Яров Эдуард: другие произведения.

Контрабандисты

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бывший лейтенант Имперских войск Спайс пытается устроиться гражданским пилотом, но всё не так просто...

  
  
Контрабандисты
  
(Продолжение "Звёздного патруля. Неоконченное)
  
I
  Сэм Равчик с мрачным видом занимался тем, чем не занимался уже с тех пор, как перестал быть юнгой - драил рубку звездолёта. И это он-то - помощник штурмана! Новый капитан - новые порядки... Равчик в сердцах сплюнул на палубу. Сзади послышались шаги, и Равчик сосредоточился было на своей работе, но определив, что это не чёткий шаг нового капитана, а чьи-то волочащиеся шаги, обернулся.
  В проёме люка показался штурман Фил Нестор с явными следами двухнедельного запоя на лице. Равчик усмехнулся, представив, чего тому стоило притащиться на космодром ранним утром.
  - Ты чего, Сэм? - удивился штурман, увидев своего помощника на четвереньках с тряпкой в руках.
  - Приказ капитана, сэр, - иронично ответствовал тот.
  - Где остальные?
  Сэм обвёл взглядом рубку:
  - Драят корабль.
  - А где сам кэп? - поинтересовался после некоторой паузы ошарашенный Фил Нестор: за те пять лет, что он провел на этой посудине, новому капитану первому пришло в голову драить её, и это никак не хотело укладываться в его бедной голове.
  - Осматривает двигатель вместе с Билли, - ответил Сэм.
  - Двигатели?! - у Нестора чуть не открылся заплывший глаз: даже сам Билли, хотя это и было его прямой обязанностью, избегал залезать без крайней необходимости в самую глухую часть звездолёта, где находились двигатели.
  - А кто он такой? Откуда появился?
  - Бывший офицер космовойск.
  Это уже было слишком для Нестора - мозги после всего явно отказывались служить ему - и он буквально рухнул в капитанское кресло.
  Вновь послышались шаги, и Равчик поспешно схватился за свою тряпку.
  - Доброе утро. Спайс, ваш новый капитан, - представился нововошедший. - А вы господин Нестор, я полагаю?
  Нестор, словно очнувшись от тяжелого сна, медленно поднялся с места: он не сразу сообразил, что обращаются именно к нему. "Интересно,- заметил Равчик, - сколько раз к Филу в его жизни обращались "господин"".
  - Ага, - кивнул Нестор после некоторого замешательства, - он самый, сэр.
  Равчик усмехнулся: при разговоре с новым капитаном все, словно сговорившись, начинали обращаться к нему "сэр".
  - Господин Нестор, я бы хотел, чтобы вы посмотрели астронавигационные приборы, у нас астрокомпас неточен, по крайней мере, на ноль-один румба, радар следует вообще заменить.
  Нестору оставалось только стоять и хлопать глазами пока капитан перечислял ошибки в показаниях приборов.
  - Ладно, - уныло произнёс Фил.
  - Сэр! - в рубку вбежал кок Бенс. - Там это, провизию привезли.
  Фил угрюмым взглядом проводил капитана и рухнул обратно в кресло.
  - Сэм, - сказал он жалобно, - мне хочется плакать.
  Сэм усмехнулся.
  - Это ещё что, Фил, он обещал нам учения.
  - Учения?! - Фил икнул.
  - Ага, - Сэм был доволен произведённым эффектом, - с боевыми стрельбами.
  - Какие в задницу учения! Это свободный торговый флот, а не военный!
  - А ещё круглосуточную вахту в командной рубке, которую мы будем нести по очереди.
  Штурман несколько секунд молчал, постепенно приобретая зеленоватый оттенок, хотел было выругаться, но не успел: его вырвало прямо на капитанский пульт управления.
  - Фил, свинья, я там только что отдраил!
  - Сам виноват, - отирая губы отвечал тот. - Ты же видел моё состояние и тем не менее рассказывал всякие ужасы...
  Сэм в сердцах плюнул и бросил тряпку.
  - А куда мы летим? - икнув, поинтересовался штурман.
  - На Сьетру.
  - На Сьетру? На нашем корыте? - штурман уже не удивлялся. - Учения, вахта, Сьетра... Наш новый капитан сумасшедший, - подытожил он и жалобно поинтересовался: - неужели не нашлось нормального кэпа?
  Сэм грустно усмехнулся.
  - Тебя слишком долго не было, Фил...
  
  
II
  - Господин Раневский, я вас умоляю, мне всего-то нужен только пилот, я в долгу не останусь, вам же только слово сказать, и любой из пилотов...
  Господин Раневский, коротко стриженый коренастый мужчина в приличном костюме, сидел за столом в маленькой полутёмной комнате без окон и под тусклой настольной лампой перебирал какие-то бумаги из одной стопки в другую. Наконец он зевнул и поднял глаза на причитающего толстяка, стоящего напротив. Тот замолк и протёр платком шею - было жарко и он весь взмок.
