Яров Эдуард: другие произведения.

Предел

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Димыч страшно гордился тем, что пошёл патрулировать Предел. Ведь это прежде всего защита страны и её граждан. Участник конкурса БлэкДжек-2011. 31.07.11

Предел
1
Погода была под стать событию: на небе ни облачка, даже солнце будто светило как-то особенно. Димыч в полном боевом облачении с автоматом стоял у броневика, рядом с настоящими бравыми солдатами, и гордо махал друзьям-сокурсникам, толпившимся за лентой ограждения.
Военная музыка приятно щекотала нервы и поднимала боевой дух, но Димыч, по правде говоря, чувствовал себя немножко не в своей тарелке. Наверное, остальные студенты-отличники испытывали то же самое. Он пытался высмотреть их в веренице броневиков среди солдат, но в одноцветье мундиров безуспешно.
Десятерых лучших студентов Государственного Университета удостоили чести участвовать в настоящем патрулировании Предела. Проводы были самыми торжественными, с толпой родственников, преподавателей, студентов и просто зевак; отличников напутствовал сам генерал. После возвышенной речи отличников распределили по патрулям, выстроенным в линию.
Димыч тут же познакомился с бойцами, с которыми ему суждено было идти в Предел, и даже попытался так же, как у них, сдвинуть шлем молодцевато набок, но не получилось.
- Расстегни ремешок, новобранец - хохотнув, хлопнул по плечу новый знакомый Михей.
Димыч последовал совету и ощутил себя настоящим защитником Предела. Конечно, патрулирование займёт всего несколько часов, но сама возможность посетить Нижний - пьянила... Гордость, волнение и страх удивительным образом перемешались, Димыч не смог бы и выразить, что сейчас чувствовал. Вот бы ещё зачистить логово какого-нибудь чудовища!
- По машинам! - зычно раздалось в наушниках шлема.
Солдаты бросились к броневикам. Димыч от неожиданности замешкался и, чуть не упав, вскочил на броню взревевшей машины. Поехали! Поправив съехавший на глаза шлем, он хотел помахать друзьям, но в кутерьме толпы не сумел разглядеть ни одного знакомого лица.
Когда они уже выезжали с праздничной площади, его взгляд упал на одиноко стоящего в сторонке старика. Он держал плакат с надписью 'Не убий'.
- Что это он? - стараясь перекричать шум мотора, спросил Димыч у Михея.
- Да это сумасшедший! - махнул тот. - Призывает не убивать чудовищ Предела...
В самом деле, полоумный старикашка. Общеизвестно, что верхние жилые уровни надо защищать от проникновения всяких тварей. Это - одна из основных задач государства. Броневики прибавили скорость, и странный старик сразу вылетел из головы.
2
До уровня Предела опустились на огромном лифте - сразу по два броневика за раз. Здесь, на Центральном Блокпосте, уже все были сплошь военные.
Димыч удивлённо и почти благоговейно озирался по сторонам. Всё делалось чётко и дисциплинированно, чистота и порядок радовали глаз. По рассказам он предполагал, что здесь гораздо темнее и страшнее, однако освещение оказалось таким же ярким, как и на верхних уровнях.
Броневики не задерживались; сразу по выезде из лифта последовала команда: 'Патруль номер такой-то, следовать в квадрат номер такой-то', и машины, взревев, выехали из железных ворот, каждая в свою зону патрулирования.
И сразу предательски засосало под ложечкой. Улицы и проулки, заваленные горами мусора, еле освещались редкими лампами. Здания чернели пустыми глазницами окон, потолок уровня терялся во мгле. Димыч, нервно сжав автомат вспотевшими руками, начал тревожно озираться по сторонам. Из-за любого угла могла наброситься какая-нибудь злобная тварь.
- Добро пожаловать в Предел! - хмыкнул Михей, наверняка заметив перемену в настроении новобранца.
Димыч лишь неуверенно кивнул в ответ. Говорили, что нижние уровни уходят глубоко под землю. Когда-то люди интенсивно их использовали и даже жили там, но постепенно их заселили разные сопутствующие цивилизации животные: крысы, тараканы, муравьи...
Их пробовали травить и даже почти извели, однако твари, мутировав до чудовищных размеров, сами выжили оттуда человека. Димыч не мог без содрогания вспомнить чучело гигантской двухметровой крысы, экспонирующее в Центральном Музее.
Отъехав на некоторое расстояние, машина остановилась, и бойцы высыпали на дорогу.
- Что случилось? - Димыч, стыдно признаться, порядком струхнул.
- Слезай, новобранец, - хохотнул неунывающий Михей, - будем патрулировать.
