Яров Эдуард: другие произведения.

Хитрая затея

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Барсук поднялся, по обыкновению, очень рано. Привычно пошарив в кромешной тьме подземелья, он высек кремнём искру и зажёг плошку с растопленным жиром.

  Анималистическое фэнтези (фурртэйл).
  Специально адаптированный отрывок из романа для конкурса Короткое детское произведение-2014.
  Взрослым любителям жанра сюда: Рождение легенды.
  
  
Хитрая затея
  Барсук поднялся, по обыкновению, очень рано. Привычно пошарив в кромешной тьме подземелья, он высек кремнём искру и зажёг плошку с растопленным жиром. Свет озарил маленькую каморку барсука, вырытую на одном из самых нижних уровней многоярусной норы. Лежанкой ему служила ниша в стене, убранная сухой травой и облезлой заячьей шкурой, а столом - насыпь из глинистой почвы рядом.
  Барсук подпоясал свою холщовую тунику верёвкой и нацепил на плечо торбу, висевшую на стене у стола, затем, встав на цыпочки, он снял с натянутых под потолком верёвок свой завтрак: высушенного жука и обрубок коренья. Корешок он очистил от жёсткой кожуры, а у жука выдрал надкрылья. Сначала барсук аккуратно убрал образовавшийся мусор в котомку и только после, усевшись, приступил к трапезе. Он с удовольствием умял хрустящее насекомое с сочным корешком и запил водой из чашки на столе.
  Поправив торбу и взяв в руки плошку, барсук вышел из каморки и тщательно прикрыл за собой дверь. В просторное подземелье с высоким сводом, в котором он оказался, выходили ещё четыре туннеля. Первый проход, самый широкий, вёл наверх, к жилым норам и главному выходу; второй - на самый нижний уровень, к сточным туннелям; третий, самый узкий - к одному из чёрных ходов; четвёртый - к кладовым.
  Освещая себе дорогу, барсук неторопливо направился в последний туннель. Тишину подземелья нарушали только его шаги да потрескивание горящего жира. Кладовые, где хранятся запасы, - сердце любого жилища, и барсук особенно любил это место. Взяв из специальной ниши в стене плетёную корзину для съестных припасов, он двинулся дальше.
  Пляшущий от ходьбы огонёк в плошке озарил первую складскую дверь. За ней находилось хранилище для засушенных трав, зерна, орехов и грибов. Сейчас, правда, в самом начале лета, оно почти пустовало. За второй дверью хранились всякие коренья, клубни и сушёные жуки. Облизнувшись, барсук прошёл дальше и остановился только у третьего склада.
  Открыв дверь, он ступил внутрь. В ноздри сразу же ударил крепкий запах, а плошка осветила развешанные на деревянных крючьях куски копчёного и вяленого мяса. Перепела, глухари, зайчатина, оленина - всего и не перечислить. Обойдя отрез короткого бревна с выемкой для рубки мяса в середине комнаты, барсук неторопливо прошёлся вдоль стен и выбрал копчёного дрозда, которого положил в корзину.
  Выйдя и закрыв за собой дверь, барсук облегчённо вдохнул приятный запах подземелья. Он не ел мяса и недолюбливал его тяжёлый аромат. Углубляться глубже в складской туннель барсук не предполагал: он уже взял то, за чем пришёл. Однако его внимание вдруг привлекло какое-то светлое пятно на полу подземелья. Барсук всегда сам следил за чистотой в норе, и никакого мусора здесь быть не могло.
  Барсук шагнул в ту сторону и наклонился, чтобы рассмотреть поближе. Находка оказалась клоком светло-серой шерсти. Чьей-то посторонней шерсти. Барсук нахмурился: Хозяину это не понравится. Он взял клок в руку и принюхался. Никакого чужого запаха, что было весьма странно. Но шерсть определённо ни его и не Хозяина.