  - Джон,- начал Раневский тоном школьного учителя, - твоя контора за последний месяц потеряла три - три,- он сделал ударение, - звездолёта. Ты банкрот, Джонни.
  - Но у меня ещё остался один корабль, - робко возразил толстяк.
  Раневский обернулся к телохранителю, стоявшему чуть в сторонке сзади и заявил:
  - Он издевается.
  Скорее каменную статую можно было заподозрить в какой-то реакции на это обращение, чем этого телохранителя; впрочем, ничего подобного от него и не требовалось.
  Толстяк попытался что-то сказать в своё оправдание, но Раневский снова повернулся к нему и жёстко оборвал его лепет:
  - Лучшие звездолёты порта попались копам. Самые быстрые и самые мощные в нашем порту. А ты хочешь отправить это своё корыто, эту каботажную посудину до самой Сьетры через три пограничных кордона?
  Это был не вопрос, это было обвинение.
  - В ближайшую неделю, - продолжал Раневский, сверяя что-то в электронной записной книжке с очередной бумагой, - пока войска чуть не успокоятся, с этого порта никто никуда не полетит.
  Виктор Раневский, как владелец самого крупного на Золден-5 Бюрсонского частного межпланетного космопорта, имел долю во всех контрабандистских операциях, связанных с его космопортом, и имел право диктовать свои правила. Кроме того, он же занимался "поставкой" пилотов различным фирмам и компаниям, занимающимся "межпланетными перевозками".
  Неожиданно распахнулась дверь в глубине комнаты, и вошёл здоровенный детина в рубашке с закатанными рукавами. Толстяк вздрогнул от неожиданности: до этого он не замечал в темноте эту дверь.
  Раневский с живым интересом обратился к вошедшему:
  - Ну как дела, Билл?
  - Порядок, - отозвался тот неожиданно тонким для своей фактуры голоском, доставая что-то из шкафа в углу,- один уже раскололся.
  - Смотри, не перестарайся, - довольно кивнул Раневский.
  Билл в ответ осклабился и прошествовал обратно, плотно прикрыв за собой дверь.
  Толстяк совсем сник.
  - Господин Раневский, - пробормотал он скороговоркой, - пожалейте моих детей... одно только ваше слово... вы же можете...
  - Джон, - уже спокойно продолжал Раневский, возвращаясь к своим упражнениям с бумагами, - ни один нормальный человек не согласится сесть на твою рухлядь. На нём только и летал этот пьянчужка Байерс. Кстати, что с ним стало? - не оборачиваясь спросил он у телохранителя.
  - Возвращался ночью из бара через склад, поскользнулся на кожуре стратофрукта и его завалило ящиками с укропом. Пока растаскивали ящики, он уже отдал концы.
  - Я забочусь о своих пилотах, - Раневский поднял глаза на толстяка и хохотнул: - как профсоюз. Впрочем, - пожал он плечами, - если кто-то вдруг загорится желанием... Но, раз ты пришел ко мне, дураков не нашлось.
  Раздался стук, и в комнату просунулась бритая голова с вопросительным выражением лица. Раневский кивнул ей:
  - Чего тебе, Раян?
  В комнату ввалился коренастый крепыш.
  - Шеф, в баре коп. В форме.
  - Последний коп был здесь лет десять назад, - откладывая бумаги, настороженно проговорил Раневский, переглянувшись со своим телохранителем, - и насколько я знаю, больше нигде побывать ему не удалось.
  Телохранитель встал и, подойдя к одной из стен, повернул какой-то рычажок. Неприметные ранее створки в стене разошлись в стороны, и в стене раскрылось окно, через которое открывался вид на полутёмное помещение бара сверху.
  - Где он? - спросил Раневский, подходя к окну.
  - Вон у стойки, - показал Раян.
  - Чего он хочет?
  - К бармену приставал с вопросами, нужны ли в порту пилоты и как у нас летают.
  Раневский с телохранителем переглянулись.
  - Он один?
  - Да. Ребята всё проверили, больше никого с ним нет. Привёз его таксист Тучка, говорит, подсел у Хорсонта.
  - Давненько мы с копами не веселились, - задумчиво произнёс Раневский, беря бинокль из рук телохранителя и наведя вглубь бара.
  В комнате повисла тишина. Толстый Джон протёр платком свою взмокшую шею и, кашлянув, робко пробормотал, пятясь к двери и изо всех сил надеясь, что никто не обратит на него внимание:
  - Господин Раневский, я, пожалуй, пойду...
  Раневский, однако, оторвался от бинокля и жестом поманил его к себе.
  - Раян, - спросил он, - с чего ты взял, что это коп?
  - Ну как же, - растерялся тот, - форма у него, двигается по-коповски, говорит...
