
   С наступленьем синей темноты
   Сон легко спускается к очам
   И приходишь незаметно ты.
  
   1932 Issy
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Использованы материалы: Christine Genrig. Die Anfaenge der "Gesellschaft Schweiz - Sowjetunion"// Bild und Begegnung: Kulturelle Wechselseitigkeit zwieschen der Schweiz und Osteuropa im Wandel der Zeit/ Hrsg. P. Brang.... - Basel; Frankfurt/ Main: Helbing und Lichtenhahn, 1996. - S. 593 - 631; Robin Kemball. Les Archives Marina Tsvetaeva Ю l'UniversitИ de BБle. Une demande d'asile pas comme les autres// Asyl und Aufenthalt: Die Schweiz als Zuflucht und Wirkungsstaette von Slaven im 19. Und 20. Jahrhundert/ Hrsg. v. M. Bankowski.... - Basel; Frankfurt/Main: Helbing und Lichtenhahn, 1994. - S. 191 - 200.
   По свидетельствам некоторых исследователей, опирающихся на слова учеников профессора Малер, должен существовать личный архив Эльзы Малер, где собрана переписка последней с ведущими деятелями русской эмиграции и в т.ч. с М.И. Цветаевой.
   Schweizer Lexikon. Volksausgabe. In 12 Bd./ Red. W. Ziehr - Bd. 7: Koe-Mar. - Visp: Verlag Schweizer Lexikon, 1999. - S. 381.
   Материал взят из книги: Bild und Begegnung. Kulturelle Wechselseitigkeit zwischen der Schweiz und Osteuropa im Wandel der Zeit/ Hrsg. P. Brang, G. Goehrke, R. Kemball, H. Riggenbach. - Basel, Frankfurt am Main: Helbing & Lichtenhahn, 1996. - S. 602-604.
   Опубликовано в: Цветаева М. "Хотите ко мне в сыновья?" (Двадцать пять писем к Анатолию Штейгеру). - М.: Дом-музей Марины Цветаевой, 1994; Карлинский С. "Путешествую в Женеву...": Об оной неудавшейся поездке М.И. Цветаевой// Труды симпозиума в Лозанне. - С. 72-80.
   Савинков Л. -
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"