Мурысин Мирослав: другие произведения.

Лукерьюшкины Сны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кошке Лукреции а также невстреченной и незабвенной Татьяне Михайловне

  
  
ЯРОШ Иван сын Александра
  
(Рысёнок Таркириан)
  
  
ЛУКЕРЬЮШКИНЫ СНЫ
  
  У кошек какие-то свои отношения с Владыкой Сна. Некоторые договариваются даже до такого, будто над кошачьими снами он не властен. Чушь конечно - что бы он был за Владыка Сна тогда!? - но в любой глупости есть частица истины. Иначе с чего бы это мы с таким наслаждением любовались на спящую кошку?
  Иногда и я по старой дружбе просил Лукерь-Иванну показать мне какой-нибудь хороший, цветной сон. Как раз в те дни я понял, что ни на чуточку не интересен Елене - и приятные сны были нужны мне как воздух. Лукерьюшка жмурилась, потягивалась, выгибала белую спинку с двумя пепельно-серыми пятнами по обеим сторонам - и спрашивала: "А какой тебе сон нужен на завтра? Хочешь, я покажу тебе Египет? Вот где НАС ценили по-настоящему! Была даже особая богиня Убастет - покровительница кошек - и рысеголовая Мафдет..." И на целую ночь я отправлялся в Египет. Медлительный Нил нёс свои воды к Средиземному морю, ещё не изуродованный османскими артиллеристами Сфинкс презрительно щурился на строителей пирамид... Кстати, это были совсем не голые рабы, нарисованные в учебниках - как же, попробовали как-то япошки построить махонькую, десятиметровую пирамидку по геродотовским технологиям! Вывели первый ярус - и пригнали краны. И в каждом дворе обязательно жила кошка - да и не одна, а с котятами! Но на следующую ночь я просил Лукерьюшку показать мне что-нибудь иное - например великий город на берегу Рифейской реки в те времена, когда его ещё не звали тюркским именем Аркаим - или гордые заснеженные вершины Гор Мира, которые в наши дни погребены под вёрстной толщей вод Ледовитого океана - и обзываются хребтом Ломоносова. Хотя неплохой был математик - но если бы поэт Михайла Василич, сочиняя сценки подводного мира для своей "Петриады" хоть на минутку вспомнил о настоящих царствах, что ушли под волны северных морей! Эх, помор... А порою я просил свои любимые сны - про завоевание материка, который в наши дни назовут Азией, про бирманских принцесс, руки которых добивались государи Арианы, про безконечные битвы с хитроумными и жестокими обитателями закатного острова Хат-Халанш, что ныне зовут Атлантидой. Кошкам ведомо многое - и Лукерьюшка спасала меня от отчаяния, когда я снова слышал от той, что была мне дороже всего мира: "Ты не нужен. Лишний! Уходи". Порою я сражался среди северных варваров с курчавобородыми работорговцами, приплывшими в наши земли через открытую рану Босфора, иногда трубил сбор, увидев на горизонте сарацин, вновь подкатывающихся к стенам Акры, а были и сны, в которых мы были последней горсткой христиан, обречённо сражающихся с тиграми ислама в зелёных чалмах на пляжах Рио-де-Жанейро, у подножия изваяния Иисуса Христа, которое они называли богомерзким идолом. Иные сны уводили меня в далёкое мрачное будущее, когда солнце уже не будет таким ярким и белым, как сейчас, а уцелевшие остатки людских племён будут отчаянно сражаться за дно высохших океанов вблизи экватора. Иные - в непредставимые дали былого, когда рисунок звёзд на небе был иным, и никто ещё не украсил рисунками стены Альтамиры. Так много снов - то прекрасных, то уродливых, то светлых и вселяющих надежду, то грустных как ноябрьский вечер... О некоторых я не расскажу никогда - хватит миру и одного Лавкрафта. Но всё это так, присказка...