  Раневский сунул бинокль толстяку:
  - Ну-ка, Джонни, взгляни вон на того, что у стойки. Похоже, тебе сегодня везёт.
  Тот вытер платком лоб и уставился в дрожащий бинокль.
  - Насчёт выправки ты прав, Раян, - продолжал Раневский, - только она не коповская, а военная. И форма у него пилота Имперских космовойск.
  Раневский достал сигару из листьев хуачитурия и прикурил от зажигалки, протянутой телохранителем.
  - Вот она нынешняя молодёжь, - выпустив облако зеленоватого дыма, сказал он, обращаясь к своему охраннику, - даже не знает как выглядит настоящий коп.
  Телохранитель по внешнему виду наверняка был не намного старше пресловутого Раяна, если не сказать ровесником, но Раневского это не особо заботило.
  - Раян, - приказал Раневский, - устрой гостю шоу, как это ты умеешь, и приведи его ко мне. И учти: он мне ещё нужен.
  Раян кивнул и выбежал вон.
  Раневский уселся у окна на стул, поднесённый телохранителем. Толстый Джон в очередной раз вытёр платком лицо и шею и вернул бинокль телохранителю.
  - Вы думаете, господин Раневский, - с надеждой в голосе спросил толстяк, - этот пилот согласится на моё предложение?
  Раневский хохотнул.
  - Он согласится на моё предложение, - выпустив клуб дыма, ответил он. - Но - тсс! - начинается представление.
  К стойке бара тем временем к пилоту подошли двое мужчин, и через минуту бурной дискуссии между ними вспыхнула потасовка, к которой присоединились ещё несколько драчунов.
  - Махается не по-коповски, - удовлетворенно заметил Раневский, сильно озаботив этим высказыванием Толстого Джона, начавшего гадать, к нему ли была обращена фраза, а если к нему, то как на нее ответить.
  Но стремительно развивающееся шоу избавило его от этих мучений. В бар с заднего хода ворвались Раян с несколькими парнями, вооружённые дубинками, и восстановили спокойствие очень простым, но весьма действенным способом - уложили всех дерущихся. Затем всех участников этой милой потасовки Раян с командой увели через заднюю дверь.
  Внезапно распахнулась дверь в глубине комнаты и оттуда показался всё тот же здоровенный детина.
  - Господин Раневский, - произнёс он своим тонким голосом, - я закончил.
  - Попозже зайду, - кивнул ему босс.
  Детина молча скрылся обратно.
  - Как тебе спектакль? - поинтересовался Раневский у толстого Джона.
  - Весьма... - еле внятно пробормотал тот: вопрос застал его врасплох. - Весьма, господин Раневский.
  - Но шоу ещё не кончилось, - Раневский кивнул телохранителю, и тот снова нажал на рычажок, и окно, через которое они наблюдали бар, вновь слилось со стеной.
  Раневский вернулся на своё место за столом, и в комнату во главе с Раяном ввели пилота. Раян, подойдя, положил на стол документы пилота и что-то шепнул на ухо Раневскому. Босс, с минуту изучив документы, поднял глаза на пленника.
  - Устраиваете дебош в моём баре, господин Спайс? - сурово начал Раневский, туша сигару.
  - Небольшая потасовка здесь редкость? - невозмутимо поинтересовался пилот, отирая кровь с разбитой губы.
  Тотчас же последовал такой удар от Раяна, который встал сзади, что Спайс не удержался и упал на колени.
  Раневский откинулся на спинку стула.
  - Здесь я задаю вопросы, - пояснил он, поднимающемуся экс-лейтенанту.
  "Похоже, я наконец-таки влип", - подытожил про себя Спайс.
  - С кем имею... - начал было он, но повторный удар сзади прервал его на полуслове.
  Раневский насмешливо вскинул бровь. "Я вас предупреждал", - означал этот жест.
  - Что вам нужно в моём баре, господин Спайс? - продолжал он.
  - Я пилот. Ищу работу.
  - Вы служили в Имперских Космических войсках, - полуутвердительно-полувопросительно сказал Раневский.
  - Да.
  - Тогда зачем вам идти за работой в какой-то захудалый частный космопорт. - Раневский не произносил слова, он их медленно, не торопясь, ронял. - В любой космической корпорации вас встретят с распростёртыми объятиями.
  Спайс усмехнулся. Вот уж куда он не собирался, так это сюда. Прилетев с Филстона на Золден-5, бывший пилот Имперских Космических войск действительно обратился в представительство крупнейшей в этой части Империи компании по межпланетным перевозкам. Вначале всё складывалось как и говорил Раневский: узнав, что Спайс пилот высшего класса, клерк расцвёл в улыбке и даже предложил просокофе, однако затем, введя данные в компьютер, сразу как-то посерьёзнел и заявил, что их штат пилотов, к сожалению, уже полон, хотя если он зайдёт на следующей неделе, то возможно, правда, он ничего не может обещать... В этом не было ничего странного: мало ли кому отказывают в работе, но после отказа ещё в тринадцати компаниях за четыре дня, происходивших по такому же сценарию, Спайс понял, что он улетел недостаточно далеко. Возможно, влияние д'Обеля было не столь велико, чтобы распространиться на всю Империю, но у Спайса после конфискации хватило денег, лишь чтобы перелететь с Филстона на Золден-5 - крупнейшую торговую планету в этой части Империи.