Димыч неуклюже спрыгнул, задрав китель. Броневик с офицером на башне медленно поехал вперёд, а солдаты двинулись следом. Вот оно - настоящее патрулирование Предела! Теперь надо держать автомат наготове и смотреть в оба. Шагая вместе с остальными и оглядывая полуразрушенные здания, Димыч водил лучом лазерного прицела вокруг и ощущал себя истинным защитником страны, призванным не пускать орды чудовищных мутантов в жилые верхние уровни...
Внезапно в куче мусора с громким визгом что-то мелькнуло. Димыч от страха неловко дёрнулся и, споткнувшись, повалился на землю. Вначале показалось, что на него напали, но, обернувшись, он увидел хохочущих солдат. Похоже, они намеренно чуть отстали, зная, что произойдёт нечто подобное.
- Вставай, это всего лишь обычная кошка, - сквозь смех махнул один из бойцов.
Димычу стало обидно до слёз.
- А если бы это был настоящий монстр? - буркнул он.
- На этом уровне их нет, - подойдя, примирительно заявил Михей. И продолжил в ответ на немой вопрос: - Настоящее патрулирование уровнем ниже, и там действительно опасно. А это - так, показательная прогулка, чтобы слегка пощекотать нервы таким юнцам, как ты.
Двинулись дальше, но острота ощущений уже пропала. Димыч даже перестал озираться по сторонам. Солдаты, зевая от скуки, лениво тащились за машиной; лейтенант на башне дремал. Единственное оживление создавали обычные крысы, кошки да собаки, во множестве носившиеся среди гор мусора.
- Дай попить, - подошёл Михей.
- Нельзя - эн-зе, - ответил Димыч, помня инструктаж.
- Да уже через час эта тягомотина кончится, и ты будешь втирать друзьям, как порубил монстров в капусту.
Димыч, не сумев сдержать улыбки, отстегнул фляжку.
3
Всё-таки зря Михей сказал правду. Патрулирование уже наскучило и самому Димычу. Если учитывать, что он здесь в первый раз, что же тогда говорить об остальных? Везде одно и то же: горы мусора и полуразрушенные здания в полутьме. Да и что он будет рассказывать по возвращении? Димыч сплюнул...
Его невесёлые размышления грубо прервали треск плазменного автомата и страшный рёв. Димыч встал, как вкопанный. Солдаты бросились куда-то в проулок. Кажется, туда только что отошёл Михей, чтобы отлить...
Выстрелы участились, а вой усилился; из темноты проулка что-то вылетело и шмякнулось на грязный асфальт. Димыч запоздало понял, что это кто-то из солдат, и его замутило.
Бойцы подались назад, и следом на дорогу с яростным рыком стремительно выскочили какие-то огромные существа. Они двигались столь проворно, что Димыч даже не мог их толком рассмотреть. Мощно, короткими очередями, застучал башенный пулемёт. Один из бойцов, отстреливаясь, задом налетел на Димыча, и оба повалились на землю.
- Прячься, идиот! - натужно заорал солдат прямо в ухо и, сильно толкнув его, откатился в сторону.
Димыч, оглушённый и растерянный, вскочил и, подобрав упавший шлем, бросился на противоположную сторону улицы. Несколько точечных зарядов оплавили стену прямо перед ним, и он, дёрнувшись, юркнул в щель между двумя зданиями.
Он понёсся, как безумный, по мусорным кучам в темноту переулка, то спотыкаясь на каждом шагу, то попадая ногой в яму. Одной рукой он пытался застегнуть шлем, а другой - снять автомат с плеча; и то и другое - безуспешно.
Перелетев через него, впереди что-то гулко грохнулось в валявшуюся жестянку. В свете нашлемного фонаря Димыч успел заметить, что это оторванная человеческая рука, всё ещё сжимающая...
Тело среагировало быстрее, чем понял сам новобранец. С неведомо откуда взявшейся прытью он сиганул в ближайшую черноту окна, запоздало понимая, что прятаться следовало в бронемашину... Снаружи мощно рванула плазменная лимонка в мёртвой руке.
Димыч не приземлился, как ожидал, - в помещении либо не оказалось пола, либо он угодил в какую-то дыру, - и полетел куда-то вниз, в беспросветную темень. Несколько раз ударившись, он обо что-то шлёпнулся, но поверхность, не выдержав его тяжести, с грохотом рухнула вниз, увлекая его за собой.
Ногу пронзила острая боль, и Димыч отключился...
4
Вначале была боль... Сильная, с накатами. Казалось, горит всё тело. Затем добавился беспросветный мрак. Димыч вначале даже не понял, открыл глаза или нет. Он попробовал сдвинуться, но резануло так, что он чуть снова не лишился сознания. А может, и лишился...
