Ярилин Валерий Михайлович: другие произведения.

Чингисхан, Где Ты? (продолжение 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

1

Валерий Ярилин

ЧИНГИСХАН, ГДЕ ТЫ? (продолжение)

МОГИЛА ЧИНГИСХАНА (окончание)

Я думаю, что легенда о "неисторичности и даже никчемности" Сибири пошла гулять по научным книгам от академика на службе Романовых Г.Ф. Миллера. Свой труд "История Сибири" он начинает именно так. "Сибирь стала известна России, не говоря уже о других европейских странах, не более 200 лет тому назад. Жители Сибири с древнейших времен больше старались прославить себя оружием, нежели описанием своих деяний. В ней не процветали ни науки, ни искусства, да и умение писать большею частью было мало распространено. Поэтому легко рассудить, что о древнейших событиях этой громадной азиатской страны трудно рассказать много достоверного или основанного на неопровержимых фактах". Учитывая, что труд Миллера увидел свет в 1760 году, он намекает на то, что до похода Ермака о Сибири почти ничего не было известно. Это, конечно, не так, причем, абсолютно не так.

Сибирь даже в историографических рамках на Руси известна очень давно, по крайней мере, русской летописи она известна с XI века. Но Сибирь осваивали, в основном, новгородцы. Романовы в эту историю не вписывались полностью. Да и факты о весьма активной жизни в Сибири имеются.

С XIV века известно Тюменское ханство (Скрынников Р.Г. "Сибирская экспедиция Ермака"). На Скрынникова ссылаюсь специально, потому что он большой и уважаемый популяризатор исторической науки и должен сообщать обыкновенным обывателям правду, и только правду. Приведу лишь два примера. Под Тюменью был убит хан Тохтамыш, тот самый, который сжег Москву. Или еще пример, который приводит Скрынников. В 1480 году хан Большой орды Ахмат-хан напал на русские Земли в Югре, но потерпел поражение. Экспедиция Ермака была вызвана тем обстоятельством, что власть в Сибирском ханстве, к тому времени подвластном Московскому государству, узурпировал шейбанид Кучум, пришедший из Средней Азии. Этот самый Кучум вел очень агрессивную политику в отношении Московии.

И вот в сентябре приблизительно 1582 (историки спорят о дате начала похода) Ермак с дружиной начал свою знаменитую экспедицию. Местные жители встретили казаков весьма приветливо и у них не было серьезных боев вплоть до столицы Кучума. Им сравнительно легко удалось взять штурмом Кашлык - столицу хана Кучума. Местные князья, порабощенные Кучумом, привозили казакам провизию. Но потом все пошло гораздо хуже. Очухался Кучум и стал собирать все свои военные силы. К тому же казаки стали воевать местные волости вогулов, остяков и других селькупов, то есть отношения с ними испортились совершенно. Местные князья Демьян, Назым (Казым), Роман ... стоп! Что это за имена такие у хантыйских князей. Более того, в Кунгурской летописи записано, что Ермак убил ... самого Чингисхана и занял его столицу Чинги-Туру. А это уже наша тема. К сожалению, Скрынников, обозвав эти сведения фантастикой, не оставляет никаких пояснений. Так нельзя с читателями. История - не фантастика, история тем и отличается от фантастики, что можно доискаться до правды, теоретически. Поэтому, отложив книгу Скрынникова, придется заняться этим вопросом серьезнее.

Вот имена местных князей, взятых из труда Миллера: Кашкара, Варвара, Майтмас, Бояр, Кошель, Демьян, Назым (Казым), Роман, Колпух, Самар, Алач, Лабута, Печенег, Кошук, Табар (Тобар), Патлик, Лугуй. Кроме того, известны имена князей до похода Ермака: Молдан, Пыткей, Лабад, Чангил, Сонта. Странные имена для Сибири дорусского времени, не правда ли? И сразу встречный вопрос: а вы бывали в Сибири?

До сих пор историками не решена проблема так называемых чалдонов. Чалдоны (буквально - челдон, то есть "человек с Дона") переселились в Сибирь еще в XII веке (С.В. Трусов "Чалдоны: история народа в свете Евразийской истории").

"Мне приходилось неоднократно на протяжении 30 лет (начиная с 40-х годов) бывать в различных поселках Среднего Приобья, собирая материал по этнографии нарымских селькупов. Русское население тех мест меня мало интересовало. Сейчас, при просмотре экспедиционных материалов прошлых лет, обнаружились многочисленные упоминания о неких Каяловых и ряд рассказов, записанных с их слов как о селькупах, так и о самих сибирских старожилах Каяловых и об их далекой прародине на реке Каяле". Это цитата из статьи Г.И. Пелих "Обские Каяловы о реке Каяле". Они переселились в Сибирь еще за 10-15 поколений до похода Ермака, пришли из междуречья Днепра и Дона, причем в Сибири, куда они пришли, уже жили другие чалдоны. На Родине их называли самарами (по реке Самара) и паджо. Ушли, потому что "начались страшенные войны". "Они шли сухим путем "на конях, верхами", с женами и детьми. Имущество везли в тюках, гнали скот и питались им в пути. До Иртыша шли по "самарским речкам". Потом начались незнакомые места. Когда добрались до низовий Иртыша, там было уже много самарских. Все места у Оби были заняты. Поэтому Каяловы поселились выше села Самарово, на протоке Иртыша. Рядом снова оказались Цингалы. Кругом тоже были свои - самарские, которые все подходили и подходили небольшими группами "из-за Дона". То есть, это было не переселение, а бегство. Что же там происходило в причерноморских степях в XII-XIII веках? Что заставило людей убегать так далеко на восток, на территорию империи Чингисхана? Ответа нет. Как обычно.

"Местное население приняло их мирно, с удовольствием роднилось. В то время от устья Иртыша и выше по течению Оби жили селькупы. Они чалдонов называли паджо: "паджо тыманда" - русский пришел, "паджо-лака" - уважительное обращение к русскому. А казаков, последователей Ермака, селькупы называли "касак", "касыр-гула". К паджо селькупы относились дружелюбно, к касыр-гула - враждебно. Судя по всему, чалдоны в Приобье смогли объединить вокруг себя разрозненное местное население в небольшие княжества". Это уже цитата из работы С.В. Трусова "Первые насельники Сибири". "В том, что чалдоны оказали сопротивление казакам русского царя, кроются, на мой взгляд, традиции холодного, пренебрежительного отношения к чалдонам со стороны русских поселенцев. Вновь прибывшие русские переселенцы встретили в этих местах аборигенов, говорящих на устаревшем ("потешном") русском языке, не знающих огнестрельного оружия и многих других достижений тогдашней цивилизации, да к тому же противящихся русской колонизации. Существенную роль в негативном отношении к русскоязычным аборигенам Сибири сыграли религиозные взгляды. Чалдоны были в основном язычниками, только некоторая часть из них в стародавние времена подверглась христианизации".

Трусов приводит еще интересную информацию о том, что в 1597 году Федор Иоаннович послал в Мангазею и на Енисей Федора Дьякова. Вернулся он уже при Борисе Годунове и сообщил, что "... в незнаемых странах восточных полно русских людей... всяких...Они там давно".

Обращу внимание на Цингаловых, рядом с которыми поселились Каяловы. Ни для местных сибирских народностей, ни для тюркских наречий не характерно такое произношение (А.М. Малолетко "Ранняя русская топонимия Западной Сибири (доермаковское время)"). Более обычно будет Чингаловы. Из летописей известен князь Чангил (Чингал). Кроме того, Миллер сообщает: "Остяки рассказывали мне, что в древние времена эта гора служила им убежищем от неприятельских набегов и что на вершине ее можно и сейчас еще видеть остатки прежнего укрепления, почему это место и называют по-русски Цингальским старым городищем". Цинголо Ортелия? Так если действительно существовал это город, то, может быть, Ортелий прав относительно Каракорумов и Камбалыка? Селение Цингалы на нижнем Иртыше существует и в наше время. Может где-то затерялись и Грустина с Серпоновым?

Не решена также проблема, связанная с появлением русских староверов в алтайском Беловодье. Официально все очень просто: это могло случиться только после раскола русской церкви. Но это логика наоборот. Если бы русские насельники Беловодья были нововерцами, тогда да, конечно. А раскол не объясняет время их появления на Алтае. Если даже это случилось после раскола, то они знали, куда идти, это, во-первых. И, во-вторых, почему царская администрация тогда не ловила их и не высылала куда-нибудь ... в Нерчинск, и относилась к ним не как к иноверцам, а как к инородцам, даже ясак заставляла платить?

Может быть, у кого-нибудь складывается впечатление, что еще немного и я назову Чингисхана русским. Нет, не назову. Чингисхан был из тех, кого русские летописи называли татарове. Но он был, как сейчас говорят, россиянином, по праву рождения. Хотя в те далекие времена кто был русским, а кто татарином? Тот же Скрынников указывает, что одного из первых донских атаманов звали Сары-Азман, а одного из князей Ногайской орды - Урус. Как сказал один умный человек: "поскреби любого татарина и обязательно найдешь русского". Не скажу, кто это сказал, потому что ему уже досталось от радетелей за "правильную историческую науку".

Миллер разбирает сказания о Чингисхане из сибирских летописей. Почему я постоянно обращаюсь к Миллеру? Надо пояснить, кто он такой. Герхард Фридрих Миллер - большой авторитет в отечественной исторической науке, академик Романовской Академии наук, в 1733 году посланный Сенатом и Академией наук в Сибирь для изучения ее истории, этнографии, географии и геологии. Как писал С.В. Бахрушин в предисловии к труду Миллера "История Сибири": "В лице Миллера историческая наука России порывала с наивными и безграмотными методами феодальной историографии и переходила к более совершенным научным приемам буржуазной исторической науки Западной Европы. Его "История Сибири", первый том которой вышел в 1760 г. под заглавием "Описание Сибирского царства", является в этом отношении краеугольным моментом в развитии русской исторической науки в XVIII столетии". Десять лет путешествовал Миллер по Сибири. Между двумя его посещениями Томска бы утоплен местный архив и примерно в это же время сгорел (частично или выборочно) кузнецкий архив, так что труд Миллера - главный источник информации по истории Сибири для современных историков. А сам Миллер носит титул "первого историка Сибири".