  Не помню уже, когда я попросил об этом Лушеньку - до того, как мамаша Лены зашипела: "Оставь Леночку в покое! Если ты ещё раз подойдёшь к моей дочери..." - или после того, как моя мама посмеялась: "Вот так тебе и надо! Не умел уговорить девушку", - но попросил точно: "Лукерь-Иванна, милая, можно мне увидеть ту, кто никогда не обидит меня и не предаст? Кому нужна будет и моя верность, и моя защита?" Зелёные очи Лукерьюшки опечаленно моргнули - и она спросила тихо-тихо: "Рысёнок, а может быть не надо? Может быть тебе лучше верить, что она живёт в нашем мире - просто ты её ещё не встретил?" - "Нет, Лу", - попросил я, - "покажи мне правду, какой бы она ни была. Обещаю никогда не жалеть об этом". - "Ладно, Сын Рыси", - согласилась моя первая кошка, - "только правда эта горше полыни".
  ...В той жизни она была дочерью морского рыцаря Южной Империи, той самой, чью ледяную могилу в наши дни найдут Беллинсгаузен и Лазарев. Её предки тысячу лет назад приплыли из Ормуза на белоснежных каравеллах, чтобы создать на Последнем Берегу новую Ариану. Высокие дворцы Луснейи и её гордые замки, горные цепи, пронзающие синее южнополярное небо - и белоснежные гавани Айрена-Сейвалы и Инсирвао - всё это была её родина, дом её отцов, Сынов Рыси. А самой красивой крепостью Империи была её столица, Алмарин, что построен на одиноком острове в безбрежном океане - построен как вызов хищной Атлантиде государем Иналианом, сыном Алмараира, в 1000 году Луснейской Эры. Но могли ли холодные владыки Хат-Халанш не принять вызова? Их можно винить в чём угодно - но трусами они не были. И закричали в храмах приносимые в жертву пленники, и отплыли хищные барки под чёрными парусами, чтобы сломить гордых ариев - и вновь отнять у них Последнюю Землю на южной окраине Мира. И запылали замки рыцарей Луснейи на всём побережье - и в прекрасной Эмелии, обращённой к Атлантике и пресветлому Алмарину, и в плодородной Сирвайне, обращённой к Иранскому океану и далёкому парфянскому Ормузу. Её братья ушли сражаться под стенами Алмарина - и полегли там, где ныне только чайки оплакивают былую славу над оледенелым вулканом Буве среди стылых вод Южного океана. Её отец сражал атлантов на далёком севере, всё ближе подбираясь к ненавистной империи работорговцев и мореходов. А она осталась вместе с матерью и преданными слугами на родине, неподалёку от славной крепости Инсирвао, что связывала луснейцев с северными сородичами из Арианы и Джалиты.
  Но в те чёрные годы стервятники Хат-Халанш ещё были Повелителями Океанов. И однажды чёрные паруса увидели и со стен Инсирвао. Пропели боевые трубы - и все, кто не ушёл на войну - а это были всё больше юноши да старики - взяли в руки оружие. Немало врагов удобрили землю Луснейи, немало и наших полегло в великой битве под стенами Инсирвао. Но город не сдался на милость врагу. Тогда озверевшие работорговцы выместили злобу на беззащитном населении сельских областей. Жёны и дети земледельцев искали спасения в её замке - и ворота всегда были открыты для тех, кто успел спастись. Княжна Лианира утешала тех, кто потерял близких - и ободряла тех, кто готов был сражаться. Мальчишки да старики - все, кто остались на родине после очередного призыва Империи - готовы были биться до последнего. Слава о деяниях шакалов Хат-Халанш уже обошла прибрежье. Я тоже получил меч - не рыцарский стальной - нет, обычный железный, из тех, которыми сражаются не воины по призванию - но мирные труженики, впервые увидевшие врага на своей земле. В том мире я видел Лианиру не впервые. Наша область была небольшой - всего три или четыре рыцаря жили в округе - и единственная дочка князя Инарвына всегда готова была придти на помощь больным или погорельцам, или тем, у кого не стало коровы-кормилицы. А ещё она очень любила кошек - и стоило кому-то из поселян пожаловаться на ленивого кота и наглых мышей - она тут же просила у своей Матильды самого резвого котёнка и вручала хозяину со словами: "А вот эта трёхцветная красавица и сама всех мышей в округе переловит, и лентяя вашего научит". Кованая сталь луснейского наречия в её устах была для меня сладчайшей музыкой! Но мне предстояла стезя хозяина крепкого сельского дома, а для неё наверное совершал подвиги один из тех юношей, что защищали теперь Алмарин. Всё перепутала война.