  Озадаченный барсук убрал таинственную находку в торбу и, подняв светильник повыше, двинулся в глубь кладового туннеля. От четвёртой двери тянуло холодом - за ней, в комнате, полной снега, хранилось свежее мясо. Хозяин ловил только отменную добычу, правда, в последний раз он принёс отчего-то старого рябчика, хотя сам вряд ли станет есть такое жёсткое мясо. Впрочем, Хозяину виднее.
  Барсук прошёл мимо и оказался в самом конце прохода, где свет упал на пятую дверь. Там располагался самый большой отнорок в этом туннеле: барсук сам вырыл его ещё весной по наказу Хозяина. Но с тех пор Хозяин строго-настрого запретил ему даже подходить к этой двери, и барсук не знал, что внутри.
  Барсук постоял немного, прислушиваясь. Он всегда так делал, когда ему доводилось доходить сюда. Порой ему слышались за запретной дверью шорохи, а один раз даже тихие стоны. Как будто там был кто-то живой... Там могло быть всё, что угодно, но только не кладовая.
  В этот раз всё было тихо. Однако ощущение непонятного беспокойства не покидало барсука. Потоптавшись, он уже собирался уходить, как вдруг с ужасом заметил, что таинственная дверь чуть приоткрыта. Он боялся не столько того, что было за дверью, сколько наказания. Ведь Хозяин мог подумать, что это он открыл дверь, к которой запрещено даже прикасаться!
  Барсук, потянувшись, толкнул дверь корзиной, которую держал в руках, и отступил назад. Вздохнув, он резко развернулся и, чуть было не погасив светильник, зашагал обратно по складскому туннелю. В голову лезли всякие мысли об открытой двери и клочке шерсти, но барсук упрямо гнал их прочь. Эдак можно и завтрак подать с опозданием!
  Выбравшись из хранилища, барсук свернул в проход, ведший наверх, и только здесь, поднимаясь по ступеням из камней, сумел уредить шаг. Поднявшись по лестнице, он открыл дверь и оказался в широком и высоком главном туннеле с выровненными стенами, деревянными подпорками и вымощенным камнями полом. Здесь располагались с левой стороны кухня и дровник, а с правой - гостиная и хозяйская спальня.
  Барсук сразу же направился на кухню, которая представляла собой большой квадратный отнорок, устроенный с таким удобством, какого ещё не доводилось видеть у кого бы то ни было. Почти все нововведения придумал сам Хозяин - уж ума-то ему не занимать.
  В нишах на стенах, служивших полками, выстроена всяческая посуда из обожжённой глины. На деревянные крючьях висели сушёные травы и специи для готовки. Вдоль правой стены лежало на насыпи толстое дубовое бревно с выемкой с верхней стороны для резки и разделки.
  В стене, противоположной двери, был выложен из камней большой очаг со специальным местом для большого глиняного котла. В нише рядом располагалась небольшая стопка дров. У левой стены лежало ещё одно бревно, служившее столом, и стояла бочка с водой, выдолбленная из цельного куска дерева.
  Взяв тарелку и чашку с водой, барсук добавил всё это в корзину и отправился в гостиную. Когти на ногах неприятно скребли по камням. Барсук не любил вымощенные полы, однако Хозяин предпочитал именно такие. Осторожно открыв дверь, барсук тихо, почти крадучись, ступил в просторную комнату. Возможно, Хозяин ещё не успел вернуться с ночной охоты, но шуметь всё равно не стоило.
  Стены гостиной были сплошь задрапированы самыми красивыми шкурами многочисленных животных - добычей Хозяина. В центре комнаты возвышался стол из половины бревна на двух валунах, рядом располагалась покрытая шкурой изогнутая коряга, служившая креслом.
  Барсук поставил на стол тарелку с копчёным дроздом, чашу с водой, затем зажёг от огонька своей плошки две жировые свечи в глиняных подсвечниках, стоявших на столе. Критично оглядев результаты своих трудов и оставшись вполне довольным, он потушил свой светильник и повернулся к двери, ведущей из гостиной в спальню.