"На реке Ишиме, которая впадает в Иртыш, жил много лет тому назад один татарский князь или хан ногайского происхождения по имени Он, которому были подчинены не только жившие по Иртышу, Тоболу и Туре татары, но и окрестные вогулы и остяки. Против него восстал один из его подданных, по имени Чинги, лишил своего государя жизни и был признан вместо него ханом всеми татарскими родами той страны. Несовершеннолетний сын убитого хана Тайбуга спасся во время этих волнений. Он долго скитался по разным местам, пока Чинги не узнал о его местопребывании. Он обещал бежавшему Тайбуге свою милость и покровительство, если он подчинится ему и прибудет к его двору. Тайбуга последовал призыву и после того в особой чести жил при дворе Чинги. Последний передал ему значительную часть наследственных владений его отца и поставил его начальником значительного отряда, с которым он должен был служить своей родине. Тайбуга совершил несколько походов против живших по реке Оби остяков и заставил их платить татарам ясак. Наконец, он просил у Чинги разрешение иметь свой собственный двор и, когда ему это было дано, выбрал себе местожительство на реке Туре, где стоит ныне город Тюмень. Он сам построил там город, который в честь Чинги назвал Чингидином. В нем он спокойно дожил до глубокой старости и оставил наследство своему роду, не упоминая ничего о Чинги и его потомках".

Версия вторая. "В Ремезовской же летописи сообщается, что в начале на Ишиме правил Он-Сом хан, который близ устья этой реки, при впадении ее в Иртыш, на крутом красном яру (по-татарски "кизыль-яр") имел свою резиденцию - укрепленный городок, окруженный тремя валами. По тому месту город этот назывался Кизыл-тура. Преемник Он-Сома назывался Иртышак, от него река Иртыш получила свое название. На Иртышака напал тюменский хан Чингис и его победил. После него правил на реке Ишиме Саргачик, по имени которого некоторые ишимские татары называют себя саргачиками".

Версия третья. "С этим надо сравнить еще третий рассказ, который приводится в той "ведомости", которая при отмеченных выше обстоятельствах была составлена по приказу тобольского воеводы Петра Ивановича Годунова. Когда монгольский хан Чингис подчинил себе Бухару, то один царевич Казанской или называемой ныне Киргиз-кайсацкой орды, по имени Тайбуга, сын хана Мамыка, выпросил у Чингиса себе во владение места по рекам Иртышу, Тоболу, Ишиму и Туре. Чингис доверил ему управление этими областями, и потомки Тайбуги продолжали после него владеть теми же землями".

Заметили? Все эти три версии пересекаются. В частности, в первом и третьем варианте Тайбуга получил владения от Чинги или Чингисхана. Неужели это один и тот же исторический персонаж? Отличием является то, что в последней версии по приказу воеводы П.И. Годунова Чинги или Чингис назван монгольским ханом. Откуда это взялось?

Далее разбор этих версий по Миллеру. "Разберем эти три рассказа. В первом представляется мало вероятным, чтобы мятежник и похититель власти осыпал милостями законного наследника и даже доверил ему военную силу, которую последний, мстя ему, мог употребить против него самого. Также невероятно, чтобы изгнанный царевич поверил ласковым уверениям мятежника и, даже если он и поступил столь неосмотрительно, трудно думать, чтобы он при удобном случае не отомстил за смерть своего отца. Во втором рассказе не упоминается Тайбуга, который, однако, не мог быть обойден в связи с последующими событиями, и напротив приводятся неизвестные имена, которые вообще больше нигде не встречаются и легко могли возникнуть по недоразумению. Чингис называется ханом Тюменским, между тем самой Тюмени в то время еще не существовало, и очевидно, что его принимают не за того, кем он был на самом деле. Одним словом, обе сибирские летописи, несомненно, впадают здесь в ошибку. Напротив того, мне кажется более правильным третье известие, и я постараюсь связать его с последующими обстоятельствами".

"Возможно, что Он или Онсом-хан и Иртышак были князьями в Сибири и владели одновременно один на Ишиме, другой на Иртыше, а, может быть, один наследовал другому. Их правление нужно относить ко времени великого Чингис-хана. После того, как посланный им отряд его войска покорил земли по рекам Иртышу и Ишиму, весьма возможно, что Чингис из-за отдаленности тех мест или по своему природному великодушию не оставил завоеванное за собой, но отдал его во владение одному из князьцов, который признал его власть над собой. Это и был вышеупомянутый Тайбуга, но был ли он сыном хана Она с реки Ишима или киргиз-кайсацкий царевич, отца которого звали Мамык, это я оставляю открытым".

Таким образом, доказательств неверности первых двух версий по большому счету у Миллера нет, как нет и доказательства третьей гипотезы, только предположения. А если Чинги сибирских летописей - это князь Чингал (Цингал), потомка которого и разбили казаки Ермака на Иртыше? Какое отношение имеет князь Цингал к Чингисхану? Может быть никакого, хотя, подчеркиваю, доказательств нет.

Скажу прямо, мне трудно читать "Историю Сибири" Миллера из-за ощущения какой-то недосказанности, а порой даже лукавства, но надо, потому что первоисточник. Но даже Миллер не смог все написать правильно: его последователи в дальнейшем добавляли и даже немного поправляли его историю Сибири.

Вот что он писал в третьем параграфе своего труда. "Главнейшим народом Сибири являются татары, которые живут в южных местностях по рекам Тоболу, Иртышу, Оби, Томи и Енисею и лежащих между ними степях. Хотя история татарского народа относит начало его к таким далеким временам, какими не может похвалиться ни один из европейских народов, но нужно признать, что древнейшие события ее основываются на недостоверных и баснословных рассказах, ходивших в народе, и что настоящая достоверная история татар начинается только со времен великого Чингис-хана, который в начале XIII столетия после P. X. народ, пребывавший до тех пор во тьме, вывел на свет". Как относиться к этому отрывку? Все же знают, что Чингисхан был "настоящим монголом". Зачем он, будучи им, выводил в свет другой народ, который уже был главнейшим?

А татары по Миллеру были еще и очень могущественным народом. "Древности, находимые в большом количестве в южных местностях Сибири, являются доказательством того, что история Чингис-хана и некоторых его преемников имеет ближайшее отношение к истории Сибири. По этим древностям можно вывести ясное заключение, что, хотя названные местности не являлись главной территорией царства, но все же составляли немалую часть его, и что тут жили многие принадлежащие к нему могущественные поколения. Сколько видно в разных местах в степях остатков древних укреплений, какая масса каменных памятников, болванов, старинных могил и разных принадлежащих ним предметов встречается во всех этих местах. Каких только драгоценностей из золота и серебра ни было во всех этих могилах. Кому же другим могли принадлежать эти богатства, как не древним татарам, которым, как известно, достались в добычу все сокровища Китая, Персии, России, Польши, Богемии и Венгрии". Ну а монголы-то тут причем? Зачем монголам нужно было все эти драгоценности свозить в Южную Сибирь и складывать в татарские могилы?

А далее совсем интересно. "По рассказам монголов, Чингис-хан имел свое главное местопребывание при реках Ононе, впадающей в Шилку, и Куринлуме, впадающей в озеро Далай. Они же рассказывают, что Чингис-хан иногда доходил со своим кочевьем до озера Байкала. Доказательством этого должен будто бы служить таган, поставленный им на горе на острове Ольхоне, который находится на указанном выше озере, и на тагане большой котел, в котором лежит лошадиная голова. Хотя я не получил подтверждения этому от бурят, живущих в окрестностях озера Байкала и на острове Ольхоне, я все же считаю приведенное известие о владениях Чингис-хана весьма вероятным...". То есть, это все по рассказам неизвестных монголов и Миллер поверил, хотя подтверждений нет.

Он приводит только два имени авторов: Гобиль, который интерпретировал китайские источники, и Абуль-гази, причем оба не монголы. Что можно почерпнуть из китайских источников я писал ранее. А Абуль-гази Миллер даже цитирует, приводя легенду о смерти Чингисхана. Кстати, по Абуль-Гази никакого завоевания Южной Сибири во времена Чингисхана не было, а киргизы по сути те же самые монголы, завоевавшие ранее земли Киргиз и Кемкемчут и назвавшиеся именем киргиз. Чингисхан отправил к ним своего посланника Бурю с требованием подчиниться. Правитель киргизов Урус-иналь ("русский правитель") радушно принял посла и отправил назад с ним "хороших людей с большими дарами в изъявлении своего подданства". Но сам не поехал. То есть, по-видимому, это отношения двух равных правителей, просто Урус-иналь принял старшинство Чингисхана. Помните, как русские князья выпрашивали ярлыки на правление у ханов Золотой Орды? А в данном случае правитель киргизов не счел нужным что-либо выпрашивать.

Оказывается, Миллер знал о путешествиях Жана Плано Карпини, Гильома Рубруквиса, Марко Поло в XIII веке (помните карту Ортелия?), но призывает им не верить: "пройденный ими путь не был ими описан обстоятельно, и те, которые хотят по их рассказам определить настоящее местожительство татарских ханов, обманутся в своих надеждах". Вот так. Вот, откуда "ноги растут" у современной "научной" исторической парадигмы.

Всё базируется на магическом слове монгол (даже не монгол, а ман-гу) из китайских источников. Поразительно, столько книг написано и все благодаря только одному слову и неуемному желанию историков, главным образом, отечественных. Одни придумали целую историю страны, которой не было (истории), другие "нашли" и место рождения Чингисхана, и его столицу. Главное - направить в нужное русло.