Когда немного отпустило, Димыч, боясь пошевелиться, ощупал себя руками и понял, что его завалило, а одну ногу вообще придавило намертво. Эта нога и болела, при малейшей попытке высвободиться боль неимоверно усиливалась. Наткнувшись на фляжку на поясе, он понял, что во рту пересохло. Однако, воды было совсем чуть-чуть. Вылилась что ли? Но потом пришла запоздалая мысль: 'Михей...'
Что же делать? Вокруг царили совершеннейшие тишина и темень. Хотя нет... Прислушавшись, Димыч различил тихие шорохи и попискивание. Он в страхе замер: вдруг крысы-мутанты? А из оружия у него - только нож на поясе. Возможно, выроненный автомат и валялся где-то рядом, но, попробуй, найди его здесь... Постепенно дошло, что огромные чудовища вряд ли издают подобный еле слышный шум. Это наверняка обыкновенная крыса или мышь.
Чем дальше отступал страх, тем сильнее ныла нога. Если бы он не потерял шлем, можно было бы вызвать помощь. Зачем только он расстегнул чёртов ремешок? И медпакет первой помощи им не выдали. Не выдержав, Димыч от бессилия и злости начал ворочаться, чтобы высвободиться, но от боли, похоже, снова отключился...
А здесь не так уж и темно. Это была первая мысль, пришедшая в голову. Димыч с удивлением обнаружил, что царящий вокруг него мрак не однороден. Движение - это второе, что он заметил. Перед ним на некотором отдалении различались две крупные серые тени. Это уж точно не мыши. Димыч лежал, боясь даже вздохнуть. Скоро его учуют...
5
Димыч не знал, сколько прошло времени, может - всего лишь час, а может - целый день. Горло драло от сухости, голова постоянно кружилась. Но главное - боль не стихала и пульсировала уже по всему телу. Димыч лежал, не двигаясь, и от слабости периодически то ли засыпал, то ли терял сознание. Раз сто, наверное, он прикладывал опустевшую фляжку ко рту...
Иногда ему казалось, что слышны человеческие голоса. Хотя Димыч и знал, что это всего лишь его бред, он пробовал откликнуться, но из пересохших губ удалось исторгнуть только слабый хрип. Опухший язык еле ворочался во рту.
Одна из серых фигур, та, что побольше, то исчезала, то появлялась вновь. Мелкая же всегда лежала в уголке. Хотя нет - Димыч потом заметил, что изредка и она меняла положение. И постанывала. Будто тоже ранена или больна. Димыч почему-то про себя сразу решил, что большая фигура - это папа, а маленькая - детёныш. Почему - он даже сам не знал. Но так хотя бы интереснее, чем просто лежать и ждать смерти.
Монстры должны были его учуять, и, очнувшись от забытья в очередной раз, он застал Мелкую прямо перед собой. В ноздри бил резкий животный запах. С некоторым удивлением Димыч отметил свое полное безразличие к происходящему. Постоянная боль притупила все остальные чувства. Уже было всё равно.
Было темно, но Димыч знал: монстр его внимательно изучает. Здешние обитатели уж наверняка приноровились видеть и в кромешной тьме. Он же мог только гадать, где у Мелкой глаза. Димыч попытался бесстрашно глядеть в ответ, но чувствовал, что снова слабеет.
В этот раз ему приснился сон. Шёл дождь. Он не знал, откуда на этом уровне дождь, но жадно ловил капли ртом и всё никак не мог утолить жажду. Очнувшись, он вдруг понял, что это не сон, и вода самая настоящая! Это Мелкая поила его из какой-то чеплашки. Димыч пил жадно, большими глотками.
Сразу стало легче. Казалось, даже боль отступила. Правда, ненадолго.
- Спасибо, - еле слышно просипел Димыч, с сожалением отметив, что вода так быстро кончилась.
Послышалось воркование вернувшегося Большого: он искал Мелкую. Он мгновенно возник рядом с ней и, увидев человека, яростно взревел. Но Димыч не успел даже испугаться, как Мелкая тихим голосом сразу успокоила его.
Недовольно ворча и фыркая, Большой удалился. В губы Димычу вновь уткнулась какая-то посудина, но уже полная живительной влаги. Наверное, это Большой приносил воды.
6
Время тянулось, словно патока. Чтобы как-то отвлечься от боли, Димыч начал рассказывать Мелкой о жизни наверху. Звук собственного голоса в кромешной тьме успокаивал и подбадривал: мол, ещё живой. Он говорил и сам уже не верил, что всё это правда.
Постепенно Димыч стал рассказывать о себе, и вся его жизнь вдруг представилась ему с отчётливой ясностью. Здесь, на пороге смерти, он понял, что по-настоящему и не жил, только собирался. У него не было настоящих друзей, он учился там, где проще, к будущей специальности совершенно равнодушен. Димыч говорил взахлёб, открывая собственную жизнь заново, сам себе удивляясь - как он раньше всего этого не понимал.