  Мы отбили уже несколько приступов злых и разочарованных атлантов, так и не взявших Инсирвао - и решивших хоть напоследок разжиться дешёвыми - как они полагали - рабами. Это было их бизнесом уже многие тысячелетия - и вызов государя Иналиана, решившего положить предел их морской гегемонии, мог оказаться для державы Хат-Халанш роковым. Лестница за лестницей нахлёстывали на стены замка - и всё меньше оставалось тех, кто сбрасывал врагов обратно в ущелье. Самое грустное было даже не в том, что враги пришли сюда, в глубокие тылы Луснейи - а то, что они ничем не отличались от нас лицом. Если бы это были смуглые курчавые шемиты, жители Разорванных Земель, что на юге Джалиты - нам было бы легче. Но это были гордые и красивые люди, наши дальние родичи, когда-то предавшие Владычицу и выбравшие Тьму. И всё же я понимал бедного принца Рианксира, сгоревшего от тоски по атлантской княжне Риланкэ, преданной им, когда встал выбор между родиной и счастьем. Но что мне до той давней халаншской девушки, когда силы защитников таяли - и мы с Лианирой остались вдвоём на вершине последнего бастиона, последней башни её родового замка? Море сурово било в берег Южной земли, а княжна всё всматривалась в синеющую даль - она верила, что отец вернётся и спасёт её. "Лиарнир," - тихо сказала она, - "мы остались одни во всём замке - и скорее всего уже не дождёмся помощи. Если придётся погибнуть - погибнем как Рыцари Юга - сражаясь до последнего - и прихватив с собою как можно больше врагов!" - "Верно, княжна", - я не мог оторвать глаз от неё - даже уставшей и изляпанной кровью врагов. - "Но не отчаивайся - помощь уже близко!" Я говорил так только чтобы ободрить любимую - откуда мне было знать, что сражение за Алмарин с блеском выиграно - и белоснежные каравеллы луснейских рыцарей возвращаются на родину, ведомые гордыми победителями!? Возвращался и князь Инарвын, потерявший в той войне всех пятерых сыновей - и верящий, что его последний малыш - дочка Лианира - в полной безопасности. Холодные волны циркумполярного течения, не раз проклинаемые мореходами и той эпохи, и наших дней, сейчас помогали победителю атлантов. Но он не успел...
  Немало врагов остались на лестницах, смытые варом, немало остались в ловушках, щедро рассыпанных по лестницам нашего бастиона - но последние добрались и до нас. Это уже не были те гордые морские разбойники, что когда-то нагружали пузатые барки краснокожими жителями Закатного материка, чтобы тысячами спалить их на жертвенниках чёрных богов. Наши халанцы были усталыми, грязными - и даже злоба уже не светилась в их глазах. Потеряв стольких товарищей, они уже не могли провести корабль обратно на далёкий север, к берегам своей хищной родины. Им оставалось только с честью погибнуть в бою - или с позором сдаться в плен, где их не ждало ничего хорошего, если вспомнить, как атланты обращались с нашими пленниками. В горах Ирианы как раз недавно открыли новые серебряные жилы, самые щедрые со времён королей-рудокопов - но никто не протягивал в тех рудниках и года, а тяжких преступников по всей Луснейе не хватило бы и на одну шахту... Двоих или троих мы положили сразу, воспользовавшись их шоком от перехода из тёмных, освещённых только чадными светильниками, коридоров - к освещённой ярким февральским солнцем и продуваемой всеми ветрами площадке бастиона. Остальные окружили нас - и мы, спина к спине, бились с ними. Никто на моей памяти не сражался так красиво, как княжна Лианира в эту последнюю битву. Семеро пали от её меча, и ещё трое - от моего. Но последний из атлантов ухитрился метнуть дротик ей в шею. Никогда не забуду торжествующей улыбки этого врага, когда он понял то, что я пойму только через мгновение - когда моё плохое, "селянское" железо распороло ему живот - и разноцветные кишки вылились на резные плиты обзорной площадки.