Чуть позднее "Истории Сибири" Миллера, в 1774 году была опубликована "Сибирская история" Фишера Иоганна Ебергарда, так же академика Романовской академии наук, последователя Миллера. Я бы так сказал: труд Фишера - это второе издание труда Миллера, но "исправленное и дополненное" в нужном направлении. Фишер ненавязчиво поправляет своего предшественника. В частности, он писал: "в Европе и в западных азиатских странах имя Могол не столь известно, как Татарин, несмотря, что Чингис-Хан был Могол, а не Татарин, и Могольский народ положил основание ко всем его последующим победам". Это надо понимать так: не верьте, что Чингисхан - татарин, на самом деле он - могол. И чтобы не было недопонимания, он подчеркивает: "жилища древних Моголов почти те же самые, где и поныне еще живут Монгалы, особливо те, которых обыкновенно называют Калкасцами", то есть халха-монголами. Вот и все! Как просто! Вот они - "торчащие уши" современной версии истории Сибири. Фишер приводит другое название татар - моголы (буквально означающее "великие"), затем утверждает, что моголы и монголы - это одно и тоже, ну и добавляет совсем незначительный штрих: монголы - это халха, даже не калмыки или ойраты, а именно халха.

Относительно трех версий о Чингисхане из сибирских летописей Фишер практически слово в слово повторяет Миллера, а потом заявляет, что третья версия, конечно, самая наилучшая. Определенность внесена и отныне все другие мнения будут считаться ересью, поскольку это сказал Академик Императорской Академии наук. Не надо верить сибирским летописям, надо верить китайским, потому что они наилучшие. Для кого? Вот так создавалась история Сибири.

Ермак погиб, остатки его отряда вернулись за Уральский Камень. Но царская администрация уже поняла, что Кучум почти разбит, надо только немного поддавить. В 1585 году в Сибирь направлен небольшой, но хорошо экипированный отряд воеводы И. Мансурова. Именно Мансуров построил первый в Сибири острог - Обской при устье Иртыша, в котором успешно перезимовал и даже собрал ясак с местного населения. Но, тем не менее, Мансуров также ушел назад, в Россию. 1586 год был переломным. Военные силы, направляемые в Сибирь, были увеличены. Воеводы В. Сукин и И. Мясной строят на реке Тура, на месте бывшей Чинги-Туры крепость - будущую Тюмень. Отсюда русские уже никогда не уйдут. В 1587 году воеводой Д. Чулковым основан Тобольск. Дальше - будто "пружина распрямилась". Остроги стали возникать один за другим. В том же году построен Березовский острог, в 1589 - Лозьвинский острог.

Вот этапы продвижений русских в кратком изложении, взятые из книги Д.Я. Резуна и Р.С. Василевского "Летопись сибирских городов". 1594 год - основан Сургутский острог, 1595 - Нарымский острог (Томская область), 1596 - Кетский острог (Колпашевский район, Томская область), 1601 - Мангазейский острог, 1604 - Томск, 1618 - Кузнецкий острог, 1619 - Енисейский острог, 1620е годы - Ачинское зимовье, 1628 - Красноярский острог, 1631 - Братский острог, 1631 - Киренский острог (г. Киренск Иркутской области), 1632 - Якутский острог, 1635 - Жиганское зимовье, 1636 - Канский острог, 1636 - Олекминский острог, 1638 - Верхоянское зимовье, 1639 - Удский острог (Хабаровский край), 1641 - Верхнеленский острог, 1644 - Нижнеудинское зимовье, 1646 - Нижнеколымское зимовье, 1647 - Охотское зимовье (г. Охотск, Хабаровский край), 1648 - Баргузинский острог, 1649 - Анадырский острог, 1652 - Иркутское зимовье, 1653 - Иргенский острог (Забайкальский край), 1653 - Нерчинский острог, 1666 - Удинское зимовье (современный Улан-Удэ).

Чуть более 50 лет понадобилось, чтобы дойти от Тюмени до Охотского моря. И они не просто путешествовали или "осваивали" - они отстраивались, причем уже навсегда. Когда отряд И. Москвитина вышел к Охотскому морю (1639 год) Тобольск и Томск уже были городами, центрами целых сибирских провинций (в 1635 году население Томска составляло около 2 тысяч человек). Впереди шли казаки, за ними отряды регулярных войск и царская администрация. Процесс был отлажен до мелочей. Этот феномен продвижения русских людей на восток историки не могут объяснить до сих пор. Лопочут о том, что казаки, мол, были слишком охочи до сибирской пушнины или о том, что стране был нужен выход к морю, надо полагать, Охотскому. Без этого моря России было очень трудно процветать.

А как же Алтай? А никак. Даже между Томском и Кузнецком долгое время не было постоянных укреплений и поселений. Только в 1684 году удалось закрепиться в Уртамском остроге (Кожевниковский район, Томская область), а в 1703 построить Умревинский острог, чуть южнее (Мошковский район, Новосибирская область). Конечно, были попытки сделать это и раннее, но они горели (остроги) и не по естественным причинам. В 1713 году построили Чаусский острог (г. Колывань, Новосибирская область), в 1715 - Бердский острог, 1722 - Каинский форпост (г. Куйбышев Новосибирской области), 1722 - Убинский форпост (Новосибирская область). Более ста лет Московскому государству не удавалось продвинуться на Алтай.

"До построения Томска окрестная страна зависела от Сургута, хотя один из здешних татарских родов, так называемые еуштинцы, считал, что все соседние татары подчинены им. Когда же власть русских укрепилась в этих местах, их князец Тоян поехал в Москву, где 25 марта 1604 г. подал челобитную, в которой со всем своим родом и улусными людьми, которых насчитывал до 300 человек, добровольно подчинился русской власти. Он обещал также помочь покорить живших в соседстве киргизов, чатских татар и теленгутов, местожительство и численность которых он указал в своей челобитной. Тоян предлагал построить в его родных местах городок, который, по его мнению, принесет русскому государству большую пользу. Для себя же и своих еуштинцев он выпросил освобождение от ясака" (Миллер). Таким образом, этот Тоян, выпросив для себя и своего народа привилегии, подробно доложил русским властям о народах, населявших Южную Сибирь. Далее Миллер дает характеристику этим народам.

"Упомянутая челобитная еуштинского князца Тояна дает мне повод упомянуть о народах, живших тогда по соседству с городом Томском и которые, по мнению князца Тояна, без труда могли быть покорены русскими. Он, прежде всего, говорит о некоем народе, называемом чатами, который жил в 10 днях пути от его родных мест, где он предлагал построить город Томск. Эти чатские татары, которые, действительно, позднее подчинились Томску, но тогда они, должно быть, жили где-нибудь в Барабинских степях. Они рассказывают про себя, что раньше были под властью хана Кучума. После того, как хан Кучум был изгнан русскими из Сибири, они некоторое время продержались в верховьях реки Оби, где им было присвоено имя Чать, означающее на татарском языке мыс, т. е. место, где сливаются две реки, так как на подобном месте находился некогда их главный улус.

В челобитной упоминаются затем киргизы, которые до начала текущего столетия жили в степях около реки Июса, которая позднее называлась Чулымом, и при реке Абакане... Их князец во времена Тояна назывался Немча, это имя писалось также Номча и Номза. Тоян насчитывал семь дней пути до их жилищ. Из этого можно заключить, что они жили тогда где-нибудь на реке Урупе, которая, соединяясь с Июссом, образует Чулым, или же на Божьем озере, по-татарски Тенгери-куль, до которого киргизы часто доходили. В последующей истории еще много будет говориться об этом народе, то подчинявшемся русским, то вновь изменявшем им, то соединявшемся с монголами или с калмыками. Своими постоянными набегами они нанесли много вреда русским, но, со своей стороны, и русские неоднократно и весьма жестоко с ними расправлялись, пока, наконец, киргизы не ушли окончательно из Сибири к калмыкам, у которых они известны под именем бурутов.

Далее Тоян называет некоего князца Бинея, которому было подчинено до 10 000 людей, из которых самые близкие жили в 10 днях пути от еуштинцев, самые же дальние на расстоянии до четырех недель пути. Здесь, вероятно, подразумеваются калмыки, которые приблизительно в то время, теснимые монголами, начали распространяться в степи между Обью и Иртышом; до того они обычно кочевали по ту сторону Алтайских гор...

Названные затем в той же челобитной телеуты, которые в количестве до 1000 человек под властью князца Обака или Абака жили в пяти днях пути от Томска, несомненно, тот же самый народ, который в первой главе этой Истории назван теленгутами. Они кочевали на западной стороне реки Оби и вели такой же образ жизни, как и другие кочевые народы в этих местах. Они изменили своей кочевой жизни только после перехода под русское подданство и поселения вблизи Томска и Кузнецка. Но это случилось не так скоро, и в течение многих лет они больше примыкали к калмыкам; если же иногда для вида подчинялись русским, то это продолжалось только до тех пор, пока они находили это для себя выгодным". В другом месте "Истории Сибири" Миллер несколько уточняет характеристику телеутов, но называет их теленгутами. "Другой сибирский народ, о котором упоминает Абулгази, были теленгуты, из которых некоторые до сих пор живут в Томском и Кузнецком уездах. Абулгази причисляет их к уйрятам или калмыкам. Действительно, в старину они жили вместе с ними; на этом основании те из них, которые сейчас находятся под русской властью, называются в русских приказных делах белыми калмыками. Слово "белые" показывает их отличие от прочих, так наз. черных, калмыков, так как они лицом белее и больше походят на татар. Кроме того, они говорят по-татарски, и мне кажется, что на этих двух основаниях их можно, вопреки мнению Абулгази, скорее считать татарами, чем калмыками".