  - Кушать подано, Хозяин, - негромко объявил он и прислушался.
  Из соседней комнаты послышался шорох: значит, Хозяин на месте. Барсук дождался, когда откроется дверь из спальни, и поприветствовал с поклоном:
  - Доброе утро, Хозяин.
  - Привет, Подтира, - с достоинством ответил тот, неторопливо входя в гостиную, и усаживаясь в кресло.
  Хозяин, лис огненно-рыжего окраса в плаще и набедренной повязке, не мог не вызывать восхищения как своей внешностью, так и талантами. Слава об его уме и хитрости ходила по всему лесу, наводя ужас на всю мелкую живность. Одежду ему только на днях справил барсук из шкур оленят - последней крупной добычи, которой лис очень гордился. Барсуку ещё не доводилось слышать, что какой-нибудь другой лис (кроме Чернобура, разумеется) смог поймать оленя.
  Хищник уселся в кресло, и барсук спросил:
  - Какие будут указания на сегодня, Хозяин?
  Лис достал из-за пояса костяной нож и, ловко орудуя им, принялся разделывать копчёного дрозда. Барсук терпеливо ждал.
  - Сегодня наконец-то должен подойти Белый со своим подручным. - Хозяин взял в руки птичью ножку и вонзил в неё зубы. С видимым наслаждением разжевав кусок, он продолжил. - В нору их ни в коем случае не пускать! Эти старые бродяги сразу же натаскают сюда грязи и опустошат все кладовые. Конечно же, они будут вовсю попрошайничать, но, что бы они не просили, выноси им только кувшин с водой.
  Всё это барсук и так прекрасно знал: волк с шакалом приходили уже не в первый раз.
  - Ясно, Хозяин. Что готовить сегодня на обед?
  Лис, с набитым ртом, яростно помотал головой.
  - Никакого обеда! - разжевав мясо, пояснил он. - Нужно создать впечатление, что у нас туговато с едой.
  - Хорошо, Хозяин, - кивнул с понимающим видом барсук. Волк с шакалом, учуяв съестное, могут напроситься на обед.
  - Думаю, с работами управятся они дня за два, - продолжил лис, махнув копчёным крылышком в воздухе. - Ты, Подтира, пророешь проход до конца только после их ухода. Не раньше!
  - Хорошо, Хозяин.
  Лис закинул в рот косточку и с хрустом разгрыз её.
  - У меня тут появилась одна задумка. Чтобы позвать тебя, приходится орать на всю нору, и мне это не очень нравится.
  - Да, Хозяин. - Барсук отлично знал, где нужно поддакивать.
  - От гостиной к твоей комнате нужно протянуть верёвку и привязать к её концу колотушку. Стоит мне потянуть за конец верёвки, как поднимется шум, и ты поймёшь, что я тебя зову.
  Барсук поразился, насколько простой и замечательный механизм придумал лис.
  - Отличная идея, Хозяин! - искренне воскликнул он.
  - Подумай, как лучше протянуть верёвку между комнатами, - лис довольно улыбнулся и, заканчивая завтрак, облизнул пальцы. - Как завершишь работы над загоном, возьмёшься за сигнальную верёвку.
  - Хорошо, Хозяин! - ответил барсук, а сам в уме уже планировал, как быстрее и удобнее выполнить новое задание.
  Лис поднялся из-за стола и потянулся.
  - Я буду внизу, - сказал он и, захватив один из подсвечников, вышел из гостиной.