  Обратиться в Брюсонский частный космопорт, крупный притон контрабандистов, куда даже авиатаксисты отказывались лететь, ссылаясь на криминальность района, было уже крайним решением. Но, к сожалению, единственным: деньги на гостиницу кончились, а идти было некуда...
  "Кем бы он ни был, - подумал Спайс, поднимая глаза на Раневского, - но он не только хозяин бара. Я бы даже сказал, что совсем не хозяин бара".
  - Я был разжалован, - ответил он вслух, - и негласно объявлен нежелательной персоной.
  Раневский улыбнулся одними уголками губ и устремил на своего визави свой жёсткий взгляд.
  - А может, - сказал он, - вы просто плохой пилот.
  - Есть только один способ узнать это, - невозмутимо отвечал Спайс.
  - Обычно здесь не берут пилотов со стороны, своих, знаете ли, хватает. Почему вы думаете, что для вас сделают исключение?
  - Возможно, найдётся работёнка, за которую местные пилоты не возьмутся.
  "Смел, - подумал Раневский. - Ведь знает, сукин сын, что лезет в петлю, и тем не менее лезет".
  - Есть одна работа, - после некоторого молчания заявил он, - и на неё нет пилота. Но согласитесь ли вы на неё, господин Спайс?
  Спайсу не понравилось выражение лица Раневского с хитро улыбающимися глазами.
  - Господин Рост, - не оборачиваясь обратился Раневский к толстому Джону, стоявшему чуть в стороне и скрытому полумраком, - для вас нашёлся пилот. Расскажите ему условия сделки.
  Джон Рост шагнул вперёд к свету и, вытерев платком шею, скорее уже по привычке, чем по надобности, начал скороговоркой:
  - Рад вас приветствовать, господин Спайс. Моё имя Рост, Джон Рост, но все меня зовут Толстый Джон. Я владелец компании "Рост: межпланетные перевозки". Мне действительно нужен пилот, очень нужен. Надо доставить партию груза с Санта-Сьетры - с малой планеты, что на окраине нашей планетарной системы, на Стерт - один из спутников Золден-5. Плата - пять тысяч рубларов. Экипаж укомплектован.
  - Что за груз? - спросил Спайс, уже догадываясь, что это будет контрабанда.
  Рост посмотрел на Раневского и, когда тот кивнул, ответил:
  - Хуачитурий.
  Хуачитурий, растение вроде лишайника, произрастающее на одной из пустынных планет соседней системы Аякс, при воскурении вызывало лёгкие галлюцинации и состояние эйфории, причём без особого вреда для организма. В зависимости от способа усушки хуачитурия менялись цвет дыма и степень эйфории. На Золдене этот лишайник ввиду близости Аякса стоил до недавнего времени недорого и был весьма распространён. Но вскоре хиуачитурий был приравнен к лёгким наркотикам и на его ввоз ввели высокие пошлины, что тут же перевело его в разряд выгодных для контрабанды товаров.
  - Какой борт?
  - Э-э... "Трайсмит" трёхсотой модели.
  "Летающий гроб", - заметил про себя Спайс.
  - Сколько в эксплуатации?
  - Всего лишь пятнадцать лет.
  - Выпуск этой модели прекратили двадцать лет назад, - бесстрастно отпарировал Спайс.
  Раневский хохотнул.
  - Ну, не знаю... я купил его лет десять назад... - замямлил толстяк.
  - Сколько груза? - прервал его Спайс.
  - Пять тонн.
  "Под завязку", - прикинул Спайс.
  Наступило молчание. Джон Рост беспокойно переводил взгляд с пилота на Раневского и обратно.
  "Вот так легко, - думал Спайс, - за какую-то неделю можно стать контрабандистом..."
  - Господин Спайс, вы моя последняя надежда, - пролепетал Толстый Джон.
  Спайс посмотрел в умоляющие глаза владельца компании "Рост: межпланетные перевозки". Похоже, этот чудак действительно верил, что его перелатанный летающий гроб сможет вернуться с грузом в целости и сохранности. "А почему бы и нет, - подумалось вдруг Спайсу, - если в это никто не верит..."
  - Что скажете, господин Спайс? - прервал его размышления Раневский.
  - У меня есть выбор?
  Раневский улыбнулся одними уголками губ, но ничего не ответил, ибо пилот скорее не спрашивал, а констатировал.
  Спайс кивнул:
  - Я согласен, но у меня есть два условия.