Поскольку можно запутаться в названиях телеутов, калмыков, уйрятов, приведу еще выдержки из других работ Миллера. В очерке "Описание Кузнецкого уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 года" он дал дополнительную информацию о телеутах. "Удивительно, что русская сторона не прилагала много усилий для присоединения этих мест. Телеуты, татарская нация, которые тогда под калмыцкой властью жили на реках Алей, Барнааул и Касмола, подчинились большей частью совершенно добровольно и поменяли свое старое местожительство на восточный берег реки Томи. Одна татарская нация, которая сама себя называет телеутами, калмыки называют их теленгутами, русские белыми калмыками, подчинилась большей частью совершенно добровольно. Они жили тогда на реках Алей, Барнааул и Касмола в шатрах, сделанных из бересты, которые они транспортировали с места на место. Однако сейчас они живут на восточном берегу реки Томи. Однако остальные из них, которые не подчинились, отступили и сейчас еще кочуют по рекам Катунь и Хара-гол. Это обычно так называемые калмыками и русскими теленгуты, которые прозываются также белыми калмыками. Раньше их постоянно использовали в качестве толмачей между русскими и калмыками, так как все они помимо татарского языка понимают и калмыцкий, и когда русский посол или нарочный отправлялся из Тобольска в Калмыкию, то он обычно в местности, где сейчас стоит Семипалатинская крепость, стоял до тех пор, пока посланные им люди не встречали в степи теленгутов, которые должны были сопровождать их до калмыцкой Урги". И еще: "Теленгуты гораздо белее и красивее на вид, чем собственно калмыки, только, на мой взгляд, это как раз является доказательством того, что их не следует считать одним народом. К этому следует добавить, что они как в языке, так и во всем образе жизни и религии отличны от калмыков и сами калмыки не признают их своими родственниками" (очерк "Описание Томского уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в октябре 1734 года"). Таким образом, телеуты, теленгуты, белые калмыки - это один народ по Миллеру, а калмыки, то есть черные калмыки, совсем другой.

"Уйряты или собственно калмыки, по рассказу Абулгази, во времена Чингиса жили там, где в реку Икар-Муран впадали 8 рек. Их предводителем был Тохабеги хан, который со своими двумя сыновьями Иналци и Тауранци в течении долгого времени оказывал сопротивление Чингисхану, но так как они, наконец, были им побеждены, то с тех пор уйряты должны были признать над собой власть монголов. Если кто-нибудь сомневается в том, что под именем уйрятов подразумеваются калмыки, для тех доказательством должно служить то, что качинские, сагайские и прочие татары Красноярского и Кузнецкого уездов называют калмыков уйрятами. Слово калмыки татарское и произносится на этом языке "калмак". Но это слово употребляется только теми татарами, которые живут от Волги до Оби, тогда как прочие татары узнали его только из сношений с русскими...

Так как в истории Сибири о калмыках будет часто идти речь, необходимо теперь же сказать несколько слов об этом народе. Калмыки делятся на четыре поколения, которые на их языке называются "дорбон-элют". "Дорбон" означает на калмыцком языке четыре, "элют" - общее наименование народа, а также знатнейшего из четырех поколений. Если иметь в виду первое значение, то между элютами и уйрятами Абулгази нет никакой разницы. Второе же значение этого слова дает возможность выяснить "элутов", о которых часто говорится в китайской истории. Среди элютов джунгар было родовое имя правившей фамилии, которая процветала еще несколько лет тому назад, и по ее имени русские называли этот народ джунгарскими или зепгорскими калмыками. Их земля, которая в большей своей части подчинена теперь китайцам, находилась между Великой и Малой Бухарой, Алтайскими горами и страною монголов. Малая Бухара сама платила дань этим элютам. Второе поколение составляли буряты, название которых имеет еще большее, чем первое, сходство с уйрятами Абулгази. Русские называли их братскими; находясь под русской властью, они живут по обеим сторонам озера Байкала в Иркутском и Селенгинском уездах. По сохранившемуся у них преданию, "Элют" и "Бурят" были родные братья, которые поссорились из-за кобылы, почему Бурят со своими людьми должен был переселиться к озеру Байкалу. Хошоты - третье поколение, частью подчинились джунгарам, и жили среди них и прочих элютов, частью же обитали в Тангутской земле и на границах Китая, в области озера Коконора. Наконец, тергеты или торгоуты составляли четвертое поколение: это калмыки, которые подчинились русским, занимают теперь оба берега Волги между Астраханью и Царицыным и кочуют в степях между Яиком и Доном. Абулгази говорит, что тергеты составляют особое поколение, ведущее свое происхождение от уйрятов. В состав этих четырех поколений входит много отдельных родов. После того как окончательно распалась великая Татарская держава Чингис-хана, калмыки разделились почти на столько же мелких владений, сколько было между ними родов. Кочевья их раскинулись на далеком пространстве, и они часто вели между собой войны и иногда очень беспокоили своих соседей. В таком состоянии застало их завоевание Сибири... По своему языку и другим родственным связям калмыки являются монголами, хотя они несколько, может быть, отличаются от своих предков, которые создавали некогда царство великого Чингис-хана".

Таким образом, Миллер совершенно четко разделяет белых и черных калмыков, последних он и называет уйрятами (ойратами). Они отличаются по внешнему облику и языку. Миллер даже спорит с Абуль-Гази по этому поводу. Для Миллера белые калмыки - татары, а черные калмыки - монголы, точнее западные монголы, в отличие от халха-монголов.

Интересна вставка по поводу переводческой деятельности белых калмыков. Не означает ли это, что русские в те времена понимали татарский язык, так как Миллер не пишет, что русским послам нужны были толмачи для общения с белыми калмыками? Или может быть белые калмыки понимали русский? В этом отношении интересны наблюдения В.В. Радлова во время путешествия по Алтаю (Радлов В.В. "Из Сибири"). В частности, когда он ехал по Чуйскому тракту, точнее, по "Чуйской тропе", так как это происходило в 1860 году, при посещении русской деревни Черги он заметил, что "алтайцы живут очень близко отсюда, так что все местные крестьяне умеют говорить по-алтайски". Это свидетельствует о близости языков, поэтому русским крестьянам не составляло большого труда понимать алтайцев - телеутов. В другом месте, описывая кумандинцев, он указывает, что они "еще говорят по-татарски, но их язык пополнился множеством русских слов". И уж совсем интересные сведения он приводит о телеутской деревне в Кузнецком округе. "Здешняя деревня тянется версты на три вдоль правого берега Ура. На ее восточном конце живет десять чисто русских семей, но официально они считаются телеутами и, как и они, платят свой ясак деньгами. По всей вероятности, эти русские - все-таки телеуты, которые в результате смешанных браков с русскими совершенно обрусели, даже внешне. Представление о своем происхождении у них полностью исчезло, так что, живя в телеутской деревне, они даже не владеют татарским языком". Прямо как сейчас: русским, живущим на Алтае, нет необходимости знать алтайский язык, потому что все алтайцы говорят по-русски.

Количество людей, насчитывающихся у перечисленных Тояном народов, следует понимать не как их общая численность, а только количество воинов, которое они могут выставить. "Телеуты, о которых идет речь, распадались на ряд мелких феодальных улусов, возглавлявшихся князьями с наследственной властью. Наиболее крупным из них в начале XVII в. был князь Абак, о котором упомянул в своей челобитной в Москву эуштинский князь Тоян. Он владел тысячью людей, что надо понимать как тысяча воинов" (Л.П. Потапов "Этнический состав и происхождение алтайцев"). И, скорее всего, они жили, как и все другие в то время в юртах или бревенчатых избах, а в березовых шатрах - наименее бедные их представители (Радлов) или это была дань традициям предков. "Судя по этнографическим данным, сообщенным по собственным наблюдениям С. Крашенинниковым, тюлиберские татары относились к телеутам. Одним из ярких признаков, сохранявшихся почти до наших дней у телеутов Горного Алтая и у бочатских телеутов (по pp. Большой и Малый Бочаты), позволяющих отнести тюлиберских татар к телеутам, следует признать наличие у их жилищ жертвенников из березок. Вот как это описано С. Крашенинниковым, побывавшим в Сустанаковых юртах: "Тут же мы видели у трех дворов по 4 березки поставлены, на восток наклоненные, из которых на трех обрески китайчетые, стамедные, хамовые и зенденные навешены, а на четвертой, передней из них, повешена заячья кожа, на всех лапах его, близ лап, лоскутки красные привязаны. У сих березок оные татары по всякий год жертву приносят богу, наваривши браги великую кадь, и, к тем березкам вынесши, на них льют, и сами пьют, и таким образом бога молят" (Потапов).

Следует привести еще один пример того, что различия во внешнем облике алтайских татар и калмыков сохранились до позднего времени, вплоть до второй половины XIX века. "Наше внимание обратили своим типом и выдающимся образом жизни, так называемые черневые татары и рядом с ними кумандинцы. От города Бийска, отправившись по Бии, мы встретили целый ряд аулов, или деревень, принадлежащих этим татарам, и, прежде всего две кумандинские волости. Сначала, въехав в эти деревни из русских деревень, мы находились под тем впечатлением, под каким обыкновенно бывает неподготовленный путешественник среди чуждых племен. Помню, что после заката солнца, когда живописная Бия, эта красавица река, как и Катунь, представила нам две картины, друг перед другом поставленные, а именно, берег реки, погружающийся в вечернюю синеву, с блещущей луной на небе, и другого, с отблеском зари на противоположном конце, мы въехали в Елейский аул.

Мы встретили здесь фантастические домики на подставках, лестницы из бревен; мелькнули костры на дворах и нас окружили смуглые, загорелые, всклокоченные головы и лица инородцев, с белыми, как перламутр, зубами, блестевшими в сумерках. Мы почувствовали, что находимся среди дикарей, и отдались этому впечатлению. Но этой иллюзии мы не могли долго отдаться. В тот же вечер мы очутились в довольно удобной комнате, с русской обстановкой, а хозяин поразил нас нежной кожей и своим деликатным складом. Это был уже крещеный и ведший вполне оседлую жизнь.

На утро мы нашли, что окружающее население далеко не походило на монголов, киргизов, бурят, остяков и самоедов, типы которых нам были известны. Ближе всего окружающие нас инородцы подходили - брюнеты к семитическому, или к цыганскому типу, но среди них было немало с волосами каштановыми и блондинов. Даже шаман (жрец), виденный нами, был блондин. Глаза также встречались голубые и серые. При подробном изучении цвета кожи, мы увидели ее ничем не отличавшейся от нашей, кроме загара. Из волос мы получили волосы ребенка, хранящиеся у нас в медальоне, это был настоящий лён. Ясно, что здесь не было ничего общего с монголами. Географическое положение этих аулов и деревень было особенно благоприятно для племенного изучения. В ряду многочисленного инородческого населения весьма важно схватить чистый, основной тип. Здесь тип был в высшей степени своеобразен. Видно, что в этом месте было очень мало смешения с другими племенами, и действительно кумандинцы были отделены и, так сказать, загорожены от алтайцев с юга их соседями, черневыми татарами, других волостей, а с севера соприкасались с кузнецкими родственниками, где сохранился тот же тип...". Эта пространная выдержка из очерка Н.М. Ядринцева "Алтай и его инородческое царство (Очерки путешествия по Алтаю)", опубликованного в 1885 году. Далее по тексту Ядринцев рассуждает о том, на кого они больше всего похожи, но не выдерживает и допускает следующую фразу: "мы поражались иногда замечательным сходством с русскими лицами; белокурость детей выступает еще резче ... это не случайность, доказательство в том, что в черни и в лесах по Лебедю и Мрассе, в Кондомской и других волостях, совершенно изолированных от русских, встречается значительная часть также белокурых инородцев".