  Это означало, что Хозяин направлялся в ту самую таинственную комнату возле кладовых. Барсук зажёг свою плошку с жиром и потушил оставшуюся свечу. Сложив грязную посуду со стола в корзину, обглоданные косточки - в торбу, он затем прошёл в спальню. Спальня хищника, задрапированная шкурами так же, как и гостиная, была вдвое меньше и гораздо уютнее. Светильник осветил у одной стены обширную лежанку, крытую разнообразными шкурами, а у другой - небольшой очаг, который барсук растапливал зимой в сильные морозы.
  Барсук забрал с бревна, служившего столиком, чашку с водой и отправился на кухню. По устоявшейся привычке ему предстояло перемыть посуду и подмести нору... Хозяин, внезапно выскочивший из туннеля, ведущего на нижний уровень, изрядно напугал барсука.
  - Ты что-нибудь видел этим утром, Подтира? - с ходу набросился на него лис.
  - Нет, Хозяин. - Барсук даже не понял, о чём речь, и стоял, прижав к груди корзину.
  - Посвети мне, - приказал лис и сунул ему в руки подсвечник.
  Барсук, бросив плошку, которую еле успел потушить, и корзину прямо на пол норы, поспешил вслед за Хозяином. Запоздало пришла мысль об открытой запретной двери. Лис спустился на уровень ниже и начал пядь за пядью осматривать центральное подземелье, как будто что-то ища. Барсук, шагая рядом с горящей свечой в одной руке, нащупал другой в своей торбе злополучный клок шерсти. Наверное, стоило рассказать Хозяину про утреннюю находку...
  - Может, ты что-нибудь слышал этой ночью?
  - Нет, Хозяин. Ночью было всё тихо.
  Лис явно очень злился, хотя и старался не подавать виду. Но барсук слишком хорошо знал Хозяина.
  Обойдя подземелье три раза, лис наконец двинулся в туннель, ведущий на самый нижний уровень. В этом узком проходе приходилось идти гуськом, и барсук, стараясь осветить дорогу Хозяину, пару раз чуть не подпалил его плащ.
  Вскоре послышалось тихое журчание воды, и стены раздались в стороны, образуя небольшой грот нижнего уровня. По каменному ложу протекал подземный ручей. В верхней части жёлоба образовывалось небольшое озерцо для питьевой воды, а нижняя часть использовалось как отхожее место.
  Этот проход барсук вырыл совсем недавно по настоянию лиса, который хотел, чтобы в норе всегда была свежая вода. Удобно, конечно, набирать воду, не выходя из норы, но барсук, оглядывая сырое подземелье с низким сводом, лишь неодобрительно покачал головой. Старая барсучья поговорка гласила: вода в норе всегда к беде. Барсук, нахмурившись, оборвал свою крамольную мысль. Хозяин очень хитёр и умён, и всё, что он придумывал, было безупречно. Если даже до него никто и никогда этого не делал.
  Лис обошёл подземелье, старательно принюхиваясь.
  - Ты что-нибудь чуешь, Подтира?
  Барсук, прекрасно зная, что тягаться с таким отличным следопытом, как лис, ему не стоило и пытаться, всё же глубоко втянул влажный воздух.
  - Нет, Хозяин, - ничего не учуяв, ответил он.
  Лис подошёл к отверстию, через которую вода утекала из норы, и долго всматривался внутрь. Барсук шагнул поближе со светильником, но, похоже, ничто не могло разогнать кромешную темноту узкого сточного туннеля.
  - Как думаешь, можно выскользнуть из норы через эту дыру?
  Барсук постарался скрыть своё удивление. Раньше ни о чём подобном лис не спрашивал...
  - Вряд ли, Хозяин.
  Хищник, кивнул, словно его ответ совпадал с собственными мыслями.
  - Но кто-то очень маленький смог бы пролезть, - подумав, добавил барсук и почувствовал, как лис весь напрягся и помрачнел.
  Неужели кто-то умудрился сбежать от самого лиса?! И откуда этот кто-то взялся в норе? Если только не из таинственной комнаты... Прикинув, что не стоит лишний раз злить Хозяина, барсук оборвал крамольные мысли и поспешил поправиться:
  - Но живым никто не сможет выбраться наружу, наверняка утонет.