  Раневский кивнул: он ожидал чего-то подобного.
  - Первое: удвоить плату...
  - Хорошо! - тут же согласился толстяк.
  - Второе, - продолжал Спайс, - мне нужно три дня на осмотр и ремонт судна.
  - Конечно, конечно, - согласился Рост с облегчением: похоже, он ожидал чего-то позаковыристее. - Я думаю, мы прямо сейчас и подпишем все документы.
  - Только избавь меня от этой процедуры, - отмахнулся Раневский и бросил Раяну документы пилота.
  - Очень вам благодарен, господин Раневский, - заторопился Рост, пятясь к двери. - Наверное, кто-нибудь из ваших людей проводит нас? Вы очень добры... Господин Раневский, вы, конечно же, подтвердите...
  - Проваливай, Джонни, - сурово поднял глаза Раневский.
  - Да-да, конечно...
  Комната наконец опустела. С минуту Раневский сидел молча, затем изрек:
  - Этот пилот либо дурак, либо работает на копов: больше сюда никто не сунется. Но этот лейтенант создает впечатление человека довольно неглупого...
  Будучи владельцем порта, пользующегося криминальной славой, Раневский вынужден был большей частью общаться с людьми, размер мозга которых был довольно сомнительным, вследствие чего, чтобы слышать речь человека, равного себе по интеллекту, за многие годы у него выработалась привычка рассуждать вслух, иногда, правда, обращаясь к своим истуканоподобным телохранителям.
  - Но Толстый Джон тоже был самым благоразумным из перевозчиков, пока не потерял подряд три своих звездолёта. На какие только глупости не толкает человека отчаяние...
  Раневский встал.
  - Ну что ж, по крайней мере, сегодня мы избавились от двух дурачков, - хохотнул он, выходя из-за стола. - Если хочешь знать, - обратился он снова к телохранителю, направляясь к задней двери, - в этой жизни особенно трудно избавиться именно от дураков, а лучший способ избавиться от двух дураков сразу - это поручить их друг другу...
  
  
  .... третья часть еще отсутствует .....
  
  
IV
   Сигнал тревоги разбудил экипаж среди ночи. Сэм пробудился не столько от сирены, сколько от ругательств Фила.
   - Если это опять учебная тревога, я оторву кэпу задницу и заставлю самого же съесть! - пообещал он, когда они уже выходили из каюты.
   В переходном коридоре к ним присоединился бортстрелок Брестон, тоже злой дальше некуда, и они все втроём, тяжело топая магнитными ботинками, ввалились в командную рубку.
   Капитан был на своём месте.
   - Мы явились, сэр, - буркнул Брестон; его тон не предвещал ничего хорошего.
   - Нестор - технические характеристики объекта, следующего за нами по левому борту, - едва удостоив их взглядом, скомандовал Спайс. - Равчик - команда по местам стоять.
   Сэм даже сам удивился насколько быстро он пристегнулся в своём кресле и его пальцы уже забегали по пульту.
   - Это не учебная тревога? - потерянно поинтересовался Брестон, отключая магниты своих ботинок и занимая своё место.
   Капитан обернулся.
   - Лучше бы это была учебная тревога.
   - Ну, может быть, все не так плохо, сэр, - отозвался штурман, в то время как его руки с лихорадочной быстротой порхали над пультом.
   Спайс усмехнулся: в этом районе космоса можно было встретить только специально курсировавшие пиратские суда, поджидающие контрабандистов, прекрасно знающие, что их владельцы вряд ли будут жаловаться властям.
   - Все по местам, сэр! - доложил Сэм.
   - Равчик - всем: полная боевая готовность, - отозвался капитан.
   - Параметры объекта на вашем дисплее, сэр, - доложил Фил. - Боюсь, вы были правы, сэр, мы крепко влипли.
   Спайс взглянул на данные: преследовавший их корабль превосходил их как по вооружению, так и по скорости. Нечего было и думать про то, чтобы оказать хотя бы даже маломальское сопротивление или попытаться удрать. Спайс поднял глаза на астролокатор: противник потихоньку приближался.
   - Корабль к бою, капитан? - спросил Брестон: он единственный сидел без дела.
   - Брестон: нет.
  Руки бортстрелка замерли над пультом.
  - Но, сэр, почему?
  Капитан не отвечал.
  - Сэр? - Брестон начинал раздражаться.
  - Брестон, не засоряйте эфир.
  Тогда бортстрелок отбросил наушники и, вскочив со своего места, заорал:
  - В этом районе, сэр,- в это обращение Брестон вложил все свое презрение, на какое только был способен, - на хвосте могут сидеть только пираты! Надо готовить корабль к бою!
  Спайс вздохнул: придется дать объяснения своему приказу. Это было непривычно, но необходимо. По царящей в наушниках тишине было понятно, что весь экипаж с интересом следит за разговором.