А как же Фишер? Фишер и здесь начеку, подправляя Миллера. "Теперь приступаем мы к Телеутам (Теленгутам). Они составляют малый и бедный народ, о котором упоминает Абул-газ только, который причисляет их к Уйрятам или Калмакам, куда они прежде сего и принадлежали. В прежние времена, будучи еще между Калмаками, жили они в верхних местах Оби. ... Они забыли старинный свой язык, и говорят по Татарски. ... В Российских приказных делах называются они белыми Калмаками, для различия, как сказывают, от Контайшевых Калмаков, которых именуют иногда черными". Это можно интерпретировать так: что-то ты, милый друг Миллер, совсем все перепутал, даже с Абуль-Гази споришь. Сказано: белые калмыки - монголы, а говорят по-татарски исключительно потому, что забыли свой родной язык. И белыми они являются по Фишеру потому, что не платят податей в казну. Но ведь и черные калмыки (джунгары) тоже не платили в царскую казну в те времена.

Фишер также прошелся и по киргизам. "Теперь приступаем мы к Киргизам, весьма беспокойному народу, который из всех Татар наибольше склонен к ограблению, смертоубийствам и разорению. Имя Киргиз значит в прочем у Татар простого подлого человека, которого можно употребить во всякую работу". Не любит Фишер татар, зато любит монголов, особенно халха. Наверное, Фишер "не знал", что это именно ойраты (джунгары), а не наоборот, угоняли енисейских киргизов тысячами и десятками тысяч, вместе с детьми и женами, в Джунгарию; и эти деяния хакасы сохранили в своей памяти. То же самое они проделывали и с барабинскими татарами. Зачем это было нужно Фишеру? Все довольно отчетливо. Если бы он не заложил тогда основы, мы бы не имели сегодня современную историю Сибири.

Я специально уделяю столько внимания телеутам. Продвижение Московского государства на юг Сибири застопорилось именно вследствие их сопротивления. Об этом наиболее полно, то есть, обобщив всю имеющуюся информацию, написал А.П. Уманский в своих книгах: "Телеуты и их соседи в XVII - первой четверти XVIII века" (в двух томах) и "Телеуты и русские в XVII - XVIII веках". Уже в самом начале первой книги он заявляет: "телеуты - тюркоязычное племя, никакого отношения к монголоязычным племенам не имеет". И чтобы уж совсем было понятно для Фишера и его последователей: "к калмыкам или ойратам их относили ошибочно".

"Проследив за передвижениями телеутов в XVII в. по актовым материалам, мы пришли к выводу, что главным районом кочевания большой группы приобских телеутов (Улус Абака и его потомков) в то время являлись Верхнее Приобье и предгорья Алтая (район между Телецким озером и левобережьем Катуни), в той части, где жили телесы и тау-телеуты, а также верховья Чумыша, где проживали телеутские роды азкештим, тогул, тагап, керет; бассейн Бии, в котором жили кумандинцы, челканцы и тубалары, и районы верхней Томи и Кондомы с жившими здесь родами шорцев - кыштымов телеутских князей.

До начала 60-х гг. XVII в. главные телеутские кочевья находились на правобережье Оби, в 1663-1664 гг. они были перенесены на левый берег Оби и в алтайские предгорья, а с начала XVIII в. - в горы Алтая, включая Южный Алтай (Бухтарма и др. притоки Иртыша), хотя отдельные группы телеутов кочевали в Верхнем Приобье вплоть до 1718 года.

Рубежи области телеутского обитания по актовым материалам представляются в следующем виде: 1) на севере (правый берег Оби) границей телеутских земель была р. Иня (Уень), южнее которой, в междуречье Ини и Берди еще в 60-х гг. было кочевье "белых калмыков князьца Табуна с улусными его людьми", а до конца века находились "зверовья" этого Улуса. На левом берегу Оби эта граница проходила по широте д. Кривощековой: еще в 1708 г., когда возникла эта деревня, считалось, что он стоит "на меже телеутской". Крайним северо-западным пунктом "Телеутской землицы" были Желтые Воды, которые мы отождествляем с современными озерами Саргул и Сары-Балык, находившимися в XVII в. в "Колмыцкой земле" (в данном случае в земле телеутов). 2) На юго-западе этот рубеж проходил по верхнему течению р. Алей. 3) Южная граница телеутской области кочевания определяется по документам с меньшей точностью. "Карагайская землица", где в конце века кочевал со своим улусом телеутский князек Ирка Уделеков, находилась в горах северо-западного Алтая, по верхнему и среднему течению Чарыша, Алея, а также Кана. Тау-телеуты и телесы, видимо, не заходили в горы южнее широты Телецкого озера. 4) На востоке и северо-востоке пределом телеутского расселения служили верховья Чумыша, Ини и р. Ускат, где жили телеутские роды аз-кештым и др., а также "выезжие телеуты" и, наконец, верховья Томи, где обитали шорцы - кыштимы телеутов".

И еще очень важно. Цитата из книги "Телеуты и русские в XVII - XVIII веках": "В XVII в. "белые калмыки" составляли сравнительно крупную группу и долго доминировали в политической и экономической жизни Юго-Западной и Южной Сибири. Они главенствовали над другими алтайскими племенами, в орбите их политического влияния некоторое время находились западносибирские татары (тарские, барабинские, чатские, еуштинские), а также некоторые группы тувинцев (орчаки, керзалы и др.)".

Первый визуальный (или почти визуальный) контакт между русскими и телеутами случился в 1598 году во время битвы воеводы А. Воейкова с Кучумом. После битвы Воейков докладывал по начальству, что южнее места битвы стояла большая калмыцкая орда. Поясню диспозицию. Битва состоялась в месте впадения реки Ирмень в Обь (слово-то какое, ир-мень - фактически синоним слову су-моал, только более древний). В настоящее время это территория Новосибирской области. Слава богу, недавно там поставили памятный знак об этом событии. Южнее находится большой лесной массив, который в простонародье называется Спиринский бор, а официально - Алеусская лесная дача, переходящая в Бурлинскую лесную дачу. Вот за этим лесным массивом в долине речки Бурла и находился хан Абак со своей ургой. Думаю, это было не случайно. Это была стратегия Абака, которая подтверждается всеми его последующими действиями. Он контролировал направление наибольшей опасности для своей Телеутской землицы.

Кстати, русские документы называют Абака и других правителей алтайских народов князьями или даже князьками. Но, как доказывает Уманский, в отличие от Миллера, Фишера и других, Абак и его потомки никогда не были поданными Российского государства. Абак всегда настаивал на равноправных отношениях, то есть, Телеутская землица представляла собой по Уманскому цельное государство, отсюда следует, что и Абак был не просто князем, а целым ханом.

Абсолютно ясно, что расположение урги хана Абака было вызвано не молниеносным налетом Воейкова, а связано с войском Кучума, который под напором русских воевод бежал из Барабинской степи к Оби, вероятно, надеясь, что русские воеводы не решатся подходить так близко к границам Телеутского ханства. Но не случилось. Кучум и здесь сумел бежать, но хан Абак ему не помогал. Он просто наблюдал. По версии воеводы Воейкова Кучум бежал на север по Оби и его след потерялся где-то в районе современного Новосибирска.

Уманский считает, что телеуты появились на Оби почти одновременно с русскими. Вполне возможно. До появления Кучума и сибирских воевод северное направление не представляло никакой опасности. Поэтому Абак и его отец Конай прикрывали южное направление, где кочевали многочисленные и неспокойные черные калмыки.

С возникновением Томска инициатива в освоении Южной Сибири перешла к томской администрации. Хан Абак переместил свою ургу на правый берег Оби, на реку Мереть (не буду переводить - сами догадайтесь), самый юг Новосибирской области, прикрывая томское направление. Диспозиция Абака и в этом случае повторяла его положение на левобережье Оби, даже стала еще круче. К северу от Мерети находятся большие лесные массивы: Караканский и Сузунский боры, а с юга ургу прикрывала могучая Обь.

"Инициатива установления телеутско-русских контактов принадлежит русским властям. Царский наказ первым письменным головам Томска Г.И. Писемскому и В.Н. Тырнову предписывал им "проведывать" о черных и белых калмыках... Наказ предлагал головам послать в дальние "землицы", в том числе "в телеуты" "добрых и просужих" служилых людей с толмачами и с царским жалованьем и звать их под "высокую царскую руку". Наказ рекомендовал приводить в подданство "ласкою, а не неволею и не жесточью..."". Интересно, не правда ли? "Наказ томским головам - до мелочей продуманная программа действий русских властей в Южной Сибири, которую они выполняли в течение всего XVII в.". (Напомню, Михаил Федорович Романов был выбран на царство в 1613 году). Только после нескольких посольств к Абаку, он согласился приехать в Томск в 1609 году. Между Телеутской землицей и Русским государством был заключен военно-политический союз.

Уманский считает, Абак согласился на сотрудничество вследствие того, что "в начале XVII в. в связи с долголетней и кровопролитной борьбой ойратов против халкасцев и казахов Телеутская землица оказалась в критической ситуации: ей грозили полный разгром и даже истребление со стороны Алтын-хана и Казачьей Орды. К тому же телеутам грозила опасность порабощения со стороны оттеснивших их к северу ойратов...". Остро нуждалась в военной помощи и Томская администрация. Так считает Уманский.