  Лис развернулся и зашагал прочь так быстро, что барсук еле догнал его. Хозяин ушёл к себе, наказав немедленно позвать его, если заявится волк. Барсук же занялся обычными хозяйскими делами. Он помыл посуду, подмёл полы на кухне, выкинул мусор, и, хотя он старался думать только о работе, где-то в глубине сознания затаилась и не желала уходить мысль о таинственном беглеце.
  Пока барсук убирался в гостиной, несколько раз выходил лис из своей комнаты и нетерпеливо интересовался, не подошли ли ещё работники. Было слышно, как хищник нервно ходил из угла в угол: Хозяин не любил ждать. Поскольку приготовление обеда сегодня отменилось, барсук подмёл все нижние коридоры, натаскал воды и спокойно занялся генеральной уборкой на кухне.
  Время уже перевалило за полдень, когда нору огласил громогласный вопль:
  - Рыжий!!!
  Уронив от неожиданности плошку, которую держал в руках, барсук схватил плошку-светильник и помчался в гостиную. Лис уже вышел из спальни, и его растрёпанный вид свидетельствовал, что крик тоже застал его врасплох.
  - Кажется, волк наконец-то пришёл, Хозяин.
  - Слышал, - проворчал лис. - Я ждал его достаточно, пусть теперь он подождёт.
  Хозяин любил выходить навстречу гостям с неторопливой важностью и преисполненным достоинства.
  - Рыжий!!!
  Новый вопль, громче прежнего, заставил вздрогнуть обоих, а с потолка посыпалась земля. Похоже, волк орал уже в норе. Хозяин, плюнув на своё достоинство, поторопился к выходу, барсук побежал следом. И вовремя - просунув голову в приоткрытую дверь и набрав воздуха в лёгкие, волк готовился крикнуть ещё раз.
  - Здорово, Рыжий! - радостно гаркнул он своим мощным голосом, увидев лиса.
  Хозяин и барсук вышли наружу и оказались в зарослях можжевельника, под которыми скрывался вход в нору. Новоприбывших было двое: огромнейший волк серебристого окраса, прозванный за это Белым Медведем, и низенького роста шакал по имени Мелкий, маленький и тщедушный даже для своей породы. Волк носил набедренную повязку из заячьих шкур и видавший виды плащ из оленьей шкуры. На шакале была холщовая туника, подпоясанная верёвкой, и старенький плащ из непонятно какой шкуры; в руках он держал мешок с пожитками.
  Белый Медведь радостно обнял лиса. Со стороны могло показаться, что лис тоже вполне радушен, однако барсук знал, что тот терпеть не мог любые объятия.
  - Что так долго? - лишь буркнул Хозяин, зажатый в огромных лапах.
  - Проспали малость! - улыбнулся волк.
  Лис осторожно высвободился из железной хватки, но только барсук заметил насколько тот раздражён.
  - Как поживаешь, дружище?
  - Охота нынче не та, - сделал печальное лицо Хозяин.
  - Это да! - тут же согласился волк. - Не то что во времена лиса Чернобура, а? Вот тогда была охота так охота! Добычу стадами загоняли!
  Оба хищника ходили в шайке под началом знаменитого лиса. Волк с удовольствием рассказывал об этом при каждом удобном случае, однако Хозяин вспоминать те времена не особо любил и недовольно морщил нос при упоминании имени Чернобура.
  - Ближе к делу, - прервал товарища лис. - Мне нужно поставить частокол.
  Вход в нору располагался на крутом склоне лесистого холма, изрытого оврагами. Часть одного из таких оврагов, обращённую к холму, барсук в конце весны по приказу лиса углубил и расширил, получив маленькое плато, огороженное с трёх сторон отвесными склонами. Туда лис и повёл волка.