  - Наше приготовление к бою может спровоцировать нападение. Брестон: параметры противника на вашем дисплее - мы можем оказать сколько-нибудь серьезное сопротивление?
  Брестон сел и несколько мгновений изучал данные.
  - Нет, сэр, - глухо ответил он.
  - Брестон, два наряда после боя.
  - Если кто-нибудь выживет... - тихо добавил штурман.
  - Брестон, Равчик - заминировать баклюк, устроить ловушки и мины по всему проходу от люка до рубки для создания видимости сопротивления и забаррикадировать, использовать весь, я повторяю - весь - имеющийся в наличии арсенал. Фил, выдать все необходимое, раздать всем оружие. Пилстон, передать управление машинами в рубку. Пилстон, Бенс - подготовить надирлюк к выходу в космос, приготовить все автономные скафандры и лазерные резаки. Из личных вещей брать только самое необходимое. Всем на выполнение полчаса, после чего приготовиться к абордажу неприятеля через нижний люк.
  - Абордаж? - вразнобой воскликнуло сразу несколько голосов.
  - У кого-то есть предложения получше? - холодно поинтересовался капитан.
  - Нет, сэр! Все будет сделано, сэр! - ответил за всех бортстрелок, поднимаясь. - Чтоб я сдох, - заявил он в коридоре Филу и Сэму, - мне начинает нравиться этот капитан.
  - На абордаж пиратов, - пробормотал Фил, - это же безумие!
  - Это лучше, чем ждать, пока нас поджарят.
  Штурман вздохнул и зашагал быстрее.
  Спайс взглянул на астролокатор: через полчаса пират будет на расстоянии абордажного боя - и принялся за работу. В первую очередь он подготовил для исполнения в программе управления кораблем запись действий одной из учебных тревог, включающая переговоры экипажа. Затем он очистил бортовой журнал, который все равно, кстати говоря, был в заброшенном состоянии, и, скорее, только вносил путаницу, чем проливал свет на происходящее на судне.
   Управившись, Спайс обратился к экипажу:
  - Как продвигается минирование?
  - Все отлично, сэр,- тяжело дыша отозвался бортстрелок.- Мы уже в главном коридоре.
  - Фил, Равчик: продолжайте, Брестон - в рубку. Пилстон, как у вас?
  - Все давно готово, сэр.
  - Пилстон: почему не доложил сразу?
  - Забыл, сэр,- ответствовал тот: как Спайс не старался, свободные контрабандисты желали и дальше оставаться как можно свободными.
  - Пилстон, Бенс: отключить систему безопасности нижнего шлюза, готовность номер один к выходу в открытый космос.
  - Есть.
  - Командир? - в рубку вошел бортстрелок.
  - Брестон, займи свое место. Нужно снять два датчика с брюха неприятеля и, если возможно, подпортить ему надирлюк.
  - Есть! - весело отозвался бортстрелок со своего места. - Все отлично придумано, сэр, но почему вы думаете, что пират подойдет именно с бакборта?
  Спайс взглянул на астролокатор и вместо ответа объявил:
  - Разворот!
  И крутанул штурвал. Судно развернулось почти на 180 градусов, Спайс переключил двигатели на полную мощность, и судно, набирая скорость, понеслось прямо на неприятеля.
  - Теперь все понятно, сэр! - откликнулся бортстрелок.
  - Брестон: корабль к бою!
  - Есть!- Пушечные порты ушли в сторону, и из своих гнезд выскользнули лазерные пушки.
  - Фил, Равчик: на нижнюю палубу,- продолжал командир, не отрывая глаз от увеличивающейся точки неприятеля на мониторе, - готовность номер один к выходу в открытый космос. Пилстон, Бенс: разогреть резаки.
  Изображение пиратского корабля на мониторе внешнего обзора постепенно увеличивалось. Без единого выстрела суда неслись навстречу друг другу: противники шли на абордаж. Спайс застыл, не отрывая глаз от информационного монитора и держа руки на клавишах пульта управления. На расстоянии ближнего лазерного боя противник начал снижать скорость и открыл прицельный огонь. Корабль затрясся от разрывов.
  Спайс же, не снижая скорости, стал заходить на врага левым бортом так, чтобы оставить свою нижнюю палубу с одной стороны с нижней палубой противника.
  Пират уже почти остановился, и, когда Спайс поравнялся с ним, оба выстрелили абордажными кошками с тросами, которые, с грохотом вонзившись в обшивку визави, намертво сцепили оба судна, завертевшиеся вокруг общего центра тяжести. Спайс выключил двигатели и отстегнул концы своих гарпунов
  Бортстрелок выругался и стащил с себя шлем:
  - Командир, все наши пушки подавили. Но датчики я подбил.
  Спайс, кивнув, оттолкнулся от своего кресла и повис в невесомости:
  - Пошли.
  Брестон отстегнул ремни и поднялся.