Абак полностью соблюдал договор, участвовал в походах сибирских воевод, даже проявлял инициативу в пользу Томска. Но когда понадобилась военная помощь самому Абаку, он ее не дождался. В 1617 году Абак вышел из договора с русскими властями. При этом он сам разбирался со своими южными и восточными соседями. И хотя в 1621 г. договор был возобновлен, доверие Абака к царским властям испортилось. "Явная враждебность действий Абака отчетливо обозначилась с 1928 г., когда он разослал своих посыльщиков по волостям северных алтайцев с приказом ясашным людям не давать воеводам ясака, убивать ясатчиков и доставлять их оружие в его ставку". По-видимому, Абак считал, что с южными соседями можно договориться или их набеги носили разовый характер, то Томск и возникший к тому времени Кузнецк расширяли свое влияние постоянно и планомерно.

"В 1629-1630 гг. в результате враждебной агитации Абака отказ северных алтайцев платить ясак царю принял массовый характер". В 1928 году вспыхнуло восстание против русской администрации тарских и барабинских татар. Тарский уезд был пограничным со степью, он активно заселялся русскими крестьянами, которые летом занимались своими непосредственными занятиями, а зимой сбивались в артели и уходили в степь грабить древние могилы. Это вызывало недовольство местных татар. Откуда-то появились Кучумовичи, возглавившие восстание. Миллер-Фишер считали их ответственными за восстание. Но Уманский, проанализировавший огромное количество документов, считает, что именно "князь телеутов повел борьбу против русских воевод на широком фронте от Тары до Кузнецка". Поэтому очень интересно поведение Абака в этих событиях.

Номинально он поддерживал восставших, даже подошел с войском к западной границе Телеутского ханства, но не перешел ее. В результате восставшие были разбиты и бежали в Телеутскую землицу. Кучумович Аблайгерим подначивал Абака идти войной на Томск, но Абак не пошел с ним. Инициатива Аблайгерима окончилась "пшиком". Абак решил сам идти походом на Томск, причем томичам такая возможность стала известна задолго до самого похода, надо полагать не без ведома самого Абака. Поход состоялся, но "ни Томска, ни городков Еушты им погромить не удалось; был взят Мурзин городок и перебиты находившиеся там 20 ратников и подъячий". Причем Уманский указывает, что "поход под Томск в 1630 г. был самой враждебной акцией Абака против русских за все 25 лет телеутско-русских контактов". От себя добавлю, что это был самый дальний поход Абака с войском, поскольку он никогда не уходил далеко от Телеутской землицы, и в этом заключается особенность Телеутского ханства от других феодальных государств Центральной Азии. Это был даже не поход, а обозначение намерений. Вы когда-нибудь видели разгневанную кошку, которая выгибает спину, зло фырчит, потом делает шаг в сторону врага, но вовремя отпрыгивает? Абак никогда не переступал черту полностью, оставляя возможность для переговоров.

Во время этих событий выходит на первый план еще один исторический персонаж - чатский мурза Тарлав, активно поддержавший Абака. Чаты давно уже были подданными Российского государства: "чатские мурзы на военной службе в Томске занимали привилегированное положение"; и сам Тарлав неоднократно участвовал в военных походах сибирских воевод и в посольствах к алтайским инородцам. Более того, по Уманскому самым влиятельным из чатских мурз был именно Тарлав. И вдруг такое перевоплощение. С точки зрения Миллера-Фишера это яркий пример непостоянства и подлости со стороны плохих татар. Но и Уманский ничего конкретно-вразумительного не пишет о таком кардинальном перевоплощении Тарлава. Он писал: "Тарлав, судя по всему, стремился избавиться от русского подданства". Почему? "Сближение телеутов с южными чатами не позже 1628 г. завершилось "династическим" браком: одну из своих дочерей Абак выдал замуж за Тарлава. Брак этот, по-видимому, был политическим: он призван был закрепить дружественные отношения чатской знати с телеутской аристократией и усилить позиции как телеутов, так и южных чатов перед лицом их общих врагов". Значит, все-таки, у телеутов и южных чатов были общие враги. "И те, и другие не желали усиления русского господства в Верхнем Приобье". То есть раньше Тарлава все устраивало и вдруг перестало.

Не остается ничего другого, как выдвинуть собственные гипотезы. Гипотеза первая - неправдоподобная. Тарлав был женат на дочери Абака и, как оказалось, во время последней битвы Тарлава его старшие сыновья находились в урге хана Абака. Отсюда можно сделать вывод о том, что Абак просто шантажировал Тарлава. Аманатство тогда было распространенным явлением. Неправдоподобной эта гипотеза является потому, что, как сложилось у меня впечатление, Тарлав сначала порвал отношения с царской администрацией, а уже потом стал зятем Абака и спрятал свою семью у него.

Вторая гипотеза - сумасшедшая. Тарлав не просто ушел к Абаку, он ушел демонстративно, при этом перебив своих же чатов и находившихся в его Чатском городке русских. Ушел только с верной дружиной, порвав саму возможность примирения. Остается сделать вывод о сумасшествии Тарлава.

Гипотеза третья - сумасбродная. Сумасбродной она является потому, что вряд ли ее кто-нибудь повторит. Для Миллера-Фишера чаты были малым, но единым народом, когда-то бежавшим от притеснений хана Кучума на Обь. Но по Уманскому они все-таки делились на северных и южных. Тарлав был предводителем южных чатов. Северные чаты остались верны Российскому государству, и их мурза Бурлак вместе с воеводой Г. Черницыным даже гонялся за неверным Тарлавом. Получается, что эти чаты тем чатам совсем не родственники.

Придется обратиться к книге Л.П. Потапова "Этнический состав и происхождение алтайцев". Итак: "... в монгольских исторических сочинениях они выступают как чагат, а в русских исторических документах, как мы полагаем, под сокращенным вариантом этого этнонима, именно - в форме чаат-чат. У чатов были укрепленные городки, главный из которых, называвшийся Чатский городок, находился на левом берегу Оби на большой дороге между городами Томском и Тарой. Некоторые из чатов кочевали в низовьях р. Чик (левый приток Оби в окрестностях современного Новосибирска). Не исключено, что в основе этнонима чагат, который произносится так же, как чыгат, лежит, еще более древнее название чип (плюс суффикс множественного числа монгольского языка). В таком случае мы могли бы считать, что чагаты-чигаты XVI в. были в свою очередь потомками древних чинов, известных по древнетюркским надписям, живших в VIII в. в Туве по Енисею, позднее вытесненных оттуда уйгурами и другими племенами. О том, что этноним чагат-чигат связан с этнонимом чик, можно предполагать еще и потому, что одна из речек, впадающих слева в Обь, по которой жили чатские татары, получила название Чик, сохранившееся до наших дней". И еще: "в связи с рассмотрением вопроса об исторических предках алтайцев по письменным документам XVII в. нельзя не отметить тесной связи в это время между северными алтайцами, телесами и жителями северо-западной Тувы - Саянами, которые называются в русских источниках верхними Саянами. Речь идет, вероятно, о тувинских саянах, обитателях бассейна Алаша, оз. Кара-Холь и, вероятно, района Монгун-Тайги в Западной Туве".

"Выбежав" из своей земли между 18 и 22 августа 1629 г. Тарлав переправился на правый берег Оби, построил на р. Чингизке (пр. приток Оби) городок, за валами которого надеялся укрыться от томских воевод. Новая резиденция Тарлава находилась в Телеутской землице, под боком у могущественного тестя - телеутского князя" (Уманский "Телеуты и их соседи..."). Не сходится. Если Тарлав захотел бы спрятаться, он ушел бы вглубь Телеутской землицы, за ургу хана Абака, а не строил бы острог у границы. "Разумеется, что "вторжение" Тарлава в земли телеутов могло произойти только по разрешению кн. Абака. Следовательно, Абак предоставил своему родичу и союзнику убежище...". Все было наоборот: это не Абак прикрывал Тарлава, а Тарлав прикрывал Абака, построив острог перед ургой хана Абака.

Тарлав сильно раздражал царские власти. Аж по приказу Москвы томские воеводы "направили против непокорного мурзы отряд под командованием Я. Тухачевского и мурзы Бурлака". Поход начался в начале марта 1630 года. Отряд состоял из 300 детей боярских и казаков, а также 100 северочатских мурз и татар. Шли на лыжах по Оби, тащили с собой даже пушки. Шли очень быстро, дошли "в полтретьи недели", чтобы обеспечить внезапность. У Тарлава было 192 человека. Силы неравные. Внезапность сделала свое дело. Историки описывают битву по-разному, но факт остается фактом: Чингиз-городок был взят, а Тарлав убит. Но он сделал свое дело. В те годы русские не смогли закрепиться в Чингиз-городке. Ушли за межу.

Просто восхищает мудрая политика русских властей: "потомки Тарлава занимали высокое положение на русской службе, русские власти признали их наследниками отца, платили жалованье по разряду служилых мурз", естественно забрав их в Томск после смерти отца.

Чингиз-городок Тарлава давно исчез в истории, но на том месте сейчас находится деревня Чингисы, располагающаяся на правом материковом берегу Новосибирского водохранилища и в северной части длинного острова, отделенного протокой от материка. На острове есть серебряный, то есть святой, источник и православный храм, первый из построенных на территории Новосибирской области; а церковь всегда знала, где ставить свои храмы.

Тарлав построил острог в этом месте явно неслучайно. Он располагался на высоком берегу Оби, а с востока находится серьезный лесной массив - Караканский бор. Название свое лесной массив получил, как утверждают, по названию небольшой речки, ограничивающей бор с востока. Только мне кажется эта маленькая речка не может иметь такое название. Это явный словесный новодел. Слово кара означает темный, чистый, и употребляется для горных рек, а слово кан относится к чему-нибудь очень значительному, выдающемуся, не важно к рекам или людям. Правда, в те времена речка называлась не Каракан, а Лайлахан, но это сути не меняет. Думаю, в древности эта река имела другое, но созвучное название, например, Кайракан, а это уже очень серьезно. Многие бы задумались перед тем, как пересечь эту реку.