  "Лианира, мы победили!" - я ещё не понял ничего. - "Всё правильно, Лиарнир", - тихий голос мне был ответом. - "Ты был прав - спасение пришло!" На северо-западном горизонте ярче восходящего солнца белели паруса возвращающихся с победой луснейских каравелл. Лианира ещё успела обнять отца. Лианира ещё успела узнать о победе. Лианира ещё успела сказать перед князем Инарвыном, что никого не взяла бы защитником из луснейских рыцарей, кроме меня. Но её лёгкие и так не были предназначены для сырого океанского климата - а дротик халанца довершил остальное. "Мы ещё встретимся!" - обещала мне она. - "В иные времена и в иной стране - может быть через десять тысяч лет..." Сыновья её дяди стали неплохими хозяевами для нашего замка - но когда я покидал ледяную могилу на вершине горы и оглянулся на замок - я знал, что вижу его в последний раз. Я был учёным и поэтом, обошёл всю Южную землю, побывал и у северных братьев, не раз удостаивался аудиенции и у сына Иналиана, моего соименника пресветлого Лиарнира - но за многие десятилетия так и не нашёл той, в ком повторялись бы хоть некоторые черты Лианиры. И сердце моё согревала только надежда.
  "...Ну и как тебе сон?" - ласково спросила Лукерья Ивановна. - "Светлый, Лушенька - но такой печальный!.." - "Это ты просто не знаешь пока, что такое печаль", - покачала головой моя первая кошка. - "Твоя Лианира сдержала своё обещание! Именно её ты искал в тех девушках, рядом с которыми рос - и в Тане, и в Ире, и в Наташе... и в той недостойной..." - Лушастик не назвала имени той, что порвала моё сердце. - "Так она здесь? Я её найду? О, Лушенька, только скажи мне! И я помчусь к ней быстрее мысли!" - Лукерья Ивановна тяжко вздохнула, как это умеют делать только кошки. - "Не найдёшь ты её. У меня есть и этот сон. Но ты уверен, что хочешь его посмотреть?"
  В семнадцать лет не раздумываешь, когда любимая кошка спрашивает, хочу ли я увидеть свою наречённую. И я не медлил с ответом ни минуты. До сих пор не решил, было ли это к лучшему...
  ...Тесное тёмное место - но не застенок халанцев. Лицо моей Лианиры - я узнал её сразу - но в то же время осознавал, что она выглядит совсем не так - просто я не мог её не узнать. И странное ощущение, что вся она может поместиться у меня на ладони - словно маленький котёнок. Но это она, моя княжна, ждавшая тысячи лет - и подгадавшая выполнить обещание именно тогда, когда я вернусь на белый свет - ну не можем же мы не встретиться! Её тело растёт, питательные соки наполняют её, ей ещё несколько месяцев воссоздаваться, пока она явит свету свою красоту. Я - ещё глупый мальчишка, и не подозревающий, что пока я играю с друзьями, купаюсь в море, записываю первые сказания - и безуспешно прошу у родителей котёнка - где-то неподалёку растёт та, кого назову своим счастьем.
  "Танюха, ты что, беременная?" - это кассирша в блинной, где ты работаешь. Только не говори пожалуйста! Ничего не говори этой бабе, которая уже запала на твоего мужа! Ну пожалуйста, Викторовна! Она у тебя хорошая вырастет, добрая и ласковая. В ней - и только в ней - повторится твоя красота. Это ничего, что твой муж только что тушил взорванную атомную станцию! И против этого найдутся защитные заговоры. Только промолчи. Я ещё приеду к тебе на блины - и буду рассказывать про тебя анекдоты, потому что так принято в стране, где выпало вновь родиться мне - и твоей девочке. У тебя будут хорошие внуки. Только молчи! Ничего не говори, умоляю! - "Ну да, есть такое..." Потом будет слабость и боль. Потом маленькое тело вынесет из надёжного убежища - и она погибнет, не успев родиться. Потом змеиным шипением скажет обозлённая баба: "Теперь у тебя никогда больше не будет детей!" Потом муж, так мечтавший о дочке, навсегда разлюбит когда-то родную и единственную, заподозрив в убийстве дочери. Всё будет потом... А та, кто выбрала самое подходящее время, самое лучшее место - вновь будет выброшена в межмирье до неведомого нам срока.
  Лу, бедная моя кошка, незабвенная моя, ну зачем ты показала мне этот сон? "Сегодня моя мама меня убила..."
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"