  Тяжело вздохнув, шакал взвалил на плечо мешок и с видом мученика потащился следом. "Неудивительно, что они шли так долго", - подумал барсук и засеменил за ним. Они, конечно же, отстали, и, когда доплелись до места работы, лис уже вовсю показывал волку, какой высоты и где должен стоять частокол. Барсук с шакалом не стали спускаться на плато и встали в сторонке. Мелкий сразу же устало скинул мешок на землю и уселся на него.
  - И зачем тебе здесь этот забор? - спросил волк, когда лис закончил показывать.
  - Здесь будет загон для зайцев. - В каждом слове Хозяина сквозила гордость за свою идею.
  - Зачем?
  - Чтобы не охотиться.
  - Как это? - Волк наморщил лоб: он никогда не отличался живостью ума.
  - Буду растить в загоне зайцев, чтобы не тратить время на охоту.
  - Так сбегут же, - хмыкнул волк.
  - У меня не сбегут!
  - По старой волчьей пословице, неубитая добыча всегда сбегает.
  - А у нас, у лис, нет такой пословицы, - парировал лис. - Эта идея самого Чернобура, если ты помнишь.
  Барсук удивлённо приподнял брови. Хозяин всегда говорил, что он сам это придумал.
  - Старик потом от неё отказался, - покачал головой волк. - Сколько ты дашь за эту работу?
  - Одного тетерева, - сухо ответил Рыжий Лис.
  - Одного?! Маловато будет.
  Хозяин недовольно сверкнул глазами. "Каков наглец!" - читалось в его взгляде. Барсук вдруг поймал себя на том, что настолько хорошо знает Хозяина, что по малейшему жесту и движению лицевого мускула может прочитать все его чувства и мысли.
  - Да за такую работу и одного тетерева будет много! Тут строить-то всего шагов пять от силы!
  Барсук невольно скосил глаза на плато. Лис явно лукавил.
  - Не пять, а десять.
  - Могу добавить ещё рябчика.
  Так вот почему Хозяин притащил эту старую птицу! Волк выразительно молчал.
  - Ещё шкуру суслика.
  Волк бросил взгляд на своего подручного, и только тогда барсук заметил, что шакал старательно подавал какие-то знаки глазами.
  - Мне нужно посоветоваться с Мелким.
  Лис презрительно фыркнул и, скрестив передние лапы на груди, даже отвернулся. Волк подошёл к шакалу, и они, отойдя в сторонку, зашептались. Говорил в основном Мелкий, Белый больше слушал. Наконец, совет закончился, и волк подошёл обратно к Рыжему Лису.
  - Мы тут с Мелким решили, - начал Белый Медведь, - что за такую работу не помешало бы и зайчатиной...
  - Я сам уже целую луну зайчатину и в глаза не видел, - оборвал его Рыжий Лис.
  - Рыжий, - волк втянул носом воздух, - здесь, возле твоей норы, определённо пахнет заячьим духом.
  Зайчатина, конечно, в кладовых имелась, как свежая, так и копчёная, однако подобными деликатесами Хозяин делиться не привык.
  - Если только какой-нибудь заяц не скрывается рядом в кустах.
  - Добыча у логова не водится, - хохотнул волк, поняв шутку. - Согласны и на полтуши.
  - Белый, сам ведь знаешь, охота уже не та, - усмехнулся Хозяин, весьма довольный собой.
  - Но оленятина-то у тебя есть, - заявил волк, кивая на обновки лиса.
  - Эти оленята мне попались совершенно случайно. - Рыжий самодовольно оглядел свою пятнистую одежду. - И это едва не стоило мне жизни! Олени во главе с вожаком налетели всем стадом и чуть не достали меня из норы, разрыв почти до основания один из чёрных ходов.
  Барсук прекрасно помнил тот страшный день. Подземелье ходило ходуном и, казалось, вот-вот обвалится. Разрушенный чёрный ход пришлось потом восстанавливать несколько дней.