"События 1629-1631 гг. показали, что власть воевод над ясашными алтайцами была непрочной ... К концу 20-х гг. стало известно, что Бия и Катунь, сливаясь, образуют "великую Обь". В долине Бии были налицо основные условия для сооружения острога: места "угожие" для пашенного хозяйства, охоты, рыболовства и других промыслов, сосновые боры богаты строевым лесом для строительства и пр. По долине Бии и Кондомы через "плавежную" переправу на Оби близ слияния Бии и Катуни проходила "Калмыцкая дорога", по которой еще в XVIII в. бухарские купцы и джунгарские алманщики ездили из Джунгарии в Кузнецкую и Киргизкую землицы. Именно здесь находился центр расселения алтайских племен и глубокий тыл Телеутской землицы".

В 1632 г. воеводы Томска И.Ф. Татев и С.И. Воейков, решив выслужиться перед царем, направили в глубокий рейд отряд служилых томичей во главе с опытным ратником Ф. Пущиным. Отряд состоял из 60 человек. В отряде было два толмача: Тайтан и Айдар. Плыли водным путем на трех судах - дощаниках. Плыли долго, осторожно. Представляю, какое было напряжение в отряде. Да, были победы над ханом Кучумом, над чатами во главе с Тарлавом, успешные походы на енисейских киргизов. Все об этом знали и помнили. Но сейчас предстояло проникнуть в Земли, где не были, да и еще хозяевами которых были телеуты.

Еще на рубеже XVII и XVIII веков, когда Федор Кривощек организовал первое русское поселение на территории современного Новосибирска, на правом берегу Оби, примерно в районе современной станции метро "Речной вокзал" стояла телеутская крепость. Стояла она, очевидно, и во время похода Пущина с сотоварищами. Проплыв крепость, ратники, наверняка, внимательно вглядывались в правый берег Оби, пытаясь разглядеть несущихся во весь опор в ургу хана Абака конных вестников... Пересекли межу - устье реки Бердь. Но ничего не происходило. Проплыли разрушенный Чингис-городок. Только в районе современного Камня-на-Оби на берегу отряд поджидали три телеутских парламентера. От имени хана Абака они задали вопрос: "Для чего воеводы посылают в мою землю остроги ставити? И "потребовали "не замать" живущих по берегам Оби "небогатых людишек" из Улуса Абака". Пущин проигнорировал предупреждение. Проплыли устья Аллака и Мерети, но телеуты не проявляли свое присутствие.

Русские ратники оказались в глубоком тылу Телеутской землицы. Только проплыв устье реки Чумыш отряд Пущина наткнулся на засаду. Телеуты из луков обстреляли первый дощаник. Ответные выстрелы из пищалей отогнали нападавших. Проплыв еще несколько дней у края соснового бора дощаники встали на якорь, поскольку увидели 20 всадников. По реконструкции Уманского это происходило в окрестности современного Барнаула. Прошли очередные переговоры, а потом была крутая сечь. Многие томичи были "переранены". Отряду пришлось повернуть назад. Эта версия событий вошла в историю с подачи Миллера и Фишера. Уманский считает, что конец этой эпопеи был немного другой.

Дело в том, что сохранился опросный лист толмача Айдара, судя по всему, с пристрастием. Тайтан, который и вел переговоры с телеутами, ночью исчез "от греха подальше". Интересно, что Тайтан вел переговоры на языке белых калмыков, а телеуты отвечали на языке черных калмыков. Но это никого не ввело в заблуждение, поскольку Тайтан знал некоторых телеутов в лицо. Известно было даже, что засадой руководил старший сын Абака - Кока. Так вот Айдар на допросе сказал, после переговоров никакой битвы не было. "Служивые" собрали круг и решили повернуть назад. Вот и все. Столько усилий и все напрасно. Почему? Русские стрельцы и казаки, которые никого и ничего не боялись (достаточно вспомнить оборону Албазина), отказались от битвы, только увидев телеутов. Удивительно.

Новые воеводы Томска Н.И. Егупов-Черкасский и Ф.Г. Нехорошев-Шишкин усомнились в правдивости Пущина, провели следствие, но в результате решили, что "поход Пущина был обречен на неудачу, что отряд мог вообще погибнуть, и воеводы сочли возможным не подвергать Пущина наказанию". Более того, "неудача этой военной экспедиции почти на 100 лет предопределила пути проникновения на Алтай в XVII - первой четверти XVIII в. по флангам: по долине Иртыша - на западе и по Кондоме с выходом на Бию - на востоке. При этом главной базой русского продвижения на Алтай на восточном фланге стал Кузнецк" (Уманский. "Телеуты и русские..."). Причина? Урга телеутского хана на Мерети и его телеуты, не имевшие даже огнестрельного оружия.

Телеуты. Как только их не называют историки и этнографы. И телеуты, и теленгеты, и теленгуты, тау-телеуты, телесы... Но суть одна - в корне теле. Это очень древнее слово, известное всем народам и во всех странах, вероятно, даже на Андаманских островах: телеграф, телеграмма, телефон, телевизор, телепортация... Поможет в расшифровке его значения обыкновенное русское слово теле-га. Я бы перевел слово телеуты с древнего языка как быстрые, даже молниеносные. Точнее, телеуты - их потомки. Об этом, вероятно, еще помнили в XVII веке на Алтае. В летописи они всегда упоминаются вместе: теле и урянкат.

Но "сгущались тучи" над телеутской землицей. В 1635 году умер Абак, его место занял Кока. В том же году объединились ойраты в Джунгарское ханство, а из улуса Абака выделился улус его племянника - Мачика. "Со смертью Абака закончилась целая эпоха в истории телеутско-русских отношений, длившаяся более 30 лет. Абак был крупной политической фигурой в Южной Сибири первой трети XVII в. Ни киргизские князьки, ни еуштинский Тоян, ни орчакский Кексеж, ни барабинский Когутей, ни чатский Тарлав не могут идти с ним в сравнение. Он пользовался большим влиянием как среди них, так и среди калмыцких тайшей" (Уманский).

Отделение улуса Мачика Уманский связывает с естественным процессом раздробления феодальных государств. Но, поскольку его книги писаны в самый расцвет развитого социализма, я отношусь к такому выводу осторожно. Возможно, Абак сам выделил улус Мачика. По крайней мере об этом свидетельствуют дальнейшие события. Абак практически всю треть семнадцатого века занимался сдерживанием томских воевод. Но Кузнецк, построенный в середине земель Абаковых кыштымов, был просто "занозой" для телеутов. И Мачик занялся разборками именно с Кузнецким уездом. Сфера его действий находилась к востоку и юго-востоку от урги Коки. Сначала у Мачика было 200 воинов, затем он довел их количество до 1000 (наверное, такая была традиция). Он буквально терроризировал Кузнецкий уезд своими набегами. Конечно, это абсолютно не значит, что он ходил войной на Кузнецк всем своим войском. Наоборот, его силы были разбиты на отдельные отряды (фактически это была партизанская война), особенно "прославились" "летучие" отряды Васьки Кривого и Ивана Бия. Мачик прожил долгую жизнь (он умер в 1688 году), сибирские воеводы много раз посылали карательные отряды для его поимки, но он носился по лесам и горам Алтая неуязвимым.

Но наступали тревожные времена для Телеутской землицы. Джунгарское ханство как типичное феодальное государство (в отличие от Телеутской землицы) постоянно стремилось к расширению сферы своего влияния. Крупные отряды черных калмыков все чаще стали появляться в алтайских степях. Кока с Мерети даже ходил пару раз на войну с ними. И оба раза (по свидетельству русских источников) терпел поражения. Наступило время, когда у Коки и Мачика на двоих оставалось всего 500 воинов.

Но в глобальном плане ничего не менялось. Они держали свои границы. Правда, Коке, как старшему в роду, приходилось договариваться с калмыками. Они даже совместно нападали на кыштымские волости с целью сбора дани. В отличие от царских властей с калмыками договориться было проще. Тот же Мачик с дыма или лука, как писал Уманский, вместо 10 шкурок брал 5, остальные 5 оставляя царю. Но воеводам нужны были все 10. Эти совместные действия калмыков и телеутов трактуются историками как факт вассальной зависимости телеутов от Джунгарии. Конечно это не так, поскольку опровергается действиями самих воевод, посылавших бесконечные посольства к телеутскому хану с предложением принятия российского подданства. Воеводы знали, что Кока хозяин своему слову: может дать, а может взять обратно.

А сложные времена были связаны не столько с бесконечными войнами, сколько с тем обстоятельством, что телеуты уходили в Томск, Кузнецк, Тару. Сначала это был небольшой "ручеек", а во второй половине XVII века уход стал массовым. Стали уходить не только простые, но и "лучшие" люди. Ушел Ирка Уделеков, ушли братья Кожановы, ушел посол телеутского хана в Москву Мамчур... Уходили, принимали православие, превращаясь, например, в "Иванов Кожановых или Василиев Табунковых". И, думаю, может в первом поколении, а во втором уже точно, становились не отличимыми от русских сибирских мужиков. Но некоторые, чем-то обиженные царской администрацией, возвращались, превращаясь в непримиримых борцов типа Васьки Кривого и Ивана Бия.

Кока, Табун, Кожан, Жиран, Босей, Бура, Боян, Кирей, Булат, Торгай, Мамай... странные имена для людей монгольского племени халха, или нет? А так: Шаадай, Таулой, Батый. Нет, это имена не детей и внуков Чингисхана, это имена реальных представителей телеутского племени, зафиксированные в русских источниках.

Кока умер в 1670 г., его заменил сын Табун. Несмотря на смену власти, противостояние телеутов с сибирскими воеводами и джунгарскими тайшами сохранялось. Вместе с тем, обычные люди легко находили "точки соприкосновения". Прославилась промысловая артель, состоявшая из "выезжих" телеутов Баскаула Мамрачева и Которея, телеутов-новокрещенов Семена и Дмитрия и русских Ивана и Алексея Старченко, которые охотились в Таволгане, пока не были пойманы людьми Табуна.