  - Надо было рубку заминировать, - пробормотал он, когда они летели по коридору, задраивая за собой все межотсековые люки.
  Выйдя к нижнему шлюзу, Спайс и Брестон, включив магнитные ботинки, бросились к своим скафандрам; остальные, помогали им.
  - Открыть шлюзовой люк, - сразу же скомандовал Спайс и продолжал, влезая в скафандр: - Будем выходить в аварийном режиме, без шлюза. Брестон, тебе удалось подпортить надирлюк неприятеля?
  - Я почти вырезал его, командир.
  - Пилстон, Бенс: с резаками вскроете надирлюк. Затем, Пилстон, в шлюзе сделаешь дыру в сторону щитка управления. Я отключу систему безопасности и мы войдём на нижнюю палубу неприятеля.
  - Думаете, нас не заметят? - с надеждой спросил Фил.
  - Мы проникнем внутрь, когда пираты уже начнут абордаж. Кто-нибудь раньше летал на таком же судне, как наш неприятель?
  - Я летал, - без особого энтузиазма заявил Фил после секундной паузы.
  - Фил, с Пилстоном и Бенсом пойдёте в машинное отделение и, захватив его, запрётесь там. На машинах могут быть от силы два человека. Брестон, Равчик и я пойдем в рубку по правому борту. Все ясно?
  - Да, сэр, - вразнобой, но твёрдо ответил экипаж.
  - С этого момента ни слова в эфир, - закрепляя гермошлем, продолжал Спайс. - Бластерами пользоваться только в крайнем случае - на судне неприятеля в отличие от нашего есть противолазерные датчики. Соблюдать полное радиомолчание. Фил, я сам свяжусь с тобой по корабельной связи.
  - А если нет?
  Командир остановил взгляд на штурмане.
  - Тогда встретимся на урановых копях на Челдере, - сказал он и, закрепив бластер в кобуре, скомандовал: - Всем держаться! Пилстон - люк!
  Все попрочнее ухватились за поручни, и бортмеханик нажал клавишу на аварийном щитке. Надир-люк стал медленно отходить в сторону. В образовавшуюся щель, коротко свистнув, устремился воздух. Спайсу сразу стало холодно - его скафандр еще не успел прогреться. Он махнул рукой, и Пилстон и Бенс с резаками наперевес первыми двинулись к выходу, волоча за собой кабели.
  Нижний люк редко используется, он слишком мал для каких-либо практических целей - его шлюз рассчитан только на одного человека, и приходилось выходить по очереди. Пожалуй, его существование оправдывало только то, что это единственный люк на нижнем борту - или надирборте - звездолёта. Впрочем, нижний борт становился по-настоящему нижним только при посадке корабля - он имел шасси для приземления.
  Спайс с командой по одному выбрались по тесному шлюзу в открытый космос и с помощью скоб на корпусе судов перебрались к надирлюку противника. Пилстон и Бенс, закрепившись карабинами, лазерными резаками вспороли брюхо пиратского судна. Брестону действительно почти удалось вырезать по контуру надирлюк пирата: он чуть оттопыривался как крышка консервной банки, поэтому долго возиться не пришлось, и через минуту командир и Пилстон протиснулись внутрь - шлюз у неприятеля как у корабля большего класса был попросторнее. Спайс указал Пилстону, где резать, жестом пояснив ему толщину обшивки, и Пилстон, кое-как развернув в тесноте резак, принялся за дело.
  Через пару минут в шлюзе корабля красовалась довольно приличная дыра. Пилстон, весь мокрый от пота, вытолкал в открытый космос лазерный резак и, высунувшись наружу, махнул командиру.
  Спайс пробрался в шлюзовую камеру и, достав из нарукавного кармана нож, углубился в дебри проводов, открывшиеся в вырезанной Пилстоном дыре.
  Вскоре он выделил из общего числа несколько проводов и вытянул их по мере возможности наружу, но резать однако ж не стал. Пилстон, наблюдавший за действиями командира, вопросительно ткнул Спайса в бок, как бы спрашивая, в чём дело. Спайс лишь предостерегающе поднял руку.
  Через несколько секунд корабль ощутимо вздрогнул: это пираты рванули шлюз их судна, чтобы проникнуть внутрь. Этого-то и ждал Спайс: теперь всё внимание пиратов будет обращено туда. И, перерезав провода, два из них он замкнул.
  Люк, ведущий на нижнюю палубу, стал медленно открываться, оттуда сразу же показались еле заметные клубы воздуха. Людей напором чуть не вынесло наружу. Пилстон первым протиснулся внутрь едва люк открылся наполовину, за ним последовали и остальные.
  Когда все оказались внутри, Спайс разомкнул провода, и люк закрылся. Тревожный красный индикатор на панели сменился умиротворенным зелёным. Командир удовлетворенно хмыкнул: если специально не обращать внимание на состояние нижнего люка, то, находясь, в командной рубке происходящее можно оценить как аварийную разгерметизацию нижнего предшлюзового отсека.