Мелкая покорно слушала и лишь иногда тихо стенала. Димыч не мог видеть, что с ней случилось, но одно он знал наверняка - ей, так же, как и ему, становилось всё хуже. Большой приносил воды и смирно сидел рядом, тоже слушая рассказ Димыча. У Мелкой уже не хватало сил, чтобы подавать воды, и его теперь поил Большой. По его недовольному ворчанию было заметно, что это ему сильно не нравилось.
Порой Димыча посещала мысль, что его новые знакомые не какие-то там неразумные твари, что у них есть свой, вполне определённый язык для общения. Животные же не способны к состраданию и милосердию? Если бы их ещё можно было рассмотреть в этой тьме...
7
Очнувшись, он сразу понял, что Мелкой больше нет. Её маленькое тельце серело неподалёку, рядом сидел безутешный Большой. Димычу даже почудилось, что тот плачет.
Казалось, Большой сидел, не двигаясь, целую вечность. Димыч молчал, уважая чужое горе, - он уже не мог относиться к ним, как к монстрам. Внезапно мутант встрепенулся, и человек физически ощутил на себе его жёсткий взгляд. Вот и всё, теперь настала его очередь.
Большой подошёл и после секундного замешательства рванул одну из балок, придавивших Димыча. Страшная боль скрутила тело, и сознание милосердно отключилось...
Всё изменилось, понял Димыч, приходя в себя. Всё, кроме боли. Стало не так темно. И нога больше не придавлена. Да и место другое! Большое помещение, полное мусора, но без завалов. Большого нигде нет. Остался только какой-то смутный образ в памяти...
Оглядевшись, он увидел, что в другом конце помещения светлее. Ободрённый Димыч пополз туда... и сам поразился собственной слабости. Каждое движение давалось с невероятными усилиями. Но полз он упорно, часто теряя сознание.
Далёкое светлое пятно оказалось дверным проёмом. Дальше располагалось ещё одно помещение, которое, было видно, выходило на улицу.
- Сидоров! Дмитрий! - донеслось до Димыча чей-то заунывный голос. Так зовут, когда уже нет никакой надежды, когда уже и не ищут по-настоящему.
- Я здесь! - он пытался крикнуть, но получился лишь едва различимый шёпот. - Я здесь...
- Сидоров! Дмитрий! - голос уходил дальше.
Димыч выхватил из кучи мусора осколок кирпича и стал колотить им по стене, потом, сообразив, по какой-то консервной банке. Снаружи засуетились - услышали. Наконец, внутрь забежали солдаты, и в лицо ударил яркий свет фонарей.
Раздались восторженные крики, началась беготня, и обессилевший Димыч потерял сознание...
8
Он стал знаменитым ещё до того, как его нашли. Трое долгих суток он пробыл в Пределе и выжил. Ногу спасти не удалось - её ампутировали и поставили протез. Ему торжественно назначили пенсию по инвалидности, полученной во время защиты Предела. Солдат, нашедших его, наградили медалью.
Говорить, что на самом деле произошло там, внизу, ему запретили сразу. Какой-то человек в штатском - Димыч ещё плохо соображал после наркоза и не запомнил ни имени, ни должности - настоятельно посоветовал про мутантов говорить только то, что они чудовища и что это зло, которое можно искоренить только огнём и мечом.
Потом он сразу оказался под прицелом телекамер. Не вылезая с инвалидного кресла, он участвовал в десятках телепрограмм, его приглашали в самые модные места города, журналисты и зеваки толпами ходили за ним по пятам, выспрашивая подробности и автографы.
Но никто и не желал знать правду о Пределе, даже когда он пытался её сказать. Как только он начинал рассказ, его ловко перебивали, меняли тему, задавали очередное: что вы чувствовали, когда вас спасли? Все эти журналисты, поборники демократии и любители правды, неожиданно оказались заодно с государством. Сначала Димыча это поразило, а потом он понял, что просто никто не хотел лишиться тёпленького местечка...
Отчасти это происходило ещё и потому, что всей правды не знал и сам Димыч. В памяти лишь отложился неизвестно откуда взявшийся образ Большого: то ли плод горячки, то ли Димыч на самом деле успел увидеть в том, в светлом помещении...
А через несколько дней о Димыче забыли. Его место заняла певица Емельянова, которая во время церемонии вручения каких-то наград сорвала с себя всю одежду и пробежалась голышом по залу, продемонстрировав мастерство пластических хирургов. И теперь толпы журналистов осаждали семидесятилетнюю поп-диву с намерением узнать, что же она чувствовала, когда на неё смотрело столько людей?
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"