Давление русских властей на Телеутскую землицу все усиливалось. Но Табун отказывался присягать царю, хотя был вынужден уйти с Мерети на левый берег Оби. До самой смерти Табуна все переговоры кончались требованием возвращения на Мереть, на что царские власти не соглашались. Сложные отношения были у Табуна и с Джунгарским ханом. Потерпев очередное поражение от восточных монголов, Галдан-хан спрятался в долине Чулышмана. Он потребовал от своих вассалов помощи. Не пошел на помощь только Табун. Вот такая вассальная зависимость.

Табун умер в 1697 году. Это было время относительного спокойствия в русско-телеутских отношениях. Как считают историки потому, что телеуты полностью подпали под влияние джунгаров, занимаясь делами ханства. Главным доказательством служит присутствие телеутов на сменной основе в охране урги джунгарского хана. Но, вероятно, они служили хану по найму, как и в наше время многие работают и служат по найму вахтовым способом. Известно также, что телеуты охраняли русские посольства, уходившие по степи в южные страны. И при этом ни у кого не возникает мысли об их вассальной зависимости от России.

"Самым мрачным в истории Алтая периодом были 40-50-е гг. XVIII в., т.е. годы кровавой междоусобицы ойратских феодалов после смерти Галдан-Цэрэна (1745 г.) и маньчжуро-китайской агрессии. Воспользовавшись смутой в Джунгарии, цинский Китай предпринял прямую агрессию против ханства в надежде стереть его с лица земли. В 1755 г. большая маньчжуро-китайская армия вторглась в пределы ханства... Маньчжуро-китайские каратели повели истребительную войну, методично, с циничной жестокостью уничтожая население Джунгарии..." (Уманский).

Но время было неимоверно тяжелым. Телеуты оказались между "молотом и наковальней", при этом наковальней была российская Сибирь, а молотом - неспокойный юг с его нескончаемыми войнами. В Китае к власти пришла маньчжурская династия и, как всегда в таком случае, Китай вел очень агрессивную политику. Джунгария и Алтай оказались на арене битвы с бурутами и восточными монголами, гонимыми цинским Китаем.

А у власти в России был царь Петр, очень великий реформатор и низвергатель традиций, которому кто-то сказал, что в Джунгарии есть золото, много золота. И в бой пошли уже не казаки с пиками и не стрельцы с пищалями, а переброшенные из-за Урала солдаты, победившие европейские армии под командованием уже не воевод, а "настоящих полковников". Наступление шло по двум направлениям: по долинам Иртыша и Оби.

Летом 1715 г. по указу самого Петра I вверх по Иртышу двинулся отряд Бухгольца, который заложил крепость у Ямышевского озера. Но Бухгольц потерпел поражение от калмыков-джунгаров и вынужден был отступить. Однако приказ есть приказ. Получив подкрепления Бухгольц, повторил попытку и джунгары ушли вглубь страны. В результате на Иртыше были построены Омская (1716 г.), Железнинская (1717 г.), Семипалатинская (1718 г.), Усть-Каменогорская (1720 г.) крепости. Золота не нашли, но Иртыш заняли.

На Оби действовали более осторожно: перед наступлением посылали разведку. В мае-июне 1717 г. разведка не обнаружила телеутов вплоть до Алея. В 1718 г. построили Белоярскую крепость (современный Барнаул). Разведка, посланная в сентябре 1718 г., не обнаружила телеутов уже до Чарыша включительно. Телеуты ушли. В том же 1718 г. построили Бийскую крепость.

Уманский вслед за другими утверждает, что телеуты были насильно уведены Цэван-Рабданом в горы Алтая, но доказательств не приводит, кроме слов самого джунгарского хана. Более того, он (Уманский) в своей книге "Телеуты и их соседи... часть вторая, стр. 221" приводит интересную сноску на статью Н.В. Алексеенко "Из истории присоединения Южного Алтая и верховьев Иртыша к России": телеутские "нойоны Занам, Мамут и др. в своем письме в 1758 г. писали: "Мы по некоторому нужному случаю жили под протекцией у зюнгорцев"". То есть, так было нужно... Протекция заключалась в том, что Горный Алтай тогда еще не принадлежал России: граница шла по Колывано-Воскресенской линии в предгорьях Алтая. Но ушли они сами, потому что так было нужно: на юге от Алтайских гор "просыпался" Китай.

Они ушли, чтобы как в былые славные времена победить или умереть в битве с цинской империей. Так было нужно...

Сейчас сложно представить, но в те времена Алтай был пуст, совсем. В 1745 году из Колывани была организована экспедиция рудознатца Петра Шенгина, представлявшая собой очень серьезный отряд - около ста человек, в основном, вооруженных казаков. В Колывани уже работали Демидовские рудники. Кстати, все Демидовские рудники были организованы по старым чудским копям. Чудскими они назывались потому, что никто не знает, кто их копал.

Шенгин прошел по предгорьям Алтайских гор и только на реке Ише, где сейчас проходит Чуйский тракт, они встретили аборигенное население - аж десять кибиток. Отряд дошел до Бии, поднялся по ней до Телецкого озера и там, в районе современного Артыбаша, находились также десять кибиток. Шенгин с сотоварищами переправились на южный берег Телецкого озера и в долине Чулышмана обнаружили местное население в количестве тридцати кибиток. Затем отряд сумел забраться на Улаганское нагорье, но там был встречен вооруженными калмыками. По-видимому, их было довольно много (по некоторым данным их насчитывалось до 400 человек), поскольку Шенгину пришлось повернуть назад. Интересна причина, по которой калмыки не пустили русских: они не пустили казаков дальше под предлогом, что они (казаки) якобы будут грабить древние могилы.

Да, в горах Алтая присутствовали вооруженные отряды телеутов. "Отдельные группы алтайцев вели вооруженную борьбу против чужеземных захватчиков. Так, зайсан Гулчугай с отрядом в 300 чел., используя хорошее знание местности, не раз наносил чувствительные удары по маньчжуро-китайским агрессорам" (Уманский). Зайсана Гулчугая, наряду с зайсанами Омбо и Бобоем, император Цяньлунь объявил даже своими личными врагами (Модоров Н.С. "Из истории присоединения Южного Алтая к России в середине 50-х гг. XVIII в."). Они "держали" границу, проходившую по главному водоразделу Алтайских гор, включающего пять священных вершин - Тавын-Богдо-Ола. Алтай было кому защитить.

В конце концов случилось то, что должно было случиться еще лет сто назад. Давно уже не было большого хана, да и самой Телеутской землицы тоже не было. Телеуты были разобщены на несколько зайсанств. Но нашелся лидер - зайсан Омбо, созвавший курултай, затем еще один. Писали письма в царскую администрацию о принятии их в Россию. Почти год скрипела "бюрократическая машина" царской России. Но решение было принято в пользу телеутов.

Выходили к Бийску, только Гулчугай вышел на Бухтарму к Усть-Каменогорску. Вместе с телеутами границу перешло много калмыков-джунгаров. Все кончилось. Только горные телеуты и телесы еще долгие сто лет платили ясак одновременно и России, и Китаю. Но кончилось и это. Заповедный Алтай к северу от Тавын-Богдо-Ола было кому защитить.

Царские власти правдами и неправдами попытались выселить перешедших границу в Поволжье, но телеуты категорически отказались. Более того, на Алтай стали возвращаться "выезжие" телеуты. Именно "выезжие" телеуты Кузнецка (когда все закончилось) основали многие населенные пункты Горного Алтая: Чергу, Старо-Суртайское, Ново-Суртайское, Верх-Карагуж, Черный Ануй, Улалу (современный Горно-Алтайск), Кокшу, Мыюту, Онгудай, Чемал и т.д. "Кузнецкие телеуты-переселенцы стали главными проводниками русской культуры в этом крае". Это не я сказал, это мнение Уманского.

Они вернулись.

Интересное у нас отношение к собственной истории. В той же Греции в каждом более или менее крупном городе на каждой площади и даже перекрестке стоит или сидит на постаменте какой-нибудь мужик. А любой гид расскажет что-нибудь историческое почти о любом месте: видите, вот здесь в ничем не примечательной долинке более двух тысяч лет назад Филипп Македонский разбил 300 фиванцев и других греков; а вон там, чуть поодаль бежал посланец свой знаменитый марафон; а еще южнее 300 спартанцев победили многочисленную армию персов, и пусть это физически невозможно, но так было, потому что уровень моря в те далекие времена был выше. А кто проверит? А у нас?

А у нас в Новосибирске нет памятника даже Андрею Воейкову. Ни в Новосибирске, ни в Барнауле нет памятника Федору Кривощеку - основателю первых русских поселений на территории этих городов. Ни в Новосибирске, ни в Барнауле нет памятника Абаку Конаеву и Абаковичам, а ведь во многом благодаря их усилиям заповедный Алтай ныне российский. Но у нас все еще есть возможность узнать историческую правду о давно прошедших временах.

Вот и все.

Наверное, кто-нибудь воскликнет в недоумении: а где же координаты могилы Чингисхана? Разочарую, поскольку не знаю. Да и не стремился изначально. К тому же по легенде в тех местах вырос могучий лес. Дело не в координатах и даже не в золотом троне Мухамеда. Тогда зачем я все это написал? Потому, что сейчас просто нет истории у Сибири, но есть надежда. Она еще не умерла.

Они ушли. Ушли, потому что так было нужно... А на языке застыл немой вопрос: что же вы охраняли там, на Мерети, верные псы Чингисхана?

Но они вернулись.

P.S. Хочу извиниться за порой пространные цитаты. Было нужно показать, что я ничего не придумал. Я только делал выводы. И еще... если порой нет ссылки, тоже извиняюсь. Я писал вначале, что мой труд не исторический. Это, во-первых. А во-вторых, значит наши взгляды совпадают. Спасибо.

P.P.S. В прочем... о могиле Чингисхана. Ничего не изменилось с тех давних времен. Онон (Она-Он) как тек с востока от Буркан-Калдуна, так и течет сейчас. Келурен (Чулышман-Бия-Обь) как тек с юга по центру Буркан-Калдуна, так и течет сейчас. А могила Чингисхана находится там, где текут реки Кирэкту, Киркачу, Чику, Калаку, Кара, Бурачиту, Дулэ. Довольно просто, если подумать. Удачи!


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"