  Из отсека вели дальше два люка: один к левому борту, другой к правому. К последнему, и направилась абордажная команда с бластерами наизготовку. Люк открылся не сразу, а через несколько секунд, когда давление воздуха в отсеке окончательно нормализовалось, и контрабандисты оказались на штирборте нижней палубы. Здесь они разделились: Фил, Пилстон и Бенс направились в сторону кормы, в машинное отделение, остальные во главе с командиром - к носовому межпалубному трапу.
  Через минуту контрабандисты были уже на средней палубе. Здесь они включили магнитные ботинки и, тяжело топая, вошли в центральный отсек. Оказавшийся в отсеке пират не успел даже толком удивиться - его тотчас отключили ударом по голове. Уже отсюда контрабандисты ворвались в командную рубку. В рубке находилось три человека; насколько мог судить Спайс, это были капитан, штурман и бортстрелок. Место помощника штурмана пустовало.
  - Всем - ни с места! - Спайс сразу же бросился к капитанскому креслу и ударом рукояти бластера вырубил хозяина.
  Брестон, недолго думая, то же самое проделал с бортстрелком, Равчик же с наставленным бластером позволил штурману самому отстегнуться от кресла и с поднятыми руками отойти к стенке.
  - Равчик, всех связать, - бросил Равчику Спайс, отцепив капитана от его кресла - тот неподвижно повис в рубке - и пробегаясь по клавишам пульта управления.
  - Пароль к бортовому компьютеру? - обратился к неприятельскому штурману: он единственный был в сознании.
  - Поцелуй меня в задницу! - мрачно ответил тот.
  Равчик, дотянувшись, наотмашь ударил строптивого пленника бластером.
  - В противном случае я прикажу отстрелить вам яйца, - заметил Спайс.
  Бортстрелок для пущей достоверности сунул дуло бластера пленнику в причинное место.
  Несколько секунд боли перевесили чашу весов в пользу сохранности жизненно важных органов, и пленник назвал пароль.
  Первым делом Спайс отстегнул концы гарпунов пиратского судна, заблокировал все люки и шлюзы на корабле, затем связался с машинным отделением: - Фил, как у вас?
  - Порядок, командир! - послышался в ответ радостный голос штурмана.
  - Машины - полный вперёд! - скомандовал Спайс.
  Пиратский корабль рванул вперёд, отцепляясь от своего визави; всех в рубке, ибо никто не был полностью пристёгнут, потянуло к задней стенке.
  - Брестон, корабль к бою! - скомандовал Спайс и чуть погодя: - Машины - стоп!
  Спайс развернул судно так, что их прежний корабль стал на траверсе, и затем снова обернулся к пленнику:
  - Сколько человек оставалось на борту во время абордажа?
  - Шесть.
  - Где ещё двое?
  - Один в машинном, другой в бакшлюзе, - ответил пленник и добавил: - Чтоб вам всем сдохнуть...
  - Когда-нибудь обязательно, - пообещал Спайс, но его слова заглушил отборный космический мат по внешней связи. 'Добрались до рубки нашего корыта' - догадался Спайс и пересел в кресло штурмана.
  - 'Грегори' вызывает 'Звезду', - Спайс включил внешнюю связь на передачу. - 'Грегори' вызывает 'Звезду'. Прием.
  - Кто это, раздери мою задницу? - послышалось в ответ через некоторое время.
  - Говорит новый командир 'Грегори', - ответствовал Спайс.
  - Что происходит?! Что за задница на мостике?! Где капитан?!
  Спайс приглушил звук внешней связи и скомандовал Брестону:
  - Выстрел под бушприт неприятеля.
  - На носу неприятельского судна вспыхнул еле заметный в космосе разрыв. Голоса по внешней связи сразу заткнулись.
  - Надеюсь, теперь всё понятно, господа, - продолжал Спайс. - Ваше судно захвачено. Не мне вам говорить о бесполезности сопротивления - у 'Звезды' подбиты все пушки. Но она еще на ходу и вы можете на ней добраться до любой точки в радиусе двух недель полёта. Через несколько минут к вам направится шлюпка с вашим капитаном. Так что будьте благоразумны.
  Спайс выключил внешнюю связь и повернулся к своим:
  - Сейчас все люки и шлюзы на судне заблокированы. Теперь нужно прочесать корабль отсек за отсеком. Равчик, Брестон, начиная отсюда весь средний дек; Фил, Бенс - нижний дек. Потом вместе - верхнюю палубу. По мере вашего продвижения я буду открывать люки.
  - - Остался же только один человек в бакшлюзе, зачем осматривать весь корабль, - попробовал возразить- Брестон, но строгий взгляд командира заставил его умолкнуть и молча взять наизготовку бластер.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"