  - Гм... - волк наморщил лоб. - Олени такие дела просто так не оставляют и могут в любой момент заявиться сюда снова.
  Лис промолчал. Барсук с некоторым удивлением наблюдал, как с Хозяина сходит довольное выражение лица.
  - Вы-то спрячетесь в норе, а нам с Мелким как прикажешь быть? Так можно и под горячую руку попасть. Придётся повысить плату, Рыжий.
  Барсук даже рот открыл. Ловко Белый, этот известный тугодум, повернул рассказ Хозяина в свою пользу!
  - Я и так дал больше положенного! - Лис уже не скрывал своего раздражения.
  - Стадо разъярённых оленей, брат лис, это не шутка.
  Рыжий Лис некоторое время молчал. Он явно не рассчитывал на такой поворот событий и теперь злился.
  - Только ради старой дружбы даю ещё одного тетерева, - с мрачной решимостью наконец согласился он. И прибавил: - О большем даже не заикайся: слишком жирно будет.
  Волк и шакал переглянулись.
  - Ладно, мы согласны, - сказал волк.
  Дельцы скрепили уговор рукопожатием. Скривившись, лис быстрее высвободил свою руку и скорым шагом отправился к можжевеловым кустам. Барсук поспешил следом.
  - Плату как всегда вперёд! - послышался сзади голос волка.
  - Знаю, - не оборачиваясь буркнул Рыжий Лис. - Ещё учить меня вздумал. С этим волком всегда получается не так, как задумал.
  Потирая руку, Хозяин сразу исчез в норе, барсук же замешкался у входа, зажигая плошку с жиром. Лиса он нагнал только в нижнем коридоре.
  - Еле тащишься! - хмуро проворчал хищник.
  - Виноват, Хозяин, - смиренно пробормотал барсук: сердитому лису лучше ни в чём не перечить.
  Они прошли в четвёртую кладовую, где в снегу хранились запасы свежего мяса. Рябчик, шкурка суслика и один тетерев были уже отложены заранее, и даже приготовлен мешок. Второго же тетерева лис долго и угрюмо выбирал, старательно взвешивая в руке то одну, то другую тушку. Барсук сильно продрог, но терпел и время от времени поджимал то одну, то другую замёрзшую ногу.
  Наконец, лис добавил к отложенной куче второго тетерева и махнул рукой:
  - Неси к волку.
  Сам он, всё ещё ворча, отправился наверх налегке. Барсук сложил всё в мешок и, взвалив его на плечо, зашагал следом. Шакал уже собирал хворост для костра, а волк делал палочкой какие-то метки на месте будущего частокола. Последний, завидев лиса и барсука, согнувшегося под тяжестью, сразу же бросился к ним.
  Барсук опустил мешок на землю, и Хозяин, вытащив, передал волку первого тетерева.
  - А что такой тощий?! - возмутился тот, одной рукой без всякого труда поднимая тушку и осматривая её.
  Птица и в самом деле была мелковата, но всё же это был тетерев.
  - Дичь как дичь, не я её откармливал, - отрезал Хозяин, вытаскивая из мешка второго тетерева.
  - О! - одобрительно воскликнул волк. - Вот это, я понимаю, птица!
  Наконец лис вытащил рябчика и шкурку суслика и отдал опустевший мешок барсуку. Волк с подозрением обнюхал и осмотрел последнюю тушку.
  - Странный какой-то рябчик, - заметил он, - на падаль смахивает.
  - Рябчик как рябчик.
  - Уж ты, Рыжий, любишь хитрить
  Хозяин промолчал.
  - Ладно, сгодится, - согласился наконец волк.
  - Тогда начинайте.
  - Как отобедаем - сразу за работу!
  Лис хмуро кивнул и направился обратно в нору. Барсук поспешил за ним, а то ещё, чего доброго, попадёт.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"